Электронная библиотека


Агеев Александр Иванович
Беседы


К.В. Фролов — Возвращение к истинным целям

Беседа с академиком Константином Васильевичем Фроловым.
«Экономические стратегии», 2000, № 1, стр. 06–10

Этот человек из тех, кого принято считать интеллектуальной элитой не только России, но и всего мира.

Фролов Константин Васильевич — директор Института машиноведения им. А.А. Благонравова РАН, действительный член Российской академии наук, действительный член Российской академии сельскохозяйственных наук, Почетный президент Российской и Международной инженерных академий, иностранный член Академии наук Грузии, Академии наук Беларуси, Шведской академии технических наук, Национальной инженерной академии США, Королевской инженерной академии Великобритании, Сербской академии наук и искусств, Норвежской академии технических наук, почетный доктор Краковской горнометаллургической академии (Польша), Мадридского политехнического университета (Испания), Тяньджинского политехнического университета (Китай), Флоридского университета (США), Венского университета (Австрия) и других. В мировом научном сообществе его имя связано с разработкой целого направления в области эргономики и биомеханики, с решением актуальных проблем науки о машинах. Основополагающие работы выполнены по динамике машин, теории вибромашин и вибротехнологий. Выполнил фундаментальные исследования в области биомеханики. Применительно к системам «человек-машина-среда» разработал научные основы нормирования вибрационных и шумовых воздействий на человека-оператора, что имеет принципиальное значение для машин вибрационного принципа действия. Эти научные результаты широко используются при создании образцов специальной техники в судостроении, авиации, атомном и ракетно-космическом машиностроении. Академик Фролов К.В. — автор более 400 научных работ, в том числе 12 монографий. Является научным руководителем Международной ассоциации «Надежность машин и конструкций». Главный редактор 40-томного издания энциклопедии «Машиностроение».

С академиком К.В.Фроловым беседует главный редактор журнала "Экономические Стратегии" (ЭС) А.И.Агеев.


— Константин Васильевич, мы встречаемся с Вами не в первый раз, и я заметил, что в наших беседах часто обсуждается тема, актуальность которой никто не решится оспаривать — век грядущий и Россия. Мы согласились, что индустриальный этап развития России заканчивается не лучшим образом. По сути, Россия не смогла воспользоваться преимуществами этого глобального процесса, что только увеличило ее отставание от развитых стран мира. Чтобы сохранить себя в технологическом авангарде цивилизации, необходимо сегодня определить приоритетные задачи и направления развития с учетом запросов, по крайней мере, 2050 года. В противном случае есть опасность разминуться с новой технологической эпохой. В такой ситуации необходимо осторожное, взвешенное отношение к целеполаганию в области экономических стратегий на макроуровне. Возникает вопрос: с учетом перспективы 2050 года как выглядят угрозы, вызовы, возникающие на пути развития России в ближайшие 50 лет? Будет ли Россия вообще способна ответить на эти угрозы? Вопрос весьма актуален. Угрозы и вызовы, которые определят старт XXI века, очевидны уже сегодня. Каково Ваше видение их, а также места России и ее технологий с учетом этой перспективы? Можно несколько упростить задачу, если вести речь о перспективах 2020 года.

— Такая постановка вопроса правильна и своевременна. Для России было бы важно в обсуждаемый отрезок времени оказаться просто в состоянии принимать участие в решении проблем, возникающих с наступлением новой технологической эры. Реалистичный взгляд заставляет признать: темпы развития России сегодня таковы, что мы вынуждены будем отойти в сторону. Многое заведомо будет решаться без нашего участия. В лучшем случае нам придется пользоваться чужими рекомендациями, в худшем — жить в условиях диктата, довольствуясь указаниями, что нам делать и как. Разговор о 2050 или 2020 годе имеет смысл тогда, когда в результате мы определяем сегодняшнюю программу действий. Необходимо знать, что делать сегодня, чтобы в 2050 году больше не спрашивать «что делать?», а делать. Эта бифуркационная точка находится, таким образом, не там — далеко, а здесь — очень близко. Ближайшие 2–3 года станут решающими для России XXI века.

— Интересно, что в 1991 году было много разговоров, что нам осталось 2–3 года — не больше, затем подобное повторилось в 1995 году. Но мы живем до сих пор.

— Этому есть простое объяснение. Тогда еще был в силе инерционный механизм действия экономики, человеческих потенциалов, государственности, структуры управления. Но сейчас многое изменилось, в том числе среда, реально воспроизводящая кадры, а также материальная и духовная сфера. Можно сказать, что среда «иссушена». Практически нет оснований надеяться на какие-либо инерционные действия. Многие из моих учеников, к сожалению, лишены возможности использовать свой человеческий, интеллектуальный потенциал. Сегодня, конечно, есть весьма активно работающая элитная часть общества, с одной стороны, как и отторгнутая от всякой деятельности огромная масса людей — с другой.

— Среда «иссушена»? Иссушилась или все-таки «иссушена»?

— Речь идет о двух оттенках этого словоупотребления. Когда земля иссыхает, люди теряют надежду на ней что-то вырастить и увеличивают скорость иссушения. Наши иллюзии об активности общества разрушаются простым соображением: 200-500-процентная сверхактивность одной тысячной процента общества не в состоянии дать обществу столько, сколько дает каждодневная работа большинства активного населения.

— Тогда какие параметры все-таки будут определять жизнеспособность общества в XXI веке, и по каким из них мы испытываем сегодня наибольшую уязвимость?

— Наша уязвимость становится очевидной, когда мы навязчиво пытаемся присоединиться к мировому сообществу. Мы стремимся, например, присоединиться к Большой Семерке. С одной стороны, это похвально. Но у России должен быть свой путь и реалистичная оценка своих возможностей, в том числе в этом сообществе.

— Другими словами, встает вопрос об адекватности самооценки. Если сейчас самооценка завышена, то какой практический смысл в самооценке адекватной? Да, мы в этом мире семидесятые — что из этого следует?

— Следствие одно: без включения других механизмов нашей жизни, которые неоднократно проверялись в отечественной истории, мы не можем вернуть России какими-то новыми путями достойные ее позиции. Если миллионы людей лишены возможности иметь работу, не в состоянии создавать ежегодно, ежемесячно, ежедневно какой-то духовный и материальный продукт, тогда отсутствуют любые основания для оптимистических размышлений. Тогда всякие слова о реформировании, о реструктуризации не имеют значения. Человек рожден работать — вот в чем дело. Только труд создает основу жизни. Без труда ничего другого быть не может. Трудиться обязан каждый. Зная это, мы начинаем регулировать безработицу, регулировать занятость, то есть ставим перед собой бесперспективные цели. Регулировать безработицу и занятость можно тогда, когда все работают. Когда почти все не работают, регулировать и реформировать нечего.

Созданный колоссальный экономический потенциал страны, ставящий перед собой задачу загрузить всех и вся работой, оказался не по силам самому государству. Но государство «надорвалось» по той простой причине, что создало структуру, конечный продукт которой может быть востребован только при определенных политических условиях. Изменилась политика (или ее изменили) — и конечный продукт уже не востребован. Соответственно, он не сформируется как продукт проданный, что и влечет за собой комплекс проблем, в том числе и невыплату зарплаты. Нельзя заплатить за то, что невозможно продать. В этом одно из важнейших правил рыночной экономики.

— Значит, речь идет о псевдотруде, псевдодеятельности?

— Скорее о псевдоцелях. Деятельность была нормальной, пока политические цели государства и его руководства были определены и совпадали. Целью может быть занятие своего места в мире. Цель занять особое место в мире — это псевдоцель. Она не отражает внутренней ментальности россиянина, который никогда не стремился к завоеванию других государств. Ему было достаточно того пространства, в котором он находился. Вокруг территории бывшего Союза были созданы колоссальные группировки и блоки. История показывает, что ни одно нормальное государство не может ставить псевдоцель и реально и навсегда достигать ее. Ведь это неизбежно сопровождается множеством сложных проблем. Миллионы людей тогда оказываются за пределами страны. Их необходимо накормить, одеть, обеспечить соответствующую инфраструктуру. Самые богатые государства мира, и США в том числе, не могут позволить себе такой роскоши. Это определило биполярность мира на многие десятилетия. И это же создавало его устойчивость. С ходу решить проблему, как стать навсегда мировым лидером, субъектом одномерного мира, не удастся.

Вернуться к истинным целям — задача непростая. В нашей стране миллионы людей десятилетиями воспитывались в уверенности, что они работают на цели государства, цели общества. Мы сталкиваемся с проблемой не столько политической, сколько морально-этической. Десятилетиями мы верили, что мы можем все, и перешагнуть эту грань в собственном сознании очень тяжело. Необходим переход в новое качественное состояние — к системе, которая обеспечивает формирование политики, обращенной к человеку, обществу и государству. Необходимо понимание, что каждый человек и общество в целом создают себе тот мир, который должен быть материально, морально, культурно обеспечен. В этом может состоять и сила государства. Ранее наше государство справлялось с проблемой обеспечения мира человека, пока потребности были минимальны. Но когда по разным причинам люди поняли, что их потребности значительно выше, и это нормально, образовался провал. Сделать человека и общество главной ценностью — для России это задача ближайших десятилетий. Важно не ограничиться декларацией. Пока в реальной жизни, в политике, экономике эта задача не учитывается, и это влечет за собой новые проблемы. «Перестройка», «реструктуризация» — все остается словами, пока нет гибких, реальных механизмов, осуществляющих структурный переход к совершенно новым производственным и общественным образованиям. Человеку необходимо внутреннее осознание того, что он обязан жить лучше, причем с наполнением понятия «жить лучше» реальным содержанием жизни всего общества и государства.

Неправильные целевые установки государства примитивизируют наши представления о самой жизни. В реализации своих целей мы поднялись настолько высоко, что создали ракетные комплексы, стали способны выводить сотни тонн груза на орбиту Земли. Но, скажем, в легкой или пищевой промышленности сохранились технологии начала века. Эти разрывы составляют все больший временной лаг. Ликвидация этих разрывов возможна на путях высоких технологий, в том числе развитых в оборонном комплексе. В будущем в цивилизованных странах сама проблема помыть, накормить, одеть должна отсутствовать. Общество будет находиться в совершенно ином качественном состоянии, и люди будут решать совершенно качественно иные задачи.

Сахаров говорил об этом еще лет 30 назад, и в этом есть некий парадокс. Он посвящал себя созданию ядерного щита, но один из первых ясно сказал, что в обществе что-то не так. Надо менять сами общественные приоритеты. Но если Сахаров пошел на политический конфликт, то другие представители его поколения продолжали работать на задачу укрепления оборонной мощи.

То, что я говорил, не означат отмену приоритетности задач политических или задач укрепления обороноспособности. Речь о другом: необходимо признание главного приоритета государства — гармоничного развития человека и общества. А вместе с этим будут решаться и другие приоритетные задачи, в том числе обеспечение безопасности и обороноспособности страны. В моем понимании важными критериями цивилизованности являются следующие: человек имеет неограниченные возможности духовного развития, право на труд, на адекватную оплату труда, на отдых, на образование. Признаемся, многое из этого списка у нас и было.

Само по себе право на труд — это декларация. Наполнение декларации реальным содержанием — дело государства, оно должно создать соответствующие условия. Чтобы предоставить всем возможность реализовать свое право на труд, государство должно изучать потребности в рабочей силе, мощности, развивать рынок труда и так далее. Возможность реализации права на труд напрямую связана с адекватностью, продуманностью промышленной политики. Например, в сфере, которой Вы занимаетесь, пик расцвета, могущества, кадрового и проектного наполнения пришелся на середину 80-х. Сегодня мы фиксируем падение производства по многим отраслям — на 80–90 %. Особенно это относится к оборонной промышленности.

После развала двухполярного мира структура промышленного потенциала высоко развитых капиталистических стран практически не изменилась. Хотя при взгляде на бюджет США возникает вопрос: казалось бы, зачем им сейчас, с окончанием противостояния с Союзом ежегодно вкладывать 300 миллиардов долларов в вооружение? Подумаем о том, что жизнь в современном мире и желание достичь указанных выше псевдоцелей, видимо, заставляет нести подобные расходы. Наша стратегическая недальновидность проявилась именно в том, что мы не смогли воспользоваться ради интересов государства теми аргументами, которые подарила ему наша тяжелая, жестокая жизнь. У нас было то, чему завидовал весь мир. Мы сами это сломали и рассчитываем, что за это нас кто-то станет уважать.

Мне кажется, это не столько ошибка политиков, сколько наша общая ошибка. Желание срочно стать богатой и счастливой страной было непреодолимо. Изначальный потенциал России несоизмеримо выше, чем потенциал любого другого государства. Сознание этого факта присутствует как внутри нации, так и у руководителей нации. Но, к сожалению, одновременно это сознание позволяет нашим людям не ощущать остроты перехода в новое качественное состояние. Само собой полагается, что страна выдержит, а ресурсы неограниченны. Такая внутренняя самоуспокоенность не позволяет осуществить необходимую для прорыва концентрацию сил и средств. Пример Японии: никаких ресурсов, островное государство, а вершит великие дела. Есть определенная культура и умение быстро мобилизоваться, причем на уровне всей нации, что делает органичным прорыв в новое качественное состояние. В Германии — сходные условия прорыва. Ведь у нас, в принципе, можно было бы найти идею, способную объединить людей для прорыва.

— Есть возможность сформулировать ее уже сегодня?

— Сама идея настолько проста и одновременно сложна, что вряд ли может быть выражена достаточно кратко. Суть идеи связана, прежде всего, с жизнью самих людей.

Я абсолютно убежден, что одним из принципов современной России должна быть идея ее постоянной тройной опоры на человека, общество и государство.

— Как Китай?

— Китай — вряд ли: другое пространство, концентрация, история.

— Но тогда интеграция в Европу превращается в задачу тридцатой степени важности?

— Разумеется, не первой. Россия должна жить так, чтобы к ней стремились, захотели прийти, а не она к Европе. Это и есть Россия — ее самобытность и собственный путь. Стратегической ошибкой является также распространенное обоснование каких-то действий нежеланием вернуться назад. Реально же сейчас мы рискуем вернуться на 100 и более лет назад. В технологическом отношении мы в некоторых отраслях по-прежнему опережаем мир, несмотря на общий развал. Все-таки технология имеет некоторую инерционность. Умело использовать свой колоссальный потенциал — вот задача переходного периода. На уровне технологий мы можем равноправно разговаривать с любой страной, в том числе с США, и они это понимают. Просчет не использовать свои преимущества в национальных интересах. Вместе с этим, прорыв, о котором мы ведем речь, подспудно готовится. Важна адекватная самооценка и концентрация усилий.

— Не так давно я встречался с князем Васильчиковым, который, на свой манер, образно высказал следующую мысль: Россия должна искать свои ниши и их занимать. Как Вы думаете, о каких «нишах» идет речь? В чем Россия имеет реальные шансы технологического прорыва?

— Ниша — это то, что уже кем-то создано. А нам не надо использовать готовые ниши. Россия всегда была способна творить чудеса. Даже сегодня создаются шедевры, возводятся церкви, многое возрождается или вновь обретается. Вспомним, как из руин восстанавливался после войны Петергоф. Сегодня в машиностроении в России существуют такие направления, которые Западу пока просто недоступны. Все это сочетается с безоглядным шапкозакидательством — чисто русская, даже славянская особенность… Но интеллект в России был всегда: прикладная и теоретическая математика, механика, физика, химия. Все-таки во многих видах искусства, спорта, науки Россия держит первенство — неважно, кто конкретно представляет это направление. В России есть великолепная интеллектуальная традиция. Другое дело, что нет необходимой среды для реализации интеллектуальных достижений. Говорить сейчас о том, что Россия обязана лидировать по всем направлениям в мире, неправильно. Если действительно есть желание войти в мировое сообщество, зачем нам доказывать, что наш образ жизни лучше других? Не в этом дело. Он действительно другой. Надо так выстроить всю экономику, народное хозяйство, чтобы рабочие руки в стране были заняты реальным делом, полезным для всех. Нельзя просто продавать лес — это разорительно. Лучше из него сделать продаваемый продукт. Что бы мне ни говорили, мы умеем делать мебель. Ведь возможно избежать абсурдных ситуаций, когда чехи покупают лес, а мы покупаем их мебель из опилок. Нельзя просто торговать углем, нефтью, газом, металлами. К природным ресурсам России надо добавить наш ум и труд. И тогда возрастут и стоимость конечного продукта на мировом рынке, и благосостояние человека, общества и государства. Но сейчас кажется, что процветает русская особенность: гигантские природные запасы словно дают возможность людям быть ленивыми, а руководителям — бездарными. Не это настоящие качества России и русских. Потенциал России не исчерпан.

Видимо, именно в области организации, талантливого использования того, что нам уже дано, и должен состояться прорыв. При этом необходимо понимать, что Россия не может просто использовать готовую модель, сотворить свою жизнь по чужому образцу. Другими словами, актуально сломать уже сложившуюся традицию обоснования выбора стратегии развития, в основе которой все тот же бескомпромиссный вариант «или — или». Мы пытаемся следовать чужим идеалам и чужим целям. Настало время спросить себя: что же нам действительно нужно?

Сегодня нам нужно то, что было нужно в веках. Осознавать себя тысячелетней цивилизацией, жить своим умом и повседневным тяжким трудом, не строить свое счастье на несчастьях других, любить свою Родину и историю. Этого вполне достаточно.


Н.П. Шмелев — Европейский профиль России

Беседа с директором Института Европы Российской академии наук, профессором, членом-корреспондентом РАН Николаем Петровичем Шмелевым.
«Экономические стратегии», 2000, № 2, стр. 04–13

Внутренняя свобода и независимость взглядов Николая Петровича Шмелева неизменно вызывают интерес к его оценкам и размышлениям на разных этапах стремительного и парадоксального развития нашей страны. Он признан как ученый, эксперт, писатель. Николай Петрович Шмелев — директор Института Европы Российской академии наук, доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии наук, член Экономического совета при правительстве РФ. Он награжден медалью «За доблестный труд» и Орденом Почета. Автор и соавтор свыше 70 монографий и около 200 научных статей по мировой экономике и экономике России. Автор 10 книг художественной прозы — повестей «Пашкин Дом», «В полусне», «Спектакль в честь господина первого министра» и других.

Николай Петрович Шмелев отвечает на вопросы главного редактора журнала «Экономические стратегии» А.И. Агеева.


— Практический опыт реформ, оценка их результатов во многом изменили нас и наше отношение к возможным путям развития России. Есть ли изменения в Вашей позиции и взглядах, если учитывать время, прошедшее после публикации статьи «Авансы и долги»?

— Конечно, есть. Да их и не может не быть. В 1987 году я полагался на инстинкты самосохранения правящей партии, на здравый смысл ее руководителей, особенно высшего звена. И я полагался на высокий моральный уровень, профессионализм, творческое воображение и опять-таки здравый смысл «демократического крыла» нашего тогдашнего общества. Мне казалось в те годы, что вот-вот во главе России вместе с Михаилом Горбачевым встанут люди типа Андрея Сахарова и Александра Солженицына, и все у нас тогда станет хорошо. А оказалось… А оказалось, что, во-первых, большевики в массе своей настолько зажирели, настолько утратили всякую способность думать и всякие инстинкты самосохранения, а, во-вторых, так называемые «демократы» проявили такую невероятную безответственность, жестокость и алчность, что к концу 1991 года все мои надежды на что-то разумное, щадящее для России сами собой рассыпались в прах. Кто-то, помню, пустил в то время шутку: «одна шпана сменить другую спешит, дав воле полчаса». Горькой, но, надо признать, во многом справедливой была та шутка.

— Конец столетия неизбежно связан с подведением каких-либо итогов. XX век стал для России прогрессом или регрессом? В целом, а также в отдельных сферах — сфере духовного развития, развития личности, в сфере технологии и так далее. Возможно ли, чтобы прогресс в одной сфере компенсировал регресс общества в какой-либо другой?

— С моей точки зрения, в целом XX век для Росии стал веком регресса, а не прогресса. Я не верю в обязательность, в неотвратимость человеческого прогресса во всех областях и для всех без исключения стран. Можно сослаться, к примеру, на искусство и литературу: всеобщий регресс и вырождение человечества в этих областях, по-моему, очевиден сегодня для всех. Или, например, на такие всемирные теперь явления, как терроризм, наркотики, организованный криминал, обесценение отдельной человеческой жизни, рост жестокости и прочее.

Что же касается России как страны, как некой своеобразной цивилизации, то о каком прогрессе можно говорить, если всего за один век Россия выдержала шесть революций, восемь войн и бессчетное число чуть не поголовных голодовок? В самом деле: революция 1905 года, две революции 1917 года, коллективизация и раскулачивание 1929–1933 годов, массовый революционный террор 1937–1938 годов, (куда там Робеспьер с его гильотиной!) и, наконец, нынешняя революция, правда, с другим уже знаком, но от этого ничуть не менее болезненная, чем все предыдущие. И войны: японская, Первая мировая, гражданская, польская, финская, Великая Отечественная, афганская, а теперь и чеченская. Сколько же российского народу было перебито за все эти революции и войны! И все это был лучший народ, цвет нации, цвет страны. И сейчас мы живем, грубо говоря, на охвостье, на том, что осталось от этого лучшего, а остался, по всем законам природы и общества, в лучшем случае третий сорт.

Сегодня уже вряд ли кто испугается признать, что Россия в XX веке целых 70 лет строила самоедскую экономику. И, боюсь, нам потребуется теперь не меньший срок, прежде чем удастся построить вместо этого что-то здоровое и жизнеспособное. А в других областях каковы итоги XX века? Причем итоги, в которых и не поймешь, кто больше виноват — большевики или сменившие их необольшевики — «реформаторы», обезумевшие от вседозволенности и собственной алчности: развал еще недавно единой и великой страны, кровь, бессилие, унижения, зависимость от внешних подачек, разграбление национальных активов и распад экономики, распад даже тех отраслей, где наши достижения в XX веке казались неоспоримыми — науки, образования, здравоохранения, культуры, высокотехнологичных производств. А еще — обнищание порядка 80 % населения, искусственно ускоренное, безжалостное вымирание стариков, миллионы бездомных, беспризорных и беженцев, невероятный размах коррупции и преступности и прочее, и прочее.

Нет, о прогрессе России в XX веке можно сегодня говорить только лишь с сугубо технократических позиций. Конечно, вместо конки мы сегодня ездим на метро и трамвае, а каждый четвертый-пятый россиянин уже сидит в собственном автомобиле, и у нас тоже теперь есть и компьютеры, и сотовые телефоны, и Интернет, и прочие подобные забавы. Но это все теперь и у бушменов в Африке есть. По-моему, если и можно говорить сегодня о прогрессе России, то не как об итоге XX века, а только как о надежде на XXI век. Но надежда, как известно, — это, прежде всего, вопрос веры, а не логики. Можно верить, а можно и нет.

— Вы — известный оппонент идеи особой миссии России. Сегодня часто повторяют мысль, что Россия может либо быть, либо не быть великой. Как Вы относитесь к этой идее?

— Да, я действительно убежден, что ни Бог, ни природа, ни сами люди не придумали для России никаких особых законов, которые могли бы оправдать еще бытующее в нашей стране мнение о некоей ее особой цивилизационной миссии. А если и есть в чем-то заметная «особость» России, то, на мой взгляд, это очень похоже на известную мысль Петра Чаадаева, которая в вольном изложении звучит примерно так: такое впечатление, что Господь Бог уполномочил Россию служить всему миру примером того, «как не надо», и она исправно свою эту должность на земле выполняет.

Но нельзя также не видеть, что за свою многовековую историю Россия являла далеко не только пример бестолковости и ложных устремлений. Россия защитила собой Европу от всесокрушающего натиска татаро-монгольских орд, она, в конечном счете, поставила пределы османской экспансии, о нее разбились бредовые мечты Наполеона и Гитлера о всемирной гегемонии, включая, между прочим, и такое воистину дьявольское порождение тоталитарной (к сожалению, тоже европейской) идеологии, как Холокост. И сегодня у меня лично складывается ощущение, что США и Западная Европа лелеют надежду канализировать набухающую, словно снежный ком, агрессию исламского фундаментализма в сторону России, где он, как это не раз уже случалось и раньше, в конце концов увязнет, иссякнет и потеряет всю свою разрушительную динамику.

Но, вновь подчеркну, Россия всегда была, есть и останется неотъемлемой частью Европы, европейской цивилизации, европейской культуры. И те задачи, которые Европа и все другие ее цивилизационные ответвления в мире давно решили или решают сейчас, — это и наши, российские задачи. И они тем более наши, что в силу различных исторических обстоятельств, а то и просто по невезению, мы в этом отношении отстали от других высокоразвитых стран на десятилетия, а может быть, и на поколения.

Какие это задачи? На мой взгляд, это прежде всего строительство демократического федеративного государства и гражданского общества, становление социально-ориентированной рыночной экономики, освоение огромных природных и интеллектуальных ресурсов страны, создание материальных и духовных условий жизни, достойных человека.

Для решения этих задач никакого специального величия не нужно. Если понятие «великая Россия» означает ее неуязвимость перед возможным внешним врагом, то для этого достаточно сохранить в боеспособном состоянии наш ракетно-ядерный потенциал, а также обычные вооруженные силы, способные остановить любой возможный локальный конфликт. Во всем остальном «великая Россия» — это прежде всего Россия, которая ни в чем — ни в науке, ни в культуре, ни в уровне дохода на душу населения, ни в качестве жизни — не уступает другим цивилизованным странам. А это задача, которая решается в ходе целеустремленного конструктивного строительства во всех областях общественной жизни, а не путем каких-то мессианских поползновений.

— Политики, социологи, историки, публицисты — все, кто оценивает прошлое, настоящее и будущее России, оперируют понятием «российский менталитет», часто не раскрывая, что за этим стоит. Что такое в Вашем понимании «российский менталитет», «менталитет русского человека»? Его составляющие?

— Убежден, что «российский менталитет» — это в основе своей европейский, христианский менталитет. И каркас системы духовных ценностей, присущей российскому человеку, составляют те же самые десять библейских заповедей и Нагорная проповедь, которые определяли и определяют в конечном счете мировоззрение европейского человека, всей европейской цивилизации, где бы территориально на земле она сегодня ни располагалась.

Конечно, «российскому менталитету» присущи определенные особенности, которые я лично для себя объясняю больше всего просторами и малонаселенностью страны, постоянным внешним давлением на нее и изначальным господством в России византийской версии христианства, в которой основной упор всегда делался не на ответственность индивида, а на «соборную», коллективную ответственность людей перед Богом. Отсюда, думается, еще сохранившиеся, прежде всего в российской деревне, остатки «общинного» мировоззрения, «общинной» психологии, выражающейся, например, в отрицании частной собственности на землю (приусадебные клочки земли — не в счет) и стремлении все же сохранить давно уже со всей очевидностью обанкротившиеся коллективные формы хозяйства (преимущественно как своего рода социальную страховку). Во всем российском обществе и сегодня еще превалирует стремление к «социальной справедливости», понимаемой преимущественно в соответствии с известной булгаковской формулой «все взять да поделить».

Драматическая история России в XX веке породила к тому же новые психологические комплексы, в частности не только внешнее, за рубежом, но — что особенно печально — и внутреннее, собственное отношение к российскому человеку как к плохому, ленивому работнику, равнодушному, вороватому, лживому, зачастую спившемуся. Убежден, подобное отношение в высшей степени несправедливо: нельзя забывать, например, что уже 4–5 поколений россиян работают за нищенскую зарплату, в десятки, а то и в сотни раз меньшую, чем люди той же квалификации в нормальных цивилизованных странах. Неудивительно, что между российским человеком и российским работодателем в лице государства, а теперь и в лице предпринимателя давно уже сложился своеобразный конкордат: как вы нам платите, так мы вам и работаем. Уходящий век приучил также российского человека ни в чем не верить ни государству, ни бизнесу, ни общественным организациям, ни жизни вообще: обманут, предадут, ограбят, посадят, неизвестно ради чего погонят на убой и так далее. И новые времена для «человека с улицы» мало чем отличаются от прежних, советских: чем, например, такие «демократические» акции, как повальная конфискация всех сбережений населения в 1992 году, или скоропалительная дармовая приватизация и раздел общенародной собственности между «своими», или грабеж 17 августа 1998 года, по сути своей отличны от того, что творили большевики начиная с октября 1917 года?

Но вот что показательно: как только российский человек попадает в более или менее нормальную обстановку, перебравшись на постоянное место жительства куда-нибудь, скажем, в Германию или в США, он в массе своей мгновенно превращается в самого добропорядочного гражданина, трезвого, бережливого, доброго семьянина, надежного соседа, старательного, изобретательного работника, законопослушного налогоплательщика и так далее. Дело, значит, не в особой природе, особом менталитете российского человека: он не хуже, не глупее и не ленивее других. Дело в тех условиях, в которых его вынуждает пока жить окружающая его среда.

— На Ваш взгляд, претерпел ли русский менталитет какие-либо изменения за годы реформ? Эти изменения — в лучшую или худшую сторону?

— Очень нелегко ответить на этот вопрос однозначно. С одной стороны, за годы реформ, казалось бы, все силы зла, какие только были в людях, вырвались наружу. В последние советские десятилетия, когда уже почти прекратился прямой террор, эти силы как-то все же удерживались под спудом и подавлялись сверху мощью государства. Но с началом реформ государство само превратилось в главного преступника, отменив в обществе фактически всякую мораль и всякие государственные гарантии защиты людей от разрушительных, преступных общественных сил. Конфискации, поощряемое сверху разворовывание общественной собственности и госбюджета, хронические неплатежи по своим обязательствам, невыплаты зарплаты и пенсий, коррупция, криминальный беспредел, безвластие — все это сегодня пороки прежде всего именно государства. И все они свидетельствуют о том, что моральное состояние России, российского общества, ныне приблизилось к той опаснейшей черте, за которой возможен уже полный распад страны и ее исчезновение с географической карты мира.

Но, с другой стороны, нельзя не видеть, что за годы реформ российский человек впервые распробовал вкус свободы, что выросло уже целое дееспособное поколение, которое никаких других условий, кроме условий свободы, даже и не знает в своей жизни. Звучит, конечно, жестоко и цинично (вполне в духе, например, Анатолия Чубайса), но старшие поколения, выросшие в условиях несвободы и привыкшие больше полагаться на партию, на государство, на вождя, а не на себя, скоро сами собой вымрут. А у идущих за ними поколений уже сложился или складывается преимущественно иной менталитет — европейский менталитет свободного человека, индивида, который сам выбирает себе дорогу и сам строит свое счастье. Думаю, что лет эдак через 30–40, если не произойдет в мире ничего воистину катастрофического, российский менталитет станет в основном таким же, как во всех других цивилизованных странах. Только, вероятно, более молодым, более энергичным и устремленным в будущее, чем там, где европейская цивилизация уже успела несколько одряхлеть.

— Ваш нынешний взгляд: Россия все-таки — страна коллективистов, «общины», или индивидуалистов? Возможно, роковой просчет всех социальных и экономических построений по поводу России заключается именно в неверном понимании существа природы русской личности? Судя по царящей в обществе разобщенности, русский человек более склонен к индивидуализму?

— Меня, честно говоря, всегда настораживала постановка любого серьезного общественного вопроса в плоскости «или-или». Как правило, так в жизни не бывает: в жизни преимущественно действует принцип «и то, и то». И не просто одно «то» и другое «то», а вдобавок еще и множество иных всяких разнообразных «то».

Есть ли в российском обществе, в природе российского человека традиция коллективизма? Глупо было бы отрицать: безусловно, есть. Ощущается ли в российском человеке, особенно в последние десятилетия, «склонность к индивидуализму»? Конечно, ощущается, особенно в новых поколениях и особенно в наиболее подвижной части российского общества — в предпринимательской среде. Одних только «челноков», живущих лишь своей предприимчивостью (как тот волк, которого «ноги кормят»), сейчас в России, по оценкам, порядка 10 миллионов человек. Показательно также, что официально выплачиваемая на «родном предприятии», то есть «в коллективе», зарплата среднего работающего россиянина составляет сегодня около 35 % его ежегодных доходов. А где и как, позволительно спросить, этот «традиционный коллективист» добывает остальные 2/3 того, на что он и его семья живут?

Убежден, что истина в жизни чаще всего посередине: как и для любого другого здорового общества, для России тоже существует некий оптимум в соотношении индивидуализма и коллективизма, рыночных и внерыночных методов организации экономики и социальной жизни, самодеятельного и сугубо государственного подхода к решению насущных общественных проблем. В моем понимании, поиски такого оптимума и есть суть современной «европейской модели» общественного устройства, являющейся в основе своей, несомненно, социал-демократической моделью. И в России тоже нет никакого резона отрицать возможность и целесообразность сочетания, скажем, бесплатного и платного образования, бесплатного и платного здравоохранения, гарантированных государственных и накопительных пенсий, льготного и коммерческого жилья и так далее. Просто для наглядности укажу и на такой, к примеру, факт: в несоциалистических Соединенных Штатах государство гарантирует своим гражданам полную сохранность вклада до 100 тысяч долларов США в любом коммерческом банке и при любых обстоятельствах, а в нередко критикуемой за «родимые пятна социализма» России сквозь парламент уже несколько лет не может пройти закон об аналогичных гарантиях для вкладов всего лишь до 300 долларов США.

— Утверждение России в качестве великой державы, одного из основных игроков на мировой арене обеспечивает нашей стране более широкие возможности для завоевания мировых рынков, в том числе рынков вооружений, высокотехнологичной продукции, новых технологий и так далее. В этом рациональный смысл геополитической самореализации России. Ваш взгляд на эту проблему, согласны Вы с этим или нет?

— Во-первых, великой державы в каком смысле? В глобальном? На всю видимую историческую перспективу это, похоже, теперь нереально. В региональном? Реально, но, как представляется, в основном в пределах постсоветского пространства. В других регионах быть «основным игроком» у нас долго еще не будет ни сил, ни средств. Надо же все-таки трезво оценивать то, что произошло с Россией в 90-е годы, и наши нынешние возможности в сравнении с другими индустриальными и постиндустриальными странами. Немногим более 1 % — таков сегодня наш удельный вес в мире во всем: в производстве, торговле, обмене технологиями, движении финансовых ресурсов. За исключением, понятно, экспорта некоторых энергосырьевых ресурсов и торговли вооружением.

Роль же великой региональной державы и центра притяжения на постсоветском пространстве сегодня, думается, меньше всего зависит от каких-то геополитических маневров. Помимо исторического наследия, основных факторов будущего российского влияния здесь, по-видимому, три: собственный пример России в деле успешного продвижения экономических реформ и повышения жизненного уровня населения, свобода доступа стран-партнеров по СНГ на рынки друг друга, обеспечивающая выживание прежде всего уже сложившегося в этих странах экономического потенциала, наконец, взаимопомощь постсоветских государств, что вряд ли возможно в реальности без определенной дополнительной нагрузки на российский бюджет. Прогресс в развитии высокотехнологичных отраслей российской промышленности также во многом мог бы быть ориентирован на постсоветские рынки, где у некоторых из этих отраслей все же больше шансов на успех, чем на других остроконкурентных мировых рынках.

В моем представлении, вся геополитическая игра на постсоветском пространстве сводится сегодня преимущественно к следующему: что вперед — выход российской экономики из кризиса и начало ее быстрого подъема или пока весьма сомнительное, но возможное резкое обострение мировой ситуации на рынках нефти и газа, которое подтолкнет США и их союзников к активному освоению не на словах, а на деле ресурсов Каспийского региона? Однако сегодня, по крайней мере, дело выглядит таким образом, что действительная потребность мировых рынков в каспийских ресурсах вряд ли станет очень уж ощутимой раньше, чем через несколько десятилетий.

Мне лично кажется, что никакой особой геополитики нам сегодня не нужно. Нам нужна прежде всего и больше всего система обычных, общепринятых мер, направленных на всяческое стимулирование нашего выхода на мировые рынки. Это, конечно, борьба против дискриминации нашей продукции и недобросовестных методов конкуренции, включая политическое давление (например история с продажей российских криогенных двигателей Индии или попытки воспрепятствовать участию России в развитии атомной энергетики Ирана). Это государственное страхование и государственная дипломатическая, налоговая, кредитная и прочая поддержка российского экспорта, в особенности продукции высокотехнологичных отраслей, уже имеющих или постепенно завоевывающих солидную репутацию у наших зарубежных партнеров. Наконец, это (последние по счету, но первые по важности) все наши внутренние социально-экономические преобразования, направленные на резкий рост конкурентоспособности, качества и научно-технического уровня отечественной продукции. Не думаю, что мы на веки вечные обречены быть преимущественно лишь экспортерами товаров топливно-сырьевой группы: российская ядерная энергетика, авиакосмическая промышленность, производство современных вооружений и ряд других высокотехнологичных отраслей уже сегодня имеют весьма неплохие перспективы.

И для этого, думаю, вовсе не обязательно строить какие-то грандиозные геополитические конструкции вроде, например, треугольника Россия-Китай-Индия. Но вот радикально поднять общий уровень конкурентоспособности России, не только сохранить, но и дать новый толчок развитию научно-технического потенциала страны — это задача, не решив которую нечего и надеяться занять когда-нибудь достойное место во все более и более глобализируемой мировой экономике и на мировых рынках.

— Какая идея, на Ваш взгляд, способна реально и достаточно быстро сплотить российское общество? Пока складывается впечатление, что сплочение на основе позитивной идеи невозможно, а только — по «образу врага», чему мы стали свидетелями не так давно. Но для провозглашаемой Вами необходимости «строительства России» негативной идеи недостаточно. Что Вы об этом думаете?

— Все последние годы я продолжал настаивать на одном: за свою многовековую историю Россия перепробовала все, какие только можно было представить себе, национальные и, соответственно, тотальные по своему охвату идеи. До конца, по-моему, использован и фактор возможного врага: я лично не верю, что Россию можно сегодня всерьез и надолго сплотить на основе антиамериканизма, или антиевропеизма (включая традиционное недоверие к Германии), или «желтой опасности», или «исламского фундаментализма», или борьбы против какого-то внутреннего врага. По-моему убеждению, российский народ просто устал от тех невероятных масштабов крови и насилия, которое ему довелось испытать в XX веке. Конечно, и сегодня российский человек готов защищаться против врага (последняя чеченская компания это показала), но такая защита, как, думаю, сегодня понимают все, — это не то, на чем можно построить процветающее государство и нормальную человеческую жизнь.

Одного Россия не пробовала за свою долгую историю: идею обустройства, улучшения повседневной жизни отдельного человека, а вместе с ним — и жизни его предприятия, его деревни, его города, его региона, наконец, всей его страны. Иными словами, у нас еще невостребованной и неиспробованной оказалась идея (позитивная идея!) строительства, созидания, освоения наконец того, чем Россию так щедро наделили Бог, природа и наша история. Пусть мир живет, как он хочет, от любых угроз извне у нас есть ракетно-ядерный щит и мобильная дееспособная армия. Наше же дело — построить дом, школу, больницу, замостить дорогу, посадить дерево, починить штакетник, вырастить герань на подоконнике, вырастить детей, позаботиться об обездоленных, о стариках, помочь соседям и прочее, и прочее.

Допускаю, что в нынешней кризисной, конвульсивной обстановке все это звучит не очень впечатляюще. Но лично я никакой больше позитивной, конструктивной идеи для России не вижу. И, конечно, не дай Бог всем нам и в новом веке вновь впасть в какой-нибудь новый мессианский азарт.

— Как бы Вы определили экономику России сегодня — «капиталистическая», «переходного периода», «криминальная», какая-то иная?

— Если говорить про сегодняшний день, то, думаю, так: «рыночная криминально-ориентированная экономика переходного типа».

— Каковы, на Ваш взгляд, основные составляющие экономической стратегии России на ближайшие десятилетия?

— Я не могу согласиться с распространенными сегодня на Западе утверждениями, что Россия сама не знает, чего она хочет и что ей нужно делать. Похоже, что в реальности в российском обществе уже достигнута высокая степень согласия в отношении общих контуров экономической стратегии страны на перспективу ближайших десятилетий. Об этом, между прочим, свидетельствует и тот факт, что в своих основных положениях нынешние программы наиболее влиятельных общественных партий и движений — и левых, и центристских, и правых — очень во многом похожи друг на друга (за исключением, разумеется, самых крайних, маргинальных).

Исходная мысль всех этих программ по существу одна и та же: России предстоит строить «социально-ориентированное рыночное хозяйство». Ограничители, причем, похоже, те же самые, что и во всей современной Европе: рыночному хозяйству — да, рыночному обществу — нет.

Представляется, что любое ответственное будущее правительство России объективно не сможет избежать решения следующих задач.

1) Необходимо укрепление сложившейся структуры собственности в стране. Эта структура теперь уже близка к общеевропейской структуре. Главное сегодня — действенные гарантии собственности. Любой серьезный передел ее будет означать еще одну революцию, которую страна, скорее всего, просто уже не выдержит. Спору нет, приватизация была проведена, по существу, криминальными методами, но массовый пересмотр ее результатов обойдется российскому обществу много дороже, чем постепенное упрочение всеми законными мерами позиций эффективного собственника. Речь при этом идет, разумеется, о всех категориях собственников, включая и само государство.

2) Россия нуждается в продуманной, далеко идущей структурной (индустриальной) политике, в определении тех отраслей и тех предприятий, которые составляют общенациональные приоритеты, и тех, от которых страна должна избавиться, если нет никаких серьезных надежд на их радикальную модернизацию. Приоритеты нуждаются в льготах и всесторонней государственной поддержке, обреченные на исчезновение — в максимальном смягчении социальных последствий этого процесса. В ряду приоритетов центральное место, как представляется, должны занимать энергосырьевой комплекс, отрасли высокой технологии, включая ВПК, потребительские отрасли (легкая, пищевая промышленность, бытовая техника, автомобилестроение, жилищное строительство).

3) Международные события последних лет со всей очевидностью показали, насколько же безответственной была политика реформаторов первой волны, поставившая на грань необратимого распада российский научно-технический и образовательный потенциал. Спасение и дальнейшее развитие этого потенциала — важнейшее условие выживания России при новом соотношении мировых сил.

4) Пройдет, наверное, не меньше двух поколений, прежде чем в российской деревне утвердится какой-то новый экономически жизнеспособный строй. Вряд ли это будет модернизированный колхозный строй, так и не прижившийся нигде в мире. Скорее, коллективные формы труда будут (если они вообще будут) ближе к чему-то, похожему на чаяновские кооперативные схемы, позволяющие втянуть в кооперативные отношения даже самые продуктивные фермерские хозяйства. Необходимо, однако, исходить из того, что в современных условиях без всесторонней государственной поддержки никакие формы хозяйства в деревне не выживут и продуктивными стать не смогут.

5) Во всем мире экономическая активность, занятость и научно-технический прогресс зависят, прежде всего, от состояния малого и среднего частного предпринимательства. Все 90-е годы условия для такого предпринимательства у нас лишь ухудшались. Важность всестороннего развития классического частного сектора для России усугубляется, в частности, тем обстоятельством, что потенциальные масштабы безработицы в стране в настоящее время — до 25–30 % всей рабочей силы.

6) Сегодня в России общепризнано, что рынок — это нормальное состояние всякой здоровой экономики. Пока у нас имеются только зачатки рыночной системы, полнокровный рынок требует восстановления полной дееспособности денег, бесперебойно функционирующей платежной системы и высокоразвитой рыночной инфраструктуры, включая коммерческие и инвестиционные банки, фондовый рынок, пенсионные и иные накопительные фонды, страхование, ипотеку, потребительский кредит, эффективные арбитраж и гражданское судопроизводство и многое другое. Не может также считаться здоровым нынешнее господство чужой валюты в стране. Однако дедолларизация российской экономики не может и не должна быть достигнута административными, насильственными методами. Решение этой задачи — постепенный процесс. Среди прочих экономических мер он подразумевает, возможно, и выпуск устойчивой, стабильно конвертируемой национальной валюты («червонца»), параллельной нынешнему обесценивающемуся рублю.

7) Центральная проблема российской экономики на всю видимую перспективу — инвестиции. Мне трудно согласиться с распространенной сегодня точкой зрения, что, из-за слабости внутренних источников накопления на 9/10 это проблема иностранных инвестиций. В ряду имеющихся возможностей необходимо прежде всего указать, во-первых, на ожидаемый и вполне реальный рост бюджетных доходов в результате давно уже назревшей налоговой реформы, улучшения техники сбора налогов и возможного возвращения в государственную казну в полном объеме традиционных акцизных сборов; во-вторых, на законный эмиссионный доход государства в результате более свободной, менее догматичной, но в то же время стабильно умеренной денежной политики Центробанка; в-третьих, на постепенное снижение уровня учетной ставки и коммерческого процента в стране до и ниже уровня прибыльности в реальном секторе экономики, что в конце концов сделает невыгодным «торговлю воздухом», прекратит массовое «отсасывание» средств из реального в спекулятивный сектор и восстановит нормальный среднесрочный и долгосрочный кредит; в-четвертых, на восстановление дееспособной банковской системы и (в результате комплекса специально направленных на эти цели политических и экономических мер) доверия населения к государству и банкам, что позволило бы привлечь в организованный банковский оборот те десятки миллиардов долларов, которые сегодня хранятся в стране «под матрацем»; наконец, в-пятых, на постепенное возрождение доверия иностранных прямых и портфельных инвесторов (включая в первую очередь отечественный капитал, эмигрировавший за границу) к российскому рынку и возможностям инвестирования в России.

Российские реформаторы первой волны явно перестарались с темпами и масштабами открытия российской экономики. За исключением нескольких отраслей, уровень конкурентоспособности российской продукции сегодня настолько невысок, что она не выдерживает конкуренции не только на внешних, но и на собственном внутреннем рынке.

А между тем в 90-х годах для иностранных производителей и российских импортеров на внутреннем рынке в результате соответствующей валютной и таможенной политики были созданы не просто нормальные, а привилегированные, поощрительные условия.

Ни в коем случае не замыкаясь вновь, Россия в перспективе по крайней мере одного-двух десятилетий должна найти какой-то оптимум между открытостью своих экономических границ и необходимостью (понятно — временной) защиты своих национальных производителей.

Это исключительно сложная задача, где, например, всегда приходится искать компромисс между, с одной стороны, необходимостью валютной и таможенной защиты отечественных производителей и своих экспортеров, и, с другой, неизбежным при подобной политике занижением стоимости национальных активов и тем самым созданием искусственно благоприятных условий для иностранных инвесторов. И это ни в коей мере не идеологический вопрос: это проблема реальных национальных интересов, не учитывать которые не может никто.

Конечно, сказанное выше далеко не исчерпывает круга задач, стоящих перед Россией. Но сегодня, однако, ясно одно: пусть пока еще в размытых берегах, но русло движения России на перспективу, по крайней мере, нескольких десятилетий определилось.

— Одним из негативных последствий реформ стала тотальная утрата доверия к власти со стороны народа. Что, на Ваш взгляд, способно восстановить его? Какие конкретные шаги необходимо сделать в ближайшем будущем?

— Для этого нужно очень многое, включая и какую-то форму «политического покаяния» властей перед народом за то, что было сделано с его сбережениями в начале 1992 года и в августе 1998 года. Разумеется, необходимо и прямое, открытое заявление властей, что они признают само наличие проблемы, намерены рано или поздно компенсировать этот ущерб и дают самые твердые (желательно законодательные) гарантии, что ничего подобного впредь не повторится. И, конечно же, нужен и комплекс специальных мер, направленных на успокоение и возрождение доверия вкладчиков, в частности, например, гарантии того, что процент по вкладам в государственный, по существу, Сбербанк всегда будет поддерживаться на уровне, который выше темпов инфляции, а также нужно принятие наконец закона о государственных гарантиях сохранности (до какого-то предела) вкладов населения в коммерческих банках.

— Не кажется ли Вам, что, мечтая о некой «цивилизованной политической системе», «политической культуре», мы просто пропустили момент, когда стали побеждать не идеи, а политические технологии? Если Вы с этим согласны, скажите, как осуществить переход к состоянию «борьбы идей» и насколько он вообще возможен при нынешнем уровне развития информации и средств манипулирования?

— В аморальном климате, установившемся в стране, аморально все — и политика, и экономика, и, неизбежно, информационная сфера. Само явление так называемых «олигархов», способы их обогащения аморальны, так чего же общество может ждать от средств массовой информации, контролируемых ими? Нравственное состояние «политического класса» сегодня тоже ниже всякой критики, причем, за редким исключением, по всему политическому спектру — и левых, и центристов, и правых.

Убежден, что какого-либо одного лекарства для лечения нынешних наших моральных заболеваний в природе не существует. Лечить надо все общество и по всему фронту. Например, как можно ограничить нынешнюю власть наших удельных князьков, будь то губернаторы или разнообразные президенты, если их политические, а в особенности финансовые отношения с «верхом» до конца не определены и подвержены всяческому произволу с обеих сторон, а их отношения с «низом», с местными уровнями определяются тем, что региональные власти в конечном счете распоряжаются до 97–98 % всех средств региона, а местному самоуправлению достается не больше 1,5–2%?

— В предвыборных декларациях часто звучит слово «надо»: надо сделать страну цивилизованной, экономику эффективной, налоги разумными, народ честным и трудолюбивым. А как это сделать? Ничто не делается само, делают всегда конкретные люди. Вы видите таких людей — будь то новое или старое поколение политиков?

— Всегда и везде, по-моему, жизнь идет по принципу «если бы молодость знала, если бы старость могла». Дело все-таки, видимо, не столько в возрасте, сколько в умеренности, здравом смысле и хотя бы минимальном сочувствии к людям тех, кто делает нашу сегодняшнюю политику. Ну и, конечно, в их моральной чистоплотности. Лично я не верю никаким крайностям: очень левым - потому, что за ними стоит их бесславное прошлое, очень правым - потому, что по сути своей, по «упертости» и жестокости они ничем на деле не отличаются от своих оппонентов слева. Но вот уже от таких политиков отчасти левой окраски, как Евгений Примаков и Юрий Лужков, или, наоборот, более правой, как Григорий Явлинский, можно было бы, как мне кажется, ожидать немало позитивного. А какой будет курс Владимира Путина — я пока судить не берусь. Здесь, как говорится, «возможны варианты».

— Как Вы думаете, Вы лично, другие серьезные аналитики и специалисты — имеете ли Вы реальную возможность влиять на принятие стратегических решений в стране? Каковы действенные каналы такого влияния? Как мог бы выглядеть наиболее эффективный механизм обеспечения такого влияния?

— Это вопрос в конечном счете философский: человек и общество, человек и мир. Лично я, например, если и повлиял когда на что, то максимум (как один из участников довольно многоголосого хора) на общий умственный климат в стране, на настроения людей. Но я никогда не обольщался: на конкретные решения, тем более стратегические, я никогда не влиял и не влияю. Боюсь, что немногим более серьезным было на самом деле в 90-е годы и влияние других аналитиков, даже если они придерживались сугубо проправительственной ориентации. А как сделать влияние аналитиков и специалистов более ощутимым, думаю, ничего нового здесь придумать нельзя: углублять демократию на всех уровнях общества, развивать парламентаризм, поддерживать независимость прессы и других средств массовой информации (или, по крайней мере, не допускать в этой сфере монополизма), всячески содействовать образованию не только официальных, но и неформальных экспертных сообществ, законодательным каким-то путем запретить принятие любых далеко идущих и важных для страны решений без предварительной научной экспертизы и обсуждения в печати, и так далее. Одним словом, и здесь никакого магического средства нет, и здесь надо действовать терпеливо и по всему фронту.

— Ваш взгляд на Россию-2000, 2010, 2050 — что самое важное Вы могли бы сказать о стране?

— В 2000 году, я думаю, ни серьезного политического кризиса в России, ни чего-то похожего в экономике на 17 августа 1998 года не будет.

А будет постепенно набирающее силу продолжение нынешних оздоровительных тенденций, включая рост производства и загрузки производственных мощностей, ослабление денежного голода, признаки восстановления банковской системы, в социальной же сфере — прежде всего нормализация положения с выплатами зарплаты и пенсий. Но от возможности некоторого ускорения инфляции я бы лично не зарекался, а, следовательно, в наших условиях — и от какого-то снижения средних доходов и «усыхания» сбережений тоже.

В 2010 году Россия, вполне вероятно, выйдет по объемам производства ВВП на уровень 1989 года, но, конечно, в новой его структуре. К этому сроку, надеюсь, будет в основных своих чертах закончена глубокая структурная перестройка российского промышленного потенциала, создана достаточно развитая рыночная инфраструктура и восстановлено доверие населения и инвесторов (как внутренних, так и внешних) к российскому государству, банкам, фондовому рынку и в целом — к рублю.

К 2050 году, хотелось бы думать, начнут наконец сбываться прогнозы наших генетиков, утверждающих, что для компенсации того ущерба генофонду России, который был нанесен ему всеми нашими кровавыми трагедиями XX века, необходимо пять поколений. Это значит, есть надежда на то, что к середине следующего века облик и жизнь России будут вновь определять люди первого, а не какого-то иного сорта. Думаю, что к этому времени, а может и раньше, полностью оживет изуродованная безжалостным колхозным экспериментом российская деревня. Россия покроется сетью дорог европейского уровня, значительно продвинется вперед дело освоения ее природных богатств и обживания неосвоенных территорий (хотя для большинства северных районов вахтовый метод, наверное, станет основным). К тому времени, надеюсь, России удастся не только восстановить все потерянное, но и продвинуться далеко вперед в науке, образовании и культуре. По жизненному уровню и качеству жизни Россия, возможно, к середине века приблизится к остальной Европе. Наконец, мне кажется, если дела в России пойдут на лад, было бы оправданным ожидать, что центростремительные тенденции на постсоветском пространстве возобладают тогда над центробежными.


Л.В. Шебаршин — Они без нас проживут, а мы без самих себя — нет

Беседа с Леонидом Владимировичем Шебаршиным — генералом-лейтенантом, бывший начальником Первого Главного управления КГБ СССР.
«Экономические стратегии», 2000, № 6, стр. 36–49

Профессионалы, чья жизнь связана с внешней разведкой, неизменно привлекают к себе повышенное внимание. Оно основывается не только на возможности пролить свет на некоторые факты работы спецслужб, к которым в обществе относятся с неизменным пиететом. Привлекательны сами люди — масштаб и качества личности тех, кто занят в сфере защиты государственных интересов.

Представители руководства внешней разведки — частые гости на страницах журнала «Экономические стратегии» (например, интервью с Юрием Дроздовым, материалы о Владимире Путине). Это не только по-настоящему профессиональные аналитики, суждения которых имеют большую прогностическую ценность, но и люди незаурядного ума и чувства юмора, без которого в разведке и в жизни нелегко.

Таков и Леонид Владимирович Шебаршин — генерал-лейтенант, бывший начальник Первого Главного управления КГБ СССР (внешняя разведка), известный также своими книгами «Рука Москвы», «Из жизни начальника разведки», «Хроники безвременья». Монтениевская афористичность и точность его оценок и высказываний, патриотичность и мудрость жизненной позиции, аргументированность прогнозов давно отмечены читателями. В свою очередь хотим сказать, что интервью, взятое у Леонида Владимировича Шебаршина главным редактором журнала «Экономические стратегии» Александром Ивановичем Агеевым, может доставить удовольствие самому искушенному интеллектуалу, а людям, чья деятельность связана со стратегическим планированием, дать серьезный импульс для создания реалистичных социальных и экономических проектов.


— Каким Вам видится текущий момент, или нынешний «этап безвременья», говоря словами из Вашей книги афоризмов?

— Трудно сказать. Назревают перемены — это совершенно очевидно. Настало время для перехода в некое качественно новое состояние, но в какое именно, пока не ясно. В России из многих зол лучшее то, которое известно. Хочется быть оптимистом, однако исторические оптимисты довели страну до такого состояния, которое пессимистам не снилось в страшных снах. Будем надеяться, что на сей раз все произойдет по-другому, вопреки обычным законам российской истории: мы, как правило, движемся от плохого к худшему, потом от худшего — к плохому, а затем опять срываемся в худшее.

— В 2000 году кадровый офицер КГБ стал руководителем страны. Это стимулирует интерес к тому, какова была деловая и организационная культура в том учреждении, которым Вам довелось руководить. Отсюда вопрос: какие качества являются эталонными для офицера разведки?

— Офицер разведки и сотрудник КГБ должен быть верен Отечеству и предан своему делу — вот два обязательных условия. К сожалению, у нас работали и такие люди — они заметны как нарыв на здоровом теле, — которым эти качества были чужды: Калугин, Гордиевский.

Кроме того, существовали определенные характеристики, учитывавшиеся при подборе кадров.

Высокий интеллектуальный уровень. Я много общался с людьми, работавшими в других учреждениях. Должен сказать, что интеллект наших сотрудников был намного выше. Работа в разведке считалась исключительно престижной, поэтому к нам шли лучшие выпускники ведущих вузов не только Москвы, но и страны — Бауманского, МГУ, МГИМО, Института иностранных языков, Киевского, Ленинградского, Казанского университетов.

Способность оперативно анализировать ситуацию и быстро реагировать на ее изменение. Для работы разведчика необходимы находчивость и умение приспосабливаться к обстановке. Блестящий пример — наши нелегалы, которые продемонстрировали искусство адаптации к предложенным обстоятельствам, при этом оставаясь самими собой, гражданами своего Отечества и сотрудниками разведки.

Решительность. Иногда нужно решительно вступить в борьбу, а иногда — решительно убегать, на что в сложных обстоятельствах требуется не меньшая отвага.

Коммуникабельность. Что касается этого качества, то здесь все зависело от конкретной ситуации. Если сотрудник разведки поддерживал связь с агентом, который являлся ценным источником информации, то перед ним не ставилась задача вербовки других агентов, и ему необязательно было быть коммуникабельным, но непременно — пунктуальным, дисциплинированным, ответственным.

Я часто узнаю наших бывших работников по тому, что они приходят на встречу в точно назначенное время. Это отличительный признак, свойственный военным, но особенно — разведчикам. Если человек пунктуален, у него следует спросить, не служил ли он под нашими знаменами. Часто оказывается, что служил.

Ответственность за порученное дело. Знаете, я припоминаю свои молодые годы, работу в ПГУ. Мне казалось, что если за день я не продвинусь вперед хоть на миллиметр, то он прожит зря, меня грызла совесть, я не мог спокойно спать. И это качество было характерно для большей части наших людей, по крайней мере тех, с кем я непосредственно работал и с кем был знаком. Еще раз повторяю, исключения бывали.

Что касается политической аналитики, то тут все зависело от специализации. У нас были и есть прекрасные оперативные работники, которые могут установить контакты, развить их, привлечь человека к сотрудничеству. Но иногда случается, как говорил мой начальник, что разведчик не в ладах с карандашом. Это люди действия, и им трудно даже отчитываться. Есть и другая категория — те, кому больше нравится аналитическая работа. Раньше она была бумажной, теперь — компьютерная. Сочетание хорошего оперативного работника и аналитика — большая ценность для разведки. И таких сотрудников в ней много.

Это далеко не все. Профессиограмма разведчика — штука объемная. Я назвал только то, что мне кажется, на первый взгляд, очень важным.

И еще одно — отношения в коллективе, чувство локтя, взаимодействие, поддержка. Я очень давно расстался со службой, но профессиональная солидарность, осознание корпоративной принадлежности сохраняется и очень помогает жить.

— Перечисленные качества присущи практически идеальному руководителю страны как сложной системы, для управления которой требуются и решительность, и аналитический ум, и коммуникабельность.

— Человек — это сумма обстоятельств, в которых ему лично отводится не самое главное место.

— КГБ как школа, культивирующая определенные качества, данные природой и первичным воспитанием, являлся централизованной организацией. Поэтому, видимо, именно исполнительность была более характерна для его сотрудников, чем инициативность и предприимчивость.

— Разумная инициатива у нас всегда поощрялась, хотя дисциплина была достаточно жесткой. Человек привыкает к дисциплине. Я, например, чувствовал себя комфортно, живя и работая в этих условиях. Мне, как правило, приходилось служить под руководством грамотных начальников, людей, которым я абсолютно доверял, зная, что они поддержат любое мое здравое начинание, помогут мне, если я ненамеренно сделаю какое-то неверное движение в сложных обстоятельствах. С другой стороны, я чувствовал, что пользовался доверием, и не боялся проявлять инициативу. Но она, как мне представляется, должна быть рациональной. У нас реже, чем в других организациях, встречаются энтузиасты, которые загораются какой-то идеей, не думая о последствиях, не просчитывая возможных вариантов развития событий. Таким людям кажется, что они открыли или вот-вот откроют Америку, что все, кто не согласен с ними, — дураки. Кстати, к этой категории относится большинство демократов первой волны, совершивших августовскую революцию. К счастью, их осталось очень немного. В дисциплине, несомненно, есть серьезный сдерживающий фактор. Наверное, на людях моего поколения этот фактор сказался больше, чем на наших преемниках. А что касается бизнеса, — не буду называть фамилий — в этой среде есть выдающиеся деятели из числа моих бывших коллег, получившие закалку в КГБ или в разведке, сориентировавшиеся в новой жизни, нашедшие правильное соотношение между ответственностью, дисциплиной и инициативой, иногда дерзкой инициативой, и успешнейшим образом работающие.

— Не следует ли из этого, что выходцы из спецслужб являются «золотым фондом» нашего предпринимательства?

— Это, наверное, будет преувеличением, особенно, если учесть, что их в бизнесе не так много. Есть яркие примеры, но утрировать не стоит. Часто наши отставники либо являются наемными работниками, либо имеют собственное небольшое дело.

— О способе мышления. Угрозы и возможности — эти термины, наверное, встроены в мозг разведчика…

— Необходимость — риск — возможность, вероятно, такова триада.

— Угроза — нечто среднее между необходимостью и риском?

— Да, можно назвать это угрозой, можно — риском. Конечно, следует и службе в целом, и каждому разведчику в отдельности взвешивать потенциальный риск от того или иного действия, риски политические, материальные, физические.

— Можно ли сформулировать некий тезаурус наиболее серьезных, на Ваш взгляд, рисков для типовой крупной экономической структуры?

— Я замечаю по опыту последних лет, что самый большой риск — это, наверное, отсутствие команды, недостаток внутренней дисциплины и ответственности. Думаю, что и Вам известно множество примеров, когда, заработав какие-то деньги, былые компаньоны, даже друзья, начинают каждый «тянуть одеяло на себя», и в результате все рушится. Прочтите интервью Владимира Виноградова, опубликованное в газете «Коммерсант» 26 июня 2000 года, по поводу судьбы ИНКОМ-банка. Он начинает с того, что ошибся в людях — они стали работать на себя. Игнорирование ситуации внутри руководящей команды — это, на мой взгляд, главная опасность.

Есть и типичный набор угроз: недобросовестные конкуренты, которые могут прибегнуть к помощи криминальных или властных структур, что частенько является одним и тем же. К сожалению, обстановка такова, что многие бизнесмены больше боятся властей, чем бандитов.

Экономическая ситуация в стране далека от стабильной, а это влечет за собой очень серьезные угрозы для любого вида бизнеса. Вспомните августовский кризис, в результате которого пострадало столько людей. Кстати, за три дня до этого события Борис Николаевич заверил нас, что никакого кризиса нет. Те, кто заранее знал, что обвал произойдет, заработали на этом колоссальные суммы. Похоже, что Бориса Ельцина использовали, по нашей терминологии, «втемную», когда человека заставляют что-то сделать, и он делает, не зная, каковы истинные цели такого мероприятия.

Наконец, самые обычные угрозы: форс-мажорные обстоятельства, пожар, молния. Со страхованием у нас дело еще тоже не очень наладилось. Так что возможностей разориться много. Но главное, я подчеркиваю, — это внутреннее состояние той или иной компании, отсутствие команды и недостаточный взаимный контроль.

— Перечисленные факторы гораздо опаснее, скажем, недобросовестных действий со стороны иностранных инвесторов или конкурентов. Что важнее, внутренняя безопасность или внешняя?

— Не следует думать, что наши иностранные партнеры озабочены интересами России. Они пекутся о собственном благополучии. Это закон, исключений здесь не бывает. В международных делах и в международном бизнесе нет места альтруизму. Например, у того же Сороса за каждой благотворительной акцией скрывается корыстный интерес. Возможность получения высоких прибылей может толкнуть иностранных конкурентов к использованию рискованных методов. Как правильно говорил наш бывший учитель Карл Маркс, нет такого преступления, на которое капитал не пошел бы за 300 % прибыли. Мы, при всей нашей открытости, остаемся достаточно закрытой страной для иностранных инвесторов, и не потому, что в России такие законы, а потому, что их отталкивает сама наша реальность. Да и вообще, я бы не стал преувеличивать значение их деятельности. Вот, например, в Воронеже произошла странная история с телевизионным заводом. В СМИ сообщалось, что он был приобретен компанией «Philips» для того, чтобы покончить с конкурентом. Это нормальная рыночная практика. Каким образом государство может оградить от неё отечественного производителя, я не знаю, но думаю, что это стоило бы сделать. Более того, необходимо предоставить ему определенные льготы. Не следует забывать, что зарубежные партнеры часто создают нам всяческие препятствия, как это было с металлургами. Полагаю, что, насколько возможно, надо пренебрегать интересами иностранных корпораций. Они без нас проживут, а мы без своего производителя — нет, нас никто кормить не станет. Россия должна защититься от внешней конкуренции. Похоже, что сдвиг в этом направлении, по крайней мере психологический, есть.

— У Вас нет ощущения, что мы можем стать жертвами очередной глобальной деструктивной финансовой операции?

— Такая опасность сохраняется до тех пор, пока мы пытаемся интегрироваться в мировую экономику. Конвертируемый рубль, свободный отток валютных и материальных ресурсов совершенно невыгодны России. Мы не можем на равных конкурировать с Западом, да и с Востоком, потому что любое производство у нас будет стоить гораздо дороже, чем где бы то ни было в мире. Причина тому — суровый климат, вынуждающий затрачивать значительные средства на возведение капитальных зданий и отопление. Этот важный факт замалчивается нашими реформаторами.

— Можете ли Вы назвать выдающиеся примеры стратегического планирования, организации системы самозащиты и деловой разведки крупными промышленными структурами?

— Деловой разведкой занимается каждая крупная промышленная или финансовая корпорация, и это необходимо, ведь нельзя же двигаться вперед с закрытыми глазами. Однако такая разведка — дело закрытое, поэтому сказать, у кого и насколько успешно она организована, довольно сложно.

Проще ответить на вопрос о том, какая разведывательная служба лучше. Думаю, что наша была самой сильной. Очень хорошо работают американцы, но с теми материальными ресурсами, которыми они располагают, с целенаправленной политикой, отмеченной полным безразличием к судьбам остальных стран и народов, это довольно просто. Американцы для меня идеал в одном отношении: они национальные эгоисты. Как бы они ни прикидывались, что пекутся о ком-то, на первом месте у них всегда национальные интересы, главным образом, интересы национальной экономики. Если кто-то всерьез отступает от этого принципа, то в Соединенных Штатах он лишается будущего. У нас говорят об общечеловеческих ценностях, общеевропейском доме и даже был какой-то бред про что-то «межформационное» или «суперформационное». Пустили нас в этот общеевропейский дом с нашими вчерашними щами. Кому мы там нужны? Под сладкий лепет об общечеловеческих ценностях мы отдали все, чем можно было торговать: ГДР, Варшавский договор, разоружились…

— Так чья же разведка сейчас самая лучшая?

— Сейчас, я полагаю — американская, а в мое время это было ПГУ КГБ, восточногерманская разведка. СССР и США вели глобальную разведывательную деятельность по всему миру. Не думаю, чтобы те же иракские спецслужбы интересовало происходящее где-нибудь на юге Африки. Но свои задачи они выполняют успешно! Десять лет американцы пытаются уничтожить Саддама Хусейна, да не получается.

— Недавно вышла книга Юрия Дроздова и Василия Фартышева «Путин и Андропов». Насколько правомерна такая аналогия?

— Я думаю, что сейчас рано об этом говорить, это чисто умозрительные построения. Андропова мы знали с 1956 по 1982 год и успели составить об этом человеке определенное представление. Владимира Владимировича мы знаем около года. Различаются и социально-политические условия их деятельности: в первом случае — это закат мощнейшей системы, во втором — пока что первозданное болото. Анархией такое состояние общества назвать нельзя, но это и не демократия, и не диктатура. Я затрудняюсь найти адекватное определение политическому и экономическому строю в нашей стране. В печати идут оживленные и, как обычно, безрезультатные дискуссии. Это специфически русское, российская действительность на чужой язык не переводится. Когда у нас говорят о радикалах, либералах, консерваторах, следует помнить, что английское, французское, американское представление о них совсем другое. Термин «либерал» во Франции и в России означает абсолютно разные вещи. Например, либеральный демократ Жириновский считает, что спецслужбы и милиция должны расстреливать правонарушителей на месте. Или наши реформаторы. В последний раз столь же радикально реформировать Россию пытался Гитлер, но у него не получилось. За 10 лет преобразований мы потеряли больше, чем за годы войны. Если это — реформы, то что же тогда называть разорением?

— Возвращаясь к вопросу о необходимости и рисках, какие все-таки возможности для государства и экономики существуют сейчас? Ведь, судя по всему, Вы не слишком пессимистичны.

— Нет, конечно. Россия развивается совсем не по тем правилам, по которым развиваются Западная Европа, США или, скажем, Южная и Юго-Восточная Азия. Так было всегда. В чем состоит особенность нашего исторического пути, я не знаю. Мы гораздо позже стали частью современного постиндустриального мира, чем так называемые развитые страны. Соединенные Штаты моложе России, но они создавались на другом фундаменте. Простой пример. Человек, знающий современный английский, может без труда читать Шекспира, жившего в конце XVI-начале XVII века. Нам, чтобы познакомиться с отечественной литературой того же периода, потребуется перевод. Современному русскому языку и литературе всего 200 лет. Мы преодолели разрыв в области техники, даже в области культуры, но вот в области общественных отношений нам это, видимо, не удалось. На мой взгляд, цивилизованная страна отличается от не вполне цивилизованной характером отношений между народом и властью. На Западе власть обслуживает общество. Она инстинктивно пытается уйти из-под общественного контроля, чтобы работать на себя, и, тем не менее, ей это не удается. На Руси по вековой традиции общество существует для того, чтобы содержать власть и быть управляемым ею. Казалось бы, Октябрьская революция и события 1991 года должны были многое изменить. Однако сохранилось самое главное — отношения власти и общества. Кстати, Ключевский объясняет это историческими причинами, главным образом относящимися к области безопасности. Ни перед одним другим народом, ни в одном другом государстве на протяжении столь длительного времени не стояла так остро задача физического выживания. Татары, немцы, шведы, турки, снова немцы… И ведь речь шла не о том, чтобы сменить у нас строй, а о том, чтобы нас уничтожить. Сегодня, хотя и немного в другом ракурсе, возникает аналогичная проблема. За первый квартал 2000 года Россия потеряла около 300 тысяч человек (это практически миллион за год). Для нанесения такого ущерба нации нужна большая война. Сейчас власть делает похвальную попытку собрать государство, которое распадалось на протяжении 10 лет. Я имею в виду не СССР, развалившийся раньше, а Россию: самостоятельность губернаторов и регионов, потерю морального, политического и силового авторитета центра. Хотелось бы, чтобы наш Президент добился успеха в этом деле, иначе страну ждет горькая судьба.

— И все-таки, с чем Вы связываете надежды на лучшее будущее?

— Во-первых, с совершенно невероятной способностью русского человека выживать в самых тяжелых условиях. В 1993 или 1994 году я случайно узнал, что американский представитель, выступая на заседании НАТО, сказал: «Теперь ясно, что терпение русских бесконечно, и поэтому с ними можно делать все, что угодно». Но это не только негативная, но и позитивная черта национального характера, позволившая нашим предкам не погибнуть в совершенно чудовищных обстоятельствах. Сейчас тяжело, но, я думаю, что в 1917–1920 годах приходилось гораздо тяжелее — и развал был полный, и экономики практически не существовало. Нация — это живой организм, она живет по своим законам, особенно русская. На мой взгляд, марксизм это абсолютно не объясняет. Я специально говорю не «российская», а «русская», в конце концов 80 процентов населения России — это мы, русские. На наши плечи легла самая трудная работа по защите государства, по развитию его экономики.

Во-вторых, в критические для существования нации моменты в силу внутренних законов своего развития она выдвигает на первый план патриотов. Патриотические нотки звучали и раньше, правда, пустым звоном, у Бориса Ельцина, которого ничего, кроме власти, не интересовало, или у Березовского, для которого главное — деньги и власть. Сейчас, мне думается, появляются люди, по-настоящему озабоченные судьбой народа и государства, причем, не только во власти, но и среди предпринимателей. На Капри или в Шотландии, наверное, живется уютнее, чем в России. Но тут — Отечество, и его надо поддержать. У меня есть ощущение, что количество и влияние таких людей постоянно увеличиваются. Я не хожу в церковь, но мои предки были православными, и то, что сейчас храмы строятся за частный счет — это очень обнадеживающий признак возрождения духовности. После периода психологической неразберихи, когда национальной ценностью стал доллар, вдруг оказалось, что есть и другие приоритеты. Прошлой власти очень хотелось, чтобы общество было раздроблено, атомизировано: таким обществом управлять нельзя, но зато оно не опасно. Однако люди инстинктивно тянутся друг к другу: возникают клубы, общины, ассоциации, и в работе этих объединений всё отчетливее прослеживаются патриотические мотивы. Спасение Отечества достигается не радикальными методами, потому что каждая революция — это прыжок назад. Нужна спокойная, муравьиная работа.

— Кто из современных писателей или писателей прошлого, из духовных авторитетов, на Ваш взгляд, адекватно выражает идеи патриотизма?

— Вы знаете, я, наверное, дам несколько неожиданный ответ. Не так давно я перечитал Ивана Шмелева и открыл его для себя как источник вдохновения. «Лето господне» и «Богомолье» — вот две книги, которые меня совершенно очаровали. В них погружаешься, как в прохладную воду во время жары, и ощущаешь неспешность простой русской жизни. С книгами Шмелева перекликается «Белая гвардия» Булгакова. Казалось бы, между ними нет ничего общего, но это только на первый взгляд. У Булгакова тоже действуют обычные люди, попавшие в исключительно тяжелые обстоятельства. И все они очень, очень русские, добрые, заботливые, ненавидящие ложь. Вот так русская национальная идея отображается в литературе. Когда же на такие темы пытаются говорить журналисты или, еще хуже, политологи — это не воспринимается.

— А кинематографисты? «Он русский, и это многое объясняет»?

— Я не хожу в кино и телевизор не смотрю. Сейчас многое идеализируется, а кстати, у Булгакова герои живые: они и водку пьют, и прячутся, и негодуют, и воевать пытаются, и убегают, когда не получается.

— Что Вам кажется наиболее огорчительным в современном бизнесе?

— Самое неприятное явление — готовность и способность бизнесмена в любой момент предать своего партнера. Обычно пострадавшая сторона говорит: мы же с ним еще с первого класса были знакомы, у нас все было общее, и вдруг — он исчезает, прихватив с собой то, что вместе заработали. Причем очень часто компаньоны даже не оформляют юридически свои финансовые отношения, все держится на честном слове. Так были приучены. В бизнесе естественны взлеты и падения, кому-то везет, кому-то — нет, люди расходятся, но делать это следует честно и по-доброму.

— Каково Ваше представление об идеальном, эталонном принятии управленческих решений?

— Великолепно, когда есть время для принятия решения и возможность привлечь экспертов. Меня удивляет в сегодняшних политиках то, что они знают ответы на все вопросы, особенно во время предвыборной компании: и в экономике разбираются, и в футболе, и в медицине! В любом важном деле нужны эксперты. Но и здесь следует помнить: с одной стороны, мнение специалиста необходимо учитывать, но нельзя абсолютизировать. С другой — надо уметь им пользоваться, а это уже зависит от способностей руководителя. Спецслужбы жалуются, что полученные ими сведения остаются невостребованными или используются неадекватно. Например, они собрали исчерпывающую информацию о талибах, на основе которой руководство должно было бы сделать выводы и предпринять какие-то конкретные действия. Следует также учитывать внутреннюю расстановку сил, необходимо четко представлять, имеются ли материальные ресурсы для осуществления той или иной акции. Это относится к управленческим решениям на всех уровнях и в бизнесе, и в международных отношениях. Хороший руководитель — человек проницательный, предусмотрительный, отважный, готовый принять на себя ответственность. Не существует людей, обладающих абсолютной властью. Ее нет даже у Президента, потому что его контролируют законодательные органы, общественное мнение. Есть еще наши зарубежные партнеры, которые, к сожалению, стали мощным внутренним фактором. Так что, дай Бог, Президенту России всего того, что необходимо для руководства страной!

— Предположим, решение принято. А какова его дальнейшая судьба?

— Процессы могут длиться перманентно, как, скажем, разоружение, начавшееся еще в 1972 году, но есть и такие, где прослеживаются начало и конец: например, произошло объединение Германии, вопрос закрыт. С Чечней дело обстоит иначе. Тут даже начало четко не определишь, хотя, пожалуй, исходная точка — приезд Дудаева из Прибалтики. А «расхлебывать» это мы будем годами, а возможно, и десятилетиями.

Сегодня в Чечне мы повторяем те же ошибки, что в свое время в Афганистане. Я имею в виду манеру ведения боевых действий и непонимание существа противника. Как-то так получилось, что никаких уроков из афганской войны мы не извлекли. Подводит наша обычная позиция: «Закидаем шапками!». Впервые эти слова прозвучали из уст одного из генералов времен Крымской войны, обещавшего закидать шапками французов и англичан перед сражением при Альме, где русским войскам было нанесено сокрушительное поражение. Потом история повторилась в войнах с японцами, с немцами, а теперь — в Чечне.

— Вы думаете, это типично русская черта?

— Боюсь, что да, к сожалению. Во всяком случае, все без исключения наши войны велись таким образом. Про Петра I говорить нечего, он был человек бездарный в военном отношении. Начнем с XIX века. Крымская война кончилась для нас печально. В Балканской войне положили 270 тысяч русских душ и такой ценой одержали победу. А сначала настроение было эйфорическое: сейчас мы перейдем Дунай — и все! Чтобы осознать реальное положение дел, понадобилось два крупных поражения под Плевной. Потом была русско-японская война. В конце ее военные вопили: «Нам не дали довоевать, мы бы им показали!» Затем — Первая мировая война, которая началась с необыкновенного воодушевления и разгрома немецкого посольства. Война с поляками в 1920 году, когда дошли до Варшавы, после чего были отброшены к Киеву. Финская война. Отечественная война. Афганистан. Чечня.

— Но все-таки что-то у нас получалось?

— В конечном итоге мы побеждали, но за счет того, что начинали соображать задним числом. А ведь у нас была целая когорта замечательных полководцев, не каждая страна может этим похвастаться. Например, Скобелев, никогда не командовавший крупными соединениями, был очень умным человеком. Он говорил: «У нас мужика много, но зачем же пруд-то прудить?!» Это, пожалуй, единственный военачальник, который все просчитывал заранее, максимально обеспечивал материальные потребности своего войска — оно чувствовало заботу о себе, — старался свести к минимуму потери и в Туркестане, и в Болгарии. В результате он стал народным героем.

— Вы перечислили ряд эпизодов шапкозакидательства, а вспоминаются ли позитивные примеры? Ведь в области политических и экономических преобразований то же самое: все начинается пафосом, а заканчивается ужасом. Декабристы, Александр II, Столыпин…

— Крупные государственные инициативы у нас, как правило, начинаются с грандиозных программ. Страна великих начинаний и печальных концов!

Хорошо бы кто-нибудь квалифицированно проанализировал историю наших войн и сделал выводы. Хотя каждая нация нуждается в идеализации своего прошлого, без этого жить нельзя. Я категорически не согласен с тем, что не было никакого Ивана Сусанина или что Дмитрий Донской — не герой, что он из трусости переоделся простым ратником, спасая свою жизнь.

— Как вы оцениваете высказывание: у России единственное великое будущее — это ее прошлое?

— Как игру слов, не более. Подвергаясь тысячу лет риску физического истребления, в исключительно неблагоприятных природных условиях наш народ не только выстоял, но и создал уникальное государство, которое в 1991 году рухнуло под тяжестью собственной конструкции. Петр I на четверть уничтожил население страны, бездарно воевал, бездарно строил, бездарно планировал. При Екатерине II в России было 15 миллионов человек, к началу XX века нас стало уже 150 миллионов, а к концу — 250 миллионов. По расчетам военного министерства (в конце XIX века оно представляло доклад о стратегических задачах России в XX веке для российских вооруженных сил), население должно было вырасти до 400 миллионов человек. Но в результате войн и революций мы не добрали миллионов 100.

— Вы вскользь упомянули о том, что в 1991 году государственная конструкция рухнула под собственной тяжестью. Что Вы имели в виду?

— Это разговор особый. Глубоководные рыбы живут под чудовищным давлением, которого не выдерживают даже современные подводные лодки. Когда такую рыбу вытаскивают на поверхность, ее разрывает. Наше государственное устройство после 1917 года было рассчитано исключительно на внутренние и внешние кризисные ситуации. Пришлось создать административно-командную систему, потому что страна постоянно подвергалась угрозе извне, которая, как показал 1941 год, оказалась отнюдь не мнимой.

После 1945 года мы были окружены военными базами, разрабатывались планы атомных бомбардировок наших объектов. Кстати, недавно в «Совершенно секретно» прошел любопытный материал о том, почему американцы при Трумане, во время берлинского кризиса отказались бомбить нашу страну: они не были уверены в успехе. Я хочу сказать, что государство строилось для отражения угрозы. Нужно было поддерживать оборонную мощь.

Если говорить о внутренней опасности, то она существовала для людей, находившихся у власти. Им потребовался репрессивный аппарат, и они его создали. Это же относится и к пропагандистскому аппарату. В стране в начале 1970-х годов было 180 тысяч философов, кандидатов и докторов философских наук. Никакая другая система не смогла бы, как это случилось у нас, справиться не только с оппозицией, но и с потенциальными зародышами этой оппозиции.

Со временем тяжесть военных расходов стала совершенно невыносимой. Эта тенденция, как писал Ключевский, была характерна для России еще в царствование Ивана IV. Таково проклятье нашей истории: бремя военных расходов, неэффективность экономики… Я только сейчас начинаю осознавать, что же это была за чудовищная махина — наш ВПК! Наверное, во всей стране нет ни одного районного центра, где не существовало бы военного предприятия. Думаю, что даже оборонный отдел ЦК до конца не представлял, какая громадная выросла опухоль. Естественно, возникло стремление освободиться от этой ноши. Хрущев первым заговорил о необходимости «перековать мечи на орала». При Брежневе начались переговоры и процессы по разоружению, хотя наращивание военной мощи продолжалось.

А как только уровень внешней военной угрозы снизился, механизм, который работал на войну, начал разваливаться.

В то же время, за годы существования СССР удалось многое сделать: мы вырастили национальные элиты, дали культуру народам, у которых ее не было, дали им историю, государственность (у таджиков, да и у казахов никогда не было единого государства), создали академии наук, оперу и балет.

— Мог ли СССР быть демонтирован или трансформирован не в таких чудовищных формах?

— Наверное, мог бы. Здесь определенную роль сыграло и то, что среди вождей перестройки было два сознательных разрушителя, облеченных большой властью и влиявших на Горбачева. Я имею в виду Яковлева и Шеварднадзе, видевших свою миссию в ликвидации и КПСС, и советской системы, и Советского Союза. Задним числом они это признают: почитайте Яковлева, если не противно, проследите за деятельностью Шеварднадзе. Он, например, в Беринговом море отдал 34 тысячи квадратных миль нефтеносного района единоличным решением, а потом провел его через Политбюро.

Кстати, у Шеварднадзе была такая манера: принимать решения, ни с кем не считаясь, а затем оформлять это через Горбачева. Это, в первую очередь, касалось вопросов разоружения. А если учесть, что у него были и остаются как личные, так и деловые отношения с Бейкером, то это многое объясняет в истории с Беринговым морем. Когда Крючков, Язов, Лукьянов спохватились, было уже поздно. Путч, не путч, но если бы они преуспели в августе, было бы еще хуже.

— Последний вопрос. Вы говорили о прогнозе военного министерства России в конце XIX века касательно перспектив страны в XX веке. Каково Ваше интуитивное видение России в конце XXI века?

— Предсказывать на сто лет вперед совершенно безопасно, потому что никто уже не призовет к ответу. Хочется сказать словами Белинского: «Завидую внукам и правнукам нашим…»

Жалко, что он не дожил, а то бы завидовал внукам в концлагере. Вот разрушительная сила была — ядовитая оппозиционная интеллигенция! Как черви, прогрызли российскую государственность.

Тут, наверное, надо говорить не о том, какой я представляю Россию в XXI веке, а о том, какой мне хотелось бы ее видеть, если человечество выживет. Во-первых, надо отрешиться от иллюзий по поводу того, что за предстоящие сто лет будут устранены все конфликты. Это утопия.

США следует отказаться от мысли о мировом господстве. Владеть миром уже пытались римляне, Александр Македонский, Наполеон. Единого хозяина на Земле быть не может. Ведь если взорвутся все ядерные арсеналы, то и говорить будет не о чем.

Возможно, человечеству удастся устранить старые источники противоречий, но появятся новые, потому что они заложены в самой человеческой натуре. Конфликт — первопричина не только кризисов, но и существования общества. Пока есть общество, остаются конфликты.

Что же будет с Россией? Какие бы испытания ни предстояли ей, Россия останется единым государством, и я не исключаю, что она расширит свои границы. Уже сейчас есть желающие взять курс на восстановление страны в старых советских или имперских пределах. Мы преодолеем нынешнее неустройство и неурядицы хотя бы в силу особой живучести русской нации, в силу отсутствия у русских, за исключением выродков, чувства национального превосходства над другими народами и органической неспособности эксплуатировать инородцев. Не случайно, на российской территории не было религиозных войн. Унашей страны, учитывая ее человеческий потенциал, есть шанс создать первоклассную экономику, войти в число ведущих мировых держав. Экономический прогресс вновь превратит ее в магнит для окружающих стран и народов.

Надеюсь, что прекратится процесс, продолжавшийся 150–200 лет — перекачивание средств из центра на окраины. Все мировые империи, та же Англия, обогатились в результате колониальной политики, а Россия — разорилась. Кавказ, Средняя Азия, Прибалтика — это колоссальные средства за счет Центральной России. Советская власть вела себя безрассудно: промышленность создавалась там, где без этого можно было обойтись, поскольку существовала иллюзорная надежда, что экономика механически свяжет территории.

Думаю, что демократии английского или американского образца у нас никогда не будет. Скорее всего, мы создадим свой вариант — демократию, которая интересам большинства подчиняет интересы меньшинства. Частная собственность вернулась в Россию надолго, хотя эксперимент с её отменой еще скажется. Мне представляется, что нам предстоит соединить общинные социалистические идеи с обеспечением неприкосновенности частной собственности. В XXI веке должен вырасти класс национальных предпринимателей. Нам нужны не космополиты, не компрадоры, а национальные капиталисты и дельцы. Политика и состояние государства будут зависеть именно от них, а не от пролетариата, у которого нет Отечества, а есть только цепи (как удобно было прикрываться этим лозунгом!). Наконец, станет реальностью старинная мечта русской интеллигенции: сформируется средний класс. Может быть, это случится еще с нынешним поколением.

По американским подсчетам, Российская Федерация к середине XXI века потеряет еще 30–40 миллионов человек так называемого «избыточного населения», и чем быстрее это произойдет, тем легче будет государству. Тэлбот, великий знаток России, говорил: «С нынешним поколением ни о чем договориться нельзя. Надо подождать, пока его не станет». Через 25–30 лет экономический рост обеспечит уверенность в завтрашнем дне и мало-мальски нормальные материальные условия, которые станут основой роста народонаселения.

Думаю, что в XXI веке нас будет около 200 миллионов человек. Расчет дилетантский, но так мне кажется.

Мы ни с кем не собираемся воевать, но полагаю, что России потребуется разумный оборонный потенциал, чтобы ни у кого не появилось желания претендовать на наши территории или диктовать нам свою волю. Некоторые считают, что ничего подобного не случится, но мне это представляется опасной иллюзией. Во всяком случае, исторический опыт показывает, что менялось многое, но постоянным оставалось стремление одних государств или народов оказывать влияние на другие.

Радикальных перемен в образе мышления людей, в отношениях между странами за последние два столетия не произошло. А те, что происходят, носят количественный, а не качественный характер. История повторяется, поэтому я думаю, что конца света не будет.

Такие вот оптимистичные рассуждения.


Н.Ф. Никитин — Господство истины, а не иерархий

Беседа с генеральным конструктором и генеральным директором РСК «МиГ» Николаем Никитиным.
«Экономические стратегии», 2000, № 5, стр. 84–92

В начале 1990-ых годов в западной прессе стали появляться публикации под общим заголовком «Русские идут». Речь шла о том, что с окончанием «холодной войны» российские авиастроительные предприятия смогут значительно потеснить зарубежных конкурентов. Но вскоре стало понятно, что технологические и производственные know-how — только часть того, что необходимо, чтобы конкурировать на международных рынках.

Российская самолетостроительная корпорация «МиГ», выпускающая такие самолеты, как легкий истребитель МиГ-29 и учебно-тренировочный МиГ-АТ, сегодня ищет баланс организационно-технологических решений, который позволит ей осуществить трансформацию от связки «серийный завод + конструкторское бюро» к современным формам организации бизнеса. Ее руководство верит, что со временем РСК «МиГ» сможет занять свою нишу на мировом авиационном рынке.

В беседе с главным редактором журнала «Экономические стратегии» Александром Агеевым генеральный конструктор и генеральный директор РСК «МиГ» Николай Никитин рассказывает о корпоративной стратегии РСК «МиГ»: что сделано и что еще предстоит сделать.


— Каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития РСК «МиГ» на ближайшие 3–5 лет?

— Хотелось бы, чтобы РСК «МиГ» осталась одной из ведущих мировых самолетостроительных корпораций и чтобы она заняла ту часть рынка, которую должны формировать мы: это боевая тактическая авиация, а также гражданская авиация. Поэтому жизненно необходимо как можно скорее отладить бизнес-процессы и загрузить производство. Мы стремимся диверсифицировать свою деятельность и в дополнение к доходам от экспорта и модернизации военной продукции найти свою нишу на рынке гражданской авиации и коммерческих НИОКР. Мы также надеемся, что дела в стране пойдут лучше и корпорация сможет получить заказ Министерства обороны.

Но это завтрашний день, а сегодня необходимо думать о дне послезавтрашнем, когда простой стабильности в работе будет недостаточно. Я хочу, чтобы через десять лет о «МиГе» говорили как о фирме, где люди свободны в творчестве и самовыражении, где работа приносит не только средства к существованию, но и дает ощущение хорошо сделанного дела, а успех вознаграждается как материально, так и морально. Такова наша шкала ценностей.

— Во многих отраслях промышленности коренные перемены в бизнес-среде, происходящие в последние годы, вынудили компании менять корпоративную стратегию. Расскажите, что происходит в оборонной промышленности?

— Сегодня в военном противостоянии акцент переносится на борьбу за информационное превосходство. Перед вооруженными силами теперь стоят новые вопросы: кто наш враг, каким оружием он обладает, где и когда он будет атаковать. В дополнение к сбору информации в предвоенное время залогом успеха в широкомасштабных войнах, таких как в Персидском заливе, является способность вооруженных сил как можно скорее собрать, обработать и распространить среди войсковых подразделений необходимую информацию. Поэтому и требования к новым системам вооружений отражают необходимость в обеспечении информационного опережения противника.

На этом фоне сокращение военных бюджетов требует многофункциональных систем вооружений. Поэтому в следующем столетии оборонные ведомства будут выбирать те из них, которые обладают большим объемом функций. Военные объявят своего рода тендер на выполнение совокупности конкретных задач, и участвовать в нем смогут производители различных видов вооружения. К примеру, США в ходе последней военной операции в Югославии использовали для выполнения практически одинаковых задач как крылатые ракеты, так и самолеты.

На этапе разработки и особенно совершенствования истребителей четвертого поколения стало ясно, что основной прирост добавленной стоимости и наращивание боевых возможностей военных самолетов обеспечивается за счет модернизации электроники. Серьезный прогресс в области планеров требует колоссальных инвестиций и многих лет НИОКР, в то время как бортовую электронику можно регулярно улучшать.

Другая тенденция последних лет — сближение гражданских и военных секторов экономики. Несмотря на то, что в XXI веке ВПК останется основным поставщиком передовых технологий, все больше и больше новых решений будет приходить из области гражданского применения техники и электроники. Так, уже сегодня гражданский сектор стимулирует развитие средств телекоммуникаций, электроники, Интернета. Несомненно, в дальнейшем этот процесс будет развиваться. Поэтому способность интегрировать и, что самое главное, адаптировать для военного использования гражданские технологии станет важным элементом ВПК в следующем столетии.

Да и сами оборонные компании меняются. Сокращение объемов оборонных заказов и новая конъюнктура мирового рынка вооружений потребуют от них проведения серьезной реструктуризации и конверсии с увеличением гражданского сектора как минимум до 50 % общего объема производства. Это позволит оборонным корпорациям переносить опыт управления коммерческими проектами на военные программы. Так, сегодня две американские корпорации (Boeing и Lockheed Martin) участвуют в тендере на строительство американского военного самолета Joint Strike Fighter. В ходе осуществления программы будет построено более 3 000 истребителей на общую сумму 200 миллиардов долларов США. Многие эксперты отмечают, что корпорация Boeing имеет больше шансов справиться с этой задачей, используя богатый опыт контроля производственных затрат, который она накопила при производстве гражданских авиалайнеров.

— Каково сегодня положение дел на Вашем предприятии?

— На сегодняшний день в РСК «МиГ» работают более 15 тысяч высококвалифицированных сотрудников. Компания располагает современными средствами проектирования и производства и способна выпускать десятки единиц авиационной техники в месяц.

Стратегическая линия развития обновленного РСК — глубокая конверсия при сохранении основной специфики (самолетостроение) и выполнении значительного объема работ по военным программам.

В ближайших планах корпорации — развертывание на предприятии масштабного производства 100-местного пассажирского самолета нового поколения Ту-334. В качестве перспективной программы рассматривается создание многоцелевого самолета двойного назначения МиГ-110.

— Перемены неизбежны. Каковы Ваши новые производственные программы?

— Думаю, что мы уже никогда не будем производить так много боевых самолетов, как в прежние годы. Около 70 % производственных мощностей переориентируем на выпуск гражданской продукции. Это трудоемкая и затратная с финансовой точки зрения задача, но иного пути у нас нет. В какой-то мере диверсификация уже начата: производится легкий самолет «Авиатика», готовится к выпуску учебно-тренировочный самолет МиГ-АТ, который относится к авиационной технике двойного применения, начинается серийное производство Ил-103 и предварительная подготовка к освоению вертолета Ка-62.

Другое направление — серийное производство ближнемагистральных пассажирских и средних транспортных самолетов Туполева. Новые машины будут массовыми, рассчитанными на долгую эксплуатацию. Мы надеемся на кооперацию с заводами России и Украины. Развернув эту программу, мы сместим значительную часть сегмента гражданской авиации в Москву и область, что приведет к созданию новых рабочих мест. Если говорить о военной авиации, то это, конечно, наш легкий истребитель МиГ-29, созданный на долгую перспективу. Мы завершаем летные испытания и сертификацию модернизированного варианта этого самолета (МиГ-29СМТ). Это позволит эксплуатировать его до 2010–2015 годов. Будут продолжены поисковые и исследовательские работы, касающиеся истребителей следующего поколения.

В основе программы реструктуризации лежит постулат о том, что корпорация должна оставаться самолетостроительной. В связи с этим была разработана стратегия вертикальной интеграции организаций, непосредственно обеспечивающих все элементы создания самолетов — от разработки концепции, эскизного и рабочего проектирования до маркетинга, серийного производства и технической поддержки в процессе эксплуатации. Таким образом, впервые в российском авиастроении создана структура, реально объединившая разработчика и производителя самолетной техники. Полная интеграция всех этапов создания летательного аппарата позволяет не только эффективно вести разработку, производство и продажу авиационной техники, но и эффективно осуществлять ее послепродажную поддержку, ремонт и модернизацию.

— Каждая стратегия базируется на конкретном наборе ключевых факторов успеха и видах деятельности в цепочке создания потребительской стоимости. Таким образом, организационная структура фирмы должна соответствовать решаемым ею задачам. Ваши новые производственные программы также требуют новых корпоративных форм. Какова стратегия РСК «МиГ» в этом направлении?

— Предшественник РСК «МиГ» — Военно-промышленный комплекс «МАПО» — представлял вертикальную структуру, в которую входили строители самолетов, вертолетов, создатели двигателей, радиотехнический завод, управленцы (см. схему 1). Изначально идея была здравая, но в условиях изменившихся реалий ее не удалось довести до логического завершения. В итоге получился аморфный конгломерат, своего рода «клуб по интересам», а не динамичная, работоспособная структура. Действительно, перемены неизбежны. Многие фирмы хотели бы остаться в корпорации. Будем думать. Если развод и произойдет, то вполне цивилизованно, тем более, что делить в общем-то нечего. Установившиеся производственные связи рвать мы не собираемся. Более того, ищем приемлемые варианты решения, хотя полной ясности в этом вопросе пока нет.

Два года назад было принято принципиальное решение об акционировании корпорации. Первоначально 100 % акций будет закреплено за государством.

Схема 1. Структура ВПК «МАПО»


— Нет ли риска, что при новой форме организации корпорация будет хуже работать?

— Мы так не думаем. Можно наладить нормальную работу как с партнерами по кооперации второго уровня, так и с горизонтальными партнерами. Примером являются отношения РСК «МиГ» и серийного завода «Сокол», производителя истребителей-перехватчиков МиГ-31 и двухместной модификации истребителя МиГ-29УБ. Вместе с ними мы ведем работы по модернизации этих самолетов. РСК «МиГ» выполняет опытно-конструкторские работы, а «Сокол» взял на себя производство серийных машин и их доработку. Мы также подписали соглашение о сотрудничестве и успешно работаем вместе над созданием единой базы для модернизации МиГ-29.

— Были прогнозы, что, во-первых, «МиГ» исчезнет с мирового рынка, а во-вторых, будет поглощен другой фирмой, например, фирмой «Сухой». Как Вы оцениваете перспективу такого альянса? Года три-четыре назад она активно обсуждалась.

— На самом деле, был период, когда эта тема активно обсуждалась в прессе внутри страны и за рубежом. Но вместо того, чтобы объединять два предприятия в одну очень большую организацию, мы решили сосредоточиться на повышении эффективности работы нашей корпорации и поиске новых рынков сбыта. Результат — РСК «МиГ», наконец, нашла свою нишу. А что касается слияния с фирмой «Сухой» — то разговоры на эту тему усугублялись тем, что я пришел из фирмы «Сухой». Однако нет никаких оснований говорить о каких-либо процессах слияния. Авиапредприятий, действительно, очень много, это беда нашей страны: масса отдельно существующих конструкторских бюро, серийных заводов. Конечно, надо заниматься укрупнением, но укрупнение должно иметь под собой основу.

РСК «МиГ» — единственное предприятие в России, созданное по западному образцу, где разработчик, производитель, финансы, маркетинг — все соединены в одном юридическом лице. Рядом с этой базовой управляющей компанией, которая вобрала в себя финальные стадии разработки и производства, шагают партнеры по кооперации второго уровня.

Интересный вариант — это совместная программа с фирмой «Туполев», которая позволит объединить и наши, и их сильные стороны. Мы будем производить для них Ту-334. Почему бы нам не последовать примеру Европы, которая шаг за шагом создавала базис для интеграции. В Америке также используется такая практика: военно-ориентированная корпорация Northrop Grumman производит для корпорации Boeing фюзеляжи гражданских авиалайнеров, сам же Boeing делает фюзеляжи истребителя пятого поколения F-22 для корпорации Lockheed Martin.

— Мировой опыт межфирменных сетей доказывает, что для успеха требуется не только близость и единство технологических параметров, но и сближение корпоративных культур и ментальности. Наверное, Вы, как никто другой, можете обозначить основные принципы деятельности фирмы «Сухой», корпорации «МиГ», фирм «Туполев» и «Антонов». В чем близость и в чем различие организационных культур этих структур?

— Если говорить о фирме «Туполев», то мне кажется, что создание акционерного общества «Туполев» — это важный шаг, который должен дать очень большую отдачу. «МиГ» и «Туполев» схожи организационно, но между ними есть различия по некоторым технологическим и производственным ресурсам, соединив которые мы сможем добиться значительных результатов. Таким образом, с точки зрения консолидации, для нас организационные состыковки («МиГ»-»Туполев») намного важнее, чем просто схожесть производимой продукции («МиГ»-»Сухой»).

Другой важный аспект — это отношение к сотрудничеству. Раньше многие думали, что смогут самостоятельно выжить, что быть королем в своем маленьком государстве намного лучше, чем быть равноценным партнером в сильной команде. Приблизительно с 1999 года стало понятно, что нам делить нечего. Работы непочатый край, и ни у кого нет гарантий, что все получится. Сотрудничество является игрой с суммарно положительным результатом. Когда выигрывают все, то прибыль отрасли как целого выше, чем прибыль отдельных предприятий.

— Ваш стратегический замысел — дополнение военного производства гражданскими проектами. Есть ли в этом некий риск? Все-таки культура военного и гражданского самолетостроения сильно отличаются одна от другой?

— Есть такое мнение. Но я помню, как еще в Советском Союзе предприятию, которое выпускало военную технику, решением партии и правительства предписывалось выпускать гражданскую технику. И оно с этой задачей справлялось. То, что сегодня наша гражданская техника сдала свои позиции — это не вина руководителей предприятий и трудовых коллективов. Это те объективные условия, которые на определенном этапе начали явно сдерживать выход конкурентоспособной продукции. Контроль качества, что на гражданском предприятии, что на военном — одинаковый. Хотя, конечно, придется учесть определенные характерные особенности. Мы уже создали подразделение по сертификации техники и производства. А отношение к выпуску продукции точно такое же, очень ответственное.

— Сегодня есть целый ряд аэрокосмических гигантов, в том числе транснациональных. Каковы перспективы международной кооперации РСК «МиГ»?

— Объединение ради объединения нас не привлекает. Экономической целесообразности мы в этом не видим, потому что считаем, что объединение должно основываться на совместных проектах. Именно так было создано в Германии совместное предприятие MAPS для технического обслуживания, ремонта и модернизации истребителей МиГ-29 германских вооруженных сил. В состав учредителей MAPS вошли немецкий концерн DASA (в настоящее время — EADS), РСК «МиГ» и ГК «Росвооружение». В августе 1999 года участники MAPS подписали соглашение о намерениях, в котором заявили о желании создать предприятие по модернизации истребителей МиГ-29, находящихся на вооружении государств бывшего Варшавского договора. А это около 120–130 самолетов.

Сервисное предприятие с аналогичными функциями создано и в Малайзии. Мы ведем переговоры с Австрией о совместном производстве МиГ-110. Не исключено расширение международной кооперации по программе Ту-334. Сейчас мы начали сотрудничество с Украиной, планируется лицензионное производство самолета в Иране. Наша задача состоит в том, чтобы показать — с нами можно работать и нас не надо бояться.

— Какова может быть доля РСК «МиГ» в реализации работ по модернизации МиГ-29?

— Рынок модернизации европейских МиГ-29 оценивается примерно в 400 миллионов долларов США. Вполне понятно, что страны-члены бывшего Варшавского договора, сегодня вступившие в НАТО, настороженно относятся к России и не хотят допускать нас к военным секретам. Кроме того, в Европе существует собственный авиастроительный потенциал. Поэтому мы не может рассчитывать на выполнение всего объема работ. На долю России в течение ближайших пяти лет придется около 200–250 миллионов долларов США.

— Известно, что в 1999 году экспорт составил около 100 миллионов долларов. Эти деньги получены от поставок в Бангладеш?

— Не только. Мы торгуем также с Индией, Малайзией и европейскими странами. Например, с Венгрией заключен контракт на поставку запчастей на сумму более миллиона долларов США. Сейчас обсуждается вопрос о модернизации венгерских истребителей.

— МиГ-29 хорошо продавался до 1995 года, затем продажи сначала прекратились вообще, а потом восстановились на достаточно низком уровне. Причина в том, что платежеспособные страны купили достаточное количество самолетов и ждали более совершенных машин. В 1998 году мы активизировали работы по модернизации. Теперь, с одной стороны, РСК «МиГ» скоро сможет предложить на рынок модернизированный МиГ-29СМТ для требовательных клиентов, а с другой — уже продает дешевые версии, например, Бангладеш. Думаю, что в течение двух лет мы сможем успешно торговать в Африке, Юго-Восточной Азии, Южной Америке.

— Расскажите о «кухне» управления. Как Вы принимаете решения?

— С самого начала я поставил вопрос так: хоть мы и государственное унитарное предприятие, но нам необходимо выстроить нормальную корпоративную систему управления. Новая организационная структура (см. схему 2) предполагает как вертикальную интеграцию для каждой производственной программы, так и интенсивные горизонтальные связи на всех уровнях по вопросам общего управления, производства, маркетинга и финансов.

Схема 2. Структура РСК «МиГ»


Главная цель новой структуры — создать динамическую систему управления, которая сможет в режиме реального времени реагировать на изменения в бизнес-среде. В дополнение к этому, новая система управления потребует меньше человеческих ресурсов, так как будут задействованы современные средства телекоммуникаций и компьютерные системы поддержки решений.

Военные программы «МиГа» будут подвергнуты глубокому реинжинирингу: оптимизация производственных процессов и снижение себестоимости производства. Поэтому для каждой производственной программы мы сформировали управленческие команды, которые должны заново оценить их место и перспективность в общей стратегии корпорации. Цель этой инициативы — как определить затраты и доходы, так и установить контроль за реализацией программ, от концептуальной идеи и производства опытного образца до гарантийного и послегарантийного обслуживания проданной продукции.

Самым важным и сложным, пожалуй, было создание команды. Люди пришли разные, многие имели небогатый опыт управления. Всем пришлось учиться, и мне тоже: я инженер и в какой-то момент почувствовал, что для руководства предприятием мне не хватает знаний по экономике.

Я старался создать открытую систему, где будет господствовать истина, а не неверно понятая иерархическая субординация. Если подчиненные говорят исключительно то, чего хочет начальник, это чревато крахом предприятия. Только в споре рождается истина. Мы создали финансовый комитет и правление, чтобы все понимали, что решения вырабатываются не одним человеком, а коллегиально, людьми, ответственными за судьбу предприятия, за его работу.

Я придерживаюсь мнения, что необходимо общаться с подчиненными, то есть больше слушать, чем говорить. И этот процесс, ведущий к достижению общей цели, ни в коем случае не должен прерываться.

Хорошие руководители разрабатывают общее видение целей компании, четко формулируют, отстаивают и неустанно ведут компанию к их выполнению. Но, прежде всего, хорошие руководители открыты. Они находятся в постоянном контакте со своими сотрудниками. Они непринужденны в общении, искренны с людьми. Они не поощряют чинопочитания в своей организации, не привязаны к раз и навсегда установленным правилам. Они никогда не устают от своей работы.

Как и на любом другом предприятии, у нас есть управляющие, которые не в состоянии измениться. Они не могут быть непредвзятыми по отношению к себе и другим. Таким людям придется уйти, иначе мы не сможем сделать «МиГ» высокоэффективной организацией.

В общем и целом, у нас в очень сложных условиях работают высококвалифицированные руководители — в том числе и старшее поколение, — которые не только хорошо разбираются в технике, но и умеют считать деньги.

— Есть ли в Вашем управленческом репертуаре наказания или санкции за неисполнение или некачественное исполнение решения?

— За этот период не было ни одной санкции или наказания, потому что не было оснований для этого. Если допущен какой-то просчет, надо обновить механизм при помощи экономических рычагов. Но у нас пока прецедентов не было.

— Из Ваших уст слова «реструктуризация большого завода» звучат как простое дело. Но «просто» не значит «легко».

— РСК «МиГ» — государственное предприятие. Однако благосостояние большинства работающих на заводе людей зависит от эффективности его деятельности, независимо от формы собственности. Мы стараемся воспитать у наших сотрудников корпоративную общность интересов. Каждый из них должен рассматривать предприятие, на котором он работает, как что-то родное. Этот процесс только начался, и он ни в коем случае не будет легким. Но мы должны это делать.

— Вы часто сталкиваетесь с руководителями западных компаний. Сравните, пожалуйста, наш российский стиль с европейским, американским или даже китайским, восточным. Ведь первое отличие, которое бросается в глаза на авиасалонах — это шасси наших самолетов. У нас они уже поношенные, потому что, создавая машину, мы были вынуждены где-то скрести по сусекам. А у них все с иголочки, все новенькое…

— Если фирма сильна и своей внутренней организацией, и на рынке, то внешний вид ее продукции также должен быть впечатляющим. Запад умеет представить товар лицом, а мы пока нет. Но главное отличие — это то, как люди садятся за стол переговоров. Мы почему-то всегда видим в партнере по переговорам врага, в крайнем случае — друга, который хочет нас обмануть. Оттого и сам процесс проходит напряженно, без улыбок. Такова наша ментальность. Западные менеджеры держатся доброжелательно, понимая, что перед ними сидят не только оппоненты, но и партнеры, с которыми они должны выработать единую политику и найти приемлемое решение. Это самое главное. Пока на общем фоне мы выглядим мрачными. Это еще раз подтверждает тезис о необходимости совершенствования в нашем ВПК организационных форм, в которых будут сосредоточены все основные направления работы с заказчиками.

— Какова особенность Вашего стиля продажи вооружений и оказания услуг, скажем, по сравнению с «Росвооружением», «Промэкспортом». Ведь изначально именно РСК «МиГ» получила лицензию на самостоятельную внешнеэкономическую деятельность и до сих пор ею обладает.

— Мы первыми в России сделали шаг к созданию структуры, где и финальные разработки, и производство, и маркетинг объединены в единое целое, в одно юридическое лицо. Мы имеем право на самостоятельную работу на внешнем рынке. Таких структур больше нет. А коли другой техники мы не производим, то и борьба за рынки у нас идет жестче, чем у госпосредников. Эти компании, конечно же, необходимы, но им не важно, что продавать — самолет, танк, пушку или патроны. Не продали самолет — компенсировали потери за счет продажи подводной лодки или корабля. А у нас нет другого пути, кроме как бороться до конца за сбыт нашего продукта, но только вместе с государственными институтами, которые работают в тех или иных направлениях в сфере ВТС.

У нас есть программа перевода в электронную форму маркетинга и других направлений деятельности. Мы также провели ряд соответствующих мероприятий на заводах. Пока процесс идет тяжело — нужны ресурсы, но такие замыслы имеются, и мы пытаемся шаг за шагом их реализовывать, чтобы вывести всю систему на более современный уровень.

— Ваш любимый афоризм, характеризующий отношение к жизни?

— Хорошо там, где нас нет!


А.Г. Аганбегян — Задача России на ближайшее тридцатилетие — войти в «золотой миллиард» цивилизации

Беседа с академиком Российской академии наук Абелом Гезевичем Аганбегяном.
«Экономические стратегии», 2001, № 1, стр. 06–15.

В былые годы на определенных направлениях формировались команды ученых и управленцев, которые должны были совершить прорыв в решении тех или иных стратегических задач. Они сыграли огромную роль в восстановлении промышленности СССР после Великой Отечественной войны, основали атомную отрасль и покорили космическое пространство, построили советский ВПК, создали лучшую в мире среднюю школу и фундаментальную науку.

Но все это в прошлом. Сегодня экономика развивается под девизом «Carpe diem» — «лови момент». Что было, то было — что будет, то будет.

Не все согласны с этим. На нынешнем этапе, как никогда, необходим опыт построения сложных систем, которые переживут своих создателей. Многие поспешные решения 1990-х годов доказали, что советский управленческий опыт, опиравшийся на тесную связь с отечественной и мировой наукой, востребован и сегодня. В последнем номере журнала «Экономические стратегии» за 2000 год уже был представлен один из обладателей этого know-how — генеральный директор НПО «Энергомаш» Борис Иванович Каторгин, который рассказал о том, как опыт качественной работы, накопленный за пятьдесят лет и сегодня позволяет опережать конкурентов.

Другой представитель этой когорты — академик Российской академии наук Абел Гезевич Аганбегян. В свое время он возглавил группу ученых, разрабатывавших программу перехода к рынку путем синтеза трех проектов: правительственного; разработанного под руководством Леонида Абалкина; и предложенного группой Сергея Шаталина. К этому времени Абел Аганбегян уже имел большой опыт работы как в научной, так и в управленческой сферах: в 1955–1961 годах занимал должность заместителя заведующего отделом в Государственном комитете Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы, в 1961–1966 годах — заведующего лабораторией, в 1967–1980 годах — директора Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения АН СССР. С 1987 по 1989 год — академик-секретарь отделения экономики АН СССР, в 1987–1989 годах — член Президиума АН СССР. 1 августа 1997 года он вошел в состав Научного совета Совета безопасности РФ, с 1989 года по настоящее время возглавляет Академию народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации.

Это интервью Абел Гезевич Аганбегян дал главному редактору журнала «Экономические стратегии» Александру Ивановичу Агееву 30 ноября 2000 года в своем кабинете в Академии народного хозяйства при Правительстве РФ.


— Абел Гезевич, Вы — «гуру» для нескольких правительств СССР и России. И если охарактеризовать систему принятия стратегических решений в области развития страны при Брежневе, Горбачеве, Ельцине и Путине, то какие можно выделить особенности?

— Я никогда не был «гуру» — этот журналистский слух никак не соответствует действительности, — хотя обычно принимал участие в разработке перспективных программ, во всяком случае, имел к ним отношение. Поэтому могу ответить на Ваш вопрос, исходя из личных впечатлений.

Какая бы то ни было, новаторская деятельность в СССР закончилась после свертывания так называемой «косыгинской реформы» 1965–1970 годов, в результате которой заметно выросли все экономические показатели. Темпы роста народного хозяйства увеличились в 1,5 раза, реальные доходы населения — в 2 раза, сельское хозяйство поднималось, как на дрожжах. Словом, это был период заметного улучшения. Но затем реформа была свернута. Упразднили даже ту незначительную самостоятельность предприятий, колхозов, которую разрешили Октябрьский пленум 1964 года, Мартовский 1965 года и Сентябрьский 1965 года, где Косыгин делал доклад о реформе в промышленности. Не произошло перехода на оптовую торговлю, как это предусматривалось.

При Брежневе составлялись рутинные пятилетние планы. Развитие страны замедлилось. Особенно тяжелый период начался примерно с 1979 года, когда стали снижаться реальные инвестиции. Уровень жизни уже не рос, дефицит увеличивался. С небольшими флуктуациями, которые внес, например, Андропов благодаря «закручиванию гаек» и ужесточению дисциплины, это продолжалось до 1985 года.

И вот началась перестройка. В первые 2–3 года, действуя старыми методами, но поменяв людей, поставив молодых и энергичных, немножко повернув экономику к решению социальных проблем, уделив чуть больше внимания машиностроению, удалось заметно улучшить положение. Выросла средняя продолжительность жизни, резко увеличился объем жилищного строительства, удвоились ассигнования на здравоохранение и образование. Но, к сожалению, это был кратковременный всплеск. Административные методы себя исчерпали. А когда после знаменитого Июньского пленума ЦК КПСС 1987 года стали переходить на так называемые новые условия хозяйствования, то оказалось, что принятые меры не сбалансированы, внутренне противоречивы. Был потерян контроль над финансами, над ростом зарплаты. Увеличилась денежная масса. Резко обострился дефицит. Расходы бюджета значительно превысили доходы. Пришлось прибегнуть к эмиссии денег. Положение стало ухудшаться, нарастали негативные тенденции, которые чуть не привели страну к краху в конце 1991 года. Апофеозом всего был распад страны, огромный внешний долг, отсутствие золотовалютных резервов, развал потребительского рынка и всеобщий дефицит, кризис государственных финансов. Страна стояла перед экономической катастрофой. И только незамедлительный бескомпромиссный переход к рынку, либерализация цен позволили предотвратить худшее. При Горбачеве тоже принимался пятилетний план, который, конечно же, не был выполнен по причинам, о которых я уже говорил. Он создавался старыми методами, в рамках централизованной системы и совершенно не предусматривал какой-либо экономической реформы.

Мы разрабатывали и долговременные проекты: например — хрущевская двадцатилетняя программа. Но это были чисто декларативные документы, которые не претворялись в жизнь, не служили руководством к действию, а имели, скорее, пропагандистский характер. Страна жила в соответствии с пятилетними, а конкретно — годовыми планами. Когда мы стали двигаться к рынку, произошел перекос в другую сторону. Фактически прекратилось всякое планирование и прогнозирование, хотя многие западные страны — Франция, Япония — в тяжелой ситуации, например, для возрождения хозяйства, разрушенного войной, использовали наш опыт пятилетних планов. В США бюджет составляется на пять лет и каждый год продлевается. А бюджет — это основной финансовый документ страны. У нас он утверждался на год, причем с учетом компромиссов с Думой. Поэтому в России имело место такое позорное явление, как секвестр бюджета, куда впихивали всякие глупые предложения глупых депутатов.

За годы перехода к рынку несколько раз делались попытки составлять трехлетние среднесрочные планы. Над ними работал, прежде всего, Евгений Ясин. Но эти планы были мало востребованы, уже через год никто о них не вспоминал.

Ситуация коренным образом изменилась, когда Председателем Правительства стал Владимир Путин. Один из первых его шагов — создание Фонда и Центра стратегических разработок во главе с Германом Грефом, который тогда был первым заместителем министра Госкомимущества. Команда Грефа привлекла для разработки десятилетней программы социально-экономического развития России множество учреждений и людей. Наша Академия тоже дала свои предложения. Была собрана достаточно профессиональная группа экономистов, которые и создали основу этой программы. Когда Владимир Путин стал Президентом, свой вклад в ее развитие и корректировку внесло новое Правительство во главе с Михаилом Касьяновым. В результате программа претерпела достаточно существенные изменения. Из 400-500-страничного весьма рыхлого документа она превратилась в более сжатый конструктивный проект, в котором, в частности, появился раздел, посвященный структурной политике, прежде отсутствовавший. Объем программы — приблизительно 200 страниц с таблицами. Кроме того, Правительство потребовало, чтобы к этому документу были подготовлены детальные ежегодные планы действий на десять лет вперед, с конкретным указанием того, какое министерство за что отвечает, каковы сроки исполнения, какие новые законы необходимо принять. Недавно, например, пришли на заключение проекты на 2002 и 2003 годы. На днях Министерство экономического развития и торговли отчиталось, что из 20 мероприятий Правительства, намеченных на 2000 год, 17 уже выполнено, в том числе утверждены новые налоговые ставки. Таким образом, этот документ, названный «Программа социально-экономического развития России до 2010 года», стал своего рода руководством к действию, содержащим прогноз основных показателей развития хозяйства. В соответствии с ним разработан бюджет страны на 2001 год. Программа состоит из двух крупных блоков, разделенных на главы: «Социальная политика» и «Модернизация экономики». Каждый из них включает в себя перечень очень серьезных мероприятий, с которыми можно соглашаться или не соглашаться. Скажем, глава «Образование» вызывает возражения у многих ректоров вузов. Но, думаю, что единодушное одобрение означает отсутствие новизны. Я к Программе отношусь положительно, хотя и вижу в ней множество пробелов. Главный из них — отсутствие регионального аспекта. Но нельзя же требовать от одной команды, чтобы она написала все по отраслям, да еще и по регионам. Ну, не были они в регионах!

Если говорить о нашем фактическом развитии в 2000 году, то оно более успешно, чем предусматривалось в программе, из-за очень благоприятной международной экономической обстановки: крайне высокие цены на нефть, газ и металлы, а это 70 % нашего экспорта. Однако в основе роста производства лежат не только конъюнктурные, временные факторы, но и вполне осязаемые условия, которые скажутся в последующие годы. Поэтому вывод Программы о том, что темпы прироста ВВП в России составят 5 % в год, при этом инвестиции и реальные доходы будут увеличиваться преимущественно в 1,5–2 раза, представляется мне обоснованным.

— То есть можно считать, что на новом этапе развития произошло восстановление механизмов планирования развития?

— Да, но это, конечно, не Госплан. Программа не носит директивного характера. Наш бюджет — это 30 % всего ВВП России.

— Вы сейчас сделали ретроспективный обзор сорока последних лет истории России и СССР, а можете ли представить сценарий нашего развития на ближайшие 30 лет?

— Чем больше срок, тем легче создавать такие сценарии, потому что это уже фантастика. Самый долговременный прогноз, который у нас делался, — работа Института экономики Российской академии наук под названием «2015 год». Правда, этот сценарий по многим параметрам расходится с программой Правительства. Ученые имеют на это право, упрекнуть их нельзя. Многие разделы, которые есть в правительственной программе, там не представлены. Больше внимания уделено макроэкономическим аспектам. Что касается перспектив на ближайшие 30 лет, то я могу поделиться некоторыми своими мыслями, весьма сырыми.

Главный экономический показатель развития страны — это ВВП на душу населения. От него зависит жизнь людей, объем инвестиций в экономику. ВВП исчисляется в долларах США, но это делается не путем простого перевода рублей по курсу. Рубль слабый, официальный валютный курс не отражает реальной покупательной способности рубля и доллара, тем более, по элементам ВВП. Поэтому Всемирный банк и ряд других международных организаций прибегают к помощи сложных вычислений и прямых сопоставлений. На первом месте в мире по ВВП на душу населения находятся США — 31 тысяча долларов. Далее идут Германия и Япония — около 25 тысяч долларов, потом Англия, Франция, Италия — 20–22 тысячи долларов, Испания — 16 тысяч долларов, Португалия, Греция — 12 тысяч долларов, Чехия и Словения — около 10 тысяч долларов, Тайвань — 12 тысяч долларов, Южная Корея — 10 тысяч долларов, Венгрия, Польша, Аргентина, Бразилия — 5–6 тысяч долларов. Россия — 3,5 тысячи долларов, Украина — существенно меньше. Вот как примерно обстоит дело. Из 6 миллиардов жителей планеты 1 миллиард проживает в развитых странах с уровнем ВВП на душу населения 10 тысяч долларов и выше. Это авангард мировой цивилизации. Мне кажется, что задача России на предстоящие 30 лет — войти в этот «золотой миллиард» по уровню реальных доходов, производительности труда, эффективности экономики, по развитию здравоохранения. По ВВП на душу населения мы входим в шестой десяток, по индексу социального развития, при определении которого учитываются реальные доходы граждан, продолжительность жизни — в восьмой десяток, по уровню здравоохранения — в тринадцатый в списке из 190 стран. 30 лет — это небольшой срок, рабочая жизнь одного поколения. Мне сейчас 68, я начал работать 50 лет назад, окончил институт 45 лет назад. Если мы будем развиваться так, как предусматривает десятилетняя программа, то сможем за 30 лет достичь успеха. Полагаю, что через 10 лет сложатся предпосылки для увеличения темпов роста. Но надо сказать, что и страны, входящие в «золотой миллиард», не стоят на месте, они развиваются в среднем на 2–3% в год, а мы должны развиваться на 5, 6, 7 % в год! Если посчитать, то 30 лет — как раз тот срок, за который мы можем догнать эти страны.

От чего зависят темпы развития нашей страны и как сделать их более высокими? Тут несколько обстоятельств. Динамика экономического роста прежде всего зависит от внутреннего спроса. В рыночной экономике все вращается вокруг платежеспособного спроса населения. Нам нужно обеспечить его увеличение. Это очень важно и для подъема благосостояния народа. Именно поэтому программа правительства предусматривает преимущественный рост реальных доходов по сравнению, например, с ростом ВВП, что совершенно правильно. Если спрос растет и удовлетворяется в значительной мере за счет отечественного производства, нужно сохранять правильное рыночное соотношение курса рубля к другим валютам, которое предусматривает, что экспорт будет поощряться, а прибыль от импорта будет относительно низкой. Такая защита за счет адекватного валютного курса рубля намного эффективнее любых таможенных тарифов. В этом году экспорт России, видимо, достигнет отметки 100 миллиардов долларов, а импорт — 40 миллиардов долларов. Это из-за девальвации. В то же время спрос тянет производство, требует, чтобы оно качественно обновлялось. Для этого нужны инвестиции, которые являются двигателем прогресса. Без них невозможен переход к новым технологиям, ведь технологии нужно купить и внедрить. Чем качественнее вы хотите производить продукцию, тем больше должен быть объем инвестиций. Инвестиционная норма, которая у нас очень низка и составляет приблизительно 15 % по отношению к ВВП, должна подняться до 27–28 %, как это было в Японии, когда она быстро развивалась. Однако такого результата нельзя достичь за год, это надо делать постепенно.

— Опыт СССР показывает, что не всегда высокая норма накопления означает высокие темпы экономического роста. Как повысить отдачу от инвестиций?

— В СССР была очень высокая норма накопления, существенно выше тех цифр, о которых я говорю. Но эти инвестиции не давали достаточной отдачи, потому что были бесплатными. Очень много средств замораживалось в незавершенном строительстве, в неустановленном оборудовании, шло на неэффективное производство. Выпускалась масса ненужной продукции. Ну, зачем мы производили в 7 раз больше тракторов, чем США, имея объем сельского хозяйства почти в 2 раза меньше? Зачем нам нужно было выплавлять 165 миллионов тонн стали? Социализм страшно расточителен. Страшно. Там преобладали волевые ведомственные решения, особенно в нашей сложной системе. Сделали ставку на трактора, на металл, а он не нужен, он же плохого качества! Мы ставили задачу, чтобы зерна было 1 тонна на человека. Вот в Европе полтонны, а они нам его экспортируют. У нас скот потреблял зерно с одной стороны и выпускал его с другой. И писались диссертации о том, как навоз, в котором содержится много непереваренного зерна, превратить в пищу. Так что не надо сравнивать с СССР.

Итак, главное, чтобы работала экономика, кто-то должен быть заинтересован в инвестициях, в экономическом росте. Следует создать такие рыночные условия, когда или в гору, или под гору. Вы не можете остановиться, вы должны совершенствоваться. Попробовал бы Генри Форд не обновлять конструкцию своих автомобилей три года… Что было бы? Его сегмент рынка заняли бы другие! Нужно создать благоприятную среду для конкуренции. Если Вы заметили, то в Послании Федеральному собранию в июле 2000 года Владимир Путин назвал 6 ключевых пунктов экономической политики России на перспективу. Первый — защита собственности, а второй — создание равных условий для конкуренции. Это крайне важно. Кроме конкурентной среды требуются стимулы, главный из которых — частнособственнический инстинкт. Необходимо, чтобы в стране реально существовала частная собственность. У нас сегодня 2/3 собственности — негосударственная. Но только 60 % частной собственности можно назвать эффективной. Остальное находится в руках неэффективных собственников. У них нет денег, а бедному денег никто не даст. Нужно передать эту собственность тем, у кого есть деньги. В настоящий момент крайне выгодные мировые цены, и многие компании гребут деньги буквально лопатой. Скажем, директор «СеверСтали» собрался вложить большие средства в Ульяновский автомобильный завод.

— Не единичный ли это пример?

— «Русский алюминий» приобрел значительную часть пакета акций Горьковского автомобильного завода. И ГАЗ — это не УАЗ. Его годовая продукция приближается к миллиарду долларов. Ведь акции покупались по цене выше рыночной, надо же было найти сотни миллионов! Я надеюсь, что новый собственник поднимет этот завод. Таких предприятий, как ГАЗ, в России, может быть, 10, а может, и 5. Да и УАЗ — достаточно крупный объект.

Сейчас в России активно покупаются не только крупные, но и небольшие фирмы. Идет волна слияний разного рода бизнеса. Возьмите телефонные компании, которые объединяются. Формируются крупные холдинги. На повестке дня создание холдинга в оборонной промышленности. Конечно, хотелось бы побыстрее, но это же не красногвардейская атака на капитал, которую можно провести за год. Это экономика. Например, Маргарет Тэтчер — наиболее успешный с экономической точки зрения британский премьер-министр. Она была у власти довольно долго, больше 10 лет, а много ли она смогла приватизировать? Только 20 %. Так что это кропотливая и серьезная работа. А потом уйдут годы на реструктуризацию.

За 10 лет можно перейти к такому рыночному механизму, который толкал бы экономику вверх. В России он пока не работает: у нас еще преобладают настроения иждивенчества, нам бесплатно дают пенсию, мизерную, но дают, государство на 2/3 дотирует жилье, на 1/2 — электроэнергию и пассажирские железнодорожные перевозки, на 3/4 — телефон. Все это не способствует развитию каких-либо стимулов. Мы должны изменить социальную сферу. Нужно лишить богатых социальных льгот, которых они имеют больше, чем бедные, потому что у них, например, больше квартиры. В том документе, о котором мы с Вами говорим, предусмотрен новый подход к социальным льготам, приоритетные затраты на образование, здравоохранение и культуру, поддержка бедных.

— Если представить, скажем, что здесь Кремль, где руководство страны сталкивается каждый день с текущими рисками, не только финансовым обвалом, но и потоком других внутренних и внешних проблем. Какие из них за предстоящие 10 лет могут существенно осложнить достижение намеченных целей?

— Я не приемлю таких допущений: «предположим, что здесь Кремль…» Не нужно предполагать совершенно нереальные вещи. А вопрос правильный, вполне закономерный. Я профессиональный экономист и никогда не занимался политикой, хотя, к сожалению, экономика была неотделима от политики. Я никогда никуда не избирался, не был ни делегатом съезда, ни депутатом. И как профессиональный экономист, я больше всего боюсь политических рисков. Большинство кардинальных экономических решений требует согласия ветвей власти. Сейчас сложилось счастливое сочетание. Я не знаю, надолго ли такая ситуация. Не произойдет ли через некоторое время то, что было при Борисе Ельцине, когда Дума ставила вопрос об импичменте. В Думе много людей, которые всегда голосуют против. Но, к счастью, сейчас там больше разумных людей. Сегодня Владимир Путин пользуется безоговорочной поддержкой такого большинства, на которое редко может рассчитывать даже Президент США. А как будет дальше, я не знаю. Это первый большой риск, внутренний.

Второй — отставание в государственном переустройстве России. У нас очень слабая судебная система. Прокуратура занимается не своим делом, потому что в стране действует советский уголовно-процессуальный кодекс. Схватили Владимира Гусинского, арестовали не по делу, извинились. Он не может подать на них в суд. Это неправильно. В третьем пункте послания Владимира Путина Федеральному Собранию говорится о необходимости освободить предприятия от административного гнета, что очень важно. Но как и когда это будет делаться? Декларирована защита собственности, но пока мы видим только нападки на «Норильский никель». Нужно когда-то поставить точку и признать, что в России есть частная собственность, и закон ее защищает. От государства очень многое зависит: удастся ли ему отделиться от бизнеса, создать равные условия для конкуренции, реформировать экономику, регулировать ее так, как это намечено.

Есть, конечно, масса внешних рисков. Как будет меняться мировая конъюнктура? Не втянут ли нас опять в гонку вооружений? Как будет реструктурирован долг Парижскому клубу?

Надо иметь в виду разного рода стихийные бедствия, например, какой-нибудь особенный неурожай, недовольство людей социальной ситуацией.

Обстановка весьма неопределенная. Иностранные инвестиции могут явиться мощным катализатором нашего рывка, а могут очень сильно затормозить наше развитие, если не придут к нам. Это же относится и к фондовому рынку. То, что происходит там сейчас — ужасно.

Таким образом, риски есть, и многочисленные, но есть и положительные тенденции, которые будут усиливаться в случае осуществления политики экономического прорыва.

— Вы недавно участвовали в работе симпозиума, посвященного проблеме социальной ответственности в бизнесе. Незадолго до этого я беседовал с президентом «РЕСО-Гарантии» Сергеем Саркисовым, и он как один из представителей крупного бизнеса задал вопрос: почему олигархи, зарабатывая деньги здесь, тратят их там. Это проблема утечки капитала?

— Я думаю, что за границу вывозятся деньги, которые заработаны многими нашими фирмами и богатыми людьми — я не хочу ограничиваться олигархами. В последнем квартале 2000 года и по западным, и по нашим данным утечка резко, в несколько раз сократилась. Потому что экономическая ситуация благоприятна, и выгодно тратить в России. Второй момент. Значительная часть иностранных денег, фигурирующих в нашей экономике, — это те средства, которые российские граждане вывезли за рубеж и теперь возвращают под прикрытием иностранных фирм. Все равно эти деньги работают у нас. Никто из российских компаний никакого крупного бизнеса в Америке, Англии, Германии реально не ведет, не считая софтверных фирм. Но это исключение. Сейчас «ЛУКОЙЛ» сделал пробный шаг, хочет приобрести 1300, если мне не изменяет память, бензоколонок в США. Но это первый опыт, пока еще никто ничего подобного не предпринимал. Так что данное явление не нужно преувеличивать. Я думаю, что по мере совершенствования нашей налоговой системы, а такие тенденции имеются, и уменьшения числа разного рода рисков это явление исчезнет само по себе.

— Вы не только экономист, но и управленец, возглавляющий крупнейшую Академию, участвующий в руководстве компаниями. Раскройте, пожалуйста, 2–3 Ваших секрета успешного менеджмента.

— Обо мне как о руководителе лучше сказали бы люди, которые наблюдают меня со стороны. Мне присущи некоторые исторические черты. Я стал руководителем в 1957 году: был назначен начальником сектора Государственного комитета Совета министров СССР по вопросам труда и зарплаты. У меня в подчинении оказалась довольно большая группа сотрудников. Потом, уже в 1958 году, я работал заместителем начальника сводного экономического отдела по труду. Подо мной уже было несколько секторов. А в 1961 году я переехал в Сибирское отделение АН СССР руководителем большой лаборатории. В 1966 году возглавил Институт экономики и организации промышленного производства (это большой институт с филиалами, в котором работало 500–600 человек) и стал членом Президиума Сибирского отделения. С того времени я больше 40 лет на руководящей работе. У меня были блестящие учителя, опыт которых я пытаюсь в каком-то смысле претворить в жизнь. Они для меня как святые. Это, прежде всего, незабвенный Михаил Алексеевич Лаврентьев, под непосредственным началом которого я проработал в Президиуме 10 лет. Он возглавил Сибирское отделение в 57 лет, а я познакомился с ним, когда ему исполнилось 60. Это был уже пожилой человек. Совместная работа с Михаилом Лаврентьевым — огромная школа.

Первое — это неформальные отношения с подчиненными: Лаврентьева каждый мог остановить, когда он ехал на своем ГАЗике, и попросить подвезти. Он не отгораживался от людей секретаршей. Я тоже считаю, что каждый сотрудник Академии, тем более ученый, должен быть ко мне допущен. Это необходимо для того, чтобы быть в курсе дела.

Второе. Будучи пожилым человеком, Михаил Алексеевич, тем не менее, всегда делал ставку на молодежь. Он стремился к тому, чтобы в Академию наук СССР избирали молодых и перспективных специалистов. Благодаря ему я стал членом-корреспондентом и академиком. Он меня буквально за уши тянул. И не только меня, но и Александра Скринского, Гурия Марчука и других. Я тоже стараюсь привлечь в Академию молодежь. Первое, что я сделал, — пригласил Леонида Евенко, который привел с собой 40–50 новых сотрудников. Все они на 10 лет моложе меня, затем пригласил Егора Гайдара и вместе с ним — 60 человек, которые на 20 лет моложе меня. В те годы я думал, что, когда уйду, ректором Академии будет Егор Гайдар. И сейчас перед нами стоит задача омоложения, обновления. Это очень важно для преемственности.

Третье. Лаврентьев верил людям. Будучи директором Института экономики, я делал то, что считал нужным. Он меня никогда мелочно не контролировал: если доверял, то доверял во всем. Я точно так же доверяю руководителям наших подразделений: открыл им счета и дал право подписи. Сам никогда не снимаю деньги со счетов.

— И никто не подвел?

— Ну, они ошибаются, но не намеренно. Людям нужно верить. Как теперь говорят, делегировать права. Человек должен быть самостоятельным.

Я никогда не кричу на подчиненных, всегда расслаблен, никогда не приказываю, за очень редким исключением, но всегда прошу, уговариваю, объясняю. Такова специфика, Академия — это не армия.

И конечно, я, как и Лаврентьев, сужу о людях по результату. Живому человеку нужен не только вдох, но и выдох. Какой был бы ужас, если бы люди не умирали! Сколько было бы гниющих живых трупов! Так и организация, если она не воспроизводится, то должна быть закрыта. Когда вопрос касается дела, следует быть безжалостным.

Таковы мои принципы. Кроме того, надо самому работать, читать какой-то курс. В Сибирском отделении я серьезно занимался наукой, был членом нескольких иностранных академий. Сейчас не могу так интенсивно работать — я, в основном, администратор — но пытаюсь найти для себя нишу, занимаюсь экономикой России, ее развитием, ходом рыночных реформ. Я читаю небольшой курс, все время совершенствуюсь, то есть пытаюсь соответствовать тем требованиям, которые сам же и ввожу. Я не отрываюсь от слушателей, всегда интересуюсь, какая у них гостиница, как кормят. Руководителя, как правило, пытаются втянуть в интриги, с кем-то поссорить. Таких людей надо безжалостно гнать. Необходима обратная связь с коллективом!

К людям следует относиться снисходительно, стараться увидеть в каждом, прежде всего, хорошее. Талантливый человек сложен. Если его и нужно одергивать, то вежливо. Ему многое можно простить, конечно, если это не воровство и не подлость. Вот, например, один факт. На Академию был «наезд»: за последние полтора года — 43 проверки. А за предыдущие 8 лет проверок не было вообще. И все это закончилось уголовным делом против меня и некоторых других сотрудников. В этой ситуации два прекрасных специалиста одного из подразделений пришли к своему начальнику и заявили об уходе. Тот ужасно возмутился и выгнал их. Я бы этого не сделал, но понял бы этих людей и простил, если они приносят пользу. Хорошими кадрами не разбрасываются. А то, что они не преданы лично мне или Академии, — не страшно. Надо создать такие условия, чтобы сотрудникам было хорошо.

Следует заботиться о людях, ставить перед ними как можно более высокие цели, стимулировать квалификационный рост, обеспечив им достойную оплату труда. Это касается прежде всего тех, кто зарабатывает для Академии деньги. Меня совершенно не угнетает, что кто-то получает в 5 раз больше меня. Этим можно только гордиться.

Нельзя брать людей по принципу личной преданности, это страшное дело: вокруг будут одни бездарности. Советую всем внимательней читать Библию. «Я сделал ему добро, и он отвернулся от меня…» Как глубоко!

Я пришел к выводу, что корысть, стремление к наживе — ужасная вещь. Честно говоря, у меня и потребностей-то особенных нет. Мне достаточно того, что я имею: старая квартира, старая дача, машина, которой двенадцать лет. Я не хожу в рестораны, не езжу на зарубежные курорты. Человек должен вести себя достойно. И я мог бы разъезжать на «Мерседесе», но мне кажется, что это неприлично, хотя я и большой любитель легковых автомобилей. Нельзя отрываться от коллектива. Вы видите, какой у меня кабинет. Ремонт здесь был 3 года назад и обошелся очень дешево, а до этого я сидел в худшем помещении. Для подчиненных это очень важно: руководитель всегда на виду.

Я вообще в некоторых случаях стараюсь подавать пример. Вот, за свой счет учу французский язык. Не скажу, что это дается мне легко и доставляет удовольствие, но это полезно. Мы сотрудничаем с французским университетом, а его лекторы не знают английского языка. Я считаю, что нельзя ограничиваться знанием одного языка. Понимаете, многие же смотрят, что делает руководитель. Известно, что любую перестройку всегда нужно начинать с себя, только тогда тебе поверят люди, с которыми можно делать серьезные дела.


Р. Лайн — Российский бизнес — взгляд Посла Ее Величества

Беседа с сэром Родериком Лайном, Послом Великобритании в Российской Федерации.
«Экономические стратегии», 2001, № 2, стр. 06–17


Сэр Родерик Лайн, Посол Великобритании в Российской Федерации, имеет колоссальный опыт работы в области внешней политики, бизнеса, научных исследований. Опыт редкий даже для ветеранов британской дипломатической службы. Он представлял Великобританию в 18 международных агентствах и организациях, включая ВТО, комиссариаты ООН по делам беженцев и правам человека, Международный комитет Красного Креста; занимал руководящие посты в Секретариате премьер-министра при Джоне Мэйджере и пост заместителя министра по иностранным делам и делам Содружества; работал в британских представительствах в Азии, Африке, Европе. Более года Родерик Лайн посвятил научным исследованиям в Королевском институте международных отношений. Некоторое время он консультировал британскую компанию British Gas по вопросам международных отношений и занимался мониторингом ее инвестиционных проектов.

Примечательно, что почти половина срока дипломатической службы Родерика Лайна так или иначе связана с Россией. Его вклад в укрепление российско-британских связей в самых различных областях огромен. Родерик Лайн абсолютно уверен, что у этих связей, в том числе и торгово-экономических, прекрасные перспективы.

В беседе с Александром Агеевым, главным редактором журнала «Экономические стратегии», которая состоялась 2 марта 2001 года в посольстве Великобритании в Москве, Родерик Лайн обозначил основные вехи и принципы развития британской экономики, поделился своими мыслями о российском бизнесе, рассказал о собственной деятельности. В ходе встречи Александр Агеев вручил Родерику Лайну диплом «Экономический труд столетия», которым была удостоена по итогам проекта «Экономика — XX век» книга «Общая теория занятости, процента и денег», написанная соотечественником Посла Ее Величества Джоном Мейнардом Кейнсом.


— Уинстон Черчилль полагал, что размышления над прошлым могут послужить руководством для будущего и позволят новому поколению исправить некоторые ошибки предшественников. В связи с этим я хотел бы попросить Вас дать оценку того, каким было прошедшее столетие для Великобритании. Можно ли сравнить судьбу Британской империи с судьбой Российской империи?

— Если попытаться написать об этом, получится очень толстая книга. Я принадлежу к первому постимперскому поколению британцев, поскольку родился в 1948 году, в год заката Британской империи. Думаю, наиболее важным уроком, который можно извлечь из факта ее распада, является то, что нам многое удалось уже после неизбежного начала деколонизации. Мы смогли установить конструктивные отношения с бывшими колониями на новой основе, отбросив обиды и горечь. Наше сознание постепенно изменялось, хотя это был длительный процесс. У британцев ушло почти полстолетия на то, чтобы привыкнуть к мысли, что их страна больше не великая держава. В 1945 году Великобритания еще была сверхдержавой, одной из тех, что победили во Второй мировой войне, но поддерживать этот статус она уже не могла. Не слишком большая проблема для моего поколения, но подлинная трагедия для предыдущего.

Наверное, самым важным нашим достижением на пути адаптации к новым условиям стало создание Британского Содружества, которое сегодня называется просто Содружеством. Это не организация, не военный альянс, а ассоциация 50 независимых государств, своего рода клуб, позволяющий сохранять взаимовыгодные контакты во многих областях. Мы проводим открытые политические дискуссии, встречи глав правительств, устанавливаем экономические связи. Главное в этих многообразных отношениях то, что люди могут встречаться друг с другом не только на высшем уровне. К примеру, членами Ассоциации юристов Содружества являются люди, обучавшиеся по унифицированным программам. Они встречаются, чтобы обменяться информацией и помочь друг другу.

В России, мне кажется, ситуация совершенно иная. Российская империя включала в себя не отдаленные территории, а непосредственно граничащие с ней страны. Думаю, всем нам надо понять, что Советский Союз распался лишь несколько лет назад. Чтобы привыкнуть к этой мысли, людям необходимо время. Я искренне сочувствую России, потому что мы тоже прошли по этому пути. Полагаю, что в будущем у РФ установятся прочные и взаимовыгодные отношения со всеми ее соседями. При распаде империи возникают неизбежные проблемы, для решения которых потребуется время.

— Дайте, пожалуйста, Ваше определение империи. Не является ли Содружество в некотором роде квазиимперией — ведь в нем существуют довольно прочные связи. Может, Британская империя в каких-то формах еще сохранилась?

— Нет. Империя — это группа государств, подчиняющихся определенным правилам, продиктованным одной страной, занимающей главенствующее положение по отношению к этой группе государств. Содружество же представляет собой добровольное объединение стран, в котором не существует лидера или контроля. Все страны-участницы председательствуют в Содружестве поочередно. В секретариат Содружества входят представители разных стран, чаще всего — не британцы. Это очень демократичное сообщество, в котором существуют правила, общие для всех, хотя большая их часть нигде не записана и их нельзя рассматривать как конституционные. Нет никаких формальных стандартов, которым должны соответствовать страны, желающие присоединиться к Содружеству, хотя его костяк составляют государства, сотни лет находившиеся под британским владычеством. Но есть среди членов Содружества две страны, которые никогда не являлись частью Британской Империи — Камерун и Мозамбик. В некоторых странах-членах Содружества говорят по-французски, они одновременно являются членами объединения стран-франкофонов. Содружество — это уникальное образование.

— Сможет ли лет через 100 и Россия присоединиться к Содружеству?

— У России, скорее всего, возникнут некоторые трудности в плане соответствия неформальным критериям, необходимым для членства. Это, главным образом, использование английского языка и исторические связи, то есть то, что присуще наследию стран-участниц Содружества.

— У нас сегодня существует множество различных мнений по поводу перспектив развития России в XXI веке. Существует ли стратегия развития Великобритании в XXI веке?

— Нельзя планировать на век вперед — это слишком большой срок. Британцы славятся своим прагматизмом — мы никогда не жили по стратегическому плану, в соответствии с какими-либо концепциями или идеологиями. У нас есть ценности и идеалы, в которые мы верим, и определенные интересы в окружающем мире, которые необходимо защищать. Но генерального плана, как и что делать, у нас нет. Более того, к таким планам мы относимся крайне подозрительно. Одним из важнейших международных вопросов для Британии традиционно является свобода торговли. Наша экономика на 25 процентов зависит от внешней торговли, а это исключительно высокий процент. Британцев и британские компании можно встретить по всему земному шару. Выступая за свободу торговли в рамках Евросоюза и за его пределами, мы полностью поддерживаем идею вступления в ВТО таких стран, как Россия и Китай. Благодаря ВТО, а до ее появления — нескольким раундам переговоров в рамках ГАТТ, после окончания Второй мировой войны растет либерализация мировой торговли. Это привело к значительному увеличению ее объема и помогло повысить общий уровень благосостояния во всем мире.

Однако материальные условия жизни — это еще не все. Мы пытаемся способствовать развитию демократии во всем мире, используя свое влияние для утверждения принципа соблюдения прав человека.

Никто, конечно же, не знает, каким будет мир в XXI веке. Многие пытаются строить предположения, большинство из которых, скорее всего, окажется неверным. Великобритания, как островное государство, будет, исходя из своих интересов, действовать самостоятельно. Но в то же время она является членом Евросоюза, что экономически крайне выгодно для нее. Этот клуб, расширяющийся по мере присоединения новых членов, развивает рыночную экономику, основанную на демократических началах. Поэтому во имя ценностей, которым мы привержены, одним из наших устремлений в XXI веке будет расширение Евросоюза и усиление его роли и влияния в мире. Если же Вы спросите меня, что сегодня, в 2001 году, является для нас самым важным, я отвечу — уничтожение наследия «холодной войны», всестороннее обеспечение более тесной интеграции России в Европу, где живет большая часть населения вашей страны, а также в мировые экономические структуры.

События в России очень сильно отражаются на жизни в Западной Европе вообще и в Британии в частности. Они влияют на нашу безопасность, наше благосостояние. Поэтому мы крайне заинтересованы в том, чтобы Россия развивалась как стабильное и демократическое государство. Такая заинтересованность не имеет ничего общего с альтруизмом. Она обусловлена естественным национальным интересом. Мы больше не противники, у нас нет причин видеть друг в друге врагов. Но этого недостаточно. Для того чтобы установить прочные связи, необходимо иметь одинаковый уровень благосостояния.

— Если говорить о политике Ельцина и Путина, чей курс Вам представляется более соответствующим «естественным» национальным интересам Великобритании?

— Смена власти, случившаяся год назад, выборы, новый Президент, экономическая программа Правительства, принятая летом 2000 года — это только полдела, даже меньше. Поэтому было бы неправильно делать какие-либо выводы, исходя из такого короткого промежутка времени. Безусловно, мы очень стремимся к тесному сотрудничеству с Россией, идущей по пути к рыночной экономике и прочной демократии. Обнадеживает, в частности, тот факт, что особые усилия теперь сконцентрированы на преодолении структурной слабости российской экономики. Но программа модернизации крайне амбициозна. В ней поставлены непростые задачи реформирования электроэнергетики, газовой промышленности, железнодорожной системы, систем пенсионного обеспечения, образования и социального страхования, разработки нового налогового кодекса. Причем это только некоторые направления деятельности. Тот, кто ожидает немедленного прогресса во всех этих областях, мягко скажем, оторван от реальности. Однако, справедливости ради, следует отметить, что определенная работа уже ведется. Правительство предприняло некоторые шаги по дерегулированию, чтобы облегчить условия функционирования бизнеса. Для достижения намеченных целей необходимо новое законодательство, разработка которого требует крайней тщательности, а следовательно — времени. Кроме того, некоторое время уйдет на принятие новых законов Думой. Мы искренне желаем России успеха в осуществлении этих реформ. Однако пока у меня не сложилось какого-то определенного мнения. Думаю, это произойдет года через 3–4.

— Существуют ли в Великобритании различия между национальной культурой и бизнес-культурой? Или обе эти сферы объединяет общая система ценностей?

— Не думаю, что здесь есть заметные различия. Люди, работающие в бизнесе, ничем не отличаются от тех, кто занят в сфере услуг, от государственных служащих, от работающих в благотворительных организациях и так далее. Вы выбираете работу в зависимости от вашего отношения к жизни. Что особенно важно: в Великобритании, каким бы видом деятельности вы ни занимались, везде есть четкие, понятные правила, и все добровольно их придерживаются. Наша налоговая система опирается на внутреннюю ответственность людей и их готовность платить налоги, которые идут на строительство современных больниц и школ. Основной целью бизнеса является его рост, получение прибыли. Это очень важный, но не единственный ценностный ориентир. В этой сфере есть своя этика, требующая, чтобы люди работали цивилизованно. Например, совершенно недопустимо использовать угрозы физической расправы для заключения выгодных сделок или разрешения споров. Для этого необходим прочный юридический фундамент, позволяющий в случае возникновения проблем решать дела в суде. Я думаю, законодательная база очень важна для любой страны. У нас она создавалась веками — в Великобритании существует твердая вера в справедливость судебного процесса. Нельзя сказать, что наша юридическая система не имеет недостатков и не допускает ошибок. Но британцы неизменно уверены — если обратиться в суд, можно ожидать справедливого решения. И это, если хотите, один из столпов, на которых держится наше общество.

— А если задать этот вопрос применительно к российскому обществу? Я имею в виду социальную ответственность бизнеса и различия интересов населения и олигархов.

— Процесс капиталистического развития России начался совсем недавно и носит хаотичный характер, это понимают все. От появления прочной законодательной базы бизнес только выиграет. Мне показалось очень символичным, что в 2000 году лидеры российского крупного бизнеса убедились в необходимости повышения прозрачности деловой активности, оценили достоинства прозрачной системы бухгалтерского учета. На утверждение этих принципов в России уйдет немало времени. Когда рухнула старая система, у вас образовался своего рода вакуум силы, который быстро заполнили мощные группы, не имевшие правовых или внутренних, нравственных ограничителей, свойственных, скажем, бизнесу в других странах. А такие ограничители необходимы для успешного развития в долгосрочной перспективе. Без них невозможна эффективная интеграция российского бизнеса в западный рынок. Приведу пример. В российской экономике существуют секторы, куда весьма полезно было бы привлечь иностранные инвестиции. Примером может служить нефтегазовая промышленность, развитие которой является весьма дорогостоящим. Но инвесторы не вложат туда средства, если будут уверены, что их деньги разворуют, а подобные случаи были. Когда такое происходит, это обычно получает широкую огласку, что подрывает российскую репутацию на мировых финансовых рынках и вызывает нежелание инвесторов работать в России. Человек ворует деньги и в течение какого-то времени чувствует себя превосходно: он «нагрел» инвесторов на 100 миллионов долларов. Однако его непорядочность подрывает репутацию российского бизнеса, и, если он вновь обращается за инвестициями, то получает жесткий отказ. В результате Россия проигрывает. Значит, главное — осознать, что соблюдение правил игры служит интересам российского бизнеса. Я думаю, понимание этого придет.

— Вы достаточно долго были на острие потока зарубежных инвестиций в Россию. Как Вы думаете, каково отношение иностранных инвесторов и бизнесменов к России?

— Я не направляю инвестиций в Россию. Даже Тони Блэр этого не делает. Этим занимаются частные фирмы, если считают выгодным для себя. Мы, дипломаты, можем лишь содействовать им.

Я хотел бы поделиться тем, как выглядит российский бизнес «со стороны», впечатлениями западных компаний, рассматривающих Россию не с позиции возможности портфельных инвестиций, а на предмет осуществления прямых инвестиций. С точки зрения участия западного бизнеса, прошедшее десятилетие можно разделить на 3 периода.

В начале 1990-х годов во всем мире к России относились с воодушевлением — открывался новый рынок. Сюда в огромных количествах стали поступать иностранные товары, пользовавшиеся большим спросом, поскольку в годы существования СССР они не были доступны покупателям. Импортные товары, например, шоколад или автомобили, считались продуктами престижного потребления. В 1987 году я, наверное, знал каждую зарегистрированную в России иномарку, ездившую по Москве. Их было совсем немного, не больше двух-трех сотен. Даже к началу 1990-х годов таких машин оставалось еще очень и очень мало. Прошло 3–4 года, и ситуация принципиально изменилась — в страну хлынул не только товарный поток, но и многочисленные зарубежные бизнесмены. Все крупнейшие банки, большинство ТНК открыли в России свои представительства, несмотря на то, что заниматься бизнесом в Москве было крайне дорого из-за высоких цен на рынке недвижимости. Однако западные предприниматели были готовы платить огромные суммы. Они стали делать портфельные инвестиции в российские компании. В России произошел взлет рынка ценных бумаг. Расцвел гостиничный бизнес. Это был период сумасшедшей экономики, колоссальных доходов. Несколько месяцев назад я разговаривал с менеджером одного из крупных московских отелей. Он рассказал мне, что до обвала 1998 года этот не очень хороший, с его точки зрения, отель приносил огромную прибыль. Отель, покупка которого обошлась западным предпринимателям лишь в несколько миллионов долларов, и сегодня приносит доход. Управляющий оценивает его как значительный. Я не помню точных цифр — что-то около 200–300 миллионов долларов за 6 лет. Это просто умопомрачительно.

А затем произошел дефолт, и многие иностранцы ушли с рынка. Зарубежные банки и фирмы закрыли свои офисы или произвели сокращение штатов. Было уволено множество российских сотрудников, но в еще большей степени пострадал зарубежный персонал. Выяснилось, что в случае необходимости дешевле будет набирать и обучать россиян, обладающих столь же высокой квалификацией. Затраты на местный персонал гораздо ниже, поскольку иностранцы требуют роскошных квартир, дополнительных издержек на обучение детей, высокой заработной платы, возможности часто летать домой и тому подобное.

И тогда российская экономика вступила в новую фазу, несмотря на то, что была подорвана репутация России за рубежом и доверие к ней как к торговому и экономическому партнеру. На этом новом этапе произошли определенные положительные сдвиги, результаты которых можно наблюдать сейчас, через 2,5 года после кризиса. Россия перешла к импортозамещению, что явилось существенным экономическим стимулом для отечественных производителей. Ей даже удалось превратиться в экспортера. Взять, к примеру, текстильную промышленность. До дефолта Россия была чистым импортером текстильных изделий. Теперь она экспортирует мужские пиджаки: в Пскове работает небольшая компания, которая шьет их для одной из крупнейших сетей магазинов мужской одежды в Великобритании. Большую прибыль вследствие девальвации национальной валюты получила компания Вимм-Билль-Данн. В то же время нельзя не признать, что негативным эффектом дефолта явилась крайняя настороженность зарубежных инвесторов.

— Что изменилось в 2000 году?

— Приход умного, молодого, компетентного и трудолюбивого Владимира Путина многих воодушевил. Он привел с собой команду либеральных экономистов, подготовивших «Программу Грефа». С ним во власть пришло много людей с интересными идеями. Вскоре после начала работы нового Правительства, в 2000 году, была принята экономическая программа с очень жесткими сроками исполнения — всего 18 месяцев. Люди восприняли это как признак решительности и серьезного настроя. Летом и осенью 2000 года многие предприниматели стали возвращаться, но пока только для того, чтобы через Посольства западных стран разведать и оценить обстановку. Речь еще не идет о том, чтобы вновь начать инвестировать в российскую экономику. В разговорах с бизнесменами, неважно, российскими или западными, я часто прошу их дать оценку развития России за последние два года. Практически все отвечают, что большим достоинством этого периода является высокий уровень политической стабильности. Рынок очень страдает, если премьер-министры меняются каждые полгода. Позитивно оценивается и укрепление порядка. Ситуация в стране теперь более предсказуема.

Правда, некоторые прецеденты, получившие широкую огласку, препятствуют формированию позитивного имиджа России, например, история с корпорацией «Медиа-МОСТ», имеющая политическую подоплеку. Хотя непосредственного отношения к бизнесу эти проблемы не имеют. Представители деловых кругов заинтересованы в успехе реструктуризации и модернизации, но для них важнее всего стабильность. 2000 год был очень хорошим для России. Многие известные мне предприниматели, занимающиеся торговлей в самых различных областях, говорят о 15-20-процентном повышении объема продаж за 2000 год, а часто — и о 100-процентном. Конечно, значительная часть этого повышения подпитывается средствами, полученными от экспорта нефти. Этого нельзя недооценивать. На энергетический и нефтегазовый секторы, продукция которых составляет половину от общей стоимости экспорта, приходится 30 процентов всей прибыли. Дополнительный 1 доллар за баррель в цене нефти принес бы российскому бюджету еще около 600 миллионов долларов. Это очень большая в процентном отношении сумма, если учесть, что государственный бюджет составляет лишь 42 миллиарда долларов. Нефть сделала для российской экономики больше, чем правительство.

— Не могли бы Вы проиллюстрировать сказанное какими-либо примерами?

— Хочу привести один пример: это небольшая иностранная нефтяная компания. Не так давно ее представители встречались со мной и сообщили, что создали совместное предприятие в России — 4–5 нефтяных скважин с небольшой выработкой. Они основательно подошли к своему новому проекту — сократили выпуск продукции, вложили крупные средства в развитие инфраструктуры, купили высокоэффективное оборудование. Когда они стали производить нефть и получать прибыль, то обнаружилось, что российские партнеры, не поставив их в известность, «по кусочкам» продают совместное предприятие другим компаниям, находящимся в собственности российских совладельцев, то есть предприятие, в которое иностранцы вкладывали деньги, уже распродано, по крайней мере, частично. Они обратились в суд и, что обнадеживает, выиграли дело. Не всегда так происходит, но им повезло. Иностранцы вернулись и уволили людей, пытавшихся их обокрасть. Это случилось 2 года назад. Сегодня у них возникла другая проблема — представители местных властей угрожают аннулировать их лицензию. С одной стороны, есть основания полагать, что прежние российские партнеры вновь пытаются украсть у иностранцев компанию, ведь при потере лицензии она будет продана бывшим владельцам. С другой — есть еще одна, техническая причина, делающая позицию иностранцев уязвимой с формальной точки зрения. Дело в том, что большинство российских компаний использует воду для поддержания в канале скважины давления, при котором нефть могла бы выходить на поверхность. Это уже устаревшая технология, требующая высоких дополнительных затрат. К тому же большинство российских компаний сжигает газ, выходящий из скважин на поверхность, что не только приносит убытки, но и вредно для окружающей среды. Иностранная компания использовала усовершенствованную технологию: при помощи современного оборудования газ отводится обратно в канал ствола скважины и используется вместо воды для поддержания давления. Она гораздо более эффективна, предпочтительна с точки зрения экологии. Кроме того, когда всю нефть выкачают, в скважине останется еще неизрасходованный газ, который можно будет использовать на следующей стадии процесса. Однако по техническим причинам, не вполне понятным мне, давление, оказываемое газом, ниже давления воды, а по условиям лицензии компания обязана поддерживать определенный фиксированный уровень давления. Это и стало поводом для возникновения конфликта. Не знаю, как он разрешится. В настоящее время проблема находится на стадии переговоров.

Многие компании, занятые в нефтегазовой промышленности, незамедлительно узнали об этом конфликте, что нанесло большой вред России, негативно повлияло на отношение к ней зарубежных инвесторов.

— Россия стремится уменьшить зависимость от нефтегазового экспорта. Как Вы оцениваете состояние и перспективы России в новой, информационной экономике?

— В мире сложилось мнение, что Россия не способна быть торговым партнером. Это не относится к нефтедобывающим компаниям, которые, впрочем, тоже работают не с максимальной эффективностью. Но у вас еще есть информационные технологии. Это очень перспективная область, о чем свидетельствует мощь российской оборонной промышленности, прежде развивавшейся в условиях полной секретности и не находившей гражданского применения. Теперь эта отрасль выходит на коммерческие рынки. Люди, занимавшиеся прежде разработкой военной продукции, теперь используют свой опыт в производстве гражданских информационных технологий. Некоторые их разработки не имеют аналогов в мире. Рост российской промышленности информационных технологий оценивается в 35 процентов. Это весьма низкий показатель. Он не достигает даже уровня Индии, которая за последние 10 лет создала мощную индустрию программного обеспечения и зарабатывает миллиарды долларов в год. Но основу ее производства составляет довольно рутинный процесс выпуска программного обеспечения. Существующая в России научно-техническая база позволяет создавать компьютерные системы и программное обеспечение на более высоком уровне, чем в других странах.

Приведу только один пример. Вот факсимильная копия газеты «Independent». Этот номер вышел в Нью-Йорке 20 февраля 2001 года, и в этот же день был получен здесь, в Москве. Точно так же я получаю и некоторые другие газеты, что избавляет меня от утомительного чтения их электронных версий. Это стало возможно благодаря небольшому устройству, которое устанавливается на компьютер в любой точке земного шара. Речь идет об изобретении российской компании IBS, возглавляемой господином Карачинским, которое позволяет быстро и дешево рассылать газеты по всему миру. IBS заключила соглашение об электронной рассылке с 45 газетными издательствами и подписала на их газеты 91 отель в разных странах. Это только начало — компания работает в рамках этого проекта лишь несколько месяцев. Вот увидите, через год прессу, пересылаемую их методом, можно будет увидеть на борту самолета, в кают-компании корабля и в Посольствах, а Посольства являются крупными потребителями газет и журналов. Эти же ребята делают программное обеспечение для компании Boeing. IBS продает свой продукт Boeing, исходя из принципа «4х4? — так они это называют — в 4 раза быстрее, в 4 раза дешевле, не говоря уже о качестве, которое исключительно важно. IBS продает свою продукцию еще и IBM, а чтобы что-то продавать IBM, нужно производить действительно хорошую продукцию. Эта российская компания торгует также с CitiBank и CS First Boston Bank, продает программное обеспечение другим ведущим мировым корпорациям. Все начинала горстка людей, а сейчас персонал IBS вырос до 1 350 человек. Каждый месяц они увеличивают его численность на 20 человек, выбирая их из 300 соискателей. Теперь это компания мирового класса, пусть и относительно небольшая. IBS неимоверно успешно проникает на западные рынки, несмотря на высокую конкуренцию. Но это лишь начало. Эта область будет развиваться за счет инвестиций в российские оборону и образование. Здесь нужны даже не крупные вложения, а скорее — хорошие головы, и они в России есть. Имеются и необходимые навыки, и умение действовать на рынке. Самое трудное, пожалуй, — выйти на мировые рынки, но и это начинает получаться.

— Что же нужно, на Ваш взгляд, сделать, чтобы Россия стала более привлекательна для иностранного бизнеса?

— Необходимо укреплять доверие иностранных инвесторов, зарубежных партнеров России. Самой крупной проблемой в этой области большинство предпринимателей назвало бы отсутствие действенной системы исполнения существующих законов, которые очень часто не работают. Суды, по всей видимости, испытывают давление со стороны местных властей и крупного капитала.

Другой проблемой первоочередной важности является необходимость реформирования административной системы. В России слишком раздут бюрократический аппарат. Это мощный фактор, сдерживающий развитие бизнеса. Чтобы ваша экономика могла развиваться, ей просто необходима либерализация.

Очень важно также повысить прозрачность деятельности компаний. Некоторые крупные корпорации уже вступили на этот путь.

Последние несколько месяцев Россия ускоренными темпами движется к членству в ВТО, которое чревато для нее определенными последствиями. Российские компании будут вынуждены практически на равных конкурировать с западными, что неизбежно приведет к появлению новых норм и правил, являющихся неотъемлемой частью мировой бизнес-культуры, например, закона об интеллектуальной собственности. Потребуется упорядочить таможенную систему и понизить таможенные барьеры. Но все эти перемены произойдут только тогда, когда в них будут заинтересованы российские компании. Вселяет надежду тот факт, что сейчас они все активнее способствуют такого рода изменениям, выступая в их поддержку.

Очень многое зависит от того, насколько успешно будет воплощена в жизнь амбициозная программа модернизации, предложенная российским Правительством. Уже есть позитивные изменения в налоговом кодексе, идет серьезная работа по реформированию таких областей, как нефтегазовая промышленность, электроэнергетика, железнодорожный транспорт, пенсионная система. Это сложная задача, но важно, что решение ее уже началось, и есть первые положительные результаты.

Несомненно, необходима банковская реформа.

Следует поощрять те регионы, руководители которых прилагают усилия к созданию благоприятной инвестиционной среды. Пока таких немного, среди них — Новгородская, Самарская, Ленинградская области. Интересные изменения происходят в Ленинградской области, где экономический рост в 2000 году составил 26 процентов. Среди компаний, имеющих свои производства в Ленинградской области (и предпочитающих ее Санкт-Петербургу) можно назвать Ford.

Наконец, последнее. Кто занимается совершенствованием предпринимательской культуры? Кто озабочен защитой малого бизнеса? На эти вопросы можно дать однозначный ответ: никто. Развитие малого бизнеса — это быстрый и простой способ стимулировать экономический рост и рост рынка рабочей силы, что особенно важно для стран с переходной экономикой, но применимо также и к развитым странам. В Великобритании за прошедшие 10 лет создан 1 миллион новых рабочих мест, в основном — в сфере малого бизнеса. Большинство наших крупных компаний проводят сокращение штатов, поэтому в последнее время в стране наблюдался значительный рост малого бизнеса. Теперь вернусь к ситуации в том же Санкт-Петербурге. Это один из четырех самых красивых городов мира. Три других, по моему мнению, — Рим, Прага, Париж. Туризм в основном развивается благодаря усилиям малого бизнеса. Так вот, Петербург и на сотую долю не задействовал свой потенциал в этой области, потому что в городе предпринимательская мысль сконцентрирована исключительно на крупном бизнесе.

В настоящее время малый бизнес у вас испытывает огромные трудности: бюрократия, криминальные структуры, отсутствие кредитов.

У России плохая репутация страны, не выплачивающей свои долги, которая сложилась в результате дефолта и дискуссии по поводу отношений с Парижским клубом. Однако несправедливо, когда ярлык злостных неплательщиков навешивают на ни в чем не повинных людей. Приведу пример. Компания «Группа «РУСТ» недавно начала операции по выдаче потребительского кредита в России. Процедура очень простая — заполняете бланк, и в течение получаса узнаете, дадут вам кредит или нет. Компания приняла 85 процентов поданных бланков. Хотя прошло еще слишком мало времени, чтобы делать окончательные выводы, но сегодня лишь двое из 15000 заемщиков не смогли выплатить кредит. Любой, кто занимается выдачей потребительского кредита на Западе, действует с учетом того, что потери могут составить от 4 до 6 процентов. Этот же подход следует применять и в России.

— Вопрос, связанный с управлением. Вы — Чрезвычайный и Полномочный Посол Ее Величества. Посольство сродни компании, частной или государственной — не имеет значения. Вы управляете людьми, ресурсами и так далее. На каких принципах строится Ваш менеджмент и каковы критерии успеха?

— Не думаю, что между Посольством и компанией есть существенная разница. Я работал в частной компании, в образовательном учреждении, а теперь состою на дипломатической службе Ее Величества. Думаю, 10–20 лет назад британские государственные служащие иначе относились к работе, в частности — обращали меньше внимания на стоимость используемых ими средств. Затем у нас были проведены реформы, в том числе финансовая. Сегодня каждый, кто возглавляет Посольство или министерство вынужден очень бережно обращаться с деньгами. И еще одно важное изменение: мы стали рассматривать Посольство не в последнюю очередь как организацию, оказывающую услуги потребителям, каковыми являются наши британские и российские «клиенты». Ежегодно 65 тысяч российских граждан обращаются к нам за британской визой. Я хочу, чтобы с нашей стороны они получали максимальную помощь и поддержку, чтобы посетителям не приходилось томиться в очереди, чтобы они могли сидеть в комфортабельной комнате ожидания, а не стоять снаружи, чтобы тратили как можно меньше времени и, уходя, знали, что получили в Посольстве лучшие из возможных услуг. Британская виза обходится недешево — около 33 фунтов стерлингов. За такие деньги люди заслуживают достойного обслуживания.

Недавно мы упростили правила получения виз, остававшиеся неизменными в течение последних 30 лет. Пойти в Посольство за визой — все равно, что сходить к зубному врачу. Никто не любит ходить к дантистам, но время от времени приходится это делать. Я не могу превратить получение визы в приятную процедуру, но, по крайней мере, стремлюсь сделать этот процесс максимально эффективным. Если клиент, мягко говоря, пытается ввести Посольство в заблуждение, возникают проблемы. В прошлом году мы приняли 97 процентов поданных прошений, но пресса и туристические агентства все же считают, что у нас сложно получить визу.

Кроме того, ко мне часто обращаются британские бизнесмены с вопросом, как лучше развивать бизнес в России. И я должен дать правильный совет. Ведь это тоже наши клиенты. И еще у меня есть клиенты в Лондоне — мое правительство. Оно хочет получать от Посольства адекватную информацию о том, что происходит в России. Это тот продукт, который мы производим.

В прежние годы какой-нибудь очень умный дипломат писал, сидя в Посольстве, блестящий, но абсолютно никому не нужный отчет. Тогда никто не задавался вопросом, а поможет ли этот отчет разобраться во внутренней ситуации в какой-нибудь отдаленной стране. Теперь мы куда более четко определяем свои цели и тщательно подбираем персонал, необходимый для их достижения. Если кто-то работает плохо, нам такой человек просто не нужен.

Так что, я думаю, нет существенной разницы между управлением компанией и управлением Посольством.

— Не могли бы Вы назвать одно-два правила, на которые Вы опираетесь, руководя Посольством?

— Мне кажется, у каждого свой стиль. Мой стиль — умышленно неформальный. Я считаю, что руководитель должен прислушиваться к мнению подчиненных. Надо быть очень внимательным и помнить, что далеко не всегда ты единолично устанавливаешь правила. Если действовать по-другому, можно упустить массу возможностей. Я знаю, что со мной работают люди, имеющие большой опыт в различных областях, и, когда возникает проблема, я всегда интересуюсь их мнением. Также, я думаю, очень важно, чтобы управляющий, Посол или директор, не просто сидел в своем офисе. Нужно появляться везде, разговаривать с людьми, хорошо знать своих сотрудников. Придерживаясь этих правил, вы будете всегда держать руку на пульсе.

— Кто Ваш любимый русский писатель, музыкант, исторический деятель?

— С писателями все просто. Россия дала миру целую плеяду великих имен, оказавших влияние не только на российскую, но и на мировую литературу. Почти каждый образованный человек на Западе, в том числе и в Великобритании, вероятнее всего, читал что-нибудь из Толстого, вполне возможно — Солженицына, по крайней мере, слышал о Достоевском. Если человек достаточно образован, он, вполне вероятно, читал также Тургенева, которого я, например, очень люблю. У нас всегда пользовались популярностью пьесы Чехова — их часто ставят в театрах Лондона. Я просто обожаю Чехова, он один из моих любимых драматургов. Не могу сказать точно, сколько раз я смотрел «Трех сестер», «Вишневый сад», «Дядю Ваню». Мне кажется, у нас недостаточно хорошо представлена русская поэзия. Все знают Пушкина, но не знакомы с великими поэтами XX века — Ахматовой, Блоком, наслышаны о «Докторе Живаго», но многие не читали стихов Пастернака. Поэзию очень трудно переводить.

Из русских композиторов я, пожалуй, особенно люблю Рахманинова. Мне кажется, его «Всенощное бдение» наделено колоссальной энергией, восходящей к силе русской православной традиции. Превосходное звучание православного хора великолепно сочетается с гениальной музыкой Рахманинова.

В русской истории мне больше импонируют люди, боровшиеся с существующим строем, а не укреплявшие его. Например, академик Сахаров. Я испытываю определенные симпатии к декабристам, к просветителям начала XIX века. Меня также искренне восхищает мужество Горбачева и Ельцина. Они оба участвовали в развитии здесь демократии и свободы. Сейчас, в эпоху быстрых перемен, россиянам нелегко это понять, но пройдет время, и люди, оглядываясь на прошлые события, будут, мне кажется, относиться к этим государственным деятелям с большим уважением. Михаил Горбачев был первым и единственным советским руководителем, сказавшим своему народу правду вместо того, чтобы лгать, приукрашивать действительность и изрекать потешные выдумки вроде: «Советский Союз догнал и перегнал Америку». Суровая правда не добавляет политику популярности, но, не умея ценить правду, нельзя двигаться вперед. Я думаю, надо быть мужественным человеком, чтобы поступить так, как поступил он. Борис Ельцин в первые годы своего президентства многое делал для развития демократического процесса в России, и это, я полагаю, не менее важно. Возможностью сидеть здесь и разговаривать мы с Вами целиком обязаны Горбачеву и Ельцину. Пятнадцать лет назад такая беседа просто не состоялась бы.

— Существует ли стереотип русского у иностранца?

— Некоторые стереотипы существуют, но я думаю, что надо быть очень осторожным в этом вопросе. Многие в России читали Диккенса и Голсуорси, и, если они сами никогда не бывали в Великобритании, то их представление о нашей стране будет во многом сформировано чтением книг этих авторов: крайне консервативная страна с жесткими социальными барьерами. Каждый, кто приедет к нам, сможет лично убедиться в ложности этого клише. То же самое можно сказать о русской литературе XIX века. В ней описаны ныне уже не существующие человеческие типы. Русские меняются, как любая другая нация, а сейчас это происходит особенно быстро. Мне легко общаться с 25-30-летними русскими. Мы очень хорошо понимаем друг друга, потому что у нас схожие представления о мире.

— Какие книги оказывали влияние на формирование Вашей личности в разные годы жизни? Может быть, «Маленький лорд Фаунтлерой»…

— Я бы не сказал, что какая-то книга оказала на меня в детстве значительное влияние. Я любил английских классиков, но не думаю, что они существенно изменили мой характер. В школе я много читал, особенно увлекался английской поэзией времен Первой мировой войны, однако, не ограничивался художественной литературой. Это были также книги по истории, причем, не только британской. Меня всегда интересовали другие страны, в частности — Россия. Когда вышел «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, мы его просто «проглотили». Чуть раньше на Западе был опубликован «Доктор Живаго», ставший очень популярным. Или другой пример — «Крутой маршрут», изданный в конце шестидесятых. Он оказал мощное воздействие на умы людей. Никогда не думал, что его издадут в СССР еще при моей жизни, но это произошло. В конце восьмидесятых он был опубликован в журнале «Даугава», издававшемся в Латвии. Вскоре книгу инсценировали в «Современнике». Я видел эту потрясающую постановку. Помню, как после окончания спектакля в зале царило молчание, многие плакали.

Другая книга, глубоко задевшая мои чувства — это роман «Cry, the Beloved Country» Алана Патона, демократа из ЮАР, боровшегося за свои права, против апартеида и умершего совсем недавно. В своей небольшой книге он показал настоящее лицо апартеида.

- В заключение хотелось бы спросить, как Вы понимаете стратегию в широком смысле? И почему стратегия столь значима для российских и британских компаний?

— Стратегия означает определение интересов в долговременной перспективе и разработку путей их достижения. Стратегия жизненно важна для любой организации, а иначе зачем она существует, если ее сотрудники не знают, для чего они работают. Каждый день нам приходится решать тактические задачи. Наряду с этим мы должны иметь четкое представление о направлении движения, а также о том, какие цели ставит организация, каковы ее основные функции, как отдельные ходы, конкретные сделки соотносятся со стратегическими задачами. Когда я наблюдаю за российско-британскими связями, а это моя непосредственная задача, у меня складывается четкое представление о том, с какой целью они устанавливаются. Нам нужно достичь единства взглядов, нужно, как я уже сказал, отбросить наследие «холодной войны» — подозрительность, устаревшие стереотипы. Я думаю, мы хотим совместными усилиями сделать так, чтобы отношения с Россией ничем не отличались от отношений с любой другой страной мира. И как мне представляется, все, что мы делаем каждый день, приближает нас к этой цели.


Ю.М. Соломин — Нельзя изобрести новые ноты

Беседа с художественным руководителем Государственного академического Малого театра Юрием Мефодьевичем Соломиным.
«Экономические стратегии», 2001, № 5–6, стр.34–39.

Малый театр — это лучшие традиции русской театральной школы, олицетворение прекрасного, вечного. Это то, что было до нас, покоряет нас сегодня и останется после нас. Один из немногих театров, на котором практически не отразились веяния нашего неспокойного времени, который остается столпом национального искусства.

И, наверное, невозможно представить себе художественного руководителя Государственного академического Малого театра, режиссера и актера Юрия Мефодьевича Соломина отдельно от него. Талант, обаяние, интеллект руководителя не в последнюю очередь придают очарование театру и вызывают неизменный интерес публики.

Как же ему удается сохранить прекрасную труппу, побороть амбиции, присущие подчас талантливым людям? Ведь нельзя же распределить роли всем поровну?

Нам, зрителям, виден только результат сложной, кропотливой работы. Гаснут огни, закрывается занавес, и мы вновь ждем встречи с поистине высоким искусством. В гостях у Юрия Соломина главный редактор журнала «Экономические стратегии» Александр Агеев.


«…выразить духовный универсум концентрическими системами и соединить искусство с магической силой, свойственной формулировкам точных наук».

Герман Гессе


— Неудачи подрывают веру человека в себя. Обычно уровень его притязаний падает. Раз за разом он играет все более маленькие роли. Какой выход из этого тупика видите Вы как режиссер? Как преодолеть тенденцию к деградации? Насколько это важно для человека, организации, страны?

— С одной стороны, вопрос будто бы простой, но Вы его формулируете очень сложно.

— Не без коварства?

— Нет. Так, как это свойственно главному редактору такого серьезного журнала. Этот вопрос можно задать проще: «Как жить? Из чего складывается наша жизнь?» Любая постановка в Малом театре предваряется так называемым застольным периодом, то есть обсуждением. В нем участвуют все, кто занят в спектакле. Иногда мы не касаемся произведения, которое предстоит играть, а просто беседуем. Например, актер рассказывает какой-то случай, а остальные, обсуждая его, пытаются вскрыть некие человеческие взаимоотношения, что помогает глубже понять пьесу. Для меня современный театр — это не Шекспир, которого играют в джинсах, или Чехов с половыми извращениями. Думаю, любой автор современен до тех пор, пока я как зритель понимаю, что он хотел сказать, пока мне близки его мысли.

В этом сезоне мы поставили пьесу Бальзака «Делец». Она никогда не шла в России. Спектакль идет с успехом — это комедия, повествующая об экономических пирамидах. Я прочел ее и изумился тому, насколько она актуальна. Сложилось впечатление, что Мавроди читал Бальзака, поскольку сделал все так, как у него написано. Это я и называю современностью: во времена Бальзака людей волновали те же проблемы, что и сегодня. С этой точки зрения, современны Шекспир и Островский, так как их занимали непреходящие характеристики человеческого естества.

— Вы не только ставите спектакли, но и руководите большим коллективом. Вам приходится решать финансовые вопросы, заботиться о материальном обеспечении творческого процесса, улаживать конфликты между сотрудниками. Как Вы справляетесь с этим потоком управленческих задач, на каких принципах строите управление коллективом? Делегируете ли полномочия своим заместителям?

Проще говоря, каково Ваше управленческое кредо?

— Общее руководство Малым театром базируется на определенном идеологическом направлении, а именно — сохранении старых традиций. Это основная задача художественного руководителя. Другая его задача — воспитание творческого коллектива. Я имею в виду всех наших сотрудников, в том числе тех, кто работает в деревоотделочной, сапожной, слесарной мастерских, костюмеров и гримеров. Все это — творческие люди. В театре не может быть нетворческих людей. Наши слесари могут сделать по эскизам то, что не сделает никто другой. Они воплощают любые задумки художника (в Малом театре прекрасный главный художник Энар Стенберг и художник Александр Глазунов) и режиссера. Нужно беречь этот творческий потенциал, создавать людям условия для работы.

Следующее направление — репертуарное. Здесь главное — придерживаться традиций, существующих в коллективе. Это не значит, что нужно чураться нового, но и от старого, от того, что сегодня, казалось бы, не модно, отказываться не следует. Мода такая ветреная штука, что к ней надо относиться осторожно. Она приходит и уходит, а строгий английский костюм, например, остается. В обязанности художественного руководителя входит формирование творческого кредо коллектива. Мне, с одной стороны, легко, потому что оно было заложено почти 200 лет назад, но, с другой — чрезвычайно трудно, так как необходимо его сохранить и отстоять.

Очень важна работа с коллективом. Вот пришла ко мне актриса. Я должен ее выслушать. Знаю, что у нее проблемы, связанные с ребенком, и постараюсь ей помочь. Конечно, было бы хорошо открыть сейф, достать деньги и…, но, к сожалению, это невозможно.

Что касается моих заместителей, то у нас есть разграничение обязанностей. В дирекции существуют люди, которые отвечают за экономику, за производство и так далее.

Хочу сказать несколько слов о профессионализме в искусстве.

В театре необходима прослойка профессионалов. Без этого он не будет существовать. Актера можно сравнить с балетным танцовщиком: если ты научился классическим па у станка, то станцуешь все что угодно. Или как в музыке (я это придумал, когда разговаривал со студентами): существует семь нот, семь, а не восемь. В драматическом искусстве тоже есть свои семь нот. А когда мне говорят: «А по-новому…», я отвечаю, что нельзя изобрести новые ноты. Конечно, Шнитке писал так, Губайдуллина — иначе, а Чайковский еще как-то. Это не значит, что нужно забыть Чайковского, чтобы звучала современная музыка. Надо сохранить семь нот актерского мастерства. Как бы меня ни убеждали, я всегда стою на своем: попробуйте сыграть в традициях русской театральной школы. Это не так просто.

К сожалению, многие наши коллеги берут из зарубежного опыта не самое хорошее. Кстати, за границей высоко ценится русский театр. Мне кажется, что высокоталантливый человек псевдонаваторством заниматься не будет. Это удел тех, кто хочет выскочить, кто существует одним днем. Сейчас вошло в моду обвинять старые театры в традиционности, мол, это нафталин. Но нафталин не всегда плох. Ведь им пользуются для уничтожения вредных насекомых, значит, он приносит пользу. Если мы сейчас все разрушим, потом придется изобретать заново. Зачем, например, нужно было ломать памятники прошедшей эпохи? Ведь это история народа, и не следует выдирать из нее плохие листы. Надо, чтобы дедушка рассказывал внуку: был, мол, такой человек, который сначала хотел сделать что-то хорошее, а потом уничтожил десятки тысяч своих сограждан. Что было бы, если бы история всех народов мира пережила такие масштабные разрушения, как наша. Мы фактически уподобились афганским талибам, варварски уничтожающим памятники неисламских культур. Нужно пытаться все сохранить, если, конечно, это не наносит вреда людям.

— В нашем культурном ландшафте разрушения имели колоссальный масштаб. Нет ли у Вас ощущения того, что нечто безвозвратно утеряно. Как сохранить традиции русского театра? Может быть, слишком узок круг хранителей?

— Я считаю, что необходимо бережно относиться к традициям в любой сфере человеческой деятельности, будь то культура, наука, да все что угодно. Это главное. Человек без традиций, без истории не может идти дальше, развиваться. Повторюсь: я за сохранение традиций. Это входит в мои обязанности художественного руководителя, хотя, отстаивая свою позицию, я подчас раздражаю некоторых моих коллег. Безусловно, когда я был просто актером, то всех устраивал. Знаю, что был и остаюсь неплохим актером — я верю зрителям. Став руководителем, отвечаю и за весь коллектив, и за каждого человека в отдельности.

— Есть некий эмоциональный ток, исходящий от актера, с помощью которого он увлекает зрителя. То же самое происходит и в бизнесе: если у лидера нет харизмы, возглавляемое им дело вряд ли будет успешным. Существуют ли какие-либо специфические секреты, позволяющие Вам генерировать энергию?

— Вы абсолютно правы. Подобная эманация энергии в нашей профессии наиболее ощутима. Это можно заметить по реакции зрителей, которые то дружно плачут, то хохочут, то восторгаются, то негодуют. Так происходит только в том случае, когда артист мастерски владеет своей профессией и хорошо понимает автора. Это единение, связующим звеном которого является режиссер. Поэтому, как я уже говорил, у нас и происходят длинные застольные беседы. Мы пытаемся расшифровать, что хотел сказать тот или иной автор, провести своеобразное расследование происшествия, составляющего содержание его пьесы. Важно не только дойти до сути, но и создать ансамбль исполнителей. Только так можно добиться контакта со зрителем. Для того чтобы публика откликнулась, необходимо вложить в игру всю страсть души, донести до нее свое понимание драматического материала, а не просто кинуть смешную реплику. В зале, конечно, отреагируют, но хора не получится. Почему? Потому что нужна массированная атака на зрителя, требующая большой эмоциональной отдачи. Политические деятели, которые понимают это, очень часто добиваются своей цели, даже если их позиция не слишком логична. А бывает и так: умный человек, гениальный экономист не может установить контакта с аудиторией. Для 98 % слушателей его слова — это иностранный язык.

Знаете, очень люблю по телевидению слушать Сергея Глазьева. Он говорит спокойно, точно и просто, и я его хорошо понимаю, как студент преподавателя.

— Примерно 2000 лет назад было сказано: «Что толку мир приобрести, а душу потерять». Сфера деятельности театра — это весьма специфический рынок, если выражаться экономическими терминами. Ваша задача — спасти души зрителей, привив им определенные нравственные принципы. Бизнес по большей части ориентирован на то, чтобы как максимум — господствовать над миром, как минимум — овладеть каким-то конкретным рынком. Тревожит ли Вас то, что далеко не все виды экономической деятельности сопряжены с идеей спасения души?

— Тревожит и очень. Я сейчас объясню, почему. Сегодня в сфере бизнеса люди часто стремятся к обогащению ради обогащения. Я уважаю тех, кто добился успеха своим трудом, но, в то же время прекрасно понимаю, что только 5 % быстро разбогатевших достигли этого за счет своего таланта. Большинство же, как мне кажется, идет по трупам. Поверьте, я никому не завидую и вполне доволен тем, что имею на сегодняшний день. Но меня волнует, что куда-то уходит душа. Хотя я знаю и в бизнесе потрясающе душевных людей, неоднократно предлагавших мне свою помощь. Не сомневаюсь, что они действительно помогут, поэтому к ним и не обращаюсь — не хочу злоупотреблять их щедростью. Уверен, если будет совсем плохо, они сами придут, протянут руку, но многие потеряли эту широту души, появилась холодность, равнодушие, что оказывает негативное влияние на следующее поколение — оно растет еще более равнодушным. Если Вы помните, раньше никто не проходил мимо уличной драки, обязательно разнимали. Теперь все делают вид, что их это не касается. А если так поступают папа с мамой, то ребенок, который все видит, делает соответствующие выводы. Такое безразличие может привести к страшной катастрофе.

Я не только руковожу театром, но и преподаю. Сейчас у меня второй курс, хорошие ребята, я их сам набрал. Работая со студентами, я пытаюсь им объяснить, что человеку недаром даны душа, сердце, разум. Чтобы играть Чехова, Достоевского, Шекспира, Шиллера нужно уметь глубоко чувствовать. Там же высокие страсти! Например, Фердинанд в «Коварстве и любви» выступает против своего отца-президента, когда тот пытается уничтожить его любимую.

Нужно разбудить душу…

Без души артиста быть не может, даже клоуна без души не может быть.

— Я бывал практически на всех спектаклях основного репертуара Малого театра. Какой спектакль, на Ваш взгляд, наиболее созвучен нашей беседе?

— Я думаю, что это трилогия Алексея Толстого «Иван Грозный», «Царь Федор Иоаннович» и «Царь Борис». Она, с одной стороны, посвящена российской истории, а с другой — весьма современна. «Царь Федор Иоаннович» идет у нас 25 лет. Я играю с 1976 года и знаю, когда и как публика реагировала на происходящее на сцене. Если 15 лет назад фразу Шуйского: «Мне в Думе делать нечего, когда дела вершит не Дума, а шурин твой» — никак не воспринимали, то теперь она находит живой отклик у зрителей. Мне думается, что в этой трилогии есть все теперешние проблемы власти. Но нельзя отказываться и от Островского, который тоже весьма современен — классика есть классика. К нам в Малый театр приходит очень много молодежи. Спектакли у нас идут долго. «Царь Федор Иоаннович», как я уже сказал, идет около 25 лет и не потому, что мы так хотим — он дает сборы. Этот спектакль мы несколько раз возили за рубеж. Японцы, например, в 1993 году настояли на его включении в репертуар гастролей. Мы боялись, что в Японии этой пьесы не поймут, но она пользовалась большим успехом. В Израиле мы играли «Царя Федора» для русскоязычной публики, и там аплодисменты раздавались в самых неожиданных местах. И в Германии, и в Болгарии, и в Греции его принимали очень хорошо. Думаю, не в последнюю очередь потому, что он поставлен в лучших традициях русского театра, который интересен за рубежом.

На основной сцене Малого театра идет только классика. К 50-летию Победы мы поставили пьесу Солженицына о войне «Пир победителей», уже ставшую классикой. Это единственный ныне живущий автор, чье произведение играли в Доме Островского. Но у нас есть и филиалы, где мы можем позволить себе экспериментировать.

— Помните, у Чехова в рассказе «Студент» старушка льет слезы, слушая библейскую историю о том, что две тысячи лет назад произошло на Голгофе. Вы тоже создаете образы, которые волнуют душу зрителя. А что в последнее время произвело наибольшее впечатление на Вас?

— Вот уже несколько месяцев я нахожусь под впечатлением телевизионного фильма о Смоктуновском. Это было его последнее интервью. Мне довелось с ним работать. Мы вместе снимались в кино. Я всегда уважал Смоктуновского как артиста и профессионала. В фильме он сидит на пленере, а на столе — вся его жизнь в фотографиях, которые Иннокентий Михайлович комментирует. Воспоминания перемежаются отрывками из сыгранных им ролей. Прежде всего — это князь Мышкин. Я видел когда-то этот спектакль, но прошло много лет, впечатление притупилось. И вот сейчас снова удалось испытать незабываемое воздействие гениальной игры Смоктуновского. Я как профессионал вижу, что так сыграть невозможно. Никто не смог сделать это лучше, чем он. Это не просто высокое искусство, а та органика, которая граничит с потрясением. Не знаю, предчувствовал ли Смоктуновский, что это интервью последнее, но его искренность отозвалась во мне и еще в сотнях людей…

— …Может быть, у Вас есть любимая притча или афоризм, характеризующий Ваше отношение к жизни?

— Я боюсь, что так сразу и не вспомню. Пожалуй, такой притчи нет. Я ведь родился в первой половине XX века и очень хорошо помню войну, хотя и выгляжу гораздо моложе своих ровесников. Нас воспитывали не так, как сегодняшнюю молодежь — это агрессивно-конфликтное поколение, — на другой системе ценностей. Жизнь тогда была труднее, но люди — добрее, душевнее.


Г.Б. Волчек — Я умею говорить «нет»

Беседа с народной артисткой СССР, художественным руководителем театра «Современник» Галиной Волчек.
«Экономические стратегии», 2002, № 4, стр. 64–69.

Действительно, зачем люди ходят в театр? Неужели в нашей сумасшедшей и непредсказуемой реальности не хватает поводов для слез и смеха? И все же в жизни всегда есть место празднику, и этот праздник — театр.

«Современник», как и его художественный руководитель Галина Волчек, в представлении не нуждается. Каждый спектакль, комедия или трагедия, классика или авангард, — это событие.

В течение 46 лет, с момента основания театра группой молодых актеров, зрительный зал неизменно полон.

Галина Волчек стояла у истоков «Современника», служила в нем и как актриса, и с 1961 года — как режиссер, а в 1972 году была избрана труппой театра главным режиссером. Олег Ефремов однажды сказал, что в этой женщине его больше всего привлекала «… ее верность. Верность той идее, с которой родился «Современник».

В гостях у народной артистки СССР, художественного руководителя театра «Современник» Галины Волчек — главный редактор журнала «Экономические стратегии» Александр Агеев.


"В театр приходят не смотреть слезы,

а слушать речи, которые их исторгают"

Дени Дидро


— Один из спектаклей театра «Современник» называется «Еще раз о голом короле». Не кажется ли Вам, что люди, управляющие наиболее важными процессами в мире, — это «голые короли»?

- Я не взялась бы столь категорично рассуждать на эту тему, а тем более, давать оценки. Голый король — вечная тема, на которую написана гениальная сказка Андерсена и не менее гениальная пьеса Евгения Шварца. Но буквальное восприятие литературы, театра или кино — утром в газете, вечером в куплете — это явление, которого следует опасаться.

— Недавно Вы поставили замечательный спектакль — «Три товарища». Я с удовольствием посмотрел его два раза. Насколько мне известно, президент «Интерроса» Владимир Потанин также является поклонником Вашего театра.

- Владимир Олегович немало помогал нам, в том числе и когда мы ставили «Три товарища». Будучи членом Президентского совета, я имела возможность наблюдать, как он оказывал финансовую поддержку Эрмитажу, спонсировал ряд фестивалей. В прошлом году в Петербурге я стала свидетелем того, как Потанин вручал свои стипендии студентам Петербургского университета — очень просто, без пафоса. Сегодняшние стипендиаты — это надежда нашей страны, будущее, в которое Владимир Потанин вкладывает огромные деньги. Одни финансируют конкурсы красоты, другие — отечественную культуру. Поймите меня правильно, я никого не осуждаю. Думаю, что Потанин не случайно, а вполне осознанно помогал и помогает «Современнику». Поверьте, невероятно сложно перенести на сцену прозу, а тем более такую, где действие происходит за городом, у моря или в городе, на автомобильных гонках. В спектакле есть все: плещутся волны, едет трамвай, поет Эдит Пиаф.

И это не просто звуковые эффекты, а необходимая составляющая творческого процесса. Конечно, сами мы бы этого не осилили, но нас поддержал Владимир Олегович. Пользуясь случаем, хочу еще раз его поблагодарить.

— «Три товарища» — это Германия после Версальского мира: война унесла лучших представителей нации, страна в сложной экономической ситуации, люди потеряли уверенность в завтрашнем дне, и, тем не менее, герои демонстрируют чудеса самоотверженной любви, они социально активны. Или другой Ваш спектакль — «Крутой маршрут». Очевидно, что театр стремится не просто говорить о вечном — о добре и зле, верности и предательстве, — но и передать дух времени. Каковы режиссерские критерии отбора драматического материала, что для Вас важнее — эпоха, автор или это случайный выбор?

- Нет, случайности тут вообще быть не может. «Современник» — театр, который никогда не врал и потому заслужил доверие зрителя. Это не значит, что у нас не было провалов, художественных спадов, неудач, тяжелых периодов — все было. Я говорю о тенденции. Когда поменялась наша жизнь и появились новые возможности, мы не просто шаг за шагом обошли прежде недоступную территорию, мы ее истерически обежали. Хотелось поставить все, что раньше было запрещено. Не надо буквально воспринимать название театра, как гражданское кредо. Ведь и классику можно прочесть созвучно современности. Я имею в виду не внешние атрибуты такого прочтения — Гамлет в джинсах или Джульетта в мини-юбке, — а внутреннюю корреляцию со временем. Мне кажется, что главный критерий жизни и деятельности любого художника (а театр — это коллективный художник) — умение увидеть и услышать, что происходит за окном. Безусловно, есть и внесоциальное театральное искусство. Оно имеет право на существование и, более того, очень модно сейчас.

— А как Вы сами воспринимаете импульсы эпохи последние 10–12 лет?

— Это период достаточно экстремальный для России — страна, не притормозив, круто изменила направление движения. 1990 год запомнился эйфорией от перемен, от того, что вынули кляп изо рта, появились продукты на прилавках. Я ожесточенно спорила с теми, кто a priori не принимал новых веяний, пыталась убедить их, что плохо, когда ребенок, никогда в жизни не пробовавший фрукта под названием киви, бегает за иностранцами и выпрашивает жвачку.

В 1990 году «Современник» впервые побывал на гастролях в Америке. Помню, в Сиэтле на улице у нашего продюсера что-то зазвенело в портфеле, мы испугались, а он достал телефон и стал разговаривать. Сейчас об этом смешно вспоминать, но тогда было ощущение чего-то нереального. Сегодня большинство москвичей, да и не только москвичей, пользуется сотовыми телефонами. А ведь прошло всего 12 лет. В историческом масштабе — ничтожно малый отрезок времени.

Серые, закрытые бумагой прилавки, фарцовщики — все это было совсем недавно. Пусть сейчас не каждый позволит себе фирменные джинсы, но уж какие-нибудь купить можно. Это не значит, что все у нас в стране хорошо и мы покончили с проблемами. Они есть, их немыслимо сложно решать. В моей работе, например, огромное место занимают вопросы, связанные с коммерческой стороной жизни театра. В 1978 году я приехала в США ставить спектакль и рано утром оказалась в доме своей коллеги, руководителя театра Arena Stage в Вашингтоне. Вместе со своим финансовым директором она сидела над каким-то документом и что-то считала. Эта картина меня изумила, я спросила: «Ты и в этом понимаешь?». И услышала в ответ: «Детка, если бы я в этом не понимала, у меня бы не было театра». Сейчас я ее вспоминаю каждый день. Слава Богу, государство субсидирует театры, но надо откровенно признать — на эти деньги невозможно прожить, хотя и без них — тоже. В драматическом искусстве мы всегда были первыми в мире, точно так же, как американцы в мюзикле. Если не будет денег, мы лишимся этого приоритета. Все понимают: надо что-то предпринять, поэтому большинство театров занимается коммерческой деятельностью — сдают в аренду помещения, открывают рестораны и магазины. У нас, к сожалению или к счастью, нет такой возможности. Сегодня актеры снимаются в сериалах и рекламе, ездят по антрепризам. И это правильно, потому что они хотят нормально жить, а представления о норме сильно изменились, их определяют совсем другие понятия. Мы доживаем свою жизнь вне этих понятий. Недавно мне понадобилась виза в США. В посольстве попросили справку о недвижимости, и выяснилось, что у меня нет никакой недвижимости. Даже моя квартира в свое время была приватизирована на сына. Это те реалии, в которых мы жили: сдавали государству 50 % гонораров, которые получали за постановки и выступления за границей.

Сегодня театру не выжить без государственных дотаций, равно как без помощи наших друзей. Я умышленно не называю спонсорами тех, кто нас поддерживает, потому что они настоящие друзья нашего коллектива. Это и Владимир Потанин, и руководитель «Росбанка» Евгений Иванов. Недавно на вечере, организованном в «Современнике», я сказала: самое большое наше достижение в том, что актеры, не имея банковских счетов, тем не менее, называют «Росбанк» «нашим банком». А нам хотелось бы, чтобы и в «Росбанке» считали своим театром «Современник».

— Позвольте чуть-чуть драматизировать вопрос. Не кажется ли Вам, что в каждом из нас есть нечто от великого инквизитора?

— Чехов — мой любимый драматург — считал, что все люди плохие — хорошие и хорошие — плохие. В каждом есть и ангел, и дьявол.

— Несмотря на тяготы жизни, «Современник» — это театр, исполненный мудрого и светлого начала. Что помогает Вам сохранять силу духа?

— Мне кажется, художнику нельзя смотреть на мир через розовые очки, но и впадать в агрессию, в уныние по любому поводу тоже не следует. После трагического поворота судьбы наступает очищение, появляются новые силы, чтобы жить и бороться дальше.

И, конечно же, нам помогают зрители, без которых нет театра. Когда театр не востребован, никакая реклама не поможет заманить туда людей. Если бы зрители не доверяли «Современнику», вряд ли мы смогли бы каждый вечер в течение 46 лет заполнять зрительный зал на восемьсот мест.

— А как Вы думаете, сколько всего в мире поклонников искусства театра «Современник»?

— Трудно сказать. Посмотрите, как помолодел наш зритель; это внуки тех, кто стоял в театральных очередях в 1960-е годы. Такая преемственность поколений внушает оптимизм. Будь то Рига, Израиль или Соединенные Штаты, везде, где есть русские, театру сопутствует успех. Люди приносят на спектакль наши старые программки. Давным-давно, уезжая навсегда, они, среди прочего, везли с собой эти пожелтевшие листочки как память о театре. Когда думаешь об этом, ощущаешь не только радость и гордость, благодарность за такую любовь и доверие, но и ответственность перед зрителями.

— Вы не только режиссер и актриса, но и руководитель трудового коллектива, каждый член которого не просто личность, но и талант. Как Вам удается сохранить дух команды?

— Могу сказать одно — это не просто. Главное — не допускать до себя сплетников, которые были, есть и будут в любом коллективе. Ни разу за тридцать лет я не нарушила этот принцип. И не оттого, что я такая хорошая, а они плохие. Это своего рода творческий эгоизм — мне необходимо любить членов труппы, чтобы встречаться с ними в роли «артист-режиссер». Если что-то омрачает эту связь, возникает трудно преодолимый барьер. В театральной среде есть и наушничество, и зависть; ее не может не быть — каждый артист, как каждый солдат, хочет стать генералом. Есть у меня еще одно качество, которое, если не помогает, то, по крайней мере, не мешает мне руководить: я умею говорить: «нет» и делаю это не всегда мягко. Когда, например, знакомые или родственники просят у меня для кого-то роль, не только не поддаюсь на психологические провокации, но становлюсь злой и непримиримой. Могу рискнуть, неоправданно поверить в актера, а потом жалеть об этом, но это будет мое решение. Заставить меня нельзя ни за какие деньги, в прямом и переносном смысле этих слов. Третий принцип, которому я неукоснительно следую, обычный управленец вряд ли поймет, но в нашем деле он один из важнейших. Для того чтобы бывший актер мог руководить театром, ему надо, прежде всего, победить свое актерское сознание, а это очень трудно. Но главное — я люблю людей, люблю тех, с кем работаю, даже когда я их не люблю. Это не парадокс, а психологическая аксиома. Понятие «народ» дискредитировано в нашей стране в результате идеологических спекуляций, но «люди» — для меня не только общее понятие. Когда на дороге встречается грузовик с надписью «люди» на борту, у меня сжимается сердце.

— Какой поступок Вы не смогли бы простить актеру?

— Предательства по отношению к театру, неважно, внутреннее оно или внешнее.

— Часто люди загоняют себя в тупик, суетясь, зарабатывая деньги. Посоветуйте, как им вернуться к жизни.

— Мне кажется, этим людям уже никто не поможет. Слава Богу, не все такие. У меня есть очень близкий друг, молодой бизнесмен, представитель другой генерации. Это Михаил Куснерович — творческая личность и в жизни, и в бизнесе. И он не один, рядом с ним — его соратники, институтские друзья, жена, которая могла бы сидеть дома и заниматься собой, а вместо этого работает с невероятной отдачей и заинтересованностью. Именно Миша Куснерович придумал посадить вишневый сад в Нескучном саду, устроил праздник и пригласил на него массу интересных людей — Юрия Башмета, Михаила Плетнева, Павла Когана, Марка Захарова и многих других. Народу собралось так много, что Марк Анатольевич заметил: такую массовку не под силу собрать ни одному режиссеру. Это было великолепное действо, организатор которого произнес замечательную речь. Он сказал: здесь присутствуют потомки тех, кто вырубал вишневые сады, и тех, кто боролся за их сохранение. Так давайте же на этот раз просто посадим вишневый сад. Куснерович обладает таким вкусом и чувством стиля, что мне иногда в тысячу раз интереснее обсудить спектакль с ним, чем прочесть критическую статью.

И это не значит, что он всегда хвалит все, что мы делаем, напротив. В самом начале нашей дружбы Миша посмотрел «Три товарища» и сделал ряд дельных замечаний, которые очень помогли нам в работе.

— У Вас есть любимый афоризм, притча, поговорка?

— Они все время меняются. Сегодня это: «Не плюй в колодец, пригодится воды напиться».


Р. Саад — Лидерство — это ответственность

Беседа с Чрезвычайным и Полномочным Послом Арабской Республики Египет в России Его Превосходительством Рауфом Саадом.
«Экономические стратегии», 2003, № 5, стр. 06–09.

Египет… Сердце мировой цивилизации и средоточие международных геополитических интересов. Оплот стабильности в арабском мире. Давний проверенный партнер России. Какова позиция этой страны по вопросам экономической и политической стабильности в мировом сообществе? Каковы приоритеты в вопросах построения взаимоотношений с другими государствами? Насколько перспективны российско-египетские отношения? Эти и другие вопросы Чрезвычайный и Полномочный Посол Арабской Республики Египет в России Его Превосходительство Рауф Саад обсудил в беседе с главным редактором журнала «Экономические стратегии» Александром Агеевым.


— Господин посол, первый вопрос — о Вашей стране, являющейся одной из наиболее влиятельных на Ближнем Востоке. Египет — государство, история которого насчитывает несколько тысяч лет. Каковы причины такого долголетия?

— Египет — колыбель одной из древнейших цивилизаций на планете. Посмотрите на карту и вы поймете, что геополитическая роль нашей страны определяется ее уникальным географическим положением. Она является неким связующим звеном, центром притяжения народов, местом встречи цивилизаций: эллинской, романской, исламской, христианской… Здесь мирно соседствуют культуры народов Африки, Азии и Европы. В этом залог удивительной и очень долгой исторической жизни страны, которая всегда находилась в центре международных интересов, в фокусе внимания различных сил, определяющих политическую ситуацию в мире. Следует учитывать и такой аспект геополитической ситуации: Египет имеет выход к двум морям, по его территории протекает великая водная артерия — Нил.

Все вышеперечисленные обстоятельства позволили нашей стране занять лидирующие позиции. Лидерство не является преимуществом, оно означает ответственность — вот тот принцип, на котором основано наше взаимодействие с внешним миром. Это лучший ответ тем, кто надеется на разжигание конфликта на территории Египта.

— С одной стороны, хорошо представлять интерес для многих стран, но с другой, в этом, очевидно, есть и какие-то отрицательные моменты?

— Конечно. Негативным моментом является то, что на протяжении всей своей истории Египет входил в сферу интересов могучих империй, которые пользовались его ресурсами. Кроме того, при таком географическом положении и такой геополитике наша страна не может избежать зависимости от ситуации в Ближневосточном регионе и Средиземноморье. В то же время все, что происходит в Египте, отражается на жизни его соседей, да и всего мира. Таким образом, и преимущества, и недостатки весьма относительны. Я бы сказал, что в сложившейся ситуации основной отличительной чертой нашего государства является ответственность, благодаря которой Египту удается избегать социальной статичности: мы никогда не расслабляемся.

— Кто из египетских писателей, на Ваш взгляд, наиболее ярко отразил особенности национальной истории, культуры, философии?

— Одним из выдающихся египетских писателей, чье творчество помогает ближе познакомиться с нашей страной, я считаю лауреата Нобелевской премии Нагиба Махфуза. Писателю сейчас уже около девяноста лет. В его произведениях воссоздано красочное полотно жизни Египта во времена британской колонизации. Его герои — это и простые люди, патриоты, которых обстоятельства заставляют действовать, подобно настоящим политическим деятелям, и профессиональные политики в различные моменты их жизни. Особое внимание автор уделяет среднему классу, видя в нем основу социальной стабильности.

Я бы назвал еще одно имя — Таха Хуссейн. Яркий талант этого писателя подобен сверкающей звезде. Таха Хуссейн был слепым, однако это не помешало ему, выходцу из крестьян, начать обучение в университете Аль-Азхар и закончить его во Франции, стать доктором искусств. Впоследствии он был министром образования Египта. Творчество этого весьма плодовитого автора символизирует взаимоотношения Египта с остальным миром. Таха Хуссейн всегда верил, что в основе взаимопонимания между Западом и Востоком лежит взаимодействие культур. Этот очень важный аспект, отражающий глубину исторических, социальных изменений в стране, характерен для его прозы.

— Как Вы оцениваете экономическую ситуацию в мире?

— Она непредсказуема. Еще совсем недавно экономический кризис, разразившийся в какой-либо стране, не оказывал влияния на положение в других странах. Ныне, в условиях глобализации, когда физические, политические и культурные границы стали проницаемыми, мы сталкиваемся с кардинально иной ситуацией.

К примеру, обстановка в мире сегодня является следствием событий 11 сентября в Нью-Йорке. Говоря об Ираке, нельзя не отметить, что военные действия в этой стране обернутся для Египта потерей одного миллиарда долларов, поскольку уменьшился поток туристов, сократился торговый оборот, многие египтяне потеряли рабочие места.

— Значит, есть силы, которым выгодна нестабильность, те, кто использует ее в своих интересах?

— Было бы наивно пытаться с абсолютной точностью определить, кто в чем повинен и кто какие цели преследует. Реальность многогранна, ее нельзя втиснуть в узкие рамки сценариев и искусственных схем. Возьмем, например, Африку, этот богатейший с точки зрения природных ресурсов и одновременно беднейший континент, население которого страдает от нехватки продовольствия и воды, болезней, неграмотности.

В свое время западные страны немало обогатились за счет африканских колоний, а теперь эти же страны весьма озабочены угрозами, исходящими из данного региона, — болезнями, гражданскими войнами, нелегальной иммиграцией. Они вынуждены расходовать миллионы долларов на решение этих проблем, потому что чувствуют себя обязанными оказывать африканским государствам содействие в сфере образования, здравоохранения, в развитии инфраструктуры и так далее. За прошлое процветание, построенное на грабеже и жестоком угнетении населения колоний, приходится расплачиваться сегодня. Что действительно необходимо народам мира, так это новая — гуманистическая — культура. В нашей жизни возобладал материалистический подход. Мне кажется, сейчас самое время вспомнить о всеобщей связи явлений и интересов: от стабильности в том или ином регионе обязательно выиграют все.

— Каково Ваше отношение к одной из самых острых проблем современности — проблеме терроризма?

— Мы против всех форм насилия, как его ни назовите: терроризм, диктат, уничтожение. Вместе с тем мне представляется, что при рассмотрении той или иной проблемы необходимо руководствоваться принципом справедливости, ибо есть действие и есть реакция на него. Если, например, охарактеризовать акции палестинцев как терроризм, то как тогда назвать разрушение израильтянами их домов, убийства людей, в том числе детей. Чтобы найти адекватный ответ на этот вопрос, нужно решить, какими ценностями мы руководствуемся, что для нас хорошо, а что плохо. Нужно договориться, казалось бы, о простых и ясных вещах. О том, что независимость, мирная жизнь для всех — это хорошо, а колонизация или оккупация, лишение народа права на самоопределение, насилие — это плохо. О том, что оба народа имеют право жить в мире в рамках установленных границ.

Ныне и израильтяне, и палестинцы подошли к критической черте, потеряли почву под ногами в результате непрекращающегося конфликта. И те и другие стали терять здравый смысл и видение перспективы. Но ведь эти народы, живущие бок о бок, вполне могут мирно сосуществовать, если полностью признают права друг друга. Для непримиримых противоречий между евреями и арабами нет оснований. У них один Бог, поэтому активную роль в процессе урегулирования конфликта должны играть религиозные институты. Любая религия, будь то иудаизм, христианство или ислам, сближает людей — при условии, что она не политизирована. Как только в религию вмешивается политика, начинаются проблемы. Вы, должно быть, помните, что лучшую часть своей современной истории евреи прожили на арабских территориях, в частности, в Египте. Причина в том, что тогда религия не была политическим элементом их жизни.

Я убежден, что любой конфликт можно разрешить, пусть только каждый признает, что его сосед имеет такие же права, как он сам. Путь к справедливому миру лежит через отказ от национального эгоизма.

— Может быть, причиной конфликтов на планете являются религиозные противоречия? Каково Ваше отношение к религии в целом?

— Если бы все упиралось в религиозные различия, это в определенном смысле облегчило бы разрешение конфликтов, так как истинно верующий человек чужд насилия. И иудаизм, и ислам, и христианство призывают к терпимости и любви. Принадлежность к той или иной конфессии является свидетельством причастности к определенной культурной традиции. Религия любого народа есть элемент его традиционной культуры и потому достойна уважения. Я уважаю ваше право ходить в церковь, мечеть или синагогу, ваши праздники и ваши традиции. Религиозная принадлежность особенно остро ощущается в период экономических трудностей, в условиях усугубления противоречий между бедными и богатыми, когда религию пытаются использовать как отвратительное орудие давления. Терроризм, фундаментализм или экстремизм всегда ассоциированы с бедностью. Бедняк, оказавшийся в отчаянном положении, не найдя иного выхода, обращается к религии. И это используют далекие от истинной веры люди, которые говорят ему: «Бог решает твои проблемы через нас. Мы дадим тебе все, в чем ты нуждаешься, мы пошлем твоих детей в школу. Следуй за нами». Часто люди становятся заложниками такого рода деятелей.

— Как Вы оцениваете нынешнее состояние российской экономики?

— Первый раз я приехал в вашу страну в начале перестройки, затем вернулся сюда в 1999 году и могу сказать, что за последние десять лет вам удалось добиться больших успехов. Россияне вновь обретают уверенность в завтрашнем дне, и это благодаря вашему руководству. Россия — великая страна. Она имеет богатую историю и культуру. Многочисленные кровавые войны неоднократно наносили ей тяжелый ущерб, но всякий раз она поднималась из руин, подтверждая статус великой державы, граждане которой имеют все основания гордиться ею.

Если в ближайшее время вам удастся сделать свою экономику независимой от цен на энергоресурсы и решить ряд других неотложных проблем, Россию ожидает прекрасное будущее. Ведь ваша страна располагает не только богатейшими природными ресурсами, но и мощной научной базой. Сейчас в России осуществляется чрезвычайно важный процесс — конверсия военного сектора. Стабилизацию ситуации в стране отражает статистика — количество иммигрантов за последнее время не возросло. Хотелось бы также отметить, что бизнес в России очень интересует зарубежных предпринимателей. Речь идет прежде всего о военном секторе, сфере высоких технологий.

Еще один важный аспект, оказывающий влияние на состояние российской экономики, — это взаимодействие центра и регионов. Я побывал во многих российских регионах и не понаслышке знаю, что там происходит. Регионы стремятся расширить границы экономической самостоятельности, развивать собственное производство, экспортировать свою продукцию за рубеж. Если их взаимодействие с центром будет конструктивным и сбалансированным, экономически и юридически грамотным, ваша страна получит реальную возможность построить уникальную экономику. Я очень уважаю и люблю русский народ за доброту и широту души, верю в его предназначение.

Как посол Арабской Республики Египет в России, я играю определенную роль в налаживании двустороннего взаимовыгодного сотрудничества между нашими странами и стремлюсь к его всемерному укреплению и расширению. Убежден, далеко не все возможности этого сотрудничества реализованы. Необходимо подумать о совместных проектах в области научных исследований, разработки новых технологий, горнодобывающей промышленности, фармацевтики. Вместе с тем думаю, что сложившиеся традиции активных и плодотворных российско-египетских связей дают повод с оптимизмом смотреть на их будущее.


С.М. Рогов — Стратегическое одиночество России

Беседа с Сергеем Михайловичем Роговым — директором Института США и Канады РАН, членом-корреспондентом РАН.
«Экономические стратегии», № 4-2004, стр. 12–17

Сергей Михайлович Рогов — директор Института США и Канады РАН, член-корреспондент РАН, один из наиболее авторитетных академических специалистов в области российско-американских отношений, военной политики США, международной безопасности. Анализу военно-политических доктрин США, внешней и военной политики России, вопросам ядерного сдерживания посвящены его многочисленные научные труды, в том числе такие, как «США на рубеже веков», «Между прошлым и будущим: Россия в трансатлантическом контексте», «11 сентября 2001 года: реакция США и последствия для российско-американских отношений», «Россия — НАТО: сотрудничество в XXI веке», «Перспективы российско-американских отношений».

Сергей Михайлович возглавляет секцию международной безопасности Научного совета при Совете Безопасности и комиссию по международным вопросам Научного совета при Совете Федерации, является членом Экономического Совета при Правительстве РФ, членом Научного Совета при МИД РФ, членом Российского Пагуошского комитета.

О новой идентичности России, расстановке сил в современном мире, корнях терроризма с Сергеем Михайловичем Роговым беседовали главный редактор журнала «Экономические стратегии» Александр Агеев и корреспондент Елена Романова.


— На первый взгляд, после президентских выборов в России не произошло смены поколений политиков, и в то же время нельзя не ощущать, что подспудно формируются новые тенденции. Что Вы, как руководитель Института США и Канады, одного из ведущих центров геополитической и геоэкономической мысли в нашей стране, думаете по этому поводу?

— Если использовать американскую терминологию, Институт США и Канады можно назвать одним из ведущих мозговых трестов у нас в стране, да и в мире. Здесь сформировался уникальный коллектив специалистов, экспертов мирового класса. Не секрет, что в России существует разрыв между вузами и академической наукой. Поэтому мы создали свой мини-университет: при нашем институте четыре года назад открылся факультет мировой политики, куда ежегодно принимают около 30 человек. Период «бури и натиска» в российской истории, когда наломали столько дров, завершился. Новый облик России, ее стратегию как великой державы, одного из главных игроков мировой политики и экономики будет определять поколение, не обремененное багажом советских представлений. Это те, кому сейчас 20 лет. Им мы хотим передать свой опыт и знания. Наша цель — не навязывая молодым людям собственных представлений, дать им возможность получить фундаментальные знания и на этой основе сформировать новые концепции, осмыслить перспективы развития России. Задача достаточно сложная, но, думаю, нам удастся с ней справиться. Когда 33 года назад сразу после окончания МГИМО я аспирантом пришел в институт, средний возраст его сотрудников был 23,5 года. Сейчас — 55,5 лет. Молодежь с факультета мировой политики — это наша смена, наша надежда.

— Представим себе, что прогноз для России на ближайшие 30 лет сделает 55-летний профессионал и 20-летний студент. Чем они будут отличаться?

— Полагаю, речь пойдет о различиях и в интерпретации прошлого, и в видении будущего. Старшее поколение неизбежно воспринимает свою молодость как «золотой век». Мы, выросшие в Советском Союзе, вспоминаем в основном хорошее и все меньше помним плохое. В 1990-е годы, когда начались трудные политические, экономические реформы, руководство страны совершило ошибки, а то и преступления, в результате которых статус России на мировой арене резко понизился. Многим, особенно моим ровесникам, кажется, будто все, что мы тогда сломали, теперь можно отстроить заново. Это не так. Никогда уже не будет такой сверхдержавы, какой был СССР. Хотя Россия и является его наследницей, но у нее другая идентичность, интересы и возможности.

Молодым людям сложнее оценивать прошлое, с которым они незнакомы. Но именно этому поколению придется решать, какой должна быть новая идентичность России: следует ли строить ее как классическое национальное государство, а таковыми не являлись ни Российская империя, ни Советский Союз, или она должна быть родной страной для граждан разных национальностей и вероисповеданий. Збигнев Бжезинский, например, считает, что реализация первого варианта государственного строительства позволит преодолеть все российские проблемы. Второй вариант представлен моделью, воплощенной в Соединенных Штатах Америки, где в результате смешения многих поколений эмигрантов сформировалась новая социальная общность. Другой пример — Швейцария, хоть и не сверхдержава, но процветающее государство. Культурное и этническое многообразие нашей страны может стать источником ее силы. Мне кажется, будущее России нельзя строить в соответствии с представлениями Бжезинского. Она должна быть домом для всех своих граждан, иначе ее ждет судьба Советского Союза.

— Уютно ли России среди стран «Большой восьмерки»? Не возникает ли ощущения, что «не по Сеньке шапка»?

— Действительно, наше положение в «Большой восьмерке» отличается своеобразием, и тому есть несколько причин. Во-первых, «Большая восьмерка» формировалась как «Большая семерка», как некий эксклюзивный клуб ведущих западных государств, которых объединяет не только примерно одинаковый уровень экономического и политического развития, но и общие идеологические установки. Россия в этой среде — новичок. У нас в стране пока не завершилось формирование не только гражданского общества и демократии, но и рынка. Поэтому при обсуждении некоторых вопросов мы выглядим провинциальными аутсайдерами, а не полноправными членами этого элитного «клуба белых джентльменов».

Во-вторых, по многим показателям, например, по объему ВВП, Россия сегодня уступает не только США, но и другим странам «Восьмерки», таким как Канада, занимающая последнее место. Кроме того, в мире существует десяток государств, не являющихся членами «Большой восьмерки», у которых ВВП выше, чем у России. Это и Китай, и Индия, и Бразилия. Конечно, с точки зрения природных ресурсов, Россия — самая богатая страна в мире. Мы все еще обладаем высококвалифицированной рабочей силой и мощной научной базой, а значит, пока сохраняем способность реализовать имеющийся потенциал. Но чтобы его реализовать, необходима продуманная стратегия. Пока ничего подобного нет, поэтому Россия не может на равных участвовать в обсуждении некоторых экономических и финансовых вопросов. Я бы сказал так: мы приходим на заседания «Большой восьмерки» со своим табуретом, в то время как другие участники удобно расположились в мягких креслах.

Лишь в одной области мы не уступаем никому, в том числе и США. Россия, не будучи экономической и политической сверхдержавой, остается ядерной сверхдержавой, и это заставляет с ней считаться. Поэтому нас и приняли в члены «Большой восьмерки». Однако ядерный потенциал вовсе не является главным показателем мощи государства. Если мы не сможем решить насущные проблемы экономики и политики, наше ядерное оружие превратится в угрозу и для других стран, и для нас самих. Члены «Большой восьмерки» оказывают России финансовую помощь, чтобы мы избавились от старого ядерного, химического и биологического оружия. Эта ситуация психологически играет против равноправного статуса России в «Восьмерке». Думаю, что участие РФ в работе этого клуба — нечто необратимое, хотя на Западе вокруг нашей страны ведутся политические игры с целью оказать на нее давление. В Америке крайне правые республиканцы и либеральные демократы, которые обычно по всем вопросам не согласны друг с другом, объединились, чтобы обрушиться с критикой на путинскую Россию.

С точки зрения международного права, непонятно, кто, собственно говоря, уполномочил «Большую восьмерку» решать судьбы мира. Ее иногда называют расширенным вариантом «европейского концерта» великих держав XIX века, членом которого была и Россия. Состав почти тот же, плюс Америка, Канада и Япония. Не приведет ли существование «Восьмерки» к дальнейшему ослаблению ООН и Совета безопасности? Я думаю, что пока нет ответа на этот вопрос.

— Как в США представляют себе расстановку сил в мире в XXI веке?

— Американцы, невзирая на партийную принадлежность, убеждены, что сегодня их страна — единственная сверхдержава, определяющая судьбы мира. После окончания «холодной войны» в США восторжествовало представление: «The winner takes all» — победитель получает все. «Стратегия национальной безопасности», полтора года назад принятая администрацией Джорджа Буша-младшего, начинается фразой, которую я привожу по памяти: победа США в «холодной войне» продемонстрировала, что существует только один путь мирового развития — путь рыночной демократии. Эта идеологическая формулировка, пропагандирующая американский образ жизни в качестве образца для подражания, звучит почти как цитата из Программы КПСС.

В то же время консервативные республиканцы делают ставку на классические силовые факторы. Назову несколько цифр. Когда Буш пришел к власти, США тратили на оборону 3 % ВВП; это больше, чем среднемировой показатель (около 2 % ВВП). Сегодня Соединенные Штаты тратят на оборону и внутреннюю безопасность почти 4,5 % ВВП. На долю США впервые в истории приходится половина всех мировых военных расходов, а также 65 % мировых закупок вооружений и приблизительно 80 % мировых расходов на военные НИОКР. США — единственная страна, которая сегодня в крупных масштабах разрабатывает и закупает вооружения пятого и шестого поколений. Эти данные позволяют сделать вывод: Соединенные Штаты пытаются опередить всех, чтобы в XXI веке ни одно государство не могло равняться с ними по параметрам того, что называется «hard power», то есть военной и экономической жесткой силы.

Демократы также не отказываются от «hard power», но на первый план они выдвигают идею консолидации американского лидерства на основе «soft power» — «мягкой силы». Имеются в виду невоенные факторы силы, связанные с идеологической и информационной сферой. С этой точки зрения Windows Microsoft как раз и есть «soft power» — «мягкая сила». Весь мир сегодня использует американские информационные технологии и через них воспринимает американский образ мысли. Картина, которую я нарисовал, лишена оттенков, но, в общем, она достаточно объективно отражает ситуацию.

— Каковы, на Ваш взгляд, причины распада СССР? Была ли это чья-то злая воля, глупость, недальновидность или здесь ведущую роль сыграли «коварные замыслы врагов»?

— Думаю, что распад СССР, который Владимир Путин справедливо назвал трагедией, это на 80 % результат действия внутренних факторов. По крайней мере, для администрации Буша-старшего он был неожиданностью. 1 августа 1991 года Буш приехал в Москву и подписал договор СНВ-1, рассчитанный на много лет. Затем он приехал в Киев, где произнес речь, которую в Америке окрестили «котлетой по-киевски». Президент США подверг критике украинский национализм, в тот момент набиравший силу. Он очень четко сформулировал свою позицию: СССР должен существовать, Запад не заинтересован в его расколе. В администрацию Буша-старшего входили ветераны «холодной войны», высочайшие профессионалы. Они мастерски вели окопную войну, то тут, то там добиваясь частичных тактических успехов. Но им и в голову не приходило, что они доживут до того дня, когда Советский Союз перестанет существовать.

Свою роль сыграла и так называемая стратегия сдерживания СССР, которую США проводили в годы «холодной войны». Ее сразу же после Второй мировой войны сформулировал Джордж Кеннан. Она заключалась в том, чтобы навязать нам жесткое противоборство по всем направлениям, измотать СССР и, в конечном счете, взорвать изнутри советскую политическую систему. И мы действительно проиграли экономическое, политическое, идеологическое соревнование, но не проиграли гонку вооружений. Ирония истории такова, что достижение полного арифметического паритета в ядерной сфере произошло в тот момент, когда СССР доживал свои последние дни.

Джорджу Кеннану недавно исполнилось 100 лет, он все еще жив. Будучи аспирантом, я сопровождал его в поездке в Ленинград. Кеннан искал в Пушкинском доме архивные документы по франко-российскому союзу времен Александра III. Американский политик считал его противоестественным, нарушившим баланс сил в Европе и в итоге приведшим к катастрофе, которая выразилась и в двух мировых войнах, и в Октябрьской революции.

— Давайте от событий 1991 года в России перейдем к событиям 11 сентября 2001 года в США. Только ли «Аль-Каида» виновата в терактах или они — продукт более сложной комбинации факторов?

— То, что произошло в Америке 11 сентября, конечно, не есть результат заговора, организованного ЦРУ или ФБР. Сейчас в Америке работает комиссия по расследованию событий 11 сентября. На наших глазах раскрывается подноготная политики не только нынешней администрации, но и ее предшественницы. И это наносит колоссальный удар по престижу Джорджа Буша-младшего, который идет на очередные выборы как президент, возглавивший войну против международного терроризма. Хочу напомнить, что он пришел к власти в январе 2001 года и провозгласил установку на жесткую силовую линию в международных делах. Буш ругал Клинтона за мягкость, гуманитарную интервенцию, распыление сил Америки, призывал сконцентрироваться на ключевых интересах.

Накануне 11 сентября Америка была близка к тому, чтобы объявить Китай новым «врагом № 1?, потому что эта страна в XXI веке вполне может стать сверхдержавой. Было также очевидно стремление администрации Буша-младшего «добить» те режимы, которые не вписывались в представления консервативных республиканцев об американском лидерстве. Речь шла об Ираке, Иране, Северной Корее и т. д. Как показало расследование, американские власти игнорировали информацию о подготовке крупномасштабных террористических операций. Этот факт подтвердил на слушаниях и Ричард Кларк, персонаж исключительный. На протяжении двух десятилетий сначала в Госдепартаменте, а потом в Совете национальной безопасности он занимался проблемами терроризма. Еще в 1998 году при Клинтоне он стал специальным помощником президента, координатором по борьбе с терроризмом и оставался на этой должности вплоть до 11 сентября 2001 года. Именно Кларк в 1980-е годы первым предложил вооружить «стингерами» афганских моджахедов. Сегодняшний терроризм, который отнюдь не является проявлением столкновения цивилизаций по Хантингтону, имеет свою предысторию. Это тайная война, которую на протяжении полувека по всему миру вели друг против друга КГБ и ЦРУ. Мы поддерживали одни национальные движения, американцы — другие. Внешняя политика США в конце 1970-х — 80-е годы в конечном счете привела к событиям 11 сентября. Помощник президента Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский сделал ставку на радикальные ультраконсервативные исламские силы, чтобы остановить продвижение Советского Союза на Ближний и Средний Восток. В свое время ЦРУ оказывало поддержку не только афганским моджахедам, но и организациям типа «Хамаз» и «Братья-мусульмане». Бен Ладена как человека, с помощью которого можно было бы развернуть новый виток партизанской войны в Афганистане, представил американцам глава саудовской разведки, тесно сотрудничавшей с ЦРУ. Речь шла об использовании «стингеров» для борьбы с советской авиацией.

СССР помогал одним национально-освободительным движениям, США — другим. В школе под Симферополем мы подготовили 24 тысячи человек. ЦРУ только через Бен Ладена — 87 тысяч моджахедов. Звенья этой глобальной сети, созданной ЦРУ и КГБ, активно боролись друг против друга, и вдруг «холодная война» кончилась. Мы ушли из Афганистана, и американцы тут же потеряли к нему интерес. Теперь значительная часть «борцов за свободу» стала действовать самостоятельно.

Отличительной чертой современного терроризма является то, что он функционирует как многонациональная корпорация, подобно так называемым «network centers» — сетевым центрам. В 1993 году имела место первая террористическая атака исламских фундаменталистов на США — попытка взрыва Всемирного торгового центра. Монстр, созданный американцами, обернулся против них. Они долгое время игнорировали этот факт, пытались договориться с талибами, с саудовской и пакистанской разведками, но ничего не получилось. Причина неудачи кроется в том, что американцы сделали ставку на те силы в исламском мире, которые воспринимали Советский Союз не просто как оплот коммунизма, а как один из вариантов воплощения идеи западной модернизации, которая разрушала традиционные устои исламского общества. Отсюда — фундаментализм, призывы вернуться назад в «светлое прошлое», когда не было разлагающего чужеродного влияния. Вторая причина — поддержка, которую американцы на протяжении многих десятилетий оказывают Израилю. Террористический костяк, созданный для борьбы с Советским Союзом, одним флангом воевал с СССР, а другим — с Израилем. Когда не стало Советского Союза и его место заняли США, покровительствующие Израилю, эти два фланга объединились. Сегодня администрация Буша фактически дала Шарону карт-бланш на проведение курса, который когда-то назывался государственным терроризмом. Лишь в 1998 году, когда прошла новая волна терактов, американцы, наконец, поняли, с кем надо бороться. Как выяснилось, Клинтон через своего помощника по национальной безопасности Сэнди Бергера дал указание директору ЦРУ Джорджу Теннету физически устранить Бен Ладена. Но эта попытка не удалась. Кроме того, они запутались в игре с «Талибан». Террористическая атака 11 сентября 2001 года разворачивалась фактически на глазах американской разведки, которая имела массу свидетельств подготовки крупномасштабной операции. Но американцы не ожидали, что удар будет нанесен по США. Они считали, что террористы атакуют либо их посольства, как это было в 1998 году, либо их военные базы за рубежом. Наконец, отрицательную роль сыграло то, что ФБР и ЦРУ конкурируют между собой и не обмениваются информацией. Таким образом, 11 сентября стало крупнейшим провалом американской разведки, своего рода новым Перл Харбором.

Что касается заговора спецслужб США, очень жаль, что у нас подобные бредовые версии не сходят со страниц газет и экранов телевизоров. Журналистская братия готова наброситься на любую «утку», вместо того, чтобы обратиться к специалистам и попытаться разобраться в сути вопроса.

— Сегодня Россия живет в обстановке шекспировского трагизма. С каким периодом отечественной истории Вы могли бы сравнить современную ситуацию или она совершенно уникальна?

— Ситуация уникальная. Триста лет Россия была державой «second to none», то есть мы никому не уступали в мощи, хотя были и поражения, например, в Крымской войне. Еще совсем недавно СССР претендовал на первое место в мировой иерархии. Сегодня совершенно ясно, что до середины XXI века ни одна страна мира не сможет по совокупной мощи сравняться с Соединенными Штатами. Китай, скажем, в состоянии догнать их по размерам ВВП, мы — по количеству ядерного оружия, но не более того. Нам надо определить, кто наши партнеры и союзники, каково положение России в мире. Ведь, по существу, после 1991 года мы оказались в геополитической изоляции. Такое стратегическое одиночество не по силам ни одной стране. В результате у нас возникла странная версия евразийской стратегии: Россия — это «кошка, которая гуляет сама по себе», потому что мы особенные. На деле это означает, что мы становимся маргиналами, и с нами никто не будет считаться. Вот, например, расширение Европейского Союза и НАТО — покричим, покричим, но никуда не денемся, проглотим. Это касается не только Запада. Подобного рода проблемы у нас возникают и по другим геополитическим направлениям.

Положение России в глобализующемся мире в очень большой степени будет зависеть от того, как она сможет выстроить свои партнерские и союзнические отношения. В ближайшее время для России очень большое значение будет иметь Китай. Нам необходимы хорошие отношения с Поднебесной, равно как с исламским миром. Ведь ислам для нас — не внешняя, а внутренняя проблема, это часть нашей идентичности. В то же время, если Россия стремится быть демократической рыночной страной, то она должна стать членом западного сообщества. И это вовсе не означает отказа от идентичности.

Хочу сказать об отношениях России и США. То партнерство, которое после 11 сентября провозгласили Буш и Путин, может показаться долгосрочным, но оно слишком зависит от личных отношений президентов и не имеет институциональной базы. Посмотрите, за три года они встречались 12 или 13 раз, то есть главы государств делают работу, которую должна выполнять бюрократия среднего звена. Почему же она бездействует? Потому что на среднем бюрократическом уровне упрочение российско-американских отношений не вызывает энтузиазма. На долю России во внешней торговле Соединенных Штатов приходится всего 10 млрд долларов, или приблизительно полпроцента. Поэтому для возникновения реальной экономической взаимозависимости (как у США с Европейским союзом, Японией и даже Китаем) потребуется не один год, значит, в краткосрочной перспективе реальный прорыв может произойти только в военно-политической сфере, где у России и США есть две общие угрозы: международный терроризм и распространение ОМУ. Нельзя исключать и актов «катастрофического терроризма» — нападений с применением химического, биологического и радиологического оружия. Именно здесь Россия и США могут объединить усилия, чтобы не допустить таких акций или свести к минимуму их последствия. К тому же ОМУ и защита от него — это та сфера, где мы по-прежнему сохраняем паритет с американцами, то есть в данной области партнерство России и США может быть действительно равноправным, а не асимметричным.

Надеюсь, что в этом вопросе мы сможем создать союз нового типа против общей угрозы для всего мирового сообщества.



С.Г. Недорослев — Что значит успешная стратегия развития, или как приблизить экономическое чудо

Беседа с первым заместителем генерального директора аэропорта «Шереметьево» Сергеем Недорослевым.
«Экономические стратегии», № 1-2005, стр. 58–63

Осенью 2004 г. в ОАО «Международный аэропорт Шереметьево» пришла новая команда топ-менеджеров. Первым заместителем генерального директора аэропорта по стратегическому развитию был назначен Сергей Недорослев, основатель и президент одной из наиболее перспективных холдинговых компаний российского авиационно-промышленного комплекса, Группы «Каскол», история которой началась в 1988 г. Это назначение, безусловно, явилось доказательством его высокого профессионализма и управленческого таланта, что позволило центру рейтингов и сертификации ИНЭС включить Сергея Недорослева в число лауреатов программы «Действующие лица века» по номинации «Управленец года».



В беседе с главным редактором журнала «Экономические стратегии» Александром Агеевым Сергей Недорослев оценивает свою деятельность за прошедший год и говорит о планах на будущее в области улучшения деятельности вверенного ему аэропорта, о перспективах повышения престижа главных «ворот страны».



— Вы стали лауреатом программы ИНЭС «Действующие лица века» в номинации «Управленец года». Как Вы оцениваете свою деятельность в 2004 г.?

— Мои достижения — это прежде всего достижения нашей команды. 2004 г. был нелегким, но плодотворным. 30 апреля на нижегородском авиастроительном заводе «Сокол» состоялся полет первого серийного учебно-боевого самолета Як-130, произведенного по заказу фирмы Яковлева для российских ВВС. Это событие стало для нас знаковым, ведь оно подтвердило, что завод сохранен и способен серийно выпускать новые военные самолеты. Як-130 — не модификация, не продолжение того, что было создано в СССР. Это одна из первых машин, созданных после распада Советского Союза, в новой России, а запуск серийного производства такой машины, по сути, открывает новую страницу в истории отечественного авиастроения.

С момента начала работы над проектом до выпуска первого серийного экземпляра на нижегородском авиазаводе «Сокол» прошло всего два года. Сроки рекордные даже по советским меркам — хотя в то время ресурсов было гораздо больше. Так, в советские времена на заводе «Сокол» работало 35 тысяч человек, а сегодня — только 7 тысяч… Но благодаря слаженной командной работе, взаимопониманию между КБ Яковлева — автором проекта, производителями и субпоставщиками удалось сделать то, что в нынешних условиях казалось многим практически невозможным. Это очень важный результат, ведь те, кто работал над созданием Як-130, доказали прежде всего самим себе, что способны на многое. После долгих лет «застоя» случился настоящий прорыв, перелом в сознании. Люди поверили в свои силы — и сегодня на заводе осваивается серийное производство этого самолета.

Еще одно знаменательное для нас событие: в 2004 г. мы представили рынку самолет М-101Т Expedition, также сделанный на нижегородском заводе «Сокол». Это результат долгой и упорной работы, большая победа всего коллектива.

Когда «Каскол» стал акционером ОАО «НАЗ «Сокол», на заводе в различной степени готовности было сразу несколько проектов легких гражданских самолетов. Такая деконцентрация ресурсов могла просто погубить предприятие, поэтому было принято решение остановить ряд проектов, а высвободившиеся ресурсы (не только материальные, но и человеческие, «психологические») направить на создание двух новых самолетов — ЯК-130 и М-101Т.

Еще 12 лет назад мы предлагали сосредоточить усилия гражданского авиапрома на производстве региональных самолетов. Мысль была простая: мощные компании Airbus и Boeing заняли практически весь рынок широкофюзеляжных самолетов, а в нише региональных существовало в то время более десятка игроков, но многие из них были слабы, на грани банкротства, и не могли монополизировать рынок. Если бы в то время мы сосредоточили все имевшиеся ресурсы на данном направлении — а у нашей страны были и деньги, и кадры, — то сегодня добились бы того, чего в конечном итоге добилась бразильская компания Embraer. Но, к сожалению, была выбрана глубоко ошибочная стратегия развития гражданского авиастроения — производство практически всего модельного ряда воздушных судов. На реализацию этих планов ушли последние деньги, а отрасль осталась ни с чем… Ошибка в выработке стратегии обошлась российскому авиапрому слишком дорого, тем не менее большинство чиновников, разработавших эту стратегию, не понесли никакой ответственности, почти все до сих пор работают на прежних местах.

Между тем перед нами было три довольно перспективных пути развития. Первый — сформировать интернациональную команду и создать совершенно новую машину, то есть привлечь лучших топ-менеджеров, которые могли бы создать и продать лучший в мире самолет, опираясь на лучшие российские и мировые достижения. Именно так и поступил господин Моурисио Ботело, главный управляющий компании Embraer. Ботело создал команду, а команда создала продукт, и, кстати, не без участия российской науки. Многие «харизматичные» руководители поступают наоборот: сначала решают, что производить и предлагать рынку, так как уверены, что лучше всех это знают, а потом только набирают команду заместителей-»помощников», послушных исполнителей — это наиболее распространенная российская управленческая ошибка. Руководитель должен уметь заинтересовать умных людей — многие из которых сильнее него, иметь смелость сформировать из них команду — и вместе решить, как завоевать свое место на рынке.

Другой возможный путь развития — локализация в России успешных высокотехнологических продуктов, которые еще востребованы на глобальном рынке, но уже в ограниченном объеме. Например, популярный универсальный самолет «Cessna Caravan». Интересным продуктом был также региональный самолет BAe-146 производства компании British Aerospace, а точнее, его модернизированный вариант «Avro» с двигателями «Honeywell». Рынок этого самолета можно было объединить с нашими традиционными российскими рынками и таким образом вдохнуть в продукт новую жизнь. Тем более что этот бренд был хорошо известен и пользовался доверием потребителей, с ним можно было занять определенные рыночные ниши, сохранив отношения с клиентами, а уже потом предложить им новые продукты. По многим причинам этого не случилось. Тем не менее я до сих пор убежден, что такого рода проекты могут быть успешными.

Наконец, третий путь, по которому в итоге и пошла Группа «Каскол». Довести до успешного результата начатые еще в советские времена проекты, такие как легкий учебно-боевой самолет Як-130 фирмы Яковлева и универсальный самолет авиации общего назначения М-101Т фирмы Мясищева. Рассмотрим этот вариант на примере М-101Т. Сконцентрировав ресурсы завода «Сокол» на производстве нового легкого гражданского самолета, мы выбрали рынок авиации общего назначения — большой (более 300 000 самолетов в эксплуатации) и динамично обновляющийся. На нем известно более 30 брендов различных компаний, но среди них нет ни одного финансового гиганта. В отличие от других авиационных рынков, где господствуют Boeing и Airbus, Embraer и Bombardier, рынок авиации общего назначения еще не поделен окончательно — вот его главное преимущество и наш шанс.

Сегодня уже вполне очевидно, что мы сделали правильный стратегический выбор. У нас появились свои целевые потребительские группы, были получены положительные отзывы клиентов. М-101Т — универсальный восьмиместный самолет с герметичным салоном. У него есть серьезные конкурентные преимущества: очень прочный фюзеляж и усиленное шасси, позволяющие базироваться на самых необустроенных грунтовых аэродромах и совершать полеты практически в любых климатических условиях. К тому же М-101Т прост в эксплуатации и очень экономичен.

Этот самолет — что-то вроде комфортабельного небесного джипа. Ведь изначально джип тоже создавался для поездок по «бездорожью», но сегодня эти машины заняли и другие ниши, их всегда можно встретить на улицах больших городов. Думаю, что и самолет, который позиционируется как SUV (Sky Utility Vehicle) по своим качествам не уступает автомобилю-внедорожнику (аббревиатура SUV также означает «автомобиль-внедорожник». — Прим. автора), будет востребован не только для осуществления авиаперевозок в труднодоступные районы. Практика показала, что надежный «авиаджип» нужен не только для поездок по «бездорожью», он может быть востребован многими традиционными авиаклиентами как надежный «второй автомобиль в хозяйстве».

В 2004 г. мы добились серьезных результатов в таком важном для нас стратегическом направлении, как производство авиакомпонентов для мировой авиационной промышленности. Поняв, что сегодня мы не сможем лидировать на рынке «большой» гражданской авиации, мы решили участвовать в международном разделении труда. «Каскол» долго, методично шел к намеченной цели, и теперь я могу с уверенностью сказать, что в выборе стратегии мы не ошиблись. Сегодня завод «Сокол» в рамках программы сотрудничества с итальянской компанией Aermacchi производит фюзеляжи для самолета SF-260, в сотрудничестве с «Иркутом» выполняет заказ компании Airbus — изготовляет структурные элементы фюзеляжа для самолетов семейства А-320, а в конце прошлого года подписал договор на производство более двадцати наименований авиакомпонентов для динамично развивающейся австрийской компании Diamond Aircraft.

К слову скажу, что нижегородский завод «Гидромаш», акционером которого также является Группа «Каскол», в свое время тоже сделал ставку на участие в международном разделении труда, что позволило ему выжить в сложнейших условиях, когда в десятки раз сократился государственный заказ. В результате сегодня более 80 % продукции этого предприятия приходится на экспорт.

В 2004 г. «Каскол» продолжил свою деятельность и на рынке инженерно-конструкторских работ. Эта стратегическая линия разрабатывалась нами почти десять лет. Еще в 1994 г. мы сформировали первую группу из трех инженеров для выполнения небольшого пилотного проекта в авиастроительной компании Pilatus. Контракт с нашими специалистами был заключен всего на три месяца — но и этого непродолжительного срока хватило для того, чтобы понять: способности и навыки российских инженеров востребованы на мировом рынке. Мы активно развивали данное направление — и результатом нашей многолетней работы стало создание в 2003 г. инженерного центра совместно с компанией Airbus. За полтора года центр доказал свою жизнеспособность, и сегодня можно с уверенностью сказать, что он является неотъемлемой частью глобального рынка инженерных услуг — сектора продуктов с высокой добавленной стоимостью. Сотрудники центра выполняют ряд конструкторских работ в рамках создания пассажирской и грузовой версий самолета А-380.

— Недавно Вы стали одним из руководителей аэропорта Шереметьево. Насколько он конкурентоспособен в сравнении с другими аэропортами (как российскими, так и западными)? Какие недостатки и преимущества Вы можете отметить? Что планируете сделать в ближайшее время?

— Из российских аэропортов Шереметьево имеет наибольшее число пассажиров (в 2004 г. их было почти 13 млн) и на сегодняшний день является абсолютным лидером российского рынка. Но, чтобы не лишиться этого лидерства в будущем, уже сегодня нужно выбрать правильную стратегию развития, в чем, собственно, сейчас и заключается моя задача.

Шереметьево — сегодня самый узнаваемый бренд — «ворота страны». Поэтому одна из ключевых задач — сделать так, чтобы этот бренд вызывал положительные ассоциации, чтобы пассажирам и авиакомпаниям, которые этих пассажиров обслуживают, в Шереметьево было хорошо и удобно. Вообще, аэропорт — это особое место, где люди встречаются и расстаются или ждут этого, поэтому и атмосфера там должна быть особая. Все, кто приезжает в Шереметьево, являются нашими гостями, поэтому мы должны вести себя как радушные хозяева. А для того, чтобы всем гостям у нас нравилось, необходимо срочно решить целый комплекс проблем. Самое важное — это, конечно, качество обслуживания. С точки зрения авиационной безопасности аэропорт всегда работал безупречно — еще в советское время специалистам попасть на работу в Шереметьево было очень сложно — брали только лучших из лучших. Да и понятно: если, не дай бог, что-то сделано не так, как надо с точки зрения производства, — пострадает престиж страны. И все было на «пять с плюсом».

Но понятие «сервиса», в отличие от понятия «производства», у нас в стране появилось относительно недавно — а ведь сегодня именно качество обслуживания является главным конкурентным преимуществом ведущих авиакомпаний и главным преимуществом аэропортов.

Как же оценить качество обслуживания? Представьте — прилетел человек в нашу страну. Что он должен видеть? Уж никак не темный зал и часовую очередь к стойке паспортного контроля — поэтому уже в ближайшее время мы планируем провести реконструкцию зала прилета, более рационально задействовать имеющееся пространство. Кроме того, планируется упорядочить организацию розничной торговли на территории аэропорта, тем более что именно на нее приходится большая часть «неавиационных» доходов. Для этого необходимо четко представить, что может понадобиться пассажиру, где он захочет видеть магазин с дорогими сувенирами, а где нужна, например, просто аптека или цветочный и газетный киоск.

Вполне логично, что, если мы хотим сделать Шереметьево узнаваемым брендом мирового уровня, то и торговлю в нем должны осуществлять компании, соответствующие мировым стандартам, чье имя является надежной гарантией высокого качества обслуживания.

Наконец, очень важно уделить внимание транспортной инфраструктуре аэропорта — чтобы встреча и расставание с Шереметьево не вызывало у пассажира негативных эмоций. Для того чтобы улучшить транспортное сообщение с Москвой, от которой аэропорт сегодня практически отрезан постоянными пробками на Ленинградском шоссе, будет построена скоростная платная автомобильная дорога. Планируется наладить и железнодорожное сообщение, соединив Шереметьево с Савеловским и Ленинградским вокзалами.

Один из основных элементов транспортной инфраструктуры аэропорта — такси. Известно, что большую часть дохода авиакомпании получают от пассажиров бизнес-класса. А те, кто летает бизнес-классом, пользуются такси, поэтому данному виду транспорта в аэропортах отведено особое место. Конечно, ситуация осложняется тем, что в Москве сейчас идет передел рынков такси, но закрыть глаза на проблему такси в Шереметьево — это не выход из положения: ведь она очень негативно сказывается на имидже всего аэропорта.

— Как складываются отношения с «Аэрофлотом», который является базовой компанией аэропорта?

— Так, как должны складываться отношения с самым уважаемым клиентом. «Аэрофлот» — крупнейший российский сетевой перевозчик, он имеет самый современный воздушный флот, и сотрудничество с этой авиакомпанией является одним из важнейших стратегических преимуществ аэропорта Шереметьево.

— Власти давно ратуют за сокращение числа авиакомпаний. Возможно ли это в ближайшее время и какие последствия это может иметь?

— Российские авиакомпании перевозят в среднем около 30 млн пассажиров в год. На российском рынке до сих пор работают более 200 авиакомпаний. Их так много, потому что искажено экономическое и правовое пространство. Я думаю, не надо будет никого сокращать, скоро слабые игроки сами уйдут с рынка.

— Как обстоят дела со строительством аэропорта Шереметьево-3?

— В ближайшее время, одновременно с реконструкцией второго терминала, начнется и строительство третьего, остро нам необходимого. Сейчас у нас уже 13 млн пассажиров, а будет 15 млн. Шереметьево лидирует на растущем рынке, поэтому создание новых мощностей для обслуживания пассажиров — одно из приоритетных направлений развития аэропорта.

— Как сложилась ситуация с «Альфа-групп»?

— Я в данном случае — управляющий, а такие вопросы должны решать акционеры. У нас 100 % акций принадлежит государству, ему и решать.

— Прокомментируйте, пожалуйста, появившуюся в прессе информацию о том, что государство намерено передать Шереметьево концессии. Какова роль Группы «Каскол» в этом процессе?

— Отдать Шереметьево в концессию — один из возможных тактических вариантов. «Каскол» не играет в этом никакой роли. Еще раз подчеркну, что для меня Шереметьево — проект, на который я приглашен акционером-государством в качестве наемного менеджера для разработки стратегического плана развития. Успешная разработка долгосрочных планов по развитию крупнейшего аэропортового комплекса России — амбициозная, в хорошем понимании этого слова, задача. Это для меня уникальная возможность получить подобный опыт.

— Вы являетесь членом Совета по конкурентоспособности и предпринимательству при Правительстве РФ, Вы видели его работу «изнутри» — как бы Вы ее охарактеризовали?

— Совет по конкурентоспособности — отличная площадка для обмена мнениями, подготовки согласованных решений. Темы заседаний различны: от обсуждения конкретных отраслевых проблем до таких вопросов, как реализация концепции государственно-частных партнерств. Рассматривается множество интересных идей. Порой звучит критика — но ведь обсуждения для того и нужны, чтобы выявить недостатки, подготовить рекомендации. Обстановка заседаний конструктивна, способствует достижению результата.

Совет — это один из важных каналов, обеспечивающих обратную связь. Члены правительства, безусловно, люди очень информированные, но и им не так легко составить адекватное представление о том, что же на самом деле происходит в той или иной отрасли. А мы, те, кто хорошо знает реальное положение вещей, каждый в своей отрасли, можем внести свой вклад в формирование общей картины.

— Насколько остро сегодня для России стоит вопрос об инновационной стратегии?

Этот вопрос очень актуален. Нашей стране нужны инновации во всех областях. К счастью, сегодня уже появляется новое поколение управленцев, многие чиновники также становятся более эффективными «менеджерами». Проблему инноваций серьезно рассматривают на самом высоком государственном уровне — так, недавно обсуждался вопрос о необходимости создания информационно-технологических парков. Конечно, существует мнение, что в российских условиях привилегии инновационным компаниям будут использованы не по назначению, но я считаю, что эффект от создания высокотехнологичных зон будет гораздо ощутимее, чем возможные негативные последствия. Инновационным компаниям надо сегодня помочь, они вернут в итоге много больше.

— Вы настроены оптимистично… Считаете ли Вы, что в России и впрямь возможно экономическое чудо?

— Точно могу сказать, что возможно. И произойдет оно, когда сменится нынешнее поколение управляющих. Сегодня большинство управленцев высшего звена в «реальном секторе экономики» — это люди в возрасте 50–60, а часто и 70 лет, то есть сформировавшиеся как управленцы совершенно в другой культуре, в той, в которой они были эффективны. У них много человеческих достоинств, но, к сожалению, есть и недостаток — это неумение управлять предприятиями сегодня, в новых условиях. Нельзя поменять в театре жизни все декорации, а артистов оставить из старого спектакля. Когда на смену этим людям придут те, кому сегодня 25–30 лет, вы увидите — эффективность нашего «народного хозяйства» резко возрастет. Вот тогда-то и случится экономическое чудо.

— Есть ли у Вас девиз или лозунг, которым Вы руководствуетесь?

— В последнее время мои повзрослевшие дети часто спрашивают у меня совета. Знаете, как у Маяковского: «Крошка сын к отцу пришел, и спросила кроха: «Что такое хорошо и что такое плохо?» Чтобы ответить на их непростые вопросы, самому приходится серьезно задумываться. И вот что я советую: не надо сравнивать себя с другими, сравнивай себя с самим собой — каким ты был раньше, например год назад. Задумайся, какой новый опыт ты получил за прошедший год, чему научился, каких интересных людей встретил, чего достиг. И если динамика положительная — все прекрасно. Главное — персональный рост, внутренняя гармония, интеллектуальная капитализация. А если при этом ты в команде единомышленников — значит, живешь не зря.


С.Э. Саркисов — Мы не строим замков на песке

Беседа с руководителем группы РЕСО Сергеем Эдуардовичем Саркисовым.
«Экономические стратегии», № 4-2005, стр. 40–44

Часто ли случается так, чтобы глава крупнейшей компании добровольно сложил с себя полномочия по управлению и сосредоточился на какой-либо одной сфере ее деятельности? А если такое и происходит, то кое-кто может сделать на этот счет некие негативные выводы. Однако Сергей Саркисов, покинув пост генерального директора страхового общества «РЕСО-Гарантия» и сосредоточив свое внимание на руководстве Группой РЕСО — крупной международной группой компаний, сформировавшейся вокруг «РЕСО-Гарантии», — подобных выводов может не опасаться. Вряд ли кто-то обвинит основателя столь успешно развивающейся организации в желании уйти от ответственности. Этот шаг был вызван, если можно так выразиться, сформулированной самим Сергеем Эдуардовичем «производственной необходимостью»: интенсивными темпами развития Группы РЕСО и масштабом стоящих перед ней задач.

Помимо своих взглядов на общие для страхового дела вопросы — развитие законодательной базы, проблему демпинга, сложные отношения государства и бизнеса — Сергей Саркисов делится в разговоре с Александром Агеевым, главным редактором «ЭС», своими размышлениями на актуальнейшую тему: насколько искренний патриотизм может быть совмещен с успешным бизнесом?

— Сейчас в среде лидеров бизнеса стало модно параллельно заниматься наукой. В чем причина: в желании познать мир, в стремлении осмыслить опыт, в растущей интеллектоемкости решений, в желании подвести черту, итоги?

— Точно не в последнем, пока еще рано подводить черту. Когда выйдет история российского страхового рынка, это и будет повод для подведения итогов. Я бы не сказал, что люди из бизнеса уходят в науку. Те, кто туда в той или иной степени не то что уходят, а направляются, — это люди, которые уже давно смотрят в ту сторону. Я закончил аспирантуру в 1991 г., а защитился в 2004 г. — в начале 1990-х пришлось напряженно работать, не было возможности заниматься диссертацией. Защита — не случайное событие в моей жизни, но и внести вклад в науку я не стремился. Невозможно одновременно одинаково успешно заниматься бизнесом и наукой. Диссертация — это способ повысить уровень образования, пополнить знания, которых сегодня часто не хватает. Я, например, принял решение прочесть цикл лекций в МГИМО, чтобы заставить себя сесть за учебники. Преподавание позволило мне систематизировать знания, заполнить бреши в собственном образовании, то есть получить некий продукт, который, наверное, больше нужен мне, хотя небесполезен и студентам. Защищался я не по страхованию, а по управлению, и это естественно. Сейчас страхованием как таковым я практически не занимаюсь, потому что подросли ребята-математики, которые в страховании разбираются лучше, чем я. Поэтому моя задача — научиться грамотно управлять этими ребятами, создать для них оптимальные условия. Словом, нет ухода в науку, скорее есть уход в спорт. По крайней мере, я сейчас большую часть времени занимаюсь спортом.

— Автомобиль?

— Да, я вошел в профессиональную раллийную команду и уже выступаю в чемпионате России и Прибалтики. Пока не очень удачно, но какие наши годы! Сегодня многие бизнесмены принимают участие не только в ралли, но и в кольцевых гонках. Очевидно, в силу разных причин люди не смогли в юности самореализоваться в спорте и сегодня наверстывают упущенное. Не вижу в этом ничего плохого.

— Как бы Вы ответили на вопрос: в чем смысл жизни?

— Я пока ищу ответ на этот вопрос. Думаю, что если бы я нашел его, мне было бы гораздо легче жить. По этому поводу я хочу рассказать притчу. Умирает старый, мудрый, уважаемый еврей. Ученики и почитатели, собравшиеся у его смертного одра, спрашивают: «Скажи нам, мудрый человек, достойно проживший свой век, что есть жизнь?» — «Жизнь — это река…» — ответил мудрец. «Жизнь — это река, жизнь — это река», — передавали друг другу собравшиеся, пока вдруг один мальчик не спросил:

«А почему река?» И мудреца спросили: «А почему река?» — «А может, и не река…» — после недолгих раздумий ответил умирающий.

— А в чем смысл бизнеса?

— Смысл бизнеса, безусловно, в самореализации.

— Если выстроить иерархию целей, которые человек ставит в бизнесе, то какие из них для Вас на первом плане?

— Цели, которые ставлю перед собой я лично или некий типичный бизнесмен?

— И Вы, и типичный бизнесмен в России в 1990-х гг.

— Думаю, что в 1990-х гг. нам всем хотелось вкусно кушать, быстро ездить и посмотреть мир, поэтому главная цель была — первичное накопление, то есть элементарное зарабатывание денег. Я уверен, что каждый бизнесмен прошел путь от торговли пивом до создания собственной фирмы. У меня был период, когда я писал уставы для страховых компаний и этим зарабатывал деньги, но это продолжалось недолго. Для меня важнее всего была профессиональная самореализация. Я хотел доказать себе и окружающим, что как профессионал я превосхожу большинство своих конкурентов. И я думаю, что такие амбиции являлись основным стимулом для 90 % бизнесменов. А есть люди одержимые, для которых задача — через бизнес прийти во власть. Их сразу видно, потому что они соответственно строят свой бизнес. Есть люди, маниакально преданные деньгам, работающие только на это и не замечающие ничего вокруг, — таких не больше 10 %. За ними тянется зловонный шлейф, отравляющий атмосферу в пространстве, которое мы называем бизнесом.

Идет естественный отбор. Постепенно остаются адекватные люди, это видно и по лицам, и по одежде, и по поведению. Если раньше в приличных ресторанах нередко можно было услышать мат, то теперь обстановка совсем другая. Прежде за границей российский бизнесмен, изъясняющийся на иностранном языке, был экзотикой, сегодня это — норма.

— Сейчас идет дискуссия о том, патриотичен ли бизнес. Как Вы думаете, насколько актуальна эта проблема?

— Я считаю, что торговый бизнес никогда не был патриотичным и никогда не будет. В этом смысл торговли — она не привязана ни к какой конкретной территории. Ее бог — выгода. Продавец стремится продать товар как можно дороже, и ему все равно, где это делать — в своей стране или в чужой. Не случайно изначально торговлей занимались народы, которые, не имея родины, постоянно мигрировали. Короче, коммерсанты — космополиты, и если они станут патриотами, то перестанут быть хорошими коммерсантами.

Что касается бизнеса, связанного с производством, тут совершенно другая ситуация — вступают в силу такие понятия, как ответственность работодателя, ответственность за экологическую среду, в которой живешь ты сам, твои дети и твои сотрудники. Можно, конечно, всех своих близких отправить за границу, самому ходить в противогазе, но так, на мой взгляд, может поступить только представитель того меньшинства, которое во главу угла ставит наживу. Бизнесмен, привязанный к стране, к региону или к какой-то общности людей, обязан быть патриотом: если вы хотите жить в чистом подъезде, ездить в чистом лифте, вы обязаны быть патриотом своего подъезда, соблюдать нормы общежития и требовать их соблюдения от окружающих.

Я считаю, что банковский, страховой и — в первую очередь — производственный бизнес патриотичны, поскольку их деятельность неотделима от определенного географического ареала. Говоря о банковском бизнесе, я не имел в виду инвестиционных банкиров — это отдельная категория людей, у которых нет ни совести, ни родины, те же коммерсанты, только торгуют они большими деньгами, заводами или компаниями. Не хочу никого обидеть, но дело обстоит именно так. Это циничный бизнес: деньги текут не туда, где они нужны для того, чтобы решать какие-то социальные вопросы, а туда, где они дадут наибольшую прибыль.

— С чем связан подобный цинизм?

— Цинизм — это отсутствие эмоциональной подоплеки, абсолютный рационализм и прагматизм. Для меня цинизм и абсолютный рационализм — это одно и то же. Цинизм не предполагает ни любви, ни преданности, ни ответственности. Вы выполняете какую-то функцию оптимальным для себя способом — и все. Такой подход наглядно демонстрирует молодое поколение наших российских бизнесменов, в том числе олигархов. Они, на мой взгляд, наиболее циничны и прагматичны.

— Значит, следующее поколение будет еще более циничным?

— Может быть, оно и вырастет циничным, но одновременно будет понимать, что нельзя гадить там, где живешь. Я уверен, что новое поколение этого делать не будет, потому что самое дорогое, что у них есть — их репутация. Надеюсь, они осознают ответственность за честь семьи, как когда-то осознал ее я. Мои дедушка, папа и брат работали во Внешторге. Я и сам там начинал — и должен был вести себя достойно, иначе моих близких могли уволить. На Западе так и есть: хотя с работы вас никто не выгонит, но здороваться перестанут и не примут ни в один приличный клуб.

— Является ли таким романтическим мотивом или аргументом для бизнеса мотив распада или сохранения страны?

— Не очень понимаю, что значит «распад или сохранение страны», хотя всегда считал себя патриотом. В Европе, например, сейчас сильны интеграционные тенденции, а до этого все было наоборот. Принципиальной я считаю юридическую и экономическую среду, а как мы будем называться, не имеет значения. Если я смогу без проблем ездить из Москвы в Новгородскую область, то мне все равно, суверенная эта область или интегрированная. Мне нужна культурно-экономическая среда с определенными понятными юридическими основаниями. Причина распада Советского Союза кроется в амбициях конкретных людей. Я уверен, что бывшие его республики неизбежно придут к интеграции. У них просто нет другого выхода: Россия расположена между Казахстаном с одной стороны, Украиной и Европой — с другой, Белоруссия — между Европой и Россией.

Я не верю в дезинтеграцию России, потому что не вижу для этого ни экономических, ни политических предпосылок. Есть опасность религиозного радикализма, особенно исламского. Но, к счастью, среди мусульман не только радикалы, но и здравомыслящие люди, которые, надеюсь, сумеют справиться с этим злом, особенно если мы не будем мешать — пусть порядок в семье наводит хозяин дома, а не соседи. Надо работать с вменяемыми людьми, которые могут повлиять на невменяемых. Так принято на Востоке.

— Давайте вернемся к страховому бизнесу…

— Если не считать банковского, у страхового бизнеса самая высокая степень интегрированности в экономику. Он присутствует во всех сегментах экономики, социальной жизни. Это некая паутина, которая опутывает все.

— Какие этапы прошел страховой бизнес в своем развитии начиная с 1990-го г.?

— Первым серьезным шагом на пути интеграции в социальную сферу стало введение обязательного медицинского страхования, хотя в данном случае о страховании можно говорить весьма условно. Второй важный шаг — это обязательное страхование автогражданской ответственности. Что касается интеграции в экономику, то здесь большую роль сыграло страхование имущества, грузов, транспорта, страхование ответственности. Эти виды страхования стали популярны с конца 1990-х гг., после кризиса, когда люди стали более ответственно относиться к своей собственности и к своему бизнесу. В России назрела необходимость принять давно действующие на Западе законы о страховании профессиональной ответственности. Как только это произойдет, страховщик превратится в бизнес-партнера каждого, кто производит ту или иную продукцию или оказывает услуги.

Процесс интеграции страхового и банковского бизнеса во все сферы жизни общества неизбежно будет углубляться. Сегодня, например, мы воспринимаем банки как институт, который дает деньги в кредит и берет деньги на хранение. Между тем во всем мире банки давно превратились в необходимый атрибут повседневной жизни, через них в автоматическом режиме осуществляются 90 % платежей. То же самое произойдет и у нас, но, может быть, не так быстро, как хотелось бы. Дело в том, что в РФ трудно выстраивается законодательная база — мы хотим сделать ее на российский манер, хотя все необходимые законы уже давно написаны и апробированы в Европейском союзе. Мне в этом плане нравятся страны Балтии — они очень быстро движутся вперед, потому что ничего своего не придумывали, а взяли европейское законодательство. У них нет ни одного скандала ни в банковской сфере, ни в страховой, потому что все абсолютно прозрачно, все понятно.

— Какие возможности для развития страхового бизнеса откроются в 2005 г. и какие серьезные проблемы его ждут?

— Самая большая проблема — это нестабильная обстановка вокруг бизнес-сообщества. Я имею в виду то, о чем мы все знаем из прессы: то одной, то другой компании предъявляют налоговые претензии за прошедшие годы, начисляют сумасшедшие долги. Очень странно, потому что крупные компании каждый год проверяют внутренние и внешние аудиторы, налоговые инспекции. И, несмотря на это, в один прекрасный день такая компания вдруг узнает, что она банкрот. Я в данном случае не беру ЮКОС, гораздо более показательные примеры — скандалы с табачными фабриками и ВымпелКомом. Они заставляют задуматься: а если завтра придут ко мне? Получается, что сейчас можно закрыть любой бизнес. Если нечто подобное делается «в интересах государства», с этим можно смириться. А если тебя «заказал» конкурент? Когда налоговая инспекция или прокуратура является инструментом «заказа», это страшно. Зная «объективность» и «неподкупность» судебной системы, бизнес в такой ситуации не может позволить себе быть патриотичным. Я считаю, что в данном случае государство должно защищать тех, кто работает честно. Если не будет соблюдаться принцип презумпции невиновности налогоплательщика, если государство станет решать свои бюджетные проблемы за счет бизнеса, то бизнес просто умрет — все средства уйдут на уплату налогов и реинвестировать будет нечего. Это сегодня важнейшая проблема, которой должны заниматься и бизнес-сообщество, и правящая партия. Но от правящей партии мы почему-то не слышим ничего вразумительного по этому поводу.

— Как Вы думаете, за счет чего усугубляется эта ситуация?

— Боюсь, что количество подобных случаев рано или поздно перейдет в качество, и тогда государству придется решать какие-то более сложные задачи. Бегство капитала мы уже имеем, но бегство мозгов, когда уезжают люди, которые умеют не только разрушать, но и создавать — это еще страшнее. Мы же не идиоты, чтобы строить замки на песке: волна пришла — и начинай заново, потом еще волна — и мы опять строим.

— Кто, по-Вашему, генератор таких волн, накатов — некие группы, коалиции — или это природный процесс?

— Может быть, кто-то неправильно сформулировал задачу, а может, отсутствует контроль над некими группами, которые позволяют себе подобные действия, в том числе и с целью дискредитации государства.

— Значит, это некая целенаправленная деятельность?

— Или отсутствие целенаправленной деятельности, ориентированной на создание нормальных условий для бизнеса, или некие деструктивные действия, направленные в том числе на подрыв устоев государства. Подрывать экономические основы — не важно, под какими лозунгами, — дело очень опасное.

— А есть ли корреляция этой ситуации с отменой монетизации льгот?

— Вы знаете, в свете последних событий мне вспомнилось прошлое. За последние 15 лет ничего не изменилось, такая же безответственность. Хотели как лучше, а получилось как всегда. Людям сказали: мы решили, что вам так будет лучше, а кто нам не верит, может не жить или не пользоваться льготами. Но если это лучше для людей, дайте им возможность выбрать, установите переходный период — пусть три-четыре года одни берут деньги вместо льгот, а другие по-прежнему пользуются льготами. Если программа, предложенная правительством, действительно так хороша, льготники сами попросят заменить льготы денежными выплатами. Если это не так, значит, людей обманывают и тем самым дискредитируют государство, вызывают недовольство властью. Вопрос: кому выгодно создавать социальную напряженность? Вряд ли это нужно власти. Значит, нужно каким-то отдельным чиновникам для решения своих экономических проблем. Льготы украсть невозможно, деньги украсть легко, поэтому, чтобы «поработать» с деньгами, нужно убрать льготы. Другой логики в этих действиях я не вижу. Цинично, но честно.

— Пригвоздили. Получается, что власть — или отдельная группа внутри власти — нанесла и по бизнесу, и по населению очень серьезный удар.

— Во-первых, у людей появилась неуверенность в завтрашнем дне. Сегодня насильно льготы заменили деньгами, завтра насильно выселят из квартир, потому что на улице воздух лучше, а послезавтра под каким-нибудь надуманным предлогом лишат наших детей бесплатного образования, и не важно, что конституция что-то там гарантирует. И то же самое сделают с больницами, с поликлиниками.

— Как, на Ваш взгляд, отреагирует на это население?

— На выборах в Думу отдаст голоса оппозиционным партиям. Сейчас, я считаю, власть играет против себя. Плохо, что правящая партия не дистанцировалась, не предложила какой-то альтернативы. Это, безусловно, аукнется на следующих выборах, поскольку ее отождествляют с непопулярными реформами. Министров потом уволят, а закон-то принимала партия. Не вижу стратегии.

— Несмотря ни на что, Вы — оптимист. С чем это связано?

— С отсутствием альтернативы. Поскольку мой бизнес в России, я буду делать все возможное, чтобы в этой стране была нормальная обстановка, чтобы не было социальных взрывов, финансовых кризисов, чтобы умные люди жили и работали здесь, а не в США.

— Да, после этого не хочется спрашивать о перспективах разных страховых продуктов.

— Перспективы есть. Несмотря ни на что, будет развиваться экономика, а с ней и страхование, в первую очередь обязательное. Очень хочется верить, что большинство форм лицензирования, разрешительная система будут заменены, как во всем мире, системой страхования.

— И все это произойдет в ближайшие три-четыре года — или Вы рассчитываете на более продолжительный срок?

— Три-четыре года — это очень оптимистично. Только на то, чтобы написать и принять закон, уходит два-три года. Было бы хорошо, если бы часть законов приняла действующая Дума, которая, на мой взгляд, сделала самый большой рывок за всю историю законотворчества в финансовой сфере в России. Я имею в виду законы о банкротстве и о страховании вкладов, а также об обязательном страховании автогражданской ответственности. Мне хочется верить, что эта Дума не примет впопыхах какой-нибудь непонятный закон о социальном медицинском страховании, потому что медицина является очень важной сферой и подходы тут должны быть взвешенными. Прежде чем менять педиатров на врачей общей практики, наверное, следует подготовить врачей общей практики, а то получится как с монетизацией льгот. Хотя как это соотносится с декларацией новой демографической политики государства — не понимаю. Но, наверное, это кому-то нужно.

— Три года назад Вам нравился анекдот про старушку, а какой сейчас у Вас любимый анекдот?

— У украинского политика спрашивают: «А как лучше, «на Украину», или «в Украину?»" — «Лучше в Швейцарию», — отвечает он.


Р.А. Медведев — История: 15 лет произвола

Беседа с известным историком и публицистом Роем Александровичем Медведевым.
«Экономические стратегии», № 5-6-2005, стр. 08–15

Пожалуй, никакая другая наука не зависит так от «генеральной линии» политики государства, как история — официальная история, или, точнее, официально принятый в государстве взгляд на нее. Однако при любом, даже самом тоталитарном режиме всегда есть место взгляду альтернативному. Правда, «место» это ассоциируется с «местами не столь отдаленными» или, во всяком случае, со словом «диссидент».

Рой Александрович Медведев — известный историк и публицист — и во время оно держался собственного мнения относительно происходивших вокруг исторических процессов. Теперь же, когда плюрализм в этой области науки восторжествовал настолько, что иному человеку и разобраться-то сложновато — а что, собственно, происходило в России 50, скажем, лет назад, — он пытается навести в этом некоторый порядок. Отношение государства к науке сейчас также оставляет желать лучшего — слава богу, еще не все архивы отправились на Запад… Обо всех этих проблемах, о событиях недавнего прошлого, а также о процессах, творящих историю сегодня, — в интервью, которое Рой Медведев дал главному редактору «ЭС» Александру Агееву.


— Как Вы оцениваете состояние современной исторической науки? Предоставлена ли российским историкам возможность проводить качественные исследования? Есть ли в России достойное новое поколение историков?

— Однозначно ответить на эти вопросы нельзя. Да, российским историкам сегодня предоставлены огромные новые возможности, такие, каких не было прежде и каких, может быть, нет во многих других странах. Крушение государства открыло архивы, позволило решить массу проблем, которые раньше даже не ставились. Историки получили свободу, государство перестало идеологически контролировать нашу работу и одновременно сняло с себя всякую материальную ответственность за состояние исторической науки. Раньше история была служанкой идеологии, но за эту службу ей хорошо платили, что создавало стимулы для привлечения в науку молодых людей. Дав историкам возможность работать, государство перестало поддерживать их. Это привело к парадоксальной ситуации: открылись архивы, но первыми туда попали иностранцы. В 1992–1993 гг. был заключен договор, причем на ничтожную сумму в 3 млн долл., по которому английские фирмы, занимающиеся микрофильмированием, и американские фонды, связанные с российской историей — Гарвардский, Йельский, — получили «право первой ночи». Они создали колоссальную базу данных, первыми опубликовали материалы. Правда, по контракту они бесплатно предоставляли полученные данные российским библиотекам и фондам. На Западе, в Америке вышло несколько десятков томов документов по российской истории. Другое дело, что зарубежные исследователи не смогли «объять необъятное», еще осталось работы на много лет вперед, тем более что через три года, в 1996 г., контракт с ними был разорван — они нарушили какие-то его пункты, да и российские историки протестовали… Но и это еще не все. Первыми разбирали материалы архивные работники, у которых очень низкая зарплата. Они предлагали купить те или иные интересные документы, в том числе и западным средствам массовой информации. Newsweek, например, за 3 тыс. долл. купил у архивистов посещение дачи Сталина. Мы с братом два раза писали в Администрацию Президента с просьбой разрешить нам познакомиться с теми или иными сегментами архива Сталина. Нам было отказано, потому что это доход для архива, который, не имея денег даже на охрану, вынужден заниматься коммерцией.

Все это страшно уродовало отношения между учеными. Человек, допустим, знал, что по его теме открылись новые материалы, но познакомиться с ними не имел возможности. Зато к этим материалам был допущен кто-то другой, кто, может быть, и не занимался данной проблематикой или не был авторитетом в этой области. Историки оказались в страшной материальной нужде, и это не способствует притоку молодежи в наши ряды. Сегодня историческую науку развивают немногие, но талантливые молодые люди. Однако для того, чтобы работать, им нужно найти спонсоров. Я знаю молодого историка — не буду называть имен, — прекрасного специалиста по российско-китайским отношениям и истории Китая, который получает гранты из КНР и свои книги публикует на китайские деньги. Сейчас мы отмечаем столетие Русско-японской войны. Несколько групп историков изучают эту тему — одна Цусимское сражение, другая — оборону Порт-Артура, и т. д. Они получают гранты из Японии, и, конечно, это мешает им объективно анализировать события. Мой добрый знакомый, историк, который является специалистом по российско-германским отношениям, получает гранты из Германии и ездит туда на три-четыре месяца читать лекции. Это позволяет ему следующие полгода работать в России. Так мы, историки, освободившись от идеологического давления, в то же время лишились материальной поддержки государства, без которой трудно перестроить науку. Поездки на международные конгрессы и конференции — это проблема: кто оплатит, кто возьмет на себя расходы? Публикации тоже требуют денег, тем более что гонораров за издания в России не платят. В то же время последние 15 лет в России идет постоянная полемика между наукой и лженаукой, в которой огромное преимущество получили лжеученые, разного рода фальсификаторы. Начиная с 1990 г. на отечественный рынок исторической литературы были выброшены сотни книг — популярных, интересно написанных, издающихся тиражами по 100 тыс. экземпляров, — которые основаны либо на фальсификации, либо на сознательном искажении истории. И с этим ничего нельзя поделать — коммерция. Могу сказать, что среди книг о Сталине, которых за последние три года вышло великое множество, может быть, пять являются серьезными научными исследованиями. Остальные — чистой воды подделки: «Тайный советник вождя», «Кто стоял за спиной Сталина?», «Убийство Сталина и Берии» и т. п. У меня почти все эти книги есть.

— Что это за пять книг?

— Например, прекрасная работа Е.С. Громова «Сталин. Власть и искусство», написанная на новых источниках. Или вот сборник документов по реабилитации. «Сталин в жизни» — это интересная документальная книга из серии «Биографические хроники». Хорошая, но чисто публицистическая работа — «Смерть Сталина».

Я перестал покупать книги, потому что нет возможности купить все, что выходит. Сегодня отдел истории в любом книжном магазине полон, но настоящей конкуренции нет, потому что серьезные историки не могут соревноваться с теми, кто получал субсидии, например с Виктором Суворовым (В.Б. Резуном). Уже первое издание «Ледокола» в 1990 г. потребовало большой субсидии, потому что нужно было оплатить 100-тысячный тираж. Кто это сделал? Я не знаю и не хочу этим заниматься, но книга многих сбила с толку, прежде всего учителей. Я это вижу, когда встречаюсь с учителями, особенно провинциальными. Они запутаны множеством учебников, которые тоже часто пишутся без должной ответственности и выпускаются без контроля. С одной стороны, хорошо, что нет надзора, с другой, имея деньги, человек может написать и опубликовать все, что угодно. Ни в Америке, ни в Германии, ни в Великобритании такого нет. Автор подобной публикации может попасть под суд за клевету.

А у нас сейчас в истории полный произвол. Особенно если речь идет о газетах и журналах — любая концепция может быть опубликована.

— На состоявшейся в мае 2000 г. в Пекине международной научной конференции на тему «Причины распада СССР и последствия для Европы» китайские обществоведы расценили это событие как величайшую катастрофу XX в. с самыми тяжелыми последствиями для всего мира. Если учесть, что XX в. до предела был насыщен судьбоносными событиями, включая две мировые войны, то такая оценка заставляет задуматься о многом. Да и в самой России распад Советского Союза был расценен многими, в том числе и теми, кто приветствовал крах коммунистического режима, как национальная катастрофа и крушение многовекового российского государства. Был ли неизбежен распад СССР? Какие события Вы бы назвали переломными в судьбе России?

— Я два раза был в Китае. Первый — в 1992 г. по приглашению международного отдела ЦК КПК, второй — в 2002 г., руководил работой международной научной конференции по социализму. В 1992 г. я выступал перед аппаратом международного отдела ЦК с лекцией на тему: «Причины и последствия исторического распада Советского Союза и КПСС», а в 2002 г. меня попросили подготовить доклад для руководства ЦК КПК.

Китайцы действительно рассматривают распад СССР как страшную катастрофу, и для этого у них есть определенные основания. Беседуя с ними, я понял, чего они опасаются. КНР создавалась по советской модели, а КПК — точно в соответствии с ленинским учением о партии. Прежде они восприняли именно ленинизм из Москвы и уже затем перешли к марксизму. Ленин был для них главным авторитетом. Они строили компартию, следуя большевистским принципам: сначала в городах создали профессиональную нелегальную партию революционеров, потом перевели ее в деревню и стали через эту партию постепенно — в Китае нельзя было быстро создать государство диктатуры пролетариата, основанное на власти меньшинства, — превращать отсталый феодальный Китай в социалистическое государство. То есть повторялось то же, что у нас в 1920-е гг., только нам было легче. А поскольку КНР строилась точно так же, как Советский Союз, им необходимо понять причины его распада и заранее принять меры, чтобы эти причины уничтожить, локализовать, ослабить. Это как в технике: если где-то в Тверской области упал истребитель, Минобороны прекращает полеты, пока не выяснят, почему произошла катастрофа. Вот и китайцы страшно забеспокоились. Они уже развиваются по схеме нэпа, но сами чувствуют некоторую непрочность своих структур, поэтому очень боятся потерять равновесие. Они не жалеют о развале СССР и даже злорадствуют в какой-то мере: вот видите, вы были старшим братом — и рухнули, а мы существуем и являемся центром социализма и марксизма в мире. Правда, они к этому были не совсем готовы и иногда не знают, как себя вести.

У меня есть собственная концепция причин распада Советского Союза, я ее изложил в книге. Согласно моей концепции, СССР был очень непрочной структурой, потому что, развиваясь вверх, не укреплял фундамент, а фундаментом социалистической системы является идеология. Я об этом писал еще в 1968–1969 гг., в диссидентские времена. Сама концепция построения социализма в отдельно взятых и относительно отсталых странах опиралась на субъективные модели, на диктатуру, на принудительное внедрение тех отношений, которые должны были стать залогом построения социализма. Советское здание получилось непрочным, потому что в процессе его возведения не вносились необходимые коррективы: в соответствии с теми проблемами, которые возникали на верхних этажах, нужно было укреплять нижние этажи, менять концепцию, конструкцию, фундамент, проводить идеологические перемены, отказываться от устаревших схем. Советский Союз можно было спасти, если бы эту работу начали в 1953 г. после смерти Сталина. У Горбачева было всего 5 % шансов на успех. Если бы он в качестве первой задачи провозгласил повышение уровня жизни населения, то увеличил бы свои шансы. Хрущев вначале поставил такую задачу, но потом сам же от нее отступился, и жизнь населения в 1961–1963 гг. начала ухудшаться. Люди не стали бы разрушать систему, если бы их жизнь становилась все лучше и лучше. Андропов, придя к власти, с удивлением обнаружил, что главной опасностью для Советского Союза как государства является бедность. Не происки империалистов, не шпионы, не диссиденты, а бедность народа. Он открыто говорил на пленуме ЦК: мы не знаем государства, общества в котором живем. Как за любым заказным убийством стоит финансовый интерес, так и за любым восстанием, за любой революцией стоит нищета. Сталин правил при помощи жесточайшей диктатуры, но уже Хрущев этого делать не мог, значит, нужно было повышать уровень жизни. Он это понимал, но ничего не смог сделать. Поэтому китайское руководство проводит политику улучшения материального положения населения. Китай — достаточно стабильная страна, потому что люди чувствуют, что их жизнь улучшается.

Никто из советских лидеров — ни Хрущев, ни Горбачев, ни Брежнев — не верил, что СССР может развалиться. На самом деле Советский Союз разваливался несколько раз: первый — в 1920 г., но спас нэп, второй — в 1927–1928 гг., когда был хлебный кризис, и, наконец, в 1953 г. после смерти Сталина.

И Российская Федерация могла распасться. Такая опасность все еще существует, и ее можно ликвидировать только за счет быстрого экономического роста — нужно сделать так, чтобы людям было выгодно ее существование. Не стоит забывать, что Советский Союз развалили очень незначительные центробежные силы, мощного движения от Москвы не было.

— Как Вы оцениваете события 19 августа 1991 г. — как переломный момент?

— Событиям 19 августа в моей книге посвящена целая глава. Это не переломный момент, переломным был весь 1991 г. Советский Союз распадался, а события 19 августа были попыткой остановить этот распад, и попыткой неудачной. Путч имел переломный характер только в том смысле, что дал возможность запретить Компартию и тем самым ликвидировать несущую конструкцию Советского Союза. Уже в июле КПСС была мертвой организацией.

Я тогда являлся членом ЦК и отчетливо видел это. Поразительно, люди собирались на пленумы и понимали, что они ничем в стране не руководят. Ничем. Москва — в руках Г.Х. Попова и демократов. Ни в одно московское учреждение по удостоверению ЦК КПСС пройти нельзя. Я иду в Московский совет на партийное собрание, а мне говорят: это удостоверение недействительно. Я достаю удостоверение депутата Верховного совета, и меня пропускают. Ленинград в руках А.А. Собчака. Все органы власти Российской Федерации в руках Ельцина, и он принимает указ о департизации. Кроме того, существует непонятная организация под названием «Российская коммунистическая партия», которая руководит примерно 12 областями, потому что их секретари обкомов вошли в эту организацию. Половина подчиняется звонкам из ЦК КПСС, половина — звонкам И.К. Полозкова, В.А. Купцова и Г.А. Зюганова. Московская организация КПСС во главе с Ю.А. Прокофьевым не подчиняется ни Попову, ни Полозкову, а только Горбачеву, но и то не полностью. Даже Горбачев не ездил в свой кабинет генсека, а управлял страной как Президент. Но управлял тоже условно, потому что почти ничего не делал. Поэтому я рассматриваю события 19 августа как один из этапов распада, и таких этапов в 1991 г. было несколько: фактическое отделение Прибалтики, отделение Грузии, Азербайджана, потом фактическое отделение Украины и Молдавии.

— Есть ли у России свой собственный, отличный от азиатского и европейского, путь развития, с которым несовместимы западные и восточные политико-экономические модели?

— Есть, но он еще не найден. Конечно, Россия должна развиваться иначе, чем Запад, Китай или Япония, однако специфической российской модели развития пока никто не сформулировал.

— В истории она была когда-нибудь в России?

— Нет. Советская система была очень сложной, она определялась скорее политическими, чем экономическими принципами. Почему, например, приоритет был отдан тяжелой промышленности, а не легкой? Это было политическое решение. Сталин прямо говорил, что Советский Союз является системой, в которой экономические законы вторичны, а политические цели первичны. После того как эта система распалась, единой модели не создали, а может быть, ее и нельзя было создать.

— Как Вы относитесь к концепциям цикличности развития?

— Мне известно, что существуют подобные теории, но я с ними не знаком и, поскольку я не специалист, не могу их оценивать. Знаю, что над этой проблемой работал известный экономист Кондратьев.

— Кто из руководителей нашей страны, по Вашему мнению, положительно повлиял на судьбу России? Кто проводил наиболее успешную внешнюю политику, при ком Россия имела самый высокий международный авторитет?

— С точки зрения успехов во внешней политике сильным лидером был, конечно, Сталин. Победа СССР во Второй мировой войне сделала его самым авторитетным политическим деятелем в мире. Уинстон Черчилль ушел, Франклин Рузвельт умер, и из лидеров «Большой тройки», которые тогда имели наибольшее влияние на судьбы мира, остался один Сталин. А наиболее положительное влияние на судьбу России оказал Ленин, который предотвратил разрушение государства. Не будь Ленина, Россия распалась бы в 1917 г. при Временном правительстве. От нее отделились бы не только Польша и Финляндия, но и Украина, Закавказье, а возможно, и часть Средней Азии. Большевистская революция скрепила Россию железным диктаторским обручем. Это признавали и лидеры белой эмиграции, считавшие, что большевики как бы восстановили Россию в другом виде. Российская Федерация как национальное государство в ее нынешних границах — тоже детище Ленина. Ленин диктаторскими методами, Сталин еще более жесткими методами создали страну, которая пользовалась большим международным авторитетом. Потом остатки этого авторитета перешли к Хрущеву, к Брежневу, а при Горбачеве произошел крах.

— А Горбачев сейчас пользуется авторитетом в мире?

— В мире — конечно, но в России — нет. На мой взгляд, в истории нашей страны он сыграл в целом отрицательную роль.

— Не справился с управлением?

— Не справился. Он не сумел выбрать верной стратегии, правильного направления развития.

— Это была кадровая ошибка Андропова?

— Я так не думаю. Просто это уже была деградация всей системы руководства. Не было лидеров. Наиболее способным руководителем являлся, допустим, Гейдар Алиев, но он был представителем мусульманской части Советского Союза, азербайджанцем. Его никто не хотел, и он сам не претендовал.

— А Г.В. Романов?

— Я не знаком с ним. Думаю, что он не был достаточно сильным лидером, который мог бы консолидировать власть в стране. Алиев был интеллектуально очень сильным человеком, а Романова я не воспринимаю как интеллектуально сильного лидера. Сильный человек обязательно себя покажет. Для меня судьба руководителя после его краха является более важным показателем, чем его судьба в период нахождения у власти. Дэн Сяопин два раза падал и два раза поднимался. Шарль де Голль ушел в отставку, а потом нация призвала его обратно. Алиев в 1987 г. был отправлен на пенсию и вернулся через пять лет в качестве безусловного лидера своей республики. Страна его позвала. Нурсултан Назарбаев остался крупным лидером и после распада Советского Союза, а Горбачев не смог даже вокруг себя создать работоспособный научный коллектив. Так и Романов.

— Как выглядит Ельцин в этом контексте?

— Ельцин не претендует на создание какого-то фонда, интеллектуального, политического центра. Живет как пенсионер, путешествует, ловит рыбу в Норвегии или в Чувашии. Он отдает себе отчет в том, что слаб как интеллектуальный или даже как политический лидер, не стыдился признать, что плохо образован. На мой взгляд, Ельцин ведет себя более адекватно, чем Горбачев.

— В США выделяют три стиля президентского управления: 1) формальный — характеризуется иерархической структурой принятия решений с четко обозначенными границами ответственности, хорошо продуманными процедурами и упорядоченным потоком информации к президенту через различные организационные уровни; 2) соревновательный — поощряет соперничество и конфликт среди действующих лиц системы национальной безопасности; 3) коллегиальный — предполагает комбинирование двух первых. Какой стиль, на Ваш взгляд, доминирует в России?

— Ни одна из этих трех схем для нашей страны не подходит. В России сформировалась и сохранялась при Сталине монархическая система единоличного лидерства. Только тогда был классический абсолютизм, а сегодня Путин пытается создать просвещенный абсолютизм. Но все равно, даже по Конституции 1993 г. полномочия Президента чрезвычайно велики, они несравнимо больше, чем в Америке или во Франции. И противники, и сторонники Ельцина называли его царем, и книжка на этот счет есть — «Одинокий царь в Кремле». Это не просто преувеличение, это, в общем-то, достаточно адекватная оценка реального положения. Пока еще у нас лидер государства — временный, конституционный, но монарх. Он сосредоточивает в своих руках все формы власти — и законодательную, и исполнительную, может издавать указы, которые являются нормативными документами. Путин — фактически глава правительства.

— А Вы допускаете возможность восстановления монархии в России?

— Передачу власти по наследству мы видим, например, в Азербайджане, нечто подобное, может быть, произойдет в Казахстане. Но восстановление монархической системы в России совершенно невозможно. Постепенно возобладает демократическая система, но когда это произойдет, мы сказать не можем, не исключено, что лет через 50–60. А пока у нас, в принципе, конституционно-монархическая система, но гораздо более жесткая, чем где бы то ни было в Европе. Лидер страны обладает очень большими полномочиями. Центром власти является один человек. У нас нет системы, какую я видел в Японии и в Англии, системы бюрократической или чиновничьей власти, которая не зависит от того, кто возглавит парламент.

— Понятно, что власть сопряжена с разного рода соблазнами. Какими качествами должен обладать человек, занимающий высокую должность, чтобы устоять перед ними?

— Прежде всего это бескорыстие и ответственность. Человек, который получил власть, должен заботиться о государстве и народе, о национальных интересах. Это то, чего не хватало Ельцину. Он начинал борьбу за власть с отмены привилегий, но, когда стал Президентом, монархом, начинал разговор с чиновником, которого предполагал назначить на какой-то ответственный пост, так: чего ты хочешь? квартиру, дачу, машину? Он раздал колоссальное количество имущества. Это было время, когда вся страна была в его руках. Ю.Н. Афанасьеву он отдал Высшую партийную школу — бери и делай что хочешь. И тот объединил с Историко-архивным институтом колоссальную собственность ВПШ. Г.Х. Попову подарил Международный университет, еще кому-то — Академию общественных наук. Бескорыстием здесь и не пахло, и это разложило режим, людей. Власть и собственность стали синонимами. И не было никакой передачи, обмена власти на собственность, как писал Гайдар, — так он маскировал реальное положение вещей. Было объединение власти и собственности, то есть те, кто имел власть, прибавили к этой власти еще и огромную собственность. Конечно, так поступали не все, были и деликатные люди, которые отошли в сторону.

— Говорят, сейчас Россией правит группа из 175 человек: 35 олигархов, 40 ведущих руководителей и 100 других представителей элиты. Вы согласны с таким мнением?

— Абсолютно не согласен. Сегодня страной правят четыре человека — В.В. Путин, С.Б. Иванов, Н.П. Патрушев и М.Е. Фрадков. И эти четверо подходят под определение «бескорыстие и ответственность». Все они в прошлом профессиональные разведчики. Вокруг них сложился круг единомышленников: И.И. Сечин, тоже из разведки, В.П. Иванов из ФСБ ведает кадрами в Администрации Президента. Олигархи сейчас не участвуют в управлении Россией. Они обладают огромной властью в экономике и огромным влиянием, но не они принимают решения. Наши олигархи в свое время были назначены, и это делает их недостаточно легитимными. Не бывает так, чтобы государством управляла многочисленная группа, это всегда делают несколько человек, по крайней мере в России.

— Какие два-три вопроса Вы отнесли бы к главным?

— Все вопросы внешней политики, приоритетные направления внутренней политики, которые требуют глубокого осмысления. Например, приняли решение о монетизации льгот, затем его фактически отменили. Все натуральные льготы вернулись, и к ним добавились дополнительные. То есть решение, которое принималось в Кремле Президентом, заменено другими решениями на другом основании. Это произошло мягко, без отмены закона 122. Правительство планировало снизить бюджетные ассигнования на выплату льгот всех категорий со 150 до примерно 100 млрд руб., а получилось так, что эта статья расходов в 2005 г. выросла до 350 млрд руб., то есть в два с лишним раза.

— Ошибочка вышла?

— Да. Потому что не просчитали, приняли нелепый закон, абсолютно неграмотный. И принят он был диким образом, не обсуждались никакие поправки.

— Вы говорите, что для этой четверки характерно бескорыстие и ответственность…

— Надо добавить еще и силу воли, человеку во власти она необходима.

— А у них хватает этого ресурса?

— У Путина хватает. И интеллект. Вот эти четыре качества я бы выделил.

— Как бы Вы оценили упомянутые качества у руководящей Россией четверки по 10-балльной системе?

— Все четверо подчеркнуто бескорыстны — никакого значительного личного имущества у них нет. Сергей Иванов долгое время жил в обычной «хрущевке». Он вынужден был переехать в казенную резиденцию, потому что является министром обороны. У Путина роскошная резиденция в Ново-Огарево, но и она казенная. То же и у Патрушева, о Фрадкове я вообще не говорю. Путин в свое время отметил: первое, что ему понравилось во Фрадкове, когда они познакомились в Санкт-Петербурге, — это его бескорыстие. Он отправил своего сына в Суворовское училище и обозначил ему военную карьеру в то время, когда эта карьера не пользовалась популярностью. Сейчас дети Фрадкова получили высшее образование и работают в ФСБ. По интеллекту Путин, конечно, доминирует, он лидер и для всех этих людей безусловный начальник. По интеллекту Путин выше любого другого руководителя, любого министра, губернатора, лидера, в том числе западного. Силы воли, наверное, у них у всех достаточно. Может быть, Фрадков меньше выделяется, потому что он никогда не занимал самостоятельного поста. Все четверо в высшей степени ответственны в том смысле, что интересы дела они ставят выше личных интересов. Это многим не нравится. Не богатство, не связи, а именно качества, о которых я говорю, дают этим людям влияние. Конечно, важную роль играет то, что все четверо вышли из военных структур, где строгая дисциплина — и внутренняя, и личная. Разведчик должен быть инициативным человеком, должен уметь самостоятельно и быстро принимать решения, а с другой стороны должен беспрекословно выполнить приказы.

— Согласно расхожей шутке, все решает «вашингтонский обком». Есть ли суверенитет у этой государственной четверки?

— Есть, конечно.

— То есть Россия — не колониальная страна?

— При Ельцине я мог в этом сомневаться — тогда вообще было непонятно, как принимаются решения. Он то бастовал против «вашингтонского обкома», то подчинялся ему. Существовало множество средств, позволявших влиять на решения Ельцина, и этим пользовались самые разные люди на Западе и внутри страны. Он был капризный, часто менял фаворитов — то Г.Э. Бурбулис, то Е.Т. Гайдар, то какой-нибудь В.Б. Юмашев — и создавал таким образом трудности для всех. Суверенитета у него не было, потому что он не знал, да и не хотел знать, как решить тот или иной вопрос, не был готов к этому лично. При нем существовала какая-то анархическая система управления, которую трудно анализировать, потому что у нее не было структуры. А сегодня такая структура возникает, хотя еще и не сложилась окончательно. Другое дело, что те или иные решения недостаточно ясны. Может быть, за скрытностью этих людей — отсутствие четкой стратегии. Говорят, что у Путина не было программы ни в ходе первых, ни в ходе вторых выборов. Частично о своих намерениях он заявил в посланиях Федеральному собранию, но это нельзя назвать четкой программой действий. Не вполне ясно, какие цели он ставит, как предполагает решать проблему объединения с Белоруссией и проблему объединения четверки государств: Украина, Белоруссия, Казахстан и Россия. Какой он видит Россию через 20 лет? Путин говорит о трагедии распада Советского Союза, но хочет ли он хотя бы частичного восстановления СССР? Как на длительную перспективу будет строиться политика в отношении Прибалтики? Вероятно, в рабочем варианте стратегия существует, но она не может быть обнародована.

— Как Вы думаете, сохранит ли эта четверка контроль над управлением страной в 2008 г.?

— Думаю, что обязательно сохранит, тем более что пока у нее нет конкурентов. Ну, создал Г.Ю. Семигин свое теневое правительство — это же несерьезно. Система власти в России с приходом Путина только начала складываться.

Сегодня у нас эффективно работают спецслужбы, усиливается армия, но, к сожалению, отсутствует система экономического руководства. В России нет своего Людвига Эрхарда, своего Дэн Сяопина, собственной стратегии экономического роста. Есть политическая элита, но экономического лидера нет.

— То есть Вы исключаете вероятность бархатной революции?

— Бархатная революция возможна тогда, когда есть претенденты. Виктор Ющенко, Юлия Тимошенко все-таки составляли какую-то альтернативу Леониду Кучме, Михаил Саакашвили со своей партией был реальной альтернативой Эдуарду Шеварднадзе. В России альтернативной группировки нет ни справа, ни слева. Поэтому та четверка, о которой мы говорим, не может уйти от власти, но может перераспределить ее бремя. Путин, возможно, перейдет на время — на четыре года — на какую-то параллельную должность, но власть этой группы сохранится.

— Никто из олигархов не хочет отомстить Путину?

— Может быть, и хотят, но каким образом? У них нет для этого рычагов, они недостаточно консолидированы. У нас нет класса крупной или средней буржуазии.

— Руководитель Администрации Президента Д.А. Медведев считает, что Россия может исчезнуть как единое государство, если не удастся консолидировать элиты. Что Вы думаете по этому поводу?

— Я читал его интервью, оно показалось мне неубедительным. Опасность распада Российской Федерации существовала в 1992–1993 гг. Тогда возникли проекты создания Дальневосточной, Уральской, Приморской республики, отделилась Чечня. Многие региональные лидеры проводили самостоятельную политику, принимали законы, которые противоречили законам Российской Федерации. Сегодня угроза распада государства не столь велика, хотя все еще сохраняется, потому что развитие в регионах шло очень неравномерно и эта неравномерность пока не преодолена. Она существует, поскольку у нас нет правящего класса, а консолидация элит — это длительный процесс, трудно сказать, сколько он будет продолжаться. Сейчас происходит частая смена элит, крупные перемещения в системе правящего класса.

В моей библиотеке есть книга «Кто правит Россией», которая вышла в 1998 г. Там шесть олигархов на обложке, в том числе Березовский, Смоленский, Гусинский. Из этих шестерых остался один Потанин, но и он пока управляет не Россией, а «Норильским никелем».

— Не могли бы Вы назвать наилучший и наихудший сценарии развития России?

— Наихудший сценарий — это движение в том направлении, которое обозначил Медведев, движение в сторону распада. Наилучший — использовать имеющиеся сегодня возможности для развития реальной экономики, укрепления союза с Белоруссией, Казахстаном и Украиной. У Российской Федерации есть колоссальные возможности для развития.

— Как Вы, профессиональный историк, оцениваете современный этап российской истории?

— В 1991–1993 гг. я пережил большое разочарование, потому что страна разваливалась, в Москве становилось все опаснее жить — преступность была страшная, по нашему поселку толпами ходили наркоманы, все было завалено мусором, постоянно отключался свет. К счастью, сначала в Москве, а потом и по всей стране жизнь постепенно упорядочилась. Сегодня Россия начинает подниматься, появилось новое поколение руководителей, которые хотят что-то сделать для страны. У России большое будущее. Я много путешествовал и могу сказать, что положение в Европе хуже, чем у нас. Европа испытывает огромные трудности из-за отсутствия энергоресурсов, она зависима и от России, и от Востока, и от Америки. Кроме того, сегодня там остро стоит проблема эмигрантов из Азии, Африки и Латинской Америки. Иногда кажется, что в Лондоне на одного британца приходится несколько иностранцев. Вокруг Парижа огромные нищие пригороды, где в хижинах, построенных из ящиков, живет 3–4 млн мигрантов из Алжира, Марокко и других стран. Полиция не может с этим справиться. В Берлине тоже появились кварталы, куда лучше не ездить. В России такого пока нет, и она может избежать подобных трудностей. В то же время Китай и Япония, где идет бурное развитие, испытывают острый дефицит пространства. Там нет зелени, парков, лесов и просто широких улиц. В Пекине не хватает электроэнергии, питьевой воды.

— Есть ли у Вас любимый анекдот или притча, характеризующая Ваше отношение к жизни и к работе?

— У меня есть несколько любимых притч. Вот одна из них, китайская.


Путник встречает старца и спрашивает его:

— Как пройти в город Мень?

Старец отвечает:

— Ты идешь не той дорогой.

Путник спрашивает еще раз:

— Далеко ли до города Мень?

— Но ты идешь не той дорогой, и чем дальше, тем больше будешь удаляться от города Мень.


В интерпретации римского философа Сенеки это звучит так: для корабля, который не знает, в какую гавань он держит путь, никакой ветер не будет попутным. Главное — выбрать правильное направление движения, верную стратегию.

А еще у нас, диссидентов, было много хороших поговорок, например: «Не верь, не бойся, не проси».


Д.В. Каменщик — Стратегия по вертикали

Беседа с председателем совета директоров компании ИСТ ЛАЙН Дмитрием Владимировичем Каменщиком.
«Экономические стратегии», № 8-2005, стр. 56–59

Компания ИСТ ЛАЙН являет собой пример предприятия, на протяжении длительного времени осуществляющего планомерное движение к поставленной цели — превратить комплекс «Домодедово» в современный аэропорт, соответствующий высоким международным стандартам. В публикуемых нашим изданием таблицах значок изменения уровня стратегичности в строке, занимаемой компанией ИСТ ЛАЙН, практически всегда направлен вверх. В интервью главному редактору «ЭС» Александру Агееву председатель совета директоров компании ИСТ ЛАЙН Дмитрий Владимирович Каменщик объясняет, в чем состоит специфика конкуренции в области «высоких сфер», раскрывает свой взгляд на такие понятия, как «команда» и «дух компании», а кроме того, дает свою оценку экономическим процессам, происходящим сегодня в России.


— Вам — и как руководителю компании ИСТ ЛАЙН, и как пассажиру — приходится бывать в разных аэропортах. На что Вы обращаете внимание в первую очередь?

— Три самых важных параметра — количество персонала, его отношение к делу, специфика организации работы. Что-то другие компании делают лучше, чем мы, что-то — хуже. Поверьте, многие крупные и очень известные аэропорты по этим трем параметрам существенно отстают от аэропорта Домодедово.

— Какая российская компания является Вашим основным конкурентом?

— Мы хотели бы быть первыми, а удается ли нам это, судите сами: в конце прошлого года аэропорт Домодедово вышел на первое место в России по пассажиропотоку, а в 2005 г. — по годовому совокупному показателю. По качеству обслуживания мы были вторыми в Европе, сейчас — третьи. Это данные рейтингового агентства Sky Traks, которое работает в гражданской авиации.

— Какие российские аэропорты, на Ваш взгляд, развиваются наиболее интенсивно? Кто дышит Вам в затылок?

— Мы внимательно наблюдаем за всеми мало-мальски заметными аэропортами страны — для этого в компании создано специальное подразделение. Более того, как мне представляется, компания ИСТ ЛАЙН ввела своеобразную моду на строительство и переоборудование аэропортов, спровоцировала бум в этой области. Сейчас реконструируется и Внуково, и Шереметьево, поэтому трудно сказать, кто кому дышит в затылок. Мы подмечаем неудачи наших коллег, но и радуемся их успехам. Например, нельзя не отметить тот факт, что к аэропорту Внуково ведут отличные дороги. Нам пока не удалось столь же эффективно решить эту проблему. И не важно, как они это сделали.

В бизнесе не принято говорить: нам бы такой бюджет и такие возможности. Или есть результат, или его нет. Главное, что отрасль развивается, и мы заинтересованы в этом не меньше, чем наши коллеги.

— Бросается в глаза отличная работа персонала компании. Где Вы нашли таких людей? А может быть, Вы их выпестовали?

— Многие из них здесь работали. Их воспитало социалистическое ДПО ГА. Нам просто хватило ума не менять команду. Для отечественной управленческой культуры характерен такой прием, как полная смена команды. Мы понимали, что поступать подобным образом ни в коем случае нельзя, потому что воспитание настоящих профессионалов — процесс очень медленный. Мы поменяли все — технологическое оборудование, системы документооборота, маркетинг, финансы, контроль качества, систему управления персоналом. Неизменными остались расположение, название и люди. Полностью менять команду так же бессмысленно, как менять население страны. Это среднестатистические люди, которые являются носителями так называемых «генетических качеств персонала». Наша управленческая доктрина исходит из того, что скорость изменения этих качеств очень мала, не более чем 0,5 % в год.

Между тем перед нами стоит задача реформировать производство за несколько лет. Очень важно и то, что у членов старой команды уже есть устойчивые навыки, полезные стереотипы: они по большей части являются жителями Домодедовского района Московской области, привыкли ездить на работу электричкой, то есть адаптировались к монотонной повторяемости событий. Правда, есть и неполезные навыки. Например, на фабрике бортового питания до реконструкции работал большой женский коллектив, получавший маленькую зарплату. Члены этого коллектива добирали свое продуктами — кто нес курицу, кто колбасу. Это воровство? Да. Но оно имело не такие масштабы, чтобы относиться к нему как к уголовно наказуемому деянию. Это неразумно. Бороться с коллективом не имеет смысла.

Есть такой термин — «пенитенциарный порог»; он составляет около 4 %. Это так называемая чувствительность системы к пенитенциарному преследованию. К примеру, компания принимает на работу 100 человек, устанавливает им какие-то правила. Предположим, 10 % из этих ста нарушают правила. Как следует поступить? Изменить правила на такие, которые будут исполняться не менее чем 96 % персонала. Как только это произойдет, нужно подключать санкции службы безопасности, контроль качества и т. д. Силовые меры эффективны на значениях ниже пенитенциарного порога, выше этого порога нет плохих людей, есть плохие технологии. Говоря о генетических качествах персонала, я не имею в виду, что поведение людей жестко обусловлено какими-то врожденными национальными особенностями. Оно скорее определяется экономическими факторами, а те, в свою очередь, — природно-климатическими.

— Какими принципами Вы руководствовались, формируя команду?

— Она складывалась постепенно. Команда в нашем понимании — это не те люди, которым мы доверяем, которых давно знаем, с которыми делали какие-то дела, и т. д. Команда — это те, кто по целому ряду причин подходит для выполнения конкретных задач. Я имею в виду возрастные признаки, мотивацию, профессиональную подготовку, готовность жить в Домодедовском районе или в Московской области. Понятие «команда» не имеет никакого отношения к личной преданности и лояльности. Именно на основе этих принципов и формируется дух ИСТ ЛАЙН.

— Дух компании ИСТ ЛАЙН формализован за счет введения определенных правил?

— Что-то формализовано, что-то — нет. С одной стороны, уровень формализации в ИСТ ЛАЙН необычайно высок. У нас есть свод норм постоянного действия. Он состоит из 10 производственных кодексов, которые делятся на 12 субкодексов, а те, в свою очередь, тоже делятся, и такое деление продолжается до седьмого знака. Нижний уровень регламентации — это процесс, который в нашей системе обладает определенными атрибутами. Для каждого процесса устанавливаются нормы. Таким образом, формализация затрагивает все аспекты деятельности компании.

ИСТ ЛАЙН построен по функциональному принципу. В структуре компании 12 предприятий. У нас имеется методическое управление, которое состоит из 9 функциональных вертикалей, например, есть директор по маркетингу, директор по финансам, директор по персоналу и т. д. Мы выделяем четыре вида управления — административное, оперативное, методическое, проектное. Методическое управление решает две очень важные задачи: изменение организационной структуры и назначение сотрудников. Его задачей является также мотивация. Мощнейший фактор — так рассчитать человеку заработную плату, чтобы она зависела от результатов труда. Эту сложную задачу невозможно решить механически без изменения технологий производства и управления производством. Третья функция методического управления — обучение. Четвертая — разработка нормативных документов. Методическое управление — это разработка правил, создание системы, анализ будущего в каком-то конкретном сегменте деятельности, например в маркетинге, и выдача рекомендаций, а за эксплуатацию этой системы отвечают административные руководители.

Стратег в каждой методической вертикали отвечает за подачу сигналов раннего предупреждения тем, кто занимается разработкой документов. Следующим стоит тот, кто разрабатывает документы. Дальше — инструктор, который отвечает за внедрение этих документов в жизнь путем обучения, расстановки и мотивации людей, и, наконец, последним стоит инспектор. Это человек, который занимается только проверкой норм постоянного действия. Его задача проста, но очень ответственна. Он собирает данные о соответствии производственных процессов существующим нормативам. В ИСТ ЛАЙН есть два вида сбора данных: инспекторский — это то, о чем я сейчас говорил, — и отчетный, т. е. регулярная отчетность раз в месяц по определенному стандарту. Директор по маркетингу получает 12 маркетинговых отчетов, финансовый директор — 12 финансовых отчетов. Эти отчеты обсуждаются, и по итогам обсуждения делаются предписания, которые вписываются в отчет. Отчет утверждается и тем самым становится распорядительным актом корпорации, приобретает силу закона, обязательного для исполнения.

— Каково Ваше видение сценария развития российской экономики? Какое место в этом сценарии занимает компания ИСТ ЛАЙН?

— Мы живем в стране, которая больна голландской болезнью, причем в тяжелой форме. Думаю, процентов 90 российского экспорта сегодня — это газ, лес, металл и минеральные удобрения. В такой ситуации сложнее всего приходится высокотехнологичным отраслям, в том числе и аэрокосмической отрасли. Посмотрите, в каких условиях нам приходится работать! Но, несмотря ни на что, ИСТ ЛАЙН успешно конкурирует с западными компаниями. Если мы рассмотрим микроэкономическую ситуацию, то и здесь обнаружим признаки голландской болезни. Нигде в мире нет такого, как у нас — несколько аэропортов одного мегаполиса ожесточенно конкурируют друг с другом. Судите сами: Gatwick, Stansted, Heathrow — это одна организация British Airport Authority. То же самое в Испании, Франции и других странах, где осознали, что конкуренция в новых экономических условиях приобретает интернациональный характер. Наши основные конкуренты — это крупные аэроузлы Западной Европы, такие «передовики производства», как Heathrow, Fraport, Schiphol, Airport de Paris.

И тем не менее Домодедово четвертый год подряд является один из наиболее быстро развивающихся аэропортов мира. В рейтинге ACI Europe он стабильно занимает 20–22 позицию среди аэропортов Западной Европы, а в Восточной Европе и СНГ — один из первых.

Но, как бы то ни было, это наша страна, и мы будем развивать ее экономику. Я живу в России, и меня не оставляют равнодушным ее проблемы. Как мне кажется, я более или менее понимаю причины происходящего. Очень хочу, чтобы в нашей стране все сложилось наилучшим образом. Надеюсь, что это произойдет при моей жизни. Сбудутся эти надежды или нет — не знаю.

Я делаю все, что от меня зависит, но отвечаю не за всю страну, а только за отдельно взятый аэропорт. У нас принято списывать неудачи на социалистическое наследство, а я, между прочим, к этому наследству отношусь с большой теплотой. К сожалению, мы не смогли им толком распорядиться. В СССР была великолепная система образования, здравоохранения. Фактически все социальные проблемы были решены — не было бедных, уровень безработицы был близок к нулю. Мы практически не знали, что такое межнациональная рознь.

— Тем не менее Советский Союз распался. Чем Вы это объясните?

— Люди, которые руководили страной, не верили в то, что делали, поэтому инициированные ими преобразования потерпели неудачу, например приватизация. Все дело в том, что ее цель была сформулирована неправильно. Я недавно ознакомился с одним государственным документом на эту тему. Там сказано: «Целью приватизации является экономия бюджетных средств…» Да ничего подобного! В экономике нельзя ставить сразу много задач. Надо выбрать главное. Основная цель приватизации — создание института эффективного собственника.

— Нуждается ли компания ИСТ ЛАЙН в государственном протекционизме?

— Понятно, что развитие инфраструктуры как таковое нуждается в патернализме со стороны государства. И в то же время мы строим деятельность компании таким образом, чтобы выжить, даже если его не будет. Аэропорт — это крупный инфраструктурный объект, находящийся в государственной собственности. Он находится на государственной земле, распоряжаться которой будет, как предполагается, Минрегионразвития. Для нас это очень важно, поскольку от этого зависит генеральный план развития аэропорта, т. е. вопрос о его жизни или смерти в отложенной перспективе. Кроме того, компания плодотворно сотрудничает с властями Московской области — они нас очень сильно поддерживают. Грех жаловаться, государство в лице руководителей министерств и ведомств относится к нам хорошо. Нас уважают и ценят за хорошую работу. И никто нам специально не мешает.

— Даже конкуренты? Они добросовестно с Вами конкурируют?

— С конкурентами у нас, кстати, отличные отношения. Мы встречаемся, обсуждаем все вопросы и если о чем-то договариваемся, то держим слово.

— Вряд ли им нравится, что к Вам переходят перевозчики.

— Конфликты между нами являются управляемыми, т. е. продуктивными, мы знаем правила, по которым должны развиваться события. Если наша компания, ничего не меняя в сфере ценовых отношений, принимает перевозчика и этот перевозчик переходит к нам, не оставляя долгов, тут нет ничего страшного. Мы привлекаем его сервисом за те же деньги. Это честно, любая компания может повторить этот путь.

— Вам не кажется, что аэропорт — это микромодель большого города?

— Вы совершенно правы. Аэропорт действительно развивается по урбанистическим законам. В последние годы мы очень интенсивно разрабатываем эту тему. У нас даже есть такой проект — «Аэропорт-сити». Через Домодедово сегодня летает 14 млн человек, плюс около 5 млн встречающих и провожающих. Итого вместе с сотрудниками больше 20 млн человек. Это те, кто живет в нашем городе и в процессе своей жизнедеятельности испытывает потребность в объектах городской инфраструктуры. В подтверждение этих слов приведу пример.

В Домодедово есть магазин «Дикая орхидея», где продается женское белье. Я был не в восторге от идеи открыть в аэропорту подобный магазин, но и препятствовать не стал. У меня такое правило: если я отношусь к проекту скептически, то говорю: «Я не согласен, но мешать не буду». Решил посмотреть, чем это кончится. А кончилось все тем, что «Дикая орхидея» стала лидером по продажам среди всех концессий, работающих в аэропорту. У меня возник вопрос: «Почему?» Я выстроил концепцию и понял, что для людей перемещение в пространстве стрессогенно. Они боятся летать. Способ борьбы со стрессом — приблизить аэропорт к городу с точки зрения потребительских признаков инфраструктуры. Чем точнее мы имитируем привычную для человека урбанистическую среду, чем больше стоянок, ресторанов, магазинов будет на территории аэропорта, тем больше позитивных впечатлений он получит.

У нас есть свои вооруженные силы (секьюрити), свое МЧС (пожарная часть), своя милиция, тюрьма, своя таможня, граница, своя больница и свои кинотеатры. Все как в городе. Кстати, для женщин один из способов борьбы со стрессом — это покупки. Именно потому «Дикая орхидея» и стала лидером продаж.

Эти наблюдения легли в основу концепции «Аэропорт-сити». Мы поняли, что аэропорт надо строить как город. Чем меньше люди будут думать об авиационных технологиях, тем лучше. Мы делаем стеклянную стену со стороны летного поля, чтобы каждый имел возможность наблюдать за работой аэропорта. В этой ситуации у зрителя возникает чувство сопричастности. Он как бы участвует в процессе технического обслуживания самолета, контролирует ситуацию, убеждаясь, что бояться нечего, все идет нормально.

Разрабатывая генеральный план, мы учитываем, что аэропорт — это важный социально значимый объект. План создан с учетом территории, начинающейся от Москвы и заканчивающейся в 20 км за Домодедовом. Это огромный участок, который мы рассматриваем с градостроительной точки зрения. На этой земле живут люди, и мы обязаны учитывать их интересы. Если сегодня стандартный уровень шума по Икаал — 75–65 децибел, то мы сами для себя установили норматив 55 децибел и в перспективе планируем его еще снизить. Иначе и быть не может — ведь требования к качеству жизни растут, а мы всегда планируем на много лет вперед. Это, на мой взгляд, правильный подход к планированию.


О.Н. Куликовская-Романова — Я очень верю в Россию

Беседа с Ольгой Николаевной Куликовской-Романовой, председателем Благотворительного фонда имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны.
«Экономические стратегии», № 3-2006, стр. 62–65

Ход истории часто сравнивают с течением реки, все дальше и дальше уносящим от нас прошлое. Но иной раз она кажется подобной морю с его приливами и отливами. События, скажем, вековой давности представляются нам сегодня то далекими, овеянными легендами, почти мифическими, то внезапно оказываются рядом, подступают вплотную, становятся близкими, реальными, почти осязаемыми. Ольга Николаевна Куликовская-Романова, председатель Благотворительного фонда имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны, наша современница, олицетворяет собой подобный «прилив» и, в некотором роде, соединяет времена. Великой княгине Ольге Александровне, сестре последнего российского императора, она приходится не правнучкой, и даже не внучатой племянницей, а — невесткой, вдовой ее сына, Тихона Николаевича. Подобная причастность, августейшая печать, налагает на тех, кто ею отмечен, особые обязательства. Одно из таких обязательств — привнести в Россию, где много десятков лет тема истории последних поколений рода Романовых была едва ли не под запретом, подлинное знание о жизни и деяниях представителей этой династии. Главный редактор «Экономических стратегий» Александр Агеев встретился с этой необыкновенной женщиной, и беседа их была посвящена истории и современности, а в этом контексте — прошлой, настоящей и будущей судьбе России.


— Ольга Николаевна, расскажите, с какой целью Вы приехали в Россию? Какова Ваша миссия?

— Я хотела бы просветить народ, который в свое время был введен в заблуждение. Дело в том, что в Советской России о Романовых писали уничижительно, и моя миссия — до некоторой степени изменить неверное представление о нашей семье, расширить круг знаний россиян об императоре и империи. Приведу пример. Недавно комментатор радиостанции «Эхо Москвы» так объяснил наличие трех корон на гербе Российской империи: они-де означают царство Польское, царство Финляндское и Российское. Какая глупость! Во-первых, Великое княжество Финляндское никогда не было царством, во-вторых, три короны означают вот что: единение церкви и народа — две короны и третья — Господня, так сказать Царя Царей. Первый раз я приехала в Россию в 1991 г. Побывала в Оптиной пустыни у старца Илия, получила благословение на создание фонда. У нас состоялся долгий и интересный разговор. Он тогда сказал мне: «Если сможете накормить троих детей, и то будет тело Божье и Божье дело».

— Он, кстати, благословил и нашу деятельность. Скажите, кем Вы приходитесь великой княгине Ольге Романовой?


— Ольга Александровна — моя свекровь. Она родная сестра последнего российского императора Николая II. Ее выдали замуж за принца Ольденбургского, однако этот брак трудно назвать удачным. Однажды Ольга познакомилась с гвардейским офицером Куликовским, увлеклась им и попросила у старшего брата разрешения на развод, чтобы как можно быстрее соединиться со своим избранником. Николай Александрович не позволил ей развестись сразу, а назначил срок — семь лет. Воспитание и любовь к брату не позволили Ольге ослушаться. Я понимаю, сегодня трудно представить нечто подобное.

Я устраиваю выставки, читаю лекции о жизни Ольги Александровны. И моя работа получает отклик: у меня скопилась солидная пачка писем, люди даже стихи пишут. Многие вообще не знали о существовании великой княгини Ольги, между тем по своим человеческим качествам она была одним из выдающихся членов семьи. Поскольку ее брак не был удачным, она проводила больше времени в имении Ольгино в Воронежской губернии, чем во дворце. Ольга открыла там больницу, сахарный завод и шоколадную фабрику. Жизнь в имении позволила ей познакомиться с народным бытом.

Все великие князья и княжны трудились. Например, Константин Константинович Романов был известным поэтом и переводчиком. Свои стихотворения он подписывал инициалами К.Р. Другой член царской семьи, князь Палей, тоже писал прекрасные стихи и печатался. Ольга Александровна была профессиональной художницей: она продавала свои работы и получала за это деньги. Это и есть профессионализм.

В свое время я допытывался у князя Георгия Васильчикова, почему правящая элита допустила трагедию семнадцатого года. В ответ он рассказал мне историю, которая произошла с его дядей, князем Вяземским, в имении летом 1917 г. Пришли к нему мужики требовать землю, и с ними комиссар. «Если не отдашь, — говорят, — мы тебя убьем. Но ты был хороший барин, поэтому мы тебя убьем с сожалением». Потом повернулись к комиссару и добавили: «Придет время — и тебя убьем, но без сожаления». Вот такая история. На мой вопрос нет и не может быть однозначного ответа. Но мне было бы интересно узнать Ваше мнение, поскольку Вы — потомок царской династии.

Да, это непростой вопрос. Отвечать на него нужно, исходя из реалий того времени. Начало революционному движению в России положили еще декабристы. И я считаю, что с ними поступили очень гуманно. По крайней мере, условия их сибирской ссылки не идут ни в какое сравнение с теми условиями, в которых находились узники ГУЛАГа. Революционную заразу Россия получила из Франции. Как говаривал мой супруг Тихон Николаевич, сын Ольги Александровны, после 1813 г. из Парижа кроме сифилиса привезли и революционные идеи.

— То есть, по-Вашему, это была эпидемия?


— В общем, эпидемия. Кроме того, народ, безусловно, поддался пропаганде. Генеральный штаб оказался в руках масонов, и император знал об этом.

— Полиция и жандармерия тоже?


— По большей части. Кстати, мне вспомнилось, что Ольга Александровна была шефом Ахтырского гусарского полка. Во время войны 1812 г. с этим полком произошла интересная история. В Париже, куда гусары пришли после долгого похода, император должен был принимать смотр. Нужно было каким-то образом обновить форму. И вот совершенно случайно в монастыре кармелиток один из гусар нашел сукно. Полковые командиры обратились к монашкам с просьбой отдать им эту ткань, и проблема новой формы была решена. Вот почему форма ахтырцев бурого цвета. Но вернемся к Вашему вопросу. Известно, что было пророчество о гибели монархии.

— Монаха Авеля? Николай II знал о нем, по Вашим сведениям?


— Знал. Существовали многочисленные пророчества духоносных православных старцев — и монаха Авеля, рассказанное еще императору Павлу I и хранившееся в особом ларце, вскрытом в сотую годовщину его убийства государем Николаем II; и преподобного Серафима Саровского, и других угодников Божиих — о падении самодержавной России по грехам Бого- и Цареотступничества народа. Но в этих же многочисленных пророчествах говорится и о возрождении Святой Руси после всенародного покаяния. Святому царю-страстотерпцу Николаю были известны эти грозные предупреждения. Он вполне осознанно отказался покинуть Россию в 1917 г., принял мученический крест и взошел на екатеринбургскую голгофу ради спасения любимой страны и согрешившего народа. Ну и, наконец, нельзя забывать об измене, в некоторых случаях невольной измене. Недаром государь в ночь отречения, вырванного у него под угрозой убийства супруги и детей, записал в дневнике: «Кругом измена, трусость и обман…» Например, возьмите великого князя Николая Николаевича, который не уважал императора. Николай II был для него просто племянником, мальчишкой, не более. Александр III рано умер. Николай, которому в момент смерти отца исполнился 21 год, не успел подготовиться к управлению страной. И еще одно: Антон Иванович Деникин, прах которого недавно перезахоронили в России, не принял Ольгу Александровну в 1919 г., не захотел ей помочь. А ведь она добиралась к нему в Ростов, рискуя жизнью. Мне предлагали участвовать в перезахоронении Деникина, но я отказалась. Меня спросили: почему? Я ответила: «У меня есть свои причины».

— Как Ольга Александровна оказалась у Деникина?


— Он со штабом находился в Ростове-на-Дону, и она приехала к нему. Муж Ольги Александровны, Куликовский, сыновья Ксении Александровны хотели поступить в армию, чтобы бороться против красных. Но Деникин им отказал.

— А где Ольга Александровна находилась во время событий 1917 г.?


— Во время войны она жила в Киеве, где организовала свой госпиталь. После того как император отрекся от престола, их всех — императрицу Марию Федоровну, Ольгу Александровну, Ксению с семьей — арестовали и отправили в Крым. Муж Ксении выехал в Париж на переговоры, но французские власти даже не стали с ним разговаривать. Он остался во Франции, а Мария Федоровна, Ольга и Ксения с детьми — в Крыму под арестом. Ольгу Александровну спасло то, что она в тот момент была уже Куликовская, а не Романова. В конечном итоге им все же удалось покинуть Россию. Так Романовы стали вынужденными эмигрантами. На все Промысл Божий. Мы предполагаем, а Господь располагает. Государь был гуманным человеком, это его и сгубило. Сейчас во всех бедах винят Сталина, но фактически начал-то все Ленин.

— Может быть, не было другого способа усмирить разбушевавшийся народ?


— Я думаю, что в подготовке революции и свержении монархии, как и в убийстве Павла I, участвовала Англия.

— Убийство императора Павла I было местью за Мальту?


— Мальтийский орден госпитальеров обратился за помощью к Павлу I. Император Павел приютил госпитальеров, но с условием, чтобы они подчинились воле помазанника Божьего — православного царя. Видимо, англичане не могли ему этого простить. Безусловно, существовали и другие причины.

— Как Вы оцениваете роль Григория Распутина?


— Тихон Николаевич говорил, что это был человек, одаренный какой-то Божьей силой. Он мог исцелять, даже на расстоянии, мог творить чудеса и, конечно, мог шалить… Некоторые считают его распутником, но я с этим не согласна. Я ездила в Тобольск, в его деревню. Дом, принадлежавший старцу, не сохранился, но рядом, в другом доме, организован музей Распутина. Напротив находится дом, возле которого, проезжая через село Покровское из Тобольска в Екатеринбург, стоял государь.

— А что Вы думаете об участии Распутина в раздаче министерских постов?


— Старец был прозорливым человеком, он многое чувствовал, с ним советовались, и он часто оказывался прав. Некоторые считают, что Распутина следует канонизировать. Лично я думаю, что это вопрос совести каждого. Другое дело — канонизация царской семьи. Я была одной из тех, кто этого добивался. После революции началось разграбление страны, в том числе и иностранцами. Я не могу ходить в вашингтонские музеи, потому что там выставлены купленные за гроши сокровища Российской империи. Под лозунгом «кто был ничем, тот станет всем» к власти пришли люди, которые не умели ценить то, что было создано до них. Они пошли на поводу у сиюминутных потребностей и низменных инстинктов.

— Да, но ведь кто-то эту власть не удержал, вот в чем беда. Есть ли сейчас возможность восстановить династию Романовых?


— К сожалению, нет. Романовы рассеяны по всему миру. У них отсутствует единое мнение по поводу права на престолонаследие.

Я, например, отношусь к тем, кто не признает такого права за Леонидой Георгиевной и ее наследниками. Георгий, внук Леониды, который, кстати, не Романов, а Гогенцоллерн, едва говорит по-русски. Я сегодня не вижу в семье Романовых людей, способных руководить такой огромной страной.

— А в России есть такие люди?


— В России скорее найдутся, я в Россию очень верю. Меня не удивит, если произойдет смена династий. Ведь в свое время Романовы пришли на смену Рюриковичам.

— Для этого нужно собрать земский собор?


— Увы, в России больше нет сословий — ни крестьян, ни дворян. Зато есть так называемая интеллигенция…

— А что Вы думаете о президентской форме правления?


— Это очень дорого стоит, много лишних расходов. Президенты меняются каждые четыре года. Представьте, что раз в четыре года Вы будете покупать себе новый «роллс-ройс»!

— Значит, монархия дешевле?


— Гораздо дешевле. Царь — хозяин своей земли, ему не нужно воровать и вывозить деньги за границу. Одна из его задач — передать царство наследнику в полном порядке. И чтобы ее решить, он должен быть прирожденным управленцем. Практика показала, что кухарка не в состоянии научиться управлять государством.


М. Линдстром — Брендинг чувств

Беседа с Мартином Линдстромом — известным экспертом в области брендов.
«Экономические стратегии», № 3-2006, стр. 98-103

Мартин Линдстром — известный эксперт в области брендов. Среди его клиентов такие компании, как Disney, Mars, Pepsi, American Express, Mercedes-Benz, Reuters, Yellow Pages, Microsoft, M&Ms, Gillette, 7up, Lego… Статьи и книги зтого интересного человека, посвященные брендингу и маркетингу, переведены более чем на 20 языков. Он всегда удивляет читателей нестандартным подходом и умением мыслить «за рамками». Рекомендации российским брендостроителям — в интервью Мартина Линдстрома главному редактору «Экономических стратегий» Александру Агееву.


— Какова главная идея Вашей концепции «целостного торгового предложения»? Чем она отличается от концепций «уникального торгового предложения» и «эмоционального торгового предложения»?

— В основе моей концепции «целостного торгового предложения» лежит совершенно новый способ мышления. Это бренд будущего, у которого есть три особенности. Во-первых, работают правила, похожие на религиозные или спортивные. Здесь большое значение имеют ритуалы, традиции и т. п. Во-вторых, бренд должен быть узнаваем и без логотипа. Если нет, значит, бренд сокрушен. В-третьих, бренд должен вызывать у потребителя особые звуковые, вкусовые, обонятельные и осязательные ассоциации. Что касается старых концепций «уникального торгового предложения» и «эмоционального торгового предложения», то я считаю, что в наше время они вряд ли будут востребованы в чистом виде. Ничего действительно уникального больше не существует. Только Coca-Cola и Pepsi до сих пор успешно пользуются концепцией «эмоционального торгового предложения»: их марки отличаются друг от друга скорее тем, какие ощущения и ценности они культивируют у своих потребителей, чем качеством продукции.

— Вы доказываете, что мир брендинга может много чему научиться у мира религии. Можем ли мы сказать, что Ваша теория похожа на идею «промывания мозгов» через чувства?

— Почти два года я и моя команда путешествовали по разным странам мира, собирали и анализировали опыт мировых религий. Главный вывод, к которому мы пришли, таков: в основе всего — наши пять чувств. Религиозные организации хорошо понимают важность привлекательности на уровне чувств. Посетите любую церковь в любой стране мира, и Вы испытаете особые ощущения. Запах ладана, звон колоколов, акустика, архитектура, церковная музыка… Такие чувствительные точки оживляют бренд, позволяют ему завоевать сердца потребителей. Ритуалы тоже очень важны, даже когда их трудно понять и объяснить. Возьмите, например, Олимпиаду: какой рациональный смысл имеет ритуал зажжения олимпийского огня?

И тем не менее он оказывает мощное эмоциональное воздействие. Также важно иметь перед собой образ врага. Главный исполнительный директор Coca-Cola сказал мне, что без Pepsi Coca-Cola никогда не стала бы тем, чем она является сегодня. Наличие конкурента-врага формирует «чувство принадлежности» и позволяет выстроить бренд. Запахи, звуки, цвета, формы очень важны. Например, мы выяснили, что 80 % всех потребителей считают запах «нового автомобиля» одним из наиболее приятных и приносящих наибольшее удовлетворение факторов при покупке автомобиля. А чем сотовые телефоны отличаются друг от друга? Не дизайном или функциями, а мелодиями! Многие компании просто не осознают силы звука. Мелодию, которая звучит при загрузке системы Windows, безошибочно опознают 62 % потребителей. В то же время компания Microsoft вкладывает массу денег и усилий в создание других мелодий — для рекламы, для Интернета и т. д., — фактически не видя того, что находится у нее под носом.

Что касается «промывания мозгов», то это понятие если и применимо к моей теории, то только не в классическом его значении. По-моему, главное в любой религии — вера. Именно она объединяет людей в сообщество. Уверен, если спросить «поклонников» фирмы Apple, промывают ли им мозги, они ответят отрицательно. Это просто люди, глубоко верящие в любимый бренд. Потребитель хочет не просто купить продукт, он хочет купить образ жизни. Находясь в Интернете на сайте Google, Вы являетесь частью этого сообщества. То же самое происходит, когда Вы приобретаете Harley Davidson или компьютер Apple.

— Не могли бы Вы более подробно рассказать о Вашей теории «сокруши свой бренд»?

— Она очень проста. Главное, чтобы покупатель узнавал Вашу марку, Ваш бренд, даже если логотип отсутствует. Например, около 70 лет назад дизайнеры Coca-Cola создали бутылку для напитка, которую любой узнает среди тысяч других. Если Вы хотите проверить, выдержит ли Ваш бренд конкуренцию, просто уберите логотип с товара, будь то веб-сайт, журнал или продукт питания. Если потребитель узнает Ваш товар, можете считать, что Ваш бренд несокрушим. Если нет, значит, Вам стоит подумать, какие каналы восприятия не используются. Звук, изображение, название, форма, цвет, ощущение, связь с традициями и поведением людей в данном случае играют очень важную роль.

— Вы, вероятно, читали рассказ Рэя Брэдбери «Убийца» о человеке, который сошел с ума из-за звуков, которые издавали многочисленные электроприборы, окружавшие его. Нет ли риска «перегрузить» пять чувств покупателей, если следовать Вашей концепции «брендинг через чувства»?

— Такой риск всегда есть в перенасыщенном информацией мире. В эпоху «брендинга чувств» магазины, например, начнут продавать брендам трехмерное пространство. Сегодня бренду нужно два метра на полке, а в будущем ему понадобится семь кубометров пространства, где можно будет все понюхать, рассмотреть и потрогать. Находясь на этой территории, Вы попадете под влияние одного бренда, перейдя от стенда к стенду, окажетесь во владениях другого бренда. Тем не менее, с ума человек не сойдет. Совершать покупки приятно. Я предполагаю, что бренд будет положительно влиять на людей. Сегодня 95 % коммуникаций апеллирует к тому, что мы видим, только 4 % — к тому, что слышим, и меньше 1 % — к тому, что можем потрогать, попробовать на вкус и понюхать. Если 50–60 % коммуникаций будет апеллировать к чувствам, человек не испытает дискомфорта, он даже выиграет. Взять, например, Kodak. Еще несколько лет назад продукция этой фирмы позволяла потребителям испытать тактильные ощущения: Вы держали в руках реальные фотографии. Только что проявленные снимки пахли по-особому, фотоаппарат приятно щелкал. А что произошло в результате развития цифровых технологий? Все это исчезло. Нет ни тактильных ощущений, ни запахов, ни звуков. Осталось только зрительное восприятие.

Наши исследования показали, что Kodak потерял 300 % эмоционального восприятия. Как этой фирме поправить положение? Почему бы им не создать камеру, затвор которой будет издавать фирменный звук? Или не разработать особую бумагу, которая позволяла бы испытать тактильные ощущения уникального качества Kodak? Технологии украли у нас ощущения, и сегодня мы хотим получить их обратно. Мне нравится запах свежевыпеченного хлеба. Заходя в цветочный магазин, хочу чувствовать аромат живых цветов.

— Как должны развиваться эффективные отношения между потребителем и покупателем? Каков наилучший способ вовлечения покупателей в процесс создания бренда?

— Потребителя нужно вовлекать в творческий процесс, приглашать его к созданию нового бренда. Вы представляете себе, что значит для потребителя этикетка, которую придумал он сам? Но крупные компании это не всегда осознают, они страдают «высокомерием бренда», как я это называю. Например, Pepsi недавно организовала в Интернете «Лабораторию по разработке Pepsi». На сайте дети якобы могли создать свою собственную Pepsi. Им нужно было заполнить очень длинную анкету. Я тоже ее заполнил. А в конце мне сказали: «Мы скоро с Вами свяжемся». И что же? Прошел год, никто мне так и не ответил. Я думаю, это тот случай, когда любой скажет: «Хватит! Я не дурак! Не хочу, чтобы меня использовали для каких-то маркетинговых исследований, не давая ничего взамен!» На мой взгляд, это пример в высшей степени высокомерного отношения к потребителю. В результате я разработал для Pepsi новый сайт. Желающие должны были пройти тест на интеллект. Если Вы проваливали тест, Вам говорили, что Вы недостаточно умны для этого сайта. Ежедневно там появлялись новые тесты, новые задания, новые игры — с каждым разом все более сложные. Победителей мы вознаградили — в качестве приза купили пять мест в шаттле, который отправился на экскурсию в стратосферу. Согласитесь, это дорогого стоит, когда потребитель приходит в магазин и восклицает: «Ух ты! Вон на полке стоит товар, который я вчера придумал!» Хотите верьте, хотите нет, но Lego удалось это сделать. Пошлите им свою фотографию и получите конструктор, из которого сможете собрать свой портрет. Это же огромная работа — придумать такой набор, сделать его, написать руководство по сборке портрета. Но компания на это пошла, и это превосходно, не правда ли?

— Можем ли мы сказать, что, согласно Вашей концепции, эффективность телевизионной рекламы неизменно снижается? Каковы сегодня наиболее эффективные альтернативы размещению рекламы на телевидении?

— Действительно, эффективность телевизионной рекламы постоянно падает. На своих семинарах я все время спрашиваю: «Кто может назвать три рекламных ролика, показанных вчера по телевидению?» — и обычно не получаю внятного ответа. Современный человек в среднем видит около 86 500 рекламных роликов в год, он перегружен визуальной и аудиоинформацией, поэтому, согласно нашим исследованиям, рекламу запоминают лишь 1,5 % зрителей. Я советую компаниям не ориентироваться на телерекламу, потому что она слишком дорогая, а эффективность ее ограниченна. Традиционный маркетинг мертв. Реклама не работает. Из десяти новых брендов на рынке выживают в лучшем случае два, да и товары 10-летней давности выжили не все. Воздействие электронной почты и Интернета ослабляется из-за наличия спама и компьютерных вирусов. Поэтому сегодня реклама должна перейти на новый качественный уровень. Брендинг надо переориентировать со зрительно-слухового восприятия на сенсорное и найти такие методы трансляции сигналов и сообщений, которые затрагивали бы все пять органов чувств. С этой целью можно использовать различные акции, стенды и т. д.

— Каковы тенденции брендинга и развития рекламы во всем мире?

— Уже сейчас видно, что все шире будет применяться такой метод рекламы, как «размещение продукта». Мы станем свидетелями «возврата к основам»: бренды будут продвигаться при помощи «старомодных» средств коммуникации типа «настоящих букв», а реклама будет обращена к нашим чувствам. Долгосрочное планирование уступит место меняющимся стратегиям, отражающим динамику общественных перемен. По оценке исследовательской компании Millward Brown, около 35 % компаний из списка Fortune 500 планируют в течение ближайших 3–4 лет внедрить сенсорный брендинг.

Будет развиваться и «реалити-брендинг», как я его называю. Это похоже на реалити-ТВ. Бренд будет «растворяться» в реальном мире, становиться его частью. Например, Скуби-Ду сначала был игрушкой, а потом о нем сделали фильм. То же самое будет происходить на рынке компьютерных игр, они станут мощным медиаканалом. Ведь теперь дети проводят время не перед телевизором, а перед компьютером. McDonalds, например, уже создал компьютерную игру для детей — нечто похожее на Sim City, где надо строить что-то «макдональдовское».

— Можно ли оценить стоимость бренда как нематериального актива той или иной корпорации? Как лучше это сделать?

— Этот вопрос связан с вопросом о кооперации. Например, Coca-Cola стоит 1 доллар, а я продаю ее за 2 доллара. Это и есть оценка бренда.

— На данный момент в России существуют бренды «Сухой», «Калашников», «МиГ», которые требуют развития. Что бы Вы могли сказать по этому поводу? У какой из российских компании наиболее развитый и известный за рубежом бренд?

— Я не могу выделить бренд какой-то одной российской компании. Многие русские бренды на самом деле нуждаются в развитии. Вы должны мыслить глобально. Например, компания «Ростик Групп» может стать одной из самых «продвинутых» в России и в мире, если, конечно, она прислушается к моим советам.

— Несколько месяцев назад Вы начали оценку GGP. Какую оценку имеют русские бренды?

— Если сравнить США и Россию, то это 0,1 %.

— Если кто-либо сделает Вам предложение развивать бренд в России, каков будет Ваш первый шаг (конечно, после подписания контракта)?

— Это зависит от того, каким будет мое впечатление от бренда. В России существует феномен «советского бренда». Это давно и хорошо известные марки, у которых есть свой круг верных покупателей. Но часто очень сложно расширить их сферу влияния, увеличить количество продаж.

— Что бы Вы посоветовали владельцам таких брендов — избавиться от них, обновить их или оставить все как есть?

— Нужно оценить размер возможных затрат на бренд, который не выявляет потенциала роста. Если бренд кажется стабильным, но одновременно не способным к повышению продаж, потому что устарели ценностные связи, лучше сохранить его. Может быть, позже, когда появятся реальные возможности для его совершенствования, Вы решитесь инвестировать в него. В этом случае расширение бизнеса должно идти одновременно с утверждением других новых марок. Есть старые бренды, которые выжили, успешно пройдя испытание ребрендингом. Например, Adidas и Kappa пришлось практически воскрешать из мертвых, но их возвращение на рынок было впечатляющим. Я считаю, что многие советские и российские бренды способны на подобное превращение, хотя, конечно, прежде чем давать советы, надо как следует изучить вопрос. Часто в подобных случаях хороший результат дает расширение бренда на новые категории продуктов или услуг.

— Как отличается восприятие брендов в разных странах, например в России и в Великобритании?

— В плане отношения к торговым маркам россияне похожи на жителей азиатских стран — Сингапура, Японии и Китая. В этих странах бренды появились лет 20–30 назад, и потому их влияние на общественное сознание очень велико. Часто они символизируют социальный статус. А вот жители Новой Зеландии и Австралии, например, не придают торговым маркам такого большого значения, поэтому бренды там дешевле.

— Какой, на Ваш взгляд, цвет русского бренда?

— Красный.

— Под Вашим началом работает около 600 сотрудников. Не могли бы Вы поделиться с российскими бизнесменами своим опытом руководителя?

— Вместе со мной они ищут новые способы мышления. Это стало возможным благодаря моим партнерам, таким как исследовательская компания Millward Brown. Я вбрасываю им идею и говорю: «Этот тренд будет развиваться в таком-то направлении, а тот — в другом». Они проверяют, верна ли моя теория, приходят ко мне с ответом, и я строю новые гипотезы, задаю новые вопросы. В результате появляются новые методы брендинга. Я бы порекомендовал компаниям нанимать кураторов торговой марки — команды «настоящих потребителей», с которыми необходимо консультироваться, прежде чем выпустить на рынок новый продукт. Они не являются штатными сотрудниками компании, но время от времени получают от нее подарки. Ведь на то, чтобы проверить, соответствуют ли рекламные объявления тем или иным культурным традициям, они тратят свое время. Это недорогая стратегия, но она позволяет получить большую отдачу и предотвратить поток жалоб.

— Как Вы относитесь к Вашему собственному бренду бизнес-наставника?

— Я его поддерживаю. Например, всегда одеваюсь в черное (на моем сайте можно посмотреть фотографии). На сайте и семинарах звучит моя собственная музыкальная тема. В дизайне сайта преобладают мои фирменные цвета: темно-желтый и черный. У меня даже есть свой языковой стиль. Мне кажется, этого достаточно.

— Есть ли у Вас кредо, любимая шутка или принцип, которому Вы следуете в жизни и бизнесе?

— Да, есть. Это короткая фраза, которая мне очень нравится: «Если Вы думаете, что у Вас есть шансы, значит, они у Вас есть».

— Спасибо за беседу. Будет приятно встретиться с Вами в России еще раз.


К. Токаев — Россию не надо бояться, с ней надо сотрудничать

Беседа с министром иностранных дел Республики Казахстан Касымжомартом Токаевым.
«Экономические стратегии», № 05-06-2006, стр. 06–12


Среди государств СНГ Казахстан, безусловно, является для России одним из важнейших стратегических партнеров и союзников. От того, как будут развиваться отношения между нашими странами, с одной стороны, и между Казахстаном и другими государствами — с другой, зависит сегодня очень многое. О нюансах, характеризующих эти процессы, — в интервью министра иностранных дел Республики Казахстан Касымжомарта Токаева главному редактору «Экономических стратегий» Александру Агееву и генеральному директору ИНЭС — Центральная Азия Ануару Байшуакову.


— Мы делали прогнозные оценки отношений Казахстана с другими странами на перспективу до 2030 г. Легко заметить, что отношения с Китаем, Соединенными Штатами, Европейским союзом и Россией являются ключевыми для Вашей страны. Однако тут возможны разные варианты — скажем, когда предпочтение будет отдано Китаю или США. Каково Ваше видение стратегии развития Казахстана и международных отношений в ближайшие 25 лет?

— С самого начала мы прежде всего думали о том, как выстроить дружественные и предсказуемые отношения с соседними государствами. Это было нужно для проведения экономических реформ и нейтрализации угроз внутренней стабильности Казахстана. Я хорошо помню все этапы этой большой работы, которую, естественно, проводил сам Президент. Первый Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи с Россией мы подписали в мае 1992 г. Этот договор определяет основные принципы взаимоотношений между Казахстаном и Россией как суверенными государствами, в частности принципы, касающиеся невмешательства во внутренние дела, взаимной помощи в тех или иных ситуациях. В июле 1998 г. были подписаны не менее важные документы — Декларация о вечной дружбе и союзничестве, ориентированном в XXI столетие, и Соглашение о разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления прав на недропользование.

Еще в марте 1994 г. наши страны подписали Соглашение об основных принципах и условиях использования космодрома Байконур. Вы понимаете, что тогда это был очень чувствительный вопрос — никто не знал, как поступить с космодромом. С одной стороны, он находится на территории Казахстана, то есть суверенитет Казахстана над ним очевиден, с другой — этот уникальный объект, по сути дела, принадлежит всему человечеству. Надо отдать должное Президенту Назарбаеву: он прекрасно понимал, что здесь надо действовать исключительно в духе партнерства и дружбы. Кстати говоря, были другие мнения. Предлагали, например, ни в коем случае не отдавать Байконур другому государству, пусть и дружественному. Были проекты, связанные со строительством международного космопорта и т. д.

Хотел бы также подчеркнуть, что Байконур — это уникальный объект, который даже с точки зрения стоимости не идет ни в какое сравнение, допустим, с Черноморским флотом. Но если споры по поводу статуса Черноморского флота до сих пор продолжаются, то проблема Байконура давно решена — наши страны пользуются им совместно. Российская Федерация, по документам — начиная с 1994 г., а на самом деле — с 1999 г., платит 115 млн долл. в год за аренду. Срок аренды продлен до 2050 г. То, что Байконур находится на нашей территории, фактически означает принадлежность Казахстана к числу «космических» государств.

Россия — стратегический партнер и союзник Казахстана. Думаю, что наша политика в отношении России не изменится ни при каких обстоятельствах, потому что проводить другую политику было бы просто противоестественно. Что касается Китая, то нам досталось тяжелое наследие, связанное с конфронтацией между Советским Союзом и Китайской Народной Республикой в конце 1960-х гг. Две самые крупные социалистические державы, обладавшие атомным оружием, оказались на грани конфликта, который мог стать глобальным. Поэтому Казахстан начинал свои отношения с Китаем практически с нуля — не было ни одного договора, зато была взаимная подозрительность. Первые шаги были очень важными. Достаточно вспомнить совместную Декларацию об основах дружественных взаимоотношений 1993 г. Одной из самых значимых являлась проблема границы, которая также досталась нам в наследство от СССР. Мы успешно делимитировали, а затем и демаркировали границу протяженностью 1783 км. Работали, руководствуясь имевшимися историческими документами, и, как мне кажется, разделили все спорные участки в соответствии с интересами наших государств.

Кстати, если говорить о границе, то хотел бы подчеркнуть, что граница с Россией тоже была делимитирована. Казахстанско-российская граница — 7591 км — является самой протяженной непрерывной границей в мире. Длиннее только граница между Канадой и США, но она прерывается на определенном участке. Заметьте, в декабре 2005 г. Договор о государственной границе Казахстана и РФ был синхронно ратифицирован парламентами двух стран, что говорит о наличии доброй воли и взаимных дружественных чувств.

Однако вернемся к Китаю. Это, безусловно, очень важное государство, и мы переводим наши отношения с ним в плоскость стратегического партнерства и сотрудничества. Торговый оборот между Казахстаном и КНР растет, теперь нужно разработать некую стратегию, которая четко определяла бы правила игры во взаимоотношениях между нашими странами — необходимо исключить всякого рода спекуляции и опасения. Для нас очень важно иметь хорошие отношения и с центральноазиатскими государствами, тем более что с региональным сотрудничеством, к сожалению, не все в порядке.

— Что Вы имеете в виду?

— Слабо развивается торговля: объем торговли между Казахстаном и Узбекистаном не превышает 600 млн долл., а объем торговли с Ираном уже приблизился к 1 млрд долл. Я уже не говорю о том, что торговля с Китаем достигла 6 млрд долл., торговля с Россией превышает 10 млрд долл. Очень успешно развиваются и торговые отношения с Европейским союзом.

Если в двух словах охарактеризовать внешнюю политику Казахстана, то можно сказать, что нам удалось построить неконфронтационные, дружественные отношения практически со всеми заинтересованными странами без ущерба для национальных интересов. И это пошло на пользу реформам, которые проводятся в нашей стране. Вы прекрасно понимаете, что если есть угроза извне, то страна закрывается, к власти приходят люди, склонные к авторитаризму, обстановка в стране накаляется, население испытывает стресс. У нас же ситуация развивается несколько иначе, извне сигналов об опасности не поступает. Полагаю, это результат правильного выбора внешнеполитических приоритетов.

— Известен тезис Збигнева Бжезинского о дуге нестабильности. И это не только некие доктринальные высказывания, но и определенная политика. С этим связано появление в регионе американских баз, в дальнейшем, возможно, натовских, с этим связаны внутренние конфликты, например в Узбекистане или Кыргызстане. Ваше отношение и Ваша оценка риска нестабильности?

— В принципе, кое-какие признаки появляются. Это связано с нестабильностью в Афганистане и на Ближнем Востоке, которая, надо прямо сказать, возникала в результате целенаправленных действий определенных государств.

Что касается Афганистана, то пришедший к власти режим талибов представлял серьезную угрозу безопасности среднеазиатских государств. Соединенные Штаты поддерживали суннитский Талибан, надеясь повернуть его против шиитского Ирана. Но случилось так, что талибы, набрав силу, пришли в Афганистан, фактически взяли под контроль эту страну и, конечно же, обратили взгляды в сторону Средней Азии. Американцы недооценивали опасность, исходящую от режима талибов, и только после ударов 11 сентября 2001 г. у них наступило прозрение. Они приняли решение свергнуть этот режим, и им понадобились базы в Средней Азии. Хочу напомнить тем, у кого имеются претензии по поводу американских баз в Средней Азии, что решение об открытии баз мы не могли принять без согласования с Москвой.

Сейчас в ход пущена такая аргументация: мол, базы открывались на время проведения военной операции в Афганистане. Сейчас, когда операция завершилась, базы пора выводить. Но это вопрос дискуссионный. Недавно, например, там были народные волнения, направленные против американцев. Я был в Афганистане, и у меня сложилось впечатление, что Хамид Карзай, который, безусловно, является харизматическим лидером и достоин широкой международной поддержки, в силу объективных обстоятельств не вполне контролирует ситуацию в своей расколотой на части стране.

Кроме того, не решен еще один ключевой вопрос: необходимо хотя бы сократить — я не говорю о ликвидации — посевы опийного мака. В прошлом году был выращен рекордный урожай — 4,5 тыс. т. Производство наркотиков постоянно растет. Из Афганистана через Среднюю Азию и Россию в Европу поступает все больше героина. Попытки создать альтернативное производство сельхозпродукции ни к чему не приводят. Я только что беседовал с представителем Европейского банка реконструкции и развития. Он признал, что деньги, выделенные банком Афганистану на выращивание альтернативной сельхозпродукции, потеряны, поскольку крестьянам выгоднее выращивать мак и производить наркотики.

— Может ли Казахстан вступить в НАТО? — Я абсолютно уверен в том, что при нашей жизни Казахстан в НАТО не вступит, хотя мы и сотрудничаем с этой организацией. В 1994 г. Казахстан присоединился к программе «Партнерство во имя мира», в рамках которой развиваются связи не только в военной области, но и в области предотвращения чрезвычайных ситуаций, борьбы с ними, в области экологии и в целом ряде областей, связанных с научно-техническим развитием. Сейчас мы разработали индивидуальный план действий партнерства. Мы предоставляем нашу территорию для транзита натовского оборудования, направляемого в Афганистан. Таким образом, мы содействуем операции НАТО в Афганистане.

А если возникнет конфликт из-за Тайваня и противники КНР захотят воспользоваться территорией Казахстана, как поступит руководство республики?

Откровенно говоря, я сомневаюсь, что это возможно, поскольку военная мощь Китая неуклонно растет и Россия, которая вышла на первое место в мире по продаже оружия, способствует этому. Очевидно и то, что Китай — это очень надежный торговый партнер, и все хотят иметь с ним дело. Кроме того, следует помнить, что Китай сумел стать третьей космической державой мира, запустив в космос человека и создав современный центр управления полетами, который находится недалеко отсюда.

Что касается Тайваня, мы всегда рассматривали его как неотъемлемую часть Китайской Народной Республики. Ситуация обостряется в связи с тем, что Тайвань предпринимает действия, направленные на юридическое оформление своей независимости. Пекин же однозначно заявил о том, что если Тайвань официально провозгласит свою независимость, он применит против него вооруженные силы. И это сдерживает тайваньские власти. С другой стороны, на сегодняшний день Тайвань является самым крупным иностранным инвестором в КНР. Разговаривая с тайваньскими бизнесменами, я спросил, не мешают ли им напряженные отношения между КНР и Тайванем вкладывать деньги в экономику Китайской Народной Республики. Они ответили: нисколько, наоборот, это делает ситуацию более безопасной. Им очень удобно работать на континенте — общий язык и менталитет, хорошее знание законов КНР.

— По Лиссабонскому соглашению Украина и Казахстан в обмен на отказ от ядерного оружия получили от ядерных держав гарантии территориальной целостности. Как Вы считаете, может ли сложиться такая международная обстановка, в которой Лиссабонское соглашение потеряет силу?

— Лиссабонское соглашение действительно предоставило такие гарантии. Но мы полагаемся не только на него, но и на те письменные гарантии, которые в Будапеште в декабре 1994 г. были даны Соединенными Штатами Америки, Великобританией и Россией. Позже к этим трем странам присоединились Франция и Китайская Народная Республика. Никто еще не подвергал сомнению юридическую обоснованность этих гарантий, они являются абсолютно легитимными. Их суть сводится к следующему: в случае возникновения угрозы безопасности и стабильности Казахстана пять постоянных членов Совета безопасности ООН незамедлительно приступят к консультациям для совместных действий, с тем чтобы обезопасить нашу страну.

— А каков статус Украины?

— Украина подпадает под действие Лиссабонского соглашения, но с ней другой вопрос. Дело в том, что Украина, в отличие от Казахстана, не имела ядерного полигона и средств управления ракетами, находившимися на ее территории. Зато в Днепродзержинске был крупный завод по производству ракет СС-18, которые известны под названием «Сатана».

Украине, насколько я помню, отдельных гарантий не предоставлялось, а Казахстан просил дать такие гарантии в обмен на окончательный отказ от ядерного оружия. Может быть, определенную роль сыграло то обстоятельство, что в то время лидеры некоторых стран обращались к нам с определенными предложениями. Например, ливийский руководитель обратился к нашему Президенту с просьбой подумать о том, как выгодно распорядиться советским наследством, то есть ядерным оружием.

— Вы ответили отказом?

— Наш ответ состоял в том, что Казахстан присоединился к Лиссабонскому соглашению и был объявлен безъядерным государством. До Лиссабонского протокола был протокол, подписанный на уровне министров иностранных дел в Москве. В нем говорилось, что Казахстан, Украина и Беларусь признают себя безъядерными республиками.

Казахстан больше, чем другие республики СССР, пострадал от испытаний ядерного оружия: из 714 испытаний 476 было произведено на его территории, причем в трех средах — в атмосфере, на земле и под землей. Правда, после 1963 г. испытания проводились только под землей. Должен сказать, что отказ от ядерного оружия не привел к ослаблению безопасности Казахстана, это наше твердое убеждение. Мы видим, в какие истории попадают государства, которые пытаются заполучить ядерное оружие. Может быть, исключение составляют Индия и Пакистан, но они гипотетически могут применить его друг против друга из-за Кашмира, а вот ситуация вокруг Ирана наводит на очень тревожные размышления.

— Но, возможно, в то время кое-кто не разделял этой точки зрения. Были такие, кто считал, что зря отдали ядерное оружие? — Они и сейчас имеются. Говорят, что можно было бы поторговаться, привлечь к себе внимание мировой общественности, прославиться, попасть на страницы газет и на телевидение. Но в тот момент мы отчетливо понимали, что если Казахстан не откажется от ядерного наследия, он окажется в очень тяжелом положении, гораздо более тяжелом, чем то, в котором сегодня оказался Иран. Несмотря на все недостатки его экономики, Иран — это очень богатое государство: торговля нефтью, выгоднейшее географическое положение, 70 млн населения. И длительная история в качестве независимого государства. А что такое Казахстан в начале 1990-х гг.: экономический коллапс, сложные процессы становления государственности, неясное будущее, масса внешних угроз, брожение внутри.

— Как Вы думаете, увеличится ли число участников ШОС?

— В ближайшее время — нет. Иран, Пакистан, Индия и Монголия являются наблюдателями. Что касается Беларуси, Шри-Ланки и Украины, которые изъявили желание стать наблюдателями, то им, по всей видимости, придется встать в очередь. Иран и Пакистан стремятся стать полноправными членами ШОС, но на последней встрече в Шанхае мы договорились — это была моя инициатива — разработать четкие правовые нормы и процедуры принятия новых членов в Шанхайскую организацию сотрудничества. Главное требование — безоговорочная поддержка целей и задач, которые содержатся в уставных документах ШОС. Другими словами, ШОС нельзя использовать как арену для выяснения отношений. Если Индия и Пакистан начнут конфликтовать из-за Кашмира или Иран захочет использовать ШОС для нападок на США и Израиль, то это, конечно же, будет противоречить целям организации. Мы не хотим, чтобы ШОС втягивали в такого рода дискуссии. У нас четкие цели: первое — это борьба против терроризма в регионе, второе — торгово-экономическое, инвестиционное сотрудничество, гуманитарные контакты. Можно поменять их местами: на первое место поставить торговлю и гуманитарные контакты, на второе — борьбу против терроризма, потому что они равнозначны, а организация является универсальной.

— А возможно ли приближение статуса ШОС, скажем, к статусу ОДКБ?

— Это разные организации. ШОС — уникальная организация, ее авторитет в мире растет. Современные международные отношения трудно представить без Шанхайской организации сотрудничества. Не следует забывать, что из шести стран — членов ШОС две являются постоянными членами Совета безопасности ООН и обладают атомным оружием.

— Допускаете ли Вы участие Казахстана в ГУАМе?

— Отношение Казахстана к ГУАМу не является отрицательным. Мы направили своих наблюдателей в Киев на конференцию глав государств, учредивших новую международную организацию. До этого я выступал на встрече министров иностранных дел СНГ в Москве и говорил о том, что в рамках СНГ создаются региональные организации: Евразийское экономическое сообщество, Договор о коллективной безопасности, а теперь и ГУАМ. На данном этапе эти организации должны налаживать контакты друг с другом, сотрудничать. Такова реальность: СНГ начало расползаться, но не надо драматизировать ситуацию.

Когда в 1991 г. здесь, в Алма-Ате, создавалось СНГ, все республики были одинаковыми и начинали забег с одной стартовой линии, а потом выяснилось, что мы разные. С точки зрения структурных преобразований Казахстан и Россия явно лидируют. Есть государства, которые полностью сохранили централизованную модель экономики, есть откровенно слабые государства, государства, которые не состоялись. Кроме того, мы сильно разошлись в политической сфере. Надо иметь в виду, что на территории СНГ тлеет конфликт между Арменией и Азербайджаном, что два государства Содружества — Грузия и Россия — находятся в неприязненных отношениях друг с другом, Молдова имеет претензии к России. СНГ сегодня — разнородная организация, но мы считаем, что его нужно сохранить. Возможно, следует изменить характер работы в рамках Содружества. Мы сейчас готовим соответствующие предложения, поскольку Президент Назарбаев избран Председателем СНГ и в этом качестве принял участие в саммите G8 в Санкт-Петербурге. Надо отдать должное Содружеству в том, что оно сумело предотвратить развитие событий на территории бывшего СССР по югославскому сценарию.

— Как Вы думаете, если бы Нурсултан Абишевич в 1991 г. был Предсовмина, распался бы СССР?

— Я задавал Президенту этот вопрос. Он мне сказал, что если бы Горбачев назначил его Председателем Совета Министров, а до этого решился бы сделать вице-президентом Советского Союза — и об этом шла речь, — то он, безусловно, сохранил бы СССР. У него был план побеседовать с руководителями и парламентами всех союзных республик. Было ощущение, что все ждали прихода к власти одного из республиканских лидеров, в данном случае Нурсултана Назарбаева, поскольку он в тот момент был самым выдающимся представителем союзных республик.

Знаете, национальные меньшинства испытывают особую ответственность за империю. Возьмем, например, Сталина. Ведь монархисты, при всей ненависти к большевикам, во время Второй мировой войны признали заслуги Сталина, который, по сути, восстановил империю, ослабленную последними русскими царями.

В конце 1920-х гг. Сталин ездил в Грузию, выступал перед рабочими. Говорил он исключительно по-русски. Когда грузины его спрашивали: «Сосо, что с тобой случилось?» — он отвечал: «Я буду выступать только на русском языке». Сталин понимал свое значение как руководителя Советского Союза. Как-то раз он навестил свою тогда уже старую и больную мать. Она задала сыну вопрос: «Иосиф, кто ты сейчас?» Сталина сказал: «Ты помнишь царя? Я теперь вроде царя».

Я спрашивал у Гейдара Алиева…

— Это ведь был второй кандидат на роль руководителя Правительства СССР?

— Дело в том, что еще раньше, в 1985 г., он котировался как возможный руководитель Советского Союза. Об этом пишет в своей книге Анатолий Громыко. Накануне пленума ЦК КПСС Андрей Андреевич сказал сыну: «Я иду представлять Горбачева на пост генерального секретаря, но на душе у меня тревожно — справится ли он». И тогда Анатолий спросил отца: «А кто еще есть в обойме?» Андрей Андреевич назвал Гейдара Алиева, который подходил по своим деловым и моральным качествам, но ему не предложили возглавить государство, потому что он не был русским. Примерно за полтора года до кончины Гейдара Алиева я встретился с ним в Стамбуле на конференции. Он сказал мне, что знал об этом. Я спросил у Гейдара Алиевича: «Вы смогли бы сохранить Советский Союз?» Он ответил утвердительно.

— Выступление Дика Чейни в Вильнюсе вызвало бурную реакцию. Возможно ли, на Ваш взгляд, новое острое противостояние России и США?

— Я думаю, что это временная конфронтация — и США, и Россия заинтересованы в сохранении хороших отношений. Разговоры о том, что Россия движется в сторону диктатуры, мне кажутся надуманными. На заседании Совета иностранных инвесторов Президент Назарбаев, отвечая на вопросы иностранных предпринимателей, руководителей крупнейших компаний, относительно России, сказал, что в России развивается демократия. Она хочет играть достойную роль в современном мире, и это здоровые амбиции, основанные на имеющихся возможностях. Россию не надо бояться, с ней надо сотрудничать.

— Скажите, ощущаете ли Вы себя дипломатом советской школы? Или, может быть, казахстанские дипломаты руководствуются традициями западных школ?

— У нас работают разные люди: одни учились в Москве, другие — на Западе, третьи — здесь, в Казахстане. Не думаю, что мы являемся приверженцами какой-то одной школы. В прошлом году на Азиатской конференции в Алматы я поспорил с Джорджем Соросом, который обвинял Казахстан в отходе от демократии и удушении средств массовой информации. Один из лидеров нашей оппозиции назвал мое выступление речью «типичного советского дипломата». Я не стал с ним полемизировать. При чем тут советская школа? Дипломатия — она и есть дипломатия. Это универсальное ремесло, и от того, кто где учился, мало что зависит.

— О советской школе, как правило, говорят те, кто не учился нигде.

— В условиях идеологической конфронтации советские дипломаты отстаивали интересы социализма, а западные дипломаты — интересы капитализма. Современные международные отношения — это процентов на 70 борьба за рынки и только на 30 — политические дискуссии, и даже эти дискуссии, имеют политический подтекст.

— Тогда такой вопрос: назовите три принципа управления, которыми Вы руководствуетесь в своей работе.

— Первое: руководитель должен знать больше, чем его подчиненные. Второе: я считаю, что нужно оценивать людей по их деловым качествам, а не по каким-то другим признакам. Способную молодежь следует поощрять. А третий принцип — надо бороться за место под солнцем.


Ч. Абдуллаев — Геополитика от Дронго

Беседа с писателем Чингизом Абдуллаевым.
«Экономические стратегии», № 07-2006, стр. 70–73

Удивительные случайности сопровождали мой интерес к творчеству Чингиза Абдуллаева. Начать хотя бы с того, что и эти строки складывались в дороге под аккомпанемент CD-записи виртуозной игры классика азербайджанского и мирового джаза — Вагифа Мустафы-заде. Именно так — непредсказуемо, но вовремя — и появляется в моей жизни Чингиз Абдуллаев.

О двух других эпизодах тоже стоит упомянуть. В 1998 г., в дополнение к обычному читательскому упоению его книгами, с их сюжетами, главным героем — Дронго, философией, строгим языком, логикой, эрудицией, я был так увлечен, что, будучи в Барселоне, склонил своего давнего болгарского друга, журналиста, аналитика, писателя Андрея Апостолова побывать в Андорре. Но не из-за самой Андорры, а из-за сюжета одного из детективов Чингиза.

Пройдя в Андорре по пути, указанному автором, я не нашел искомого объекта, хотя путь к нему был описан Чингизом весьма подробно. Разочарование было беспредельным. «Жертва писательской выдумки и собственной наивности!» — только такой самодиагноз и шел на ум. И лет на шесть я исключил Дронго из своего круга чтения. Лишь в мае 2006 г. по пути в Баку, на международную конференцию футурологов, блестяще организованную Рейхан Гусейновой, Президентом Азербайджанского общества будущего, я как бы реабилитировал для себя творчество Чингиза и снова зачитался его новыми произведениями. Они могут осваиваться только «под ключ» — от первой до последней страницы, невзирая на время суток. Но лишь приехав в августе снова в полюбившийся мне Баку, в разговоре с беспрецедентно гостеприимными хозяевами, друзьями и близкими Рейхан Гусейновой, объясняя истоки моих симпатий к Азербайджану, его культуре, я припомнил и тот шоковый удар, который пережил в Андорре из-за Абдуллаева. Как ни крути, но это была интеллектуально-психологическая травма для зафанатевшего читателя.

— Чингиз? — воскликнул собеседник. Через секунду Чингиз Абдуллаев был идентифицирован, и не только как глава Союза писателей Азербайджана, но и как близкий друг разветвленной и дружной семьи Гусейновых…

И на следующий вечер рядом с Девичьей башней состоялась наша многочасовая встреча, инкрустированная и предлагаемой читателю беседой. Слегка нарушив правила этикета, я с укоризной рассказал Чингизу о моем андроррском приключении.

— У меня есть и фото этого объекта, никакого обмана, все правда, — тут же уверил меня Чингиз и легко доказал, что разминулся я с этим объектом на шаг-другой… В закоулках Андорры это, увы, возможно.

Так окончательно была разгромлена моя попытка разочароваться в творчестве Чингиза Абдуллаева. Круг замкнулся. И теперь, видя уже на страницах «ЭС» фрагмент нашего разговора, вспоминая всю его панораму, должен неизбежно суммировать эту интродукцию одним выводом — не изменяй своим первым впечатлениям, читатель…

Александр Агеев.


— Как Вы думаете, один в поле воин? Если отвлечься от Вашего героя, то каковы Ваши жизненные принципы и понимание роли личности в истории?

— В общем-то, я признаю роль масс в истории, но мне кажется, что и один многое может. Вот и на Куликовом поле все началось с битвы богатырей. У Лоуэлла есть выражение, которое я однажды использовал в своей книге: когда другие изменяются и уходят, кто-то один должен остаться. Думаю, все-таки один в поле воин.

— Бывают ли в истории такие моменты, когда личностей, героев становится меньше?

— Да, конечно. Считается, что сейчас выдающихся личностей гораздо меньше, чем, скажем, в первой половине XX в. Тогда историческая необходимость обусловила одновременное появление Черчилля, де Голля, Рузвельта, Сталина. Когда народу трудно, ему обязательно нужны Минин и Пожарский, когда общество в опасности, непременно найдется де Голль, который возглавит борьбу. Видимо, в случае необходимости общество вырабатывает некую систему ценностей, в рамках которой появляется множество лидеров. Доказано, что в периоды социальной нестабильности женщины рожают больше мальчиков, чем девочек; и наоборот — в периоды социального благополучия рождается больше девочек — это происходит на генном уровне.

— Как у Вас возник образ Дронго?

— Я начал писать еще в советское время, и, честно говоря, мои книги тогда запрещал КГБ, хотя я сам был куратором КГБ. Тогда я хотел создать образ космополита, интернационалиста. Понятно, что мой Дронго — азербайджанец, об этом свидетельствуют кое-какие детали, но, в общем-то, мне хотелось создать представителя СССР, советского человека. Это должен был быть симбиоз Шерлока Холмса и Штирлица плюс чуть-чуть Эркюля Пуаро. Немножко Джеймс Бонд, одним словом.

— Дронго Ваш ровесник?

— Да, практически.

— Он Вас не разочаровал?

— Нет, ни в коем случае. Более того, в какие-то минуты он меня вдохновляет. И не только меня — как минимум три человека рассказывали мне, что мой герой буквально спас им жизнь. Мой герой популярен: в Москве есть два ресторана и пять клубов «Дронго». Войдите в Интернет — и увидите 14 тысяч разных наименований «Дронго». Дронго стал киногероем. В Таджикистане сняли 20-серийный фильм на фарси со своим Дронго. Есть Дронго, которого играли Лобоцкий и Калныньш. Недавно известный поэт Евгений Рейн сказал мне: «Вы создали некий симбиоз современного героя». Оказывается, его жена читает все мои книги. Мне было очень приятно узнать об этом.

— Во многих Ваших книгах есть такая мысль: кто не сожалеет о распаде Союза, тот глупец.

— Это моя фраза, я ее придумал. Владимир Путин однажды повторил ее у нас в Баку: «Кто не сожалеет о распаде Советского Союза, у того нет сердца, кто мечтает о его восстановлении, у того нет головы».

— Каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития постсоветского пространства на ближайшие 20–30 лет? Возможно ли объединение бывших республик Союза?

— Я очень хочу быть оптимистом, но боюсь, что придется высказать пессимистическую точку зрения. Дело в том, что местные, региональные элиты тянут каждая в свою сторону. Им объединение невыгодно. Они вдруг обнаружили, что можно зарабатывать миллиарды и ни перед кем, в том числе перед Москвой, не отчитываться. Поэтому думаю, что такой симбиоз, какой был, уже невозможен. Другое дело, что пока есть общая культура, общие ценности, вполне реально объединение в какой-то другой форме. Хочу обратить Ваше внимание на такой поразительный факт: дети президентов многих постсоветских стран находятся в Москве. Здесь живет внучка Шеварднадзе, дочери узбекского и казахского президентов. Дочь Ильхама Алиева вышла замуж и переехала в Москву. Т. е. многие национальные элиты так или иначе связаны с Россией. Думаю, что это могло бы иметь далеко идущие экономические последствия. Лет через 20 в мире останется три-четыре валюты. На постсоветском пространстве можно будет поставить вопрос о введении зоны рубля. Кроме этого, будет какая-то единая азиатская валюта…

— На базе Китая или нефтедобывающих стран?

— Скорее всего, не на базе Китая. Китай — самодостаточная страна, там юань либо искусственно сдерживается, либо отпускается. Есть такие рыночные экономики, как Таиланд, Малайзия, Сингапур, Индонезия.

Понятно, что XXI в. будет веком вызова, причем вызова очень тяжелого. Мне кажется, что Россия как особая цивилизация объединит страны, которые ее окружают. Либо эти страны войдут в ее цивилизационное пространство, либо им придется примкнуть к западному миру, который, к огромному сожалению, обречен. И действия США усугубляют эту обреченность. Думаю, что будет выбор между азиатской цивилизацией, где постоянно повышается вес Китая, и индийской цивилизацией, между западной цивилизацией и мусульманским миром, стремительно набирающим очки. Мне кажется, что многие недооценивают фактор Ирана, который превращается в региональную империю. Если раньше в мире было только два шиитских государства: Иран и, условно говоря, Азербайджан — все-таки в Азербайджане религиозный фактор не так силен, — то сегодня это и Хезболлах в Южном Ливане, и большая часть Ирака.

Я часто бываю на Ближнем Востоке и могу засвидетельствовать: не только израильтяне с опаской взирают на Иран, его побаиваются и арабы. Скажем, такой факт, о котором не писали в газетах: арабские улемы запретили молиться за успех Хезболлах, потому что Хезболлах — шиитская организация, а 99 % арабов — сунниты.

Возьмем, например, Азербайджан. Выбирая между не понимающим его Западом, не желающим его признавать мусульманским Востоком и Россией, он неизбежно будет дрейфовать в сторону России. Думаю, что объединение на постсоветском пространстве вполне возможно. Более того, я убежден, что, как бы дико это сейчас ни звучало, в орбиту такого объединения со временем попадут и прибалтийские республики. Я бываю и в Латвии, и в Литве, и в Эстонии и могу сказать, что настроения там несколько другие, чем те, что показывают по телевизору.

— Вы имеете в виду некую сетевую структуру?

— Да, определенную систему культур. Говоря о бывших советских республиках, почему-то не выходят за пределы XX в. Это неправильно. На самом деле Прибалтика пробыла в составе России не одну сотню лет. Там находились имения многих русских аристократов, например имение Бенкендорфа в Эстонии. Связь этого региона с Россией намного глубже и прочнее, чем принято считать. Или утверждают, что не было дружбы народов, что все это выдумки коммунистических идеологов. Неправда, дружба была, люди разных национальностей жили бок о бок и ценили эту дружбу.

Повторяю, в той или иной форме объединение возможно, к этому подталкивают и объективные реалии. Но еще раз хочу подчеркнуть, что региональные лидеры делают все, чтобы как можно ярче продемонстрировать свой показной национализм, за которым не стоит ничего, кроме денег. А у денег, как известно, нет национальности. Мне кажется, что белорусы на каком-то интуитивном уровне первыми почувствовали необходимость объединения. Посмотрите, как ополчились на Беларусь в Европе, и уж, наверное, не потому, что Лукашенко такой страшный диктатор.

— Он скорее экстравагантный, по европейским меркам…

— Дело в том, что он хочет быть ближе к России, а это не устраивает Запад. Или возьмите Януковича, о котором я написал книгу. Два года назад в глазах американцев и европейцев он выглядел чуть ли не пособником сатаны. Сейчас его сделали премьер-министром, причем по новой Конституции Украины у него гораздо больше полномочий, чем у Президента, и все с этим согласились. Более того, в Европе деловые индексы доверия к Украине поползли наверх. Уверен, что постсоветские страны рано или поздно склонятся к сотрудничеству, проверенному временем.

— Давайте отвлечемся от геополитики и вернемся к роли личности в истории. Представим себе, что 11 сентября 2001 г. буквально за несколько часов до известных событий Дронго узнает о планах террористов. Что бы он почувствовал, подумал, сделал?

— Я думаю, он бы не поверил, как не поверили американские аналитики. Действительно, трудно поверить, что 20 мусульман могут провести такую скоординированную атаку на государство, располагающее невероятными техническими возможностями, и потрясти не только Америку, но весь мир. Что касается действий, думаю, здесь надо было бы действовать предельно жестко, потому что террористы прежде всего наносят удар по исламской цивилизации, провоцируя ее отторжение. Я находился в Лондоне, когда арестовали подозреваемых в террористических актах в августе этого года. Поверьте, там царили очень сильные антиисламские настроения. Помню, с ужасом подумал, как бы повели себя благодушные британцы, если бы теракты удались. На Би-Би-Си один из новообращенных мусульман сказал: «Эти люди должны были погибнуть, потому что они голосовали за Блэра и поддерживали его политику. Они должны понести наказание». И когда ему стали возмущенно возражать, что в самолете были и те, кто голосовал против Блэра, объяснять, что у него пещерная логика, он не смог ничего ответить.

Поэтому я думаю, что Дронго сначала бы не поверил, а поверив, все-таки попытался спасти хотя бы один самолет. Ему, наверное, пришлось бы нелегко, потому что трудно остановить людей, которые хотят умереть. Японцы во время Второй мировой войны, как известно, успешно применяли тактику камикадзе: тысячи людей, сотни кораблей, вертолетов, самолетов погибали от рук смертников. Наверное, практически невозможно найти 20 европейцев, согласных вместе умереть за идею, но вполне возможно, что найдется 20 тыс. мусульман, готовых на такой шаг. Это несоответствие пугает. Поэтому я думаю, что Дронго, будучи азербайджанцем, прочувствовал бы эту опасность, а с другой стороны, понял бы, что человека, который хочет умереть и попасть в рай, остановит только пуля.

— Государственные лидеры многих постсоветских стран являются выходцами из силовых ведомств. Может быть, в том, что власть находится в руках людей, которые чувствуют ответственность перед своими народами и в то же время обладают интеллектом, есть какой-то исторический смысл, неизбежность? Или это случайность, временное явление?

— С середины 1990-х гг. к власти стали приходить те, кто умеет управлять, и не обязательно люди из органов. Подобное развитие событий я рассматриваю как нормальное. Так было не только в России, но и в Азербайджане — возвращение Гейдара Алиева, в Грузии — возвращение Шеварднадзе, и даже в Литве — возвращение Бразаускаса. Я заметил странный парадокс: демократ Ельцин почему-то постоянно вспоминает, что Путин — полковник КГБ. Но два других премьера, которые были назначены до Путина — Примаков и Степашин, — тоже не из детского сада, а из организаций, которые имели отношение к спецслужбам.

Генри Киссинджер сказал Владимиру Путину: «Каждый человек должен по мере сил работать на свое государство». Именно этим и занимаются сегодня государственники, которые знают механизмы власти. Они достаточно прагматичны, и это позволяет им поднимать свои страны. Там, где есть прагматизм, налицо успехи в экономике. Мне кажется, прагматизм — это то, чего не хватает сегодняшнему руководству Армении. Поймите меня правильно, я говорю так не потому, что я азербайджанец. Наши соседи все еще живут ценностями конца 1980-х — начала 1990-х гг. и ни в какую не хотят идти на переговоры по Карабаху. Возможно, если бы эти переговоры состоялись, трубопровод Баку — Джейхан прошел бы не через Тбилиси, а гораздо более коротким маршрутом через Армению. Последняя в результате получила бы колоссальные дивиденды. Но национализм в Армении возобладал над прагматизмом.

Вот Гейдар Алиев был прагматиком, он понимал, что надо вытаскивать страну из того положения, в котором она оказалась. Шеварднадзе был достаточно прагматичен. Другой вопрос, любили его или нет, в том числе в РФ. Если бы не прагматизм Путина, то никакие доходы от нефти не помогали бы сохранить Россию — их разворовали бы региональные бароны, и на этом бы все закончилось. Я убежден, что за прагматиками будущее. В ближайшие 10–15 лет без них не обойтись.

— У Вас есть любимая поговорка?

— Если дают линованную бумагу, пиши поперек. Это Хименес.


О.Н. Куликовская-Романова — Возрождение исковерканных душ

Вторая беседа с Ольгой Николаевной Куликовской-Романовой, председателем Благотворительного фонда имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны.
«Экономические стратегии», № 01-2007, стр. 72–75

В последнее время вошло в моду участие в событиях высокой духовной значимости. Для некоторых дам и господ важное и серьезное дело стало скорее способом создания себе определенного реноме, просто модной темой. И, может быть, миссия Ольги Николаевны Куликовской-Романовой, председателя Благотворительного фонда имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны, состоит и в том, чтобы быть неким камертоном духовности, позволяющим уловить фальшивые голоса в хоре тех, кто манипулирует священными понятиями. Сама принадлежность к августейшей фамилии — Ольга Николаевна является невесткой сестры последнего русского императора, вдовой ее сына, — позволяет ей ясно определять факты подобных спекуляций. Ольга Николаевна, будучи воспитанной в духе православия, сразу называет эти вещи своими именами, возвращая от наивно-благодушного их восприятия к реальности, которая более цинична, нежели словесные и парадные декорации. Новая беседа[1] О.Н. Куликовской-Романовой с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым выдержана именно в этом ключе.


— Вы присутствовали на перезахоронении императрицы Марии Федоровны в России?

— Я была среди тех, кто прощался с императрицей в Дании и провожал ее прах в Россию, хотя и не получила официального приглашения участвовать в церемонии перезахоронения. И, знаете, у меня сложилось впечатление, что покойница не хотела покидать родину: гроб долго не удавалось погрузить на датский военный корабль, который должен был доставить его в Петербург.

Во время погребения в Петропавловском соборе[2] тоже не обошлось без накладок: в могилу упал советник министра иностранных дел Дании. Для меня все предельно ясно: государыня Мария Федоровна не хотела сама уезжать из Дании, датчане фактически уступили политической воле России. И, прежде чем лечь в русскую землю, она «спустила» туда датчанина. И русским, кстати, императрица тоже показала кузькину мать: буквально на следующий день после ее похорон Б.С. Аракчеева, директора Государственного музея истории Санкт-Петербурга, более известного как Петропавловская крепость, лишили поста.

— Ольга Николаевна, но ведь говорят, что императрица завещала перевезти ее прах в Россию.

— Никакого написанного и официально заверенного завещания не было. Это все ложь. Перенесение останков государыни Марии Федоровны — такой же политический шаг, как перезахоронение «екатеринбургских останков» безвестных мучеников под видом праха святых страстотерпцев — царя Николая II и членов его августейшей семьи. Кстати, я, как и Русская Православная Церковь, не верю, что это подлинные останки, и в свое время говорила об этом с другими представителями династии Романовых. Но многим из них главное — перевернуть страницу истории. Не понимаю — как можно перевернуть страницу истории, захоронив останки других людей под видом царских? Перезахоронение императрицы должно было еще раз подчеркнуть факт покаяния и примирения. Однако церемония была несколько омрачена многочисленными накладками. В частности, российские журналисты, которые в Дании были допущены в усыпальницу, где покоилась государыня Мария Федоровна, вели себя безобразно — лазили на могилы, бегали туда-сюда и в конце концов были с позором изгнаны.

— Окажет ли это перезахоронение какое-то позитивное воздействие на российское общество?

— Судя по словам российского посла в Дании, это должно повысить уровень духовности русского народа. Поживем — увидим. В прежних условиях мой супруг Тихон Николаевич был категорически против перезахоронения, он сказал: «Не троньте мою бабушку». Его позицию разделяла и я, но ситуация в мире и стране меняется. По крайней мере, я видела, что простой верующий народ принял императрицу, паломничество к ее гробу не прекращалось все дни проведения церемонии.

Есть мнение, что перезахоронение поможет примирить и объединить Романовых. Сомневаюсь — ведь этого не смог сделать даже император Николай II.

Думаю, что перезахоронение императрицы — это не в последнюю очередь факт большой политики, призванный улучшить датско-российские отношения. Дания заинтересована в укреплении коммерческих связей с Россией, но отношения между двумя странами в свое время были омрачены. Во время террористической атаки на «Норд-Ост» датчане позволили чеченским сепаратистам провести конференцию в Копенгагене. Реакция Москвы была очень острой, Россия даже хотела разорвать дипломатические отношения с Данией. Поэтому, когда встал вопрос о перезахоронении, датчане сразу же согласились.

— Что из себя сейчас представляет сообщество потомков Романовых?

— В ассоциации 49 человек, но что они из себя представляют, я затрудняюсь сказать. Эти люди, конечно, гордятся тем, что являются русскими, а также своей принадлежностью к императорскому дому. Тем не менее представители молодого поколения уже носят иностранные фамилии. Многие из них вообще не говорят по-русски, крестятся слева направо.

Понимаете, очень трудно сохранить русскость за рубежом.

Это я знаю по себе, по своей дочери и внучке. Таня говорит по-русски, но не воспитана в русских традициях. Моя дочь родилась и выросла в Южной Америке, а живет в Канаде. Она не чувствует той русскости, в которой была воспитана я. Для нас Россия всегда оставалась звездой-путеводительницей. Моя мама, например, часто говорила, что в России и картошка, и клубника вкуснее, чем где бы то ни было. Я считала это своего рода упрямством или шовинизмом, но, приехав сюда и попробовав русской картошки, убедилась, что она была права. В России картошка особая, честное слово.

Нас воспитывали люди, пережившие революцию и ужасы Гражданской войны. В частности, директрисой Мариинского института благородных девиц, где учились такие, как я, девочки, была вдова генерала Н.Н. Духонина. У нас все преподавание шло на русском языке, мы читали русские книги, носили русскую ученическую форму, в классах висели портреты императоров, православные иконы. Дома мы обязательно молились утром, днем и вечером. Сейчас мы при всем желании не можем дать такого воспитания нашим детям. Они вынуждены адаптироваться к условиям той страны, где родились и выросли. С другой стороны, сегодня никто не мешает им взять билет и приехать в Россию.

Это то, чего не могли себе позволить наши родители.

Русскоговорящие эмигранты последней волны, которые уехали из России несколько лет назад, — совсем другие. Они покинули Родину в поисках лучшей жизни и стараются как можно быстрее адаптироваться в новых условиях. Их не интересует русский язык, они хотят скорее стать американцами или канадцами. Мы воспитывались иначе, жили ожиданием того дня, когда сможем вернуться на Родину. Быть лишенным Родины, иметь возможность только мечтать о ней — очень тяжело и горько.

— А почему в свое время император Николай II вынужден был мирить своих родственников? Что случилось в семействе Романовых?

— По мемуарам можно понять, что между членами династии были довольно сложные отношения. Великая княгиня Мария Павловна все время интриговала против государя Николая Александровича, распуская слухи, что он человек слабохарактерный и не может управлять государством. Причина в том, что ей очень хотелось видеть на российском троне собственного мужа. Однако история доказала, что святой царь Николай II вовсе не был слабым человеком. Были и другие интриги, зависть одной невестки к другой. Я имею в виду великих княгинь Милицу и Анастасию, которых называли «черными воронами». Члены фамилии неоднозначно восприняли действия императора, который удалил великого князя Николая Николаевича с поста главнокомандующего и взял эту миссию на себя.

И это не потому, что царь Николай II хотел сосредоточить в своих руках максимум власти, а потому, что он радел о благе России. Император всегда поступал, исходя из принципа: «На службу не напрашивайся, от службы не отказывайся».

— Какой Вам видится современная Россия?

— В стране есть возможности для возрождения, но нужно время. Разбить чашку очень просто, а попробуйте ее восстановить… Вот так же и Россия. Она 80 лет болела, и для выздоровления ей понадобится не одно десятилетие. Революция отбросила страну назад, исковеркала души русских людей. В современном homo soveticus осталось очень мало русского и очень мало духовного. Чтобы в этой пустыне вырастить ростки нового, нужны воспитатели. И они есть: сейчас появляется все больше православных школ. Религиозное воспитание — это воспитание в любви, уважении и страхе Божьем.

Православие — основа русскости, благодаря православию когда-то отдельные княжества объединились в великую империю, в единый народ. Сейчас в России понемножку возвращаются к православию, и это прекрасно.

Когда входишь в храм, перешагиваешь порог совершенно другого мира. Это мир внутренний. Спокойствие, традиция, обряд — все это меняет твое мировоззрение.

И ты можешь даже не молиться, ну, может быть, прочтешь «Отче наш» как раз в тот момент, когда поют.

И того довольно. Выходишь из храма — и чувствуешь, что душа твоя очистилась.

— Как Вы оцениваете перспективы объединения Русской Православной Церкви За Границей и Московского Патриархата?

— Я занимаюсь этим уже много лет, но это не так легко. Все зависит от людей. Если они будут жадничать и требовать слишком многого, у нас ничего не получится. Объединение может совершиться только открыто, и с верой, и только на бескорыстной основе. Это очень важно. Но я верю в то, что это произойдет, потому что если этого не случится, то мы можем и веру потерять.

По крайней мере, уже определилась дата совместного богослужения и торжественного подписания Акта о каноническом общении.

Если уж Господь попустил большую русскую эмиграцию, так сказать вторжение русского народа в мир, значит, в этом есть какая-то высшая цель. Нет сейчас в мире большого города, где бы не было русской православной церкви.

— Ольга Николаевна, какую миссию нес и передал Вам Тихон Николаевич?

— Вы знаете, он был человек очень скромный. Первая жена у него была не русская, и это тормозило его миссию, его работу. Воспрял он немножко, когда уже мы были вместе. Тихон Николаевич в своем увлечении был специалистом по воинской униформе. Он до старости лет сам изготовлял оловянных солдатиков. Для него это была ностальгическая игра — он, бывало, говорил: я родился для царской службы. Искренне сожалел, что не мог послужить России, но служил Дании, своей второй родине. А вообще, он очень переживал и уже с 1980 г. переписывался с русскими из России. Задолго до моего приезда сюда о Тихоне Николаевиче писали в российских газетах. Он давал советы и наставления.


Э.А. Быстрицкая — Все время придумывать новое

Беседа с народной артисткой СССР Элиной Авраамовной Быстрицкой.
«Экономические стратегии», № 07-2007, стр. 70–74

Об Элине Быстрицкой почему-то хочется говорить исключительно в превосходной степени. И не только потому, что в ней соединились редкая по своей утонченности красота и огромный талант. Не только потому, что образы, созданные ею на экране и на сцене Малого театра, незабываемы. Дело еще в том, что Элину Быстрицкую, по свидетельству многих, в самых разных ситуациях отличала бескомпромиссность, а также независимость позиции по любому вопросу.

Беседуя с народной артисткой СССР Элиной Авраамовной Быстрицкой, главный редактор «ЭС» Александр Агеев задает своей блистательной собеседнице вопросы абсолютно из разных, порой неожиданных «сфер». И, оставаясь верной себе, Быстрицкая дает на них столь же неожиданные ответы.


— Элина Авраамовна, у Вас десятки миллионов поклонников в нашей стране, которые Вас любят и прислушиваются к Вашему мнению. Как Вы думаете, какие культурные образцы являются наиболее типичными для военного, послевоенного времени?

— В военные годы были потрясающие песни, которые завоевали огромную популярность — их не только исполняли в концертах, они, что называется, ушли в народ.

В тяжелые послевоенные годы — это замечательные актеры Николай Черкасов, Николай Симонов и, конечно, театры — Большой и Малый в Москве, где тогда работали великие мастера, которых сегодня, к сожалению, уже нет. Позже, когда начались политические разборки, стало как-то грустно. Начало перестройки для интеллигенции было временем больших надеж, их связывали сначала с именем Горбачева, а потом — Ельцина. Затем все рухнуло, развалилась страна. И вот сейчас опять появилась надежда, что выправится. Я недавно была в Украине. Вы знаете, горько и грустно, Украина — моя родина.

Война помешала мне учиться — приходилось переходить из школы в школу, потому что госпиталь, где я работала, постоянно менял дислокацию. Я была смышленая девочка, мне ставили какие-то оценки, но глубоких знаний не было. Участие в Великой Отечественной войне в составе действующей армии давало право поступления на второй курс медицинского техникума, и я окончила такой техникум в Нежине на Черниговщине.

А потом у меня появилось желание стать актрисой, и, чтобы оно осуществилось, мне пришлось преодолеть множество препятствий — и в семье были сложности. Спасибо родителям, они воспитали меня человеком, который не боится никакого труда. У меня была мечта работать в Малом театре, куда я впервые попала как зритель, когда была студенткой. И мечта сбылась — меня приняли, я стала актрисой Малого театра. Я застала еще тех мастеров, у которых можно было многому научиться.

— Чему именно?

— Вы знаете, мастерство актера — это очень сложный процесс. Нужно научиться правильно оценивать материл, выполнять задачу, поставленную режиссером, и ничего не упустить из того, что дал автор, точно мотивировать все поступки персонажа. А чем богаче мотивировки, тем интересней творчество. Я училась у настоящих мастеров, у которых были великие предшественники — в Малом театре это очень заметно. Наш театр не растерял своих традиций. У нас идет классика, а классика всегда современна. Я получаю такое наслаждение, когда выхожу на сцену! Выхожу реже, чем хотелось бы, но что делать!

— Представим себе такую ситуацию: у Вас есть полчаса на то, чтобы научить начинающего актера чему-то важному, например технике актерского мастерства. Что бы Вы ему сказали — три самых главных урока?

— Во-первых, за полчаса ничему нельзя научить, а во-вторых, я преподавала в ГИТИСе, где у меня было два выпуска, и в училище Малого театра. Это большая кропотливая работа. Чтобы передать то, что знаешь сам — что получил от своих предшественников и сумел накопить за время работы, — надо, чтобы кто-то хотел это узнать.

— А если бы Вам пришлось дать сейчас урок актерского мастерства, что бы Вы сделали?

— Прежде всего я бы попросила ученика изобразить нечто иное, не себя, скажем, какое-нибудь животное или насекомое. И сразу станет ясно, на какую отдачу можно рассчитывать, обладает ли человек даром перевоплощения, может ли он стать актером. Ведь что такое актерская профессия? Это существование одновременно в реальном и виртуальном мирах, раздвоение, которое не считается психическим заболеванием.

Мне очень нравилась преподавательская работа, было жаль, когда она закончилась. Я занималась с заочниками, с теми, кто уже играл в театре, а взять детей, которые пришли прямо из школы, не рискнула.

— Не случалось ли Вам в много раз сыгранной роли вдруг открывать новые краски, неожиданные нюансы?

— Да, появляется нечто новое, что сказывается на сиюминутном исполнении уже привычного рисунка. Вдруг возникает что-то еще, но это новое не должно испортить взаимоотношения с партнерами. Мало ли, что мне взбредет в голову, и я выйду из образа. Так нельзя. В самом начале, на первых репетициях мы договариваемся, что собой представляет тот или иной персонаж, как он воспринимается другими персонажами, вписывается в ансамбль спектакля. К примеру, я купчиха, самовластная хозяйка дома. Это установка, и, исходя из нее, ищутся способы проявления образа, мотивировки его поведения.

— А как соотносится Ваша жизнь и сыгранные роли? Ведь Вы можете сыграть все, что угодно, наверное?

— Мой диапазон действительно очень широк, и я пока не знаю его границ. Могу играть и бытовые роли, и великосветских дам. Сейчас возраст мешает играть молодых, но на радио, где меня не видят, а только слышат, я и это сделаю.

— Какими принципами Вы руководствуетесь в жизни?

— Думаю, что очень важно быть порядочным человеком, никому сознательно не делать зла.

— Как Вы думаете, за последние лет двадцать стало больше или меньше порядочных людей?

— Не знаю. У меня узкий круг общения. Это отобранные люди, но бывает, что меня и обманут, и накажут. Вот моя собачка не подозревает, что есть плохие люди — кто бы ни пришел, она счастлива и ко всем лезет целоваться. Ну и я такая же. Я довольна. А потом выясняется, что нельзя быть слишком доверчивой.

— Но ведь Вам приходится общаться с людьми и за пределами этого круга.

— Я сторонюсь тех, кто мне неприятен. Если и контактирую с такими людьми, то только по необходимости. Мне кажется, каждый человек на интуитивном уровне знает, с кем можно общаться, а с кем нельзя. Например, в профессии сколько угодно таких людей, с которыми я не могу контактировать в жизни, но на сцене обязана это делать — и все.

— Насколько мне известно, Вам довелось встречаться с Маргарет Тэтчер?

— Так получилось, что, будучи в Англии, я получила приглашение от Тэтчер и побывала у нее дома. Знаете, она меня потрясла. Маргарет Тэтчер вполне соответствует тому величественному образу, к которому мы привыкли. Эта женщина вызывает огромное уважение. Она невероятно умна. Уже тогда она очень интересовалась Украиной, подробно расспрашивала меня об этой стране. Тэтчер подарила мне фотографию — это единственный раз, когда я попросила автограф.

— Как Вы думаете, среди наших женщин появятся когда-нибудь политики такого масштаба?

— Не знаю… Думается, Екатерина Алексеевна Фурцева была очень интересной фигурой, которую недооценили. Она держала культуру — и все-таки держала хорошо.

— А что значит «хорошо держать культуру»?

— Она ценила и поддерживала людей, которые что-то умеют, — могла похвалить так, что было приятно, могла остановить, если что-то неправильно. Она обладала не только властью, но и разумом, и добрым сердцем. Она вообще была добрый человек. Это личность, которой нам не хватает. Правда, в последние годы жизни Екатерина Алексеевна болела, и это все осложняло.

— У Вас нет ощущения, что сейчас происходит своеобразный гендерный переворот, женщины все чаще лидируют?

— Я помню, раньше говорили: много девочек рождается к мирной жизни. Сегодня немало женщин в политике. Возможно, это не случайно: женщина выносливее, чем мужчина, ее основная функция — сохранение генофонда.

— Т. е. женщины таким образом компенсируют угрозу генофонду?

— Да, должны компенсировать. Если всерьез заниматься проблемой генофонда, то надо прежде всего повысить культуру быта. Из-за того что она у нас очень низкая, мы многое теряем.

Нельзя игнорировать культуру, без нее нельзя решить ни одной важной задачи, она всем движет. Культура — это носитель идеи добра.

— А что такое культурный человек?

— Есть простые заповеди, которые перешли нам от наших предков и отражены во всех конфессиях. Это основа. Как можно жить в обществе и быть свободным от общества? Значит, с обществом надо считаться. У каждого из нас задача — что-то сделать в жизни, а не просто прожечь или пропить свою жизнь.

— В чем, по-Вашему, смысл жизни?

— Вам, конечно, известна старая формула про дерево, дом и сына. А еще очень важно оставить след в своей профессии. Надо что-то оставить потомкам, тем, кто подымет это и понесет дальше, будет развивать.

— А свобода выбора есть?

— Думаю, есть. Смотря что выбирать. Осуществить мечту сложно, очень много препятствий — непонимание и даже зависть. К сожалению, я с этим иногда сталкиваюсь.

— Вы прощаете своих обидчиков?

— Я с ними не вожусь.

— Вам ведь приходилось не только перевоплощаться, играя самые разные роли, но и руководить людьми. Как надо это делать? Какие три урока управления Вы бы назвали?

— Вы знаете, я, наверное, не очень компетентна в этом вопросе.

В 1994 г. я организовала благотворительный фонд в поддержку искусства и науки. Его основной задачей была помощь учащимся государственных творческих учебных заведений (Школа-студия МХАТ, Щепкинское и Щукинское училища, ГИТИС, консерватория, ВГИК, хореографическое училище, Гнесинское училище и детская музыкальная школа при нем). Полагаю, я неправильно определила адрес поддержки. У молодых есть силы и возможность заработать на жизнь самостоятельно, а вот пожилые актеры, вышедшие на пенсию, оказываются в безвестности, в нищете и действительно нуждаются в помощи. Что касается управления людьми, то тут, я думаю, если есть хорошая идея, то люди охотно ее поддерживают.

— Это первый урок. А второй и третий?

— Второй: важно все-таки обязательно добиваться результата. Третий: надо все время придумывать что-то новое.

— Как Вы думаете, какой будет наша страна в 2017 г.?

— Мне кажется, что не только для России, но и для всей планеты очень важно решить проблему глобального потепления. К сожалению, у нас экологические проблемы все время отодвигались на второй план, а ведь сегодня это главное. Человечество сверх меры озабочено сиюминутным выигрышем, люди не тем занимаются.

Вы знаете, ведь нам, для того чтобы жить, не так много надо. Однако человек ненасытен в своем стремлении делать накопления. Я этого не понимаю.

— Кстати, о накоплениях. Сейчас деньги в нашей стране есть, а профессионалов в самых разных сферах очень мало. Что нужно сделать, чтобы они появились?

— Профессионалы не появятся вдруг, их надо вырастить. Откуда, например, взяться умельцам, если были закрыты профтехучилища? Я вам расскажу смешную историю, которая со мной произошла. Как-то я снималась в Ленинграде, а жила в Вильнюсе и на Новый год решила поехать в Вильнюс, чтобы отметить праздник с родителями. Приехала на вокзал и вижу: мой поезд уходит. Оказывается, у меня в билете было неправильно проставлено время отправления. Пришла я к начальнику вокзала и говорю: «Что мне делать?» И он посадил меня в какой-то поезд, я его называю «500 веселый». Зашла в купе, вижу, сетка для вещей разорвана. Я вынула шпильку из волос, закрепила ею сетку и положила то, что мне нужно было. Проводница это увидела и говорит: «Ого, какая мастерица! Вы не посмотрите? У нас в соседнем купе лампочка не горит». И я, не имея представления о том, как это все устроено, пошла, вставила ножик, повернула — и лампа загорелась. После того как я, совершенно ничего не понимая в физике, починила освещение, прослыла в поезде мастером, ко мне всю ночь шли люди с какими-то просьбами. Домой я приехала веселая, потому что это было смешно. Но ведь так жить нельзя.

— Везде нужны профессионалы.

— Ну а как же! Люди должны учиться. А то, что у нас сегодня есть неграмотные, — это чья заслуга?

— И чья же?

— Властей, естественно. Хорошо, что сейчас ввели обязательное полное среднее образование. Как можно было это упустить?

Я очень горевала, потому что видела, что люди не читают, не учатся, ничем не интересуются. Сегодня мы много говорим о том, что в России перестали читать. Да, перестали, потому что проще зайти в Интернет и взять оттуда какую-нибудь гадость — там и вранье, и похабщина, и все, что угодно. Я не против использования современных средств в преподавании. Свою лепту в процесс обучения могли бы внести радио и телевидение. На радио, например, была хорошая передача «Театр у микрофона». Неплохо было бы ее возобновить и транслировать замечательные произведения в исполнении больших мастеров, чтобы люди это слушали. А что у нас происходит с культурой, я вообще не понимаю. Есть министр культуры, у которого нет средств, и есть агентство, у которого средства есть, но нет власти. Это что такое? Кто будет решать вопросы?

— Если бы Вам предложили составить перечень лучших фильмов для регулярной трансляции по телевидению, что бы Вы выбрали?

— Я бы не взяла на себя такую ответственность. Все зависит от того, что люди хотят увидеть. Это вопрос вкуса. Знаю, что четыре фильма из тех, в которых я снималась, вошли в золотой фонд. Их периодически транслируют, и людям они нравятся, но называть их я не буду.

Вообще, СМИ — это мощное средство воздействия на общество.

— Вы имеете в виду положительное или отрицательное воздействие?

— И то и другое. У нас государственным телевидением владеет человек, считающий, что главное — это рейтинг. А поскольку общий культурный уровень сегодня упал, людям, которые смотрят телевизор, хочется чего-то «жареного». Мало кого интересуют новости науки или литература и искусство. Основная масса хочет послушать анекдоты, посмеяться, что-нибудь такое полуприличное посмотреть.

— Вместо Гомера — Гомера Симпсона. И кто такой Гомер, никто не знает.

— Да.

— В жизни каждого человека, наверное, есть такие моменты, которые хотелось бы переписать или, наоборот, пережить еще раз. О чем из пережитого Вы чаще всего вспоминаете?

— Я не оглядываюсь назад, многое забываю — это свойство моего организма. Что прошло, то прошло. Вспоминаю только то, что меня действительно потрясло, нечто глобальное. У меня всегда есть что-то интересное впереди, мне вообще интересно жить, интересно, что будет, чего я добьюсь, что еще смогу сделать.

— Как Вы думаете, можно ли предсказать будущее?

— Нет, нельзя. По крайней мере, я не умею предсказывать, я только знаю, чего хочу. А если я чего-то хочу, то пробую этого добиться.


А.Г. Аганбегян — Социально-экономическое будущее России — быть среди самых развитых стран

Очередная беседа с академиком РАН Абелом Гезевичем Аганбегяном.
«Экономические стратегии», № 08-2007, стр. 26–33


Очередная встреча академика РАН Абела Гезевича Аганбегяна с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым посвящена изменениям, которые должна претерпеть российская экономика в условиях осуществления стратегии ее глобального роста.


— Абел Гезевич, как Вы оцениваете нынешний уровень социально-экономического развития России? Каковы основные бифуркационные точки социально-экономического развития России?

— Речь идет о стратегии социально-экономического развития, если употреблять высокий слог. А стратегия прежде всего подразумевает формулирование цели. Цель должна быть сформулирована таким образом, чтобы в каждый конкретный отрезок времени Вы видели, насколько Вы к ней приблизились. Цели типа «сделать жизнь людей лучше», «повысить», «умножить», «занять лидирующее положение» — это все неопределенные выражения, которые указывают вектор, но не говорят о достижении результата, поэтому нельзя ничего проверить. Некоторые напрасно думают, что достаточно указать цифру — скажем, написать, что мы будем развиваться по 7 % в год, — и станет все ясно. Всякая цифра должна иметь смысл: а зачем нам 7 %, чего мы хотим добиться с помощью этих 7 %? Может быть, нам эти 7 % совсем не нужны, а лучше потратить силы совсем на другое? Ведь ни США, ни Франция, ни Англия, ни Германия не ставят перед собой цели увеличить производство на столько-то. Цель должна быть более значимая, социально-экономическая.

Я долго думал: как подойти к формулированию социально-экономической цели развития такой большой страны, как Россия? Меня на это подвигла одна фраза В.В. Путина из его Послания Федеральному собранию. Я задался вопросом: «Каким наш Президент видит будущее России?» И выбрал из Послания, на мой взгляд, ключевую фразу: «Россия должна быть среди самых развитых стран мира». Я это интерпретирую в социально-экономической плоскости. Что значит «быть среди самых развитых стран мира»? Это значит — соответствовать им, во-первых, по уровню экономического развития и, во-вторых, по социальным показателям, прежде всего по уровню и качеству жизни. А надо ли нам быть среди самых развитых стран мира? Давайте взглянем на это с широких позиций. Куда сейчас идет человечество, все шесть с половиной миллиардов? Они идут к высотам цивилизации. Представьте себе бесконечную лестницу, уходящую куда-то за облака. Есть авангард, который идет впереди, — это развитые страны, миллиард с небольшим.

У них самый высокий уровень экономического развития, т. е. самое высокое производство ВВП на душу населения, а это значит — и самый высокий уровень реальных доходов. У них самые большие возможности будущего развития, самый высокий уровень образования и культуры, самая большая продолжительность жизни. Для всех стран авангард есть авангард, и все хотели бы на него равняться. Другое дело, что не все страны хотят повторять те шаги, которые авангард до этого совершал. Ведь не обязательно идти тем же путем.

России, как великой державе, надо иметь уровень экономического развития и уровень жизни не ниже, чем в самых развитых странах — в странах «семерки». Россия должна стать в перспективе вровень с ними, и это реальная цель.

— Каковы перспективы России по достижению поставленной цели?

— Самая крупная колонна — развивающиеся страны. Наиболее развитая среди них — Бразилия. Но лидер среди развивающихся стран — это Китай. Он отстает от России и Бразилии по уровню экономического развития и по уровню жизни в 1,5–2 раза. Колонна поменьше — это страны с переходной экономикой, и лидером этих стран, безусловно, является Россия — самая большая страна с самой мощной здесь экономикой. И, наконец, арьергард — беднейшие страны, которые возглавляет Индия.

Уровень экономического развития — это ВВП на душу населения. Валовой внутренний продукт — это все товары и услуги, которые создаются в стране (без повторного счета). ВВП на душу населения в развитых странах составляет 20–40 тыс. долл. в год (по паритету покупательной способности). В России сейчас он составляет 12 тыс.

В Бразилии, где численность населения выше, чем у нас, ВВП на душу населения поменьше — примерно 10 тыс. долл., в Китае — около 7 тыс., в Индии — 4 тыс. Наиболее типичные цифры для развивающегося мира — это 6-10 тыс., для переходных экономик — 8-15 тыс., а для беднейших стран — 2–4 тыс. долл.

Сравнивают ВВП разных стран в одной валюте — в долларах. Есть два пути перевода национальных валют в доллары: на основе валютного курса или на основе прямого сопоставления цен, т. е. паритета покупательной способности (ППС). Дело в том, что рыночные валютные курсы зависят не только от соотношения цен, но и от уровня экономического развития, от разных рыночных факторов, а также от политики государства и колеблются в значительных размерах. Поэтому лучше взять за основу паритет покупательной способности. Примерные цифры: объем валовой продукции в США составляет 12 трлн долл., в Китае — более 8 трлн, в Японии — около 5, в Индии — около 3, в Германии — около 3, чуть меньше, чем в Индии, в Англии и Франции — приблизительно 1,9, в России и Италии — 1,7, в Бразилии — приблизительно 1,6 трлн. В этом году мы обошли Италию.

Теперь численность населения: в Китае проживает 1 млрд 300 млн человек, в Индии — 1 млрд 70 млн, в США — 300 млн, в Индонезии — 200 млн, в Бразилии — 170 млн, в Пакистане где-то 150 млн, в Бангладеш — 143 млн, в России — 142 млн.

Делим 1,7 млрд долл. в России на 142 млн человек населения и получаем 12 тыс. долл. ВВП на душу населения. Это экономический уровень России.

Стратегическая задача для России — за исторически обозримое время (за 20–30 лет — жизнь нынешнего трудового населения) по основным экономическим и социальным показателям войти в число самых развитых стран мира. Какими темпами должна развиваться наша страна, чтобы мы могли решить поставленную задачу? Ежегодный рост развитых стран в среднем составляет 2,5–3%, и вряд ли они будут развиваться быстрее. У них очень низкая норма инвестиций (их доля в ВВП) — 20 % — и высокая доля потребления, к которой они привыкли. Значит, на фоне развитых стран минимальный ежегодный темп роста в России должен составлять 6 %. В этом случае за 20 лет ВВП увеличится в 3,2 раза. 12 тыс. умножаем на 3,2, получается 38 тыс. Это приблизительно современный уровень США. Но в Соединенных Штатах за это же время экономика вырастет раза в полтора, что составит 60 тыс. Разница между двумя странами уменьшится: если сегодня она составляет 3,5 раза, то через 20 лет будет немногим больше 1,5.

Сегодня развитые страны с точки зрения уровня экономического развития можно поделить на две группы. Верхний уровень — это США, Япония, Германия, Великобритания, Франция, Италия, Канада — страны «семерки» (G7) и целая группа других развитых стран с ВВП на душу в 30–40 тыс. долл. Нижний уровень — Португалия, Греция, Испания, Израиль и другие с ВВП 20–30 тыс. долл. Причем нижний уровень развивается сейчас быстрее (по 3,5 % в год), чем верхний (по 2,5 % в год). В лучшем случае государства нижней группы за 20 лет увеличат в 1,9 раза ВВП на душу, что составит 38 тыс. долл. и больше, т. е. за 20 лет Россия вплотную подойдет к развитым странам мира по уровню экономического развития.

И если мы еще 10 лет будем развиваться такими же темпами, то по размерам ВВП Россия с 8-го места к 2015 г. обгонит Францию и Англию и будет на 6-м после США, Китая, Японии, Индии и Германии. К 2025 г. мы обойдем Германию по ВВП и займем 5-е место в мире.

В табл. 1 суммируются данные по уровню экономического развития на перспективу.

Таблица 1. Уровень экономического развития в странах G7[3] и России по долгосрочному прогнозу (валовый внутренний продукт на душу населения в тыс. долл. по паритету покупательной способности)

— Есть ли шанс у России к 2050 г. занять верхний уровень экономического развития?

— Очень трудно заглядывать так далеко. Экономика постепенно все больше превращается в экономику знаний. А в России на образование тратится всего 3,5 %, на науку — меньше чем 2 %, на информационные технологии — 4,5 %. Обобщая, можно сказать, что на создание экономики знаний у нас выделяется до 10 % ВВП, а в США и других странах G7 — 25–40 %. Экономика знаний дает прирост ВВП с меньшими инвестициями, и не исключено, что темпы роста развитых стран в далекой перспективе несколько ускорятся. Мы не знаем, как жизнь повернется, поэтому не будем гадать. Нужно отслеживать реальные тенденции.

— Сейчас принято ранжировать страны по «индексу социального развития»…

— Самый главный среди социальных показателей — «индекс человеческого развития», или «индекс социального развития», изобретенный под эгидой ООН. Этот показатель состоит из трех компонентов и характеризует качество жизни. Первый — уровень реальных доходов, второй — средняя продолжительность жизни, третий — уровень образования. По уровню реальных доходов Россия занимает практически то же место в мире, что и по уровню экономического развития, потому что в составе ВВП 60–70 % составляет фонд потребления. К фонду потребления не относятся инвестиции — в России их доля сейчас низка, меньше 20 %, — а также государственные расходы на оборону, госаппарат, науку. У нас огромные госрасходы, и поэтому доля текущего фонда потребления немного ниже, чем в большинстве развитых стран и многих развивающихся странах. Но это не сильно влияет на показатели рейтинга. Скажем, среди 208 стран, по которым ведется статистика, мы сейчас, примерно, на 50-м месте по уровню экономического развития и, возможно, немного дальше по уровню реальных доходов.

Следующий показатель — средняя продолжительность жизни. У нас она очень низкая — менее 67 лет, а в развитых странах — около 78 лет. По этому показателю Россия занимает приблизительно 100-е место. Еще хуже дело обстоит со здравоохранением: в РФ очень высокая смертность, значительная часть населения (преимущественно в деревне) не имеет доступа к здравоохранению. По данным ВОЗ, мы здесь на 130-м месте. Эти два показателя — продолжительность жизни и уровень здравоохранения — тянут нашу страну назад. Зато по образованию Россия, хоть и сдает позиции в последние 15–20 лет, все же держится на 30-м месте.

В целом по индексу социального развития мы на 65-м месте. В перспективе нам нужно заниматься в первую очередь теми социальными областями, в которых мы отстали.

В США на здравоохранение тратится 16 % ВВП, или 530 долл. в месяц, а в России — 4,8 % ВВП, или около 30 долл. в месяц. Разница в 18 раз. Нам нужно коренным образом менять всю систему здравоохранения, снижать смертность. Из тех 2 млн 216 тыс. человек, что умерли в России в 2006 г., 1 млн человек должны были бы жить, если бы условия в России были на уровне развитых стран.

Мы сейчас внесли ряд предложений по реформе здравоохранения. Нужно разработать целевые программы, направленные на сокращение смертности от инфарктов, инсультов, травм, онкологических заболеваний и др. Наш план заключается в следующем: где-то к 2013 г. сократить смертность на 500 тыс. и выйти на уровень Польши, Бразилии и других стран с таким же уровнем экономического развития, а к 2025, может быть, к 2030 г. — сократить смертность на 1 млн. человек — до уровня развитых стран мира. Хочу привести прогнозы возможного повышения мировых рейтингов экономических и социальных показателей России (табл. 2).

Таблица 2. Место России в международных рейтингах среди 208 стран мира.

— Как, по-Вашему, изменится структура российской экономики в постиндустриальный период?

— У нас уже сегодня в составе ВВП доля услуг составляет 60 %, а товаров — 40 %, доля промышленности уже ниже 30 %. В ВВП и дальше будет понижаться доля сельского хозяйства и промышленности и расти доля услуг. Сейчас в России гипертрофирован один сегмент сферы услуг — торговля, ее доля в ВВП приближается к 20 %. В торговле очень низкая производительность труда, множество всяких палаток, маленьких магазинчиков, магазинов с прилавками, где занята масса людей.

В России также явно переоценена доля финансового сектора, очень низка производительность банков: банки слабые, обороты «с гулькин нос», а народу в финансовых организациях тьма.

В перспективе должны расти совсем другие сегменты сферы услуг: доля расходов и на образование, и на здравоохранение должна вырасти до 7-10 % ВВП каждая, как в развитых странах. Сейчас в России учитель, человек с университетским дипломом, получает вдвое меньше промышленного рабочего, чего нигде нет. Врач-специалист, в том числе и хирург, у нас получает 12 тыс. руб. В Америке хирург зарабатывает минимум 200 тыс. долл. в год. Куда мы придем с такой оплатой труда? Расходы на науку необходимо поднять до 4 % ВВП, а на развитие информационных технологий — хотя бы до 20 %. Кроме того, в ближайшее время в России резко вырастет доля услуг в сфере туризма и страхования.

Основа постиндустриального общества — это экономика знаний. Поэтому наука, образование, информационные технологии, биотехнологии, связанные со здравоохранением, нанотехнологии — должны занимать до половины ВВП или около того. Речь идет о принципиальных качественных преобразованиях.

Может показаться, что предложенный мной темп развития в 6 % в год недостаточен. С 1999 г. показатель ежегодного роста ВВП в России составлял 6,5 %, а с 2003 г. — в среднем 7 %. Но сейчас мы на 60 % развиваемся за счет роста нефтяных и газовых цен и цен на цветные металлы, обеспечивающего большой дополнительный приток валюты в страну. А в перспективе российская экономика должна слезть с «нефтяной иглы» и стать хозяином своего развития.

Раньше приток валюты способствовал повышению темпов развития экспортных отраслей, но с 2005 г. рост экспортных отраслей захлебнулся, мы вышли на очень большой отбор нефти и газа. Сейчас эти отрасли растут на 2 % с небольшим — нефть и меньше 1 % — газ и маловероятно, что они будут расти быстрее. Россия вряд ли скоро начнет серьезно осваивать новые нефтяные месторождения в Восточной Сибири и на шельфе Сахалина. Для этого сначала надо создать инфраструктуру этого освоения. А главное — пробурить множество скважин. Нужны огромные затраты, а мы к этому совершенно не готовы.

С газом дело обстоит немного лучше: у нас есть Ямал, где можно добыть больше 100 млрд м3, Штокманское месторождение в Баренцевом море — еще 70 млрд, есть Ковыкта в Восточной Сибири, где возможная добыча тоже может составлять 70 млрд м3 газа, есть новые крупные месторождения на шельфе Сахалина. Но и здесь нужны инвестиции — десятки миллиардов долларов. Надо будет привлекать иностранцев, потому что на Штокмане глубина моря достигает 600 м, а у нас нет необходимых технологий для его извлечения. На Ямале придется создавать серьезную инфраструктуру, но мы к этому еще не приступали. А на материке, где сейчас идет добыча, крупные запасы уже вовлечены в разработку. Исходя из сказанного можно сделать вывод, что у нас пока отсутствует возможность повышения темпов развития за счет роста экспортных отраслей.

Структура российского экспорта очень неудачная: 40 % — нефть, 20 % — газ, 15 % — черные и цветные металлы, 3 % — лес, по 2 % — уголь, зерно, уран и твэлы. 1 % — необработанные алмазы, 2 % — удобрения. Т. е. топливо, сырье, материалы составляют 85 %. Поэтому экспорт сейчас не является движущей силой с точки зрения роста его физических объемов.

Мы думали, что с 2007 г. рост цен на нефть приостановится, потому что цена на нефть быстро росла. Если в 2002 г. она составляла — 22 долл., в 2003 г. — 35 и затем прибавлялась по 10 долл. в год, достигнув в 2006 г. — 63 долл. В 2007 г. цена, наверное, повысится до 68–70 долл.

Огромный приток валюты обусловил быстрый рост заработной платы по 20–25 % в номинальном выражении и 10–11 % в реальном выражении. Все денежные доходы в реальном исчислении также росли по 10–11 % в год. Это привело к ежегодному росту торговли на 10–12 % в год. Торговля, занимая высокий удельный вес в ВВП, толкает наш экономический рост.

Второе: из-за больших валютных поступлений (экспорт в 2002 г. — 107 млрд долл., а 2007 г. — ожидается 360 млрд долл.) быстро растет бюджет. А что такое расходы? Это бюджетные услуги. Услуги федерального бюджета составляют 15 % всего валового продукта.

В прошлом году бюджет номинально вырос на 35 %, а реально — на 15 % или даже больше. Это тоже ускоряет рост ВВП, в том числе и по сравнению с промышленностью.

Поэтому в прошлом году промышленность выросла на 3,9 %, а валовой продукт на 6,7 %. Такое опережение стало возможным главным образом за счет торговли и бюджетных услуг, которые из-за притока валюты росли особенно быстро.

В 2007 г. к притоку валюты от экспорта добавились иностранные инвестиции — не только прямые, которые по сравнению с прошлым годом выросли в два раза, но и кредиты. Во многом за счет этих инвестиций развивается промышленность. В 2007 г. она вырастет на 6 % — больше, чем в прошлом году.

Если подвести итог, то наше развитие примерно на 60 % связано с ростом экспортных цен и притоком валюты. И из 7 % ежегодного роста за счет высокой внешнеэкономической конъюнктуры рост составляет около 4 %, а за счет внутренних факторов — только 3 %. И это понятно, ведь норма инвестиций в России в прошлые годы составляла 16–18 % и была чуть не ли не самой низкой в Европе. При такой норме инвестиций никому не удавалось за счет внутренних факторов устойчиво расти более чем на 3 % в год. Чтобы развиваться по 6–7%, норма инвестиций должна составлять, как показывает опыт многих стран, примерно 35 %. Таким образом, за счет внутренних факторов мы сейчас развиваемся приблизительно на 40 %.



— Понятно, что практически единственным для России средством экономического развития за счет внутренних факторов являются инвестиции, объемы которых в настоящее время явно недостаточны. Какие меры необходимо предпринять по формированию рынка капитала?


— Развитие на 3 % в год предполагает выполнение следующего условия: доля инвестиций должна составлять от 16 до 20 % ВВП, и эти инвестиции должны эффективно использоваться. Если мы хотим достичь уровня в 6 %, то доля инвестиций должна составлять 35 % от ВВП. В Китае, который развивается по 10 % в год, этот показатель — 46 %, это уже перегрев, развитие идет за счет благосостояния населения. Сейчас китайское руководство хочет уменьшить долю инвестиций, несколько снизить темпы развития и заняться решением социальных проблем. У них это называется процессом гармонизации.

В России нужно создать рыночную инфраструктуру инвестиций — фонды «длинных денег». А пока ее нет, Центральный банк мог бы организовать целевые инвестиционные кредиты коммерческим банкам на выгодных условиях. Тогда мы сможем обновить фонды. У нас средний возраст оборудования — 19 лет, надо выкинуть все это старье.

Отсутствие развитой инфраструктуры также не позволяет нам быстрее развиваться. Один пример: я недавно приехал с Дальневосточного форума, где выступал генеральный директор крупнейшей российской угольной компании. Они вынуждены значительную часть угля экспортировать через Европу, потому что в портах Дальнего Востока нет соответствующих угольных терминалов. Сейчас сами они строят в порту Ванино огромный угольный терминал, но до Ванино уголь нужно везти на поезде, а там Кузнецовский перевал, через который поезд с углем по однопутке будет ползти как черепаха. Нужно строить Кузнецовский тоннель. Пока он не будет построен, о дополнительном крупном экспорте угля из России говорить не приходится. Представляете, какие деньги нужны на создание инфраструктуры!

— На решении каких проблем в настоящее время необходимо сосредоточить внимание в первую очередь?

— В нашей стране есть еще несколько крупных источников экономического роста. Во-первых, у нас очень велика доля государства в валовом продукте — около 60 %. Доля бюджетных и внебюджетных фондов сейчас составляет почти 40 % ВВП, государственными являются «Газпром», «Аэрофлот», РАО «ЕЭС России», «Российские железные дороги», «Связьинвест», оборонные и многие другие предприятия. И государственная собственность на 35–40 % убыточна, растет плохо, потому что государство — не коммерсант, в его функции не входит коммерческая деятельность. У государства, как сказал В.В. Путин, должна быть собственность для выполнения государственных задач. Есть государственная задача — безопасность страны, следовательно, стратегические оборонные предприятия должны быть у нас в государственной собственности. Другая госзадача — инфраструктура, и поэтому железные дороги, основные автомобильные дороги, взлетные полосы, трубопроводная система, ЛЭП должны быть государственными. Кроме того, у государства имеются социальные функции, никто не предлагает сделать Большой театр или МГУ частной лавочкой. В любом случае доля государственной собственности будет достаточно велика.

Какой она должна быть? Как показывает мировой опыт, 20–30, но не 60 %. Значит, если 30 % госсобственности передать в частные руки за большие деньги (если это приличная собственность) или за небольшие (если она убыточная), то темпы развития РФ существенно возрастут. Я думаю, приблизительно на 2 % в год.

— Т. е. новая приватизация даст еще 2 %?

— Совершенно верно. В то же время в России нет государственного банка, который решал бы те же задачи, как ЭксИм-банк в США и аналогичные банки и госстраховые компании в других развитых странах. Скажем, мы проигрываем тендеры на изготовление гидротурбин для гидростанций для других стран. Какая страна выпускает гидротурбины лучше? Братская ГЭС, Саянская ГЭС — никто никогда не строил ничего подобного. При этом мы предлагали цены в полтора раза ниже, а выигрывает, например, General Electric. Почему? А потому что General Electric предлагает очень выгодный кредит, а мы просим предоплату, чтобы купить материалы для изготовления гидротурбин. Кто дает кредиты от имени США? ЭксИмбанк — это бюджетные деньги. В России же у государства лежит 600 млрд долл. без движения.

Мы совершенно не занимаемся продвижением отечественных товаров за рубежом, как это делают другие страны. В Италии, Франции, Германии есть государственные банки и страховые компании, которые страхуют риски.

В России не имеется ничего подобного, и нам нужно укреплять государственную собственность там, где ее нет, для выполнения госзадач. Внешторгбанк должен был бы этим заниматься, а он вместо этого собирает деньги с населения, выдает потребительские кредиты, конкурируя с коммерческими банками, что для госбанка, по-моему, недопустимо.

В сфере частного бизнеса тоже много убыточных предприятий — 25–30 %. Это следствие приватизации, которая была полубесплатной и внерыночной. Какие-то ловкие собственники через подставные фирмы скупили советские предприятия с изношенными фондами, выпускающие устаревшую продукцию. Такое предприятие может прекрасно работать и приносить прибыль, но сначала надо оснастить его современным оборудованием, обновить продукцию. Однако на это у так называемых собственников (это «неэффективные собственники») нет денег. Рабочие на предприятии влачат жалкое существование, получают низкую зарплату, хотя собственники при этом получают неплохой доход.

Предприятие недоплачивает налоги, в том числе в региональный бюджет, но его нельзя закрыть, потому что люди, которые хоть как-то пристроены, потеряют работу. Что в этом случае следует делать? Надо продать его эффективным собственникам — дать налоговые льготы для покупки — или, в крайнем случае, закрыть, как закрыли 40 % нерентабельных шахт. Этим должно заняться государство.

Третье: нужно быстрыми темпами развивать малый и средний бизнес. У нас малый бизнес дает всего 11 % ВВП, а в рыночных странах — 40 % и больше. В Польше доля малого бизнеса намного больше, чем в России.

Малый бизнес — это бизнес, который создается на средства граждан. Человек кровью и потом заработал деньги, и, вместо того чтобы пойти в магазин и купить водки, он открывает автомастерскую. Открыл мастерскую, но спроса нет, потому что владельцы иномарок обращаются в фирменные мастерские, а «Жигули» их владельцы ремонтируют сами. И человек остается без работы. Две трети предприятий малого бизнеса разоряются в течение первых трех лет. Скажите: можно ли с них брать налоги в это время? Во всем мире есть налоговые льготы для малого бизнеса. Вот если предприятие выживет и начнет приносить доход, можно облагать его налогом.

Самое главное — малый бизнес дает до 80 % всех инноваций. Кто придумал персональный компьютер? Стивен Джобс и его партнер собрали его в гараже. Кто придумал фирму Cisco? Муж-электронщик, которого жена попросила соединить Apple и IBM. Он сделал интерфейс, и с этого все пошло. Главные мировые достижения рождались в основном в малом бизнесе.

Во всех странах есть инкубаторы для малого бизнеса: ты можешь снять помещение по льготной цене, тебя бесплатно (за счет местных властей) обучат вести бизнес. Если на первых порах ты не можешь позволить себе нанять секретаршу, тебе предоставят возможность пользоваться централизованной секретаршей и т. д. Миллиардер Майкл Делл, компьютерная компания которого сейчас является ведущей в мире, начинал с малого бизнеса. Он был студентом, и у него родилась идея, которую он воплотил в жизнь через инкубатор малого бизнеса в Остине, в Техасе.

Четвертый важный момент: надо включить социальные факторы экономического роста. А у нас 85 % всех налогов берется с бизнеса — с низкой зарплаты много не возьмешь. Налога на недвижимость и землю у нас для граждан практически нет, богачи стараются поменьше платить налоги, и им это удается.

Если Вы спросите любого человека на Западе, почему он так много работает, почему не уходит в отпуск, старается найти вторую работу, он ответит: «Чтобы оплатить жилье». Он живет в коттедже или в приличной квартире и платит за это 30 % своего дохода. Жилье куплено «на вырост», с учетом того, что его владелец будет зарабатывать больше. И это его стимулирует. А у нас доплачивает государство — в Москве доплата составляет 46 % квартплаты. Какой стимул трудиться?

Следовало бы поставить в центр социальных реформ реформу заработной платы и повышать ее с одновременным переходом на накопительные пенсии, на рыночные цены за использование жилья и коммунальных услуг, введение налога на недвижимость.

Пятый фактор — территориальный. Подавляющая часть регионов РФ — дотационные. В мире нет худшей экономической системы, чем дотации. Это антисистема, которая тормозит развитие. Нужно большую часть регионов перевести на самофинансирование. Их доходы должны покрывать расходы. Уже сейчас у 70 % регионов доходы перекрывают расходы, но государство берет с этих доходов так много, что регионы становятся убыточными, а их руководители — просителями. Вместо того чтобы заниматься своим регионом, они ходят по московским кабинетам с протянутой рукой. Каждый квартал им приходится доказывать, что, скажем, повысили цены на электроэнергию или коммунальные услуги, а в бюджет региона это не заложили, и они несут убытки, и т. д. Вот такая крайне вредная экономическая система.

— Какую роль в этой ситуации играют внешнеэкономические факторы?

— В ближайшие годы внешняя торговля в России может превратиться в главный тормоз экономического развития страны. Экспорт у нас составляет 30 % ВВП. Когда ВВП растет на 6–7%, а экспорт — на 2 % (если не будет роста цен на нефть и газ), это тянет все назад. Мы хотим за 20 лет увеличить ВВП в 3,2 раза. При нынешней структуре экспорта он за то же время может вырасти вряд ли больше чем на 10–20 %.

Экспорт должен быть стимулом, который толкает экономику вперед. Поэтому нам нужно провести диверсификацию экспорта, срочно принять закон, предусматривающий льготы для экспортеров готовой продукции и услуг, особенно высокотехнологичных, и введение дополнительных налогов на экспорт сырья и топлива. Недавнее введение пошлины на вывоз круглого леса — шаг в правильном направлении.

В Индии закон о стимулировании экспорта готовой продукции был принят еще в начале 1990-х гг. и дает замечательные результаты.

В частности, он дал толчок офшорному программированию, и сейчас Индия экспортирует программы для ЭВМ на сумму 24 млрд долл. в год, вчетверо выше экспорта военной продукции России.

В этой сфере следует проводить селективную политику. Я уже писал, что у нас экономическая политика во многом фискальная, а не стимулирующая. Главную роль в ней играет не Минэкономики, которое должно отвечать за развитие, а Минфин. А.Л. Кудрин, которого я давно знаю и которому симпатизирую, — большой умница. Но в данном случае — место определяет положение человека. Он не хочет никаких исключений, никаких налоговых льгот, потому что это «черные дыры», через которые могут утечь деньги. Никто не верит в эффективность бюджетного контроля. Пусть будет хуже, но пусть все платят одинаково, а что из-за этого сдерживается развитие — что же делать, таковы реалии.

Кроме того, нам нужно коренным образом изменить политику по отношению к курсу рубля. Мы находимся в крайне опасном положении — курс рубля непрерывно укреплялся при относительно высокой инфляции, он явно завышен, по моим расчетам, раза в 1,5. Это сильно стимулирует импорт товаров в Россию. За первое полугодие 2007 г. экспорт вырос менее чем на 10 %, а импорт — на 40 %, в том числе из стран дальнего зарубежья — на 50 %. Это значит, что импортные товары вытесняют отечественную продукцию: идет деградация легкой промышленности, на 40 % завозится продовольствие, во многом заместили продукцию машиностроения, химической промышленности и т. д. Будучи в Хабаровске, я спросил, какой машиностроительный завод могу посмотреть, мне интересно. Но мне сказали, что ни одно машиностроительное предприятие города, который раньше был одним из центров машиностроения, хорошо не работает. Из трех судостроительных заводов два совсем не работают, третий на грани закрытия. Есть, правда, небольшое электротехническое производство, они вроде бы что-то начинают делать. Так дела обстоят не только в Хабаровске.

И на этом фоне — огромный приток относительно дешевого импорта. Кроме того, укрепление рубля мешает диверсифицировать экспорт — он делает невыгодным экспорт готовой продукции.

— Какие факторы Вы считаете решающими при разработке стратегии экономического роста?

— Главное — не цели наметить и темпы придумать. Важно понять структуру и движущие силы, условия и факторы экономического и социального развития. Если говорить о рисках, я Вам отвечу так: капиталистические страны научились жить без кризисов перепроизводства. Если Вы вспомните недавнюю историю — 1950-е, 1960-е, даже 1970-е гг., в этих странах бывало падение ВВП и промышленности по 5–7% в год. Сейчас рецессия — 0 %, если минус 1 % — плохо дело. Конечно, отдельные сферы и отрасли при кризисе сокращаются (строительство, металлургия, автомобилестроение и др.).

Но они не умеют пока избегать финансовых катаклизмов, причины которых коренятся в финансовой системе мира. Финансовая система — это худшее, что есть в мировом хозяйстве. Что означает изменение курса доллара по отношению к евро на 60 % (с 0,9 до 1,45)? Представьте, какую потерю прибыли получили те, кто работает на рынок США, и как это стимулирует экспорт из США. При таких колебаниях возникают большие трудности. Во многом благодаря заниженности курса китайского юаня по отношению к другим валютам Китай заполонил весь мир своими дешевыми товарами, вызывая деградацию легкой промышленности и многих других отраслей в отдельных странах.

Нам надо слезать с «нефтяной и газовой иглы» и создавать более устойчивые условия и факторы роста, т. е. жить за свой счет. Нужно, чтобы темпы развития страны зависели от нас с Вами, а не от «дяди». Тогда мы будем меньше подвержены влиянию мировых кризисов, в том числе финансовых. Сейчас внешний долг предприятий, организаций и банков РФ приблизился к 400 млрд долл. благодаря огромному притоку иностранных инвестиций. Это колоссальная сумма — треть ВВП. При этом госдолг России сокращен до 45 млрд долл. и подавляющая часть долга — децентрализована по предприятиям и организациям.

«Газпром» приблизительно должен 46 млрд, «Роснефть» — больше 30 млрд. И многие частные организации влезали в долги. Они разместили на западном рынке огромное количество корпоративных облигаций, и это тоже долги.

Почему так происходит? Потому что в России нет заемных фондов «длинных денег», и, к сожалению, государство этой проблемой не занимается. Вот смотрите: долг «Газпрома» — 46 млрд в среднем под 8 % годовых, а золотовалютные резервы страны в год дают доход в 3 %. Почему бы под обеспечение золотовалютных резервов Центральному банку не дать Газпромбанку и другим банкам заем в 46 млрд, а те, в свою очередь, дадут «Газпрому» под 6 % годовых. «Газпром» не был бы должен никому из иностранцев и сэкономил бы деньги, а государство на этом заработало бы. Долг в 400 млрд долл. — это более 30 млрд долл. ежегодных отчислений за рубеж в виде процентов, отъем этих средств из ВВП, а значит — из фонда потребления населения и из инвестиций. Хорошо ли это, когда у государства без использования в руках находятся валютные резервы в 600 млрд долл., в том числе золотовалютные резервы — более 450 млрд долл.?

Одним словом, ставка на собственные силы, на собственное развитие, за счет своих источников роста — путь в будущее для России.


Л.И. Абалкин — Толпа убеждений не имеет

Беседа с научным руководителем Института экономики РАН, академиком РАН Леонидом Ивановичем Абалкиным.
«Экономические стратегии», № 08-2007, стр. 06–10

Роль масс-медиа в формировании общественного мнения в последнее время настолько возросла, что стала в определенном смысле одной из доминант этого процесса. Беседа главного редактора «ЭС» Александра Агеева с научным руководителем Института экономики РАН, академиком РАН Леонидом Ивановичем Абалкиным посвящена взаимовлиянию СМИ и тенденций современности.


— В России СМИ называют «четвертой властью». За информационными потоками, рассчитанными на массовое потребление, стоят некие движущие силы. Есть люди, которые все это планируют, придумывают контент, идеи, лозунги и в конечном итоге направляют работу масс-медиа. И есть заказчики содержания этой огромной и вроде бы бесформенной массы. Даже в Интернете просматриваются какие-то целенаправленные стратегии. Каково Ваше видение мотиваций, целей, интересов игроков, организаторов контента?

— В 1990-е гг. я специально изучал проблему воздействия информации на общественное сознание, прочел огромное количество литературы, и в частности книгу Сергея Московичи «Век толп». Автор пришел к очень интересным выводам, размышляя о том, как происходит трансформация толпы в публику. С ростом образования, культуры, усилением потока информации влияние СМИ становится настолько сильным, что сегодня это не «четвертая власть», а скорее первая. Даже международные конфликты сейчас решаются за счет формирования средствами массовой информации определенного общественного мнения.

Я читаю цикл лекций по истории русской экономической мысли в Плехановской академии и как-то раз упомянул одну из лекций Николая Яковлевича Данилевского, где он говорил о роли ежедневных газет, создающих определенные взгляды и являющихся своеобразными «акушерами общественного мнения». А ведь это 1860-е гг. Нет еще ни радио, ни телевидения, ни Интернета. Данилевский писал, что убеждения суть стройная система логически связанных между собой мыслей, предполагающая наличие значительной степени умственного развития и умственного труда. Поэтому основная масса публики даже в самых образованных странах собственных убеждений не имеет. Убеждения навязываются обывателю через прессу — когда читатель получает ответ на волнующие его вопросы, он говорит: «О, ну как же, я и сам об этом думал». Тот, кто хочет иметь собственные убеждения, должен быть готов к умственному труду. В противном случае он останется частью толпы.

Об этом неоднократно писал главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей. По его оценкам, книги сейчас читают около 30 % граждан, изобразительным искусством интересуются 0,5 %, современной музыкой — и того меньше. Зато телевизор регулярно смотрят 93 % населения страны. От 55 до 65 % включают телевизор, как только входят в дом, и выключают, когда ложатся спать. Все это говорит о масштабах воздействия СМИ.

Кроме того, сегодня мощное влияние на общественное сознание оказывает Интернет. После событий в Кондопоге в Интернете циркулировали слухи, которые властям пришлось опровергать. Но им никто не верит, зато верят интернет-сообщениям. И ничего поделать нельзя — СМИ пока неуправляемы, и так происходит не только в России, но и во всем мире. Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть, как в Соединенных Штатах преподносят Чавеса или президента Ирана.

Это очень сложная проблема, которая требует решения. Ей был, кстати, посвящен специальный номер журнала «Отечественные записки». Об интернационализации и глобализации средств массовой информации и власти пишут в шестом номере журнала «МЭиМО».

Теперь по поводу того, кто за этим стоит. Искать злоумышленников, которые регулируют, в общем, заманчиво, но, по-моему, бессмысленно. Я не думаю, что есть какие-то силы, которые всем управляют, хотя власть, конечно же, оказывает влияние на СМИ. В частности, у нас сегодня власти очень жестко регулируют масс-медиа, в том числе телевизионные каналы — как государственные, так и частные, — навязывая свою риторику, во многом связанную с поддержкой Путина. При этом используются лозунги, которые воспроизводят традиционные представления о величии России, ее мощи, роли в истории и мире, борьбе с бедностью и т. д. И делается это достаточно профессионально.

По поводу демократии в нашей стране можно рассуждать бесконечно, но, если говорить серьезно, мы до нее не доросли. У нас практически отсутствуют и гражданское общество, и средний класс как важный фактор стабилизации социума. Есть только какие-то формальные институты типа Общественной палаты, которая вроде работает, что-то контролирует. Но что сделано после очень ярких выступлений Рошаля по здравоохранению? В общем-то, ничего существенного не сделано. Были предложения привлечь к его формированию общественные организации, но, к сожалению, развития они так и не получили.

— Можно ли полагаться на свидетельства других людей?

— Когда-то в юности я прочел такую историю. Идет лекция по праву, читает один из профессоров, вдруг в аудиторию входит какой-то человек с тросточкой и говорит профессору: «Кончай трепаться, уходи с кафедры!» Студенты: хи-хи, интересно. Но профессор продолжает лекцию. Человек подходит к кафедре. Студенты насторожились — что будет? Человек замахнулся на профессора, студенты его схватили, а профессор говорит: «Стойте, я его специально пригласил на эту лекцию, отпустите его. А теперь каждого из Вас я попрошу написать свидетельские показания». На следующей лекции профессор огласил то, что написали студенты, и их свидетельства оказались очень разными. Профессор подвел итог. «Теперь Вы должны понять, — сказал он, — что такое свидетельские показания, насколько они эмоционально окрашены и зависят от субъективных качеств свидетеля происшествия».

У нас проблема доверия средствам массовой информации сопряжена с проблемой доверия власти. Сегодня в России не верят никому, кроме Путина. Доверия нет, и рассчитывать на успех реформ очень трудно. А в сегодняшней предвыборной ситуации отсутствие доверия на руку «четвертой власти». Очень важную роль играет такой элемент развитой демократии, как оппозиция. Она должна иметь доступ к СМИ. Тогда у населения появится возможность проверить какие-то слухи, выработать определенную позицию. Сопоставляя точки зрения, люди начинают размышлять, у них формируется собственное мировоззрение.

Тут есть еще одна очень важная вещь: в том информационном потоке, который сегодня идет, теряется связь времен. В своей статье Даниил Дондурей совершенно справедливо замечает, что сегодня деятельность масс-медиа по воспроизводству духа социализма, его матрицы, стилистики, риторики дала результаты. Молодое поколение воспринимает исторические факты недавнего прошлого примерно так же, как сведения о гладиаторах в Древнем Риме или Куликовской битве. Ощущение реального насилия над близкими — отцом, бабушкой, дедом или прадедом — утрачены, нынешние молодые люди относятся к этому хотя и с сожалением, но абсолютно так же, как к сведениям о покушении на Александра II.

В то же время мы смакуем события, которые через неделю выпадут из общественного сознания. Помните, как из Белого дома вынесли полмиллиона долларов в коробке? Я тогда сказал внучке, что через две недели об этом забудут. Она со мной не согласилась, но я оказался прав.

Средством, которое может как-то ослабить влияние власти масс-медиа, является повышение уровня образования населения и формирование исторической памяти, чтобы люди знали действительно крупные вехи истории, события, понимали их смысл и значение.

— Но ведь кто-то составляет сетку телевизионного вещания. Например, на «Культуре» нет рекламы, и это весьма интеллектуальный канал по сравнению с другими. А на «Первом», «Втором», «Третьем» есть конкретные руководители, креативные директора, которые выбирают, показать ли зрителям высокохудожественный фильм или пустить в эфир сплошной криминал. Это тоже способ воздействия на массы.

— «Культура» — действительно очень содержательный канал, и его можно смотреть, хотя у меня на это не хватает времени. А все остальные каналы, включая НТВ, контролируются. Я поздно вечером смотрю новостные программы по всем каналам. Везде одно и то же. Видимо, в какой-то степени это связано с позицией власти, которая регулирует поток информации.

— Не только на советские, но и на западные СМИ при всей свободе слова всегда влияла политика, что выражалось, в частности, в присутствии неких ярко выраженных приоритетов. Возьмите конфликт в Югославии: масс-медиа демонизировали сербов, ловко слепив образ врага. Что должно доминировать в потоке информации? Условно говоря, вечные ценности — добро, свет, истина, свобода, справедливость, братство, равенство. А что мы видим на самом деле? Триллеры, убийства, каннибализм и всякие мерзости. Зачем это делается? В результате в обществе растет количество людей с негативной мотивацией. В то же время в СССР ни о катастрофах, ни об авариях, ни о людских потерях вообще не сообщали. И это тоже была сознательная политика. Возникает вопрос: какая тенденция сейчас побеждает, светлая или темная?

— За последние 15–17 лет заметно снизился уровень общественной морали, утрачены устойчивые стереотипы массового сознания, нравственные критерии оценки. Это отражается и на освещении тех или иных событий и проблем в средствах массовой информации. В российских масс-медиа слишком много негатива, в том числе по отношению к собственной стране. Такого нет нигде в мире.

Как-то раз на встрече с журналистами я спросил, почему наши СМИ не интересуются ничем, кроме криминала. Ведь есть же у нас, например, семейные детские дома, где приемные родители добиваются великолепных результатов в воспитании. Мне ответили: если этот детский дом сгорит или его ограбят, то он попадет в новости, а пока все это хорошо, что писать о хорошем? Утрата нравственных ориентиров — это страшная вещь.

В последние годы стало заметно, как российские СМИ формируют образ врага. Сначала это была Польша, потом Грузия, а в последнее время — США. Возможно, это делается для того, чтобы поднять национальный дух, угодить соотечественникам, показать сильную власть, и одновременно затушевать наши собственные проблемы. Это очень опасный путь, который связан с более широкой проблемой. Сейчас много говорят о нарастающем конфликте между христианским и исламским миром, о возможном столкновении цивилизаций. Противостояние христианского мира миру ислама очень опасно для человечества, поэтому нужно налаживать диалог культур. Хотя на эту тему неоднократно проводились конференции, встречи, круглые столы — все это разговоры в узком кругу интеллектуалов. Можно сколько угодно заниматься интеллектуальными играми, но при помощи игр эту проблему не решить. А вот СМИ могли бы внести позитивный вклад в дело разрушения негативных стереотипов.

— Как Вы думаете, возродится ли русская экономическая мысль — или она закончилась на Богданове и Кондратьеве и в области теории нам никогда уже не догнать Запад?

— Я упоминал, что читаю лекции по истории русской экономической мысли в Плехановской академии. Цикл, рассчитанный на два года, завершится лекцией о Богданове. А потом на основе лекционного материала я, может быть, издам книжку. Среди русских экономистов были уникальные люди.

— Кто Вами особенно любим?

— Возьмите Туган-Барановского. Интереснейшая фигура. Его труды переводили во Франции, в Англии, Германии, Италии, Соединенных Штатах, Японии, Израиле и других странах. Наш Институт экономики и Вольное экономическое общество в 1970 г. провели конференцию, посвященную истории российской экономической мысли, на которой констатировали формирование в России школы экономической мысли. Эта школа существовала с последней четверти XIX в. до 1929 г., когда она была уничтожена. Уже тогда в своем докладе я поставил вопрос: возможно ли возрождение российской школы экономической мысли? Вопрос, на который тогда не было ответа, потому что мы переживали период застоя, догматизма, серости в науке. Были какие-то проблески. Но когда Варга написал книжку, то ему устроили разгром в Институте экономики за антимарксистские взгляды. Институт мировой экономики был закрыт и влился в наш институт. У отдельных советских ученых были интересные идеи, но в целом уровень экономической теории резко упал.

В тот период, когда я был членом Правительства Рыжкова, в стране резко понизился статус экономической науки, в нее не верили.

— В последние годы существования СССР Вы, по сути, руководили экономическими реформами. Как Вы воспринимали масс-медиа, которые тогда много сделали для того, чтобы страна раскачалась, а затем и развалилась? Ведь у Вас в руках были рычаги власти, однако оказалось, что диссидентские СМИ сильнее даже этого огромного бюрократического монстра.

— Я не раз встречался с представителями средств массовой информации. Было одно телевизионное интервью, во время которого журналист задал мне вопрос: «Что Вы можете пожелать средствам массовой информации?» Я ответил: «Не мешайте». У нас был конкретный план, была разработана стратегия, которую рассмотрела Всесоюзная конференция в ноябре 1989 г. Тогда остро критиковали административно-командную систему, считая ее порождением советского строя. Я выступал с докладом, где цитировал Чупрова, в конце XIX в. писавшего, что административный строй пагубно сказывается на России и лишает ее всяких преимуществ, губит на корню живые ростки нового. Но в последние годы пребывания Горбачева у власти резко возросла оппозиция, выдвинувшая лозунг: «Скинуть Правительство Рыжкова!» И для достижения этой цели использовались любые средства.

— Кто, с Вашей точки зрения, оказывает более сильное воздействие на принятие решений — экспертное сообщество РАН или средства массовой информации? А может, ни те ни другие?

— Если говорить о средствах массовой информации, то я бы выделил только «Аргументы и факты» и «Комсомольскую правду», которые имеют колоссальные тиражи. Недавно в «Аргументах и фактах» вышла моя статья о борьбе с бедностью, где говорилось о том, что решить эту проблему можно за два-три года, причем решать ее надо системно. Если сбалансировать товарную и денежную массу, это поможет поднять отечественное производство, снять социальное напряжение за счет уменьшения разрыва между бедными и богатыми. Этот разрыв у нас превзошел все мыслимые пределы. По официальным данным, он составляет 1 к 15. Такого нигде в мире нет. В Европе соотношение выглядит как 1 к 6 или 1 к 8, а после отметки 1 к 10 складываются условия для социальной нестабильности. Следовательно, в России сейчас очень напряженная обстановка. Если мы хотим ее стабилизировать, нужно повысить качество жизни, ввести систему прогрессивного налогообложения, о которой давно идут разговоры. Нигде в мире нет плоской шкалы налогообложения, а у нас и человек, получающий минимальную зарплату, и миллионер платят одни и те же 13 %.

— Если история экономической мысли в России прервалась в начале 1930-х гг., то на основе какой экономической теории страна развивается сейчас?

— Дело в том, что между экономической мыслью и идеологией существует тесная взаимосвязь. Поток серости, который хлынул после 1930 г., в основном обслуживал политику власти. В 1940 г. у нас в институте расстреляли профессора Кубанина — он написал в своей книге о том, что производительность труда в сельском хозяйстве в Соединенных Штатах выше, чем в СССР. Книжка вышла в июне 1941 г. Ее разгромили в «Правде», в редакционной статье «О порочной книге и либеральных рецензентах», которая была опубликована 20 июня 1941 г. Подобная реакция означала закрытие института, ликвидацию его сотрудников. А сравнительно недавно я получил письмо от одного из ветеранов.

Вот его текст: «Уважаемый Леонид Иванович, в одном из выступлений Вы упомянули М.И. Кубанина, погубленного после травли, начавшейся в «Большевике» № 6 за 1941 г. Возможно, Вам покажется любопытным тот факт (если он Вам не известен), что статья М.И. Кубанина по производительности труда в сельском хозяйстве изначально планировалась в сборнике института «Производительность труда», но затем ввиду «промышленной ориентации» последняя пошла в «Проблемах экономики». Сборник растерзала «Правда», но авторы остались живы (как это ни парадоксально, но в какой-то мере, наверное, и потому, что через сутки грянула война)… Шлю Вам на помощь рецензию неизвестного авторы из «Правды» и титул «Сборника». С искренними пожеланиями успехов в Ваших архитрудных делах. Ю. Хромов».

Вот так наука должна была служить идеологии и политике.

— Когда в советское время Вы были директором института, то ощущали идеологический прессинг?

— Я впервые пришел в этот кабинет в июне 1986 г. и занимаю его уже двадцать один год. Это было время больших перемен, у меня сложились хорошие отношения с Горбачевым. После моего выступления на XIX партконференции отношения с Горбачевым надолго испортились, правда, потом все восстановилось. Мы начали перестройку, стали выдвигать какие-то новые проблемы. Очень сложно обстояли дела с финансированием института. Я предполагал развернуть хоздоговорную деятельность, начать зарабатывать деньги, чтобы пополнить кассу института. Но поскольку у меня уже имелся определенный опыт, я первым делом поехал к начальнику планово-финансового управления АН СССР. Он меня выслушал и сказал: «Очень смелые мысли. Но имейте в виду, на сумму заработанных институтом хозрасчетных денег я уменьшу Вам бюджетное финансирование».

— Вопиющая глупость! Но такова была та реальность…

— В те годы мы первыми выпустили ряд книг и статей, посвященных рынку. Это был период увлечения идеями конвергенции — взять что-то хорошее из капитализма и что-то хорошее из социализма и соединить. Причем такое предлагали не сторонники марксизма, а Тинберген и Гэлбрейт, а из наших — Андрей Сахаров. В начале 1960-х гг. эту идею выдвигал Питирим Сорокин, о конвергенции пишет Стиглиц в последних работах.

Я считаю, что за ней будущее. Если найти органическое соединение двух формаций и при этом учесть особенности страны, то можно решить многие проблемы. Вот поэтому мы и писали об объединении рынка и плана. Концепция, которую мы разрабатывали в Правительстве, предусматривала по-этапный переход к рынку. Первым шагом на этом пути были кооперативы — мы отказались от монополии государственной собственности. Затем начали создавать первые акционерные общества, еще не имея соответствующего закона. Задолго до всех этих российских реформ Рыжков подписал Постановление Правительства о реорганизации КАМАЗа в акционерное общество.

Наш институт активно участвовал в преобразованиях. Не могу сказать, что все было хорошо, но сдвиг произошел. К сожалению, в то время подавляющая часть научных сотрудников не владела иностранными языками, не читала западную литературу, не знала, что там делается. В итоге мы не имели связи с мировой наукой. Сейчас пришло новое поколение ученых, и я, когда читаю лекции в Плехановской академии, говорю, что есть надежда на восстановление. Но этот шанс может быть, а может и не быть реализован. Вот и моя книжка называется «Полтора года в Правительстве: неиспользованный шанс».

Я недавно вычитал у Дмитрия Лихачева интересную мысль. Он пишет: «Когда мне задают вопрос: «А какое завтра будет у России?» — я отвечаю, что такого вопроса не существует. Оно будет таким, каким мы с Вами его сделаем, и не надо ждать, что придет царь-батюшка, или новый премьер, или генсек и сделает нас счастливыми».


А.И. Шкурко — Генетическая основа самопознания

«Экономические стратегии», № 08-2007, стр. 108–112

История народа по праву может считаться квинтэссенцией его культурного наследия. Государственный исторический музей, таким образом, является неким вместилищем форм материального воплощения русской культуры. В беседе с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым директор Государственного исторического музея Александр Иванович Шкурко анализирует деятельность музея в самых различных ее ипостасях — от духовной до экономической.


— Александр Иванович, как Вы думаете, история чему-нибудь учит? И можно ли проследить в ней какие-то закономерности — или она представляет собой поток уникальных событий, которые самоценны, и этой непредсказуемостью и неповторимостью, собственно, и живет человечество?

— История, конечно, — не учебник жизни, а всего лишь собрание фактов, нравственных ценностей, знаний, из которых, я думаю, и человечество в целом, и каждый человек может извлечь для себя что-то полезное и поучительное. Говорить о том, что есть закономерности исторического развития, которые могут быть экстраполированы в будущее, а тем более использованы для принципиальной оценки конкретного исторического проявления этого будущего, ненаучно. Как известно, мировая историческая наука знает несколько крупных макротеоретических моделей, но сегодня ни одна из них — ни формационная, ни цивилизационная, ни модернизационная — не может быть принята как аксиома, как единственно верная теория. Для нашего времени характерен плюрализм мышления — не только политического, но и исторического. Однако через многообразие локальных фактов, через кажущуюся стихийность истории все-таки так или иначе проглядывают некие общие причины, и не пытаться их увидеть было бы неправильно. В противном случае изучение истории теряет всякий смысл.

— А можете ли Вы найти какой-то исторический аналог сегодняшнему времени или по крайней мере последнему двадцатилетию?

— Сейчас очень часто вспоминают события 90-летней давности — Февральскую и Октябрьскую революции, борьбу политических сил, имевшую место в этот переломный момент. Здесь прослеживаются определенные параллели с недавними событиями. Я имею в виду развал СССР и появление на карте мира новой России. Это не означает, что в истории есть какие-то рецепты, которые мы можем использовать буквально, но не видеть этих параллелей и не осмысливать их как некий опыт тоже было бы неправильно. Поэтому мы сегодня часто возвращаемся к таким фундаментальным поворотным моментам нашей истории, как, скажем, петровские преобразования, а также к социально-экономическому развитию России в XVII–XIX вв., которое было неравномерным. Это позволяет точнее проследить историческую тенденцию.

— Александр Иванович, Вы руководите музеем, в фондах которого находится около 4,5 млн единиц хранения, а в документальных фондах — около 15 млн листов. Что Вы считаете главным в своей работе?

— Наш музейный фонд составляет одну пятую часть Государственного музейного фонда России федерального подчинения.

— Это не считая исторических архивов?

— Не считая архивов. И каждый год фонд ГИМ получает от 5 до 15 тыс. предметов из самых разных источников. Наш музей традиционно проводит собственные археологические исследования — ежегодно мы организуем 12–13 экспедиций, которые работают в разных местах, в основном в европейской части России. Только наши археологи каждый год привозят несколько тысяч предметов.

Структура музейных коллекций — не столько тематическая, сколько предметно-вещевая: отдел тканей и костюма, отдел нумизматики, отдел керамики и стекла, отдел оружия и т. д. Так лучше с точки зрения условий сохранности предметов. Каждый отдел ведет комплектование своих коллекций, исходя из двух принципов. Один принцип — тематический, т. е. связь с историческими событиями, а второй — типологический, потому что наш музей — и в этом, может быть, его особенность — претендует на то, чтобы все формы материальной культуры так или иначе были документированы. До наступления XX в. следовать этому принципу было легко, но сегодня, в условиях массового производства и разнообразия предметов быта, непросто идти таким путем, да и нет необходимости. Сейчас документация на любую промышленную продукцию настолько детальна, что и сам предмет как таковой не обязателен. А вот бытовые предметы XVII, XVIII и даже XIX в. несут в себе массу такой информации, которую нельзя получить ни из каких других источников.

— Расскажите, пожалуйста, о том, как начинался Государственный исторический музей.

— Музей был учрежден по указанию Александра Второго, и тут же начали поступать первые коллекции. В частности, один из учредителей, граф Уваров, пожертвовал музею свою коллекцию. Перед Первой мировой войной в его фондах числилось уже 700 тыс. предметов. Это были дары крупных коллекционеров, меценатов. Знаменитый меценат Петр Иванович Щукин создал Музей русских древностей на Малой Грузинской, а затем весь его — 300 тыс. предметов — передал Историческому музею. В 1920-е гг., в период национализации известных частных собраний, фонды музея выросли еще на миллион с лишним единиц хранения. Очень большой прирост экспонатов имел место в XX в., когда музей проводил специализированные историко-бытовые экспедиции. В 1930-е гг. это были экспедиции на Русский Север, на Кавказ, в Поволжье и другие регионы страны. Тогда в крестьянском быту еще сохранялись многие артефакты традиционной культуры, и если бы музейщики их не собирали, они были бы утрачены. Наконец, во второй половине XX в. наши сотрудники собирали экспонаты, отражающие послевоенный период коммунистического строительства — такова была идеологическая установка. Экспедиции выезжали и в РСФСР, и в союзные республики на поиски материалов об экономическом, социальном, культурном развитии. Это были документы, фото- и киноматериалы и всякого рода предметы, связанные с отдельными людьми. В этот период экспозиция выросла примерно на миллион с лишним предметов. Одновременно работали наши археологические экспедиции, они привезли еще миллион предметов. Вот так сложилось огромное собрание, в котором почти полтора миллиона предметов археологии, около полутора миллионов предметов нумизматики и фалеристики — одна из самых богатых в мире коллекций. Сейчас на специализированных нумизматических аукционах, когда представляют какой-нибудь уникальный лот, говорят: подобные образцы есть только в Эрмитаже, в Историческом музее и музее Метрополитен в Нью-Йорке. Эти слова как нельзя лучше характеризуют полноту собрания Исторического музея.

У нас очень большая коллекция изобразительного искусства, особенно графики — порядка 300 тыс. листов, — большая коллекция тканей, одежды всех времен — около 400 тыс. предметов.

— Какая часть этих богатств находится в запасниках и какая выставлена на обозрение?

— Это не совсем корректная постановка вопроса. Если рассматривать Исторический музей как некое национальное хранилище образцов материальной и духовной культуры, то, как и книги в библиотеке, они не должны выставляться в залах. Да это и невозможно, потому что никаких залов не хватит. Поэтому у нас выставлено примерно 0,5 % экспонатов, даже чуть меньше. Экспозиция отвечает конкретной социальной задаче: дает возможность представить историю российского общества с древнейших времен до XX в. Другое дело, что сегодня, чтобы следовать современным тенденциям в музейном деле, нам необходимо новое здание. Дом, в котором расположен Исторический музей, был построен в 1883 г. Его интерьеры организованы в соответствии с принципом анфиладности музейной экспозиции. Сейчас требуется другое структурное построение экспозиции, но у нас нет возможности ее перестроить, и я не знаю, появится ли она когда-нибудь.

— Какова на данный момент ситуация со строительством музейного квартала?

— Музейный квартал призван решить несколько задач. Во-первых, нам нужно разработать, научно обосновать и обеспечить экспонатами экспозицию, посвященную XX в. Согласитесь, это не логично, если музейная экспозиция завершается эпохой Александра Третьего, когда мы живем уже в XXI в. Во-вторых, нам нужно расширять хранилища, что само по себе является очень сложной задачей.

— Не понес ли музей после революции какой-то заметной утраты?

— Утраты были, но незначительные. Они связаны не столько с хищениями, сколько с известным периодом продаж по указанию Наркомпроса, в ведении которого находилась музейная сеть.

— Луначарский?

— Да, Луначарский и его последователи. Это была в основном продажа антиквариата с целью получения средств для индустриализации — всего порядка 900 предметов из драгоценных металлов и драгоценных камней, т. е. ювелирных изделий. У нас, кстати, очень хорошая коллекция изделий из драгоценных металлов. Кроме того, были очень большие передачи из Исторического музея в другие музеи. Сейчас это звучит немножко странно, но тогда Наркомпрос, а несколько позже Министерство культуры считали своим долгом заниматься профилированием коллекций. Рассуждали так: если музей исторический, то зачем ему ценные художественные произведения. Мы сейчас проводим сверку, выявляем все акты передач. Пока полной картины нет, но уже ясно, что в другие музеи и, может быть, даже и в какие-то организации было передано несколько тысяч предметов. Правда, в результате подобных передач мы тоже кое-что приобрели. Например, саблю Наполеона, которая была подарена им графу Шувалову во время пребывания на Эльбе. Она участвовала в Гражданской войне, а потом попала в Музей вооруженных сил, посвященный истории Красной Армии, и оттуда как непрофильный экспонат была передана в Исторический музей. Таких примеров можно привести много. Знаменитая икона Владимирской Божьей матери была в Историческом музее, и от нас ее передали в Третьяковскую галерею. А «Обнаженная» Ренуара покинула коллекцию Петра Ивановича Щукина, подаренную Историческому музею, и оказалась в Музее изобразительных искусств имени Пушкина.

— Вы можете вернуть то, что Вам принадлежало, скажем, теоретически?

— С чисто юридической точки зрения об этом можно было бы говорить, ведь завещание Щукина имеет юридическую силу. Но мы, музейщики, исходим из того, что история формирования коллекции — это тоже один из признаков ценности музейных предметов.

Я не сторонник всех этих переделов — они слишком далеко заводят. Достаточно вспомнить ситуацию, которая сложилась после развала Советского Союза. Тогда тоже некоторые музеи в бывших союзных республиках предъявляли претензии. Но в конце концов этот вопрос был снят с повестки дня. Мы ни от кого ничего не требуем и сами никому ничего передавать не собираемся.

— Александр Иванович, а не пытался ли кто-нибудь выяснить, сколько стоит Государственный исторический музей со всеми его активами, или сам вопрос звучит кощунственно?

— В предшествующую эпоху это, конечно, звучало бы кощунственно. Сейчас, когда годовой оборот антикварного рынка, который стал явлением не только экономической, но и культурной жизни, приближается к миллиарду долларов, это вопрос не праздный. Но, насколько я знаю, таких оценок никто не проводил, во всяком случае официально. И это, может быть, даже хорошо, потому что криминальная ситуация у нас в стране непростая. Да и трудно было бы провести какую-то более-менее точную оценку в силу величины собрания и многообразия составляющих его предметов и культурно-художественных ценностей. Но, думаю, что стоимость собрания Исторического музея составила бы существенную долю годового бюджета Российской Федерации.

— А не больше? Может, она больше Стабилизационного фонда? Это, наверное, десятки миллиардов рублей?

— Возможно, это несколько миллиардов долларов.

— А во сколько обходится государству содержание музея?

— Если отбросить часть средств, которая идет на так называемые капитальные вложения — я имею в виду капитальный ремонт, реставрацию зданий и т. п., — то бюджет на содержание музейного штата, на эксплуатацию, экспозицию, выставки, издания сейчас составляет около 250 млн руб. в год.

— А сколько у Вас сотрудников?

— Около тысячи.

— Большое хозяйство.

— Очень большое.

— Это, по сути, такая большая государственная корпорация.

— Да. Но сложность управления ею заключается в том, что вопреки принципам свободы для хозяйствующих субъектов, провозглашенным в 1991 г., государство не отстранилось от управления всем и вся. Наоборот, произошло ужесточение всех ограничений, что в первую очередь выразилось во введении казначейской системы исполнения бюджетных обязательств.

— Это усложнило работу?

— Значительно. Я не возражаю против принципов экономической политики, а говорю конкретно о музеях. Система тендеров и конкурсов породила очень большой объем статистической отчетности, который, по-моему, все увеличивается и увеличивается, и целый ряд ограничений, возникших в связи с возможностью распоряжаться музейными коллекциями. Я не имею в виду продажи, а, скажем, совместные выставки. Например, мы вместе с Третьяковской галереей организуем выставку. Для того чтобы на два месяца передать на нее 50–60 экспонатов, нам необходимо получить разрешение Агентства по культуре и кинематографии. Т. е. наши возможности не расширяются, а пока, скорее, сужаются.

— Александр Иванович, назовите три принципа управления коллективом, которыми Вы руководствуетесь.

— Это доверие, просветительство и экономическая обоснованность. Доверие очень важно в нашем деле, особенно, если учесть уровень оплаты труда, материальной обеспеченности хранителей и сотрудников. Знаете, после знаменитой эрмитажной истории у людей сложилось впечатление, что все хранители — это воришки какие-то, чуть ли не организованные группы преступников. А ведь подавляющая часть музейных сотрудников — высококлассные специалисты, для которых важнее всего профессиональная честь.

Второй принцип — просветительство в широком смысле слова. По сути дела, в этом и заключается основная цель деятельности любого музея. В нашем музейном деле всегда борются два принципа работы. Один, я бы назвал его «складской принцип», — собирать, хранить, накапливать ценности и обеспечивать их полную сохранность. Другой — сделать наследие, которое хранится в музее, доступным широкому кругу посетителей через систему экспозиций, выставочную деятельность, специализированные издания и т. д.

Третий принцип — экономический, никуда от этого не уйдешь. Важно правильно оценить и использовать те средства, которые складываются из бюджетного финансирования и доходов самого музея, суметь оценить потенциал музея с точки зрения расширения его возможностей наращивать объемы средств, получаемых от предпринимательской деятельности. Я, конечно, не приемлю предпринимательства в учреждении культуры, и вообще это самая трудная для меня как для директора и моих сотрудников сфера, но тем не менее за счет оказания услуг мы зарабатываем порядка 90 млн руб. в год, т. е., грубо говоря, это треть бюджетных поступлений.

— Между вторым и третьим принципом есть некое противоречие.

— С одной стороны, ГИМ — музей федерального значения, и его самая важная задача — расширять аудиторию или, другими словами, увеличивать количество посетителей и тем самым способствовать распространению знаний об истории нашей страны. Это, кроме прочего, — важнейший фактор формирования личности и системы общественных ценностей. С другой стороны, нам приходится повышать цены на входные билеты, стоимость экскурсий, и экономически это совершенно оправданно. Между тем в Европе, например, многие национальные исторические музеи вообще бесплатные или предоставляют посетителям значительные льготы.

— А если попробовать составить мировую табель о рангах или рейтинг, то какое место среди национальных исторических музеев ведущих стран займет Исторический музей?

— Если брать Россию, то у нас есть шесть ведущих музеев: Эрмитаж и Русский музей в Петербурге, Исторический музей, Музей изобразительных искусств имени Пушкина, Третьяковская галерея и Музеи Кремля в Москве. И здесь играет роль не только объем фондов, но и та ниша, которую занимает музей в системе культурных ценностей. В какой-то мере к этой шестерке, может быть, примыкает Политехнический музей, хотя у него сложное положение. Если же говорить о мировом масштабе, то думаю, что по размерам коллекции ГИМ оказался бы в первой пятерке крупнейших музеев, а по всей совокупности характеристик — где-нибудь в первой тридцатке.

Вообще, оценивать музеи очень сложно, и вот почему. Есть определенная иерархия музеев разных профилей. Все-таки художественные музеи вызывают наибольший интерес, они не только популярнее, но считается, что их ценность выше. И это совершенно объективно, потому что художественные произведения на антикварном рынке всегда были и будут дороже, чем просто исторические артефакты. Затем идут исторические и краеведческие музеи. Они в этой иерархии находятся на втором месте. На третье место можно поставить разного рода мемориальные, городские и прочие музеи. Кроме объективных проблем у музеев есть и субъективные: сегодня надо уметь, как теперь говорят, раскрутить свой бренд, представить себя в самом выгодном свете.

— Вас не страшит Интернет, не пугает, что лет через десять, скажем, люди перестанут интересоваться живой жизнью и будут существовать в виртуальном мире?

— Такая опасность есть. Оценить ее масштаб очень трудно, но у нас, музейщиков, в отличие от библиотекарей, все-таки больше оптимизма. Он вырастает из того, что каждый музейный экспонат, тем более если он был создан до начала эпохи серийного производства предметов бытовой культуры, все-таки индивидуален. Он несет в себе некую информацию, адекватно воспринять которую, даже используя голографические способы воспроизведения, думаю, будет невозможно. Интерес к подлинности исторической жизни должен сохраниться, тем более что музейная экспозиция строится как некая совокупность предметов, дополняющих друг друга. В итоге создается некая общая картина, и думаю, что передать ее даже при помощи самых современных технологий невозможно. Я не как музейщик, а как обыватель понимаю разницу между тем, что вижу в пространстве музейных залов, и тем, что вижу на экране.

— Вы работаете в музее, где все дышит историей. Как Вы думаете, есть ли у нас национальная идея? А если нет, то как бы Вы ее сформулировали?

— Я не только не могу сформулировать национальную идею, но и не могу ответить на вопрос, существует ли она. Я бы сказал так: есть форма политического осмысления пространства, в котором существует народ, а есть некая историческая ипостась. Вот в этом втором смысле национальная идея все-таки существует как накопление того исторического опыта, который так или иначе материализован всей совокупностью источников в исторической памяти народа. И она, эта память, определяет некие параметры осознания человеком своей принадлежности к данной общности людей, к данной стране, к ценностям, которые сформированы столетиями. Это то, что выражается словом «идентификация», традиция и своего рода генетическая, если хотите, основа для самопознания человека. Здесь его национальная особенность, она существует, и ее, может быть, можно считать частью национальной идеи. Что касается второй, современной составляющей, я думаю, что она во многом связана с оценкой сегодняшней ситуации, особенно с оценкой перспективы развития страны.

— Как Вы думаете, что будет с Россией через 100 лет?

— Могу сказать только одно: уверен, что она будет существовать как самостоятельное государство со своей исторической традицией.

— И фонды Исторического музея увеличатся в разы?

— Да, фонды Исторического музея увеличатся в несколько раз, для него будет построено новое здание, и, конечно же, мои последователи найдут новые способы решения трех основных задач, о которых я говорил.


В.М. Давыдов — Латиноамериканский поворот

«Экономические стратегии», № 02-2007, стр. 10–15

Несмотря на давний и постоянный интерес российских граждан к Латинской Америке и поистине мистическую привлекательность непостижимых реалий ее истории, знания наши об этом регионе зачастую весьма и весьма поверхностны. Владимир Михайлович Давыдов, директор Института Латинской Америки РАН, упоминая об этом в своей беседе с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым, анализирует политическую и экономическую обстановку в регионе в ее динамике и во всем ее разнообразии.

— Если позволите, я хотел бы начать с положения на Кубе. Отношения между нашими странами можно условно разделить на три этапа: вначале была дружба, затем, после распада СССР, когда мы фактически бросили Остров свободы на произвол судьбы, кубинцы упрекали нас в предательстве; наконец, появилась тенденция к восстановлению отношений, которую ознаменовал визит М.Е. Фрадкова. Несмотря ни на что, Куба справилась, выжила. Люди живут бедно, но достойно. Сейчас уже ясно, что эпоха, связанная с именем Фиделя Кастро, заканчивается. Как Вы думаете, что ждет Кубу?

— Думаю, что разговор о Латинской Америке совершенно логично начать с Кубы прежде всего потому, что мы, я имею в виду Советский Союз, открыли для себя этот регион именно через Кубу. Присутствие здесь СССР — впоследствии России — обусловлено нашими отношениями с этим карибским островом. Куба для нас имела огромное стратегическое значение в годы холодной войны. Это, по существу, были передовые рубежи нашей стратегической обороны. Кроме того, мы получали оттуда продовольствие, создали там большое количество крупных предприятий, которые могли дать очень серьезную экономическую отдачу.

Как Вы верно заметили, болезнь Фиделя — естественное в его возрасте состояние — символизирует завершение целой эпохи. Думаю, что в современной политической истории мы найдем не много фигур, которые по своему значению и роли сопоставимы с Фиделем Кастро. Можно по-разному оценивать общество, которое было построено на Кубе после свержения диктатуры Батисты, но очевидно, что это очень яркий исторический эксперимент, продемонстрировавший способность малого народа, небольшой страны выживать, отстаивать свое достоинство, свою независимость.

Теперь о системе, созданной на Кубе, и о возможности ее адаптации к новым условиям.

В 1990-е гг., выражаясь военным языком, мы беспорядочно отступили с острова, это привело к огромным потерям прежде всего для Кубы — была разрушена система жизнеобеспечения страны, что в условиях экономической блокады со стороны Соединенных Штатов ставило кубинцев на грань выживания. Кубинское руководство фактически вынудили ввести военный коммунизм, который у них назывался «особый период»: мобилизация всех сил, предельная рационализация потребления. В 1990-е гг. кубинцы жили очень тяжело. И надо сказать, что мы осознаем свою моральную ответственность за это. Для России Куба не рядовая страна. Это государство, которое находилось в центре мировой политики. Между двумя нашими народами сложились эмоциональные, дружеские и родственные связи. Я имею в виду смешанные браки и детей от этих браков. В России и сегодня много людей, жизнь которых была тесно связана с Кубой.

— Как Вы думаете, сколько их — десять, двадцать тысяч человек?

— Думаю, что сотни тысяч. Это военные и гражданские специалисты, деятели культуры и искусства. Обрыв связей болезненно сказался на всех.

Мы говорим о том, что завершается эпоха, и завершается не только и не столько потому, что уходит поколение, которое сделало эту страну, а потому, что изменились глобальные экономические, геополитические, геостратегические условия. Все страны вынуждены считаться с новой обстановкой и искать свое место в изменяющемся мире. Такая же задача стоит и перед Кубой.

Согласно кубинской Конституции, которая очень напоминает советскую Конституцию, в случае болезни или недееспособности лидера, а именно Фиделя Кастро, полномочия передаются второму лицу. Думаю, что те, кто сегодня руководит Кубой — Рауль Кастро, а также секретарь исполкома Совета министров Кубы Карлос Лахе, председатель Национальной ассамблеи народной власти Кубы Рикардо Аларкон де Кесада, — не допустят раскачивания корабля и подковерной борьбы кланов. Политический климат в стране довольно стабилен и спокоен. Отсутствие резких движений, срывов подтверждает мой сценарий. Кубе предстоит постепенно адаптироваться к новым условиям. В настоящее время в стране нет организованной оппозиции, но есть диссидентское движение и есть внешние враждебные силы. Это диаспора, прежде всего в Майями, хотя кубинская диаспора есть и в Испании, и в ряде крупных латиноамериканских стран. Общеизвестно, что диаспора в Майями настроена очень агрессивно. Она проводила силовые акции, диверсии, политические провокации. Сейчас ею руководят дети лидеров кубинской контрреволюции, тесно связанные с Соединенными Штатами.

Существует еще очень важный эмоциональный фактор, который мы часто недооцениваем — а зря! Специфика национального характера кубинцев такова, что они не ждут и не хотят пришельцев. Они настроены осуществлять изменения своими собственными руками в соответствии с собственными представлениями. За последние пять лет они выстроили новые отношения с внешним миром — со странами Латинской Америки, Канадой, Испанией, с рядом государств Европейского союза. И хотя эти отношения не были безоблачными, я имею в виду реакцию Евросоюза на нарушение прав человека на Кубе, это заполнило тот вакуум во внешнеэкономических отношениях, который образовался после ухода России. При этом кубинцы стремятся во что бы то ни стало сохранять рычаги управления в собственных руках.

В кубинской экономике произошла существенная структурная перестройка. Сахар отошел на второй план. Ведущую позицию сейчас занимает индустрия туризма. Второе место принадлежит производству никеля. Куба относится к числу немногих стран, обладающих крупными запасами очень ценной для современного металлургического производства никелевой руды. Это важнейший стратегический ресурс, которым воспользовались кубинцы, — привлекли канадские капиталы, и, несмотря на американское эмбарго, экономический интерес канадцев возобладал над возможными политическими последствиями. Куба во многом решила свою самую серьезную экономическую проблему — проблему нехватки энергоносителей. Она всегда была энергодефицитной страной. Однако в последние годы удалось обнаружить, в том числе и на шельфе, довольно серьезные месторождения нефти. Нефть стали добывать.

Кроме того, ныне серьезным фактором, увеличивающим плавучесть корабля кубинской экономики, стали политические изменения в Латинской Америке. Это так называемый левый поворот, или левый дрейф. В конце 1990-х гг. он имел место в Венесуэле. Крах неолиберального экспериментаторства, сопровождавшийся огромными социальными издержками, деформациями, вымыванием средних слоев, поляризацией населения, привел к тому, что стали побеждать альтернативные лидеры. Так, победил Уго Чавес. Между двумя лидерами — Уго Чавесом и Фиделем Кастро — установились дружеские отношения, отношения солидарности и взаимовыручки. Фактически Фидель Кастро провозгласил Уго Чавеса своим наследником.

— Идеологическим наследником?

— Конечно. Дружба имела не только политические, но и экономические последствия: Венесуэла стала на льготных условиях обеспечивать потребности Кубы в энергоносителях — и проблема была решена. В свое время СССР возил нефть танкерами, но это было дорогостоящее удовольствие. В конце 1980-х гг. был проведен интересный эксперимент: обмен обязательствами между Советским Союзом и Венесуэлой по поставкам энергоносителей. Мы выполняли обязательства Венесуэлы перед европейскими странами, экономя на транспортных издержках, а Венесуэла выполняла наши обязательства перед Кубой. Это была очень интересная экономическая схема, но, когда Советского Союза не стало, она рухнула, что, естественно, значительно ухудшило положение Кубы.

За последние 15 лет Куба очень много сделала, но на благосостоянии кубинцев это, к сожалению, отразилось мало. Они живут сейчас очень скромно, предельно скромно. Совершенно очевидно, что существует большой социальный долг перед кубинским населением.

— У государства?

— Думаю, да. На руководителях кубинского государства лежит очень большая ответственность, перед ними стоят крайне сложные задачи. Мы предполагаем, что Куба поэтапно осуществит эволюционный переход к вьетнамскому сценарию. Любопытно, что эту точку зрения разделяют американские эксперты и аналитики. Они подтверждают то обстоятельство, что на Кубе или вокруг Кубы нет сил, которые были бы заинтересованы в обвальном сценарии. Даже флоридской диаспоре нужна работающая экономика. Соединенным Штатам тоже ни к чему конфликты и столкновения в непосредственной близости от их берегов.

— А нужно ли было России в свое время уходить с Кубы? Отказаться от центра радиоэлектронного слежения «Лурдес»? Правильное ли это было решение?

— Я не располагаю всей полнотой информации, но думаю, что это был слишком большой подарок Соединенным Штатам. Рассматриваю этот шаг как пренебрежение долгосрочными национальными интересами России, как неоправданную уступку американцам, за которой не последовало адекватного встречного движения.

Правда, есть и некоторые оправдывающие обстоятельства. Это произошло, насколько я помню, в 2000 г. Тогда у российского государства не было денег. Если бы вопрос рассматривался два-три года спустя, я думаю, этого бы не случилось.

— Ведь кубинцы же нас не выгоняли… Или они выдвигали какие-то претензии?

— Дело в том, что характер отношений между нашими странами изменился. Давайте называть вещи своими именами. Если мы говорим, что на Кубе леворадикальный режим, то в России правоцентристский. Раньше отношения строились на принципах политической солидарности. Теперь политической солидарности как таковой нет, но хочется верить, что осталась моральная солидарность. Мы представляем разные системы, но даже в этом случае необходимо учитывать национальные интересы.

Почему американцы почти 50 лет терпят у себя под боком такой режим, с чем это связано? С тем, что они дали обещание после Карибского кризиса?

Был определенный баланс, американцы понимали нашу силу, они были поставлены перед совершившимся фактом. Я ведь и сам служил на Кубе…

— Когда?

— В 1964–1965 гг. Был военным переводчиком в управлении разведки Военно-морского флота. В то время у нас там была мощнейшая группировка. Переброска войск на Кубу в кратчайшие сроки — это уникальная операция, которая могла составить славу любой армии. Я знаю все ее подробности, потому что работал с теми офицерами, которых перебрасывали. Американцы опомнились, когда было поздно, там уже стояли наши ракеты. Это была война нервов. Серго Анастасович Микоян недавно выпустил большую монографию, посвященную Карибскому кризису. Там много нового и интересного. Вряд ли кто-нибудь лучше Серго Анастасовича знает все обстоятельства кризиса, ведь этим занимался его отец, которого он сопровождал в поездке на Кубу. Сегодня ситуация в регионе иная. Многие страны повернули влево. И это облегчает международное положение Кубы.

— В чем выражается этот поворот?

Вы знаете, я написал статью в Le Monde Diplomatique, в которой попытался осмыслить левый дрейф в Латинской Америке. Именно Латинская Америка первой приняла неолиберальную идеологию в экономической политике и первой ее отвергла. Все началось с Чили. И случилось так не потому, что Пиночет был прозорлив или хорошо знал экономику (в экономике он как раз не очень понимал), просто у него не оставалось выхода. В 1975 г. случился обвал чилийской экономики. И кто-то из членов хунты, по-моему, адмирал Хосе Торибио Мерино, сказал: «Аугусто, в Католическом университете есть группа молодых людей, они подготовили проект. Надо бы попробовать». Разработчики, которые учились у Милтона Фридмана, между собой называли проект «Ладрильо». В переводе на русский это значит «кирпич». Фактически это была соломинка, за которую хунта уцепилась в безвыходной ситуации. С 1976 г. началась реформа, ее проводили, не считаясь с издержками. Тех, кто возражал, сажали в лагеря. Это была военная технология — профилактика.

— Учили вести бизнес или быть лояльными?

— Учили молчать, воспитывали страх. Профсоюзы и политические партии были запрещены. Люди за мизерную зарплату работали на износ. Вот что такое реформы Пиночета. Несмотря на это, в 1982 г. в стране опять разразился кризис. Модель заработала в полную силу только после того, как была исправлена, отредактирована демократами, которые пришли к власти в начале 1990-х гг. Чилийская экономика обрела мощь за последние 15 лет.

Но Чили — особая страна. Здесь рано началось развитие капитализма. Демократия в Чили, Уругвае и Коста-Рике утвердилась и начала без срывов функционировать раньше, чем в иных европейских странах. У нас очень примитивное представление о Латинской Америке. Были там и «банановые республики», и диктатуры, и перевороты, но была и устойчивая демократия. Ну а сегодня около десятка стран Латинской Америки повернуло налево.

— Получается, что левые — это Чили, Боливия, Венесуэла, Куба?

— Нужно начинать с левого центра и двигаться к крайне левому флангу. Это прежде всего Чили, где приняли модель эволюционного развития, подразумевающую постепенную адаптацию к новым реалиям. Такой курс был взят еще при первом президенте, который пришел на смену Пиночету. Чилийская экономика сегодня становится все более и более социально ориентированной. В Чили существенно выросли расходы на образование и здравоохранение, на поддержку малообеспеченных слоев населения. Это, на мой взгляд, разумная, взвешенная, прагматичная линия, левый прагматизм в хорошем смысле слова. Далее можно говорить о Коста-Рике, которая перешла из правого центра в левый центр. На последних выборах здесь победил социал-демократ Оскар Ариас, нобелевский лауреат, в свое время сыгравший очень большую роль в разрешении центральноамериканского кризиса. Еще я бы назвал Уругвай. На последних выборах в конце 2005 г. в стране пришел к власти широкий левый фронт, в котором важную роль традиционно играет коммунистическая партия Уругвая. В советское время в нашей стране был широко известен лидер уругвайских коммунистов Родней Арисменди. Сейчас его дочь Марина Арисменди — министр в правительстве. В XX в. в Уругвае практически не менялась политическая ситуация. Только в 1980-е гг. недолго правила правая военная диктатура. Все остальное время Уругвай был демократической страной.

А мы привыкли рассматривать латиноамериканские страны как отсталые, как неправовые режимы. Учитывая изменение этнического состава европейских стран, можно сделать вывод, что сегодня Аргентина и Уругвай — это островки традиционной Европы в Латинской Америке.

Или возьмем Бразилию. Там лидер — бывший металлург, профсоюзный деятель Луис Инасио Лула да Силва, который создал левосоциалистическую Партию трудящихся.

— Иначе говоря, левее левого центра?

— Совершенно верно. Только что в Эквадоре пришел к власти левый кандидат Рафаэль Корреа, в Перу победил социал-демократ Алан Гарсиа, в Мексике наблюдается резкий рост влияния левых. В Перу, как и в других индейских странах — Эквадоре, Боливии, есть свои особенности, прежде всего сильное влияние левоиндихенистского движения. Сейчас происходит изменение этнических пропорций в демографическом росте. Если раньше индейская масса угасала, сейчас налицо противоположная тенденция. При увеличении доли индейцев сокращается удельный вес «белых» — креолов.

Вообще в Латинской Америке есть несколько ареалов. В одних живут потомки свободных переселенцев, молодые нации, сформировавшиеся на рубеже XIX или XX столетия. Это Уругвай, Аргентина. Индейцев там было не так много, они стояли на низкой ступени развития, занимались собирательством. Поэтому их легко уничтожили или они сами вымерли. Это происходило примерно как в Северной Америке. Но были высокоразвитые индейские цивилизации с многомиллионным населением — и там произошла гибридизация. В таких странах до сих пор удельный вес индейцев огромен. В Боливии индейцев насчитывается 60–70 %, то же самое в Гватемале, в Перу их почти половина, в Эквадоре — около 40 %. Мексика — в основном страна метисов, прослойка белых очень невелика. Как минимум 12 % населения этой страны — индейцы. Причем, чтобы повысить свой социальный статус, индейцы старались выдать себя за метисов. Светлые метисы выдавали себя за белых. Поэтому исторически статистика всегда преуменьшала долю индейского населения. Эво Моралес, пришедший недавно к власти в Боливии, является первым президентом-индейцем, и я думаю, что символизируемая этим фактом тенденция усилится.

Таким образом, от левого центра мы дошли до промежуточных режимов: это Бразилия и Аргентина. В аргентинском правительстве сегодня работают многие бывшие «городские партизаны». Нестор Киршнер в период борьбы с военной диктатурой в 1970-е и в начале 1980-х гг. был связан с «монтанерос» — левыми радикалами, боевиками. Сегодня они повзрослели, стали мудрее и приняли демократические ценности.

Я считаю, что в экономической политике Киршнера утвердился неодесаррольизм, который является латиноамериканской версией кейнсианского дирижизма. Дело в том, что неолиберальная модель дала на какое-то время макроэкономическую стабильность, резко уменьшила инфляцию. Но в конечном счете она привела к социальной дестабилизации.

Современные левые — это уже не те левые, что были 30 лет назад. Они учли уроки неолибералов и оставили то, что считают конструктивным. В Аргентине и Бразилии они не раскачивают корабль экономики. И сейчас в Аргентине китайские темпы роста. Уже шесть лет после кризиса у них 8–9% с лишним годового прироста ВВП. И это при левых, бывших боевиках! В руководстве левоориентированных стран сейчас немало бывших социалистов, коммунистов. Это люди достаточно грамотные, окончившие университеты, люди, знающие цену жизни.

На данном этапе ключевой, стратегический вопрос формулируется так: что означает латиноамериканский поворот? Это сугубо локальное или общезначимое явление?

— И каков Ваш ответ?

— Думается, происходящее в Латинской Америке во многом предвещает общие изменения. Сейчас в связи с угрозой терроризма в мире много внимания уделяется проблеме бедности. Бедность становится препятствием для глобализации. Главная цель развития человечества в этом тысячелетии, которую одобрила ООН, — до 2915 г. хотя бы частично преодолеть бедность. В последние годы в Латинской Америке изменилась социальная пирамида — резко разрослось ее основание. Покойный Кива Львович Майданик — крупный ученый-латиноамериканист, по-моему, правильно сказал: это не политический левый переворот в традиционном понимании, а социальный поворот.

— Это фундаментально?

— Фундаментально. Очень плохо, что мы отказались от серьезного анализа социально-классовой структуры общества, перестали заниматься социальной стратификацией. Это, если хотите, анатомия общества. На мой взгляд, сегодня нет противостояния по схеме: рабочие и крестьяне против помещиков-латифундистов. Основной электорат — это городские низы. Немногочисленные верхи противостоят морю, лежащему в основании социальной пирамиды. Мне кажется, именно здесь ключ к пониманию того, что происходит. В Европе пирамида другая, но и тут растет социальная неудовлетворенность. Поэтому поиск путей и средств удовлетворения социальных требований становится все более актуальным и в электоральных процессах, и в политике конкретных государств.


Е.Д. Дога — Солнечная субстанция музыки

«Экономические стратегии», № 02-2007, стр. 72–77

Музыку, написанную Евгением Дмитриевичем Догой, сегодня многие хорошо знают еще с рождения — ведь под нее выросло не одно поколение. Поневоле начинает казаться, что и эта музыка, и сам ее автор существовали всегда, во все времена. Может быть, это ощущение возникает неспроста? В беседе с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым Евгений Дмитриевич неоднократно упоминает о своей вере в глубокую связь человека с высшими силами и законами мироздания. Как бы то ни было, но тому, кого Создатель наделяет талантом, всегда бывает открыто гораздо больше, чем простому смертному. Отмеченный особым даром человек подходит ко всему с иными мерками, но в итоге и к нему самому судьба предъявляет совсем иной счет…


— Вы упоминали о том, что за 40 лет, прожитых в России, Вы наблюдаете парадоксальное сосуществование крайнего невежества и исключительной просвещенности. В чем причина этого, как Вы считаете?

— Не знаю, но уверен, что сегодня никто не сможет однозначно ответить на эти вопросы. Мне интересно писать о вещах, в которых я абсолютно не разбираюсь. Например, я написал эссе: «Что такое мама?», «Что такое любовь?», «Что такое творчество?», «Что такое гений?», «Что такое женщина?». Размышляя об этом, я стараюсь не только осмыслить, но и понять эти вопросы.

Почему образовался такой колоссальный разрыв между двумя полюсами — не ясно. Думаю, что подобное явление происходит не только в России. Наверное, с человечеством что-то случилось. На заре зарождения жизни люди были совершенными, они имели абсолютный слух, абсолютное обоняние, может быть, обладали даром предвидения. Но цивилизация их испортила. Теперь им не надо охотиться, все можно купить в магазине, и они утратили все свои первоначальные качества. Но самое страшное, что помимо качеств теряются еще и главные «опознавательные знаки» человека — язык, обычаи, характеры. Мы сейчас катастрофическим образом теряем национальные культуры, а национальные языки вытесняются примитивным международным сленгом. Причем это происходит везде, в том числе и в Молдове. Поэтому глобализация, которая сегодня проникла во все сферы жизни человека, будет для него пострашнее пистолета. Вот чего надо бояться, а не какой-то мифической кометы, которая якобы должна упасть на Землю — и тогда человечество прекратит свое существование.

— А Вы не сгущаете краски? Может быть, перспектива не так мрачна и есть надежда? — Еще Пушкин говорил: надежды юношей питают. Когда, наконец, мы откажемся от этих мифических установок по поводу преобразования среды? Поймите меня правильно. Я — стопроцентный «совок», продукт советской эпохи, но считаю, что каждый из нас должен в первую очередь обустроить себя, хорошо знать свое дело и им заниматься. Однако люди почему-то предпочитают корить, учить, наставлять друг друга или искать виновных на стороне.

Что такое творческий человек? Это тот, у кого в результате напряженной внутренней работы накапливается некая энергетическая масса, и ее нужно высвободить. Иначе она будет мешать. Поэтому приходится сесть за фортепьяно или за научный труд. Но как только работа завершена, внутри человека вновь образуется пустота, которая кажется ему еще тяжелее и мучительнее, поэтому ее нужно срочно чем-то заполнить. Вот такой интересный круговорот.

— Вы называете себя «стопроцентным совком», а что такое «совок»?

— Абсолютное нивелирование личности. Советская система полностью исключала человека как личность. Кстати, в годы моего студенчества я не стоял в стороне, а жил вместе со всей страной, с моим поколением. Мы воспитывались на символике, которая была присуща советскому строю. Но в каком-то смысле эта символика мне помогла: я стал стремиться к масштабности, к обобщениям, к возвышенному, к воспеванию прекрасного. В нынешнем году в честь моего 70-летия Академия наук Молдовы готовит к печати юбилейный ежегодник. Я там как раз об этом пишу.

— О каких символах идет речь?

— Я писал кантаты к партийным съездам, к общенародным праздникам, к Олимпиаде-80, но при этом использовал хорошо знакомые и понятные всем общечеловеческие символы: мама, солнце, радуга, дети, дружба, мир.

— Вам в этом году исполнилось 70 лет. Как в Молдове прошли юбилейные торжества?

— Свой юбилейный концерт я открыл хороводом дружбы, написанным еще в 1968 г.: два духовых оркестра, симфонический оркестр, большой смешанный хор, детский хор, короче массовость, типичная для 1970-х гг. Мне это нравится. Но кроме праздничного концерта в Кишиневе в течение года пройдет еще множество других мероприятий.

Правительство республики приняло решение создать музыкальный центр во дворе моего дома и выделило на это необходимые средства. Начало уже заложено.

У меня огромный архив и библиотека, и я хочу, чтобы все это хранилось в одном месте, на моей родине. Государственной музыкальной библиотеке я подарил целую машину из своих музыкальных фондов. Среди них есть редкие материалы, например двухтомная «История всемирной музыки» Груббера, изданная на немецком языке в Лейпциге еще в XIX в.

В Вене существует уникальный музей — пятиэтажный Дом музыки. На первом этаже находится модель эмбриона. И самые первые звуки, которые встречают посетителей — это его дыхание и биение сердца. В первом зале расположена модель уха. Здесь Вы можете узнать, какие звуки слышат разные живые существа — от насекомого до человека, которому, кстати, доступен весьма небольшой диапазон частот, только низкие. Второй этаж — это собственно музей, залы Моцарта, Бетховена, Штрауса и других композиторов. На третьем этаже установлено интерактивное устройство, позволяющее каждому желающему на несколько минут стать дирижером, а на четвертом находятся музыкальные инструменты разных эпох, на которых можно поиграть — например, постучать по барабану, а затем записать и прослушать собственное исполнение. Эта «процедура» очень нравится детям.

Очень интересно! Пусть и в мой центр приходят музыканты, певцы, поэты и в особенности дети, которым я сегодня отдаю наибольшее предпочтение. Они будут не только слушать музыку, но и читать, а также принимать участие в мастер-классах. На днях я провел в небольшом своем салоне творческую встречу с музыкантами, певцами, руководителями республики и представителями дипломатических миссий, где пелись романсы, исполнялась инструментальная музыка, играли дети, общались. Хотелось бы создать прекрасный образ нашей культуры и сделать ее достоянием мировой общественности.

— Это было первое такое событие?

— Нет, уже третье. Но я хочу, чтобы подобные мероприятия проводились регулярно. Это позволит расширить центр. Но такое станет возможным лишь после завершения строительства. На сегодняшний день у меня написано много серьезной классической музыки, которую люди никогда не слышали и о существовании которой практически ничего не знают. А ведь это тысячи страниц партитур, множество печатных изданий, пластинки, CD, DVD.

— Тысячи?

— Тысячи. У меня нет черновиков, у меня нет второй жизни для черновиков: я пишу сразу после бесконечных просеиваний в памяти родившуюся идею. Помню, когда после 11-летнего раздумья создавал свой первый балет (а у меня их три), то за два с половиной месяца написал более 500 страниц партитуры по 32 строчки на странице. Это переписать сложно. Я садился за рояль, и рука сама тянулась за нотами. Музыка, видимо, зрела где-то там, внутри меня, и ждала своего выхода. Вот чудеса, вот тайна! Бывает, что кто-то спрашивает меня, кто оркестровал мою ту или иную музыку, я отвечаю: «Для меня такие вопросы более чем странны. Вы же не спрашиваете о том, кто рифмовал стихи Пушкину?» Композитор должен владеть всем арсеналом творческих технологий и доводить свое сочинение до конца самостоятельно. Если ты не чувствуешь оркестр, не чувствуешь форму, гармонию, ритм — значит, это совсем не твое дело, займись чем-то другим, тем, что у тебя получается лучше.

— Когда Вы поняли, что станете музыкантом?

— У нас был прекрасный оркестр.

Я его слушал, и мне хотелось что-то придумать, чтобы этот оркестр играл, а меня хвалили. Это было еще до школы. Позже, еще не зная о том, что существуют ноты, я записывал музыку в тетрадку таким образом: если звук шел ровно — проводил прямую горизонтальную линию, если звук шел вверх, то и линия уходила вверх. Лет семь тому назад, когда я столкнулся с музыкальными программами на компьютере, то с удивлением обнаружил, что именно такая система записи существует в музыкальной программе. Один к одному. Жаль, что я «проскочил» мимо открытия.

Со временем я понял, что могу сочинять, хотя, честно говоря, и по сей день все еще сомневаюсь, что могу. Может быть, поэтому каждый раз, как только я начинаю работать над новым сочинением, испытываю страшные муки, сомнения, тревогу.

— Что дает Вам первый творческий импульс — порыв, тема, сюжет, настроение, эмоции?

— Вы знаете, я руководствуюсь прагматическими соображениями — сам себе заказываю музыку. Я бы никогда не написал музыку к фильму «Мой ласковый и нежный зверь», если бы сам себе не дал задание. Помните «Большой вальс»? Штраус едет по Венскому лесу в коляске с красивой женщиной, кругом птички поют, и он — раз! — и сочинил новую мелодию. На самом деле так не бывает, музыка всегда рождается через муки творчества, потому что наш мозг — это очень ленивый орган. Его надо все время заставлять работать, потому что сам он работать не хочет. А потом, от мелодии до музыки — как от Земли до Луны.

Сейчас широко принято считать так: сочиняют мотивчик, а потом кто-нибудь его доделывает, оформляет, оркеструет. Это напоминает бригадный подряд. Но озарение, как правило, на бригаду не падает, оно ищет избранных, личности. Я не исключаю любые формы творчества, кроме примитивных, убогих, безграмотных. Говорят, это должно быть просто и понятно для молодежи. Не возражаю, но давайте поймем простоту классиков. Они тоже были молодыми. Когда я учился в консерватории, мне хотелось освоить побольше технологий, романтизма, изощренности. Может быть, именно поэтому я долгое время не мог понять Моцарта и Шопена. Мне казалось, что у них слишком простая музыка. Мы старались писать сложнее, и только потом я понял, что простота бывает часто обманчива. Да и добиться ее сложно. У Моцарта все просто — до гениальности!

Еще в советское время я написал сонет для клавесина. Японские радиослушатели признали его лучшей советской пьесой для оркестра. Есть у меня и другие простые вещи, которые нравятся публике, например Intermezzo.

Я его все время играю на концертах. Правда, я не претендую на место между Моцартом и Шопеном, но без них вряд ли могли как композиторы появиться мы, нынешние.

Я много пишу, и в последнее время меня много издают в Петербурге, в Ростове. Иногда я просто не успеваю готовить рукописи. Ведь написать — это одно, а подготовить к изданию — совсем другое. Это отнимает много времени. Начали печатать сочинения, написанные мною в легком жанре, в частности музыку, написанную к кинофильмам, но затем планируют издать и более сложные формы.

Не люблю, когда пишут: «Музыка такого-то, слова такого-то». Пушкин писал не слова, а стихи. Если слова Пушкина, то тогда «звуки Тютькина», потому что слова — это расчлененная поэзия, как и звуки, образующие мелодию или музыку.

— Кто еще из композиторов оказал влияние на Ваше творчество?

— Рахманинов, конечно, Верди, Дунаевский. Я — романтик, поэтому вся моя оркестровая музыка — романтическая. Но меня привлекает не только романтика, но и многое другое.

— А Бела Барток, скажем?

— Бела Барток — тем более. Я, как и он, много работал с фольклором. Мой второй балет — Venancia — написан на латиноамериканском материале. На протяжении всего своего творчества я обращался к корням. Правда, в последнее время стал обращаться и к «стеблям». Корни — это хорошо, конечно, но стебли привлекательны тем, что, питаясь солнечной энергией, они имеют непосредственную связь с солнцем. Именно через стебли энергия солнца попадает к корням — и рождается музыка как некая субстанция.

— Вы воссоздаете сакральный круг. Я хочу докопаться до сути: как и когда Вам является музыка? Вы говорите, что музыка — это некая субстанция, но откуда она берется, из солнца? — Конечно. Каждый человек еще до рождения получает частичку этой энергии и в зависимости от ее количества становится либо композитором, либо ученым, либо еще кем-то.

— Т. е. все предопределено?

— Да, абсолютно. Задается определенный код. И слава Богу, что он еще не разгадан. Если это случится, то нас ждет катастрофа. Пусть тайна этого круговорота останется нераскрытой. Ведь на Земле существует великое множество других проблем, которыми можно было бы заняться.

Помню, давным-давно мне пришла мысль, что мир банален в своей гениальности и первозданности. Он построен по каким-то элементарным канонам, и в нем есть несколько абсолютных категорий: жизнь и смерть, свет и тень, тепло и холод, добро и зло. Но солнце — основа всего. Вы посмотрите, какие мрачные в Москве люди. Почему? Просто им солнца не хватает! Но зато как только выглядывает солнце, то и улыбок на улице больше, и совершенно другая активность возникает у людей.

— Известно, что Вы подробно изучали китайскую музыку, прежде чем приступить к работе над кинофильмом «На Муромской дорожке». В результате в картине звучит Ваша удивительная мелодия, напоминающая звучание китайских колокольчиков. Скажите, а как в Китае воспринимают Вашу музыку?

— Да, я действительно долго изучал китайскую музыку, а затем написал несколько фрагментов к фильму, где звучат привычные для китайцев колокольчики. Они удивились и спросили, откуда эта китайская музыка. Я ответил, что это моя музыка. Китайцы слушали очень внимательно. Сразу установилась какая-то мертвая тишина. Я сначала испугался, но потом понял, что это идет от внутренней культуры, что им моя музыка близка и понятна.

Но вся моя музыка не имеет какой-то конкретной привязки. С детства я мечтал писать музыку, которую с одинаковым интересом слушали бы все. На самом деле это невозможно, хотя я и владею всеми музыкальными жанрами, писал все — и симфонии, и романсы, и песни, и попсу. Кстати, за попсу в 1960-е гг. меня гоняли. Но ведь попса — это молодежная форма видения и воспроизведения мира. И старшим не нужно вторгаться в эту сферу. Она со временем все равно повзрослеет.

— Какой из музыкальных жанров стал для Вас основным?

— Я прекрасно владею многими жанрами, но не могу что-то особо выделить. К полижанровости меня привела работа в кино. Кинокомпозитор просто обязан владеть всеми жанрами, но работа в кино требует от него еще и мобильности, ведь иногда приходится к известным формам подходить по-своему. Например, к фильму «Анна Павлова» я написал симфоническую музыку с хорами, с солистами, т. е. то, что на самом деле Анна Павлова никогда не танцевала. Иногда по мере развития сюжета приходится переходить от одного жанра к другому. Кстати, именно эта полижанровость помогает мне находиться в постоянном творческом напряжении.

Струнные квартеты я пишу раз в десять лет. Чаще для меня это делать невозможно, необходим процесс накопления. Давайте для примера возьмем классика, Шостаковича. Его одиннадцатая симфония, на мой взгляд, — это высшая точка, дальше пошли перепевы. Хотя как можно судить о замысле художника… Да и он вряд ли знает, где его остановка. Известно, что Шуберт назвал «Неоконченной» одну из своих симфоний.

— А Моцарт?

— Во-первых, симфонии Моцарта — это другой мир, да они и короткие. А потом, Моцарт — исключение.

С гениями разговор другой.

— Как Вы думаете, что такое гений?

— Гений — это абсолютный человек. На заре человеческой цивилизации все люди были гениями, а потом цивилизация их избаловала, выхолостила. Современному человеку навязывают формы, которые ему абсолютно не свойственны.

— Кто навязывает?

— Сильные. Те, кто сегодня владеет миром. А владеют им собиратели плодов от цивилизации.

— Скажите, в чем смысл жизни?

— Смысл жизни — радоваться самому себе и благодарить Создателя за то, что Он дал тебе этот шанс — жить. Надо всегда смотреть вперед и никогда не сожалеть о прошлом. Важно еще научиться медитировать, потому что это позволяет наводить порядок внутри себя.

— А что такое любовь?

— Лично я никогда не произносил слова «люблю». С моей точки зрения, любовь — это слишком емкое понятие, это какой-то другой, недосягаемый мир, живой организм, постоянно находящийся в развитии. Сказать «люблю» — все равно что остановить это развитие. А, как известно, что не развивается, то погибает. Я не философ и говорю сейчас в относительной форме о вещах, в которых ничего не понимаю.

Так это же здорово. Есть китайское определение образованности: это состояние, когда человек забыл смысл слов.

Образованность — это форма раскрепощения интуиции. И точка.

— Новаторское определение. Что такое в Вашем представлении семь нот?

— Это тайна, бесконечная вселенная. Система знаков для записи музыки просто гениально придумана. Она претерпела эволюцию: сначала человек записывал музыку крючками. А ноты, которыми мы пользуемся сейчас, изобрели лишь в XV в. — или они существовали всегда?! Но, между прочим, люди до сих пор так и не придумали знаков, которыми можно было бы записать танец.

— Вы помните все вещи, которые написали?

— Не все, конечно, но многие помню. Помню, где именно, в какие моменты жизни я их написал. Если бы я был музыковедом и анализировал свои сочинения, то сделал бы это лучше всех. Музыковеды, к великому сожалению, многого не понимают.

Вдохновение — это тоже одна из форм раскрепощения интуиции. Невозможно написать огромнейшую партитуру без развитой интуиции.

— Давайте примем все Ваши знания за 100 %. Сколько в этой совокупности Ваших собственных знаний?

— Чужой опыт обычно полезен лишь на начальной стадии развития человека, потом он начинает мешать, и собственный, кстати, тоже. В творчестве вообще никакой опыт не годится, его нельзя повторить. Творчество — всегда открытие, любое повторение — это уже не творчество, а ремесло. И в то же время без ремесла невозможно творчество. Вот такая диалектическая взаимосвязь. Однажды меня спросили: «Как Вы пишете музыку?» Я ответил: «Очень медленно. Настолько медленно, что очень быстро».

— Как Вы думаете, можно ли предсказать будущее? Или мы живем в принципиально непредсказуемом мире?

— Думаю, это возможно. И здесь дело не только в интуиции, но и в законах мироздания, изучая которые, можно найти ту дорожку, которая ведет в будущее. Я, например, очень близок к мнению, что глобальная цивилизация движется к самоуничтожению. Научно-технический прогресс полностью подавляет человека. Да и чрезмерная свобода не принесет людям ничего хорошего. Представьте себе реку: берега — это правила, нравственные нормы. А река без берегов — это несчастье. Сейчас в нашем обществе, к сожалению, исчезли эти берега, или безнравственные «кроты» изменили им русла…


С.А. Филатов — Когда народ ни при чем

«Экономические стратегии», № 01-2007, стр. 08–15

Исследуя политические процессы, происходившие в России в совсем недалеком прошлом, можно избежать многих опасностей в ближайшем будущем. Сергей Александрович Филатов, руководитель Администрации Президента РФ в 1993–1996 гг. — годы зенита ельцинской эпохи — в беседе с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым сравнивает стили управления высших лиц государства, анализирует противоречия между ветвями власти и в свете этого дает политический прогноз до конца первого десятилетия XXI в.


— В свое время был очень популярен миф о двух стилях подготовки решений в Администрации Президента. Один связывали с именем А.Б. Чубайса, другой — с именем А.В. Коржакова. В чем стиль Коржакова? Докладная записка Президенту: там плохо, тут нехорошо, этот ворует, тот негодяй, угроза национальной безопасности и т. д.; требую снять, арестовать, посадить. Те же самые проблемы, но в подаче Чубайса: Борис Николаевич, есть возможность решить такие-то вопросы, это принесет бюджету столько-то и столько-то, такие-то плюсы-минусы; прошу назначить. Два разных подхода к одним и тем же явлениям. Как сейчас эволюционировала система принятия государственных решений в России?

— Думаю, что эти подходы существовали много веков и сохраняются по сей день. Есть два потока. Один идет от Президента — у него возникает идея, и он просит подготовить определенные материалы, для того чтобы потом принять решение. В результате мы имеем либо указ, либо проект закона, либо поручение Правительству. Здесь имеется определенная опасность: те, кто хорошо изучили характер руководителя, знают его слабые стороны, умеют к нему правильно подойти, часто этим пользуются. Играют на слабостях, пытаются возбудить ненависть к кому-то, используя факты — реальные, подтасованные или выдуманные. Так появляются неподготовленные решения, которые будоражат общество. Есть второй — классический — вид подготовки решений, когда в какой-то элитной группе зарождается идея и эта элитная группа выходит с определенным предложением в Правительство, к Президенту или в Государственную думу. Начинается процесс изучения предложенной идеи. Если решение готовится долго и серьезно, то и итоговый документ будет продуманным. Есть порядок: указ Президента обязательно проходит государственное правовое управление, согласовывается во всех структурах, которые имеют к этому отношение. Последним его визирует руководитель Администрации Президента, затем указ ложится на стол Президента. Так вот, у Ельцина где-то 5 % указов принимались технологически неправильно. Самое интересное, что в периоды, когда в стране возникала напряженность, имел место какой-то конфликт, этот показатель увеличивался до 25–30 %, т. е. машина работала совершенно бесконтрольно.

— Таким образом, Вы, как руководитель Администрации Президента, могли не знать о подготовке решения?

— Совершенно верно, я очень многого не знал. Ельцин подписывал указы раньше меня, но без моей визы указ не мог выйти в эфир.

В последние годы, ставя свою подпись после подписи Президента, я всегда указывал дату и точное время — понимал, что это ни на что не повлияет, но тем самым выражал свое недовольство положением дел.

— А Президент не обижался на такие Ваши визы?

— Нет, не обижался. Я как-то сказал: «Борис Николаевич, меня тревожит, что есть указы, которые проходят вне установленного порядка». Он мне ответил: «Но я же Президент, я что, не имею права подписать тот указ, который мне хочется?» Я, честно говоря, не нашел, что ему ответить, сказал, что, мол, конечно, Вы, как Президент, имеете право это делать, но надо иметь в виду, что указ не подготовлен, он может быть обжалован, если там есть какие-то неточности. Так, кстати говоря, и произошло, когда Президент снимал губернаторов Новосибирской и Иркутской областей. ГПУ[4] отказалось готовить соответствующий указ, потому что не видело оснований для его подписания. И указ пошел без визы ГПУ и без моей визы, просто Ельцин его подписал, и все. Разразился скандал, и в конечном итоге Борис Николаевич заявил, что мы его подставили. Мы смолчали, конечно.

Нарушая порядок, Президент демонстрирует, что он не всегда является примером законопослушания. Это плохо влияет на судьбы людей, на судьбу страны, ухудшает и политический, и психологический, и социальный климат.

И когда меня упрекали в том, что Администрация Президента вмешивалась то в одно, то в другое, особенно когда это говорили законодатели, я отвечал: «В Ваших интересах и в Ваших силах принять Закон об Администрации Президента». Сегодня Администрация работает в соответствии с указом Президента, он регламентирует ее работу, это его инструмент, но с точки зрения государственной это инструмент общий. Поэтому Администрация Президента должна работать в соответствии с законом, который необходимо принять.

— Как сегодня изменился статус Администрации Президента по сравнению с прошлым периодом?

— Никакого статуса у Администрации Президента не было и нет. Она не имеет никаких прав.

Ее главная задача состоит в том, чтобы обеспечивать конституционные обязанности и права Президента, помогать ему в осуществлении его деятельности. Сотрудники Администрации назначаются Президентом. Совершенно очевидно, что здесь есть почва для злоупотреблений, поэтому надо законодательно регламентировать работу президентской Администрации.

Теперь у нас имеется реестр государственной службы — табель о рангах: Президент, Премьер, первый вице-премьер. Руководитель Администрации Президента приравнивается к первому вице-премьеру, депутаты Госдумы — к министрам. С принятием этого реестра многое встало на свои места, теперь понятно, кто есть кто. Президент единолично назначает руководителя своей Администрации. При смене Президента руководитель Администрации обязан сам подать в отставку, а остальные чиновники должны работать в соответствии с гражданским кодексом и трудовым законодательством. Чиновники — профессионалы в своем деле, и главная их обязанность заключается в том, чтобы быть законопослушными, а не послушными начальству.

В нашем государстве имеется одна очень серьезная проблема — у нас никто не отвечает по закону, считается, что ответственность всегда несет начальник. Нарушив закон, человек часто ссылается на то, что выполнял приказ начальника. Таким образом, подать на него в суд практически невозможно. Человек не привык отвечать перед законом персонально. Хотя сегодня закон позволяет привлечь к ответственности любого. Я был свидетелем того, как женщина подошла к постовому, который перекрыл движение на 40 минут, и попросила, чтобы он выдал ей справку, подтверждающую, что она потеряла время по его вине. «Я вынуждена буду подать на Вас в суд, поскольку несу очень большие финансовые потери», — пояснила она. Постовой перепугался и на весь день включил зеленый свет.

— Но справку не выдал?

— Не выдал, однако движение восстановил. Понимаете, нужна инициатива снизу. Если бы мы здесь навели порядок, у нас все было бы хорошо.

— От кого или от чего зависит наведение такого порядка?

— Во-первых, дело в привычке, в культуре. Во-вторых, многое зависит от руководителей. Но у них, к сожалению, голова кругом идет, как только они получают власть. Ведь Коржаков все время внушал Президенту: «Борис Николаевич, Вы всенародно избранный Президент, фактически царь, отец нации». Ельцин поверил и задумался: «Как это я не могу? Я все могу».

— Вы высказывали противоположное мнение?

— Да. Говорил: «Борис Николаевич, нельзя так, мы строим правовое государство». И он иногда ко мне прислушивался, даже обращался к Конституции, делал мне замечание: «Это не конституционно», — открывал Конституцию и показывал, что там написано. Но это были отдельные моменты, а надо, чтобы так было всегда и со всеми президентами. Наш Президент защищает Конституцию, не дает ее изменить, но живет не по Конституции.

— А исходя из чего он действует?

— Не знаю, наверное, исходя из целесообразности. Это, кстати, подтвердил пример с Конституционным судом: когда изменяли закон о назначении губернаторов, то в Конституционный суд был подан иск, но Конституционный суд дал заключение, что таких изменений требует социально-политическая ситуация. До сих пор не могу этого понять. На мой взгляд, он поступил не конституционно, потому что фактически подтвердил, что можно нарушать Конституцию, где совершенно ясно написано, что региональная власть есть прерогатива регионов. Но это проигнорировали, потому что так хочется Президенту. Я, например, не понимаю, в чем сила той вертикали, которую он выстраивает, что она дает государству. Разве она позволила улучшить состояние экономики, уменьшить воровство и коррупцию? Нет, цифры показывают, что как раз наоборот. Да так и должно быть: если власть и общество становятся закрытыми, коррупция процветает.

— Какой-то мотив здесь можно найти в оправдание?

— Очень простой: если я у власти, то могу все. Назовите мне страну, где можно было бы написать в законе, что Президент имеет право снять губернатора в связи с недоверием. Даже у Ельцина, которого считали очень властным, такого не было. Были случаи, когда, нарушая КЗоТ, не имея на то оснований, он снимал губернаторов, они подавали в суд и выигрывали. Сейчас же губернаторы абсолютно беззащитны. С моей точки зрения, трагедия заключается в том, что теперь они будут все время оглядываться на Центр, а раньше оглядывались на людей, интересовались мнением своих избирателей. Сегодня, как когда-то в Советском Союзе, их опять оценивают сверху, значит, они отвернутся от людей, и это страшно.

— Как Вы рассматриваете тезис о возможности регионального сепаратизма или распада России? Об этом писал в своей статье Д.А. Медведев, тогдашний глава Администрации Президента.

— Где он? Покажите мне этот распад! Объясните мне, где сегодня есть такие угрозы! Кстати говоря, Конституция предусматривает заключение договоров между Центром и регионами. Сейчас это положение основного закона фактически сведено на нет. Только что подписали соглашение с Татарстаном и тем самым решили очень многие проблемы — не все было плохо в Конституции. В Российской Федерации около 90 регионов, и все разные по возможностям и реалиям. Меньшая часть — прибыльные, большая — дотационные, и отношения с Центром у них могут быть разные. Некоторым регионам, например тому же Татарстану, можно передать часть полномочий, чтобы они еще интенсивнее развивались. По отношению к дотационным республикам Северного Кавказа нужна совсем другая политика. Сегодня федеральное Правительство не только сосредоточило в своих руках налоги, оно пытается захватить нефть и газ, ввести государственную монополию на водку. Соберут все доходы в кучу, а потом начинают делить. Между тем я знаю губернаторов, которые все эти десять лет боролись за то, чтобы сделать свои губернии прибыльными, и дошли до 92 %. Когда ситуация изменилась, они сказали: «Зачем нам это нужно? Нас и так Центр накормит».

— Для чего Центр собирает деньги?

— Чтобы затем их перераспределять.

— А помимо этого — зачем Центру деньги? Для чего нужен, например, Стабилизационный фонд?

— Любая авторитарная система стремится управлять, а управление подразумевает распределение средств. Уже который год у нас дикий профицит бюджета. Кто знает, куда ушли эти деньги? Ведь бюджет — это народное достояние, это наше, заработанное. Если мы платим налоги, то должны знать, куда идут деньги. Государство должно регулировать рынок, а оно пытается присутствовать на рынке в качестве бизнес-игрока. Когда государство становится им, оно начинает выпихивать конкурентов, стремясь завладеть наиболее доходными товарами, технологиями и услугами.

— Как Вы оцениваете российскую партийную систему и введение голосования по партиям?

— Понимаете, это было сделано только для того, чтобы избрать Законодательное собрание. В нашем государстве никогда не было конкурентной среды ни в одной области, кроме, пожалуй, производства вооружения. В этой отрасли были сосредоточены самые лучшие предприятия и технологии, благодаря чему мы успешно конкурировали на мировых рынках. А все остальное находится в плачевном состоянии — конкуренции ни в экономике, ни в политике, ни в общественной сфере и не было никогда. Но если нет конкуренции, обязательно есть стагнация, никуда от этого не денешься.

— А что у нас происходило в конце 1980-х гг. — перестройка, демократическое движение, революция?

— В тот период страна встала на путь демократии. Губернаторы, мэры городов стали избираться, началась конкуренция на местах. Я не говорю, что все было идеально, многое недоделали. Партии были еще карликовые, а в регионах их вообще не было, криминал стал проникать в эти структуры. Но обязанность государства как раз и состоит в том, чтобы почистить это все. И уверяю Вас, почистить было легче, чем поставить ситуацию в зависимость от вертикали власти. Мы же все знаем, что сегодня ходят разговоры о том, сколько какое место стоит.

В свое время мы начали создавать конкуренцию, в частности в экономике, и надо было продолжать. Хоть нас и упрекают, что бездарно провели приватизацию, но без приватизации конкуренции быть не может — если нет частной собственности, то не о чем говорить. У нас было где-то 150 или 140 тыс. фермеров. В среднем каждый имел по сорок одному гектару земли. Необходимо было дальше выстраивать эту политику, оформлять землю в собственность, создавать банки, через которые они могли бы получать кредиты, с тем чтобы в последующем наращивать сельскохозяйственное производство. Однако все это начали сворачивать. Почему? Потому что когда фермеры начали продавать хлеб за рубеж, многим это не понравилось. Они стали говорить: «А чего это они хлеб продают? Пусть государство продает». А сегодня говорят: «Чего это они водку продают? Пусть государство продает». Это та система, от которой мы однажды уже отказались. Государство должно жить на налоги, потому что налоги стимулируют всю остальную деятельность, в том числе производство. Если оно заберет нефть и сырье, водку, хлеб, все вернется на круги своя, опять будем покупать хлеб за рубежом. И будет пьяная страна, потому что государству выгодно продавать как можно больше водки.

А возьмите нефть. Во времена Брежнева, когда был всплеск цен на нефть, мы загубили свою промышленность и науку, потому что перестали у себя создавать новое оборудование и технологии. Невыгодно было, все закупали за рубежом. В результате получили чудовищное отставание. Повторится это? Несомненно. Денег идет такое количество, что государство, чиновники не могут с ними справиться, они не знают, куда их деть. Поэтому элементарно можно загубить конкуренцию. Сегодня перестали говорить о ре-структуризации наших монополистов — «Газпрома», РАО «ЕЭС России», железных дорог. Я абсолютно убежден, что по нефти они доведут национализацию до 60 %. Пока государство этой сферы не касалось, мы с Вами не знали проблем с ценой на нефть и ее качеством. Сегодня всплывает проблема цены — стоимость бензина за последние годы выросла в 4–5 раз, резко ухудшилось его качество, и никто с этим справиться не может. Следовательно, нужен государственный контроль. За всем этим я усматриваю очень большие экономические потери.

— Вы лично знаете и М.С. Горбачева, и Б.Н. Ельцина, и В.В. Путина. Что общего в управленческих стилях этих политиков и чем они разнятся?

— Горбачев был очень осторожен, да и ситуация, в которой он работал, не позволяла ему принимать самостоятельные решения. Он стал опираться на Верховный Совет, на Съезд народных депутатов, чтобы постепенно привести страну к демократизации. Ему было очень тяжело. Он находился под колпаком у своих чиновников, прежде всего из КГБ — они хорошо умели расставлять ловушки. В конечном итоге Горбачев испугался того, что началась такая массовая, такая глубокая перестройка, и стал колебаться. Трудно его в этом упрекать. Посудите сами: с 1550 г. Россия пережила 14 политических реформ, и все они проводились сверху. Ни одна из этих реформ не была доведена до конца, они неоднократно вызывали волнения, восстания, революции. Все реформы приостанавливались. Сказано: «Опасно начинать реформу, но еще опаснее ее останавливать». Это правда. В обществе начинается конфликт между либералами и консерваторами. Одни ненавидят власть за то, что она начала реформы, другие — за то, что реформы проводятся неэффективно. Радикалам всегда хочется все сделать быстро — как нам хотелось этого в начале 1990-х гг. Мы тогда торопились, потому что боялись, что коммунисты снова придут к власти, разрешили людям приватизировать квартиры, акционировать предприятия — попробуй отбери обратно. Главное было — не допустить возврата к старому. Так вот, социальные реформы часто заканчиваются революциями. Историки считают, что отмена крепостного права закончилась революцией 1917 г. У нас реформы закончились революцией 1991 г.

— Это была революция?

— Я думаю, что да. Все признаки революции были налицо. Единственное, чего у нас не было — насилия.

— Буржуазно-демократическая революция?

— Это пусть историки скажут. Я не знаю, буржуазная она или демократическая, но революция.

— А как в этом контексте Вы интерпретируете события 1993 г.?

— Это был конфликт между исполнительной и законодательной властью. Когда мы в 1992 г. резко начали экономические реформы, возникла конфликтная ситуация: одни хотели провести реформы побыстрее, а другие требовали их остановить. На мой взгляд, возникло сопротивление оппозиции Верховного Совета, которая имела возможность принимать любые решения, входящие в компетенцию Российской Федерации, пользуясь тем, что Конституция из-за множества поправок давала возможность разночтений. Например, Президент — глава государства, а съезд народных депутатов — высший орган. Началось перетягивание каната: кто главнее. Кончилось все трагедией в октябре 1993 г. Противостояние — это всегда плохо. Госдума первого, второго, третьего созывов, где коммунисты имели большинство, принимала многие законы как бы в пику реформам. Это были законы, имеющие отношение к социальной сфере, которые нельзя было реализовать — в бюджете не было денег. Не случайно мы несколько лет спустя пришли к монетизации. Законов много, но исполнять их невозможно. Возникло противостояние внутри власти.

— Можно ли было сохранить союзное государство?

— В тот период — нет. Тому было несколько объективных и субъективных причин. Во-первых, Конституция СССР допускала право выхода из него союзных республик, и им воспользовались прибалтийские республики. Это был пример, который взяли на заметку и другие республики. Во-вторых, экономика СССР рухнула, была жуткая инфляция, полки магазинов опустели. Люди задавались вопросом: куда все делось? Народы союзных республик перестали доверять друг другу. Россияне, например, считали, что другие их объедают и поэтому они так бедно живут. То же самое думали на Украине. На самом деле мало кто понимал, что во всем была виновата та экономическая система, в которой мы жили и которая ничего хорошего дать не могла.

— Она, по сути, объедала всех?

— Да, она объедала всех, да и себя саму. Недоверие народов росло, каждая республика хотела выйти из Союза, они считали, что будут жить лучше, если никто не будет их обирать, стремились к самостоятельности. Руководители республик, движимые амбициями, тоже хотели независимости: одни желали скрыть свои промахи, а может быть, преступления, другие — выйти на международный уровень. Но самая главная причина — это колоссальная неудовлетворенность жизнью. Толчок к развалу СССР дало и придание гласности засекреченных прежде документов, которые поведали ужасную правду о нашем прошлом. Остановить процесс распада СССР было невозможно. Оставалась армия, но командующие отказали Горбачеву в поддержке.

— И, конечно, последней каплей стала авантюра банды ГКЧП.

— Был еще один очень важный субъективный фактор — противостояние М.С. Горбачева и Б.Н. Ельцина, которое сыграло роковую роль. Мне кажется, здесь в значительной степени их вина: на определенном этапе кто-то из них должен был сказать: «Давай сядем, разберемся, спасем страну». Ведь 1993 г. — это тоже в значительной степени противостояние руководителей, на этот раз Б.Н. Ельцина и Р.И. Хасбулатова, народ тут был вообще ни при чем. Два политика не смогли найти общего языка, один другому не хотел уступать. Они друг другу перестали верить, причем недоверие было колоссальное, глубочайшее, каждый из них боялся не просто подвоха, а вооруженного подвоха.

— А мог ли Ельцин избрать другую стратегию и стать не Президентом России, а Президентом СССР? Есть мнение, что для него было психологически неприемлемо занять место Горбачева, ему нужно было некое новое место.

— Не знаю, думаю, что Борис Николаевич не был готов к тому, чтобы стать руководителем Советского Союза. Хотя я должен сказать, что после 1991 г. очень многие кадровые вопросы Горбачев решал под диктовку Ельцина.

— Как это было?

— Горбачев делал так, как ему говорил Ельцин. Но, мне кажется, у него не было желания стать Президентом СССР. Вот встать во главе Российской Федерации желание было. Он очень хотел преобразовать Россию. И еще была идея, как мне кажется, серьезная и здравая — сохранить славянскую часть Союза. Но когда руководители трех республик встретились в Беловежской Пуще, стало ясно, что Украина категорически против сохранения СССР, и был поставлен вопрос об образовании СНГ. Они пригласили на встречу и Н.А. Назарбаева, но он испугался и не приехал. Тогда все боялись, я тоже. Выходил к микрофону — и понимал, что все, что я скажу, будет записано. А какая последует реакция, никто не знал.

— Убийство, арест?

— Да, не исключено, а еще был страх перед неизвестностью, тем более что мы понимали: в случае чего не найдется такой силы, которая могла бы нам помочь. Мы все были беззащитны. Сегодня Б.Н. Ельцина, Л.М. Кравчука и С.С. Шушкевича упрекают в незаконных действиях. Но они, как главы суверенных государств, которые были учредителями СССР, имели право подписать такой договор. Была еще Закавказская Федерация, но к тому времени ее уже не существовало. Не стоит забывать о том, что договор был ратифицирован Верховными Советами трех славянских республик почти единогласно.

— Почему?

— Мы создали общественное движение «Демократическая Россия», но не довели дело до конца, и оно начало разваливаться по разным причинам. Радикальные демократы, которые мало чем отличались от большевиков, требовали: «Надо идти еще дальше и быстрее. Этих надо арестовать, тех — расстрелять». И таких людей было достаточно много. Другие предлагали: «Давайте все делать спокойно, не торопясь». В рядах демократов началось расслоение — радикалы создали свою фракцию.

У нас не было общей программы и единого понимания того, что такое демократия и рынок. У Ельцина не хватало кадров, их надо было откуда-то брать, и яркие демократы стали уходить в исполнительную власть. При этом ослаблялась фракция в Верховном Совете. Правительство мы разделили на рыночную и государственную часть, чтобы постепенно государственный сектор преобразовывать в рыночный. Одну половину возглавлял Ю.В. Скоков, другую — Г.А. Явлинский. Им очень нужны были кадры, и они взяли В.Ф. Шумейко, меня, С.Н. Красавченко, Ю.Ф. Ярова, тем самым очень сильно оголив Верховный Совет.

— А как в этом плане смотрится гайдаровский блок?

— Гайдаровский блок появился, когда уже больше нельзя было медлить с проведением реформ.

В сентябре 1991 г. Явлинский отказался проводить в жизнь свою программу «500 дней» и ушел из Правительства. Тогда встал вопрос, что делать: запасы продовольствия и энергетические запасы подходили к концу…

— Значит, все было так, как пишет Гайдар в своей книге «Гибель империи»?

— Да, мы уже использовали стратегические запасы. И тогда Г.Э. Бурбулис предложил Е.Т. Гайдара, а Гайдар начал собирать команду и собрал ее довольно быстро. Мы намеревались начать реформу в середине декабря, но позвонил президент Украины Л.М. Кравчук и попросил Ельцина повременить две недели. Ельцин дал согласие, и реформа началась со 2 января 1992 г. А 13 января Хасбулатов, будучи в Рязани, резко выступил против этой реформы. С этого дня началась война, которая шла весь 1993 г. Первое столкновение произошло в апреле 1993 г. на VI съезде, где была принята жуткая резолюция: признать работу Правительства неудовлетворительной, направление движения стратегически неправильным и т. д. Тогда мы собрались президиумом без Хасбулатова и договорились с Правительством Гайдара, что вынесем на съезд декларацию-заявление. В декларации говорилось о том, что при проведении реформ допущены ошибки, но реформы надо продолжать. И — удивительное дело — съезд принял два противоположных документа, что давало возможность продолжать реформы. В то же время было понятно, что на этом дело не кончится.

В декабре месяце им удалось убрать Гайдара из Правительства, появился В.С. Черномырдин. На этом они не успокоились и начали добиваться импичмента Президента. На IX съезде попытка импичмента провалилась — не хватило 62 голосов. Гайдар стал как бы тайным советником Президента и долгие годы выполнял эту функцию, но как такового Правительства Гайдара уже не существовало. Хотя, на мой взгляд, Черномырдин оказался не менее, а в некоторых вопросах и более радикальным рыночником, чем Гайдар.

Но трудностей тогда было много: рушилась промышленность, особенно военная, падала добыча нефти, а цена на нее была мизерная — 6-12 долл. за баррель. Особенно страдала социальная сфера. Мне кажется, была допущена одна стратегическая ошибка, которая не исправлена по сей день, — никто ничего не сделал для создания среднего класса. Многие предприятия после приватизации практически не работали, живя за счет сдачи помещений в аренду. На мой взгляд, главная забота государства — это создание рабочих мест. Нет важнее задачи. Если бы она решалась, мы бы сейчас жили совсем в другом государстве. Но у меня сложилось впечатление, что Ельцин очень боялся среднего класса и Путин его боится. Когда в стране появляется средний класс, Президент уже не может вести себя как император, потом что у власти и общества складываются другие отношения. Мне очень хочется, чтобы Путин это понял, потому что он готовит страну к очередному взрыву. Если он или тот, кто придет за ним, не начнет создавать новые рабочие места, дело может кончиться плохо. Мне недавно рассказали такой случай: один губернатор предложил коммерсанту взять усадьбу — памятник культуры с условием, что он ее не только отремонтирует, но и создаст определенное количество рабочих мест. Меня это очень порадовало: хорошо, когда чиновник или государство думает о больном. Во многих регионах самая большая проблема — нет работы у людей. Еще при нас, я помню, создавались центры переподготовки и подбора рабочих мест для безработных. В Санкт-Петербурге был организован очень крупный центр. В Москве есть одна компания, которая скупает нерентабельные предприятия, приводит их в порядок и продает для работы на рынке. Предприятие, которое работает и живет только на аренду, ничего не дает экономике, поэтому они его выкупают, а сотрудников после соответствующей переподготовки трудоустраивают. Это то, чем должно заниматься государство.

— Каков Ваш политический прогноз на 2007, 2008, 2010 гг.? Один сценарий — взрыв, а еще какие?

— Полагаю, что взрыва не будет. Власти, безусловно, удастся создать две крупные политические фракции.

— С перевесом «Единой России» — или..?

— Да, с перевесом «Единой России». Давно было известно, что они приберегали вторую партию, готовили ее к выборам. Остальные партии будут маленькими, ничего не значащими. Эту проблему власти решат. Что касается проблемы президентства, то мне хочется верить, что Путин свое слово сдержит. И в то же время у меня есть подозрения, что он ждет, чтобы народ призвал его остаться. Мне кажется, он этого очень хочет. Если такое случится, то, на мой взгляд, для страны это будет очень плохо. Во-первых, мы еще раз продемонстрируем, что не уважаем Конституцию, а следовательно, создание правового государства в России отодвинется на неопределенный срок. Во-вторых, это будет означать, что люди признают путинскую вертикаль власти и свое бесправие, признают то, что они подчиняются человеку, который им понравился, со всеми вытекающими последствиями. А последствия таковы, что уже никто при Путине не посягнет на возвращение этой статьи Конституции. Если после его ухода выяснится, что он допустил какие-то ошибки, мы как бы вновь окажемся в начале 1990-х гг., и придется все начинать с начала. Для нашего государства, к сожалению, не характерна преемственность. Это говорит о том, что мы сами препятствуем собственному обогащению: продолжение пути — это рост, а постоянное повторение пройденного свидетельствует о том, что мы сами себя обкрадываем. Я хочу, чтобы люди это поняли, и не потому, что я хорошо или плохо отношусь к Путину. Есть объективные причины, по которым человек не может находиться на этой должности дольше определенного срока. Мы уже сегодня видим, что есть ошибки, которые затушевываются, информацию нам дают порционно и ту, которую считают нужным, чаще в виде установки. Т. е. наше общество очень быстро возвращается на прежние позиции, а это значит, что власть либо чего-то боится, либо что-то скрывает от нас. Во-вторых, каким бы здоровым человек ни был, каким бы спортом он ни занимался, через определенное время наступает усталость. По-степенно руководитель начинает делегировать свои полномочия помощникам, и они получают ту власть, которая способствует усилению коррупции в стране. А главное — это фактор здорового обновления. Словом, по большому счету мы культивируем свои худшие традиции, не воспринимая лучших.

— А на что Вы надеетесь?

— Я надеюсь, что все это со временем уйдет. Все-таки страна постепенно меняется. Будем жить, никуда не денемся. Есть важные вопросы, которые необходимо решать в долгосрочном плане, например вопрос демографии. Есть другие вопросы, которые нужно решать как можно скорее: экономика, политическая система, социальная сфера, права и свободы, коррупция. Наше государство настолько могучее, щедро наделенное богатствами, людьми и территорией, что мы должны выдержать. Но жалко, что мы теряем много времени на колебания. Приведу пример: как-то исследовали эффективность «Газпрома» и пришли к выводу, что если бы он был чисто коммерческой организацией, то работал бы в четыре-пять раз эффективнее, чем сейчас. Так и с вертикалью власти. Если бы мы жили по демократическим принципам, эффективность была бы выше. Ведь демократия — порождение капитала. Поэтому нужно создать условия, чтобы капитал мог честно продвигать свои интересы. Пока же в нашей стране сдерживается эффективное развитие экономики и политической системы. Мы все равно будем двигаться вперед, но медленнее, чем могли бы.

— Позвольте задать последний вопрос. Если бы Вам сейчас предложили снова возглавить Администрацию Президента или Правительство, Вы бы смогли там что-то изменить?

— Нет.

— Почему?

— Потому что мы с Президентом Путиным расходимся в главном, а вот с Ельциным не расходились. Кстати говоря, Ельцина можно было переубедить, что-то ему доказать. Быть просто чиновником, который действует по принципу «сказано — сделано», я не могу. Это совершенно немыслимо.


А.Н. Сахаров — История учит считаться с народом

«Экономические стратегии», № 01-2007, стр. 16–23

Суд истории все длится, длится — она, история, просеивает своих вершителей через разнокалиберные сита, как крупу, перетасовывает, как игральные карты, перемешивает так и сяк, как цветные стеклышки в калейдоскопе, переворачивает с ног на голову и обратно… Когда-то еще будет вынесен окончательный приговор, а выводы из уроков истории нужны уже сейчас. Директор Института российской истории РАН Андрей Николаевич Сахаров анализирует исторические катаклизмы, потрясавшие Россию в прошлом веке, в беседе с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым.


— Повторяется ли история? Учит ли она? Изменился ли за тысячи лет сам человек? Какие периоды нашей истории более всего похожи на нынешние времена?

— История делается людьми, и вопрос можно поставить так: изменилась ли природа человека со времен так называемой письменной истории, которая началась за пять тысяч лет до нашей эры? Возможно, изменилась, но не настолько, чтобы это полностью перечеркнуло все предшествующие этапы развития человечества. Человеку свойственны те же страсти — любовь, ненависть, зависть, честолюбие, чувство соперничества, великодушие, эгоизм, альтруизм, индивидуализм, коллективизм и многое из того, что составляет существо человека и человеческого общества. Я думаю, вопрос о том, повторяется ли история, следует рассматривать именно в этом смысле. А что касается аналогий, то я полагаю, что сегодня наша страна переживает ординарный переходный период от одной системы к другой. Я подчеркиваю слово «ординарный», потому что, на мой взгляд, это обычное явление в истории, в том числе и в российской. Это совершалось в период революционных перемен, глобальных опустошающий войн, после которых менялся ход общественного развития и менялось общественное сознание человека, и в период крупных общественных катаклизмов, которые отнюдь не меняли кардинальных основ системы.

С X в. и до сего дня такие периоды чередовались с удивительной последовательностью: те же крупные политические коллизии, борьба за власть, которая порой обрушивала систему государственности. Так было и в X в. при Владимире, и в XI в. при Ярославе Мудром, и при Владимире Мономахе. Вспомним критические моменты, связанные со Смутой, или петровские реформы, потрясшие страну до основания. Это не была революция, это были реформы, однако столь кардинально вздыбившие и взбудоражившие Россию, что они были равноценны крупным общественным катаклизмам.

А XX в. в России — это непрекращающаяся революция: 1905 г., февраль и октябрь 1917 г., сдвиг влево всего российского общества в 1920-1930-е гг., потом реакция на сталинский тоталитаризм. При Хрущеве тоже имел место переход из одного состояния в другое. Была предпринята пусть не кардинальная, но тем не менее попытка общественной перестройки в середине 80-х гг.

XX в. И, наконец, революция конца 1980 — начала 1990-х гг.

Эти линии развития характеризовались своими сюжетами и чертами, своим началом, кульминацией и развязкой. Все эти особенности в условиях российской экономики, российской геополитики, российского окружения приобретали порой особенно болезненные, застойные черты, которые в течение веков приводили к тому, что Россия не шла в ногу с другими цивилизованными странами с точки зрения темпов развития экономики и общественных отношений. Порой это называют особым путем России. Я думаю, что это специфика России, ее истории, ее климата, ее неконкурентоспособных по сравнению с Западной Европой почв. И, кроме того, начиная с возникновения русского централизованного государства, Ливонский орден, Швеция, Польско-Литовское государство много сделали для того, чтобы Восток Европы оказался отрезанным от остального континента.

Сегодня мы переживаем период революционных преобразований, смысл которых заключается в том, что Россия пытается вернуться на путь общецивилизационного развития, приобщиться к общим канонам этого развития. Что я понимаю под общими канонами? Это ключевые позиции, составляющие суть прогресса человека и общества: частная собственность, рыночные отношения и развитие человеческой личности в условиях гражданского общества. Другими словами, становление человека как духовно и материально обеспеченной личности испокон века происходит в первую очередь за счет рычагов частной собственности и рыночных отношений. Это просто, как слеза младенца, но эти простые вещи трудно осмыслить как исторический процесс, потому что они обволакиваются огромным количеством взаимоисключающих факторов: геополитическим, личностным и социально-экономическим, социальной борьбой в обществе. В итоге человечество выходит на тот средний уровень, который проходили практически все европейские страны, позднее Соединенные Штаты и Канада, а сейчас проходят Япония, Сингапур и другие. По этому же пути идет и Китай, сохраняя, с одной стороны, ряд компонентов совершенно нецивилизационного свойства — монополию коммунистической партии на власть, ограничение прав и свобод людей, а с другой — пытаясь использовать рычаги рыночной экономики и частной собственности для направления страны в лоно общецивилизационного развития.

Социальные катаклизмы, происходившие в нашей стране до начала XX в., не приводили к отрицанию частной собственности и рыночных отношений. Исключение составила Октябрьская революция 1917 г. Она разорвала эту цивилизационную связь, произведя кардинальный переворот в жизни нашей страны и в жизни всего человечества. Далее последовало становление советского государства с общественной собственностью, плановым хозяйством и тоталитарной системой. Тоталитарных систем было много, диктатур тоже было немало, но только одна из них существовала и развивалась вне частной собственности, вне рыночных отношений и тех цивилизационных параметров, которые выработало человечество. Даже самые страшные диктатуры все-таки сохраняли частную собственность, что в конце концов позволяло обществу нивелировать наиболее острые и трагические их проблемы.

Это привело к тому, что мир перевернулся с ног на голову. Низы взяли верх. Элита была низведена до положения париев. Диктатура низов показала, что это самая страшная диктатура в мировой истории.

Это смерть для цивилизационного развития страны. Это остановка в развитии личности. Ее деградация.

В 1990-е гг. мы без подготовки нырнули в холодную воду мирового капитализма. Огромное состояние, накопленное всем нашим народом, пошло с молотка. Сегодня одни говорят, что это можно и нужно было делать по-другому, другие им возражают: мол, все надо было делать быстро, иначе коммунисты вообще ничего бы не дали сделать. И в этом, возможно, есть доля истины. Когда люди очнулись от эйфории ваучеров, то все уже было поделено. Заработала новая система. Те, кто хотел жить «на халяву», пришли в ярость.

И в этом смысле период 1990-х гг. во многом аналогичен прежним периодам переходов от одной общественно-политической системы к другой, но в то же время такого не было нигде в мире. Это был переход от так называемой социалистической системы к капитализму. В Польше, Венгрии, Чехословакии тоже были черты тоталитарного социалистического строя, но там все это было кратковременно, примерно с 1945–1948 гг. Эти процессы затронули только одно поколение, они были не так глубоки. Там не было той нищеты и обездоленности народных низов, не было их социального реванша по отношению к высшим слоям, не было такого страшного экономического обвала, как в России после 1917 г.

Я думаю, что в этом плане 1990-е гг. не только во многом отличаются как от прежних российских катаклизмов, но и являют собой при всей их исторической ординарности совершенно оригинальное явление мировой истории.

— Вы говорите о революции конца 1980-х — начала 1990-х гг. С чего она началась? Когда достигла кульминации?

— Попытка реформ, предпринятая М.С. Горбачевым, оказалась дымовой завесой старого режима: коммунисты боялись как огня частной собственности, свободных рыночных отношений. Они понимали, что это будет означать конец их господства. Появление нескольких законов, разрешающих кооперативы, индивидуальную трудовую деятельность, показали, что направление движения было выбрано верное. Но наполнение этого движения оказалось чисто коммунистическим: то нельзя, другое нельзя, здесь не больше трех человек, там только семейный подряд. Повсюду имелось такое великое множество трусливых ограничений, что идея не сработала. Вместе с тем она взбудоражила общество, высвободила инициативу, увела сотни тысяч наших граждан в теневую экономику, т. е. подготовила тот взрыв, который произошел позднее. Люди поняли наконец, что страна не может существовать вне тех законов, по которым человечество жило на протяжении всей истории. Выезжая за границу, советский человек понимал, насколько он нищий. Это касалось всех, от рабочего до профессора.

В свое время много писали и говорили о привилегиях партийной верхушки — дачи, машины, квартиры, пайки. Но на самом деле это были нищенские привилегии. Я знаю об этом не понаслышке, поскольку когда-то работал в ЦК КПСС. В закрытом магазине я мог купить хорошие сосиски, колбасу, рыбу, т. е. обычные продукты. Люди, не имевшие этих жалких привилегий, то же самое покупали в магазинах из-под прилавка с переплатой. Помню, когда я уже ушел из этой системы (а было это в 1984 г., после защиты докторской диссертации) и стал научным работником, то приходил в магазин, где один продавец кричал другому: «Васька, к тебе профессор пришел!» И я спускался в подвал, покупал у Васьки два килограмма мяса, платил за это втридорога — в этом была моя теневая рыночная привилегия. Это было ужасно. Продавец в продуктовом магазине или продавец ширпотреба были хозяевами жизни наряду с партийной элитой. И поэтому все разговоры о «верхах» — это критерии нищего государства, которое за годы своего существования ничего путного не смогло создать для человека. Да и как могло быть иначе, если начиная с 1917 г. во главе этого государства стояли полупрофессиональные или вообще непрофессиональные управленцы, бывшие подпольщики, революционеры, а порой и криминальные элементы, разного рода «экспроприаторы». Да, это были порой талантливые люди, самородки, но они совершенно не знали и не понимали современных им общественных тенденций. По уровню образования и общей культуры они не шли ни в какое сравнение с теми, кто управлял Российской империей. Российская правительственная элита была создана поколениями естественного отбора. Она оказалась на поверхности и в условиях парламентской республики. Однако в силу ряда причин (война, искусство борьбы за массы, которую продемонстрировали большевики, и другие), о которых мы сегодня не будем говорить, не смогла удержать власть. Достаточно сказать, что почти никто из руководящих большевиков, особенно «сталинской гвардии», не имел высшего образования. Если П.А. Столыпин, например, окончил физико-математический факультет, владел тремя языками, С.Ю. Витте тоже был блестяще образованным человеком, то им на смену пришли недоучившийся семинарист Сталин; Орджоникидзе, фельдшер по образованию; Каганович, человек вообще без всякого образования; луганский слесарь Ворошилов; Ежов, имевший четыре класса образования; и несть им числа. Что могли создать люди, которые кончали рабфаки, учились там и сям, люди, знаком качества которых в первую очередь был большевизм? И.С. Сталин, прочитав первый вариант «Краткого курса история ВКП(б)», сказал: «На кого это рассчитано? Те, кто руководит обкомами, горкомами, райкомами, здесь ничего не поймут». Он запросил у тогдашнего заведующего Отделом руководящих партийных органов ЦК ВКП(б) Г.М. Маленкова справку о составе руководящих кадров партии. Оказалось, что 70,4 % секретарей обкомов имели низшее образование, в горкомах и райкомах положение было еще хуже. И эти люди руководили страной. С точки зрения исторической это были смешные люди. Но они заставляли радоваться миллионы таких же, как они, и рыдать тех, кто не был на них похож. Даже в конце XX в., во времена Горбачева, в ЦК КПСС и высших органах власти выходцев из интеллигенции были единицы, а в основном это были только выходцы из рабочих и крестьянских семей, причем порой беднейших крестьян и неквалифицированных рабочих. В своем большинстве это были малокультурные люди, активные карьеристы, партийные выдвиженцы, не имевшие принципов, жизненных устоев, но усвоившие хорошо догмы сталинизма, стремившиеся наверх, к тем жалким крохам, которые назывались привилегиями.

— Они стремились во власть…

— Эта власть позволила им создать систему по своему образу и подобию, которая рано или поздно должна была рухнуть, поскольку являлась нежизнеспособной. Она не рухнула раньше во многом только благодаря нефтяной игле. Крах социалистической системы ускорили утопические проекты и гонка вооружений — тысячи ракет, сотни подводных лодок, которые оказались никому не нужны и которые сегодня режут на Севере, тысячи танков, оказавшиеся невостребованными. Это ужасно.

Сегодня, оценивая события начала 1990-х гг., мы говорим: это было сделано плохо, то неправильно. Но всякая революция иррациональна, она не подчиняется законам, хотя сама протекает по законам истории. Революция есть крах старой системы, общественный хаос, и в этом хаосе и в конце концов благодаря этому хаосу рождается новая система, которая, частично вбирая в себя черты прежнего режима, привносит в историю что-то кардинально новое. Затем начинается стабилизация.

— А когда закончилась эта революция, на Ваш взгляд?

— Она закончилась в конце 1990-х гг. Появление В.В. Путина как руководителя государства, человека, выражающего общественные тенденции, показывает, что революция практически завершилась и началась стабилизация. Это частичный откат, синтез старого и нового при доминанте кардинальных черт новой системы, который свойствен любой революции. Каждая революция, делая два шага вперед, рано или поздно делает шаг назад…

— Идет ли речь о реставрации?

— Я бы не назвал это реставрацией, скорее откатом. Каждая революция в эмоциональном порыве всегда забегает вперед, опережая реальные возможности нации. В конце концов нация включает рычаги жизнеобеспечения, чтобы создать баланс своих экономических и ментальных возможностей. Начинается стабилизация.

— Как долго может длиться период стабилизации?

— Трудно сказать, поскольку мы получили в наследство огромную нищую страну, пусть и с мощным военно-промышленным комплексом, обозленную ваучерной приватизацией значительную часть населения, воровской чиновничий аппарат, разъеденные криминалом и коррупцией силовые структуры. Наши люди отвыкли работать в соответствии с современными требованиями, в том числе и потому, что в течение многих лет им платили нищенскую зарплату. Помните популярную в свое время поговорку: «Они делают вид, что нам платят, а мы делаем вид, что работаем»?

При Брежневе окончательно сформировалась полукриминальная система: практически невозможно было заработать на жизнь легальными путями. Но наши люди, которым за годы социализма многое пришлось пережить, в смысле приспособления к жизни оказались весьма талантливы и находчивы. В обществе сложилась система обмена услугами: я Вам билеты в театр, а Вы мне подписку на собрание сочинений, я Вам подписку, а Вы мне тес для дачи, я Вам тес, а Вы мне билеты и т. д. Такой вот бартер, совершенно неестественный для нормального цивилизованного общества, в котором участвовали все снизу доверху. Даже министерства и ведомства обменивались между собой услугами, лоббировали друг друга. Эта система существовала, укоренялась, совершенствовалась и являлась своего рода отдушиной, через которую можно было хотя бы чего-то добиться, что-то получить, приобрести. Мы сегодня много говорим о коррупции. Но откуда взялись эти коррупционеры, взяточники? Из того же котла, в котором все мы варились в период социализма, и в первую очередь это партийно-комсомольский, советско-профсоюзный актив. Это родимые пятна социализма. В условиях нынешних свобод и отсутствия реального гражданского общества все это расцвело пышным цветом.

— Вы упомянули о дореволюционной управленческой элите. Почему же она все-таки не удержала власть в 1917 г.?

— Понимаете, дело в том, что Россия не знала гражданского общества, не знала демократии, уважения к личности. А.П. Чехов недаром предупреждал о необходимости капля за каплей выдавливать из себя раба. В письмах к старшему брату Александру он писал: все мы воспитаны в мещанстве и на розгах. Этот образ можно перенести на всю страну: так воспитывались и крестьяне, и рабочие, и городские мещане. Насилие над личностью рассматривалось как нечто нормальное. И вот в феврале 1917 г. пала сакральная царская власть. Кадеты, эсеры и другие демократические партии начали строить новую жизнь по канонам европейского цивилизованного общества, т. е. хотели все сделать «как у них». Но в России это было невозможно, потому что народ не понимал смысла демократии, которую ему сулило Временное правительство. Народу хотелось воли, и большевики обещали волю, именно волю: заводы и фабрики — рабочим, земля — крестьянам, конец войне. Все это не имело никакого отношения к демократическим порядкам, к эволюции гражданских установлений и тем личностным самоограничениям, без которых нет демократии.

— Т. е. большевики фактически провозгласили хаос?

— Вы абсолютно правы. По отношению к режиму Временного правительства — именно так. У В.И. Ленина в «Апрельских тезисах» есть слова: сегодня Россия стала самой свободной страной в мире. Большевики хорошо воспользовались этой свободой и захватили власть, пообещав народу волю. Позже Сталин тоже эксплуатировал эту особенность российского менталитета. В 1920–1922 гг. Ленин, который, хотя и был абсолютным революционным фанатиком, все-таки являлся человеком достаточно образованным, пришел к НЭПу. В его последних статьях буквально звучал вопль: куда мы идем, что мы делаем и как мы выберемся из этого развернувшегося варварства? Пора наконец образумиться, утверждал он, и адекватно оценить развитие нашего общества, включить какие-то ограничители цивилизационного порядка. Но ему не дали этого сделать. Сталин, как заскорузлый догматик, совершенно чуждый диалектике, все больше склонялся влево и в конце концов пошел на коллективизацию, которая привела к дезорганизации аграрного сектора и всего хозяйства страны и стала причиной того страшного голода 1932–1933 гг., о котором сегодня на Украине, в России, в Казахстане говорят как о геноциде народа. Это закономерное явление для России того периода. Оно прекрасно отражено в материалах издания нашего института и архива ФСБ «Совершенно секретно. Лубянка — Сталину о положении в стране, 1922–1934 гг.». Сейчас мы готовим восьмой том, т. е. одиннадцатую, двенадцатую, тринадцатую книги, посвященные 1930 г.

— За правду сажали за пределами Лубянки, за неправду — внутри Лубянки?

— Совершенно верно. 1930 г.; со всех концов страны идут донесения о ситуации в городе и в деревне, о настроениях среди крестьян, рабочих, интеллигенции, молодежи. Из этих донесений видно, каким ужасом стала для страны коллективизация. Общество было расколото, одна часть народа поднялась на другую, фактически шла необъявленная гражданская война. Беднота, или, как их называли, беспорточные, лентяи, пьяницы, которые не хотели и не умели работать, громили не кулаков — кулаков в то время в нищей российской деревне, может, и не было, — а трудоспособных и трудолюбивых зажиточных хозяев-единоличников, отнимали у них нажитое, делили между собой, пропивали. Рабочие-двадцатипятитысячники, посланные на помощь из городов, в массе своей были не готовы к проведению коллективизации. Они нередко безобразничали, пьянствовали, насильничали. Все это отражено в сводках работников ОГПУ, которые обобщались и шли наверх. Страшная картина! Погибли миллионы людей. Общество более или менее пришло в себя только накануне войны. Вот к чему привел сдвиг влево в период между февралем и октябрем 1917 г. и далее, в 1920-1930-е гг.

— Как реагировала на эти донесения власть?

— Власть реагировала очень жестко. С одной стороны, всех недовольных объявляли «антисоветскими элементами». С другой — ругали низовые звенья управления за «перегибы» и затем снова гнули свою линию — на сплошную коллективизацию и на истребление не только «кулаков», но единоличников вообще. Читаешь и видишь, что это за антисоветские элементы: работница-мотальщица, рабочий-слесарь, токарь пассажирского депо, крестьяне, в том числе бедняки и середняки, которые воплем вопили. Такое недовольство подводилось под статью «антисоветская агитация». Конечно, были и вооруженные кулацкие восстания или, точнее, антиколхозные восстания. Люди защищали свою собственность, свое хозяйство, своих детей. В ответ советская власть вводила войска и части ОГПУ. Сопротивление сталинскому экстремизму пытались оказывать и простые люди, и представители высшего эшелона правящей партии — А.И. Рыков, Н.И. Бухарин. Думаю, что именно здесь следует искать причины репрессий 1930-х гг.

— Были ли случаи неподчинения, отказа войсковых частей выполнять приказы?

— В донесениях отмечаются случаи недовольства в армейских частях. Эти сведения почерпнуты прежде всего из армейской переписки, которая подвергалась перлюстрации. Это касалось даже кремлевского гарнизона. Ситуация в войсках была тревожной. В первую очередь были обеспокоены военнослужащие, призванные из деревни. Их письма были полны негодования. Крестьяне вспоминали старое время и недоумевали: как же так, кругом голод, нищета, насилие, — получается, что при царе жить было лучше? В письмах, в выступлениях на заводах, на крестьянских сходках появляются мотивы ожидания войны и желания повернуть оружие против новых угнетателей. В свете этих данных становятся понятны многие факты истории Великой Отечественной войны, в том числе большие масштабы коллаборационизма. Вот что люди сделали с людьми в Советском Союзе. Понятно, что такая система не могла рано или поздно не зайти в тупик. В исторической перспективе она была обречена.

— Однако как Вы думаете, был ли шанс сохранить СССР?

— Говоря о распаде СССР, мы часто обходим один очень важный вопрос — невероятное властолюбие Горбачева. Горбачев изо всех сил цеплялся за личную власть. Если бы в 1990 г. он разделил эту власть, в форме ли союзного договора или в какой-то другой форме, согласился на реальную многопартийность, — возможно, Советский Союз и сохранился бы. Распад СССР — это плата за нежелание руководства КПСС и лично Горбачева поделиться властью и поменять порядки в стране. Б.Н. Ельцина, Л.М. Кравчука и С.С. Шушкевича упрекали в том, что они собрались в Беловежской Пуще и сепаратно приняли решение. Но люди не хотели больше терпеть коммунистического идеологизированного общества во главе с генсеком. Эта идея себя изжила, она была чужда всем, кроме генсека и Раисы Максимовны — и той тупоголовой коммунистической элиты, которая шла за ними. Они были верны своему режиму.

Говоря о путче 1991 г., мы должны понимать, что идея путча родилась в руководстве компартии Советского Союза, а именно в головах Горбачева и его супруги, которая руководила всеми делами вместе с мужем. Это неоспоримо. Судите сами: путчисты были либо личными друзьями Горбачева, как Б.К. Пуго и Г.И. Янаев, А.И. Лукьянов, либо его выдвиженцами. Они никогда не выступили бы против него.

— Значит, это был заговор под руководством Горбачева?

— Все было разыграно как по нотам. К этому времени, как Вы знаете, уже были организованы народные фронты, прошли забастовки шахтеров Кузбасса и Воркуты. Демократы во главе с Б.Н. Ельциным набирали силу. Ситуация в Прибалтике была очень сложной. Кстати говоря, думая о путче 1991 г., я еще раз обращаю внимание на то, что еще в марте месяце Д.Т. Язов по приказу Горбачева вывел танки на улицы столицы, чтобы препятствовать проведению митингов в поддержку Ельцина и демократов. Я помню, как в те дни ехал с дачи, и вдруг дорогу мне преградила танковая колонна, направлявшаяся в Москву. Штурм телебашни в Вильнюсе, захват министерства внутренних дел в Риге — все это были попытки задавить развитие революции в стране. Шиты белыми нитками и ухищрения по поводу создания в прибалтийских республиках комитетов общественного спасения, которые должны были призвать на помощь войска из России. Во время советско-финской войны на территории Советского Союза также было организовано правительство общественного спасения Финляндии во главе с одним из руководителей ВКП(б) О.В. Куусиненом. Это все звенья одной цепи, клише, которое было уже апробировано и за которое безуспешно цеплялся Горбачев. Вот с чем этот человек шел к путчу 1991 г. Однако в каких-то деталях, наверное очень жестоких деталях, друзья-заговорщики разошлись.

— Очень интересная точка зрения. Ведь Горбачев, когда его спрашивают о путче, до сих пор возмущается путчистами, которые его предали.

— Когда Горбачева привезли из Фороса, я сам слышал, как он сказал журналистам: «Вы никогда не узнаете всей правды о том, что произошло в эти дни». Это были его первые слова.

— Давайте обратимся к Вашей любимой теме, о Древней Руси. Скажите, «откуда есть пошла Русская земля»? Кто наши предки?

— Формирование индоевропейцев (а они и есть наши далекие предки) происходило в V–III тыс. до н. э. Это те племена, потомки которых в дальнейшем заселили огромные пространства в Европе и Азии, Америке, Австралии, Новой Зеландии. В I тыс. из индоевропейских племен, живших на юго-востоке Европы, на Балканах, в Передней Азии, выделились германские племена.

В то время балты (литовцы, например) и славяне говорили на одном языке. Позднее произошло разделение языков. Балтийские племена, которые являются нашими двоюродными родственниками, отделились от предков славян. Германцы заняли обширные территории в Центральной и Западной Европе, позднее Скандинавию и Британские острова, а славяне — большой территориальный массив в Восточной Европе, ареал от побережья Южной Балтики до Балкан, черноморского побережья и от Карпат до междуречья Волги, Оки, Клязьмы. Это был первый индоевропейский раздел Европы.

Эти процессы были осложнены для восточных славян киммерийскими завоеваниями, войнами с сарматами, скифами, гуннами. Славяне отступали и возвращались обратно на свои земли.

В V–VI вв. Европу потрясли волны миграций, завоеваний, дальних походов. Народы устраивались на европейском континенте, обживали его. Это был второй индоевропейский раздел Европы, в процессе которого часть славян заняла ее восточную территорию, в том числе и будущую Центральную Россию.

Германцы в дальнейшем разделились на англов, саксов, франков, вандалов, бургундцев и т. д. Южные племена индоевропейцев — это италики, так называемая романская группа, греки и другие народы. Часть индоевропейцев ушла в Переднюю Азию, заселила Индию вплоть до Гималаев. Это тоже все наши древние родственники: иранцы, индусы, таджики, пуштуны и другие. Любопытно, что когда я был в Афганистане и пытался освоить язык пушту, он мне давался очень легко. А пуштуны говорили по-русски без акцента. Т. е. у них звуковая артикуляция сходна с нашей. Недаром так много иранских элементов в культуре и языке восточных славян. Скажем, «топор», «бог» — это иранские слова. Слово «береза» в Афганистане или Индии означает «дерево». Все это очень любопытно. Академик Б.А. Рыбаков обнаружил, что в русских вышивках, на гончарных изделиях из Вологды, с Валдайской возвышенности часто встречаются те же узоры, орнаменты, которые характерны для потомков индоевропейцев, живущих в современном Афганистане, Индии, Таджикистане. Узор, орнамент — это один из наиболее древних и наиболее консервативных элементов бытовой культуры. Таким образом, восточно-славянское этническое и государственное ядро складывалось с I тыс. до н. э. до конца I тыс. н. э. Этот процесс был осложнен разного рода миграциями и завоеваниями кочевников.

— Вы имеете в виду аварский каганат?

— В том числе и аваров, затем печенеги — это были выходцы из глубин Азии. Они не индоевропейцы, а тюрки, которые волна за волной через огромные ворота между Уралом и Каспием выплескивались на территорию Европы. В районе Приуралья и Зауралья формировались племенные союзы угров. Часть угров позже ушла на Север и поселилась на территории современной Финляндии. Это финны. Другая их часть осела на Волге — это предки мари, мордвы и других поволжских народов. Третья откочевала в Причерноморье, затем на Балканы. Венгры — это тоже часть расколотого угро-финского мира. Такая же сложная судьба постигла и болгарскую тюркскую орду, которая, расколовшись, дала начало и Волжской Болгарии и Болгарии Балканской, которая быстро ославянилась.

— Когда обсуждался памятник тысячелетию Руси, развернулась дискуссия о том, кого из исторических деятелей на нем увековечить. Но ведь тысяча лет — это не точная дата.

— Конечно, не точная, это условная дата, связанная с 862 г., когда, согласно летописным данным, Рюрик появился на северо-западе восточнославянских земель, в районе Ладоги, Новгорода. Но кто такой Рюрик и кто такие варяги? Сегодня нет никаких сомнений, что варяги — это выходцы из южнобалтийских поморских славян, из тех многочисленных племенных конфедераций, княжеств, которые существовали на этой территории в VIII, IX, X вв. и впоследствии были смяты немцами, крестоносцами. На эту тему было написано немало. Хочу назвать недавно вышедшее блестящее исследование на эту тему В.В. Фомина «Варяги и варяжская Русь». Вот эти варяги и приходили в восточнославянские земли, вначале как находники, завоеватели, грабители, а часто и как союзники, а затем как приглашенные князья, арбитры, которых призывали в качестве правителей, для того чтобы утихомирить междоусобицы в восточнославянском мире. Это нормальное явление для всей Европы: если племена, народы сами не могли договориться, со стороны приглашали воеводу с дружиной, чтобы стабилизировать ситуацию.

Но и по сей день идут дискуссии между сторонниками этой точки зрения и так называемыми норманнистами, которые уверены, что варяги — это шведы, немцы, датчане. Мифы по этому поводу родились в XVII в., когда шведы и немцы претендовали на русские северо-западные территории. В дальнейшем эту точку зрения поддержали многие западные ученые и политики, в том числе в Германии и Швеции. Сегодня они пропагандируются известной группой ученых, чьи аргументы, на мой взгляд, не выдерживают никакой критики. Но к этому надо относиться спокойно. Это, увы, наша историографическая данность, хотя норманнисты ведут себя в этом споре неистово: замалчивают работы оппонентов, объявляют их лжеучеными, «шьют» им политические ярлыки. Часто сторонников антинорманнской концепции упрекают в шовинизме и бог знает в чем еще. Однако никакого отношения к политике это не имеет. Мы, как русские люди, скажем, совершенно равнодушны к тому, что вторая жена императора Петра I, первая российская императрица, была литовкой, что одна из русских императриц, Екатерина Великая, была стопроцентной немкой, а ее внук Александр I был полунемец, полурусский. Да и вся остальная русская династия была практически немецко-русской. Происхождение варягов — это просто научная проблема, и надо разрабатывать ее как научную проблему. С теми же, кто пытается сделать из нее проблему политическую, надо всячески бороться.

— Последний вопрос: учит ли чему-нибудь история правителей в настоящее время?

— Я думаю, что история очень многому учит с точки зрения подхода правителей к решению глобальных, общецивилизационных проблем — это во-первых. Так, сегодня концепцией российского руководства стало понимание общности исторического пути России и передовых, цивилизованных стран мира, несмотря на российскую специфику. Во-вторых, история учит считаться с настроениями народа. Скажем, В.В. Путин вопреки мнению демократов сумел настоять на возвращении гимна Советского Союза и некоторых других символов ушедшего режима. Думаю, что ему это подсказала история. Народ не захотел отказываться от некоторых близких ему ценностей прошлого. В рамках сохранения основных демократических ценностей — частной собственности, рыночных отношений, прав и свобод граждан — это было, вероятно, правильное решение, хотя на первый взгляд и не очень логичное с точки зрения победы демократической революции. Оно показывает, что правители трезво оценивают уровень и ментальность народа, изучают историю и учатся у нее. Этот ряд можно было бы продолжить.


М. Кальюранд — В любом споре важно понимание

«Экономические стратегии», № 01-2007, стр. 66–70

В последнее время средствами массовой информации активно муссируется тема эстонско-российских взаимоотношений, в очередной раз зашедших в тупик. Независимо от аргументации каждой стороны, очевидно, что без поиска новых путей для построения нормальных отношений между нашими государствами ситуация не изменится. В контексте этого поиска беседа главного редактора «ЭС» Александра Агеева с Чрезвычайным и Полномочным Послом Эстонской Республики Мариной Кальюранд, состоявшаяся в московской резиденции посла в канун Рождества, приобретает особое значение: не игнорируя «горячих» тем, но не акцентируя на них внимание, собеседники затрагивают ряд общечеловеческих вопросов — возможного базиса для создания новых связей между Россией и Эстонией.


— Уважаемая госпожа Кальюранд, позвольте начать интервью с вопроса о Ваших впечатлениях. Вы были послом в Израиле, советником посла в Финляндии, а сейчас являетесь Чрезвычайным и Полномочным Послом Эстонской Республики в России. Очень разные страны, но, наверное, есть между ними и что-то общее?

— Во-первых, в Израиле я не жила, послом в Израиле была, находясь в Таллинне и периодически посещая эту страну. Поэтому не могу сказать, что хорошо знаю Израиль. Финляндия — другое дело: финны и эстонцы очень близки по языку и культуре. Между двумя государствами существует паромное сообщение: полтора часа — и ты в Финляндии. Когда я там работала, у меня иногда возникало такое чувство, что я никуда не уезжала из Эстонии. Говорить и читать по-фински я научилась быстро, а вот писать было трудно — в финском очень сложная грамматика.

— Финский считается одним из самых сложных языков в мире…

— Для эстонца финский не представляет особой сложности: я его легко выучила, мой папа с детства говорил на этом языке. Может быть, поэтому в Финляндии я чувствовала себя почти как дома. Что же касается России, то, еще не будучи послом, я довольно часто приезжала сюда — и по работе, и как турист, и с мамой, и со школой, и со своими детьми. Но одно дело — приезжать и уезжать, а другое — стать москвичкой, пусть и ненадолго. Это значит ходить по магазинам, на рынок, в театры, общаться с людьми на улице. Если ты живешь и работаешь в стране или ее изучаешь, она навсегда остается у тебя в душе, в сердце. Нельзя сказать, что я отдала все свое сердце Финляндии, Израилю или России, это невозможно — сердца не хватит, но каждая из этих стран занимает в нем свое особое место. И хотя я уже не имею отношения к Финляндии или Израилю, но все равно слежу за новостями, интересуюсь тем, что там происходит. Знакомство с этими странами меня обогатило, у меня остались самые лучшие впечатления. То же самое могу сказать и о России. Жить в такой метрополии, как Москва, очень интересно.

— Эстония теперь является членом Европейского союза и НАТО. Находясь в Москве, Вы воспринимаете себя как представителя Эстонии или более широкого сообщества государств?

— Совершенно верно, Эстония — часть Европейского союза, член НАТО, и это накладывает определенный отпечаток на мою работу в Москве. Я представляю здесь не только свою страну, но в какой-то степени и ЕС, и НАТО. А это значит, что отношения между нашими государствами складываются на нескольких уровнях. Внешняя и внутренняя политика Эстонии соответствуют принципам и требованиям, которые выдвигает Европейский союз.

— Как это ощущается на уровне эстонского общества? Что дало людям вступление в ЕС?

— В 1918 г. Эстония стала независимым государством и частью европейской семьи. Собственно, эстонцы всегда были европейцами — и географически, и по культуре, и по мышлению, и по системе ценностей. Начиная с 1940 г. страна более чем на 50 лет была оторвана от Европы, а в 1991 г. снова вернулась в нее. Вступление в Евросоюз стало логическим продолжением этого процесса и в то же время огромным вызовом эстонскому обществу и государству. С самого начала было ясно, что Эстония ориентируется на европейские, трансатлантические ценности. Но трудно было сказать, как скоро мы сумеем подготовиться к вступлению в ЕС, — ведь нужно было перестроить и общество, и экономику. Евросоюз никому никаких поблажек не делает. Это клуб. Хочешь вступить в него — выполняй требования, копенгагенские критерии. В общих чертах это рыночная экономика, демократия и правовое государство. Прежде чем вступить в Евросоюз, мы провели референдум. Более 67 % населения республики положительно ответили на вопрос о присоединении к ЕС. Процент небольшой. Вокруг этого было очень много эмоций: только что вышли из одного союза, а теперь присоединяемся к другому. Только что вернули свою независимость, и опять кто-то будет за нас решать нашу судьбу, на этот раз в Брюсселе. Нужно было уяснить, что Брюссель — это мы сами. Да, мы что-то отдаем, но получаем намного больше, на равных участвуем в решении важнейших мировых проблем: мирный процесс на Ближнем Востоке, легальная миграция из Африки в Евросоюз, экономическое развитие в Азии. В 1991 г. мы об это и подумать не могли. Тогда у нас было три приоритета: Евросоюз, НАТО, Евросоюз.

— Евросоюз, НАТО, Евросоюз?

— Да. В начале 1990-х гг. началась подготовка к вступлению в ЕС. Нам предстояло проделать огромную работу: привести в соответствие с копенгагенскими критериями законодательную базу, промышленность, сельское хозяйство, медицину, образование и т. д. Переговоры шли в течение нескольких лет. Этим занимались все министерства, кроме министерства обороны, которое в это время было занято вступлением в НАТО.

— А имелись ли кадры для ведения таких переговоров?

— Конечно, с кадрами было трудно. В 1991 г. все, в том числе и в сфере международных отношений, приходилось начинать с нуля. Ныне покойный президент Лейнард Мери выдвинул требование: в МИДе не должно быть ни одного дипломата с советским прошлым. Да в Советской Эстонии фактически и не имелось профессиональных дипломатов. Были три-четыре человека, которые встречали и провожали спортивные делегации. Почти ни у кого из нас не было дипломатической подготовки, но все мы имели высшее образование и в той или иной степени знали иностранные языки — без этого в МИДе делать нечего. Мы и сейчас испытываем потребность в людях, знающих иностранные языки, например арабский. Я пришла на работу в МИД в 1991 г. и была там сотрудником под номером 21, а сейчас нас 673. Как люди учились? На своих ошибках. Мы тогда не знали самого простого: как писать письма, как вести переговоры. Неоценимую помощь оказывали нам финские коллеги. Я, например, прочла несколько книг, в том числе и о том, как вести переговоры с Россией.

— Интересно, и какие же?

— Такие книги обычно пишут специалисты из США, Великобритании, Германии, т. е. из таких стран, которые разговаривают с Россией на равных и обсуждают глобальные проблемы. А нам предстояло обсудить вывод советских войск, льготы военным пенсионерам, которые остались на территории Эстонии, договор о границе и т. д. Эстония — маленькое государство, которое тогда только-только вышло из состава другого государства, с которым и нужно было вести переговоры. В начале мы чувствовали несколько высокомерное отношение к себе, и не только со стороны российских дипломатов. А сегодня, спустя 15 лет, могу сказать: наша дипломатическая служба — одна из наиболее профессиональных во всем Евросоюзе. Она мобильная, молодая, развивающаяся. Это служба быстрого реагирования.

— Назовите, пожалуйста, три главных принципа успешного ведения переговоров.

— Прежде всего нужно уважать партнера по переговорам, уметь его слушать и стараться понять. Успешные переговоры невозможны без изучения сути вопроса, привлечения специалистов.

— Какие сейчас основные сложности в российско-эстонских отношениях?

— Отношения между нашими странами осуществляются в широком спектре — от культуры и туризма до отношений на самом высоком политическом уровне. Я бы даже назвала их гармоничными отношениями. Однако в СМИ мало говорят о положительных аспектах этих отношений, зато охотно и часто подчеркивают отрицательные. Действительно, сегодня в России и Эстонии по-разному оценивают прошлое. Я имею в виду события 1940 и 1944 гг. Пятьдесят лет об этом нельзя было говорить правду. Я ни в коей мере не хочу преуменьшать заслуги тех, кто боролся против фашизма. Это были герои, и память их надо чтить. Но Вторая мировая война для Эстонии — это не только борьба с фашизмом. Для нас она закончилась советской оккупацией, насильственным присоединением к СССР. Хочу еще раз подчеркнуть: в любом споре важно умение выслушать другого и постараться его понять.

— Способна ли российская сторона понять позицию Эстонии?

— Я не могу сказать, что она игнорируется. Вы сами видите, что в СМИ ей уделяется очень много внимания. Может быть, для полноты картины иногда не хватает нашей точки зрения. Диалога как такового нет, есть отдельные монологи.

А пока нет диалога, отсутствует желание поговорить или хотя бы постараться понять, сдвигов не будет. Когда российское общество и официальные лица будут готовы конструктивно обсуждать эту проблему, сказать трудно. Это вопрос не завтрашнего и не послезавтрашнего дня, но я уверена, что такое время когда-нибудь наступит. А пока хочу повторить слова нашего президента: не надо зацикливаться на истории, давайте смотреть в будущее и устанавливать нормальные прагматичные отношения.

— 1918 г. — дата образования независимой Эстонии. А каковы древнейшие истоки эстонской нации?

— Сами эстонцы о себе говорят: у нас тяжелое прошлое, мы 900 лет были рабами под властью разных государств. Я иногда смеюсь: все, кому не лень, приходили в Эстонию — и шведы, и датчане, и немцы, и русские. Национальное самосознание начало формироваться достаточно поздно — в конце XIX — начале XX в. Это было время возрождения эстонской культуры и языка. Кульминацией как раз и был 1918 г., когда провозгласили независимость Эстонии. В 2008 г. мы будем праздновать 90 лет эстонской государственности.

— Как Вы думаете, исторический процесс идет через случайности или наша жизнь предопределена? Должна ли была Эстония с неизбежностью выйти из состава СССР или возможны были и другие варианты развития событий?

— Трудно сказать. В 1991 г. для нас было важно восстановить свою независимость. Возможно, между Россией и независимой Эстонией могли бы сложиться более тесные экономические отношения. Но в 1990-х гг., признав суверенное эстонское государство, Россия нас не поддержала — у нас были проблемы с газом и с продовольствием. Нам пришлось устанавливать новые связи, искать новых союзников. Таким союзником прежде всего стал Запад. Это отдалило нас от России и еще больше привязало к Евросоюзу. ЕС сейчас в мире третья экономика. В этот успех внесли свою лепту и его новые члены. Экономика Эстонии в прошлом году развивалась очень успешно, ВВП вырос на 11 %.

— Это огромные, просто фантастические темпы роста!

— Вступая в Евросоюз, мы думали, что достигнем средних показателей по ЕС за 30 лет. Сегодня очевидно, что это произойдет гораздо раньше.

— А за счет чего стало возможным это экономическое чудо? В мире немногие экономики демонстрируют подобные темпы роста.

— На следующий год прогнозируется рост ВВП в объеме 9-10 %. Госбюджет на 2007 г. на 14 млрд эстонских крон, или 6 млрд долл. больше, чем бюджет 2006 г. Думаю, что вступление в ЕС таких новых развивающихся рынков, как Эстония, Латвия, Литва, Польша, Чехия и другие, было взаимовыгодным. Приняв в себя свежую кровь, новые идеи, Евросоюз стал быстрее развиваться, и от этого выиграли все. Даже если в начале и были какие-то страхи по поводу дешевой рабочей силы из Восточной Европы, то они не оправдались. Сегодня общеевропейский рынок для нас полностью открыт. Либеральные реформы начала 1990-х гг. дались нам нелегко — были талоны на продовольствие и на спички, — но это того стоило. Сегодня мы создали максимально открытую экономику, рассчитанную на привлечение инвестиций. Наша налоговая система — одна из самых щадящих в Европе.

И еще одна характерная черта современной Эстонии — полная информатизация.

— Недавно я был в Эстонии, и меня это поразило: пенсионеры получают пенсии по кредитным карточкам, билеты можно заказать через Интернет.

— Да, а пример показало наше правительство. Через Интернет мы отсылаем свои налоговые декларации, получаем зарплату, подаем заявления, таким же образом можно получить паспорт. Каждую неделю через Интернет я посылаю детям их карманные деньги. А недавно был принят закон, согласно которому через Интернет в Эстонии можно открыть свой бизнес.

— По-моему, даже в ЕС такого больше нигде нет. Эстония лидирует в этом плане?

— Да, наша страна — один из лидеров. Financial Times недавно охарактеризовала Эстонию как открытое и инновативное маленькое государство. Для нас это комплимент.

— Вы упомянули о детях. Какие три правила воспитания, на Ваш взгляд, самые важные?

— Я стараюсь всегда выслушать своих детей и понять их, хотя это иногда очень трудно. Мне бы хотелось, чтобы они задумались над такими вопросами: ради чего человек живет, куда стремится? От ответа на них зависит система ценностей, которой каждый из нас руководствуется в жизни. Хочу, чтобы они доверяли мне и мужу, знали, что семья их всегда поддержит и поможет. Я, конечно, даю им советы, но не навязываю своего мнения. Скажу откровенно, мне было очень приятно, что моя дочь поступила в тот же университет, который окончили я и мой супруг, но если бы она выбрала какой-нибудь другой вуз, мы бы ее точно так же поддержали. Это ее право. Мы не можем прожить жизнь за своих детей, не имеем права через них воплощать в жизнь свои нереализованные мечты. Детей надо воспринимать как равных, хотя иногда это очень сложно. И, что еще очень важно, — родители должны почаще говорить своим детям, как они их любят и гордятся ими.

— Вы сказали» ценности». Какие ценности для Вас наиболее важны?

— Это те общепринятые гуманитарные ценности, которые делают нашу жизнь осмысленной. Важно найти в жизни свое место, то место, где ты сможешь с максимальной отдачей делать свое дело и получать от этого удовольствие. На мой взгляд, это самое главное, а потом уже деньги, карьера и т. п. Вот это я и стараюсь объяснить своим детям.

— Вы верите в судьбу?

— В известном смысле верю, но думаю, что человеку всегда предоставляется возможность выбора. Этот выбор бывает легким или не очень, но он есть, и от него многое зависит. Знаете, как в сказке: направо пойдешь, коня потеряешь…

— Вы руководите коллективом посольства, и прежде Вам приходилось руководить. Назовите три ключевые правила управления.

— Во-первых, это смелость брать на себя ответственность. Во-вторых, доверие к коллегам, хотя всегда получается так, что кому-то доверяешь больше, кому-то меньше. Иногда получишь бумагу, посмотришь, кто ее составил, и уже знаешь, стоит ли ее читать. Помню, когда я только пришла в МИД, молодые сотрудники писали ноты с ошибками.

Я их заставляла по десять раз переписывать каждую ноту. Через полгода ошибок уже не было.

Так что в какой-то мере управление — это одновременно и воспитание. Здесь важен личный пример. Ведь сказано: судите меня по моим делам, а не по моим словам.

— Что выражает Ваше отношение к жизни накануне Рождества?

— У меня через два часа начинаются рождественские каникулы, и я думаю только о доме, о том, как буду праздновать Рождество в кругу семьи — моя мама, мой супруг, мои дети, мои собаки. В Рождество мы всегда сами выбираем в лесу елку, сами ее украшаем и кладем под нее подарки, хотя дети уже большие. Надеюсь, что выпадет снег и Рождество будет белое. Мы будем гулять, встречаться с друзьями, и я на время забуду о политике, о работе. Знаю, что посольство остается в надежных руках моих сотрудников, и у меня нет поводов для беспокойства.


А.Г. Аганбегян — ВТО или изоляция

«Экономические стратегии», № 01-2007, стр. 24–25

Академик РАН Абел Гезевич Аганбегян, заведующий кафедрой «Экономическая теория и политика» Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, в разговоре с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым высказывает свое мнение относительно перспектив вступления России в ВТО.


— Вступление России в ВТО — сейчас достаточно модная тема. Мы хотели бы узнать Ваше мнение по этому поводу: каковы плюсы и минусы предстоящего присоединения РФ к Всемирной торговой организации?

— Вопрос о ВТО — это вопрос о том, чего мы хотим: идти в ногу с развитым миром, быть его частью или оказаться в изоляции, оставаться единственной крупной страной, которая не вступила в эту важнейшую международную организацию. Мы теряем от трех до пяти миллиардов долларов из-за того, что не имеем режима наибольшего благоприятствования, который автоматически получим после вступления в ВТО. Пока мы не в ВТО, с нами можно делать практически все, что угодно, например вводить квоты на наши товары, обвинять нас в демпинге, если мы предлагаем более выгодные условия, и т. д. В рамках ВТО этого просто так делать нельзя.

С другой стороны, не являясь членом ВТО, Россия тоже может делать что захочет. Так она, собственно говоря, подчас и поступает. То нам нравятся американские куриные окорочка, то не нравятся. И не важно, что есть договор.

Членство в ВТО принудит нас соблюдать порядок, которому подчиняются все цивилизованные страны. При современной структуре российского экспорта, где 40 % — это нефть, 20 % — газ, 15 % — металлы, приблизительно 12 % — другие материалы и виды сырья и всего 10 % — экспорт готовой продукции, в том числе вооружений, — вступление в ВТО кардинально ни на что не повлияет. Нефтью можно торговать и без ВТО. Но если в структуре экспорта велика доля готовой продукции, особенно высокотехнологичной, интеллектуальной, наукоемкой, необходимо вступить в эту организацию. Ведь ВТО стоит на страже инвестиций, защищает интеллектуальную собственность.

Россия не может и дальше иметь такую структуру экспорта, зависеть от цен на топливо, сырье и материалы. Нужно переходить, как предложил Президент В.В. Путин, к широкомасштабной и глубокой переработке нефти, развитию нефтехимиии, выпуску продукции глубокой лесопереработки. По этим двум позициям мы могли бы занимать ведущие места в мире. Можно также развивать экспорт продукции энергомашиностроения и электромашиностроения. Мы дешевле всех осуществляем космические старты. Еще одна статья экспорта — математические программы. Конечно, Россия — не Индия, которая их экспортирует сегодня на 20 млрд долл. в год, но, в принципе, мы можем довести данный показатель до 10 млрд долл. Однако без ВТО все это очень сомнительно.

Другая сторона — импорт. ВТО требует сократить пошлины. Средний размер пошлины у нас 11 %, через семь лет после вступления в ВТО (согласованный переходный период) нам придется снизить их до 6 %. Сейчас ведется раунд переговоров по линии ВТО, в котором мы не участвуем, но который для нас жизненно важен: переговоры по возможному размеру оказания помощи сельскому хозяйству, снижению пошлин на сельскохозяйственную продукцию. Во-первых, необходимо, чтобы наш голос был услышан. Во-вторых, средний размер пошлин через какое-то время может быть не 6, а 3–4%. Много ли это — среднее снижение пошлин с 11 до 6 %? Рубль в год укрепляется на 9-10 %. Это все равно, что снизить пошлины на 10 %, притом не по некоторым (как при вступлении в ВТО), а по всем товарам. Поэтому снижение пошлин на 5 % — не так уж страшно.

Импорт товаров в Россию вырос в 2006 г. более чем на 30 %, а производство товаров — всего на 4 %, в том числе промышленных — на 3,9 %. И наши товары вытесняются импортом с внутреннего рынка из-за их низкой конкурентоспособности. И ВТО здесь ни при чем. Проблема конкурентоспособности стоит на повестке дня независимо от того, вступим мы в ВТО или нет. Мы сами стимулируем импорт, завышая, по моей оценке, на 30 % курс рубля по отношению к другим валютам (по отношению к доллару целесообразно его иметь в размере 35–36 руб., а не 26,5, как в настоящее время).

Вступать в ВТО нужно. Это очень важно, и не столько с точки зрения материальных преимуществ, сколько ради скорейшей и менее болезненной интеграции в глобальную экономику.

— Как Вы думаете, российские менеджеры готовы к тому, чтобы соответствовать требованиям, которые предъявляются в рамках ВТО?

— Во многих отраслях наши менеджеры не готовы к конкуренции с западными фирмами. Пищевая промышленность — единственная крупная отрасль, которая более или менее выдерживает конкуренцию. Она не сокращает объемов производства под влиянием конкуренции, как легкая промышленность, не стагнирует, как многие отрасли машиностроения и химии, а растет. Пищевики обновили фонды, консолидировали капитал. А ведь им бороться с импортом труднее всего, т. к. импорт продовольствия субсидируется и особо поддерживается правительством соответствующих стран.


А.Г. Аганбегян — Против идеологии расточительства

«Экономические стратегии», № 02-2007, стр. 30–34

Очередная встреча академика РАН Абела Гезевича Аганбегяна с главным редактором «Экономических стратегий» Александром Агеевым посвящена широкому спектру вопросов, связанных с использованием в России и в мире углеводородного сырья и перспективами энергетики в целом.


— Абел Гезевич, какова ваша оценка основных реалий в области эффективности использования в России углеводородного сырья, его переработки и экономии?

— Углеводородное сырье — это нефть и газ, причем газ может быть попутным нефтяным газом, который содержит наиболее ценные углеводороды, и природным газом. Последний, в свою очередь, тоже может иметь разный состав. Есть газ, добываемый с больших глубин, например, на севере Западной Сибири валанжинский газ добывают с глубины 2800 м. Он содержит довольно много этана, пропана, в то время как сеноманский газ, который добывается из верхних слоев, почти на 98 % состоит из метана.

Но самое ценное сырье — нефть. Наша страна располагает значительными запасами нефти, но они не так велики, как принято считать. Мы не входим в пятерку ведущих стран мира по запасам нефти. Зато по добыче занимаем первое место, опережая время от времени даже Саудовскую Аравию, не говоря уже об Иране, Ираке и Венесуэле, имеющих более крупные запасы.

Здесь я хотел бы пояснить, что понимается под запасами. Это разведанные запасы, т. е. те запасы, которые доказаны притоком нефти, а не прогнозные запасы. У нас еще со времен СССР очень любили прогнозные запасы. Если учесть, что страна занимала шестую часть суши и имела крупнейшие нефтегазовые провинции — Урало-Волжская, Западносибирская, Восточносибирская, Прикаспийская, а также в Республике Коми, в Архангельской области, в Баренцевом море и Охотском море — складывалось впечатление, что у нас запасы очень велики. На деле запасы нефти у нас ограниченны, и мы их используем интенсивнее, чем другие нефтедобывающие страны: на единицу разведанных запасов мы добываем в 3–5 раз больше нефти. Это значит, что сегодня мы съедаем свое будущее. В России — астрономические размеры отбора нефти — около 480 млн т. При этом ежегодный прирост разведанных запасов очень близок к тому, что мы сейчас извлекаем из недр, и у нас нет сколько-нибудь существенного задела. Самое плохое заключается не только в том, что у нас разведанных запасов нефти осталось немного, и в том, что многие месторождения находятся в стадии падающей добычи и сильно обводнены, но и в том, что из-за излишне интенсивной добычи нефти в последние годы в России наблюдается крайне низкое извлечение нефти (почти 30 % от запасов месторождений) и непомерно много нефти остается в недрах.

— Лет на 15 добычи при таких темпах?

— Так нельзя считать, потому что каждый год идет прирост запасов. На территории, где мы добываем нефть, новых крупных месторождений, по-видимому, нет. Все уже давно разведано, подавляющая часть месторождений разрабатывается, поэтому чуда здесь ждать не приходится. Освоение идет, как правило, таким образом: вначале в самых благоприятных экономических и горно-геологических условиях осваиваются наиболее эффективные месторождения с большими дебитами. Дебит — это суточный приток нефти. По мере выработки этих хороших месторождений переходят к освоению более сложных и малодебитных месторождений. Чем дальше на север, тем нефть дороже. Кроме того, затраты на ее добычу растут по мере того, как разрабатывается месторождение, — ведь вначале нефть фонтанирует, поэтому добыча достаточно дешевая. Затем фонтанирование прекращается, и приходится использовать электропогружной насос, что стоит больших денег. Кроме того, вместе с нефтью из земли идет вода, ее нужно отделить от нефти и снова закачать в пласт. Это тоже удорожает добычу. Причем чем дальше, тем приток воды с нефтью становится все больше, и приходится использовать третичные методы добычи нефти, закачивать реагенты, «отбивать воду», проводить гидравлический разрыв пласта, горизонтальное бурение, другие прогрессивные, но дорогие методы, бурить новые скважины и т. п. При этом затраты все растут, а дебит сокращается. Чтобы поддержать добычу, приходится вкладывать все больше и больше средств. Хорошая скважина со всем обустройством сегодня часто стоит миллион долларов. Поэтому с каждым годом нефть обходится все дороже, а прирост нефти — тем более. Он вдвое, втрое, впятеро дороже.

Можно прямо сказать, что эра высоких темпов роста нефтяной промышленности кончилась. Последний год, когда мы имели высокий прирост добычи нефти, — 2004. Этот прирост составлял в 2003 г. — 11 %, в 2004 г. — 9 %, а в 2005–2006 гг. — всего чуть более 2 %. И вряд ли в ближайшем будущем мы вернемся к темпам роста нефтедобычи в 5, 7, 10 %, как это было, например, в период с 2000 по 2004 г. В то же время наши руководители, в частности В.Б. Христенко, которого я очень уважаю, делают заявления о том, что мы выйдем на добычу 510–530 млн т нефти. Я в этом сомневаюсь, а главное — не вижу смысла. Наверное, таких показателей можно добиться при очень больших инвестициях, но вряд ли это экономически целесообразно — деньги можно более выгодно использовать на другие цели.

— Какие аргументы приводят сторонники такого форсирования?

— Аргументы простые — растет потребление нефти в стране и не хочется сокращать экспорт, который несет «золотые яйца». Мне же кажется, что нет смысла наращивать добычу такой ценой и лишать нефти последующие поколения. Я бы, например, сейчас принял программу стабилизации добычи нефти, возможно, даже некоторого сокращения, в целях экономии средств. Мы и так перебрали норму ее добычи. В Восточной Сибири крупные запасы нефти, и, наверное, со временем там можно будет добывать 30–40 млн т. Для этого надо создать соответствующую инфраструктуру в этом необжитом, отдаленном районе: провести железную дорогу, сеть автомобильных дорог, линий электропередач, создать поселки и т. п. — и финансовых средств для этого необходимо затратить десятки миллиардов долларов.

Не меньше нефти, в принципе, можно добывать и на шельфе Сахалина. К сожалению, у нас нет опыта добычи нефти с шельфа — отсутствует соответствующая инфраструктура, мы не умеем строить платформы, т. е. целиком зависим от иностранного капитала. Но для этого потребуется 10–15 лет и многие десятки миллиардов долларов. В то же время добыча нефти в старых районах серьезно сократится за это время, поэтому сколько-нибудь значительный прирост вряд ли возможен.

Сегодня намного дешевле экономить нефть, чем ее добывать. Наши двигатели внутреннего сгорания крайне неэкономичны. Мы плохо перерабатываем нефть. Такого низкого выхода светлых фракций, которые можно превратить в высокооктановое топливо, нет нигде. Нефть бросовая, значительную ее часть мы переводим в мазут, вместо того чтобы извлекать из нее ценные компоненты. Т. е. у нас есть огромные резервы экономии нефти, которые измеряются десятками миллионов тонн, а тонна нефти сейчас стоит 350–400 долл. Если посчитать, вложение средств в глубокую переработку нефти выгоднее, чем в расширение ее добычи.

— А кто в этом заинтересован?

— В первую очередь в этом заинтересовано государство, которое является выразителем интересов своих граждан, и оно должно создать такие условия, чтобы в этом были заинтересованы все. Если так поставить вопрос, наше существование на земле оправдывают вложения в будущее. Нельзя грести только под себя, бездумно расходовать природные богатства. Можно и нужно разработать определенные правила и критерии, чтобы экономия была выгодна и тем, кто производит, чтобы нефтеперерабатывающий завод, который выпускает больше светлых фракций, имел гораздо больше прибыли, чем тот, что выпускает мазут.

— Почему же до сих пор ничего не сделано?

— Нехорошо говорить, что ничего не делается. Вы знаете указание нашего Президента В.В. Путина о необходимости глубокой переработки нефти. Но мы пребываем в плену иллюзий по поводу того, что у нас очень много нефти и газа. Страна у нас огромная, богатая, мы привыкли к расточительству. Возьмите японцев: они живут на маленькой территории, где каждый клочок земли — ценность. Расточительство — это идеология народа, с ним очень трудно бороться. И в России настает время, когда придется всемерно экономить углеводородное сырье. Как уже говорилось, мы недостаточно глубоко перерабатываем нефть. Но, кроме того, есть еще одна проблема: высокие фракции нефти в нашей стране не используются для производства нефтехимической продукции. Россия — страна, имеющая самые лучшие в мире условия для развития нефтехимии. Здесь есть все виды углеводородного сырья, в том числе масса попутного нефтяного газа, дешевая энергия, огромные пространства, где можно было бы строить нефтехимические комбинаты. Значит, Россия могла бы в ближайшие 15–20 лет стать ведущим мировым производителем нефтехимической продукции. В долгосрочной перспективе нашим главным предметом экспорта будет нефтехимия, а не сырая нефть. Это позволит перестроить экономику, она будет расти, как на дрожжах. Такая «достройка этажей» — самое выгодное в экономике. Первый этаж — добыча, второй — первичная переработка, а самое выгодное — производство конечной продукции, которая стоит гораздо дороже. Нефтехимия — это десятки и сотни тысяч наименований товаров, которые находят применение во всех отраслях хозяйства. Пластмассы вытесняют из производства черные и особенно дорогие цветные металлы. Они приобретают все новые и новые качества. Есть пластмассы, которые прочнее стали. Самое ценное нефтехимическое сырье — попутный газ. У нас он в значительной части сжигается: считается, что сжигается 20–25 млрд м3 (американцы, ссылаясь на съемки со спутников, оценивают это в 60 млрд м3, что, по-моему, нереально).

— Может быть, государство боится нефтяных компаний?

— Государство ничего не боится, просто оно исторически живет в условиях расточительства. Но это до поры до времени, и в Правительстве обсуждаются эти вопросы. Можно, например, разрешить добычу нефти только тем компаниям, которые полностью утилизируют попутный газ (это недавно сделал Казахстан, дав 4-летний срок для полной утилизации попутного газа). Кстати, и добывать нефть нужно так, чтобы максимум ее извлечь. Вы, наверное, знаете, что у нас в процессе добычи более 2/3 ее остается в недрах. Этот показатель просто позорен, хотя тому есть масса оправданий: сложные месторождения, и т. д., и т. п. Отчасти это так, но все же мы безобразно относимся к недрам. В России используются методы, давно запрещенные во всех странах, вроде внутриконтурного заводнения, когда воду гонят прямо в нефтяной пласт. Так, например, было на нашем лучшем месторождении «Самотлор». У нас есть большие месторождения, где нефть извлекается на 20–30 %, остальное остается в недрах. Значит, нужен закон о нефти, который предписывал бы, как эксплуатировать скважины. Месторождение не является собственностью компании, которая его разрабатывает, оно принадлежит народу. Если компания неправильно извлекает нефть, она обрекает будущие поколения на двойные, тройные, десятикратные затраты, которые потребуются на то, чтобы извлечь остаток нефти. При нынешней структуре экономики наша внешняя торговля не имеет перспектив, более того, может превратиться в главное препятствие на пути развития экономики. В январе — феврале 2007 г. импорт вырос на 33 %, а экспорт — только на 0,3 %. Всем ясно, что нужно диверсифицировать экономику, делать ставку на производство и торговлю, в том числе внешнюю, готовой продукцией. Одна из возможных альтернатив, о чем говорилось, — нефтехимия.

— Но это случится в лучшем случае лет через 15–20?

— Если постараться — результат может быть и через 7-10 лет, как в Индии, когда они приняли закон о льготах по экспорту готовой продукции (начало 1990-х гг.). Тут действует принцип: сегодня вложил — завтра получил. Речь идет о десятках миллиардов долларов. Вместо этого мы в последние несколько лет затеяли неэффективную реорганизацию крупнейшего нефтехимического холдинга страны «Сибур», который пытался сконцентрировать вокруг себя простаивающие мощности нефтехимических заводов и ежегодно увеличивал производство на 20 % и более. Его частично реформировали, потеряли время, и только сейчас началось хоть какое-то движение вперед.

Государство палец о палец не ударило, чтобы поддержать «Сибур». Сейчас компания опять начинает развиваться, но уже не так быстро, как прежде. Надо ее поддержать.

Я снизил бы налоги на глубокую переработку нефти. В нефтехимию пришел бы большой капитал — и наш, и зарубежный, и это окупилось бы сторицей. Все дело в инвестициях.

— Проблему нефти мы обсудили, теперь давайте перейдем к газу.

— По запасам газа мы первые в мире. У нас, конечно, не 30 и не 40 % мировых запасов, как об этом пишут в прессе, но процентов 20 есть.

Я опять-таки имею в виду разведанные запасы газа. Россия действительно крупнейшая в мире газовая держава, но с газом мы поступаем много хуже, чем с нефтью, — сжигаем его на электростанциях и в котельных.

Главная проблема в энергетике — это пики нагрузки, с которыми справляются за счет газовых турбин (в дополнение к гидростанциям). Но использовать газ для производства базовой электроэнергии — это огромное расточительство, потому что газ намного дороже, чем нам кажется, он реально стоит 300 долл. и более за 1000 м3. Его можно использовать гораздо эффективнее. Газ можно было бы заменить более дешевым топливом, например углем, которого в России очень много. Современные угольные электростанции экологически относительно чистые, их немало в США, странах Европы. Необходимо экономить газ, потребность в нем неуклонно растет во всем мире.

В России потребление энергоресурсов, в том числе нефти и газа, в расчете на единицу валового внутреннего продукта в разы больше, чем в других странах. Энергоемкость валового продукта у нас очень велика. Некоторые объясняют это холодным климатом. Хорошо, давайте возьмем такие холодные страны, как Финляндия, Швеция, Норвегия, даже Исландия. Там топливно-энергетические ресурсы используются в три раза экономнее. Там более экономно производят энергию, намного лучше утепляют дома, используют прогрессивные методы отопления без больших централизованных котельных, без отопления горячей водой и т. п.

Мы передаем газ по трубе на очень большие расстояния — 4–5 тыс. км. Поскольку газ подается под давлением, через определенные промежутки на трубопроводах строятся газоперекачивающие станции, работающие с самым низким КПД. На чем работают эти станции? На газе. И значительная часть газа идет на перекачку газа. Во многих случаях гораздо эффективнее сжижать газ. При нынешней цене газа сжиженный газ оказывается конкурентоспособен с газом, переданным по трубе. В мире сжижается примерно 30 % газа, в России — 0 %. У нас нет такой отрасли.

Мы очень плохо используем потенциал газовой промышленности. В ближайшей перспективе не ожидается заметного увеличения добычи газа. При этом Правительство правомерно собирается форсировать газификацию, ежегодно подключая к газу 13–15 млн человек. Россия — пока отсталая страна по объему газификации, и это объясняется рядом причин, так что нам надо наверстывать упущенное.

Мы может на 100–150 млрд м3 газа в год расширить добычу газа за счет нефтяных компаний и мелких газодобывающих компаний. Проблема заключается в том, что в нашей стране, при низкой внутренней цене на газ, беспрецедентной для рыночной страны монополии «Газпрома» на экспорт и ограничениях доступа к трубе, для многих добывать газ невыгодно.

— Из-за монополизма в газовой отрасли мы здесь теряем примерно 25 % валютной выручки?

— Думаю, что не меньше. Потери есть и внутри страны.

— А «Газпром» будет когда-нибудь демонополизирован?

— По-моему, в перспективе другого выхода нет. «Газпром» должен 30 млрд долл. с лишним, думаю, ему трудно будет расплатиться, тем более что освоение новых месторождений (Ямал, Штокман) потребует десятков миллиардов новых займов. Мы уже столкнулись с дефицитом газа, дефицит будет обостряться. И в этих условиях придется пойти на реформу «Газпрома». Трагедия газовой отрасли заключается в том, что это — пока не рыночная сфера. в стране цена на газ, которая очень низка и не стимулирует экономику, в отличие от цены на нефть, не является рыночной. Она устанавливается государством. Представляется, что со временем из состава «Газпрома» будет выделена трубопроводная система, которая будет равнодоступна для всех, как в нефтяной промышленности.

— Как Вы оцениваете взаимоотношения «Газпрома» с Беларусью и Украиной?

— Тут «Газпром» выступает как политическое орудие, как государственная организация, руководство которой, увы, не является самостоятельным.

— Но все равно надо было бы цену доводить до мировой?

— Это следовало сделать с самого начала (как по нефти или по электроэнергетике и другим товарам — в том числе металлургии), но государство почему-то только по газу предпочло порочный принцип нерыночной цены, как внутри страны, так и во внешней торговле, что было, на мой взгляд, крупной ошибкой.

— Т. е. практически субсидирование?

— Нужно было сесть за стол переговоров и обсудить программу постепенного перехода к рыночной цене, т. е. действовать на основе договоренностей в рамках цивилизованного подхода. Вместо этого во многом Россия повела себя как слон в посудной лавке, показав себя в невыгодном свете.

— Как в этой связи Вы оцениваете роль Туркменистана?

— Туркменистан тоже будет постепенно повышать цену. Трудно сказать точно, какой будет политика Туркменистана, но, скорее всего, они диверсифицируют потоки газа, исходя из принципа, что нельзя класть все яйца в одну корзину.

Даже Казахстан, у которого очень хорошие отношения с Россией, будет, как мне кажется, диверсифицировать свои потоки топлива: одновременно с поставками через Россию строит трубопровод в Китай, планирует использовать Транскаспийский трубопровод. Это не антирусская позиция, а естественная позиция независимого государства. Я часто бываю в Казахстане и могу сказать, что казахи прекрасно относятся к русским. Русские к русским хуже относятся. В Казахстане я не встречал русского, который был бы обижен, потому что он русский. У них национальный вопрос снят с повестки дня, как это было в лучшие годы советской власти, когда не было антисемитизма. Надо сказать, Нурсултан Назарбаев мудрый руководитель, достойный своего народа.

— Позвольте задать вопрос о возможностях атомной энергетики.

— Я считаю, что атомная энергетика должна развиваться, застой в этой области опасен. Но должно ли это развитие быть столь масштабным? Сомневаюсь, и вот по какой причине: атомные электростанции очень дороги. Не могу подтвердить свой вывод сколько-нибудь точными расчетами, но мне кажется, что программа развития атомной энергетики завышена. Строить надо, но не в таком количестве. Почему? Потому что Россия располагает очень дешевым углем открытой добычи и может построить на этом угле достаточно дешевые станции большой мощности и передавать с них электроэнергию в смежные районы. Сейчас исследуется проблема передачи электроэнергии постоянным током высокого напряжения на расстоянии 3–4 тыс. км с относительно небольшими потерями электроэнергии. Надо строить конденсационные станции, например, на канско-ачинских или экибастузских углях, на углях других дешевых месторождений и передавать электроэнергию в районы ее потребления. Выгодны во многих отношениях и парогазовые электростанции, размещенные ближе к потребителям.

Целесообразно, на мой взгляд, в основном ограничиться строительством атомных электростанций в западных районах европейской части России.

— Вы имеете в виду создание на базе имеющихся станций дополнительных блоков?

— Не обязательно — может быть, нужно построить одну-две новые атомные электростанции. Не берусь конкретно говорить на эту тему, но нам предстоит замена многих блоков, надо все пересчитать с учетом этой замены. Однако мне кажется, что современные угольные электростанции экономически выгоднее, хотя окажут меньшее влияние на технический прогресс (в этом плюс АЭС). А проблему пикового потребления могли бы решить гидроэлектростанции и мощные газовые турбины. Наиболее трудная перспективная проблема — не увеличение производства базовой электроэнергии, а эффективное покрытие пиков электронагрузки, которые будут возрастать.


А.Г. Аганбегян — «Длинные» деньги — где Вы?

«Экономические стратегии», № 04-2007, стр. 24–29

Традиционная беседа академика РАН Абела Гезевича Аганбегяна с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым на этот раз посвящена одному из наиболее актуальных вопросов современной экономики — инвестициям как двигателю экономики.


— Абел Гезевич, все мы знаем, что инвестиции являются двигателем экономики, что есть прямая зависимость между нормой инвестиций в валовом продукте и темпами роста. Как эти закономерности преломляются в России?

— При очень низкой норме инвестиций в основной капитал (18 % в валовом внутреннем продукте — ВВП) экономический рост России составлял в 2003–2006 гг. около 7 % в год. Столь значительный рост, как известно, примерно на 2/3 был связан с повышением экспортных цен и большим притоком валюты в страну. В 2003–2004 гг. рост экспортных цен (баррель нефти — основной продукт экспорта России — его цена росла примерно по 10 долл. в год) вызвал ускорение экспортных отраслей — они росли по 9 % в год. В 2005–2006 гг., когда рост экспорта топлива, сырья и материалов захлебнулся и стал увеличиваться только по 2 % в год, дополнительный рост ВВП был вызван 10-15-процентным ростом услуг, оплачиваемых из бюджета, который из-за притока валюты (прежде всего экспорта) рос как на дрожжах, и 13-процентным ростом торговли (из-за 10-11-процентного увеличения реальных доходов, что во многом тоже связано с притоком валюты), формирующей около 20 % ВВП. Чтобы представить себе рост экспорта, приведу цифры: 2002 г. — 109 млрд долл., 2003 г. — 136 млрд, 2004 г. — 183 млрд, 2005 г. — 245 млрд, 2006 г.- 304 млрд долл., т. е. рост за 4 года в 2,8 раза. К тому же вместо оттока капитала из России в 2002 г. и в предшествующие годы затем постепенно стал увеличиваться приток иностранного капитала, который достиг в 2006 г. — 41 млрд долл. и продолжает быстро увеличиваться в 2007 г.

Что касается роста ВВП за счет внутренних условий и факторов, прежде всего за счет прироста инвестиций, то максимальная оценка здесь — 3 % (остальные 4 % — за счет роста экспортных цен).

— Вы сказали, что 18-процентная норма инвестиций — низкая. Но такая же норма инвестиций во Франции, немного ниже в США и ряде других развитых стран. Почему же она представляется столь низкой?

— Народное хозяйство России — увы, это не экономика Франции или США. Во-первых, там экономический рост в год составляет 2–3%, и при высокой эффективности использования инвестиций норма в 16–18 % им достаточна. Мы же хотим развиваться по 7 %, в крайнем случае — по 6 %, т. е. вдвое-втрое быстрее, и для этого нужны двойные инвестиции. Те страны, которые устойчиво за счет внутренних условий и факторов обеспечивают экономический рост в 6–7%, имеют норму инвестиций в 30–35 %.

Во-вторых, Франция, США, другие развитые страны имеют относительно молодые основные фонды, прежде всего машин и оборудования, средний срок которых 7–8 лет. А у нас до кризиса 1990–1998 гг. средний срок службы машин и оборудования был около 12 лет. Затем за 9 лет кризиса инвестиции быстро сокращались (в итоге снизились в 5 раз), и обновления почти не было. Поэтому средний срок службы машин и оборудования превысил 20 лет и только в последние годы немного сократился — притом в отдельных отраслях прошло обновление, например в пищевой промышленности и в экспортных отраслях, но в большинстве отраслей срок службы оборудования остается крайне высоким — в энергетике, машиностроении, химии, легкой промышленности, на транспорте и т. д. Наши основные фонды, особенно машины и оборудование, безнадежно устарели и требуют массового и скорейшего обновления. А это связано с большими дополнительными инвестициями.

Массовое обновление фондов и оборудования позволяет перейти на современные технологии, широко использовать инновации, намного сократить материальные и трудовые затраты, повысить качество продукции и освоить новые изделия и тем самым обеспечить высокую конкурентоспособность продукции.

Сегодняшнее положение с конкурентоспособностью российской продукции — аховое. При увеличении производства товаров в 2006 г. на 4 % импорт товаров вырос на 30 % и вытеснил значительную часть наших товаров с рынка. В первые месяцы 2007 г. импорт стал расти (в расчете на год) на 40–50 %. Помимо устарелости и неконкурентоспособности нашей технической базы, рост импорта стимулируется постоянным укреплением курса рубля по отношению к валютам других стран, что увеличивает прибыльность импорта.

В-третьих, Франция, США и другие западные страны имеют хорошо развитую инфраструктуру, прежде всего транспортную. Россия только во втором десятилетии этого века собирается вводить скоростные железные дороги Москва — Санкт-Петербург, Москва — Сочи, а Франция, например, давно имеет сеть TGV, где поезда ходят со средней скоростью свыше 200 км/ч, и эта сеть все больше распространяется на другие европейские страны. Россия не имеет ни одной двухсторонней современной скоростной автомобильной дороги между крупными городами (пока идет только проектирование такой автострады до Санкт-Петербурга), а США, Франция и вся Западная Европа покрыты густой сетью современных автострад. Поэтому нам нужны двойные, тройные инвестиции в инфраструктуру России, учитывая наши расстояния в сравнении с развитыми странами.

Кроме того, структура народного хозяйства России из-за высокой доли топливно-энергетических и сырьевых отраслей более капиталоемкая. Да и суровый климат значительной части России тоже требует дополнительных инвестиций. Все это говорит о том, что норма инвестиций в 18 % для современной России — крайне низка. По-хорошему, нам надо иметь 30–35 %. Кстати, Казахстан эту норму довел до 30 %, Китай имеет более 40 % и пытается ее несколько снизить, чтобы «гармонизировать», как они говорят, потребление и накопления. В целом по подавляющей части развивающихся стран, которые стремятся догнать развитые страны, в последние 25 лет норма инвестиций повышалась и превысила 30 %, а в начале XXI в. она стала приближаться к 40 %. И только Россия имеет эту норму ниже, чем ее имеют сегодня даже развитые страны — у них в среднем 21 %.

— Вы говорите о необходимости, грубо говоря, удвоения нормы инвестиций. А каковы сегодня, на Ваш взгляд, основные возможные источники инвестиций?

— Размер инвестиций в стране обычно связан с нормой внутренних сбережений (их долей в ВВП), которая растет и в большинстве «догоняющих» стран составляет 30–40 %. В России эта норма еще выше из-за «астрономических» размеров золотовалютных резервов — более 400 млрд долл., Стабилизационного фонда — около 120 млрд долл., профицита бюджета — 80 млрд долл. (2006 г.), к которым надо приплюсовать сбережения населения в банках (в пересчете на валюту — около 80 млрд долл.), в «кубышках» (еще минимум 40 млрд долл.) и на счетах зарубежных банков (минимальные оценки — 200 млрд долл.) — итого свыше 900 млрд долл. (или 90 % ВВП). Но, в отличие от других стран, эти огромные внутренние сбережения в подавляющей своей части не превращаются в России в инвестиции.

Инвестиции черпаются из фондов «длинных» денег. Таких наиболее значимых фондов в рыночной экономике четыре. Главный — накопленные пенсии. Человек активно работает в среднем 40 лет, и если он каждый месяц отчисляет 10 % своей зарплаты на пенсию, как это делается во всех рыночных странах, кроме России, то к концу жизни на его счету собираются огромные деньги — сотни тысяч долларов. Эти деньги идут в негосударственные пенсионные фонды, они там еще «крутятся» и за год вырастают процентов на шесть-семь сверх инфляции.

Казахстан в 1997 г. перешел на накопительную систему пенсий по примеру Чили, где еще при Пиночете была проведена очень эффективная пенсионная реформа. Казахстанцы 10 % своей зарплаты перечисляют в пенсионный фонд, и за прошедшие десять лет его объем вырос до 10 % валового внутреннего продукта. Применительно к России это уже сегодня было бы порядка 100 млрд долл. Но М.М. Касьянов (будучи премьер-министром), когда ему все это предлагали, предпочел разглагольствовать о том, что не нужно делать резких движений. Если бы в 2000 г. в России ввели новую пенсионную систему, мы сейчас имели бы нормальные пенсии.

Есть такое понятие — коэффициент замещения: это доля пенсии по отношению к зарплате. У нас этот коэффициент падает из года в год: сначала был 32 %, сейчас — 25 %, а через 15 лет он будет меньше 20 %. Между тем Международная организация труда приняла резолюцию, в которой рекомендует иметь коэффициент замещения не ниже 40 %, а лучше от 40 до 60 %.

Нам нужно следовать тем же путем. Сначала следует повысить зарплату на 15 %, а после этого ввести обязательные для всех пенсионные отчисления от зарплаты в размере 10 %. При этом в пенсионные фонды отчисления производят также предприятия и государство.

Второй источник инвестиций — средства страховых компаний. Страховые компании в большинстве стран богаче банков.

В развитых странах, например, все средства, которые представляют повышенную опасность, должны быть застрахованы. Причем застрахованы не абы как, а исходя из стоимости жизни человека. Сколько стоит жизнь человека в России?

— И сколько же?

По моей оценке, приблизительно 250–300 тыс. долл. В странах, где в обязательном порядке страхуется все и вся, в страховые компании очередь. Там страховые компании чрезвычайно богаты. А у нас автогражданка — единственное светлое пятно, и наши страховые компании очень бедны. Все их активы приблизительно равны 30 млрд долл., в то время как объем инвестиций в основной капитал в России уже составляет 180 млрд долл. в год, а требуется, как говорилось, 300–350 млрд долл.

Что нам мешает создать современную систему страхования? Надо было бы принять закон об обязательном страховании источников повышенной опасности на производстве. Он до сих пор не принят, а опасных производств в стране очень много. Затем нужен закон о транспортных средствах, ведь мы являемся членами альянса по страхованию жизни при международных авиаперевозках. Если человек здесь гибнет в российском самолете, мы обязаны возместить его родственникам ущерб в размере минимум 150 тыс. долл. Особо надо заняться главным видом страхования для людей — страхования их жизни. Тогда страховые компании поднимутся, будет бум страхования, и значительную часть их средств можно будет инвестировать в развитие экономики. Следующий источник «длинных» денег — это паевые фонды, куда люди несут лишние деньги, чтобы их приумножить. Это деньги, которые «делают» деньги. В паевые фонды люди относят деньги не на год, а на несколько лет. Это «длинные» деньги, и они тоже частично могут идти на инвестиции. В России паевые фонды развиваются быстрыми темпами, но их история насчитывает всего несколько лет. На сегодняшний день там скопилось миллиардов 15. Этого мало. Можно было бы резко увеличить эту сумму, если бы, например, деньги, которые отдаются в паевые фонды, были избавлены от налогов. Люди, вместо того чтобы проесть эти деньги, отдавали бы их на развитие экономики и общества. Кроме того, можно было бы как-то обезопасить паевые фонды, гарантировать населению, что в случае мошенничества государство компенсирует им потери. Короче говоря, государство должно агитировать за то, чтобы люди отдавали деньги в паевые фонды.

Четвертый источник инвестиций — банки. В России это единственный реальный источник. Активы российских коммерческих банков недавно превысили 500 млрд долл., т. е. составили более 50 % валового внутреннего продукта. В Казахстане — 105 %, в Китае — 180 %, а в развитых странах — от 200 до 300 % ВВП. Т. е. их банки в четыре-шесть раз богаче наших. И это при том, что у них есть и паевые фонды, и страховые компании, и накопленные пенсии, а ежегодный рост составляет 2–3%. У нас нет ни первого, ни второго, ни третьего, да еще слабые банки, а предполагаемый рост составляет 6–7%.

Почему наши банки такие бедные? Потому что в России основные денежные потоки идут мимо банков и сосредоточиваются у государства. В Государственном казначействе денег больше, чем во всех банках, вместе взятых, потому что у нас доля бюджета и внебюджетных фондов составляет около 40 % ВВП. Кроме того, в Казначействе содержатся все хозрасчетные деньги, которые зарабатывают бюджетные учреждения. Например, наша Академия народного хозяйства зарабатывает больше чем 1,5 млрд руб. Раньше нам разрешали хранить деньги в банках, а потом из банков все изъяли и перевели в Казначейство. Содержание денег в Казначействе неэффективно, потому что Казначейство не приумножает деньги. Оно хранит деньги в Центральном банке, а Центральный банк деньги «не крутит», в результате они обесцениваются. Мимо банков идет профицит бюджета, золотовалютные резервы, они не участвуют в формировании Стабилизационного фонда. Объем капитала и активов наших банков каждый год значительно растет. Но у нас нет времени ждать, когда же наши банки смогут взять на себя полное финансирование социально-экономического развития страны. Надо ускорить развитие банковской системы России, на что направлена Программа банкизации страны, разработанная Ассоциацией Российских банков (АРБ).

В частности, можно было банкам возвратить хозрасчетные счета бюджетных организаций из Казначейства и начать активно привлекать коммерческие банки к отдельным бюджетным финансовым операциям. Банк России мог бы начать кредитовать коммерческие банки, прежде всего в инвестиционных целях, о чем будет сказано ниже.

— Вы говорите о необходимости увеличить норму инвестиций до 30–35 % и для этого заново сформировать фонды «длинных» денег. А как же в СССР мы развивались длительный срок довольно быстро (по теперешним меркам), и обновляли фонды, и много строили новых предприятий? Откуда брались тогда столь значительные капиталовложения?

— В СССР норма инвестиций (при расчете по мировым ценам) составляла около 40 %, потом — к 1989 г. — она снизилась примерно до 35 %. Затем начался социально-экономический кризис 1990–1998 гг., и инвестиции, как известно, сократились в 5 раз. И хотя в последние 8 лет они увеличились в 2,2 раза, по абсолютной величине в 2007 г. они будут вдвое меньшими, чем в докризисном 1989 г. Заметьте, что объем валового внутреннего продукта при этом в 2007 г. достигнет уровня 1989 г. Отсюда понятно, почему у нас норма инвестиций всего 18 % — вдвое ниже, чем была в докризисный год.

Откуда брались тогда капвложения? Главным образом из госбюджета, который аккумулировал подавляющую часть прибавочного продукта предприятий и организаций, которые были государственными. Относительно небольшая часть инвестиций — на капремонт, единичное приобретение оборудования, строительство вспомогательных объектов — осуществлялась за счет амортизационных отчислений предприятий и его небольшого фонда накопления, образованного из прибыли.

Сегодня у нас другой общественно-экономический строй с частной собственностью, предприятия которой находятся на полном самообеспечении, самофинансировании. Небюджетные госпредприятия в основном тоже работают в рынке и тоже сами финансируют инвестиции. Поэтому размер госбюджета резко сократился — в нем концентрируется уже менее половины прибавочной стоимости, создаваемой предприятиями, и он не способен, как при Советской власти, взять на себя финансирование подавляющей части капиталовложений.

— Нарисована довольно мрачная картина о неразвитости в России фондов «длинных» денег, откуда черпаются инвестиции. Спрашивается, откуда же берутся инвестиции в нашем народном хозяйстве — ведь это огромная сумма в 4,8 трлн руб., или почти в 180 млрд долл. в 2006 г.?

— Постараюсь ответить. Примерно четверть этой суммы — это инвестиции из бюджетов всех уровней и внебюджетных государственных фондов. Эти инвестиции в подавляющей части идут на бюджетные объекты — оборонные, правоохранительные, инфраструктурные, социальные.

Что касается предприятий и организаций, в том числе государственных (не бюджетных), то к ним поступает минимум бюджетных инвестиций в соответствии с госпрограммами, из инвестфонда Минэкономразвития, в будущем — из государственных венчурных фондов и некоторых других госисточников. В подавляющей же части предприятия и организации находятся на самоокупаемости: около 70 % инвестиций они изыскивают из своего амортизационного фонда (немного больше половины) и из прибыли (немного меньше половины);около 10 % инвестиций предприятия находят внутри страны, главным образом это инвестиционные кредиты банков; примерно 20 % инвестиций — а это 35 млрд долл. — поступает от зарубежных инвесторов. Такие зарубежные средства в основном получают экспортеры — крупные корпорации.

Систематическое поступление средств из-за рубежа в виде размещения корпоративных облигаций на фондовых биржах западных стран, банковских займов и т. п. увеличивает внешнеэкономический долг предприятий, организаций и обслуживающих их банков, который суммарно приближается к 300 млрд долл. Наиболее крупными должниками здесь являются «Газпром» — около 40 млрд долл. долга и «Роснефть» — 36 млрд долл. (значительная их часть предназначалась на покупку активов ЮКОСа).

Внешний долг в 300 млрд долл., составляющий 30 % от валютного объема ВВП, пока далек от критической черты — она составляет 60 % (по международным стандартам). Но он быстро растет, а главное — крайне неравномерно распределен, и поэтому отдельные холдинги, концерны, предприятия и организации находятся в рисковой зоне, особенно если значительная часть их долгов находится в форме облигаций, которые не поддаются реструктуризации, и невозможность их регулярной оплаты приводит к немедленному дефолту. С 2007 г. из-за резкого замедления притока валюты по экспорту (экспортные цены, в том числе на нефть, прекратили расти, хотя держатся пока на высоком уровне) прибыльность многих предприятий серьезно снизилась, и им все труднее будет расплачиваться с долгами, которые к тому же прогрессивно возрастают: в этом году ожидается увеличение притока иностранного капитала — 100 и более млрд долл. против 41 в 2005 г.

— Куда же смотрит в этой ситуации Министерство финансов, другие госорганы?

— Министерство финансов занимается своим делом. И дело это — весьма своеобразное. Дело в том, что у нас в стране неправильно определена роль Министерства финансов — оно выступает как орган, который сам составляет бюджет, сам его исполняет и сам же себя контролирует. Это противоречит мировой практике. Например, в Казахстане бюджет составляет не Министерство финансов, а Министерство экономики, и понятно почему. Потому что бюджет — это инструмент развития, а не фискальная категория. Если бюджет составляется в Минфине, то главная задача — меньше тратить деньги и иметь собственные скрытые резервы, «занижая» исходную базу, «недооценивая» инфляцию, «затягивая» выплаты, особенно в конце года, и т. п.

К тому же Минфину отдали на откуп налоговую систему. Поручить Министерству финансов составлять Налоговый кодекс — это все равно, что поручить милиции составлять Уголовный кодекс. Но такое никому не придет в голову. Кто составляет Уголовный кодекс? Юристы и специалисты по уголовному праву, среди которых есть, вероятно, и сотрудники МВД, Минюста, ученые, работники госаппарата. Они представляют разные интересы, которые пересекаются и в конце концов отражают в кодексе интересы общества. Налоговый кодекс — это еще более важный документ, чем Уголовный кодекс, по нему живет вся страна. Налоговая система должна быть стимулирующей. Ее цель — не только собрать деньги, но и поощрять развитие. А Минфин сделал налоговую систему чисто фискальной, ликвидировав даже инвестиционную льготу. В итоге в год, когда это было сделано (2002 г.), рост инвестиций с 10–15 % сократился до 2,6 %.

— А какова в этой ситуации может быть роль Центрального банка России?

— Центральный банк набит деньгами: его золотовалютные резервы превысили недавно 400 млрд долл. (3-е место в мире). У него размещены все счета Государственного казначейства — и это еще большая сумма. Кроме того, каждый год он берет с банков своеобразный налог в виде отчислений в резервный фонд. Вы представляете, какую сумму он накопил?

Так вот, эти деньги, с моей точки зрения, могли бы использоваться для обновления основных фондов, машин и оборудования. Сегодня это главная проблема нашего будущего развития. Нужно просто выкинуть все старье и перейти к новым технологиям. Так мы обеспечим огромный подъем, прорыв, инновации, высокую конкурентоспособность, расцвет промышленности и всей экономики. Центральный банк мог бы давать коммерческим банкам долговременные инвестиционные целевые кредиты на три, пять, семь, десять лет по ставке рефинансирования, которую он может определить не только в рублях, но в долларах, в евро и в иенах. Ну, например, инвестиционный кредит на обновление оборудования под 10 % (сегодня) годовых в рублях (завтра будет 9,8 %), под 6 % годовых в долларах, 5 % — в евро и 4 % — в иенах. Коммерческие банки добавили бы свою маржу, предел которой должен быть установлен Центральным банком, потому что его кредит целевой, например 1,5 %, — итого получается максимум 7,5 % годовых. Каждое предприятие и организация составляет бизнес-план, перечень необходимого оборудования и технологий и обращается в коммерческий банк. Последний приглашает экспертов, которые анализируют планы предприятий и дают прогноз по поводу возврата денег.

Конечно, это огромная работа. Предприятия и банки к ней готовы плохо, и нужно время, чтобы были составлены стратегические планы развития, обсчитаны необходимые для вдохновляющего будущего инвестиции, составлены детальные бизнес-планы и планы технического перевооружения. Поэтому Банк России не сразу выйдет на оптимальные суммы инвестиционного кредита, но, начав, скажем с 20–30 млрд долл., он за три года сможет довести размер общего кредитования до 80 млрд долл.

Почему Центральный банк, Минэкономразвития и Министерство финансов этого не делают? Они боятся, что лишние деньги, которые придут в хозяйство, вызовут инфляцию. Но в данном случае большая часть денег (по нашим расчетам, до 80 %) пойдет на закупку оборудования за границей, т. е. деньги уйдут за рубеж, причем само предприятие их не увидит, как Вы понимаете. Банк перечислит средства поставщику и будет контролировать поставки оборудования. Представьте, что Вы занимаетесь производством кондитерских изделий. Покупаете в Германии за 2,5 млн евро автоматизированную систему по производству вафель. Ваши люди проходят там стажировку, приезжают немецкие специалисты, монтируют линию у Вас на предприятии, и Вы начинаете производить вафли. Где тут инфляция? Вы гасите инфляцию, а не создаете.

Следующий источник инвестиций — фондовый рынок и корпоративные облигации. Фондовый рынок в России достиг триллиона долларов, но эти деньги в очень малой степени используются на инвестиции. Государство могло бы стимулировать этот процесс при помощи разного рода льгот — например, освободить от налогов те суммы, которые идут на инвестиции. Также недостаточно используются на инвестиции огромные средства, полученные компаниями при выходе на фондовый рынок — при IPO. В 2006 г. IPO привлекло втрое больше средств, чем в 2005 г., — более 17 млрд долл., в 2007 г. будет намного больше.

По мере улучшения и ужесточения налогового администрирования все больше налогов выходят из «тени», и эффективная налоговая ставка повышается. Это даст возможность продолжить снижение налогов с предприятий. При введении инвестиционной льготы эти дополнительные средства в значительной мере тоже направят на инвестирование.

До сих пор мы говорили о рыночных инвестициях, но кроме рыночных есть государственные инвестиции. У нас огромный госбюджет. Почему бы из него не выделять больше инвестиций на разные цели? И не только на инфраструктуру? Например, в нефтехимии можно развить государственно-частное партнерство. Если Вы хотите создать нефтехимический комбинат, то государство могло бы взять на себя решение инфраструктурных проблем, в частности строительство железной дороги к комбинату, энергоснабжение. Оно также могло бы покрыть часть процентов по кредиту, ввести определенные льготы. Государство может собрать нефтяные компании и сказать: «Вы должны глубже перерабатывать нефть и развивать нефтехимию, а мы создадим Вам для этого все условия».

Они ответят: «Дайте денег из бюджета».

Государство и так дало в этом случае немалые средства. У государства масса возможностей для ориентации наших крупнейших нефтяных компаний на то, чтобы они стали комплексными энергетическими компаниями и наряду с нефтью добывали природный газ, производили электроэнергию, перерабатывали весь попутный газ и ускоренно развивали нефтехимию. Тогда их объем реализации и капитализации сравняется с западными нефтяными мэтрами вроде ВР, а не будет в 3–5 раз ниже.

— Есть какая-то корреляция между вывозом капитала и отсутствием инвестиций?

— Связь, конечно, есть, но не это главное. Главное, что в нашей стране отсутствуют крупные внутренние источники инвестиций. У нас пока предприятия и организации на 70 % себя сами инвестируют. На Западе это происходит только на 20–25 %, а остальные деньги — заемные. В России инвестиционный кредит ограничен, к тому же его можно взять под очень высокий процент, что невыгодно.

Надо до конца осознать: без значительного увеличения инвестиций, без быстрого обновления фондов, без перевода отраслей на новую технологическую базу у нас нет перспектив.


А.Г. Аганбегян — Заработная плата и социальные реформы — туда ли мы с ними идем?

«Экономические стратегии», № 05-06-2007, стр. 24–27

Очередная беседа академика РАН Абела Гезевича Аганбегяна с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым посвящена положению дел со стоимостью рабочей силы в России и структуре заработной платы в связи с развертыванием социальных реформ.


— Абел Гезевич, не так давно мы с Вами обсуждали проблему заниженной цены на российский газ. Не находите ли Вы, что цена рабочей силы также занижена?

— В России — да, потому что здесь рыночные реформы не были до конца распространены на заработную плату. У нас заработная плата и вся социальная сфера во многом находятся как бы вне рынка.

Понимаете, капитализм существует уже 200 лет, и за это время он через многое прошел и принял какие-то эффективные формы. Разные страны шли к этой эффективности по-разному. К чему они пришли в итоге? К тому, что номинальная зарплата должна быть очень высокой — это выгодно, так как в результате появляется возможность замещать ручной труд машинным. Если зарплата высокая, то выгодно повышать производительность труда, экономить трудозатраты. Если зарплата очень высокая, нет смысла иметь личного водителя или секретаршу — одна секретарша на несколько человек, а за рулем сидите Вы сами.

Куда девается эта высокая номинальная зарплата при капитализме? Во-первых, признано целесообразным иметь достаточно высокие налоги — в мире, как правило, не бывает подоходного налога ниже 20 %, а средний подоходный налог — не ниже 30 %. Считается, что довольно низкие налоги имеют место в США — максимально высокий налог там составляет 38 %. Это без социального налога, потому что обязательные социальные выплаты (например, на пенсии и страховку на лечение) обычно не считаются налогом.

Во-вторых, все граждане платят налог на недвижимость, исходя из ее рыночной цены. Например, Ваш дом оценен в 500 тыс. долл., значит, Вам придется заплатить минимум 0,5 % — 2500 долл. в год. Нормальный процент. Оценивается также земля, на которой он стоит, — например, 200 тыс. долл. В сумме Вы будете платить не менее 3,5 тыс. долл. в год. Кроме того, 10 % от номинального заработка Вы платите в свой пенсионный фонд.

Во многих странах какую-то часть заработка, например 5–7%, платят в страховые медицинские фонды. Также медицинскую страховку и пенсионные взносы платит Ваше предприятие, но размер этих выплат зависит от того, сколько Вы зарабатываете. Высшее образование почти во многих западных странах платное, поэтому на него нужно копить.

Главное — 25–30 % номинального дохода идет на оплату жилья. В эту сумму включается ипотечный кредит на приобретение жилья, обязательная страховка жилья, оплата коммунальных услуг, включая Интернет, кабельное телевидение, телефон, воду, тепло, электричество.

Если посчитать все обязательные выплаты, то получится, что человеку из номинального (брутто) заработка остается где-то 25–30 %. Допустим, Вы получаете 4 тыс. долл. в месяц — это приличная зарплата. После указанных вычетов у Вас остается 1000–1200 долл. Из этих денег Вы оплачиваете машину, включая ее обязательную страховку, откладываете деньги на отпуск, и у Вас остается, скажем, долларов 700–800. На них Вам предстоит прожить месяц.

— Т. е. человек практически бедствует?

— Не бедствует, потому что 700–800 долл. в месяц за рубежом на питание и промтовары — это приличная сумма. Они живут не так, как мы, более расчетливо, обычно ходят в магазин с бумажкой, где предварительно считают, что нужно купить. Они пользуются разными скидками, многое покупают при распродажах, ходят в относительно дешевые рестораны, где обед на двоих стоит приблизительно 30–40 долл.

— А на что тратит свою зарплату россиянин?

— В России от суммы заработка подоходный налог составляет 13 %, квартплата и коммунальные услуги — 10–15 %. Средняя официальная зарплата в России по статистике, например, за июнь 2007 г. составляла 13 810 руб., а с учетом теневой зарплаты («в конверте») — на 30–40 % выше, т. е. 18–19 тыс. руб.

— Получается примерно 700 долл.?

— Да, примерно так. Но надо иметь в виду, что это — суммарная величина. Если взять распределение заработной платы по группам работников, то, как видно, разница между низкой зарплатой и средней зарплатой составляет около 15 тыс. руб., а между средней и высокой заработной платой эта разница измеряется десятками тысяч рублей. И поэтому высокие заработки у части работников тянут среднюю зарплату вверх. Грубо: до уровня средней зарплаты ее получает 2/3 работников, а выше — 1/3. Поэтому более представительный показатель — медианная зарплата, ниже и выше которой получает половина работников: она намного ниже средней — где-то в районе 400 долл. Если же взять самую распространенную заработную плату, которую получает больше всего работников (мода — модальная зарплата), то она будет в районе 250 долл. Это видно на графике (см. рис. 1).



Значительная часть работников, получающая большую часть зарплаты «в конвертах», не платят полностью подоходный налог. Практически у нас нет обязательных отчислений с зарплаты на пенсии, страховку по лечению, минимум уплачивается по налогу на недвижимость.

Поэтому 75 % зарплаты уходит на приобретение товаров, а у них — только 25–30 %. И средняя зарплата в России — очень низкая, и нельзя по средней зарплате сравнивать уровень жизни на Западе и в России. Такие сравнения некорректны.

Международная организация труда провела анализ почасовой заработной платы в народном хозяйстве разных стран. Этот показатель в Дании был принят за 100 %, в США он составил 80 % от уровня Дании, а в России — 4 %. Не может быть разницы в 25 раз!

Поэтому я сторонник удвоения номинальной зарплаты в России: увеличиваем зарплату на 10 % и вводим отчисления в размере 6–7% на лечение, поднимаем зарплату на 15 % и вводим 10-процентное отчисление на накопительные пенсии (как в Казахстане), увеличиваем зарплату на 20 % — вводим налог на недвижимость, еще наращиваем зарплату на 25 % и переходим на рыночные цены оплаты жилья и всех коммунальных услуг. Итог — повышение номинальной зарплаты вдвое!

— Вы говорите о бюджетном секторе?

— Вообще обо всех секторах. У нас 60 % рабочих и служащих работают в государственном секторе, если в это понятие включать не только бюджетную сферу, но и «Газпром», РАО «ЕЭС России», «Аэрофлот», т. е. те компании, которым государство может приказать…

— А государственные компании?

— Осталось 40 %, из них — 20 % с лишним работают в крупных компаниях — с ними поименно можно договориться, а остальные — в малом и среднем бизнесе, где надо договариваться с соответствующими ассоциациями мелких и средних предпринимателей. Договориться можно на таких условиях: государство снизит налоги, а они поднимут зарплату своим сотрудникам на ту же сумму. Возможность снижения налогов с бизнеса возникает в связи с увеличением налогов с возрастающей зарплаты и в связи с сокращением расходов бюджета, которые принимают на себя работающие люди.

— Сколько времени уйдет на реализацию этого плана?

— Сначала нужно принять решение, но пока такого решения нет. Подобную систему мероприятий можно осуществить, как мне кажется, года за два-три.

— А может быть, российскому обществу выгодна нерыночная система?

— Эта система не может быть выгодна. Она тормозит экономическое, а значит — и социальное развитие страны. При низком заработке — и налоги с населения получаются заниженными, и как следствие приходится брать повышенные налоги с предприятий и организаций, что препятствует их развитию, так как изымают средства, которые могли бы идти на инвестиции и инновации.

Наша налоговая система — калека одноногая. Западные страны за 200 лет создали такую налоговую схему: половину налогов платит человек — подоходный налог и налог на недвижимость, а вторую половину платит бизнес.

В США 70 % платит человек, 30 % — бизнес, там очень выгодно заниматься бизнесом. Малый бизнес первые три года вообще не платит никаких налогов. В Польше 40 % платит человек, 60 % — бизнес. А у нас человек платит меньше 15 %, и 85 % — бизнес, что ненормально.

Если в два раза повысить зарплату, ввести налог на недвижимость, вывести из тени доходы населения, то вместо доли в 15 % — налоги с населения составят примерно 40 % всех налогов и можно будет на соответствующую величину снизить налоги с предприятий.

Для этого нужно менять бюджетную систему. Бюджет не должен отвечать за пенсии, будет какой-то переходный период — лет 10–15 — пока накопительные пенсии достигнут нужного уровня, но потом с бюджета будет снята ответственность за пенсии, кроме пенсий военнослужащим и государственным чиновникам.

С бюджета во многом будет снята и проблема финансирования жилья и коммунальных услуг (исключение — бедные слои населения, военнослужащие). Примерно такой должна быть и вся идеология социальных реформ. Они должны строиться вокруг реформы заработной платы, а не так, как сейчас — каждый год стоимость квартплаты и коммунальных услуг повышается, а реальная зарплата на эту величину уменьшается. Снижение реальной зарплаты — это, по сути дела, подножка экономическому росту.

Предлагаю другой путь: вводить вычеты тогда, когда повышается зарплата. Инфляцию это не спровоцирует, потому что Вы одной рукой повышаете зарплату, а другой — примерно эту же сумму направляете на определенные нужды — либо на пенсии, либо на оплату коммунальных услуг, либо еще на что-то полезное. Повышение номинальной зарплаты будет, таким образом, стимулировать производство и за счет снижения налогов с бизнеса, и за счет стимулирования роста производительности труда (из-за дороговизны рабочей силы).

С другой стороны, это резко повысит стимулы к труду самих работников, их стремление улучшить свою жизнь. При зарплате, например, в 30 тыс. руб. в месяц на жизнь у работника (после обязательных вычетов) остается 10–15 тыс. руб., и прибавка даже 500-1000 руб. станет более значимой.

Повышение номинальной зарплаты позволит значительно снизить дифференциацию в уровнях зарплаты и доходов граждан. Ненормально, что средняя зарплата 10 % высокооплачиваемых в 20 раз выше, чем у 10 % низкооплачиваемых, что средний доход 10 % богатых в России в 15 раз выше, чем у 10 % бедных. В Западной Европе эта разница составляет 6–7 раз, в Казахстане — менее 10 раз. На мой взгляд, радикальное сокращение социальной дифференциации — важнейшая задача России. У нас минимум зарплаты в 6–8 раз ниже средней даже после повышения до 2300 руб., а в развитых странах — в 3, максимум — в 4 раза. Нам немедленно следовало бы установить минимум зарплаты на уровне хотя бы прожиточного минимума (хотя он, как мне кажется, сильно занижен), а потом довести в месячном выражении до 5–6 тыс. руб. в месяц (в Москве он скоро будет установлен в размере 6300 руб.).

Повышение номинальной зарплаты позволит быстро до конца довести давно начатые и пробуксовывающие социальные реформы, благодаря накопительным пенсиям за 7-10 лет поднять их уровень (по отношению к средней зарплате) с 25 % в настоящее время до 40–50 %, как в странах Восточной Европы, выровнять обеспеченность жильем (где сильная дифференциация недопустима), профинансировать катастрофически отстающую коммунальную систему, увеличить финансирование здравоохранения и т. д.

Очень важно — работник сам будет решать, что ему выгоднее: иметь ли более просторное жилье, но меньше тратить на другие нужды, какой образ жизни вести.

Серьезный результат может дать и переход к рыночному налогу на частную недвижимость граждан. Это позволит повысить налог с богатых, имеющих обширную недвижимость, и тем самым в какой-то мере восстановить социальную справедливость, а кроме того — обеспечить этим налогом доходы местного бюджета, что позволит перейти к реальному местному самоуправлению.


В.В. Длугач — В усадьбе должна быть жизнь

«Экономические стратегии», № 05-06-2007, стр. 122–129

Среди многочисленных памятников русской художественной культуры музею-усадьбе «Архангельское» принадлежит особое место. По признанию многих, необыкновенное ощущение нереальности величественной красоты архитектурного и скульптурного ансамбля усадьбы, словно бы парящей над землей, связано с незримым присутствием некоего «гения места». Для тех, кто знаком с историей Архангельского, этот феномен во многом объясним: его духовный потенциал формировался на протяжении нескольких веков многими поколениями владельцев имения.

Директор ФГУК ГМУ «Архангельское» Владимир Владимирович Длугач в беседе с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым соединяет славное, но отнюдь не безоблачное прошлое усадьбы с наиболее актуальными проблемами настоящего и делится планами на будущее, призванными укрепить ее в том статусе, который принадлежит ей по праву.


— Владимир Владимирович, в чем, на Ваш взгляд, ценность Архангельского для России, для мира?

— Ценность исторических памятников и исторического наследия вообще основана на памяти и отношении, которые они заслужили у современников. К примеру, ценность Архангельского создали его владельцы, в частности князья Николай Алексеевич Голицын и Николай Борисович Юсупов. Первый задумал преобразовать Архангельское в образцовую усадьбу, отвечающую духовным устремлениям века Просвещения, и заложил основы, второй воплотил все идеалы в жизнь. Одно из достоинств Архангельского — абсолютное выражение идеи классицизма. А самое главное — то, ради чего вообще строилась усадьба, — это живопись, библиотека, театр. Существовало бы в то время кино — наверное, тут был бы и кинозал, а потом и спутниковое телевидение. Вообще, вся российская культура, которая в XIX в. достигла своего апогея, была представлена в усадьбе. Это была Культура с большой буквы, и усадьба стала ее центром. В этом — главная ценность Архангельского. И еще одно: именно в усадьбах концентрировалась культурная жизнь местного общества, окрестного дворянства.

Думаю, читателям Вашего журнала будет интересно узнать, что владелец усадьбы князь Николай Борисович Юсупов был выдающимся для своего времени предпринимателем. Богатство, которым Юсупов славился, приумножалось не столько за счет объединения капиталов в результате удачных браков родственников, сколько благодаря тому, что он очень ловко использовал свое государственное положение для личной выгоды.

— В чем это заключалось?

— Во-первых, по поручению Екатерины II Юсупов в течение девяти лет путешествовал по Европе, закупал произведения искусства для коллекции Эрмитажа и далеко не самые худшие экспонаты и образцы оставил себе, наверняка сторговавшись с продавцами за меньшую цену. А так как он был человек очень образованный и понимал в искусстве, то покупал именно то, что имело подлинную ценность, что давало двойную прибыль. Во время Отечественной войны 1812 г. французы были в Архангельском и сильно разрушили усадьбу. В своем дневнике князь написал, что застал усадьбу, в которой скульптура была заражена сифилисом — все статуи были с отбитыми носами. Однако довольно скоро усадьба была восстановлена, потому что Юсупов умел зарабатывать, тогда — на военных заказах, поскольку он практически имел монополию на суконное производство и пошив шинелей.

— Выходит, Юсупов был и просвещенным вельможей, и бизнесменом?

— Что самое интересное, доход от поместий в разных губерниях, принадлежавших Юсупову, целиком вкладывался в Архангельское, которое князь сделал расходной статьей своего большого дела. Но на старости лет эта великолепная усадьба доставляла своему хозяину огромное наслаждение, он гордился ею. Между прочим, Юсупов организовал в Архангельском буквально индустрию туризма.

— Расскажите об этом поподробнее, пожалуйста…

— Были разработаны маршруты для разных категорий посетителей. Тех, кто был ему особенно интересен, князь встречал сам и предлагал особый маршрут, в каждой точке которого поджидал гостя и угощал чаем, кофе или картинной галереей, каким-то действом, музыкальным представлением и т. д. В заключение дарил сувениры, которые должны были напоминать о пребывании в Архангельском. Ведь на территории усадьбы размещался фарфоровый завод, он и производил эти сувениры: тарелки с видами Архангельского или с копиями картин из его собраний. Архангельское было необыкновенным туристическим предприятием.

— Это уже не просто туризм, это благотворительность какая-то.

— Вы понимаете, Юсупов не брал денег с посетителей — по-видимому, он в них не нуждался. Он это рассматривал как свою миссию…

— Национальные проекты в чистом виде, не правда ли?

— Совершенно верно. Юсупов видел, как усадьбы выглядели в Европе, и хотел привнести усадебную культуру в отечественную среду. Сейчас, когда мне говорят: давайте разработаем программы приема посетителей, я отвечаю, что ничего не надо разрабатывать, у Юсупова все было хорошо организовано и работало!

— По Вашей оценке, много усадеб было уничтожено после 1917 г.?

— Вот считайте: из тысячи сохранилось 20, остальное было разрушено, сожжено или использовалось не по назначению. Архангельскому повезло вместе с еще двумя усадьбами — Кусково и Останкино, потому что в 1918 г. был принят декрет об их национализации и организации в них музеев. Это спасло усадьбы.

— А кто был хозяином Архангельского на момент национализации?

— Последней владелицей усадьбы была Зинаида Николаевна Юсупова, но и Феликс в своих воспоминаниях много пишет об Архангельском. Ну, а после революции свою лепту в историю Архангельского внес человек если не номер один, то номер два в Советской России — Лев Троцкий, который тогда был народным комиссаром по военно-морским делам. Его жена, Наталья Ивановна Седова, в то время являлась начальником отдела музеев в Наркомпросе и очень хорошо знала усадьбу.

Я думаю, не без ее участия в Архангельском сначала разместили госпиталь для красных командиров, а затем ставку Верховного главнокомандующего и самого Троцкого. Лев Давидович жил здесь практически до отъезда из России и занимал едва ли не половину дворца.

— Как официальное лицо?

— Как частное лицо. Антресольный этаж занимала супруга Троцкого, а половину второго этажа — он сам. Этот человек ни в чем себе не отказывал. Все это способствовало тому, что Наркомпрос, который сначала владел Архангельским, сдал свои позиции в пользу Наркомвоенмора. И практически 80 лет военные владели в Архангельском всем, даже музей был всего лишь подразделением Центрального военно-клинического санатория, как, к примеру, финчасть или детский сад. От музея осталось 2 или 3 здания, которые военные использовали по своему разумению. Церковь превратили в выставочный зал, здание колоннады (храма-усыпальницы) — сначала в продовольственный склад, а затем в штаб гражданской обороны. В двух примыкающих к дворцу флигелях — восточном и западном — размещались палаты для отдыхающих, там и планировка до сих пор сохранилась палатная — с рукомойниками в каждой комнате.

— Но какие-то музейные фонды оставались в Архангельском?

— Не все, потому что в 1930-е гг., в период так называемого повального перераспределения музейных фондов, очень много было вывезено, особо ценное — в Эрмитаж и во вновь создаваемые музеи, такие как ГМИИ имени А.С. Пушкина. В 1920-е и в начале 1930-х гг. все, что не входило в основную экспозицию и вообще не признавалось музейным, пропускалось через Торгсин, продавалось через комиссионную торговлю и просто раздавалось частным лицам, генералам в том числе. Это и то, что сейчас мы бы рассматривали как антиквариат, а в тот момент антиквариатом не считалось, потому что использовалось в быту, например столовое серебро.

— Сколько процентов?

— Думаю, не менее 50.

— А немцы во время Отечественной войны дошли до Архангельского?

— Немцы не дошли, но были близко, на Волоколамском шоссе. Зато во время войны очень много экспонатов было вывезено в эвакуацию в Омск и, к сожалению или к счастью омичей, там и осталось.

— Давайте вернемся в наше время…

— К началу 1980-х гг. зашла речь о том, что надо начинать реставрировать то, что осталось от юсуповской усадьбы. Под давлением общественности в 1985 г. музей был закрыт на реставрацию, которая была вялотекущей и довольно быстро закончилась — военные только перекрыли крышу дворца, и практически до 1997 г. никаких реставрационных работ в усадьбе не проводилось. Музей был закрыт, но плохо законсервирован, все разрушалось.

— А как Министерство обороны отнеслось к тому, что музей перешел в подчинение Министерства культуры РФ?

— Середина 1990-х гг. для Министерства обороны была не самым лучшим временем, поэтому оно было готово отдать все, тем более не профильное. Сейчас, я думаю, такого уже не произошло бы. Когда в 1996 г. было принято По-становление Правительства о реорганизации усадьбы «Архангельское» и создании государственного музея в системе Министерства культуры РФ, это стало событием для российской культуры, для Архангельского же — великим событием.

— Как так получилось, что на территории усадьбы располагается санаторий? И, судя по всему, он отреставрирован?

— Очень часто путают корпуса санатория с музеем, но они — просто здания своей эпохи, причем в хорошей сохранности, ведь их все время подкрашивали, ремонтировали, в отличие от памятников. Оно бы так и продолжалось, пока все музейные здания не разрушились бы. Ведь тот же дворец использовался с колоссальной нагрузкой — группы туристов стояли в очереди и запускались каждые 15 минут. Музей зарабатывал и валюту, поэтому останавливать денежный поток ради его реставрации военным было не с руки, зачем им нужна еще и такая нагрузка?

— Вы первый директор нового музея?

— Приказ о моем назначении директором был издан в конце 1996 г. Тоже не самое лучшее время. Если уж Министерству обороны было плохо, то что говорить о Министерстве культуры! Достаточно сказать, что печать для музея заказывали на собственные деньги, потому что у музея ничего не было — ни счета, ни денег на счету. Нужно отдать должное Красногорской администрации, которая в тот момент пришла нам на помощь. На бартерной основе за счет зачета налогов они привлекли в Архангельское несколько строительных организаций. Это не была реставрация в строгом смысле слова, зато строители привели в более-менее приличный вид несколько объектов, что дало возможность открыть музей. В 1997 г. мы начали принимать посетителей, стали зарабатывать деньги, которые вкладывали в реставрацию малой архитектуры, в строительство зон приема посетителей и т. д.

— Вы знаете, сколько пришло посетителей в 1997 г.?

— Думаю, немного, может быть, тысяча, а вот сейчас — около 400 тыс.

— Видите, пока страна удваивает ВВП, Вы, так сказать, увеличиваете свой ВВП в четыреста раз. А, скажем, еще через 7 лет сколько будет посетителей, на Ваш взгляд?

— К сожалению, поток посетителей не может расти беспредельно. Пока максимальное количество посетителей на территории музея — около 10 тыс. одновременно, но это перебор. А вот чтобы не в ущерб природе и памятникам — это 5–6 тыс. посещений в день.

Если взять 1997 г. как точку отсчета для Архангельского, то когда Вы почувствовали, что наступил перелом в жизни музея, что он опять становится популярным?

Я думаю, в 2002 г., но начало было положено в 2000 г.

— Какие события привели к возрождению Архангельского?

— В 2000 г. мы, при содействии общества «Американские друзья русской усадьбы» во главе с Присциллой Рузвельт, оказались в печальном, но давшем нам шанс на возрождение списке Всемирного фонда памятников, который назывался «Перечень 100 памятников мировой архитектуры, находящихся под угрозой разрушения и требующих международной охраны». Кстати, тогда в общество входили такие лица, как внучка Эйзенхауэра Сьюзен Эйзенхауэр, Рокфеллер-младший и другие. В этот список мало попасть, нужно еще и заинтересовать кого-то, кто сможет оказать материальную помощь. И Архангельским заинтересовались: в 2000 г. мы получили от American Express грант в размере 50 тыс. долл., тогда для нас это были огромные деньги.

— Столько в то время стоила однокомнатная квартира в Москве.

— А мы на эти деньги сделали новую кровлю исторического театра Гонзаго. И сразу встали перед необходимостью укрепления стен, фундамента и всего остального — старые стены могли не выдержать новой крыши. Это подвигло Министерство культуры на то, чтобы начать финансировать реставрацию уникального театра. Более того — и это беспрецедентный случай в истории Всемирного фонда памятников и его программы «Памятник под международной охраной», — в 2002 г. мы не только попали в этот список второй раз, но и получили 70 тыс. долл. на то, чтобы сделать в театре окна и двери.

— От кого на этот раз?

— Опять от American Express. И вдогонку гранту Всемирного фонда памятников мы получили грант из Резервного фонда Президента России Бориса Николаевича Ельцина в размере 3 млн руб.

— Это было независимое решение или на его принятие повлияло вручение гранта от АЕ?

— Думаю, что повлияло, во всяком случае, American Express и Всемирный фонд памятников полагают, что именно они дали толчок государственному финансированию реставрации Архангельского. Наверное, так оно и было, потому что с тех пор уже нельзя остановить процесс финансирования — себе дороже встанет. Это заставляет государство выделять какие-то средства на реставрацию. Но год на год не приходится. Ведь для того, чтобы закончить реставрационные работы, нужно два с половиной года и около 500 млн руб. При сегодняшнем же финансировании вместо двух с половиной лет реставрация будет продолжаться десять.

— Мы логически подошли к вопросу: что сделать, чтобы завершить реставрацию и чтобы в усадьбе вновь началась жизнь, которая была при Юсуповых?

— Здесь я вынужден поклониться нашему государству. Ведь, кроме как из бюджета, мы ниоткуда, во всяком случае в таком объеме, средств получить не можем. Во-первых, из-за отсутствия законодательства, стимулирующего инвесторов или спонсоров вкладывать деньги в реставрацию, а значит, в сохранение российской культуры. Во-вторых, не в обиду будет сказано, причина в недостаточном культурном уровне самих спонсоров, потому что, кроме Эрмитажа, Русского музея и Третьяковской галереи, для них ничего не существует, равно как, кроме Шишкина и Айвазовского, художников нет. Они могут дать деньги только на то, что позволит им «засветиться» на фоне престижного мероприятия или просто на узнаваемом фоне.

— Но у Вас-то с фоном проблем нет!

— Это только на первый взгляд. За прошедшие 20 лет усадьба «выпала» из так называемого «золотого» туристического треугольника Москвы и Подмосковья: «Оружейная палата — Загорск (Сергиев Посад) — Архангельское». Как следствие музей забыли. Значит, еще одна наша задача — постараться возродить доброе имя Архангельского и постепенно возвратить в усадьбу публику.

— Ну, публика-то интересная здесь рядом живет, помощь, наверное, предлагают?

— Хорошо хоть билеты покупают, а то есть такие, кто показывает свою корочку и норовит пройти бесплатно или с «мигалкой» проехать. Как только мы станем полностью автономными, когда закончится реставрация, нам никакого финансирования не нужно будет. Я твердо уверен, что усадьба — это рентабельное предприятие.

— А почему Вы делаете такой акцент именно на музее-усадьбе?

— Потому что музей и усадьба — это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Музей не может быть ориентирован на коммерческий успех, хотя сейчас практикуется сдача в аренду музейных помещений для проведения тех или иных мероприятий. Но это не есть уставная деятельность музея. Усадьба — совсем другое дело, ведь она изначально предполагала большой выбор развлечений, которые способны привлекать публику и давать доход: конюшня, псарня, оранжерея, театр, концерты. Здесь, в усадьбе, в отличие от музея, все можно: гуляния, празднества, ярмарки, фейерверки. Это очень привлекательное место для культурного времяпрепровождения, и здесь должна быть жизнь.

— Если рассматривать оптимистический сценарий, то когда Вы предполагаете достичь этого состояния?

— Я боюсь назвать точную дату. Мы действовали постепенно: сначала привели в порядок парк и парковую скульптуру, потом перешли на более крупные объекты.

К концу 2007 г. будут полностью закончены и открыты для посетителей театр Гонзаго, центральная ось дворца и половина второго этажа с библиотекой.

— А там, где когда-то жил Троцкий, поставите табличку или будет музейная экспозиция? Это было бы очень интересно.

— Упоминание о Троцком в экспозиции, посвященной истории музея, обязательно будет. Кстати, в 1997 г. на первые наши музейные заработки мы отремонтировали зал в Конторском флигеле и сделали там выставку восковых фигур, изображающих сцену убийства Распутина. Народ валом валил!

— Это настоящий пиар! Ведь, как говорит Жириновский, «не важно, что обо мне говорят, важно, чтобы фамилию правильно произносили». В принципе, скандал всегда был способом привлечь внимание.

— Я понимаю, что пиар может быть и отрицательным, особенно когда понятие «музей» отождествляется с понятием «усадьба», а это, как я уже сказал, разные вещи. Музей-усадьба «Архангельское» занимает 62 га земли, и это — памятник, а усадьба «Архангельское» занимает 840 га земли, и эта земля — охранная зона памятника, у которой 51 собственник, в том числе частные лица — дачники.

— А сколько из этих 840 га Вы бы могли вернуть?

— Нам не нужно ничего возвращать, мы хотим одного: чтобы эти 840 га развивались согласно общей стратегии! Деньги вкладывались во всю инфраструктуру комплекса, а это гостиницы, рестораны, кафе, автостоянки, и все может приносить прибыль, работающую на общую благую идею — возрождение Архангельского. Музей на всю эту инфраструктуру не претендует. Мы не претендуем на главенство, у нас своя ниша.

— Т. е. вокруг Архангельского могла бы сложиться культурно-рекреационная зона, которая сделает 100 % ВВП. Ведь пока что? 80 % ВВП делается либо на приватизации советского наследия, либо за счет нефти — такое вот делание денег. И только 20 % мы делаем как национальный проект. Т. е. если построить дом, который будет продан, это бизнес. А вот если построить дом, рядом с которым есть еще и какая-то зона, то это — национальный проект. Мы ведь друг друга ценим еще и по тому, что делаем: деньги или проекты. Вы сейчас фактически говорите о таком проекте. — Вы правы. Однако мы, Архангельское, не имеем права заказать такой проект. Ведь эти пресловутые 840 га не принадлежат музею. Мне просто скажут: «А на каком основании Вы покусились на мою землю и хотите тут что-то планировать?» Абсурд!

— Архангельское — лакомый кусок. Оно по-прежнему остается яблоком раздора? Ведь рядом Рублевка, которая бьет рекорды по стоимости земли.

— Сложность ситуации в том, что мы являемся федеральным объектом и земля наша — федеральная, но все (коммуникации, электричество) вплоть до администрации находится в области. Такая же непростая ситуация и с лесным фондом в ближнем Подмосковье: по законодательству одного субъекта — области — земли могут передать в аренду, а вот по федеральному законодательству не могут. И такие юридические ловушки повсюду. Но и это не все! Упомянутые 840 га являются памятником исторического наследия и лесным фондом одновременно. Значит, по лесному законодательству эту территорию можно передать в аренду на 49 лет с возможностью вырубки 10 % леса и дальнейшей застройки этих освободившихся площадей. Например, у нас на территории Аполлоновой и Гарятинских рощ за Ильинским шоссе площадь в 4,6 га могут взять и застроить коттеджными поселками. И это в лучшем случае, а то и культурно-развлекательный комплекс построят. Чем мы не Рублевка?

— И последний вопрос. Какова основа Вашего оптимизма? Что Вас держит, что дает силы работать и надеяться на лучшее?

— Архангельское — это благословенное, заговоренное место. Все начинания здесь рано или поздно успешно завершаются. А еще я верю в экономическую справедливость. Экономика, если она эффективная, обязательно все доведет до ума.


История усадьбы «Архангельское» пошла с имения «Уполозы Горетова стана Московского уезда», которое впервые было означено в документах времен Ивана Грозного. Село было небольшим, имело деревянный храм Архангела Михаила, построенный еще в первой половине XVI в. и периодически поновлявшийся. В 1660-х гг. по распоряжению новых владельцев, князей Одоевских, на месте деревянной церкви возвели каменную. Тогда же село стало официально именоваться Архангельским.

К концу XVII в. Архангельское было типичной подмосковной вотчиной средней руки. Вблизи храма, посреди обнесенного решетчатым забором двора, стояли рубленые жилые хоромы — три светлицы, связанные сенями. Рядом находился еще один сруб — баня, а чуть дальше — поварня, ледник, погреб, конюшенный двор и амбары. Ко двору примыкали «огородец» и сад в полторы десятины. Хозяйственные постройки — скотный двор, конюшня, ткацкие избы и пильная мельница — располагались вокруг усадьбы. Две оранжереи явились первым шагом к «затеям», которые в XVIII в. займут важное место в подмосковных имениях.

Из череды владельцев следует выделить князя Николая Алексеевича Голицына (1751–1809), которому судьба назначила создать в Архангельском знаменитый архитектурно-парковый ансамбль. Именно он задумал преобразовать Архангельское в образцовую усадьбу, отвечающую духовным устремлениям века Просвещения. После его кончины владельцем Архангельского стал один из богатейших и знатнейших вельмож екатерининского времени, знаток и ценитель искусства, коллекционер и дипломат, князь Николай Борисович Юсупов. Для него оказались приемлемыми и немалая цена имения — 245 тыс. руб. ассигнациями, и требующиеся для его достройки и поддержания большие расходы. Отделка интерьеров Большого дома, перестройка «Каприза», возведение храма-памятника императрице Екатерине II и мемориальных колонн, строительство театра для декораций Гонзаго, поддержание парка, занимавшего более полутысячи гектаров земли, — все это стало смыслом жизни князя Н.Б. Юсупова на долгие годы. К 1830 г. усадебный ансамбль в Архангельском окончательно сложился.

Имение в полном блеске предстало в конце XIX — начале XX в., при последних владельцах Архангельского — правнучке старого князя Зинаиде Николаевне и ее супруге — князе Ф.Ф. Юсупове-Сумарокове-Эльстоне. Сюда приезжали художники А.Н. Бенуа, В.А. Серов, К.А. Коровин, К.Е. Маковский, пианист К.Н. Игумнов и многие другие деятели русской культуры.

Начало музею в усадьбе было положено князем Н.Б. Юсуповым. Коллекции живописи, скульптуры, произведения декоративно-прикладного искусства, многотомная библиотека бережно сохранялись его потомками. Завещание последней владелицы усадьбы княгини З.Н. Юсуповой сыграло важную роль в сохранении коллекций. В годы революции бывшие служащие имения по собственной инициативе взяли усадьбу под опеку, добились предоставления охранной грамоты от Военно-революционного комитета г. Москвы на дворец и его коллекции. 23 октября 1918 г. вышел декрет «О национализации имений Архангельское, Останкино и Кусково», и 1 мая 1919 г. музей в усадьбе был открыт для посетителей.

В 1920-е гг. на первый план в деятельности музея было выдвинуто изучение творчества крепостных: экспозицию дополнил раздел о живописной мастерской и фарфорово-фаянсовом заводе в Архангельском. Музейные здания в то время использовались не по профилю: один из флигелей дворца служил «для нужд детской колонии», флигель лавровой оранжереи — для постановки спектаклей, в здании храма-усыпальницы обосновался клуб архангельской ячейки РКСМ. В 1928 г. все арендаторы были вытеснены из усадьбы домом отдыха Мосздравотдела, и в 1933 г. Архангельское было передано Наркомату военно-морских дел. На месте разобранных оранжерей и жилых флигелей над Москвой-рекой в 1934 г. по проекту военного архитектора полковника В.П. Апышкова начали стоить корпуса санатория: в усадьбе открылся дом отдыха РККА.

Более 60 лет (с 1934 по 1996 г.) музей функционировал под началом военного ведомства, получая методическую помощь от отдела музеев Наркомата просвещения, позднее — от Министерства культуры РСФСР.

В ноябре 1985 г. музей-усадьба «Архангельское» был закрыт на реставрацию, завершение которой планировалось в 1995 г. В январе 1997 г. музей был передан из подчинения Министерства обороны в ведение Министерства культуры и приобрел статус памятника федерального значения. Но из-за отсутствия должного финансирования реставрационные работы не завершены до сих пор. В число особо ценных объектов, находящихся под охраной Всемирного фонда памятников, вошел театр Гонзаго.

Сейчас, на время реставрации, в Конторском флигеле размещается основная экспозиции музея «История усадьбы и ее владельцы». В здании храма-усыпальницы экспонируются полотна знаменитых Джованни Баттиста Тьеполо и Юбера Роббера, звучит классическая музыка. С мая по сентябрь Парадный двор Большого дома превращается в концертный зал. Летом 2007 г. для посетителей была открыта центральная ось дворца — вестибюль, Аванзал и Овальный зал.

Князья Юсуповы, как люди хорошо образованные и передовые, отлично ориентировались в малейших изменениях экономической жизни России.

С XVIII в. наиболее прибыльной и быстро развивающейся отраслью промышленности в России было суконное дело и хлопчатобумажное производство, и Юсуповы обращают свое внимание именно на это прибыльное дело. Отцу Николая Борисовича императрица Елизавета Петровна передала в «вечное потомственное владение» Ряжскую суконную фабрику в Курской губернии. Сам Николай Борисович заводит Ракитянскую суконную фабрику и получает, как и его отец, в 1804 г. «в потомственное содержание» Купавинскую шелковую фабрику. Кроме текстильных мануфактур в хозяйстве Юсупова были винокуренные, сахарные, «селитренные» и кирпичные заводы.

Юсуповы приобщались и к «новым» направлениям предпринимательской деятельности — приобретению земель на окраинах страны. Самая южная юсуповская вотчина находилась на Каспии в Астраханской губернии. Это положило начало распространению интересов князей Юсуповых в низовьях Волги и вдоль северного побережья Каспийского моря с последующим продвижением на Северный Кавказ. Все «економии», входившие в состав юсуповской вотчинной империи, можно было объединить в несколько административно-хозяйственных групп. Часть вотчин с удачным месторасположением (оживленные перекрестки торговых путей, мягкий теплый климат, плодородные почвы) имели все предпосылки для ускорения формирования там стабильных хозяйственно-экономических зон («Степные вотчины», «Ракитянская економия»). В местах с более суровым климатом, слабовыраженным сельскохозяйственным профилем (имения в Псковской, Костромской, Владимирской, Нижегородской, отчасти Ярославской губерниях) процессы формирования шли медленнее.

Все эти «економии» управлялись домовыми канцеляриями. В столичных городах — Москве, Санкт-Петербурге, Киеве были сосредоточены центры управления. Вотчины, находившиеся рядом со столицами, были причастны и подчинены светской жизни, как, например, Архангельское. Зато постоянными финансовыми донорами расходных вотчин были степные имения (Воронежская, Орловская, Рязанская, Тульская, отчасти Калужская губернии) и фабрично-мануфактурные производства: Ракитянская суконная фабрика (Курская губерния) с приписанными к ней фабриками того же профиля, Ряшковская (Полтавская губерния) и вольная Никольская (Курская губерния). Как правило, вокруг крупных фабрик размещались небольшие мануфактуры вспомогательного характера, часто отданные на откуп крестьянам. На них либо подготавливали сырье, либо дорабатывали выпускавшийся полуфабрикат, принося солидную прибыль.

В целом весь вотчинный комплекс приносил ежегодно в княжескую казну до 500 тыс. руб. Но среднегодовая сумма расходов определялась практически в тех же объемах, и разница между «суммами прихода и расхода» денег за год составляла не более 10–16 тыс. руб. Это обстоятельство было чревато возникновением финансовой нестабильности, денежными затруднениями, что, в свою очередь, порождало непростые проблемы, ставшие в начале XIX в. неотъемлемой частью всей юсуповской экономики и постоянной заботой князя.

Усадьба «Архангельское» — прекрасный образец богатого русского дворянского имения, до настоящего времени сохраняющего черты истории XVI–XX вв. План усадьбы не меняется с начала XIX в. Здесь находится церковь второй половины XVII в., дворец, парковые и сельские постройки XVIII–XIX вв. Дворец построен по проекту французского архитектора Шарля Герна и включает изменения, выполненные русскими архитекторами в XIX — начале XX в. В комплекс дворца входят также придворцовые колоннады, два корпуса флигелей и въездная арка парадного двора. Регулярный и пейзажный парки относятся к началу XIX в. и восстановлены в конце XX в.

Интерес Н.Б. Юсупова к искусству явился результатом полученного им воспитания. Вероятно, картины работавшего в России при императрице Елизавете Петровне итальянца Пьетро Антонио Ротари попали в семью еще при Б.Г. Юсупове, отце Николая Борисовича. Дальнейший интерес князя к искусству проявился во время учебы в Лейденском университете в Голландии, затем — во время его путешествия по Европе. Результатом этого путешествия явились не только новые знания и впечатления, но и увлечения искусствами, пробудившаяся страсть к собирательству, а также первая собственная коллекция, разместившаяся в Санкт-Петербурге. В описании этой коллекции встречались имена таких прославленных художников, как Рембрант и Веласкес, хорошие копии с полотен Тициана и Доменикино. В коллекции князя встречались несколько копий с картин Корреджо.

В эти же годы князь познакомился в Италии с молодым немецким пейзажистом Якобом Филиппом Хаккертом и заказал ему итальянские пейзажи. Это знакомство в дальнейшем переросло в долгую дружбу между известным коллекционером и знаменитым художником, ставшим его советчиком и экспертом.

Второе путешествие Н.Б. Юсупова в Европу в 1782 г., в качестве сопровождающего великого князя Павла Петровича и его супруги, также имело огромное значение для формирования коллекции князя. С дружеской помощью Хаккерта Николай Борисович познакомился с Иоганном Фридрихом фон Рейфенштейном, человеком влиятельным в художественных кругах, представлявшим интересы русского двора в приобретении произведений искусства для императорского собрания.

В 1790-е гг. произошел стремительный взлет карьеры Н.Б. Юсупова в России. С 1791 по 1792 г. он был назначен директором Императорских стекольного и фарфорового заводов, шпалерной мануфактуры в Петербурге. В это же время он возглавлял и Мануфактур-коллегию.

Н.Б. Юсупова можно было бы назвать «министром искусств и художественной промышленности».



Интерес князя распространялся и на произведения прикладного искусства, предметы обстановки из драгоценных и полудрагоценных металлов и камней, выполненных иностранными и русскими мастерами конца XVIII — начала XIX в.


Одним из предметов коллекционирования князя были книги. Библиотека, принадлежавшая Н.Б. Юсупову, насчитывала в 1820-е — начала 1830-х гг. не менее 20 тыс. томов и для своего времени была одной из лучших в России. Она включала в себя труды из разных областей знаний: по истории и географии, экономике и юриспруденции и т. д. Особенно выделялась литература по изобразительному искусству, театру, изящной словесности, которая служила князю постоянным подспорьем в его разнообразной деятельности. Он располагал теоретическими трудами, мемуарной литературой и специальными сочинениями по рисунку, скульптуре и другим видам искусства, а также по архитектуре, но особое место принадлежало живописи. Общие сочинения, среди которых знаменитая «История живописи в Италии» аббата Луиджи Ланци, соседствовали здесь с изданиями, посвященными разным европейским коллекциям, в том числе и Эрмитажу. Это иллюстрированные альбомы и каталоги музейных собраний, а также аукционов. Благодаря такому подбору литературы князь мог не только знакомиться с широким кругом произведений, но и составить представление о принципах построения частных коллекций.


А.Н. Праздничных — Пятиэтажная экономика

«Экономические стратегии», № 01-2008, стр. 90–95

В докладе «Глобальный рейтинг интегральной мощи 50 ведущих стран мира» на VII Глобальном стратегическом форуме особо подчеркивалась проблема определения позиции страны в мировой «табели о рангах». Беседа Алексея Николаевича Праздничных, доцента кафедры региональной экономики и политики Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, партнера консалтинговой компании Bauman Innovation, координатора программы Всемирного экономического форума по оценке конкурентоспособности стран с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым также посвящена различным подходам к методике подобного рейтингования.

В частности, собеседники сравнивают методику ВЭФ и методику глобального рейтинга интегральной мощи стран, разработанную Международной Лигой стратегического управления, оценки и учета и Международной Академией исследований будущего.


— Работа по созданию регулярных рейтингов конкурентоспособности является глобально значимой. Не могли бы Вы совершить краткий экскурс в историю: как все начиналось?

— Для начала несколько слов о Всемирном экономическом форуме. Его можно назвать ассоциацией, объединяющей руководителей более тысячи ведущих международных компаний. Он организует конференции в разных частях света. Одна из них — ежегодная январская конференция в Давосе. Теперь в Китае ежегодно летом (в разных городах) будет проводиться вторая конференция, посвященная вопросам нового лидерства и предпринимательства. Первая подобная конференция прошла в Даляне.

Второе направление работы Всемирного экономического форума — реализация флагманских исследовательских проектов. Одним из ключевых проектов форума является программа по оценке конкурентоспособности стран, Global Competitiveness Network, в рамках которой ежегодно готовится отчет о конкурентоспособности стран (Global Competitiveness Report), включающий рейтинг конкурентоспособности. Сейчас программа расширяется. В частности, в 2007 г. впервые был опубликован рейтинг конкурентоспособности в секторе туризма и путешествий — эта отрасль приобретает в экономике все большее значение. А в этом году будет выпущен отчет о конкурентоспособности стран в финансовом секторе. Кроме того, публикуется рейтинг стран, отражающий участие женщин в экономике и другие отчеты. Но, так или иначе, ключевым, ежегодным продуктом ВЭФ является отчет о конкурентоспособности стран.

— Как составляется отчет о конкурентоспособности стран? Много ли людей участвует в его написании?

— В 2007 г., как и в 2006 г., отчет состоял из двух индексов конкурентоспособности. Первый называется Global Competitiveness Index (GCI), т. е. индекс глобальной конкурентоспособности. Второй — Business Competitiveness Index (BCI). Если переводить дословно — индекс конкурентоспособности для бизнеса.

Первый индекс — интегральный, он был введен несколько лет назад, а второй — специфический. Методология Global Competitiveness Index (GCI) совершенствовалась на протяжении пяти лет. Индекс оценивает факторы на уровне страны, а также государственную политику, влияющую на уровень производительности национальной экономики. Например, существует мнение, что Индия и Китай являются на данный момент наиболее конкурентоспособными странами. Такое мнение основывается на высоких темпах роста экономик этих стран. Если же говорить о конкурентоспособности в терминах производительности экономики, то становится понятно, почему эти страны не занимают первые места в рейтинге. Во всяком случае, пока. Второй индекс тоже обусловлен факторами, влияющими на производительность экономики, но он охватывает меньшее количество переменных. В чем разница? В том, что первый индекс учитывает макро- и микроэкономические факторы, а второй — только микроэкономические. Первый индекс был разработан профессором Колумбийского университета Ксавьером Сала-и-Мартином, второй — профессором Майклом Портером из Гарвардского университета. (Замечу, что Майкл также является соавтором большого отчета.) В 2008 г. ситуация немного изменится: Всемирный экономический форум планирует создать один интегральный индекс.

Индексы базируются на интеграции статистических данных и результатов опросов руководителей ведущих компаний, которые оценивают качество бизнес-климата в стране. Если страна большая, такая, например, как Россия, то опрашивается нескольких сотен респондентов.

— А как формируется выборка — с учетом каких-то отраслевых особенностей, регионального распределения или просто выбираются любые компании?

— Компании выбираются по отраслям пропорционально структуре экономики. Интересная особенность рейтинга состоит в том, что в пределах одной страны руководители компаний, как правило, бывают достаточно единодушны, оценивая ключевые факторы конкурентоспособности. Это лишний раз подтверждает, что методология заслуживает доверия.

— Как Вы проводите опросы?

— В большинстве случаев это интервью с представителями компаний, в ходе которых они отвечают на вопросы анкеты.

— Для кого составляются рейтинги? Кто их основной потребитель?

— Первая группа потребителей — это органы государственной власти. Я знаю немало примеров того, когда результаты отчетов используются для оценки конкурентоспособности страны и формирования политики в сфере экономического развития. Вторая — компании, которые получают отчеты на всех основных мероприятиях ВЭФ и могут использовать результаты в дальнейшем для лучшего понимания условий для ведения бизнеса в различных странах. Третья — академическое сообщество, использующее данные отчетов в своих исследованиях. Четвертая группа — это многочисленные организации, которые готовят свои собственные индексы, беря за основу данные ВЭФ, например Всемирный банк.

— Составление рейтинга — это огромная работа?

— В этом году при поддержке ВЭФ мы реализовали пилотный проект по оценке конкурентоспособности сорока российских регионов.

В ходе проекта были опрошены руководители более трех тысяч компаний. Результаты будут опубликованы в марте этого года.

— Поддерживают ли эту работу власти?

— Мы — независимая компания. Исследовательская программа Bauman Innovation — это дополнительное направление нашей деятельности. Основное ее направление связано с более конкретными вещами, такими как стратегия развития регионов, стратегия развития отраслей и т. д. Соответственно, рейтинг для нас — это методологическая поддержка, которая дает нашим клиентам ориентиры для развития. Многие министры и чиновники знают об этом проекте и интересуются его результатами. Мы ежегодно оцениваем позиции России в этом рейтинге и на пресс-конференции сообщаем информацию, которая предназначена людям, принимающим решения. Кроме того, мы совместно с Гарвардской школой бизнеса реализуем краткосрочную образовательную программу по экономическому развитию, ориентированную на региональных и федеральных чиновников, в Академии народного хозяйства при Правительстве РФ.

— Это что-то вроде семинаров?

— Краткосрочная программа для руководителей — Executive Education, рассчитанная на пять дней. Она интегрирует все ключевые идеи, связанные с конкурентоспособностью и экономическим развитием и опробованные на практике в других странах.

В рамках программы используются материалы ВЭФ.

— Как объяснить тот факт, что в рейтинге ВЭФ Эстония занимает 29-е или 30-е место, а Китай — 39-е? Какой показатель ни возьмите, КНР и Эстонию трудно сравнивать. Не означает ли это, что Ваша методология выявляет лишь какие-то отдельные компоненты мощи или конкурентоспособности страны? Ведь, в принципе, конкурентоспособность можно свести к мощи.

— Как я уже говорил, индекс измеряет уровень производительности экономики. В настоящее время уровень производительности в странах Балтии, которые еще называют «балтийскими тиграми», выше, чем в Китае, хотя растут они более медленными темпами.

— Мы подошли к этой тематике немного с другой стороны. В октябре 2007 г. в рамках VII Глобального стратегического форума состоялась презентация «Глобального рейтинга интегральной мощи 50 ведущих стран мира», подготовленного экспертами Международной Лиги стратегического управления, оценки и учета и Международной Академии исследований будущего. Оценка статуса государственного развития осуществляется по 9 факторам: управление, территория, природные ресурсы, население, экономика, культура и религия, наука и образование, вооруженные силы, геополитическая среда. Использование подобной многофакторной модели позволяет судить об устойчивости государства в ретроспективе и сделать возможные прогнозы, опираясь на сценарный метод, позволяющий описывать различные гипотетические варианты изменений как систему взаимосвязанных явлений. На 2007 г. из пяти возможных сценариев наиболее реалистичным оказался сценарий умеренной глобализации. По сути, это рейтинг ВЭФ, дополненный вооруженными силами, пространственными измерениями, внешней политикой и культурой.

— Ваш подход имеет несколько другие цели и учитывает другой набор факторов. Он также является интересным аналитическим инструментом для сравнительного анализа стран и оценки государственной политики.

— Какие требования Вы предъявляете к выборке в процессе опроса компаний?

— Это должны быть только руководители.

— А если это какой-то аккредитованный эксперт международного класса?

— Нет, мы не включаем экспертов в выборку, в этом нет необходимости.

Основная идея такова: человек ведет бизнес и потому лучше всех знает ситуацию. В этом году выборка немного изменится, подход будет жестче.

— Она фиксированная или каждый год это 250 разных компаний?

— Отраслевая структура та же, компании меняются.

— А как обеспечивается контроль?

— Мы сами контролируем результаты опросов.

— Очевидно, за время работы в этой сфере у Вас сложилось какое-то представление о конкурентоспособности России. Как она изменилась за последние семь лет? В чем Россия отстает, а в чем лидирует?

— Важно, как страна улучшает свои позиции по сравнению с конкурентами. Нам кажется, что мы развиваемся достаточно динамично, но может оказаться, что наши конкуренты растут еще динамичнее. Иными словами, ситуация в России плавно улучшается, но в других странах она улучшается гораздо быстрее. Это очень важный момент. Если говорить о России вообще, не сравнивая ее с другими странами, то следует отметить, что у нее есть некоторые фундаментальные конкурентные преимущества, связанные с человеческими ресурсами, инновационной инфраструктурой, макроэкономикой и, конечно же, размером внутреннего рынка. Последние семь лет макроэкономические факторы неизменно улучшаются благодаря, во-первых, благоприятной конъюнктуре и, во-вторых, повышению качества макроэкономического менеджмента.

— Таково мнение бизнес-сообщества, которое Вы опрашиваете?

— Не только, об этом свидетельствуют также и статистические данные. Инфляция у нас достаточно высокая по сравнению с другими странами. В России большой рынок, в последние годы растут доходы населения, а это очень важный фактор конкурентоспособности экономики. Кроме того, у нас высокое качество человеческих ресурсов, правда, в последнее время ситуация несколько ухудшается. Я имею в виду состояние образования — среднего, среднего специального и высшего, здравоохранения и продолжительность жизни. Мы также проигрываем другим странам в секторе научных исследований.

— Проедаем советские запасы?

— Уровень развития инфраструктуры, которая досталась нам от Советского Союза, выше, чем текущий уровень экономического развития. Динамика ее развития до конца не ясна, поскольку часть инфраструктуры стареет, часть создается.

А наши слабые стороны — это факторы, которые связаны с институтами. ВЭФ выделяет два уровня институтов: общественные и частные. И если с частными институтами в России все более-менее нормально, то по уровню развития общественных институтов мы занимаем очень низкую позицию.

Что касается институтов в России, я бы хотел отметить два момента: с одной стороны, спрос на институты, а с другой — предложение институтов. В процессе экономического развития спрос на институты меняется. Оценка — это некий баланс между спросом и предложением. Рейтинг Всемирного экономического форума мне нравится, в частности, тем, что по всем факторам он характеризует некое равновесие спроса и предложения. Часто задают вопрос: неужели с точки зрения развития институтов мы хуже, чем африканские страны? Я бы на него ответил так: видимо, в России более искушенный спрос на общественные институты. И это хорошо — более искушенный спрос рождает более искушенное предложение.

— И более критичные оценки?

— Да, это так. Поэтому здесь важно не только сравнение с другими странами, но и общая тенденция.

— Это оценка российского бизнес-сообщества?

— Да, конечно.

— Т. е. нас не оценивают, скажем, поляки или немцы?

— Оценка базируется только на результатах опросов компаний, работающих в России. Это как российские, так и международные компании. Надо отметить, что в России складывается разный бизнес-климат для различных видов бизнеса. Результаты наших опросов показывают, что во многом качество бизнес-климата для международных компаний существенно выше, чем для российских компаний, особенно малых и средних.

— Т. е. Nokia в России работает в более комфортабельных условиях, нежели ее российские коллеги?

— Конечно. У крупных иностранных компаний нет проблем ни с человеческими ресурсами, ни с коррупцией. У них великолепные рыночные условия, низкий уровень конкуренции и т. д. Поскольку они работают в более благоприятной среде, их трудно сравнивать с теми компаниями, которые такой среды не имеют. У нас в России пятиэтажная экономика.

— Что это за пять этажей?

— Первый — международные компании, второй — крупные российские компании, третий — государственные корпорации, четвертый — средние компании, которые работают в достаточно конкурентной среде, и последний — малый и средний бизнес в регионах, часто ориентированный на местную бизнес-среду. Чем дальше, тем ситуация хуже. Здесь развитие может быть связано с тем, чтобы из пяти этажей сделать три или два. Понятно, что тяжело создать одноэтажную экономику, но стремиться к этому надо. Нужно больше внимания уделять российским компаниям, у международных и так все в порядке.

— Насколько отдельные ведомства учитывают Ваши оценки и рейтинги? Или нет никакого взаимодействия?

— Как я уже сказал, МЭРТ включил индекс конкурентоспособности ВЭФ в свой ДРОНД (доклад о результатах и основных направлениях деятельности). С формальной точки зрения он должен это делать. Мне известно, что руководители многих министерств хотят понять сильные и слабые стороны отраслей, в которых они работают. Приведу пример. Глава одного из ведомств, отвечающих за специфическую сферу экономической политики, обнаружил, что в России в этой сфере ситуация достаточно неблагоприятная, и захотел понять в чем причина. Кстати, в следующем году мы намерены провести одну из презентаций именно с этим ведомством.

Многие чиновники у нас достаточно продвинутые. Рейтинги конкурентоспособности часто оказываются в центре внимания, так или иначе, их результаты анализируются.

— Но оргвыводы по их результатам пока не делаются, хотя теоретически это возможно…

— Думаю, что для российского руководства характерен разумный прагматизм, оно не склонно впадать в крайности. Вряд ли рейтинг ВЭФ можно использовать для оценки работы Правительства, зато он может стать поводом для размышлений, неким инструментом для понимания общих подходов, определяющих развитие стран и регионов. Он позволяет проследить, как приоритеты меняются во времени, а также отслеживать позиции ближайших конкурентов. Например, балтийские страны добились впечатляющего успеха с точки зрения сокращения административных барьеров. Важно понять, как они это сделали.

Другими словами, рейтинг — это попытка представить некий набор структурированных и агрегированных единодушных мнений о ситуации в той или иной стране, подкрепленных статистическими данными. В этом, я считаю, его основная задача и польза.

— Полагаю, рейтинг ВЭФ — это лучший рейтинг в мире, самый интересный с точки зрения методологии и системности.

— Спасибо за высокую оценку нашей работы.

— На что Россия может рассчитывать в этом рейтинге конкурентоспособности в ближайшие, скажем, лет десять? Можно ли представить, зная, как развивается Россия и другие страны, что она займет 30-е или 35-е место? Возможно ли такое чудо к 2020 г.?

— Россия в состоянии значительно улучшить свои позиции в рейтинге. Если мы сконцентрируемся на совершенствовании собственных конкурентных преимуществ, в частности в здравоохранении, образовании и инновационной политике, а также справимся с теми факторами, прежде всего институциональными, которые как гири тянут нас вниз, то достигнем существенного прогресса в рейтинге. Одним из залогов такого успеха является эффективность государственного управления на федеральном и региональном уровне. В этом смысле хороший пример — Казахстан. Там предпринята попытка улучшить эффективность государственного управления через создание институтов развития и корпоративное управление ими, через кадровую политику как в министерствах, так и в этих институтах развития.

— Т. е. шанс есть? Можно ожидать чуда?

— Конечно, есть. Решая собственные проблемы, мы могли бы воспользоваться опытом других стран. Например, полезно было бы ознакомиться с тем, как в Сингапуре обеспечивается эффективность управления государственными компаниями, так называемыми GLC — government-linked company. Россия всегда была сильна тем, что училась у всего мира, переваривала чужие идеи — и через некоторое время появлялись новые идеи и возможности, которые превосходили заимствованные.

Именно так поступали и многие сегодняшние мировые лидеры. Возьмите тот же Сингапур: в свое время Ли Кван Ю, архитектор «сингапурского чуда», сказал, что приблизительно 70 % идей они позаимствовали в других странах. Иными словами, нужно искать по всему миру наиболее эффективные решения имеющихся проблем. Думаю, что это должно стать приоритетом. Эффективное государственное управление будет способствовать усилению конкурентных преимуществ, а за счет простого увеличения бюджетного финансирования этой задачи не решить.


Е.Т. Гурвич — Тест на конкурентоспособность

«Экономические стратегии», № 01-2008, стр. 22–27

Евсей Томович Гурвич — руководитель Экономической экспертной группы — в беседе с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым анализирует положение различных сегментов отечественной экономики на сегодняшний момент и определяет соответствующие перспективы.


— Давайте начнем с состояния российской экономики. Какой диагноз Вы бы ей поставили: практически здорова или есть патологии?

— Думаю, что она ограниченно здорова. С одной стороны, формальные макроэкономические показатели очень хороши — за последние годы в среднем почти 7 % роста, устойчивый бюджетный профицит, устойчивая валюта, большие золотовалютные резервы. До 2007 г. была относительно большая, но снижающаяся инфляция. Развивается финансовый сектор: и банковский капитал, и активы банковской системы, и кредиты в процентах от ВВП, и размеры фондового рынка — все эти показатели в последнее время росли очень быстро. С другой стороны, имеются серьезные структурные проблемы. Во-первых, у нас замедлился рост объема экспорта. Это связано с тем, что физический объем экспорта нефти, который был очень высоким несколько лет назад, сейчас снизился, и, по прогнозам Правительства, такая ситуация будет сохраняться еще долго. А экспорт другой продукции, к сожалению, растет не быстрее, чем ВВП, в лучшем случае так же или медленнее. Все быстрорастущие экономики экспортно ориентированы. Конечно, импортозамещение тоже важно, но во многих отношениях экспортная ориентация более перспективна — обычно на внешних рынках острее конкуренция. Значит, чтобы выйти на внешние рынки, нужно предложить что-то, что превосходит уже имеющуюся продукцию. Для этого необходимо совершить настоящий прорыв, потребуются новые технологические идеи, подлинные инновации. Умение прорваться на внешние рынки — это тест на настоящую конкурентоспособность. Пока ничего подобного не происходит, и я думаю, что если нам это не удастся, то рост отечественной экономики неизбежно замедлится. Кроме того, у нас есть объективные ограничения развития, например очень неблагоприятные демографические тенденции. Хотя численность населения в России сокращается уже давно, тем не менее демографическая структура такова, что численность рабочей силы и занятость росли. А с этого года началось сокращение предложения рабочей силы. Очень скоро это станет главным фактором, ограничивающим рост. Уже сейчас квалифицированная рабочая сила становится дефицитом, зарплата опережает рост производительности, доля оплаты труда в ВВП увеличивается за счет снижения доли валовой прибыли.

И это тоже снижает нашу конкурентоспособность. С другой стороны, позитивный момент последнего времени — массированный приток иностранного капитала: 40 млрд в 2006 г. и около 80 млрд в 2007 г. Из этого примерно две трети — прямые иностранные инвестиции. Поэтому не только ускорился рост, но и изменилось его качество. Инвестиции создают спрос на продукцию машиностроения. В отличие от предыдущих лет по темпам роста вперед вырвалась перерабатывающая промышленность. С другой стороны, инвестиции повышают конкурентоспособность и эффективность экономики и, соответственно, дают толчок дальнейшему развитию. От чего зависит будущее нашей экономики? Важный фактор развития — финансовая система, которая сейчас в России развивается даже быстрее, чем остальные сектора. Скажем, банковский кредит экономике только в 2006 г. повысился с 25 до 30 % ВВП, и здесь есть опасность того, что слишком быстрое развитие осуществляется за счет снижения качества кредитов. Т. е. мы находимся на грани здорового и чрезмерно быстрого развития. Судя по официальным показателям, пока доля плохих долгов невелика. Однако в среднесрочной перспективе могут возникнуть проблемы, связанные с ухудшением качества кредитов. Думаю, что наше слабое звено — государственные институты. Отчасти это связано с тем, что произвольно проведенная приватизация фактически не была принята обществом. Ее основная идея заключалась в том, чтобы как можно быстрее уйти от прошлого, чтобы не было возврата к советской экономике, но быстрое развитие пошло во вред качеству. В результате не признанная обществом собственность является незащищенной.

— Чем это грозит?

— Когда происходит быстрый передел собственности, трудно предсказать, что и кому будет принадлежать лет через пять.

— Вы не оценивали масштаб передела уже приватизированных активов?

— Всем известен перечень компаний, которые были возвращены государству: ЮКОС, «Сибнефть», «Ависма», «АвтоВАЗ» и т. д. Такая неопределенность прав собственности снижает инвестиционную активность.

— И уровень этой неопределенности в последние годы повысился?

— Да. Индикаторы показывают, что здесь у нас ситуация ухудшается. В России практически отсутствует независимая судебная система, а это базовое условие роста экономики, особенно ее высокотехнологичных отраслей. Если сырьевые отрасли, как сорняки, могут развиваться в любой среде, то высокотехнологичным, как культурным растениям, требуется благоприятная обстановка. Очень странное новое явление — государственные корпорации. Это неопробованная схема, в рамках которой целые сектора экономики оказываются выведенными из рыночных отношений. У них нет ни нормальных рыночных стимулов, ни рыночной ответственности. Получается гибрид рыночной и непонятно какой экономики. Мне кажется, что нужно было бы сначала провести эксперимент в небольших масштабах, а если он окажется успешным, распространять его дальше. Боюсь, что госкорпорации могут стать тормозом на пути нашего дальнейшего развития.

Сейчас Правительство делает ставку на институты развития в рамках государственно-частного партнерства. Международный опыт показывает, что государственные инвестиции положительно влияют на состояние экономики, но только в том случае, если в стране есть хорошие государственные институты. Если же их нет, как сегодня, к сожалению, у нас, то госинвестиции, дополнительные расходы никак не сказываются на росте экономики. Что касается проблем бюджетной системы, то наиболее фундаментальная из них — проблема пенсионного обеспечения. В РФ была проведена очень странная пенсионная реформа. Уже через три года после ее начала правила резко поменялись: изменились условия участия разных поколений в накопительной системе, был снижен единый социальный налог, и его снижение было компенсировано выделением трансфертов за счет общих доходов бюджета, хотя изначально идея была в том, чтобы перейти на страховые принципы — в этом случае пенсионные выплаты должны полностью финансироваться за счет отчислений от оплаты труда. Сейчас трансферты за счет общих доходов растут, но, несмотря на это, соотношение средней пенсии и средней зарплаты падает. Анализ показывает, что наша пенсионная система формально устойчива, т. е. способна выполнять все свои обязательства, но, по прогнозам, в 2010-2020-е гг. реальный рост пенсий резко замедлится. Если в первое десятилетие XXI в. он составлял примерно 8 % в год, то в 2010-2020-е гг. он будет втрое ниже — примерно 2,5 %. Соответственно, увеличится разрыв между пенсиями и заработной платой. Такая ситуация является социально неприемлемой: уже сегодня пенсионеры составляют треть электората, а демографические тенденции таковы, что их удельный вес будет расти. Пенсионеры — наиболее активная часть избирателей, поэтому вряд ли они допустят ухудшение своего положения относительно других групп населения. Выделение все больших средств из общих доходов бюджета на поддержку пенсионной системы чревато финансовым кризисом — в силу разных причин наши доходы вряд ли будут расти. Значит, нужно искать другие пути. Один из них — использование средств Фонда национального благосостояния. Однако здесь успех во многом зависит от того, какие будут цены на нефть. Если, как ожидается, они снизятся до 60–65 долл. за баррель, нам не хватит денег, чтобы решить все проблемы пенсионной системы. Видимо, придется повышать пенсионный возраст. Это необходимо по нескольким причинам: и чтобы увеличить размер пенсий, и чтобы поднять численность рабочей силы, сняв ограничения на рост. Есть еще одна очень важная проблема: по прогнозам, в России пенсии мужчин будут расти гораздо быстрее, чем пенсии женщин, т. е. появится гендерный разрыв, из-за того что основной удельный вес в структуре пенсий будет приходиться на страховую и накопительную части, размеры которых зависят от отчислений работника в пенсионную систему. Ведь женщины меньше работают, поскольку раньше выходят на пенсию, зато дольше живут, следовательно, у них больше срок пребывания на пенсии. Поэтому нужно будет уменьшить разницу в пенсионном возрасте. Другая, не менее важная проблема — неэффективное использование пенсионных накоплений: они в основном вкладываются в государственные облигации, что невыгодно, поскольку сейчас доходность таких облигаций ниже, чем инфляция. Это довольно большие суммы, примерно 0,5 % ВВП в год, а скоро эта цифра увеличится до 0,8 %. Пенсионные накопления обесцениваются — значит, те, кто в свое время выйдет на пенсию, ничего не получат. А с другой стороны, это долгосрочные, длинные деньги, в которых так нуждается наша экономика, — доля длинных кредитов по-прежнему остается очень низкой. Имея естественный источник длинных денег, мы его фактически не используем. Полагаю, что эту ситуацию необходимо как можно скорее менять.

— Но то же самое можно сказать и о Стабфонде, и о валютных резервах.

— У них разные задачи. Пенсионные накопления должны быть высокодоходными при достаточной надежности. И второе: они будут востребованы не ранее чем через 15 лет. Ситуация со Стабилизационным фондом и Фондом национального благосостояния — другая.

Резервный фонд предназначен для страхования бюджета на случай неожиданного резкого падения цен на нефть, такого как, скажем, в 1998 г. Конечно, стоимость нефти вряд ли будет столь же низкой, но и наша экономика уже не настроена на цену 20 долл. за баррель, как это было в 2000, 2001 и 2002 гг. Но даже если нефть будет стоить менее 50 долл. за баррель, что не исключено, нам понадобятся средства Резервного фонда.

Что касается Фонда национального благосостояния, то сейчас идут дискуссии, в какой степени он может использоваться для финансирования развития, а в какой для поддержки пенсионной системы. Именно эти два направления считаются основными. Часть денег Стабилизационного фонда через новый Банк Развития уже направлена на развитие. Но, так или иначе, нам придется увеличивать размер пенсий, и, мне кажется, Фонд национального благосостояния должен сыграть основную роль при решении данной проблемы.

— А разработчики пенсионной реформы этого не понимали? В чем причина ее провала?

— Я бы сказал, что они пошли по стандартному пути при решении нестандартной задачи. Во многих развитых странах преобладают неблагоприятные демографические тенденции, и они сейчас проводят пенсионные реформы. Введение накопительной системы позволяет решить долгосрочные проблемы. Если бы мы не проводили реформу, то все равно ситуация ухудшалась бы, увеличивался бы разрыв между пенсиями и заработной платой. Конечно, положительного эффекта реформы придется ждать достаточно долго — приблизительно до 2043 г. А пока ситуация ухудшается, поскольку часть ресурсов, и об этом Зурабов не раз говорил, вместо того чтобы уже сейчас использовать для выплаты пенсий, направляют в накопительную систему, которая пока не работает, как могла бы. В России демографическая ситуация ухудшается быстрее, чем в других развитых странах. Кроме того, у нас пенсионная реформа проходит в переходный период, когда, скажем, растет неформальная занятость, соответственно, уменьшается количество людей, которые платят пенсионные взносы, и это тоже усугубляет ситуацию. Мне кажется, разработчики реформы хотели глобально решить эту проблему в масштабе 50 или 100 лет, но не подумали о том, какой будет ситуация через десять лет.

— Получилось как с приватизацией: тоже решали задачу перехода к рынку нестандартными методами.

— Что касается приватизации, то тут ситуация была сложнее, поскольку не было единого мнения по поводу того, в каком направлении двигаться. И можно понять тех, кто принимал решение, — им хотелось как можно скорее сжечь за собой мосты, но они не учли, что важно не просто провести приватизацию, но и сделать это так, чтобы ее одобрило общество.

И в то же время не было острой необходимости прямо сейчас проводить реформу пенсионной системы.

— Как Вы думаете, вступление России в ВТО будет стимулировать развитие институтов защиты собственности?

— Основной эффект от присоединения к ВТО — обострение конкуренции и повышение степени открытости экономики, и это очень важно. Понятно, что конкуренция является главным стимулом для инновационного развития. Сегодня в России есть закрытые локальные рынки, где полностью отсутствует конкуренция, из-за этого там выживают в высшей степени неэффективные компании. Нам нужно активнее проводить антимонопольную политику.

Недавние исследования, проведенные Высшей школой экономики и Всемирным банком, показали, что в большинстве секторов у нас есть компании-лидеры, чья эффективность сопоставима с мировым уровнем, но одновременно с ними работают реликтовые предприятия, которые вообще не имеют права на существование. Одна из актуальнейших задач — обеспечить достаточно острую конкуренцию, которая стимулировала бы жизнеспособные предприятия и способствовала уходу с рынка бесперспективных. Толчок к этому может дать и вступление в ВТО, и приток капитала из-за рубежа. Ожидается, что в этом году прямые иностранные инвестиции составят 46 млрд долл. Не секрет, что значительная их часть поступает с Кипра, который является оффшором, а отнюдь не мировым финансовым центром. Следовательно, это деньги, вывезенные из России и теперь возвращающиеся под видом зарубежных инвестиций.

— Сколько их, по Вашим оценкам?

— Не могу точно сказать. Тем не менее вместе с иностранным капиталом приходят мировые стандарты ведения бизнеса, управления и спрос на качественные институты. Это может стать серьезным положительным фактором. Другой фактор — то, что все больше российских компаний выходит на международные рынки капитала, огромен объем заимствований: с одной стороны, рубль укрепляется, с другой стороны, благодаря политике Центрального банка, который замедляет этот процесс, растягивает его во времени, он укрепляется предсказуемо, и компании ожидают, что он и дальше будет укрепляться. Поэтому, исходя из принципа паритета процентных ставок, внутренние ставки в России оказываются близки к нулю, а по иностранным заимствованиям часто бывают отрицательными — доллар падает, и отдавать приходится меньше, чем брали, даже с учетом процентов. Значит, нынешняя ситуация очень выгодна, но для того, чтобы выйти на международные рынки, нужно повысить степень открытости, финансовой прозрачности наших компаний. Это позволит снизить все виды рисков, улучшить качество корпоративного управления.

— Каков сейчас уровень монетизации в России?

— Есть показатель, который характеризует уровень монетизации, — скорость обращения денег. У нас она последовательно падает.

— С ростом вмешательства государства?

— Нет, это естественный процесс, результат макроэкономического развития, укрепления стабильности. Если попытаться повысить уровень монетизации, увеличивая денежное предложение, то в итоге получим рост инфляции. Монетизация — это соотношение между денежными агрегатами и ВВП. В России в целом объем кредитования растет очень быстро. Сейчас остаются скорее структурные проблемы: долгосрочные кредиты для больших компаний, получение кредитов средними и тем более малыми компаниями. Их нельзя решить просто за счет увеличения денежного предложения. Очень быстрый рост наблюдается на рынке розничного кредитования, то же самое — на рынке ипотечного кредитования. Банкам нужны новые рынки. Думаю, что наступил момент, когда они обратятся к среднему, а потом и к малому бизнесу, и тогда будет решена проблема недостаточного доступа этих секторов к кредитным ресурсам.

— Как Вы считаете, возможна ли трансформация рубля в региональную или мировую валюту?

— В региональную он вполне мог бы превратиться, но при двух условиях. Во-первых, если бы лучше шла экономическая интеграция: в этом смысле с Казахстаном дела обстоят очень хорошо, а вот Украина ориентируется скорее на Европу.

— Да и Беларусь тоже…

— Да, хотя долгое время ориентировалась на Россию. Второе условие — это уменьшение инфляции. При инфляции более 10 % денежная единица не может использоваться в качестве резервной региональной валюты. Если будут продолжаться интеграционные процессы, например в рамках ЕврАзЭС, и инфляция в России снизится, то это вполне вероятно.

— Как Вы думаете, какие у нас есть реальные возможности развития в ближайшие 10 лет? Понятно, что нефть не обеспечит необходимых темпов роста, диверсификация и инновационное развитие идут трудно, структура занятости ухудшается. За счет чего будут обеспечены прогнозируемые МЭРТ 7 % роста?

— Последний прогноз МЭРТ — не 7, а где-то 6,5 %. Полагаю, он достаточно оптимистичный.

— А не слишком ли оптимистичный?

— Ну, может быть, это нужно рассматривать как цель, к которой следует стремиться. Но многие предложения МЭРТ выглядят вполне реалистично, например создание в России транспортного коридора между Европой и Азией. Это направление вполне может развиваться в рамках того проектного подхода, который пропагандирует МЭРТ. Действительно, нужно просчитать затраты и возможный эффект и по-строить ряд транспортных узлов.

А что касается развития высокотехнологичных секторов, то здесь мы топчемся на месте, хотя в некоторых отраслях у нас есть свои заделы и потенциальные преимущества. Я думаю, что прежде всего нам нужно реформировать механизм финансирования науки. Во всем мире ее финансирование осуществляется, исходя из принципа конкуренции: есть гранты, за которые нужно бороться. А в России деньги по-прежнему выделяются научным учреждениям. Сейчас часто жалуются на недостаточное финансирование российской науки. Да, средств выделяется меньше, чем в советское время, но если взять финансирование в процентах от ВВП, то окажется, что оно не такое уж низкое — на уровне некоторых развитых стран, например Испании, или ведущих центральноевропейских стран. А вот результаты научной деятельности весьма неудовлетворительны: по количеству патентов, публикаций в реферируемых журналах мы стоим очень низко. На данном этапе все-таки главная проблема в науке — не финансирование, а повышение ее эффективности. Кроме того, очень слаба связь между наукой и бизнесом. Даже те разработки, которые есть, не востребованы. В этом отношении у нас ситуация фактически такая же, как в Советском Союзе. Сейчас в России по международным меркам очень невелика доля научных исследований, финансируемых бизнесом, поскольку бизнес в этом не заинтересован. Значит, необходимо сделать так, чтобы бизнес сам заказывал разработки, — нужно выталкивать компании на внешний рынок, где конкуренция высока, тогда им придется повышать эффективность, и они обратятся к ученым.

— Транзит, развитие высокотехнологичных секторов… а какие еще есть возможности роста экономики?

— Нужно повышать уровень переработки отечественных сырьевых ресурсов. Многие очень успешные страны — Канада, Австралия, Финляндия — шли именно по этому пути: начинали как сырьевые, а потом вокруг сырья, которое они использовали как свое конкурентное преимущество, вертикально выстраивали сектор. Финны начинали с лесной промышленности, а затем стали мировыми лидерами в производстве деревообрабатывающего оборудования, бумаги, мебели, оборудования для мебельной промышленности. У нас об этом реже говорят, мы хотим сразу ставить глобальные цели, развивать нанотехнологии. Полагаю, нужно сочетать это с решением более реалистичных задач. Я бы все-таки больше внимания уделял проблеме переработки российского сырья.

— Если принять качество государственного и корпоративного менеджмента в 1991 г. за 100 %, то как бы Вы оценили уровень 1995, 2000 и 2007 гг.?

— Трудно сравнивать 1991 г. с 1995 г. В 1991 г. в России еще не было рыночной экономики. Но если говорить о сопоставимых временах, то качество корпоративного управления в стране, безусловно, растет, бизнес все время учится, и думаю, что учится достаточно быстро. Здесь, по-моему, не может быть двух мнений. Что касается государственного управления, то в этой сфере мы скорее шарахаемся из одной крайности в другую, чем движемся вперед. Опыт других стран свидетельствует: на ранних стадиях становления рынка необходимо активное вмешательство государства, а по мере созревания экономики государственная политика должна становиться все более либеральной. У нас получилось ровно наоборот — вначале была неоправданно либеральная политика, а сейчас она становится все более жесткой.


В.В. Алентова — Не люблю сослагательного наклонения

«Экономические стратегии», № 02-2008, стр. 62–65

Веру Алентову можно назвать воплощением целой эпохи. Эпохи, когда образы, создаваемые, в частности, в кино, на сцене, словно бы подтягивали зрителя к определенному уровню культуры, подспудно внушали ему мысль о том, что надо стремиться к духовному росту и, преодолевая невзгоды, становиться не только мудрее и сильнее, но и внутренне богаче…

В беседе с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым народная артистка России Вера Валентиновна Алентова не только сравнивает реалии прошлого и настоящего, но и определяет смысл, который вкладывает в вечные понятия — любовь, счастье, душа.


— Каков герой нашего времени в идеале и в реальности?

— Герой — наверное, человек активно действующий, стало быть, ему лет 40–45. Я плохо знаю эту категорию граждан и потому не могу исчерпывающе ответить на Ваш вопрос. Предпочитаю говорить о том, что знаю хорошо.

— Тогда давайте вернемся в прошлое, в те времена, когда Вы готовились стать актрисой. Кто были Ваши учителя? Кем Вы восхищались?

— Восхищалась, пожалуй, только мамой, а из людей посторонних — никем и никогда, в том смысле, что никогда не хотела кому-то подражать, быть на кого-то похожей, носить такие же платья, так же играть. Очень рано научилась ценить в людях самостоятельность — самостоятельность во всем, в том числе в мышлении. Моя мама была актрисой, она воспитала во мне чувство собственного достоинства и научила следовать принципу «не сотвори себе кумира». Всему, что я из себя представляю, я обязана маме (в первую очередь), школе-студии МХАТ и жизни. Это прекрасные учителя.

— На самом деле жизненная позиция актрисы Веры Алентовой прочитывается по сыгранным ролям. Нравится Вам это или нет, но Ваши героини сформировали определенный социальный стереотип: женщина, которая, преодолевая трудности, самостоятельно строит свою жизнь и карьеру. Как, на Ваш взгляд, сложилась бы судьба Кати Тихомировой сегодня?

— Видите ли, я не люблю сослагательного наклонения. Кто знает, как сложилась бы ее судьба? Между прочим, и 20 лет назад все могло быть иначе, сядь она в другую электричку. А что касается карьеры — думаю, она сложилась бы удачно. Моя героиня, как и я, принадлежит к первому послевоенному поколению. Наши родители сами много работали и нас учили работать, в том числе над собой. Человек должен стремиться вверх, чтобы стать лучше, духовно богаче. Как ни пафосно это звучит, но именно такие нравственные установки были в нашем окружении.

В наше время возможностей сделать карьеру в нынешнем понимании было гораздо меньше — тогда существовало множество всяких формальных препятствий, например прописка. Сегодня молодые люди приезжают в столицу, сыграют одну роль в сериале или попадут на «Фабрику звезд» — и они уже «звезды». Хорошо это или плохо? Я считаю, все хорошо, что ни делается. Ведь сказал же Маяковский: «Если звезды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно». Да и вообще, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Может быть, сейчас период накопления и в конце концов количество перейдет в качество?

Как бы то ни было, сегодня для того, чтобы начать карьеру, не нужно прилагать таких усилий, как в мое время. Конкурс во все вузы, а особенно в творческие, был огромный. Чтобы поступить, надо было пробить практически непробиваемую стену. На приемных экзаменах в творческих вузах важную роль играет субъективный фактор — талант не измеришь градусником, и многое зависит от везения. Учеба требовала огромных сил: наши педагоги напоминали нам, что в свое время Малый театр называли вторым университетом, и требовали от нас не только усвоения профессии, но и обширных знаний, чтобы мы могли сломать распространенное представление об актерской глупости. Конечно, когда мы учились, театр как таковой не имел уже такого воздействия на людей, как Малый, но начиналась Таганка, «Современник» был в самом расцвете. Мы жили в великолепном окружении и очень, очень интересно.

— А зритель? Он изменился за прошедшие годы?

— Конечно, изменился.

— Чему он аплодирует, на что реагирует?

— Смотря что брать за отправную точку. С одной стороны, зрители мгновенно откликаются на шутки «ниже пояса», особенно молодежь. С другой стороны, страна трудно жила последние 15–20 лет, и нет ничего удивительного в том, что люди хотят отдохнуть, посмеяться. Развлекать — это одна из профессиональных задач актера. Настораживает другое: это приняло массовый характер, в основном все развлекают. На телевидении закрывают интеллектуальные программы — они не пользуются спросом, у них маленький рейтинг. По-моему, это неправильно. Пусть сегодня такие программы смотрят мало — может быть, завтра зрителей станет больше: кому-то мама подскажет посмотреть, кто-то сам заинтересуется. По крайней мере, не надо отнимать у людей такую возможность. Мне кажется, у человечества есть общая генетическая память, где собраны все ценности искусства и культуры, и что эта память дается как дар Божий каждому человеку при рождении, только надо ему об этом напоминать, будить эту его память и приумножать ее новыми знаниями. Иначе мы превратимся в варваров очень быстро.

— Как Вы думаете, в чем смысл жизни?

— Чтобы ответить на этот вопрос, нужно быть гением. Полагаю, каждый человек в какой-то момент своей жизни старается понять, кто он и зачем родился, для чего живет и что останется после его смерти. В определенном возрасте происходит переоценка ценностей. Но ответить на этот вопрос вряд ли кто-нибудь сможет.

— А счастье есть?

— Конечно.

— И в чем оно заключается, на Ваш взгляд?

— Счастье — величина непостоянная и хрупкая. Можно быть счастливой просто от того, что день замечательный, солнце светит, и несчастной от того, что муж не позвонил вовремя. Когда я увидела себя в списках поступивших в школу-студию МХАТ, это были секунды абсолютного счастья. Было лето, шел чудесный теплый летний дождь, мы с девочками сняли туфельки и босиком побежали на Неглинную, перепрыгивая через лужи. От этого дня на всю жизнь осталось ощущение счастья небывалого.

В жизни человека очень важна любовь. И не просто любовь, а выбор спутника или спутницы жизни. Хорошая семья, рождение ребенка, достижение профессиональных успехов — все это и есть счастье.

— Как Вы думаете, что лежит в основе семейного счастья — любовь, привычка, терпение?

— Все вместе взятое.

— Есть мнение, что семья как социальный институт переживает глубокий кризис. Браков много, а разводов еще больше, сплошь и рядом внебрачные дети. Может, начинается эпоха гостевого брака?

— Если говорить о традиционной семье, где жена поглощена домашней работой, а муж зарабатывает деньги, то, наверное, так оно и есть. Хорошо ли это? Не знаю. Мне кажется, что Россия — действительно страна особая. Отсталая? Может быть, хотя я бы так не сказала.

На Западе, например, женщины не захотели стоять у плиты. Если денег на прислугу нет, они всей семьей ходят питаться в кафе. И у нас появились такие семьи, правда в столице. «Продвинутые» дамы говорят: зачем мучиться рядом с храпящим мужем в однокомнатной квартире? Лучше уж гостевой брак, о котором Вы говорите. Конечно, если у него есть свое жилье. Но когда люди живут вместе, между ними возникает такой контакт, которого никогда не достигнуть в гостевом браке. Даже ссоры этот контакт укрепляют. Помните старую поговорку: «Милые бранятся — только тешатся?» Но… Увы…

И мы потихонечку подстраиваемся под западную «цивилизацию». Но и жизнь сегодня такая напряженная, что с какими-то ценностями приходится расставаться, даже не желая этого. Мы что-то теряем, потому что что-то обретаем.

И это «что-то» так огромно и иногда непосильно для человеческого существа!

— Что например?

— Те блага, которые нам предоставляют современные технологии, в том числе информационные. Мир очень быстро меняется. Надо воспринимать его таким, какой он есть. У человека не хватает ресурсов удержать все свалившееся на него «счастье» технологическое, и счастье человеческое потихонечку расстается с нами. Те, кто понял это, сознательно выбирают то или иное счастье, потому что пока мы не можем объять необъятное.

Я радуюсь, как малое дитя, тому, что люди ходят в театр. Если человек пришел в театр — значит, он хочет получить ответы на какие-то вопросы. Как правило, это вопросы души. А раз так — значит, душа жива, может быть, она просто подустала, немножечко растерялась, заблудилась. Наша работа, собственно говоря, в том и состоит, чтобы «не позволять душе лениться».

— Вы верите в существование бессмертной души?

— Не знаю. Никто оттуда не возвращался. Но думаю, что выражение «человек жив до тех пор, пока его помнят» верно. Пока плачет о нем твоя душа, он не умер. Мой прадед был православным священником, и хотя в детстве я об этом не знала, да и вообще мы, советские дети, росли без Бога, я очень рано начала понимать и принимать как справедливую форму жизни христианские заповеди.

Я часто думаю о прадеде и собираюсь поехать на Север, в его родные места, чтобы побольше о нем узнать. А если я думаю о нем, может, и его душа как-то со мной общается? Есть надежда, что и мои правнуки будут меня помнить, а это немало.

— Скажите, когда Вы ощутили, что началась другая эпоха? Когда появились компьютеры и фильмы о киборгах? А может, в 1991 г.?

— Для меня основным признаком новой эпохи стало ускорение процесса перемен. Например, когда росла моя дочь, мода на песни, актеров менялась раз в десять лет. Прошло совсем немного времени, и я заметила, что новые кумиры стали появляться каждые пять лет. А сейчас, если тебя год не показывают по телевизору, то тебя забывают. Это и есть другая эпоха, эпоха невероятной мобильности и забывчивости. Молодежь прекрасно знает Интернет, а вот Пушкина не знает.

За переменами сегодня не уследишь, все очень быстро меняется — и мода, и техника. Жизнь предлагает массу вариантов, и ты выбираешь оптимальный. Например, у меня очень удобный автомобиль, которым управляет компьютер.

— Вам не кажется, что предпочесть иномарку продукции российского автопрома — это непатриотично?

— Нет, не кажется. Если мы делаем ракеты и летаем в космос, то почему не можем выпустить хороший автомобиль? У нас с мужем была «Волга», мы долго с ней маялись, а потом ее угнали, и мы по случаю купили подержанный «форд». Вот тут стало ясно, что такое хорошая машина. Я патриот и считаю, что нам вполне по силам справиться с этой задачей, тем более что наша система образования еще недавно была лучшей в мире. Я в свое время очень любила журнал «Техника молодежи», не знаю, есть ли он сейчас. Так вот, читая его, я понимала, что мы можем сделать все как надо. Но для этого нужны ресурсы, и немалые.

Вообще, состояние российской экономики — это предмет особого разговора. Возьмите то же сельское хозяйство: потенциал у него огромный, но сейчас оно пребывает в ужасном состоянии. Почему? Потому что молодежь бежит из деревни. На Западе деревня ничем не отличается от города. Молодым людям есть, где развлечься и отдохнуть. У нас нет ничего. Жуткий клуб, в котором нельзя даже показывать фильмы, потому что там аппаратура отвратительная. Почему доярка должна доить корову в хлеву, в грязи за мизерную зарплату? Я уже не говорю о том, что это адский труд. Остается только надеяться, что и у нас когда-нибудь все наладится.

— А не вымрем мы до этого времени?

— Россия — большая страна, в ней сложнее навести порядок, чем, к примеру, в каком-нибудь европейском государстве. Моя героиня из фильма «Москва слезам не верит» говорит: когда научишься организовывать троих, то количество не имеет значения. А я с ней категорически не согласна. Если руководишь коллективом, нужно знать каждого в лицо, вникать в проблемы каждого из подчиненных и стараться им помочь. Когда люди чувствуют заботу о себе, они иначе относятся к работе.

— Фильмы, в которых Вы снимались, как правило, о любви. Что такое для Вас любовь?

— Любовь может преодолеть все. Бог есть любовь. Любовь очень многое прощает.

— Многое или все?

— Даже если люди стремятся прощать все, у них это все равно не получается. Всепрощение — удел святых. А люди начинают думать о прощении своих и чужих грехов тогда, когда понимают, что жизнь конечна. Не вообще жизнь, а именно твоя собственная жизнь. И что ты едешь уже с ярмарки, а не на ярмарку.

Значит, пора подводить предварительные итоги, нужно задуматься, как ты жил и как жить дальше, что сделал хорошего и что плохого, какую оставишь о себе память.


Г.И. Мирской — Ирак не станет вторым Вьетнамом

«Экономические стратегии», № 02-2008, стр. 16–23

Тема войны в Ираке вот уже пять лет является одной из главных в информационных блоках новостей из-за рубежа. Именно иракской проблематике посвящена беседа главного редактора «ЭС» Александра Агеева с Георгием Ильичом Мирским, главным научным сотрудником Института мировой экономики и международных отношений РАН, сферой профессиональных интересов которого является Ближний Восток.


— Я хотел бы начать интервью с казни Саддама Хусейна, обстоятельства которой шокировали мировое сообщество. Что стоит за этим?

— Дело в том, что Саддам был беспощаден к курдам, шиитам и коммунистам. Особенно жестокие репрессии обрушились на курдов и шиитов после того, как в 1991 г. они, поверив американской пропаганде, подняли восстание. Но Буш-старший не дошел до Багдада, прекратил войну, и Саддам расправился с восставшими. Одних только курдов было убито около ста тысяч, шиитов примерно столько же, если не больше. Незадолго до начала второй Иракской войны я спросил Масуда Барзани, который сейчас руководит Иракским Курдистаном: «Что будет с Саддамом?» И он ответил: «Не знаю, куда ему бежать, чтобы его не разорвали на тысячу кусков». Как видите, Саддама не разорвали, американцы нашли его целым и невредимым. А когда его вешали, на казни присутствовали шииты, в том числе Муктада ас-Садр. Саддам уничтожил его отца и многих других шиитских духовных лидеров. Муктада человек молодой, энергичный и очень честолюбивый, его обожает шиитская молодежь. Для него и его окружения Саддам Хусейн — исчадие ада, они бы его растерзали своими руками. Перед казнью кто-то из них подошел к осужденному и что-то ему сказал. Что — мы никогда не узнаем. Конечно, это очень некрасиво, но американцы тут ни при чем.

Когда Саддама поймали, было ясно, что его будут судить и приговорят к смертной казни. Американцы были против того, чтобы казнь состоялась под Новый год. Они хотели ее перенести, однако ничего не смогли сделать. Более того, согласись иракское правительство, которое и так называют американской марионеткой, на отсрочку казни, его обвинили бы в пособничестве оккупантам. Если бы Саддама Хусейна казнили американцы, то казнь, скорее всего, не была бы публичной. Но для иракцев, шиитов поглумиться над врагом — это вполне естественно. У нас считают: арабы есть арабы, а на самом деле все арабы разные. И наиболее жестокие из них в смысле культуры, политической традиции — это иракцы и алжирцы. В Ираке, например, военные перевороты всегда кончались уничтожением побежденных. В 1958 г. во время революции молодого короля вместе с детьми и родителями расстреляли из пулемета у стены дворца. Через пять лет свергли и по приговору суда расстреляли одного из вождей революции Абдель-Керима Касема. По телевидению несколько дней с утра до вечера показывали его окровавленный труп. Это традиция, и я не удивился, что они так проводили Саддама на тот свет.

— Тогда как объяснить, что во время войны 2003 г. иракцы практически не сопротивлялись американскому вторжению?

— Это разные вещи. В Ираке понимали, что война будет проиграна. Уже 1991 г. показал, что им нет смысла воевать с США. Когда американцы шли к Багдаду, было несколько серьезных столкновений, долго держалась Басра. Саддам пустил в ход свой главный резерв — республиканскую гвардию, элитные части, в том числе танковые. Состоялся только один танковый бой, где 30 наших танков «Т-54? противостояли нескольким американским танкам. В результате все иракские танки были подбиты в течение нескольких минут, танкисты разбежались. Американцы, которые наносили точечные удары, не понесли потерь. Ни один иракский самолет не поднялся в воздух, и не потому, что летчики трусы или не умеют летать. Командование запретило. Было ясно, что, как только они взлетят, их тут же собьют. Стоило иракским пулеметчикам или минометчикам открыть огонь, как через 11 секунд по ним наносился ответный удар. Американцы продемонстрировали такое невероятное превосходство в технологии и технике ведения войны, что сопротивляться было бесполезно.

Я написал рецензию на интересную книгу Андрея Астальского, который сейчас руководит русской службой BBC в Лондоне. Книга называется «Боги Багдада». Он пишет, что Саддам и в 1991, и в 2003 г. до последнего момента не верил, что американцы начнут против него войну. Об этом же мне рассказывал Евгений Примаков. В 1991 г. Горбачев послал его в Ирак, чтобы предупредить Саддама: если тот немедленно выведет войска из Кувейта, то тем самым поставит Буша-старшего в глупое положение и у него не будет повода для войны. Саддам Примакова даже слушать не стал. История повторилась в 2003 г., когда Путин передал руководству Ирака аналогичное предупреждение. Через Примакова он предложил Саддаму хотя бы временно сложить с себя полномочия президента и выехать из страны. Новое правительство разрешило бы инспекцию всех соответствующих объектов, и Буш оказался бы в дураках. Саддам выслушал, подумал минуту, потом похлопал Примакова по плечу и сказал: «Евгений, считай, что я тебя не слышал». Встал и вышел из комнаты. А через два дня началась война. Удивительно, но этот человек, демонстрировавший чрезвычайную хитрость и ум во внутренней политике, совершенно не знал и не понимал внешнего мира.

Свою рецензию на книгу Астальского я назвал «Тройной блеф Саддама Хусейна». Почему тройной? Саддам все время твердил, что у него нет оружия массового поражения. Атомного оружия в Ираке, конечно, не было, но имелось химическое, которое применялось против Ирана и против курдов, а также бактериологическое. После 1991 г. это оружие уничтожили. Кто-то пустил слух, что в 32 дворцах Саддама сохранились огромные запасы оружия массового поражения. Я был в одном из его дворцов в Курдистане. Там действительно можно спрятать межконтинентальную ракету. В страну прибыли представители ООН, чтобы провести инспекцию и убедиться, что ничего не осталось, но их никуда не пускали, и они были вынуждены уехать. В результате возникли подозрения, как потом выяснилось — необоснованные, что Саддаму есть, что скрывать, но он это упорно отрицал. Буш воспользовался ситуацией и требовал провести новую тотальную инспекцию, но Саддам на это не соглашался, тем самым усугубляя подозрения. Он упорствовал, потому что боялся иранцев, которых считал своими основными врагами. Не хотел, чтобы они узнали, что он лишился своего страшного оружия. На самом деле в тот момент иранцы бы на него не напали. В войне с Ираком они потеряли миллион человек и тогда еще зализывали раны. Он морочил голову всем, в том числе своим соотечественникам, которые верили, что у их руководителя имеются тайные склады боеприпасов. Разыгрывал комедию перед всем миром и в результате перехитрил сам себя. Когда война началась, Саддам в первый же момент понял, что все пропало, и стал разрабатывать план спасения для себя и своих сыновей. Еще один очень важный момент: часть иракских генералов была подкуплена американцами.

Перед войной ходили слухи о партизанах, которых якобы готовил Саддам, о том, что в случае вторжения будут немедленно взорваны все нефтехранилища. Ничего подобного не было — ни партизан, ни пожаров, потому что люди, отвечавшие за это, не получили приказа из Багдада.

— А почему Саддам не отдал такой приказ?

— Первое, что сделали американцы, — уничтожили всю систему связи. Саддам был слеп, глух и нем, а без него никто ничего не решался предпринимать — все помнили войну с Ираном, когда он расстреливал генералов, которые, не получив приказа от него лично, на свой страх и риск проводили боевые операции. Саддам приближал к себе людей по принципу лояльности, умные и наиболее компетентные генералы, у которых было собственное мнение, буквально рисковали жизнью. Республиканская гвардия создавалась не для войны с Америкой, а для внутренней войны, на случай восстания, которое могли поднять шииты, курды или какой-нибудь генерал. Это был на редкость неэффективный тоталитарный режим, липовый режим, державшийся на страхе и показухе. Американцы это прекрасно знали и все правильно рассчитали.

— А что Вы ощутили, когда увидели арест Саддама?

— Помню, тогда активно обсуждался вопрос о том, не двойник ли это. В частности, об этом говорили на передаче Светланы Сорокиной «Основной инстинкт», в которой я участвовал. У меня не было ни малейшего сомнения в том, что американцы арестовали именно Саддама. Другое дело, что ему надо было бы последовать примеру сыновей, которые отстреливались до конца и были убиты. Он тоже мог избежать позора и не попасть на виселицу.

— Виселица — это позор для мусульманина?

— Виселица — это позор для военного, военных полагается расстреливать, и он хотел, чтобы его расстреляли. Но поскольку Саддама судили не за военные преступления, а за уголовные, в частности за уничтожение населения шиитской деревни, где на него якобы готовилось покушение, то его приговорили к казни через повешение.

— Какую роль в развитии событий в 1991 г. сыграла позиция Советского Союза, в частности позиция Горбачева? Не кажется ли Вам, что мы «сдали» Саддама?

— Я говорил об этом с Примаковым и с самим Горбачевым. Он сказал мне, что хотел предотвратить эту войну. Советский Союз в течение многих лет был союзником Ирака, и нападение на него нанесло ущерб репутации СССР во всем мире, и прежде всего в исламских странах.

Я уже говорил, что Горбачев пытался воздействовать на Саддама, посылал к нему Примакова; он был очень расстроен и удручен неудачей этого посольства. Горбачев также вел переговоры с Бушем, убеждая его не использовать военную силу для разрешения конфликта. Но какие аргументы в той ситуации он мог предложить Бушу?

«Буря в пустыне» подорвала наши позиции в мусульманском мире. Все-таки Ирак — исторически одна из ведущих арабских стран, и ее оккупация американскими войсками произвела на арабов тяжелое впечатление, даже на тех, кто не одобрял режим Хусейна. После войны 1991 г. Америка хозяйничала на Ближнем Востоке.

— В 2003 г. американцы действительно верили в то, что в Ираке осталось оружие массового уничтожения, или это был только предлог для вторжения?

— Они не знали точно. На вопрос президента разведчики, поколебавшись, ответили, что оружие, скорее всего, есть. Ведь очень важно угадать, какого ответа от тебя ждет начальство. В результате началась война, в которой США потерпели фиаско. Заметьте, два месяца назад было опубликовано заявление по поводу того, что Иран с 2003 г. прекратил работы по созданию ракет. Но ведь иранцы наращивают масштабы обогащения урана. На этот раз руководители разведки решили перестраховаться: впереди выборы, если к власти придут демо-краты и захотят прекратить конфронтацию с Ираном, им это зачтется.

Почему Буш так хотел воевать? Уже в начале 1990-х гг., после нападения на Кувейт и обстрела ракетами территории Израиля, Саддам был для американцев олицетворением, как они говорят, мусульманской ярости. Еще более антиисламские настроения в США усилились после 11 сентября 2001 г. Но разговоры о подъеме антизападного исламизма не имеют к Саддаму никакого отношения, он никогда не был исламистом, я вообще сомневаюсь, что он верил в Аллаха. Хотя Саддам, придумав себе родословную, утверждал, что происходит от Али, двоюродного брата пророка Мухаммеда, которого почитают шииты, он сажал и расстреливал духовных лиц, особенно шиитов. Буш утверждал, что он связан с Аль-Каидой, и это тоже ерунда. На самом деле не было у него никаких связей с Аль-Каидой. Но американцам это было не важно. Главное, что нашелся человек, олицетворяющий мусульманский терроризм, с которым надо покончить.

После 11 сентября был нанесен удар по Афганистану. Именно на это и рассчитывали руководители Аль-Каиды. Но в одном они просчитались: война очень быстро закончилась. Планируя теракт против США, они полагали, что в ответ последует затяжная война, начнут гибнуть люди, каждый день телевидение во всем мире станет показывать окровавленные трупы мусульманских женщин и детей. И тогда на их защиту поднимется весь исламский мир. Разговоры о том, что бен Ладен и Аль-Каида хотят создать халифат или овладеть всем миром — глупости. Им важно прийти к власти в нескольких ключевых странах — в Саудовской Аравии, Египте, Пакистане, ну еще в Иордании, поскольку она граничит с Палестиной. Следовательно, надо скомпрометировать правительства этих стран или организовать государственные перевороты. Здесь была бы очень кстати затяжная война, но ничего не вышло, поскольку Путин дал понять нашим среднеазиатским друзьям, что надо предоставить аэропорты в распоряжение авиации США, чтобы ей было удобнее наносить удары по территории Афганистана. Второе, чего не учел бен Ладен: узбекско-таджикские войска Северного альянса были достаточно боеспособны, и у них в руках оставалась четвертая часть страны.

— Это были люди Ахмад-шаха Масуда?

— Не только Масуда, но и генерала Дустума, и другие части. Американцы сбросили свой спецназ в район расположения войск Северного альянса, организовали взаимодействие с ними и разгромили талибов за три недели. Бен Ладен понял, что проиграл.

Но, вторгаясь в Афганистан, Буш уже дал команду военным начать готовить операцию против Ирака. Именно Саддам был его основным врагом. Некоторые объясняют это тем, что Саддам Хусейн организовал покушение на Буша-старшего в Саудовской Аравии. Может, и так, но это в политике не главное. Американские неоконсерваторы, «ястребы», например Чейни и Вулфовиц, которые пришли к власти при Буше, понимали, что свирепый старый волк Саддам никогда не простит кувейтского унижения. Он мешал усилению влияния США на Ближнем Востоке. Иногда пишут, что причиной вторжения в Ирак является стремление американцев захватить иракскую нефть. Прошли те времена, когда можно было захватить нефть. Понятно, что после вторжения в Ирак американские компании получат какие-то привилегии, лицензии, но из-за этого войну не начинают. Вообще, для американцев Ближний Восток важен прежде всего как источник поставок нефти в Европу и Японию. У США есть несколько императивов, которые обязательны для обеих партий. Первый — это сохранение и укрепление НАТО, второй — обеспечение безопасности Японии, третий — обеспечение безопасности Израиля и четвертый — обеспечение безопасности поставок нефти из Персидского залива.

— А где в этих императивах Европа?

— НАТО и есть Европа, для них это одно и то же. Ясно было, что если кто-то и может мутить воду на Ближнем Востоке, то только Саддам. Поэтому нужно было с ним расправиться. Взрывы 11 сентября в известном смысле облегчили Бушу и его администрации решение этой задачи. И что немаловажно, операция против Ирака была одобрена конгрессом и народом США. Но после провала этой авантюры общественное мнении изменилось — сегодня американское общество требует вывода войск из Ирака и не одобряет вторжения в Иран. Президент вынужден с этим считаться.

— В чем, на Ваш взгляд, причины неудач американцев в Ираке?

— Одна из ошибок Буша заключается в том, что он поручил послевоенное урегулирование не государственному департаменту, а Пентагону, причем не военным, а гражданским сотрудникам этого ведомства. И те разработали план, который с треском провалился. Прежде всего они связались не с теми людьми: сделали ставку на эмигрантов, в частности на руководителя одной из эмигрантских организаций Ахмеда Чалаби. Я с ним дважды встречался в Вашингтоне и Лондоне. Он шиит, человек очень динамичный и пронырливый. В Ливане на него давно заведено дело о мошенничестве — какие-то финансовые махинации. Чалаби сумел войти в доверие к американцам, и они выбрали именно его. Он их уверил в том, что когда они придут в Ирак, их встретят с распростертыми объятиями, потому что народ ненавидит Саддама. Чалаби и сейчас в правительстве, хотя у него были взлеты и падения, его даже хотели арестовать, но он человек очень талантливый и обаятельный, у него везде большие связи.

Вторая ошибка — отсутствие плана действий. Точнее, план был, но рассчитанный на кратковременное пребывание в стране: убрать Саддама, назначить временную администрацию во главе с американцем и через три месяца уйти из Ирака.

Третья ошибка заключается в том, что американцы распустили иракскую армию, вернее, солдаты разбежались по домам. Офицеры, в отличие от солдат, остались, у них есть семьи, которые надо кормить. Многие из них с удовольствием вернулись бы в казармы — надо на что-то жить. Но все офицеры были членами партии «Баас» — в тоталитарной стране иначе и быть не может — и их выгнали из армии после дебаасизации, которая была проведена по примеру денацификации в Германии. И это четвертая ошибка.

— Идея дебаасизации принадлежала американцам или иракцам?

— Она зародилась в Пентагоне, а иракские шииты ее поддержали, потому что это позволяло им избавиться от суннитских ставленников Саддама. Представьте, сколько людей озлобилось! Многие из них ушли в партизаны. Пятая ошибка — американский экспедиционный корпус был слишком малочисленным: всего 160 тыс., а нужно было по крайней мере полмиллиона. Это привело к тому, что американцы не в состоянии были контролировать ситуацию в стране, где воцарились хаос и анархия, тем более что Саддам успел выпустить из тюрем почти 40 тыс. уголовников. Яркий пример — разграбление Национального музея в Багдаде. Люди тащили все подряд, директор музея в ужасе подбежал к американскому офицеру, который стоял на углу, и говорит: «Я Вас умоляю, поставьте здесь хотя бы один танк, чтобы разогнать эту шпану!» Офицер отвечает: «Нет приказа». Американцы боялись выглядеть оккупантами, и это еще одна их ошибка. Офицерам был дан приказ как можно меньше вмешиваться в происходящее, и когда народ бросился грабить, они смотрели на это сквозь пальцы: станешь стрелять, кого-нибудь убьешь, и тут начнется… Парадокс заключается в том, что это не спасло их от обвинений в зверстве. Потом появились кадры, снятые в тюрьме Абу-Грейб. Правда, там никого не убили, но издевательства над заключенными были восприняты хуже, чем убийства. Понимаете, иракцы не имели бы ничего против, если бы американцы стали убивать бандитов и мародеров. Но такие издевательства для арабов непереносимы. Американцы, с одной стороны, показали себя как слабые оккупанты, которые не могут навести порядок, а с другой стороны — эта история в тюрьме Абу-Грейб. Были и менее значительные промахи. Они, например, проводили обыски с помощью собак, а собака у мусульман — нечистое животное. Беда американцев в том, что эту войну планировали и начинали совершенно некомпетентные, невежественные люди, которые не имели представления о структуре иракского общества, об истории Ирака. Та же самая ситуация была, когда СССР вводил войска в Афганистан. Хотя у нас были специалисты в этой области, с ними не сочли нужным проконсультироваться.

Могло ли американское вторжение в Ирак быть успешным? Трудно сказать. Есть такая точка зрения, что даже если бы они вели себя идеально и действовали очень эффективно, все равно иракцы бы не потерпели оккупацию. Иракцы — очень гордый народ. Они до сих пор помнят британскую оккупацию и ненавидят англичан.

— Каков Ваш прогноз развития событий в Ираке?

— Несколько месяцев назад казалось, что это второй Вьетнам. Но Буш назначил командующим войсками генерала Петреуса, и картина изменилась. Дэвид Петреус сумел договориться с лидерами суннитов в так называемом суннитском треугольнике, который расположен на реке Евфрат в центральной части страны. Это район наиболее активной террористической деятельности, где обосновалась так называемая Аль-Каида в Месопотамии, которой после гибели Абу Мусаба аль-Заркави руководит Абу Айюб аль-Масри. Аль-каидовцы стали наводить здесь свои порядки: запретили курить, пить, смотреть кино, слушать музыку и т. д., инициировали появление террористов-самоубийц — раньше в Ираке такого не было. Прошло несколько лет, иракские арабы стали возмущаться, начались конфликты, и тут Петреусу удалось нащупать какие-то ходы. Появились так называемые комитеты ответственных граждан. Те, кто вчера убивал американцев, сегодня убивают сторонников Аль-Каиды. Очень важно и то, что правительство Ирака наконец приняло бюджет. Оно два года не могло этого сделать не в последнюю очередь из-за противоречий с курдами — курды требовали 17 % доходов от нефти.

— Почему 17 %?

— Такой порядок отчислений курдам еще при Саддаме установила ООН. Ему было разрешено официально продавать какое-то количество нефти. Контрабандой он продавал гораздо больше, и многие иностранцы на этом хорошо погрели руки, в том числе и некоторые наши товарищи. Арабы категорически против этой цифры, поскольку курды — это всего 13 % населения Ирака, и тем не менее им пришлось уступить. Второй важный шаг правительства — принятие закона об отмене дебаасизации. Теперь члены партии «Баас», за исключением представителей высшего руководящего звена, могут вернуться на свои рабочие места. Наконец, удалось создать какое-то подобие армии и полиции. Конечно, их боеспособность оставляет желать лучшего, но сейчас и терроризм пошел на спад, нет крупных столкновений с суннитскими боевиками.

Дело в том, что сунниты были господствующей кастой, с приходом американцев они все потеряли. В Ираке прошли выборы, а поскольку 60 % населения — шииты, они и получили большинство в парламенте и правительстве. Сунниты — это бывшие силовики, офицеры, члены полувоенного ополчения «Федаины Саддама Хусейна». Они не смирились с таким положением вещей. Их целью было выдавить американцев из Ирака, чтобы потом рассчитаться с шиитами. Сейчас ситуация несколько изменилась: американцы добились того, что доходы от нефти будут распределяться равномерно. И хотя в центральной части страны, населенной в основном суннитами, нефти нет, они тоже получат свою долю. Договориться с суннитами помогла и отмена дебаасизации.

Остаются проблемы с шиитами, которые, казалось бы, должны быть благодарны американцам. Но большинство шиитских духовных лиц являются исламистами-фундаменталистами. Для них американцы не просто оккупанты, но и представители ненавистной западной культуры, пособники Израиля, идейные враги. Особенно радикальных взглядов придерживается Муктада ас-Садр, в любой момент готовый развязать джихад. На данном этапе его сдерживает духовный вождь иракских шиитов великий аятолла Али ас-Систани, который понимает, что война ничего не даст. Но ас-Систани — иранец, он говорит с персидским акцентом, а персы и арабы друг друга не любят.

В правительстве страны широко представлена и такая влиятельная шиитская партия, как Верховный совет исламской революции в Ираке. Его глава Абдель Азиз аль-Хаким вместе со своими сподвижниками в период правления Саддама находился в эмиграции в Иране. Там они создали свои вооруженные силы — «Бригады Бадр», которые сейчас находятся на территории Ирака. Ясно, что это иранские ставленники, а следовательно, враги США. Как видите, с шиитами все не так просто.

— Клубок проблем, которые трудно или даже невозможно разрешить. А что бы Вы предложили в данном случае?

— В последние годы было обнародовано несколько планов урегулирования ситуации в Ираке. Например, Вячеслав Иноземцев выдал такую идею: разделить страну на три части — на севере курды, в центре сунниты, на юге шииты. Но нельзя забывать, что в Багдаде, который при таком раскладе должен стать центром среднего суннитского государства, живет два с половиной миллиона шиитов. Что с ними делать? Чтобы переселять целые народы, нужен Сталин или Гитлер, на худой конец Саддам Хусейн. Да и арабский мир не потерпит раздела. Дело в том, что Ирак наряду с Египтом и Сирией — одна из трех исторических арабских стран. Все остальные возникли потом. Поэтому раздел Ирака — это пощечина арабскому миру. Я не верю, что Ирак распадется. Может быть, на его территории появится три автономных региона — и он станет федеративным государством. Но это возможно только в том случае, если враждующие стороны сумеют договориться между собой и выгнать из Ирака Аль-Каиду.

Совершенно ясно, что расчет на скорый уход американцев не оправдался. Даже если на выборах в США победят демократы, они не смогут быстро вывести войска. Народ в Ираке устал от войны. Как бы то ни было, суннитам, шиитам и курдам придется жить рядом, и они это понимают. Командиры партизанских отрядов, нажившись на войне, сейчас больше занимаются бизнесом. Учитывая все сказанное, я не исключаю того, что в Ираке произойдет перелом в лучшую сторону.

Правда, есть еще проблема Киркука, провозглашенного курдами главным городом иракского Курдистана. Курды называют его своим Иерусалимом. Дело в том, что в окрестностях Киркука добывают нефть, которая могла бы стать основой для создания самостоятельного курдского государства. Саддам, уходя из Курдистана в 1991 г., оставил Киркук за собой. Он изгонял оттуда курдов и на их место переселял арабов. Кроме того, там живут туркоманы, или иракские туркмены, они тоже предъявляют определенные претензии. За этой коллизией внимательно наблюдает соседняя Турция, которая по понятным причинам не хочет, чтобы нефть Киркука досталась курдам. В декабре 2007 г. в Киркуке должен был пройти референдум, но он не состоялся — арабы настояли на его переносе. Однако рано или поздно это случится, и тут арабы — и сунниты, и шииты — будут заодно против курдов. Отношения между этими народами далеки от любви, хоть они и могут мирно жить рядом.

С другой стороны, даже если Киркук достанется курдам, они вряд ли отделятся и создадут независимое государство. Как курды будут продавать нефть, не имея доступа к морю и находясь во враждебном окружении? Курдистан сегодня и так фактически самостоятельное государство, формально подчиненное Багдаду.

— А что Вы думаете о ситуации в Пакистане?

— Там проиграла партия Мушаррафа. Если бы была жива Беназир Бхутто, то она стала бы премьером. Это идея Кондолизы Райс. Но Беназир мертва, а заменить ее некем. Сделать Наваза Шарифа премьером? На это Мушарраф никогда не пойдет. По логике вещей, партия Бхутто и партия Наваза Шарифа должны объединиться, составить оппозицию, получить пост премьера, сформировать правительство и начать процедуру импичмента Мушаррафа.

Исламисты в Пакистане очень шумные, все насилие от них, но на выборах они больше 10 % никогда не получали, поэтому с ними можно не считаться.

С одной стороны, если партия Беназир Бхутто пойдет на сделку с Мушаррафом, она очень много потеряет в глазах народа. С другой стороны, если объединение, о котором я сказал, состоится и будет инициирована процедура импичмента, то тут все зависит от армии. Генералы и офицеры пакистанской армии — это преимущественно пенджабцы. Поддержит ли армия правительство, которое будет выступать против пенджабца Мушаррафа? Это сложная ситуация со многими неизвестными.


В.Л. Гинзбург — Ток без потерь

Экономические стратегии», № 02-2008, стр. 06–10

Награждение Нобелевской премией — это всякий раз величайшее событие в жизни ученого, но не только. Отсвет нобелевской славы всегда осеняет и родину лауреата, являясь, по мнению нобелевского лауреата академика Виталия Лазаревича Гинзбурга, некоторым показателем уровня развития науки в данной стране. В беседе с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым академик Виталий Гинзбург делится своим мнением о проблемах более чем глобальных…


— Виталий Лазаревич, можете ли Вы, как величайший физик, оценить влияние космических исследований на развитие физики? Сделал ли прорыв в космос физику Вселенной более понятной и доступной?

— По-моему, право называться величайшими физиками за всю историю цивилизации заслужили не более трех человек.

— Кто именно?

— Во-первых, Архимед, но и это под вопросом — все-таки трудно оценить то, что было тысячи лет назад. Но две остальные кандидатуры не вызывают сомнений: Ньютон и Эйнштейн. Это первая категория, вторая категория — великие физики, например Галилей, Макс Планк, Нильс Бор. Их было довольно много. А потом идут просто крупные и выдающиеся ученые, например Ландау. Он был замечательным физиком, я считаю его своим учителем.

— Есть даже теория Гинзбурга — Ландау.

— Да, это лучшая моя работа. Ландау был очень крупной фигурой, но слово «великий» я бы к нему не применял. У самого Ландау была очень интересная классификация — он классифицировал все, что придется, в частности женщин. Так вот, физиков он классифицировал в зависимости от достижений и себя относил ко второму разряду. Это, может быть, нескромно, но я отношу себя к третьему разряду и рассматриваю как квалифицированного физика. Наука — не спорт, здесь не так важно, кто какую медаль получил. Квалифицированный ученый, даже не имеющий очень важных достижений, может оставить после себя нечто, без чего наука не может двигаться дальше. В общем, это тривиальные вещи. Поверьте, я не страдаю манией величия, но должен сказать, что даже ученых моего ранга у нас не так много.

Теперь я отвечу на вторую часть вопроса. Прорыв в космос внес очень крупный вклад в развитие физики, поскольку позволил отправить за пределы атмосферы спутники с научными целями. Это дало возможность получить очень хорошие результаты. Еще в 1980-е гг. академик Кардашов предложил чрезвычайно интересный проект: спутник для интерферометрических исследований. К сожалению, он так и не был запущен.

В № 7 за 2007 г. газеты «Поиск» опубликована моя статья под названием «Сами виноваты. Почему Россия мало получает Нобелевских премий?». Так сказать, публика часто недовольна — мол, не дают. Вот, пожалуйста, пример: академик Кардашов. Если бы его проект был реализован, он обязательно получил бы Нобелевскую премию.

— В 1960-е гг. в СССР физика и физики были очень популярны. Сегодня интерес значительно уменьшился. В чем, по-Вашему, причина?

— В то время интерес к физике был связан главным образом с атомным оружием. Если бы не стремление иметь атомную и водородную бомбу, я не знаю, что было бы с нашей наукой. Я тоже участвовал в этой работе, и она спасла мне жизнь. Представьте: меня объявили безродным космополитом, я женился на сосланной женщине, в общем, плохой человек. Как раз в то время намечалось совещание, на котором планировалось рассмотреть основные направления развития отечественной физики, т. е. фактически ее уничтожить — что-то вроде того совещания, на котором Лысенко громил генетику. Говорят, что Курчатов, узнав об этом, сказал Берии: «Если хотите иметь бомбу, не трогайте физиков». И буквально в последний момент совещание отменили — я сам при этом присутствовал.

— Какова роль Берии в нашей истории?

— Я не был с ним знаком. Он, конечно, был негодяй, но очень эффективный организатор. Не думаю, что Берия был хуже, чем многие его коллеги. Известно, что все они подписывали расстрельные списки.

Думаю, никто не будет отрицать, что мировая наука добилась выдающихся успехов, и на первом месте здесь не физика, а все-таки биология и генетика. Там получены такие результаты, что голова кружится.

Мой учитель Игорь Евгеньевич Тамм очень интересовался генетикой и ратовал за ее развитие. А когда Курчатов создавал свой институт — «Курчатник», он под своим крылом, так сказать, пригрел и генетиков. Сейчас из этого отдела вырос крупный академический институт. Так что физики тоже внесли свой вклад в развитие генетики.

— А могут ли достижения биологии и генетики использоваться в военной сфере?

— Конечно, могут, но я надеюсь, что этого не произойдет. Не исключаю, что где-то кто-то этим занимается.

— Какие новые отрасли в физике получат развитие в ближайшие десять лет и в долгосрочной перспективе?

— Физика сегодня бурно развивается, хотя некоторые ее разделы, в частности физика высоких энергий, в известном смысле пребывают в застое. Это связано с тем, что нет больших ускорителей. Есть большой андронный коллайдер, который находится в ЦЕРНе и должен заработать уже в этом году. Он строится, наверное, уже лет десять, это очень мощная машина, тоннель длиной 28 км.

Еще одно очень важное направление физики изучает конденсивное состояние металла, жидкости. В этой области наметился большой прогресс. Пусть физика в каком-то смысле уступила первое место биологии, ну что ж, и второе место не такое плохое. Да и вообще, все это очень условно — первое, второе. Другое дело, что у нас в стране есть проблемы с развитием фундаментальной науки, но это уже другой вопрос.

— Что же будет в ближайшие десять лет?

— Я интересуюсь главным образом фундаментальной наукой, а здесь уверенно предсказать ничего нельзя. Сейчас все увлекаются нанотехнологиями. А я 60 лет занимаюсь сверхпроводимостью и Нобелевскую премию за это получил. Я не считаю, что Нобелевская премия — это что-то особенное, но все-таки — некий показатель. Так вот, у нас нет ни одной хорошей лаборатории, которая занималась бы сверхпроводимостью. Два года назад я написал Президенту письмо, в котором обрисовал ситуацию и попросил создать такую лабораторию. У нас есть квалифицированные специалисты, есть возможности, а денег нет. Нужно всего 30 млн долл.! Американцы тратят в десять раз больше на разработку менее актуальных проблем. Не знаю, получил ли Путин мое письмо.

— Но ответа не было?

— Нет, прямого ответа не последовало, но министр Фурсенко в курсе дела. Мы с ним говорили по телефону, и он к моей идее отнесся хорошо. Я ему тогда сказал: «Дайте полмиллиарда рублей. Мы получили 70 млн и ничего не можем на них сделать». Сейчас с согласия президента РАН я написал второе письмо Путину.

Поймите, мне 91 год, и я болен, я же не для себя стараюсь. Так хочется, чтобы в Академии наук была первоклассная лаборатория!

— В чем причина такого отношения властей к нуждам науки?

— Полагаю, представители властных структур просто не понимают значимости и важности фундаментальных исследований. Правда, в последнее время положение несколько улучшилось, увеличилось финансирование фундаментальной науки. Но вот все равно мешает работать бюрократия. Если бы я был американским ученым и написал Бушу: «Дайте 30 млн долл.», — на следующий день я бы их получил. А здесь прошло уже два года, а денег все нет, и думаю, что мы их не получим.

Я обращался к Меламеду, который руководит недавно созданной организацией под названием «Роснанотех», а он мне ответил: «Наш попечительский совет решил, что средства будут расходоваться только на развитие нанопроизводства». На перспективные разработки денег не дали. Но это же просто идиотизм! Я прошу на исследования сверхпроводимости и не могу гарантировать, что они что-то дадут производству.

— Вы не могли бы в популярной форме изложить теорию сверхпроводимости?

— Что такое сверхпроводимость, знают все: это ток без потерь. Она была открыта в 1911 г. Такое свойство некоторые проводники приобретают обычно при очень низких температурах, ниже некоторой критической температуры. Так вот, задача ученых — найти проводники, которые обладают сверхпроводимостью и при более высоких температурах. Я занимаюсь этой проблемой с 1964 г., за прошедшие годы кое-что удалось сделать. В 1986–1987 гг. были открыты так называемые высокотемпературные сверхпроводники. Открытие очень интересное, но пока внедрить его на практике сложно — нет технических возможностей. Однако наша основная цель — комнатные температурные сверхпроводники. Я мечтаю создать современную лабораторию, которая будет этим заниматься. Выйдет, не выйдет — неизвестно, понимаете? Такова специфика фундаментальной науки. Если денег все-таки дадут, лаборатория заработает года через три. Ну, а дальше лотерея: если американцы сделают раньше, будем, как всегда, догонять.

Несколько лет назад я организовал фонд, который называется «Успехи физики». И в поисках средств для издания работ наших ученых обратился к одному из олигархов с просьбой оказать финансовую поддержку. Речь шла о незначительной сумме, что-то около миллиона рублей. Но этот господин даже не удостоил меня ответом. Я чувствовал себя оплеванным — можно подумать, я просил эти деньги для себя. Больше я ни при каких обстоятельствах олигархам писать не буду. Это, что называется, нувориши, которые вылезли из грязи в князи. Может быть, второе поколение российских богачей будет более интеллигентным и поймет необходимость тратить огромные деньги разумно — поддерживать науку, образование, искусство в своей стране, как это делается, например, в США. Пока наши олигархи предпочитают покупать футболистов за 50 млн евро. Сумма, которую я просил, — это цена одной ноги.

— Виталий Лазаревич, каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития физики?

— Современной физике всего 400 лет, я считаю, она начинается с Галилея. 400 лет — пустяк на фоне развития цивилизации, а как много сделано за это время! В одном только XX в. физика добилась потрясающих успехов. Сейчас строится Международный экспериментальный термоядерный реактор (ITER), он заработает лет через десять и будет стоить 10 млрд евро. Огромные деньги, поэтому разные страны объединили усилия для его создания. Ведь физика интернациональна, результаты общие. Тут национальность и этническая принадлежность значения не имеют. Долго спорили и наконец решили, что он будет находиться во Франции, а возглавит его японец. Россия тоже участвует в проекте, и это правильно. Международное сотрудничество — замечательная вещь. Яркий пример такого сотрудничества — ЦЕРН. Наши ученые там успешно работают.

— Как бы Вы оценили положение российской фундаментальной науки?

— Ситуация непростая, но у нас есть традиции, много талантливых людей. Многое удается сделать в рамках международного сотрудничества. Например, член-корреспондент Владимир Борисович Брагинский вместе с американскими учеными занимается поиском космических гравитационных волн. Американцы уже истратили на проект 500 млн долл., а сейчас выделили еще 300 млн. Самостоятельно мы бы это никогда не осилили.

— Виталий Лазаревич, Вас сейчас часто цитируют в злободневных дебатах….

— Жорес Алферов и я вошли в моду, и, знаете, мне это неприятно.

Я сейчас главным образом защищаю атеизм. Свобода вероисповедания не означает, что в школах нужно преподавать Закон Божий. Именно против этого было направлено известное «письмо десяти». После его публикации появилась статья под названием «Господину Гинзбургу и его единомышленникам». Видимо, меня избрали объектом критики, поскольку у меня еврейская фамилия, хотя среди подписавших письмо есть и другие евреи. Меня упрекают: нобелевский лауреат, зазнался! Что значит — зазнался? Я не считаю, что нобелевский лауреат — это что-то особенное. В данном случае это никакого значения не имеет.

— Виталий Лазаревич, какое мнение сложилось у Вас о реформе в системе высшего образования?

— В СССР высшее образование было очень хорошим, сейчас идет переход на Болонскую систему. Но, мне кажется, нам надо заботиться не о том, чтобы наши выпускники на равных конкурировали с выпускниками зарубежных вузов на рынке труда, а о том, чтобы как можно лучше устраивать их здесь, в России.

— Выступления Виталия Гинзбурга на общих собраниях Академии наук всегда были самыми острыми, Вы не боялись говорить о вещах, неприятных для руководства. Какие три основные проблемы РАН Вы сегодня могли бы выделить?

— Я действительно очень активный человек, все время выступал, стремился что-то улучшить. Но говорить о проблемах РАН я начну с не самого главного, но принципиально важного вопроса. Я всегда был сторонником того, чтобы Академия обсуждала проблему соотношения религии и науки.

И тем не менее до сих пор никто ничего не делает. Более того, сейчас появилась статья пяти членов РАН, которые сокрушаются, что Гинзбург и его единомышленники стараются втянуть Академию в ненужную дискуссию. Но Академия наук должна заниматься социально значимыми вопросами. Где же их обсуждать, как не в Академии наук? РАН не может изолироваться от общества.

В свое время были попытки ликвидировать Академию, и я выступил против — это никуда не годится. Сейчас выработан новый устав РАН, по-моему, хороший, но многое нужно улучшать. Академия очень забюрократизирована, что мешает ей заниматься ее главным делом — развивать фундаментальную науку. Надо привлекать молодежь, а это очень сложно, потому что зарплата у ученых очень маленькая. Вот мы и пытаемся, используя разные ухищрения, ее повысить.

Хочу подчеркнуть, что РАН играет огромную положительную роль. Если оптимизировать систему управления Академией, то многое можно сделать.

— Вы своим авторитетом большого ученого постоянно пытаетесь защитить российских ученых, в том числе и тех из них, кто, по Вашему мнению, совсем необоснованно попал в жернова спецслужб как шпионы от науки. Это проблема только нашей страны, какого-то особого российского менталитета?

— Вы имеете в виду Данилова? Это возмутительное дело. Мы вместе с Людмилой Алексеевой и академиком Рыжовым старались ему помочь. Один суд его оправдал, но это кому-то не понравилось, поэтому состоялся второй суд. Провели какую-то анонимную экспертизу. В общем, типичная липа. Я подписал обращение в Европейский суд в защиту Данилова. По-моему, подобные инциденты позорят нашу страну — дали 16 лет человеку, который совершенно невиновен.

— Виталий Лазаревич, с каждым годом у нас в стране все рельефнее проступает проблема непрофессионализма. В чем причина?

— Это действительно очень серьезный вопрос, но в чем причина я затрудняюсь ответить. А Вы как думаете?

— Сейчас происходит стремительное усложнение компетенций, а мы стараемся решить все проблемы как можно проще и дешевле.

— Может быть, Вы правы.

— Какие меры необходимо принять, чтобы защитить общество, особенно молодежь от таких средневековых явлений, как астрологи, знахари, гадалки?

— Я всегда ратовал за борьбу с этими явлениями. Не раз выступал по этому поводу на сайте нашего фонда www.ufn.ru, написал послесловие «Астрология и лженаука» к книжке Сурдина «Астрономия и астрология». Астрология — это позор. Представьте себе: Вы открываете газету «Известия» — и видите астрологический прогноз! Отмена цензуры — величайшее благо, но это привело к тому, что в СМИ публикуют всякий бред. Такая пропаганда невежества просто возмутительна. Я считаю, что все научные работники обязаны бороться с этой мерзостью. Кстати, в Академии в 1998 г. по моей инициативе была создана комиссия по борьбе с лженаукой. И, хотя руководство Академии не помогает этой комиссии, у нее есть определенные достижения. Возглавляет ее академик Кругляков, живущий в Новосибирске. Он написал две книжки, одна из них называется «Ученые с большой дороги», издает бюллетень.

— Возможно ли примирение, а может быть, и партнерство между Россией и Западом? Какие силы заинтересованы в замедлении процесса сближения?

— Хорошие отношения, конечно, возможны. А заинтересованы в замедлении процесса сближения, скорее всего, милитаристские круги.

— Как Вы считаете, стоит ли России и дальше в таких объемах продавать нефть? Правильно ли менять природные ресурсы на долларовые фантики? Можно ли заставить работать другие отрасли?

— На данном этапе у нас делается ставка на развитие нанотехнологий, но экономике нужны деньги, а за счет нанотехнологий мы сейчас заработать не можем. Поэтому приходится продавать нефть, а что делать?

— Скажите, пожалуйста, каким Вам видится будущее человечества?

— Я оптимист и верю в жизнестойкость человечества. Мне вспоминается 1942 г.: немцы заняли почти всю Европу, кроме Великобритании и СССР, в стране свирепствовал сталинский режим. В общем, внутри плохо и снаружи плохо, жуткое положение. И все-таки мы выстояли и победили. Сегодня цивилизованному миру приходится отвечать на новые вызовы. Один из наиболее опасных — терроризм. Знаете, я за демократию, но с террористами был бы совершенно беспощаден. Те, кто убивает других ни за что, вычеркнули себя из списка людей. Так что с ними церемониться не нужно. Думаю, что у них ничего не получится, сила все-таки на стороне цивилизованных стран.

— Есть ли у Вас любимая притча или поговорка, которая точнее всего отражает Ваше отношение к жизни, к России?

Притчи нет, может быть, знаменитые стихи Тютчева:

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

В.В. Федоров — Популярный вариант идентичности

«Экономические стратегии», № 03-2008, стр. 60–67

Предлагаемое Вашему внимание интервью генерального директора Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерия Валерьевича Федорова главному редактору «ЭС» Александру Агееву представляет собой опыт многоаспектного прогноза на основе анализа данных большого числа опросов общественного мнения.


— Давайте поговорим о будущем. Каким Вы себе представляете 2020 г., который стал сегодня неким стратегическим ориентиром? Какой будет Москва и какой будет страна в 2020 г.?

— Вообще, у нас о будущем говорят мало, его скорее боятся, чем страстно желают. Во второй половине 1980-х гг. люди думали, что хуже быть уже не может, и надеялись на лучшее будущее. Но потом выяснилось, что хуже вполне даже может быть! В результате мы научились ценить то, чем располагаем сейчас, а от будущего ожидать не рая на земле, а скорее подвоха, проблем и неприятностей. Конечно, это в первую очередь касается переживших этот перелом среднего и старшего поколений, у молодежи иной подход к жизни — ее социализация происходит уже в постсоветскую эпоху, и ей просто пока не с чем сравнивать, социальный опыт у нее недостаточен для сравнения. Те же, кому пришлось менять, ломать свой уклад жизни, получили крайне болезненную травму. Многие не преодолели, не изжили ее последствия до сих пор. И поэтому они, зачастую неосознанно, стремятся воссоздать себе привычные условия существования, воспроизвести дореформенный опыт хотя бы в отдельных его элементах.

Те амбициозные программы, которые в последнее время генерирует наша политическая элита, находят слабый отклик у этих людей, их вообще трудно мобилизовать на что-либо. Они хотят просто обеспечить себе определенный уровень жизни — и все, причем притязания у них не слишком высокие, мало отличающиеся от советских. Потенциала для качественного развития в этой среде, по сути, нет, речь для них идет только о восстановительном росте. Среди них очень мало карьеристов. Ориентация на карьеру более распространена в молодежной среде, но и здесь она не является доминирующей. Даже молодые хотят только достичь определенного уровня, амбиции же в дефиците. Такие настроения диссонируют с прорывными планами государства, зато подпитываются общим улучшением экономической конъюнктуры, снижением безработицы, растущим дефицитом рабочей силы. Общество не хочет амбициозных программ, не готово жертвовать чем-то существенным ради страны и ее будущего, они сосредоточены на собственных интересах и темах. «Верхний план» в их сознании почти отсутствует, нет и идеологических запросов. Торжествуют частные интересы, потребительские ценности, социальный консерватизм.

— Значит, для российского общества характерна узость интересов, инертность?

— Люди российские, в отличие от людей советских, интересуются не событиями в мире, а собой, своей семьей, максимум — населенным пунктом, где они живут. Все остальное существует для них в телевизоре, в новостях, и эта информация недолго удерживается в оперативной памяти — посудачил на кухне и забыл. И чем старше человек, чем он более вписан в нашу социально-экономическую систему, тем более это для него характерно. Повышенную отзывчивость к темам, выходящим за привычный круг, демонстрируют самые молодые и самые старые. Если пользоваться нашей стандартной пятичленкой, то это группа от 18 и до 24 лет и старше 59. Т. е. люди с минимальным социальным опытом, с одной стороны, и с минимум социальных ресурсов — с другой. А экономически активное население в расцвете сил, на которое, по идее, и рассчитаны амбициозные планы, ими не интересуется и не особенно в них верит.

— Получается, что так же думает и элита, ведь это люди далеко за 40?

— Элита — специфическое социальное образование, у нее существенно больше ресурсов и шире горизонты планирования. Представителям элиты есть куда отступать, у них обычно и за границей имеется собственность и счета в банках, да и связей столько, что всегда есть уверенность в завтрашнем дне. Это вроде бы дает возможность думать и действовать, исходя из более высоких и стратегичных побуждений, но привычки так мыслить и так действовать еще нет. Глобализация мозгов уже совершилась, риски у элиты захеджированы, привязка к стране и ее будущему весьма ограниченна.

А подавляющее большинство россиян большую часть времени работает, чтобы выжить. На самореализацию и все остальное времени и сил остается очень мало. Они привыкли решать краткосрочные задачи, прониклись цинизмом и неверием в то, что говорится с высоких трибун, склонны рассчитывать только на себя. И как результат — слабо ассоциируют на практике свою судьбу с судьбой страны.

Проблема в том, что и элита, и более широкие слои не верят в собственную дееспособность и не ощущают собственной ответственности за страну.

— Вы упомянули о невысоких притязаниях россиян в смысле качества жизни. Что конкретно имеется в виду?

— Машина, квартира, дача — это максимум притязаний. В последнее время добавилось хорошее образование для детей. Но представления о хорошем образовании бывают разные. Для кого-то это означает поступить в областной технический вуз, а для кого-то — в Москву пробиться. И лишь небольшая часть стремится не просто в Москву, а в лучшие вузы — в МГУ, МГИМО или за рубеж, допустим в Гарвард. А что такое в представлении среднего россиянина хорошие жилищные условия? Это панельный дом. Главное, чтобы в квартире жила одна семья. Максимум, чтобы на каждого члена семьи приходилось по одной комнате. Говорить о том, что люди хотят жить в экологически благоприятных условиях, в светлых домах, за городом или в благоустроенных пригородах американского типа, не приходится. Планка общественных запросов, как видим, предельно умеренна, но экономический механизм страны пока выстроен так, что даже эти невеликие претензии может удовлетворить лишь крайне ограниченное число россиян. И если с машинами в последнее время стало получше, то с квартирами — тенденция прямо противоположная.

— ВЦИОМ регулярно проводит опросы, результаты которых из года в год практически не меняются: 7 % респондентов говорят, что успешно приспособились к новым условиям, 35 % крутятся на нескольких работах, чтобы поддерживать соответствующий уровень жизни, а все остальные этой жизни не понимают.

— Сегодня тех, кто не приспособился, уже существенно меньше. Все-таки надо учитывать, что за последние два-три года доходы граждан значительно выросли. Позитивные изменения происходят по трем направлениям. Первое — рост доходов, который принял фронтальный характер. Эта тенденция распространяется не только на работников частных предприятий, но и на бюджетников, и на пенсионеров, и на студентов. Жить лучше стало всем! Хотя и ненамного.

Второе направление — уверенность в завтрашнем дне. Сегодня ее гораздо больше, чем раньше. Не только по причине экономического роста, но и в связи с успешным разрешением «проблемы-2008?. Ведь для нас смена власти всегда — потенциальный шок, опасность хаоса, угроза раздрая в верхах, опасность потерять все нажитое. И операция «Преемник» с этой точки зрения прошла чрезвычайно успешно. В общем-то, опасения за завтрашний день, связанные с политикой, по сути, сняты: Конституция соблюдена, курс обозначен, люди во власти внятные, преемственность и отсутствие резких шараханий обеспечены. Для людей это — знак, что можно жить и работать спокойно.

— Лет 12 как минимум?

— Посмотрим. Третье направление позитивных изменений связано с тем, что экономика растет, а рабочей силы у нас прибавляется немного. Поэтому работодатели вынуждены бороться за работников! А те могут себе позволить не особенно напрягаться — работодателю все равно некуда деться, так что не заплатит один — заплатит другой. В Москве и в Питере эта тенденция проявилась особенно ярко, но и по стране круги пошли. Если 7–8 лет назад рынок рабочей силы был рынком покупателя, то сейчас он стал рынком продавца. Это сильно расслабило людей, снизило общий уровень стресса в обществе, позволило работникам вспомнить о своих правах. Выросли легальные зарплаты, а если у человека легальная зарплата, значит, он может получить кредит в банке. Еще 5–7 лет назад никто не слышал, что такое потребительское кредитование, а сегодня больше половины россиян имеют опыт покупки товаров в кредит.

Одновременно повышение доходов населения в условиях неразвитости внутреннего производства товаров конечного потребления, включая продовольствие, повлекло за собой рост инфляции. Ее вспышка коснулась практически всех, причем сильнее всего ударила по малообеспеченным слоям. И по среднему классу. Не знаю, можно ли считать инфляцию стратегической проблемой, это уже вопрос к экономистам, но людей она очень беспокоит.

— Она из магического четырехугольника: рост, занятость, инфляция, финансы.

— На сегодняшний день это экономическая проблема номер один, а экономика была и остается в центре внимания россиян. Позитивно сказалось на социальном самочувствии то, что государство повернулось лицом к социальной сфере. Люди положительно воспринимают нацпроекты и все, что с ними связано. Мало кто из них ощутил на себе результаты этих проектов, но уже то, что государство строит высокотехнологичные медицинские центры, доплачивает врачам, занимается реформированием системы образования, вызывает ободрение. Вообще говоря, шаги в этом направлении отвечают представлениям россиян об идеальном государстве. Идеальное государство — это что-то вроде советского государства, но не в идеологическом смысле, а с точки зрения социальных обязательств перед населением: оно гарантирует человеку, что у него будет квартира, пусть плохая и не сейчас, машина, пенсия, бесплатное образование и так далее. В 1990-е гг. государство избавлялось от этих обязательств и убеждало своих граждан: «Заботьтесь о себе сами, это теперь Ваши проблемы, на нас не надейтесь». И люди сейчас действительно заботятся сами о себе, но страдают от этого. Они считают, что такое поведение государства неправильно, более того, безнравственно. И стоило государству хоть как-то обозначить заинтересованность в решении социальных проблем, как люди на это откликнулись, проголосовав за Медведева. Новый президент для них — не патентованный либерал, а лидер и организатор нацпроектов. Т. е. за него голосовали как за социально ориентированного политика.

— Добросердечный патернализм?

— Медведев много говорит об улучшении условий для бизнеса, в частности о снижении налогов. Но люди ведь часто слышат не то, что говорится, а то, что они хотят услышать.

— Какие риски для медведевского периода, на Ваш взгляд, наиболее значимы? В частности, несмотря на то что средний класс подтянулся, все еще существует двугорбое распределение богатства и доходов, а следовательно, есть высокий социальный риск. Или эта социальная ткань так прочна, что разорвать ее нельзя?

— Рисков, конечно, масса. Другое дело, что одна их часть осознается людьми и проявляется в виде массовых страхов, а другая — нет. Например, быстрый экономический рост подвергает критическому испытанию нашу инфраструктуру, причем не только техническую, но и социальную: у людей появляются деньги, и они хотят чаще ходить в театры, лучше лечиться, получать образование. Но выясняется, что ни система образования, ни система здравоохранения, ни культурная индустрия не готовы к такому росту спроса, они не в состоянии предложить потребителю качественный продукт за доступную цену. А ведь еще недавно казалось: вот только появятся у нас деньги — и все проблемы мы решим!

Но никакие проблемы не решаются, а у претендентов на наши деньги только разгорается аппетит. Вот бизнесмены жалуются, что денег на взятки уходит все больше, а положительный результат даже за эти деньги чиновники им не гарантируют. Но в такую же точно ситуацию попадают и простые граждане, сталкиваясь на практике с нашей системой образования, с нашим здравоохранением и т. д., и т. п.

И это вызывает недовольство, причем прежде всего там, где самый высокий уровень экономического роста. Например, в Москве больше всего недовольных. Мы спрашивали у людей: Вы счастливы? Так вот, в Москве и Петербурге — больше всего несчастливых людей…

— А кто самый счастливый в региональном разрезе?

— Жители средних городов. На селе пока мало счастливых. Или возьмите ту же экологию. Конечно, у нас — не как в Китае, где построенный ими «мировой завод» уже превратился в мировую свалку. Но экологическая ситуация, по отзывам людей, ухудшается. Сейчас люди к этому более чувствительны, чем 5-10 лет назад, когда всем было наплевать на экологию, потому что заводы стояли. Сегодня предприятия работают, но выбрасывают много гадости, а люди уже отвыкли от этого, они понимают, что здоровье напрямую зависит от экологии. Если Медведев будет и дальше заниматься стимулированием экономического роста, то ему, очевидно, придется это учитывать. Здесь для нас актуален пример китайцев: 20 лет реформ их лозунг был — рост, несмотря ни на что.

А теперь Ху Цзиньтао ведет политику гармонизации, в рамках которой уделяется повышенное внимание экологии, социальным вопросам, решению проблемы имущественного неравенства. В общем, снижение издержек экономического роста — даже за счет снижения его темпов. Но мы темпами роста жертвовать пока не готовы, потому что понимаем, что у Китая было 20 лет 8-10-процентного роста в год, а у нас таких лет было всего восемь. Нам по-прежнему надо бежать очень быстро, чтобы сократить отставание от конкурентов.

Другой риск состоит в том, что производительность труда у нас значительно отстает от желаемого уровня, поэтому задача, поставленная Путиным, абсолютно своевременна. Только вот люди не хотят работать больше, и это нежелание напрямую связано с их представлениями о том, что им нужно, о планке требований. В качестве примера возьмем жилье. Казалось бы, это проблема номер один! Мы провели опрос, и оказалось, что больше половины опрошенных по всей стране удовлетворены своим жильем. Хотя это жилье с точки зрения современных стандартов не выдерживает никакой критики.

А респонденты удовлетворены!

— Не сказываются ли здесь какие-то религиозные мотивы, например, склонность к самоограничению?

— Сегодня я бы не назвал Россию по-настоящему религиозной страной. Даже и обряды религии соблюдает абсолютное меньшинство. Россияне могут декларировать свою причастность к православию, но на деле не склонны следовать даже десяти заповедям. Есть масса примеров столкновения религиозной доктрины и массовых настроений. Например, Церковь против гражданских браков, а люди — за. Поэтому я бы не переоценивал роль религиозных традиций. Паровой каток коммунизма прошелся по нашей стране очень основательно, за ним осталась по преимуществу выжженная земля, на которой мало что способно уродиться.

— А как Вы оцениваете всевозможные «оранжевые» риски?

— «Оранжевых» рисков нет, потому что в России все революции начинаются сверху. Если бы российская республиканская элита в 1991 г. не инициировала роспуск СССР, то и страна бы не распалась. Шанс у «оранжевых» был бы только в том случае, если бы какая-то мощная фракция элиты сделала ставку на этот сценарий.

— А почему же Медведев три года назад говорил об угрозе распада РФ?

— Это был конец 2004 — начало 2005 г., время очень тяжелое для нашей элиты. Именно тогда мы потерпели ряд очень чувствительных поражений. Во-первых, в сентябре 2004 г. был Беслан. Затем — сделали большие ставки на Украине, но получили Ющенко с Тимошенко. В-третьих, именно тогда резко скакнула инфляция и поползли вниз показатели социального самочувствия. В-четвертых, власть решила проводить монетизацию льгот и не подготовилась к резко отрицательной реакции населения. Т. е. наложился ряд крупных проблем, причем в разных сферах, и они резко усилили страхи и неуверенность элиты. Кстати, одним из способов преодоления этих страхов стал разворот государства лицом к социальной сфере. Нацпроекты ведь стартовали в сентябре 2005 г. Это был в том числе и ответ на «оранжевый» сценарий.

— Есть ли сегодня риск распада России? Согласно опросам ВЦИОМ, порядка 17 % отвечают на этот вопрос утвердительно и 60 % отрицают подобную возможность.

— И в 2004 г., по мнению россиян, риск распада был невелик. Но элита должна всегда точно чувствовать и смотреть дальше, а иначе что это за элита? У нее больше информации, больше ресурсов, а следовательно, должно быть больше ответственности. Если мы не будем каждый день помнить о риске распада, то он вполне может реализоваться. Конечно, такой риск распада сохраняется, но не в силу сильных сепаратистских настроений, как это было в 1990-е гг. Он скорее приобрел экономический характер. Например, жители Дальнего Востока страшно боятся, что их территория превратится в японскую или китайскую колонию, но, с другой стороны, они настолько слабо связаны экономически с Россией, что вынуждены развивать отношения с соседними странами. Как они будут существовать без дешевого японского импорта и без экспорта морепродуктов в Японию? Как сельское хозяйство Дальнего Востока обойдется без китайских работников? С другой стороны, все мы знаем о целой серии амбициозных проектов, и прежде всего инфраструктурных, которые Россия пытается там реализовать. Это и нефтепроводы, и железные дороги, и уголь Тувы, и нефть Ванкора и Сахалина. Если они не останутся на бумаге, то в ближайшие 4–5 лет шансы на усиление интеграционных процессов существенно повысятся.

— А Вы можете оценить, скажем, стратегические моменты в мышлении элиты? Для чего ей нужны были нацпроекты? Только ли для того, чтобы пригасить социальное недовольство, или есть какая-то более значимая и далеко идущая цель?

— Далеко идущая цель, безусловно, есть — не проиграть в конкуренции за человеческий капитал. Сегодня могущество государства измеряется уже не только количеством стратегических бомбардировщиков или ракетных крейсеров, но и качеством мозгов, квалификацией рабочей силы, привлекательностью страны для людей вне зависимости от их национальности и социального происхождения. Очевидно, что наша страна продолжает служить источником лучших мозгов для Запада, и не только для Запада, но и для Кореи, и для Китая.

А в России, несмотря на мощный экономический рост и наличие ресурсов, пока не удается создать условия для комфортной работы этих мозгов. Например, как не было, так и нет национальной инновационной системы: государство говорит компаниям — внедряйте! Но никто этим заниматься не хочет. Они и так проживут, у них есть рента, все у них хорошо и без внедрения. Велика угроза потерять оставшиеся научные и инженерные школы, а новые создавать мы разучились. Конечно, это не может не беспокоить тех, кто сегодня стоит у руля государства.

— В чем причина такого положения? Что это — патология, вырождение?

— Это расплата за те 15 лет, когда мы думали только о том, как заработать денег и построить потребительский рай на основе разоружения перед Западом и экспортной сырьевой ренты.

— А за 1970-е гг. мы не расплачиваемся?

— В 1970-е гг. у нас творили сильнейшие научные, инженерные школы, развивалась мощная оборонная, космическая, ядерная промышленность. Коммунистов можно за многое ругать, но именно под их руководством русский народ первым вышел в космос, создал ракетно-ядерный щит, целую группу хайтековских индустрий. Это они оставили нам наследство, а мы его пока не столько преумножаем, сколько разбазариваем.

— Какова ситуация с идентичностью в нашей стране? Что показывают опросы ВЦИОМ?

— Все последние годы идет распад советской идентичности и параллельно складывается российская идентичность. Гражданин России — это наиболее популярный вариант идентичности. Его появлению способствовала волна патриотизма, гордости за страну, которая имела место в начале 2000-х гг.

Сейчас она отчасти сошла на нет, и это хорошо, потому что от ура-патриотов пользы мало. Посмотрите на корейцев, у них имеется стереотип, что корейское должно быть лучшим, по крайней мере лучше, чем китайское и желательно лучше, чем японское.

У них есть соревновательный дух, у нас же ничего подобного нет.

— А что может взбодрить нацию?

— История показывает, что сил нам всегда придавала внешняя угроза, в ответ на которую мы готовы были жертвовать досугом и даже жизнью, для того чтобы догнать и перегнать или выстоять, сохраниться.

— Эта идея стала активно эксплуатироваться.

— Эксплуатироваться-то она стала, но толку пока мало. Я уже говорил, что люди замкнуты на своих проблемах и им нет дела до страны. Только четверть опрошенных на словах готовы пожертвовать чем-то серьезным ради своей страны.

— Но это немало.

Может быть, для Люксембурга это даже много, но для России — очень мало. Мы всегда были сильны артельным духом, готовностью делать общее дело, не слишком задумываясь о частной выгоде. Жить не примитивом, а более высоким духовным планом, пусть даже не умея выразить это красивыми словами. Именно за это русских всегда любили свои и чужие, за это их отличали. Мне кажется, именно этими качествами современный наш национальный характер до крайности обделен.


Ю.М. Арский — Навигатор в море информации

«Экономические стратегии», № 03-2008, стр. 40–45

В затопившем планету океане информации сейчас, как никогда ранее, необходим мощный и точный навигационный прибор. Всероссийский институт научной и технической информации Российской академии наук (ВИНИТИ) является мировым научно-информационным центром мониторинга любых событий, происходящих в мире, прежде всего в научно-технической сфере. С 1993 г. ВИНИТИ РАН возглавляет академик РАН Юрий Михайлович Арский, автор около 30 книг и более 300 научных публикаций. Генеральный директор ВИНИТИ РАН Юрий Арский в беседе с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым рассказывает о принципах, на которых строится работа института, о проблемах, которые приходится преодолевать, и об успехах, которых достиг институт в последние годы.


— Юрий Михайлович, ВИНИТИ является одним из крупнейших в мире центров, где накапливается и обрабатывается научно-техническая информация. Как, на Ваш взгляд, изменилась ситуация в информационной сфере и в науке с 1990 по 2008 г.?

— Я начну с общих моментов, а именно расскажу о каналах поступления информации в ВИНИТИ.

Мы осуществляем подписку на многие журналы, получаем материалы конференций, книги и брошюры, отслеживаем информационные потоки в Интернете, через Книжную палату к нам поступают обязательные экземпляры. Таким образом, институт осуществляет мониторинг всего, что пишется, говорится, печатается в научном мире. Наши сотрудники анализируют это, переводят с сорока языков, создают базы данных и делают их доступными для ученых во всех регионах России. ВИНИТИ издает около 270 журналов. Это примерно 10 тыс. авторских листов в месяц, около миллиона рефератов. Наша цель — познакомить соотечественников с тем, что происходит в мировой науке и технике.

Интегральная база данных ВИНИТИ входит в пятерку крупнейших в мире. Речь идет только о содержательной части, я не учитываю наблюдения из космоса, позволяющие получать колоссальные объемы цифровой информации.

Если говорить о переменах, произошедших за последние годы, то я хотел бы отметить, что несколько уменьшился поток информации, поступающей из министерств и ведомств РФ — на 15–20 % по сравнению с тем, что было в Советском Союзе. Зато вырос поток зарубежной информации, в процентном отношении увеличился объем электронной информации. Что касается изменений в науке и технике, то я бы сказал так: это сферы достаточно консервативные, здесь годами формируются исследовательские направления, складываются научные школы, тут очень важна преемственность. Короче говоря, в науке изменения не могут происходить так же стремительно, как в политике.

Сейчас много говорят о нанотехнологиях. Мы настаиваем на том, что успешное развитие этого направления требует соответствующей информационной политики, позволяющей ученым наладить междисциплинарные контакты. Методы воздействия на вещество в различных отраслях науки могут дублироваться, поэтому исследователю важно своевременно получать информацию об успехах, достигнутых в смежных областях знания. Мы предложили готовить информационные обзоры по нанотехнологиям с учетом мирового опыта.

Я думаю, что надо более активно использовать информационные базы в процессе реализации национальных проектов, т. е. решения должны приниматься не только на основании заключений и докладов экспертов — узких специалистов, но и исходя из представлений о том, что происходит в мире. Полноценная информационная база не дает конкретных указаний, как поступить в той или иной ситуации, но предоставляет богатейший материл для размышлений. Приведу пример: скажем, в Тверской области проводятся лесозаготовки, и встает вопрос — как рациональнее использовать этот лес? Базы данных ВИНИТИ содержат массу информации, отражающей актуальную ситуацию в области переработки древесины, и могут облегчить поиск ответа на этот вопрос. Это, по сути дела, информационная подсказка, и ею надо пользоваться как можно активнее.

— Вы, таким образом, выходите на экспертизу инвестиционных проектов?

— Я это называю информационной подсказкой, потому что не наше дело — принимать решения, наша задача — показать возможные пути решения проблем.

— Как в ВИНИТИ систематизируется и обрабатывается «информационное сырье»?

— Вначале информацию нужно разделить по областям знаний. Мы создали систему рубрикаторов и сейчас адаптируем ее к зарубежным классификационным системам. В области наук о Земле и математики эта работа уже завершена, т. е. мы можем состыковать наш поток информации с аналогичными потоками в западных системах — американских или европейских.

Второй этап — решение аналитических задач внутри баз данных. Это мы делаем, например, по заданию министерств и ведомств. Более сложный вопрос — как действовать на уровне разработки рекомендаций по конкретным вопросам? Это аналитика, и она требует участия эксперта.

— Не только экспертов вашего института, но и внешних, очевидно?

— Конечно. Как я уже сказал, ВИНИТИ осуществляет активную издательскую деятельность, в которой участвуют практически все ведущие ученые России и некоторые зарубежные ученые — они являются членами редакционных коллегий, главными редакторами наших журналов, возглавляют отдельные направления. Кроме того, мы привлекаем людей для реализации конкретных проектов в рамках договоров — ВИНИТИ заключил ряд хозяйственных договоров с немецкими и американскими корпорациями.

— Как за последние годы изменилась структура спроса на Вашу продукцию?

— Если раньше государство финансировало нас на 100 % и мы работали по запросам министерств и ведомств, то теперь потребителями нашей продукции все чаще становятся частные корпорации или региональные структуры, а государственное финансирование составляет приблизительно 50 %.

ВИНИТИ имеет свой производственный комбинат, который находится в Люберцах. Он выпускает огромное количество печатной продукции. Фактически эта продукция оплачивается не Академией наук, а подписчиками. Кроме того, нам разрешено сдавать в аренду свободные площади и деньги использовать для повышения заработной платы, для покупки техники и т. д. Все это вместе взятое позволяет ВИНИТИ оставаться флагманом информационной области.

— И все же — кто Ваши основные потребители?

— Поскольку ВИНИТИ является подразделением РАН, приблизительно 30 % наших подписчиков — академические организации, еще 25 % подписчиков — это вузы и библиотеки. Сегодня любая крупная библиотека имеет подшивки наших журналов, и какое количество читателей ими пользуется, точно определить невозможно. Знаю только, что в Российской государственной библиотеке (бывшей Ленинке) реферативные журналы ВИНИТИ зачитывают до дыр. Кроме того, подписку на наши издания оформили некоторые бизнес- и государственные структуры. С нами работает «Газпром», энергетики, природоохранные ведомства, МВД, Вооруженные силы. Боюсь ошибиться, всех и не помню. Отдельные организации и ведомства не просто потребляют нашу продукцию, но и осуществляют с нами конкретные проекты. Так, например, ВИНИТИ выпускает журналы совместно с МЧС, а также с машиностроителями.

И тем не менее я должен признать, что мы еще не отошли от старой системы определения спроса и предложения, недостаточно активно работаем с регионами.

— Юрий Михайлович, расскажите, как возник институт. Кому принадлежала идея реализации этого крупнейшего национального проекта?

— ВИНИТИ был открыт в 1952 г. по инициативе академика Несмеянова. Позже, как бы подводя итоги пройденного пути, Несмеянов сказал, что в своей жизни сделал три важных дела, и одно из них — создание ВИНИТИ. Появление такого института было обусловлено бурным развитием науки и техники после Второй мировой войны, которое, в свою очередь, обусловило необходимость знать, что происходит у конкурентов. Американцы однажды написали, что это был более важный шаг, чем полет Гагарина в космос. Он позволил СССР овладеть информацией о том, что делается в мировой науке.

Это было время, когда начиналась гонка вооружений, поэтому часть информации ВИНИТИ предназначалась только для специального использования. Заметьте, информация, которая черпалась в основном из зарубежных журналов, на Западе была открытой, а у нас закрытой. Я возглавил институт, когда он фактически находился в коме. Академик Николай Павлович Лаверов позвонил мне и сказал: «Юра, не хочешь ли ты заняться серьезным делом?» Тогда я был председателем Экспертной комиссии Госплана СССР и знал многие проблемы, волновавшие страну, имел представление о способах их решения.

Примерно год я раздумывал — идти или не идти, но в государстве все менялось, рушилось, и я решился. Обстановка в ВИНИТИ, как и в стране в целом, была очень тяжелая, но тем не менее нам удавалось успешно решать самые острые проблемы, в частности проблему выплаты зарплаты. Несмотря на трудности, мы сумели сохранить институт. Знаете, многие из тех, кто сегодня занимает руководящие посты, прошли школу ВИНИТИ в качестве, скажем, референтов.

— Сколько человек у Вас сейчас работает, в том числе в типографии?

— Типография от нас формально отделилась, она стала ГУПом, и на данном этапе идет процесс ее реорганизации. Подготовкой рукописей занимаются примерно 800 штатных сотрудников, есть еще внештатники, которые готовят для нас рефераты, их около 2000. Таким образом, получается примерно 3000 человек, да еще в Люберцах работает человек 700–800.

— Чем было вызвано отделение от ВИНИТИ издательской базы?

— Отделение типографии от института произошло лет 15 назад, не нужно было этого делать. Под предлогом того, что мощности типографии используются не полностью, ее отсекли, преобразовали в ГУП и заставили зарабатывать деньги на жизнь за счет коммерческих заказов. Сегодня, когда идет ликвидация ГУПов, Академия наук приняла решение передать этот ГУП в состав нашего издательского комплекса «Наука», обязав его продолжать обеспечивать ВИНИТИ.

— Как же Вы справляетесь с этакой махиной? Сформулируйте три принципа управления Юрия Михайловича Арского.

— Проработав в разных структурах много лет и став директором ВИНИТИ в 58 лет, я пришел туда с уже сформировавшимися представлениями о том, что является залогом успешного управления. 20 лет я работал в Горном институте в Ленинграде, а когда началась перестройка, меня позвали в Госплан. Тогда Горбачев дал задание найти по России тысячу способных специалистов и пригласить их в Госплан. Я начинал там начальником подотдела, затем стал председателем Экспертной комиссии Госплана СССР. Так вот, первое и самое важное, на мой взгляд, — научиться слушать людей. Нельзя командовать, кричать. Если у тебя есть какая-то мысль, объясни ее суть подчиненным и посмотри, согласятся ли они с тобой. Надо стремиться к тому, чтобы люди тебя понимали, и стараться понять их. Второе: директор научного института должен сам быть кем-то в области науки. Человек, ничего из себя не представляющий как ученый, не сможет руководить научным коллективом. Поэтому приходится постоянно поддерживать научную форму, чтобы ежедневно доказывать, что ты не зря занимаешь это место. И третье: хотя бы как-то помогать людям материально. В институте есть малообеспеченные сотрудники, и мы стараемся — дать им путевку, отправить ребенка в лагерь, оплатить лечение. Если ты к сотрудникам относишься хорошо, они отвечают тебе тем же, и это помогает в работе. Я — человек общительный, у меня много знакомых и друзей, с которыми я люблю проводить свободное время, например поиграть в футбол. Правда, недавно футбол пришлось временно сократить — стал медленно бегать, да и поясница побаливает.

— И чем Вы заменили футбол?

— Пока рыбалкой, привожу здоровье постепенно в порядок. Мне врачи ограничили физические нагрузки.

— Вы сказали, что ВИНИТИ входит в пятерку ведущих мировых информационных центров. А какие еще организации в нее входят?

— Если говорить о мощных зарубежных центрах, то это STN, который собрал под свое крыло обширные базы данных. С ним сотрудничают очень многие организации, в том числе и мы. STN базируется в Европе, но имеет связи со всем миром. Есть химическая база данных — так называемая система КАСС. В США существует Американская ассоциация производителей баз данных, но эти базы отличаются от наших и не могут конкурировать с нами. Американцы проявляют к нам большой интерес, потому что они идут по пути специализации, а у нас база комплексная, и это сейчас особенно актуально.

— А кто Ваши главные конкуренты в России?

— Сейчас нам нет равных. Я так говорю потому, что у нас за плечами большой и многолетний опыт информационного обслуживания всей страны и работы с зарубежными партнерами. Мы сотрудничаем с Британской библиотекой, Библиотекой конгресса США и др. Ежегодно только по обмену ВИНИТИ получает и обрабатывает литературы более чем на миллион долларов, а есть еще обязательный экземпляр, это дополнительно более двух миллионов долларов, да полмиллиона долларов мы получаем на подписку из государственного бюджета. Кроме того, Правительство предоставляет нам различные льготы.

Одно плохо: институт большой и находится в привлекательном месте — у станции метро «Сокол». Поэтому мы все время находимся в состоянии «холодной войны» с какими-то рейдерами.

— Были попытки захвата институтской собственности?

— И неоднократно. А сейчас судимся с налоговой инспекцией № 43: у нас требуют налоги с арендной платы за прошлые годы. Но позвольте, есть Постановление Правительства, установленная Минфином РФ схема финансирования, есть Закон о дополнительном финансировании науки, подписанный Путиным, где указано, что арендная плата рассматривается как допфинансирование и не должно облагаться налогом. Где мы возьмем деньги? ВИНИТИ — бюджетная организация, резерва у нас нет.

Тем не менее налоговая инспекция требует с нас деньги с прибыли, как будто мы коммерческая структура. Мы обратились в арбитраж и одновременно в компетентные органы, с тем чтобы выяснить, кто прав. РАН, Минэкономики нас поддержали, поскольку деньги, которые мы получаем от аренды, поступают не нам, а в Казначейство, которое передает их Федеральному агентству по управлению федеральным имуществом. Агентство сообщает Академии наук о том, что им выданы дополнительные лимиты бюджетных средств. Под эти лимиты мы составляем смету-отчет, где все до копейки расписано, и она утверждается несколькими инстанциями, включая административно-хозяйственный отдел президиума Академии. Налоговая инспекция хочет получить с нас ни много ни мало 15 млн руб., как будто мы занимаемся коммерцией, и суд первой инстанции поддержал это требование. Мы обратились за помощью в Совет Федерации, в Комитет по бюджету, где нам разъяснили, что ВИНИТИ не может отвечать по делам, которые решает только государство. Почему же суд принял решение в пользу налоговой инспекции? Потому что существует устойчивое представление о том, что налоговая инспекция все делает правильно, потому что добывает деньги для государства. Получается, что в данном случае государство судится с государством и ни конца ни края этому нет. Тут четко прослеживается чей-то интерес, который находится в противоречии с интересами страны. Примерно год назад МВД производило выемки в некоторых организациях, занимающихся захватами. В одной из таких организаций были найдены материалы, где были перечислены участки и учреждения, которые нужно подавить, в том числе и ВИНИТИ.

— Те, кто «крышует» этот рейдерский бизнес, очевидно, находятся близко к вершине пирамиды?

— Наверное. Мы пытаемся использовать свои возможности, каналы, связи с людьми, занимающими достаточно высокие позиции. Главное здесь в том, что нас поддерживают правительственные структуры и РАН.

— Существует ли стратегия развития ВИНИТИ? И если да, то на сколько лет она рассчитана?

— Каждые пять-шесть лет мы составляем план развития. Сейчас руководство института обратилось к нашему вновь избранному Президенту Медведеву с письмом, в котором предлагается обеспечить фундаментальную информационную базу для национальных проектов и федеральных программ. Медведев дал поручение соответствующим министерствам и ведомствам, и прежде всего Минсвязи, проверить, на что способен ВИНИТИ. Они изучили работу института и дали ей высокую оценку. Кроме того, нам поступило предложение о сотрудничестве от Центра нанотехнологий и наноматериалов Федерального агентства по атомной энергии РФ. Правда, пока они предлагают нам решать незначительные задачи, в чем мы мало заинтересованы.

Для института главное сегодня — стать в России основным навигатором в море информации. В этом направлении в основном у нас и ведется научная работа. Мы хотим дать возможность потребителям самостоятельно двигаться в информационном пространстве. Сейчас распространена такая иллюзия: есть Интернет, и из него можно узнать все что угодно. Но поиск в Интернете — дело непростое, он часто бывает непродуктивным, занимает много времени. Поэтому одна из основных задач для нас — сделать навигационные системы, которые позволят профессионалам общаться с коллегами во всем мире. На данном этапе создана замкнутая система порталов по наукам о Земле на базе институтов РАН. Более 50 лет назад РАН осуществила проект создания ВИНИТИ, и реализация этого проекта постоянно приносит плоды своей стране.


А. Кураев — Долгий путь за ложными миражами

«Экономические стратегии», № 03-2008, стр. 06–10

Диакон Андрей Кураев, профессор Московской духовной академии, сегодня, пожалуй, наиболее часто упоминаемый в СМИ служитель Русской Православной Церкви. Причем интерес к нему вызван отнюдь не его саном и иерархическим положением. Интересны его мысли. Оттого и диапазон мнений о его деятельности более чем широк — одни называют его рупором современной православной общественности, другие — чуть ли не Жириновским от православия… Во всяком случае, известен он как раз склонностью к независимой, а зачастую и парадоксальной оценке процессов, происходящих в современной православной среде. Именно этой тематике посвящена беседа диакона Андрея Кураева с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым.


— Позвольте начать с теологического вопроса, который одновременно является светским: что такое преображение, какую роль оно играет в жизни человека и в жизни общества и можно ли в нашей нынешней реальности обнаружить признаки преображения страны, духа?

— Преображение (по-гречески — «метаморфосис» от «морфе» — форма) у русского человека чаще всего ассоциируется с внутренней переменой, а вообще-то, смысл этого слова и описуемого им евангельского события именно во внешней перемене: на горе Фавор Христос изменился именно внешне, а не внутренне. В Его чертах и даже в сиянии одежды проступила божественность. По сути Он всегда был Богом, и Преображение стало лишь открытием Его глубины для физического взора апостолов.

А наши пиарщики и «мордоделы», напротив, преобразуют своих клиентов, в том числе политиков, для того, чтобы их суть не была слишком заметна. Как сказал известный английский острослов: «Язык дан людям для того, чтобы скрывать свои мысли». По крайней мере, это справедливо для политиков.

— А какие-то позитивные изменения, движение к свету, к праведной жизни есть в нашей реальности?

— Проблески добра, конечно, есть, но, говоря о них, неуместно использовать богословский термин «преображение». Если же уйти от искушения смешать теологию и политику, то неизбежно придешь к вопросу о том, в какой степени успехи путинской России зависят от геополитических обстоятельств, конъюнктуры мирового рынка, а в какой — от повседневного труда людей. Хотя у нас госаппарат и правящая партия пытаются приписать себе все успехи, включая необычно теплую зиму.

Кремль и правящая элита посылают стране противоречивые послания. Вот первые лица истово крестятся и целуют православные святыни. Но вот они не менее благодушно утверждают откровенно антихристианский репертуар телевизионных каналов. Да-да — именно они… Ибо одно дело — ельцинское телевидение, и другое дело — телевидение после Ходорковского, Гусинского и Березовского, когда оно фактически стало государственным. И вот на этом государственном телевидении настойчиво показывают псевдонаучные и антихристианские сериалы (фильмы СNN на «Культуре»), рекламируют «Код да Винчи» на Первом канале, а по НТВ в Новый год показали программу «Пожар в джунглях» — эротика с элементами гомосексуализма… НТВ — канал «Газпрома», а газовую монополию курировал Медведев. Как это соотносить с планом Путина, за который нас призвали голосовать, даже не показав его?

— Отец Ианнуарий недавно говорил о том, что каждый человек переживает свой Страшный суд или его репетицию. Как применить апокалиптические категории к нашему времени?

— «Апокалипсис» — самая загадочная книга Библии, полная таинственных знаков. Отсюда множественность ее истолкований и неоднозначное к ней отношение. Достаточно сказать, что Церковь очень долго сомневалась, включать ли ее в Новый Завет, и никогда не читает ее за богослужением.

Нынешние алармистские истолкователи «Апокалипсиса», в том числе и те, которые заживо погребли себя в Пензенской области, сами не замечают противоречивости своих позиций. С одной стороны, они считают себя библейскими фундаменталистами и ортодоксами, а с другой — их способ переживания «Апокалипсиса» радикально отличается от того, который свойственен собственно церковной традиции.

Речь идет вот о чем. Для первых поколений христиан, к которым принадлежал и автор «Апокалипсиса», характерно было, в отличие от гностиков, доброе отношение к миру закона. Не только к ритуальному еврейскому закону, но и к закону социальному. Хотя Римская империя жестоко преследовала христиан, они были подлинными ее патриотами и защитниками, поскольку альтернативой империи, которая жила, руководствуясь строгой правовой системой, являлись необузданные варвары.

Здесь напрашивается аналогия с нашим восприятием эпохи Путина: «Единой России» можно предъявить множество вполне обоснованных претензий, но все остальное — и мы это уже по опыту знаем — еще хуже. Поэтому христиане были сторонниками сохранения социального космоса. Хаос хуже. Соответственно, Антихрист воспринимался как дитя беззакония, чья звезда восходит в тумане анархии, когда распадаются все социальные скрепы, попирается закон.

Для раннехристианской традиции переход к миру Антихриста — это переход катастрофический. Сначала распад, а потом уже некий последний псевдотеократический тоталитаризм. Но современные толкования дают нам совершенно иную картину. Предполагается, что идет постепенное нарастание административно-полицейских мышц государства, появляется сверхнациональное государство, в котором, как в фильме «Омен», делает карьеру этот самый Антихрист. Оно, конечно, может быть, так и будет, но надо честно сказать, что эта картина резко расходится с традиционным православным пониманием последних судеб мира.

— В чем оно заключается?

В традиционном понимании Антихрист приходит к власти не за счет административных интриг и использования компьютерных технологий, а путем магии, т. е. он творит чудеса, которые и привлекают к нему сердца людей. Антихрист будет выдавать себя за Христа, а не за мегаменеджера Чубайса.

Сказано в «Апокалипсисе», что образ зверя заговорит, и наши модернисты-алармисты верещат — речь идет о телевизоре. Но позвольте, в телеящике никто никакого чуда уже давно не видит. На самом деле то, что «проглаголет икона зверина», — это чисто мистическая вещь. В оккультизме, тибетском буддизме, тантризме и в герметической традиции поздней Античности одушевление материального предмета считалось высшим магическим умением. Джордано Бруно хвастался, что овладел этим искусством, и это стало одной из причин его сожжения. Елена Блаватская говорила, что обладает такой техникой. Это мистические вещи, которые не стоит переводить на язык современных компьютерных технологий.

— А где заканчиваются возможности человеческого познания и начинается тайна Божьего промысла?

— Не думаю, что теология ставит науке какие-то ограничения. Со времен Беркли европейская рационалистическая философия научилась сама очерчивать себе границы. Это и кантовские антиномии, и теоремы Геделя, и, в конце концов, принципы неопределенности Гейзенберга. Современный ученый хорошо знает границы приложения своего метода.

В православном богословии есть дивные слова св. Григория Паламы: «Не все в Боге познаваемо, но не все в Боге непознаваемо. Не все познаваемое выразимо, но не все познаваемое невыразимо». Есть то, что и познаваемо, и выразимо словами. Но есть и то, что познаваемо интуитивно и для чего адекватных слов мы не найдем. А дальше — сфера, которая для нашего евклидова мышления вообще недоступна.

А вот где именно проходят границы между сферами — это во многом вопрос вкуса и образования. Церковные люди, в том числе священники, часто слишком рано проводят первую границу, говоря: се тайна, об этом умствовать не надо. На самом деле никакой тайны нет, просто, когда этот батюшка был семинаристом, он прогулял лекцию, и потому для него эта непройденная тема осталась тайной.

А светская интеллигенция, прежде всего техническая, эту же границу чаще отодвигает в другую сторону. Сплошь и рядом люди с высшим техническим образованием пытаются внести свой вклад в решение богословских проблем. Таких энтузиастов я просто боюсь. Если раньше они писали в Президиум АН СССР с предложением уточнить ленинское определение материи, то в обращениях к Патриарху предлагают сделать апгрейд Халкидонского догмата.

— Сейчас снова стала актуальной идея «Москва — Третий Рим». Насколько она сегодня продуктивна?

— Когда Одоакр, вождь герулов и ругов, свергнул с престола Западной Римской империи малолетнего императора Ромула-Августула (начало Средних веков), то он отослал знаки императорской власти императору Восточной Римской империи Зенону, а сам управлял Италией в качестве «патриция» или «наместника», принимая еще титул «короля Италии». Он не считал для себя возможным носить титул римского императора. Империя, некогда разделившаяся на два центра, на уровне символов снова соединилась, но при этом передав всю идеологию власти новой, восточной столице, Второму Риму.

Так родилась классическая и общеевропейская идея «трансляции империи». Империя отождествляется с цивилизацией. Цивилизация — с истинной верой.

В христианском понимании император ортодоксальной империи обязан защищать православие как таковое, в том числе и за границами своего государства. Там, где правитель это осознает, будет очередной Рим. У России начиная с XVI в. было такое сознание собственной ответственности за весь православный мир. Эту идею долго внедряли нам просители с Балкан, прося помощи и защиты у государя московского. Так Москва превратилась в Третий Рим.

А потом — у нас почему-то про это забывают — был Четвертый Рим — Петербург, ставший столицей великой православной империи XVIII–XIX столетий. На мой взгляд, это «золотой век» в истории православной России.

Сегодняшняя Москва, конечно, никакой не Третий Рим, потому что правящая элита России и ее Президент вдохновляются отнюдь не православными ценностями, поддержка православия не декларируется в качестве главного национального проекта России во внутренней и внешней политике. Это не значит, что они — враги православия. Но и «шапка Мономаха» им еще не по размеру.

— Какие формы самоидентификации граждан характерны для современной России?

— Попытки партийного строительства в России были придушены, а то, что сегодня есть, — чистейший фарс. Даже на местном уровне люди не имеют права выбрать власть. Зачем партийные списки при выборах сельсовета? При чем тут игры московских политиков? Тут голосование должно быть именным, а выборы — мажоритарными. Местные выборы не должны превращаться в реакцию, спровоцированную навязчивой теледемонстрацией партийных значков-иероглифов.

Гражданского самоуправления и самоорганизации у нас нет. На этническом уровне самоидентификация также считается подозрительной (для русских она точно запрещена). Профсоюзы мертвы. Поэтому остается только спортивная (объединения болельщиков) или религиозная самоидентификация.

— В чем мистическое или культовое значение Мавзолея? Что для большевиков означал культ вождя?

— Насколько я помню, поначалу не было никаких грандиозных замыслов. Это видно из протоколов совещаний Политбюро. То, что с ленинской могилой связались мистические ассоциации, спровоцировано Щусевым, который придал Мавзолею узнаваемые черты пергамского жертвенника Сатане и тем самым выразил свое отношение к большевикам.

А советское правительство, кичившееся своей образованностью, не смогло этого распознать.

— А какое это имеет значение для общественного сознания? Или людям все равно?

— Я считаю, что Ельцин мог уйти красиво — напоследок дебольшевизировав Кремль. Вот взял бы он на себя ответственность и передал бы он Путину Кремль без звезд, но с орлами и Красную площадь без Ленина — и был бы повод вспомнить его добрым словом… А потом пришло иное время, более компромиссное или лицемерное. Еще зимой 2000 г., когда Путин был и.о. Президента, кремлевские политтехнологи вполне откровенно говорили о том, что реформы Гайдара затормозились из-за того, что не была просчитана их психологическая приемлемость для людей. Поэтому они предлагали провести те же реформы, но под прикрытием дымовой завесы «исторической преемственности». Потому и возродили советский гимн. Кстати, гимн хороший, гениальная музыка.

— А текст?

— Не хуже предыдущего. Но важнее здесь музыка, в которой, между прочим, есть откровенная цитата из «Боже, царя храни», что тоже неплохо. Все-таки Александров был регентом в Храме Христа Спасителя.

С одной стороны, у нас говорят о стабильности и преемственности, с другой — все еще жива память о революционерах, бунтовщиках, экстремистах — она запечатлена в названиях улиц и площадей. Нельзя бороться с одним (национально-религиозным) терроризмом, и при этом жить на улице, названной в честь терроризма другого типа (классового).

— Каковы сегодня приоритеты Церкви? Какие из этих приоритетов Вы одобряете, а какие — нет?

— Церковь в первую очередь должна быть собственно Церковью, т. е. местом, где Бог мог бы дарить Себя людям — это самое главное. И христиане не должны мешать Богу и людям в этом взаимном поиске. В Евангелии есть рассказ про слепого, который просил милостыню у ворот Иерихона. Он знал о том, что в его стране появился человек по имени Иисус, но, поскольку был незрячим, не мог его искать и, сидя у ворот, ждал, когда Иисус пройдет мимо и, может быть, заметит и исцелит его. И вот однажды по говору проходящей толпы он понял, что к нему приближается Иисус в окружении учеников, и стал кричать: «Иисусе, сын Давидов, помилуй меня!» А ученики, сопровождавшие Иисуса, т. е. апостолы, зашикали на слепца — не мешай, не кричи, не отвлекай! Но Христос все-таки расслышал его просьбу, подошел и исцелил. Это, как мне кажется, типическая ситуация: во все века именно мы, христиане, являлись главным препятствием на пути к Христу, т. е. через нас Христа не видно.

Очень не хватает Церкви интереса к людям, не к Богу, а именно к людям. Это и забота о своих прихожанах, в частности о престарелых, молодежи, детях. Такого в нашей русской церковной традиции никогда по большому счету не было. Всевозможные благотворительные проекты импортировались членами правящей династии Романовых из Германии. В 1990-е гг., когда Церковь восстанавливалась, наши епископы и священники стали просить во имя Христа: помогите, пожертвуйте. В итоге в значительной степени атрофировалось умение давать во имя Христа.

— Это массовое заболевание, патология…

— Конечно. Я не вижу перераспределения финансовых потоков именно в этих направлениях. Если в Церкви и есть какие-то благотворительные проекты, они реализуются не на церковные деньги. Например, создается образцово-показательный православный детский приют, но он финансируется не из епархиального бюджета, не из денег епископа.

Это болезнь давняя, досоветская, и методы лечения Господь применил к нам радикальные. К сожалению, я не могу сказать, что какие-то из наших былых язв в результате исцелились — и новые болячки появились, и старые остались. От одного мы избавились за годы большевистских гонений — от бумагомарательства. В синодальный период приходилось писать безумное количество всяких бумаг, ведь Церковь должна была заниматься еще и бракоразводными делами. Слава Богу, хоть от этого мы избавлены.

— Каково, на Ваш взгляд, будущее православной ойкумены? Станет ли когда-нибудь православие государственной идеологией в нашей стране или отделение Церкви от государства окончательно и бесповоротно?

— Думаю, что все-таки православный человек не должен отказываться от мечты о симфонии. Как некий канон, норматив она должна оставаться. Это лейтмотив творчества всех русских религиозных философов. Карташов, скажем, писал: если невозможна симфония патриарха и царя, то пусть будет симфония церковной и светской интеллигенции. Такая симфония осуществляется не по линии «Церковь — государство», а по линии «Церковь — общество». Нет такой сферы жизни человека, в которой христианин имел бы право не быть христианином. Не только в храме, но и дома, на работе, в быту, в обществе он должен соотносить свое поведение и суждения с христианскими убеждениями. Это работа «молекулярная», и здесь очень многое зависит и от епископов, и от мирян, и от духовенства. Главное, чтобы люди, будь то парламентарии или банкиры, рабочие или учителя, видя нашу веру, для себя решили — да, я тоже хочу, чтобы у меня это было.

— Какие из десяти заповедей по-прежнему актуальны, а какие — нет?

— Актуальны все десять заповедей. Есть миф о том, что Христос был против ветхозаветного закона. Это не так. Вот его слова апостолам: «Если праведность ваша не превзойдет к праведности фарисеев, не войдете в Царство Небесное». Другое дело, что за двадцать веков нам удалось вырастить новый тип человека. Это мытарь, который гордится тем, что он не фарисей. Он гордится именно тем, что он не исполняет законы и заповеди. Очень далеки от фарисейства некоторые семинаристы, которые в пост режут колбасу и, разливая водочку, приговаривают: «Ну, еще по одной, мы же не фарисеи». Но удаленность от фарисейства еще не значит близости к благодати…


С.Е. Кургинян — 2014 год наступит завтра

«Экономические стратегии», № 04-2008, стр. 06–14

Беседа Сергея Ервандовича Кургиняна, известного политолога, президента Международного общественного фонда «Экспериментальный творческий центр», с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым посвящена анализу происходящих ныне геополитических процессов, вопросам возможного формирования новых элит и даже новых цивилизаций, а также тому, какая модель развития будет преобладать в мировой политике ближайшего десятилетия.


— 2020 г. стал стратегическим ориентиром. Каковы, на Ваш взгляд, основные риски на предстоящие 12 лет?

— Мне кажется, основой риск — это американо-китайское противостояние. Как говорит один мой зарубежный друг, американцы в итоге находят правильное решение, но только после того, как испробуют все неправильные. У них нет ответа на вопросы, которые возникают в связи с этим противостоянием. Оно не случайное и фактически вызвано крахом коммунизма на фоне неравномерности развития при империализме.

Никто этого закона неравномерности развития не отменял. Ленин говорил об империализме как о высшей стадии развития капитализма. Но с момента создания коммунистической системы единый мировой капитализм перестал существовать. Возник целый мир, который жил по законам, принципиально отличавшимся от законов капитализма. Мир стал неоднороден, «законы неравномерности развития при империализме» как бы заснули.

Крах СССР и распад коммунистической системы эти законы разбудили. И сейчас все мы, в том числе китайцы, живем по законам капитализма. Причем капитализма все более империалистического.

В нем новые индустриальные страны развиваются быстрее.

У них есть для этого основания — например, отсутствует обветшалая индустриальная инфраструктура, все это проржавевшее хозяйство. У них ниже цена рабочей силы и выше внутренние показатели «национального драйва».

Если использовать аналогию, то Китай в 2008 г. — это Германия в 1908 г., а нынешние США — это Великобритания в 1908 г. И тогда в 2014 г. может повториться то, что произошло 100 лет назад: война между старым и новым «империалистическими лидерами».

Об этом сейчас говорят больше, чем перед Первой мировой войной. Ведь еще в начале 1914 г. многим казалось, что налицо всеобщая идиллия и гармония, что войн больше не будет, и вдруг — трах, бац! — началась война.

Неужели кто-то верит, что американцы готовы уступить мировое господство Китаю? Англосаксы никогда не отдают власть без боя. А Китай? Китай — очень мирная страна, это не Япония и не Вьетнам. Китайцы не любят и не хотят воевать, но от первого места в мире, которое они выигрывают (ведь уже видно, что выигрывают!) в «капиталистическом соревновании», они не откажутся.

Существует несколько сценариев действий американцев против китайцев. Если победит демократическая партия США, то она, возможно, постарается разрушить ВТО…

— Именно разрушить?

— Да, разрушить ВТО, максимально повысив тарифы, постаравшись полностью закрыть мировые рынки для китайского экспорта, и тем самым остановить развитие этой страны. Если победят умеренные республиканцы, то они постараются еще сильнее повысить цены на нефть и остановить развитие Китая таким способом. Если это будут люди типа Бжезинского, то они сначала попробуют развалить Китай, используя те методы, с помощью которых разваливали СССР. Но и это не удастся.

В итоге возникнет соблазн организовать конфликт китайцев с радикальным исламом. Это и называется Большая Игра. Радикальный ислам уже использовали против кого угодно — Российской империи, Османской империи, СССР… Почему бы не использовать его против КНР? Да и против развития как такового. Или Большая Игра, или новый 1914 г. со сдвигом на столетие.

Я читал неафишируемые документы так называемой группы «Би-2? под руководством Вулфовица. Так вот, Вулфовиц считает, что последний год, когда можно начинать войну против Китая, — 2017. После 2017 г. воевать будет уже бесполезно. Китайцы сейчас проводят колоссальное перевооружение, которое планируется завершить в течение ближайших двух пятилеток. Они «под корень» скупили у нас перспективные военные технологии и будут форсированно развивать свою военную машину. И когда этот процесс завершится, Соединенным Штатам останется только признать свое поражение.

Сегодня демаркационная линия в мире проходит не между мусульманами и христианами, не между «Севером» и «Югом», а между новыми и старыми индустриальными странами. И этот конфликт устранить невозможно, потому что новым индустриальным странам нельзя запретить развиваться. Раньше нашу страну называли «империей зла», теперь же обвиняют Россию и Китай в том, что они идут путем авторитарного капитализма, — а это, мол, ужасный строй. Но все ведущие страны мира прошли через авторитарный капитализм. Разве наполеоновская Франция — это не авторитарный капитализм? А Германия при Бисмарке?

— Какие еще страны Вы относите к числу новых индустриальных?

— Прежде всего это Китай и Индия… Что, мало? Но это еще и некоторые страны Латинской Америки и Юго-Восточной Азии… Солидная часть человечества…

— Иран тоже в этом списке?

— Все зависит от того, будут ли иранцы и дальше «молиться» на Хомейни. Шах пытался обеспечить развитие, но он перешел черту между модернизацией с опорой на внутренние культурные особенности и либеральной моделью, которая копирует западный строй.

И на этом сорвался. Я знаю и готов доказать, что Хомейни спонсировали некоторые западные страны, стремившиеся не допустить развития промышленности в Иране. Хомейни никогда бы не пришел к власти без поддержки Бжезинского и «Сафари-клуба».

Существуют государства, которые не хотят развиваться или заявляют, что не хотят. Но есть и те, которые в отсутствие развития просто умоются кровавыми слезами. Например, Индия с ее пестрым этническим и конфессиональным составом не может не развиваться, потому что иначе ей грозит погружение в хаос межплеменных и межконфессиональных войн. Для индийцев, независимо от их политической принадлежности, есть только одно спасение — развитие. Потому что только оно консолидирует нацию. Этнической консолидации нет, конфессиональной — тоже.

В Китае ситуация вроде бы более благополучная, но это тоже полиэтничная страна. Говорят, что в Китае живут китайцы… Это неверно. В Китае живут ханьцы, маньчжуры и т. д. Китайцы в этнической политике придерживаются «Принципа Пяти Лучей», который сформулировал еще Сунь Ятсен. Если Китай перестанет развиваться, в социальных и межплеменных конфликтах погибнут десятки миллионов человек. Но в Индии — еще больше. Поэтому никогда эти страны не откажутся от развития.

А вот нужно ли их развитие Америке — это огромный вопрос.

— На него имеется ответ?

— Ответ — «нет»! Не будем демонизировать страны. Но очень влиятельным американским и европейским элитам развитие уже не нужно — и даже идеологически чуждо. Декларации Римского клуба, разговоры об экологии и устойчивом развитии свидетельствуют о том, что как минимум с 1970-х гг. на Западе была фактически объявлена война развитию. Приоритеты развития подменили демократией. Но, как говорил герой О. Генри, «песок — плохая замена овсу». Что такое демократия в архаических странах? Она не предполагает обязательного развития и прекрасно уживается с деструктивными тенденциями. В России, например, демократизация заодно привела к деиндустриализации.

От развития отказываются силы так называемого постмодерна. Постмодерн — это не культурный изыск. Это — большая политика, буквально строящаяся на растлении и отказе от норм модерна. «Мы рождены, чтоб Сада сделать былью». Возьмите, к примеру, Данию… Общество, все более «толерантное» к педофилам, зоофилам, наркоманам…

И сравните с обращением маркиза де Сада к Конвенту в конце XVIII в. Ну прямо один к одному.

— Каков метафизический смысл этих процессов?

— Постмодерн — это цивилизация смерти. Вспомните Рим эпохи упадка или Грецию в период позднего эллинизма. Когда цивилизации теряли силу и желание нести определенное послание…

— Теряли огонь…

— …начинался закат, а затем цивилизационная ночь, декадентство. В XX в. развитие западной цивилизации очень долго поддерживалось наличием метафизической альтернативы — огня коммунизма. Но Запад его, этот огонь, в конце концов погасил. А своего огня не хватает — и началось загнивание. Цивилизация, которая создает и культивирует внутри себя маразм постмодерна, не может побеждать.

В постмодерне развитие рассматривается как привилегия для немногих, для отдельных представителей уже даже не «золотого миллиарда», а гораздо более узкой группы. А ведь прежде никто не осмеливался сказать, что колониальные народы не будут развиваться. Наоборот, считалось, что европейцы и североамериканцы приходят в слаборазвитые страны, чтобы, пусть и жестокими методами, повести их народы по пути развития («бремя белого человека»). А вот сегодня утвердилось мнение, что не следует приобщать к «благам цивилизации» племена, оказавшиеся в определенных социокультурных нишах, их надо просто изучать.

В наше время идут какие-то скрытые процессы, связанные с остановкой развития. Живя в СССР, граждане были хорошо информированы о том, что происходит в Африке, Океании, Юго-Восточной Азии, а сейчас они ничего об этом не знают. Мы, занимаясь этим профессионально, не без труда добываем нужную информацию. Добыв же… Понимаете, там во многих местах творятся чудовищные вещи, развитие фактически остановлено… Целенаправленно раскручивается регресс… Точно так же в России, европейской стране, принадлежащей к западной цивилизации, произошла деиндустриализация и культурная деградация.

— Как это случилось? Был проект модерна, советский модерн, и вот в 1970-е гг. появляется некое мировое глобальное видение — Римский клуб, начинаются разговоры об ограничении роста. Как советская элита на это купилась, почему проиграла? И был ли какой-то другой замысел, который не сработал?

— Мы, по существу, до сих пор не осмыслили развал Советского Союза (так же, впрочем, как и личность Сталина). Все, что говорят по этому поводу, меня не убеждает. Сталин был всевластным диктатором, носителем имперского мышления. Он должен был либо покончить с коммунизмом и объявить новую идеологию, либо достроить коммунизм. Но он не сделал ни того, ни другого. Сталин фактически «заморозил» коммунизм. Этот человек, считавший, что «кадры решают все», допустил, чтобы подготовленные им кадры надругались над ним в момент его смерти! Или убили его!

В итоге появился Хрущев — и была проведена очень странная десталинизация, а потом… Зачем нужно было — уже после окончания «оттепели» — в почвенническом журнале «Москва» публиковать «Мастера и Маргариту» Булгакова?

С кем был Суслов, без разрешения которого этого не могло бы произойти? Кем он был? Если к власти после Хрущева пришли сталинисты, «советские консерваторы», для чего им нужен был антикоммунистический роман? Если власть оказалась в руках «тайной православной элиты», зачем ей понадобилась книга, которую господин Бэлза назвал самым великим гностическим романом XX в.?

Еще одна загадка — убийства Джона и Роберта Кеннеди. Роберт Кеннеди часто ездил в Москву. Что ему было нужно в Советском Союзе? На событиях конца 1960-х гг. очень многое замыкается: ввод войск в Чехословакию, бегство Аллилуевой…

Как могла убежать Аллилуева? Посол, который выдал ей паспорт, сел в тюрьму или был исключен из партии? Нет, его отправили работать в Югославию. Спросили за этот побег почему-то с Семичастного, хотя документы подписал Косыгин. Семичастный говорит, что в этой истории замешаны работники ЦРУ и британской СИС, но никто не называет пока конкретные имена. А они очень и очень важны.

— У Вас есть ответы на эти вопросы?

— Возможно, есть… Смысл заключается в том, что уже тогда были налажены отношения между группами элиты у нас в стране и в Соединенных Штатах. Об этом в своей книге «Мосты в будущее» писал Джермен Гвишиани. Что именно произошло, точно сказать не может никто. Но говорят, например, что была достигнута договоренность об остановке стратегических работ в космосе. Были свернуты другие большие проекты — под предлогом уменьшения индустриальной нагрузки на экосистему.

После смерти Роберта Кеннеди Линдон Джонсон провел ряд встреч с Косыгиным в Глазго, а потом в СССР стал ездить Макджордж Банди, а затем возникли линии связей Брежнев — Никсон, а также Косыгин — Аньелли (между прочим, один из главных основателей Римского клуба). И начались активные переговоры элит. О чем говорили? Казалось бы, надо было обсуждать проблему диалога идеологий (ну, хотя бы в виде конвергенции или иначе). Но идеологию вывели за скобки. И уже стало ясно, кто проиграл. Американцы-то свою идеологию за скобки не вывели. Одностороннее идеологическое разоружение началось раньше, чем всякие перестройки. В центре внимания оказались экология, «ядерная зима», ресурсные дефициты и т. д. Эти идеи получили свое завершение в экологической концепции Альберта Гора и идеологии «устойчивого развития».

Нет для меня ничего более загадочного, чем высказывание Зюганова о том, что у нас есть «лимиты на революцию». Эту занозу я никак не могу вынуть из сердца. Он же не отказался от марксизма-ленинизма… Что за гибрид? Зачем во все программные документы КПРФ была вставлена концепция устойчивого развития? Складывается впечатление, что все должны присягнуть концепции, суть которой заключается в том, что развития не будет (просто потому, что развитие устойчивым быть не может). Где есть устойчивость, там нет развития, где есть развитие, там нет устойчивости.

Именно эта ниточка тянется от 1968 г., от диалогов Джонсон — Косыгин, Банди — Суслов и Брежнев — Никсон к так называемой перестройке, которая началась с ускорения. Представьте себе, где бы мы сейчас были, если бы сконцентрировали ресурсы и разработали, и реализовали 10–12 прорывных программ? И где были бы американцы? Но было ясно, что это возможно лишь в том случае, если в СССР установится диктатура развития. А этот вопрос был «снят» благодаря критикам сталинизма. Затем затеяли бессмысленную «борьбу с коррупцией», следом за ней — «демократизацию»… А потом все «грохнулось», и на территории бывшего СССР начался регресс.

— Получается, что это был плановый регресс?

— Плановый! И есть все основания полагать, что участники операции понимали, что на данной территории запущено нечто нетривиальное. Если хотели здесь иметь капитализм, чтобы все «пахали» за маленькую плату и приносили сверхприбыль, то зачем было разрушать в массах представления о честности и добросовестном труде? Это же типичные капиталистические понятия! Вот Вам пример остановки развития!

Возникает вопрос: значит, развитие можно остановить где угодно? Пример подрыва национального государства в Европе — видимо, прежде всего Югославия, от ее распада до Косово. Но ведь в Китае или Индии это невозможно! Два с половиной миллиарда людей продолжают развиваться, осуществляют восходящее движение. Что с ними делать? Бомбить? Оказалось, что в ряде регионов остановить развитие невозможно. А вот в России эксперимент по «обеспечению регресса» удался.

Я еще в эпоху перестройки беседовал с высокими лицами, спрашивал: что Вы собираетесь делать? Мне ответили: революционно сломать хребет коммунизму, а затем использовать живое творчество масс. Я возразил: это приведет к регрессу. Если Вы проводите хирургическую операцию, то должны зашить рану и дать больному лекарство, а не полагаться на «живое творчество масс».

В ответ — молчание. И тогда я понял, что эти люди осознают, что планируют именно регресс.

Андрей Козырев когда-то признался, что в ходе обсуждения вопроса о национальной идее новой России было решено, что любая идеология опасна, поскольку может привести к тоталитаризму. И тогда пришли к выводу, что пусть, например, деньги станут национальной идеей. Но деньги как национальная идея — это формула криминального государства, т. е. регресса. Когда бывший советник Ельцина Ракитов говорил, что надо заменить ядро нашей культуры, то что на что он собирался менять?

Ядро русской культуры — православие, язык, принципы соотношения имманентного и трансцендентного, формула спасения, представления о благе…

И все это фактически заменили всеобъемлющим «принципом успеха». Успех любой ценой! Но ни одна цивилизация в мире так не живет. И ни один народ так не вел войну с собственной историей.

— А прижились ли эти представления на уровне архетипов?

— Прижились, это была во многом успешная «хирургическая операция». Верхушка КПСС отработала по полной программе. А как же? «Партия — наш рулевой», все ресурсы находятся в ее руках. У партии есть телевидение, и она по своим телеканалам вбрасывает в социальный организм «антипартийный» гной. Но если на войне верховный главнокомандующий является главным шпионом вражеской армии, то как вести военные действия? Наша социальная система была в каком-то смысле очень наивной и одновременно жестко централизованной. То, что с ней сделали, называется социокультурным шоком. Зачем это было нужно?

Александр Зиновьев написал: «Метили в коммунизм, а попали в Россию». А может быть, и метили не в коммунизм, а в Россию? В нее и попали, переломив хребет, смысловую ось. И не дают хребту срастись. Это управляемый регресс, сознательное движение вниз. Что это за замысел? И что это за элита, которая с такой ненавистью уничтожает свой народ?

— И что же это за элита?

— Эта элита с удовольствием цитировала булгаковское «Собачье сердце» и называла весь скопом русский народ Шариковыми. Скоро выйдет моя книга, в которой я на всех языках, начиная с поэтического и кончая аналитическим и математическим, подробно разбираю некоторые эпизоды, которые никто никогда не разбирал. Того же Булгакова на политическом языке никто не анализировал: кто он, откуда, с кем воевал. Если «Шариковы», «совки» и т. д. — это скот, изменивший своим господам, то с ним можно расправляться как угодно, его можно превращать в навоз, в перегной. Достаточно вспомнить генерала Краснова и его людей, воевавших на стороне фашистов под знаменами антикоммунизма. Они не могли не понимать, что речь идет не просто о свержении коммунистического режима, а об уничтожении русского народа. И у них было именно такое оправдание: они рассматривали собственный народ как «Шариковых», как скотов, которые заражены чуждой идеологией.

А что, если часть советской элиты, разделявшая эту точку зрения, сомкнулась, так сказать, с определенными частями американской элиты? Может быть, сутью этого парадоксального моста, сформировавшегося в 1970-е гг., является борьба вовсе не с коммунизмом, а с развитием?

Мы понимаем, что в пределах соответствующих типов идеологии развитие отсутствует, оно недопустимо. Это — в тех гностических идеологиях, в которых Творение есть плод злого Демиурга. И не факт, что внутри того странного идеологического «компота», который сейчас варится в мировом масштабе, нет чего-то в сходном духе.

Конечно, протекают и объективные процессы… Неуправляемая наука волочет человечество неизвестно куда… «Барьер Питерса» приближается — развитие технологий и технических средств опережает развитие человечества, которое должно эти технологии использовать. Все острее стоит вопрос: как ускорить развитие человечества? И в каком направлении это развитие должно происходить? Существует множество влиятельных апокалиптических сект, утверждающих, что это человечество надо уничтожить, и тогда, может быть, появится новое, лучшее. Среди сторонников приближения Апокалипсиса не только какие-то идеологические спонсоры Ахмадинежада, но и представители противоположной стороны в западном лагере.

И я знаю, что между ними налажен диалог. Повторяю — мы присутствуем при борьбе сил, стремящихся взять под контроль мировые ресурсы и затормозить развитие.

В этом смысле можно говорить о «цивилизации смерти».

Я всегда был противником так называемой теории заговора, которая предполагает, что есть какая-то одна всемогущая сила, ведущая мир к неизвестному остальным концу. Мне кажется, сегодня в мире действуют разные тенденции, идет очень острая война элит. И в ней есть мощные группы, которые ненавидят развитие. Но есть и группы, которые активно нацелены на развитие.

— Кто входит в эти группы?

— Во-первых, это группа, связанная с Юргеном Хабермасом, — ее члены до сих пор клянутся в приверженности ценностям модерна и развития. Мотором модерна является национальное государство. Нация — субъект и одновременно результат модернизации. Нет модерна — нет и классической политической нации, культурной нации. Есть и силы, которые апеллируют к новым моделям развития, есть консервативные модернистские элиты, элиты развития в пределах неоконсервативного крыла. «Посткапитализм», меритократия, нетократия — это, возможно, довольно свирепые модели, но говорящие о продолжении модерна. Существует гигантский азиатский потенциал, также приверженный модерну. Мы все живем в цивилизации модерна, и отказаться от него довольно трудно.

Как я уже сказал, мы до сих пор не осмыслили советский опыт, все то, что в нем было и чего не было. Хватит «песен» о том, что Александр Богданов скрещивал женщин с гориллами. На самом деле Богданов — родоначальник теории систем (тектологии), которая была ориентирована именно на мобилизационное развитие. Наш собственный советский период все еще недостаточно изучен, мы ничего в нем не понимаем!

А это богатейшее наследие является фактором будущего. Проанализировав его, мы можем и должны создать собственную альтернативную модель развития.

Мир не так бесконечно сложен, как кажется. Есть несколько основных моделей развития, которые следует инвентаризировать. Это модели консервативно-модернистского развития, модели прорывного посткапиталистического развития, классика азиатского развития, заимствованная из Европы, некоторые модели альтернативного развития в Латинской Америке.

И еще у нас есть постмодернистский враг — подавляющее большинство так называемых «левых» партий, глубоко переродившееся левое движение. Инновации и развитие — это изначально «левые» понятия. Это прыжок в будущее, которое принадлежит левой культуре. Но реальная левая культура почти везде фактически раздавлена. А ее место не случайным образом заменил постмодерн.

Наверное, мы должны искать что-то новое. Понимая при этом разницу между семечком и деревом.

— Назовите наиболее ярких апологетов этих моделей.

— Классическое модернистское развитие — это Хабермас.

— А в России?

— А в России колеблются между привычной многонациональной имперской моделью, требующей альтернативных модерну идей развития, и модерном, требующим нации и национального государства. У нас нет настоящих националистов, верных модерну. У нас есть постмодернистские и контрмодернистские дикари, путающие нацию и племя. Ниша модерна почти пустая. Об империи говорят больше. Но нельзя сидеть на двух стульях. И потом, одно дело интеллектуалы, а другое — власть…

Исходя из того, что говорил Путин, можно выстроить классическую логику политического центризма. Но наша элита боится взять на вооружение идею просвещенного национализма, не понимая, что эта идея является частью модерна. Хабермас, консервативные элиты Запада, Саркози, а в конечном итоге и Билл Гейтс, который, похоже, исповедует «нетократию», — все это приверженцы идеи просвещенного национализма (французская нация, американская нация, политическая нация, культурная нация). Саркози не призывает к экстремизму, он лишь отстаивает модель общества без хиджабов. Классическое азиатское развитие — это все политические элиты от правых до левых в странах Азии. И всюду нация. Но нация, а не племя. Нация, а не конфессиональная группа. Индийцы, а не индусы. Итак, или модерн, или иное развитие… Альтернативное. Тут не обойтись без достойного осмысления советского опыта.

А также без теологии освобождения и многого другого.

По одну сторону баррикад — то или иное развитие, а по другую… По другую сторону стоят фундаменталисты, которые борются за чистоту своих религиозных принципов. А то и интегристы. Интегристы представляют собой какую-то очень странную архаичную субкультуру, субкультуру регресса.

Архаизация — штука многоликая. Хотите — «а-ля рюсс» (Севастьянов). Хотите — «а-ля чечен» (Нухаев). Хотите — «а-ля советик» (Зюганов). Тем, кто загоняет нас в резервацию, все равно… Чем бы дитя ни тешилось — лишь бы не развивалось. Классические архаизирующие элиты есть и в Латинской Америке, и в Африке — например, многие идеологи негритюда. Это люди, предлагающие своим народам вернуться к образу жизни предков и жить в хижинах среди нетронутой природы. Причем сами они предпочитают хижинам европейские дворцы. Неоднозначные процессы протекают в США. Уже сейчас представители латиноамериканской элиты в высшем военном руководстве Соединенных Штатов составляют, по моей оценке, до 65 %. И для меня большой вопрос в том, как классические американские элиты — протестантская (белые протестанты-англосаксы, WASP), католическая (латиноамериканцы, ирландцы, итальянцы), еврейская и афроамериканская — сумеют объединиться в национальном «плавильном котле».

— Обама чьих будет?

— Обама представляет в основном афроамериканцев. А также либеральных постмодернистов, которые, голосуя за него, показывают фигу консервативным англосаксам. Но те-то тоже имеют позиции. А зачем латиноамериканцам афроамериканец?

Взаимные счеты у американских элит немалые. В 1930-1950-х гг. в США был колоссальный антисемитизм. Именно он подтолкнул супругов Розенберг, Оппенгеймера и многих других к коммунистам, и эти люди стали помогать СССР. Среди американских евреев до сих пор немало «левых».

Далее — очевидно, что в перспективе в США произойдет усиление католической культуры — в основном за счет латиноамериканской составляющей. И неясно, сумеют ли представители нынешних доминирующих в США элит WASP удержать свои позиции в противостоянии с латиноамериканским огнем.

Сейчас мы задаемся вопросом: последним ли огнем модерна был огонь 1917 г., остыло ли человечество? Самый мощный сейчас мировой огонь — исламистский — отчетливо контрмодернистский. Он черный в том смысле, что предполагает ненависть к развитию. Это не огонь масс, которые хотят овладеть новым потенциалом развития и использовать его в своих интересах. Но его наиболее радикальные модификации уже контролируют сотню миллионов страстных людей.

А вот Китай — это не огонь. Это классическое национальное развитие, идущее уверенным шагом. Индия — страна, соединяющая модерн с культурой, имеющая фантастический живой религиозный потенциал, но сказать, что там есть огонь, открывающий новые горизонты модерна, я не могу. Израиль — постепенно остывающая страна, остывающий модернистский сионистский проект.

О его кризисе говорят уже в открытую обеспокоенные представители израильской элиты.

— А в России есть источник огня?

— Я его не вижу. Может быть, в социальных катакомбах, под пеплом нынешнего «ням-ням»… Некатакомбная Россия — это в основном болото. Людям очень понравилось комфортно жить, вкусно есть, кататься на хороших машинах, ездить за границу — и драйв пропал.

У китайцев есть понятие «сохранить лицо». Для них «потерять лицо» — это ужасное несчастье.

А вот мы этого не боимся. У нас 70 лет был социализм, освященный авторитетом известных исторических личностей. А потом и социализм, и личностей «выбросили на помойку». Нам еще придется платить по этим счетам. Не разобравшись со своей историей, мы не сможем двигаться дальше. Даже если советский строй был «абсолютным злом», от своего прошлого так — походя — не отказываются. И нужно очень внимательно разбираться в метафизических пластах этой коллизии.

Тем не менее в России все-таки есть жизнь и есть думающее население. Возможно, здесь у нас еще что-нибудь настоящее, модернистское «полыхнет». Всегда хочется на это надеяться. Ведь именно после нашего 1917 г. человечество оказалось в беспрецедентной ситуации «нового огня».

А если нового огня уже не будет, то не будет и истории как общего творчества человечества и всем нам придется жить в мире элитных игр. История — это, так сказать, Христос, который приходит к последним, и они становятся первыми. А элитные игры сделают человечество «многоэтажным». Но и «многоэтажное человечество» предполагает сложные взаимодействия между разными группами. Это тоже «топка», в которой полыхает самый разный огонь. Бесконфликтно соорудить такую штуку невозможно.

Сегодня трудно оспорить тот факт, что в США имеет место какой-то странный вариант огня. Он присутствует в основном в протестантско-фундаменталистской среде, которая начала «симметрично» отвечать на мировые вызовы, что является большой глупостью. В любом случае это не тот огонь, это не вывод человечества на новые горизонты, а попытка завоевать еще более прочные позиции в мире.

Но я боюсь, что мир уже стал таким, в котором «прыжок в новое качество» невозможен без большой войны. В перспективе нельзя исключать даже обмена ядерными ударами между Китаем и США. Причем самое опасное — в том, что это может происходить в основном на нашей территории, в форме борьбы за российские ресурсы. Ведь в определенных узких кругах уже звучит термин «война за русское наследство»…

Я говорил о том, что США нужно остановить развитие Китая. Но попробуй его останови… Протестантским фундаменталистам кажется, что возможен сброс модерна, при котором они завоюют главные идеологические позиции. Но я считаю, что в результате может произойти такой религиозный сброс в язычество, такая ревизия фундаментальных ценностных исторических оснований, что ни о каком христианстве речи уже не будет.

В принципе, США могут, конечно, признать, что к Азии перешла пальма мирового первенства, и Китай вместе с Индией должны строить новый мир. Но только в принципе. Повторяю — англосаксы никогда этого не признают и не допустят. К их чести надо сказать, что они мировую власть не отдают. Может быть, когда-нибудь они совсем измельчают, но пока я этого не вижу. Даже в весьма неадекватных конвульсиях нынешней американской элиты я усматриваю внутреннее стремление не отдавать власть никому.

А если так, то это и есть для меня основной горизонт вызовов. Второй горизонт, уже внутрироссийский, — смена поколений. Многие считают, что уже нынешнее наше «непоротое поколение» — большое несчастье для России.

Но у меня есть ощущение, что ему на смену придет поколение гораздо более конформистское, совсем лишенное и внутренней свободы, и государственного драйва. Если это так, то следующая смена поколений станет для нас огромной проблемой.

Кроме того, уже сейчас у нас есть проблемы с устойчивостью власти. Администрация Буша была России очень удобна. И не потому, что Буш нас любил или заглянул в глаза Путину и увидел там родственную душу, а потому, что он воевал с исламом, а нас оставил в покое. Он нас оставил в покое потому, что нельзя «наезжать» одновременно на всех. И, как ни цинично это звучит, если бы он сражался с исламским терроризмом еще лет 20, то для нас это было бы очень хорошо. Росли бы цены на нефть, мы бы за счет этого кормились и, может быть, постепенно разбирались бы в своих собственных проблемах.

Сейчас все это кончается, поскольку все кандидаты в президенты США так или иначе ориентированы на конфронтацию с Россией. Клинтон — это Олбрайт, Обама — это Бжезинский. А что касается Маккейна, то его неприязнь к нашей стране вытекает из жизненного опыта. Кроме того, его кумир — Рейган, и для него любая Россия — «империя зла». Он может притвориться другом России, но стать им… Не знаю… Вряд ли…

Кто бы из них ни пришел в Белый дом, он будет «заниматься Россией». А это очень серьезный вызов. Не факт, что система, созданная Путиным, выдержит нагрузки подобного рода. Ведь есть еще вызов смены поколений, есть инфраструктурный вызов. Думаю, что этот комплекс вызовов встанет перед нами в полный рост на горизонте ближайших двух-трех лет. Когда я об этом впервые заговорил много лет назад, все кричали, что Кургинян «торгует страхом». А теперь вот и Лужков сказал, что мы «проели советское наследство».

И это не все вызовы, на которые нам придется отвечать. Имеет место и вызов целостности страны. Мне не кажется, что Северный Кавказ так уж мечтает остаться в составе России. Там есть элиты, которые считают, что им надо решить несколько собственных проблем, а потом тихонько, без войны «отчалить» от нас в такой момент, когда Москве будет не до них. Наверное, мы бы и это пережили — ведь пережили же потерю Севастополя. Но в этой связи сразу обострится поволжская проблема. А ее мы не переживем.

— Вступление в НАТО Азербайджана и Казахстана — натовский прорыв на Каспий и в Поволжье?

— И такая опасность маячит на горизонте. Но разве Украины мало? Да и Балтии. Крылатые ракеты в Нарве как перспектива? Это что? Или под Белгородом? А с точки зрения территориальной целостности главное для нас, кроме Северного Кавказа, — Поволжье и Сибирь. Там немало проблем, и у них «горизонт угроз» тоже пять-шесть лет. Кроме угрозы с Запада есть огромная соседняя держава, поднимающаяся с Востока. Достаточно всем этим угрозам сойтись где-нибудь в районе 2014 г., и мы окажемся в очень сложном положении. Тем более, что демографическая ситуация в России остается крайне тяжелой. Не надо иллюзий…

— Придется расплачиваться за 1990-е гг.?

— Мы уже сейчас начинаем платить по этим счетам. Нам надо было жестче относиться к самим себе и менее гибко, но более последовательно разрешать противоречия внутри общества. У меня нет полной уверенности, что мы выстоим. Мне чужд весь этот оптимизм относительно 2020 г. Я написал сейчас серию статей «Медведев и развитие», потому что хотел найти в долгосрочной концепции развития, написанной в МЭРТ, что-то хорошее. Но если там говорится, что наше крупное достижение заключается в том, что в России внешнеторговый оборот превышает 45 % ВВП, и не указано, что в ведущих странах этот показатель составляет 17–18 %, то это странная концепция. Концепция глубокой зависимости от других стран.

Я не понимаю, какая структура сейчас может стать актором развития на территории России. Но если этот актор нужен, то инициаторам развития придется ездить по стране и собирать новый «актив развития» буквально поштучно. И не под себя, не под властную или политическую конъюнктуру, не под идеологию, а исходя из того, на что способны люди. По моим оценкам, до момента консолидации внешних и внутренних вызовов у нас осталось лет шесть. Значит, где-нибудь через четыре года (а может быть, и раньше) нас «разбудят» удары извне. «Застоя» длиной в 20 или 30 лет уже не будет, на это нет ресурса.

Я не буду говорить, хорошая или плохая создана у нас система, но то, что она не рассчитана на избыточные нагрузки, — это факт. Система не выдержит сильных толчков… Только минимальные и средние — масштаба Беслана или «Норд-Оста», не более.

Не хочется драматизировать, но я думаю, что даже ближайший год не будет для нас таким спокойным, как кажется сейчас. А дальше вызовы будут только нарастать. Вопрос в данном случае стоит так: сможет ли наш социальный и государственный организм в такой ситуации устоять и сохраниться, и что нужно делать, чтобы он сохранился. А это огромная и прежде всего культурная работа.


Ю.М. Поляков — Государственная недостаточность

«Экономические стратегии», № 04-2008, стр. 76–80

Беседа Юрия Михайловича Полякова, известного писателя, главного редактора «Литературной газеты», с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым посвящена наиболее «больным» вопросам будущего России — власти, таланту, патриотизму, отношению к собственной истории.


— Юрий Михайлович, можете ли Вы представить себе Россию если не 2042, то хотя бы 2020 г.? Какой она могла бы быть — два сценария, наиболее реалистичный и наиболее невероятный?

— Надеюсь, России удастся избежать ошибок, подобных тем, что были совершены в последнее десятилетие, в том числе кадровых и геополитических. Полагаю, ее развитие примет позитивную направленность и ситуация будет складываться приблизительно так же, как после поражения в Крымской войне, когда началось постепенное укрепление государства. Пока оно идет не очень эффективно, и эта неэффективность во многом связана с тем, что в ельцинский период во власть, да и не только во власть, но и в средства массовой информации, в культуру, к сожалению, пришли люди, которых интересовало исключительно собственное благополучие, люди без сверхзадач, без сверхидей, даже без какого-то нормального чувства причастности к стране и ее истории.

— Люди «перекати-поле».

— Совершенно верно. Заработав, они уехали из России, разорвали все связи. Правда, были и те, кто возвращался.

Полагаю, проблема заключается в том, что часто решения принимаются властью на основании данных, закрытых от общества. Очень важно, какую команду приведет новый Президент. Стратегия, на мой взгляд, выбрана верно. Теперь главное, чтобы ее реализацией занимались люди, которые являются носителями конструктивных идей. Проблема ельцинского периода и начального этапа периода Путина в том, что в отличие от значительной части большевиков люди, пришедшие во власть, не были пассионариями.

— Те, кто личное благо ставит выше блага общественного, нахрапистые, энергичные эгоисты — это, по Гумилеву, субпассионарии.

— Классические субпассионарии, и они свое черное дело сделали.

— Откуда же сейчас взяться пассионариям?

— Они есть, просто система отбора выстроена так, что у пассионариев меньше всего шансов попасть во власть и в культуру. Если взять новых режиссеров, актеров, писателей, художников, то окажется, что это в большинстве своем дети и внуки творческих работников.

— Представители династий?

— Именно, но так не бывает. Династии врачей, оружейников, канатоходцев — это я понимаю.

— Т. е. династии компетенций, но не династии талантов?

— А если у сына композитора нет слуха или внук писателя не чувствует слова? Например, моя дочь абсолютно равнодушна к литературному творчеству, и мне в голову не пришло направлять ее в это русло. Если во ВГИКе учатся только чьи-то дети, значит, там не учится новый Шукшин, новый Шпаликов, новый Меньшов. Как-то Меньшов мне рассказывал, как на него смотрели «дети», — какой-то астраханский вахлак тут, понимаешь. Ну и где они сейчас?

А он — всенародно любимый режиссер и актер. Заметьте, из лексикона сегодня практически исчезло слово «талантливый» применительно к политикам, ученым, художникам в широком смысле этого слова, его заменили другие слова, например «компетентный». Раньше говорили «талантливый организатор», а сейчас — «эффективный менеджер», а это не одно и то же.

— Главное — чьих будешь?

— Я насмотрелся этих менеджеров, мы их приглашали в газету, чтобы они нам помогли. Они начитались книжек по менеджменту и несут абсолютную чушь. Почему? Потому что не чувствуют проблемы. Думают, что если прочли несколько руководств по тому, как стать богатым и успешным, могут решить любой вопрос. Ничего подобного!

С другой стороны, у меня есть ощущение правильно выбранного направления движения.

— Это скорее декларация, кое в чем поддержанная решениями.

— Пожалуй, Вы правы. Но ведь понимаете, в чем дело: у нас два главных зла. Первое — десовестизация власти под видом десоветизации. Это явление я в свое время назвал «государственной недостаточностью». Если у меня в редакции сотрудник не выполнил какое-то поручение, я с ним провожу воспитательную работу и даю следующее поручение. Если он опять ничего не делает, я его просто увольняю — и все, проблема снимается. А наши топ-менеджеры? Они же вечные! Это один из важнейших признаков государственной недостаточности: не отработан механизм вывода нерадивого работника из управленческой элиты. Вот, скажем, Познер — знаковая фигура, — разве он справляется с пропагандой государственных идей? Он занимается контрпропагандой.

— И почему же он тогда так долго держится?

— А вот это как раз и есть проявление государственной недостаточности — потому что внутренние (групповые, кастовые, национальные) связи оказываются важнее, чем государственные интересы. Мне один умный руководитель объяснил, что отличает хороших чиновников: они 10 % сил тратят на свое благополучие и 90 % — на эффективное выполнение государственных функций. А в экстремальной ситуации, например во время войны, — и все 100 %. Советские чиновники помирали в кабинетах от инфаркта и от недоедания, но сейчас об этом стараются не вспоминать, потому что сравнение не в пользу нынешней элиты, которая 90 % усилий прилагает к обеспечению своего благополучия. Есть регионы, допустим Москва, где чиновники боятся потерять работу, но это только благодаря пассионарным особенностям руководителя. Я несколько раз присутствовал на заседаниях Московского правительства и видел, как люди просто сжимаются — понимают, что сейчас они вылетят отовсюду и никто за них не заступится.

— И действительно вылетают за плохую работу?

— Вылетают. Будучи членом президентского Совета по культуре, я как-то выступал на заседании этого совета и говорил о том, что у нас в сфере культуры фактически идет разрушение Федерации.

В республиках — в Дагестане, Якутии, Татарстане — традиционно существует особое уважение к слову национальных деятелей культуры, прежде всего писателей, которые являются хранителями языка как национального кода. А мы что делаем? Мы их 20 лет не переводим, не издаем, не приглашаем на важные мероприятия. На книжные ярмарки и конференции ездят люди из московской, в лучшем случае питерской тусовки и наши эмигранты. Почему российскую литературу должен представлять эмигрант, который предпочел России другую страну, а не писатель, который пишет, скажем, на языке коми? Раньше существовало издательство «Художественная литература», которое занималось переводами с языков народов СССР. Теперь ничего подобного нет. Тогда мне показалось, что я достучался до власти: Путин тут же дал поручение главе Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям возродить издательство. Но вот прошел уже почти год, а результата никакого. Вот, пожалуйста: все государственные проблемы — как в капле воды. Это ведь не домну запустить, это не новый самолет спроектировать, а всего-навсего в здании «Художественной литературы», где сейчас сидит черт знает кто, снова открыть издательство. Даже мне поручи — и хоть я не профессиональный организатор, за три месяца справлюсь с этим делом.

— И о чем это говорит?

— О болезни, которая, как я уже сказал, называется «государственная недостаточность».

— Она сродни сердечной недостаточности или умственной? А может, это что-то вроде инсульта или рака?

— Исходя из результатов последних исследований, считается, что душа помещается в сердце, потому что люди, которым пересадили сердце, как выясняется, перенимают пристрастия, привычки, черты характера своего донора. Поэтому будем считать, что это душевная недостаточность, в том числе и недостаток силы духа. Я не знаю, как это преодолевается, но думаю, что здесь был бы полезен соратнический метод, когда сильный духом руководитель набирает мощных пассионариев и вместе с ними решает государственные задачи. Таким руководителем был Петр, предпочитавший умного и способного к обучению холопа ленивому боярскому сыну. Такова была парадигма, в соответствии с которой строилось его окружение.

— Давайте вернемся чуть назад, скажем, в 1970-е гг. Деревенщики — Абрамов, Шукшин, Белов — многое предвидели. Как бы Вы сейчас оценили гражданский вклад литературы 1970-1980-х гг.?

— Предвидели не только они, но и мы, поколение, шедшее вслед за ними. Когда я писал повесть «ЧП районного масштаба», я думал, что пишу о загнивающем комсомоле, а оказалось, что это о внутриутробном развитии новых хозяев жизни.

Старшее поколение острее, чем мы, чувствовало, что дело идет к жесточайшему кризису. Это были пассионарии, вынесшие на себе войну. У меня, кстати, кандидатская диссертация по фронтовой поэзии, я дружил с поэтами-фронтовками, они ко мне очень хорошо относились. Я написал книжку о поэте Георгии Суворове, который погиб, когда освобождали Эстонию. Его очень ценили Тихонов и Наровчатов, считали новым Гумилевым. Он был классический пассионарий из Сибири, стремительно набирал интеллектуальный потенциал — за два-три года вырос в хорошего поэта. Именно такие офицеры, как он, были победителями.

А сейчас смотришь фильм «Штрафбат» и видишь капитана, который то ли обкурился, то ли ширнулся, то ли в принципе утратил смысл жизни, говорит убитым голосом — и весь он какой-то перекособоченный. Да какой бы штрафбатник подчинялся такому? Все эти командиры, выигравшие войну, были здоровяки, грудь колесом.

— А не выбила ли война этих людей?

— Дело в том, что на войне часто выживали именно пассионарии, люди здоровые — не в последнюю очередь я имею в виду душевное здоровье, — которые могли в считанные секунды принять правильное решение. Такие не ломались. Мы сегодня плохо себе представляем, что такое настоящая война. Есть знаменитая история про поэта Луговского, который всю жизнь писал стихи о войне: «Начинаем песню о ветре, о ветре, обутом в солдатские гетры…» Ну так вот, попал он впервые на фронт, и с ним случился конфуз — началась жуткая истерика. Его отправили в Ташкент от греха. Он был любимцем Сталина, но после этого случая Сталин сказал: «Уберите его, видеть его не хочу».

Когда на смену фронтовикам пришло новое циничное поколение, им было страшно обидно. И если они видели, что решения принимаются не в интересах державы, а в интересах какого-то ведомства или какого-то отдельного чиновника, то боролись с этим. Об этом — их литература. «Пожар» Распутина — это тоже предсказание.

— Вопрос, который как фантомная боль: 1991 г., распад СССР. В чем причина, почему это случилось?

— Примерно в том же — никто не захотел взять на себя ответственность. У меня состоялся очень интересный разговор с маршалом Язовым где-то году, наверное, в 1994–1995. В газете «Мир новостей» организовали пресс-конференцию, посвященную армии, и мы оба на ней присутствовали. Он меня тогда упрекнул: мол, Ваше поколение не уважает фронтовиков, ничего не знает. Я говорю: «Прочтите любую строчку фронтового поэта, с любого места я подхвачу». Он читает: «Когда на смерть идут поэты…» — я подхватываю. Он читает еще чего-то, я опять подхватываю. Он удивился: «Откуда Вы знаете?» Я объяснил, что написал об этом диссертацию.

— Т. е. Язов хорошо знал поэзию?

— Да, фронтовую поэзию он знал очень хорошо. Язов удивился и решил узнать, с кем же он говорит. Выяснилось, что я и есть тот Поляков, который написал «Сто дней до приказа». И тут Язов изменился в лице, стал совершенно зеленым и говорит мне: «Вот из-за таких, как Вы, развалился великий Советский Союз». Я ответил: «Моя профессия — писать правду. Мой гражданский долг — рассказать о том, что я увидел, когда попал в армию. А Ваш гражданский долг заключался в том, чтобы предотвратить распад Советского Союза. У Вас в руках была вся мощь Советской армии, Вы могли, более того — по Конституции обязаны были ввести военное положение и навести порядок. Почему же Вы, фронтовик, этого не сделали?» Он сначала растерялся, а потом у него сделалось такое выражение лица, что я понял: это главная мука его жизни. Он понимает, что был единственным, кто мог спасти страну, но на это не решился. По какой причине? Очевидно, не хотел брать на себя ответственность, рисковать. Ведь до этого два с половиной, если не три года население оболванивали антигосударственной риторикой.

— Приказ-то могли и не исполнить…

— Могли, но все-таки плебисцит показал, что тех, кто проголосовал за СССР, было больше. Язов сказал: «Советский Союз невозможно было сохранить». Я возразил: «От Вас этого и не требовалось. Вы должны были обеспечить передышку для того, чтобы он даже если и распался, то с минимальными потерями для России. А получилось так, что хуже быть не может, растащили все. Вы должны были обеспечить переговоры с Прибалтикой о Клайпеде, о гарантиях нашим пенсионерам, о гражданстве, о станции Скрунде, должны были обговорить с Казахстаном проблему Байконура». Пусть бы он лучше не знал фронтовую поэзию, но в этой ситуации поступил как фронтовик. Но, видимо, люди, которые тогда оказались на руководящих постах, не в состоянии были принимать решения, они не использовали еще имевшийся резерв для того, чтобы обеспечить России геополитические преимущества, хотя и обязаны были это сделать.

— Тема «Если завтра война» актуальна сейчас для России?

— Если и не актуальна, то, по крайней мере, не выглядит как надуманная. Если бы за идеологию отвечал я, то просто, что называется, руки бы отбивал за фильмы, после которых возникает ощущение, что мы вели несправедливую войну, или за издание книг, в которых дегероизируется наша история. Вот недавно вышла книга американского исследователя об Александре Невском, где доказывается, что он не был великим полководцем, поскольку Ледовое побоище — не что иное, как мелкая стычка. Мы писали о ней в «Литературной газете». Все это расшатывает наши национальные устои. Бодрость национального духа порождается победами, а не провалами. Если бы американцы каждый день вспоминали о том, сколько они замучили индейцев и негров, сколько земли незаконно отобрали у Мексики, что бы с ними было? А в России именно этим и занимались.

Недавно вышел фильм «Мы из будущего». Он, на мой взгляд, интересен даже не своими художественными достоинствами, а тем, что возвращает целокупный взгляд на войну и понимание того, что это было героического событие. А ведь часто нас потчуют абсолютным враньем. Много лет назад в статье я ввел еще один термин — «ратное сознание». Воспитать такое сознание невозможно, не опираясь на героическое прошлое.

Сейчас армию худо-бедно подтягивают, но что получится из годовой службы, не знаю. Я и сам служил год после института в группе советских войск в Германии. Сейчас на территории этой части музей советской оккупации, между прочим. Я с удивлением узнал, что, оказывается, был оккупантом. Так вот, когда на год приходил солдат с высшим образованием, его сажали писарем, отправляли в клуб или ставили на должность, которая не требовала специальной длительной подготовки. Офицеры понимали, что за год ничему научить нельзя. Я был заряжающий с грунта, от меня требовалось открыть такой ящик, вынуть из него снаряд весом 60 кг, положить его на транспортер, а затем дослать туда гильзу. Все. Я, конечно, понимаю, что каждый солдат хочет служить поменьше, но если рассматривать эту проблему с государственной точки зрения, то становится ясно, что год срочной службы — это недостаточно.

С другой стороны, об армейской службе пусть думают люди, которые в этом разбираются. А я, как гуманитарий, специалист по духовному состоянию общества, хочу сказать, что на нем отрицательно отразилось то, что почти 20 лет у молодежи формируется негативный образ Родины. Например, на РЕН-ТВ с утра до вечера идут фильмы, в которых американцы замечательные, а мы идиоты, и они нас все время лупят.

— А какой период в прошлом России более всего похож на нынешние времена?

— На период выхода из смуты. И еще наше время напоминает конец 1920-х гг., когда началось восстановление государственности.

И началось оно, между прочим, с возвращения из ссылки и лагерей русских историков, с выпуска «Литературной газеты». Представляете, издается «Прожектор», «Красная гильотина», «Знамя», «Октябрь», «Новый мир», и вдруг на этом фоне появляется «Литературная газета». Все знали, что ее основали Пушкин и Дельвиг. Горький выступил с предложением издавать эту газету, отлично понимая, что пора перестать очернять, и выдвигать абсурдные лозунги типа требования сбросить Пушкина с парохода современности.

— Вы, кроме всего прочего, еще и руководитель. Назовите три управленческих принципа Юрия Полякова.

— Первый принцип — никогда не забывай о данном поручении, второй — не давай невыполнимых поручений, и третий принцип я бы сформулировал так: никогда не окружай себя исключительно единомышленниками. Лишь газета, на страницах которой представлен весь спектр общественной жизни, будет интересна людям. Если окружаешь себя только патриотами, это через год превращается в дикое занудство. Если ты либерал и окружаешь себя только либералами, то через год это превращается в либеральную помойку.

— Необходимо цветущее многообразие?

Именно. Кстати, благодаря этой позиции, «Литературной газете» удалось за последние семь лет без дополнительных вложений и какой бы то ни было помощи извне увеличить свой тираж в четыре с половиной раза. Мы наращиваем тираж только потому, что читатель видит у нас реальное отражение борьбы и брожение идей.


Н.Д. Никандров — Перегрузка как вечное зло

«Экономические стратегии», № 04-2008, стр. 106–111

Интервью Николая Дмитриевича Никандрова, президента Российской академии образования, главному редактору «Экономических стратегий» Александру Агееву посвящено наиболее глобальным и актуальным проблемам российского образования — вопросу соответствия отечественного образования международным стандартам, межпредметным связям, связям средней и высшей школы, а кроме того — и связи времен.


— Как, на Ваш взгляд, менялась система образования в нашей стране с 1950-х по 1990-е гг.?

— Когда я поступил в школу, еще шла война. Это было после снятия блокады Ленинграда, которую мне довелось пережить совсем маленьким. Поэтому могу ответить на Ваш вопрос не только как специалист по образованию, но в какой-то мере и исходя из личных впечатлений. Прежде всего тогда не было такого разнообразия учебных программ, как сейчас, и в то же время преподавались те предметы, которых в обычных школах сегодня нет, например психология и логика. Мне в школе нравилось все, поэтому я не могу объективно оценить качество преподавания. В те годы больше, чем когда бы то ни было потом, занимались патриотическим воспитанием. Конечно, сейчас говорят, что это было воспитание преданности режиму, но на самом деле любая школа явно или неявно воспитывает преданность по крайней мере идеалам государства, если они есть.

Я в свое время написал небольшую статью о своих ранних школьных годах и там привел случай, имевший место, когда я учился в первом классе. Однажды учительница сказала: «Ребята, я знаю, что все Вы голодные, но среди Вас есть мальчик, которому тяжелее всех, у него дистрофия, — и указала на Сашу. — Если каждый из Вас даст ему чайную ложку винегрета, ему это очень поможет». И никто не отказался, а нас было человек 40. Это пример использования эффективного воспитательного приема в самом хорошем, добром смысле этого слова. Но для того, чтобы учитель смог применить такой прием, он сам должен был быть соответствующим образом воспитан. Что бы ни говорили критики тех времен, но люди тогда еще придерживались общечеловеческой системы ценностей, отличая добро от зла. В 1950-1960-е гг. упор делался на естественнонаучные дисциплины — это традиционно сильная сторона российской еще дореволюционной школы, — что означало некоторый недостаток гуманитарного образования. Ущерб гуманитарному образованию наносила, как известно, идеологическая тенденциозность. Например, были изъяты из программы многие литературные произведения. Чуть позже акценты поменялись, и Сталина из гения всех времен и народов превратили в преступника, что тоже было весьма односторонней и тенденциозной оценкой, но идеология в школе продолжала играть очень важную роль.

В 1960-е гг. советскую школу решили приблизить к производству, особое внимание уделялось трудовому воспитанию. Надо сказать, что, с одной стороны, это имело положительное значение, а с другой — попытка дать профессиональное образование в старших классах школы не вполне удалась — у него был «школьный», а не «рабочий» привкус. Но иногда случалось и такое, что весь класс после окончания школы шел на завод или уезжал на целину. Я всегда с уважением относился к любому труду, в том числе физическому, сам на первом курсе университета работал грузчиком. Это было вполне в духе того времени. И хотя семья моя простая: мать была медсестрой, а отец рабочим (он погиб на войне) — мне нравилось учиться, и так получилось, что я окончил вуз (Ленинградский государственный университет, тогда носивший имя А.А. Жданова) и стал преподавать языки.

Если в 1960-е гг. в средней школе преобладал политехнический принцип, то в 1970-е начался поворот к гуманитарному образованию, которому в 1980-е гг., во времена перестройки, отдавалось явное предпочтение. Это не в последнюю очередь связано с пересмотром установок в общественных науках. Пересмотр этот, на мой взгляд очень поверхностный и весьма идеологизированный, был обусловлен сиюминутным социальным заказом.

В 1990-е гг. началась тотальная переоценка ценностей: все, что признавалось хорошим в советское время, стало плохим. Только черное и белое, никакой середины, никакого многоцветия. Правда, это время быстро прошло, но оно имело далекоидущие последствия: если до того ценность образования не подвергалась сомнению ни родителями, ни детьми, то в первые годы новой России оно стало как бы необязательным. Много говорилось о том, что в Москве достаточно три раза помыть машину, чтобы заработать столько, сколько получает профессор. Господствовало представление, что лучше никакого воспитания, чем советско-коммунистическое. Я и тогда выступал против этого, не желая идти за большинством. Слава богу, и эти времена прошли.

Думаю, году в 1996 произошел перелом, кончилось безвременье, и были предприняты попытки более взвешенной оценки практики дореволюционной и советской системы образования. Во многом это, конечно же, было связано с приходом Путина. Во многом, но не во всем, потому что к тому времени общество настолько уже нахлебалось анархии, которая царила при Ельцине, что было готово к переменам. Путин с его патриотической идеологией, частыми высказываниями о том, что не все было плохо в советское время, помог тем, кто думал так же, более решительно отстаивать свою позицию, и это было очень важно.

Если говорить о 2000-х гг., то сейчас основная задача — создать и ввести в действие разумный стандарт школьного образования. Что я имею в виду? Действительно сбалансированное понимание того, что нужно взять из естественных и точных наук, а что — из гуманитарных и общественных, каким должно быть соотношение дисциплин теоретических и ориентированных на практику, дополнительного и собственно школьного образования, каков должен быть срок обучения и т. д.

— В ныне действующем стандарте этого нет?

— В той концепции, которая нами предложена и частично разработана, стандарт рассматривается, как система требований к структуре образовательных программ, предполагающая определенный уровень их усвоения. Кроме того, стандарт в этом понимании становится основным нормативным документом, определяющим школьную жизнь, в том числе финансирование, зарплату учителей, оборудование, школьные здания и т. д.

— Этот стандарт еще публично не обсуждался?

— Работа над ним продолжается. На сегодняшний день принято дополнение к Закону об образовании, где изложены упомянутые мной требования. Раньше стандарт касался только содержания образования, не более того. Это очень важно — знания, умения, навыки.

— Т. е. ЗУНы?

— Да, ЗУНы. И, кстати, я не согласен с тем, что ЗУНы — бранное слово. Без знаний, умений и навыков обойтись невозможно. Задолго до того, как я стал сотрудником академии, Скаткин, Лернер, Краевский рассматривали знания, умения и навыки как базовые составляющие образования, но к этому добавлялся еще опыт творческой деятельности и опыт эмоционально-ценностного отношения, т. е. умение и желание оценивать события, людей, явления с определенных личностных позиций.

— А как это соотносится с понятием «компетенция»? В представлениях о современных западных стандартах, имеющих отношение к продуктивной стороне деятельности и управления, понятие «компетенция» — основное.

— Не могу сказать, чтобы меня особо вдохновлял термин «компетенция». Другое дело, что мы уже привыкли использовать иностранные слова, и в этом я ничего плохого не вижу — конечно, если с их помощью можно коротко сформулировать то, для чего в русском языке нужно использовать целую систему объяснений. Пожалуй, «компетенция» относится к таким словам. Если к содержанию образования приплюсовать мотивацию, то эту проблематику можно изложить в терминах компетенции.

— А как соотносится разработка концепции образовательного стандарта с Международным бакалавриатом?

— Понятие бакалавриата имеет разное содержание в разных странах. Во Франции дети, кончая лицей (полное среднее образование), получают ученую степень бакалавра и с этой ученой степенью в большинство французских вузов принимают без экзаменов. Естественно, далеко не все получают степень. В большинстве стран бакалавриат — это три, а чаще четыре года общеобразовательной и частично специальной подготовки в высшей школе. А Международный бакалавриат — это школьная подготовка, которая дает возможность поступать в вузы тех стран, где принимаются соответствующие документы. Таких стран много, а участвовать в программах Международного бакалавриата могут не только старшие школьники, но и школьники начальных классов. Сейчас в РФ бакалавриат в высших учебных заведениях вводится законом, хотя на некоторых специальностях сохраняется и статус специалиста. Я считаю, что здесь есть определенная опасность: в большинстве стран бакалавриат вводился постепенно, а в России практически одномоментно. Это для образования, которое по необходимости является достаточно инерционным, непростой процесс. Правда, уже в 1990-е гг. у нас постепенно увеличивалось количество школ, которые готовили людей по программам бакалавриата. Бакалавры у нас выпускались по самым разным дисциплинам, и многие работодатели не знали, что с ними делать. Кроме того, долгое время решался вопрос: а могут ли люди после бакалавриата поступать в аспирантуру? Потом решили, что могут, но не всегда получается, поскольку бакалавр — это все-таки не специалист хотя бы по времени подготовки. Сейчас мы в какой-то мере вернулись на несколько лет назад, когда популярен был лозунг: все, что не запрещено, — разрешено. На самом деле это опасный подход, поскольку он открывает путь непродуманным решениям, имеющим далекоидущие последствия.

— Давайте вернемся к содержанию образования: сейчас в школьной программе около двух десятков дисциплин?

— Да, если иметь в виду основные, обязательные дисциплины.

— Сегодня весьма актуальны междисциплинарные исследования. Те же нанотехнологии — это информатика, математики, физика, биология, да плюс еще гуманитарный аспект. Как школа намерена реагировать на эту ситуацию? Может быть, пришло время развивать способности человека творящего, а не только знающего?

— То, о чем Вы говорите, раньше называлось «межпредметные связи», а теперь — интегрированные курсы. Всегда считалось правильным и полезным, чтобы учитель на уроке физики вспоминал не только математику, что совершенно естественно, но и химию, биологию, технологию, т. е. производство. Проводились специальные исследования, посвященные таким межпредметным связям. Очень давно были предприняты попытки ввести интегрированные курсы на разных ступенях школы. Это вполне удалось в начальной школе. Скажем, курс природоведения по сути своей является интегрированным: там есть темы из химии, биологии, физики, астрономии.

А когда нечто подобное попытались ввести в старших классах, оказалось, что качество освоения отдельных предметов снижается. Другое дело, что все эти эксперименты проводились с упором на теорию. Последние сравнительные исследования достижений российских и зарубежных школьников показали, что у наших, хотя они достаточно много знают, гораздо слабее развиты навыки и умения. Поэтому сейчас внимание сосредоточено на интегрированных навыках и умениях. Немедленно ввести сразу несколько интегрированных курсов в средней школе, наверное, будет трудно, но двигаться в этом направлении нужно, не забывая при этом, что здесь кроется опасность увеличения нагрузки на учащихся. О чрезмерной перегруженности школьников заговорили даже не в советские времена, а гораздо раньше.

В 1915 г. в Москве вышла книга профессора Московского университета Павлова, которая называлась: «Мысли, чаянья и опасения по поводу предстоящей реформы среднего образования в России». Там говорилось, что одним из бичей образования является перегрузка, которая отрицательно влияет на здоровье школьника. Автор сетовал, что не хватает часов на литературу и особенно на историю, а ведь тогда шла Первая мировая война и необходимо было усилить патриотическое воспитание. Получается, что перегрузка — это неизбежное вечное зло.

— Сильной стороной советской и даже российской школы всегда была фундаментальность образования. Какое место мы занимаем в мире по качеству выпускников средней школы?

— Если обратиться к международным рейтингам, то выясняется, что низкое. Другое дело, что здесь имеют значение критерии оценки. Если у нас особое внимание уделяется теоретическим знаниям, то на Западе прежде всего учитывают практическое владение материалом, например умение решать задачи. А в этом мы и раньше отставали, и сейчас отстаем.

— Так все дело в критериях оценки или на самом деле мы отстаем из-за серьезной патологии системы образования?

— Патологией я бы это не назвал, все-таки под патологией обычно подразумевается болезнь, а в данном случае нет ничего страшного. Нам нужно решить, принимаем мы западную систему оценок или нет. Я думаю, что ее можно частично принять, не забывая, что это будет означать некоторое снижение ценности теоретического знания. Только практика может показать, насколько такой подход правильный. История знает несколько примеров того, как пренебрежение фундаментальной наукой приводило к деградации эмпирических исследований. В Германии, когда фашизм уже был близок к краху, решили финансировать только те исследования, которые обещали результат через три месяца. В итоге фундаментальная наука, которой Германия всегда была сильна, очень быстро захирела. То же самое произошло в Великобритании в начале правления Маргарет Тэтчер. Если экстраполировать этот опыт на школьную жизнь, то выводы будут неутешительные. Но это я только в порядке предположения, конкретных данных у меня нет.

— Я вижу у Вас на стене картину, где изображен Дон Кихот. Это Ваш любимый персонаж?

— Я бы так не сказал. Он достался мне в наследство от президиума Академии педагогический наук СССР, который лет 30 назад располагался в особняке на Полянке, 58. Теперь там находится наш университет. Некоторые вещи, которые вы здесь видите, оттуда, в том числе и две копии с картин Богданова-Бельского -

«У дверей школы» и «Устный счет в сельской школе». На них изображены ученики школы Рачинского. Сергей Александрович Рачинский был биологом, профессором Московского университета, однако оставил научную карьеру, уехал к себе в деревню и открыл школу для крестьянских детей. Художник Богданов-Бельский тоже в ней учился. Посмотрите, что написано на доске для устного счета: «10 в квадрате плюс 11 в квадрате, плюс 12 в квадрате, плюс 13 в квадрате, плюс 14 в квадрате разделить на 365?. И эти ребятишки в драных штанах и лаптях с онучами должны были делать такие сложные вычисления устно. Знаете, почему устному счету придавалось такое большое значение? Крестьянские дети, получив образование, вполне могли выбиться в люди — в приказчики, а то и в купцы. Вот тут и пригодилось бы им умение быстро считать в уме. Это была четкая ориентация на будущую профессиональную деятельность.

Известно, что с появлением частных школ практически в каждом крупном городе была открыта хотя бы одна элитная школа, где учатся, скажем так, выходцы из нынешних социальных верхов.

— В таких школах, например в МЭШ, используются совершенно другие технологии образования. Как бы Вы оценили социальные последствия такого явления?

— В МЭШ условия обучения действительно особые: количество учеников в классе, оснащенность компьютерами и много-много чего интересного. Я сторонник платного образования как определенного сегмента. Другое дело, что у нас не существует защитных механизмов, которые позволили бы талантливым детям из необеспеченных семей учиться в лучших школах. В результате умный, но бедный оказывается за бортом. А на Западе, в частности в Великобритании, такие механизмы есть, хотя их и нельзя переоценивать.

И потом, у нас распространено устойчивое заблуждение, что в дорогой платной школе учат лучше. Может быть — лучше, а может — и хуже, это зависит от очень многих обстоятельств.

— Каким был среднестатистический школьник в 1950-е, 1960-е, 1990-е гг. и каков он сейчас? Насколько изменились дети?

— Эти изменения трудно точно измерить. Легче объяснить, почему они происходят: в России имела место попытка внедрения рыночных механизмов во все сферы жизни общества. Джорж Сорос, весьма успешный капиталист, в своей книге «Кризис современного капитализма» пишет о том, что плохо, когда рыночные механизмы переносятся в области, которые рыночными не являются, в частности в медицину, образование и науку. У нас выросло не одно поколение с измененной системой ценностей, с установкой на то, что любить родину можно только тогда, когда она хорошо кормит. И некоторые известные люди не стеснялись в этом признаваться. Например, Александр Невзоров, депутат Государственной думы, лет пять назад в одном из своих интервью на вопрос, есть ли у него обязательства перед Родиной, ответил: «Нет, никаких обязанностей нет, Родина вообще, я считаю, — это скотина». Хорошо ли, когда такое транслируется через средства массовой информации?

Думаю, что плохо, как и многое другое. Но это уже особый разговор.

Я не идеализирую советские времена, но тогда старались воспитать желание помогать другим, сотрудничать, а не конкурировать. Было, если хотите, понимание того, что ты не один, за тобой страна, о которой ты тоже должен заботиться. Правда, последние несколько лет в этом смысле появились положительные сдвиги уже у нас в России.

Прекрасно, когда образование как таковое и социализация идут рука об руку, хуже, когда социализация со всеми ее плюсами и минусами, а чаще все-таки с минусами, оказывается сильнее.

— Это социальный закон?

— Конечно, и открыт он был давно.

В государствах авторитарного типа его реализация облегчается за счет однонаправленности социализации и образования. В СССР невозможно было себе представить, чтобы в школе от учителя ребенок узнавал одно, а из средств массовой информации — совсем другое. И тогда не было единства слова и дела, что во многом явилось причиной кризиса, но все-таки в основном социализация и образование дополняли друг друга. Еще более синхронно они действовали в Германии во времена Гитлера. Заметьте, ведомство, которым руководил Геббельс, называлось министерство народного просвещения и пропаганды. А было еще министерство воспитания и науки. Оба эти министерства работали в связке и достигали прекрасных результатов с точки зрения техники воспитания. Идеология была мерзкая, но технология эффективная. Такого эффекта удавалось добиться не в последнюю очередь за счет социализации через систему молодежных организаций, через школы.

— Как Вы думаете, почему в России не слишком успешно прошло внедрение православного образования и православной культуры?

— Тех, кто выступает против связи образования и религии, против введения курса основ православной культуры, не так много, но они очень активны, и активнее прочих — Виталий Лазаревич Гинзбург. Такие люди создают большой шум, но совсем не обязательно выражают волю большинства, скорее наоборот. Я считаю, что возрождение духовно-нравственной культуры принесет только пользу, воспитательный потенциал религии нужно использовать. Но, конечно, важно, чтобы не нарушался закрепленный в Конституции принцип свободы совести: нельзя ни насильно навязывать веру, ни ущемлять права верующих. Другое дело, что и среди представителей одной конфессии, например среди христиан, нет единства.

— Позвольте задать Вам личный вопрос: как Вы думаете, счастье есть?

— Конечно, есть.

— В чем оно?

— В гармонии — в самом широком понимании этого слова. Я имею в виду гармонию личных интересов и интересов по крайней мере ближайшего окружения, а лучше более отдаленного, а также гармоничные отношения с природой, гармонию между потребностями и возможностями их удовлетворения, хотя для большинства абсолютное единство здесь вряд ли возможно. Счастье существует, но чтобы его достичь, нужно работать. Правда, иногда многое зависит от случая или от промысла Божия.

— Какой Вам видится Россия, скажем, 2020 г.?

— Знаете, я оптимист. Чего только не пришлось пережить нашей Родине, но она выстояла. Мне очень близка оценка М.В. Ломоносова, которую он дал в своей «Древней российской истории»: «Народ российский от времен, глубокою древностию сокровенных, до нынешнего веку толь многие видел в счастии своем перемены, что ежели кто междоусобные и отвне нанесенные войны рассудит, в великое удивление придет, что по толь многих разделениях, утеснениях и нестроениях не токмо не расточился, но и на высочайший степень величества, могущества и славы достигнул… Каждому несчастию последовало благополучие большее прежнего, каждому упадку высшее восстановление… Однако, противу мнения и чаяния многих, толь довольно предки наши оставили на память, что, применясь к летописателям других народов, на своих жаловаться не найдем причины».

И там же Ломоносов пишет: «…и к ободрению утомленного народа некоторым божественным промыслом воздвигнуты были бодрые государи».

Да-да. Как оказалось, бодрые государи у нас тоже бывают. Во всяком случае, появились после ухода Бориса Николаевича.

— Вы не только ученый, педагог, но и руководитель. Назовите три управленческих принципа Никандрова?

— Во-первых, важно понимать, что ты всего не знаешь и, соответственно, слушать людей. Во-вторых, если что-то решили коллективно или иногда приходится решать самому, то нужно работать на выполнение решения, а не бесконечно его менять. И третье: если ты совершил ошибку, имей смелость это признать.


Г.Н. Зайцев — Советский Союз развалили не диссиденты

«Экономические стратегии», № 05-06-2008, стр. 116–120


В системе безопасности любого государства силовые структуры являются в определенном смысле несущей конструкцией. Геннадий Николаевич Зайцев, человек, стоявший у истоков создания одного из самых грозных подразделений российских спецслужб — антитеррористической группы «Альфа», командовавший ею в 1977–1988 и в 1992–1995 гг., Герой Советского Союза, генерал-майор в отставке, в беседе с главным редактором «ЭС» Александром Агеевым, делясь воспоминаниями, дает свою оценку ряду исторических фактов, а также нынешней политической ситуации.


— Вы — не только легенда спецназа, но и руководитель, которому не раз приходилось управлять людьми в экстремальных условиях. Назовите три принципа управления Геннадия Николаевича Зайцева.

— Первое — это обучение подчиненных. Второе — забота о людях. Третье — создание в коллективе особого микроклимата, который бы работал на его укрепление. Отбор в наше подразделение проводился достаточно жесткий. Каждый кандидат в обязательном порядке проходил через лабораторию психофизических исследований, где проверяли его психологическую устойчивость, совместимость с коллективом. Если человек не подходил по этим параметрам, его не рекомендовали в «Альфу».