Электронная библиотека
Форум - Здоровый образ жизни
Саморазвитие, Поиск книг Обсуждение прочитанных книг и статей,
Консультации специалистов:
Рэйки; Космоэнергетика; Биоэнергетика; Йога; Практическая Философия и Психология; Здоровое питание; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй; Василий Шуйский Инки


Борис Сергеевич Ляпустин,Игорь Евгеньевич Суриков Древняя Греция

ПРЕДИСЛОВИЕ

Учебное пособие «Древняя Греция» предназначено для студентов, которые углубленно изучают историю Древнего мира на исторических факультетах вузов.

В пособии представлены все этапы развития древнегреческого мира: от зарождения в III тысячелетии до н. э. до включения в состав Римской империи. Цивилизационный подход к освещению истории Древней Греции и основных исторических феноменов позволяет авторам по-иному расставить акценты в рассмотрении многих важнейших вопросов, касающихся различных сторон жизни древнегреческого общества. Авторы излагают материал и дают датировку событий с учетом новейших данных как отечественной, так и зарубежной науки.

Материал книги поделен на четыре раздела в соответствии с крупнейшими эпохами в истории Древней Греции: 1) крито-микенская цивилизация, существовавшая в эпоху бронзового века; 2) история становления полисного мира; 3) расцвет античной Греции в эпоху классики; 4) эпоха эллинизма. В каждой главе приведены основные источниковедческие и историографические данные, дан список литературы по теме (включены наиболее интересные работы отечественных и зарубежных ученых).

Подготавливая данное пособие, авторы стремились предоставить читателю возможность увидеть исторические реалии прошлого глазами творцов этой истории и тем самым облегчить студентам изучение курса истории Древней Греции. А материал об исторических источниках позволит учащимся самостоятельно оценить своеобразие и объем дошедшей до нас источниковой базы того или иного этапа исторического процесса, на основе которой и реконструируются учеными события прошлого.

Разделы об историографии дают возможность познакомиться с дискуссионными точками зрения на важнейшие проблемы древнегреческой истории и не только составить представление о развитии антиковедения, но и обратить внимание на многообразие подходов в исторической науке. Зная о существовании своеобразных оценок исторических фактов и явлений учеными различных эпох и направлений, студенты смогут понять обоснованность исторических подходов и выводов, представленных авторами в данном учебном пособии.

Такая подача материала в книге позволяет не только дать традиционное описание событий, но и, предлагая учащимся сравнивать и сопоставлять различные точки зрения, заложить основы исторического мышления, необходимого специалисту в области гуманитарных наук.

Авторы разделов:

Б. С. Ляпустин – «Введение», главы 1—6, 10, 16, «Заключение»; И. Е. Суриков – главы 2, 7—9, 11—15, 17—23.

В конце книги приведена хронология основных событий древнегреческой истории и таблица древнегреческих мер.

Б. Ляпустин

ВВЕДЕНИЕ

 АНТИЧНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ И ДРЕВНЯЯ ГРЕЦИЯ

Древняя Греция занимает уникальное место в истории человечества. Именно здесь, в восточной части Средиземноморья, в тесном контакте с древнейшими цивилизациями Востока, несколько тысяч лет назад зародилась европейская цивилизация. Античную Грецию характеризует небывало высокое развитие всех сторон существования общества – социальной, экономической, политической и культурной жизни. И эти удивительные достижения античного мира во многом определили ход всей истории человечества.

Термин «античность» (лат. antiquus– древний) означает не просто далекую древность, но особую эпоху в развитии греко-римского мира. Греки и римляне принадлежали к одной южноевропейской, средиземноморской расе, к одной индоевропейской языковой семье. Их характеризовала историческая близость. Они создали сходные общественные институты, обладали близкими культурными традициями и оставили во многом похожие памятники материальной и духовной культуры. Но, конечно, все это не исключало и различия путей и форм конкретно-исторического развития древних греков и римлян. Таким образом, история Древней Греции является первым этапом истории античной цивилизации.

Античная цивилизация возникла в Древней Греции, где достигла своего расцвета. Затем достижения Греции продолжил развивать Древний Рим, и с падением Римской империи завершила свое развитие и античная цивилизация.

Основным феноменом, отличавшим цивилизацию античного мира от других древних цивилизаций, является возникновение городской гражданской общины как основной социально-экономической, политической и социокультурной структуры. В античной

Греции государство, существовавшее в рамках гражданской общины, получило название пОлис. Полисный тип государства отличался рядом особенностей. Важнейшей из них было появление понятия «гражданин». Это был свободный, независимый член общества, пользовавшийся всей полнотой гражданских и политических прав, которые рассматривались в неразрывном единстве с его обязанностями. Государство-полис в лице гражданского коллектива гарантировало соблюдение всех политических прав и свобод, а также социально-экономические и духовные условия достойного существования каждого своего члена.

Система ценностей в гражданском коллективе имела гуманистическую направленность. На первое место выдвигались интересы общины, гражданского коллектива. Это означало, что коллективное, общественное благо превалировало над индивидуальным, частным. Но при этом в период расцвета античной цивилизации гражданину были созданы все условия для всестороннего развития своей личности, проявления всех способностей. Это обеспечивало гармоничную и нерасторжимую связь личности и коллектива.

Именно гражданин полиса, который выступал одновременно как мелкий свободный производитель (прежде всего крестьянин – собственник и труженик), как носитель высшей государственной власти и как воин, защитник полисных институтов и ценностей, был олицетворением и носителем античной цивилизации.

Но помимо полноправных граждан, которых было запрещено порабощать, в античном полисе существовал и антипод свободного гражданина – стоящие вне гражданского коллектива подневольные работники. Античное общество породило наиболее полную и развитую форму зависимости и принуждения иноплеменников – классическое рабство. Раб не признавался человеком, а считался говорящим «орудием труда». Но именно благодаря использованию рабского труда стали возможны многие достижения античной цивилизации.

Таким образом, античная цивилизация– это полисная цивилизация. С историей полиса и его гражданского коллектива связаны все взлеты и падения этой уникальной цивилизации Древнего мира.


ЗНАЧЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ АНТИЧНОЙ ГРЕЦИИ

Достижения античного общества легли в основу современной европейской цивилизации и во многом предопределили пути ее развития. Полисная цивилизация выработала многие институты и категории, ставшие основополагающими для современного общества.

Среди достижений полисной цивилизации в политической сфере центральное место занимает понятие «гражданин», предполагающее наличие неотъемлемых прав и обязанностей каждого полноправного члена полиса. Непосредственно с понятием статуса гражданина связано понятие свободы как высшей личностной ценности, в том числе политической свободы, олицетворявшей условия полноправного существования гражданина. Именно в античной Греции был успешно реализован первый опыт демократического республиканского устройства. Античная демократия, обеспечившая самое широкое и прямое участие граждан в управлении государством, до сих пор остается для современной демократии недосягаемым идеалом.

Огромен вклад античного общества и в мировую культуру. Культура греко-римской античности по праву получила название классической, поскольку она стала образцом для последующего культурного развития человечества. Без преувеличения можно сказать, что нет ни одной сферы культуры, на которую не повлияли бы плодотворные идеи древних греков. Античная культура оставила нам в наследство систему ценностей, характеризующуюся высокой гражданственностью и гуманизмом. И эти духовные ценности, ориентированные на повседневную норму поведения, получили свое выражение в памятниках совершенной художественной формы.

Исповедуя языческую религию, древние греки свое образное видение картины мира выразили в яркой мифологии. Греческие мифы стали неиссякаемым источником вдохновения для литераторов, скульпторов и художников всех времен.

Греки «подарили» человечеству и науку как отдельную и самостоятельную сферу духовного творчества. И более того, в каждой из отраслей знания: философии, истории, астрономии, геометрии, медицине др. – они заложили основы научного изучения мира.

Греки создали большинство литературных жанров, стали основоположниками театра, а разработанные ими принципы ордерной архитектуры широко использовались в архитектурных стилях последующих эпох. Достижения античной цивилизации лежат в основе всей европейской культуры, и без обращения к великому наследию прошлого невозможно полноценное развитие современного общества.


ОСОБЕННОСТИ ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО ПОДХОДА К ИЗУЧЕНИЮ ИСТОРИИ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

История Древней Греции изучается уже на протяжении длительного периода, и за это время исторической наукой были выработаны различные исследовательские подходы. В наши дни наиболее плодотворным следует признать цивилизационный подход к изучению античности. Цивилизация понимается как исторически обусловленная специфическая форма существования крупномасштабного общества, прошедшего свой исторический путь: зарождение, развитие, расцвет и гибель. На этом историческом пути были созданы присущие лишь данному обществу социально-экономическая, политическая и культурная системы с их основными ценностями и принципами жизнеустройства. Все эти элементы и породили множество черт, предопределявших специфику данной цивилизации, ее отличие от других.

Центральное место в каждой цивилизации занимает человек, который и выступает ее носителем. Человек является не только частью системы социально-экономических связей, определяющихся его производственным и сословно-классовым положением, но и культурно-историческим типом, несущим в себе картину мира с присущими данной цивилизации базовыми ценностями и ориентирами, которые и формируют мотивацию поведения человека. Таким образом, при цивилизационном подходе древнегреческая история там, где это возможно, раскрывается через познание человека той эпохи. При этом прошлое познается через объективизацию субъекта, т. е. через раскрытие внутреннего «я» человека во всем многообразии его деятельности (трудовой, социальной, политической, идеологической, повседневно-бытовой) и общественных связей.

Цивилизационный подход к изучению прошлого позволяет сделать общество центральным объектом исторического исследования, рассматривать его как всеобъемлющую макросистему. Благодаря этому открывается возможность не только выделять глобальные аспекты исторических процессов, не только рассматривать отношения больших социальных слоев и групп, но и изучать особенности их повседневной деятельности и мотивации поступков в зависимости от господствующих в обществе духовных ценностей. Таким образом, цивилизационный подход к истории ориентирует на познание человека в истории, а также созданного им общества.

Античная цивилизация имеет ряд особенностей, благодаря которым связь между процессами исторического развития и повседневной жизнью общества просматривается весьма отчетливо. Главная из этих особенностей – предельная сближенность государственно-политической, хозяйственной и личной, повседневно-бытовой сфер. В античном мире их взаимопроникновение было так естественно и глубоко, что разделить эти сферы порой оказывается невозможно. Личностное человеческое начало в жизни античного общества особенно ярко и своеобразно проявляется в том, какую роль играли в нем разного рода микроколлективы, например такие, как воинские контингенты, всевозможные коллегии и ассоциации, сообщества и содружества.

Тяготение к замыканию повседневной жизни в тесные, обжитые социальные мирки характерно для большинства ранних обществ. В Древней Греции это были фратрии, местные общины, религиозные сообщества. По принципу контактной группы, спаянной специфическими межличностными отношениями и взаимозависимостью ее членов, формировались боевые дружины царей-басилеев и вождей, защищавшие поселения архаической Греции. И в позднейшее время сообщества сторонников того или иного политического деятеля продолжали играть значительную роль в жизни полисов, поддерживая своего руководителя в народном собрании (порой даже терроризируя его противников). Для истории античной Греции характерна сближенность политической, хозяйственной и повседневно-бытовой сфер, повышенная роль личности в политике, а микроколлектива – в общественной жизни.

При исследовании общества и его исторического прошлого общие закономерности становятся яснее, если рассматриваются в тесной связи с их реальным субъектом – человеком, через его повседневную деятельность, межличностные отношения: семейно-родст-венные, патронажные, дружеские и т. п. При этом ведущее место в истории занимают основные социальные структуры античного общества – семья и община, в рамках которых реализуются как общественные связи, так и личностные отношения человека. Это позволяет проследить основные процессы развития древнего общества не только в традиционных социально-экономических и политическом аспектах, но и в их повседневно-бытовых проявлениях.

Одним из важнейших аспектов жизни любого общества является духовная культура, порожденная всесторонней деятельностью членов этого общества. Основу духовной сферы народа составляет совокупность его представлений об окружающем мире, о месте в этом мире как всего общества, так и каждого индивида. Восприятие человеком мира обусловлено природной и общественной средой его обитания, историческими корнями человека, а также традициями, относящимися ко времени формирования его мировосприятия. Данный комплекс представлений и основывающихся на них верований в конечном счете и формирует этические нормы и духовные ценности народа. Таким образом, основная функция духовной сферы состоит в том, чтобы укреплять единство общества и обеспечивать сохранение его идентичности.

При цивилизационном подходе к истории большое внимание уделяется и государству как центральному элементу политической структуры общества. В античной цивилизации государство имело немало особенностей, отличавших его от политических структур, существовавших в последующие эпохи. Не отрицая сути государства как инструмента политического господства правящей социальной группы, все же должное внимание следует уделять тем его чертам, которые в сознании людей каждой эпохи выдвигаются на первый план: государство как олицетворение правосудия и справедливости, как хранитель целостности и безопасности народа, как арбитр в «споре» между личными и общественными интересами. Наконец, очень важна цивилизирующая функция государства.


ПЕРИОДИЗАЦИЯ ИСТОРИИ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

История Древней Греции охватывает огромную историческую эпоху – от конца III тысячелетия до н. э. до конца I в. до н. э., т. е. свыше двух тысячелетий. За этот период в Эгеиде (бассейн Эгейского моря) произошел переход от бронзового века к железному и сменили друг друга две цивилизации.

В эпоху бронзового века на острове Крит и на территории Балканской Греции сложилась цивилизация, которая по двум основным центрам – в Эгейском море (Крит) и на материке (Микены) – получила название крито-микенской. Согласно археологической датировке, в истории Крита и Балканской Греции выделяются три периода.

Для истории Крита они называются минойскими (по имени его легендарного царя – Миноса):

1) раннеминойский период – ХХХ-ХХвв. до н.э. – заключительный этап существования родового строя, когда создавались условия для возникновения цивилизации;

2) среднеминойский период – ХХ-Х?Пвв. до н.э. – так называемый период «старых дворцов» – возникновение цивилизации на Крите;

3) позднеминойский период – ХVII-ХIV вв. до н. э. – время расцвета цивилизации на Крите вплоть до грандиозной катастрофы, после которой Крит был завоеван ахейцами, а минойское общество – уничтожено.

Периоды истории Балканской Греции называются элладскими:

1) раннеэлладский период– ХХХ—ХХГ вв. до н.э.– существование позднеродовой общины у автохтонного населения Балканского полуострова;

2) среднеэлладский период – ХХ—ХVII вв. до н. э. – заселение Балканского полуострова греками-ахейцами, которые находились на стадии разложения первобытнообщинных отношений;

3) позднеэлладский период – ХVI—ХIIвв. до н. э. – возникновение у ахейцев микенской цивилизации бронзового века и ее гибель в результате дорийского нашествия.

После этого греческий мир вновь оказывается в первобытной эпохе, одновременно с началом железного века. В этих условиях зарождается новая античная цивилизация, центральным элементом которой становится социально-политический и экономический феномен – полис.

В истории античной цивилизации Древней Греции выделяют четыре периода:

1) гомеровский, или предполисный, период – ХГ—ГХ вв. до н. э. – эпоха существования родового строя;

2) архаический период – VIIГ—VIвв. до н. э. – возникновение античной цивилизации, формирование греческого полиса; распространение полисного устройства государства по всему Средиземноморью;

3) классический период– ?—IVвв. до н.э.– расцвет античной цивилизации и греческого классического полиса;

4) эллинистический период – конец IV—Г в. до н. э. – покорение персидской державы Александром Македонским и слияние на обширных пространствах Восточного Средиземноморья античного мира с цивилизациями Древнего Востока; завоевание эллинистических государств Римом на западе и Парфией – на востоке.

После падения последнего эллинистического государства – царства Птолемеев в Египте – центром исторического развития Средиземноморья и всей античной цивилизации становится Рим, и история древнегреческого общества, ставшего составной частью древнеримской мировой державы, уже рассматривается в рамках истории Древнего Рима.

Пока существовала Древняя Греция, границы античного мира непрерывно расширялись. Колыбелью первой европейской цивилизации на рубеже III—II тысячелетий до н. э. стали острова Эгейского моря и юг Балканского полуострова. На материке первые очаги цивилизации на протяжении долгих веков оставались лишь островками в обширном море первобытного племенного мира. В конце II тысячелетия до н. э. греческие племена освоили весь бассейн Эгейского моря, плотно заселив и западное побережье Малой Азии. В архаическую эпоху греки вывели колонии на остров Сицилия и в Южную Италию, а также на побережье Испании и Галлии. Они создали ряд поселений на севере Африки и прочно обосновались в бассейне Черного моря. В эпоху эллинизма в результате победоносных походов Александра Македонского античная цивилизация распространилась на обширной территории от греческих колоний на побережье Испании до эллинистических царств на границе с Индией и от Северного Причерноморья до южных границ Египта. Но во все времена центром античной Греции оставались Балканская Греция и Эгеида.

ГЛАВА 1 Источники по истории Древней Греции

ФАКТ И ИСТОЧНИК

Всякая историческая наука изучает свой предмет, исследуя исторические факты. Факт – отправная точка научного исследования, стремящегося восстановить исторические реалии прошлого. Исторические факты сохранены для нас историческими источниками, которые и используют ученые для реконструкции прошлого. Историческим источником являются все памятники прошлого, т. е. все сохранившиеся свидетельства, отражающие прошлую жизнь и деятельность человека. Исторический источник неизбежно вторичен по отношению к факту, о котором он свидетельствует. В частности, на объем информации и объективность письменного источника всегда влияет как материал, где он зафиксирован, так и позиция и личное отношение к событиям его составителя. Нередко это приводит к искажению информации, к тому, что многие привходящие обстоятельства скрывают историческую истину, и это не позволяет напрямую, без критического отбора использовать сведения, почерпнутые в историческом источнике.

Исторические источники различаются по содержанию свидетельств прошлого и характеру информации:

1) вещественные источники – это различные памятники материальной культуры (остатки зданий, орудия труда и оружие, предметы быта, монеты и т. п.);

2) письменные источники – это всевозможные сочинения, в том числе литературные произведения изучаемой эпохи, дошедшие до нас надписи самого разного содержания;

3) лингвистические источники – это данные древнегреческого языка (лексика, грамматический строй, ономастика, топонимика, идиомы и т. д.); многое о народе говорят его диалекты и койне (общегреческий язык);

4) фольклорные источники – это памятники устного народного творчества (сказания, песни, басни, пословицы и т. д.), которые дошли до нас благодаря тому, что впоследствии были записаны;

5) этнографические источники – это обычаи, обряды, верования ит.д., которые в виде пережитков сохранились в более поздних эпохах.

Однако источники по истории Древней Греции имеют ряд особенностей, что непосредственно отражается на возможности всесторонне и в полном объеме восстановить исторические реалии. Главная проблема антиковедения – это скудность источниковой базы (по сравнению с материалами по более поздним историческим периодам). Надо также отметить относительно небольшую роль в изучении античного мира этнографических источников, так как никто из современных исследователей не мог непосредственно наблюдать древнее общество. Однако данные этнографии могут использоваться как сравнительно-исторический материал при исследовании происхождения мифов, ритуалов, обычаев и т. д.

Кроме того, относительно ограниченный объем свидетельств прошлого неравномерно представлен как по различным эпохам и регионам, так и по видам источников. Это в полной мере относится к важнейшим для историка письменным источникам. Многие этапы древнегреческой истории протяженностью в несколько веков слабо отражены в письменных памятниках, дающих основную информацию о жизни общества в прошлом. Фактически ни одна эпоха древнегреческой истории не имеет полного и всестороннего освещения в источниках, а по отдельным весьма продолжительным периодам в руках историков имеются весьма скудные и фрагментарные свидетельства.


Генрих Шлиман

Кроме того, во многих дошедших до нас источниках информация по ряду вопросов представлена в весьма сложной или завуалированной форме. Поэтому анализ источника и интерпретация на их основе античной истории неизбежно вызывает неоднозначную и зачастую дискуссионную оценку объективных реалий и субъективных явлений в жизни общества Древней Греции.

ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ИСТОЧНИКИ

Для становления антиковедения огромную роль сыграли археологические открытия ХІХ—ХХ вв. Немецкий археолог Г. Шлиман (1822—1890) во второй половине XIX в. открыл развалины легендарной Трои, а затем величественные руины Микен и Тиринфа (крепостные стены, руины дворцов, гробницы). В руки историков попал богатейший материал о ранее неизвестных страницах прошлого, которые считались художественным вымыслом. Так была открыта микенская культура, предшествующая культуре эпохи Гомера. Эти сенсационные находки расширили и обогатили представления о древнейшем периоде истории и стимулировали дальнейшие археологические изыскания.

Крупнейшие археологические открытия были сделаны на Крите. Англичанин А. Эванс (1851—1941) раскопал в Кноссе дворец легендарного правителя Крита – царя Миноса. Ученые обнаружили и другие древние поселения на Крите и соседних островах. Эти открытия явили миру уникальную минойскую культуру первой половины II тысячелетия до н. э., более раннюю культуру, чем микенская.

Систематические археологические исследования, проводившиеся как на Балканском полуострове (в Афинах, Олимпии, Дельфах) и островах Родос и Делос, так и на малоазийском побережье Эгейского моря (в Милете, Пергаме), дали историкам огромное количество самых разнообразных источников. Все ведущие европейские страны и США основали в Греции археологические школы. Они превратились в центры антиковедения, в которых не только совершенствовались методики раскопок и обработки археологического материала, но и вырабатывались новые подходы к изучению историй Древней Греции.

Не оставались в стороне и российские ученые. После учреждения в России в 1859 г. Императорской археологической комиссии началось планомерное исследование греко-скифских древностей в Северном Причерноморье. Археологи приступили к раскопкам курганов и греческих колоний . (Ольвия, Херсонес, Пантикапей, Танаис и др.). Был сделан ряд сенсационных находок, украсивших экспозиции Эрмитажа и других крупнейших российских музеев. Позднее, когда исследования возглавил Институт археологии АН СССР, к ним присоединились ученые и студенты ведущих исторических вузов страны.

Артур Эванс

В результате почти полуторавековых археологических исследований в руки антиковедов попали самые разнообразные и порой уникальные источники, открывшие много ранее неизвестного или малознакомого в истории Древней Греции. Но одни археологические находки (остатки крепостей, дворцов, храмов, художественных произведений, керамики и утвари, некрополи, орудия труда и оружие) не могут дать полного представления об исторических процессах развития общества. Материальные свидетельства прошлого можно интерпретировать по-разному. Поэтому без подкрепления археологического материала данными других источников многие аспекты древней истории грозят остаться белыми пятнами в наших знаниях о прошлом.

ПИСЬМЕННЫЕ ИСТОЧНИКИ

Все памятники письменности являются важнейшими историческими источниками, которые позволяют восстановить ход конкретных событий, узнать, что волновало людей, к чему они стремились, как строились отношения в государстве на общественном и личном уровнях. Письменные источники подразделяются на литературные, или нарративные, и документальные.

Самыми ранними из дошедших до нас литературных источников являются эпические поэмы Гомера «Илиада» и «Одиссея», созданные в начале VIII в. до н. э. Гомеровский эпос существенно отличается от мифолого-эпических произведений народов Древнего Востока, так как благодаря наличию светских, рациональных аспектов содержит весьма ценные сведения. Произведения Гомера закладывают основы исторической традиции и исторического миросозерцания. Память о тысячелетней эпохе крито-микенской цивилизации с ее событиями, и прежде всего с боевыми действиями Троянской войны, переросли рамки мифа и стали историческим ориентиром, определившим в коллективной памяти эллинов не только мифологическое, как у большинства народов, но и историческое время. Поэтому-то общественный строй, нравы, обычаи и т. д. отражены в художественных образах ярко и достоверно. В то же время у Гомера широко представлена мифологическая картина мира. Изображенный поэтом мир богов (их образы, функции) стал основой для греческой олимпийской религии.

Важным эпическим источником является дидактическая поэма беотийского поэта Гесиода (рубеж VIII—VII вв. до н.э.) «Теогония». В повествовании о происхождении богов поэт рисует картину развития мира, отражая религиозно-мифологические представления греческого общества эпохи архаики. В этом эпосе мифологические сказания о древнейшем прошлом уже смыкаются с описанием современной автору реальной истории. В поэме «Труды и дни» поэт дает реалистические картины жизни крестьян своего времени. Дидактический эпос Гесиода утверждает, что справедливое устройство необходимо не только миру богов, но и миру людей.

К VII в. до н. э. интенсивное развитие греческого мира не оставило места для героического эпоса. Наиболее полным отражением эпохи формирования нового, городского общества и появления активной личности становятся различные жанры лирики. В элегиях и ямбе Тиртея из Лакедемона, Солона из Афин, Феогнида из Мегар отразилась сложная жизнь общества, пронизанная острыми политическими конфликтами, в которой человеку трудно найти спокойствие и счастье. Новое самосознание личности отразилось в поэзии Архилоха и особенно в творчестве эолийских поэтов Алкея и Сапфо.

Помимо художественных произведений, о жизни Древней Греции можно узнать и из исторических сочинений, официальных свидетельств различного характера. Первые документальные записи сделаны еще во ІІ тысячелетии до н. э. в ахейском обществе. С появлением алфавита и утверждением полисов документальных свидетельств становится значительно больше. Так из слияния исторического мироощущения в поэтическом творчестве с официальными документальными записями в античной Греции возникла историческая традиция. Она нашла отражение в особом прозаическом жанре, развитие которого привело в итоге к становлению истории как науки.

Возникновение греческой исторической прозы относится к VI в. до н. э. и связано с деятельностью так называемых логографов. Излагая сюжеты далекой мифологической древности, прослеживая генеалогию древних героев и историю городов, основанных ими, они были близки эпическим поэтам. Но это уже были исторические сочинения. Описывая легендарное прошлое, логографы вводили в текст документальные материалы, географические и этнографические сведения. И хотя в их трудах миф и реальность причудливо переплетены между собой, уже отчетливо видна попытка рационалистического переосмысления предания. В целом труды логографов знаменуют собой переходный этап от мифа с его священной историей к логосу с его научным исследованием прошлого.

Первый исторический труд создал Геродот из Галикартаса (ок. 485—425 до н. э.), которого еще в античности назвали «отцом истории». В ходе политической борьбы он был изгнан из родного города. После этого он много путешествовал, посетил греческие полисы на Средиземном и Черном морях, а также ряд стран Древнего Востока. Это позволило Геродоту собрать обширный материал о жизни современного ему мира.

Геродот

Большое влияние на формирование собственной исторической концепции оказало на Геродота пребывание в Афинах, где он сблизился с лидером афинской демократии Периклом. В своем труде, который принято называть «Историей», Геродот описал ход войны между греками и персами. Это подлинный научный труд, поскольку уже в первых строках автор формулирует научную проблему, которую пытается исследовать и обосновать: «Нижеследующие изыскания Геродот Галикарнасец представляет для того… чтобы не забыта была причина, по которой возникла между ними война». Чтобы вскрыть эту причину, Геродот обращается к предыстории событий. Он рассказывает об истории древневосточных стран и народов, которые вошли в состав персидской державы (Египет, Вавилония, Мидия, скифы), а затем об истории греческих полисов и лишь после этого приступает к описанию военных действий. Чтобы отыскать истину, Геродот критически подходит к отбору и анализу привлеченных источников. И хотя степень достоверности собранных историком сведений различна и некоторые эпизоды в трактате носят характер вымысла, все же большинство сведений из «Истории» подтверждается другими источниками, и прежде всего археологическими открытиями. Однако мышление Геродота еще традиционно: закономерностью в истории у него выступает божественная сила, награждающая добро и карающая зло. Но главная заслуга Геродота в том, что его трудами в руках ученых появился источник, где стержнем описываемых событий является историческое время и осознанно введенный историзм.

Принцип историзма, впервые использованный Геродотом, развил и сделал доминирующим в научном трактате его младший современник – афинянин Фукидид (ок. 460—396 до н. э.). Он родился в знатной семье, принимал участие в Пелопоннесской войне, но из-за того, что не смог защитить город Амфиполь от спартанцев, был изгнан из Афин. В изгнании, где он провел почти два десятилетия, Фукидид и задумал описать историю Пелопоннесской войны.

Историка интересуют все события, современником которых он был. Но для отыскания исторической истины Фукидид проводит строгий критический отбор исторических источников, используя только те, что содержат достоверную информацию: «Я не считаю согласным со своей задачей записывать то, что узнал от первого встречного, или то, что я мог предполагать, но записывал события, очевидцем которых был сам, и то, что слышал от других, после точных, насколько возможно, исследований относительно каждого факта, в отдельности взятого». Для этого он посещал места событий, беседовал с очевидцами, знакомился с документами. Такой подход к фактам позволяет ему в изложении хода истории уже не объяснять происходящие события вмешательством богов, а находить объективные причины событий и поводы, их вызвавшие, что помогает выявить закономерности исторических событий. Для него ясна прямая связь между успехами в ведении военных действий и стабильностью внутренней политической обстановки в государстве. Историю, по Фукидиду, творят люди, действующие в соответствии со своей «природой». Их интересы, устремления и пристрастия оказываются сильнее законов и договоров.

Фукидид сыграл решающую роль в утверждении научного знания о прошлом. Он выработал критический метод анализа исторических источников и первым выявил закономерности исторического развития. Для всех последующих поколений исследователей Фукидид заложил основу для познания смысла исторического развития и действий людей. Его труд является ценнейшим историческим источником, в котором по возможности объективно освещаются описываемые события.

Жанр исторического исследования получил дальнейшее развитие в IV в. Не законченную Фукидидом «Историю», обрывавшуюся на описании событий 411 г. до н. э., продолжил буквально с последней фразы в своей «Греческой истории» Ксенофонт из Афин (ок. 445—355). Но в его изложении материала явственнее, чем у Фукидида, проявляется личная позиция автора, который происходил из богатый семьи, получил аристократическое воспитание и был учеником Сократа. Сторонник спартанского государственного устройства, Ксенофонт критично относился к афинской демократии. Это объясняет определенную тенденциозность в подаче материала. К тому же Ксенофонт недостаточно критично использует привлеченные источники, порой трактуя события в угоду своим пристрастиям, а также уделяя большое внимание отдельным личностям, не пытается вскрыть объективные причины исторических событий. Однако его «Греческая история», описывающая события с 411 по 362 г. до н. э., остается важнейшим источником для изучения сложной эпохи острой борьбы между полисами и кризиса классического греческого полиса.

Ксенофонт был не только историком. В ряде его трактатов нашли отражение его политические пристрастия. В сочинении «О государственном устройстве лакедемонян» он идеализирует спартанские порядки, а в «Киропедии», посвященной воспитанию основателя персидской державы Кира Старшего, с симпатией относится к идее монархического устройства государства. Интересные сведения о персидском государстве, его наемном войске и жизни народов на территории Малой Азии содержатся в трактате «Анабасис» («Восхождение»). В нем рассказано об участии греческих наемников, в числе которых был и Ксенофонт, в междоусобной борьбе за персидский престол на стороне Кира Младшего.

Большой интерес с точки зрения развития философской мысли и характеристики афинского быта представляет трактат «Воспоминание о Сократе», где записаны беседы знаменитого философа со своими учениками. Взгляды Ксенофонта на наиболее целесообразные методы ведения хозяйства отражены в сочинении «Экономика» (или «Домострой»), а предложения, как улучшить финансовое положение афинского государства, – в труде «О доходах». В целом многочисленные трактаты Ксенофонта содержат многообразную и ценную, но не всегда объективную информацию о самых различных сторонах жизни греческого общества его времени.

Главной заслугой Геродота, Фукидида и Ксенофонта явилось распространение в греческом обществе интереса к истории и утверждение исторического подхода к событиям прошлого. Некоторые, как Ксенофонт, а также Кратапп, или «оксиринский историк», прямо продолжали исследования Фукидида, с разной степенью успеха подражая великому историку. Другие, как Эфор, Феопомп и Тимей, пришли «в историю» из ораторских школ. Но результатом стало появление большого количества трактатов по истории Афин, Сицилии и Италии, Персии, правления царя Филиппа II и т. д. Они оказали огромное влияние не только на формирование исторического сознания в греческом обществе (этими работами широко пользовались ученые последующих эпох), но и на становление исторической традиции в соседних обществах.

Важным источником по классической эпохе является древнегреческая драматургия – произведения трагиков Эсхила, Софокла и Еврипида и комедиографа Аристофана. Как граждане афинского полиса они принимали активное участие в политических событиях своего времени, что нашло непосредственное отражение в их поэтических произведениях. Своеобразие этого вида литературного источника заключается в том, что здесь действительность подается через художественные образы. Но так как в этот период греческий театр активно участвовал в формировании полисной системы ценностей и демократической морали, то литературные образы не были плодом досужего вымысла или интерпретацией легендарно-мифологических сюжетов, а являлись выражением господствующего гражданского мировоззрения, объективных оценок и суждений афинского общества.

Драматург Эсхил (525—456 до н. э.) был современником острых внутриполитических столкновений в период становления афинской демократии и борьбы греков за свободу в эпоху греко-персидских войн. Участник основных сражений греков с завоевателями, он выразил в трагедии «Персы», написанной о реальных исторических событиях, патриотические настроения эллинов. Даже в произведениях Эсхила на мифологические сюжеты (трилогии «Орестея», «Прикованный Прометей», «Семеро против Фив» и др.) постоянно встречаются намеки на современные события и все поступки персонажей оцениваются с позиции гражданского идеала.

Образцом честного гражданина выступает поэт и драматург Софокл (496—406 до н. э.). В своих трагедиях «Царь Эдип», «Антигона», «Аякс» и др. он поднимает такие важные проблемы, как нравственность власти, место богатства в жизни, отношение к войне. Но, несмотря на объективное выражение общественных настроений, взгляды Софокла во многом традиционны, что сближает его с Геродотом. Он видит в событиях проявление божественной воли, перед которой человек должен смириться. Люди понесут неотвратимое наказание, если осмелятся нарушить миропорядок, установленный богами.

Трагедии Еврипида (480—406 до н. э.) «Медея», «Просительницы», «Электра», «Ифигения в Тавриде» и др. знакомят с общественными настроениями той эпохи, причем не только с демократическими идеалами афинян, возвеличиванием ими дружбы и благородства, но и с негативным отношением к спартанцам, богатству и т. п. Важное место в трагедиях Еврипйда занимает показ повседневного быта античных Афин, в том числе и семейных взаимоотношений, в частности между мужем и женой.

Софокл

Интересным источником по политической истории Афин являются комедии Аристофана (ок. 445 – ок. 385 до н. э.). Его творчество приходится на сложный для Афин период Пелопоннесской войны, и в своих пьесах «Ахарняне», «Всадники» и «Мир» он утверждает идею мира, выражая антивоенные настроения афинских крестьян, которые несут наибольшие тяготы войны. Едкой сатире подвергались и недостатки в жизни афинского государства («Осы», «Женщины в народном собрании»), и новомодные научные и философские теории («Облака»). Произведения Аристофана– это отклик на все важные события в жизни афинского полиса. В них весьма точно отражена реальная жизнь и настроения греческого общества, которые по другим источникам прослеживаются слабо.

Незаменимым историческим источником являются философские и риторские произведения. В конце V – первой половине IV в. до н.э. напряженная политическая жизнь и творческая духовная атмосфера в полисах способствовала развитию науки, стремлению осмыслить все многообразие жизни общества. Выдающимся философом был Платон (427—347 до н. э.). Для историков большой интерес представляют его трактаты «Государство» и «Законы», где автор в соответствии со своими социально-политическими взглядами предлагает пути справедливого переустройства общества и дает «рецепт» идеального государственного устройства.

Ученик Платона Аристотель (384—322 до н. э.) попытался исследовать историю и политическое устройство свыше 150 государств. Из его трудов сохранилась только «Афинская полития», где систематически описаны история и государственное устройство афинского полиса. Обширная и разнообразная информация почерпнута из многочисленных источников, как дошедших до нас (труды Геродота, Фукидида), так и почти полностью утраченных (как аттиды – афинские хроники).

Аристотель

На основе изучения жизни греческих полисов Аристотель создал обобщающий теоретический труд «Политика» – о сущности государства. Его положения, Аристотель опиравшиеся на анализ реальных процессов исторического развития Эллады, предопределили дальнейшее развитие политической мысли в античной Греции.

Своеобразным историческим источником являются тексты выступлений ораторов. Написанные для произнесения в народном собрании или в суде, они, конечно же, полемически заострены. Политические речи Демосфена, судебные речи Лисия, торжественное красноречие Исократа и др. содержат важные сведения о различных сторонах жизни греческого общества.

Ораторское искусство оказало огромное влияние как на развитие общественной мысли Греции, так и на стилистические особенности письменных текстов. В угоду законам риторики постепенно главным в речи становится не точность и правдивость изложения, а внешняя привлекательность и полемическая тенденциозность выступления, в котором историческая объективность приносится в жертву красоте формы.

Незаменимым историческим свидетельством являются эпиграфические источники, т. е. надписи, сделанные на твердой поверхности: камне, керамике, металле. Греческое общество было образованным, и поэтому до нас дошло довольно много разнообразных надписей. Это – государственные декреты, статьи договоров, строительные надписи, надписи на постаментах статуй, посвятительные надписи богам, надгробные надписи, списки должностных лиц, различные хозяйственные документы (счета, договоры об аренде и закладе имущества, акты купли-продажи и т. п.), надписи при голосовании в народном собрании и т. д. (уже найдено свыше 200 тысяч надписей). Огромную ценность имеют и многострочные надписи, и надписи в несколько слов, так как они касаются всех сторон жизни древних греков, в том числе и повседневного быта, который практически не нашел отражения в литературных источниках. Но главное – надписи сделаны в большинстве случаев рядовыми гражданами и выражают их миросозерцание. Первым еще в 1886 г. греческие надписи опубликовал немецкий ученый А. Бёк (A. Bockh). Последнее на сегодняшний день собрание греческих исторических надписей издано в 1989 г. Р. Мейсом и Д. Льюисом (R. Meiggs, D. Lewis).

ИСТОЧНИКИ ЭПОХИ ЭЛЛИНИЗМА

В эпоху эллинизма нарративные источники (т. е. повествовательные) приобретают новые черты. В этот период греческим историком Полибием (ок. 201 – ок. 120 до н. э.) написана первая «Всеобщая история». В молодости он активно участвовал в деятельности

Ахейского союза и после разгрома Македонии в числе других представителей ахейской знати был увезен в Рим в качестве заложника. Там он сблизился с проэллински настроенным консулом Сципионом Эмилианом и вскоре также стал почитателем Рима. Стремясь познать причины возвышения Рима, Полибий изучал государственные архивы, встречался с участниками событий, путешествовал. В 40 книгах (полностью сохранились первые пять книг) «Всеобщей истории» описаны исторические события в Средиземноморье с 220 по 146 г. до н. э. Тщательно отбирая факты, Полибий стремился к исторической правде, чтобы показать закономерность обретения Римом всемирного господства. На основе изучения исторических процессов он создал оригинальную теорию исторического развития, в котором существует закономерность перерождения основных форм государства – от царской власти к демократии.

Другим крупным историком этого периода был Диодор Сицилийский (ок. 90—21 до н. э.). В его «Исторической библиотеке» (из 40 книг до нас дошли книги 1—5 и 11—20, а от остальных– лишь фрагменты) подробно описывалась история средиземноморских государств, в том числе история классической Греции. Особое внимание Диодор уделяет экономическому развитию эллинистических государств и социально-политической борьбе между их правителями. Несмотря на некоторые хронологические неточности, его работа, основанная на достоверных источниках, представляет большую историческую ценность.

Важную информацию содержат сочинения Плутарха (ок. 45 – ок. 127), прежде всего биографии крупнейших греческих и римских политиков и эллинистических царей, а также разнообразные сведения из социально-политической и культурной жизни античного общества. Факты, привлеченные для освещения деятельности выдающихся личностей периода эллинизма, отличаются большей достоверностью по сравнению с данными ранних эпох.

Интересные сведения, достоверность которых подтверждается археологическими раскопками, оставил греческий историк Павсаний (II в.) в десятитомном «Описании Эллады». Этот труд, основанный на наблюдениях автора и других источниках, содержит подробное описание архитектурных памятников (храмов, театров, общественных сооружений), произведений скульптуры и живописи. В своем изложении Павсаний использует не только исторические сведения, но и мифы.

Эпоха эллинизма с ее противоречиями, когда тесно переплелись культуры Востока и Запада, рациональное и иррациональное, божественное и человеческое, оказала влияние и на историческую науку. Наиболее ярко это проявилось в труде Арриана (между 95 и 175 II.) «Анабасис», посвященном описанию походов Александра Македонского. С одной стороны, здесь подробно рассказывается о реальных событиях и военных действиях полководца, а с другой – постоянно упоминаются различные чудеса и знамения, которые придают исторической действительности фантастический вид и поднимают Александра до уровня божества.

Романтическая традиция восприятия личности Александра Македонского характерна и для других историков: Помпея Трога (конец I в. до н.э.), чьи труды дошли в переложении Юстина (II—III вв.), и Курция Руфа (I в.).

С эпохой эллинизма связано бурное развитие книжной культуры. Книги самого различного содержания связали индивидуальный опыт человека с жизнью открывшегося для греков огромного обитаемого мира. Многочисленные научные трактаты по различным областям человеческого знания и произведения художественной литературы содержат огромную информацию о знаниях, приобретенном опыте, повседневной жизни, характерах людей той эпохи. Большой интерес для историков представляют трактаты по экономике: псевдоаристотелева «Экономика» (конец IVв. до н.э.) и «Экономика» философа-эпикурейца Филодема (I в. до н. э.).

Достоверную и ценную информацию содержит «География» Страбона (64/63 до н. э. – 23/24 н. э.). Писатель много путешествовал и свои наблюдения дополнил сведениями, почерпнутыми у других ученых: Эратосфена, Посидония, Полибия и др. Страбон подробно рассказывает о географическом положении стран и регионов, климате, наличии полезных ископаемых, особенностях хозяйственной деятельности народов. У него много экскурсов в прошлое, но большинство сведений относится к эллинистической эпохе.

В сфере естественнонаучной литературы следует отметить труды Феофраста (Теофраста, 372—287 до н. э.) «О растениях» и «О камнях», где не только даны обширные сведения по ботанике и минералогии, но и приведена интересная информация по сельскому хозяйству и горному делу. В трактате «Характеры» Феофраст представил различные типы людей и описал их поведение в разнообразных ситуациях.

Из произведений художественной литературы наиболее точно отражают эпоху бытовые комедии драматурга Менандра (343—291 до н. э.), а также эпиграммы и идиллии (буколики) поэта Феокрита (III в. до н. э.).

До нас дошло огромное количество надписей, которые содержат самую разнообразную информацию практически по всем сферам жизни эллинистического общества. Они опубликованы в изданиях различного характера (например, в «Надписях Греции», в тематических сборниках юридических надписей, исторических надписей и т. п.). Большой интерес представляют хозяйственные документы храма Аполлона на острове Делос, декреты правителей и манумисии – акты освобождения рабов на волю. Для изучения отдельных областей важны подборки документов по регионам. Так, в 1885– 1916 гг. В. В. Латышевым был подготовлен сборник греческих и латинских надписей Северного Причерноморья (вышло три тома из четырех, запланированных автором).

В эпоху эллинизма появились тексты на папирусах (их более 250 тысяч), созданные в основном в птолемеевском Египте. Они содержат самую разнообразную информацию: это царские указы, хозяйственные документы, брачные договоры, религиозные тексты и т. п. Благодаря папирусам многогранная жизнь Египта известна лучше, чем жизнь других эллинистических государств.

Много информации об истории эллинистических государств дают археологические раскопки и монеты.

Современные историки располагают многочисленными и разнообразными источниками, позволяющими достаточно полно исследовать все стороны жизни древнегреческого общества.

Памятники античной письменности в русских переводах

Произведения античных авторов

Андокид. Речи. СПб., 1996.

Аполлодор. Мифологическая библиотека. М., 1993.

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Тбилиси, 1964.

Аристотель. Афинская полития. М., 1937.

Аристотель. История животных. М., 1996. Т. 1—4.

Аристотель. Сочинения. М., 1975—1984. Т. 1—2.

Аристофан. Комедии. М., 1983.

Арриан. Поход Александра. СПб., 1993.

Архимед. Сочинения. М., 1973.

Афиней. Пир мудрецов: Книги 1—8. М., 2003.

Ахилл Татий. Левкиппа и Клитофонт;

Лонг. Дафнис и Хлоя;

Петроний. Сатирикон;

Апулей. Метаморфозы, или Золотой осел. М., 1969.

Гелиодор. Эфиопика. Минск, 1993.

Геродот. История. М., 2004.

Гигин. Мифы. СПб., 1997.

Гиппократ. Избранные книги. М., 1994.

Гомер. Илиада. Л., 1990.

Гомер. Одиссея. М., 1984.

Греческие ораторы второй половины IV в. до н. э.: Гиперид, Ликург, Динарх, Эсхин // Вестник древней истории. 1962. № 1—4; 1963. № 1.

Демосфен. Речи. М., 1994—1996. Т. 1—3.

Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М., 1986.

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека: Греческая мифология. М., 2000.

Еврипид. Трагедии. М., 1998—1999. Т. 1—2.

Исократ. Речи // Вестник древней истории. 1965. № 3, 4; 1966. № 1—4; 1967. № 1, 3, 4; 1968. № 1—4; 1969. № 1, 2.

Корнелий Непот. О знаменитых иноземных полководцах. М., 1992.

Ксенофонт. Анабасис. М., 1994.

Ксенофонт. Воспоминания о Сократе. М., 1993.

Ксенофонт. Греческая история. СПб., 1993. Ксенофонт. Киропедия. М., 1993.

Курций Руф Кв. История Александра Македонского. М., 1993.

Лисий. Речи. М., 1994.

Лукиан. Избранная проза. М., 1991.

Менандр. Комедии. М., 1964.

Павсаний. Описание Эллады. М., 1994. Т. 1—2.

Пиндар. Вакхилид. Оды. Фрагменты. М., 1980.

Платон. Собрание сочинений. М., 1990—1994. Т. 1—4.

Плиний Старший. Естествознание; Об искусстве. М., 1994.

Плутарх. Застольные беседы. Л., 1990.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания. М., 1994. Т. 1—2.

Полибий. Всеобщая история. СПб., 1994—1995. Т. 1—3.

Полиэн. Стратегемы. СПб., 2002.

Софокл. Драмы. М., 1990.

Страбон. География. М., 1994.

Феофраст. Характеры. М., 1993.

Филострат. Картины;

Каллистрат. Описание статуй. Томск, 1996.

Фронтин Секст Юлий. Военные хитрости (Стратегемы). СПб., 1996.

Фукидид. История. М., 1993.

Харитон. Повесть о Херее и Каллирое. СПб., 1994.

Элиан Клавдий. Пестрые рассказы. М., 1995.

Эсхил. Трагедии. М., 1989.


Антологии, хрестоматии и т. п.

Александрийская поэзия. М., 1972.

Античная басня. М., 1991.

Античная демократия в свидетельствах современников. М., 1996.

Античная литература: Греция: Антология. М., 1989. Т. 1—2.

Античные гимны. М., 1988.

Античные риторики. М., 1978.

Антология источников по истории, культуре и религии Древней Греции. СПб., 2000.

Греческая эпиграмма. СПб., 1993. Древнегреческая элегия. СПб., 1996.

Межгосударственные отношения и дипломатия в античности: Хрестоматия. Казань, 2002. Ч. 2.

Молчанов А. А., Нерознак B. П., Шарыпкин С. Я. Памятники древнейшей греческой письменности. М., 1988.

Фрагменты ранних греческих философов. М., 1989. Ч. 1.

Хрестоматия по истории Древнего мира: Эллинизм: Рим. М., 1998.

Хрестоматия по истории Древней Греции. М., 1964.

Эллинские поэты VIII—III вв. до н. э. М., 1999.

ГЛАВА 2 Основные этапы изучения истории Древней Греции

СТАНОВЛЕНИЕ АНТИКОВЕДЕНИЯ КАК НАУКИ

Изучение истории Древнего мира было начато еще историками Древней Греции и Древнего Рима. Начало этому положили знаменитый ученый V в. до н. э. Геродот, основатель исторической науки, и его младший современник Фукидид. И в дальнейшем каждый период изучения истории античности был связан со множеством имен известных историков и большим количеством интересных и глубоких исследований.

В трудах историков нашли отражение не только мастерство исследователя в реконструкции далекого прошлого на основе скрупулезного анализа источников, но и уровень развития исторической мысли, а также господствовавшие в то время в обществе историко-философские, политические концепции и общественные идеи. Историография Древней Греции, т. е. вся масса исследований, посвященных изучению Эллады в древности, невероятно обширна и многогранна, а потому, исходя из возможностей учебника, в данной главе рассматриваются общие принципы исторических исследований, а о конкретных аспектах историографии Древней Греции (по отдельным периодам и проблемам) будем говорить далее, при знакомстве с реальным историческим материалом.

Первые научные работы по истории Древней Греции относятся к концу XVIII – началу XIX в. В это время ведущие западноевропейские исследователи античности Ф.Вольф (F.Wolff), Б. Нибур (B. Niebuhr) и Р. Бентли (R. Bentley), разработав принципы анализа источников, создали историко-критический метод исторического исследования. Достижения искусствоведческого анализа дали возможность воссоздавать исторически правдивую картину прошлого. Основоположником античного искусствоведения является немецкий историк И. Винкельман (J. Winckelmann, 1717—1768), издавший в 1763 г. «Историю искусства древности» («Geschichte der Kunst des Altertums»), в которой была дана первая классификация произведений греческого искусства.

В начале XIX в. большое влияние на развитие антиковедения оказал немецкий ученый А. Бёк (A. Bockh), который на основе собранных надписей изучил экономическую историю Афин. Немецкий историк И. Дройзен (J. Droysen, 1808—1884) первым исследовал историю греческого мира после походов Александра Македонского и назвал этот период термином «эллинизм». Его «История эллинизма» (рус. пер. 1890—1893) – это первое систематическое исследование последних трех столетий древнегреческой истории.

Значительным явлением в антиковедении стала «История Греции» англичанина Дж. Грота (G. Grote). В этом 12-томном исследовании история афинского полиса и создание демократии рассматривались как центральные события всей древнегреческой истории. Такой подход стал основополагающим для большинства исследователей Древней Греции.

В книге «Древняя гражданская община» (1864) французский историк Н. Фюстель де Куланж (N. Fustel de Coulanges, 1830– 1889) первым показал, что становление греческой гражданской общины, полиса предопределило все своеобразие античной цивилизации.

По-иному взглянул на античность французский историк А. Валлон (A. Wallon). В своей работе «История рабства в античном мире» (1879), показав большой удельный вес рабства в Древней Греции и Древнем Риме, он дал негативную оценку рабовладельческой системе.

Работа швейцарского историка Я. Буркхардта (J. Burckhardt, 1818—1897) «История греческой культуры» («Grechische Kultur-geschichte», 1893—1902) стала основополагающей для последующих историко-культурных исследований античного мира.

РАЗВИТИЕ АНТИКОВЕДЕНИЯ В ХІХ—XX ВВ.

В России родоначальником метода критического использования античных источников стал профессор Санкт-Петербургского университета М. С. Куторга (1809—1886), который занимался изучением афинского общества. Из его научной школы вышли многие известные российские ученые, разрабатывавшие различные аспекты истории Древней Греции. Историко-филологическое направление развивали Ф.Ф.Соколов (1841—1909) и В. В. Латышев (1855– 1921), заложивший основы изучения социально-политической истории государств Северного Причерноморья. Культурно-историческое направление возглавил Ф. Ф. Зелинский (1859—1944). Социально-экономические проблемы исследовали М. И. Ростовцев (М. Rostovtzeff, 1870—1952) и М.М.Хвостов (1872—1920). Начало социально-политическому направлению в изучении античности положили работы В. П. Бузескула (1858—1931) по афинской демократии.

Конец ХІХ – начало XX в. – период, когда наметились новые методологические подходы к истории античного общества. В XIX в. К. Маркс и Ф. Энгельс заложили основы материалистического освещения истории на основе формационного подхода, при котором способ производства и форма эксплуатации предопределяли все остальные стороны жизни общества. В результате история человечества представала как цепь формаций, когда одну формацию со временем сменяла другая, более прогрессивная. Марксистский взгляд на историю впервые позволил рассматривать историю человеческого общества как единый целостный процесс. В рамках формационного подхода также впервые была проанализирована античная форма собственности как основа экономической жизни полиса и сформулировано понятие античного способа производства, основанного на эксплуатации рабов.

В это же время зарождается модернизаторский подход к древней истории. Его сторонники уподобляли античное общество капиталистическому. Наиболее полно такой взгляд на античность проявился в работах немецкого историка Эд. Мейера (Ed. Meyer, 1855—1930), который создал теорию циклизма. Он считал, что Древняя Греция и Древний Рим прошли последовательно стадии средневековья и капитализма, который «разрушился» вместе с Древним Римом. После этого человечеству пришлось вновь проходить путь от Средневековья к капитализму.

XX век внес много нового в изучение истории античного мира: совершенствовались методики исследования источников, разрабатывались новые методологические подходы. В этот период появляются многотомные коллективные труды обобщающего характера, в которых греческая история рассматривается в контексте общего развития Древнего мира. Наиболее известна из таких работ «Cambridge Ancient History» («Кембриджская древняя история», с 1970 г.), которая при каждом переиздании перерабатывается, с тем чтобы наиболее полно и адекватно отразить состояние научных знаний в этой сфере.

Значительные результаты были достигнуты практически на всех направлениях исследований античного мира. Так, развитию микенологии способствовали успехи английских ученых М. Вентриса (M. Ventris) и Дж. Чедвика (J. Chadwick) в расшифровке линейного письма Б, которое оказалось письмом греков-ахейцев.

Только в ХХ в. начали углубленно изучать гомеровский период, признанный теперь в качестве особой исторической эпохи. Новаторский подход к этой проблематике проявил М. Финли (M. Finley) в книге «The World of Odysseus» («Мир Одиссея», 1954). Он убедительно доказал, что в поэмах Гомера в большинстве случаев отражены реалии не ахейской Греции, как считали ранее, а начала І тысячелетия до н. э., когда еще сохранялись многие черты первобытнообщинных отношений.

Архаическая эпоха, время становления греческого полиса, в XX в. тоже стала предметом активного интереса историков. Новые подходы к решению проблем греческой архаики предложил американский историк Ч. Старр (Ch. Starr). В отличие от многих ученых, он отрицает, что основным содержанием архаической эпохи была острая социальная борьба между старой знатью, демосом и «торгово-промышленным классом». По мнению Старра, в VIII-VI вв. до н. э. Греция была еще простым обществом, без глубокого социального расслоения и резко выраженного материального неравенства. Это общество развивалось в основном мирным, эволюционным путем. Идеи Старра оказали значительное влияние на последующую историографию.

Изучая историю архаической Греции, ученые детально рассматривали такие проблемы, как значение Великой греческой колонизации [Дж. Бордман (J. Boardrnan)], влияние связей с древними цивилизациями Востока на формирование античной цивилизации [В. Буркерт (W. Burkert)], особенности греческой тирании. В XX в. многим странам Европы пришлось пережить режимы личной власти, и это стимулировало интерес к аналогичным режимам, существовавшим в древности. А потому не случайно, что лучшее на сегодняшний день исследование о древнегреческих тиранах принадлежит Г. Берве (H. Berve) – немецкому ученому, который в период гитлеровского режима на время подпал под влияние фашистской идеологии, но впоследствии отошел от нее и смог объективно объяснить природу тирании.

В истории классической Греции наибольшее внимание ученых привлекала, безусловно, афинская демократия. Особенно интенсивно различные ее стороны исследовались в конце ХХ столетия, в связи с 2500-летним юбилеем реформ Клисфена, заложивших основы демократического устройства афинского полиса. Интересные работы по истории классических Афин создали П.Родс (P. Rhodes), М. Хансен (M. Hansen), Дж. Обер (J. Ober), Р. Осборн (R. Osborne). Интересует ученых и Афинская морская держава – крупнейшее военно-политическое объединение полисов в древнегреческой истории [Р. Мейггс (R. Meiggs)].

К детальному рассмотрению кризисных явлений в полисном мире IV в. до н.э. в середине ХХ в. обратилась К. Моссе (C. Mosse). Характерно, что на протяжении ряда десятилетий ее взгляды претерпели существенные изменения, и ныне в своих работах этот известный историк подчеркивает уже не экономические, как раньше, а политические аспекты кризиса.

В середине ХХ в. ученые стали рассматривать эллинизм не как некую совокупность исторических событий (так считал еще Дройзен), а как цивилизационное единство, характеризовавшееся синтезом античных и восточных элементов в основных сферах жизни [В. Тарн (W.Tarn)].

При всем разнообразии интересов историков несколько проблем оставались центральными для антиковедения. Так, в области изучения социально-экономических отношений разгорелась дискуссия между «модернизаторами» и «примитивистами». Сторонникам модернизаторского подхода [ М. И. Ростовцев, Ф. Хайхельхайм (F. Heichelheim) и др.] принадлежит ряд фундаментальных исследований по проблемам древнегреческой экономики. Но к середине XX в. стала очевидной ограниченность подобного подхода. В блестящей «антимодернизаторской» работе М. Финли «The Ancient Economy» («Античная экономика», 1973) было показано, что экономические реалии и категории, характерные для античности, в корне отличаются от капиталистических. Во многих исторических работах была дана новая интерпретация античного рабства как экономической системы [У. Уэстерман (W. Westermann), Й. Фогт (J. Vogt), Ф. Гшницер (F. Gschnitzer)].

Одной из основных задач антиковедения остается исследование проблем греческого полиса. В 90-е годы ХХ в. в Копенгагенском центре изучения полиса, возглавляемом М. Хансеном, был подготовлен ряд комплексных исследований. Основные особенности анализа полисной проблематики историками школы Хансена – опора на данные источников (а не на умозрительные концепции), стремление к широкому географическому охвату изучаемых феноменов, применение сравнительно-исторического метода (сопоставление греческого полиса с городами-государствами иных типов, существовавшими в различные эпохи и в разных регионах).

Во второй половине ХХ в. стала остро чувствоваться потребность в новых методологических подходах к древнегреческой истории, которые позволили бы по-новому оценить колоссальный накопленный материал. В это время широкое распространение в исторических исследованиях получил историко-антропологический подход к истории, разработанный «школой Анналов». Под влиянием этих идей французские ученые [Л. Жерне (L. Gernet), Ж. – П. Вернан (J.P.Vernant), П.Видаль-Накэ (P. Vidal-Naquet), М. Детьенн (M. Deti-enne) и др.] создали ряд интересных работ, в которых по-новому взглянули на проблемы античности. В них была сделана попытка рассматривать различные стороны и аспекты античной цивилизации не изолированно друг от друга, а в системе взаимных связей, отказаться от детерминистских представлений о том, что в социуме есть первичные, «базисные» элементы и жестко обусловленные ими вторичные, «надстроечные» (что бы ни понимать под базисом и надстройкой).

Отечественное антиковедение было достойно представлено практически во всех направлениях изучения истории Древней Греции. Отличительной чертой советской науки было повсеместное использование марксистской методологии, базировавшейся на вычленении формации с присущими ей способом производства и сословно-классовой структурой (работы А. И. Тюменева, С. И. Ковалёва, В. С. Сергеева, К. М. Колобовой). Такое рассмотрение античного общества предопределило преимущественный интерес советских историков к проблемам социально-экономического развития или хотя бы использование марксистской терминологии (С. Я. Лурье).

В 60—90-е годы XX в. была выпущена серия монографий «Исследования по истории рабства в античном мире» (работы Я. А. Ленцмана, К. К. Зельина, М. К. Трофимовой, А. И. Доватура, А. И. Павловской и др.), которая стала важным вкладом в мировое антиковедение. Итогом международного признания достижений советских историков стало участие наших ученых в деятельности Международной группы по исследованию античного рабства (СШЕА). Марксистский подход нашел своих сторонников и за рубежом [Дж. де Сент-Круа (G. de Ste Croix) и др., а также группа ученых Безансонского университета во главе с П.Левеком (P. Leveque)]. Это сыграло значительную роль в сближении отечественной науки с западной. В работах по социально-экономической тематике российские ученые начинают использовать позитивные достижения западной историографии, в то же время отстаивая оригинальность и самобытность собственных подходов.

Российских историков привлекают разные аспекты древнегреческой истории. По традиции много работ посвящается изучению проблем греческого полиса (Г. А. Кошеленко, Э. Д. Фролов, Л. П. Маринович, Л. М. Глускина, В. Н. Андреев, Ю. В. Андреев). Крито-микенская эпоха заинтересовала Ю. В. Андреева, A. А. Молчанова, история эллинистических государств – К. К. Зельина, Е. С. Голубцову, Г.А.Кошеленко, А. С. Шофмана, B. И. Кащеева.

Приоритетными для отечественной науки всегда оставались вопросы, связанные с античной историей Северного Причерноморья (С. А. Жебелев, В. Д. Блаватский, В. Ф. Гайдукевич, Ю. Г. Виноградов, С. Ю. Сапрыкин, Е. А. Молев). Отражением уровня развития отечественного антиковедения и его достижений к концу ХХ в. стали коллективные труды «Античная Греция» (1983) и «Эллинизм. Экономика, политика, культура» (1990).

В последние годы отечественные историки все больше стали обращать внимание на цивилизационный и историко-антрополо-гический подходы к истории античной Греции. Наиболее полно это проявилось в работах, составивших сборник «Человек и общество в античном мире» (1998). Наши ученые продемонстрировали, что российские историки изучают новые проблемы и используют новые методики исследования Древней Греции, принятые в современной мировой науке.

Литература по теме

Андреев Ю. B. Цена свободы и гармонии. СПб., 1998.

Античная Греция. М., 1983. Т. 1—2.

Античная литература / Под ред. А. А. Тахо-Годи. М., 1973.

Арский Ф. Н. В стране мифов. М., 1968.

Белох Ю. История Греции. М., 1897—1899. Т. 1—2.

Бикерман Э. Хронология Древнего мира. М., 1975.

Боннар А. Греческая цивилизация. Ростов-на-Дону, 1994. Т. 1—2.

Бузольт Г. Греческие государственные и правовые древности. Харьков, 1894.

Винничук Л. Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима. М., 1988.

Гаспаров М. Л. Занимательная Греция. М., 1995.

Дюрант В. Жизнь Греции. М., 1997.

Зелинский Ф. Ф. История античной культуры. СПб., 1995.

Зограф А. Н. Античные монеты. М.—Л., 1951.

Историография античной истории / Под ред. В. И. Кузищина. М., 1980.

История греческой литературы. М., 1946—1960. Т. 1—3.

История Древнего мира / Под ред. И. М. Дьяконова. М., 1989. Т. 1—3.

История Древней Греции/Под ред. В. А. Авдиева. М., 1972.

История Древней Греции / Под ред. В. И. Кузищина. М., 1996.

История Европы. М., 1988. Т. 1: Древняя Европа.

Источниковедение Древней Греции (эпоха эллинизма). М., 1982.

Йегер В. Пайдейя: Воспитание античного грека. М., 1997—2001. Т. 1—2.

Кругликова И. Т. Античная археология. М., 1984.

Кузищин В. И. Античное классическое рабство как экономическая система. М., 1990.

Куманецкий К. История культуры Древней Греции и Рима. М., 1990.

Латышев В. В. Очерк греческих древностей. СПб., 1997. Т. 1—2.

Лосев А. Ф. История античной эстетики. М., 1963—1994. Т. 1—8.

Лурье С. Я. История Греции. СПб., 1993.

Любимов Л. Д. Искусство Древнего мира. М., 1971.

Мейер Эд. Экономическое развитие Древнего мира. СПб., 1907.

Немировский А. И. Нить Ариадны. (Из истории классической археологии). Воронеж, 1989.

ПёльманР. Очерк греческой истории и источниковедения. СПб., 1999.

Радциг С. И. Введение в классическую филологию. М., 1965.

Радциг С. И. История древнегреческой литературы. М., 1982.

Тронский И. М. История античной литературы. М., 1988.

Фрейденберг О. М. Миф и литература древности. М., 1978.

Фюстель де Куланж Н. Древняя гражданская община. М., 1903.

Bockh A. Staatshaushaltung der Athener. Berlin, 1886.

Cambridge Ancient History. Cambridge, 1970– (издание продолжается).

Finky M. The Ancient Economy. Berkeley, 1973.

Gernet L. Anthropologie de la Grece antique. P., 1968.

Grote G. History of Greece. L., 1846, 1856. Vol. 1—12.

Gschnitzer F. Griechische Sozialgeschichte von der mykenischen zum Ausgang der klassischen Zeit. Wiesbaden, 1981.

Heichelheim F. An Ancient Economic History. Leiden, 1958.

Meiggs R., Lewis D. A Selection of Greek Historical Inscriptions to the End of the End of the Peloponnesian War. Oxford, 1989.

Vogt J. Ancient Slavery and the Ideal of Man. Cambridge, 1975.

Westermann W. The Slave Systems of Ancient Greek and Roman Antiquity. Phila, 1955.

WolffF. Prolegomena ad Homerum. Halle, 1795.

ГЛАВА 3 Страна и население. Предпосылки становления цивилизации

ГРЕКИ И МОРЕ

Природные и климатические условия, географическое положение территории всегда оказывали влияние на образ жизни народов и пути формирования общественного развития и в итоге – на своеобразие возникавших в различных регионах цивилизаций. Взаимодействие человека с окружающей средой является одной из важнейших частей цивилизационного развития, в результате которого происходит как складывание отличительных социопсихологических черт характера у всего этноса, так и создание определенной картины мира у конкретных его представителей. Кроме того, любое общество в рамках цивилизации всегда стремилось по возможности гармонизировать свои отношения с природной средой, что непосредственно оказывает влияние на формы хозяйствования и их результаты, а опосредованно – на все аспекты жизни, от культуры до политики. Особенно сильным оказывается воздействие географических условий на первоначальном этапе формирования цивилизации.

Важнейшую роль в становлении древнегреческой цивилизации сыграло море. Средиземное море, которое омывает материки с различными географическими условиями и пестрым этническим составом населения, вообще сыграло важную роль в истории человечества. Средиземноморье было одним из регионов, где зародились и расцвели многие древние цивилизации. Это зона с мягким субтропическим климатом, благоприятным для занятия сельским хозяйством. Прибрежные воды, где осуществлялось каботажное плавание, создавали наилучшие условия для контактов между средиземноморскими народами, что способствовало их быстрому культурному развитию.

Особенно благоприятными условиями отличается Эгейское море, омывающее на западе Балканский полуостров, а на востоке – Малую Азию. Береговая линия Эгейского моря изрезана многочисленными бухтами и заливами, а море усыпано расположенными близко друг к другу островами. Во всей Греции нет точки на суше, которая бы отстояла от морского побережья далее чем на 90 километров, а в открытом море нет точки суши, удаленной от другой суши далее чем на 60 километров. Это позволяло уже в древности мореходам на небольших суденышках отправляться в плавание через море: передвигаясь от острова к острову, они не теряли из виду спасительную сушу. Эгейское море стало своеобразным мостом, по которому культура древневосточных цивилизаций пришла к народам Европы.

Эгейский мир

Корабли Крита. Рисунки с изображений на печатях

Однако даже плавание от острова к острову, когда моряк не терял из виду кромку земли, считалось весьма опасным делом. Греки долгое время были сухопутным народом, и до прихода на Балканы они не сталкивались с большими водными пространствами. В древнегреческом языке даже было утрачено общеевропейское слово, обозначающее море (mare, Merr и т. п.). И слово «таласса» (т. е. море) пришельцы позаимствовали у карийских племен. У местных племен они научились строить и первые небольшие суденышки. Однако на первых порах греки были достаточно беспомощными на море. Опасность для них таилась в подводных скалах и бурных течениях, омывавших многочисленные полуострова. Так, дурной славой у древних народов пользовались мысы Тенар и Малея на самом юге Балканского полуострова, плавание вокруг которых нередко заканчивалось кораблекрушением.

Еще одну опасность для жизни древних мореходов несли ветры, почти непрерывно дующие в Эгейском море и поднимающие сильные бури. Из-за штормов море было крайне опасным для плавания с ноября по февраль и с июля по сентябрь. Долгое время выходить в открытое море в этот период считалось безрассудством. Небезопасным для жизни мореходов было и весеннее море, с февраля по май. Благосклонными к морякам считались осенние месяцы – с конца сентября по ноябрь. В этот благоприятный промежуток времени, нагрузив утлые суденышки товаром, греки, подгоняемые, по словам поэта Гесиода, «жестокой нуждой» и «голодом злым», отправлялись за море торговать. Так ценой больших усилий и потерь греки научились бороться с морской стихией и стали искусными мореплавателями.

Постепенно греки освоились с морем, и оно перестало их пугать. Это покорение моря имело очень важные последствия для развития греческой цивилизации. Море способствовало формированию у греческого народа смелости, отваги, бесстрашия, предприимчивости. Образ жизни, связанный с многочисленными путешествиями по морю, расширял кругозор людей, стимулировал познание окружающего мира, усвоение культурных достижений соседних народов. Такой человек был готов к преодолению неожиданно возникавших трудностей, легко приспосабливался к новым условиям. Олицетворением всех этих черт характера древнего грека был воспетый Гомером хитроумный Одиссей, мужественный воин и опытный мореплаватель, находивший выходы из, казалось бы, безнадежных ситуаций. И даже гнев владыки морей Посейдона, десять лет носившего по морям отважного грека, оказался бессильным перед его мужественным характером и жаждой жизни.

Вот как описывает условия плавания в Эгейском море Гесиод в поэме «Труды и дни»:

Если же по морю хочешь опасному плавать, то помни:
…Вот пятьдесят уже минуло дней после солнцеворота,
И наступает конец многотрудному, знойному лету.
Самое здесь-то и время для плаванья: ни корабля ты
Не разобьешь, ни людей не поглотит пучина морская…
Море тогда безопасно, а воздух прозрачен и ясен…
Но воротиться обратно старайся как можно скорее:
Не дожидайся вина молодого и ливней осенних…
Плавают по морю люди нередко еще и весною.
Только что первые листья на кончиках веток смоковниц
Станут равны по длине отпечатку вороньего следа,
Станет тогда же и море для плаванья снова доступным.
…Но не хвалю я
Плаванья этого… Трудно при нем от беды уберечься.
Но в безрассудстве своем и на это пускаются люди…

(Пер. В. Вересаева)

В V в. до н. э., когда появились быстроходные и надежные корабли, греки уже путешествовали не менее восьми месяцев в году, за исключением зимы. Таким образом греки превратились в народ мореплавателей, а Эгеида стала подлинной колыбелью древнегреческой цивилизации. Море, соединявшее своеобразными мостами из островов земли Эллады и Малой Азии, сыграло огромную роль в усвоении достижений восточной культуры и становлении цивилизации в Древней Греции.

Самым удобным «мостом» через Эгейское море, разделявшее Европу и Азию, были соприкасавшиеся друг с другом цепи Кикладских и Южных Спорадских островов. Первоначально Киклады, непосредственно примыкавшие к Балканскому полуострову, были узкой горной грядой. Впоследствии она оказалась разрезана узкими морскими проливами на ряд островов.

Родосская керамика (VII в. до н. э.)

У северо-восточного эгейского побережья, почти примыкая к материку, расположен самый большой и живописный из островов Греческого архипелага – Эвбея, плодородные долины которой всегда привлекали переселенцев. В географическом центре архипелага находится небольшой остров Делос. Считавшийся родиной бога Аполлона, он превратился в важный религиозный и культурный центр не только жителей Киклад, но и всех ионийских греков. Далее расположены острова Наксос, где, согласно мифу, Дионис встретил любимую им Ариадну и где широко почитали культ этого бога, и Парос, прославившийся знаменитым мрамором. Несколько южнее находятся вулканические острова Мелос и Санторин (Фера). Представлявший собой вершину кратера вулкана, Санторин после страшной катастрофы в середине II тысячелетия до н. э. почти полностью ушел под воду.

Из островов возле малоазийского берега большую роль играли Самос, известный изменчивостью своей политической жизни, и Кос с храмом бога медицины Асклепия и известной на весь греческий мир школой врачей.

На юго-востоке Эгеиды располагается большой остров Родос, прославившийся поклонением богу солнца Гелиосу и активной морской торговлей. Это был крупный культурный центр со знаменитыми школами риторов и скульпторов.

Замыкал Греческий архипелаг с юга узкий и длинный остров Крит, через который с древнейших времен на Запад попадали достижения культур Востока. Благодаря своему расположению между Малой Азией, Африкой и Элладой он стал центром одной из первых культур в Эгеиде.

В северной части Эгейского моря острова расположены в основном вдоль побережья Малой Азии. Среди них выделяются Хиос, родина прославленного вина и прекрасного мрамора, и цветущий Лесбос, «прекрасная страна вина и песен», родина знаменитой поэтессы Сапфо.

На острова во Фракийском море Лемнос, Фасос и Самофракия греки проникли довольно поздно.

Еще меньшую роль в формировании греческой культуры и цивилизации играли острова Ионического моря, у западного побережья Балканского полуострова. Это самый крупный, но удивительно бедный природными ресурсами гористый остров Кефалления, крупные острова Керкира (издревле славящийся своими мореходами) и Левкада, некогда богатый лесами Закинф и небольшая Итака – родина хитроумного Одиссея.

ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ПРИРОДНЫЙ МИР ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

Свою страну греки назвали Элладой. Она включала три региона: Балканскую Грецию (занимавшую значительную часть Балканского полуострова), западное побережье Малой Азии и многочисленные острова Эгейского моря.

Балканская Греция, или материковая, окруженная с трех сторон морем, самой природой делится на Северную Грецию, Среднюю Грецию и Южную Грецию.

Северная Греция отделяется от соседней Македонии горным хребтом, который на востоке увенчан высочайшей в Греции, покрытой вечными снегами горой Олимп. По представлениям греков, это было обиталище богов. От северной пограничной цепи гор на юг тянется хребет Пинд, который разделяет Северную Грецию на две области – Эпир и Фессалию. Труднодоступная горная область Эпир, до IV в. до н. э. остававшаяся полудикой, расположена на западе. Отсюда берет начало река Ахелой. Здесь близ Додоны находился древний храм Зевса с оракулом, предсказывавшим будущее по шелесту листьев священного дуба. На восток от Пинда, в Фессалии, находится единственная в Греции обширная долина, со всех сторон окруженная горными хребтами. Здесь были благоприятные условия для занятия коневодством. По территории Фессалии течет река Пеней, многоводная даже летом. В ее нижнем течении находится Темпейская долина, служившая «воротами» в Грецию. Эта долина, с вечнозелеными миртами и лаврами, окруженная поросшими мрачными лесами, суровыми горами с устремленными к небу вершинами, служила грекам образцом возвышенной красоты.

Среднюю Грецию отделяли от Северной Греции горные хребты, через которые существует только один проход – узкое Фермопильское ущелье, тянущееся вдоль морского берега. Территория этой области почти со всех сторон омывается водами Коринфского, Саронического и Эвбейского заливов. На западе располагались разделенные полноводным Ахелоем области Акарнания и Эт олия, которые, подобно северному соседу Эпиру, долго оставались на низком уровне развития.

Далее на восток между Коринфским и Эвбейским заливами располагалась Локрида. В центре Локриды поместились крошечная Дорида, которая некогда на короткое время приютила сильное племя дорийцев. С ними соседствует Фокида с легендарной горой Парнас, на склонах которой берет начало священный Кастальский источник, посвященный музам. В Фокиде, в Дельфах, в святилище Аполлона вещал самый знаменитый в Греции оракул.

Еще восточнее на широких равнинах лежала обширная область Беотия, имевшая самую большую площадь плодородной земли и многочисленные водные источники, включая огромное Копаидское озеро. В Беотии находится знаменитая гора Геликон – мифологическое место пребывания муз.

На самом востоке Аттику, сыгравшую наиболее значительную роль в расцвете всей античной цивилизации, отделяет от Беотии воспетый в мифах горный хребет Киферон. С трех сторон Аттика омывается морем. Наличие удобных гаваней (Пирейская, Марафонская, Элевсинская и Фалерский залив) способствовало развитию мореходства. Большая часть Аттики перерезана горными хребтами: покрытый лесами Парнет, богатый мрамором Пентелик, Гиметт, где собирался великолепный мед, и богатый серебряными рудами Лаврий. Между ними лежали долины с каменистыми, малоплодородными почвами. Самые обширные из них– Элевсинская, где в городе Элевсин располагался знаменитый храм богини плодородия Деметры, и Афинская с главным городом Аттики – Афинами. Природные условия (Аттика бедна водой) позволяли возделывать преимущественно маслины и виноград, дававшие наибольшие урожаи на бедных каменистых почвах. Своего хлеба жителям Аттики никогда не хватало, и его ввозили. Из природных ресурсов следует отметить тонкую глину с мыса Колиады и аттический «сил» – золотисто-желтое красящее вещество.

Афинский Акрополь (конец VI – начало V в. до н.э.). Реконструкция

На перешейке, соединяющем Среднюю и Южную Грецию, расположены Мегары, сильное морское государство, у которого Афины в VI в. до н. э. отвоевали остров Саламин, расположенный напротив Афин в Сароническом заливе. Перешеек между Коринфским и Сароническим заливами, который назывался Истм, имел в ширину всего несколько километров, и через него для судов был устроен волок. Здесь располагался Коринф – крупный торговый город, имевший гавани в обоих заливах и возвышающуюся на 500 метров над торговыми портами мощную крепость. За Истмом начинался полуостров Пелопоннес, или Южная Греция.

Пелопоннес отличался столь сильно изрезанной береговой линией, что его очертания иногда сравнивали с листом платана. На севере полуострова вдоль Коринфского залива протянулась гористая Ахайя. На западном побережье Пелопоннеса располагалась Элида. Здесь на берегу непересыхающей реки Алфей стоял знаменитый храм Зевса Олимпийского, где раз в четыре года проводились общегреческие Олимпийские игры.

В центре Южной Греции находилась покрытая лесами и горами Аркадия, единственная область Древней Греции, со всех сторон окруженная горами. Отсутствие выхода к морю привело к отставанию этой области в экономическом и культурном развитии и обусловило жизнь населения в условиях натурального хозяйства. Но в античной поэзии Аркадия с ее непритязательным пастушеским бытом была воспета как идиллическая страна, где жизнь, наполненная гармонией, искренностью чувств и красотой, течет среди хороводов, под звуки музыки.

От лесистой Аркадии на юго-восток, к Тенарскому мысу, шли мощные горные цепи Парнон и Тайгет. Хребты вычленяли три обширные области, заселенные дорийцами: Арголиду, Лаконику и Мессению. В Арголиде, помимо города Аргос, упорного противника Спарты, был еще крупный город Эпидавр с знаменитым на всю Грецию храмом бога медицины Асклепия. На самом юге Пелопоннеса располагалась Лаконика, плодородная область в долине реки Эврот. Здесь собирали высокие урожаи, а на склонах Тайгета, изобиловавших дичью, занимались охотой. В центре Лаконики находилась строгая и воинственная Спарта. Через перевалы Тайгета можно было попасть в Мессению – область с плодородными почвами и жарким климатом, где даже росли финиковые пальмы. Здесь протекает самая полноводная река Греции – Памис. Мессения, хотя и заселенная дорийцами, была завоевана Спартой и включена в состав этого государства. Кроме того, следует упомянуть Сикионию – маленькую область близ Ахайи, «страну огурцов».

Составной частью Древней Греции является также западное побережье Малой Азии, где возникли греческие области Иония и Эолида. Именно из этих регионов с их многолюдными городами греческая культура и цивилизация распространилась по всему Средиземноморью, а затем и на Восток, вплоть до Индии.

Мягкий средиземноморский климат, благоприятный для занятия сельским хозяйством, нередко позволял жителям Эллады собирать по два урожая в год. Идеальной для хозяйственной деятельности погода бывает лишь с марта по июнь и с сентября по декабрь. Хотя зимой почти непрерывно дуют ледяные ветры, а летом стоит испепеляющий зной, сельские работы в крестьянских хозяйствах были круглогодичными.

Греция предстает перед нами гористой страной (горные хребты занимают до 80 процентов территории) с малоплодородными каменистыми почвами. Долин немного, да и там слой плодородных почв очень тонкий. Чтобы вырастить и собрать урожай, крестьянин должен был удалить с полей камни, натаскать плодородной земли и построить подпорные стенки, иначе зимние дожди смоют эту землю.

Кроме того, большие проблемы возникали у земледельцев из-за бедности Эллады пресной водой. Кроме четырех рек (Пеней, Ахелой, Алфей и Памис), все остальные были маловодными и пересыхали в летнюю жару. Поэтому в Древней Греции источникам воздавались божественные почести. Влаги растениям не хватало, и обеспечение полей водой, трудоемкое рытье колодцев и отводных оросительных канавок было для крестьян одной из важнейших задач. Только в Беотии приходилось заботиться об отводе излишков воды, после зимних дождей попадавшей на поля из Копаидского озера[1].

Нехватка плодородных земель при постоянном росте населения обусловила развитие ремесел и торговли. Этому способствовало и наличие в Греции различных полезных ископаемых. В Аттике, Коринфе, на Эвбее добывали гончарную глину, а в Беотии производили терракоту. Железную руду добывали в небольших количествах повсюду, но в основном в Малой Азии. Медные рудники издревле находились на Кипре, а также на острове Эвбея и возле города Халкида. Залежи свинцово-серебряных руд разрабатывали в Аттике, в горах Лаврия и во Фракии, где были открыты и месторождения золота. Прекрасный мрамор добывали в Пентелеконских горах в Аттике, на острове Парос и в ряде других мест. Сырьем для ремесла служили и продукты сельского хозяйства: шерсть овец, лен. Производство древесного угля было необходимо для кузнечного дела и обогрева жилищ жаровнями.

Эллины – это прежде всего трудолюбивые земледельцы, для которых упорный каждодневный труд в борьбе с далеко не милостивой природой стал нормой. Природные условия Эгеиды заставляли крестьян постоянно искать наиболее оптимальные формы ведения хозяйства, формировали такие черты, как трудолюбие, предприимчивость, упорство. На столе греков преобладали овощи, фрукты и молочные продукты (оливки, виноград, овечий сыр), что вполне соответствовало условиям жизни в средиземноморском климате. Такой рацион, безусловно, влиял на формирование физического типа человека.

Коринфская керамика (VI в. до н. э.)

На становление цивилизации в Древней Греции существенно повлиял еще один природный фактор. Вся территория Эллады горными хребтами делилась на множество однотипных экологических районов, границы которых, как правило, совпадали с границами полисов. В прибрежной зоне занимаются рыболовством, ремеслом и торговлей. Далее лежит небольшая долина, имеющая наиболее благоприятные условия для выращивания зерновых. Затем начинаются каменистые горные склоны, пригодные для разведения оливок и винограда. Наконец, поднимаются горы, в которых можно пасти скот и заниматься охотой. Причем ни один вид деятельности (по крайней мере, в начальные периоды греческой истории) не мог обеспечить эллину существование. Поэтому каждому греку приходилось быть не только земледельцем, но и рыбаком, мореплавателем, торговцем, уметь выращивать и хлеб, и маслины, и виноград, делать вино, разводить скот и заниматься ремеслом и охотой. И все это требовало от жителя Эгеиды и трудолюбия, и знаний, и инициативы. Но иначе выжить было невозможно.

За горным хребтом, на территории другого полиса, была точно такая же природная среда. Так самой природой создаются условия для появления в истории человечества активной, деятельной, инициативной личности, особого культурно-исторического типа, которого еще не было в истории цивилизаций Древнего мира.

Кроме того, природа Балканской Греции и островов Эгейского моря с покрытыми вечнозеленой растительностью долинами и горами и переливающимся на солнце морем, с волнами, разбивающимися о прибрежные утесы, отличалась удивительной красотой и яркостью красок. Ее живописность оказывала огромное влияние на формирование мироощущения древних греков, воспитание эстетического вкуса и чувства прекрасного, что нашло отражение в неповторимых произведениях античного искусства. Художественное творчество древних греков, по словам В. Г. Белинского, олицетворяло собой яркий пример «прекрасного примирения духа и природы».

Таким образом, эллины должны были мобилизовать всю свою творческую энергию, чтобы утвердиться в этом непростом мире и найти способы гармоничного существования с природной средой. Своим кропотливым трудом они закладывали основы новой цивилизации.

НАРОДЫ И ЯЗЫКИ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

Балканский полуостров и острова Эгейского моря были заселены еще в эпоху палеолита. С тех пор по этой территории прокатилась не одна волна переселенцев. Окончательно этническая карта эгейского региона сложилась после расселения древнегреческих племен.

Греки были одним из многочисленных народов, принадлежавших к индоевропейской языковой семье и расселившихся на обширных территориях Европы и Азии. Эгеиду в основном населяли четыре племенные группы, говорившие на различных диалектах древнегреческого языка: ахейцы, дорийцы, ионийцы и эолийцы. Однако они уже в древности чувствовали свою общность и в легендах выводили свое происхождение от царя Эллина, чьи сыновья Дор и Эол и внуки Ион и Ахей (дети третьего сына Ксуфа) считались родоначальниками основных племенных объединений. Со временем по имени легендарного царя древние греки стали называть и свою страну – Эллада.

Ахейцы, проникшие на территорию Балканской Греции в конце III тысячелетия до н. э., в эпоху бронзового века, были первой племенной группой древних греков, осевших в Эгеиде.

В конце II тысячелетия до н. э. дорийцы (видимо, первыми освоившие железо) часть ахейцев истребили, покорили или ассимилировали, а остальных вытеснили с плодородных равнин Пелопоннеса. В I тысячелетии до н. э. ахейцы обосновались в горах Аркадии, Памфилии, на юге Малой Азии и на Кипре. Дорийцы заняли самые удобные для проживания области Пелопоннеса: Лаконику, Мессению и Арголиду, а также Дориду, южную часть Киклад и Спор ад, остров Крит и юг Карии в Малой Азии. На остальной части Пелопоннеса (кроме Аркадии), а также в центральных и западных областях Средней Греции говорили на диалектах, родственных дорийскому.

На ионийском диалекте и его варианте, аттическом, говорили в Аттике, на острове Эвбея и островах центральной части Эгейского моря, а также в Ионии, области на западном побережье Малой Азии.

Эолийцы жили в Беотии, Фессалии, на северных островах Эгейского моря и в области Эолида в Малой Азии.

В Эгеиде, кроме греков, проживали и другие народности – пеласги, лелеги, карийцы (небольшие племена догреческого населения); на севере Балканского полуострова жили македоняне и фракийцы, а на северо-западе – иллирийцы. Однако в ходе исторического развития, благодаря тесным хозяйственным и культурным связям, различия между племенами и народностями постепенно стиралась и был выработан койне – единый общегреческий язык, в котором растворились все диалекты древнегреческого языка.

Литература по теме

Андреев Ю. В. Островные поселения эгейского мира в эпоху бронзы. М., 1989.

Андреев Ю. В. Эгейский мир: Природная среда и ритмы культурогенеза. М., 1995.

Блаватский В. Д. Природа и античное общество. М., 1976.

Ильинская Л. С. Легенды и археология: Древнейшее Средиземноморье. М., 1988.

КазанскийН. Н. Диалекты древнегреческого языка. Л., 1983.

Титов В. С. Неолит Греции. М., 1969.

ТронскийИ. М. Вопросы языкового развития в античном обществе. Л., 1973.

CartledgeP. The Greeks: A Portrait of Self and Others. Oxford, 1993.

Myres J. A. Geographical History in Greek Lands. Westport, 1974.

Renfrew C. The Emergence of Civilization. L., 1972.

Sallares R. The Ecology of the Ancient Greek World. L., 1991.

Раздел 1 ЦИВИЛИЗАЦИЯ БРОНЗОВОГО ВЕКА. ОБЩЕСТВА КРИТА И МИКЕНСКОЙ ГРЕЦИИ

Эпоха бронзового века для обширного региона бассейна Эгейского моря – это время перехода от первобытного строя к цивилизации. Археологическая наука выделяет в бронзовом веке три эпохи: ранней бронзы (ок. 3000—1900 до н.э.), средней бронзы (1900—1550 до н.э.) и поздней бронзы (1550—1200 до н. э.). Материальную культуру эпохи бронзы на Крите принято называть минойской, на материке – элладской, а на островах – кикладской. Однако в исторических исследованиях археологическая периодизация, которая не во всем совпадает с периодизацией возникновения и развития цивилизации, играет вспомогательную роль.

На основе классификации керамики первооткрыватель цивилизации на острове Крит англичанин А. Эванс разделил минойскую эпоху на три периода: раннеминойский, среднеминойский и позднеминойский.

Однако в последнее время получила распространение периодизация, основывающаяся на этапах развития критских дворцов, игравших важнейшую роль в жизни минойского общества:

1) додворцовый период (2600—2000 до н. э.);

2) эпоха «старых дворцов» (1900—1700 до н. э.);

3) эпоха «новых дворцов» (1700—1450 до н. э.).

После гибели цивилизации «новых дворцов» (ок. 1450 г. до н. э.) на Крит переселяются греки-ахейцы, и остров оказывается в культурном ареале ахейской Греции.

ГЛАВА 4 Минойский Крит

КРИТ И ЕГО СОСЕДИ

Центром первой европейской цивилизации, которая достигла блестящего расцвета, стал Крит. Удачное географическое положение острова во многом предопределило своеобразие его исторического пути, способствовало высокому уровню развития общества и господству на море. Крит находится как бы на границе, отделяющей Эгейское море от Средиземного. Эта наиболее приближенная к Востоку часть Европы вместе с окружавшими Крит островами являлась своеобразным «мостом» между народами Востока с их древними цивилизациями и народами Европы. На этом перекрестке путей между тремя материками встретились различные этнические и культурные элементы из стран Азии, Африки и Европы. Благодаря этому создались благоприятные условия для появления совершенно новых форм жизни общества, культуры и искусства.

Этническая картина на Крите была весьма пестрой. Уже на ранних этапах истории островного общества произошло смешение различных этнических элементов. В целом минойцев (местное догреческое население) причисляют к так называемой средиземноморской расе, для которой характерны относительно невысокий рост, черные кудрявые волосы и карие глаза. На каком языке говорили древнейшие обитатели Крита, до сих пор неизвестно, но это был не греческий язык. Автохтонное население острова античная традиция называла этеокритянами (т. е. истинными критянами). Именно их историки отождествляют с минойцами – носителями минойского языка и создателями древнейшего критского письма: иероглифики, линейного письма А и иератической письменности Фестского диска. Родственными этеокритянам были кидоны. На Крите обитали также пеласги – переселенцы из материковой Греции и анатолийцы, проникшие из Малой Азии. Появление на острове греков-ахейцев относится уже к периоду после крушения державы Мйноса.

В XXX-XXVII вв. до н. э. в Эгеиде повсеместно распространяются бронзовые орудия труда. На Крите формирование цивилизации бронзового века шло под воздействием культур соседних обществ. В III тысячелетии до н. э. высоким уровнем развития отличалась культура Кикладских островов, достигшая расцвета к середине тысячелетия. Островное население занималось меновой торговлей с заморскими странами, что требовало большого мастерства в кораблестроении и мореходстве. Активная хозяйственная деятельность и интенсивность торгового обмена привели к высокому уровню развития ремесел и искусства. Об этом можно судить по тщательно изготовленным мраморным сосудам и статуэткам – так называемым кикладским идолам. Изделия кикладских ремесленников в большом количестве находят не только на Крите, но и в материковой Греции, Малой Азии и даже в отдаленных районах Средиземноморья.

Кикладские идолы – каменные фигурки с Кикладских островов (III тыс. до н.э.)

Кикладское общество еще находилось на стадии родо-племенной организации, однако центрами племен уже становятся поселения протогородского типа. Типичными примерами такого центра являются окруженный массивными стенами Полибхни на острове Лемнос, занимавший площадь 4500 квадратных метров, и чуть меньший Кастри на острове Сирое. К середине III тысячелетия до н. э. подобные поселения, укрепленные мощными стенами и башнями, появляются и на других островах Кикладского архипелага. Постройки внутри таких укреплений, как правило, однотипны, что позволяет предполагать отсутствие сколько-нибудь резких социальных различий в древнем обществе. Большие многокомнатные дома, по мнению археологов, находились в совместном пользовании большесемейных общин, поддерживавших родовое равенство и не допускавших резкого выделения родо-племенной знати. Хотя, как показывает погребальный инвентарь, процесс накопления богатств уже начался. Это и привело к появлению в общине во второй половине III тысячелетия до н. э. зажиточной верхушки, что свидетельствует о разложении первобытных отношений в кикладском обществе. Однако процесс урбанизации на Кикладах был насильственно прерван в конце III тысячелетия до н. э. Возможно, это было связано с вторжением на острова новых этнических групп, после чего развитие общества надолго приостановилось и культурная традиция прервалась.

КРИТ В ЭПОХУ БРОНЗЫ

Население Крита, благодаря влиянию достижений соседних обществ, и прежде всего кикладской культуры, а также внутренним процессам развития, вступает в эпоху ранней бронзы в III тысячелетии до н. э. Освоив производство бронзы, ремесленники постоянно расширяют сферы ее применения. А к началу II тысячелетия до н. э. появляется гончарный круг. Эпоха первобытнообщинного строя вступает в завершающую стадию. Ослабление кровнородственных связей кардинально меняет условия жизни общества. Традиционные усыпальницы для членов всего рода сменяются индивидуальными захоронениями. Появляются печати, на которых довольно часто встречается изображение корабля. В поселениях строятся двух-трехэтажные дома из камня и кирпича.

В это время критские земледельцы осваивают наиболее плодородные долины на востоке и в центре острова и начинают возделывать традиционную «средиземноморскую триаду» сельскохозяйственных культур: злаковые (пшеница и ячмень), виноград и оливки.

Изображение критских домов на глиняных табличках. Рисунок

Деревенское поселение эпохи ранней бронзы на Крите представляло собой конгломерат из строений разной конфигурации, где жилища и хозяйственные постройки образуют практически один массив. Такой жилой комплекс (как, например, селение Василики или Миртос) предназначался для обитания целой общины, еще социально однородной. Однако ее члены, помимо занятия сельским хозяйством, уже специализировались и в других отраслях хозяйственной деятельности. Одни помещения (те, где были обнаружены гончарные круги, пряслица и прочие инструменты) предназначались для занятий ремеслом, другие – для хранения разнообразной продукции. В невыразительной архитектуре этих жилых комплексов отчетливо прослеживается традиционная солидарность первобытной родовой общины. Но эти коллективные жилища и возникшие впоследствии дворцы были близки между собой функционально. Именно в концентрации на ограниченной территории сельскохозяйственной и ремесленной деятельности, переработки и обмена продукции уже просматриваются экономические предпосылки создания в будущем дворцовых комплексов.

К концу эпохи ранней бронзы на Крите отмечается быстрый рост населения и начало его социального расслоения. Все чаще между общинами возникают конфликты. Для защиты от соседей поселения не только обносят стенами, но и располагают на защищенных самой природой местах – холмах или небольших плато с обрывистыми склонами. Такие укрепленные общинные центры археологи назвали «преддворцовыми цитаделями». В критском обществе, где еще господствуют родо-племенные отношения, высокого развития достигли земледелие, скотоводство, мореплавание и торговля. Изменяется система религиозных верований: появляются основные образы божеств и важнейшие культовые символы, в частности статуэтки Матери богов.

Таким образом, критское общество, достигнув прогресса во всех сферах жизни и деятельности, подошло к эпохе цивилизации.

ЭПОХА «СТАРЫХ ДВОРЦОВ». ЗАРОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

К 1900 г. до н. э. жизнь минойского общества меняется, оно вступает в эпоху дворцовой цивилизации. Первые, так называемые старые, дворцы возникли на месте нескольких старинных цитаделей в Кноссе, Фесте, Маллии и Като-Закро и просуществовали приблизительно до 1700 г. до н. э. Они стали очагами зарождающейся государственности на Крите. Власть в таком дворце была в руках царя, а сам дворец выступал центром, объединявшим несколько десятков близлежащих поселений с их населением и всеми материальными ресурсами.

Несмотря на скудность археологических находок, можно утверждать, что планировка «старых» дворцов уже имела черты, характерные для минойской архитектуры. Лучше всего исследованы остатки «старого» дворца в Фесте. Это единый архитектурный ансамбль: вокруг центрального двора расположены залы, жилые комнаты, сакральные помещения, складские сооружения и хранилища, ремесленные мастерские. Помещения находились на разных уровнях и соединялись лестницами и переходами. При раскопках были найдены парадная посуда и керамические сосуды для хранения сельскохозяйственной продукции, относящиеся к данной эпохе.

Все дворцовые комплексы отличает высокий уровень строительного искусства. Дороги к воротам дворцов, внутренние дворы и проходы были тщательно вымощены, под плитами обнаружены следы дренажной системы. По сравнению с жилищами эпохи ранней бронзы эти сооружения демонстрируют новый уровень социальной структуры общества, его политической организации и новых экономических отношений. О высоком уровне социально-экономического развития минойского общества свидетельствуют печати, несколько сотен глиняных слепков с печатей, закупоривавших сосуды с вином и благовониями, а также таблички, надписи на которых сделаны линейным письмом А в его древнейшей форме. Археологические находки прямо указывают, что дворцы превратились в административные и экономические центры, управлявшиеся царями.

Фестский диск

Одной из важнейших функций царя была организация управления обширным дворцовым хозяйством с многочисленными мастерскими, обслуживавшими запросы обитателей дворца. В этих мастерских между 2000 и 1700 гг. до н. э. была создана полихромная (т. е. многоцветная) керамика стиля камарес (названная так по пещере у селения Камарес, где были впервые обнаружены вазы этого стиля). Сосуды стиля камарес отличаютются большим разноооразнем форм и украшены многоцветным динамичным орнаментом, основу которого составляют пальметты, спирали и переплетающиеся полосы. В дворцовых мастерских изготавливались также сосуды и утварь из камня и фаянса, перстни-печати из драгоценных и полудрагоценных камней, разнообразные предметы вооружения и орудий труда, украшения из золота и серебра, изящные произведения мелкой пластики.

Искусные изделия минойских ремесленников не только продавались на острове, но и вывозились в соседние страны. Растущее производство требовало все больше сырья (медь, слоновая кость, драгоценные камни и т. п.), которое приходилось ввозить из других областей. Находки сосудов стиля камарес и критских ювелирных изделий в различных регионах Средиземноморья показывают, что критские суда в поисках сырья посещали порты Египта, Библа, Угарита, Кипра. Оттуда изделия критских ремесленников расходились по всему Восточному Средиземноморью. Даже в царстве Мари на Евфрате в списках царского имущества упоминаются каптару – критские мечи.

Ваза стиля камарес из Феста (ок. 1800 г. до н. э.)

Наиболее полно социальная роль дворца как организующего центра проявилась в сфере религии и культа. Расположенный в глубине дворцового комплекса мощеный двор был предназначен для сакральных действий, религиозных церемоний и обрядовых танцев. В эпоху становления государственности религиозные ритуалы выполняли важную функцию обеспечения контактов между зарождавшейся аристократической элитой и рядовым населением. Помимо дворцов, культовые центры и святилища на Крите располагались на вершинах гор и холмов, где археологами обнаружены многочисленные посвятительные дары. Постепенно главным культом становится поклонение женскому божеству. Повсеместное распространение получают сакральные символы – священные рога и лабрис (двойная секира).

В критском обществе складывается иерархическая структура: аристократическая элита, свободные общинники, ремесленники, мореходы и в самом низу – принуждаемые к труду рабы. На острове создаются благоприятные условия для возникновения новых общественных групп и социальных связей. Однако степень социальной дифференциации минойского общества того времени не стоит преувеличивать. Вплоть до конца эпохи «старых дворцов» в обществе ведущую роль продолжали играть различные формы гентильных объединений (от племени до большой семьи), а критская культура сохраняла еще архаичный облик.

Около 1700 г. до н. э. страшное землетрясение превратило в руины дворцы Кносса, Феста, Маллии и Като-Закро, а также многочисленные поселения Крита. Но эта катастрофа, подведя итог эпохи «старых дворцов», лишь ненадолго приостановила развитие минойской цивилизации.

РАСЦВЕТ МИНОЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ«НОВЫХ ДВОРЦОВ»

На месте разрушенных землетрясением 1700 г. до н. э. «старых» дворцов очень скоро возводятся новые, еще более громадные, монументальные и роскошные. Эпоха «новых дворцов (1700—1450 до н. э.) – это период расцвета минойской цивилизации, намного опередившей уровень развития остальных районов Эгеиды.

План Кносского дворца: 1 – двор; 2 – святилище; —Тронный зал; 4 – хозяйственные помещения; 5 – жилой комплекс

Дворец становится центром всех сфер жизни критского общества: социальной, экономической, политической, культурной и религиозной. В эпоху «новых дворцов» на Крите возникает единое государство. Цари Кносса, установив власть на острове, поставив под свой контроль других династов, стали единодержавными правителями Крита (об этом свидетельствуют данные археологии).

В этот период остров покрывается обширной сетью мощеных дорог, связывавших Кносский дворец со всеми районами острова. Дворец верховного правителя, кносского царя, превосходил резиденции остальных династов своими размерами и роскошью, по праву олицетворяя собой расцвет минойской цивилизации. Это был сооруженный на общей платформе грандиозный комплекс зданий площадью 16 тысяч квадратных метров, достигавший в центральной части высоты в три этажа. В нем было около 300 помещений самого различного назначения. Такие грандиозные размеры дворца были вызваны тем, что комплекс одновременно выполнял несколько функций. Прежде всего дворец был официальной резиденцией царя и жилищем для его семьи. Одновременно он был сакральным центром государства, местом пребывания жрецов и проведения важнейших религиозных церемоний. Кроме того, это и административный центр, где пребывали придворная знать и царская администрация. И наконец, это был крупный экономический и хозяйственный центр. Здесь трудились ремесленники различных специальностей и хранилась самая разнообразная продукция: оружие, орудия труда, различные ремесленные изделия и собранный урожай. Здесь же зачастую совершались меновые и торговые операции. Все это и предопределило архитектурное своеобразие дворцов на Крите, не похожих ни на один дворец в соседних странах. «Новые» дворцы в Фесте, Маллии и Като-Закро хотя и уступали Кносскому дворцу в размерах, но по основным архитектурным элементам были ему идентичны.

Кносс. Руины дворца. Фотография

Тавромахия. Рисунок с изображения на печати

Центральный двор был не только структурным ядром дворцового ансамбля, но и вместе с примыкающими комнатами выполнял одну из главных функций дворцового комплекса. Это было место для религиозных празднеств, посвященных богам, от расположения которых зависело благополучие общества. Именно здесь разыгрывались мистические сцены и устраивались танцы в честь Великой богини, сил плодородия и грозных хтонических божеств[2] и, конечно же, проводились знаменитые игры с быком (тавромахия), являвшиеся обязательной частью обрядовых действ минойского культа.

Другой важной частью дворца являлись анфилады залов для приемов, парадных церемоний, пиршеств и жилые помещения для правителя и придворной знати. Фасады зданий имели величественные живописные портики. Залы были украшены великолепными фресками с изображениями окружающей природы и подводного мира. Во дворце функционировала система водоснабжения и канализации, были оборудованы ванные комнаты. Все помещения соединялись между собой многочисленными переходами и лестницами, были снабжены вентиляционными и световыми колодцами.

Кносс. Одна из западных кладовых. Фотография

Сосуды с двойными секирами (лабрисами) из Кносса (ок. 1400 г. до н. э.)

Большую часть цокольного этажа занимал хозяйственный комплекс. Здесь в узких кладовых стояли длинные ряды огромных пифосов (глиняных сосудов), в которых хранилось вино, оливковое масло, зерно. Рядом находились изделия местных ремесленников и товары, привезенные из заморских стран. В дальних уголках дворцового комплекса располагались помещения для переработки сельскохозяйственной продукции, а также мастерские ювелиров, кузнецов, гончаров и вазописцев.

Именно в хозяйственных помещениях дворца были найдены многочисленные глиняные таблички дворцового архива с текстами хозяйственной отчетности, написанными линейным письмом А, которое в эпоху «старых дворцов» существовало на Крите и ряде островов Эгейского моря. Эти письмена, обнаруженные на многочисленных глиняных табличках, печатях и т. п., до сих пор не расшифрованы, хотя определено, что данная система письменности была слоговой и никак не может быть связана с греческим языком.

Огромное дворцовое сооружение со сложной и запутанной планировкой производило на каждого человека неизгладимое впечатление. Не случайно именно Кносский дворец стал для древних греков основой мифа о Лабиринте и обитавшем в нем кровожадном чудовище с головой быка – Минотавре, которому приносили человеческие жертвы до тех пор, пока людоеда не убил афинский герой Тесей.

ЦАРСКАЯ ВЛАСТЬ НА МИНОЙСКОМ КРИТЕ

В эпоху «новых дворцов» в минойском обществе установилась единодержавная монархия с наследственной царской властью. Ее создателем античная традиция считает легендарного царя Миноса. Однако вероятно, что Миносу приписаны деяния нескольких членов кносской династии. Образование критской державы происходило  путем объединения ряда независимых центров под властью одной династии. Тем не менее главенство Кносса не означало полного подавления правителей в других дворцах. Во главе критского общества стоял царь, считавшийся сыном верховного бодествлял с Зевсом. Супруга царя признавалась дочерью другого бога – Гелиоса. К божественному началу выводится родословная самых знаменитых представителей критской царской династии – братьев Миноса, Радаманта и Сарпедона, рожденных Европой. Наследование царской власти осуществлялось по мужской линии: трон переходил к старшему в роде, от брата к брату.


Развитие критской письменности


Критские таблички: – линейное письмо А; 2 – линейное письмо Б. Рисунок

Правители минойской державы утверждали, что свою власть они получили по воле богов и боги выполняют все просьбы, с которыми к ним обращаются критские цари. Важное значение в политической жизни минойского общества имели религиозные обряды, совершаемые самим царем, выступавшим в роли жреца. Согласно Гомеру, царь Минос советовался с Зевсом раз в девять лет. Общение происходило в пещере горного святилища. После возвращения Миноса во дворец воля божества воплощалась в царские распоряжения и указы. Недаром считалось, что законы Миноса, по которым жило критское общество, пришли из священной пещеры Зевса. Регулярно повторяющиеся церемонии общения владыки с верховным божеством являлись не только подтверждением авторитета царской власти, но и одновременно обрядами религиозного испытания верховного правителя. Такой обряд был распространен практически у всех народов на ранних этапах развития цивилизации, когда благополучие всего общества напрямую связывалось с личными качествами правителя: его физической силой, выносливостью, искусством владения оружием и т. п.

Еще одной важной религиозной церемонией с участием царя был ритуальный брак, когда священный обряд соединял плодотворящие начала – мужское и женское. Царь выступал в образе божественного быка, а его супруга – коровы. Этот ритуал, отраженный в сакральном мифе, должен был преумножить плодоносящие силы природы, от которых зависел богатый урожай, приплод скота и в конечном итоге процветание и благополучие державы. Важное значение этого сакрального действа в жизни Древнего мира подтверждается тем, что и после гибели минойской державы в течение многих веков обряд священного брака сохранялся на Крите и в ряде регионов Эгеиды.

Таким образом, царская власть носила ярко выраженный сакральный характер, а вера в сверхъестественные способности правителя являлась гарантией процветания страны. Недаром Гомер называл Миноса «охранителем Крита». Форма царской власти, которая сложилась на Крите, получила название теократия. Это такая форма монархии, при которой светская и духовная власть в государстве принадлежит одному лицу.


Кносс. Вход в Южную царскую сокровищницу (XVI в. до н. э.). Фотография


Государство, существовавшее на Крите, требовало юридического регулирования отношений между подданными царя. Античная традиция приписывает царю Миносу создание первого законодательства, поэтому в античном мире он получил славу справедливого и мудрого судьи. Свод законов был записан на медных досках и выставлен для всеобщего обозрения. Правда, некоторые древние авторы считали, что законодателем был Радамант или что он, по крайней мере, следил за соблюдением законов, установленных Миносом. Сохранившееся в народной памяти представление о справедливости царских законов нашло отражение у Гомера: его Одиссей видел в подземном царстве Аида мудрого Миноса, творившего справедливый суд среди теней умерших. «Законодательство Миноса – Радаманта» продолжало применяться в юридической практике Крита и тысячу лет спустя, и многие его положения использовал для устройства организации жизни спартанского общества знаменитый законодатель Ликург.

Источники

Долгое время основным источником по эпохе минойского Крита выступали только археологические памятники (письменность – линейное письмо А– не расшифрована). Однако успехи ученых в археологическом изучении Средиземноморья позволили с большим доверием отнестись к легендарно-мифологической традиции, зафиксированной в трудах греческих и римских авторов. Сведения о древнейшей эпохе, сохранившиеся у Гомера, Гесиода, Фукидида, Аполлодора, Плутарха и др., проверенные и подкрепленные археологическим материалом, позволяют получить информацию о многих сторонах жизни древнейшего общества, особенно о явлениях духовной культуры и особенностях политического устройства. То, что миф о державе Миноса так или иначе отражает реальную историческую ситуацию на Крите, признается всеми современными историками. Сомнения вызывает только степень минойской экспансии в Средиземноморье.

Комбинированное использование археологических источников и мифо-легендарной традиции нанесло удар по господствовавшему в начале XX в. гиперкритицизму в оценке достоверности античной традиции.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В МИНОЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

Эпоха «старых дворцов» – это время расцвета экономики и оформления социальной структуры минойского общества. В этот период на острове Крит были освоены и интенсивно возделывались все плодородные земли. Основную роль здесь сыграли рядовые свободные общинники, и статус свободного члена минойского общества значительно повысился.

Успехи в экономике способствовали росту населения и появлению различных типов поселений. Значительно увеличилось количество небольших сельских поселений, в которых жили рядовые общинники. Развитие сельского хозяйства вызвало обогащение земледельческой знати, что отразилось в появлении богатых усадеб. Их владельцы возводили двухэтажные виллы (в них насчитывалось до 30 помещений), к которым примыкали разнообразные хозяйственные постройки для переработки и хранения сельскохозяйственной продукции.

Одновременно с возникновением «новых» дворцов начался бурный процесс урбанизации, появления городов. В поэмах Гомера остров Крит предстает «стоградным». Данные античной традиции полностью подтверждаются изысканиями археологов, открывших около 300 различных поселений. Одни из них располагались в непосредственной близости от дворцов и были их частью. Другие, как Гурния или Палекастро[3], располагавшиеся на каменистых холмах вблизи от моря, предстают подлинными городами. Города характеризовала чрезвычайная плотность застройки. Дома были сгруппированы в инсулы (т. е. кварталы) неправильной конфигурации, между которыми пролегали узкие улочки.

Кносс. Помещение над Тронным залом во дворце. Фотография

В городах открывались различные ремесленные мастерские: бронзолитейные, гончарные (в одном из домов Гурнии археологи обнаружили помещение с восемью гончарными кругами), ткацкие, кожевенные и т. п. Эти мастерские и разнообразные орудия труда и инструменты, найденные при раскопках, наглядно свидетельствуют о характере хозяйственной деятельности горожан. Расположение многих городов на морском побережье дает основание считать, что их жители были непосредственно связаны с морской торговлей.

План «нового» Фестского дворца

Цари Крита покровительствовали развитию торговли. Дворцы, которые были заинтересованы в вывозе ремесленной и сельскохозяйственной продукции, имели собственные крупные порты. При Миносе гаванью Кносса был Амнис, а Фестского дворца – Айя Триада. В этом порту было найдено свыше полутонны бронзовых слитков весом по 29 килограммов каждый. Эти слитки в форме растянутых бычьих шкур, так называемые критские таланты, по-видимому, использовали в качестве меновых единиц при торговых операциях. Такой же вес имели и каменные гири, найденные на острове. В это время Крит и другие Кикладские острова установили интенсивные контакты с Балканами, Передней Азией, Ливией и Египтом. В египетских текстах неоднократно упоминаются «кефтау» – жители Крита. На фресках в гробницах фараоновых вельмож XVI– XV вв. до н. э. можно видеть прибывших в Египет критян, а на фреске в Акротари (о. Фера) довольно точно изображен пейзаж нильской долины. Тесные связи были у критских торговцев с Библом, Угаритом, сирийскими княжествами.

Бурное развитие экономики привело к разрушению в минойском обществе традиционных гентильных связей и формированию новой социальной структуры. Античная традиция приписывает Миносу проведение ряда реформ, изменивших критское общество. Он выделил воинов из сословия земледельцев и сделал новое сословие главной опорой царской власти. В ближайшее окружение царя, помимо членов его семьи, входили высшие военачальники и чиновничья знать. Именно им принадлежали богатые виллы, комнаты в которых своим украшением не уступали парадным залам дворца.

Видную роль в минойском обществе играли жрецы, и прежде всего куреты – самый древний разряд служителей культа. Во времена Миноса на острове было немало рабов из числа военнопленных и чужеземцев, привезенных в качестве дани. В основном их доставляли во дворцы, где они становились «царскими рабами». Отзвуком этого является известный миф о том, как афиняне регулярно отсылали Миносу по семь юношей и семь девушек, которые предназначались на съедение Минотавру. Но более прав Аристотель, утверждавший, что невольников из Афин просто обращали в рабов и они до старости должны были трудиться в Кносском дворце.

Таким образом, Крит эпохи «новых дворцов» предстает экономически сильной державой, со сложной социальной иерархией.

МОРСКОЕ ГОСПОДСТВО КРИТСКОЙ ДЕРЖАВЫ

Экономическое могущество державы давало возможность правителю Крита иметь не только сухопутную армию, но и сильный флот, который позволил установить «талассократию Мшгоса», т. е. морское владычество Крита в Эгеиде. Предание отражает реальную ситуацию, сложившуюся в Восточном Средиземноморье в XVI – первой половине XV в. до н. э. Политическое и экономическое развитие острова было невозможно без освоения морского пространства. И в эпоху «новых дворцов» эта задача была успешно решена. На Крите, где быстро развивалось судостроение, были созданы малые быстроходные суда нового типа – эпакриды, ходившие под парусами и веслами и по своим боевым качествам превосходившие корабли всех возможных противников. К тому же критяне освоили новую тактику морского боя, что позволяло им постоянно одерживать верх над вражескими судами.

Поселения в крито-микенской Греции (выделены курсивом), упомянутые в табличках, написанных линейным письмом Б

Важнейшей задачей военного флота минойцев была охрана морских путей в Восточном Средиземноморье от пиратов, грабивших торговые суда. Флот кносской державы успешно решил эту проблему, уничтожив все базы пиратов на Кикладах. Ликвидировав морской разбой в Эгейском море и обеспечив безопасность морской торговли, Минос установил господство над Кикладами. На завоеванные земли были выведены минойские колонии, причем местное карийское население было изгнано, а земли поделены на участки и распределены среди колонистов. Управлять новыми территориями кносский царь поставил своих сыновей. Известно о многочисленных победоносных войнах, которые вел Минос, и о покорении им многих земель. Археологические раскопки открыли следы пребывания критян на многих островах Эгейского моря (Родос, Кифера, Мелос, Кипр), жителей которых античные авторы называли подданными Миноса, а также на побережье Малой Азии и даже на финикийском побережье.

Благодаря флоту, повелителю Крита удалось не только господствовать над островами, но и подчинить многие области на Балканском полуострове и даже проникнуть в Южную Италию, на Сардинию, Пиренейский полуостров и Сицилию, где, согласно мифам, во время одного из походов знаменитый Минос и погиб. В ходе военных набегов разорялись обширные территории и доставалась богатая добыча. Память об этом сохранилась в преданиях о страшном Критском быке, сеявшем смерть и разрушение в Лаконике. Эти же трагические события отразил и миф об опустошавшем Аттику страшном Марафонском быке, прибывшем с Крита. Захваченные земли включались в состав критской державы и на них основывались многочисленные военные или торговые поселения, являвшиеся опорой критской власти. Обычно присоединенные земли управлялись наместниками, которых назначал царь, но бывало, что покоренные народы сохраняли свою самостоятельность.

Богиня со змеями. Статуэтки из Кносса

Все покоренные и зависимые земли платили Криту богатую дань. Довольно часто, как это было в Афинах, взимание дани производилось путем обращения в рабство юношей и девушек. Однако порой покоренные жители (например, островов Эгейского моря) были обязаны поставлять вспомогательные отряды для критского военного флота. Чтобы удержать подвластные территории в повиновении, практиковалось взятие в заложники детей местных правителей (так случилось с Тесеем, сыном афинского царя Эгея).

Могущество критской морской державы нашло отражение в ее культуре. Прежде всего олицетворением величия государства становятся дворцы. Фрески Кносского дворца отличаются художественной изысканностью и выразительностью. В это время появляются различные стили: морской – с изображением подводного мира, растительный – с растениями и цветами, декоративный – со спиралями и священными символами. А в последний период существования «новых» дворцов появляется дворцовый стиль, в котором преобладают сцены из жизни животного и растительного мира (дельфины, птицы, цветы и т. д.) и изображения женщин с горделивой осанкой.

Особенностью минойского искусства является, казалось бы, неожиданное для эпохи бронзового века явное влияние женского вкуса. Это прослеживается в пристрастии к миниатюрным формам, в обилии мелких деталей, в предпочтении плавных линий, в ярких тонах настенной и вазовой живописи. На фресках во дворцах Крита и острова Фера изображены удивительно миролюбивые сюжеты, без характерных для мужской ментальности сцен охоты, битв и кровопролития[4].

В минойскую эпоху прикладное и изобразительное искусство развивается во всем эгейском регионе. Мастера научились изготавливать различные сосуды из алебастра, мрамора, горного хрусталя, обсидиана и т. п. и покрывать их замечательными рельефами. Зачастую сосуды имеют форму священных животных. Совершенством форм и изяществом отличаются статуэтки из терракоты, фаянса и даже золота. Мастера с большим искусством изображают хтоническую богиню со змеями, Мать богов, «владычицу зверей» со львами. Ювелирное искусство представлено высокохудожественными золотыми перстнями, резными перстнями-печатями, изделиями из слоновой кости и золота.

Однако расцвет минойского общества был непродолжительным. На Крит и острова Эгейского моря регулярно обрушивались землетрясения (в 1700, 1600, 1500 гг. до н. э.), приводившие к серьезным разрушениям и жертвам, огромному экономическому ущербу. На восстановление разрушенных дворцов и городов тратились значительные силы и средства. Однако колоссальная катастрофа, вызванная страшным извержением вулкана на острове Санторин (Фера, ок. 1450 г. до н. э.), стала гибельной для всех дворцовых центров на Крите, а толстый слой пепла уничтожил все посевы и растения. Через длительное время возродился только Кносский дворец, который стал резиденцией новой, ахейской династии, подчинившей себе пришедшее в упадок некогда могущественное государство.

Источники

Об экспансии критской державы говорят не только традиционные археологические источники, но и лингвистические данные, и прежде всего топонимы. Так, на побережье Лаконики, куда вел кратчайший морской путь с Крита, находилось поселение Миноя. На то, что его название непосредственно связано с именем легендарного царя Миноса, указывали еще античные авторы. Впрочем, ряд исследователей считают, что слово Минос является не личным именем, а титулом правителей Крита. Но и тогда топоним со значением «царский» все равно указывает на минойское происхождение. О проникновении критян на материк свидетельствует и топоним Кретея, сохранившийся на священной горе Ликей в Аркадии. От названия Крит происходит и топоним Кретиней (городок на острове Родос и селение возле Эфеса). По имени критской царицы Европы был назван город, существовавший в Карии. По всему Средиземноморью разбросаны поселения, названия которых восходят к именам многочисленных родственников и потомков легендарного царя Миноса.

Но самый распространенный топоним – это Миноя. Он встречается практически во всех регионах, которые античные авторы включали в состав морской державы Миноса. Миноей называли и небольшой остров у входа в гавань Мегар, куда привел свой флот царь Крита, и остров Парос, покоренный Миносом, и город на Сицилии (впоследствии греки именовали его Гераклеей Миноей), и поселения на островах Аморгос, Сфинос и на побережье Малой Азии. Город Газа на финикийском побережье первоначально назывался Миноей.

А если к топонимам добавить еще сведения, сохранившиеся в мифологической традиции и поэмах Гомера, все эти разнообразные источники при их тщательном анализе позволяют историкам довольно точно восстановить реальную картину прошлого.

Историография

Первые археологические исследования на острове Крит начались во второй половине XIX в. Однако ни знаменитому Г. Шлиману, ни местным любителям древности добиться успеха не удалось. Лишь в 1900 г. были начаты систематические раскопки дворца в Кноссе. Их возглавил английский археолог, директор Музея в Оксфорде А. Эванс (A. Evans, 1851—1941). Исследования велись вплоть до трагической гибели экспедиции в 1941 г. Глубокие научные знания и тонкая интуиция позволили Эвансу открыть миру минойскую цивилизацию, которая до этого была известна только по греческой мифологии и античной мифолого-исторической традиции. Результаты раскопок и построенных на основе открытого материала реконструкций (порой справедливо критикуемых учеными за излишнюю смелость) были изложены в работе «The Palace of Minos at Knossos». После смерти Эванса раскопками в Кноссе продолжает руководить Британская археологическая школа.

В археологическом изучении древних памятников на Крите участвовали исследователи разных стран, и прежде всего греческие археологи, с именами которых связан ряд крупнейших открытий. Были обнаружены десятки новых археологических памятников: дворцы, городские и сельские поселения, портовые сооружения, святилища и некрополи. Больших результатов добились итальянские археологи во главе с Д Леви (D. Levi), которые провели самое тщательное на сегодняшний день изучение остатков «старого» дворца в Фесте. Накопленный материал позволил уточнить и даже пересмотреть многие выдвинутые ранее положения. Так, в противовес мнению Эванса, греческий археолог С. Маринатос (S. Marinatos) привел ряд веских аргументов в пользу того, что причиной гибели минойской цивилизации могло стать страшное извержение вулкана на острове Санторин (Фера). А раскопанный им на Санторине город Акротири, погребенный под многометровым слоем вулканической пемзы, предстал эгейскими Помпеями. Новую периодизацию истории Крита на основе выделения этапов развития и функционирования дворцовых комплексов предложил греческий историк Н. Платон (N.PIaton).

История Крита и минойского общества воссоздается на основе тщательного изучения огромного археологического материала. Классическим исследованием критского прошлого является, в частности, работа английского историка Дж. Пёндлбери «Археология Крита».

Критские иероглифы (опознаны А. Эвансом)

Центральными проблемами в исследованиях ученых стала оценка уровня развития минойского общества и определение политической организации. Вслед за Эвансом большинство историков единодушно восприняли критское государство как монархию, в которой царь исполнял и жреческие функции. Утверждение же, что дворцовые центры ни в чем не уступали городам Востока, вызвало острую дискуссию о степени урбанизации минойского общества. Ряд исследователей [английский археолог К. Ренфрю (C. Renfrew) и др.] хотя и с оговорками, но решаются назвать дворцовые центры «протогородами». Другие историки [Дж. Бинтлиф (J. Bintliff) и др.] отрицают саму возможность возникновения в Эгеиде настоящих городов. Спор проистекает из-за того, что не решена проблема, с какого момента начинается история города и чем город отличается от прочих поселений.

Исследованию первых европейских цивилизаций, проблеме «эгейского урбанизма» посвящена монография Ю. В. Андреева «От Евразии к Европе». Историк отметил, что город является поселением полифункциональным и что для эгейских обществ бронзового века терминами «город» и «урбанизация» следует пользоваться с большой осторожностью.

Попыткам дешифровки критских текстов и использованию данных лингвистики для изучения критского общества посвящены работы Л. Палмера (L. Palmer) и А. А. Молчанова. Культура минойского Крита исследована в фундаментальной работе австрийского археолога Ф. Шахермайра (F. Schachermeyr).

Литература по теме

Андреев Ю. B. От Евразии к Европе: Крит и эгейский мир в эпоху бронзы и раннего железа. СПб., 2002.

Богаевский Б. Л. Крит и Микены. М.—Л., 1924.

Молчанов А. А. Посланцы погибших цивилизаций. М., 1992.

Молчанов А. А. Социальные структуры и общественные отношения в Греции II тысячелетия до н. э. М., 2000.

Пендлбери Дж. Археология Крита. М., 1950.

Bintliff J. Structuralism and Myth in Minoan Studies // Antiguity. 1984. Vol. 22.

Evans A. The Palace of Minos at Knossos. L., 1921—1935. Vol. 1—4.

Levi D. The Recent Excavations at Phaistos. Lund, 1964.

Marinates S. Crete and Mycenae. L., 1960.

PalmerL. Mycenaeans and Minoans. N. Y., 1965.

Platon N. Crete. L., 1966.

Renfrew C. The Emergence of Civilization. L., 1972.

SchachermeyrF. Die agaische Friihzeit. Wien, 1976—1982. Bd 1—5.

Starr Ch. The Origin of Greek Civilization. N.Y., 1961.

ГЛАВА 5 Ахейские царства на материке. Микенская Греция

В течение III тысячелетия до н. э. на материке протекали те же процессы, что и на островах Восточного Средиземноморья. Балканская Греция вступила в заключительную стадию доцивилизационного развития, которая характеризовалась переходом от неолита к эпохе бронзы. Бронзовый век для материковой Греции называют элладским периодом и подразделяют на три этапа:

1) раннеэлладский период (ХХХ—ХХI вв. до н. э.) – существование позднеродовой общины у автохтонного населения Балканского полуострова;

2) среднеэлладский период (ХХ—XVII вв. до н. э.) – заселение Балканского полуострова греками-ахейцами, общины которых находились на стадии разложения первобытнообщинных отношений;

3) позднеэлладский период (XVI—ХII вв. до н. э.) – возникновение цивилизации бронзового века у ахейцев с центром в Микенах и ее гибель после дорийского нашествия.

ГРЕЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО В РАННЕЭЛЛАДСКИЙ ПЕРИОД

На побережье и в глубинных горных областях Балканского полуострова развитие цивилизации протекало по-разному. Наличие плодородных равнин и общение с народами, живущими за морем, способствовали ускорению социально-экономического развития отдельных регионов. А области отдаленные, в силу географического положения находившиеся в изоляции, продолжали пребывать на стадии неолита.

Сельские поселения раннеэлладской эпохи, эпохи ранней бронзы (Штысячелетие до н.э.) обнаружены археологами во многих областях Балканской Греции. Одно из них (на северо-востоке Пелопоннеса) состояло из прямоугольных, сложенных из необработанных камней домов, имевших, как правило, две-четыре комнаты. Дома группировались в кварталы, разделенные узкими улочками. Подобные поселения открыты были в Беотии, на востоке Аттики. А в Тиринфе дома были не только прямоугольной, но и подковообразной формы.

Ваза-птичка из Микен

Керамику в этот период делали еще вручную, но с большим мастерством. Найдено большое количество тонкостенных сосудов с хорошо промешенной и обожженной глиной. Гончары делали разнообразную парадную посуду (сосуды с удлиненными носиками, кубки и др.), которую сплошь покрывали краской, напоминающей глазурь.

В Аттике, в поселении Рафины, найдена мастерская, где из привозной меди изготавливались различные инструменты: ножи, шила, иглы. Из меди делалось и оружие: топоры, мечи, кинжалы.

О социальной структуре общества интересные сведения дают раскопки древних некрополей. В могильнике около деревни Зигурия обнаружено более двух десятков коллективных захоронений в могильных ямах. Подобные погребения, характерные для родового строя, обнаружены также в Орхомене, Тиринфе. Нехитрый погребальный инвентарь, состоявший из бус, сосудов, каменных ножей, бронзовых булавок (хотя порой встречаются орнаментированные пластины из золота и серебра), свидетельствует, что имущественного расслоения еще не произошло.

Судя по находкам археологов, на Балканском полуострове в эпоху ранней бронзы существовали развитые родовые отношения.

В Арголиде был исследован «протогород» Лерна, возникший ок. 2600 г. до н. э. недалеко от морского побережья. По своему характеру и внешнему виду он напоминал кикладские поселения, которые являлись племенными центрами. Лерна была выстроена на вершине холма и обнесена толстыми стенами с башнями. Внутри находились однотипные дома рядовых общинников, а в центре стоял дом вождя (в нем было найдено более 150 оттисков печатей, которыми закупоривали сосуды с вином и маслом). На протяжении нескольких веков племенная знать накапливала богатства, что привело к ее возвышению. Отражением этого процесса стала перестройка центра поселения, где в начале XXII в. до н. э. начали сооружать настоящий двухэтажный дворец правителя. Возникновение резиденции правителя-династа свидетельствует, что в это время власть племенного вождя сменяется властью царя. Однако зарождавшееся государство просуществовало недолго. Уже ок. 2150 г. до н. э. переселение племен привело к военным столкновениям и гибели этого «протогорода».

Случаи возвышения племенных центров и превращения их в ранние государства оставались единичными в истории народов, населявших материковую Грецию. Изолированность районов друг от друга тормозила их развитие и способствовала сохранению прочных гентильных связей. Подавляющее большинство небольших сельских поселений на Балканах чаще всего не имело даже оборонительных стен. Жившие в них земледельцы-общинники составляли социально однородное общество. Ремесленное производство в это время в основном удовлетворяло лишь потребности общины, только в исключительных случаях продукция вывозилась за ее пределы.

В конце III тысячелетия до н. э. волна переселения племен на Балканский полуостров приводит к военным столкновениям, в ходе которых многие поселения раннеэлладского времени погибли. Но в то же время возникают и новые центры, материальная культура в которых имела свои особенности. В частности, в это время появляется гончарный круг и все шире в сельских работах используют лошадей.

Источники

Об этнической и языковой принадлежности народов Балканского полуострова в III тысячелетии до н.э., когда еще отсутствовала письменность, точных сведений у историков нет. Некоторые данные сохранились в топонимике. Многие названия поселений, гор, рек, островов имеют такие элементы, которые не свойственны не только греческому, но и вообще индоевропейским языкам.

Это топонимы с суффиксами -нф/-нт (Коринф, Тиринф, Закинф, Рамнунт) и -сс (Кносс, Ларисса, Гермонасса, Галикарнасс, Кипарисс), которые сохранились с древнейших времен. Они принадлежали языку автохтонного населения и были восприняты пришедшими на Балканский полуостров греческими племенами, язык которых относился к индоевропейской языковой семье. Это дает основание считать, что древнейшее население Греции – пеласги, карийцы, лелеги – было негреческим.

РАССЕЛЕНИЕ НА БАЛКАНАХ ГРЕКОВ-АХЕЙЦЕВ

Новый этап в историческом развитии Древней Греции ученые связывают с переселением на Балканский полуостров и продвижением с севера на юг в 2200—2000 гг. до н. э. греков-ахейцев – одной из групп индоевропейских народов. Начинается важный период в истории материковой Греции, получивший название среднеэлладского. Дальнейшая история народов Балканского полуострова будет неразрывно связана с древнегреческим этносом. Именно после расселения греческих племен на материке сложилась цивилизация бронзового века, а затем, в эпоху железного века, – начался расцвет в Средиземноморье античной культуры.

Вторжение греческих племен сопровождалось вытеснением с плодородных равнин местного населения, опустошением ранее освоенных пеласгами земель, а также пожарами. Так были разрушены и сожжены поселения Зигурия, Орхомен и другие древние центры Балканского полуострова (слой пепла, разделяющий слой раннеэлладского и среднеэлладского периодов, найден при раскопках практически всех археологических памятников материковой Греции). Однако в этот период, помимо расселения греческих племен на новой территории, шел сложный процесс соединения двух культур: автохтонного населения материковой Греции и пришедших на Балканы греков.

С появлением ахейцев на Балканском полуострове родовые связи в обществе упрочились. После кровопролитных стычек, разрушений и гибели людей, сопровождавших передвижение огромных племенных групп, в обществе возникла потребность в стабильности и защищенности. В этих условиях регламентация традиционных норм общинных отношений и внутренних устоев племенной жизни на основе обычного права была самым действенным средством защиты каждого члена племени и обеспечения жизни всего общества.

В период 1900—1700 гг. до н. э. в материковой Греции повсеместно наблюдается доминирование родо-племенных отношений. Такое сохранение традиционных социальных связей и сельского образа жизни обусловливалось не только особенностями исторического пути народов Балканского полуострова, но и их географической изоляцией из-за того, что покрывавшие полуостров горы были труднопроходимы. В этих условиях становится необходимым развитие в каждом племенном центре собственного ремесленного производства, обеспечивающего все потребности жителей округи.

В технологию керамического промысла переселенцы привнесли важное новшество – гончарный круг, обеспечивающий массовое производство высоко качественных сосудов из глины. В этот же период у ахейцев начинается использование в быту и хозяйственной жизни бронзовых орудий труда, повозок, а в военном деле – колесниц.

Сосуд из шахтной гробницы.

Рисунок

С развитием хозяйственной и политической жизни племенные центры преобразуются Сосуд из шахтной гробницы. в своеобразные «племенные города». Ярким примером процесса «градообразования» является история поселения Дрион IV (или Мальти) на западе Мессении, расположенного на вершине холма в 20 километрах от берега моря. Около 1800 г. до н. э. вокруг этого племенного центра возводят оборонительные стены с пятью воротами. По мнению археологов, внутри было более 300 небольших домов простых общинников (в плане они были прямоугольные или подковообразные). В центре находился дом вождя племени, который по площади (около 130 квадратных метров) значительно уступал царскому дворцу, возведенному в предшествующий период в Лерне. По всей видимости, социальные отношения в племени, построенные на традиционных формах распределения, еще не позволяли вождю накапливать богатства. Рядом с домом правителя располагались квартал ремесленников и хранилища. Планировка этого «племенного города» и простота быта, характерная даже для жилища вождя ахейского племени, свидетельствовала о еще сохранявшемся от предшествующих эпох родо-племенном равенстве. Изменился только обряд захоронения. Родовые кладбища раннеэлладского периода отошли в прошлое. Умершего теперь хоронили в отдельной могиле в каменном ящике, сложенном из крупных плит.

Однородность основных аспектов повседневной жизни и материальной культуры обычно интерпретируется учеными как свидетельство этнической монолитности населения материковой Греции. Правда, обусловленная горным рельефом местности изолированность отдельных областей оказывала влияние на развитие многочисленных местных диалектов раннего греческого языка.

К 1600 г. до н. э. у греческих племен, заселивших Балканский полуостров, сложились три основных диалекта: ионийско-аттический, центральный (включавший эолийский и аркадский) и западный. Конечно, в отдельных уголках страны сохранились местные варианты диалектов. Греческая традиция донесла более трех десятков названий древних племен, большая часть которых к I тысячелетию до н. э. исчезла или слилась с другими группами греческого этноса. Так, из эолийских племен, обитавших в Фессалии, выделились ахейские племена, затем переселившиеся в Пелопоннес и включившие в свой диалект ряд особенностей языка обитавших рядом аркадцев. Различие в диалектах не было сколько-нибудь серьезным препятствием для общения древнегреческих племен. К концу среднеэлладского периода этнокультурная общность ахейцев позволяла преодолевать племенную разобщенность греческого мира.

В процессе консолидации греческого этноса и при сохранении консервативного образа жизни появляется родовая аристократия. В развитых племенных центрах, прежде всего в Пелопоннесе, начинается процесс оформления царской власти и возникновения государственности.

На протяжении XVII—XVI вв. до н. э. идет формирование ранних ахейских государств. Прежде всего они складываются на прибрежных землях Фессалии, Мессении и Арголиды, где издавна существовали тесные торговые и культурные контакты с развитыми обществами Крита, Египта и Малой Азии. Нарастание монархических тенденций, рост авторитета царя и концентрация в его руках значительных богатств наиболее полно прослеживаются в Арголиде, но прежде всего – в важнейшем центре цивилизации – в Микенах.

Первые царские гробницы в Микенах датируются серединой XVII в. до н. э. Первоначально так называемые шахтные гробницы были довольно скромными. Например, в женском погребении были обнаружены лишь тонкие золотые ленты да несколько бронзовых сосудов, изготовленных местными мастерами. Но уже в начале XVI в. до н. э. могила царицы содержала роскошный погребальный инвентарь, показывавший богатство царского дома: золотые бусы и серьги, изделия из слоновой кости и янтаря, булавки, инкрустированные горным хрусталем, вазу в виде утки из горного хрусталя и несколько десятков керамических сосудов.

А в царских погребениях середины XVI в. до н. э. присутствовали не только роскошные заупокойные дары, но и покрывавшие лица умерших золотые маски, передававшие портретные черты. С еще большей роскошью хоронили в Микенах во второй половине ХVI в. до н. э. В шахтных усыпальницах обнаружены многочисленные изделия из золота, серебра, драгоценных и полудрагоценных камней: диадемы, перстни, браслеты, парадная посуда из золота и серебра, расписная керамика, изукрашенное резьбой и инкрустацией оружие. Не случайно Гомер в эпосе называет Микены «златообильными». Погребальный инвентарь из шахтных гробниц ясно свидетельствует о богатстве микенских царей и почете, которым они были окружены. Отражением процесса возвышения царской власти ок. 1550 г. до н. э. стало появление толосов – купольных гробниц.

Микены.

Купольная гробница («сокровищница Атрея»). Фотография

Крупнейшая из девяти микенских купольных гробниц находилась на склоне холма возле цитадели, и еще в античные времена ее назвали гробницей Атрея, считая, что в ней был захоронен мифический микенский царь. В усыпальницу вел выложенный камнем дромос – длинный открытый коридор. По нему попадали в круглую (диаметром 13,5 метра) куполообразную камеру, выложенную из больших тщательно отесанных каменных блоков, которые были украшены бронзовыми с позолотой розетками. Рядом была еще одна небольшая прямоугольная в плане камера, где, по-видимому, и находилось царское захоронение. Сверху все это монументальное сооружение было засыпано землей и имело вид кургана. О богатстве захоронения и погребального инвентаря можно только догадываться, так как все купольные гробницы были разграблены еще в древности.

Пилос. Гробница (XV в. до н. э.). Фотография

Цивилизация в материковой Греции формировалась под непосредственным и сильным влиянием минойского Крита, который господствовал в это время над обширными прибрежными территориями. Об этом свидетельствуют произведения критского искусства: культовый сосуд из золота и серебра в виде головы быка, увенчанной лабрисом из шахтной гробницы в Микенах, два золотых кубка из купольной гробницы в Вафио (Лаконика) с изображенными на них сценами ловли диких быков и их укрощения, расписные лаковые сосуды. Эти привезенные с Крита произведения художников и ювелиров зачастую соседствовали в захоронениях с грубыми изделиями местных мастеров, являвшими собой неумелое подражание заморским образцам. С Крита были заимствованы приемы строительства и росписей, некоторые культы, фасоны одежды и многое другое.

Переход к более высокой стадии исторического развития, культурное и социально-экономическое развитие ахейских греков были ускорены влиянием критской и восточной культур, что наложило отпечаток на некоторые аспекты возникшей на Балканском полуострове цивилизации.

Битва ( один из воинов держит сакос, описанный Гомером). Рисунок с изображением на перстне

Источники

По истории микенской Греции источников значительно больше и они разнообразнее, чем по истории минойского Крита. Прежде всего это поэмы Гомера «Илиада» и «Одиссея», связанные с событиями Троянской войны, так как основные части эпосов возникли в ахейскую эпоху и в них представлены реалии того времени. Исследования болгарского лингвиста В. Георгиева и английского филолога Дж. Чедвика убедительно показали, что гомеровский диалект включил многое из языка крито-микенской эпохи и некоторые термины, известные по ахейским табличкам. Раннее возникновение «троянского цикла» подтверждается и особенностями языка поэм, который относится к ахейской группе диалектов, существовавших до XII в. до н. э., т. е. до дорийского нашествия.

Ахейские реалии, присутствующие в поэмах Гомера, подтверждаются археологическими находками. Так, золотой кубок из шахтной гробницы идентичен кубку, привезенному под Трою царем Нестором. Описанный в поэме сакос (большой щит, защищавший воина с головы до ног) сопоставим с изображением щитов на различных памятниках микенской культуры. Сакосы и упоминаемое бронзовое оружие были распространены еще в эпоху, предшествующую Троянской войне. Покрытый пластинами из клыков дикого кабана шлем, переданный Одиссею перед вылазкой в стан противника, также уверенно идентифицируется с изображениями ахейских шлемов XVI—XV вв. до н.э. Наконец, в поэмах, как это подтвердили археологические открытия, достоверно описаны дворцы Приама и Алкиноя и их убранство, характерное для XIV—XIII вв. до н. э. К ахейскому времени относится «Каталог кораблей», где перечислены те племена и народы, которые со своими предводителями прибыли с Агамемноном под Трою. Все это позволяет с доверием относиться к описанным в поэмах событиям и реалиям ахейского времени. Другим важным историческим источником являются памятники ахейской письменности – документы, написанные так называемым линейным письмом Б. В его основе лежат знаки критской письменности – линейное письмо А.

Майкл Вентрис

Таблички с линейным письмом Б были найдены первооткрывателем минойского Крита А. Эвансом в Кносском дворце, но они были созданы после 1450 г. до н. э., когда минойская держава уже погибла. Впоследствии тексты, написанные линейным письмом Б, были обнаружены и в материковой Греции. Таблички были найдены в царском дворце в Пилосе и в частных домах. Кроме того, линейным письмом Б сделаны надписи на печатях и сосудах, обнаруженных в Микенах, Тиринфе и других центрах ахейской цивилизации.

Письменность долго не удавалось расшифровать, так как ее посчитали отражением языка, относящегося к неиндоевропейской языковой семье. Слава расшифровки линейного письма Б принадлежит английскому исследователю М. Вентрису (1922—1956), который опроверг ошибочное утверждение великого Эванса о родственном характере линейного письма А и Б и вместе с филологом Чедвиком убедительно доказал, что линейное письмо Б является греческой письменностью.

Открытые таблички содержат однородную информацию – это списки хозяйственной отчетности дворцовых хозяйств Пилоса и Кносса, а также частных домов крупных торговцев (ученые различают на табличках из Пилоса почерки 40 человек). Эти тексты позволяют представить социально-экономические отношения в ахейской Греции: состав рабочей силы и персонала управления, статус работников, формы контроля и т. д.

Таблички линейного письма Б из дворца в Кноссе: – запись о количестве мечей в арсенале; 2 – запись об экипировке воина-колесничего; 3 – запись о жертвоприношении. Рисунок

Но, конечно, самыми массовыми являются археологические памятники. Открытие ахейских памятников связано с именем Г. Шлимана, который восхищался описанным Гомером миром ахейцев. Он верил, что такая яркая картина прошлого, как показанная в «Илиаде» и «Одиссее», не может быть авторским вымыслом, а должна быть основана на исторической правде.

Опираясь на тексты гомеровских поэм, Шлиман в 1870 г. приступил к раскопкам холма Гиссарлык на побережье Малой Азии. Находки превзошли все ожидания. Холм скрывал руины девяти городов, существовавших последовательно, один за другим на одном и том же месте. Из земли было извлечено множество изделий из бронзы, драгоценных металлов, керамики и камня. Многие из них вполне соответствовали описанным Гомером. Большая часть находок была названа Шлиманом «кладом Приама». Находившиеся там ювелирные изделия (диадемы, браслеты, серьги, кольца), а также оружие и сосуды из золота, серебра, бронзы с инкрустацией из яшмы и нефрита (только золотых предметов в кладе было свыше 8000) поражали тонкой работой и совершенством исполнения.

Однако Шлиман, не имевший достаточной профессиональной подготовки, не смог правильно определить месторасположение гомеровской Трои. Он считал, что она находилась в слое «Троя II», но, как показали исследования, это было поселение еще III тысячелетия до н. э. А ко времени Троянской войны относится слой «Троя VIIа». Раскопки, проводившиеся дилетантскими методами, превратились, по существу, в поиск сокровищ. В результате оказались нарушенными все слои со строительными сооружениями, созданными за тысячелетия существования города на этом месте.

В 1874 г. Шлиман, руководствуясь гомеровскими поэмами, приступил к раскопкам столицы Агамемнона– ахейских Микен. И здесь его ждала удача. Он открыл мощные стены цитадели, остатки царского дворца и шахтные царские гробницы, в которых был найден богатый, исполненный на высоком художественном уровне погребальный инвентарь и знаменитые золотые маски с портретными чертами царей.

После этого при раскопках в Тиринфе были сделаны не менее блестящие находки, свидетельствовавшие о существовании богатой и развитой ахейской культуры.

Вслед за Шлиманом археологи начали раскопки во всех местах, упомянутых Гомером, и практически везде были обнаружены следы существования городов микенского времени. Это подтвердило догадку Шлимана, что в основе гомеровских поэм лежат исторические реалии того времени.

Керамика из Трои II

РАСЦВЕТ ЦИВИЛИЗАЦИИ БРОНЗОВОГО ВЕКА НА БАЛКАНАХ

Цивилизация, сложившаяся в материковой Греции, в своих основных чертах была однотипна с минойской. Конечно, она имела местные особенности, характерные для народов, населявших Балканский полуостров. Это позволяет считать ахейскую Грецию в позднеэлладский период составной частью единой цивилизации бронзового века на территории Эгеиды, наиболее ярко представленной в ее центрах– на Крите и в Микенах.

Расцвет цивилизации бронзового века на Балканах приходится на XV—XIII вв. до н. э. – период, который на основе открытий в Микенах уже в конце XIX – начале XX в. стали именовать микенской эпохой. Однако последующие археологические исследования показали, что ахейские государства существовали на всей территории Балканского полуострва – в Северной, Средней и Южной Греции. Как и на Крите, центральными, структурообразующими элементами общества бронзового века на Балканах были дворцы. Кроме Микен и Тиринфа, дворцы были также в Пилосе (Мессения), Афинах (Аттика), Фивах и Орхомене (Беотия), Иолке (Фессалия). Однако на материке дворцы микенской эпохи строились значительно меньших размеров, чем на Крите, и, кроме того, они находились в центре цитаделей, которых не было на острове.

Наиболее общие представления об особенностях балканской архитектуры дают микенские дворец и цитадель. Цитадель в Микенах располагалась на скалистом холме. Ее стены, воздвигнутые в основном в XIV в до н.э., сложенные из огромных грубо обтесанных каменных глыб, были толщиной 6—10 метров и высотой до 18 метров.

Тиринф. Сводчатая галерея (II тыс. до н. э.). Фотография

Центральные ворота, названные Львиными (по увенчивающим их изображениям львов), были сооружены в XIII в. до н.э., в период максимального расширения крепости, когда цитадель Микен стала занимать площадь около 30 тысяч квадратных метров. При этом дворец оставался довольно скромных размеров (23 х 11,5 м). Главным помещением дворца (и в этом еще одно отличие «материковых» дворцов от критских) был мегарон – обширный почти квадратный зал (13 х 11,5 м), крышу которого с отверстием посередине поддерживали четыре колонны. В центре мегарона располагался очаг, являвшийся в то же время и алтарем. Здесь же царь, сидя на троне, принимал послов, здесь же устраивались пиры.

План цитадели и дворца в Тиринфе

Еще больше впечатляют крепостные сооружения Тиринфа, расположенного в 15 километрах от Микен. Стены его цитадели, сложенные в XIV—XIII вв. до н. э., по мощи не уступают микенским, но их строители владели уже более совершенными методами возведения оборонительных сооружений. Внутри внешней крепостной стены была еще одна стена, непосредственно защищавшая царский дворец. В случае если бы неприятель пытался проникнуть в крепость через главные ворота, ему пришлось бы подниматься по дороге вдоль крепостной стены, подставляя оборонявшимся свой правый, не защищенный щитом бок. А за воротами он попал бы в узкий проход, который упирался в еще одни укрепленные ворота. В этом каменном мешке враг, оказавшийся под ударами со всех сторон, легко мог быть уничтожен. Для нападавших эта цитадель была практически неприступной, за что Тиринф получил название «крепкостенный». На случай долгой осады в Тиринфе, так же как и в Микенах, был устроен подземный водопровод, подававший воду внутрь крепости. Сложность и продуманность фортификационных сооружений свидетельствуют о неспокойной жизни ахейцев, постоянно участвовавших в военных столкновениях.

План дворца в Пилосе

Лучше всего изучен хорошо сохранившийся дворец в Пилосе, в котором, согласно Гомеру, правил легендарный старец Нестор. Он похож на микенский и тиринфский дворцы: массивные наружные стены из крупных каменных блоков; пропилеи (проход), украшенные величественными колоннами; дворцовый двор; мегарон, стены которого украшали фрески, а полы были покрыты орнаментом и изображениями представителей морского мира. Особый интерес представляло двухэтажное восточное крыло дворца со множеством жилых помещений. В комнатах на первом этаже, которые служили кладовыми, археологи обнаружили несколько тысяч сосудов для хранения сельскохозяйственной продукции и резервуары для воды. Дворец Нестора справедливо называли «богато украшенным» и «пышным». У его владельца не было недостатка в сосудах из драгоценных металлов, в дорогой мебели и богатых одеждах. О несметных богатствах Пилоса свидетельствуют многочисленные фрагменты золотых и серебряных предметов и изделия из драгоценных камней, обнаруженные при раскопках дворца и расположенных рядом купольных гробниц.

Но настоящей сенсацией стала находка в одной из комнат дворцового архива, содержащего около тысячи глиняных табличек. Подобные таблички, написанные линейным письмом Б, обнаружены и на Крите, куда проникли ахейцы после гибели минойской цивилизации. Прочтение этих табличек, которые являлись в основном документами финансово-административного характера, позволило узнать многое о жизни дворцов микенской эпохи.

УСТРОЙСТВО ГОСУДАРСТВА И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ОБЩЕСТВА

Наличие дворцов и мощных крепостей указывает на существование в позднеэлладский период на Балканах уже сложившейся цивилизации с развитой государственностью. Хотя ученые не перестают спорить о том, удалось ли Микенам хоть ненадолго создать единое государство или правители ахейских дворцов смогли сохранить свою независимость. Каждый дворец оказывается центром небольшого государства. Практически все представители царской администрации пребывали на территории дворца.

Высшим лицом во дворце, согласно надписям, был ванака (или анакт) – царь Пилоса, который обладал верховной властью в государстве. Выражением его высокого статуса являлось то, что в его собственности находился темен – обширный земельный надел, приносивший 1800 мер зерна, и этот надел был второе больше земельных участков других знатных лиц. Именно высшие должностные лица являлись самыми крупными землевладельцами. Ванака выполнял еще судебные и жреческие функции. Только царю подчинялась некоторая часть чиновников (в пилосских табличках упоминаются должностные лица, названные «царскими»). В состав царской администрации входили также писцы, которые вели подробные счетные записи всего, чем владел царь и что поступало во дворец. Их помещения были расположены возле мегарона, откуда царю было удобно руководить своими чиновниками.

Вторым по значимости лицом в государстве был лавагет – воевода, предводитель царского войска. Как и царь, он владел земельным наделом (но меньшего размера – в 600 мер зерна), и в его распоряжении находились должностные лица, называвшиеся «воеводскими».

Еще ниже в социальной иерархии стояли жрецы (и жрицы), владевшие участками, дающими по 300 мер зерна.

Отдельными областями в царствах руководили басилеи.

Дворец был не только резиденцией правителя, центром политической жизни государства, но и важным экономическим центром. Дворцовое хозяйство, по данным дворцовой отчетности, охватывало все отрасли производства и олицетворяло собой экономический прогресс цивилизации.

Бронзовые доспехи ахейского воина (XV в. до н.э.)

Дворцовая администрация в первую очередь организовывала эффективное функционирование дворцового хозяйства. Судя по пилосским табличкам, в нем широко применялся труд рабов, сведенных в отряды. В списках работников упоминаются женщины-рабыни, которые мололи зерно, пряли и ткали шерсть, были заняты в качестве прислуги. Численность рабов в отряде порой достигала ста с лишним человек. В списках также есть мальчики и девочки, которые, по-видимому, были детьми рабынь (кроме того, упоминаются пайки, которые выдавали из кладовых на работниц и их детей). В хозяйстве использовался и труд мужчин-ремесленников, но обычно в отряде было не более десятка рабов-мужчин.

Другой важной функцией царской администрации было управление общинами, находящимися на территории царства. Общины были обязаны платить дворцу «натуральные» подати продуктами (размер устанавливался из расчета количества и качества земли, которой владела община), и чиновники строго контролировали объем и своевременность выплаты общинами установленных податей. Кроме натуральных поставок, в качестве обязательной повинности общин в пользу государства практиковалось привлечение свободных ремесленников для работ во дворце. (Так, в табличках упоминается: «один каменщик не явился», «там присутствовало 10 человек и отсутствовало 4 человека» и т. д.). Установив строгий учет сырья, и прежде всего металла, дворец поставил под свой контроль ремесленное производство, а важнейшие его отрасли монополизировал.

«Воины». Ваза из Микен

Рядовое население проживало за пределами дворца. У его стен располагался нижний город, где основным занятием жителей было ремесло, торговля и обслуживание запросов царской администрации. Однако подавляющее большинство населения государства, объединенное в общины (дамос), обитало в многочисленных поселениях, разбросанных по долинам и горным склонам, и было занято в сельском хозяйстве. Общинные отношения оставались весьма прочными. Часть земли находилась в частной собственности, но основной земельный фонд все еще принадлежал общинам. Из него нарезались земельные наделы, выдаваемые за выполнение государственных функций, и участки для сдачи в аренду. В табличках эта категория земли упоминалась как «земля, полученная от народа». К ней относились и царский теменос, и наделы лавагета, жрецов и других должностных лиц.

Арендаторами на «земле, полученной от народа» или частных наделах были безземельные работники – так называемые божьи рабы (и рабыни). Не являясь рабами в полном смысле этого слова, они, вероятно, были связаны с храмовой администрацией. Их небольшие участки давали всего по 10—11 мер зерна. Аренда общинной и частной земли была весьма распространенным явлением в экономике пилосского общества. Среди должностных лиц государства был даже специальный чиновник, следивший за сбором арендных платежей.

По текстам с табличек из Пилоса и Кносса дворцовое хозяйство предстает как мощная структура, контролировавшая практически всю экономическую жизнь общества. В основе эффективного ведения дворцового хозяйства и управления экономикой подвластной правителю территории лежал строгий учет и контроль всех трудовых и сырьевых ресурсов, выполняемых работ и произведенной продукции. Частные хозяйства играли второстепенную роль и также находились в зависимости от дворца. Все это говорит о том, что в государствах ахейской Греции сложился типичный для регионов Средиземноморья и Ближнего Востока эпохи бронзы тип централизованной экономики, основой которого является дворцовое или храмовое хозяйство.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ АХЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ И ИХ ЭКСПАНСИЯ В СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ

Несмотря на наличие многих, в том числе письменных, источников по истории ахейской Греции, целый ряд аспектов жизни древнего общества остается слабо изученным. Система дорог, соединявшая Микены с важнейшими ахейскими центрами, указывает на наличие постоянных контактов между соседними странами. Но мощные стены цитаделей, окружавшие дворцы микенского времени, ясно свидетельствуют о неспокойной обстановке на Балканском полуострове. Столкновения с соседними государствами и первобытными племенами за лидерство и доминирование над территориями были обычными условиями жизни ахейских царей. К этому добавлялось и желание обогатиться за счет соседей. В мифах сохранились сведения о кровавых распрях между ахейскими вождями.

Парис похищает Елену (или Тесей Ариадну?). Рисунок на вазе

Однако правители не только враждовали между собой. Порой, когда появлялись общие цели или общий противник, они объединялись для совместных действий. Один из мифов повествует о походе семи царей Арголиды против одного из сильнейших и богатейших городов того времени – Фив, которые были захвачены арголидцами, разграблены и разрушены. (Интересно, что археологи нашли во дворце в Фивах следы пожара, относящегося к XIV в. до н. э.)

Таким же военным походом против богатого и сильного соседа предстает знаменитая Троянская война, описанная Гомером в «Илиаде». Случилось это в период максимального возвышения Микен. Согласно эпосу, во главе похода встал микенский царь Агамемнон, который привлек к походу на Трою почти всех ахейских царей и собрал огромное войско. Многолетняя осада закончилась взятием и разрушением владений опасного соперника. И хотя содержание эпоса, несомненно, вымышлено, в его основе лежит реальное историческое событие. Военный поход греков большинство современных ученых датируют серединой или второй половиной XIII в. до н. э. (между 1260 и 1240 гг.). Однако некоторые исследователи называют и другую дату – начало XII в. до н. э. В организации проведения этого похода многие видят свидетельство создания единого ахейского государства под гегемонией Микен, хотя есть источники, и прежде всего тексты Гомера, которые это не подтверждают. И Диомед из расположенного по соседству с Микенами Аргоса, и Ахилл из далекого Иолка, и другие персонажи «Илиады» выступают в поэме как правители, достаточно независимые от царя Микен. Участие ахейских басилеев в Троянском походе было обусловлено союзными отношениями, которые издавна связывали ахейских владык.

Но вне зависимости от степени военно-политической консолидации ахейских царств греки постоянно осуществляли торговую и военно-политическую экспансию на соседние территории.

Многолетнее общение с жителями близлежащих островов еще в XVI—XV вв. до н. э. привело к включению Северных Кикладских островов в сферу влияния ахейцев. Объектом ахейской экспансии был и Кипр с его месторождениями меди – важнейшего сырья в эпоху бронзы. Активные торговые и политические контакты с киприотами способствовали переселению в XIII в. до н.э. на  Кипр греков, основавших там ряд типично ахейских городов. Влияние греков было настолько сильным, что местная культура в их поселениях полностью исчезла. После завоевания греками ок. 1400 г. до н. э. Крита утвердилось безраздельное господство ахейцев в Эгейском море.

Бронзовые поножи

Тесные экономические связи в это время устанавливаются и с сильным Египтом и государствами Восточного Средиземноморья (об этом свидетельствуют многочисленные предметы привозной керамики). От северобалканских племен, на землях которых находились богатейшие рудные залежи, греки получали металл в обмен на изделия ахейских ремесленников. Постоянные контакты поддерживались также с Южной Италией и островом Сицилия. Археологи обнаружили в Микенах и других ахейских центрах множество предметов из стран Азии, Африки и даже с берегов Балтики.

Наиболее агрессивно вели себя ахейцы в Малой Азии, где им удалось захватить некоторые участки малоазийского побережья. Плацдармом для их экспансии стал Милет. Первые поселения на его территории появились еще в XVI в. до н. э., спустя два века Милет предстает уже городом, обнесенным мощной оборонительной стеной. Отсюда ахейцы начали расселяться по всему полуострову. Неизбежно возникло столкновение с сильной державой хеттов. Хеттские источники XIV в. до н. э. упоминают страну Аххияву (ахейскую Грецию) как опасного противника. Совершая постоянные набеги, греки грабили мирное население и уводили жителей в рабство.

Итогом военной экспансии в Малой Азии стал поход коалиции ахейских царей для завоевания Троады – северо-западного региона Малой Азии. Овладение Троадой сулило грекам большие материальные приобретения и усиление их влияния в Восточном Средиземноморье. Однако результаты этого похода оказались прямо противоположными ожидаемым. Во второй половине XIII в. до н. э. экономическое и политическое положение ахейского общества начало быстро ухудшаться и цивилизация греков стала клониться к упадку.

КУЛЬТУРА АХЕЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Греческая культура эпохи бронзы начала формироваться еще в раннеэлладский период, в условиях первобытного строя. Но ее расцвет приходится на период, когда у ахейцев возникла цивилизация. Ахейское общество, вышедшее на историческую арену вслед за минойским, естественно, испытало огромное влияние Крита не только во всех сферах духовной и материальной культуры, но и в повседневной жизни. Ахейцы научились у минойцев строительству водопровода и канализации, технике фресковой живописи, заимствовали у них отдельные виды оружия, художественных и ремесленных изделий, копировали фасоны одежды и причесок. В жизнь греков-ахейцев вошли некоторые минойские религиозные культы и обряды, линейная письменность. Подражание было настолько буквальным, что первые исследователи микенского общества считали, что Микены эпохи шахтных гробниц находились под полным политическим контролем Крита.

Однако уже к 1600 г. до н. э. в культуре балканских греков наметилось заметное своеобразие. В первую очередь это касается архитектуры. Опираясь на местную традицию, греческие зодчие выработали новые архитектурные приемы, а потому ахейские дворцы никогда не копировали минойские. Их планировка основывалась на традиционном жилище рядового грека, наиболее приспособленном для сурового климата. Они были меньших размеров, и их центром был уже не внутренний двор, а мегарон – крытый большой зал, в середине которого находился очаг, который служил одновременно и алтарем. Уникальными являются и крепостные сооружения, сложенные из огромных глыб (толщина стен 8—17 метров). Столь же уникальными были и созданные ахейцами купольные гробницы, неизвестные минойцам.

У ахейцев были искусные камнерезы и художники, выработавшие свой художественный стиль. Отражая огромные сдвиги в общественном сознании, они отходят от канонов, характерных для архаических культур древности, с их условностью и орнаментальностью. Рельефы и росписи, как, например, рельеф со львами над крепостными воротами Микен или фреска с изображением музыканта из Тронного зала Пилосского дворца, свидетельствуют о высоком уровне художественного творчества, в котором чувствуется внимание к внутреннему миру человека, а декоративность сочетается с отражением явлений живой природы.

Микенские статуэтки (XIII в. до н. э.)

Для микенской эпохи характерно складывание и развитых религиозных представлений. О богатстве духовного мира ахейского общества свидетельствует сложная система верований и обрядов, зафиксированных в памятниках XX—XII вв. до н. э. Греческая религия отразила все те кардинальные изменения, которые произошли в ахейском обществе во II тысячелетии до н. э. В ее основе лежало обожествление сил природы и всего растительного и животного мира. Прежде всего микенские земледельцы почитали культурные растения, от которых зависела их жизнь. Но в свою религию они включили и поклонение дубу, посвященному верховному богу греков. Одним из древних культовых центров стало святилище в Додоне, где в могучем дубе якобы обитал Зевс. Священными для греков были также платан и пальма.

В эпоху бронзы ахейцы поклонялись и животным: льву, козлу, некоторым птицам. Причем уже в это время священные животные выступали лишь атрибутами богов. Сохранились изображения владычицы зверей с двумя львами по бокам. А в рельефе на Львиных воротах в Микенах звери, опираясь передними лапами на священную колонну, охраняют вход в царский дворец. Однако поклонение божеству-животному не получило у ахейцев широкого распространения и в эпоху бронзы сменилось поклонением антропоморфным божествам. Ахейский пантеон известен не полностью, но в письменных источниках из Кносса и Пилоса сохранились имена многих богов, которые впоследствии составили сонм олимпийских богов: Зевс, Посейдон, Гера, Гермес, Афина, Артемида, Аполлон, Деметра и др.

Микены. «Львиные» ворота (XV в. до н.э.). Фотография

Для поклонения этим богам были выработаны ритуалы, сохранившиеся и развитые в религии классической Греции. Основой сакральных обрядов было жертвоприношение. В раннегреческом обществе оно начиналось с личного очищения с помощью омовения водой и окуривания серой. Затем приносили жертву либо возлиянием вина и воскурением, либо закланием жертвенных животных. В особо торжественных случаях жертвовали быка, по менее значимому поводу богам приносили в жертву мелкий скот или птицу. Жертвоприношение дополнялось дарением богам плодов и овощей. Религиозные действа сопровождались молитвами, различными шествиями, ритуальными танцами. При церемонии погребения устраивались или состязания в стрельбе из лука, или кулачный бой, или конные ристания на колесницах.

Поклонение антропоморфным богам было неотъемлемо от почитания тех мест, где, по представлениям греков, обитали боги: рощ, скал, рек, пещер, отдельных деревьев. Ахейские греки создают и святилища. Первоначально они были домовыми (в мегароне дворца) и отличались скромностью убранства: фигурки божеств, сосуды и священные предметы для жертвоприношений. Но в позднемикенский период возникают и первые сакральные здания – прообраз будущих храмов.

В культуре ахейской Греции гармонично сочеталось художественное изображение окружающего мира и самобытное традиционное искусство материковой и островной Греции. Микенская культура эпохи бронзы заложила основы развития греческого общества в последующие эпохи.

ЗАКАТ ЦИВИЛИЗАЦИИ БРОНЗОВОГО ВЕКА НА БАЛКАНАХ

В конце XIII в. до н. э., после Троянской войны, в дворцовых хозяйствах ахейских царств наметились признаки экономического кризиса. К тому же в это время на Балканах резко ухудшилась этно-политическая ситуация. В силу каких-то до сих пор неизвестных причин племена, соседствовавшие с ахейскими государствами, двинулись с севера Балканского полуострова на юг. Все эти народы находились еще на стадии первобытнообщинных отношений. Большинство из них составляли родственные ахейцам племена греков, говорившие на дорийском диалекте. Продвижение дорийцев сопровождалось грабежами, разрушениями и пожарами. Для защиты от пришельцев в ахейских цитаделях спешно ремонтируются старые укрепления и строятся новые. Хотя крупнейшим крепостям (Микены, Тиринф и Афины) и удалось отразить нападение дорийцев, однако большинство дворцов (и прежде всего дворец в Пилосе) и поселений микенского времени после разрушения уже не возродились. Это нашествие представителей первобытного мира положило начало гибели цивилизации бронзового века в Греции.

Даже в устоявших цитаделях дворцовое хозяйство приходит в упадок. В поисках убежища одни ахейцы двинулись в области, мало затронутые вторжением варваров (например, в Аттику, Элиду, Ахайю), другие покинули Балканский полуостров. Следы запустения после дорийского нашествия просто поражают: количество поселений сокращается в несколько раз, убывает население, ремесленное производство приходит в упадок, а о монументальном строительстве, фресковой живописи и письменности в Греции вспомнят лишь через несколько веков. Резко уменьшается объем торговли, а торговый обмен с Востоком почти полностью прекращается. Начинается длительный период изоляции греческого мира от древневосточных цивилизаций.

Разоренное микенское общество оказывается неспособным существовать в прежних формах. Дворцы в Микенах, Тиринфе и Афинах простояли еще около ста лет, но в конце XII в. до н. э. акрополи в этих городах пустеют. Вскоре жизнь покинула и остальные цитадели. Вместе с гибелью дворцов, которые были социально-экономической, политической и культурной основой цивилизации бронзового века на Балканах, завершается микенская эпоха. «Героические века» греческой истории, освященные подвигами доблестных ахейских мужей, сменяются «темными веками» (XI—IX вв. до н.э.). На территории, где расселились варвары-пришельцы, вновь утверждаются первобытнообщинные отношения. Греция делает шаг назад, чтобы начать движение вперед, к новой цивилизации.

Гибель цивилизации ахейского мира была предопределена исторической исчерпанностью возможностей развития цивилизации эпохи бронзы. Главная из причин ее схода с исторической арены – социально-экономическая. Использовавшиеся в эпоху бронзы малопроизводительные орудия труда из меди, кости, камня и даже дерева либо чрезвычайно дорогие из бронзы ограничивали возможности совершенствования хозяйственной и трудовой деятельности. С такими примитивными и непроизводительными орудиями труда экономика может эффективно функционировать, только если она базируется на крупных централизованных хозяйствах, в которых работники сведены в отряды по специальностям и их труд четко организован на принципах кооперации и специализации. Но, как показывает исторический опыт, такой тип хозяйства, аналогичный древневосточному, позволяет идти по пути прогресса и накапливать богатства лишь до определенного предела. Дворцовые хозяйства, жившие за счет труда рабов и подчиненных дворцам общинников, должны были постоянно расширять штат управляющих и соответственно увеличивать расходы на его содержание. Это снижает эффективность производства, и в конце концов дворцы превращаются из центров производства в центры потребления, что ведет к застою и кризису в экономике.

Возможности развития ахейского общества были весьма ограниченными. Цивилизация на Балканах и в бассейне Эгейского моря не распространялась дальше дворца и близлежащей округи. Острые противоречия существовали не только между цивилизованным обществом и первобытными племенами, но и между дворцом и подчиненными ему общинами. Носителями цивилизации и ее культурных достижений были лишь аристократы, проживавшие во дворцах, и чиновники, связанные с дворцовым хозяйством. Поэтому с гибелью аристократии на полях сражений погибала и сама цивилизация. Во многом этому способствовала затяжная Троянская война, потребовавшая затраты огромных материальных и людских ресурсов. Исчерпавшие свои исторические возможности, ослабленные противоречиями, ахейские государства стали легкой добычей вторгнувшихся воинственных племен.

Историография

Микенская Греция стала объектом интенсивного изучения после раскопок, проведенных Г. Шлиманом. Археологи обнаружили в каждой области Греции по несколько десятков поселений микенского времени. Самым значительным событием было открытие в 1939 г. американским историком К. Блегеном (C. Blegen) остатков Пилосского дворца и знаменитых глиняных табличек, ставших для ученых новыми важными источниками. Другое знаменательное открытие Блеген сделал в Трое. На основе скрупулезного исследования тех немногих фрагментов следов Трои XII в. до н. э., которые сохранились после раскопок Шлимана, археолог сумел выделить так называемый слой «Троя VIIа», относящийся, по признанию большинства ученых, ко времени похода ахейцев на Трою. В настоящее время раскопки в Трое ведет международная экспедиция под руководством М. Корфмана (M. Korfmann), которой удалось открыть «нижний город».

Среди историков, изучавших ахейскую Грецию, следует отметить С. Вейнберга (S. Weinberg) и А. Уэйса (A. Wace), разработавших вслед за Блегеном детальную хронологию микенского общества, а также А. Фурумарка (A. Furumark), изучавшего ахейскую керамику. Обобщающие работы по истории Греции микенской эпохи написаны австрийским археологом Ф. Шахермайром (F. Schachermeyr) и греческим историком Г. Милонасом (G. Mylonas).

Раскопки Трои. Рисунок

Интересная дискуссия о природе социально-экономического строя микенского общества (с привлечением марксистской методологии) развернулась в 30-е годы ХХ в. в СССР, еще до открытия и расшифровки ахейской письменности. Б. Л. Богаевский, исходя из представления, что в греческом обществе было лишь поступательное развитие от низших форм во II тысячелетии до н. э. к высшим формам в I тысячелетии до н. э., считал, что у ахейцев еще не могло быть государства и что они не знали сословно-классовой структуры общества. Его главный оппонент В. С. Сергеев, напротив, доказывал существование уже сложившихся ахейских царств и наличие раннерабовладельческих отношений (расшифрованные тексты пилосского архива полностью подтвердили эту точку зрения). Тексты ахейской письменности использовал в своем исследовании, посвященном проблемам рабства, Я. А. Ленцман. Монографии Т. В. Блаватской посвящены проблемам социально-экономического и культурного развития ахейского общества (по мнению автора, центрами цивилизации были города). Интересные работы о греческом обществе II тысячелетия до н. э. принадлежат Г. Ф. Поляковой и А. А. Молчанову.

Большой вклад в определение места микенского общества в историческом процессе внес Ю. В. Андреев, который исследовал проблемы урбанизации эгейских обществ и типологизации цивилизации бронзового века на Крите и в микенской Греции. Он отмечал, что ахейские центры цивилизации остались на уровне «протогородов» и что цивилизация на Крите и Балканах выступает как один из вариантов типичной для эпохи бронзы дворцово-храмовой цивилизации, возникшей в зоне контактов Востока и Запада.

Литература по теме

Андреев Ю. В. От Евразии к Европе: Крит и эгейский мир в эпоху бронзы и раннего железа. СПб., 2002.

Бартонек А. Златообильные Микены. М., 1991.

Блаватская Т. В. Ахейская Греция. М., 1966.

Блаватская Т. В. Греческое общество II тыс. до н.э. и его культура. М., 1976.

БлегенК. Троя и троянцы. М., 2003.

Богаевский Б. Л. Крит и Микены. М.– Л., 1924.

Герни О. Р. Хетты. М., 1987.

Гиндин Л. А. Население гомеровской Трои. М., 1993.

Гиндин Л. А., Цымбурский В. Л. Гомер и история Восточного Средиземноморья. М., 1996.

Кравчук А. Троянская война: Миф и история. М., 1991.

ЛенцманЯ. А. Рабство в микенской и гомеровский Греции. М., 1963.

Лурье С. Я. Язык и культура микенской Греции. М.– Л., 1957.

Молчанов А. А. Социальные структуры и общественные отношения в Греции II тысячелетия до н. э. М., 2000.

Полякова Г. Ф. Социально-политическая структура пилосского общества. М., 1978.

Сергеев В. С. История Древней Греции. М., 1963.

Fwrumark A. Linear A und die altkretische Sprache. Berlin, 1956.

Korfmann M. Troia – Ausgrabungen 1990 und 1991 // Studia Troica. 1992. Bd 22.

Milonas C. Mycenae and Mycenaean Age. Princeton, 1966.

Nilsson M. The Mycenaean Origin of Greek Mythology. Berkeley, 1931.

Schachermeyr F. Mykene und das Hethiterreich. Wien, 1986.

Schliemann H. Auf den Spuren der Antike. Berlin, 1989.

Ventris M., Chadwick J. Documents in Mycenaean Greek. Cambridge, 1973.

WaceA. Mycenae, an Archaelogical History and Guide. Princeton, 1949.

Weinberg S. The Stone Age in the Aegean // Cambridge Ancient History. 1965. Vol. 1. P. 557—618.

Раздел 2 СТАНОВЛЕНИЕ И РАСЦВЕТ ПОЛИСОВ

Период с XI по IX в. до н. э., следующий за эпохой падения крито-микенской цивилизации, именуют по-разному. Традиционно его называют гомеровским, поскольку поэмы Гомера «Илиада» и «Одиссея» являются основным источником по данной эпохе. В последнее время в науке появился термин «предполисный период», акцентирующий внимание на условиях, которые привели к формированию главного феномена нарождающейся цивилизации – полиса. Этот период порой называют и «темными веками», потому что сведения об этой эпохе, по сравнению с данными о других этапах развития греческого общества, чрезвычайно скудны.

ГЛАВА 6 Гомеровский период

ГРЕЧЕСКИЙ МИР ПОСЛЕ ДОРИЙСКОГО ВТОРЖЕНИЯ

Дорийское переселение было последним крупным передвижением народов на Балканском полуострове в истории Древней Греции. После него расселение греческих племен и распространение диалектов в бассейне Эгейского моря завершилось. В дальнейшем этническая картина в этом регионе мало изменилась.

В конце XII– в Х!в. до н. э. многие районы, обжитые микенцами, обезлюдели. В некогда цветущей Арголиде найдены следы всего семи поселений, в Мессении – шести, в Беотии – двух. На это время приходится максимальный отток населения из Балканской Греции, зато осваиваются новые территории: Малая Азия, острова Эгейского и Ионического морей. На новые земли прежде всего устремились бежавшие от нашествия варваров ахейцы. В Х!в. до н. э. греки, говорившие на ионийском диалекте, заселяют большую часть западного побережья Малой Азии и ближайшие к побережью острова: Хиос, Самос и др. Этот процесс массового переселения ионийских греков на малоазийское побережье получил название ионийской колонизации. Носители эолийского диалекта заселяют северную часть Эгейского побережья Малой Азии и близлежащие острова (самый крупный из них – Лесбос). Искавшие удобные для поселения места дорийцы, захватив Пелопоннес, затем занимают Крит, Родос и южную часть западного побережья Малой Азии. В результате греки расселились по всему бассейну Эгейского моря.

На новых территориях утвердились принятые у переселенцев общинные родовые структуры. Греческое общество, сделав шаг назад, вернулось к первобытнообщинным отношениям. В этих условиях дворцы оказались несовместимы с новым укладом жизни и сошли с исторической арены. Вместе с дворцами оказались ненужными письменность и многие другие достижения микенской культуры. Новые родовые поселения возникали в стороне от руин дворцов, как бы знаменуя этим разрыв с микенским обществом. Из богатого наследия культуры микенского времени сохранились преимущественно отдельные навыки в выращивании зерновых, винограда и оливок, важнейшие технологические приемы, орудия и инструменты, применяемые в бронзолитейном и гончарном производстве, кузнечном деле, в строительстве парусных судов и т. п. Сохранились также некоторые религиозные верования и культы, прежде всего связанные с сельскохозяйственной деятельностью.

К предполисному периоду относятся первые свидетельства движения общества по новому пути развития. Изменяется характер погребений, а вместе с ним, вероятно, и обряд заупокойного культа. Традиционную гробницу для целой семьи заменяют «ящичные» могилы для захоронения одного человека. С распространением обряда кремации умершего появляются погребальные урны.

Кузница. Роспись на сосуде (VI в. до н. э.)

Но важнейшим новшеством после дорийского нашествия следует считать широкое использование железа. Начинается железный век в истории Древней Греции. Искусство обработки железа имеет длительную историю. В микенское время железо считалось ценным металлом, и изделия из него были чрезвычайно редки. Но в ХІ в. до н. э. обработкой металла занимались уже в Афинах, Арголиде, на острове Эвбея. Совершенствуется производство железных орудий труда, которые были прочнее и дешевле бронзовых, к тому же месторождения железной руды встречаются значительно чаще, чем залежи олова и меди. Массовое использование железа привело к техническому перевороту в производстве. Новые орудия труда резко повысили производительные возможности как всей общины, так и отдельного работника. Это дало мощный импульс для быстрого движения древнегреческого общества по принципиально новому пути развития.

Благодаря широкому использованию железа и индивидуализации труда производителя, стали ненужными столь необходимые в микенское время государственная монополия в металлургии, обусловленная дорогостоящими дальними экспедициями к местам добычи руды, и кооперация работников, необходимая при использовании малопроизводительных орудий труда бронзового века.

В X—IX вв. до н. э. преимущественно из железа стали делать военные доспехи и оружие. Уже в X в. до н. э. Греция становится одним из ведущих производителей изделий из железа в Восточном Средиземноморье, что позволяет отказаться от использования бронзы для изготовления предметов для повседневной жизни.

Однако процесс становления новых социально-экономических и политических структур был долгим. Греческое общество оставалось еще замкнутым, изолированным от передовых центров восточных цивилизаций. Об этом свидетельствует отсутствие предметов, привезенных из стран Востока. Местная керамика была грубая, низкого качества. Только возникший после 900 г. до н. э. геометрический стиль в вазописи указывает на прогресс в развитии древнегреческого общества. О реалиях того времени наглядно свидетельствуют археологические открытия и тексты поэм Гомера.

«Гомеровский вопрос»

Гомеровский эпос создан как бы на грани двух больших исторических эпох. Он отражает события конца микенской эпохи и крушения общества бронзового века и в то же время начавшееся движение греческих стран по новому пути развития. Дошедшие до нас сведения о Гомере весьма неоднозначны. Согласно традиции, Гомер жил на рубеже IX—VIII вв. до н. э., и семь городов не без основания спорили за право называться родиной поэта. «Илиада» и «Одиссея» получили широкую известность и популярность в греческом мире уже вскоре после их создания. Тексты их передавались долгое время изустно. Первая запись эпоса относится ко времени правления афинского тирана Писистрата. Вначале поэмы исполняли на праздниках в честь богини Афины, затем тексты Гомера легли в основу школьного образования и широко распространились по всему греческому миру. Это привело даже к возникновению культа Гомера.

В эпоху эллинизма в Александрии Египетской началось научное исследование поэм Гомера. Зенодот в конце IV в. до н. э. для удобства разделил каждую поэму на 24 песни, обозначив их буквами греческого алфавита. Другой ученый, Аристарх Самосский (ок. 215—145 до н. э.), после тщательного анализа поэм выделил стихи, не принадлежащие Гомеру и «сомнительные», а также повторы. Нашлись ученые, которые, обратив внимание на ряд различий между поэмами, объявили, что эти произведения не могли принадлежать одному автору.

Новый всплеск интереса к творчеству Гомера вызвала опубликованная в 1715 г. работа французского аббата Ф. д'Обиньяка. В ней утверждалось, что «Илиада» является соединением произведений различных певцов, и что собраны вместе они были задолго до времен Писистрата, и что Гомера вообще никогда не существовало, а слово «гомер» означает «слепец». Эта теория получила поддержку, когда в конце XVIII в. была найдена рукопись «Илиады», сделанная в Венеции в Х в., в которой в дополнение к тексту приводилось изложение точек зрения на авторство поэмы античных филологов.

В 1795 г. немецкий филолог Ф.Вольф (1759—1824) опубликовал свое знаменитое «Введение к Гомеру», положившее начало научным дискуссиям, не прекращающимся до сих пор. Отмечая множество расхождений в рукописях гомеровских поэм, он заключил, что единых текстов произведений никогда не было. В основе текстов поэм, полагает он, лежат эпические песни, созданные разными поэтами в разное время и передававшиеся из поколения в поколение в устной форме. Сторонники этой точки зрения получили название аналитиков.

Наиболее последовательным сторонником теории Вольфа был германский лингвист К. Лахман (1793—1851), который выделил из текстов Гомера шестнадцать самостоятельных песен («Подвиг Диомеда», «Подвиги Ахилла» и т.д.) и несколько промежуточных, внесенных для связи. Такой взгляд на гомеровские поэмы получил название «теория малых песен».

Все эти идеи вызвали в науке горячие споры. Немецкий ученый Г. В. Нич (1790—1861) доказал несостоятельность гипотез Вольфа и Лахмана, отрицавших авторство Гомера. Он был убежден, что противоречия присущи любому крупному художественному произведению, а у Гомера они настолько ничтожны, что не нарушают художественного единства поэм. Нич допускал, что Гомер использовал в своих поэмах старинные эпические песни, но переработал их, подчинив весь текст поэм единому художественному плану. Сторонников признания авторства Гомера и взгляда на его поэмы как на единое художественное целое стали называть унитариями (т. е. сторонниками теории единства).

Попыткой примирить две противоположные точки зрения стала так называемая теория основного ядра. Ее автор – Г. Германн (1772—1848). Он предположил, что Гомер создал две небольшие поэмы – «Пра-Илиаду» и «Пра-Одиссею», тексты которых были расширены и дополнены другими поэтами. Благодаря гомеровскому «ядру» сохранялось единство повествования, а дополнения внесли многочисленные отступления и противоречия.

Хотя точка в споре еще не поставлена, но подавляющее большинство исследователей сходятся во мнении, что каждая поэма представляет собой творение великого Гомера и предстает как художественное целое. В то же время сказитель использовал созданные задолго до него эпические песни, в которых нашли отражение исторические реалии как бронзового века, так и более поздней эпохи, после переселения дорийцев. Поэтому элементы материальной и духовной культуры, общественные отношения и религиозные верования, принадлежащие различным историческим эпохам, в эпосе предстают в сложных и порой причудливых сочетаниях. Естественно, автор лучше представлял себе и потому конкретнее описывал хронологически наиболее близкие к нему явления. Древнейшие микенские реалии составляют незначительную долю в воспроизведенных исторических событиях. А доминирующее положение в поэмах, несомненно, занимают реалии, либо современные автору, либо относящиеся к заключительному периоду «темных веков».

Важный вклад в решение «гомеровского вопроса» в XX в. внесли работы зарубежных и отечественных ученых М. Пэрри, А. Лорда, Р. В. Гордезиани. Впрочем, нынешние споры между унитариями и их оппонентами в основном ведутся вокруг вопроса о форме и объеме стихов, включенных Гомером в поэмы, и того, насколько эти вставки нарушают целостность изложения. Но эти проблемы уже относятся к истории литературы.

ХОЗЯЙСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ ГРЕЧЕСКИХ ОБЩИН

Воссоздавая образ жизни греческого общества по поэмам Гомера, надо иметь в виду, что описанная в «Илиаде» и «Одиссее» историческая действительность была подвергнута поэтом отчасти сознательной, отчасти невольной идеализации. Традиционные формы жизни находят в поэмах наиболее яркое отражение, а о новых, динамично развивающихся явлениях сказано мало.

В гомеровском обществе не осталось и следа от централизации, присущей микенскому обществу. Повсюду утвердились первобытные, патриархальные отношения, базировавшиеся на родовых и семейных связях. Род как самостоятельная ячейка общества уже сошел с исторической арены, и ведущая роль перешла к примитивной сельской общине, называвшейся демосом. Как правило, эти общины занимали небольшую территорию, ограниченную горными хребтами или водным пространством, и были мало связаны между собой. Чтобы иметь возможность существовать на этой изолированной площади, членам общины приходилось осваивать все виды хозяйственной деятельности и использовать интенсивные формы ведения хозяйства. Природные условия Средиземноморья обусловили распространение на всей территории, заселенной греками, однотипных форм хозяйствования.

Хозяйственная жизнь гомеровского общества уже далека от примитивной организации жизни при родовом строе. Наиболее полная картина повседневного сельского быта предстает на щите Ахилла, выкованном богом Гефестом. В основном это земледелие, использующее различные приемы обработки почвы.

Сделал на нем и широкое поле, тучную пашню,
Рыхлый три раза распаханный пар; на нем землепашцы
Гонят яремных волов, и назад и вперед обращаясь…
Далее выделал поле с высокими нивами; жатву
Жали наемники, острыми в дланях серпами сверкая.

(«Илиада», XVIII, 541-551)[5]

Греки возделывали практически все полевые, садовые и огородные культуры, распространенные в Средиземноморье. На искусно обработанной почве хлебопашцы выращивали пшеницу, ячмень, полбу[6], которые составляли основу питания древних греков.

Помимо земледелия, в гомеровскую эпоху широкое распространение получает садоводство. В «Одиссее» описан обширный сад Алкиноя, где росло

Много дерев плодоносных, ветвистых, широковершинных,
Яблонь, и груш, и гранат, золотыми плодами обильных,
Также и сладких смоковниц и маслин, роскошно цветущих;
Круглый там год, и в холодную зиму, и в знойное лето,
Видимы были на ветвях плоды…
Там разведен был и сад виноградный богатый…

(«Одиссея», VII, 114-122)

Парис, пасущий стадо. Рисунок на вазе

Занимались они и скотоводством, роль которого в хозяйственной жизни древних греков была значительной. Гомер неоднократно говорит о стадах овец, коз, свиней, от которых получали мясо, молоко, сыр, шерсть, а также упоминает быков, без которых невозможно пашенное земледелие. Кроме того, в эпоху, когда еще не была изобретена монета, скот выступал мерилом богатства. Так, во время тризны при погребении Патрокла Ахилл устроил состязания, где

Мздой победителю вынес огонный треножник, огромный,
Медный, – в двенадцать волов оценили его аргивяне;
Мздой побежденному он рукодельницу юную вывел,
Пленную деву, – в четыре вола и ее оценили.

(«Илиада», XXIII, 702-705)

В то же время упоминания о ремеслах – кузнечном, гончарном, плотницком, кожевенном, ткацком и др. – и ремесленниках встречаются редко. Необычайно ярко, с точно выписанными деталями изображена кузница бога Гефеста, где в горнах пылает огонь и раздуваются двадцать мехов, а на тяжелой наковальне огромным молотом бог-искусник выковывает чудесное оружие Ахиллу. Однако такие мастерские были еще редкостью. Большинство ремесленников не имели постоянного места жительства. В поисках работы они переходили из одного поселения в другое, надеясь получить от землевладельца заказ на изготовление необходимых в хозяйстве инструментов и утвари. Однако основные орудия труда и нехитрую мебель в эту эпоху земледелец предпочитал изготавливать сам и на то, чтобы использовать чужой труд, крестьянин-общинник шел только при крайней нужде:

…Приглашает ли кто человека чужого
В дом свой без нужды? Лишь тех приглашают, кто нужен
на дело:
Или гадателей, или врачей, иль искусников зодчих,
Или певцов, утешающих душу божественным словом…

(«Одиссея», XVII, 382-385)

В этих условиях торговые отношения в греческом обществе оставались неразвитыми. Практиковался прямой обмен одних товаров на другие. Как правило, ремесленники за изготовленные изделия получали либо продукты питания, либо куски бронзы, меди или железа.

Единственными торговцами в гомеровскую эпоху были финикийцы – знаменитые во всем мире купцы и мореходы. Они привозили на своих кораблях к берегам Греции диковинные товары из заморских стран. Торговые контакты были эпизодическими. Купцы выгружали товары на берег и торговали ими до тех пор, пока не распродавали все. В основном это были благовония, украшения и предметы роскоши (подобные описанному Гомером золотому ожерелью с диковинным янтарем), пользовавшиеся неизменным успехом у родовой знати. Взамен они скупали вино, масло, кожи, металлы. О финикийцах ходила дурная слава: они не гнушались заниматься и пиратством. Нередки были случаи, когда, распродав товар, они насильно увозили для продажи в рабство женщин или детей, как это было с царским сыном Звмелом.

Основной социально-экономической ячейкой, обеспечивавшей существование натурального хозяйства в древнегреческом обществе, выступает патриархальная семья – ойкос. В ее рамках протекала вся жизнь греческого общинника. Главной ценностью была земля, а основой самообеспечения патриархальной семьи – земледелие. Земля, которая традиционно была общинной собственностью, периодически подвергалась переделам. Право на получение надела имели только свободные и полноправные общинники. Наделы распределялись по жребию, а потому назывались клерами (т. е. жребиями). Ко времени Гомера практика переделов уже была изжита и участки стали закрепляться в частную собственность. Это привело к появлению богатых земельных собственников. В этот период басилеи (т. е. аристократы) уже владеют теменами – крупными земельными наделами. Соответственно, появляются и общинники, лишившиеся своих наделов. Но, несмотря на ряд различий, хозяйства и басилея и простого общинника однотипны.

 «Ахилл и Аякс, играющие в кости». Чернофигурная амфора (VI в. до н. э.)

Наглядно об этом свидетельствуют описанные Гомером владения Одиссея. Его жилище больше похоже на крестьянский дом, чем на дворец ахейского царя в микенскую эпоху. Перед входом во «дворец» красуется самое ценное для крестьянина – большая навозная куча. В центральном «зале», где происходят трапезы, полом является плотно утрамбованная земля. Помещения грязные, стены и потолок закопченные (дом отапливается по-черному), нет никаких росписей или украшений,  характерных для дворцовой архитектуры. В дом запросто заходят бродяги и попрошайки и в ожидании подачки усаживаются возле пирующих. Владелец ойкоса, как это было заведено у Лаэрта, отца Одиссея, разделяет трапезу со своими рабами, а в холода спит вместе с ними на теплой золе возле очага. Да и по внешнему виду басилей похож на крестьянина-общинника. В целом жилище главы аристократической патриархальной семьи отличается от крестьянского дома только большими размерами.

Много схожего между басилеем и простолюдином также в хозяйственной деятельности и повседневном поведении. На щите Ахилла басилей изображен следящим за вспашкой поля. Подобно рачительному крестьянину, басилей сам, без управляющих, надсмотрщиков и писцов, как это делали ахейские цари, ведет свое хозяйство. Он точно знает, кто и что у него производит, где и какие работы выполняются. Он сам все учитывает и распределяет по кладовым: и зерно, и вино, и оливки, и ремесленные изделия, и слитки металлов. Он участвует в трудовом процессе вместе со своими работниками. Как это в свое время делал отец Одиссея, так это делает и Одиссей. Перед свадьбой из пня собственноручно срубленной оливы Одиссей изготавливает брачное ложе. Когда ахейские басилеи прибывают на Итаку, чтобы призвать Одиссея отправиться на войну с Троей, то застают его вспахивающим поле. Причем Одиссей гордится умением косить и пахать не меньше, чем военными подвигами.

Если б весною, когда продолжительней быть начинают
Дни, по косе, одинаково острой, обоим нам дали…
Или, когда бы, запрягши нам в плуг двух быков круторогих…
Дали четыре нам поля вспахать для посева, тогда бы
Сам ты увидел, как быстро бы в длинные борозды плуг мой
Поле изрезал…

(«Одиссея», XVIII, 367-376)

Трудолюбивы и жены басилеев. Пенелопа работает за ткацким станом, а Навсикая, дочь Алкиноя, вместе со служанками стирает белье. И это обычная картина жизни греческой знати.

Конечно, хозяйство аристократа больше по размерам, в доме больше комнат, а в услужении и на различных работах занято немало работников. Потерявшему надел крестьянину остается либо наниматься на работу к зажиточному общиннику, либо становиться нищим бродягой. Гомер упоминает фетов-поденщиков, которые обрабатывают поля басилея за плату. Поденщики хотя и сохраняют личную свободу, но стоят на самой нижней ступени в социальной иерархии гомеровского общества.

Есть в ойкосе знатных лиц и рабы. У Одиссея – это пастухи Эвмел и Меланфий. В доме Одиссея есть также двенадцать рабынь, а Алкиною помогают в хозяйстве пятьдесят рабынь. В гомеровском обществе рабство только зарождается, оно еще домашнее. Это патриархальное рабство. Рабы пока мало участвуют в производственном процессе и в основном заняты в домашнем хозяйстве, трудятся как подсобные работники рядом с хозяином. Кроме того, рабы хотя и потеряли личную свободу, но являются младшими членами семейной общины. Благодаря этому они сохраняют с хозяином патриархально близкие и даже дружеские отношения, как, например, между Одиссеем и Эвмелом. Такое доброе расположение могло в итоге обернуться щедрой наградой в виде участка земли, разрешения обзавестись семьей и т. д. Но патриархальные отношения не исключают и жестокого наказания раба в случае неповиновения или предательства. Расправившись с женихами, Одиссей вешает предавших его рабынь на корабельном канате, а Меланфия, отрубив ему уши, нос, руки и ноги, еще живым бросает на съедение собакам.

При всем различии в размерах хозяйства простого общинника и представителя знати, при наличии рабов и наемников в домах басилеев ойкос и аристократа и общинника по организации трудовой деятельности и повседневной жизни предстают типологически сходными социально-экономическими ячейками. Именно наличие однотипного ойкоса на всей территории, где расселились греки, способствовало разрушению связей господства и подчинения между единоличным правителем и остальным обществом, столь характерных для Востока и крито-микенской цивилизации. В предполисный период в ойкосе возникают новые формы социальных связей в обществе и структурах власти, которые определили новые направления социально-политического развития общества.

ГРЕЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

Устройство греческого общества предполисного периода отражало реалии эпохи разложения первобытнообщинных отношений. Повседневная жизнь греков протекала в рамках соседской общины, которая постепенно вытесняла с исторической арены предшествующую ей кровнородственную общину, хотя родовые группы и продолжали играть важную роль. Внутри соседской общины отдельные родовые группы объединялись в филы и фратрии, которые были основными военными и политическими ячейками общины. Фратрия представляла собой военный отряд, объединявший членов нескольких родов в общине. А несколько фратрий образовывали филу. Вся военно-политическая деятельность члена общины протекала во фратриях и филах: в их составе он и совершал военные походы, и участвовал в народном собрании. По Гомеру, человек, не принадлежащий ни к одной фратрии, стоял вне общества. У него не было очага, т. е. домашнего хозяйства, которое и давало ему основу для полноценного участия в жизни общины.

В последний период существования первобытнообщинного строя война между общинами становится важным фактором экономической жизни. В частности, это был один из способов приобретения богатств и дополнительных рабочих рук. Поселения постоянно подвергались нападениям соседей, и это отнюдь не осуждалось. Наоборот, угнать стадо у соседней общины или совершить набег на чужое побережье и подвергнуть его разграблению в те времена считалось вполне благородным видом заработка. В этих условиях фратрии были единственной защитой общины от внешней опасности. Повседневные вопросы своей внутренней жизни члены фил и фратрий решали самостоятельно, практически без вмешательства общины.

Спор между Аяксом и Одиссеем из-за доспехов Ахилла. Роспись килика (V в. до н. э.)

Помимо военных столкновений с соседями, характерным явлением жизни древнегреческого общества становятся конфликты между родами, что порождало кровную месть. Преследование убийц и отмщение им кровью считалось священным долгом родственников перед покойником. Так, в «Одиссее» родные женихов, с которыми расправился Одиссей, с оружием в руках отправляются для мщения, чтобы истребить всю семью басилея. И только вмешательство богини Афины останавливает кровопролитие. В этих условиях каждый мужчина должен быть готов с оружием в руках отстаивать свою жизнь и защищать хозяйство. Однако новые исторические реалии изменяют и этот обычай. Убийца мог рассчитывать на сохранение своей жизни, если ему удавалось откупиться, расплатившись скотом или слитками драгоценных металлов. Третейским судьей в этом случае, как показано в «Илиаде», выступают родовые старейшины.

Социальная структура гомеровского общества была очень сложной. Среди общинников уже нет былого равенства, они разделены на несколько статусных групп, различающихся между собой по правам и происхождению. Основу греческого общества этой эпохи составляют полноправные общинники, которым противостоят те, кто по каким-либо причинам оказался вне общинной организации. В свою очередь, коллектив общины делился на родовую знать и рядовых общинников. Лица, стоящие вне общины, представлены поденщиками-фетами и рабами. В обществе гомеровской Греции уже существовало имущественное неравенство, усложнившее социальные отношения внутри общины.

Огромное влияние на становление нового греческого общества оказало появление аристократии и утверждение главенства знатных родов над рядовыми общинниками. Находящиеся наверху социальной пирамиды аристократы, которых Гомер именует «лучшими», «добрыми», противопоставляются рядовым общинникам, называемым «скверными» и «низкими». Их претензии на лидерство во всех сферах жизни и привилегированное положение обосновываются знатным происхождением. Они – «лучшие люди» (по-древнегречески – «аристос», отсюда термин «аристократия»), потому что «богом рожденные» и «богом вскормленные» .

Реальная власть сосредоточивается в руках самых могущественных представителей родовой знати, которые в поэмах названы басилеями (хотя в гомеровском эпосе они предстают племенными вождями, этот титул обычно переводится как «царь»). Басилеи выделялись среди рядовых общинников символами верховной власти: пурпурными одеждами и скипетром. Во время войны басилеи командовали отрядами соплеменников и как военачальники получали львиную долю добычи. Гомер неоднократно подчеркивает высокий статус знати, называя их «начальствующими над народом», «скипетродержцами». В мирное время басилеи возглавляли суды и руководили не только культовыми церемониями, но и всей повседневной жизнью общины. В эпосе у каждого героя-басилея есть свои владения: город или остров (Одиссей правит на Итаке, Алкиной – на острове феаков и т. д.). Басилеи, первенствуя среди аристократов, тем не менее делят свою власть со старейшинами отдельных родов. На острове Итака басилеи, пользуясь отсутствием законного правителя Одиссея, хотели отнять власть у его сына Телемаха. На острове феаков, помимо царя Алкиноя, есть еще тринадцать басилеев, с которыми советуется правитель. Сцена заседания аристократов запечатлена на щите Ах илла:

…старцы градские
Молча на тесаных камнях сидят средь священного круга;
Скипетры в руки приемлют от вестников звонкоголосых;
С ними встают и один за другим свой суд произносят.

(«Илиада», XVIII, 503-506)

Гомер рисует аристократов с явной симпатией, представляя их в самом выгодном свете. По его мнению, «скипетродержцев» характеризует физическое и умственное совершенство, их поведение всецело соответствует высоким моральным нормам. Поэтому басилеи у Гомера и на поле боя, и в народном собрании всегда первые. Поэт несколько раз описывает ахейское войско, когда оно готовится к сражению, но сама битва неизменно подается через подвиги знаменитых ахейских мужей: Диомеда, Аякса, Патрокла, Ахилла. Только их физическая сила и военная выучка, считает Гомер, способны принести победу грекам.

И на народном собрании у ахейцев в обсуждении всех вопросов и принятии решений участвуют только басилеи. Лишь однажды представитель простонародья пытается оспорить решения аристократов. Но когда воин Теротт осмелился высказаться против продолжения войны с троянцами и предложил немедленно вернуться домой, Одиссей в гневе набросился на простолюдина, осыпая его бранью и угрожая расправой:

Смолкни, несчастный, воссядь и других совещания слушай,
Боле почтенных, как ты! Невоинственный муж и бессильный,
Значащим ты никогда не бывал ни в боях, ни в советах.

(«Илиада», II, 200-202)

В этом эпизоде Гомер явно осуждает поступок смутьяна, рисуя весьма неприглядный портрет простолюдина: у него отталкивающая внешность, его мысли и поступки непристойны, и он один пытается возражать среди безмолвного войска. Да и остальные воины не только не заступаются за товарища, но, наоборот, одобряют действия Одиссея и осыпают насмешками незадачливого Терсита. Эта сцена, где Гомер безоговорочно признает права басилеев принимать решения и управлять народом, наверняка отражала пассивную роль народного собрания в предполисную эпоху.

Однако в более раннее время роль народного собрания была значительнее. В «Одиссее» на это указывает ряд эпизодов. Так, именно к народу апеллирует сын Одиссея Телемах во время конфликта с женихами Пенелопы. Для Гомера народное собрание – это древний, освященный традицией авторитетный орган, решению которого безоговорочно подчиняются как аристократы, так и рядовые общинники.

У Гомера впервые появляется термин «полис», с которым связана вся дальнейшая история античной Греции, все своеобразие достижений греческого общества.

Полис[7] как тип поселения уже хорошо известен поэту. Когда жизнь греков определяла семейно-родовая община, поселение представляло собой как бы «протополис», где еще господствует дворец правителя, а агора (площадь для народного собрания) – лишь часть дворцового комплекса. А к концу «темных веков» появляется раннеархаический полис, который предстает уже настоящим городом: он окружен стенами с башнями и воротами, располагает гаванью. Отличительной чертой полиса является наличие архитектурно оформленного центра – агоры. Подробное описание внешнего вида полиса отнюдь не было досужим вымыслом Гомера: открытая археологами Смирна поразительно похожа на гомеровскую Схерию.

Так постепенно из разрозненных ячеек первобытного родового общества формировался новый тип общины, в рамках которой греческое общество вступило в стадию цивилизации.

Источники

Археологический материал, относящийся к периоду «темных веков», весьма скуден, что является прямым отражением разрыва с градостроительной традицией микенского времени. Следов поселений на практически безлюдной территории Балканской Греции и островах Эгейского моря весьма мало. От эпохи 1100—900 II. до н. э. во всей Аттике обнаружено два дома в Элевсине, а в Фессалии – один дом в Иолке. По-видимому, греки в этот период ютились в небольших хижинах, от которых не осталось никаких следов. Первые свидетельства о возрождении в греческом мире городов относятся только к IX—VIII вв. до н. э.

Наиболее интересным памятником градостроительства этого периода является Смирна, открытая археологами в середине XX в. Поселение возникло в Малой Азии в Х в. до н. э. на территории, колонизованной греками, прибывшими с Балканского полуострова. Но только несколько десятилетий спустя, когда площадь, занятая постройками, увеличилась до трех гектаров, поселение было обнесено оборонительной стеной из кирпича-сырца на каменном фундаменте. Это было новым явлением в градостроительстве, так как до этого стены возводились только для защиты акрополей. Внутри городских стен господствовал ульевидный тип застройки, когда дома вплотную примыкают друг к другу. Такой тип планировки позволял возвести наибольшее количество пригодных для жилья помещений на небольшом пространстве. Акрополя (в обычном понимании этого слова) в городе не было. Храмы и другие общественные здания располагались прямо среди жилых домов. Все исследованные учеными поселения (Смирна и др.) скорее напоминают родовые поселки, схожие с теми, что существовали в предшествовавшую микенской эпоху, чем собственно города.

В целом археологический материал показывает, что в период крушения цивилизации бронзового века с ее цитаделями и дворцами смогли сохраниться такая форма поселения, как родовой поселок, и такие фундаментальные достижения предшествующей эпохи, как дом с мегароном, гончарный круг, горн для плавки металла и т. д.

КУЛЬТУРА ГОМЕРОВСКОЙ ГРЕЦИИ

Сложный и противоречивый процесс культурного развития Древней Греции в послемикенское время нельзя оценить однозначно. В области материальной культуры с внедрением железа во все сферы хозяйственной и военной деятельности отмечается несомненный прогресс, который нашел выражение в создании более совершенных орудий труда, введении новых приемов в организацию сельского хозяйства и новых технологий в ремесленное производство. Наиболее наглядно это проявилось в кузнечном ремесле, где использование нового сырья – железной руды потребовало значительного изменения традиционных способов обработки металлов, создания новых инструментов и оборудования. Если первоначально изделия из железа были лишь копиями бронзовых орудий труда и оружия, то впоследствии были найдены новые формы, использующие все преимущества железа.

Однако не все отрасли производства получили благоприятные возможности для своего совершенствования. На развитие материальной культуры непосредственно влияло изменение структуры общества: исчезновение такого социального слоя, как дворцовая знать, уничтожение громоздких чиновничье-бюрократических структур при дворцах и утверждение более примитивного общественного устройства, опиравшегося на племенные и родовые организации. Многие ремесла, которые были непосредственно связаны с функционированием дворцовых служб, стали либо более примитивными (бронзолитейное дело, каменное строительство), либо вообще были утеряны (все виды монументального искусства, искусство фортификации, ювелирное дело). Камень в строительстве почти не применялся (стены возводили в основном из дерева, полом в доме служила плотно утрамбованная земля), а из бронзы делали только котлы и треножники.

Ваза с протогеометрическим орнаментом (X в. до н. э.)

Исчезают дворцы – исчезают и многие явления духовной культуры. Наиболее наглядно это проявилось в утрате письменности ахейского общества (линейного письма Б). Времена глиняных табличек, из которых составлялись собрания документов хозяйственной отчетности дворцовой администрации, канули в Лету. Описанное Гомером общество не знало грамоты. Знаки письменности других народов предстают для них непонятными, таинственными и потому называются «зловещими знаками».

Вместе с микенскими дворцами осталось в прошлом искусство настенных росписей и вазописи, отражавшее живое восприятие греками растительного и животного мира. Художественное творчество этого периода выглядит довольно примитивным. Искусство опустилось до уровня простого ремесла. Изделия украшают несложным геометрическим орнаментом, который не требует от работника таланта художника. Самыми известными произведениями этого периода являются вазы геометрического  стиля, получившие свое название из-за линейного геометрического орнамента, который наносился краской на верхнюю часть сосуда. Греческие вазы геометрического стиля уже нельзя назвать примитивными: они изготовлены на гончарном круге. Их формы пропорциональны н красивы, ритмичный узор располагается с учетом формы сосуда, который расписан блестящим лаком, изобретенным еще на мипойском Крите.

Ваза с геометрическим орнаментом (IX в. до н. а.)

Все это указывает на сохранение связи культуры гомеровского времени с ремесленной и художественной традицией крито-микенской эпохи. А определенная близость геометрических орнаментов в ряде областей Греции (прежде всего там, где находились древние центры микенской культуры: Микены, Тиринф, Аргос) указывает на начало складывания некоего культурного единства.

Наиболее полно геометрический стиль представлен на дипилонских вазах (ІХ—?ІІІвв. до н.э.), названных так по месту находки в древних погребениях возле Дипилонских ворот в Афинах. На дипилонских вазах, служивших погребальными урнами, появляется узор меандр, который стал основным орнаментальным мотивом в греческом искусстве. Кроме геометрических фигур, на сосуды наносились и стилизованные изображения животных и растений, а позже на погребальных урнах появляются рисунки людей, вписанные в треугольник и круг. Из однотипных, сделанных как по шаблону геометрических изображений людей создавались «погребальные» сюжеты: оплакивание умершего, сцены погребальных игр и состязаний колесниц. Хотя рисунки на дипилонских вазах еще примитивны, но в ритме и динамике их геометрических узоров нашли отражение те новые процессы, которые возникли в гомеровском обществе и получили развитие в последующие эпохи.

Зевс, мечущий молнию.

Статуэтка из Доданы (V в. до н.э.)

Скульптура в этот период представлена терракотовыми и бронзовыми статуэтками, в основном предназначенными для культовых целей. Они наивны и схематичны: пропорции фигуры нарушены, лицо и тело переданы весьма условно. Создавались в это время и ксоаны – монументальные идолы. Это были грубо обработанные стволы дерева и большие куски камня с примитивно намеченными контурами головы и чертами лица.

В «темные века», задолго до утверждения «олимпийской» религии, впервые наиболее полно отраженной в поэмах Гомера, возникает греческая языческая религия. В каждой общине имелся свой бог-покровитель, которого почитали как защитника от злых дел и враждебных помыслов людей и богов. Он был сильнее и могущественнее многочисленных богов и богинь рек, источников, рощ и т. д. В эту эпоху господство культов местных богов – главная отличительная черта религиозных верований населения Древней Греции. Однако власть местного бога-покровителя была безграничной лишь в рамках общины. На остальной территории Греции такой бог не считался всемогущим.

Свою силу он должен был доказывать в борьбе с другими богами – покровителями соседних общин.

Характерной чертой религиозных верований древних греков в этот период являлся культ предков, в котором важную роль играли погребальные церемонии и игры. Церемония погребений и проведение состязаний во время тризны в честь Патрбкла описаны Гомером в «Илиаде». Организация поминальной церемонии мотивировалась священным долгом перед умершим, которого необходимо было похоронить с соблюдением всех норм, с тем чтобы он в загробной жизни ни в чем не нуждался. Кроме того, в случае гибели человека от руки убийцы долгом родственников было преследовать преступника до тех пор, пока смерть сородича не будет отомщена пролитием крови врага. Если этот порядок нарушить, то, по представлениям древних греков, обиженные духи будут преследовать родственников умершего, пока они не выполнят свой долг перед умершим и не совершат все религиозные обряды. Впрочем, и после совершения обряда погребения в полном объеме родственники покойного обязаны были периодически устраивать сакральные игры в его честь и приносить погребальные жертвы.

Надгробный кратер геометрического стиля (VIII в.до н. э.)

В культе предков отчетливо выражена духовная атмосфера греческого общества в последний период существования первобытных отношений, когда формировались основные морально-этические нормы новой цивилизации. А культ местного бога-покровителя отражал то изолированное существование маленькой общины, которая должна была напрягать все силы, чтобы выжить в условиях постоянного противостояния враждебным силам природы и агрессивным нападкам соседей.

Итак, гомеровский период – это, с одной стороны, полный разрыв с традициями дворцовой жизни бронзового века, а с другой – реализация в новых формах того огромного потенциала, который был накоплен греческим обществом в прошлые периоды истории.

Историография

Эпоха гомеровской Греции (как предтеча античного общества) всегда привлекала внимание исследователей, порождая противоречивые оценки и выводы. Расхождение в оценках этого периода касается уже самого определения стадии общественного развития, на которой находилось греческое общество. Русские дореволюционные и зарубежные историки долгое время рассматривали эту эпоху как средневековое общество.

Впоследствии отечественные ученые убедительно доказали, что гомеровская Греция – это заключительная стадия первобытного общества, вплотную подошедшего к эпохе цивилизации. Эта эпоха наиболее полно исследована в работах Ю.В.Андреева, который показал особенности разложения родовых отношений и появления нового феномена – полиса. Обстоятельные исследования по социальной истории конца II – начала I тысячелетия до н. э. принадлежат английскому ученому Дж. Юмсону (G. Thomson).

Литература по теме

Андреев Ю. В. Поэзия мифа и проза истории. Л., 1990.

АндреевЮ. В. Раннегреческий полис (гомеровский период). Л., 1976.

Гордезиани Р. В. Проблемы гомеровского эпоса. Тбилиси, 1978.

Зайцев А. И. Формирование греческого гекзаметра. СПб., 1994.

ЛенцманЯ. А. Рабство в микенской и гомеровской Греции. М., 1963.

Лорд А. Б. Сказитель. М., 1994.

Лосев А. Ф. Гомер. М., 1996.

Томсон Дж. Исследования по истории древнегреческого общества. М., 1958.

Шталь И. В. «Одиссея» – героическая поэма странствий. М., 1978.

Coldstream]. Geometric Greece. L., 1977.

Desborough V. The Greek Dark Ages. L., 1972.

Finley M. The World of Odysseus. N. Y, 1954.

Kirk C. The Songs of Homer. Cambridge, 1962.

Snodgrass A. The Dark Ages of Greece. Edinburgh, 1971.

ГЛАВА 7 Архаическая эпоха. Становление полисного мира

«АРХАИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ»

Эпоха VIII—VI вв. до н. э. – это время наиболее интенсивного развития древнегреческой цивилизации. В течение этого периода перемены во всех областях жизни античной Греции – от экономики до культуры – были настолько масштабными и радикальными, что их совокупность часто называют архаической революцией[8]. Меняется весь облик греческого общества. Если к началу эпохи архаики это был традиционный, почти не прогрессирующий, немобильный, довольно простой по своей структуре социум, то к концу этой эпохи можно уже с полным правом говорить об обществе в высшей степени подвижном, сложном, в краткие по историческим меркам сроки догнавшем, а в ряде отношений даже обогнавшем в своем развитии страны Древнего Востока. На греческой земле снова складываются основы государственности. Но новые государственные образования принимают форму не дворцовых царств, как в микенскую эпоху, а полисов (государств античного типа в форме гражданской общины[9]), что в дальнейшем обусловило специфику всей древнегреческой цивилизации.

В результате ряда причин (далеко не все из них до конца ясны ученым) в Греции уже в первые века архаической эпохи резко возросла численность населения (это фиксируется археологическими данными, в частности количественным анализом погребений). Случился настоящий демографический взрыв: за какой-нибудь век население Эллады увеличилось в несколько раз. Нет сомнения, что значительный прирост населения был следствием процессов, начавшихся в предыдущую, предполисную эпоху. Благодаря отсутствию в этот период внешней угрозы, постепенному, но неуклонному росту благосостояния в результате внедрения во все сферы жизни изделий из железа, греческому миру было даровано несколько столетий стабильной жизни.

Следует отметить, что рост населения отмечался в регионе, бедном природными ресурсами, в том числе плодородными почвами. В результате в некоторых областях Греции возникло такое явление, как стенохория (т. е. «аграрное» перенаселение, приводившее к «земельному голоду»). Наиболее остро стенохория проявилась на Истме (перешеек, соединяющий Пелопоннес со Средней Грецией) и в прилегающих к нему районах, а также на некоторых островах Эгейского моря (в особенности на Эвбее), в малоазийской Ионии. В этих густонаселенных районах размер хоры (т. е. сельскохозяйственных земель) был ничтожно мал. В меньшей степени стенохория ощущалась в Аттике. В Беотии, Фессалии, на юге Пелопоннеса благодаря большим площадям обрабатываемой земли и высокому (по греческим меркам) плодородию почв демографический взрыв не привел к негативным последствиям. Характерно, что в этих областях и темпы экономических и политических преобразований были, как правило, более низкими: нужда является мощным двигателем прогресса.

Чрезвычайно важным процессом, во многом определившим развитие архаической Греции, была урбанизация – градостроительство, становление городского образа жизни. Отныне и вплоть до конца существования античной цивилизации одной из наиболее специфических ее черт стал именно ее городской характер. Это в какой-то мере осознавали уже и сами греки, для которых слово «полис» (в значении «город») стало одной из ключевых характеристик всего их бытия, а сформировавшиеся в Греции в эту эпоху небольшие государства с городом в качестве центра получили название полисов.

Если к началу архаической эпохи в греческом мире почти не было очагов городской жизни, то к ее концу Греция превратилась воистину в «страну городов», многие из которых (Афины, Коринф, Фивы, Аргос, Милет, Эфес и др.) стали крупнейшими экономическими, политическими, культурными центрами. Города могли образовываться различными способами. Одним из наиболее распространенных был так называемый синойкизм (буквально – «сселение») – слияние в одну политическую единицу нескольких небольших поселений сельского типа, расположенных поблизости друг от друга, на территории одной области. Этот процесс мог сопровождаться реальным переселением жителей нескольких деревень в один город. Так, синойкизм в Аттике, который традиция приписывает легендарному афинскому царю Тесею (хотя этот процесс имел место в первой половине І тысячелетия до н. э. и продолжался в течение нескольких веков), отнюдь не привел к переселению всего сельского населения в единый центр. Еще в классическую эпоху более половины афинских граждан проживало на хоре, в самих Афинах находились лишь общие органы государственного управления.

Греческий город периода архаики играл роль административного центра для окружающей его территории, а говоря точнее – административно-религиозного центра, поскольку религия в античности была теснейшим образом связана с государственной жизнью. Но одновременно город являлся и важнейшим экономическим центром, средоточием ремесленного производства и торговли. Таким образом, необходимо отметить определенную двойственность функций древнегреческого города (впрочем, это характерно для города любой исторической эпохи). Она выражалась в наличии практически в каждом городе двух центров. Одним из них был акрополь (от akros – верхний + polis – город), представлявший собой крепость. Он располагался обычно на холме либо на более или менее неприступной скале и обладал комплексом оборонительных сооружений. Акрополь был сердцем города и всего государства; на нем располагались главные храмы, отправлялись основные религиозные культы. На акрополе же первоначально находились и здания органов управления полисом. Кроме того, в случае нападения врагов акрополь служил цитаделью, последним оплотом обороняющихся.

Вторым «центром» города являлась возникавшая чаще всего у подножия акрополя агора – главная городская площадь, где находился рынок и где народ собирался на сход. Агора, как и акрополь, считалась сакральным пространством. Вокруг агоры теснились собственно городские кварталы, в которых обитали ремесленники, торговцы (составлявшие, впрочем, меньшинство населения), а также крестьяне, ежедневно отправлявшиеся на работу на свои земельные участки, расположенные недалеко от города.

Однажды возникнув, город претерпевал на протяжении архаической эпохи определенную эволюцию. Прежде всего необходимо упомянуть о постепенном возрастании значимости агоры, о переносе на нее основных административных функций с акрополя, который в конечном счете становится почти исключительно местом проведения религиозных ритуалов. В различных греческих городах этот процесс шел с разной степенью интенсивности, соотносясь в основном с темпами политического развития того или иного полиса.

Бронзовые шлемы (VI в. до н. э.)

Акрополь терял и свою оборонительную функцию, что было следствием другого характерного для того времени процесса – возрастания защищенности городов в целом. Быстрое развитие военного искусства настоятельно требовало создания в городах системы укреплений, которые охватывали бы не только цитадель акрополя, но и всю территорию города. К концу архаической эпохи многие города, во всяком случае наиболее крупные и процветающие, по всему периметру были окружены оборонительными стенами.

Впрочем, не во всех регионах греческого мира урбанизация достигла высокого развития. В таких областях, как Элида, Этолия, Акарнания, Ахайя, жизнь в городах еще долго находилась на довольно примитивном уровне. Особый случай представлял собой крупнейший центр Южного Пелопоннеса– Спарта, которую античные авторы называли несинойкизированным полисом. Не только в архаическую эпоху, но и в дальнейшем (вплоть до эллинистического периода) этот полис вовсе не имел оборонительных стен. Да и в целом облик Спарты был далек от городского, поскольку это была, по сути дела, совокупность нескольких сельских поселений.

Чрезвычайно важные изменения произошли в военном деле. В VIII—VI вв. до н. э. отошли в прошлое описанные в поэмах Гомера единоборства героев-аристократов. Отныне главным в искусстве войны стало коллективное начало, а важнейшую роль на полях сражений начали играть отряды гоплитов – тяжеловооруженных пехотинцев. Доспехи гоплита состояли из бронзового шлема, панциря (либо целиком изготовленного из бронзы, либо кожаного, обшитого бронзовыми пластинами), бронзовых поножей, защищавших голени воина, и круглого щита из нескольких слоев бычьей кожи на деревянной раме, обычно обитого бронзовыми пластинами. Гоплит был вооружен коротким (длиной около 60 сантиметров) железным мечом и более длинным деревянным копьем с железным наконечником. Как доспехи, так и оружие гоплит должен был приобретать за собственный счет, поэтому для того, чтобы служить в этом роде войск, нужно было быть зажиточным человеком, гражданином-землевладельцем (изначально полное гоплитское вооружение – паноплия – вообще было доступно только аристократам).

Паноплия (доспехи гоплита из Аргоса) (VIII в. до н. э.)

В бою гоплиты выступали особым сомкнутым строем – фалангой. Воины становились плечом к плечу в несколько шеренг в сильно вытянутый по фронту прямоугольник. Длина греческой фаланги колебалась в зависимости от общей численности отряда и могла достигать одного километра, глубина обычно составляла 7—8 рядов. Построившись и приготовившись к битве, гоплиты прикрывались щитами, выставляли вперед копья и двигались на врага, стремясь нанести как можно более мощный удар. Подобная живой стене, сметавшая все на своем пути, фаланга в течение веков оставалась самым совершенным способом построения войск. Наиболее сильной стороной фаланги был, пожалуй, именно ее неудержимый натиск; кроме того, тяжелые доспехи хорошо защищали гоплита, что делало количество жертв среди воюющих минимальным. У этого строя были и недостатки: слабая маневренность, уязвимость с флангов, неприспособленность к боевым действиям на пересеченной местности. Как гоплитское вооружение, так и фаланга появились на рубеже VIII—VII вв. до н. э., скорее всего в Аргосе – одном из крупнейших центров Пелопоннеса. Во всяком случае, именно в Арголиде в одной из могил археологи нашли самый древний вариант паноплии. Естественно, из Аргоса новый способ ведения боевых действий очень быстро распространился по всему Пелопоннесу, а затем почти по всему греческому миру.

Триера. Рисунок

Беднейшие граждане, неспособные приобрести гоплитские доспехи и оружие, во время войны составляли вспомогательные части легковооруженных воинов – гимнетов. Среди них были лучники, пращники, дубинщики, метатели дротиков (коротких копий). Гимнеты, как правило, начинали сражение, а потом отбегали в стороны, освобождая место для столкновения основных сил – гоплитских фаланг. Гимнетов считали наименее ценной частью войска, и иногда полисы даже заключали друг с другом соглашения, запрещавшие пользоваться во время военных столкновений луками, пращами и т. п.

Конница, комплектовавшаяся исключительно из представителей аристократии, играла в битвах небольшую роль: кавалеристы в основном должны были защищать фалангу слева и справа во избежание ее окружения. Более активным действиям конницы препятствовало, в частности, то обстоятельство, что еще не было изобретено седло со стременами, и потому положение всадника на коне было весьма неустойчивым. Лишь в некоторых греческих областях (особенно в Фессалии) кавалерийские отряды занимали по-настоящему значительное место в структуре войска.

Наряду с военным искусством развивалось морское дело. В эпоху архаики у греков появились военные корабли комбинированного парусно-гребного типа. Самой ранней разновидностью таких кораблей была пентеконтера, представлявшая собой очень большую лодку с парусом и примерно полусотней весел, каждое из которых приводилось в движение гребцом. В VI в. до н. э. на смену пентеконтере пришла триера – корабль с тремя рядами весел (всего до 170 весел) с каждой стороны. По сообщениям античных авторов, триеры впервые начали строить мастера из Коринфа. Парусный такелаж на триере был предельно прост и применялся редко, в основном же корабль двигался на веслах, особенно во время морского боя. При этом возможность развивать скорость до 10 узлов в сочетании с высокой маневренностью делали триеру очень эффективным оружием. На протяжении архаической и большей части классической эпохи она оставалась самым распространенным типом военного судна.

Коринфская керамика (ок. 600 г. до н. э.)

Греков считали величайшими в тогдашнем мире мореходами;уже в архаическую эпоху с полной ясностью определилась ярко выраженная «морская» ориентация их цивилизации. Наряду с кораблями, предназначенными для ведения войны, у греков были торговые, транспортные суда. Торговые корабли были более короткими и широкими, чем пентеконтеры и триеры, имевшие вытянутую форму. Движение такого судна осуществлялось прежде всего с помощью парусов. Впрочем, парусное оснащение древнегреческих кораблей было еще весьма простым. Поэтому чрезмерное удаление от берега грозило такому судну почти неминуемой гибелью, как и плавание зимой, в сезон бурь. Тем не менее прогресс в освоении морских пространств был налицо.

Безусловно, все новшества в области градостроительства, в военном и морском деле были бы невозможны, если бы им не сопутствовало быстрое развитие экономики. Правда, в сельском хозяйстве, являвшемся основой экономической жизни античной Греции, эти изменения ощущались слабее. Сельскохозяйственное производство по-прежнему базировалось на возделывании культур так называемой «средиземноморской триады» (зерновые, виноград, оливки), а также на скотоводстве, игравшем в основном вспомогательную роль.

Значительные изменения происходили в VIII—VI вв. до н. э. в ремесленном производстве, уже отделившемся от сельского хозяйства.

Коринфская керамика (ок. 600 г. до н. э.)

Технический прогресс коснулся многих производственных отраслей, например судостроения, добычи и обработки металла. Греки начали строить шахты, открыли сварку и пайку железа, разработали новые технологии бронзового литья и т. д. Все это способствовало развитию оружейного дела. В сфере керамического производства следует отметить расширение ассортимента сосудов. Изящное и стильное декорирование с помощью росписи превращало эти предметы утилитарного назначения в настоящие произведения искусства. В наиболее развитых греческих полисах появляются монументальные каменные постройки культового и общественного назначения: храмы, жертвенники, здания для работы органов власти, портовые сооружения, водопровод и др.

Экономические достижения были бы невозможны без преодоления характерной для гомеровского периода замкнутости греческих общин. Торговля, в том числе внешняя, способствовала восстановлению связей с древними цивилизациями Востока. Например, в Аль-Мине (на сирийском побережье) находилась греческая купеческая фактория. Иными словами, Греция окончательно вышла из изоляции. Впрочем, уровень развития торговли в архаическую эпоху не следует преувеличивать. Товарность греческой экономики, т. е. ориентированность на рынок, была невысокой. Внешнеторговый обмен имел целью прежде всего не сбыт продукции древнегреческих полисов, а, напротив, получение из других мест того, что отсутствовало на собственной территории: сырья, ремесленных товаров и продуктов питания, особенно хлеба, в котором греки всегда нуждались. Отсутствие в Греции достаточного количества природных ресурсов приводило к тому, что главной составляющей внешней торговли являлся импорт.

Родосская керамика (VII в. до н. э.)

Торговые, экономические контакты влекли за собой взаимодействие в культурной сфере. Усилившееся в архаическую эпоху восточное влияние на греческий мир дает повод некоторым ученым даже говорить об ориентальном (т. е. ориентированном на Восток) периоде развития цивилизации в Древней Греции. Действительно, из Финикии пришел в греческие полисы алфавит, из Египта – технология изготовления монументальных статуй, из Малой Азии – монета. Эллины охотно воспринимали у более опытных восточных соседей все полезные новшества. Однако они шли по совершенно новому, неведомому восточным цивилизациям пути развития.

Весьма важным фактором экономической жизни греческого мира стало появление денег. В начале архаической эпохи в некоторых областях Эллады (особенно в Пелопоннесе) роль денег играли железные и медные бруски в форме стержней – оболы. Шесть оболов составляли драхму (т. е. горсть – такое их количество можно было захватить одной рукой). В VII в. до н. э. появилась чеканная монета. Она была изобретена в Лидии, небольшом богатом царстве на западе Малой Азии. Греки очень быстро переняли новшество. Вначале по образцу лидийцев начали чеканить монету крупнейшие малоазийские греческие полисы, а затем монеты вошли в оборот в Балканской Греции (прежде всего на Эгине). Как лидийские, так и первые греческие монеты чеканились из электра – природного сплава золота и серебра, а потому их номиналы были довольно высокими, и вряд ли эти монеты могли использоваться в торговле. Скорее всего, они служили для осуществления крупных расчетов государства (например, для оплаты услуг воинов-наемников). Однако со временем появились мелкие номиналы монеты и она вошла в активный торговый оборот.

Афинская серебряная тетрадрахма (V в. до н. а.)

К концу архаической эпохи основным материалом для чеканки монет стало серебро. Лишь в классическую эпоху мелкую разменную монету стали делать из меди. Монеты из золота чеканились в крайне редких случаях. Характерно, что новые деньги сохранили старые названия. Основной денежной единицей в большинстве полисов была драхма (6 оболов). Вес афинской серебряной драхмы равнялся приблизительно 4,36 грамма. Чеканили также монеты промежуточного достоинства – между драхмой и оболом. Существовали и монеты более весомые, чем драхма: дидрахма (2 драхмы), очень широко распространенная тетрадрахма (4 драхмы) и крайне редко выпускавшаяся декадрахма (10 драхм). Наиболее крупными мерами стоимости являлись мина (100 драхм) и талант (60 мин, т. е. около 26 килограммов серебра); монет такого достоинства, естественно, не было.

В некоторых древнегреческих городах существовала своя монетная система, основанная на денежной единице статер (примерно 2 драхмы). Каждый полис, являясь независимым государством, выпускал собственную монету. Власти удостоверяли ее государственный статус, помещая на монете особое изображение, являвшееся символом, или эмблемой, полиса. Так, на монетах Афин были изображены голова Афины и сова, считающаяся священной птицей богини, на монетах Эгины – черепаха, на монетах Беотии – щит и т. д.

Источники

Об истории Древней Греции в архаическую эпоху свидетельствуют разнообразные источники, ценность которых, однако, неодинакова. Центральное место занимают письменные данные, содержащиеся в произведениях античных авторов. При этом наибольшую ценность представляют памятники, которые были созданы в течение самой эпохи архаики, ибо это свидетельства современников, а порой даже очевидцев описываемых событий.

Важную информацию дают исторические сочинения: ведь античные историки как раз и ставили перед собой цель рассказать о событиях не только современной им эпохи, но и более раннего времени. Как известно, историческая литература впервые появилась в Греции именно в архаическую эпоху, во второй половине VI в. до н. э. Однако труды первых логографов – писателей, работавших в историческом жанре (Гекатея Милетского, Харона Лампсакского, Акусилая Аргосского и др.) – к огромному сожалению, сохранились лишь в виде немногочисленных и разрозненных фрагментов, цитируемых «позднейшими» авторами. Конечно, кое-какие ценные сведения можно получить и из этих фрагментов, но в целом сведения в них довольно скудны и, во всяком случае, не позволяют воссоздать целостную картину развития Греции в эпоху архаики.

Для сколько-нибудь полноценной реконструкции истории этого времени приходится активно использовать письменные памятники самых различных жанров, например, произведения поэтов, которых в Элладе VIII —VI вв. до н. э. было много. Очень важный материал мы находим у Гесиода – крупнейшего представителя дидактического (поучительного) эпоса. В его поэме «Труды и дни» содержится описание всего трудового быта крестьянина со своеобразным стихотворным кодексом хозяйственных наставлений, культовых предписаний и нравственных правил жизни небогатого грека эпохи ранней архаики. Мир «сельской Греции» встает со страниц поэмы во всей своей полноте и красочности, и, следует сказать, этот мир резко контрастирует с миром Гомера – с его воинственными героями и почти постоянными битвами.

Источником информации являются нумизматические свидетельства. Самые первые монеты греческих полисов дают возможность судить о характере денежного обращения, о путях межгосударственной торговли, о системах мер и весов и др.

ВЕЛИКАЯ ГРЕЧЕСКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ

Архаическую эпоху ознаменовало столь важное событие в истории Эллады, как Великая греческая колонизация, когда греки основали множество городов и поселений на побережьях Средиземного и Черного морей. Таким образом, греческая цивилизация распространилась на значительные территории юга Европы.

Развитие колонизационного процесса определяли предпосылки экономического и политического характера. К экономическим предпосылкам следует отнести прежде всего возникший в результате роста населения острый «земельный голод», когда небольшие размеры хоры и невысокие урожаи не могли обеспечить нормальное существование всем гражданам государства. В результате часть населения была вынуждена искать средства существования на чужбине. Важным стимулом колонизации греческими полисами ближних территорий было стремление получить доступ к источникам сырья, отсутствовавшего на родине, и закрепить за Грецией важнейшие торговые пути. Именно поэтому греки основывали не только апойкии – полноценные колонии, сразу становившиеся независимыми полисами, но также и торговые фактории, являвшиеся лишь местами пребывания купцов со своим товаром. Что же касается политических причин колонизации, то важную роль сыграла ожесточенная борьба за власть в полисах архаической эпохи. Зачастую группировке, потерпевшей в этой борьбе поражение, оставалось только одно – покинуть родной город и переселиться на новое место.

Отнюдь не случайно центрами выведения колоний (метрополиями) стали развитые в экономическом и политическом отношении полисы, имевшие многочисленное население, но малую хору. Среди таких полисов – Коринф, Мегары, Халкида, Эретрия и др. Например, Милет, по сообщениям некоторых источников, основал более 70 колоний. Казалось бы, исключением из общего правила была область Ахайя, отсталый аграрный регион на севере Пелопоннеса. Однако следует принять во внимание, что в Ахайе с ее каменистыми почвами «земельный голод» ощущался особенно остро.

Несравненно меньшую роль в Великой греческой колонизации сыграли те полисы, хора которых была более обширной, а темпы экономического и политического развития – более замедленными (или искусственно сдерживаемыми). Так, практически не основывали колоний в течение эпохи архаики Афины, Спарта, государства Беотии и Фессалии.

Колонизация шла в двух основных направлениях – западном и северо-восточном, куда первые колонии были выведены еще в VIII в. до н. э. На западе греков особенно манили к себе плодородные земли Апеннинского полуострова и острова Сицилия. Уже в первой половине VIII в. до н. э. выходцами из Халкиды было основано небольшое поселение на островке Питекуссы у западных берегов Италии; вскоре колонисты перебрались на материк, и там возник греческий полис Кумы. Прошел какой-нибудь век – и южное побережье италийского «сапожка» и все побережье Сицилии оказались буквально усеяны новыми эллинскими городами. В колонизации региона приняли активное участие выходцы с Эвбеи, из Коринфа, Мегар, Ахайи и других греческих полисов. Порой несколько полисов осуществляли совместную колонизационную экспедицию. Но бывали случаи и совсем иных отношений – вражды, борьбы за территории, приводившие к войнам и оттеснению слабейших на менее удобные земли.

В конечном счете Южная Италия и Сицилия оказались настолько интенсивно освоены греками, что уже в античной историографии вся эта область получила наименование Великая Греция. Самым крупным и значительным полисом региона являлись Сиракузы, основанные ок. 734 г. до н. э. коринфянами. Сиракузы были настолько процветающим экономическим и политическим центром, что могут считаться самой знаменитой греческой колонией. Из других городов Великой Греции следует упомянуть: на Сицилии – Гелу (колония города Линд на Родосе), на южном побережье Италии – Сибарис, Кротон (основаны выходцами из Ахайи), Тарент (едва ли не единственная колония Спарты, выведенная в результате внутриполитической борьбы в этом полисе), Регий (колония Халкиды).

Особую роль в колонизации греками крайнего запада Средиземноморья сыграла Фокея – полис в малоазийской Ионии, родина многих отличных мореходов. Около 600 г. до н. э. фокейцы основали на южном побережье нынешней Франции колонию Массилия (совр. Марсель), ставшую богатым и процветающим городом. Фокейцы создали ряд своих поселений и на средиземноморском побережье Испании.

Северо-восточное направление греческой колонизации привлекало жителей полисов Балканской Греции наличием полезных ископаемых (месторождения золота и серебра в Северной Эгеиде), плодородием земель (прежде всего причерноморских), возможностью установления выгодных торговых связей. На этом направлении греки освоили фракийское побережье Эгейского моря, включая полуостров Халкидика (на этом полуострове сеть греческих поселений была особенно густой), а затем – зону черноморских проливов, где большую активность проявили Мегары. В VI в. до н. э. мегаряне основали на противоположных берегах пролива Боспор Фракийский (чрезвычайно важный в стратегическом отношении район) колонии Халкедон и Византий (будущий Константинополь, совр. Стамбул).

Логическим завершением движения греков на северо-восток стало освоение побережья Черного моря, которое они называли Понт Эвксинский (т. е. Гостеприимное море). Первые попытки колонизации черноморского побережья относятся к VIII в. до н. э. Но лишь с VII в. до н.э., когда грекам удалось прочно закрепиться в черноморских проливах, а также освоиться с навигационной спецификой бассейна Черного моря (практическое отсутствие островов, большие расстояния и глубины, иные климатические условия), это море стало для них воистину «гостеприимным». Особенно деятельное участие в колонизации понтийских берегов принял Милет, основавший большинство своих колоний именно в этом регионе.

Из колоний Южного Причерноморья самыми значительными были Синопа и Гераклея Понтийская, Восточного – Диоскуриада и Фасис, Западного – Истрия и Одесс. Пожалуй, наибольшее количество поселений у эллинских колонистов было в Северном Причерноморье. В конце VII в. до н. э. милетяне обосновались на небольшом острове Березань близ устья Днепра. Затем они совершили «прыжок на материк», основав город Ольвия. В ЛТв. до н. э. множество поселений греков (в подавляющем большинстве – милетские колонии) заняло берега Боспора Киммерийского (древнее название Керченского пролива). Крупнейшим центром античной цивилизации в этом регионе стал Пантикапей (находился на месте совр. Керчи). Неподалеку возникли меньшие по размеру и значению города: Нимфей, Мирмекий, Феодосия, Фанагория, Гермонасса и др. Со временем эти города создали объединение (религиозного, а возможно, и военно-политического характера), во главе которого встал Пантикапей. В классическую эпоху из этого союза полисов образовалось крупнейшее в Северном Причерноморье государство – Боспорское царство.

Великая греческая колонизация по вполне понятным причинам почти не распространялась на восток и юг. В Восточном Средиземноморье издавна существовали развитые государства (финикийские города, Египет), которые отнюдь не были заинтересованы в появлении на своих землях поселений «чужаков». Дальше образования греческих торговых факторий на территории этих царств дело не шло. В частности, в Египте, в дельте Нила, в VII в. до н. э. возникла колония Навкратис, но это не традиционный для греков город. Навкратис был основан несколькими полисами и населен в основном купцами, при этом подчинен власти фараона. Иными словами, он представлял собой скорее крупную факторию, чем колонию в собственном смысле слова. Лишь в одной области на африканском побережье, получившей впоследствии название Киренаика (территория совр. Ливии[10]), с VII в. до н. э. начали появляться колонии, самой крупной из которых была Кирена, быстро ставшая процветающим городом.

Сицилия. Храм Согласия в Акраганте (V в. до н. э.). Фотография

К выведению колоний все греческие полисы относились весьма ответственно. Перед отправлением колонистов стремились разведать место предполагаемого поселения, узнать о наличии плодородной земли, позаботиться об удобных гаванях, по возможности определить степень дружелюбия местных жителей. Очень часто городские власти обращались за советом к оракулу Аполлона в Дельфах, жрецы которого стали настоящими экспертами в такого рода вопросах. Затем составлялись списки желающих отправиться в колонию, назначался глава экспедиции – ойкист (по прибытии на место он обычно становился во главе нового города). Наконец, взяв с собой священный огонь с родных алтарей, будущие колонисты на кораблях пускались в путь.

Прибыв на место, переселенцы первым делом приступали к обустройству основанного ими греческого полиса: возводили оборонительные стены, храмы богов и постройки общественного назначения, делили между собой окрестную территорию на клеры (земельные участки). С момента своего основания каждая колония была совершенно независимым полисом. Как правило, все колонии поддерживали тесные связи с метрополией – экономические, религиозные, а порой и политические (так, Коринф посылал в основанные им колонии своих уполномоченных).

Одной из важнейших проблем, которая всегда вставала перед колонистами, была система взаимоотношений с местным племенным миром. Ведь практически каждый из вновь основанных греческих городов оказывался окруженным поселениями ранее жившего на этой территории народа, находившегося, как правило, на более низком уровне развития (на Сицилии это были сикулы, в Северном Причерноморье – скифы и т. п.). Отношения с аборигенами могли складываться по-разному. Ничем не омрачаемые дружественные контакты, основанные на взаимовыгодном экономическом сотрудничестве, устанавливались сравнительно редко. Чаще окружающие племена проявляли враждебность, что приводило либо к частым войнам, истощавшим обе стороны, либо к состоянию вооруженного нейтралитета, что заставляло колонистов жить в постоянной настороженности. Случалось, что одной из сторон удавалось одержать верх в борьбе. В случае победы колонистов местные жители попадали в политическую и экономическую зависимость от греков. Основавшие в середине VI в. до н. э. Гераклею Понтийскую греки из Мегар сразу же вступили в упорную борьбу за землю с местным населением – мариащщнами. Победу одержали более сплоченные и лучше вооруженные греческие колонисты. Земля мариандинов была превращена в собственность гераклейского полиса, а сами местные жители были порабощены, хотя и получили некоторые гарантии: основатели Гераклеи взяли на себя обязательство не продавать их за границу. Такова же была судьба племен киллириев в Сиракузах.

Руины Херсонеса Таврического. Фотография

Но могла попасть в зависимость от местного правителя и греческая колония. Так, в V в. до н. э. Ольвия находилась под протекторатом скифских царей.

Трудно переоценить последствия Великой греческой колонизации, начавшейся в архаическую эпоху и продолжавшейся, хотя и не в прежних масштабах, в классическую эпоху. В ходе колонизации греками были заселены и освоены огромные территории. К выбору места для колонии греки подходили очень рационально, учитывали все возможные позитивные и негативные факторы, поэтому в большинстве случаев новые поселения быстро становились процветающими городами. Поддерживая активные связи со «старыми» греческими землями, колонии сами стали оказывать влияние на развитие своих метрополий.

Колонии были типичными полисами, а потому жизнь в них подпадала под те же законы общественного развития, что и полисов Балканской Греции. В частности, перед ними вставали те же экономические, социальные и политические проблемы: «земельный голод», борьба различных группировок за власть и т. д. Неудивительно, что многие из колоний со временем сами становятся метрополиями, основывая собственные колонии. Так, Гела на Сицилии основала Акрагант – город, который вскоре уже не уступал ей по размерам и значению. Несколько колоний было выведено Гераклеей Понтийской, из которых наиболее известен возникший во второй половине VI в. до н. э. Херсонес Таврический (на территории совр. Севастополя).

АРИСТОКРАТИЯ И ДЕМОС В АРХАИЧЕСКИХ ПОЛИСАХ

В начале архаической эпохи ведущую роль в греческом обществе играли аристократы – потомки басилеев гомеровского периода и члены других знатных родов. Им принадлежали все рычаги власти. Из представителей знати комплектовались органы управления полисом – советы, реально распоряжавшиеся всеми государственными делами. Народные собрания, в которых участвовали рядовые граждане, созывались редко и по большей части лишь утверждали решения, принятые советами, являясь, таким образом, послушным орудием в руках аристократов.

Безусловно, знать занимала ведущие экономические позиции, что было обусловлено находившимися в ее руках крупными земельными владениями, а также попадавшими в ее распоряжение богатствами, добытыми в результате военных походов. Впрочем, затрагивая вопрос об экономическом превосходстве аристократов, проще говоря, о богатстве, выделявшем их из среды сограждан, необходимо иметь в виду одно немаловажное обстоятельство. Архаическая Греция в целом была бедным обществом, и богатство кого-либо было весьма относительным. Сказочно богатых магнатов, как на Востоке, в греческом мире никогда не существовало. Даже самые крупные по тем временам состояния, по нашим меркам, были довольно скромными, что, безусловно, соответствовало малым размерам эллинских государств. По своему образу жизни аристократия не сильно отличалась от остальных жителей полиса. В то же время богатство было еще неотъемлемо от знатности.

Кроме экономических, представители знатных родов имели и другие рычаги для осуществления своей власти. Одним из таких рычагов являлся традиционный авторитет аристократа, который у народа, особенно в деревнях, был непререкаемым. Именно аристократы руководили религиозной жизнью полиса, занимая должности жрецов. В условиях отсутствия письменных законов они же были и судьями, толкуя по своему произволу нормы устного права.

Преобладающей была роль аристократии и в войске. Наконец, необязательность для знати повседневного физического труда, а потому наличие свободного времени для получения образования превращали аристократию в интеллектуальную элиту общества.

Положение остальной части населения – демоса (греч. demos – народ) было довольно незавидным. Демос в основном находился в различной степени политической и экономической зависимости от аристократов. В некоторых случаях эта зависимость перерастала в настоящее закабаление. Так, разорившийся крестьянин, оказавшийся в неоплатном долгу у богача-аристократа, вынужден был отдавать ему в заклад свой земельный участок, в закабаление – членов своей семьи, а в конечном счете и сам мог быть обращен в долговое рабство. Однако даже кабальный должник, фактически утратив (пусть и временно) статус свободного человека, продолжал оставаться гражданином полиса. Такие парадоксальные устои жизни подрывали стабильность в государстве и настоятельно требовали реформ.

Во второй половине архаической эпохи, особенно в \Тв. до н. э., ситуация меняется: аристократы начинают утрачивать свои ведущие позиции. С появлением фаланги падает их роль в войске: гоплиты, набиравшиеся в основном из зажиточных земледельцев, сделали аристократическую конницу практически ненужной. С развитием ремесел и торговли, появлением денег из среды демоса выделяется торгово-ремесленная верхушка, которая начинает все более успешно конкурировать со знатью (на это возвышение «незнатных богачей» сетуют некоторые греческие авторы того времени, выражающие интересы аристократии, например поэт Феогнид из Мегар).

К концу архаического периода основные массы народа, правда, пока еще робко и нерешительно, начинают поднимать голос за свое равноправие. Борьба рядовых граждан в большинстве развитых полисов была обречена на успех. Этому способствовали два важнейших фактора. Во-первых, численное превосходство демоса над аристократией. Во-вторых, отсутствие единства в рядах самих представителей знатных родов. Напротив, между группировками аристократов существовало постоянное соперничество за власть и влияние. Каждый из членов правящей элиты стремился возобладать над остальными, а демос, долгое время остававшийся пассивным свидетелем этой межаристократической вражды, в конечном счете лишь выигрывал от нее.

Борьба за улучшение положения рядовых граждан, за возрастание их политической роли была долгой и нелегкой, к тому же она шла далеко не одинаковыми темпами в разных полисах. На протяжении всей архаической эпохи знать продолжала занимать весьма значимое место в общественной жизни греческого мира. Однако уже в конце VII – начале VI в. до н. э. во многих полисах демосу удалось добиться запрещения обращать граждан в долговую кабалу. Отныне понятие «гражданин» было противопоставлено понятию «раб», что явилось чрезвычайно важным достижением древнегреческой цивилизации.

ЗАКОНОДАТЕЛИ И ТИРАНЫ

Политическая жизнь в греческих полисах архаической эпохи была чрезвычайно интенсивной, с острыми внутренними конфликтами самого различного характера, порой выливавшимися в гражданские войны. Соперничали между собой группировки аристократов. В свою очередь, богатые купцы и владельцы ремесленных мастерских, вышедшие из простонародья, добивались политического равенства со «старой» знатью. Наконец, все громче начинал звучать и голос рядовых греков – демоса, требовавшего для себя участия в управлении обществом, улучшения своего имущественного положения, отмены долгов и передела земли на началах полного равенства. Все это создавало крайне сложную ситуацию почти постоянной внутриполитической борьбы.

Для прекращения смут многие города были вынуждены выбирать из своей среды или приглашать со стороны посредников. Такие «примирители» на определенный срок облекались чрезвычайными полномочиями и проводили реформы, стремясь привести все слои гражданского населения к относительному согласию, восстановить мир и стабильность внутри полиса.

Важнейшим итогом деятельности «посредников-примирителей» стало появление в ряде полисов первых сводов письменных законов, заменивших действовавшее до того традиционное устное право, основанное на обычае. О первых греческих законодателях известно мало. Среди них были Залевк (VII в. до н. э.) и Харонд (VI в. до н. э.), действовавшие в полисах Великой Греции, Питтак, получивший в конце VII в. до н. э. верховную власть в Митилене (на острове Лесбос), Драконт, издавший в 621 г. до н. э. первые законы в Афинах, и др. Они ничего не придумывали «от себя», а просто письменно фиксировали уже сложившиеся правовые нормы, порой уходящие своими корнями в обычай чуть ли не первобытной эпохи. Естественно, эти законы были еще очень несовершенными. Так, законы Драконта предписывали судить за убийство не только людей, но и «совершивших» его животных и неодушевленные предметы (например, если на человека упал камень и убил его, камень подвергался суду). Первые законы отличались жестокостью: законодатели еще не научились различать степени тяжести преступлений, и, скажем, могли назначить смертную казнь как за убийство, так и за кражу овощей с огорода.

Тем не менее раннее греческое законодательство сыграло очень большую роль в становлении цивилизации. Только с момента появления письменных законов можно говорить об окончательном складывании государства. Кроме того, теперь родовая аристократия была лишена возможности толковать право по своему произволу, что уменьшало ее значение в жизни полиса и приводило к росту роли демоса. При этом, однако, некорректно было бы рассматривать первых законодателей как выразителей воли «широких масс», а сами законы – как результат борьбы народа за свои права. В то время, когда принимались первые законы, демос еще не играл сколько-нибудь активной роли в политической жизни общества. Кроме того, граждане из низших слоев были в большинстве своем неграмотными, т. е. вряд ли могли получить какую-то непосредственную пользу от письменной фиксации правовых норм. Историческим контекстом появления сводов законов архаической эпохи с большим основанием следует считать стремление установить в борьбе за власть между греческими аристократами определенные «правила игры», чтобы сделать эту борьбу менее жестокой и бескомпромиссной. Тем не менее нельзя отрицать, что в целом введение письменных законов было полезно для всех групп гражданского коллектива, в том числе и для демоса.

Во многих городах-государствах Эллады даже примирительная деятельность законодателей не смогла прекратить внутренние конфликты. Противоречия были настолько острыми, что гражданские войны продолжались десятилетиями и нередко приводили к установлению режимов личной власти. В ряде наиболее развитых греческих полисов – на Истме, в Ионии, в Великой Греции и др. – устанавливается диктатура «сильных личностей» (почти исключительно аристократического происхождения), которые насильственно захватывают власть и правят, не считаясь с законами и органами управления – народным собранием и советом. Такие правители назывались тиранами. Слово «тиран», пришедшее в Грецию из Малой Азии, первоначально не носило негативной окраски. Оно противопоставлялось термину «басилей» (т. е. царь) и обозначало любого правителя (и его потомков), захватившего власть, а не получившего ее по наследству.

Тиранические режимы архаической эпохи в науке называют Старшей тиранией. Начиная с VII в. до н. э. тирания стала одним из характернейших явлений эпохи. Самые первые тираны появились на севере Пелопоннеса: в Аргосе, Коринфе, Сикионе, Мег арах. А в следующем столетии почти не было таких греческих областей, которые в той или иной мере не были бы затронуты тиранией.

Придя к власти, тиран чаще всего начинал с расправы с политическими противниками, прежде всего с другими знатными родами. Аристократы были вынуждены целыми семьями бежать на чужбину, иначе их казнили бы без суда и следствия. Такими действиями тирания сильно подрывала значение аристократии в жизни общества, что объективно было в интересах демоса. Однако тираны ни в коей мере не были «борцами за народ». По словам греческого историка Фукидида, они «обращали свои заботы исключительно на свои интересы, на безопасность своей личности и на возвеличение своего дома». Как по своему социальному положению, так и по идеологии своей власти тираны оставались аристократами, которым удалось одержать верх над всеми конкурентами. В сущности, любой влиятельный аристократ видел себя в роли тирана.

Правда, первоначально демос нередко оказывал тиранам поддержку в момент захвата власти, ожидая от них улучшения своего положения. Но, став во главе государства, новый властитель обычно отдалялся от своего прежнего союзника и, поселившись в цитадели акрополя, жил в вечном страхе мятежей и заговоров, надеясь лишь на наемных телохранителей. Страх этот не был напрасным: тираны, потерявшие поддержку населения, как правило, свергались народом и в лучшем случае изгонялись из городов, а то и гибли в ходе переворотов. Редко какому тирану удавалось передать власть наследнику и основать династию; еще реже такая династия насчитывала более двух поколений.

В ликвидации тиранических режимов определенную роль сыграл и внешний фактор: в VI в. до н. э. Спарта провела ряд экспедиций против полисов, в которых правили тираны (Сикион, Наксос, Афины), и во многих случаях добилась свержения правителей. К началу классической эпохи почти нигде в греческом мире, кроме некоторых периферийных областей (Великая Греция, Иония), тиранов уже не осталось.

Однако не следует оценивать деятельность представителей Старшей тирании всецело отрицательно. Тираны оставили весьма заметный след в истории Греции. Многие полисы при их власти разбогатели, стали процветающими городами. Например, тиран Поликрат, правивший на острове С амос в 538—523/522 гг. до н. э., славился могуществом и богатством. Он подчинил своему владычеству многие острова Эгейского моря, построил мощный флот, успешно боролся с пиратством в Эгеиде, поддерживал активные политические связи с Египтом и Персией, построил в своем полисе водопровод (для этого в горе пришлось пробить километровый тоннель), фундаментальные портовые сооружения, один из крупнейших в греческом мире храм (посвященный богине Гере – покровительнице острова). Тираны из сиракузской династии Дейноменидов (Гелон и Гиерон І, правившие в 485—467 гг. до н. э.) считались едва ли не самыми могущественными из греческих правителей того времени. Стремясь придать больше блеска своему правлению и увековечить собственное имя, многие тираны приглашали в свои государства выдающихся музыкантов, поэтов, художников, что оказывало благоприятное влияние на развитие культуры.

В целом тирания архаической эпохи была, безусловно, закономерным этапом в формировании греческого полиса. Но в той же мере закономерным был и переход к более демократичным формам государственного устройства. Из-под власти тирана полис, как правило, выходил более стабильным в политическом отношении, чем он был до установления тирании.

Источники

В высшей степени ценным источником по истории архаической Греции является лирическая поэзия, возникшая в VII в. до н. э. В Элладе появилась целая плеяда выдающихся лириков, творчество которых было весьма разнообразно по тематике. Поэтому из их стихов мы узнаем практически обо всех аспектах жизни греческого мира. Так, Архилох (VII в. до н. э.) ярко и образно рассказывает в своих элегиях о полной приключений и авантюр жизни воина-наемника, о колонизационных экспедициях. В его стихах запечатлен духовный мир человека той эпохи, который живет в условиях постоянной нужды, трудностей, неуверенности в завтрашнем дне, а потому вырабатывает в себе спокойное, мужественное отношение ко всем перипетиям бытия:

В меру радуйся удаче, в меру в бедствиях горюй.
Познавай тот ритм, что в жизни человеческой
сокрыт.

(Пер. В. Вересаева)

Важным историческим источником являются произведения поэтов с острова Лесбос. Аристократ Алкей (конец VII в. до н. э.) был активным участником гражданских войн в родном полисе. В его стихах отражена борьба аристократических группировок (один из его стихотворных сборников назывался «Песни гражданской смуты»). Поэт гневно и порой несправедливо бичует своих противников:

Стал тираном Питтак,
Города враг,
Родины выродок.

(Пер. Вяч. Иванова)

Из произведений поэтессы Сапфо (VII в. до н. э.) историки черпают материал о жизни греческих женщин, известной нам довольно плохо. Многие стихи Сапфо посвящены женским религиозным союзам, которые одновременно были своего рода воспитательными заведениями для девушек из знатных семей.

Расцвет творчества Пиндара (ок. 518—442/438 до н. э.) приходится на эпоху классики, но в своих произведениях фиванский поэт отразил традиционную, аристократическую систему ценностей, характерную для уже ушедшей эпохи. Пиндар развил жанр оды – торжественного песнопения, исполнявшегося хором. В одах поэт прославлял доблесть и благородное происхождение победителей на общегреческих спортивных играх (разумеется, в большинстве случаев это были представители аристократических родов). Пиндар одним из первых подробно сообщает о различных аспектах аристократического образа жизни, в частности о греческой атлетике.

Итак, очень многим из того, что мы знаем об архаической Элладе, мы обязаны именно поэтам-лирикам. Не случайно некоторые ученые называют архаическую эпоху «лирическим веком Греции». Однако следует отметить ограниченность лирики как исторического источника. Суждения и оценки, данные в художественных произведениях, исключительно субъективны, тенденциозны, и потому к греческой лирике следует подходить критически, отделяя описание объективных фактов от выражения страстей и эмоций автора.

Историография

Проблемам Великой греческой колонизации в мировом антиковедении посвящено много исследований [Т. Данбэбин (T. Dunbabin), Дж. Бордман (J. Boardman), В. В.Лапин, Ю. Г. Виноградов и др.].

В науке идут споры о том, что играло главную роль в греческой колонизации – «земельный голод», развитие торговли, стремление получить доступ к источникам сырья или что-либо иное.

Архаическая эпоха греческой истории достаточно подробно, во многих аспектах, отражена уже в историографии античности. Возникло немало и различных оценок характера этого исторического периода и процессов, происходивших в Греции на протяжении VIII—VI вв. до н. э.

В течение долгого времени была влиятельной (а в отечественной литературе и по сей день сохраняет весомые позиции) сформировавшаяся еще в XIX в. точка зрения, согласно которой характерной чертой архаической эпохи была борьба демоса с аристократией за равноправие и участие в управлении полисом. Причем особо подчеркивалась роль торгово-ремесленной части демоса, богачей незнатного происхождения, которых считали своеобразным прототипом буржуазии Нового времени, сломившей власть аристократических кругов.

Историографический метод, некритически проводящий параллели между античными феноменами и внешне схожими явлениями буржуазного общества, в науке называют модернизацией. Такой подход сыграл свою роль в изучении античности, но к настоящему времени его можно считать исчерпанным. Еще в антиковедении рубежа XIX—XX вв. многие известные ученые [Эд. Мейер (Ed. Meyer), Р. Пёльман и др.] говорили об «античной буржуазии», «античном пролетариате» и борьбе между группировками демократов и олигархов, о социалистических учениях в Древней Греции. В ХХ в. подобные формулировки были скорректированы, тем не менее многие антиковеды [В. Эренберг (V. Ehrenberg), Г. Мичелл (H. Michell), Дж. де Сент-Круа (G. de Ste Croix), Э. Френч (A. French), Э. Вудхауз (W. Woodhouse) и др.] в той или иной степени, с оговорками, но продолжали разделять традиционные взгляды. В российской науке с ними солидарен Э. Д. Фролов. Хотя его работы характеризуются взвешенным подходом и стремлением избежать крайностей модернизации, все же в них акцентируется внимание на социальной борьбе в архаических полисах. Большой заслугой этого исследователя является подчеркивание революционного характера перемен, происходивших в архаической Греции.

Во второй половине XX в. в науке наметился и иной подход к древнегреческой истории. Англо-американский историк М. Финли (M. Finley) говорит об ошибочности применения социально-экономических категорий современного общества к описанию процессов, происходивших в античную эпоху. Он считает, что некорректно говорить о «буржуазии» и «пролетариате» применительно к Древней Греции, экономика которой в этот период еще не стала базисом всего общественного развития, да и в целом еще не отделилась от остальных сфер жизни. Она была частью социокультурного единства, включавшего в себя и политические институты, и религиозные культы, и ментальные представления.

В работах многих историков [Ч. Старр (Ch. Starr), Э. Снодграс (A. Snodgrass), У. Форрест (W. Forrest), В. П. Яйленко], развивавших идеи Финли, воссоздана отличная от традиционной картина архаической эпохи. Ранняя Греция, по их мнению, была еще обществом без глубокого социального расслоения и резко выраженного неравенства, а соответственно – без острой борьбы между различными слоями. Развитие такого общества носило в основном мирный, эволюционный характер; «революционные» вспышки были скорее исключением, чем правилом.

Данный подход к античной истории отнюдь не чужд существенных недостатков. Неприятие вызывает выборочный подход последователей теории Финли к источникам и их скептическое отношение к тем данным античной традиции, которые не укладываются в рамки их построений. Весьма спорной является и реконструкция истории архаической Греции как безмятежной идиллии. Источники показывают, что эта эпоха была периодом острой политической борьбы, смут, смены тиранических режимов, что мало соответствует тезису об «эволюционном» развитии греческого общества.

В последнее время возникло еще одно направление историографии, в рамках которого осуществляется синтез положительных сторон «революционной» и «эволюционной» точек зрения. Оно уделяет особенное внимание роли личности (преимущественно из аристократов) в архаической истории греческого мира, взаимодействию и соотношению личностного начала с формирующимися полисными структурами, роли борьбы между аристократическими группировками в общественной жизни ранних городов-государств Эллады. Первым выразил эту точку зрения еще в первой половине ХХ в. крупный немецкий антиковед Г. Берве (H. Berve), и впоследствии сходные позиции в науке заняли очень многие ученые [Г. Бенгтсон (H. Bengtson), Р. Сили (R. Sealey), Дж. Дейвис (J. Davies), О. Меррей (O. Murray), М. Шталь (M. Stahl), К. К. Зельин].

Литература по теме

Берве Г. Тираны Греции. Ростов-на-Дону, 1997.

Виноградов Ю. Г. Политическая история Ольвийского полиса VII—I вв. до н. э.: Историко-эпиграфическое исследование. М., 1989.

Грант М. Греческий мир в доклассическую эпоху. М., 1998.

Зельин К. К. Борьба политических группировок в Аттике в VI в. до н. э. М., 1964.

КобылинаМ. М. Милет. М., 1965.

Колобова К. М. Из истории раннегреческого общества. Л., 1951.

Лапин В. В. Греческая колонизация Северного Причерноморья: Критический очерк отечественных теорий колонизации. Киев, 1966.

Мейер Эд. Экономическое развитие древнего мира. СПб., 1907.

Пёльман Р. Очерк греческой истории и источниковедения. СПб., 1999.

Фролов Э. Д. Рождение греческого полиса. Л., 1988.

Шишова И. А. Раннее законодательство и становление рабства в античной Греции. Л., 1991.

Яйленко В. П. Архаическая Греция и Ближний Восток. М., 1990.

Яйленко В. П. Греческая колонизация. М., 1982.

Bengtson Н. Einzelpersonlichkeit und athenischer Staat zur Zeit des Peisistratos und des Miltiades. MU nchen, 1939.

Boardman J. The Greeks Overseas. L., 1999.

Burkert W. The Orientalizing Revolution. Cambridge (Mass.), 1992.

Davies J. Athenian Propertied Families, 600—300 B. C. Oxford, 1971.

Dunbabin T. The Western Greeks. Oxford, 1948.

Ehrenberg V. From Solon to Socrates. L., 1968.

Finley M. Economy and Society in Ancient Greece. N. Y., 1982.

Forrest W. The Emergence of Greek Democracy. L., 1966.

French A. The Growth of the Athenian Economy. L., 1964.

MichellH. The Economic of Ancient Greece. Cambridge, 1940.

Murray O. Early Greece. L., 1993.

Sealey R. A History of the Greek City States ca. 700—338 B.C. ВеЛе^у, 1976.

Snodgrass A. Archaic Greece: The Age of Experiment. L., 1980.

Stahl M. Aristokraten und Tyrannen im archaischen Athen. Stuttgart, 1987.

Starr Ch. C. The Economic and Social Growth of Early Greece 800—500 B.C. N. Y., 1977.

Ste Croix C. de. The Class Struggle in the Ancient Greek World. L., 1981.

Woodhouse W. Solon the Liberator. N. Y., 1965.

ГЛАВА 8 Пелопоннес в греческой истории. Спартанский полис

ОБЛАСТИ ПЕЛОПОННЕСА И ИХ НАСЕЛЕНИЕ В ЭПОХУ АРХАИКИ

Во ІІ тысячелетии до н. э. на полуострове Пелопоннес находились самые крупные центры микенской цивилизации. Затем, однако, именно этот регион Балканской Греции более других пострадал от дорийского вторжения. Дорийцы расселились на востоке и юге полуострова – в Арголиде, Лаконике, Мессении. Западные и южные области Пелопоннеса (Элида, Ахайя) оказались заняты другими мигрантами с севера – племенными группами, родственными дорийцам. Остатки микенского населения были оттеснены в центр Пелопоннеса, в суровую гористую Аркадию. Это единственная греческая область, не имевшая прямого выхода к морю, к тому же она удалена от главных торговых путей. Данные обстоятельства являются причиной того, что аркадяне, несмотря на то что они являлись прямыми потомками микенских ахейцев, долго оставались весьма отсталой субэтнической группой.

Однако и в тех районах полуострова, которые были захвачены дорийцами, коренное население не было полностью истреблено или изгнано. Значительная его часть осталась на родине, но была вынуждена признать власть захватчиков и попала в полную или частичную политическую и экономическую зависимость от новых хозяев Пелопоннеса. Результатом всех этих событий, длившихся несколько веков, стала этническая неоднородность населения Южной Греции.

Совсем не одинаковыми были и природные условия и ресурсы разных регионов Пелопоннеса. Если Лаконика и Мессения имели плодородные (по греческим меркам) почвы и месторождения полезных ископаемых (в частности, железных руд), то Арголида могла извлекать пользу от проходивших через ее территорию торговых путей (особенно важным был путь через перешеек Истм, связывавший Пелопоннес с остальной Грецией), а Аркадия не имела ничего – ни хороших земель, ни дорог. Неудивительно, что в различных пелопоннесских областях темпы развития экономики, общества, цивилизации очень сильно варьировали.

ПОЛИСЫ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО ПЕЛОПОННЕСА

К началу архаической эпохи самым значительным центром Пелопоннеса был Аргос. Этот город возник в непосредственной близости от разрушенных цитаделей ахейской эпохи – Микен и Тиринфа – и в период своего наибольшего возвышения претендовал на восстановление «микенского наследия», на возрождение обширной и могущественной державы.

Аргосскис вазы (VII-VIII вв. до н. э.)

История Аргоса, к сожалению, известна довольно слабо. По источникам можно восстановить лишь несколько основных моментов эволюции политической системы этого полиса. Пика своего процветания Аргос достиг на рубеже VIII—VII вв. до н. э., что было связано с деятельностью правителя Фидона – потомка древних дорийских царей Арголвды. Фидон начал интенсивную экспансию в близлежащие земли, стремясь как можно более расширить территорию своего государства и усилить его влияние в греческом мире. Он на время подчинил Аргосу ряд соседних полисов, в том числе такие важные, как Коринф, Эпидавр и славившийся развитой торговлей остров Эгина. Фидон желал установить свою гегемонию на всем полуострове, чтобы его признали самым сильным правителем Пелопоннеса, и порой казалось, что это ему удается. Так, аргосский правитель поставил под свой контроль Олимпию (в области Элида) – религиозный центр Южной Греции и стал самолично распоряжаться организацией проводившихся там раз в четыре года общегреческих Олимпийских игр.

Экспансия Фидона опиралась на преимущество аргосской военной организации в эпоху ранней архаики. Судя по всему, именно в Аргосе и именно в это время была впервые применена на полях сражений гоплитская фаланга, что обеспечило этому полису военное превосходство над противниками. Пожалуй, именно Фидон вывел многие области Пелопоннеса из состояния такой медленной эволюции, что она граничила с застоем. Известны и экономические реформы этого правителя. В частности, он ввел на территориях, на которые распространялась его гегемония, единую систему мер и весов. Античные авторы называют Фидона то «царем», то «тираном», возможно, потому, что он, будучи царского рода и находясь у власти вполне легитимно, практиковал методы правления, свойственные скорее представителям Старшей тирании. Действительно, Фидон занимает как бы промежуточное положение между гомеровским басилеем и тираном архаической эпохи. Если его и нельзя назвать первым в древнегреческой истории тираном, то, во всяком случае, его правление являлось предтечей тирании.

После Фидона Аргос постепенно теряет свою славу. Он потерпел ряд серьезных поражений в войнах со Спартой, утратил значительную часть захваченных Фидоном территорий, а главное – перестал быть самым сильным государством Пелопоннеса, уступив место лидера спартанскому полису. Однако окончательно разгромить Аргос или подчинить его своему влиянию спартанцам все же не удалось. И на протяжении долгого времени Аргос оставался достаточно весомой силой, с которой приходилось считаться, государством, с которым искал союза любой полис, недовольный спартанским засилием.

Вторая половина архаической эпохи стала временем бурного расцвета для нескольких греческих городов, расположенных близ перешейка Истм. Особенно выделялся Коринф, находившийся в самом узком месте перешейка (здесь его ширина всего лишь 6 километров). Именно у Коринфа был устроен волок для судов, шедших из Коринфского залива Ионического моря в Саронический залив Эгейского моря. Коринф имел гавани в обоих заливах. Благодаря уникальному географическому положению город господствовал над сухопутными и морскими путями. Это делало Коринф одним из важнейших стратегических пунктов греческого мира, способствовало обогащению и процветанию города (уже у Гомера Коринф назван «богатым»), развитию ремесел и торговли.

Коринф. Реконструкция

В то же время Коринф располагал очень небольшой хорой. Всегда страдавшие от малоземелья коринфяне приняли активное участие в Великой греческой колонизацни и основали ряд крупных колоний на разных направлениях. В VIII в. до н. з. Коринф прочно закрепился на морском пути, ведущем на запад, к Италии и Сицилии. Лежавший на этом пути остров Керкира был колонизован коринфянами. В том же столетии на Сицилии возникла коринфская колония Сиракузы, со временем ставшая самой большой на всем острове. Появлялись колонии Коринфа и на северо-восточном направлении. Так, на полуострове Халкидика коринфяне основали колонию Потидея.

«Ковровая» керамика из Коринфа (VII в. до н. э.)

В VII—VI вв. до н.э. Коринф был едва ли не самым мощным в экономическом отношении греческим полисом. В частности, в керамическом производстве Коринфу в это время просто не было равных. Великолепные по качеству и художественной отделке коринфские расписные вазы находят при раскопках не только в Греции, но и в удаленных от нее частях Средиземноморья. Славились коринфские изделия из бронзы. Мастера из Коринфа построили первые греческие корабли – триеры. Коринфские купцы бороздили морские просторы, осуществляя торговые связи между различными регионами и, естественно, получая от этой посреднической миссии большую выгоду.

Во многом типичным для эпохи архаики было политическое развитие коринфского полиса. Вплоть до середины VII в. до н. э. в Коринфе правили аристократы: все рычаги власти находились в руках многочисленного знатного рода Бакхиадов. Однако в 657 г. до н. э. ситуация изменилась и в полисе установился один из первых в Греции тиранических режимов. Основателя династии коринфских тиранов звали Кипселом (? – ок. 627 до н. э.). По материнской линии он принадлежал к Бакхиадам, однако в силу некоторых обстоятельств был отчужден и от своего рода, и от высшей элиты в целом. Очевидно, это и подвигло Кипсела, особенно после того, как он отличился в качестве полководца, на захват власти. В годы, когда в Коринфе правила основанная этим тираном династия Кипселидов, полис достиг пика своего экономического и политического развития.

Коринф. Руины храма Аполлона. Фотография

В правление сына Кипсела – тирана Периандра (правил в 627– 585 гг. до н. э.) Коринф стал одним из наиболее влиятельных полисов Греции, центром крупной морской державы. Имея военные флоты и в Сароническом, и в Коринфском заливах, Периандр осуществлял крупномасштабную экспансию как в западном, так и в восточном направлении. Под его контролем находился ряд островов в Ионическом море, которыми управляли родственники тирана, а также Эпидавр. Активные контакты поддерживались с коринфскими колониями на Сицилии. Кроме того, тиран наладил выгодные отношения с сильнейшими иноземными державами– с Лидией на востоке и с Египтом на юге. Именно при этом коринфском правителе волок на Истме был усовершенствован с помощью сооружений, облегчавших перетаскивание кораблей через перешеек, что позволило Коринфу фактически монополизировать морскую торговлю между востоком и западом греческого мира. Периандр находился у власти более сорока лет и считался одним из наиболее авторитетных греческих правителей своего времени. И многие полисы именно его избирали третейским судьей в своих пограничных спорах. Главной целью внутренней политики Периандра было, безусловно, дальнейшее укрепление его власти. Настроенный против привилегий аристократии, тиран, в частности, принял закон, ограничивавший проявление роскоши в быту знатных семей.

Периандр.

Скульптура 1780 г

Периандр был одним из самых ярких представителей Старшей тирании в Древней Греции. Не случайно суждения, которые высказывали о нем античные авторы, выглядят парадоксальными. С одной стороны, популярны были рассказы о чудовищных жестокостях, творившихся Периандром. С другой стороны, его считали мудрым и справедливым правителем и даже включали в число «семи греческих мудрецов». Как бы то ни было, но можно с уверенностью утверждать, что при всем внешнем блеске своей власти коринфский тиран не ощущал себя в безопасности. Это видно хотя бы из того, что, в отличие от своего отца Кипсела, безбоязненно передвигавшегося по территории полиса, Периандр окружил себя отрядом наемников-телохранителей. Страхи тирана были отнюдь не беспочвенными: сам он сумел удержаться у власти вплоть до своей смерти, но унаследовавший власть его племянник Псамметих был уже через год свергнут и убит.

В 584 г. до н. э. коринфскую тиранию сменило олигархическое правление, которое сохранялось в течение нескольких веков. После Кипселидов Коринф продолжал оставаться крупным экономическим центром, а вот его политическая значимость быстро пошла на убыль, и очень скоро полис попал под влияние Спарты.

Во многом схожие процессы, хотя и в меньших масштабах, можно наблюдать в двух соседних с Коринфом и находившихся в известной степени в его тени греческих полисах: Сикионе и Мегарах. Оба этих города-государства характеризовались также высоким уровнем развития экономики, ремесла и торговли. Постоянно ощущалась в них и политическая нестабильность. Это привело к тому, что в них, как и в Коринфе, победили тиранические режимы. В Сикионе тирания возникла, судя по всему, даже раньше, чем в Коринфе, – ок. 670 г. до н. э. У власти утвердилась династия Орфагоридов, правившая более столетия, до 556 г. до н. э., когда последний тиран из этой династии был свергнут в результате спартанской военной экспедиции.

В Мегарах во второй половине VII в. до н. э. пришел к власти тиран Феаген, о котором мало что известно. Очевидно, он был знатного рода, однако на волне социальной борьбы, использовав враждебное отношение мегарского демоса к правящей аристократии, стал тираном. В конце VII в. до н. э. Феаген был свергнут, после чего в Мегарах начался настоящий политический хаос, многолетняя череда междоусобных смут.

На одном из этапов этой борьбы, в первой половине VI в. до н. э., в полисе установилась одна из самых первых в греческом мире (если не самая первая вообще) демократий. Разумеется, эта демократия, возникшая в столь ранний исторический период, была весьма несовершенной, даже примитивной. Не случайно Аристотель, характеризуя мегарскую демократию, называет ее «беспорядком и безвластием». Правление победившего демоса (точнее, его вожаков) сопровождалось разного рода эксцессами, изгнанием политических противников, произволом и расправами со знатными и состоятельными гражданами, а также внешнеполитическими неудачами. Обострились отношения Мегар с соседями, в том числе с влиятельнейшим религиозно-политическим союзом – Дельфийской амфиктионией. Тогда же соседи-афиняне отобрали у мегарян остров Саламин, занимавший важное стратегическое положение в Сароническом заливе. В целом попытку создания демократии в Мегарах трудно назвать успешной. К середине VI в. до н. э. власть в этом полисе перешла в руки олигархии. Мегары, таким образом, разделили судьбу Коринфа и вскоре тоже признали спартанскую гегемонию.

Источники

Основным источником по истории Мегар эпохи архаики являются произведения поэта Феогнида из Мегар. Он жил и творил в весьма непростое для Мегар время, когда после острой политической борьбы в полисе утвердилось демократическое правление. Аристократ Феогнид вынужден был покинуть родину, многие годы провел на чужбине и лишь в старости получил возможность возвратиться в родной город (очевидно, когда к власти вернулась аристократия). Связанные с этими событиями пессимизм и ненависть к «черни» проявились в его стихах:

Смело ногами топчи, стрекалом коли, не жалея,
Тяжким ярмом придави эту пустую толпу!

(Пер. С. Апта)

В творчестве этого автора отразились, как в зеркале, те процессы, которые происходили во второй половине архаической эпохи в наиболее развитых полисах Греции.

СПАРТА В ЭПОХУ АРХАИКИ

В важнейшем полисе Южного Пелопоннеса – Спарте (или Лакедемоне, как его чаще называют античные авторы) развитие общества и государства пошло по пути, который можно назвать уникальным, не похожим на те процессы, которые имели место в большинстве греческих областей. Воинственные дорийцы, завоевавшие на рубеже II—I тысячелетий до н. э. пелопоннесскую область Лаконика, сделали своим оплотом главный ее центр – Спарту. Местное ахейское население было ими подчинено, лишено всех политических и гражданских прав и превращено в подневольных работников рабского типа – илотов.

К западу от Лаконики лежала не менее обширная и плодородная греческая область – Месс ения. Она была захвачена дорийцами одновременно с Лаконикой.

Население Мессении и Лаконики было единоплеменным, однако дорийских спартанцев это не остановило. Начиная с VIII в. до н. э. они начали интенсивное наступление на Мессению, стремясь подчинить ее своей власти, что привело к так называемым Мессенским войнам. Уже Первая мессенская война, пришедшаяся на вторую половину VIII в. до н. э., окончилась победой Спарты и присоединением значительной части Мессении к спартанскому полису. Обитавшие на этих землях мессеняне, не сумевшие покинуть родину, были обращены в илотов.

Однако борьба была еще не окончена. В середине VII в. до н. э. разгорелась Вторая мессенская война: спартанцам противостояли восставшие мессеняне ранее покоренных районов, которых поддерживали дорийцы из еще не присоединенной к Спарте части Мессении, а также некоторые другие полисы, в частности Аргос, отнюдь не заинтересованный в усилении своих спартанских соперников. Война затянулась, и спартанцам приходилось очень трудно (во многом благодаря военному таланту мессенского вождя Аристомена), но завершилась их победой. Мессения была окончательно покорена, и все ее жители, которым не удалось уйти, были обращены в илотов.

В результате происшедших событий территория спартанского полиса стала самой большой в греческом мире. Полис занимал всю южную часть Пелопоннеса. Области Лаконика и Мессения были наиболее богаты плодородными землями и природными ресурсами среди всех регионов Эллады. Поэтому Спарта никогда в своей истории не сталкивалась с проблемой стенохории, характерной для большинства греческих государств; напротив, спартанцы обычно жаловались на олигантр опию (т. е. малолюдье).

После Мессенских войн окончательно сформировалось общество спартанского полиса, отличавшееся крайне жесткой структурой. Высшим сословием были спартиаты – потомки завоевателей-дорийцев, жители города Спарта. Только из них, полноправных граждан, комплектовались все органы власти. Спартиаты были освобождены от физического труда и составляли военную прослойку в государстве. Ниже спартиатов на иерархической лестницу стояли так называемые периэки – жители всех остальных (помимо Спарты) городов Лаконики. Периэки сохраняли личную свободу, но при этом, не имея гражданских прав, были лишены возможности участвовать в управлении полисом. Низшим и наиболее многочисленным сословием были илоты – зависимые земледельцы. Им приходилось содержать своим трудом спартиатов.

Земледельческие работы в поместье (VI в. до н. э.). Рисунок

За каждым спартиатским семейством было закреплено несколько хозяйств илотов, которые, ежегодно выплачивая очень высокий натуральный оброк (вплоть до половины урожая), обеспечивали этой семье пропитание. Следует подчеркнуть, что илоты не были рабами классического типа. Они считались собственностью не того или иного хозяина, а всего государства. Поэтому спартиат не имел права по собственному почину продать или лишить жизни илота. В то же время спартанские власти принимали все меры к тому, чтобы илоты жили в постоянном страхе и не пытались поднять восстание с целью своего освобождения.

Ежегодно высшие должностные лица спартанского полиса объявляли войну илотам, чем санкционировали даже самое жестокое обращение с ними. Периодически устраивались криптии – настоящие облавы на илотов. Участвовавшие в них молодые спартиаты убивали илотских вожаков из засады, упражняясь таким образом в военном искусстве. Посредством криптий и других репрессивных мер спартанским властям, безусловно, удавалось запугать часть илотов. В некоторых случаях илоты в качестве вспомогательных сил даже принимали участие в военных предприятиях Спарты. Очевидно, государство в известной мере доверяло им, коль скоро решалось дать им в руки оружие.

Однако в массе своей илоты, конечно, проявляли недовольство существующим порядком, условиями своей жизни и были постоянно готовы к мятежу. При этом следует учитывать, что спартиатов, в сущности, было немного. После Мессенских войн сельскохозяйственные земли Лаконики и Мессении были распределены между 9000 спартиатских семей на одинаковые по размеру неотчуждаемые участки, обрабатывавшиеся илотами. В дальнейшем полис стремился сохранить хотя бы неизменным это число граждан (об его увеличении речь даже не шла). Однако из-за военных потерь и иных причин количество спартиатов неуклонно уменьшалось. Что же касается илотов, то сколько-нибудь точно определить их численность вряд ли возможно, но, по примерным оценкам, их было 100—150 тысяч человек, т. е. в десять, а то и в пятнадцать раз больше, чем представителей господствующего сословия.

Жизнь горстки спартиатов среди десятков тысяч подчиненных людей, которых необходимо держать в покорности, была в высшей степени опасной для самого существования правящего слоя. Ситуация требовала сплочения спартиатов. Любая смута в их среде была бы для Спарты губительной, поскольку илоты использовали для восстания всякий удобный случай (например, стихийные бедствия, в частности землетрясения, которые вызывали среди спартиатов временное замешательство). Гражданский коллектив спартанского полиса для противостояния враждебно настроенным илотам должен был превратиться в постоянно действующий военный лагерь. С этой целью в Спарте была проведена серия весьма радикальных реформ, авторство которых античная традиция приписывает полулегендарному законодателю Ликургу.

Спартанцы считали Ликурга основателем социально-политического устройства их полиса. Практически все сведения о Ликурге имеют не слишком достоверный характер. Как среди античных авторов, так и среди современных исследователей нет единого мнения даже относительно времени его жизни. В частности, деятельность Ликурга относят к IX в. до н. э. (в таком случае он оказывается самым первым греческим законодателем). Есть сведения, что Ликург якобы происходил из царского рода и был фактическим руководителем государства в правление своего племянника – царя Харилла (или Харилая). Утверждают также, что будто бы, опираясь на авторитет Дельфийского оракула и взяв в качестве образца устройство полисов острова Крит, Ликург кардинально реформировал всю социально-экономическую и политическую систему полиса и даже образ жизни спартанцев. Свои законы он оформил в виде документа – «Великой ретры».

Однако в настоящее время можно с немалой степенью уверенности говорить, что Ликург как реальная историческая личность никогда не существовал (хотя наличие какого-то прототипа исключать нельзя). Приписанные ему спартанской традицией преобразования на деле были результатом деятельности многих реформаторов и продолжались с середины VII в. до н. э. в течение столетия. Эти реформы, очевидно, сознательно связали с именем Ликурга, который, возможно, изначально являлся одним из местных божеств, но затем стал восприниматься как идеальный герой, законодатель, «отец-основатель» спартанской гражданской общины.

Реформы, которые проводились на протяжении жизни нескольких поколений спартанцев, были направлены на строгую регламентацию всех сторон жизни и деятельности граждан полиса. Их целью было сплочение населения и предотвращение внутренних конфликтов, а также безусловное подчинение индивида военизированному государству. Общество спартиатов было превращено в «общину равных» – именно «равными» (гомеями) они отныне гордо называли себя. Чтобы избежать какого-либо имущественного неравенства, все спартиаты обязаны были вести крайне простой образ жизни. Спартиату запрещалось заниматься ремеслом и торговлей (эта сфера деятельности была оставлена периэкам), пользоваться предметами роскоши, зато предписывалось обязательно участвовать в сисситиях – общественных трапезах, предоставляя на их проведение долю продуктов из своего хозяйства. Каждый спартиат, достигнув совершеннолетия, должен был стать членом какой-либо группы граждан, собиравшихся на сисситии, и отныне уже не имел права обедать у себя дома. Этот порядок распространялся на всех, в том числе на представителей элиты и даже на царей.

Спарта, в отличие от других полисов, не перешла на чеканную монету. В ней было сохранено (судя по всему, сознательно) использование оболов – громоздких и неудобных железных стержней, что затрудняло денежное обращение и в конечном счете свело его на нет.

Установленная в Спарте жесткая система общественного воспитания детей была призвана вырабатывать в подрастающем поколении мужество и стойкость, неприхотливость в быту, безусловное подчинение вышестоящим. Во избежание «дурного примера» спартиатам запрещалось покидать пределы родного полиса, а иноземцы из Спарты изгонялись. Во всех областях жизни делался упор на строгий порядок и дисциплину, на абсолютный пиетет по отношению к властям и старшим по возрасту. В Спарте регламентировалось буквально все: даже внешний вид домов, покрой и цвет одежды, формы прически, усов и бороды.

Следует сказать, что «реформы Ликурга», кем бы и когда бы они ни были проведены, достигли своей цели. Они на длительный период «законсервировали» социально-экономическое, общественно-политическое и культурное развитие Спарты, сплотили гражданский коллектив, что во многом обусловило уникальное положение этого полиса в греческом мире. Не случайно вплоть до эпохи эллинизма Спарта не знала тирании; более того, спартанские отряды участвовали в свержении тиранов в ряде других полисов. Кроме того, спартиаты стали отныне в полном смысле слова профессиональными воинами: трудиться им не было необходимости, и весь свой досуг они посвящали военным тренировкам. Долгое время непобедимая спартанская фаланга внушала настоящий ужас всем противникам. Являясь cамым мощным в военном отношении государством Пелопоннеса, Спарта стала претендовать и на гегемонию во всей Греции.

Однако за военно-политическое могущество Спарте пришлось заплатить большим экономическим и культурным отставанием от развитых полисов Эллады. Спартанская экономика приобрела почти исключительно аграрный характер, имея слабо развитые ремесла (не считая ориентированные на войну) и торговлю. Только благодаря очень немалым природным ресурсам Лаконики и Мессении Спарта оставалась довольно богатым полисом. В частности, плодородные почвы на юге Пелопоннеса позволяли Лакедемону, в отличие от подавляющего большинства других греческих полисов, не нуждаться в привозном хлебе. Что же касается культуры, то в начале эпохи архаики в художественной обработке металла, изготовлении изделий из керамики спартанцы достигли значительных успехов. Славились и творившие в Спарте поэты. После «реформ Ликурга» и превращения полиса в военизированное государство некогда достаточно богатая духовная жизнь спартанцев утратила своеобразие.

Граждане Спарты не были людьми «примитивными» и грубыми, но их воспитание и образование имели свою специфику. По образу жизни и мировоззрению спартанцы сильно отличались от афинян или коринфян. Жителям Лаконики было свойственно, в частности, умение кратко и остроумно выражать свои мысли (отсюда термин «лаконизм»). Спартиаты жили в обстановке своеобразного «духовного космоса», для которого был характерен ряд черт, свойственных архаичным, традиционным культурам (впрочем, Спарту точнее будет назвать обществом искусственно архаизованным): глубокая религиозность, непререкаемый авторитет предков, своеобразный кодекс чести, делавший, скажем, решительно невозможными сдачу в плен, бегство с поля боя или окружение собственного города кольцом оборонительных стен. «Ликурговы законы» как некое подобие «железного занавеса» отгородили Спарту от остальной территории Эллады, превратив ее в совершенно своеобразный социокультурный организм. В то же время несомненно и то, что «спартанский порядок» был отражением, пусть в утрированной форме, новых тенденций, характерных для развития греческого полиса в целом, – к господству коллективистского начала.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО СПАРТЫ

В греческом мире архаической эпохи Спарта стала первым окончательно сформировавшимся государством. При этом, в отличие от большинства полисов, она выбрала свой путь развития, ее государственное устройство не имело аналогий в Элладе. В научной литературе часто можно встретить утверждение об олигархическом характере спартанского правления. Это не совсем верно. Во всяком случае, спартанская олигархия очень сильно отличалась от типичных олигархий Греции (например, коринфской или мегарской). Следует сказать, что уже античные теоретики испытывали затруднения при определении государственного устройства Спарты. Его называли то аристократическим, то тимократическим (т. е. основанным на власти наиболее отличившихся и почтенных граждан), то смешанным (т. е. соединяющим элементы различных политических систем). Последнее определение, пожалуй, кажется наиболее точным. Действительно, в спартанском государстве, созданном усилиями поколений реформаторов, причудливо переплетались институты, характерные для монархии, олигархии и даже демократии.

Политическая система Спарты складывалась на протяжении нескольких веков, хотя сами спартиаты были убеждены, что в своих основных чертах она была установлена уже легендарным Ликургом, которому приписывали авторство главного спартанского конституционного закона – «Великой ретры». Текст этого документа дошел до нас, и, судя по архаичности формулировок, его действительно следует относить к VIII или VII в. до н. э. Закон гласил: «Учредить тридцать старейшин с верховными вождями совокупно. От времени до времени созывать собрание… и там предлагать и распускать, но господство и сила да принадлежат народу». Таким образом, в «Великой ретре» были закреплены основные элементы спартанского государственного устройства: цари[11], совет старейшин и народное собрание.

Спарта была едва ли не единственным греческим полисом, в котором в течение архаической эпохи не была ликвидирована царская власть. Высшими должностными лицами государства по-прежнему оставались цари, причем царей одновременно было два, а значит (уникальная спартанская черта), правили две царские династии – Агиады и Еврипонтиды. На вопрос о происхождении такого необычного феномена, как двойная царская власть, пока вряд ли возможно дать однозначный ответ. Скорее всего, это пережиток дуального членения социума, что было характерно для многих архаичных обществ. Спартанские цари считались прямыми потомками греческого мифологического героя Геракла и, соответственно, самыми знатными аристократами во всей Элладе. Власть их была наследственной. Цари были окружены большими почестями, которые оказывали им сограждане (даже за обедом царю полагалась двойная порция). Однако необходимо подчеркнуть, что спартанские цари отнюдь не были полновластными правителями. Фактически их полномочия сводились к функциям верховных главнокомандующих и верховных жрецов государства. Таким образом, Спарта, как и другие греческие полисы, была республикой, хотя и с некоторым монархическим «оттенком».

Государственное устройство Спарты схематично можно представить

Реально высшим органом управления в Спарте был совет старейшин – герусия. Его членов называли геронтами. Герусия состояла из тридцати человек: в нее входили цари (по своей должности) и 28 граждан (не моложе 60 лет), избиравшихся в совет пожизненно. Геронтами становились, как правило, наиболее влиятельные и авторитетные спартиаты, выходцы из знатных семей. Именно герусия (а не цари) фактически руководила всеми государственными делами: вырабатывала проекты законов и постановлений, распоряжалась финансами полиса, играла роль верховного суда.

Как в любом греческом полисе, высшей властью в спартанском государстве было народное собрание – апелла. Оно объявляло войну и заключало мир, принимало законы, избирало должностных лиц (естественно, кроме царей). Но фактически апелла созывалась редко и нерегулярно (обычно по инициативе геронтов), и власть ее была ограничена. Власти вносили на рассмотрение народного собрания те или иные вопросы, а спартиаты должны были только голосовать «за» или «против», какие-либо дебаты либо дискуссии не допускались. При этом в некоторых случаях (в частности, при избрании геронтов) применялся простейший способ голосования (Аристотель называет его «детским»), когда свое доверие либо недоверие тому или иному кандидату народ выражает громким криком, и побеждает тот, за кого кричали громче всего. Если апелла принимала решение, неугодное герусии, последняя могла отменить постановление собрания и назначить повторное голосование. Тем не менее какие бы ограничения ни накладывались на функционирование апеллы, все же, согласно положениям «Великой ретры», которые неукоснительно выполнялись, без согласия народа ни одно сколько-нибудь важное решение не могло быть проведено в жизнь.

Спартанские гоплиты. Рисунок

Несколько позднее (возможно, в VIв. до н. э.) среди государственных институтов появилась коллегия, состоявшая из пяти эфоров (т. е. надзирателей). Эфоры избирались сроком на год. Эту должность мог занять любой спартиат, независимо от своей знатности и богатства; случалось, что эфорами становились совсем бедные люди. Таким образом, институт эфоров был бесспорно демократическим. Функции эфоров заключались в контроле над деятельностью других высших должностных лиц, с тем чтобы они соблюдали интересы гражданского коллектива. Особенно бдительно эфоры следили за тем, чтобы не допустить попыток перерастания власти царей в настоящую монархию или тиранию. Эфоры располагали необычайно большими полномочиями: они могли не только отстранить царя от власти, но даже приговорить его к казни. Начиная с VI^. до н. э. вся история Спарты полна конфликтов между царями и коллегией эфоров.

В тесной связи с государственным устройством Спарты находилась ее военная организация. Главную ударную силу войска составляла фаланга гоплитов. Спартанская тяжеловооруженная пехота с полным основанием считалась лучшей в греческом мире. Фаланге придавались вспомогательные легковооруженные отряды, состоявшие из периэков, а иногда даже из илотов. Верховное командование армией осуществляли цари, причем на войну отправлялись оба царя. Но поскольку между ними нередко возникали конфликты, что мешало слаженным действиям войска, то в конце ?Ів. до н. э. в интересах единоначалия было постановлено, чтобы впредь поход возглавлял один царь, а другой оставался в Спарте. При этом даже на полях сражений царь не имел абсолютной власти. Не он, а геронты и эфоры принимали решение о начале похода или об окончании военных действий. Послав царю шифрованный приказ, герусия могла в любой момент отозвать его с поля битвы на родину. Неподчинение приказам жестоко каралось. Даже в походе при царе всегда находился кто-либо из эфоров, контролировавший все действия главнокомандующего.

Спартанская армия делилась на моры – отряды численностью 500—900 человек (в зависимости от демографической ситуации и степени опасности противника). В войске строго соблюдалась субординация. Командир моры – полемарх подчинялся непосредственно царю. Полемарху подчинялись командиры лохов (отрядов, состоявших из 100—150 человек), тем – командиры пентекостий (полусотен), а этим последним – командиры эномотий (самых малых подразделений, насчитывавших 25 человек). В целом в войске была весьма велика доля офицеров, а это всегда повышает боеспособность армии. Военно-морскими силами полиса командовал наварх. Впрочем, в эпоху архаики Спарта была преимущественно сухопутной державой.

Для государственного устройства Спарты, крупнейшего полиса Пелопоннеса, были характерны коллективизм и дисциплина (беспрекословное повиновение вышестоящим). Великие мыслители Древней Греции – Сократ, Платон, Аристотель – в той или иной мере считали Спарту образцовым полисом, достигшим наибольших успехов в организации жизни государства и сумевшим поэтому избежать междоусобных смут. Характерно, однако, что другие греческие полисы отнюдь не спешили заимствовать те или иные элементы устройства спартанского государства.

Источники

Самый информативный и достоверный источник о ранней истории Спарты – произведения величайшего спартанского поэта Тиртея (середина VII в. до н. э.). Из его стихов мы узнаем о многих сторонах жизни этого полиса, его социально-политической организации, менталитете спартанцев, о войнах с Мессенией. Именно этот поэт первым из всех античных авторов цитирует «Великую ретру» Ликурга, подтверждая тем самым мнение о большой древности этого документа.

ПЕЛОПОННЕССКИЙ СОЮЗ

Территориальное расширение спартанского полиса завершилось с завоеванием Мессении. На соседние земли спартиаты больше не покушались, поскольку вряд ли сумели бы их «переварить». Теперь Спарта стремилась достичь верховенства, гегемонии над соседями. Столкнувшись с другим претендентом на господствующее положение на Пелопоннесе – Аргосом, Спарта вышла из этой борьбы бесспорным победителем, разгромив аргосское войско в нескольких крупных сражениях. В ?Ів. до н. э. началось создание на территории Пелопоннеса военно-политического союза, находившегося под эгидой Спарты. Это объединение получило название Пелопоннесского союза, хотя оно было оформлено не единым союзным договором, а рядом неравноправных договоров Спарты с пелопоннесскими полисами.

Первыми союзниками Спарты на подчиненных по отношению к ней условиях стали полисы соседней области Аркадия. В течение ?Ів. до н. э. Пелопоннесский союз продолжал расширяться. В него вошли богатый и сильный Коринф (с тех пор всегда занимавший в союзе второе место после Спарты), Сшкгон, Мегары, Элида, малые полисы Арголиды. В ряде случаев вступлению полиса в союз со Спартой способствовало свержение в нем тирании и установление олигархического правления, причем зачастую эти события происходили при прямой поддержке спартанцев. К концу архаической эпохи в Пелопоннесский союз входили почти все полисы полуострова (кроме Аргоса, традиционно враждебного Спарте). Многие из этих городов-государств вошли в союз вполне добровольно, стремясь заручиться на случай возможных военных конфликтов поддержкой такого мощного государства, каким была Спарта.

В складывавшемся постепенно Пелопоннесском союзе не было ни общих органов управления, ни упорядоченной системы денежных взносов на содержание вооруженных сил, ни единства в проведении внешней политики (союзные полисы, например, вполне могли воевать друг с другом). Долгое время существовала полная свобода выхода из союза. Но отсутствие экономической эксплуатации со стороны Спарты, которая приняла на себя обязательства по защите союза и практически ничего не требовала взамен, довольствуясь почетным положением гегемона, делало Пелопоннесский союз объединением добровольным и потому довольно прочным.

Пелопоннесский союз создавался не как экспансионистское, агрессивное, а как военно-политическое, оборонительное объединение. Спартанцы, хотя и умели воевать лучше всех в Греции, делать это не любили, поскольку имели слишком много внутренних проблем (опасность восстаний илотов, недостаток боеспособных граждан). Спарту не так-то просто было вынудить начать военные действия. Ее жители воевали, только когда внешняя угроза была совершенно несомненной или когда гегемонии государства бросали открытый вызов.

Историография

Для историографии Древней Греции, к сожалению, зачастую характерен «афиноцентризм», т. е. преимущественное внимание исследователей к проблемам истории Афин. Такое положение вещей имеет свои объективные причины: среди них – наибольшее участие афинского полиса в развитии древнегреческой цивилизации, а также относительно более детальная по сравнению с описанием жизни в остальных государствах Эллады освещенность событий афинской истории в источниках. Однако немало интересных работ посвящено Аргосу [Р. Томлинсон (R. Tomlinson), Т. Келли (T. Kelly)], Мегарам [Р. Легон (R. Legon), Л. А. Пальцева)] и особенно Коринфу [Э. Вилль (E. Will), Дж. Сэлмон (J. Salmon)].

Об истории Спарты написано много; по освещенности в историографии этот полис, бесспорно, стоит на втором месте после Афин. Спартанскому полису посвящены монографические исследования таких ученых, как В. Эренберг (V. Ehrenberg), К. Краймс (K. Chrimes), Г. Мичелл (H. Michell), П. Руссель (P. Roussel), У. Форрест (W. Forrest), П. Картлидж (P. Cartledge), Н. Кеннел (N. Kennell) и др.

В отечественной науке Спартой занимались значительно меньше: Ю. В. Андреев посвятил Спарте ряд статей и монографию о мужских союзах. Сравнительно недавно издана монография «История Спарты» Л.Г. Печатновой. Наибольшее внимание ученых привлекали такие вопросы, как формирование спартанского полиса, его специфика в мире греческих полисов, сословие илотов, историчность сведений о реформах Ликурга.

Литература по теме

Андреев Ю. В. Мужские союзы в дорийских городах-государствах (Спарта и Крит). СПб., 2004.

Доватур А. И. Феогнид и его время. Л., 1989.

Пальцева Л. А. Из истории архаической Греции: Мегары и мегарские колонии. СПб., 1999.

ПечатноваЛ. Г. История Спарты. СПб., 2001.

ПечатноваЛ. Г. Формирование спартанского государства. СПб., 1998.

Cartledge P. Sparta and Lakonia. L., 1979.

Chrimes K. Ancient Sparta. Manchester, 1952.

Ehrenberg V. Neugriinder des Staates: Ein Beitrag zur Geschichte Spartas und Athens im VI Jahrhundert. Mii nchen, 1925.

Forrest W. A History of Sparta 950—192 B.C. L., 1968.

Kelly T. A History of Argos to 500 B.C. Minneapolis, 1976.

Kennell N. The Gymnasium of Virtue: Education and Culture in Ancient Sparta. Chapel Hill, 1995.

Legon R. Megara: The Political History of a Greek City-State to 336 B.C. Ithaca, 1981.

Michell H. Sparta. Cambridge, 1952.

Roussel P. Sparte. P., 1960.

Salmon J. Wealthy Corinth. Oxford, 1984.

Tomlinson R. Argos and the Argolid. L., 1974.

WillE. Korinthiaka. P., 1955.

ГЛАВА 9 Афинский полис

РАННИЕ АФИНЫ

В афинский полис, один из самых крупных в Греции, входила вся Аттика – область в восточной части Средней Греции. Расположенная на полуострове, напоминающем по форме рог и глубоко вдающемся в море, на севере Аттика граничила с Беотией, на западе – с областями на перешейке Истм. С востока и юга ее земли омывались водами Эгейского моря. На территории Аттики, кроме ее «столицы» – известного еще с микенской эпохи города Афины, находилось еще несколько небольших городков (Элевсин, Марафон, Браврон и др.), а также множество демов – сельских поселений. Впрочем, афинский полис не всегда был таким большим. Он сложился постепенно, путем синойкизма. Сами афиняне приписывали образование полиса легендарному царю и герою Тесею, жившему, согласно мифам, еще до Троянской войны. Однако в действительности этот процесс занял несколько веков, начавшись в гомеровский период, а завершившись уже в начале архаической эпохи. Когда в начале VII в. до н. э. в состав полиса вошел находившийся на границе с Мегарами Элевсин, важный религиозный центр с прославленным святилищем богини Деметры, объединение областей Аттики вокруг Афин завершилось.

Афинский синойкизм, в отличие от аналогичных процессов в других греческих полисах, не сопровождался переселением всех жителей полиса в главный город. В архаическую эпоху еще более половины граждан Афин жило в сельской местности.

Рельеф Аттики был достаточно разнообразен: невысокие горные хребты (Гиметт, Парнет, Пентеликон) чередовались с каменистыми равнинами. Естественные ресурсы Аттики нельзя назвать ни слишком обильными, ни слишком скудными. Почвы были мало пригодны для выращивания зерновых культур, поэтому афиняне всегда ощущали недостаток в хлебе и были вынуждены импортировать зерно. В то же время для культивирования оливковых деревьев условия были весьма благоприятные. Оливы (маслины) были одним из главных богатств Афин. Не случайно оливковое дерево почиталось как священный символ покровительницы афинского государства – богини Афины. По греческим меркам, Аттика была богата полезными ископаемыми. На юге области, в Лаврии, имелись крупные месторождения серебра. Эти рудники, когда они стали интенсивно разрабатываться, в классическую эпоху превратились в один из главных факторов экономического процветания Афин. В Аттике добывались также мрамор и высококачественная глина, пригодная для производства керамики.

Жители Аттики принадлежали к ионийской субэтнической группе греческого этноса. На ранних этапах истории государства, когда полис находился еще в стадии формирования, гражданское население разделялось по родо-племенному принципу. Важнейшими и наиболее крупными единицами являлись четыре филы (т. е. племени); каждый афинский гражданин входил в какою-либо из фил. Фила делилась на фратрии – объединения культового характера. Фратрию, в свою очередь, составляли роды. Однако членами родов являлись не все жители Аттики, а только аристократы; принадлежность к какому-нибудь роду являлась, таким образом, подтверждением знатного происхождения лица.

Афинский Акрополь. Фотография

В то же время постепенно начинается территориальное деление полиса: каждая фила подразделялась на три триттии, а каждая триттия – на четыре навкрарии. Всего было 48 навкрарий, и эти небольшие округа являлись наименьшими территориальными единицами. Каждая навкрария обязана была на свои средства содержать военный корабль, являвшийся частью афинского флота.

Столица полиса – Афины – располагалась в центральной части Аттики, в нескольких километрах от побережья Саронического залива, в долине небольшой, летом пересыхавшей речки Кефис. Главный афинский холм – Акрополь – был религиозным центром полиса и его цитаделью. На нем размещались храмы, дома правителей, а также городские оборонительные укрепления, так как в эпоху архаики Афины не были окружены стеной. На некоторых из соседних с Акрополем холмах (Ареопаг, Пникс и др.) также находились общественные сооружения и святилища. Неподалеку от подножия Акрополя находилась Агора – главная городская площадь, один из центров политической жизни.

Афины существовали уже во ІІ тысячелетии до н. э., в микенскую эпоху. Возрастанию роли Афин способствовало то обстоятельство, что дорийцы, сокрушившие микенскую цивилизацию, практически обошли Аттику стороной. А потому состав населения области, по сути, не изменился, появились только ахейские беженцы, которые спасались в Аттике от дорийцев. Здесь не было пришлых завоевателей,как в Спарте, и не было людей зависимых, подобных илотам. Относительная бесконфликтность (континуитет) афинской истории между II и I тысячелетиями до н. э., несомненно, сыграла свою роль в дальнейшем, ный для Греции эпохи «темных в меньшей степени. Период X– VIII вв. до н. э. был для Афин даже временем относительного процветания, особенно в экономическом отношении. В частности, аттическая расписная керамика геометрического стиля была, пожалуй, лучшей в Греции. Однако к VII в. до н. э. развитие этого полиса замедляется, и Афины становятся одним из рядовых, хотя и крупных государств греческого мира.

Афина Промахос. Статуэтка  с афинского Акрополя (V в. до н. э.)

Исключительно важную роль во всех сторонах жизни Афин играла аристократия – евпатриды (т. е. сыновья благородных отцов). По удельному весу знати в составе населения афинский полис едва ли не превосходил все остальные греческие государства. Одной из причин этого был приток в Аттику на рубеже ІІ—І тысячелетий до н. э. бежавших от дорийцев аристократов из Пелопоннеса. Этих беженцев радушно принимали в Афинах; один из знатных родов, пришедших в Аттику из Пилоса, основал даже последнюю афинскую царскую династию Медонтидов.

На протяжении всей архаической эпохи аристократы прочно держали в своих руках все рычаги власти в Афинах. Они постепенно добились сокращения полномочий басилеев, а потом и ликвидации их правления. Срок пребывания царя у власти был ограничен десятью годами, а позднее снижен до годичного. Должность царя из наследственной превратилась в выборную и стала доступной представителям не только династии Медонтидов, но и других знатных родов. Чтобы ограничить власть правителя, для управления полисом были введены различные государственные должности.

В начале VII в. до н. э. сформировалась политическая система афинского полиса как аристократической республики. Во главе государства стояла коллегия из девяти магистратов – высших должностных лиц, занимавших свой пост в течение года. Они назывались архонтами, и между ними существовало определенное разграничение функций. Первый архонт – эпоним – считался высшим гражданским должностным лицом полиса; он давал свое имя году, на который приходилось его правление. Второй архонт – басилей – был наследником древней царской власти, но в эпоху архаики сохранял лишь полномочия верховного жреца полиса, руководителя религиозной жизни общины. Третий архонт – полемарх – являлся верховным главнокомандующим вооруженными силами. Остальные шесть архонтов – фесмофеты – контролировали соблюдение устного права (письменных законов в Афинах еще не было).

Чрезвычайно важную роль в управлении играл Совет ареопага – главный оплот власти аристократии. В него входили архонты, у которых истек срок их пребывания у власти; они оставались членами ареопага пожизненно. Именно ареопаг, пользовавшийся большим авторитетом, имел право назначить гражданина на должность архонта. Ареопаг осуществлял высший контроль над всей жизнью государства, а также являлся верховной судебной инстанцией, разбиравшей наиболее важные дела.

Народное собрание в Афинах вплоть до VI в. до н. э. не играло сколько-нибудь значительной роли. В целом положение рядового демоса было довольно приниженным. Он полностью подчинялся аристократии и, кроме того, находился от нее в экономической зависимости, которая постоянно увеличивалась. Во второй половине VII в. до н. э. широкое распространение получила долговая кабала; на крестьянских земельных участках появились горосы (закладные камни), знаменовавшие фактический переход таких полей в распоряжение кредиторов и превращение прежних владельцев в бесправных арендаторов. Порой неоплатные должники попадали в настоящее рабство.

Таким образом, в социально-экономической и политической эволюции афинского полиса на протяжении первых двух столетий эпохи архаики проявлялись тенденции, характерные для греческого мира в целом. При этом темпы развития Афин можно определить как средние – более быстрые, чем, скажем, в полисах Беотии и Фессалии, но более медленные, чем в таких развитых государствах, как Коринф, Мегары, Халкида. В частности, афиняне принимали не очень активное участие в Великой греческой колонизации, ибо такой большой, по греческим меркам, полис не испытывал «земельного голода». Лишь в конце VII в. до н. э. Афины отправили первую экспедицию в зону черноморских проливов и основали на малоазийском побережье колонию Сигей.

В 636 г. до н. э. в Афинах впервые была предпринята попытка установить тиранию. Власть попытался захватить молодой аристократ Килон, незадолго до того одержавший победу в Олимпийских играх. Возглавив отряд сверстников, он занял Акрополь. Однако демос не поддержал Килона, и его мятеж был относительно легко подавлен властями полиса; при этом, правда, не обошлось без массового кровопролития и убийств. В расправе над мятежниками важную роль сыграли представители знатного рода Алкмеонидов, которому впоследствии было суждено властвовать в афинском государстве. Неудача заговорщиков показала, что Афины еще не готовы принять тиранический режим. Однако мятеж Килона обострил борьбу между аристократическими группировками. Убийство следовало за убийством, поскольку вступил в действие старинный обычай кровной мести.

Пресечь междоусобные распри был призван первый греческий свод письменных законов, созданный в 621 г. до н. э. законодателем Драконтом. Важнейшее место в этом своде занимали законы об убийствах. Их соблюдение должно было если не ликвидировать окончательно кровную месть, то, во всяком случае, поставить наказание под контроль государства. Отныне родственники убитого обязаны были передавать дело о наказании на рассмотрение суда ареопага, а не расправляться с убийцей самовольно.

Итак, к рубежу VI—VI вв. до н. э. в жизни афинского полиса наметились два важнейших процесса: постоянная борьба аристократических родов и растущее закабаление демоса. Оба этих процесса серьезно подрывали стабильность государства. Чтобы поправить ситуацию, были проведены реформы, которые, правда, не помогли полностью изменить положение. Но они резко ускорили развитие Афин, превратив этот полис в один из самых значительных в Элладе, что со временем позволило ему стать политическим, экономическим и культурным центром греческого мира.

РЕФОРМЫ СОЛОНА

Особенной остроты социально-политическая борьба в Афинах достигла в начале VI в. до н. э. Все борющиеся стороны пришли в конце концов к выводу о необходимости принятия экстраординарных мер для примирения. Самым естественным путем для установления согласия было назначение кого-либо из наиболее авторитетных граждан посредником-примирителем и наделение его чрез вычайными полномочиями для проведения реформ. К счастью, гражданин, пользующийся безусловным авторитетом и доверием всего населения, в афинском полисе нашелся. Это был Солон (ок. 640—560 до н. э.)

Солон

Безусловно, Солона следует признать одной из наиболее ярких личностей в истории Греции архаической эпохи, самым знаменитым из греческих законодателей. Он был потомком древних афинских царей. Однако знатный род, к которому принадлежал Солон, обеднел, и, чтобы поправить свое экономическое положение, будущему законодателю пришлось заняться морской торговлей. Постоянные путешествия расширили его кругозор. Даже и теперь не может не поразить разносторонность личности Солона: он слыл необычайно мудрым человеком (впоследствии был включен в число «семи греческих мудрецов»), был одним из крупнейших греческих поэтов и в то же время отнюдь не чуждался общественной деятельности.

Его политические стихи были широко известны. В них Солон гневно обличал недостатки и пороки греческой социально-политической жизни, призывал к реформам, к установлению «благозакония», т. е. такого порядка, при котором законы издаются во благо граждан, а граждане неукоснительно повинуются этим законам. Особенно прославился Солон, когда ок. 600 г. до н. э. стал инициатором военной акции против Мегар. В результате к Афинам отошел остров Саламин в Сароническом заливе. Теперь он уже не перекрывал афинянам выход в открытое море, что существенно улучшило геостратегическое положение афинского полиса.

В 594 г. до н. э. в обстановке гражданской смуты афинские граждане избрали Солона первым архонтом и как высшему должностному лицу в государстве предоставили ему чрезвычайные полномочия для разработки новых законов и проведения реформ. Солон находился у власти всего лишь год, но и за этот срок сумел оправдать доверие своих сограждан: его деятельность стала чрезвычайно важной вехой в истории Афин.

Прежде всего Солон провел имевшую принципиальное значение экономическую реформу (она получила название сисахфия – букв. стряхивание бремени). Выгодная прежде всего беднейшим крестьянам (впрочем, также и разорившимся аристократам), реформа заключалась в полной отмене всех имевшихся на тот момент в полисе долгов. Кабальных должников следовало освободить, а закладные камни торжественно убрать с их полей и удалить за пределы Аттики. Были приняты меры к возвращению на родину тех из неоплатных должников, кого продали в рабство в другие полисы. Но самое большое значение имело запрещение впредь обращать граждан в долговую кабалу. Отныне понятия «гражданин» и «раб» становились совершенно несовместимыми; все граждане пользовались полной свободой и подчинялись только законам и законным властям. Таким образом, экономическому господству знати был положен предел.

Солон принял и ряд других мер с целью ускорить развитие экономики и активизировать хозяйственную жизнь Афин. Так, он проводил политику экономического протекционизма, т. е. защиты афинских товаропроизводителей. В частности, был запрещен вывоз хлеба, в котором Аттика постоянно испытывала недостаток. В то же время был разрешен и даже поощрялся экспорт оливкового масла, поскольку Афины всегда производили его в большом количестве.

При Солоне власти способствовали развитию ремесел, более того, поощряли приток в Афины ремесленников и торговцев из других частей Греции, даже предоставляли им гражданские права (обычно полисы отнюдь не были склонны к принятию в гражданский коллектив чужестранцев). Были упорядочены имущественные отношения. Так, один из первых законов разрешал афинянам, не имеющим прямых наследников, составлять завещания (ранее в таких случаях имущество умершего отходило членам его рода). Была введена новая, более удобная система мер и весов.

Полное господство аристократии в общественной жизни подорвали не только экономические, но и политические реформы Солона. Теперь всех граждан полиса разделили на четыре разряда в зависимости от их состояния, измерявшегося количеством натуральных продуктов (зерна, вина, оливкового масла), получаемых с земельных владений (монеты в Афинах в то время еще не было). За единицу измерения был взят медимн – мера объема сыпучих и жидких тел (приблизительно 52 литра). К первому разряду были отнесены самые богатые граждане (с годовым доходом 500 медимнов и более), они стали называться пентакосиомедимнами (т. е. пятисотмерниками). Ко второму разряду – всадникам – отнесли лиц с доходом более 300 медимнов, т. е. весьма зажиточных граждан. К третьему разряду относились граждане с доходом от 200 медимнов – зевгиты (либо от zeugos – упряжка волов, либо от zygon – ряд воинов в фаланге); именно афиняне среднего достатка, которых, насколько можно судить, было довольно много, и составляли основу войска. Четвертый, низший разряд объединял беднейших граждан с годовым доходом менее 200 медимнов. Они назывались фетами (т. е. батраками).

Отныне роль каждого афинянина в жизни полиса и объем его политических прав определялись разрядом, к которому он принадлежал. Высшие государственные посты (архонтов, казначеев) могли занимать только пентакосиомедимны. Представители всадников и зевгитов получили доступ к другим полисным должностям. Феты же имели право участвовать лишь в народном собрании и в суде присяжных. Таким образом, главным для определения места гражданина в обществе было богатство (а не знатность, как раньше).

Тем не менее нельзя утверждать, что беднейшая часть гражданского коллектива ничего не выиграла от политических реформ Солона. Напротив, следует отметить несомненную демократизацию государственного устройства. Рядом с аристократическим Советом ареопага был учрежден другой орган управления – Совет четырехсот. Он назывался так по числу входивших в него членов (по 100 человек от каждой афинской филы) и комплектовался путем жеребьевки из граждан первых трех имущественных разрядов. Таким образом, он выражал интересы более широких кругов населения, чем древний ареопаг, в котором господствовала знать.

Совет четырехсот в известной степени дублировал функции ареопага и самим своим существованием принижал его роль. Одной из важных задач Совета четырехсот стала подготовка проектов решений, выносившихся на рассмотрение народных собраний. Из этого следует, что при Солоне деятельность народного собрания, ранее игравшего в жизни полиса незначительную роль, активизировалась. Постепенно народное собрание стало превращаться в действительно суверенный орган управления, высшую инстанцию по решению важнейших государственных вопросов.

Исключительно важное значение имело учреждение Солоном гелиэи – суда присяжных, ставшего, пожалуй, наиболее демократичным государственным институтом, поскольку в его состав могли быть избраны с помощью жребия даже беднейшие афиняне.

Солон издал в Афинах весьма полный (можно сказать, всеобъемлющий для своего времени) свод письменных законов, охватывавший все основные стороны отношений между людьми. Значительно более совершенный и содержащий меньше архаичных элементов, этот свод почти полностью заменил ранее действовавшие в Афинах законы Драконта. В дальнейшем афинский полис в течение практически всей своей истории жил по законам Солона, подвергавшимся лишь незначительным модификациям.

Реформы Солона имели, если так можно выразиться, компромиссный характер. Законодатель считал своей целью создать такой социально-политический порядок, при котором каждому социальному слою населения – знати и рядовым гражданам, богатым и бедным – было бы отведено подобающее место в общественной жизни полиса. Он стремился избежать несправедливого предоставления кому-либо односторонних преимуществ. Подводя итоги реформ, Солон так писал о своей деятельности в одной из элегий:

Власть даровал я народу в той мере, в какой он нуждался,
Чести его не лишил, но и не дал лишних прав.
Также о тех позаботился я, кто богатством и силой
Всех превзошел, – чтобы их не опозорил никто.
Встал я меж тех и других, простерев мощный щит свой над ними,
И запретил побеждать несправедливо других.

(Пер. С. Радцига)

Однако, как часто бывает в истории, действия реформатора, желавшего удовлетворить все общественные группы, на первых порах имели противоположный результат. Реформами Солона были недовольны многие граждане: аристократия сожалела об утрате ряда своих прежних привилегий, а демос порицал законодателя за то, что он не провел всеобщий передел земель на условиях полного равенства. Некоторые сторонники Солона советовали ему взять в свои руки всю власть в полисе, т. е. стать тираном, но он с негодованием отвергал советы подобного рода. В результате ему пришлось даже покинуть Афины на десять лет, приняв добровольное изгнание. К счастью, за это время его реформы не были отменены и впоследствии дали позитивные результаты.

Пусть Солона нельзя еще в полном смысле слова назвать «отцом афинской демократии», все же осуществленные им довольно умеренные реформы (иными они и не могли стать в той обстановке) следует охарактеризовать как первый шаг к формированию демократического государственного устройства. Реформы помогли создать такую политическую систему, при которой в управлении полисом могли принимать активное участие (хотя пока не на деле) широкие слои демоса, а не только аристократическая элита, как это было в предшествующую эпоху.

Источники

Важным источником по истории Афин являются поэтические произведения Солона, прославившегося не только как реформатор, но и как поэт. Тематика дошедших до нас произведений Солона весьма разнообразна: это и гражданская, и назидательная, и даже любовная лирика. Из этих стихов мы узнаем и о социально-политической ситуации в Аттике на рубеже VII—VI вв. до н. э., и о преобразованиях, осуществленных самим поэтом и законодателем.

ТИРАНИЯ ПИСИСТРАТА И ПИСИСТРАТИДОВ

Все значение реформ Солона стало ясным только со временем. Непосредственно же после их проведения гражданские волнения не только не прекратились, но, пожалуй, даже усилились. Случались годы, когда из-за острых внутриполитических конфликтов не удавалось избрать архонтов. А архонт-эпоним Дамасий по истечении годичного срока не пожелал оставить должность и удерживал власть более двух лет, пока не был свергнут силой. Иными словами, в афинском полисе появились все симптомы грядущей тирании – явления, в высшей степени характерного для Греции эпохи архаики.

В течение первой половины VI в. до н. э. политическая борьба имела форму противостояния сильных группировок, базировавшихся в различных регионах Аттики и возглавлявшихся местными аристократами. Источники (Геродот, Аристотель, Плутарх) сообщают о трех такого рода группировках. Одна из них (ее членов называли педиэями) действовала в окрестностях Афин. В этой наиболее богатой естественными ресурсами (в частности, плодородными почвами) области Аттики положение аристократии традиционно было особенно прочным, а сама знать – особенно консервативно настроенной.

Представители другой группировки (их называли паралиями) опирались на население прибрежной части Аттики; во главе этой группировки стоял аристократический род Алкмеонидов. Жители побережья отличались меньшим консерватизмом, большей мобильностью; источниками их богатства были не только земельные владения, но также и торговые операции.

Наконец, третья группировка (входившие в нее граждане называли себя диакриями) базировалась в отдаленной северо-восточной части Аттики, которая была самым бедным регионом афинского полиса. Диакрии были настроены наиболее радикально по отношению к существующим порядкам, во многом еще определявшимися господством знати.

Именно диакриев в 60-х годах VI в. до н. э. возглавил Писистрат (правил в 560—527 II. до н. э.) – наиболее талантливый и амбициозный политический лидер того времени. Представитель древнего аристократического рода и дальний родственник Солона, он завоевал большую популярность у демоса, особенно после того, как проявил незаурядные полководческие способности в войне с Мегарами. Используя популистские лозунги, Писистрат преуспел в борьбе с соперниками и в конце концов получил от народного собрания разрешение обзавестись отрядом телохранителей, вооруженных дубинами. С этим отрядом он захватил в 560 г. до н. э. афинский Акрополь и объявил себя правителем государства. Правда, вскоре после этого аристократы, объединив свои силы, свергли Писистрата. Однако через несколько лет, вступив в соглашение с Алкмеонидами, он сумел вернуться к власти, но и на этот раз ненадолго: был свергнут и изгнан из Аттики. Лишь в 546 г. до н. э. Писистрат во главе сильного войска вторгся на территорию афинского полиса и окончательно утвердился в качестве тирана. Он правил до своей смерти, а умирая, передал власть сыновьям Гиппию и Гиппарху, основав, таким образом, династию Писистратидов.

В отличие от многих представителей Старшей тирании, которые запятнали себя кровавыми злодеяниями, Писистрат, судя по источникам, пользовался репутацией мудрого, умеренного и даже «кроткого» правителя. Он всячески стремился продемонстрировать легитимный характер своей власти, свое уважение к законам. В частности, он не предпринял ни малейшей попытки отменить законодательство Солона и, более того, постоянно подчеркивал, что следует законам точно так же, как и все остальные граждане. При нем в Афинах продолжали функционировать органы полисного управления: избирались архонты (правда, тиран всегда старался обеспечить занятие этой должности своими ставленниками), заседал Совет ареопага (при этом Писистрат, конечно, держал его деятельность под своим контролем), собиралось народное собрание (однако правитель приказал разоружить демос, заявив, что отныне он сам при помощи отрядов наемников из других городов будет заботиться о безопасности граждан). Но над всеми органами полисного управления теперь была власть одного человека.

Правлению Писистрата были чужды террор и репрессии, характерные для господства других тиранов. Правда, род Алкмеонйдов был вынужден покинуть Аттику, но не потому, что эти аристократы боялись за свою судьбу, а потому, что они не желали сотрудничать с новоявленным владыкой. Как и все представители архаической тирании, Писистрат проводил антиаристократическую политику, направленную на ослабление старой знати: конкуренты в борьбе за власть были ему совершенно не нужны. Он, в частности, стремясь освободить крестьян от произвола местных аристократических вождей, учредил разъездные судебные коллегии. Судьи отправлялись в сельскую местность и там разбирали тяжбы между земледельцами (ранее это было прерогативой аристократов). Писистрат во многом покровительствовал крестьянам: выдавал беднякам кредиты на льготных условиях и т. п. Не случайно даже много лет спустя после ликвидации тирании афинские крестьяне вспоминали о времени правления Писистрата как о «золотом веке». И это несмотря на то, что он взимал с земледельцев в свою пользу довольно тяжелый (по античным меркам) налог – десятую часть доходов.

Писистрат стремился превратить Афины в крупнейший экономический, политический и культурный центр Эллады. Для этого он проводил активную внешнюю политику. В его личном владении находились территории на северном побережье Эгейского моря с серебряными рудниками, приносившими тирану значительный доход. Писистрат старался установить контроль над черноморскими проливами, через которые в Аттику доставляли хлеб, и для этого основал на подступах к ним опорные базы. Остров Делос, где находилось святилище Аполлона – главный религиозный центр ионийцев, был также взят афинским тираном под свое покровительство.

Афинский правитель проявил себя умелым дипломатом: ему удавалось одновременно поддерживать дружественные связи со Спартой и Аргосом, а также с Фессалией и рядом островных полисов. Его правление ознаменовалось, пожалуй, только одной крупной внешнеполитической неудачей: резко ухудшились отношения Афин с Дельфами, а находившийся там оракул Аполлона пользовался огромным авторитетом во всем греческом мире.

Религиозная и культурная политика Писистрата также способствовала возвеличению афинского полиса. Тиран не жалел средств для организации пышных общественных празднеств. С необычайным блеском и торжественностью стали отмечаться при нем раз в четыре года. Великие Панафиней праздник в честь богини Афины, превратившийся в главное культовое и общественное мероприятие афинского календаря. Поощрялся Писистратом культ Диониса бога умирающей и воскресающей природы, веселья и вина. Проводившийся весной в Афинах праздник в честь Диониса – Великие Дионисии – получил известность во всем эллинском мире. Именно из ритуалов этого праздника и родился древнегреческий театр.

Писистрата, которому вопросы религии, культов были особенно близки, можно назвать настоящим религиозным реформатором. В окружении афинского тирана мы встречаем видных представителей мистического религиозного движения орфиков. Почти невозможно назвать такого бога, которому Писистрат не постарался бы воздать должное. При нем в Афинах (на Акрополе и в других местах) появились первые каменные храмы, святилище Аполлона, началось сооружение грандиозного храма Зевса Олимпийского[12].

Панафинейская амфора

Панафинейское жертвоприношение. Рисунок на вазе

Дионис и силен. Роспись на вазе

«Дионис и менады». Чернофигурная амфора

По распоряжению Писистрата была сделана запись гомеровских поэм, что позволило из различных версий, бытовавших в устной передаче, создать единый канонический текст. Писистратиды поощряли развитие культуры: в Афинах творили знаменитые поэты Анакреонт и Симонид, процветало изобразительное искусство, в частности вазопись.

Старший сын Писистрата Гйппйй, ставший его наследником, на первых порах продолжал достаточно мягкую и корректную политику отца. Он даже попытался примириться со знатными родами, ранее покинувшими Афины. На родину возвратились Алкмеониды, а их глава Юійсфен получил возможность в 525 г. до н. э. занять должность первого архонта.

Ситуация изменилась в 514 г. до н. э., когда два афинских аристократа – Гармодйй и Арйстогйтон, побуждаемые личной обидой, составили заговор с целью свержения Гиппия. В результате их выступления был, однако, убит лишь младший брат тирана – Гиппарх. Заговорщики были схвачены и казнены. Впоследствии, после ликвидации тиранического режима, Гармодий и Аристогитон были провозглашены героями-покровителями афинской демократии, а их имена еще долго были окружены ореолом славы и почета. После раскрытия заговора аристократов Гиппий стал более подозрителен; его режим приобрел черты жестокости и начал постепенно утрачивать популярность. Алкмеониды вновь были изгнаны из Афин. Обосновавшись в Дельфах и приобретя там значительное влияние, они начали плести против тирана интриги. В конце концов Спарта под давлением дельфийских жрецов разорвала дружественные отношения с Гиппием и объявила Афинам войну. В 510 г. до н. э. в город вступило спартанское войско под командованием царя Клеомена І. Гиппий со своими родственниками был осажден на Акрополе, вскоре он вынужден был сдаться и покинуть территорию полиса. Так была свергнута афинская тирания, просуществовавшая с перерывами около полувека.

Критии и Несиот. Гармодий и Аристогитон, или Тираноубийцы (V в. до н. э.)

ПРЕОБРАЗОВАНИЯ КЛИСФЕНА. РОЖДЕНИЕ АФИНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ

С ликвидацией тирании возобновилась политическая борьба между представителями знатных родов. На фоне активной деятельности аристократов афинский демос оставался пока еще молчаливым и пассивным большинством. Он подчинялся традиционному авторитету знати. Однако ситуация стремительно менялась, и в конце концов наступил момент, когда гражданское население стало активным участником событий. В 507 г. до н. э. один из соперничавших аристократических вождей – глава рода Алкмеонидов Клисфен – перешел на сторону демоса и возглавил народное движение, что принесло ему полную победу над всеми противниками. По инициативе Клисфена был проведен ряд важнейших политических реформ демократической направленности.

Прежде всего было введено новое административное деление афинского полиса, основанное не на родо-племенном, как раньше, а на территориальном принципе. Все государство отныне было поделено на десять примерно равных по размеру фил, которые являлись уже не племенными (как прежние четыре филы), а территориальными единицами. Каждая фила состояла из трех частей – триттии, причем все входящие в филу триттии располагались в разных частях Аттики: одна – на территории города Афины или его окрестностей, вторая – на побережье, третья – во внутренней части страны. Как правило, триттии одной филы даже не граничили друг с другом. Триттии делились на демы – самые мелкие административные единицы. Каждый из более чем ста демов представлял собой либо населенный пункт сельского типа, либо один из районов города. Таким образом, афинский демос был как бы «перемешан» в едином государстве, освобожден от древних родовых традиций, от политического влияния знати.

При Клисфене все граждане, независимо от своего социального положения, получили практически равные политические права. Правда, некоторое время еще существовали доставшиеся по наследству от аристократического строя ограничения для беднейших афинян при занятии некоторых высших постов (в частности, должности архонта). Но они уже строго не соблюдались, да и сама должность архонта начала утрачивать прежнее значение.

В ходе реформ Клисфена была введена новая коллегия из десяти должностных лиц, именовавшихся стратегами (т. е. военачальниками). Стратега избирали сроком на один год путем открытого голосования (поднятием рук). Им мог стать любой афинский гражданин, вне зависимости от своего происхождения и имущественного положения. Причем если архонтом можно было стать лишь раз в жизни, то на должность стратега дозволялось избираться неограниченное количество раз. Вначале стратеги ведали только военной организацией государства, но, поскольку в управлении полисом военные вопросы были неотделимы от гражданских, со временем они стали выполнять все функции, вытеснив архонтов из системы государственного управления. Постепенно архонты стали считаться высшими магистратами (т. е. представителями власти) лишь номинально.

С конца VI в. до н. э. высшим органом государственной власти в Греции окончательно стало народное собрание. Оно собиралось на Агоре теперь достаточно регулярно, являясь последней инстанцией при решении всех встающих перед полисом вопросов. Роль «постоянного президиума» при народном собрании играл учрежденный Клисфеном Совет пятисот (взамен солоновского Совета четырехсот). В его состав ежегодно избирались по жребию по 50 человек от каждой территориальной филы. Этот орган готовил проекты постановлений для вынесения на рассмотрение народного собрания, а также ежедневно занимался текущими проблемами управления полисом.

Клисфен был озабочен тем, чтобы в Афинах никогда больше не возродилась тирания. Для предотвращения возможности захвата власти теми или иными лицами был принят закон об остракизме, согласно которому политик, казавшийся демосу чрезмерно влиятельным и поэтому опасным, решением народного собрания мог быть безо всякой вины изгнан из города сроком на 10 лет. Остракизм проводился следующим образом. Один раз в год, в день проведения народного собрания, каждый гражданин писал на остраконе (глиняном черепке) имя того политического деятеля, который, по его мнению, заслуживал изгнания. Черепки с именами собирались, подсчитывались, и лицо, получившее наибольшее количество «недовольных» голосов, должно было покинуть полис.

В результате реформ Клисфена в Афинах в основных чертах завершилось становление демократии – политической системы, при которой власть в полисе в полной мере принадлежала народу, т. е. коллективу граждан. Следует отметить, что клисфеновская демократия была довольно умеренной. Ее главной опорой являлись зевгиты – зажиточные земледельцы, служившие в армии в качестве гоплитов. Именно этот социальный слой был тогда основой полиса как в экономическом, так и в военном отношении. Превращение демоса в наиболее могущественную силу в государстве отнюдь не означало, что аристократия ушла с политической сцены. Да и сам Клисфен, выходец из знаменитого древнего рода, конечно, не допустил бы этого. Еще почти на протяжении столетия аристократы продолжали занимать ведущее положение в полисе. Рядовым гражданам приходилось считаться с тем, что аристократы, будучи людьми богатыми, обладая необходимым количеством досуга, были значительно образованнее и лучше подготовлены к участию в управлении государством. Поэтому на высшие должности еще долго по традиции избирали почти исключительно аристократов, к их мнению старались прислушиваться, хотя, безусловно, демос прочно держал знать под своим контролем. Справедливости ради, следует сказать, что в большинстве своем представители высших сословий приняли клисфеновские реформы и стремились в новых политических условиях действовать во имя блага всего государства.

Остракон с именем Фемистокла (V в. до н. э.)

Значение преобразований, осуществленных Клисфеном в конце VI в. до н.э., трудно переоценить. Реформатор следовал в направлении, намеченном еще Солоном, но пошел по этому пути значительно дальше. На протяжении следующих двух столетий афинская демократия приобрела свой классический облик. Демократию ожидала еще долгая, порой нелегкая судьба, но начало было положено, радикальные перемены в социально-политическом бытии Афин произошли. Далее оставалось развивать уже наметившиеся демократические тенденции.

Источники

Аристотель был не только крупнейшим философом античности, но и видным политическим теоретиком, разрабатывавшим (прежде всего в классическом труде «Политика») проблемы греческого полиса. Для большей репрезентативности своих теоретических выкладок Аристотель вместе со своими учениками сделал всесторонний анализ политической и конституционной истории конкретных полисов. Результаты этих изысканий были обобщены более чем в 150 трактатах о государственном устройстве различных полисов Эллады.

К сожалению, из этих трактатов до наших дней сохранился только один трактат – «Афинская полития» (он был найден в конце XIX в. в Египте записанным на папирусе). В этом произведении государственное устройство рассматривалось с исторической точки зрения, в последовательности основных политических преобразований. Кратко, но очень содержательно в трактате рассказывается о законодательстве Драконта и реформах Солона, тирании Писистрата и демократических реформах Клисфена.

Историография

Деятельность Писистрата и других представителей Старшей тирании изучалась в исторической науке с разных точек зрения. Наиболее дискуссионным оказался вопрос о социальной направленности режимов, созданных архаическими тиранами. Одни ученые считают этих политических деятелей выразителями интересов демоса [Э. Эндрюс (A. Andrewes), К. Моссе (C. Mosse)], другие – защитниками интересов «торгово-промышленного класса» [П. Юр (P. Ure)], третьи – представителями аристократической идеологии и системы ценностей [Г. Берве (H. Berve), Р. Дрюс (R. Drews), М. Шталь (M. Stahl), И. А. Макаров].

Литература по теме

Берве Г. Тираны Греции. Ростов-на-Дону, 1997.

Доватур А. И. Рабство в Аттике VI—V вв. до н. э. Л., 1980.

Зельин К. К. Борьба политических группировок в Аттике в VI в. до н. э. М., 1964.

Колобова К. М. Древний город Афины и его памятники. Л., 1961.

Макаров И. А. Идеологические аспекты ранней греческой тирании // Вестник древней истории. 1997. № 2.

Суриков И. Е. Проблемы раннего афинского законодательства. М., 2004.

Andrewes A. The Greek Tyrants. N. Y., 1963.

Bengtson H. Einzelpersonlichkeit und athenischer Staat zur Zeit des Peisistratos

und des Miltiades. MU nchen, 1939.

DaviesJ. Athenian Propertied Families, 600—300 B.C. Oxford, 1971.

Drews R. Basileus. New Haven, 1983.

Mosse C. La tyrannie dans la Grace antique. P., 1969.

StahlМ. Aristokraten und Tyrannen im archaischen Athen. Stuttgart, 1987.

Ure P. The Origin of Tyranny. N. Y., 1962.

Woodhouse W. Solon the Liberator. N. Y., 1965.

ГЛАВА 10 Культура Греции архаической эпохи

СТАНОВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ В ПЕРИОД АРХАИКИ

Развитие полиса – нового социально-политического феномена, гражданской общины, центром которой был город, и распространение полисного строя по всем регионам Средиземноморья вызвало радикальные преобразования буквально во всех сферах жизни греческого общества. Особенно разительными были изменения в духовной сфере. Они знаменовали возникновение принципиально новой культуры. Практически одновременно с формированием полисного общества и его политических институтов возникают наука и философия, театр, художественная литература, происходят изменения в изобразительном искусстве и архитектуре. Все это способствует формированию новой системы ценностей, выражавшей богатый духовный мир гражданина античного общества. Эти изменения были настолько впечатляющими, что получили в науке название «греческое чудо».

Отправной точкой для складывания культуры нового типа стало крушение микенского мира с его жестко регламентированной системой социально-культурных связей. Но многие культурные достижения, созданные древними греками за тысячелетнюю историю цивилизации бронзового века, не исчезли бесследно. Они стали основой для развития культуры античной Греции.

В результате перехода от эпохи бронзы к железному веку были созданы социально-экономические условия для быстрого накопления общественного богатства и появились возможности для активной творческой деятельности каждого человека. Этому способствовало расположение Эллады в непосредственной близости к центрам древневосточных цивилизаций, что позволило заимствовать многие достижения тысячелетней культуры Востока.

Но, несомненно, главным событием этого исторического периода явилась «полисная революция». Складывание типологически однородного полисного мира на огромных просторах Средиземноморья привело к осознанию культурной общности эллинов. Это давало возможность жителям любого полиса, оказавшимся в другом конце греческого мира, оставаться активными участниками культурного процесса.

Полис предоставил своим гражданам неизвестную до сих пор в истории человечества свободу, которая обеспечивала каждому человеку условия для многогранного творческого проявления личности. Лучше всего известно, как были освобождены от обременительного регулирования жизни извне граждане афинского общества. По словам Фукидида, в Афинах «люди наслаждаются свободой и каждому дана возможность устроить свою жизнь независимо». Это привело к уменьшению религиозного влияния на повседневную жизнь греков и их художественное творчество, к повышению роли светских форм жизни граждан. За несколько столетий духовная культура эллинов прошла огромный путь от религиозно-мифологического мышления, пронизанного первобытными суевериями, к научному и философскому постижению окружающего мира, что способствовало появлению свободного от традиций и канонов (в отличие от египетского) изобразительного искусства.

По словам Платона, самые благоприятные условия для коренного общественного переустройства и разрыва с традиционными формами уклада жизни и мышления сложились в колониях. Не случайно философия возникла в Ионии, а Великая Греция и Сицилия сыграли значительную роль в развитии науки и культуры. Кроме того, именно в колониях были особенно интенсивные культурные контакты с носителями других культур.

МИФОЛОГИЯ И РЕЛИГИЯ

В архаическую эпоху произошло окончательное оформление греческой религии и мифологии. Мифы, корни которых уходят еще в первобытную эпоху, были неразрывно связаны с древнейшими обрядами и представляли собой первую попытку человека в художественно-образной форме осмыслить окружающий мир, который он населял множеством существ, обладающих сверхъестественной силой. Для древнего человека миф выступал в качестве священной истории, которая в религиозно-фантастической форме объясняла происхождение и развитие мира и человека. Греческая мифология отличалась богатством сюжетов и дошла до нас в изложении поэтов, историков и философов, которые придали мифам морально-этическое звучание (именно это отличает греческую мифологию от древневосточной).

Рождение Афродиты. Рельеф (V в. до н. э.)

Религиозные верования древних греков прошли те же этапы развития, что и религии других народов. В более поздние эпохи следы первобытного поклонения фетишам и тотемам прослеживаются в поклонении греков дубу в Додо не как символу Зевса, оливе на афинском Акрополе как символу Афины и т. д. Как сообщал Афиней (II в. н. э.), некий Парменикс из италийского города Метапонт, богатого красивыми храмами и великолепными скульптурами, прибыл на остров Делос, чтобы поклониться Латоне, матери Аполлона. Он надеялся увидеть замечательную статую богини, но перед ним предстал простой кусок дерева. Такими же «безликими» были образы и других архаических богов. Пережитками тотемизма было поклонение богам в образах животных (например, Геру представляли в образе коровы) или появление у каждого божества животных-спутников (орел у Зевса, лань у Артемиды, голубь у Афродиты, сова или змея у Афины).

В эпоху архаики окончательно сформировалась система религиозных верований, получившая название олимпийской религии, так как, по представлению эллинов, боги обитали на горе Олимп в Северной Греции. Об олимпийских богах, их функциях, взаимоотношениях, нравах и обычаях рассказали миру Гомер в «Илиаде» и «Одиссее» и Гесиод в «Теогонии».

Олимпийские боги считались богами третьего поколения. Сначала был Хаос, который породил первую божественную пару: Землю – Гею и Небо – Уран. От них произошли могучие титаны. Один из них, коварный Крон, обманом захватив власть, свергнул своего отца, породив беззаконие, произвол и преступления. Он боялся, что дети могут лишить его трона, поэтому всех младенцев, родившихся от его брака с Реей, он проглатывал. Только последнего сына, Зевса, мать сумела спрятать в пещере на Крите. Подросший Зевс начал борьбу с отцом. Свергнув Крона, он вернул на землю мир, закон и справедливость. Зевс с другими богами утвердился на Олимпе и, поделив с братьями весь мир, стал повелевать богами и людьми. Один его брат, Посейдон, стал владыкой морей, а другой – Аид – подземного мира. Сестра Зевса Гера, которая стала его женой, покровительствовала браку и семье.

Посейдон. Скульптура с о. Мелос

Зевс и Ганимед. Терракотовая статуэтка (V в. до н. э.)

Главных олимпийских богов было двенадцать, но в разных уголках греческого мира в их число часто включали различных «мелких» богов. Чаще всего в олимпийский пантеон, кроме упомянутых выше богов, включались дети Зевса: Арес – бог войны, Гефест – покровитель кузнечного мастерства и Аполлон – бог солнечного света, покровитель муз – богинь искусств, Артемида – целомудренная богиня-дева охоты и живой природы (ее часто отождествляли с богиней луны), Афина – покровительница ремесел. К олимпийским богам причисляли богиню красоты и любви Афродиту, родившуюся из морской пены у острова Кипр, и вестника богов Гермеса, а также бога фракийского происхождения Диониса и богиню плодородия Деметру.

Дерево над алтарем Зевса в Пергаме. Фотография

С развитием социально-экономических отношений боги у греков начинают выполнять новые функции. Так, Посейдон выступает покровителем коневодства и аристократии, Афина – покровительницей наук и демократии, Гермес становится богом торговли и покровителем путешественников. По мере становления полисного мира возникают представления о покровительстве отдельных божеств тем или иным городам, островам и т. п. Например, Афина была покровительницей города Афины, Гера – Аргоса и острова Самос, Зевс – Олимпии, Аполлон и Артемида – острова Делос и Дельф и т. д.

Помимо богов, греки почитали нимф, наяд, дриад, сатиров, силенов и т. д. Этих существ, которые якобы населяли окружающий мир (источники, водоемы, рощи, растения), относили к младшим божествам.

Олимпийские боги представлялись бессмертными. Они обладали огромной властью, но не были всемогущими. Над миром богов царила безликая сила – Судьба (Атанка). Даже Зевс не в силах изменить ни судьбу бога, ни судьбу человека, нить жизни которого тянут три мойры – сестры-богини судьбы.

Греческие боги во многом близки людям. Эллины представляли своих богов в образах прекрасных и физически совершенных людей, которые живут теми же чувствами, страстями и желаниями, что и простой смертный человек. Отражением этого стало широкое распространение культа героев, которые появлялись на свет в результате любовной связи бессмертных богов и людей. Таковы Геракл – сын Зевса и Алкмены, Персей – сын Зевса и Датаи, Ахилл – сын царя Пелея и богини Фетиды и т. д.

Жертвоприношение. Роспись по дереву (Коринф, VI в. до н. э.)

Религиозные верования пронизывали все сферы жизни древнегреческого общества. И важнейшие государственные мероприятия, и серьезный труд, и веселое развлечение начинались с ритуала богопочитания. Отношение греков к миру богов было во многом наивным, усердно почтительным, но в то же время древние греки воздавали богам должное лишь в той мере, в какой рассчитывали получить от них помощь в предстоящих делах. Но никогда религиозное мышление не доходило до теологической систематизации многочисленных верований.

В архаическую эпоху строятся первые храмы – жилища богов, оформляются обряды и ритуалы и появляются жрецы, которые возглавляют религиозные церемонии и надзирают за храмовым имуществом. В отличие от Востока в полисной Греции не сложилось замкнутой касты жрецов с жесткой иерархией. Жрецом мог быть избран любой гражданин (как мужчина, так и женщина), пользовавшийся авторитетом у окружающих и не имевший физических недостатков. Как правило, это были представители аристократических семей. Жрец носил длинные волосы, пурпурный хитон (он восходил к древним ионийским одеждам) и во время торжественных церемоний надевал различные украшения.

Богослужение проводилось с целью расположить к себе божество. Оно начиналось с торжественного шествия к святилищу для совершения жертвоприношения. Жертвенный алтарь находился за стенами храма, на священном участке. Первоначально для алтаря использовали крупные камни, где происходило заклание жертвы. Позже алтарь превратился в искусно оформленное художниками и камнерезами сооружение из «благородного» камня.

В эту эпоху большую роль в религиозной и общественной жизни Греции стали играть святилища, прославившиеся своими оракулами, у которых через жрецов-предсказателей можно было узнать волю богов и свою  судьбу. Самым древнейшим оракулом, который упоминает еще Гомер, было святилище Зевса в Додоне (в Эпире), где воля громовержца определялась по шуму листьев священного дуба. На Балканах и в Малой Азии много оракулов находилось в храмах Аполлона, который считался богом-прорицателем. Самым знаменитым стал оракул Аполлона в Дельфах (в Фокиде), на склоне горы Парнас.

Сфинкс из святилища Аполлона в Дельфах (VI в. до н. э.)

Волю богов передавала жрица – пифия. Она сидела на треножнике над расщелиной, откуда поднимались дурманящие испарения, приводившие жрицу в состояние экстаза. Бессвязные слова и звуки, выкрикиваемые пифией, записывались жрецами, а затем излагались в стихотворной форме. Ее предсказания обычно носили образный и порой загадочный характер. Так, царю Лидии Крёзу перед войной с Персией оракул предсказала: «Крёз, Галис перейдя, великое царство разрушит». Когда же Крёз, потерпев поражение, стал сетовать на неверное предсказание, то жрецы заявили, что под «великим царством» божество подразумевало его державу.

На протяжении длительного времени Дельфийский оракул играл важную роль в греческом мире. Он давал «информацию» по культовым вопросам, о выводеи устройстве колоний, о законодательстве, о новых конституциях, о войне и мире, о заключении союзов, а также по частным делам: о деловых предприятиях, о заключении брака, о путешествии и т. п.

Для защиты святилища была создана амфиктиония – союз полисов. Дельфийская амфиктиония приобрела большой авторитет и из религиозного объединения превратилась в сильный политический союз, в котором большую роль стала играть Спарта.

Элевсинские мистерии. Рисунок с рельефа

В греческой религии были также мистерии – культы, основанные на таинстве. Они носили закрытый характер, и в них могли принимать участие только мисты – посвященные. Широкое распространение получают элевсинские мистерии, учреждение которых в аттическом Элевсине гомеровская традиция приписывает богине плодородия Деметре. После создания афинского полиса элевсинские мистерии становятся в нем государственным культом. Они были связаны с ритуалом поклонения умирающей и воскресающей природе, которую олицетворяла дочь Деметры Персефона (Кора), похищенная Аидом. Когда Персефона находилась в подземном царстве, вся природа увядала, а когда Аид разрешал ей на время вернуться к матери, то наступали весна и лето и вся земля расцветала. В мистериях могли участвовать и мужчины, и женщины, и дети, причем не только афиняне, но и чужестранцы.

Участники мистерий обязаны были пройти обряд посвящения, к которому тщательно готовились, очищая душу и тело. Мисты должны были хранить тайну того, что видели и слышали, поэтому об элевсинских мистериях известно немного. Церемониалом мистерий заведовал верховный жрец из древнего аристократического рода. Вместе со жрицей он был толкователем священных тайн. Мистерии начинались с шествия по священной дороге в Элевсин, по которой шла Деметра на поиски похищенной дочери. А основное действие разворачивалось ночью, когда при свете факелов в сопровождении музыки и пения разыгрывалось похищение Коры, блуждания Деметры и встреча матери с дочерью. Зрители вместе с героями священный драмы переживали и ужас, и горе потери, и радость обретения, и религиозный экстаз. Мисты верили, что они испытывали те же чувства, что и их души будут испытывать после смерти.

СВОЕОБРАЗИЕ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

На рубеже предполисного и архаического периодов в греческой культуре начинает проявляться агон – соревновательное начало, предопределившее своеобразие как духовной и материальной культуры, так и всей древнегреческой цивилизации. Атональным началом были пронизаны все аспекты жизни и поведения греков, рационального постижения космоса и иррационального мироощущения.

Соревнования колесниц в архаической Аттике. Рисунок на вазе (VI в. до н. э.)

Агон зарождается еще в предполисный период в среде знати как демонстрация «лучшего», специфически аристократического образа жизни. Аристократам необходимо постоянно подчеркивать социальный статус. И при отсутствии в греческом мире возможности утверждать свое положение через накопленные богатства или близость к персоне царя (как на Востоке) в небогатом греческом обществе главную ценность приобретает время. Знать демонстративно тратит его на спортивные и военные упражнения и состязания (в то время как рядовой общинник, не разгибая спины, отдает все свое время производству материальных ценностей). Итогом монстративного потребления времени становится первенствование, т.е. утверждение своего превосходства в силе, ловкости, военном мастерстве. Признанием победы в этих состязаниях становится оливковая или лавровая ветвь – приз, не имеющий никакой материальной ценности, но подчеркивающий принципиальное отличие образа жизни аристократа от бытия простого общинника. Эта ветвь давала славу, почет, уважение и подчеркивала высокий социальный статус участника состязания.

Монета с изображением наград победителям Олимпиады. Рисунок

Уже у Гомера в центре внимания состязающихся не выгода, а доблесть и слава, которые должны быть по достоинству оценены окружающими, и прежде всего равными соревнующимся по общественному положению. Так в греческой культуре закладывается ориентация гражданина античного общества на одобрение или порицание, на стремление соответствовать системе ценностей полисного коллектива в условиях состязательного (агонального) образа жизни. А в самой системе ценностей одно из главенствующих мест занимает стремление «к доброй славе», которое объявляется высшим благом. Поиск славы и связанные с ними духовные ценности ставятся выше богатства. Эта положительная оценка славы и агонального духа останется доминирующей тенденцией в духовной жизни греков до конца античной эпохи и важнейшим фактором того культурного расцвета, который пережило греческое общество.

Дух состязательности проник во все области греческой жизни: политику, военное дело, экономику, культуру. Но наибольшее распространение агон получил в спортивных соревнованиях. Закономерным итогом этого стала организация Олимпийских игр.

Олимпийские игры, которые, по преданию, учредил Геракл, заняли одно из центральных мест в культуре эллинов. Историк эпохи эллинизма Тимей даже предложил вести счет лет в истории Греции по Олимпиадам. Первые Игры состоялись в 776 г. до н. э. Впоследствии они проводились раз в четыре года в местечке Олимпия (в пелопонесской Элиде), где находилось святилище Зевса. Участвовать в Играх и быть зрителями могли только полноправные граждане полисов, не запятнанные пролитием крови. На время Игр (они проходили в течение пяти дней) устанавливался священный мир, охранявший участников и гостей соревнований. В программу состязаний входило пятнадцать видов спорта. Главными из них считались: атлетическое пятиборье (борьба, бег, метание диска и копья, прыжки), кулачный бой, бег на длинные дистанции, гоплитодром (бег в полном вооружении), панкрати он (соединение кулачного боя и борьбы, где разрешались все виды ударов и болевые приемы), а также скачки и состязание колесниц.

Олимпия. Вход на стадион. Фотография

Вслед за Олимпийскими играми общегреческие состязания стали проводиться также и в других местах Эллады: Пифийские игры – в Дельфах, Истмийские – в Коринфе, Немейские – в Немейской долине в Арголиде. Наградой олимпионику (победителю Олимпиады) был лавровый венок. Он рассматривался не только как приз за победу над другими из лучших атлетов, но и символизировал, что победитель стал любимцем богов. Олимпионик получал всемирную славу, почет и уважение. В родном полисе его осыпали почестями, поэты прославляли его в гимнах, в Олимпии и на родине ему воздвигали памятники. Особенно знамениты были победители всех четырех общегреческих Игр. Например, успех борца Диагора повторили оба его сына. А когда подросшие внуки тоже победили в Олимпии и вынесли на арену доблестного деда, то один из зрителей крикнул: «Теперь умри, Диагор: на земле ничего славнее уже нет, а на небо тебе все равно не взойти!»

В греческой школе. Рисунок на вазе

Агон формировал весь мир мыслей, чувств и мотиваций поступков греков. Именно дух состязательности определял основополагающие духовные ценности греческой культуры: отношение к богатству, понимание счастья, стремление к славе, представление о бессмертии и т. д.

Еще одним принципиальным отличием античной культуры была ее ороакустическая направленность, т. е. ориентация на звучащее слово. После гибели микенского общества слоговая письменность ахейцев была забыта и на рубеже IX—VIII вв. до н. э. в Греции было создано алфавитное письмо, состоявшее из 24 букв. По одному из преданий (по-видимому, оно отражает историческую истину), письменность в Грецию принес брат Европы Кадм, переселившийся из Финикии в Беотию. Хотя знаки заимствовались из финикийского алфавита, но передавали уже не только согласные, но и гласные звуки. Простая и удобная письменность получила широкое распространение, что привело к практически поголовной грамотности греческого общества.

Весь уклад жизни в полисе требовал от его членов быть грамотными. Однако в античной культуре звучащее слово всегда преобладало над письменным текстом. Гражданин греческого полиса активно участвовал в народном собрании, суде, многочисленных выборных органах и должен был уметь выступать при обсуждении законов или на судебном заседании, готовить проекты законов и постановлений, которые затем высекались на камне, и т. д. Знания нужны были и в хозяйственной жизни: например, при покупке товаров у себя на агоре или на заморских рынках.

Греческая культура никогда не была элитарной. Это культура гражданского коллектива, насчитывавшего 2000—3000 человек. Поэтому многие важнейшие ее компоненты были ориентированы на слуховое восприятие и устную передачу информации. Основное развитие получают в ней те области духовной и художественной культуры, которые через словесное выражение обращены к массовой аудитории. Хотя благодаря всеобщей грамотности рукописные тексты были широко распространены, но процесс чтения про себя грекам был незнаком. Греки предпочитали наслаждаться красотой звучащего слова.

ДРЕВНЕГРЕЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ

Греческая литература появилась в VIII—VI вв. до н. э. и первоначально была представлена только эпической поэзией, которая непосредственно «выросла» из устного народного творчества. Историю греческой литературы открывает творчество Гомера, создавшего самые яркие эпические произведения – «Илиаду» и «Одиссею». Гомер был одним из аэдов – странствующих певцов-сказителей, которые, переходя из города в город, – исполняли эпические песни под аккомпанемент кифары. Как правило, это происходило на пирах знати. Поэмы Гомера отличает единство формы и содержания, яркий образный язык, цельность и законченность характеров героев и глубина образов. Гомеровский эпос, изложенный в стихотворной форме гекзаметра, по праву стал вершиной эпической поэзии.

Гомер

Однако Гомер снискал славу не только великого древнегреческого поэта, но и самого мудрого из эллинов. Показывая в сво– Гомер их поэмах прекрасное и безобразное, достойное человека и низменное, поэт на примере эпических героев помогал грекам постигать мир, учил понимать, в чем смысл жизни. На всем протяжении эпохи античности герои поэм были образцами для подражания как для рядового общинника, так и для аристократа. Плутарх передает, что Александр Македонский даже в военных походах не расставался с поэмой Гомера и всю жизнь стремился подражать Ахиллу и достичь такой же бессмертной славы. Эллины видели в великом аэде своего учителя, а Платон утверждал, что Гомер – «поэт, который воспитал Элладу».

Кроме творений Гомера, в греческом эпосе было множество поэм о древних мифологических героях. Так как эти произведения были связаны единством повествования и составляли замкнутый цикл, или круг, то получили название «киклический эпос» (от греч. kyklos – круг). Хотя тексты этих поэм до нас не дошли, но сюжеты известны из произведений поздних авторов. В большинстве из них рассказывалось о Троянской войне: о похищении Елены Парисом, о начале похода греков на Трою, о смерти Париса, о хитроумном замысле Одиссея с троянским конем, о возвращении героев из-под Трои и т. д.

Поэмы, в которых излагались мифы о богах, получили название гомеровски гимнов, хотя их создал не Гомер, а безвестные авторы в разное время. В этих поэмах отсутствовало еще авторское начало.

Первым авторским произведением эпического жанра были сочинения Гесиода, младшего современника Гомера. Его поэмы, написанные гекзаметром, отличал архаический даже для конца VIII в. до н. э. язык. В поэме «Труды и дни» описывается жизнь беотийского крестьянина и прославляется честный, упорный, систематический труд. В нее включены накопленные столетиями нехитрые правила житейской мудрости, сельскохозяйственный календарь, мифологические сюжеты. В «Теогонии» («Происхождение богов») представлена эпическая картина сотворения мира и происхождения трех поколений богов. Гесиод завершил начатое Гомером формирование эллинской религиозной картины мира. А запись поэм Гомера, сделанная при Писистр ате, подвела черту под «эпическим» периодом литературы Греции.

С развитием полисов усложняются социальные отношения и политическая жизнь, меняется духовный настрой общества. Героический эпос уже не способен выразить те мысли и чувства, которые порождала динамичная полисная жизнь. На смену эпосу приходят лирические сочинения, отражавшие внутренний мир отдельного человека. Хотя термином «лирика» александрийские ученые в III в. до н. э. обозначали произведения, исполняемые под аккомпанемент лиры, под древнегреческой лирикой понимают произведения и музыкально-вокального характера, называвшиеся меликой (от греч. melos – песнь), и декламационного характера, исполнявшиеся в сопровождении флейты, – элегию и ямб.

Величайшим лирическим поэтом греки считали Архилбха (VII в. до н. э.). У этого сына аристократа и рабыни, родившегося на острове Парос, жизнь была бурная, полная невзгод. Покинув родной край, поэт много странствовал. Стремясь отыскать свое место в жизни, он даже воевал как наемник. Так и не найдя счастья, поэт погиб в расцвете лет в одной из военных стычек. Его творчество оказало большое влияние на трех великих древнегреческих трагиков и Аристофана.

В своих ярких и образных стихах Архилох предстает то воином, то гулякой и жизнелюбом, то женоненавистником. Особенно славились его ямбы к красавице Ниобуле:

Своей прекрасной розе с веткой миртовой
Она так радовалась. Тенью волосы
На плечи ниспадали ей и на спину.
… старик влюбился бы
В ту грудь, в те миррой пахнущие волосы.

(Пер. В. Вересаева)

Гражданская тема в греческой лирике наиболее ярко представлена в творчестве спартанского поэта Тиртея (VII в. до н. э.). В своих элегиях он воспевал героизм и воинскую доблесть граждан, защищавших родной полис:

Да, хорошо умереть для того, кто за землю родную
Бьется и в первых рядах падает, доблести полн.

(Пер. Г. Церетели)

Поэзия Тиртея отразила новую духовную атмосферу, сложившуюся в формирующемся коллективе граждан, и воспринималась в эллинском мире как патриотический гимн полису.

Мотивы политической борьбы нашли отражение в творчестве многих древнегреческих поэтов. Фебгнид из Мегар (VI в. до н. э.) жил в бурный период крушения аристократического строя, и в его творчестве выразилась не просто ненависть аристократа к победившей демократии, но и жажда мести:

Сладко баюкай врага! А когда попадет тебе в руки,
Мсти ему и не ищи поводов к мести тогда.

(Пер. В. Вересаева)

Иные, общегражданские чувства пронизывают элегии знаменитого реформатора Солона (ок. 640—560 до н. э.). В своих стихах он рассказал о бурной, раздираемой противоречиями жизни афинского полиса, о своих реформах и об уже сложившихся представлениях о гражданских ценностях. У муз он просит:

Мне от блаженных богов вы даруйте достаток, от ближних —
Вечно, и ныне, и впредь доброю славой владеть…

(Пер. Г. Церетели)

Наряду с элегией и ямбом существует и вокальная лирика: как хоровая, возникшая из народных песен, так и сольная. Наиболее ярко сольная песенная лирика была представлена в творчестве двух поэтов с острова Лесбос – Алкея и Сапфо (рубеж VII—VI вв. до н. э.). Эолийский мелос отличала непосредственность, теплота чувств, радостное мироощущение, но в то же время крайний субъективизм видения мира.

Алкей жил в эпоху острых социальных конфликтов на Лесбосе. После победы его противников в родном городе Митилене он отправился служить наемником в Египет и лишь спустя много лет смог вернуться на родину. Превратности судьбы и воспевал Алкей, образно сравнивая государство с кораблем, попавшим в бурю.

Не поддавайтесь оцепенению!
Когда невзгода встала насущная
Перед глазами, – всякий помни
Быть пред бедой настоящим мужем.

(Пер. М. Гаспарова)

Но в его стихах есть и другие мотивы: радость жизни и печаль неразделенной любви, воспевание красоты природы и размышление о неизбежности смерти. Как все традиционные застольные песни, завершались они призывом: «Будем пить. Где вино, там и истина». Алкею подражали многие греческие поэты, знаменитый римский поэт Гораций и др.

Аристократка Сапфо возглавляла кружок, в котором знатных девушек готовили к будущей семейной жизни: обучали умению себя вести, музицированию, стихосложению и танцам. Музам и этим девушкам и посвящала свои стихи поэтесса. Героиней творчества Сапфо является женщина пылко любящая, ревнующая, страдающая. Стихи Сапфо отличают искренность чувств, выразительность языка:

О, приди ж ко мне и теперь! От горькой
Скорби дух избавь и, чего гак страстно
Я хочу, сверши и союзницей верной
Будь мне, богиня!

(Пер. В. Вересаева)

Сапфо с кифарой. Роспись на гидрии (VI в. до н. э.)

Влияние стихов Сапфо чувствуется в поэзии римлян Катулла и Горация.

Поэт Арион (VII—VI вв. до н. э.) почти всю жизнь провел вдали от родного острова Лесбос – при дворе коринфского тирана Периандра. Поэт прославился составлением дифирамбов – популярных в то время в Греции песен, посвященных Дионису.

По тематике стихов иониец Анакреонт (VI в. до н. э.) был близок к Алкею и Сапфо. После вторжения персов он бежал из родного малоазийского города Теос и большую часть жизни провел при дворах правителей: Поликрата на Самосе, Гиппарха в Афинах и фессалийских царей. В поэзии Анакреонта уже нет серьезности, характерной для творчества его предшественников. Она полна игрового, изящного и веселого эротизма. Анакреонт любил изображать себя седовласым, но жизнерадостным любителем вина и любовных приключений:

Бросил шар свой пурпуровый
Злотовласый Эрот в меня
И зовет позабавиться
С девой пестрообутой.
Но, смеяся презрительно
Над седой головой моей,
Лесбиянка прекрасная
На другого глазеет.

(Пер. В. Вересаева)

Пирующие греки (симпосий). Рисунок

Впоследствии, в александрийскую эпоху, появляются многочисленные подражания изящной поэзии Анакреонта – «анакреонтика», которая оказала влияние на всю европейскую поэзию.

Архаическая эпоха породила и другие литературные жанры: басни, торжественные гимны и т. д. Так, одами в честь победителей спортивных игр прославился Пиндар (VI—V вв. до н. э.). Разножанровая древнегреческая литература полно и ярко воспроизводила реалии жизни полисного мира, выражала мысли и чувства человека нового общества.

ЗАРОЖДЕНИЕ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФСКОЙ ИНАУЧНОЙ МЫСЛИ

В эпоху архаики греки перешли от религиозно-мифологического восприятия мира к научному, философскому объяснению организации космоса. Этому способствовало бурное развитие полисного общества. Усиление роли гражданского коллектива, активная позиция гражданина в политической жизни, в формировании условий своего повседневного существования, его энергичная экономическая деятельность и освоение всего средиземноморского региона – этот новый социальный опыт требовал адекватного осмысления. Оно могло быть успешным только на основе светского и рационального видения мира.

Греческие мыслители находили высшую мудрость в размышлении об устройстве космоса и окружающего мира. Структура полиса, в котором они жили, принципы и динамика его развития, система взаимоотношений его граждан влияли на оценку философами и структуры космоса, и всего общественного устройства. Так, в самых развитых ионийских полисах Малой Азии зарождается философия в ее самой ранней форме – натурфилософия, которая пытается познать общие принципы развития мира.

Первые греческие философы происходили из Милета – самого передового торгово-ремесленного полиса греческого мира. Представители милетской школы (VI в. до н. э.) пытались выяснить, что является первоосновой мира. Родоначальник ионийской философской школы Фалес (ок. 625 – ок. 547 до н. э.) считал, что все в мире происходит из воды и все опять превращается в воду, которая находится в непрерывном движении. Да и сама Земля представляет собой плоский диск, лежащий на воде.

Его ученик Анаксимандр (ок. 610—546 до н. э.) утверждал, что люди не созданы богами, а произошли из рыб особой породы. В основе всего сущего лежит апейрон, т. е. первоматерия. Она безгранична, вечна, неизменна; все вещи возникают из нее и в нее же возвращаются после гибели. Анаксимандр же создал первую геометрическую модель Вселенной, в центре которой находится Земля, парящая в воздухе. С именем Анаксимандра связывают создание географической карты и небесного глобуса.

Анаксимен (ок. 585—525 до н. э.) считал первоосновой всего воздух, при разрежении которого рождается огонь, а при сгущении – ветер, облака, вода и земля. Таким образом, воздух является «душой мира», источником жизни.

Другой представитель ионийской натурфилософии, Гераклит Эфесский (ок. 530—470 до н.э.), выступал против традиционной народной религии. В отличие от философов милетской школы, Гераклит видел первооснову мира не в устойчивой первоматерии, а в непрерывном движении и изменении. Суть его учения выражала краткая фраза: «Все течет». Олицетворением этой изменчивости он считал огонь. По его мнению, мир не создан богами или людьми. Мир есть и будет вечным живым огнем, закономерно воспламеняющимся и закономерно угасающим. Своим учением Гераклит заложил основы диалектики.

Принципиально иную теорию создал Пифагор (ок. 580—500 до н. э.) с острова Самос. В италийском Кротоне он создал пифагорейскую школу, религиозно-философское братство. Пифагор проповедовал переселение душ, которые за грехи, прежде чем попадут в загробный мир, могут побывать в телах многих людей и животных. В своей теории об устройстве мира он опирался на математические знания египтян и вавилонян. Философ считал, что числа выражают сущность вещи, а их пропорции и соотношения определяют порядок и гармонию в окружающем мире. Пифагор отошел от рационального, материалистического объяснения устройства космоса, однако и он сам, и его школа много сделали для развития математических знаний в Греции.

Становление философского и научного знания могло произойти только при условии разрыва с традиционным религиозным миросозерцанием. В результате возникла новая область мышления, чуждая религии и священным мифологическим сказаниям. Была сформулирована идея космического порядка, покоящегося не на мощи бога или царя, а на законах, которым в равной мере подчиняются все составные элементы. Образ социального, регулируемого полиса греческие философы перенесли на физическую Вселенную. Упорядоченный космос стал доступен для постижения человеческой мыслью. К концу VI в. до н. э. на смену традиционному мифу, основанному на поэтической фантазии, пришел логос, понимаемый как истинное, научно обоснованное объяснение. Новая философская мысль выстраивала мировой порядок на принципах равновесия, равенства и симметрии. Создание научной картины мира знаменовало интеллектуальный переворот в духовной культуре Древней Греции.

АРХИТЕКТУРА И ИСКУССТВО АРХАИЧЕСКОЙ ГРЕЦИИ

Являясь важнейшим элементом культуры, архитектура наиболее полно и ярко отражает те духовные запросы, которые господствуют в обществе на каждом этапе его развития. В эллинском обществе уже в начале архаической эпохи определился приоритет общественной, прежде всего храмовой, архитектуры. На фоне однотипных, простых и непритязательных частных жилищ в каждом полисе выделялись монументальные храмы, посвященные богам – покровителям общины. В архитектуре архаической эпохи сооружения, повторявшие микенский мегарон, сменяются религиозными зданиями нового типа. Появляется греческий ордерный[13] храм, отличающийся определенным сочетанием пропорций основных частей здания, особенностями их художественной обработки.

Первые храмы были построены в Аргосе, Коринфе и у дорийских греков в середине VII в. до н.э. Дорический храм представлял собой целлу – прямоугольное помещение со статуей бога; целла была окружена колоннадой, поддерживающей антаблемент (перекрытие) с крышей. Дорическая колонна относительно невысокая (отношение диаметра основания к высоте 1 : 6), с каннелюрами (прорезанными вертикальными желобками), завершается простой капителью, состоящей из эхина (круглой подушки) и абака (толстой квадратной плиты). На капители колонн опирается антаблемент. Он состоит из фриза, включающего чередующиеся триглифы (плиты с тремя полосами) и метопы (плиты с рельефами мифологического содержания), и карниза. Фронтон (треугольное пространство на фасаде под крышей) украшался скульптурами и рельефами мифологического содержания. Дорический храм с массивным антаблементом и невысокими колоннами выглядел приземистым и тяжеловесным.

Греческие ордера: А – дорический; Б– ионический. В– коринфский. Части ордера: 1– карниз; 2 —фриз; 3– архитрап(они образуют антаблемент); 4– капитель; 5– ствол колонны; 6– база

Более изящными и легкими были храмы, созданные в ионическом ордере. Колонны, которые покоились на базах (каменных подушках), были тоньше и выше (отношение диаметра основания к высоте 1 : 9). Капитель была украшена волЮтами (завитками в виде спиралей). Покоящийся на колоннаде антаблемент с гладким фризом был легче и казался изысканнее. Греческие храмы с раскрашенными в яркие цвета архитектурными деталями, рельефами и скульптурами выглядели нарядно и празднично.

Развитие архитектуры способствовало расцвету всех видов античного искусства, но в первую очередь монументальной скульптуры. Первоначально помещаемые в храмах изображения богов были грубыми и примитивными. Однако совершенствование техники обработки камня и металлов повлияло и на развитие изобразительного искусства. В VII– VI вв. до н.э., помимо богов и героев, начинают изображать атлетов, победивших на спортивных состязаниях, и доблестных воинов, прославивших свое имя и свой полис. Одной из самых распространенных скульптур становится курос – обнаженная мужская фигура как образ идеального гражданина.

Ионическая капитель. Рисунок

(Женская фигура – кора – всегда изображалась в одежде.) Однако изображения еще условны, фронтальны, статичны (прямое влияние Востока). Мастера пока не умеют передавать внутренний мир людей, лица которых они оживляют лишь условной, так называемой архаической, улыбкой.

Больших успехов достигли греческие художники, творчество которых дошло до нас по преимуществу в виде росписей по керамике. В VII – начале VI в. до н. э. четкому геометрическому стилю приходит на смену ориентальный стиль, отражавший восточное влияние, под воздействием которого развивалось искусство эпохи архаики. Сосуды покрывают рядами пестрых изображений восточных животных, фантастических существ или растительным орнаментом.

Колонны храма, выполненные в ионическом ордере. Фотография

Чернофигурный кратер – ваза «Франсуа» (VI в. до н. э.)

Коринфская керамика (VI в. до н. э.)

Но в VI в. утверждается исконно греческий чернофигурный стиль: роспись черным блестящим лаком по светлому фону обожженной глины. Рисунки создавали, как правило, на мифологические темы. Самым известным мастером, работавшим в чернофигурном стиле, был Эксекий (VI в. до н. э.). При всем мастерстве художников чернолаковые изображения производили впечатление плоской тени. Чтобы добиться их объемности, изменили стиль росписи: фон стали покрывать черным лаком, а изображение – оставлять цвета глины или расписывать. Так в конце VI в. до н. э. появился краснофигурный стиль, достигший расцвета в эпоху классики.

Чернофигурная гидрия (VI в. до н. э.)

Аттический чернофигурный килик (VI в. до н. э.)

Аполлон Тенейский (VI в. до н.э.)

Кора в пеплосе. Статуя с афинского Акрополя (VI в. до н.э.)

Духовная и художественная культура эпохи архаики во всей полноте отразила сложный и противоречивый процесс формирования полисного строя и заложила основы для расцвета античной культуры и цивилизации в классическую эпоху.

Историография

Богатая и своеобразная культура, которая была создана древними греками, небольшим народом, расселившимся в Восточном Средиземноморье, поражала умы исследователей. И вслед за французским историком и писателем второй половины Х!Х в. Ж. – Э. Ренаном этот феномен был образно назван «греческим чудом». Однозначного и общепринятого объяснения этого явления в науке до сих пор нет.

Один из крупнейших философов Х!Х в. Г. Гегель пытался объяснить «греческое чудо» через самораскрытие «мирового духа», который после тысячелетий брожения попал в Древнюю Грецию, где пережил период «прекрасной юности», что выразилось в появлении своеобразной и гармоничной культуры. Философская теория Гегеля была весьма популярна в свое время. Однако ученых интересовали конкретно-исторические условия возникновения «греческого чуда». В Х!Х в. знаменитый историк культуры швейцарец Я. Буркхардт (J. Burckhardt) обратил внимание на исключительную одаренность греков, что наглядно выразилось, во-первых, в появлении в определенный период необычайно большого числа творчески одаренных личностей, а во-вторых, в том, что широкие слои населения оказались удивительно активными в распространении новых культурных достижений. Но убедительно объяснить, как и почему это произошло, не удалось.

Полностью несостоятельными оказались попытки ряда западноевропейских ученых конца XIX – начала ХХ в. [Ф. Гальтон (F. Galton), Ф. Гюнтер (F. Gunter)] объяснить высокие творческие способности греков особенностями их генотипа, обусловленного расовой принадлежностью. Но почему особенности генотипа проявились через тысячу лет после появления греков на Балканском полуострове? Несостоятельными оказались и другие «биологические» объяснения особой роли греков в истории культурного развития Средиземноморья.

Более состоятельными оказываются теории, объясняющие быстрый расцвет культуры Древней Греции географическим положением Эллады – на перекрестке культурных влияний Востока и Запада [В. Эренберг (V. Ehrenberg), А. Боннар (A. Bonnard), К. Блеген (C. Blegen)]. О широких заимствованиях с Востока в свое время писал еще М. ГЮленц (M. Pohlenz).

Некоторые исследователи призывают искать причины расцвета цивилизации в античной Греции не в культурной или расовой предыстории, а в конкретных условиях, которые существовали в ту историческую эпоху высвобождения интеллектуальной энергии, которую немецкий философ начала ХХ в. К. Ясперс назвал «осевым временем».

Среди многочисленных причин развития античной цивилизации прежде всего отмечают широкое распространение железа, благодаря чему создались условия для проявления инициативы и активной деятельности каждого индивида. Но, по мнению A. И. Зайцева, объяснение «греческого чуда» следует искать в специфических условиях существования греческого полиса и, в частности, в присутствии духа состязательности, т. е. агонального начала. Свою трактовку объяснения «греческого чуда» предложил Ю. В. Андреев.

Литература по теме

Андреев Ю. В. Цена свободы и гармонии. СПб., 1998.

Блаватский В. Д. История античной расписной керамики. М., 1953.

Блеген К. Троя и троянцы. М., 2003.

Боннар А. Греческая цивилизация. Ростов-на-Дону, 1994. Т. 1—2.

Жмудь Л. Я. Наука, философия и религия в раннем пифагореизме. СПб.,1994.

Зайцев А. И. Культурный переворот в Древней Греции VIII—V вв. до н. э. Л.,1985.

Залюбовина Г. Т. Идеи пантеизма в архаическом мировоззрении древних эллинов. М., 1993.

Иванов Вяч. Дионис и прадионисийство. СПб., 1994.

Колпинский Ю. Д. Великое наследие античной Эллады и его значение для современности. М., 1988.

Лосев А. Ф. Мифология греков и римлян. М., 1996.

Нильссон М. П. Греческая народная религия. СПб., 1998.

Онианс Р. На коленях богов. М., 1999.

Фестюжьер А. – Ж. Личная религия греков. СПб., 2000.

BurckhardtJ. Griechische Kulturgeschichte. Berlin, 1893—1902. Bd 1—4.

Burkert S.Greek Religion. Cambridge (Mass.), 1985.

Cornford F. Principium sapientiae: The Origins of Greek Philosophical Thought.

Cambridge, 1952. .. Detienne M. Apollon le couteau a la main. P., 1998.

Ehrenberg V. From Solon to Socrates. L., 1968.

Gunter F. Rassengeschichte des hellenischen und deromischen Volkes. Munchen, 1929.

Herrmann H. – V. Olympia: Heiligtum und Wettkampfstatte. Munchen, 1972.

Nilsson M. Geschichte der griechischen Religion. Munchen, 1955.

Pohlenz M. Der hellenische Mensch. Gottingen, 1947.

Snell B. The Discovery of the Mind. N. Y, 1960.

ГЛАВА 11 Мир полисов в конце эпохи архаики

РОЖДЕНИЕ ГРЕЧЕСКОГО ПОЛИСА

Архаическая эпоха была уникальным периодом древнегреческой истории. Всего за три века в Элладе появились совершенно новые, никогда ранее не существовавшие типы цивилизации, социума и государственности. Отправной точкой их возникновения является появление полиса. Если в начале периода архаики Греция была страной первобытных, слабо развитых в экономическом, политическом и культурном отношениях крохотных сельских общин, то к концу этого периода она создала государственность и стала страной полисов. Цивилизация Древней Греции – это прежде всего полисная цивилизация.

В исторической литературе полис чаще всего определяют как «город-государство». Это толкование можно признать верным с одной существенной оговоркой: в связи с полисом и понятие «город», и понятие «государство» следует трактовать исключительно в «античном» смысле. Слово «полис» по-древнегречески действительно означает «город», но не как «комплекс зданий, улиц, оборонительных сооружений и т. п.», а как «совокупность его свободных полноправных жителей – граждан». Античные авторы под словом «полис» прежде всего подразумевали городскую гражданскую общину. В то же время слово «полис» (и родственный ему термин «политая») означает также и государство, но опять же не в смысле некой территории, находящейся под управлением определенной суверенной власти, а в том же смысле гражданского коллектива, осуществляющего своими силами управление принадлежащей ему территорией. Для древних греков полис, покинутый своими гражданами, уже не мог считаться таковым: это поселение не было больше ни городом, ни государством. Но в то же время, скажем, войско в походе могло в некоторых ситуациях конституировать себя в качестве полиса, поскольку оно являлось коллективом граждан, хотя и не располагало в данный момент какой-либо территорией, не говоря уже о городских постройках.

Таким образом, понятие «полис» нельзя безоговорочно приравнивать ни к понятию «город», ни к понятию «государство». Так, существовали полисы, в которых имелись два или более городских центра (хотя один из них обязательно выделялся, играя роль столицы). Встречались (но достаточно редко) и полисы, вообще не имевшие городского центра; именно таким был, в частности, полис Спарта или фокидийский полис Понопий, который никто не называл городом. И все же, несмотря на отдельные недостатки, определение полиса как городской гражданской общины, конституирующей себя в качестве государства, представляется наиболее предпочтительным перед термином «город-государство», поскольку роль гражданского коллектива была основополагающей для полисного типа государственности.

Впрочем, кроме граждан, на территории полиса жили и лица, не пользовавшиеся гражданскими правами (рабы, переселившиеся в полис чужеземцы, женщины и т. п.). Они были членами общества, но в состав гражданской общины, в состав полиса как такового не входили.

Категория «гражданин» (в противовес категории «подданный», издавна существовавшей на Древнем Востоке) имела ключевое значение для всего бытия полиса. Гражданин был наделен совокупностью неотъемлемых прав и обязанностей, причем фактически каждое из его прав являлось одновременно и обязанностью. Для того чтобы быть гражданином, человек должен был обладать определенной совокупностью необходимых характеристик. Прежде всего он должен был быть лично свободным. После того как полисный тип социально-политического устройства сформировался в своем окончательном виде, понятия «гражданин» и «раб» стали несовместимы. Далее, гражданином греческого полиса мог стать только мужчина: полисная цивилизация была построена на главенстве мужской части населения. Женщины не имели не только политических, но и вообще никаких (в том числе имущественных) гражданских прав.

Статус человека в докапиталистических обществах прежде всего определялся отношением к земельной собственности. Не являлась исключением и античная Греция. Человек считался полноправным гражданином постольку, поскольку он обладал земельной собственностью. Эти два статуса были, как правило, неотъемлемы друг от друга: только гражданин является землевладельцем и только землевладелец может быть гражданином. Земельная собственность в полисе существовала одновременно в двух формах – государственной и частной, причем государственная собственность выступала первичной по отношению к частной.

Гражданина, т. е. коллективного собственника государственной земли, гражданская община наделяла индивидуальным земельным участком на правах частной собственности, которым мужчина имел право распоряжаться по своему усмотрению. Он оставался землевладельцем, даже если по какой-либо причине терял свой надел, так как статус гражданина обеспечивал ему право на общественную, государственную землю, на которой располагались сдававшиеся в аренду леса, пастбища, рудники и т. д. и от эксплуатации которой каждый гражданин получал свою долю дохода. В античном полисе политический коллектив граждан являлся в то же время коллективом земельных собственников. Лично свободный, но не являвшийся гражданином житель полиса никогда не мог получить в собственность земельный надел, а вместе с этим и права гражданина.

Таким образом, именно община, т. е. коллектив граждан полиса, была владельцем всей земли в государстве. Такая форма собственности, при которой право собственности на основное средство производства (а именно таковым была земля в античную эпоху) в его государственной (общественной) и частной формах обусловливалось статусом гражданина и контролировалось гражданской общиной, называется античной формой собственности. Следует сказать, что этой двуединой форме собственности присуща некоторая противоречивость. Ведь гражданин полиса являлся хозяином своей земли, и его частное право на землю было неотъемлемым лишь до тех пор, пока он оставался гражданином. Коль скоро частный собственник утрачивал гражданские права (например, по приговору суда за определенные преступления), полис на вполне законном основании лишал члена общины принадлежавшего ему надела.

Характерной особенностью полиса было то, что все его граждане имели право принимать участие в управлении государством. Именно гражданский коллектив в форме народного собрания осуществлял – реально или номинально – высшую власть в полисе. Полисная государственность не предусматривала существования особых органов власти. Полисы были государствами без бюрократии, а все магистраты (т. е. должностные лица) выбирались гражданами путем голосования (или с помощью жребия, выбор которого считался проявлением воли богов). Гражданин полиса мог с полным основанием сказать о себе то, что в XVIII в. заявил французский король Людовик XIV: «Государство – это я!» Но при этом гражданин полиса являлся представителем государства не сам по себе, а лишь в составе гражданского коллектива. Таким образом, в греческом полисе впервые в мировой истории сформировалась республиканская государственность, при которой общество и государство не отделены друг от друга, а представляют собой единое целое.

Гражданин был обязан участвовать в военных мероприятиях полиса, т. е. быть членом ее военной организации. Собственно, армия полиса представляла собой ополчение граждан – земельных собственников. При этом воинская повинность, связанная с необходимостью защищать свободу и целостность полиса, его государственность и законы, а также собственность членов гражданской общины, одновременно являлась не только обязанностью гражданина, но и его правом, поскольку она также была одним из критериев гражданского статуса. Лица, не входившие в гражданский коллектив, привлекались в войско лишь в случае самой крайней необходимости.

Таким образом, в античной Греции понятия «гражданин», «член народного собрания», «носитель высшей власти», «член полисного ополчения» и «земельный собственник» были неразрывно связаны. Все граждане были равны перед законом, каждому полис гарантировал личную свободу. Это вело к проявлению в целом ряде полисов эгалитарных (т. е. уравнительных) тенденций, что закономерно в условиях коллективного управления государством. Так, для поддержания равенства в коллективе наиболее богатые знатные граждане зачастую были вынуждены в интересах общества нести наибольшие затраты. Справедливости ради, следует сказать, что в эпоху расцвета полиса эти требования полисной жизни встречались представителями элиты с пониманием.

Естественно, что в силу своего устройства греческий полис мог быть лишь очень небольшим по территории и населению. Так, Спарта (крупнейший в территориальном отношении полис греческого мира), включая завоеванную спартанцами Мессению, имела площадь 8400 квадратных километров и население 200—300 тысяч человек, афинский полис – соответственно 2500 квадратных километров и 250—350 тысяч человек. Но такие крупные полисы были скорее исключениями. Территория большей части полисов не превышала 200 квадратных километров, а население – 10 тысяч человек. Были и совсем маленькие полисы с территорией 30—40 квадратных километров, на которой жили несколько сот человек. Таким образом, типичный полис был крошечным государством, состоявшим из города (или городка) и сельской округи. Большинство жителей такого полиса, который можно было обойти за несколько часов, знали друг друга в лицо.

Город был центром, столицей полиса, зачастую (хотя далеко не всегда) в нем проживало более половины населения государства. Однако город еще не был противопоставлен деревне. Греческое полисное общество принципиально отлично от обществ многих других эпох, когда город являлся средоточием деятельности только торговцев и ремесленников, ведущих специфический городской образ жизни, а крестьянство населяло исключительно сельскую местность. Практически в любом городе Эллады весьма значительную, а порой и преобладающую часть жителей составляли те же крестьяне, ежедневно отправлявшиеся из города на свои земельные участки на хоре. Таким образом, каждый член гражданского коллектива, чем бы он ни занимался (он мог быть, например, владельцем ремесленной мастерской, крупным оптовым торговцем, профессиональным политиком), одновременно являлся землевладельцем (по крайней мере, владел долей общественной земли). А для большинства граждан участок земли был, несомненно, главным средством существования.

Основные характеристики полиса в определенной степени присущи полису «идеальному». Безусловно, при наличии общих тенденций историческое развитие конкретных, реально существовавших полисов имело свои особенности.

Источники

Поскольку архаическая эпоха менее, чем последующие, освещена в трудах древних авторов, большое внимание закономерно привлекают к себе дошедшие от этих времен вещественные памятники, полученные в ходе археологических раскопок. Важные сведения для науки дали систематические исследования историками архаических построек Афин (остатки древнейших храмов Акрополя, ранние сооружения общественного назначения на Агоре), культовых комплексов крупнейших святилищ в Элладе (Дельфы, Олимпия). Очень важные результаты принесло изучение территорий тех полисов, которые были разрушены еще в эпоху архаики и с тех пор не восстанавливались: старой Смирны в Малой Азии, Эмпориона на острове Хиос и др. Так как там древнейшие слои сохранились в неприкосновенности, без позднейших вкраплений, это значительно облегчает их анализ.

Данные эпиграфики для архаической эпохи не имеют большого значения, поскольку письменность появилась лишь недавно и количество надписей было еще невелико. Однако самые ранние греческие надписи чрезвычайно интересны уже в силу их редкости и уникальности. Среди архаических эпиграфических памятников – тексты законов (так, в законе VI в. до н. э. с острова Хиос содержатся упоминания о государственных органах демократического характера), договоры между полисами, списки должностных лиц, а также надписи частного характера. Например, в 591 г. до н. э. греческие воины-наемники на египетской службе во время одного из походов, развлекаясь, начертали на ноге колоссальной статуи Рамсеса II в Южном Египте свои имена. Но и эти немногочисленные свидетельства в совокупности с источниками других типов позволяют ярче увидеть конкретные реалии той эпохи.

ТЕНДЕНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ПОЛИСОВ

Основу экономики в полисном мире составляло сельское хозяйство, прежде всего земледелие. Вся экономическая жизнь греческого полиса зиждилась на принципе автаркии (т. е. самообеспеченности, самодостаточности), на стремлении опираться, по возможности, только на собственные силы и ресурсы. На практике, безусловно, этот принцип часто нарушался, так как ни один из полисов не располагал всеми необходимыми для нормальной жизни ресурсами, особенно если учитывать малые размеры древних греческих государств, а также своеобразие природных условий и ландшафта Эллады. Волей-неволей приходилось вступать в экономические отношения с другими городами и странами, т. е. торговать. Но в идеале полис воспринимался своими гражданами как самодостаточная хозяйственная единица. Ближе всего к этому идеалу подошла, пожалуй, Спарта, хотя ее опора на собственные силы и привела к формированию в полисе ряда консервативных тенденций.

В результате успешной борьбы демоса за свои права в эпоху архаики в греческих полисах утвердился запрет на порабощение граждан. Это, в свою очередь, заставило удовлетворять потребности хозяйства полиса в рабском труде почти исключительно за счет иноплеменников. На этой базе в развитых полисах начала складываться классическая форма рабства. От патриархального рабства, характерного для древневосточных обществ и для ранних этапов древнегреческой истории (одной из форм патриархального рабства было, в частности, кабальное рабство), классическое рабство отличалось тем, что статус раба был максимально далек от статуса свободного человека. В сущности, раб не считался даже полноценным человеком; он был (во всяком случае, в теории) живым «орудием труда», мало чем отличавшимся, скажем, от домашнего скота. По мнению многих ученых, именно в античном обществе раб был наиболее рабом, а свободный – наиболее свободным.

Олимпия. Руины храма Геры. Фотография

Первыми начали приобретать рабов «на стороне», в негреческих царствах Малой Азии, жители богатого острова Хиос (произошло это, видимо, в VI в. до н. э.). Вскоре их примеру последовало и большинство других полисов Эллады. Естественно, с купленными рабами можно было не церемониться; хозяин не ощущал перед ними никакой ответственности, поскольку рабы никогда не были его согражданами и практически ни при каких условиях не могли стать таковыми. Соответственно и эксплуатация этих людей, по мнению греков, «несвободных от природы», могла быть более интенсивной: не существовало каких-либо моральных рычагов для ее сдерживания. Позже важнейшим источником пополнения рядов рабочей силы стали победоносные войны греков со своими соседями, в ходе которых пленных чаще всего обращали в рабов.

Впрочем, в некоторых регионах греческого мира классического рабства не было или оно было развито слабо. Там господствовали архаичные формы зависимости, при которых в положении, близком к рабскому, оказывалось (целиком или частично) завоеванное местное население, греческое или негреческое. «Между свободными и рабами» – так определяют античные авторы статус этих зависимых людей. Таким социальным слоем были спартанские илоты, а также пенесты в Фессалии, клароты или мноиты на Крите. В некоторых полисах-колониях в зависимости находились целые негреческие племена – мариащщны в Гераюгее Понтийской, киллирии в Сиракузах и др.

В греческом мире существовало много форм и вариантов полисного устройства. Это разнообразие в развитии регионов проявлялось в сфере экономической (преобладание сельского хозяйства или более значительная роль ремесла и торговли), а также в социально-политической организации (разная степень активного участия народа в общественной жизни; аристократическое или олигархическое – власть тирана – правление; темпы формирования демократических структур). В связи с этим встает вопрос о возможной типологии полисов.

Наиболее распространено деление греческих полисов на «аграрные» и «торгово-ремесленные». Эту типологию можно принять лишь с двумя принципиальными оговорками. Во-первых, сельское хозяйство являлось преобладающим сектором экономики не только в «аграрных» полисах, но и в подавляющем большинстве «торгово-ремесленных», где товарно-денежные отношения играли, безусловно, значительную роль, но основой экономической жизни все же не являлись. Во-вторых, вряд ли следует говорить о прямой зависимости политической системы того или иного полиса от характера его экономики, считать, что аграрная экономика обусловливала олигархическое государственное устройство, а экономика с относительно высокой долей ремесленного производства и торговли – демократическое.

Однако было очень много исключений из этого правила. Так, Коринф, бесспорно, являлся едва ли не самым ярким примером «торгово-ремесленного» полиса, и в то же время у власти в нем на протяжении веков находилась олигархия. В то же время Аргос, который был экономически развит значительно менее, нежели Коринф (в частности, это касалось ремесел и торговли), уже в ЛТв. до н. э. провел ряд демократических преобразований, а в следующем столетии там установилась полноценная демократия. В целом в античную эпоху, как и во всех докапиталистических обществах, скорее не политика определялась экономикой, а, напротив, экономическая жизнь во многих отношениях была подчинена политической.

Во всяком случае, можно говорить об одной важной и несомненной закономерности. В «аграрных» полисах наиболее важную роль в производстве играл труд зависимого населения, эксплуатировавшегося в рамках архаических форм зависимости (илоты, пенесты, клароты и т. п.), а классическое рабство не получило широкого распространения. Что же касается полисов «торгово-ремесленных», то в них уже к концу архаической эпохи преобладал труд рабов, развилось классическое рабство.

ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛИСНОЙ СИСТЕМЫ ЦЕННОСТЕЙ

Эпоха архаики, характеризовавшаяся рождением полисного типа государственности, изменила и менталитет, само мироощущение людей. Ментальность предшествующего исторического периода, ярко отразившаяся в поэмах Гомера, отличалась еще определенной примитивностью и неоформленностью: не было ни представления о единстве полиса, о взаимосвязи всех его граждан, ни понятия о личности, имеющей самостоятельный духовный мир и несущей ответственность за принятые решения. Но к концу VI в. до н.э., когда завершилась архаическая эпоха, в Греции окончательно сформировалась система ценностей, отныне характерная для полисной цивилизации.

Основополагающей общественной ценностью стал коллективизм. Полис – община, коллектив – осознавался как начало всех начал. Считалось, что отдельный человек живет и пользуется всеми благами свободы и культуры лишь постольку, поскольку он является гражданином своего полиса. По сути дела, человек считался полноценным лишь тогда, когда он входил в какой-нибудь коллектив; вне его он становился изгоем, лишенным каких бы то ни было прав и влачащим безрадостное существование.

Коль скоро высшей ценностью являлась община, ее благо, обусловливавшее благо каждого гражданина, в общественном сознании налицо был приоритет общего над частным, выражавшийся, например, в необходимости полисной солидарности, т. е. совместного действия всех граждан полиса для достижения тех или иных общих целей. Полисная солидарность была одновременно и правом и обязанностью граждан, вплоть до того, что они не на словах, а на деле ставили интересы полиса выше личных. Отсюда – проявление греками архаической эпохи патриотизма, которого еще не знали гомеровские герои. Правда, первоначально патриотизм имел всецело полисный характер. Для грека эпохи архаики родина – это прежде всего «малая родина», т. е. тот полис, гражданином которого он является. Только за него он пойдет сражаться и, если потребуется, примет смерть.

Однако было бы ошибкой считать Древнюю Грецию таким обществом, в котором граждане слепо подчиняются коллективистским установкам. В полисной жизни уже в эпоху архаики было возможно проявление индивидуальной инициативы, возрастала значимость отдельной личности. Только благодаря наличию индивидуального, личностного творческого начала греческая цивилизация смогла создать огромное количество шедевров культуры. Можно сказать, что VIII—VI вв. до н. э. были не только временем «рождения полиса», но и эпохой «рождения личности».

Наиболее ярко индивидуальные начала проявились в духе состязательности (в так называемом агональном духе), определявшем всю повседневную жизнь греков и оказавшем необычайно плодотворное воздействие на их самобытную и неповторимую культуру. Буквально любая сфера деятельности – от изготовления глиняных ваз до сложения стихов, от выступления на народном собрании до проявления доблести в сражении – становилась в Греции ареной состязания. Вполне закономерно, что именно в древнегреческой цивилизации появился спорт, что впервые в мировой истории атлетика определилась как самостоятельный феномен, а спортивные состязания играли в жизни полисов огромную роль.

Важнейшим фактором общественной жизни полисного мира стали так называемые панэллинские (т. е. предполагавшие участие граждан всех полисов Эллады) спортивные Игры. Спорт считался делом религиозным, угодным богам, и потому каждые Игры посвящались тому или иному божеству, находились под его покровительством. Самыми знаменитыми из них были Олимпийские игры, проводившиеся раз в четыре года в главном греческом святилище Зевса, расположенном на территории городка Олимпия.

Возвышение личности было, безусловно, позитивным фактором развития античной цивилизации. Однако ничем не ограниченный индивидуализм способен подорвать целостность и стабильность гражданского коллектива, нанести удар по полису как социокультурной системе. Особенно ярко это проявлялось в области политической борьбы. Именно из-за того, что в каждом полисе было немало ярких личностей из числа аристократов, каждый из которых в силу своего высокого статуса стремился ни в чем не уступать остальным, а то и превзойти соперников, конфликты во внутриполитической жизни были, как правило, весьма острыми, что приводило к многолетним периодам стасиса – гражданской смуты. Нередко борьба заканчивалась приходом к власти того, кто считал себя «сверхличностью» – тирана. Наиболее ярко отразила это проявление индивидуалистической тенденции в общественной жизни Старшая тирания.

Дельфы. Стадион. Фотография

Таким образом, полисную жизнь характеризует постоянное противостояние коллективизма и индивидуализма. Именно в этом противоборстве и формировалась древнегреческая цивилизация, обретая свои характерные черты. В частности, в борьбе индивидуализма и коллективизма греки выработали понятие золотой середины, т. е. разумной меры. По сформировавшимся в эпоху архаики понятиям именно чувством меры должно характеризоваться поведение гармонически развитой личности, которая может свободно использовать свои физические и душевные силы, но не должна ими злоупотреблять в ущерб интересам коллектива.

Дельфы. Руины храма Аполлона. Фотография

Полис стремился наложить определенные ограничения на действия аристократов, которые слишком уж противопоставляли себя гражданскому коллективу. Законы, принимавшиеся в греческих государствах в эпохи архаики, имели одной из главных целей именно установить некие одинаковые рамки общественной жизни для всех граждан, положить предел безудержному индивидуализму. Характерно, что в законодательную деятельность этого времени весьма существенный вклад внесли жрецы святилища Аполлона в Дельфах. Это был, пожалуй, самый авторитетный религиозный центр греческого мира, и влияние дельфийских жрецов на складывание полисной системы ценностей трудно переоценить. В большинстве полисов законы принимались по совету жрецов дельфийского храма (во всяком случае, после консультации с ними). Дельфы стремились утвердить в общественном сознании важность нравственных норм умеренности, справедливости, подчинения законам.

Судя по всему, не без влияния жрепов из Дельф в VI в. до н. э. сложилось представление о «семи греческих мудрецах». К ним причисляли, помимо законодателей Солона из Афин и Питтака с Лесбоса, коринфского тирана Периандра, также философа Фалёса из Милёта, спартанца Хилбна, завершившего формирование «общины равных» в Лакедемоне, критского пророка и чудотворца Эпименйда и других великих (список «мудрецов» сами античные авторы представляют в нескольких вариантах). Изречения, приписываемые «мудрецам» («Познай самого себя», «Лучшее – мера», «Ничего слишком», «Лучше простить, чем мстить»), служили утверждению в мировоззрении эллинов полисных ценностей.

Победитель Игр получает головную повязку. Рисунок на вазе

В результате вышеописанных процессов сформировался менталитет гражданина полиса. Древнегреческая цивилизация в период своего расцвета характеризовалась динамичным равновесием между общим и частным, между общественным целым и многообразием индивидов с их интересами, между традицией и новизной, когда одно не исключало другое, а творчески сочеталось. Личность проявляла себя в нерасторжимой связи с коллективом и, не противопоставляя себя ему, пользовалась своей свободой и самостоятельностью на благо общества. Впрочем, в некоторых случаях мы наблюдаем практически полную победу коллективистского начала. Именно так обстояло дело в Спарте. Но с тех пор как личность утратила свои права, спартанский полис стал значительно отставать от других греческих государств в культурном отношении.

Для полисного менталитета, сложившегося в архаическую эпоху, характерен ряд особенностей. Одна из них – обостренное стремление к свободе (в принципе чуждое древневосточным социумам): осознавая себя гражданами, подчиняющимися только закону, а не подданными какого-либо властного лица, греки проявляли готовность отстаивать независимость – как свою собственную, так и своего полиса – буквально до последней капли крови. В связи с этим гражданам греческих полисов было присуще повышенное чувство собственного достоинства.


Олимпийские игры. Рисунок на вазе


Однако, абсолютизируя превосходство полисного образа жизни, сочетавшего коллективизм с признанием высокой ценности личности над любым иным способом государственного устройства, греки несколько высокомерно относились к соседним народам. Полисной системе ценностей был свойствен также определенный консерватизм, т. е. ориентация на обычаи старины, на «добрые нравы предков», а потому стремление представить любые реформы и новшества как возвращение к древним порядкам. Еще одной чертой полисной цивилизации являлся партикуляризм или сепаратизм, т. е. обособленность каждого отдельного полиса в его противостоянии окружающему миру, что вело к определенной агрессивности общественного сознания.

МЕЖПОЛИСНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. ГРЕЦИЯ И ОКРУЖАЮЩИЙ МИР

Древняя Греция, которая состояла из нескольких сотен полисов, никогда не была единым государством. Каждый полис осознавался как совершенно независимый, суверенный государственный организм. Однако в наиболее отсталых греческих областях (Этолия, Эпир и др.) в архаическую эпоху процесс образования полисов еще не начался, и их население по-прежнему жило в условиях племенного строя. В целом в этот период в греческом мире наблюдалось большое разнообразие вариантов экономического, политического, культурного развития регионов.

В то же время Греция не являлась и чисто географическим понятием. Уже в архаическую эпоху, если не раньше, греки пришли к осознанию того факта, что при всех своих различиях они принадлежат к одному и тому же этническому единству – эллинам. Несомненная общность происхождения, языка, структур социума, исторической судьбы давали о себе знать. Находясь в состоянии почти перманентных войн друг с другом, греческие полисы при этом стремились к установлению все более тесных контактов. Такому сближению полисов способствовало наличие религиозно-культурных институтов, имевших панэллинский статус, т. е. признававшихся всеми греками. Среди этих институтов в первую очередь следует назвать общие культы и авторитетные во всем греческом мире культовые центры, такие, как святилища Аполлона в Дельфах и Зевса в Олимпии. Во время храмовых праздников, в процессиях, при жертвоприношениях и других священнодействиях принимали участие греки из всех частей Эллады, что не могло не активизировать их общение друг с другом.

В формировании единства греческого этноса важную роль играли общегреческие спортивные состязания (Олимпийские игры и др.). Не случайно на период проведения Олимпийских игр все участвовавшие в них полисы провозглашали священное перемирие: военные конфликты на несколько месяцев приостанавливались, дабы атлеты и зрители могли безбоязненно добраться до места состязаний и вернуться домой.

Афина Афайя. Скульптура с о.Эгина

Постепенно между различными полисами, несмотря на постоянные междоусобные войны, начинают оформляться дипломатические отношения. Первоначально эти межгосударственные отношения носили еще всецело личностный характер: аристократ из одного полиса налаживал контакты с аристократом из другого полиса и вступал с ним в ксению – союз священного гостеприимства. Такой союз имел наследственный характер: из поколения в поколение его продолжали поддерживать потомки заключивших его лиц. Со временем буквально весь греческий мир оказался вовлечен в подобные межаристократические отношения.

Из ксении выросла проксения – дружественный союз, когда связи с жителем другого полиса устанавливал уже не отдельный гражданин, а сам полис. Лицо, удостоенное проксении, становилось отныне как бы представителем своего полиса в другом государстве.

Таким образом зарождались полноценные дипломатические отношения. Для переговоров по конкретным вопросам из одних греческих государств в другие направлялись послы и глашатаи, считавшиеся лицами неприкосновенными. При этом такого явления, как постоянно функционирующее посольство на территории другого государства, Греция не знала.

В архаическую эпоху полисы начали заключать между собой межгосударственные договоры различного характера: о разрешении спорных территориальных вопросов, о дружественных отношениях и т. п. Некоторые из этих древнейших соглашений дошли до нас в виде выбитых на камне надписей. Дело шло к созданию межполисных союзов – объединений нескольких государств. Одним из наиболее распространенных типов таких объединений была амфиктиония – религиозно-политический союз ряда полисов с центром в каком-либо авторитетном святилище. Наиболее известной и влиятельной была Дельфийская амфиктиония, в которую входило несколько сильных полисов (в том числе Афины и Спарта), ставивших своей задачей охранять святилище в Дельфах от любых посягательств. Амфиктионии были, конечно, очень неоднородными структурами по составу участников и политической ориентации.

Более сплоченным объединением была симмахия – военный союз, заключавшийся полисами или на началах равноправия, или (чаще) под главенством наиболее сильного из участников. Типичным примером симмахии был Пелопоннесский союз во главе со Спартой. Впрочем, ввиду характерных для полисного мира сепаратистских тенденций полномасштабные и долгосрочные военно-политические объединения были редкостью. Полисы предпочитали заключать союзные договоры на небольшой срок или для конкретного военного мероприятия. Ведь спустя краткое время могла сложиться ситуация, когда придется воевать против недавнего союзника.

Межгосударственные отношения, сложившиеся в полисном мире, начали распространяться и за его пределы. Греки вступали в экономические и политические связи с соседними государствами. Всех иноплеменников они называли варварами (т. е. невнятно говорящими). Слово «варвар» в эпоху архаики еще не несло уничижительного оттенка. Презрение к негреческим народам, признание их людьми «второго сорта», чуждыми свободе, «рабами от природы» – явление более поздней эпохи. Пока же греческие аристократы охотно вступали в дружеские и брачные связи с царями и вождями «варварских» народов.

В VIII—VI вв. до н. э. внешнеполитическая ситуация была весьма благоприятной для греческого мира. Греция не знала сколько-нибудь серьезных внешних угроз: никто из соседей не имел ни достаточных сил, ни желания покушаться на независимость этой страны, настраивать против себя свободолюбивый и воинственный народ. Более характерным было установление дружественных отношений между Грецией и близлежащими государствами.

На востоке, в Малой Азии, главным партнером греческих полисов было сильное и весьма богатое царство Лидия. Лидийские цари, правда, осуществляли давление на эллинские города Ионии, стремясь подчинить их своему влиянию, но с самой Балканской Грецией они старались сохранять дружбу. Самый знаменитый из владык Лидии – Крёз всячески демонстрировал свое почтение к Дельфийскому оракулу, заключил союз со Спартой. На севере греки активно контактировали с фракийцами, находившимися на стадии формирования государственности. На юге установились взаимовыгодные связни с Египтом: греческие полисы закупали у египтян хлеб, а египетские фараоны привлекали греческих гоплитов на службу в качестве наемников. Следует сказать, что отсутствие крупномасштабной внешней опасности было одним из важных факторов спокойного развития архаической Греции, которое привело к столь выдающимся результатам.

Источники

Важная информация о событиях, происходивших в греческом мире эпохи архаики, содержится в трудах более поздних античных авторов. Опираясь на древнюю традицию, отчасти устного характера, они сохранили в своих произведениях ряд достоверных сведений по ранней истории греческих полисов.

Прежде всего следует упомянуть двух великих историков V в. до н. э. – Геродота и Фукидида (хотя их труды посвящены в основном событиям классической эпохи, но оба автора совершают экскурсы и в историю периода архаики). Так, Геродот в своей «Истории» приводит исключительно важные данные о перипетиях политической жизни архаических Афин, Спарты, Коринфа, полисов Малой Азии и других греческих государств.

В начале своего труда «История Пелопоннесской войны» Фукидид дает общий обзор ранней истории Греции, сопровождаемый выводами теоретического характера, многие из которых не утратили ценности и по сей день. Кроме того, этот историк подробнее, чем кто-либо другой, рассказывает о греческой колонизации Сицилии в VIII в. до н. э.

Не следует недооценивать значимость для восстановления истории архаических греческих полисов и сочинений авторов эллинистического и римского периодов. Ведь им были доступны (и активно использовались) труды ранних историков, к нашему времени уже безвозвратно утраченные. Наиболее авторитетным из «поздних» писателей считается Плутарх. Его главное произведение – фундаментальный сборник биографий знаменитых греков и римлян «Сравнительные жизнеописания». Некоторые из лиц, чьи биографии составил Плутарх, жили в эпоху архаики. Так, в жизнеописании Солона во всех деталях (не всегда, правда, достоверных) рассказывается о реформаторской деятельности этого великого афинянина, а в жизнеописании Ликурга – о многих сторонах социально-политического устройства спартанского полиса, об образе жизни спартиатов.

Историография

Исключительный интерес исследователей древнегреческой истории всегда вызывала проблема полиса как основополагающего феномена античной цивилизации. В XIX в. в создание современной концепции полиса чрезвычайно большой вклад внес французский историк H. Фюстель де Куланж (N. Fustel de Coulanges). В настоящее время изучением греческого полиса занимается большая группа ученых из разных стран под руководством датского антиковеда М.Хансена (M. Hansen). В отечественной историографии базовым социально-экономическим аспектам полиса посвящены работы С. Л. Утченко и Г. А. Кошеленко.

Литература по теме

Вернан Ж. – П. Происхождение древнегреческой мысли. М., 1988.

Доддс Э. Р. Греки и иррациональное. СПб., 2000.

Залюбовина Г. Т. Архаическая Греция: Особенности мировоззрения и идеологии. М., 1992.

Кошеленко Г. А. Полис и город: К постановке проблемы // Вестник древней истории. 1980. № 1.

Кулишова О. В. Дельфийский оракул в системе античных межгосударственных отношений. СПб., 2001.

Утченко С. Л. Политические учения Древнего Рима. М., 1977.

Фролов Э. Д. Рождение греческого полиса. Л., 1988.

Фюстель де Куланж Н. Древняя гражданская община. М., 1903.

EhrenbergV. Der Staat der Griechen. Leipzig, 1957.

Hansen M. Polis and City-State. Copenhagen, 1998.

Welwei K. – W. Die griechische Polis. Stuttgart, 1998.

Раздел 3 ГРЕЦИЯ КЛАССИЧЕСКОЙ ЭПОХИ

Классическая эпоха, особенно ее первая половина, V в. до н. э., стала для Греции временем наивысшего расцвета античной цивилизации – полисного строя. Буквально во всех сферах жизни – политической, культурной, экономической – Эллада была лидером, что признавалось всеми ее средиземноморскими соседями. Однако перед тем, как достигнуть пика процветания, страна и народ должны были пройти, пожалуй, через самое серьезное испытание в своей истории. Не успело завершиться формирование основных структур древнегреческого общества – полисов, как над Элладой нависла страшная опасность, поставившая под вопрос само существование античной цивилизации. Эта угроза исходила от великой персидской державы.

ГЛАВА 12 Греко-персидские войны

ПЕРСИДСКАЯ УГРОЗА

Во второй половине VI в. до н. э. Персия под властью династии Ахеменидов после ряда успешных завоеваний превратилась в колоссальное государство, простиравшееся от Северо-Западной Индии до Египта. Такой огромной империи еще не знала история человечества. Обладая необъятной территорией, многомиллионным населением, неисчерпаемыми природными ресурсами, огромным экономическим и военным потенциалом, империя продолжала разрастаться, стремясь подчинить себе все окрестные земли. Уже в 546 г. до н. э. полчища царя Кира, основателя персидской державы, обрушились на Малую Азию. Покорив Лидию и захватив ее столицу Сарды (последний лидийский царь Крёз, по одним сведениям, был взят в плен, а по другим – покончил жизнь самоубийством, бросившись в огонь), Кир вышел к Эгейскому морю, на побережье которого находились богатые греческие города областей Иония и Эолида. Малоазийские полисы не могли противостоять могучему натиску врага. К тому же им не удалось объединиться для сопротивления персам, скоординировать свои действия, и полисы были вынуждены поодиночке подчиниться великой державе.

В 513 г. до н. э., в царствование одного из наиболее выдающихся правителей ахеменидской державы – Дария I, персы сделали первый шаг в Европу. Переправившись с сильным войском через черноморские проливы, Дарий двинулся на скифов, обитавших в степях Северного Причерноморья. Скифская военная кампания оказалась неудачной: персидский царь возвратился ни с чем. Однако сам поход можно считать успешным: персы обосновались на северном (фракийском) побережье Эгейского моря, где тоже было немало греческих полисов. Персидское владычество, таким образом, распространилось на области, находившиеся в непосредственной близости к Балканской Греции, которая должна была стать следующей жертвой экспансии Ахеменидов.

Военное столкновение греков и персов представлялось совершенно неизбежным. И оно произошло. И с него началась растянувшаяся на полвека серия греко-персидских войн (500—449 гг. до н. э.). Сравнивая силы двух сторон, вступивших в конфликт, нельзя не поразиться их чудовищной несоизмеримости. Громадной мощи империи Ахеменидов должны были противостоять разрозненные, находившиеся в постоянной борьбе друг с другом полисы Эллады, зачастую ослабленные внутренними конфликтами.

Между полисами не было единомыслия даже в отношении к персидской угрозе. Некоторые города-государства, в том числе и такие весьма крупные и значительные, как Аргос и Фивы, были склонны либо подчиниться «великому царю» (так греки называли царя персов), либо сохранять нейтралитет, что было равносильно уверенности в неизбежном поражении.

Гвардейцы Дария I в эламском платье. Рельеф из Персеполя (V в. до н.э.)

Своеобразным было мнение такого панэллинского религиозного авторитета, как Дельфийский оракул. Дельфийские жрецы открыто не поддерживали персов, но были в принципе не прочь заручиться такой же благосклонностью со стороны Кира и Дария I, какой они когда-то пользовались со стороны Крёза. Во всяком случае, на первом этапе противостояния Дельфы выступали против сопротивления персам, считая его бесполезным и заведомо обреченным на неудачу.

Таким образом, Греция представлялась восточным владыкам легкой добычей, а война виделась непродолжительной и победоносной. Однако события приняли совершенно иной оборот. Вооруженный конфликт оказался в высшей степени затяжным (не случайно со времен древности его называют войнами, а не войной). Это была серия военных столкновений, отделенных друг от друга мирными передышками. Необходимо отметить, что для воюющих сторон характер греко-персидских войн был диаметрально противоположным. Для империи Ахеменидов речь шла об очередной захватнической акции, каких было немало в ее истории. Для греческих же полисов вопрос стоял иначе: под угрозой оказалась их независимость, более того – само их существование как самобытного типа социально-политической организации. Над ними нависла опасность стать такими же рядовыми подданными персидских царей, как и десятки других народов. Это могло бы привести к гибели полисной цивилизации, к постепенной утрате достижений древнегреческой культуры.

Источники

Классическая эпоха древнегреческой истории освещена в источниках значительно полнее и детальнее, нежели архаическая. Сведения о ней содержатся во многих письменных памятниках, созданных авторами, которые жили в V—IV вв. до н. э., и среди них в первую очередь следует упомянуть историческое сочинение Геродота, прозванного «отцом истории». Геродот (ок. 485—425 до н. э.) родился в Малой Азии, в городе Галикарнас. Он много путешествовал, длительное время жил в Афинах, а затем обосновался в колонии Фурии, на юге Италии. Много лет Геродот работал над фундаментальным историческим трудом (он носит условное название «История»), основной темой которого стали греко-персидские войны. Однако повествование об этом вооруженном конфликте дается в широчайшем историко-географическом контексте.

Геродот начинает описание с изложения обстоятельств возникновения и территориального расширения державы Ахеменидов. При этом, сообщая о присоединении к владениям персов той или иной новой страны (Лидия, Мидия, Вавилония, Египет и др.), историк всякий раз подробно рассказывает о географическом положении, природных условиях, населении и предшествующей истории этой страны. Разбираясь в перипетиях греко-персидских столкновений (Ионийское восстание, сражение при Марафоне, поход Ксеркса на Грецию), Геродот параллельно описывает важнейшие события внутриполитической истории греческих полисов – Афин, Спарты и др. Связное повествование очень часто прерывается отступлениями самого различного рода, в том числе основывающимися на фольклорных рассказах (о странных обычаях разных народов, об удивительных происшествиях, о случаях из жизни великих людей, о необычных животных и т. п.).

Труд Геродота имеет ярко выраженную патриотическую тенденцию, одной из его главных задач является прославление побед греков над персами. Однако историку чужды неприязнь и презрение к другим народам. Столь же непредвзято, как и к грекам, он относится к «варварам», зачастую специально указывая на положительные черты в характерах иноплеменников и их исторические достижения.

По широте охвата материала, оценке причин событий Геродот значительно превзошел своих предшественников – логографов. Его «История» является важнейшим источником как по ранней истории Греции классической эпохи, так и по истории ряда стран

Востока. Для истории нашей страны исключительное значение имеет рассказ Геродота о племенах скифов и греческих колониях в Северном Причерноморье.

Опиравшийся в своем изложении в основном на устную традицию и впечатления очевидцев (в том числе и свои собственные), Геродот не применял еще методов исторической критики (и потому вряд ли может считаться ученым в строгом смысле слова), однако, безусловно, положительными качествами трудов этого историка были использование любой информации и объективное отношение к ней, точная передача фактов, а также живой стиль изложения и занимательность повествования.

ИОНИЙСКОЕ ВОССТАНИЕ

Греческие полисы Малой Азии, попавшие в VI в. до н. э. под власть персов, со временем, особенно при правлении Дария I, оказались в трудном положении. Новые хозяева ввели целый ряд ранее не существовавших налогов и повинностей. Торговля, которая зачастую была главным средством существования этих приморских полисов, искусственно сдерживалась, поскольку персы весьма сильно благоволили финикийцам – главным конкурентам греков в области морской торговли. Ахеменидская администрация Малой Азии, возглавлявшаяся сатрапом (т.е. наместником), имевшим резиденцию в Сардах, вмешивалась во внутренние дела греческих полисов. В тех греческих государствах, в которых существовало демократическое правление, оно было ликвидировано. Чаще всего персидские власти опирались на тиранические режимы, делая греков-аристократов из числа своих сторонников вассальными правителями полисов. Это воспринималось свободолюбивыми гражданами малоазийских государств как насильственное уничтожение их независимости. Потому, хотя персы и не проводили по отношению к грекам откровенно грабительской, разрушительной политики, в полисах нарастало недовольство, готовое при первом же удобном случае вылиться в открытую форму сопротивления.

И такое событие произошло. В 500 г. до н. э. началось восстание греческих полисов против персидского владычества. Именно это так называемое Ионийское восстание принято считать началом греко-персидских войн. Первым и наиболее значительным центром борьбы с персами стал город Милет. Правивший в нем тиран Аристагор возглавил восстание (отчасти по причинам личного характера: боялся оказаться в опале у персов). Он заявил о сложении с себя тиранической власти, восстановлении функционирования полисных органов управления и призвал к решительному сопротивлению персам. Вслед за Милетом вскоре практически все греческие города восточного и северного побережий Эгейского моря отказались подчиняться персидскому господству. Восставшие создали союз для борьбы с персами, организовали общие вооруженные силы с единым командованием.

Греко-персидские войны

Однако восставшие греки прекрасно понимали, что без существенной помощи соплеменников с Балканского полуострова шансов на победу у них нет. Поэтому они направили послов в крупнейшие полисы материковой Греции с просьбой о военном содействии. Впрочем, успех этого посольства, возглавленного самим Аристагором, оказался минимальным. Наиболее мощная в военном отношении Спарта, на которую восставшие ионийцы возлагали особые надежды, помочь отказалась, ссылаясь на малый опыт вооруженных действий на море.

Когда ионийские послы прибыли в Афины, незадолго до того ставшие демократическим государством, их просьба вызвала ожесточенные дебаты в народном собрании. Афинские граждане разделились на несколько политических группировок. Одна из них (видную роль в ней играл знатный род Алкмеонидов, имевший на Востоке свои интересы) не желала вступать в конфликт с державой Ахеменидов. Другая, возглавляемая молодым перспективным политиком Фемистоклом, настаивала на оказании помощи единомышленникам. В конце концов в Ионию была направлена афинская эскадра из 20 судов (это было не так уж мало, если учесть, что весь военный флот Афин насчитывал в то время не более 50 кораблей). Пять судов послал на помощь повстанцам союзный Афинам эвбейский город Эретрия. Большего посольству Аристагора добиться не удалось. Следует сказать, что направленные из Балканской Греции вооруженные силы вели себя в боевых действиях весьма осторожно и при первых же неудачах отбыли на родину.

Впрочем, первоначально Ионийское восстание развивалось довольно успешно. В 498 г. до н. э. грекам даже удалось захватить и сжечь Сарды – резиденцию персидского сатрапа Артаферна. Но взять акрополь, на котором укрылся наместник с верным ему отрядом воинов, повстанцам оказалось не под силу. Однако следует сказать, что первые успехи восставших были обусловлены, скорее, не превосходством греческих сил, а неповоротливостью персидской административной машины. Как только царь Дарий I осознал масштаб опасности и собрал силы (а это случилось лишь через несколько лет после начала восстания), он бросил на подавление смуты огромную армию и мощный флот из 600 судов, предоставленных финикийцами. Пользуясь превосходством в силе, персы в 495 г. до н. э. у острова Лада, близ малоазийского побережья Эгейского моря, нанесли объединенной греческой флотилии сокрушительное поражение.

Одновременно персидские силы с двух сторон – с севера и с юга – двигались от одного восставшего города к другому, решительно подавляя сопротивление греков и в ряде случаев проявляя крайнюю жестокость. В 494 г. до н. э. после длительной осады был взят центр восстания – Милет. Процветающий город со славной историей подвергся разрушению, а его жители были частью истреблены, а частью уведены в Персию и обращены в рабство. После этого опустошенный Милет на протяжении нескольких столетий не мог достигнуть былого блеска. В течение следующего года были ликвидированы последние очаги восстания греков, и на востоке и севере Эгеиды была восстановлена власть Ахеменидов.

Итак, восстание малоазийских греков потерпело неудачу. Однако их выступление имело и позитивные результаты. В частности, персы предпочли не навязывать вновь подвластным им греческим городам тиранические режимы, а восстановить в них традиционные органы полисного управления.

МАРАФОНСКАЯ ПОБЕДА

После подавления восстания греков в собственных владениях у персидских властей были развязаны руки для похода в Балканскую Грецию. Нашелся и подобающий повод: Дарий I объявил о своем намерении «покарать» Афины и Эретрию, оказавшие военную помощь его непокорным подданным. Перед афинянами встала задача подготовиться к предстоящему вторжению.

В это время в Афины после длительного отсутствия возвратился аристократ Мильтиад, видный политический деятель, который несколько десятков лет правил на полуострове Херсонес Фракийский, оставаясь при этом афинским гражданином. Мильтиад был вынужден признать власть персов и даже наряду с другими подчиненными им тиранами стать участником похода Дария I на скифов. Хотя в Ионийском восстании Мильтиад участия не принял, персы заподозрили его в нелояльности и отдали приказ о задержании тирана-грека. Но Мильтиаду удалось бежать в Афины. На родине он сразу занял видное общественное положение и несколько лет подряд избирался стратегом. Долго живший под властью персов и служивший в их войске, Мильтиад прекрасно знал все сильные и слабые стороны персидской военной стратегии и тактики. Объединив вокруг себя антиперсидские силы афинского полиса, он настаивал на необходимости сопротивления готовящейся персидской агрессии.

В 492 г. до н. э. Дарий I направил в Грецию сильную армию и флот под командованием своего зятя Мардония – лучшего персидского полководца того времени. Экспедиция, пройдя через черноморские проливы, двинулась вдоль северного побережья Эгейского моря. Однако, огибая полуостров Халкида, флот персов близ мыса Афон был почти полностью уничтожен бурей. Мардонию пришлось возвратиться во владения Ахеменидов. Однако в результате похода персам удалось установить протекторат над Македонией, непосредственно граничившей с севера с греческими областями.

Через два года (в 490 г. до н. э.) в Элладу была отправлена новая карательная экспедиция во главе с персидскими вельможами Датисом и Артаферном. Двигалась она не вдоль побережья, а через центральную часть Эгейского моря, от острова к острову. На кораблях находилось около 20 тысяч воинов. Вначале персы высадились на острове Эвбея. Маленькую Эретрию ожидала жестокая расправа: город был полностью разрушен, а все оставшиеся в живых жители были обращены в рабство и увезены в Персию.

После этого персидское войско переправилось в Аттику и расположилось лагерем у местечка Марафон, приблизительно в 42 километрах от Афин. В войске персов находился в качестве советника бывший афинский тиран Гиппий, уже давно служивший при дворе Дария I. Видимо, именно он выбирал место для высадки персов: Марафонская равнина – одно из немногих мест в Аттике, где могла развернуться прославленная персидская конница.

Афиняне в срочном порядке призвали в ополчение все боеспособное население; по предложению Мильтиада для усиления армии было даже отпущено на волю некоторое количество рабов. Несмотря на все эти усилия, удалось собрать лишь около 10 тысяч гоплитов, это были вдвое меньшие силы, чем имели персы. Афиняне обратились за помощью к другим полисам. Но внезапное вторжение персидского войска застало всех врасплох, и на просьбы афинян практически никто не откликнулся. В Спарту был послан афинский гонец-скороход с просьбой о подкреплении, но спартанцы, ссылаясь на религиозные предписания, промедлили и прибыли на поле боя уже после окончания сражения. Небольшой отряд прислал лишь беотийский городок Платеи, издавна находившийся в союзе с Афинами.

Тем не менее афиняне были вынуждены перейти к немедленным действиям, так как ожидать прихода персов из Марафона к городским стенам было нельзя. Во-первых, оборонительные укрепления Афин были в то время еще очень слабыми и не выдержали бы натиска мощного вражеского войска. Во-вторых, существовали подозрения, что остававшиеся в Афинах сторонники свергнутого тирана Гиппия, воспользовавшись ситуацией, попытаются сдать город персам.

По настоянию Мильтиада афинское ополчение выступило к Марафону. Основу его составляла гоплитская фаланга, которая должна была противостоять рассыпному строю персидских пехотинцев и удару сильной кавалерии – лучшей части войска Ахеменидов. Номинальным командующим афинян являлся архонт-полемарх Каллимах, в подчинении которого находились десять стратегов, в том числе Мильтиад. Однако фактически именно Мильтиад играл в войске главную роль, взяв на себя и разработку плана военных действий, и претворение его в жизнь. Мильтиад проявил себя блестящим полководцем, что продемонстрировало состоявшееся 12 сентября 490г. до н.э. Марафонское сражение, в котором греки одержали полную и безоговорочную победу над персами.

План Марафонского сражения

Учитывая двукратное превосходство сил врага, Мильтиад во избежание окружения сильно растянул афинскую фалангу по фронту. Укрепив фланги за счет центра, он сконцентрировал на них основные силы, а затем с помощью внезапной стремительной атаки использовал преимущество сомкнутого строя греческих гоплитов над рассыпным строем легковооруженных персов, поддерживаемых конницей и лучниками. Кавалерия персов, парализованная внезапным натиском греков, так и не смогла принять активного участия в сражении. По ходу боя центр рядов греческого войска был вынужден несколько отступить под давлением превосходящих персидских сил, но Мильтиад предусмотрел это. Он отдал приказ флангам развернуться и нанести удар в тыл прорвавшимся в центре персам. Это привело к окружению и истреблению значительной части сил противника.

Уцелевшие персы спешно погрузились на корабли и двинулись морем в обход Аттики, чтобы захватить беззащитные Афины, пока все полисное ополчение находилось в Марафоне. Однако и этот план врагов был разгадан Мильтиадом. Оставив на месте битвы лишь небольшой отряд для охраны пленных и добычи, его войско совершило форсированный марш к Афинам и оказалось в них раньше, чем персидский флот. Увидев, что город надежно охраняется, персы отплыли на родину.

В Марафонской битве греческая фаланга с честью выдержала проверку на прочность и доказала, что это наиболее эффективный для того времени способ построения войск. Сражение показало также превосходство гоплита над персидским воином. Со стороны греков в бою погибли лишь 192 бойца, имена которых были сохранены в памяти благодарных потомков, с персидской же стороны – более 6000 человек. Развеяв миф о непобедимости персов, сражение при Марафоне подняло боевой дух афинян и осталось в их памяти как символ величия Афин. До наших дней на Марафонском поле сохраняется могильный холм – надгробный памятник павшим в битве афинянам.

В ОЖИДАНИИ НОВОГО УДАРА

Для греков победа при Марафоне была, бесспорно, великой победой. Но Ахемениды не отказались от планов завоевания Эллады. Дарий I воспринял разгром персидского войска как личную обиду и начал готовить новый поход на греков. На этот раз речь шла уже не о небольшой карательной экспедиции, а о вторжении целой армии, которая должна была подавить противника своей численностью, пройти по непокорной стране огнем и мечом. К счастью для Греции, подобная акция не могла быть осуществлена немедленно: требовалось несколько лет, чтобы собрать воинские контингенты из различных частей огромной персидской державы. К тому же в 486 г. до н. э. Дарий скончался, а вступившему на престол его сыну Ксерксу нужно было довольно значительное время, чтобы упрочить свою власть и подавить мятежи, вспыхнувшие в различных областях (это обычно случалось в Персии при переходе власти от одного царя к другому). Греки получили десятилетие мирной передышки, которое чрезвычайно важно было правильно использовать: предугадать основные направления и характер грядущего удара и соответственно подготовиться к нему.

В Афинах, лишь надавно познавших демократию, по-прежнему кипела ожесточенная политическая борьба. Правда, открытых сторонников подчинения персам в городе уже не было. Основным предметом разногласий стал выбор наилучшего способа отражения врага. Многие афиняне во главе с Мильтиадом под влиянием победы при Марафоне уповали на сухопутные вооруженные силы, прежде всего на гоплитскую фалангу. Впрочем, дни славы марафонского победителя были уже сочтены: многие афинские граждане считали, что он слишком кичится своим военным успехом. Мильтиад оказался в опале, попал под суд и был приговорен к крупному штрафу. А вскоре после этого полководец умер от полученных ранее ран. Его политическим преемником стал Аристид, славившийся своей справедливостью и неподкупностью.

Фемистокл

Были, однако, и сторонники иной точки зрения на боеспособность полиса, которых возглавлял Фемистокл (ок. 525 –  ок. 460 до н. э.). Он лучше, чем кто-либо, сознавал, что, сколько ни укрепляй сухопутное войско, оно все равно окажется бессильным перед мощью колоссальной персидской армады. Победить можно было только на море. Соответственно Фемистокл призывал создать в Афинах по-настоящему мощный, боеспособный флот.

В политической борьбе со своими оппонентами Фемистокл не жалел сил, используя весь свой политический талант и прибегая порой даже к нечестным методам. Ему удалось скомпрометировать практически всех видных афинских политических деятелей и добиться их изгнания из полиса на десять лет посредством остракизма. Последним Афины покинул (в 482 г. до н. э.) главный противник Фемистокла – Аристид, которому не помогла даже его безупречная репутация. Фемистокл стал самым влиятельным лицом в государстве и смог беспрепятственно приступить к реализации своей морской программы.

Обстоятельства в этот момент складывались в его пользу. В лаврийских рудниках, являвшихся государственной собственностью, была увеличена добыча серебра, у полиса появился важный дополнительный источник дохода. По предложению Фемистокла полученные средства были не поделены между гражданами, как обычно делалось в таких случаях, а целиком направлены на строительство военных кораблей. Это позволило Афинам в максимально короткий срок создать сильнейший в греческом мире флот, насчитывавший около 200 судов.

Еще одним пунктом морской программы Фемистокла было сооружение нового морского порта, который соответствовал бы масштабам военного флота. В качестве места для «морских ворот» Афин на побережье Эгейского моря был выбран Пирей. В этом местечке, расположенном в нескольких километрах к югу от Афин, находилось несколько удобных глубоких гаваней. По распоряжению Фемистокла там началось строительство портовых сооружений и оборонительных стен вокруг Пирея, но к началу персидского нашествия эти работы еще не были полностью завершены. Впоследствии Пирей превратился в важный портовый город, лишь ненамного уступавший по величине самим Афинам, а по уровню городского благоустройства даже превосходивший их.

Подготовка к отражению готовящегося удара персов велась не только на афинском, но и на общегреческом уровне. С востока приходили все более тревожные вести: Ксеркс, укрепив свое положение на троне, приступил к выполнению завета отца. Он начал собирать воинские контингенты со всех концов своей обширной державы, чтобы начать грандиозный поход на Балканскую Грецию. Угроза гибели нависала над всей Элладой, и многие полисы начали наконец осознавать необходимость совместных действий. Хотя в ряде греческих городов (Фивы, Аргос и др.) продолжали преобладать «пораженческие» настроения, однако это не повлияло на общую позицию эллинов. На решительную борьбу с персидским нашествием удалось подвигнуть даже медлительных и консервативных спартанцев. В 481 г. до н. э. для отражения персидской агрессии на общегреческом конгрессе в Коринфе был создан Эллинский союз, в который вошел 31 полис. Во главе союза встала Спарта как самое сильное греческое государство; второе по значимости место занимали Афины. Были сформированы союзные вооруженные силы, утверждено единое командование во главе со спартанскими царями.

ПОХОД КСЕРКСА

Весной 480 г. до н. э. персидское войско переправилось через пролив Геллеспонт (совр. Дарданеллы) из Азии в Европу. Ксеркс лично возглавил новое вторжение в Элладу. Владыке империи Ахеменидов удалось собрать для этой цели огромные силы. Геродот называет фантастическую цифру: в сухопутной армии Ксеркса было более 5 миллионов человек. Большинство современных ученых скептически относятся к данному сообщению. Некоторые историки считают, что в распоряжении Ксеркса находилось не более нескольких десятков тысяч воинов. Но, скорее всего, истина находится где-то посередине. Более вероятно, что персидское войско насчитывало несколько сот тысяч человек. Во всяком случае, и этот контингент был значительно больше того, который могли выставить эллины.

Армию Ксеркса сопровождал флот, включавший около 1200 различных кораблей. Причем в состав огромного персидского флота входили не только финикийские суда, но и корабли подвластных Ахеменидам греческих полисов Малой Азии и близлежащих островов. Приказывая своим подданным-грекам предоставить для участия в походе военные силы, персидский владыка стремился таким образом проверить их лояльность Ахеменидам.

Переведя воинов через Геллеспонт по специально построенному понтонному мосту, Ксеркс затем направился по пути, по которому раньше шел Мардоний, – вдоль северного побережья Эгейского моря. Флот, сопровождая войско, двигался недалеко от берега. Чтобы избежать кораблекрушения при обходе мыса Афон, через двухкилометровый перешеек персы прорыли канал, по которому и прошли суда. Полчища Ксеркса наводнили Фракию, Македонию и вторглись в греческую Фессалию. Фессалийские города в подавляющем большинстве добровольно сдались персам.

Греческим полисам – членам Эллинского союза пришла пора незамедлительно занимать оборонительные рубежи. Первоначальный план предполагал сдержать натиск персов в ущелье Темпе (на севере Фессалии). Однако от этого замысла пришлось отказаться из-за проперсидской позиции фессалийцев. В качестве нового места для защитного рубежа был выбран Фермоп ильский проход, являвшийся естественной границей между Северной и Средней Грецией. Хотя спартанцы, в чьих руках находилось общее командование военными действиями, с самого начала склонялись к тому, чтобы держать оборону на перешейке Истм, закрывая вход на Пелопоннес. Но в этом случае Афины оставались беззащитными. Лишь по настоянию афинян Спарта согласилась выслать к Фермопилам небольшой союзный отряд во главе с царем Леонидом. В состав отряда входило около 7000 человек, в том числе 300 спартиатов, составлявших его элитную часть. Одновременно навстречу персам вышел греческий флот, занявший позиции неподалеку от Фермопил, у северной оконечности острова Эвбея.

Фермопильское сражение стало одной из славных страниц в военной истории Древней Греции и осталось в памяти народа как ярчайший пример беззаветного мужества и героизма. Соорудив укрепления в узком ущелье, греки под командованием спартанского царя Леонида несколько дней отражали удары многократно превосходившего их персидского войска. Ксерксу удалось в конечном счете добиться победы лишь с помощью хитрости: один из местных жителей указал персам тайную тропинку в скалах, ведшую в обход Фермопил. Персидский отряд прошел этим путем и смог нанести удар оборонявшимся грекам с тыла. Защитники прохода ввиду безнадежности ситуации вынуждены были отойти, кроме спартанцев, которым отступать было запрещено законом. И все 300 спартанцев, включая Леонида, пали в неравном бою.

План сражения при Фермопилах

В то же самое время на севере Эвбеи, у мыса Артемисий, состоялось морское сражение между греческим и персидским флотами. Несмотря на численное превосходство, персы не сумели одержать верх: ни одна из сторон не смогла победить. Это уже было для эллинов немаловажным успехом: во-первых, занятые позиции удалось удержать, а во-вторых, созданный Фемистоклом афинский флот, составлявший самую значительную часть союзных греческих морских сил, прошел боевое крещение. Однако, когда командование флота получило весть о поражении сухопутного войска при Фермопилах, оно вынуждено было отступить на новые позиции. Корабли греков прибыли к острову Саламин, который стал их базой в Сароническом заливе.

Теперь персам была открыта дорога в самое сердце Эллады. Беотия перешла на сторону победителя, и Ксеркс направился в Аттику, где его очередной жертвой должны были стать Афины. На какое-то время их жители впали в состояние паники, не зная, что им делать. В народном собрании раздавались самые разные предложения: или бросить все и бежать как можно дальше, или обороняться на Акрополе до последнего и честно погибнуть в борьбе с врагом. Лишь благодаря организационному таланту Фемистокла удалось пресечь панику и срочно начать эвакуацию из города населения, а также материальных ценностей. Женщины и дети были перевезены в город Трезен (в Арголиде), а мужчин на кораблях переправили на остров Саламин, к флоту. Немаловажную роль при эвакуации сыграл также Совет ареопага. Незадолго до того было принято решение о досрочном возвращении из изгнания всех лиц, подвергнутых остракизму. Так на родину вернулся Аристид, который, забыв про свой конфликт с Фемистоклом, деятельно включился в борьбу с захватчиками.

Персы взяли Афины, сожгли и разрушили беззащитный город, перебили сотни стариков, не пожелавших покинуть родные стены. Вскоре к Афинам подошел и персидский флот. Но здесь-то Ксеркса и ждала ловушка: Фемистокл сумел навязать персам морской бой в проливе между Саламином и Аттикой. В конце сентября 480 г. до н. э. произошло знаменитое Саламинское сражение, ставшее кульминацией всех греко-персидских войн. Из общей численности греческого флота (380 судов под командованием спартанского наварха Еврибиада) почти половину составляла афинская эскадра (180 судов), которую возглавлял Фемистокл. Опасаясь разгрома из-за численного превосходства противника, Еврибиад вначале хотел было уклониться от сражения и отойти к Истму, однако Фемистокл приложил все усилия для того, чтобы битва состоялась.

В узком проливе персидский флот не смог использовать свое преимущество. Многочисленные громоздкие, неповоротливые персидские суда, утратив управление, сбились в кучу. Более подвижные и маневренные греческие триеры теснили корабли противника, брали их на абордаж и топили с помощью таранных ударов. Персидские моряки, пытавшиеся выбраться на сушу и спастись бегством, были перебиты греческими воинами, которыми командовал Аристид. Сражение закончилось полной и безоговорочной победой греков, и главный вклад в эту победу, бесспорно, внесли корабли афинского флота.

После поражения при Саламине Ксеркс с остатками флота был вынужден возвратиться домой. Однако для афинян, вернувшихся на пепелище родного города, опасность еще не миновала: в Греции оставалась достаточно сильная (несколько десятков тысяч человек) сухопутная персидская армия во главе с опытным военачальником Мардонием. Сделав своей базой Беотию, это войско передвигалось по Элладе, повсюду сея разрушения. Персам даже удалось на время вновь овладеть Афинами, а в дальнейшем Мардоний намеревался вторгнуться в Пелопоннес. В 479 г. до н. э. греческим полисам – членам Эллинского союза удалось собрать объединенное войско, сопоставимое по численности с персидским. Битва с персами произошла на юге Беотии, у городка Платеи, и была трудной для обеих сторон. В битве при Платеях  греческая фаланга в битве при Платеях под командованием спартанского полководца Павсания вновь продемонстрировала свое превосходство, нанеся персидским силам окончательное поражение. Мардоний был убит, остатки его армии бежали из Греции.

Золотой треножник, установленный в Дельфах после победы эллинов в битве при Платеях

Параллельно с ведением сухопутной военной кампании на Балканском полуострове силы Эллинского союза не прекращали военных действий на море. Объединенный греческий флот, которым командовали спартанский царь Леотихид и афинский стратег Ксантипп, подошел к побережью Малой Азии, где в районе мыса Микале персы готовили резервные силы, способные в случае необходимости совершить новое вторжение в Элладу. В сражении при Микале, развернувшемся одновременно на суше и на море, эти резервные силы персов были уничтожены. Кстати, это сражение происходило в один день с битвой при Платеях, что вряд ли было случайным совпадением; скорее всего греки имели скоординированный план действий на всех направлениях.

Битвами при Платеях и Микале завершился самый важный этап греко-персидских войн. Победы, одержанные греками на этом этапе, привели к коренному перелому в ходе военных действий. Стратегическая инициатива перешла к грекам. С притязаниями Ахеменидов на власть над Грецией было покончено.

ДЕЛОССКИЙ СОЮЗ

После 479 г. до н. э. военные столкновения греков и персов происходили почти исключительно на море. Для греков новой целью войны стало освобождение от персидского владычества греческих полисов Малой Азии и островов Эгеиды. Это освобождение началось сразу после битвы при Микале. Греческий флот отвоевывал у персов город за городом, и освобожденные города немедленно вступали в антиперсидский Эллинский союз и включались в борьбу с общим врагом.

Однако по отношению к решению новых задач между Афинами и Спартой– сильнейшими государствами Эллады, бесспорными лидерами сопротивления экспансии Ахеменидов – возникли существенные разногласия. Афиняне призывали к продолжению военных действий, к переносу их на территорию противника и в конечном счете к полному вытеснению персов из бассейна Эгейского моря. Спарта, возглавлявшая Эллинский союз, не имела ни сильного флота, позволявшего осуществлять такого рода действия, ни насущной заинтересованности в дальнейшем ведении войны. Она была удовлетворена уже тем, что непосредственная опасность миновала, и потому постепенно в Спарте возобладало мнение группировки, настаивавшей на прекращении войны. Между Афинами и Спартой, только что бок о бок отстаивавшими свободу общей родины, возросла напряженность.

Обострению афино-спартанских отношений способствовало несколько обстоятельств. Во-первых, сразу после изгнания врагов из Греции афиняне по инициативе Фемистокла окружили свой город мощными оборонительными стенами. Спарта восприняла эту акцию как жест недружелюбия в свой адрес. Инцидент был не без труда исчерпан, но несколько лет спустя из-за происков спартанцев Фемистокл был подвергнут остракизму, а затем клеветнически обвинен в измене и заочно приговорен к смертной казни. По иронии судьбы бывший герой Саламинского сражения вынужден был бежать в Персию, где «великий царь» радушно принял его, осыпал благодеяниями и дал в управление несколько греческих городов в Малой Азии. Там, на чужбине, Фемистокл и окончил свою жизнь.

Во-вторых, спартанский полководец Павсаний, в начале 70-х годов ?в. до н. э. командовавший греческим флотом в Эгеиде, вел себя крайне жестко и высокомерно по отношению к новым союзникам – освобожденным ионийским городам. Те отвечали ему прямым неповиновением. Спарте пришлось отстранить Павсания от командования. Победитель персов при Платеях после этого практически вышел из-под контроля спартанских властей, захватил малоазийский город Византий, которым и управлял в течение нескольких лет. Были слухи, что он вступил в изменнический сговор с Ксерксом, намереваясь «сдать» ему Элладу. Когда Павсаний наконец возвратился в родной город, он по приговору эфоров был казнен – замурован в одном из храмов и уморен голодом.

Инциденты с Фемистоклом и Павсанием демонстрируют крайне неспокойную обстановку в Греции даже после отражения персидского нашествия. Былые герои попадали в опалу, сограждане подвергали их суровым наказаниям. Все это разрушало Эллинский союз, который фактически прекратил свое существование.

После самоустранения Спарты от выполнения союзнических обязательств основная тяжесть войны легла на афинян. В 478 г. до н. э. Афины совместно с другими полисами (в основном с рядом только что освобожденных ионийских городов, в наибольшей степени подвергавшихся персидской угрозе) создали новый военный союз для продолжения борьбы против персидской державы. Номинальным центром союза «на вечные времена», как говорилось в союзном договоре, стал маленький остров Делос, на котором находилось святилище Аполлона, славившееся как главный культовый центр ионийцев, где и хранилась общая казна союза. Однако в историографии Делосский союз часто называют Первым афинским морским союзом, и на то есть все основания.

Сильнейшим членом новой симмахии были, бесспорно, Афины. Именно афинский флот составлял костяк союзных вооруженных сил. Остальные полисы-союзники делились на две категории. Одни из них пополняли союзный флот эскадрами своих кораблей. Таких полисов, занимавших привилегированное положение, было явное меньшинство (Самос, Хиос, Лесбос и др.), причем количество предоставляемых ими судов было невелико.

Большинство же государств, вошедших в Делосский союз, обязывались вносить свою долю деньгами, ежегодно платя форос – специальную подать. Форос направлялся в союзную казну на Делосе, где им распоряжались казначеи, назначаемые афинским народным собранием, и использовался на содержание 200 кораблей. Афины, естественно, были освобождены от любых выплат и участвовали в союзе исключительно военной силой.

Для многих полисов, особенно мелких, внесение фороса представлялось более легким делом, чем предоставление воинских контингентов, и они были вполне удовлетворены сложившейся системой. К тому же Аристид, возглавлявший с афинской стороны переговоры о создании Делосского союза, установил весьма умеренные размеры фороса. Общая сумма ежегодных взносов полисов составляла 460 талантов, однако постепенно стали скапливаться весьма значительные денежные средства, которые находились в практически бесконтрольном распоряжении Афин. В 454 г. до н. э. союзная казна была перенесена с Делоса на афинский Акрополь.

Гегемония Афин в симмахии со временем становилась все более полной, и союз утрачивал характер объединения равноправных членов. Это вызывало недовольство некоторых сильных островных полисов. Порой они даже поднимали восстания против Афин: в 469 г. до н. э. восстал Наксос, в 463 г. до н. э. – Фасос. Но эти выступления подавлялись афинянами, а полисы, пытавшиеся выйти из союза, силой возвращались в него. При этом они утрачивали свой привилегированный статус и становились обязаны вместо поставки кораблей платить форос.

По мере освобождения от персидского владычества все новых греческих городов количество членов Первого афинского морского союза постоянно увеличивалось. К середине 50-х годов ?в. до н. э. в симмахии состояло более 200 полисов, расположенных в основном на восточном и северном побережьях Эгейского моря, на его многочисленных островах, а также близ черноморских проливов. Делосский союз, становившийся крупнейшим объединением полисов в древнегреческой истории, стал исключительно важным фактором развития событий в последние десятилетия греко-персидских войн.

КАЛЛИЕВ МИР

В 70—60-х годах V в. до н. э. в Афинах на первое место в государственных делах выдвинулся талантливый полководец и политик Кимон, сын Мильтиада. Вместе с Аристидом он активно участвовал в создании Делосского союза, а впоследствии много лет подряд избирался стратегом и фактически командовал союзными военно-морскими силами. Кимон старался поддерживать мирные отношения со Спартой, направляя все силы на борьбу с Персией. Под его руководством афиняне потеснили персов из Эгеиды, нанеся им ряд крупных поражений на суше и на море.

Наиболее эффектная из побед Кимона была одержана в 466 г. до н. э. в битве у реки Евримедонт (на юго-западном побережье Малой Азии). Афинянам стало известно о концентрации в этом регионе крупных персидских сил – как морских, так и сухопутных, – явно предназначенных для вторжения в греческие поселения в бассейне Эгейского моря. Союзный флот во главе с Кимоном внезапно прибыл к месту дислокации персидских военных сил. Не дав противнику опомниться, греки в морском бою разгромили персидский флот, состоявший из 350 кораблей, затем, высадившись на берег, моряки нанесли поражение сухопутному войску и в тот же день, снова выйдя в море, близ устья Евримедонта разбили еще одну персидскую флотилию из 80 кораблей. После битвы при Евримедонте, ставшей одним из славных событий греко-персидских войн, новый владыка державы Ахеменидов царь Артаксеркс I (сын убитого в результате придворного заговора Ксеркса) был вынужден заключить с Афинами мир на выгодных для греков условиях (детали этого договора и точная дата его заключения неизвестны).

Однако в 461г. до н.э. Кимон разделил судьбу многих выдающихся афинских государственных деятелей: он попал в немилость к демосу и был изгнан из родного полиса остракизмом. В отсутствие Кимона афинские политики повели себя крайне неразумно, начав наступление сразу на нескольких направлениях. В 460 г. до н. э. была развязана война со Спартой, шедшая с переменным успехом и отвлекавшая значительное количество афинских вооруженных сил. В этих условиях было решено возобновить наступление и на персидском фронте. Здесь в 459 г. до н. э. афиняне ввязались в авантюру, послав мощный флот из 200 кораблей на помощь восставшему против власти Ахеменидов Египту. Пятилетняя египетская экспедиция закончилась сокрушительным поражением Афин, гибелью почти всего их флота.

В результате крайне неудачных действий афинян ход греко-персидских войн изменился: казалось, удача вновь перешла на сторону Персии. Лишь после возвращения Кимона из изгнания ситуацию удалось стабилизировать. Афины заключили перемирие со Спартой и вновь бросили все силы на борьбу с персами, нанеся им ряд поражений. В 450 г. до н. э. Кимон возглавил военную экспедицию на остров Кипр, оказавшуюся для греков чрезвычайно успешной (к сожалению, Кимон скончался, не успев возвратиться на родину).

Дальнейшие военные действия становились все более бесперспективными как для Делосского морского союза, так и для Персии. В 449 г. до н. э. воюющие стороны заключили мир. С афинской стороны главой делегации, прибывшей в персидскую столицу Сузы для подписания мирного договора, был видный дипломат, К аллий, поэтому и сам договор получил наименование Каллиев мир. Мирный договор закреплял победу эллинов над державой Ахеменидов в ходе греко-персидских войн.

Главным условием мира было разграничение персидской и афинской сфер влияния в Эгейском море: на юге морская граница прошла в районе юго-западного побережья Малой Азии, на севере – у входа в Черное море. Менее точно была определена сухопутная граница: она проходила на расстоянии приблизительно 75—90 километров от моря. Такое расположение отражало победы Афин на море и их менее уверенные действия в сухопутных кампаниях последних лет войны. Кроме того, договор предусматривал предоставление Персией независимости греческим городам в Малой Азии, а фактически – их подчинение Афинам. Договор содержал обязательство Афин вывести свои войска с Кипра и с других территорий, вошедших в зону влияния Персии, и не пытаться продвигаться на восток далее установленных границ.

Итак, в 449 г. до н. э. продолжавшиеся около полувека греко-персидские войны наконец завершились. Их итог кажется совершенно неожиданным: маленькие и разобщенные полисы смогли одержать победу над огромной державой Ахеменидов. Среди причин успехов греков следует назвать превосходство полисной организации их общества над громоздкой государственной системой Персии. Полис как община граждан, объединенных и сплоченных общей системой ценностей, набором неотъемлемых прав и обязанностей, одержал верх над древневосточным царством, опиравшимся на разобщенную массу подданных. Далее, для персов эти войны, особенно на их первом этапе, имели ярко выраженный агрессивный, захватнический характер, для греков же они были справедливой освободительной борьбой. Поэтому в трудный момент, когда приходилось отстаивать независимость родины, эллины и проявили сплоченность, энтузиазм, мужество. Отсутствие у персов таких высоких целей, конечно, негативно отражалось на боевом духе их армии (нередко воинов приходилось гнать в бой ударами бичей). Наконец, чрезвычайно важную роль сыграли совершенство военной организации греков и тактическое мастерство их полководцев. Как на суше, где на полях сражений блистала греческая фаланга, состоявшая из вооруженных наступательным оружием и оборонительными доспехами гоплитов, так и на море, где греческие триеры оказались более быстроходными и маневренными, чем персидско-финикийские корабли, эллины проявили себя как лучшие воины тогдашнего мира.

В результате греко-персидских войн полисный тип развития общества, характерный для греческого мира, одержал окончательную победу в Элладе и Эгеиде.

Историография

Такая яркая страница древнегреческой истории, какой были греко-персидские войны, вполне естественно привлекает к себе внимание исследователей. Предметом изучения становились как собственно военно-стратегические аспекты конфликта между Элладой и Персией [Ч.Хигнетт (C. Hignett), Э.Берн (A. Burn)], так и дипломатические отношения, которые поддерживали различные греческие полисы с державой Ахеменидов [Г. Бенгтсон (H. Bengtson), Д. Льюис (D. Lewis), Э.В. Рунг]. Обращалось внимание и на то влияние, которое греко-персидские войны оказали на определение этнической идентичности и становление полисного самосознания в Древней Греции, на то, как многолетнее противостояние миру Востока способствовало формированию дихотомии «эллин – варвар» в сознании греков [П. Джорджес (P. Georges) и др.].

Литература по теме

Дандамаев М. А. Политическая история Ахеменидской державы. М., 1985.

Лурье С. Я Геродот. М.—Л., 1947.

Рунг Э. В. К истокам современных международных отношений // Античный мир и его судьбы в последующие века. М., 1999.

Bengtson Н The Greeks and the Persians from the Sixth to the Fourth Centuries. L., 1969.

Burn A. Persia and the Greeks. Stanford, 1984.

Georges P. Barbarian Asia and the Greek Experience: From the Archaic Period to the Age of Xenophon. Baltimore, 1994.

Hignett T. Xerxes' Invasion of Greece. Oxford, 1963.

Lazenby R. The Defence of Greece 490—479 B.C. Warminster, 1993.

Lenardon R. The Saga of Themistocles. L., 1978.

Lewis D. Sparta and Persia. Leiden, 1977.

ГЛАВА 13 Греческий мир после греко-персидских войн

ИЗМЕНЕНИЕ САМОСОЗНАНИЯ ГРЕЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

Греко-персидские войны продолжались почти полвека. Когда же они завершились, стало очевидно, что греческий мир уже во многом не тот, каким он был до этого вооруженного столкновения двух великих цивилизаций. Если в эпоху архаики древнегреческая цивилизация еще находились в стадии формирования, то новая, классическая эпоха становится временем расцвета полисной цивилизации античной Греции. И катализатором этого процесса послужило длительное противостояние культуре Востока. Осмысляя мир в рамках ментальной оппозиции «мы – они», характерной для традиционных обществ, а в данном случае подкрепленной обстоятельствами внешнего характера, греки и сами начали осознавать уникальность собственного пути развития, свою «непохожесть» на остальных.

Утвердившийся полисный строй на деле продемонстрировал свой прогрессивный для того времени характер, свои преимущества перед древневосточными монархиями. Греко-персидские войны во многом способствовали усовершенствованию государственного устройства греческих государств. С одной стороны, демократия, сложившаяся в Афинах на рубеже VI—V вв. до н. э., приобрела более радикальный характер. С другой стороны, жесткая военизированная социально-политическая система, существовавшая в Спарте, за время войн стала еще более консервативной.

Войны с персами укрепили полисное самосознание эллинов. В их менталитете стали преобладать такие черты, как полисный коллективизм, патриотизм, чувство собственного достоинства гражданина. В то же время индивидуалистические составляющие системы этических ценностей были оттеснены на второй план: в борьбе за выживание они оказались, бесспорно, не столь необходимыми, как коллективистские тенденции. Не случайно в V в. до н. э. греческая литература, искусство и т. д. обращены не к частному, а к общему, изображают не конкретную личность, а создают обобщенный образ идеального героя.

Возросло в ходе войн и этническое самоопределение греков. Для гражданина любого государства «малой родиной» по-прежнему оставался именно свой полис, но вместе с тем появляется представление о «большой родине» – Элладе. Греки начинают противопоставлять себя всем остальным народам (особенно народам Востока), называемым ими одним словом – «варвары». Это было связано с тем, что греко-персидские войны воспринимались как смертельная схватка греческого мира со всем восточным миром, без деления его на народы. Во многом это представление было оправданным: ведь Ахемениды действительно объединили под своей властью едва ли не весь Ближний и Средний Восток.

Слово «варвар» лишь в классическую эпоху, после побед греков над ахеменидскими полчищами, приобрело негативный, уничижительный оттенок. Представителей негреческих народов, т. е. варваров, начинают считать людьми «второго сорта», обреченными на подчинение и рабство. Великий греческий философ Аристотель в IV в. до н. э. писал: «Варвар и раб по природе своей понятия тождественные». Соответственно самих себя греки считали рожденными для свободы и господства.

Греки презирали варваров отнюдь не потому, что признавали их более низкими по происхождению, «по крови». Напротив, согласно греческой мифологии, все «варварские» народы родственны эллинам. Так, персы якобы происходили от греческого героя Персея, род египтян возводился к греческой царевне Ио, оказавшейся на берегах Нила, род скифов – к Гераклу и т. д. Считалось, что греки и варвары поклоняются одним и тем же богам, только называют их разными именами. Варвары считались заслуживающими презрения греков потому, что они были чужды эллинскому образу жизни, характеризовавшемуся свободой, суверенитетом, наличием неотъемлемых прав, подчинением только закону, а не какому-либо лицу (монарху). Так как варвары имели в своих царствах статус подданных, а не граждан, то греки и воспринимали их как «рабов от рождения». Варвар, получивший греческое образование, приобщившийся к полисной цивилизации, уже переставал быть, в понимании греков, варваром и становился полноценным эллином. Презрение к варварам имело, таким образом, не расовый, а социокультурный характер.

ГРЕЧЕСКАЯ ЭКОНОМИКА В КЛАССИЧЕСКУЮ ЭПОХУ

Для классической Греции характерен прогресс во всех сферах жизни, в том числе и в экономике. Успешные войны с Персией принесли Элладе не только жертвы и разрушения, но также и значительные доходы. В руки греков попала богатая военная добыча и масса военнопленных, которых или обращали в рабов, или обменивали на выкуп, что способствовало обогащению страны, быстрому восстановлению хозяйства. Кстати, непосредственный экономический ущерб, нанесенный войной большинству полисов, был, как правило, невелик. Ведь военные действия в Балканской Греции шли очень недолго (поход Ксеркса в 480—479 гг. до н. э.).

В классическую эпоху основой экономической жизни греческого мира по традиции оставалось сельское хозяйство, и в первую очередь земледелие. И лишь в некоторых регионах более или менее значительное место в хозяйстве занимало скотоводство. Так, Фессалия славилась своими конями; в Мегарах развивалось овцеводство, ориентированное на производство шерсти; скотоводством жила суровая Аркадия, каменистые почвы которой не позволяли выращивать культурные растения. Во многих греческих государствах (Спарта, Элида, полисы Беотии и др.) сельское хозяйство доминировало над всеми остальными сферами экономики. Но даже в тех греческих полисах, где преобладало занятие ремеслом и торговлей (Афины, Коринф и др.), сельскохозяйственное производство также играло весьма важную роль.

Естественно, в разных регионах Эллады сельское хозяйство было организовано неодинаково. Так, для Спарты характерны илотские хозяйства, подчиненные спартиатам – полноправным гражданам. Иной была ситуация в афинском полисе.

Сельскохозяйственные земли Аттики были разделены на наделы, находившиеся в собственности отдельных граждан (только граждане имели право владеть землей). Преобладали мелкие (3—5 гектаров) и средние (15—20 гектаров) крестьянские усадьбы. Возникновению крупных хозяйств препятствовал ряд обстоятельств. Во-первых, играли роль малые размеры территории полиса. Во-вторых, имущественное расслоение в полисе с его уравнительными тенденциями не могло быть по-настоящему значительным, а потому владельцы действительно огромных состояний, позволявших скупать значительные участки земли, были большой редкостью. В-третьих, даже крупные земельные владения в силу чересполосицы, как правило, имели вид не одного обширного поместья, а ряда имений, разбросанных в разных частях хоры, т. е. концентрации земель не происходило.

Экономическую жизнь полиса определяли не крупные владения богачей, а мелкие и средние хозяйства рядовых граждан. Каждое такое хозяйство было ориентировано в первую очередь на обеспечение существования своих владельцев. Его обслуживал коллектив работников: сам хозяин со своим семейством, несколько рабов, иногда привлекались сезонные наемные работники. Рыночные отношения в сельском хозяйстве имели свою специфику: если какая-либо продукция с крестьянских участков и шла на продажу, то это были излишки, которые не могли быть потреблены в рамках семьи. Так как целью производства было самообеспечение крестьянской семьи, то сколько-нибудь четко выраженной специализации (например, на выращивании одной культуры) не было.


Пахари. Роспись на чернофигурной чаше

Хозяйство крестьянина обычно включало небольшое поле для выращивания зерновых культур (в основном сеяли ячмень, так как пшеница росла в Греции плохо), виноградник, оливковую рощу, сад, огород и загон для скота. Правда, иногда можно говорить об определенной специализации в масштабах региона, когда наибольшее внимание уделялось выращиванию оливок (маслин). Но это определялось в наибольшей степени природными условиями афинского региона, благоприятными для разведения именно этой культуры.

Основой сельскохозяйственного производства была знаменитая «средиземноморская триада». Без выращивания зерновых не мог обходиться ни один полис, поскольку хлеб занимал главное место в рационе греков. При этом набор довольно примитивных сельскохозяйственных орудий не менялся в течение столетий. Это были простой безотвальный плуг, мотыга для разравнивания пашни, серп для срезания колосьев и ручная веялка, по ме напоминавшая лопату.

Система земледелия была двупольной, реже трехпольной. Растениеводство основывалось на естественном дождевом орошении и поливе. Крупномасштабных ирригационных работ греки не знали. Все это при малой плодородности почв Балканской Греции приводило к тому, что урожаи зерновых,  как правило, были невысокими. Лишь очень немногие из греческих государств (прежде всего Спарта) могли обеспечить себя собственным хлебом. Большинство же полисов, в том числе Афины, было вынуждено прибегать к ввозу, порой крупно-масштабному, зерна. В то же время земля ряда регионов, освоенных греками в результате колонизации (Южная Италия и Сицилия, Северное Причерноморье), отличалась высоким плодородием, и расположенные там полисы выступали активными экспортерами зерна.


«Сбор оливок». Чернофигурная амфора


Во многих полисах Греции занимались выращиванием винограда и оливок. Лучший виноград (следовательно, из него получалось и хорошее вино) созревал на островах Эгейского моря. Оливками, как известно, славилась Аттика, наладившая производство оливкового масла. Повсеместно выращивали фрукты (особенно популярен был инжир), огородные культуры (бобы, чечевицу, лук, капусту, огурцы), а также лен, шедший на производство тканей.

Скотоводство занимало далеко не первое место в системе сельского хозяйства. Держали овец и коз (для получения шерсти и молочных продуктов), свиней (для получения мяса), ослов и крупный рогатый скот (на быках и коровах пахали, на мулах и ослах ездили и перевозили грузы). Лошадей было немного, и разводили их исключительно для военных или спортивных целей Для выпаса скота использовались в основном каменистые склоны гор и холмов.

Сельское хозяйство считалось почетным родом занятий, в наибольшей степени достойным свободного человека; в большинстве полисов им было позволено заниматься лишь гражданам. Греческие крестьяне, которых характеризовали рациональный, прагматичный подход к жизни, чувство собственного достоинства и здоровый консерватизм, были основой гражданского коллектива полисов и войска гоплитов, опорой умеренной демократии.

Важной и высокоразвитой отраслью греческой экономики, хотя и уступавшей по значению сельскому хозяйству, в классическую эпоху было ремесло. В этот период ремесла окончательно отделились от сельского хозяйства и стали сферой профессиональной деятельности (в V—IV вв. до н. э. Греция занимала одно из первых месте в мире по развитию ремесел).

На высоком уровне находилась добыча и обработка металлов. Руду добывали путем устройства шахт (глубиной до 120 метров). Труд шахтера, работавшего в глубоком подземелье полулежа, при скудном освещении лампады, считался самым тяжелым, и потому на подземных работах чаще всего использовали рабов. Затем руду плавили в печах простейшей конструкции, не позволявших достигать высоких температур. Это особенно сказывалось на качестве железа, которое получалось тестообразным, с большой примесью шлаков (их приходилось удалять путем длительной ковки). Металл самого лучшего качества (как железо, так и бронза) шел на изготовление оружия.

Хороших результатов достигли такие сложные комплексные отрасли ремесла, как строительство (прежде всего возведение храмов и других сооружений общественного назначения) и судостроение. И каменные здания, и триеры, построенные в классическую эпоху, выделялись функциональной эффективностью и изяществом форм.


Женщины прядут и складывают покрывала. Рисунок на вазе


Аттическая краснофигурная керамика: амфора (слева) и лекиф (Vв. до н. э.)

Исключительно высокоразвитым было гончарное дело. Керамические изделия греческих гончаров и вазописцев пользовались огромным спросом не только в Средиземноморье, но и за его пределами. Наиболее традиционный, домашний характер сохраняли ремесла, связанные с изготовлением тканей: практически каждая гречанка занималась прядением и ткачеством.

Центрами ремесленного производства были эргастерии – сравнительно небольшие (в них трудились до нескольких десятков, редко до сотни человек) мастерские, а в строительстве – артели. В них работали как свободные люди, так и рабы, причем зачастую рядом. В ряде отраслей (керамическом производстве, изготовлении обуви и т. п.) широко использовалось разделение труда: например, один мастер лепил сосуд, другой шлифовал его, третий покрывал лаком, четвертый обжигал и т. д. Наблюдалась и «ремесленная специализация» отдельных центров. Так, Афины и Коринф славились керамической посудой (в Афинах существовал даже особый квартал гончаров, который назывался Керамик), Милет и Мегары– шерстяными тканями и т. д.


Аттический краснофигурный скифос (V в. до н. э.)

Греки считали ремесло (а в античности к ремеслу относили и большинство искусств – скульптуру, живопись) в известной мере «низменным» занятием, в меньшей мере, чем сельское хозяйство, достойным свободного человека. Это проявилось в том, что среди афинских ремесленников было много лиц, не входивших в гражданский коллектив. Ремесленное производство основывалось на ручном труде, применявшиеся технические приспособления (гончарный круг, ручная мельница, кузнечные мехи и т.п.) были довольно примитивными. В то время в первую очередь думали о высоком качестве изделия, а вопрос о повышении производительности труда не ставился. Ремесленники (демиурги), повседневное бытие которых было тесно связано с городской жизнью и рынком, ориентировано на накопление денег, формировали позитивное отношение к реформам и преобразованиям и во многих полисах составляли опору радикальной демократии.

Все большее развитие получала в греческом мире и торговля. Внешнеторговые операции были связаны преимущественно с морем, поскольку сухопутные дороги были менее удобными и безопасными. Соответственно крупнейшими торговыми центрами были приморские полисы, располагавшие портами и значительным флотом (Коринф, Эгина, Хиос, Самос, Сиракузы и др.). Однако уже к середине ? в. до н. э. крупнейшим центром морской торговли стали Афины с их портом Пирей. Торговля греческих полисов, как друг с другом, так и с негреческими государствами и племенами, была ориентирована в основном на ввоз товаров. Главной ее целью было приобретение того, что греки не могли произвести собственными силами. Прежде всего ввозился хлеб, главными продавцами


Работа в руднике. Рисунок на вазе

Мастерская сапожника. Рисунок (VII в. до н. э.) на вазе (VI в. до н. э.)

которого выступали наиболее плодородные регионы Средиземноморья: Египет, Великая Греция, Северное Причерноморье. Ввозили также рабов, предметы роскоши (украшения, благовония), корабельный лес, некоторые металлы (в частности, олово, отсутствовавшее в Элладе). В обмен на эти товары греки вывозили керамику, изделия из металлов, дорогие вина, масла и т. п. Греческие товары порой попадали в весьма отдаленные места: Персию, Скифию, Галлию и др. – по большей части, очевидно, через посредников.

Важнейшие морские торговые пути шли из Греции на северо-восток – в Понт Эвксинский, на восток – к Кипру и Финикии, на юг – к Египту и Кирене, на запад – к Южной Италии, Сицилии и далее вдоль северного побережья Средиземного моря. Как правило, торговые корабли держались вдоль берегов: выходить далеко в открытое море купцы не рисковали.

В Греции торговля была делом исключительно частной инициативы (государственных торговых агентов, как на Древнем Востоке, не было), однако многие полисы проводили «социальную» торговую политику, направленную на максимальное обеспечение населения всем необходимым. Так, в Афинах предпринималось регулирование рыночных цен на хлеб, и за превышение установленных цен торговец мог понести суровое наказание, вплоть до смертной казни.

Торговую жизнь определяла деятельность крупных оптовых купцов (они назывались эмпоры), закупавших «за морем» большие партии товаров. Это занятие считалось чрезвычайно выгодным, но крайне рискованным. Существовали и мелкие розничные торговцы, перекупавшие у эмпоров их товар на оптовом рынке и затем продававшие его в своих лавках. Главный афинский оптовый рынок находился в Пирее, ставшем крупнейшим торговым центром всей Эгеиды.


Бронзолитейная мастерская. Рисунок на вазе (V в. до н. э.)


Наряду с внешнеторговыми существовали и местные рынки. В Афинах основным местом торговли была Агора – главная городская площадь. На местных городских рынках продавались практически все продукты питания и все основные виды ремесленных изделий. С продукцией сельского хозяйства крестьяне выходили на рынок от случая к случаю. Лишь немногие землевладельцы, подобно стратегу Периклу, пытались перестроить свое домашнее хозяйство на рыночный лад. Управляющий поместьями Перикла полностью продавал полученный урожай, а затем в течение года все необходимое закупал на рынке. Большинство сограждан воспринимали такое «хозяйствование» Перикла как странный каприз.

Мелкая торговля считалась в Греции делом унизительным. К крупным оптовым торговцам относились с большим уважением. Оптовой торговлей могли заниматься и аристократы (торговал даже знаменитый афинский законодатель Солон). Афинские торговцы, как и ремесленники, выступали, как правило, сторонниками демократии, а нередко становились и ее вождями.

Расширение торговых операций привело в классическую эпоху к появлению первых «банкиров» (наибольшего расцвета банковское дело в Афинах достигло в І?в. до н.э.). Эту роль взяли на себя трапезиты – менялы, производившие на рынках операции по обмену многочисленных древнегреческих «валют». Постепенно конторы трапезитов стали выполнять чисто банковские функции: принимали деньги на хранение, выдавали ссуды под проценты, вели безналичные расчеты через отделения в различных городах и т. п. Крупнейшие банкиры-менялы принадлежали к числу наиболее состоятельных жителей Афин, но в большинстве своем были лицами, не имевшими гражданских прав.

Анализируя экономику Древней Греции в классическую эпоху, следует обратить внимание на некоторые важные экономические особенности большинства полисов. В сравнении с экономическими системами Древнего Востока древнегреческая экономика была несравненно более интенсивной и динамичной, теснее связанной с морем. Развитие ремесла и торговли в ряде полисов (но далеко не во всех) достигло весьма высокого уровня, что способствовало совершенствованию денежного обращения и зарождению банковского дела. При этом основой экономической жизни почти повсеместно оставалось сельское хозяйство, преимущественно земледелие.


Монеты: – Сикион; 2, 3 – Коринф; 4 – Эпидавр; 5 – Аргос

Характернейшей чертой античной экономики было развитие классического рабства. Труд рабов широко использовался прежде всего в ремесле и торговле. Несмотря на появление элементов товарного производства, основной экономической ячейкой оставалось домохозяйство (ойкос), в значительной мере натуральное. Главной целью производства было не получение прибыли, а самообеспечение ойкоса. Да и само слово «экономика» – греческого происхождения, изначально оно обозначало именно «ведение домашнего хозяйства». В классической Греции экономика впервые стала предметом специального изучения. А первые в истории экономические теории были выдвинуты Ксенофонтом и Аристотелем.

Источники

В классическую эпоху все больше полисов начинает чеканить собственную монету. Особенно популярными в греческом мире V—IV вв. до н. э., пользовавшимися спросом практически на любом рынке, были афинские драхмы и тетрадрахмы. На лицевой стороне монеты была избражена голова богини Афины, на оборотной – сова. Нумизматические памятники дают возможность судить о характере древнегреческого денежного обращения, о путях межгосударственной торговли, о системах мер и весов и о многих других аспектах античной экономики.

СТРУКТУРА ГРЕЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА. КЛАССИЧЕСКОЕ РАБСТВО

Темпы развития античных государств да и сами пути, по которым оно шло, значительно отличались друг от друга. Соответственно свою специфику имела и структура общества в каждом греческом полисе. Наиболее полное и всестороннее представление о структуре античного общества можно получить на примере Афин – крупного демократического полиса с развитой экономикой.

Гражданский коллектив афинского полиса, объединявшего всю Аттику, в 432 г. до н. э. составлял 35—45 тысяч мужчин – полноправных граждан. Вместе с женщинами и детьми в полисе насчитывалось до 172 тысяч человек. В ?в. до н. э. в обществе еще сохранялось введенное Солоном деление на четыре имущественных разряда, хотя теперь оно уже не имело большого значения для политической жизни. К первым двум разрядам – пентакосиомедимнам и всадникам – относились в основном представители «старой» знати. Аристократов в Афинах было довольно много. По закону они не имели каких-либо привилегий. Тем не менее высокий статус и авторитет выходцев из знатных семей, хорошее образование, значительное богатство, сохранившееся у многих из них от предшествующих эпох, позволяли аристократам играть видную роль в общественной жизни. Именно представители знати чаще всего избирались на высшие должности, возглавляли военные экспедиции.

Помимо аристократов, к первым двум разрядам относились также весьма зажиточные граждане незнатного происхождения, составившие свое состояние на торговле и ремесленном производстве (крупные торговцы, владельцы мастерских). В греческих полисах сказочных богатств никто не нажил. Даже самые крупные состояния были, по современным меркам, довольно скромными. Так, в V в. до н. э. богатейшим человеком в Афинах (а по некоторым сведениям – и во всей Греции) считался дипломат Каллий (заключивший мир с Персией), имевший состояние в 200 талантов серебром. Страна была бедной, и богатство в ней было понятием относительным.

В целом рядовой демос воспринимал богачей с долей подозрения. Считалось, что они самим своим существованием как бы нарушают принцип всеобщего равенства. Для восстановления «справедливости» власти демократического полиса налагали на состоятельных граждан литургии – различного рода повинности. Одной из распространенных литургий была триерархия: афинянин должен был за свой счет оснастить и укомплектовать экипажем военный корабль. Гимнасиархия подразумевала организацию богатым горожанином спортивных состязаний, устройство гимнасиев – помещений для занятий спортом. Хорегия обязывала гражданина оплачивать набор и подготовку хора и актеров для праздничных представлений. Таким образом, государство перекладывало значительную часть своих расходов на частных лиц, что было необходимо, так как граждане не платили регулярных прямых налогов, лишь в экстренных ситуациях взималась эйсфора – разовый чрезвычайный налог.

Литургии, заменяя собой налогообложение, позволяли гражданскому коллективу в известной степени сдерживать имущественное расслоение среди граждан. Надо сказать, что в Vв. до н. э. сами богачи, заботясь как о благе полиса, так и о собственном престиже, отнюдь не пытались уклониться от литургий, а, напротив, стремились перещеголять друг друга щедростью трат на благо общества. Это давало почет, обеспечивало рост политического влияния, что считалось более весомым, чем накопление материальных ценностей.

К третьему разряду, зевг итам, относились среднезажиточные крестьяне. Наиболее многочисленный, этот разряд вначале составлял главную социальную опору демократии.

Но постепенно все большую роль начинают играть феты – четвертый разряд, объединявший беднейших крестьян и ремесленников, рабочих-поденщиков, а также лиц неопределенных занятий. Роль фетов в жизни полисов особенно повысилась, когда в ходе греко-персидских войн они впервые были включены в состав экипажей триер. В отношении этих людей государство проводило определенную социальную политику: охраняло их от окончательного разорения, старалось обеспечить земельным наделом (хотя бы за пределами Аттики, на землях полисов – членов Делосского союза), организовывало для них хорошо оплачиваемые общественные работы, чаще всего строительные. В интересах бедняков была введена плата за участие в работе общественных органов, а в IV в. до н. э. – даже за посещение народного собрания.

Помимо граждан, в Афинах жили метеки – еще одна довольно многочисленная категория населения (их было примерно 25—35 тысяч человек). Статус метека имели лица, переселившиеся на постоянное жительство в Афины из других городов, а также их потомки. Метеки не пользовались гражданскими правами, не могли участвовать в управлении государством, не могли владеть землей на правах частной собственности, но, в отличие от граждан, платили налоги. Источником существования для метеков, как правило, было занятие ремеслом и торговлей. Впрочем, в условиях экономически развитого афинского полиса эти виды деятельности приносили значительные доходы. Многие метеки стали весьма зажиточными людьми и, несмотря на низкий правовой статус, были вполне удовлетворены своим положением.

Наконец, самой низшей в социальной иерархии была одна из наиболее многочисленных групп населения – рабы. Некоторые античные авторы (впрочем, «поздние», чьи свидетельства не слишком достоверны) утверждают, что в Афинах V в. до н. э. было 400 тысяч рабов[14]. По более осторожным оценкам, в афинском полисе классической эпохи было 80—115 тысяч рабов. Точную цифру вряд ли удастся установить: в отличие от граждан и метеков рабы не учитывались ни в каких переписях. Во всяком случае, рабы составляли около трети всего населения афинского государства.

В V в. до н. э. в развитых греческих полисах, к числу которых относились и Афины, окончательно утвердилось классическое рабство, характеризовавшееся максимальным противопоставлением правовых статусов раба и свободного человека, отношением к рабу как к вещи. Одним из важнейших факторов развития рабовладельческих отношений стали греко-персидские войны, в ходе которых взятые в плен варвары порабощались. Например, после разгрома персов при Евримедонте было продано в рабство 20 тысяч пленных. Собственно, в этот период именно иноплеменники составляли подавляющее большинство рабов. Кстати, это сыграло свою роль в складывании у греков представления о варварах как «рабах по природе».

Другим источником рабов был захват свободных людей пиратами. Пополнялся рабский контингент и за счет детей, рожденных рабынями. Причем такие рабы пользовались обычно большим доверием со стороны своих господ. Развитие рабства неизбежно вело к появлению рынков рабов. Крупнейшие из них существовали в Эфесе, а также на островах Хиос, Самос и Делос.

Труд рабов использовался в самых разных сферах производства. В ремесленных мастерских, строительных артелях рабы зачастую работали наравне со свободными людьми. Рабский труд преобладал там, где условия труда были особенно тяжелыми, например в рудниках. В сельском хозяйстве рабов использовали мало, но и там даже не очень богатому крестьянину в работе зачастую помогали один-два раба, а в поместье богача их могло трудиться до нескольких десятков во главе с управляющим, который тоже нередко был рабом. В городских домах аристократов рабы выполняли обязанности домашних слуг, поваров, привратников и т. п. Существовали также государственные рабы, которые могли занимать низшие должности, считавшиеся унизительными для свободных граждан. Так, в Афинах отряд вооруженных луками рабов-скифов исполнял обязанности полицейской стражи.

Однако не следует представлять себе греческое общество упрощенно, как состоящее из горстки рабовладельцев и противостоящей им в яростной непримиримости огромной массы беспощадно эксплуатируемых рабов. Во-первых, исключительно важную роль играла многочисленная группа мелких производителей-собственников – людей свободных. А рабы ни в одном из греческих полисов никогда не составляли большинства населения.

Во-вторых, древнегреческое рабство не основывалось на жесточайшей эксплуатации рабов с целью выжать из них все что можно. В Древней Греции раб, бесспорно, воспринимался как вещь, но вещь дорогая и нужная в хозяйстве, поэтому к нему, как и ко всякой вещи, старались относиться бережно[15]. Условия существования рабов были довольно сносными и порой мало отличались от условий жизни бедных свободных крестьян. Это позволяло наиболее рационально использовать труд раба с оптимальной выгодой для владельца. Необходимо подчеркнуть, что тяжесть положения раба заключалась не в жестоком обращении с ним, а в его полном бесправии. Государство порой вмешивалось во взаимоотношения рабовладельцев и рабов. Так, в некоторых полисах (в том числе в Афинах) было запрещено беспричинно убивать или истязать рабов.

В античной Греции практиковался и отпуск рабов на волю, хотя это и не было широко распространено. Если раб был связан с торговлей или ремеслом, он мог выкупиться на волю на свои сбережения. Рабы нередко получали свободу по завещанию после смерти хозяина. Существовал и такой способ отпуска раба на волю, как дарение или продажа божеству. При этом в специальном документе оговаривалось, что деньги от продажи целиком идут хозяину, а богу вверяется защита свободы раба. Вольноотпущенник пополнял ряды метеков и продолжал сохранять определенную зависимость от своего прежнего хозяина.

Хотя история Греции классической эпохи практически не знала крупных вооруженных восстаний рабов, однако недовольство рабов своим статусом выплескивалось в различные формы протеста. Самой распространенной из них было бегство (так, во время Пелопоннесской войны из Афин бежали 20 тысяч рабов). Были случаи, когда доведенные до отчаяния рабы убивали своих хозяев. За это преступление раба казнили на могиле его хозяина.

Источники

Весьма ценным источником по истории Греции V в. до н. э., и особенно Афин, являются драматические произведения. Великие драматурги Эсхил, Софокл, Еврипид и Аристофан были афинскими гражданами. Аттическая трагедия была весьма сложным литературным жанром, в котором мифологический сюжет позволял поднимать важнейшие религиозно-философские, этические, политические вопросы. Правда, использование «театральных» памятников для реконструкции событий политической жизни древности осложнено тем, что в трагедиях мы находим не прямые упоминания об этих событиях, а скорее аллюзии и реминисценции, подчас не во всем понятные людям позднейших эпох.

Греческая комедия V в. до н. э. имела характер злободневной политической сатиры. Аристофан смело изображал в своих пьесах современных ему политических деятелей и полководцев, зачастую выводя на сцену Клеона, Никия, Ламаха, Демосфена и др. под их собственными именами. Персонажами его произведений оказывались и другие известные афиняне: философ Сократ, драматург Еврипид. В комедиях Аристофана множество упоминаний о событиях афинской истории времен Пелопоннесской войны, причем о некоторых из них можно узнать только из сочинений этого автора.

В исследовательской литературе комедии Аристофана нередко называют «зеркалом» афинской действительности; однако необходимо помнить, что зеркало это – кривое. Дело в том, что, согласно законам жанра, в комедиях история Афин представала перед зрителями в гротескном, гиперболизированном преломлении. У Аристофана то простой крестьянин заключает сепаратный мир со Спартой и наслаждается благами мирной жизни, то два афинянина основывают птичий город между землей и небом, а потом одерживают верх над самими богами, то женщины совершают государственный переворот, отстранив мужчин от управления полисом. Это не отражение реальных событий, а скорее чаяния тех или иных слоев населения.

Произведения греческих поэтов могут служить источником по религиозным представлениям и культам древних греков, их идеологии, менталитету, нравственным воззрениям.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В БАЛКАНСКОЙ ГРЕЦИИ

Для греческого мира временем наивысшего подъема оказался период между 479 г. до н. э. (изгнание персидских полчищ из Эллады) и 431 г. до н. э. (начало Пелопоннесской войны). Этот период уже у античных авторов получил образное название – Пентеконтаэтия (т. е. пятидесятилетие). В политическом отношении это время характеризовалось так называемым афино-спартанским дуализмом – примерным равновесием сил двух наиболее крупных греческих полисов, их напряженным и все более обострявшимся противостоянием.

Спарта, стоявшая во главе Пелопоннесского союза, по традиции (еще с архаической эпохи) имела репутацию самого могущественного в военном отношении государства Греции. И долгое время никто не мог составить ей конкуренцию. Теперь спартанцам был впервые брошен вызов, и сделали это афиняне. Афины, которые опирались на свою морскую мощь, на свое главенство в Делосском союзе (форос союзников резко увеличивал их финансовые возможности), на авторитет, который создали им победы над персами, уже со времени Фемистокла все более активно начали претендовать на гегемонию в Балканской Греции, что, естественно, не устраивало Спарту.

Впрочем, в афино-спартанских взаимоотношениях чередовались периоды относительного сближения и острого конфликта. Так, на протяжении 70—60-х годов V в. до н. э., когда наиболее влиятельным человеком в Афинах был Кимон, между двумя полисами установились дружественные контакты. Кимон симпатизировал спартанцам и не желал враждовать с ними, понимая, что противостояние Спарте отвлекло бы от главной цели – войны против Персии. Однако такая политика властителя Афин встречала нарастающее несогласие его сограждан.

Поводом для выражения открытого недовольства действиями Кимона послужил ряд обстоятельств. В 464 г. до н. э. в Спарте произошло разрушительное землетрясение, которое на время привело ее население в состояние растерянности. Этим воспользовались илоты Мессении и подняли восстание против спартанского владычества (историки часто называют его Третьей мессенской войной). Спартанские власти, осознав, что не в силах справиться с возникшей опасностью, обратились за военной помощью к полисам, которые находились в союзе со Спартой или были с ней в дружественных отношениях. Просьбу помочь спартанцам получили и Афины. Вопреки возражениям многих демократически настроенных политиков Кимон, поддержанный влиятельным ареопагом, провел в народном собрании решение о предоставлении помощи Спарте и сам возглавил направленный в Пелопоннес вооруженный контингент.

Однако выяснилось, что спартиаты не доверяют афинянам, подозревая их в тайном сочувствии мессенянам. Как только они поняли, что смогут подавить восстание собственными силами, в 462 г. до н. э. афинскому отряду было в довольно унизительной форме предложено отбыть на родину.

Неблагодарность Спарты вызвала в Афинах взрыв негодования и стала причиной того, что Кимон, «главный виновник» испытанного унижения, был подвергнут остракизму, т. е. изгнан из полиса. Пришедшая к власти демократическая группировка во главе с Эфиальтом и Периклом была настроена резко антиспартански. Отношения со Спартой были полностью разорваны. Впоследствии афиняне даже демонстративно предоставили убежище илотам, бежавшим из Мессении после подавления восстания (их поселили в городе Навпакт на северном побережье Коринфского залива). Афины вступили в союз с Аргосом – злейшим врагом Спарты. В это же время под эгиду Афин перешли ранее входившие в состав Пелопоннесского союза Мегары – ближайший сосед Афин.

Планы афинских политиков становились все более экспансионистскими, они включали в себя создание нового сильного «сухопутного» союза, разумеется под гегемонией Афин. Спарта предпринимала ответные недружественные шаги. В результате между враждующими сторонами была развязана война, получившая в историографии название Первой, или Малой, пелопоннесской войны (459—446 до н. э.). Война относилась к разряду вялотекущих: периоды острых стычек чередовались с длительными мирными передышками. В то время ни Афины, ни Спарта не были еще готовы к масштабным военным действиям: спартанцы не успели исправить ситуацию после восстания илотов, а афинянам приходилось параллельно вести военную кампанию в Египте.

Война шла с переменным успехом. В 458 г. до н. э. афиняне захватили остров Эгина, политически тяготевший к Спарте, и насильственно включили его в состав Делосского союза. Эгина как центр морской торговли была богатым полисом, и сумма денежного взноса (фороса), наложенного на нее, была огромной. Спартанцы, на море уступавшие афинянам, не смогли защитить эгинцев. Но на следующий год они взяли реванш на суше: в битве у беотийского города Танагра не знавшая себе равных спартанская фаланга разгромила афинян. Однако Афины вскоре оправились от поражения и, собрав новое войско, нанесли удар по союзной Спарте Беотии. Почти вся эта область (кроме ее крупнейшего города Фивы) оказалась под афинским влиянием. Со Спартой было заключено перемирие, и военные действия на несколько лет приостановились.

Длинные стены

В период войны афиняне построили мощное оборонительное укрепление – так называемые Длинные стены. Две стены образовали коридор протяженностью около 5 километров, соединивший Афины с их портом Пирей. Теперь город мог не бояться никакой осады, поскольку всегда существовал выход к морю, где господствовал афинский флот и откуда шел постоянный приток продовольствия.

Последние вооруженные действия в Малой пелопоннесской войне начались в 447 г. до н. э. На этот раз положение складывалось явно не в пользу Афин. Против их владычества восстала Беотия, и афинянам пришлось вывести свои войска из этой области. В следующем году восстал один из верных афинских союзников – Эвбея, и это восстание с трудом удалось подавить. Тогда же Мегары «вернулись» в Пелопоннесский союз. Одновременно на Афины двинулось сильное спартанское войско, и афинским властям лишь путем умелой дипломатии удалось избежать военного столкновения, которое закончилось бы для них неминуемым поражением.

Попытка создать сильный союз под гегемонией Афин, который смог бы противостоять Спарте, потерпела крах. В конечном счете в 446 г. до н. э. между Афинами и Спартой был заключен так называемый Тридцатилетний мир. Этот договор закреплял равновесие сил между Афинами и Спартой и разграничивал сферы влияния этих двух полисов. Впрочем, мир не был прочным, поскольку не были ликвидированы причины существовавших противоречий. Рано или поздно должна была произойти новая схватка за лидирующее положение в греческом мире.

Источники

Важные сведения о событиях V—IV вв. до н. э. можно почерпнуть из исторических трудов «поздних» древнегреческих и римских авторов: Диодора Сицилийского и Помпея Трога (I в. до н. э.). Диодор во многом дополняет, а в чем-то исправляет ту информацию, которая содержится у Геродота и Фукидида. Трог излагает события весьма кратко. Цикл биографий видных греческих полководцев классической эпохи был написан римским историком Корнелием Непотом (I в. до н. э.).

Чрезвычайно информативны сочинения Плутарха – автора «Сравнительных жизнеописаний». Большую часть «греческой» половины этого обширного цикла составляют биографии политических деятелей классической эпохи (жизнеописания Фемистокла, Кимона, Перикла, Никия, Алкивиада, Агесилая, Демосфена и др.). Специфика труда Плутарха как исторического источника определяется следующими обстоятельствами. С одной стороны, в распоряжении автора находилось огромное количество исторических описаний, созданных в предшествующие века (значительная часть этих сочинений нам уже недоступна). С другой стороны, Плутарх далеко не всегда достаточно критично относился к используемым данным, делая больший акцент на яркость и поучительность повествования, нежели на его документальную точность. Его изложению свойственны принципиальное пренебрежение хронологической скрупулезностью, определенная морализаторская тенденция, использование риторических клише и ненужные длинноты. Правда, во многом все это обусловлено особенностями жанра биографии. Тем не менее данные, содержащиеся в работе Плутарха, дополняя материал сочинений «ранних» авторов, позволяют точнее реконструировать исторические события.

Для греческого мира первых веков нашей эры, когда он находился под римским владычеством, был характерен повышенный интерес к «славному прошлому», ностальгические воспоминания о былом величии. Это породило «антикварную» литературу. Во II—III вв. появляются трактаты энциклопедического характера Афинея, Элиана, Полиена, Полидевка и др., в которых содержатся самые различные сведения о событиях V—IV вв. до н. э. Особенно интересно «Описание Эллады» Павсания (II в. н. э.) – своеобразный путеводитель по Южной и Средней Греции, в котором, рассказывая о достопримечательностях, святынях и памятниках культуры греческих городов и областей, автор часто совершает экскурсы в историю, упоминает о давних событиях.

Немаловажным источником являются так называемые схолии – позднеантичные комментарии к произведениям древнегреческой литературы – комедиям Аристофана, речам Демосфена, диалогам Платона и т. д. Авторы этих комментариев, хотя и были отделены многими веками от эпохи классической Греции, тем не менее нередко доносят до нас ценную информацию, почерпнутую у «более ранних» писателей (например, о некоторых деталях политического устройства полисов, о нюансах тех или иных исторических событий).

Много ценных сведений сохранили лексикографические памятники – различного рода словари, составленные в античную (Гарпократион, II в.; Гесихий, V в.) и византийскую (словарь анонимного автора Х в. «Суда») эпохи. Хотя в трудах лексикографов много путаницы, искажений фактов, непонимания реалий более ранних эпох, тем не менее достоверные и интересные данные можно почерпнуть даже из них.

АФИНСКАЯ МОРСКАЯ ДЕРЖАВА

Безусловно значительными были успехи Афин в укреплении созданного ими Делосского (Первого афинского морского) союза. Дальнейшее разрастание этого объединения полисов, превращение главенства Афин в нем во все более полное и бесконтрольное господство постепенно привели к превращению союза в структуру совершенно нового типа – Афинскую морскую державу, или Афинскую архе. Условно считается, что это случилось в 454 г. до н. э., когда союзная казна после поражения афинского флота от персов была под предлогом персидской опасности перенесена с острова Делос в Афины. Отныне афиняне стали самовластно распоряжаться огромными денежными суммами, поступавшими от союзников, зачастую лишь в собственных интересах.

Официальной целью объединения полисов была борьба с Персией, однако и после окончания греко-персидских войн Афинская архе не прекратила существования. Теперь на нее была возложена задача обеспечить противостояние Пелопоннесскому союзу и в конечном счете утвердить гегемонию Афин в Греции. В период наивысшего расширения Афинской архе в нее входило до 300 полисов, расположенных на восточном и северном побережьях Эгейского моря, на его многочисленных островах и в зоне черноморских проливов. В 437 г. до н. э. в результате экспедиции афинского флота в Черное море, которой командовал Перикл, в состав державы вошли также многие полисы понтийского региона (Сшгопа, Ольвия, Нимфей и др.). Столь колоссального военно-политического объединения полисов Эллада еще никогда не знала.

Входившие в Афинскую архе полисы формально считались независимыми союзниками Афин, но фактически они были полностью лишены политической самостоятельности. В частности, им был запрещен выход из союза: пытавшиеся обрести независимость жестоко карались с применением военной силы. Когда в 440 г. до н. э. против афинского владычества восстало население Самоса, к острову тут же направился мощный афинский флот во главе с Периклом. После почти годичной осады самосский полис был насильственно возвращен в число союзников.

Подавляющее большинство членов Афинской архе ежегодно вносило в союзную казну форос. Для удобства взыскания фороса вся территория союза была разбита на пять округов: область Иония, прибрежная полоса расположенной к югу от нее Карии, острова и северное (фракийское) побережье Эгейского моря, зона черноморских проливов. Ставки фороса фиксировались афинским народным собранием; на протяжении Пентеконтаэтии они оставались относительно стабильными. Афины, естественно, освободили себя от всяких выплат, считая своей обязанностью обеспечивать военную защиту союзников. В привилегированном положении находилось еще несколько наиболее сильных союзных полисов (Хиос, Лесбос, Самос): вместо выплаты фороса они предоставляли в распоряжение афинского командования эскадры военных кораблей. Впрочем, после подавления на Самосе восстания в 440—439 II. до н. э. островной полис был лишен этой привилегии.

Полисы– члены Афинской архе не имели права вести самостоятельную, независимую от Афин внешнюю политику. Около 446 г. до н. э. им запретили чеканить собственную монету, предписав пользоваться только афинской. Судебные дела между гражданами союзных полисов должны были рассматриваться афинской гелиэей. Со временем на землях союзных полисов стали появляться клерухии – военно-земледельческие поселения афинских граждан. Это, с одной стороны, позволяло обеспечивать земельными наделами беднейших афинян, смягчая социально-политическую ситуацию в Аттике, а с другой – помогало удерживать союзников в повиновении. В некоторые союзные полисы направлялись также афинские гарнизоны и должностные лица. Во многих полисах были силой ликвидированы тиранические (аристократические) режимы и введено демократическое правление.

«Львиная терраса» в святилище Аполлона на о. Делос (VII в. до н. э.). Фотография

Идея создания крупного централизованного союза полисов была прогрессивной, представляя собой шаг к достижению общегреческого единства, причем не только политического, но и экономического. Огромные финансовые средства, скопившиеся в Афинах благодаря уплате союзниками фороса, не только позволили превратить столицу Афинской морской державы в самый богатый и процветающий город Греции, украсить его великолепными постройками, но и способствовали стабильному функционированию афинской демократии. Мощный союзный флот избавил Эгеиду от пиратов, что благоприятствовало развитию морской торговли. Однако откровенно эксплуататорские методы господства Афин вызывали законное недовольство союзных полисов, порождали их сепаратистские устремления, что стало причиной внутренней непрочности объединения. В этом отношении, как ни парадоксально, неоднородный, но добровольный Пелопоннесский союз оказался более прочным.

Историография

История Греции в эпоху Пентеконтаэтии неоднократно становилась предметом интереса ученых. Особенное внимание исследователей привлекал феномен Афинской архе: анализировались основные принципы ее функционирования, отношения между Афинами и союзными ей полисами, внешняя политика этого военно-политического объединения, в частности соперничество Афинской морской державы с Пелопоннесским союзом. Этой проблематике посвящены работы Р. МейIIса (R. Meiggs), Э.Бадиана (E. Badian), С. Хорнблоуэра (S. Hornblower), А. Е. Паршикова, М.А. Кондратюк и особенно – В. М. Строгецкого. Но наиболее фундаментальным, до сих пор не утратившим своего значения трудом остается многотомное издание «Афинские податные списки», выходившее в 40—50-х годах ХХ в. [авторы – Б. Меритт, Г. Уэйд-Гери, М. Макгрегор (B. Meritt, H. Wade-Gery, M. McGregor)]. В нем на материале такого важного источника, как «ведомости» уплаты ежегодного фороса, рассматриваются различные вопросы истории Афинской архе.

Главным предметом дискуссий остается характеристика Афинской морской державы и оценка афинских методов управления ею. Одни ученые считают эти методы откровенно эксплуататорскими, что становилось причиной непрочности объединения и сепаратистских устремлений его членов. Другие ученые убеждены, что афинский контроль над союзными полисами был достаточно мягким, что Афины взамен фороса обеспечивали платившим взнос союзникам военно-политическую защищенность и стабильное демократическое государственное устройство.

Литература по теме

Видаль-Накэ П. Черный охотник: Формы мышления и формы общества в греческом мире. М., 2001.

Кондратюк М. В. Архе и афинская демократия // Античная Греция. М., 1983. Т. 1.

Паршиков А. Е. О статусе афинских колоний в V в. до н. э. // Вестник древней истории. 1969. № 2.

Строгецкий В. М. Полис и империя в классической Греции. Нижний Новгород, 1991.

Суриков И. Е. Из истории греческой аристократии позднеархаической и раннеклассической эпох. М., 2000.

Austin М., Vidal-Naquet P. Economic and Social History of Ancient Greece. Berkeley, 1977.

Badian E. From Plataea to Potidaea. Baltimore, 1993.

Hornblower S. The Greek World 479—323 ВС. L. – N. Y., 2002.

MeiggsR. The Athenian Empire. Oxford, 1972.

Meritt B., Wade-Gery H., McGregor M. The Athenian Tribute Lists. Cambridge, 1939—1949. Vol. 1—3.

MichellH. The Economic of Ancient Greece. Cambridge, 1940.

ГЛАВА 14 Афинская демократия при Перикле

РАЗВИТИЕ ДЕМОКРАТИИ В АФИНАХ В V В. ДО Н.Э.

Политическое устройство любого государства в значительной мере зависит от положения и роли в обществе основных социальных групп. Это в полной мере относится и к афинскому полису. Афинская демократия, появившаяся на свет в результате реформ Клисфена на рубеже архаической и классической эпох, на протяжении последующих десятилетий постоянно развивалась и модифицировалась.

Важную роль в укреплении демократии строя сыграла реализованная в 80-х годах V в. до н. э. морская программа Фемистокла, предусматривавшая создание мощного военного флота. В качестве гребцов на афинские триеры были привлечены прежде всего беднейшие граждане, доходы которых не позволяли им приобрести гоплитские доспехи и сражаться в рядах фаланги. В результате военные моряки стали той силой, которая сыграла решающую роль в освобождении всего греческого мира от угрозы порабощения. Соответственно возросла и политическая роль этой части гражданского коллектива. Поскольку отныне флот, а не сухопутная армия стал основой афинских вооруженных сил, то и голос фетов (самых бедных афинян) в общественной жизни стал несравненно более весомым. В итоге демократия оказалась ориентированной скорее не на средние, а на наименее обеспеченные слои населения. В 487 г. до н. э. по инициативе Фемистокла была осуществлена реформа власти (архонтата): если ранее архонтов избирали голосованием в народном собрании, то теперь их стали назначать по жребию. Это привело к тому, что пост, считавшийся высшим в полисе, все чаще стали занимать не умудренные политические лидеры, а совершенно случайные люди, что снижало значение архонтской магистратуры.

Однако после отражения нашествия Ксеркса в 480—479 II. до н. э. радикализация афинской демократии примерно на два десятилетия приостановилась, даже более того, процесс временно приобрел обратное направление. Аристократ Кимон, в 70—60-х годах V в. до н. э. фактически стоявший у руля государства и пользовавшийся огромным влиянием после своих славных побед в греко-персидских войнах, был противником широкого участия демоса в управлении жизнью полиса. Ему больше импонировало жесткое государственное устройство Спарты, основывавшееся на дисциплине и безоговорочном подчинении рядовых граждан властям. При нем демократические реформы в Афинах были приостановлены. Кимона поддерживал Совет ареопага.

Перикл

Этот древний аристократический орган, чей «золотой век», казалось бы, остался в далеком прошлом, сумел укрепить свое положение, достойно проявив себя в тяжелую годину войны с персами. В частности, именно ареопагиты пресекли панику и организовали эвакуацию жителей, когда войска Ксеркса в 480 г. до н. э. приближались к Афинам. После этого, воспользовавшись своим возросшим авторитетом, ареопаг присвоил себе ряд важных политических функций: стал проводить проверки граждан, избранных на государственные должности, принимать отчеты у магистратов по истечении срока их полномочий, судить тех должностных лиц, отчеты которых признавались неудовлетворительными. Происшедшие в общественной жизни изменения, бесспорно, следует определить как «шаг назад» в эволюции афинской демократии, как расширение участия аристократии в руководстве государством.

Следующий этап демократизации афинского полиса начался в конце 40-х годов V в. до н. э. и продолжался приблизительно десятилетие. Политические противники Кимона, сторонники увеличения роли демоса в управлении государством, сумели одержать верх: в 461 г. до н. э. Кимон был подвергнут остракизму и изгнан из Афин. Пришедшую к власти демократическую группировку возглавили Эфиальт и еще молодой, но уже пользовавшийся известностью благодаря выдающемуся ораторскому таланту Перикл. В 462/461 г. до н. э. по предложению Эфиальта была осуществлена чрезвычайно важная реформа ареопага. Древний совет лишился незаконно присвоенных им полномочий, которые были теперь распределены между демократическими органами управления – народным собранием, гелиэей и Советом пятисот.

План Афин

Вскоре после этого Эфиальт был убит при загадочных обстоятельствах, но демократические реформы продолжил Перикл. Они совершались на всем протяжении 50-х годов V в. до н. э. Чрезвычайно важное значение имело введение мистофории – оплаты труда должностных лиц. Вначале плату за исполнение своих обязанностей стали получать судьи-присяжные; вскоре мистофория была распространена на членов Совета пятисот, а затем и на многие другие магистратуры, что позволило небогатым гражданам более активно, чем ранее, участвовать в политической жизни. И этой возможностью они сразу воспользовались, понемногу лишая аристократию монополии на большинство государственных постов. Так, в 457 г. до н. э. на должности архонтов, ранее доступные лишь пентакосиомедимнам и всадникам (представители двух первых сословных разрядов), было позволено избирать зевгитов. Феты этого права формально не получили, но фактически и они тоже могли становиться архонтами: выставляя свою кандидатуру на жеребьевку, фет просто умалчивал о своей принадлежности к низшему разряду граждан, и власти делали вид, что не замечают обмана.

Тогда же происходили демократические изменения в системе судопроизводства. Был осуществлен переход от открытого к тайному голосованию в гелиэе, что уменьшило возможности аристократии реально влиять на вынесение приговоров, воздействуя разными способами на рядовых граждан. Члены судебных коллегий стали избираться по жребию, что считалось в те времена сугубо демократическим методом. Вообще применение в политической системе разного рода жеребьевок, особенно при избрании должностных лиц, значительно возросло.

На рубеже 60—50-х годов V в. до н. э. значительно активизируется деятельность народного собрания. Оно стало собираться чаще, чем прежде. На Пниксе, холме в центральной части Афин, было построено специальное сооружение для работы народного собрания, в нем стояли ряды скамей для граждан и трибуна для выступающих. В 453 г. до н. э. были возрождены введенные еще Писистратом, но впоследствии отмененные разъездные судебные коллегии, разбиравшие на местах, в сельских демах, тяжбы между земледельцами. При этом преследовалась цель ограничения власти местной аристократии.

Неоднозначное впечатление производит принятый в 451 г. до н. э. по инициативе Перикла закон о гражданстве. Согласно этому закону, полноправными гражданами Афин стали считаться лишь те лица, которые могли подтвердить свою принадлежность к гражданскому коллективу и по отцовской, и по материнской линии. Это консолидировало граждан полиса. Но этот закон был очень неудобен знати, поскольку многие афинские аристократы издревле заключали браки с женщинами из других государств, в том числе негреческих. Так, женой Мильтиада и матерью Кимона была фракийская царевна. Теперь дети от «смешанных» браков не могли стать афинскими гражданами. В результате принятия этого закона гражданский коллектив Афин как бы превратился в привилегированное сословие «избранных», которым только и дозволялось пользоваться всеми благами демократии.

Реформы Эфиальта и Перикла привели к тому, что к середине V в. до н. э. демократическое устройство афинского полиса приобрело классический облик. Демос реально взял власть в свои руки, постепенно избавляясь от «опеки» аристократов.

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ АНТИЧНОЙ ДЕМОКРАТИИ

Афинская демократия не была самой первой в греческом мире. Еще в VI в. до н. э., до реформ Клисфена, демократии от случая к случаю возникали в некоторых полисах (в Мегарах, на Хиосе). Однако именно демократия, сложившаяся в Афинах в классическую эпоху, во-первых, стала самой развитой во всей античной истории, а во-вторых, просуществовав почти два столетия, оказалась более долговечной, чем эфемерная демократия периода архаики, в-третьих, именно она оказала наиболъшее влияние на всю последующую историю человечества. Многие из принципов афинской демократии легли в основу устройства современных демократических государств. Таким образом, классическая афинская демократия, без сомнения, является одним из самых крупных достижений политической практики античности. Кроме того, черты и характеристики, присущие афинскому государственному устройству, были свойственны всем античным демократиям.

Античная демократия предусматривала реальное, непосредственное участие в управлении государством всего коллектива граждан. Это выражалось в суверенитете демоса, неограниченной власти народного собрания, которому были подотчетны все остальные государственные структуры. При этом следует учитывать, что античная демократия, возникшая в условиях полиса (в отличие от современной, представительной демократии), была прямой. Высшую власть реально осуществлял весь коллектив граждан на народном собрании; какого-либо выборного органа (типа парламента) античные государства не знали. По сути дела, античная демократия была не столько формой государственного устройства и организации государственного аппарата, сколько формой наиболее полного вовлечения граждан в систему власти и управления государством.

Одним из основных принципов античной демократии была исономия – равенство всех граждан перед законом, отсутствие привилегий у какой-либо группы гражданского населения по принципу знатности и богатства (не считая имущественного ценза для занятия некоторых магистратур – например, должности архонта или казначея). Равное право всех граждан на активное участие в политической жизни обеспечивалось рядом эффективных общественных механизмов, таких, как коллегиальность отправления властных функций, широкое применение жеребьевки при выборах должностных лиц, постоянная ротация кадров в органах власти, обусловливаемая кратким сроком (как правило, в течение одного года) пребывания на государственной должности, свободное обсуждение всех вопросов полисной жизни в народном собрании, где каждый гражданин пользовался полной свободой слова в дискуссии.

Античная демократия обеспечивала также свободу частной жизни граждан в рамках закона. Однако следует отметить, что в целом демократия в греческих полисах была коллективистской и в первую очередь принимались во внимание интересы государства, всего коллектива граждан. Отдельные же личности должны были подчинять свои интересы коллективу, быть готовыми на жертвы во имя общественных интересов.

Во многих полисах, и особенно в Афинах, демократия оказалась чрезвычайно эффективной формой государственного устройства, наиболее адекватно соответствовавшей структуре гражданской общины классической эпохи и поэтому позволявшей в полной мере учитывать интересы различных слоев граждан, быстро реагировать на различные изменения как внешнего, так и внутреннего характера.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ АФИН

В связи с неукоснительным соблюдением одного из основных принципов античной демократии – принципа суверенитета демоса – верховным и ничем не ограниченным органом власти в Афинах классической эпохи была экклесия – народное собрание. Афинское народное собрание включало всех взрослых совершеннолетних граждан мужского пола[16]. Оно созывалось часто и регулярно, как правило, 40 раз в год, т. е. приблизительно один раз в девять дней. Именно на нем рассматривались и решались все сколько-нибудь важные вопросы жизни государства, как принципиального характера, так и относящиеся к сфере повседневности. Экклесия определяла в деталях внешнюю и внутреннюю политику государства, принимала иностранных послов, объявляла войну и ратифицировала международные договоры, в том числе и мирные, контролировала финансы полиса, избирала должностных лиц и рассматривала их отчеты о своей деятельности, принимала законы, выносила постановления об остракизме, надзирала за религиозной жизнью, проведением празднеств, учреждением новых культов. Словом, практически ни один вопрос, имевший хоть какое-то значение для полиса, не мог миновать обсуждения членами народного собрания.

Местом проведения народных собраний изначально была Агора – главная городская площадь Афин, а с середины V в. до н. э. – холм Пникс, где стояли скамьи для участников собрания и трибуна для ораторов. Перенести работу экклесии в другое место оказалось необходимо в связи с тем, что в условиях демократизации жизни полиса частые заседания народного собрания стали создавать неудобства для других видов деятельности на Агоре, в первую очередь для торговли. В некоторых случаях экклесия могла собираться и в каком-нибудь другом месте, например в театре, а если рассматривались вопросы, имевшие отношение к флоту, – даже в пирейском морском порту.

Обсуждение любого вопроса в народном собрании зачастую сопровождалось бурными дебатами; после того как дискуссия заканчивалась, решение принималось путем общего голосования. В большинстве случаев оно было открытое – поднятием рук (такое голосование называлось хиротонией). Лишь по отдельным вопросам, считавшимся особенно важными (например, о даровании гражданских прав лицу, ранее не являвшемуся афинским гражданином), использовалось тайное голосование. В таких случаях афиняне опускали в урны псефы – вначале это были простые камешки, а впоследствии для голосования стали использовать небольшие металлические диски с трубочкой посередине. Постановления экклесии назывались псефисмами (вне зависимости от того, каким способом голосования они были приняты). Псефисма, за которую проголосовало большинство участников народного собрания, немедленно обретала силу закона и, как правило, записывалась на мраморной стеле.

В античном государстве не существовало разделения властей на ветви – законодательную, исполнительную и судебную. Поскольку экклесия имела абсолютную власть в полисе, она сосредоточивала в своих руках самые различные государственные функции. Так, ей принадлежала вся полнота законодательной власти, она же осуществляла верховный контроль над исполнительной властью. Более того, на некоторых заседаниях экклесии устраивались судебные процессы (обычно политического характера), причем народное собрание могло взять на себя принятие решения по любому судебному делу.

Между заседаниями народного собрания ежедневно собирался буле, или Совет пятисот, – орган власти, который был создан в ходе реформ Клисфена. Являясь одним из важнейших властных институтов, он обладал правом законодательной инициативы, рядом функций исполнительной и судебной власти. Члены Совета пятисот (булевты) избирались по жребию сроком на один год из числа граждан не моложе 30 лет (вне зависимости от имущественного положения) – по 50 человек от каждой из десяти фил. Перед вступлением в должность они проходили докимасию – проверку, которую проводил предыдущий состав булевтов, и приносили присягу. Со времен Перикла члены Совета за исполнение обязанностей получали небольшую заработную плату.

Заседания Совета пятисот проходили ежедневно, кроме праздничных дней, в специальном здании на Агоре. Важнейшей функцией Совета было предварительное обсуждение повестки дня экклесии и подготовка проектов решений. Кроме того, буле принимал отчеты у некоторых должностных лиц и при необходимости направлял дело на рассмотрение в суд, вынося предварительный приговор. Совет пятисот играл важную роль во внешней политике государства, в частности представлял народному собранию иностранных послов. В компетенции Совета пятисот находились также многие текущие вопросы: в частности, этот орган вел списки граждан, служивших в кавалерийских подразделениях, контролировал состояние флота, организовывал военное обучение эфебов – афинских юношей, только что достигших совершеннолетия, надзирал над финансовой администрацией, за использованием государственных доходов, следил за поддержанием порядка в городе. Таким образом, полномочия Совета пятисот были весьма обширны, однако демократический характер государственного устройства Афин предусматривал полную подотчетность Совета экклесии, которая могла утвердить или отменить любое решение булевтов.

Для большей эффективности своей работы Совет пятисот был разбит на десять отделений (по количеству фил), которые поочередно дежурили в течение года. Члены дежурного отделения Совета назывались пританами. Пританы председательствовали на заседаниях буле и экклесии, а часть их несла круглосуточное дежурство в Толосе – круглом здании на Агоре. Из числа пританов по жребию избирался их глава – эпист ат. Он находился в этой должности лишь одни сутки (а затем сменялся следующим), но на этот краткий срок становился как бы временным главой государства.

Кроме Совета пятисот, в Афинах продолжал существовать и древний Совет ареопага. Но после того, как реформой Эфиальта его полномочия были значительно урезаны, он превратился в чисто судебный орган, рассматривающий сложные дела об убийствах, о преступлениях против религии. Тем не менее авторитет ареопага по традиции оставался высоким, а судебные процессы в нем проходили очень торжественно.

Однако основой афинской судебной системы классической эпохи являлась созданная еще Солоном гелиэя – суд присяжных. В V в. до н. э. она превратилась в один из важнейших элементов демократической политической системы и рассматривала подавляющее большинство судебных дел. В гелиэю входили 6000 дикастов – судей, которые при вступлении в должность приносили присягу. Столь большая численность суда присяжных при относительно небольшом населении афинского полиса была установлена для того, чтобы гарантировать демократический характер судопроизводства, а также во избежание подкупа судей со стороны тяжущихся сторон. Дикасты избирались по жребию сроком на один год из числа афинских граждан не моложе 30 лет, при этом количество избраний не ограничивалось. За исполнение должностных обязанностей дикасты получали жалованье. Судя по сообщениям античных авторов, среди дикастов большинство составляли пожилые небогатые граждане. Для них участие в разбирательстве судебных дел подчас становилось едва ли не основным видом общественной деятельности и заработка.

Для разбора судебных дел гелиэя разбивалась на дикастерии – коллегии. Чаще всего в состав одной коллегии входили 500 человек; впоследствии, во избежание «ничейного» результата при голосовании, судей стало 501. Впрочем, была возможна и меньшая (200—300 человек), и большая (1000—1500 человек) численность членов коллегии. В полном составе гелиэя заседала лишь в исключительных обстоятельствах. Следует отметить, что гелиэя являлась также высшим государственным судом: любой гражданин мог подать в нее жалобу-протест на какое-либо решение, принятое народным собранием, если считал эту псефисму противоречащей законодательству. В этом случае в одной из судебных коллегий возбуждался особый судебный процесс – «обвинение в противозаконии». Если присяжные признавали претензии обвинителя правомерными, псефисма аннулировалась, а тот политик, который инициировал ее принятие, подвергался суровому наказанию, вплоть до смертной казни. Таким образом, гелиэя была единственным органом, который мог ограничивать полновластие афинской экклесии.

Судопроизводство в демократических Афинах имело публичный и состязательный характер, но ни прокуроров, ни адвокатов античность не знала. Истец и ответчик самостоятельно отстаивали перед судьями свою правоту. Заслушав их речи, присяжные выносили приговор путем тайного голосования, опуская псефы в специальные урны. По результатам подсчета голосов оглашался приговор, который обычно тут же приводился в исполнение. Приговор гелиэи был окончательным и опротестованию не подлежал. Не существовало никакой высшей судебной инстанции, в которую гражданин, считающий себя осужденным несправедливо, мог бы подать апелляцию.

Как правило, члены суда присяжных не очень хорошо знали законы. Ведь дикастами избирались по жребию самые обычные граждане, не имевшие юридических знаний. При принятии решений присяжные руководствовались своей «гражданской совестью», в основном обращая внимание на то, доводы какой из тяжущихся сторон кажутся им более убедительными.

Одним из важных элементов политической системы афинской демократии были коллегии магистратов – должностных лиц, осуществлявших исполнительную административную власть. Количество должностных лиц в Афинах V в. до н. э. было весьма велико. По оценке Аристотеля, их насчитывалось до 700 человек, а круг обязанностей каждого был весьма узок. Такое рассредоточение полномочий предпринималось в целях предотвращения концентрации власти в руках одного человека, чтобы не допустить установления тирании. В Афинах, как и во всех полисах, магистрат занимал свою должность обычно в течение года; при этом на большинство должностей нельзя было быть избранным дважды в течение жизни (исключение делалось для военных магистратур). Выборная система занятия постов и исполнение должностных обязанностей в свое личное время, причем частично за свой счет, привели к тому, что античный полис – единственный тип государства, который не знал бюрократии.

При избрании на многие должности активно применялась жеребьевка. Считалось, что жребий являет собой выражение воли богов, он исключает проявление личных пристрастий, к тому же имеет наиболее демократический характер. Однако на те магистратуры, которые требовали специальных знаний (речь идет о должностях, связанных с ведением войн и расходованием финансов), во избежание занятия их случайными людьми, избирали все же не жребием, а открытым голосованием в экклесии.

В Афинах классической эпохи высшими должностными лицами были девять архонтов. Но в V в. до н. э., утратив значительную часть своих полномочий, архонты сохраняли лишь номинальный авторитет, выполняя в основном представительские, церемониальные функции. В частности, в обязанности архонтов входили надзор над религиозной жизнью полиса, организация государственных праздников, председательство в судебных процессах, проходивших в коллегиях гелиэи (впрочем, без права голоса при вынесении приговора).

Фактически наиболее влиятельными должностными лицами в демократических Афинах стали десять стратегов. На эту должность можно было переизбираться неограниченное количество раз (так, Перикл был стратегом 15 лет подряд, а в IV в. до н. э. полководец Фоки он находился на этом посту около 50 лет). Главной обязанностью стратегов было обеспечение обороны государства, командование войском и руководство всеми военными мероприятиями. Однако, поскольку войны постоянно вторгались в жизнь любого полиса и военная организация была неразрывно связана с гражданской, стратеги играли чрезвычайно большую роль в политике государства. Можно сказать, что именно они отвечали за решение большинства важнейших проблем, встававших перед полисом. Именно стратеги очень часто вносили в Совет пятисот и народное собрание проекты постановлений, затем обретавших силу закона.

Назовем некоторые из многочисленных коллегий магистратов, действовавших в демократических Афинах (все перечислить невозможно). Финансами государства управляло несколько коллегий казначеев, каждая из которых имела свои обязанности. Так, в ведении десяти «казначеев богини Афины» находилась казна полиса, хранившаяся в храме Афины на Акрополе; десять эллинотамиев имели под своим надзором казну Афинской архе; десять полетов занимались продажей и сдачей в аренду государственного имущества.

Ряд коллегий отвечал за поддержание общественного порядка. Десять астинОмов наблюдали за чистотой на городских улицах, десять агораномов – за то, чтобы торговля на Агоре велась без нарушений. В связи с тем что одним из важнейших предметов импорта в Афинах был хлеб, важную роль играла коллегия из десяти ситофилаков, следивших за тем, чтобы хлебные торговцы не завышали установленные государством цены. В компетенцию «коллегии одиннадцати» (по числу членов) входило приведение в исполнение приговоров суда, в том числе смертной казни. Афиняне направляли своих магистратов и во многие союзные полисы. Должности самого низшего ранга, считавшиеся недостойными свободного гражданина, занимали государственные рабы. Так, отряд рабов-скифов нес в Афинах полицейскую службу.

Все должностные лица были полностью подконтрольны афинскому народному собранию. Каждое сколько-нибудь серьезное их действие должно было получить утверждение на одном из заседаний экклесии. После окончания годичного срока пребывания в должности магистрат давал полнейший отчет о своей деятельности народному собранию или уполномоченным им органам: Совету пятисот, коллегиям гелиэи. Если отчет по какой-либо причине признавался неудовлетворительным, проштрафившегося магистрата отдавали под суд. Впрочем, любое должностное лицо могло быть смещено и привлечено к судебной ответственности и в период исполнения им своих обязанностей.

Государственное устройство демократических Афин в V—IV вв. до н. э. схематично можно представить так

Афинская демократия являлась политической системой, обеспечивавшей наиболее широкое вовлечение граждан в реальное управление государством. Практически каждый гражданин хотя бы раз в жизни (а обычно гораздо чаще) успевал либо поработать в одной из коллегий, либо быть избранным дикастом или членом Совета пятисот, а кроме того, более или менее регулярно участвовал в работе экклесии. В условиях полиса политическая активность граждан представлялась не только их правом, но и в какой-то мере обязанностью. Уклонение от участия в государственных мероприятиях, демонстративный уход в частную жизнь порицались.

В тесной связи с политической организацией демократических Афин находилась военная организация, представленная ополчением граждан призывного возраста (в возрасте 20—60 лет). Юноши, только что достигшие совершеннолетия (эфебы в возрасте 18—20 лет), проходили военное обучение под руководством специальных наставников и несли сторожевую службу на границах Аттики. После этого они становились полноценными воинами, вносились в призывные списки и в случае необходимости могли быть мобилизованы, чтобы принять участие в военном походе за пределы государства.

Все войско делилось на десять таксисов – крупных отрядов (по одному от каждой филы), а каждый таксис, в свою очередь, на лохи -отряды меньшей численности. Общее руководство всеми военными действиями как на суше, так и на море принадлежало стратегам, осуществлявшим командование коллегиально. Стратегам подчинялись другие военные должностные лица, избиравшиеся голосованием: десять таксиархов (командиров таксисов), два гиппарха (командира кавалерийских отрядов), триерархи (капитаны триер) и др.

СВЕТ И ТЕНИ НАРОДОВЛАСТИЯ

При всех несомненных достоинствах афинской (и вообще античной) демократии этот государственный строй не следует идеализировать: ему был присущ ряд неискоренимых пороков. Во-первых, античная демократия была, в сущности, «демократией для меньшинства». Так, в Афинах никакими политическими правами не пользовались не только рабы, но и метеки. Женщины, хотя и считались членами гражданского коллектива, участия в управлении государством тоже не принимали. Фактически из 250—350 тысяч человек населения афинского полиса классической эпохи всей полнотой гражданских и политических прав пользовались лишь 35—45 тысяч граждан-мужчин, т. е. примерно 13 процентов населения.

Кроме того, не следует забывать и о том, что блеск и процветание демократических Афин во многом зиждились на беспощадной эксплуатации городов, входивших в Афинскую морскую державу. Ведь демократия – это весьма дорогая политическая система, реальное осуществление которой в любую историческую эпоху доступно далеко не каждому государству. Афиняне смогли воплотить в жизнь основные принципы демократического устройства не в последнюю очередь потому, что форос, ежегодно присылаемый союзными полисами, представлял собой неиссякаемый источник средств, которые можно было направлять и на оплату деятельности должностных лиц, и на иные расходы афинского полиса.

Во-вторых, прямой характер античной демократии, при котором властными полномочиями располагал не выборный представительный орган, а весь коллектив граждан, приводил к тому, что управляющие органы не обладали чертами профессионализма, компетентности. Следует отметить, что провозглашаемые идеалы существенно расходились с действительным положением дел.

Считалось, что народное собрание представляет весь демос. Однако несомненно, что все без исключения граждане даже физически не могли собираться на частые заседания экклесии: кто-то жил в далекой деревне, кому-то мешали дела и т. п. В этих условиях при неблагоприятных обстоятельствах непропорционально большую роль в управлении государством могли играть ничем не занятые бедняки. Эти легковозбудимые и достаточно эгоистичные люди часто попадали под влияние демагогов (т. е вождей народа) – ловких политических ораторов, умевших направить эмоции народа в нужное для себя русло и получить от этого личные выгоды. Ведомая демагогами, демократическая власть подчас принимала решения, на вид перспективные и заманчивые, но в действительности авантюрные и вредные для государства. В отдельные моменты своей истории демократическое правление даже имело тенденцию перерасти в охлократию (т. е. власть толпы).

Непрофессионализм управления объяснялся и широким применением жеребьевки при избрании должностных лиц, когда на ответственные посты могли попасть совершенно случайные люди. Это приводило к избранию некомпетентных судей, обилию клеветнических доносов и вынесению несправедливых приговоров. Распространенными фигурами демократических Афин стали сикофа нты – люди, сделавшие доносы и шантаж своим ремеслом. Такой человек вымогал у богача взятку, а в случае его отказа платить возбуждал против него судебный процесс по ложному обвинению. Этот процесс чаще всего заканчивался для обвиняемого печально, поскольку к состоятельным гражданам демос склонен был относиться подозрительно.

Говоря о пороках и недостатках античной демократии, необходимо представлять, что они были исторически неизбежны, т. е. непосредственно связаны с социальной структурой древнегреческого общества, формами его хозяйственной жизни.

Источники

Для изучения классической Греции большое значение имеют эпиграфические источники. Различные надписи оставляли как частные лица (например, надгробные и посвятительные надписи), так и власти различных полисов. Официальные надписи наиболее важны для реконструкции политической жизни полиса. До наших дней из Афин V—IV вв. до н. э. и других демократических полисов дошли (полностью или фрагментарно) высеченные на камне сотни постановлений народного собрания. Ценность этих документов, открытых в ходе археологических раскопок, определяется тем, что они представляют собой свидетельства, современные отраженным в них событиям, причем факты излагаются в них без каких-либо искажений или дополнений.

Тексты постановлений афинской экклесии показывают, насколько колоссален был объем ее полномочий. В постановлениях отражены и договоры с другими государствами, и декреты, регулировавшие политические и финансовые отношения в полисе (в частности, указаны суммы фороса, ежегодно вносимые союзными полисами), и указы об отправке вооруженных контингентов в тот или иной регион, и решения о даровании гражданских прав чужеземцам или, напротив, о лишении кого-либо из афинян гражданских прав и о конфискации его имущества и др.

Особую группу надписей составляют тексты на остраконах – глиняных черепках, которые афинские граждане использовали при остракизме, указывая на них имена политических деятелей, подлежавших десятилетнему изгнанию. На сегодняшний день открыто более 10 тысяч остраконов; на них прочитаны имена практически всех видных политиков Афин V в. до н. э.: Фемистокла, Аристида, Кимона, Перикла, Никия, Алкивиада и др. Встречаются и совершенно неизвестные имена, но, видимо, они тоже принадлежали влиятельным политическим деятелям, коль скоро над ними нависала угроза остракизма. Интересно, что на некоторых остраконах наряду с именами присутствуют разного рода приписки (в основном бранные) и даже карикатуры.

На фоне обилия самых различных источников по истории классической Греции отходят на второй план вещественные доказательства, полученные в ходе археологических раскопок. Однако данные археологии порой способны внести ясность во многие проблемы, которые неполно освещены в текстах античных авторов. Так, в установлении принципов функционирования афинской демократии большая заслуга американских ученых, ведущих раскопки на афинской Агоре.

Археологами найдены остатки важнейших общественных зданий (руины Толоса, здания государственного архива и др.), а также предметы, использовавшиеся афинянами при исполнении их гражданских обязанностей: псефы для голосования, именные таблички присяжных, приспособления для жеребьевки, сосуды, выполнявшие роль водяных часов при произнесении речей на судебных процессах.

ПЕРИКЛ ВО ГЛАВЕ АФИН

В течение 50-х годов V в. до н. э. в политической жизни Афин непрерывно растет авторитет Перикла. С его именем связана эпоха высшего расцвета Афин – «Периклов век». Перйкл (494—429 до н.э.) по своему происхождению относился к самой верхушке старинной аристократии. Его отцом был Ксантипп, один из героев греко-персидских войн, а мать принадлежала к знаменитому роду Алкмеонидов. Тем не менее Перикл, в отличие от многих других представителей знати, решительно встал на сторону народа, стремясь выражать интересы не какой-либо одной сословной группы, а всего гражданского коллектива, и стал лидером афинской демократии.

После того как в 444 г. до н. э. был изгнан остракизмом последний серьезный противник Перикла – Фукидид[17], Перикл в течение полутора десятилетий являлся практически единовластным правителем не только Афин, но и всей огромной Афинской морской державы, однако все демократические учреждения при нем успешно функционировали. Сограждане ежегодно избирали его на должность стратега. Тонкий политик, прекрасный оратор, широко образованный человек, Перикл был лишен какого-либо стремления к тирании. Власть и влияние Перикла были основаны исключительно на его огромном личном авторитете и на доверии, которое испытывал к нему демос. Народное собрание, как правило, без возражений принимало его предложения, считая их наилучшими.

Внутренняя политика Перикла характеризовалась заботой об укреплении демократии в Афинах. Он стремился обеспечить средствами существования афинскую бедноту. Именно Перикл ввел мистофорию – плату за исполнение должности. Еще одной интересной мерой, принятой по предложению Перикла, была ежегодно производившаяся выдача беднейшим афинянам «театральных денег», чтобы они могли без ущерба для своего бюджета посещать театральные постановки, считавшиеся делом государственной важности. Чтобы обеспечить безземельных и малоземельных граждан достойными земельными наделами, при Перикле основывались клерухии – военно-земледельческие поселения афинян за пределами Аттики, на территориях союзных полисов (например, на полуострове Херсонес Фракийский, на островах Самос, Наксос, Андрос и др.).

Используя огромные суммы фороса, вносимого союзниками, Перикл начал в Афинах грандиозное строительство, в ходе которого беднота была обеспечена стабильной и высокооплачиваемой работой, а на афинском Акрополе был воздвигнут неповторимый архитектурный ансамбль, увенчанный Парфеноном – храмом богини Афины. Это служило возвеличению родного полиса Перикла. Афины превратились в самый красивый город Эллады. А в окружение Перикла вошли многие видные греческие философы, ученые, поэты. Благодаря этому Афины стали, по выражению Перикла, настоящей «школой Эллады».

Внешнеполитическая деятельность Перикла была посвящена одной, но великой цели – укреплению славы, величия и могущества Афин. Афинский полис должен был стать гегемоном (т. е. вождем) всего греческого мира. Опираясь на колоссальную военную мощь Афинской морской державы, на ее, как казалось, неисчерпаемые финансовые ресурсы, Перикл шаг за шагом воплощал в жизнь разработанную им программу.

В 448 г. до н. э., сразу после завершения греко-персидских войн, Перикл выступил инициатором созыва в Афинах общегреческого конгресса по вопросам послевоенного мироустройства. Как пишет Плутарх, на конгрессе должны были рассматриваться вопросы «об эллинских храмах, сожженных варварами, о жертвах, которые следует принести за спасение Эллады по обету, данному богам… о безопасном для всех плавании по морю и о мире». Однако конгресс не состоялся из-за противодействия Спарты, которая отказалась прислать своих представителей и запретила делать это полисам – членам Пелопоннесского союза, где она главенствовала.

После неудачной попытки созвать панэллинский конгресс Перикл решил обеспечить господство Афин в греческом мире другими способами. Он начал интенсивно расширять Афинскую морскую державу, включая в нее все новые и новые города (так, в 437 г. до н. э. в Афинскую архе вошли многие черноморские полисы). Уже находящиеся в составе Афинской морской державы полисы он крепко удерживал в ней, пресекая с помощью военной силы любые попытки их отделения. В 440 г. до н. э. на острове Самос Перикл лично возглавил жестокое подавление восстания против афинского засилья.

Афинский Акрополь. Фотография

По планам Перикла главный геополитический противник Афин – Пелопоннесский союз – должен был быть постепенно изолирован. С этой целью афиняне более энергично начали проникать в Великую Грецию, которая традиционно считалась сферой влияния Пелопоннесского союза и, в частности, его крупнейшего экономического центра – Коринфа. В 443 г. до н. э. Перикл приступил к реализации невиданного до того в истории Греции мероприятия. В Южной Италии была основана колония панэллинского типа – город Фурии. В ее основании приняли участие выходцы из многих греческих полисов. Перикл надеялся, что афиняне, заняв лидирующее положение в новом государстве, сделают Фурии форпостом влияния Афин на западном направлении.

План афинского Акрополя: – бастион; 2 – Храм Ники Аптерос; 3 – Пинакотека; ( – Пропилеи; 5 – статуя Афины Промахос; 6 – Эрехтейон; + – Парфенон

Но его ожиданиям не суждено было сбыться, так как политическая ситуация начала резко обостряться. Активная западная политика афинян вызывала все большее беспокойство Коринфа, недовольного появлением конкурента. Отношения между Афинами и Коринфом стали откровенно враждебными. Недовольство усилением Афин начинала проявлять и Спарта. Назревал вооруженный конфликт между двумя крупнейшими военно-политическими блоками Греции ? в. до н. э. – Пелопоннесским союзом и Афинской архе.

Историография

В оценке демократического устройства Афин каких-то существенных расхождений в точках зрения между специалистами не существует. Все признают, что созданная Клисфеном на рубеже архаической и классической эпох и просуществовавшая почти два столетия система афинской демократии представляет собой крупнейшее достижение политической практики античного мира и что многие ее принципы были использованы в качестве основополагающих современными демократическими государствами. Но различия в подходах к проблеме все же существуют.

Антиковедов – сторонников «институционального» подхода интересуют в первую очередь политические институты демократии: органы государственной власти (экклесия, Совет пятисот, гелиэя и др.), способы принятия решений в этих органах (в частности, процедура голосования), законодательство, регулировавшее деятельность властных структур. Они стремятся в идеале воссоздать основные положения демократической афинской «конституции» (хотя о конституции, подобной современным, применительно к античным полисам можно говорить лишь условно, поскольку таковой они не имели). Данный подход был особенно популярен на рубеже Х!Х—ХХ вв.

Открытый в 1891 г. трактат Аристотеля «Афинская полития», посвященный именно институциональному аспекту истории Афин, стал основой работ многих известных историков [Г. Бузольт (G. Busolt), К. Белох (K. Beloch), Г. Де Санктис (G. De Sanctis), В. П. Бузескул и др.]. Из них можно узнать о государственном устройстве демократического афинского полиса, его формировании и эволюции. В середине ХХ в. появилась интересная книга Ч. Хигнетта (C. Hignett) об истории афинской конституции до конца V в. до н. э. В работах видного датского историка М. Хансена (M. Hansen) подробно проанализирована деятельность афинского народного собрания, судов присяжных и некоторых других органов.

Однако сегодня более популярен другой подход, при котором углубленно анализируются не политические институты демократии, а различные формы демократической жизни в рамках этих институтов. Исследуются такие проблемы, как деятельность властных элит в демократическом полисе, их состав, взаимоотношения с рядовыми гражданами, механизмы достижения влияния, типы политических группировок, место общественного мнения в политической борьбе, роль личности в истории государства и др. Данный подход проявляется в трудах М. Финли (M. Finley), У. Коннора (W. Connor), Р. Сили (R. Sealey), К. Моссе (C. Mosse), М. Оствальда (M. Ostwald), Дж. Обера (J. Ober), Л. П. Маринович, С. Г. Карпюка и др.

Лишь немногим специалистам [В. Эренберг (V. Ehrenberg), Г. Бенгтсон (H. Bengtson), П.Родс (P. Rhodes)] удавалось сочетать в своих исследованиях интерес к обоим аспектам изучения афинской демократии. Такой комплексный подход позволяет избежать одностороннего освещения того или иного аспекта. Следует подчеркнуть, что крайне важными представляются и политическая структура демократического полиса, и политическая жизнь с ее специфическими особенностями, полный учет которых позволит создать целостную реконструкцию истории Афин эпохи классической демократии.

Литература по теме

Арский Ф. Н. Перикл. М., 1971.

БелохЮ. История Греции. М., 1897—1899. Т. 1—2.

Бузескул В. П. История афинской демократии. СПб., 2003.

БузолътГ. Греческие государственные и правовые древности. Харьков, 1894.

Дейвис Дж. Демократия и классическая Греция. М., 2004.

Карпюк С. Г. Общество, политика и идеология классических Афин. М., 2003.

Маринович Л. П. Античная и современная демократия. М., 2001.

Строгецкий В. М. Греческая историческая мысль классического и эллинистического периодов об этапах развития афинской демократии. Горький, 1987.

Туманс Х. Рождение Афины: Афинский путь к демократии: от Гомера до Перикла. СПб., 2002.

Bengtson Н. Griechische Staatsmanner des 5 und 4. Jahrhunderts v. Chr. Munchen, 1983.

Connor W. The New Politicians of Fifth-Century Athens. Princeton, 1971.

De Sanctis G. Atthis: Storia della republica ateniese dalle origini alla eta di Pericle. Firenze, 1975. EkrenbergV. From Solon to Socrates. L., 1968.

Finley M. Democracy Ancient and Modern. L., 1973.

Hansen M. Die athenische Demokratie im Zeitalter des Demosthenes. Berlin,1995.

Hansen M. The Athenian Assembly in the Age of Demosthenes. Oxford, 1987.

Hignett C. A History of the Athenian Constitution to the End of the Fifth Century B.C. Oxford, 1952.

Mosse C. La democratie grecque. P., 1986.

Ober J. The Athenian Revolution: Essays on Ancient Greek Democracy and Political Theory. Princeton, 1999.

Osborne R. Demos: The Discovery of Classical Attika. Cambridge, 1985.

Ostwald M. From Popular Sovereignty to the Sovereignty of Law. Berkeley, 1986. Rhodes P. The Athenian Boule. Oxford, 1972.

Sealey R. The Athenian Republic. University Park, 1987.

ГЛАВА 15 Пелопоннесская война

КОНФЛИКТ МЕЖДУ АФИНАМИ И СПАРТОЙ

Последняя треть V в. до н. э. стала временем наиболее продолжительного и кровопролитного вооруженного конфликта в истории Древней Греции – Пелопоннесской войны (431—404 до н.э.). Это было военное столкновение между двумя сильнейшими в эллинском мире политическими объединениями – Пелопоннесским союзом, возглавлявшимся Спартой, и Афинской морской державой. Однако в конечном счете в войну оказались втянутыми не только полисы – члены этих симмахий (союзов), но и почти все греческие государства, поскольку каждое из них в той или иной мере тяготело либо к Спарте, либо к Афинам. При этом афинян, как правило, поддерживали демократические полисы, а спартанцев – олигархические.

Острый конфликт между Афинами и Спартой – государствами, претендовавшими на гегемонию в Греции, был объективно неизбежен. «Тридцатилетний мир», заключенный между ними в 446 г. до н. э., лишь на время разрядил ситуацию, поскольку не снял существовавших противоречий. Афины в годы правления Перикла стремились подорвать лидирующее положение Спарты, по традиции признаваемое большинством полисов Балканской Греции. Они наращивали свою военно-морскую мощь, расширяли и укрепляли находившуюся под их властью Афинскую архе, а также осуществляли активную экспансию на западном направлении, проникнув в Великую Грецию. Это вызвало обострение противоречий Афин с Коринфом, который являлся вторым по значению полисом Пелопоннесского союза и, обладая крупным флотом, доминировал на западных морских путях. На собраниях членов союза представители Коринфа оказывали постоянное давление на спартанские власти, призывая их положить предел росту афинского могущества.

Сама Спарта более осторожно относилась к перспективе крупной войны. Хотя спартанцы обладали лучшим в греческом мире сухопутным войском, они прекрасно понимали, какие тяготы несет затяжной вооруженный конфликт. К тому же существовало опасение, что зависимое население – илоты могут воспользоваться военными трудностями. Тем не менее спартанцы, напуганные продолжающимся возвышением Афин, стали склоняться к решительным действиям.

Непосредственным поводом к началу военных действий послужил ряд локальных инцидентов во второй половине 30-х годов V в. до н. э. Один из них был связан с островом Керкира. Располагавшая сильным военным флотом и занимавшая чрезвычайно важное стратегическое положение в Ионическом море – на морских путях, ведущих к Италии и Сицилии, Керкира являлась колонией Коринфа. Но они рассорились и даже вели между собой войну. В поисках сильного союзника керкиряне обратились к Афинам. Афинское народное собрание, откликнувшись на просьбу о помощи, установило с Керкирой союзные отношения. Коринфяне были этим крайне возмущены и не без оснований рассматривали поведение афинян как вмешательство в свои внутренние дела.

Тогда же Афины ужесточили политику по отношению к городу Потидея, который был колонией Коринфа на полуострове Халкидика и традиционно поддерживал с ним политические связи, но входил в состав Афинской морской державы. Когда Афины приказали Потидее разорвать связи с Коринфом, ее власти предпочли поднять восстание и заявить о своем выходе из Афинской архе. На усмирение восставшего полиса была направлена афинская эскадра с отрядом гоплитов, который осадил Потидею. Эти события послужили для Коринфа поводом для подготовки войны против Афин.

Примерно в то же время Афины ввели жестокие экономические санкции против Мегар – соседнего полиса, входившего в Пелопоннесский союз. Для мегарских товаров был закрыт доступ на рынки всех полисов Афинской архе. Экономика Мегар, в очень большой степени ориентированная именно на торговлю с Афинами, очень быстро пришла в бедственное положение.

Большая война приближалась с каждым часом. В 432 г. до н. э. в Спарте состоялся конгресс полисов – членов Пелопоннесского союза. На нем было принято решение направить Афинам ультиматум, угрожая войной. После этого в Афины неоднократно прибывали спартанские послы, то в относительно мягкой, то в более угрожающей форме предлагавшие афинянам разорвать союз с Керкирой, снять осаду Потидеи и отменить санкции против Мегар. В принципе на этом этапе война еще могла быть предотвращена: спартанцы не слишком желали крупного вооруженного конфликта и были бы удовлетворены, если бы Афины пошли на некоторые уступки. Однако возглавлявший афинский полис, Перикл был убежденным противником каких бы то ни было уступок противостоящей стороне. Он считал, что Афины уже достаточно сильны и готовы к решающей схватке  за гегемонию в Греции. Сыграл свою роль и внутриполитический фактор. К концу  30-х годов Vв. до н. э. положение Перикла в Афинах несколько пошатнулось. Политические противники, недовольные единоличным характером его власти, организовали над близкими ему людьми, в том числе и над его женой Аспасией, несколько судебных процессов. В этих условиях, считал Перикл, война заставит народ вновь сплотиться вокруг своего испытанного лидера. По его инициативе афинская экклесия отвечала на все предложения Спарты самым решительным отказом. В итоге Пелопоннесский союз, собравшись на новый конгресс и заручившись поддержкой авторитетного Дельфийского оракула, официально объявил Афинам войну.

Гоплиты со щитом(слева), с копьем и в панцире (справа) Рисунок (VI в. до н. э.)

На момент начала военных действий силы враждующих сторон были примерно равными. Пелопоннесский союз имел превосходство на суше: входившие в него полисы без особого напряжения могли выставить 60 тысяч гоплитов, среди которых были спартиаты – непревзойденные мастера военного дела. Афины же располагали лишь примерно 30-тысячной армией, к тому же не очень сильной. Но на море афиняне господствовали безраздельно. Флот Афинской морской державы насчитывал до 400 кораблей. Военно-морские силы Пелопоннесского союза, основу которых составляли коринфские триеры, видимо, вдвое, если не втрое, были меньше афинских. Различались и системы оборонительных укреплений враждующих полисов. Спарта вообще не имела городских стен. Афины же были окружены мощными фортификационными сооружениями, включавшими в себя стены вокруг города, стены вокруг порта Пирей и соединявшие Афины и Пирей Длинные стены. Надежно связанные с морем, по которому всегда могли поступать подкрепления и продовольствие, Афины, пока их флот доминировал в Эгеиде, были совершенно неуязвимы для сколь угодно длительной осады. Брать же города штурмом гоплитские армии не умели.

Несопоставимы были и финансовые возможности враждующих сторон. Спарта, жившая в условиях натурального хозяйства, практически не имела своей казны. Единственным полисом Пелопоннесского союза, располагавшим значительными денежными ресурсами, был Коринф. Что же касается Афин, то в хранилищах на Акрополе за годы рачительного правления Перикла накопились колоссальные богатства: по оценке историка Фукидида, около 10 тысяч талантов, поступивших как из серебряных рудников Лаврия, так и от союзников в виде ежегодного фороса. Это давало афинянам возможность постоянно пополнять вооруженные силы и компенсировать военные потери.

Такое соотношение сил противников – Афин и Спарты – делало исход войны совершенно непредсказуемым.

Источники

Крупнейшим представителем древнегреческого историописания является Фукидид (ок. 460—396 до н. э.). Афинский аристократ, в годы Пелопоннесской войны он занимал пост стратега и командовал эскадрой кораблей. После одной из военных неудач в 424 г. до н. э. Фукидид был приговорен к изгнанию из Афин. Годы ссылки он посвятил написанию истории Пелопоннесской войны (это сочинение обычно называют «История»). Войну, потрясшую всю Элладу, историк-очевидец описывает со всей возможной полнотой и точностью. В начале изложения он останавливается на развитии отношений между Афинами и Спартой в течение V в. до н. э., а затем в деталях рассказывает о причинах, поводах и обстоятельствах начала Пелопоннесской войны. Далее Фукидид в хронологическом порядке описывает военные действия с 431 г. до н. э. (нападение Пелопоннесского союза на Афины) до 411 г. до н. э. (олигархический переворот в Афинах и восстановление демократии). В планы историка, очевидно, входило описать войну вплоть до ее окончания, но смерть помешала ему закончить труд.

«Истории» Фукидида свойственна объективность и беспристрастность, хотя иногда имеют место умолчания о тех или иных событиях. При этом автор не скрывает своих политических взглядов: приверженность умеренной демократии и ярко выраженную неприязнь к радикальным формам демократического правления. Образцом государственного деятеля для Фукидида является Перикл.

С исторических записок Фукидида берет начало подлинно научный метод в историографии. Афинский историк критически подходил к находившимся в его распоряжении свидетельствам, стремясь выбрать из них наиболее достоверные. Работу Фукидида характеризует предельный рационализм, попытка дать материальное объяснение любого события, полностью отказавшись от мифологических представлений, от веры во вмешательство божественных сил в ход истории.

Труд Фукидида отличает и высокий художественный уровень. Для стиля автора характерны тонкая наблюдательность, сжатые и емкие характеристики, образная лексика, афористичность, использование выразительных средств – от «сухого» описания битв и походов до высокой патетики в пассажах на общие темы, выражающих воззрения автора. Особое место в «Истории» занимают речи, которые по воле Фукидида «произносят» исторические деятели. Такие «свидетельства» современников помогают осмыслить события.

«История» Фукидида, без сомнения, самый ценный источник по истории Греции классической эпохи. Она оказала огромное влияние на развитие греческой историографии в последующие века.

АРХИДАМОВА ВОЙНА

Первое десятилетие Пелопоннесской войны (431—421 до н. э.) в историографии принято называть Архидамовой войной – по имени спартанского царя Архидама, командовавшего сухопутным войском Пелопоннесского союза. Война началась весной 431 г. до н. э. с нападения союзных Спарте Фив на поддерживающий Афины городок Платеи на юге Беотии. Не сумев с ходу захватить город, фиванцы приступили к его длительной осаде: Платеи пали лишь в 427 г. до н. э.

Тем временем в войну вступили и основные противники – Спарта и Афины. Оба этих полиса разработали подробные планы ведения военных действий. Мощное 60-тысячное войско «пелопоннесцев» под командованием Архидама на протяжении ряда лет почти ежегодно вторгалось в Аттику и опустошало сельскохозяйственные земли. Спартанцы стремились вызвать афинян на генеральное сражение, разгромить их и таким образом решить исход войны в свою пользу. Однако ПерИкл, руководивший обороной Афин, прекрасно понимал губительность для Афин военных действий на суше.

По его распоряжению при подходе вражеской армии все сельское население Аттики заблаговременно ушло с хоры в Афины, под надежную защиту городских стен. Крестьяне с грустью взирали на то, как спартанцы разоряют их поля. Тем не менее выжидательная тактика Перикла на первых порах приносила свои плоды: не добившись желаемого, «пелопоннесское» войско с наступлением осени возвращалось на родину. В свою очередь, афиняне вели боевые действия там, где они были особенно сильны, – на море. Афинский флот совершал рейды вдоль береговой линии Пелопоннеса и пытался наносить неожиданные удары по прибрежным поселениям противника.

Начальный этап войны не принес успеха ни одной из сторон. Надежды Спарты на быстрый разгром противника не оправдались: афиняне, подвергавшиеся осаде, вели себя спокойно и выдержанно. Однако летом 430 г. до н. э. в городе, переполненном спасавшимися от врага крестьянами, вспыхнула эпидемия неизвестной болезни[18]. Эпидемия, свирепствовавшая около четырех лет, лишила жизни до четверти жителей полиса, принесла горе и страдание почти в каждую семью. Это привело к падению популярности Перикла. Он был смещен с должности стратега, отдан под суд и приговорен к крупному денежному штрафу. Правда, в следующем году он вновь был избран стратегом. Но вскоре Перикл умер, став жертвой охватившей полис эпидемии.

Достойного преемника Периклу долгое время не находилось. После его смерти на ведущую роль в полисе претендовали два политика – Клеон и Никий. Незнатный, но состоятельный владелец кожевенной мастерской Клеон являлся типичным демагогом и пользовался авторитетом у низших слоев демоса благодаря постоянно проводившимся им мероприятиям популистского характера. Клеон выступал против любых попыток установить мирные отношения со Спартой, призывая к войне «до победного конца».

Крупный землевладелец НИкий, имевший в собственности до 1000 рабов, считался одним из богатейших граждан Афин. В первые годы войны он прославился как мудрый и осторожный военачальник. Никий был склонен к заключению мира со спартанцами, естественно, на приемлемых для Афин условиях. Сторонник умеренного политического курса, Никий пользовался поддержкой афинского крестьянства, страдавшего от все более затягивавшейся войны.

Эпидемия, бесспорно, ослабила Афины, чем воспользовались некоторые члены Афинской архе, недовольные политикой полиса-гегемона. В 428 г. до н. э. восстала Митшгена, крупнейший город на острове Лесбос. Однако через несколько месяцев афинскому флоту удалось подавить восстание. Мятежный полис был подвергнут суровому наказанию и лишен статуса привилегированного союзника: отныне лесбосцы не поставляли корабли в союзные морские силы, а платили форос на общих условиях. Случившееся показало, что Афины, несмотря на обрушившиеся на них несчастья, еще очень сильны и могут воевать со Спартой на равных.

Еще раньше, в 429 г. до н. э., не выдержала осады афинян Потидея. Сдавшийся город был превращен в афинскую клерухию. В целях улучшения финансового положения народное собрание Афин в 425 г. до н. э. по инициативе Клеона более чем вдвое увеличило размер фороса, взимаемого с союзных полисов. Большинство союзников опасалось выражать свое недовольство, поскольку афинский флот по-прежнему безраздельно доминировал в Эгеиде.

Оправившись от последствий эпидемии, Афины под руководством Клеона перешли к активному ведению боевых действий. В 427—424 гг. до н. э. афинская эскадра пыталась закрепиться в Великой Греции, однако это мероприятие потерпело неудачу, так как богатые греческие полисы Южной Италии и Сицилии в большинстве своем сохраняли дружественные связи с Пелопоннесским союзом и отнюдь не стремились переходить под власть Афин.

Более значительных успехов афиняне достигли в Пелопоннесе. В 425 г. до н. э. они захватили прибрежный город Пилос в Мессении и превратили его в свой опорный плацдарм. Туда начали стекаться из окрестных местностей мессенские илоты, издавна враждебно настроенные к Спарте. Все это вызвало серьезнейшее беспокойство спартанских властей, тем более что враги находились теперь в каких-нибудь десятках километров от Лакедемона. Срочно отправленный морем в Пилос спартанский отряд, однако, потерпел от афинян поражение. Оставшиеся в живых несколько сотен спартанских воинов, в том числе 120 спартиатов из знатных родов, были окружены на островке Сфакт ерия, в гавани Пилоса, и через некоторое время сдались афинянам, которыми командовал Клеон. Захваченные в плен спартиаты были в оковах отправлены в Афины и оставлены там в качестве заложников (что было для них неслыханным позором). Взятие Пилоса и Сфактерии стало важной победой Афин как в военно-стратегическом, так и в моральном отношении. История Спарты практически не знала случаев, когда ее граждане сдавались бы в плен. Таким образом, был развеян миф о непобедимости спартиатов.

После афинских побед «пелопоннесское» войско больше не нападало на Аттику, поскольку власти Спарты боялись, что спартанские заложники в таком случае будут казнены. Пилос продолжал оставаться военной базой Афин на территории противника. В 424 г. до н. э., развивая достигнутые успехи, афинская эскадра под командованием Никия овладела островом Кифера, на котором у спартанцев был морской порт. Спарта как бы зажималась «в клещи» со всех сторон.

Но случались у афинян и неудачи. Так, в 424 г. до н. э. беотийцы, союзники Спарты, нанесли афинскому сухопутному войску тяжелое поражение возле местечка Делий (на границе между Аттикой и Беотией). Тем не менее перевес в войне оказался на стороне Афин. В этих условиях спартанские власти пришли к мысли о необходимости радикальной перемены общей стратегии: практика ежегодных вторжений в Аттику не оправдала себя. Было решено нанести упреждающий удар по афинским позициям на северном побережье Эгейского моря, откуда Афины получали строевой лес для постройки кораблей, серебро и золото из находившихся там рудников, а также немалые суммы фороса от расположенных в этом регионе союзных полисов.

В 424 г. до н. э. отряд «пелопоннесцев» под командованием талантливого спартанского военачальника БрасИда совершил стремительный бросок через всю Балканскую Грецию к полуострову Халюідика. Воспользовавшись этим, многие расположенные там города, входившие в состав Афинской архе, стали добровольно переходить на сторону Спарты. Сопротивлявшиеся города Брасид брал силой. В частности, в его руках оказалась чрезвычайно важная афинская колония Амфиполь на фракийском побережье Эгеиды[19]. Для афинян все это было полной неожиданностью. Лишь в 422 г. до н. э. они смогли направить в район Амфиполя свой флот и войско. Битва при Амфиполе принесла победу спартанцам, однако в ней погибли вожди обеих сражавшихся армий – Клеон и Брасид.

Итак, на протяжении первого десятилетия Пелопоннесская война шла с переменным успехом. Обе враждующие стороны нуждались в мирной передышке. После гибели главы «военной группировки» Клеона в Афинах нарастают мирные настроения. Никию, влияние которого усилилось, удалось склонить афинское народное собрание к ведению мирных переговоров со Спартой, в которой после гибели Брасида тоже возобладало стремление к миру. В результате переговоров в 421 г. до н. э. был подписан мирный договор (так называемый Никиев мир), возвращавший стороны к положению, существовавшему до войны. Таким образом, ни одно из имевшихся между Афинами и Спартой противоречий не было устранено. Договор был рассчитан на 50 лет, но на деле мир был непрочным, и это все понимали. Кроме того, оба полиса так и не выполнили некоторые условия мирного договора: спартанцы не возвратили афинянам Амфиполь, а афиняне сохранили под своим контролем Пилос. Такие сильные союзники Спарты, как Коринф и Фивы, отрицательно отнеслись к заключению мира с Афинами и настаивали на возобновлении военных действий.

Древняя Греция

(V—IV вв. до н. э.)

Хотя Архидамова война закончилась, последствия долгого военного противостояния продолжали негативно сказываться на всех сторонах жизни греческого общества. В частности, отмечалось катастрофическое падение нравов в греческих полисах. По словам Фукидида, «сломленные несчастьем люди, не зная, что им делать, теряли уважение к божеским и человеческим законам… Война, учитель насилия, лишив людей привычного жизненного уклада, соответственным образом настраивает помыслы и устремления большинства людей и в повседневной жизни». Во многих городах вспыхнула борьба между сторонниками демократии и олигархии. Первые, как правило, опирались на поддержку Афин, а вторые – Спарты. Столкновения были крайне ожесточенными и зачастую приводили к массовым убийствам. Сами воюющие стороны также отнюдь не церемонились друг с другом: зачастую все население захваченного города или острова подвергалось казни или обращалось в рабство. Таких войн Греция еще не знала; даже борьба против персов в первой половине V в. до н. э. велась на более гуманных началах.

АЛКИВИАД И СИЦИЛИЙСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

После заключения Никиева мира (421 г. до н. э.) на первые роли в Афинах выдвинулся Алкивиад, родственник Перикла. Это был одаренный и образованный молодой человек, который проявил себя талантливым полководцем и умелым политиком. В то же время он отличался непомерным тщеславием и беспринципностью в достижении поставленной цели. Алкивиад стал главным антагонистом «миротворца» Никия. Он возглавил ту группировку в афинском обществе, которая получала выгоды от войны и не стремилась к ее завершению.

Мирный договор официально продолжал действовать, но все чаще Никиев мир нарушался мелкими стычками враждующих сторон. Алкивиад, обладавший незаурядными дипломатическими способностями, создал антиспартанскую коалицию, в которую, кроме Афин, вошел ряд пелопоннесских полисов: Аргос, Элида, Мантинея. В 418 г. до н. э. военные силы нового альянса рискнули даже дать спартанцам сухопутное сражение при Мантинее, которое, правда, проиграли. Но к ухудшению стратегического положения Афин это не повело.

Алкивиад

В 416 г. до н. э. афинский флот направился к острову Мелос. Расположенный в южной части Эгейского моря и населенный дорийцами, Мелос был одним из немногих государств, не входивших ни в один из противостоящих союзов и сохранявших нейтралитет. Афиняне предложили островитянам перейти на их сторону, а после отказа осадили и взяли полис. По предложению Алкивиада афинское народное собрание вынесло решение о жестокой расправе с мелосцами: все взрослые мужчины были казнены, а женщины и дети – проданы в рабство.

Через год, в 415 г. до н. э., Алкивиад выступил главным инициатором наиболее крупномасштабной за все время Пелопоннесской войны акции – морской экспедиции на остров Сицилия. Поводом к вмешательству в сицилийские дела послужила просьба о помощи, направленная афинянам жителями сицилийской Эгесты (Сегесты), небольшого городка, находившегося с Афинами в союзных отношениях. Однако в планы Алкивиада входило полное завоевание огромного острова, и прежде всего взятие Сиракуз – сильного полиса, по военной мощи лишь немного уступавшего Афинам и поддерживавшего тесные связи со своей метрополией, Коринфом. Овладение Сицилией, как считал Алкивиад, должно было решить все стратегические задачи афинян – обезвредить Пелопоннесский союз и обеспечить Афинам гегемонию в Греции. При этом казалось, что операцию удастся осуществить, избежав вмешательства Спарты, поскольку условия Никиева мира ею непосредственно не нарушались.

Осторожный Никий пытался противодействовать замыслам Алкивиада, убеждая афинский демос в заведомой невыполнимости готовящейся авантюры. Тем не менее экклесия приняла решение о начале экспедиции, о подготовке для нее флота и армии. Во главе вооруженных сил были поставлены три стратега: инициатор всего предприятия Алкивиад, его главный противник Никий, который должен был сдерживать чрезмерное рвение своего молодого коллеги, и Ламах.

Незадолго до отплытия флота в Афинах было совершено религиозное преступление: неизвестные лица изуродовали гермы – стоявшие на улицах города изображения бога Гермеса. В этом кощунстве обвиняли Алкивиада и его сторонников. Кроме того, поступил донос, что в доме Алкивиада и под его руководством совершалось еще одно нечестивое деяние – пародировались элевсинские мистерии, глубоко чтимый сакральный ритуал. Алкивиад, настаивая на своей невиновности, требовал немедленного разбирательства дела в суде, но следствие затянулось. Тем временем, в начале лета 415 г. до н. э., огромная афинская армада, состоявшая из 136 кораблей, отбыла на запад. Однако не успел флот прибыть в Великую Грецию и начать военные действия, как Алкивиад был отозван в Афины на судебный процесс по делу о повреждении герм. Понимая, что его ожидает осуждение и, возможно, даже казнь, самый талантливый и энергичный из афинских полководцев решил не возвращаться на родину и вскоре перешел на сторону Спарты. Суд Афин заочно приговорил Алкивиада к смерти.

Вместо Алкивиада Сицилийскую экспедицию возглавил Никий, убежденный в провале всей акции (Ламах погиб в одном из сражений вскоре после прибытия на Сицилию). Около двух лет афиняне безуспешно осаждали Сиракузы. За это время лакедемонские власти прислали на помощь осажденным отряд под командованием спартиата Гилиппа. Ему удалось укрепить обороноспособность Сиракуз, поднять боевой дух их жителей и отразить штурм афинского войска. Не помогло афинянам и прибывшее из Афин в 413 г. до н. э. подкрепление – 65 кораблей под командованием стратега Демосфена. После нескольких сражений афинский флот оказался полностью разгромлен, а армия, отступавшая от Сиракуз по суше, настигнута и уничтожена. Стратеги Никий и Демосфен были взяты в плен и казнены.

Поражение в Сицилии стало страшной катастрофой для Афин. Было потеряно около 200 кораблей, не вернулось 10 тысяч гоплитов, т. е. треть всего афинского ополчения. Часть афинских воинов погибли в сражениях, другие были обращены в рабство и отправлены на сиракузские каменоломни. Афинский полис потратил на окончившуюся провалом военную авантюру огромные денежные средства. Полностью оправиться от перенесенного потрясения Афины так и не смогли. Сицилийская экспедиция стала переломным моментом в ходе Пелопоннесской войны, после которого стратегическая инициатива перешла к Спарте.

ДЕКЕЛЕЙСКАЯ (ИОНИЙСКАЯ) ВОЙНА

После поражения афинян в Сицилии спартанцы, ощутив радикальное изменение ситуации, начали развивать свой успех. По совету Алкивиада, прекрасно знавшего все слабые места военной организации своих бывших сограждан, они сменили тактику боевых действий на суше. Отказавшись от практиковавшихся ранее периодических вторжений в Аттику, спартанцы захватили на ее территории постоянный плацдарм – крепость Декелею (к северу от Афин) и разместили там свой гарнизон. Теперь они получили возможность постоянно угрожать Афинам. Из Афин в Декелею перебежало большое количество рабов (по сообщению Фукидида, около 20 тысяч человек). Поэтому последний период Пелопоннесской войны часто называют Декелейской войной. Другое название этого периода, встречающееся в исторической литературе, – Ионийская война, так как на этом этапе военные действия активно велись и в восточной части Эгеиды, у берегов Ионии.

Спартанцы начали осознавать, что им не удастся одержать окончательной победы в войне, пока в их распоряжении не появится флот, сопоставимый по мощности с афинским. Однако средств для создания такого флота у Спарты не было. За деньгами, необходимыми для постройки кораблей и содержания их экипажей, спартанцы обратились к давним врагам эллинов – персидскому царю и его сатрапам. Персы, не сумев в свое время одолеть греческие полисы военным путем, теперь решили извлечь для себя выгоду из сложившейся ситуации. Они с готовностью предоставили Спарте значительную денежную субсидию, получив за это ряд выгодных для себя уступок: спартанцы согласились с персидскими притязаниями на контроль над малоазийскими греческими полисами. Между Персией и Спартой был заключен ряд договоров, и в лакедемонскую казну полилось серебро Ахеменидов. Уже в 412 г. до н. э. спартанский флот вышел в Эгейское море. Выплату жалованья служившим в нем гребцам взяли на себя персидские сатрапы из Малой Азии.

Тем временем союзники Афин (Хиос, Милет, полисы Эвбеи и др.) стали один за другим переходить на сторону Спарты. Помимо появления опасного соперника на море – спартанского флота, поддерживавшего бывших афинских союзников, ситуация для Афин усугублялась общей растерянностью афинян после неудачной Сицилийской экспедиции. К 411 г. до н. э. Афинская архе практически распалась, прекратились поступления денежных взносов от ее членов, что серьезно ударило по афинской казне. Кроме того, был утрачен контроль над черноморскими проливами, по которым в Афины поступал хлеб. Однако афинский полис был еще достаточно силен, чтобы снарядить новый флот взамен разгромленного при Сиракузах и направить его на усмирение непокорных союзных городов. Афины настраивались на продолжение борьбы.

В то же время участившиеся военные неудачи обусловили возникновение внутриполитических трудностей в афинском государстве, что привело к кризису демократии. Засилье демагогов, по инициативе которых нередко принимались вредные для полиса решения, нарастание элементов власти толпы (охлократия) в политической системе, авантюристическая внешняя политика вождей демоса – все это привело к тому, что широкие массы граждан, особенно средние слои, потеряли веру в принципы народовластия.

С усилением олигархических настроений начали набирать силу сторонники примирения со Спартой, активизироваться антидемократические политические группировки, возникать гетерии – тайные общества, деятельность которых была направлена на свержение существующего государственного строя. Практически сразу после поражения на Сицилии в Афинах была учреждена экстраординарная коллегия, состоявшая из десяти пробулов – специальных должностных лиц. Этот орган стал инструментом ограничения демократии. В компетенцию пробулов входило предварительное рассмотрение всех вопросов перед их представлением в Совет пятисот и народное собрание.

В 411 г. до н. э. при содействии пробулов и при ведущей роли антидемократических гетерий в Афинах произошел государственный переворот: демократия была ликвидирована, к власти пришел олигархический совет, состоявший из 400 человек (так называемый Совет четырехсот). Беднейшие слои населения полиса были лишены гражданских прав; статус граждан и, соответственно, право участвовать в народном собрании сохранили лишь богатые афиняне (всего 5000 человек). Но даже и эту «сокращенную» экклесию олигархи не спешили собирать, предпочитая решать все дела в узком кругу. Совет четырехсот направил посольство в Спарту. Стремясь к скорейшему заключению мира, он изъявлял готовность пойти на весьма серьезные уступки.

Однако олигархический режим оказался крайне непопулярным. Афинский флот, находившийся на момент переворота на военной базе на острове Самос, решительно отказался подчиняться новой власти. Моряки, традиционно настроенные демократически, сместили стратегов, признавших Совет четырехсот, избрали на их место командующих из своей среды, и флот фактически конституировался как своего рода «полис на кораблях» (ведь в понимании древних греков полис – это «не стены, а люди»). В самих Афинах олигархи тоже очень скоро утратили поддержку гражданского коллектива. Олигархический режим просуществовал лишь несколько месяцев, и в 410 г. до н. э. демократия была восстановлена в полном объеме.

Улучшилось и военное положение Афин. Бежавший из Спарты Алкивиад прибыл на Самос, был избран военными моряками стратегом и фактически возглавил военно-морские силы. Благодаря его полководческому таланту, афинянам удалось одержать ряд блестящих побед над спартанским флотом (в районе черноморских проливов, у побережий Ионии и Фракии). Многие полисы, вышедшие из Афинской архе, были вновь возвращены под власть Афин. Правда, взыскивать с них форос в изменившихся условиях было уже невозможно. В поисках новых источников дохода Алкивиад, восстановив афинский контроль над черноморскими проливами, учредил там таможню, которая взимала пошлину со всех торговых судов, проходивших через Босфор и Дарданеллы. Кроме того, он установил дружественные отношения с персидскими сатрапами Тиссаферном и Фарнабазом, которые управляли областями на западе Малой Азии, и стал получать от них финансовую помощь.

В 407 г. до н. э. Алкивиад во главе победоносного флота триумфально возвратился в Афины. Ему были торжественно прощены все его былые прегрешения, и афиняне, вопреки своим обычаям, назначили его автократором – единоличным командующим всеми вооруженными силами. Теперь он получил право сам выбирать себе помощников. Алкивиад находился на вершине славы. Однако его торжество оказалось недолгим. Уже в следующем году, когда афинский флот потерпел незначительное поражение, причем даже не по вине Алкивиада, недавнего кумира демоса вновь ждала отставка. Опальный стратег удалился в свои родовые владения на полуострове Херсонес Фракийский.

Последний период Пелопоннесской войны осложняется радикализацией афинского демоса. Вновь появляются охлократические тенденции в управлении государством. Ободренные одержанными победами демагоги призывали к войне «до победного конца». Отвергая любые мирные предложения Спарты, они толкали полис к принятию невзвешенных, порой авантюрных решений. Яркое свидетельство того – события после битвы при Аргинусских островах (406 г. до н. э.). Это морское сражение завершилось победой Афин, последней в Пелопоннесской войне.

Но выигравшие битву афинские стратеги, возвратившись на родину, были преданы суду и по его приговору казнены за то, что они из-за начавшейся бури не сумели подобрать и предать погребению тела погибших, что являлось, по мнению судей, религиозным преступлением (по представлениям греков, души непогребенных бродят по свету и мучат живущих).

Таким образом, афиняне оставили собственные вооруженные силы без командиров. Этим не преминули воспользоваться их враги. Персидский царевич Кир Младший, назначенный в это время наместником всей Малой Азии, отказал Афинам в финансовой помощи и стал активно поддерживать спартанцев. В Спарте пост наварха занимал выдающийся полководец Лисандр. Именно он стал главным героем последнего периода Пелопоннесской войны. В 405 г. до н. э. афинский флот был застигнут Лисандром врасплох у реки Эгоспотамы (регион черноморских проливов) и наголову разгромлен. Это сокрушительное поражение афинян предрешило исход многолетней войны. Спарта, осадив Афины как с суши, так и с моря, полностью перекрыла подвоз продовольствия в город. После нескольких месяцев осады афиняне, изнуренные голодом, в 404 г. до н. э. были вынуждены капитулировать.

Условия мира, продиктованного спартанцами, оказались для Афин весьма тяжелыми. Афинский морской союз распускался. Остатки афинского флота подлежали уничтожению. Наиболее важные оборонительные укрепления, в частности Длинные стены, должны были быть срыты. Афины обязывались признавать гегемонию Спарты в греческом мире. Город, который еще недавно блистал как «школа Эллады», крупнейший политический и культурный центр, столица обширной симмахии, превратился в рядовой греческий полис.

Анализируя главные причины поражения Афин в Пелопоннесской войне, следует в первую очередь назвать внутреннюю непрочность созданного ими объединения полисов – Афинской архе. Постоянная эксплуатация афинянами своих союзников порождала в их среде сепаратистские устремления, которые открыто проявились при первых же признаках ослабления Афин. Пелопоннесский союз, построенный на добровольных началах, оказался значительно прочнее. Далее, афинский демос, вдохновленный большими успехами, достигнутыми в предвоенный период, явно переоценил свои силы. В ходе войны Афины совершили ряд серьезных стратегических и тактических ошибок, зачастую проявляя излишнюю нервозность и даже допуская авантюризм. Немалую роль в победе Спарты сыграла и финансовая помощь, оказанная ей Персией.

Однако фактически в Пелопоннесской войне не было победителя: от нее пострадала вся Эллада. Длительный вооруженный конфликт положил начало нарастанию кризисных явлений в греческом мире. Не было региона, экономику которого не разрушили бы постоянные военные кампании, сопровождавшиеся гибелью людей, разорением сельскохозяйственных угодий, разрывом торговых связей, бессмысленной тратой колоссальных денежных средств. Война оказала отрицательное воздействие на внутриполитическую ситуацию в полисах: участились гражданские выступления и государственные перевороты. Тенденцией внешнеполитического развития стала нараставшая раздробленность, что мешало объединить силы даже перед лицом серьезной угрозы. Таким образом, «золотой век» классического греческого полиса, век процветания Эллады остался позади.

«ТРИДЦАТЬ ТИРАНОВ»

Вскоре после заключения мира со Спартой, в том же 404 г. до н. э., в Афины прибыл спартанский наварх Лисандр. Он обвинил афинян в том, что условия мирного договора выполняются недостаточно быстро, и потребовал ликвидации демократии в полисе. Народное собрание вынуждено было подчиниться; афинская демократия во второй раз временно прекратила существование. Власть была передана коллегии из тридцати олигархов, ярых приверженцев Спарты, во главе с Критием – умным, жестоким и циничным политиком, убежденным противником народовластия. Режим «тридцати тиранов», как афиняне прозвали своих новых правителей, опирался на размещенный в Афинах спартанский гарнизон и поддерживался антидемократическими гетериями.

Новое правительство Афин сосредоточило в своих руках всю полноту власти и приступило к проведению проспартанской политики. Число граждан было сокращено до 3000 человек, а остальные афиняне были разоружены и впоследствии высланы в сельскую местность. Демократические институты не функционировали. «Тридцать тиранов» установили в Афинах террор. Приверженцы демократии частью были казнены, частью бежали. Всех неугодных олигархам лиц, да и просто невинных людей из числа состоятельных горожан, убивали без суда и следствия в надежде попользоваться их богатством. Всего жертвами режима «тридцати тиранов» стало более 1500 человек, как граждан, так и метеков. По инициативе Крития были подосланы убийцы к Алкивиаду, жившему в то время в персидских владениях, – жизнь этой яркой и неоднозначной личности оборвалась.

Подобный разгул беззакония не мог, конечно, продолжаться долго. В 403 г. до н. э. бежавшие из Афин сторонники демократии, объединившись под командованием активного участника Пелопоннесской войны Фрасибула, вторглись в Аттику и нанесли войску олигархов ряд поражений. Критий погиб в одной из битв, правительство было свергнуто, и Фрасибул торжественно вступил в город. Спартанскому гарнизону пришлось оставить Афины. Во избежание продолжения гражданских смут был принят закон о всеобщей амнистии, не распространявшейся только на «тридцать тиранов». Таким образом, и вторая попытка установления власти олигархии оказалась безуспешной; афинская демократия была восстановлена.

Историография

Изучая историю Пелопоннесской войны, ученые особенно часто пытались понять предпосылки этого военного конфликта. Была ли война неизбежна или же ее можно было предотвратить путем взаимных уступок? Какая из сторон должна в наибольшей степени считаться виновником кровопролитного столкновения? Этим темам посвящены, в частности, работы Дж. де Сент-Круа (G. de Ste Croix), Э. Бадиана (E. Badian), В. М. Строгецкого. Одни исследователи придерживаются традиционной, восходящей еще к Фукидиду точки зрения, согласно которой войну инициировала Спарта, недовольная усилением Афин. Другие считают, что, напротив, афинский экспансионизм, нежелание афинян и лично Перикла идти на какие-либо уступки привели к тому, что война оказалась неизбежной. Самым фундаментальным является исследование о Пелопоннесской войне Д. Кэгена (D. Kagan), в котором детально проанализированы все сколько-нибудь важные военные кампании 431– 404 гг. до н. э.

Литература по теме

КорзунМ. С. Социально-политическая борьба в Афинах в 444—425 гг. до н. э.

Минск, 1975. ПанченкоД. В. Платон и Атлантида. Л., 1990.

Соболевский С. И. Аристофан и его время. М., 1957.

Строгецкий В. М. Полис и империя в классической Греции. Нижний Новгород, 1991.

Суриков И. Е. Эволюция религиозного сознания афинян во второй половине V в. до н.э. М., 2002.

Фролов Э. Д. Социально-политическая борьба в Афинах в конце V в. до н. э. Л., 1964.

BadianE. From Plataea to Potidaea. Baltimore, 1993.

Bleckmann B. Athens Weg in die Niederlage. Leipzig, 1998.

Kagan D. The Archidamian War. Ithaca, 1974.

Kagan D. The Fall of the Athenian Empire. Ithaca, 1987.

Kagan D. The Outbreak of the Peloponnesian War. Ithaca, 1981.

Kagan D. The Peace of Nicias and the Sicilian Expedition. Ithaca, 1981.

Levy E. Athenes devant la defait de 404. P., 1976.

Ste Croix G. de. The Origins of the Peloponnesian War. Ithaca, 1972.

ГЛАВА 16 Культура Греции классической эпохи

ДУХОВНЫЙ МИР ДРЕВНИХ ГРЕКОВ

В классическую эпоху греческая культура достигает своего наивысшего расцвета. Это было непосредственно связано с окончательным оформлением классического полиса. Центральной фигурой античной цивилизации стал новый культурно-исторический тип человека – полноправный и свободный гражданин полиса, носитель новой системы ценностей. Именно античный человек создал уникальную культуру, ставшую основой современной мировой культуры. Он создал величайшие образцы художественной и духовной культуры, отражавшей его богатый внутренний мир.

Культура эпохи классики стала итогом интеллектуального развития общества периода архаики. Была разрушена сковывавшая человека традиция, благодаря чему высвободилась огромная творческая энергия, которую античный человек блестяще реализовал в создании памятников культуры, имеющих мировое значение. Эта культура отражала, как отметил Г. Гегель, ту «временную гармонию человека с природой и его политическим миром», которой он достиг в V в. до н. э. в рамках античной цивилизации. Наиболее точным выражением этой гармонии стали произведения искусства эпохи высокой классики, отличавшиеся красотой формы и ясностью содержания. В художественной и духовной культуре классической эпохи была найдена и выражена идеальная мера гармонии, ритма, эстетических и этических оценок.

Те духовные ценности, которые сложились в архаическую эпоху, привели к утверждению высокой гражданственности, основанной на гуманистических началах. В центре античной гуманистической системы ценностей стоит не бог или царь, а рядовой гражданин, у которого духовное превалирует над материальным. Центральным элементом этой системы ценностей было понятие счастья. Геродот рассказал нам о диалоге между Солоном и царем Крёзом. На свой вопрос: «Кто самый счастливый человек на свете?» утопавший в богатстве царь надеялся услышать собственное имя. Но Солон назвал самым счастливым человеком на свете рядового гражданина Телла и перечислил те простые общечеловеческие ценности, которые для обычного человека оказались дороже царских сокровищ. Телл был счастлив потому, что был свободен, зажиточен, имел славную семью, прекрасных сыновей, дожил до того времени, когда смог увидеть внуков, и погиб со славой, защищая родной полис. Фразой «Счастлив не тот, кто богат, а тот, кто жизнь закончил благополучно» Солон подчеркнул принципиальное отличие античной, гуманистической системы ценностей от древневосточной, «варварской».

Смыслом жизни и высшей добродетелью объявляется любовь к доброй славе. Она воспринимается как высшая награда за безупречное и жертвенное служение гражданскому коллективу, за совершенный ради родного полиса подвиг. Обретенная слава определяла место героя среди сограждан, создавала атмосферу почета, уважения и любви, которую не способны дать никакие материальные блага. Только слава делала имя человека бессмертным, что порождало уникальную атмосферу оптимистического мироощущения греков, запечатленную в памятниках искусства.

Важно отметить, что в классическую эпоху в Греции были созданы условия, когда разрыв между идеальным в системе ценностей и реальным в жизни общества практически исчез. В этой духовной атмосфере памятники культуры обретали эстетически совершенную и законченную форму, становились классическими образцами. Наиболее полно и последовательно эта тенденция была выражена в афинских памятниках художественной культуры, когда во времена правления Перикла Афины превратились в культурный центр Эллады. Как передает Фукидид, Перикл высоко оценивал культурное лидерство Афин: «Мы развиваем нашу склонность к прекрасному без расточительности и предаемся наукам не в ущерб силе духа. Богатство мы ценим лишь потому, что употребляем его с пользой, а не ради пустой похвальбы». На Афины равнялись все полисы Древней Греции.

ПАНАФИНЕЙСКИЕ ПРАЗДНЕСТВА

Духовная жизнь афинского общества была неразрывно связана с поклонением покровительнице полиса – богине Афине Палладе. В посвященном ей празднике Панафинеи (т. е. Всеафинские празднества) принимало участие все население полиса. Здесь наиболее полно проявился общеполисный коллективизм в религиозной сфере. Учрежденные, согласно легенде, Тесеем, ставшие традиционными при Писистрате, набольшей пышности празднества в честь Афины достигли в V в. до н. э.

Праздник Великие Панафинеи проводился раз в четыре года в середине лета (Малые Панафинеи проводились ежегодно.). Начиналось празднество с ночного факельного шествия и музыкальных представлений с танцами. На следующий день совершалось торжественное шествие афинян с Агоры на Акрополь. Во главе процессии шли самые заслуженные и авторитетные граждане полиса. Участники шествия несли новые роскошные одежды для статуи Афины в храме Эрехтейон (их несколько месяцев ткали самые благонравные афинские девушки), вели жертвенных быков для заклания. По завершении религиозной церемонии начинались конные состязания. Со временем стали проводить также Панафинейские игры. Вначале это были только состязания атлетов. При Перикле праздник украсили поэтическими и музыкальными состязаниями, для которых построили специальное театральное сооружение – Оде он. Победитель состязаний на Панафинейских играх получал расписную амфору, наполненную оливковым маслом. О популярности этих состязаний свидетельствуют многочисленные находки панафинейских амфор. Особенно много этих призов найдено в Великой Греции, где в некрополях среди самых ценных вещей были и вазы – призы, завоеванные гражданином в состязаниях в честь Афины.

Девушки и старейшины. Рельеф с фриза Парфенона (V в. до н. э.)

ВЕЛИКИЕ ДИОНИСИИ. РОЖДЕНИЕ ТЕАТРА

К концу архаической эпохи широкое распространение получил культ Диониса – бога виноградарства и виноделия. Празднества в его честь, продолжавшиеся с осени до весны, приобрели в Афинах огромную популярность. Участники празднеств, одетые в козлиные шкуры, изображали сатиров, спутников Диониса. Они разыгрывали сцены из мифов о веселом боге и распевали дифирамбы – прославлявшие его песни. Из этих песен и родилась в VI в. до н. э. трагедия (букв. – козлиная песнь). Театр стал одним из центральных элементов жизни демократических Афин. Древнегреческий театр наиболее полно и ярко воплотил в себе основные черты античной культуры – приоритет звучащего слова и агональный характер полисной жизни.

Окончательный ритуал проведения празднеств в честь Диониса установился около 500 г. до н.э. Три из посвященных этому богу праздников включали театральные представления: Великие (или Городские) Дионисии, на которых каждый из трех приглашенных драматургов представлял три трагедии и Сатарову драму (тетралогию), а с 486 г. до н. э. добавили и комедию, Ленеи, где исполнялись комедии, и Малые Дионисии, на которых повторялись уже сыгранные трагедии.

Сатир и менада. Рисунок на вазе

Набольшей пышностью отличались Великие Дионисии, на которые съезжались многочисленные делегации из союзных Афинам полисов. Они справлялись в конце марта – начале апреля. За несколько дней до праздника совершалась церемония перенесения статуи Диониса из храма в Элевтерах в Афины, где ее помещали в древнем святилище возле театра. Руководил праздником архонт-эпоним. Великие Дионисии начинались с пышной процессии, которую возглавляли жрецы и должностные лица полиса. Многочисленные участники шествия несли на плечах кожаные мехи с вином, ритуальные хлебы, корзины с фруктами и цветами и фаллические символы бога; эфебы вели жертвенных быков (их могла быть не одна сотня). Воздав почести олимпийским богам у их алтарей, у алтаря Диониса проводили заклание жертвенных животных. После совершения священной трапезы ее участники веселой толпой под звуки флейт и тимпанов[20] бродили по улицам города, распевая песни. В следующие два дня состязались хоры мальчиков и молодых мужчин, исполнявших дифирамбы в честь Диониса. Победители получали треножник, который выставлялся затем на одной из улиц Афин и в храме Диониса.

Эпидавр. Античный театр вв. до н. э.). Фотография

После этого начинались театральные представления, которые проходили в расположенном на южном склоне Акрополя театре Диониса, вмещавшем до 17 тысяч зрителей. Зрительские места располагались на полукруглых ступенях, устроенных на склонах холма. У их подножия располагалась орхестра – площадка, где выступали актеры и хор. Позади орхестры находилась – скена – палатка, где переодевались актеры.

Позднее стали возводить специальное сооружение, на котором размещали декорации. Входной билет стоил 2 обола, а бедным гражданам выплачивали для приобретения  билетов так называемые театральные деньги. В первом ряду стояли 76 мраморных кресел для жрецов, высших магистратов и заслуженных граждан. Театральное представление строилось на принципе агона – состязательности. Обычно в соревновании участвовали три драматурга, актеры, а так же хореги, которые руководили представлением и на свои деньги осуществляли постановку спектаклей, порой весьма дорогостоящих.

Входной билет в театр. Рисунок

Состязание трагиков начиналось с установки в театре статуи Диониса и совершения церемоний жертвоприношения и очищения. А затем переходили к общеполисным мероприятиям. На орхестру выносили форос, выводили детей граждан, погибших при защите Афин, и провозглашали, что полис будет содержать этих сирот. Дети, достигшие совершеннолетия, выстраивались перед зрителями в полном вооружении гоплита, полученном от государства. Затем по жребию выбирали десять судей, определяли победителя в каждом виле состязаний и увенчивали его венком. Таким образом, Великие Дионисии были праздником для всех жителей полиса. Включавший и религиозные церемонии, и театральные представления, и церемонии гражданского характера, этот праздник занимал одно из важных мест в социально-политической и культурной жизни Афин.

Скена с алтарем и орхестра. Реконструкция

ДРЕВНЕГРЕЧЕСКАЯ ДРАМАТУРГИЯ

Расцвет древнегреческого театра связан с созданием важнейшего драматического жанра – трагедии. Сюжеты трагедии основывались, как правило, на мифах. В них рассказывалось о борьбе героической личности с темными силами зла за торжество добра и справедливости. Эта борьба часто заканчивается гибелью героя, но зритель в ходе представления, следя за полными трагизма событиями, переживает катарсис – глубокое эмоциональное очищение, которое возвышает человеческую душу, освобождая ее от всего мелочного, ничтожного и случайного. Греческая трагедия утверждает веру человека в свои силы, величие человеческого духа. Именно в трагедии с наибольшей силой и полнотой были выражены две основные темы древнегреческой культуры: тема трагичности бытия и тема героического противостояния человека враждебным силам мирового хаоса.

Юноша Варвар Женщина

Маски трагедии

Считается, что первым афинским драматургом был Феспид, который включил в трагедию, где поначалу действовал только хор, актера. Дальнейшее развитие трагедии связано с именами Эсхила, Софокла и Еврипида.

Эсхил (ок. 525—456 до н. э.) вводит в действие второго актера, благодаря чему усиливается драматизм трагедии, а ее действие становится более динамичным. Прозванный «отцом трагедии», Эсхил написал около 90 пьес, из которых в полном виде до нас дошло лишь семь. Он 13 раз одерживал победы в состязаниях авторов пьес.

Драматург жил и творил в эпоху тяжелых, но победоносных войн с персидской державой и сам в составе афинского войска участвовал в крупнейших сражениях. Отражением этой героической эпохи стали его произведения. В трагедии «Персы», рассказывающей о разгроме греками персидского флота у острова Саламин, Эсхил прославляет победу Афин над вторгшимися врагами. Поражение царя Ксеркса, попытавшегося подчинить Элладу, является закономерной карой богов за попытку нарушить установленный ими порядок.

Главный мотив творчества Эсхила – прославление мужества, патриотизма и героического самопожертвования граждан Эллады. Наиболее ярко эта тема воплощена в «Прикованном Прометее». Титан Прометей бесстрашно вступил в борьбу с богами, ради счастья людей похитив огонь с небесного алтаря и передав его землянам. Прометей стал символом несгибаемого борца против тирании, воплощенной в образе Зевса, олицетворением разума, побеждающего власть тьмы и несущего человечеству прогресс. Воспевая свободную творческую личность, Эсхил прославлял гражданина афинского полиса. Мифологические образы, утверждающие веру в справедливость божественного порядка, Эсхил переосмысливает и наполняет гражданским звучанием.

В трилогии «Орестея» («Агамемнон», «Хоэфоры», «Евмениды») повествуется о событиях микенского времени. На примере судьбы царского рода Атридов Эсхил показывает, что каждое преступление неминуемо влечет за собой возмездие и порой расплачиваться приходится потомкам. Мифологический сюжет воспроизводил острую борьбу идей, знакомую зрителям. Прославление ареопага, носителя аристократических традиций, указывало на неприятие драматургом радикальных демократических преобразований, которые происходили в это время в афинском полисе.

Софокл

Новый шаг в развитии греческого театра связан с творчеством Софокла (ок. 496—406 до н. э.). Введя в пьесу третьего актера, он усложнил фабулу трагедии, усилил драматическое напряжение действия, что помогло лучше раскрыть внутренний мир героя. Все произведения великого драматурга (а из 123 произведений до нас дошло только семь) пронизаны сознанием величия и силы человеческого духа. В своих знаменитых трагедиях «Царь Эдип», «Антигона» и «Электра» Софокл разрабатывает тему судьбы, которая неотвратимо управляет жизнью человека. Но герои его трагедий не были безвольной игрушкой в руках богов. Они наделены волей и осознают свою ответственность за совершаемые поступки. Софокл стремился показать людей такими «какими они должны быть»: высоконравственными, достойно переносящими невзгоды, осознающими свое место в обществе и свой долг перед ним и перед самим собой. В творчестве драматурга нашли отражение духовная атмосфера и художественные идеалы, царившие в Афинах эпохи расцвета демократии. Идеи гуманизма находили горячий отклик у сограждан, которые в состязаниях 24 раза присуждали победу Софоклу.

Еврипид

Третьим великим драматургом Греции эпохи классики был Еврипид (ок. 480—406 до н. э.), которого Аристотель назвал «наиболее трагичным поэтом». Современники сдержанно относились к его творчеству: победу в состязаниях ему присудили только пять раз, причем в последний раз – посмертно. Из 92 драматических произведений Еврипида до нас дошло 17 трагедий и одна сатирова драма. Во многом это было связано с тем, что он писал в эпоху кризиса полисной идеологии. В своих произведениях греческий драматург чутко откликался на новые веяния, на поиск новых духовных ценностей и первоначально не был понят современниками. Творчеству Еврипида чужды идеальные образы. Он изображал людей такими, «какими они были на самом деле», с их страстями, страданиями, радостями и печалями. Его герои предстают реальными людьми, переживающими глубокие человеческие драмы.

В трактовке Еврипида судьба людей определяется не божественной волей, а чувственными порывами и борьбой страстей человека. В своей самой прославленной трагедии «Медея» драматург мастерски показал душевные муки покинутой мужем женщины. В любящей матери и жене, оскорбленной в своих чувствах, вспыхивает безумная жажда мести. И она убивает не только возлюбленную своего бывшего мужа Ясона и ее отца, но и своих детей. Судьбы героев трагедий Еврипида («Электра», «Гекуба», «Ипполит», «Орест», «Ифигения в Авлиде» и др.) заставляли зрителей размышлять над своим отношением к жизни и людям. Творчество Еврипида оказало влияние на развитие мировой драматургии.

Огромной популярностью в Греции пользовалась комедия (букв. – песнь во время шэмоса), которая зародилась из шуточных и порой фривольных песен, исполнявшихся поселянами во время комоса (т. е. шествия) на Сельских Дионисиях. В Афинах с ее свободой высказывания мнений комедия становится политическим жанром. Богатейший материал для сюжетов давала сама жизнь с ее открытой политической и идейной борьбой. Расцвет аттической комедии связан с творчеством Аристофана (ок. 445 – ок. 385 до н. э.). Им было написано не менее 40 комедий, но до нас дошло только 11 пьес.

В произведениях Аристофана нашли отражение все острые проблемы того времени. Но это было время долгой Пелопоннесской войны, и главной для драматурга стала тема мира. В комедии «Ахарняне» измученный тяготами войны афинский земледелец Дикеополь (т. е. Справедливый гражданин) заключает для себя мир, после чего предается радостной и спокойной жизни, в то время как на хвастливого воина Ламаха обрушиваются одни невзгоды. В пьесе «Мир» осмеяна военная партия, от политики которой страдают рядовые граждане. Герой комедии Тригей (т. е. Виноградарь) верхом на огромном навозном жуке отправляется на Олимп и освобождает из заточения богиню мира, которая приносит в Афины мирную жизнь. Жители бурно радуются наступившему счастью, лишь наживавшиеся на войне оружейники впадают в уныние. Необычно освещена тема мира в «Лисистрате» – против войны протестуют афинские женщины, требующие от мужей прекращения военных действий и возвращения домой.

Объектом сатиры комедиографа были и софисты (к ним Аристофан причислял и Сократа), которые пытались утвердить новые принципы воспитания («Облака»), и демагоги, вовлекающие афинян в рискованные авантюры («Птицы»), и сочинители трагедий (в «Лягушках» интригуют друг против друга Эсхил и Еврипид), и присущая афинянам мания сутяжничества («Осы»). Не было такой стороны жизни афинского общества, такой актуальной проблемы, на которую не откликнулся бы своей смелой сатирой Аристофан. Одна из вершин мировой драматургии, его комедии стали образцом для подражания в последующие эпохи.

Театр в Афинах был важнейшим институтом полисной жизни. Через художественный образ и эмоционально-чувственное восприятие он активно утверждал античные гуманистические ценности и демократический образ мышления, помогал зрителям сознательно определять отношение к важнейшим вопросам бытия.

Источники

По истории греческого театра и Великих Дионисий сохранились многочисленные источники, которые позволяют восстановить многие реалии и всесторонне рассмотреть феномен древнегреческого театра. Помимо пьес, которые дошли до нас как целиком, так и в многочисленных отрывках, важную роль играют эпиграфические источники – надписи. Важнейшими из них являются «Паросский мрамор», содержащий сведения о зарождении театральных представлений в Афинах, и «Фасты» – список победителей на празднествах в честь Дионисия.

В речах ораторов Демосфена, Эсхина, Исократа, Лисия, где отразились многие аспекты бурной социально-политической жизни полиса, также есть сведения о празднествах и театральных представлениях. Обширные сведения о драматургах и роли театра в жизни афинян содержат «Описание Эллады» Павсания с его экскурсами в прошлое, а также сочинения Афинея и Диогена Лаэртского. О театре как духовном феномене написано в трактатах Платона и Аристотеля. Ряд интересных сведений приводится в «Сравнительных жизнеописаниях» Плутарха.

ОРАТОРСКОЕ ИСКУССТВО

Свои способности и гражданскую позицию эллины демонстрировали прежде всего в общественной жизни. Одним из ярких проявлений культуры античной Греции было ораторское искусство. Его взлет связан с условиями жизни в полисе, когда любая информация передавалась изустно. Необходимость отстаивать свои взгляды и убеждать сограждан в своей правоте в дебатах в народном собрании, суде присяжных и т. п. необычайно возвысила искусство владения звучащим словом.

Анализируя искусство красноречия, Аристотель разделил все речи на три вида: совещательные, или политические, судебные (обвинительные и защитительные) и эпидейктические, или торжественные. Цель речей совещательных – склонять или отклонять, судебных – обвинять или оправдывать, эпидейктических – хвалить или порицать.

Огромная роль звучащего слова в жизни древних греков вызвала потребность в риторах – учителях красноречия. Так появляется риторика – ораторское искусство, а овладение риторикой становится высшей ступенью античного образования.

Известным философом и учителем красноречия был Горгий (ок. 480 – ок. 380 до н. э.) из сицилийского города Леонтина. Когда он в 427 г. до н. э. прибыл в Афины, то был с восторгом принят как оратор и учитель риторики. Горгий выступал перед афинянами с защитительными речами на мифологические сюжеты. До нас дошли две из них: «Похвала Елене» и «Оправдание Паламеда», в которых Горгий убедительно, с блестящей аргументацией доказал невиновность мифологических персонажей. Среди речей Горгия немало и образцов торжественного красноречия. Например, в «Надгробном слове» оратор высокопарным слогом прославляет греков, павших при защите отечества.

Для повышения психологического воздействия на слушателей Горгий первым использовал в ораторской речи поэтические приемы: антитезу, метафоры и сравнения, ритмическое членение речи и даже рифмованные концовки (они получили название горгиевых фигур). Горгий учил не только оформлению материала, но и принципам его подачи: «Серьезные доводы противника опровергай шуткой, шутки – серьезностью». Свою теорию ораторского искусства ритор, имевший много учеников и последователей, изложил в специальных сочинениях. Он оказал огромное влияние на ораторов Лисия и Исократа, на историка Фукидида. Философ Платон в диалоге «Горгий» подробно разбирает мастерство знаменитого оратора.

Самым распространенным ораторским жанром в античной Греции были судебные речи. В жизни эллинов, и особенно афинян, славившихся своим сутяжничеством, суд занимал очень большое место. Чтобы решать дела в суде, гражданину надо было не только знать законы, но и уметь привлечь симпатии присяжных заседателей на свою сторону. Знаток риторики Дионисий Галикарнасский поучал: «Когда судьи и обвинители – одни и те же лица, необходимо проливать обильные слезы и произносить тысячи жалоб, чтобы быть с благожелательностью выслушанным». Произнести убедительную и яркую речь было по силам не каждому. Эти обстоятельства привели к появлению логографов – опытных сочинителей речей для тяжущихся сторон. Бывали случаи, когда один и тот же логограф составлял речи и для истца, и для ответчика.

Прославленный логограф и мастер судебного красноречия Лисий (ок. 435—380 до н. э.) происходил из семьи метека. Риторское образование он получил в южноиталийском городе Фурии у известных софистов. Вернувшись в Афины на правах метека, он целиком посвятил себя деятельности логографа и написал более 230 речей (из них сохранилось целиком и в отрывках около 30). Для ораторского стиля Лисия характерна убедительность в представлении обстоятельств дела. Он излагает события просто, лаконично и выразительно. Обрисовывая характер человека, Лисий наделяет его адекватным статусу языком. Пожалуй, наиболее полно его мастерство проявилось в речи «Против Эратосфена», где оратору удалось нарисовать яркую картину злодеяний афинских тиранов, которые, прикрываясь высокими фразами, потворствовали грабежам и убийствам. А в знаменитой речи Лисия в защиту инвалида с большим художественным мастерством был нарисован портрет престарелого афинского гражданина, получавшего пособие от государства по инвалидности. Своими речами Лисий заложил основы европейского судебного красноречия.

Исократ

Одним из знаменитых учеников Горгия был Исократ (436—338 до н. э.), ставший непревзойденным мастером торжественного красноречия. Из-за своей застенчивости и слабого голоса Исократ сначала был логографом, затем основал в Афинах риторскую школу, получившую известность по всей Греции. До нас дошла 21 его речь, наиболее известными из которых являются «Панегирик», «Филипп», «Панафинейская речь», а также похвальное слово кипрскому царю Эвагору. Исократ жил в эпоху кризиса полисного строя и в своих речах пытался сформулировать политическую программу спасения Эллады путем объединения всех греков для совместного похода против варваров. Он предлагал войны, охватившие Грецию, перенести в Азию, богатства Азии – в Европу, а союз греческих полисов – отдать под власть монарха богатого и сильного государства (наиболее подходящей фигурой для этой роли он считал Филиппа II, царя античной Македонии).

В школе Исократа были выработаны принципы построения речи оратора. Она должна включать введение, чтобы привлечь внимание слушателей, основную часть, содержащую убедительную и яркую систему доказательств, а также опровержение доводов противника и, наконец, заключение, где подводится итог всему сказанному. Стиль оратора характеризуют многочисленные речевые украшения. Выступления Исократа отличает ритмическое членение речи, плавность изложения, использование изысканных риторических приемов и т. п. Оратор стремился, чтобы прозаическая речь звучала так же изящно и гармонично, как и поэтическая. По признанию современников, его речи были ориентированы скорее на читателя, чем на слушателя. Риторическое искусство Исократа и его идеи единения греческого мира оказали огромное влияние на современников и получили дальнейшее развитие в эпоху эллинизма.

Величайшим оратором античности, мастером политического красноречия был Демосфен (ок. 384—322 до н. э.). Он родился в семье богатого афинского гражданина, но после смерти отца имуществом сироты обманом завладели опекуны. Обладавший слабым голосом и плохой дикцией юноша, казалось, не имел никаких шансов преуспеть в риторике. Но упорным трудом ему удалось преодолеть свои недостатки и стать блестящим оратором. Для современников и потомков Демосфен предстает патриотом Афин, идейным вождем в борьбе за сохранение Элладой своей независимости.

Большинство выступлений Демосфена (оратору приписывают 61 речь, 56 вступлений к речам и 6 писем) посвящено актуальным политическим вопросам, волновавшим афинских граждан. Поэтому, в отличие от текстов Исократа, рассчитанных на декламацию перед небольшой группой слушателей, страстные речи Демосфена были ориентированы на массовую аудиторию. Наиболее ярко политическая позиция оратора раскрывается в так называемых «Филиппиках» (восемь речей: три «Олинфских», три «Против Филиппа», «О мире», «О делах в Херсонесе»), объединенных единой темой борьбы против македонского царя Филиппа II. В них Демосфен призывал сограждан к созданию эллинской коалиции против македонской опасности.

В его речах нет обстоятельных длинных вступлений, оратор быстро переходит к главной теме. Чтобы привлечь аудиторию на свою сторону, Демосфен говорит короткими фразами, динамичными и напряженными, использует и высокий стиль, и разговорную речь. Оратор искусно вводит и воображаемые диалоги с противниками, и риторические вопросы, и антитезы, и метафоры, и «фигуры умолчания», предлагая слушателям самим делать выводы. Выдающийся мастер публичного красноречия классической эпохи, Демосфен стал образцом для многих выдающихся ораторов античности.

АРХИТЕКТУРА, СКУЛЬПТУРА И ЖИВОПИСЬ

Наиболее полно духовную атмосферу жизни классической Греции с ее гражданственностью и гармонией отразила архитектура. Политическое и социальное устройство греческого полиса классической эпохи потребовало адекватной организации центра всей жизни гражданской общины. Архитектор Гипподам из Милета (V в. до н. э.) предложил отказаться от хаотичной застройки городов и ввести их регулярную планировку. В ее основе лежала разбивка городской территории на прямоугольные кварталы пересекающимися под прямым углом улицами и выделение нескольких функциональных центров. В соответствии с теорией Гипподама был застроен Олинф, возрожден после персидского разрушения Милет и перестроен афинский порт Пирей.

Важнейшей частью полиса были священные участки, в центре которых воздвигались величественные храмы богам-покровителям. Наиболее значительными сооружениями, созданными в дорическом ордере, были храм Посейдона в Пестуме и храм Афины Афайи на острове Эгина. В святилище Зевса в Олимпии на священном участке (Альтис) находился ряд храмов, самый величественный из которых был посвящен громовержцу. Фронтон храма, построенного архитектором Либоном, был украшен скульптурной группой, изображавшей кентавромахию – битву кентавров с лапифами[21]. А внутри находилась знаменитая скульптура Зевса работы Фидия. Выполненная из дерева, инкрустированного золотом и слоновой костью, она была признана одним из семи чудес света.

План г. Милет: 1, 2 – рынки; – стадион; 4 – театр; 5 – храм Афины; 6 – храм Сераписа

Пестум. Храм Посейдона (V в. до н.э.). Фотография

Фидий. Зевс Олимпийский. Реконструкция

Лучшим архитектурным комплексом эпохи классики является афинский Акрополь – религиозный центр полиса, где находились городские святыни. Разрушенный во время нашествия Ксеркса в 480 г. до н. э. Акрополь по инициативе Перйкла стали отстраивать по единому плану. Работы велись под руководством великого Фидия. Задуманный как памятник победы греков над персидской державой, ансамбль Акрополя наиболее полно выразил величие и торжество греческой цивилизации и ее лидера – Афин. По выражению Плутарха, в Афинах «в это время создавались произведения, необычайные по своему величию и неподражаемые по простоте и изяществу».

Олимпия. Священный участок. Реконструкция

Прорицатель и прислужница. Скульптура с фронтона храма Зевса в Олимпии (V в. до н.э.)

Проход на Акрополь вел через Пропилеи – парадный вход, украшенный портиком дорического ордера. К Пропилеям с одной стороны примыкал изящный храм богини победы Ники, а с другой – Пинакотека (картинная галерея). Центром ансамбля был Парфенон, сооруженный Иктином и Калликратом из пентелийского мрамора. Храм, посвященный Афине Парфенос (т. е. Афине Деве), был окружен дорической колоннадой, но архитекторам удалось создать ощущение легкости и торжественности сооружения.

Аполлон. Фрагмент скульптуры с фронтона храма Зевса в Олимпии (V в. до н. э.)

Скульптурный декор работы Фидия прославлял богиню Афину и ее город. В храме стояла деревянная скульптура Афины, инкрустированная золотом и слоновой костью. Фронтоны храма были украшены скульптурами на темы двух мифов – о споре Афины и Посейдона за обладание Аттикой и о рождении Афины из головы Зевса. Рельефы на метопах (плитах фриза) изображали битвы греков с амазонками и кентаврами, что символизировало борьбу добра и прогресса со злом и отсталостью. Стены украшало скульптурное изображение величественного шествия на Великих Панафинеях. Фриз Парфенона считается вершиной греческого искусства эпохи высокой классики. Он поражает пластичностью и динамизмом изображения более чем 500 фигур, ни одна из которых не повторяется. Фидий также создал бронзовую скульптуру Афины Воительницы, которая была установлена на площади перед Парфеноном.

Пропилеи на афинском Акрополе  (V в. до н. э.).Фотография

Пропилеи на афинском Акрополе Фотография  


Афины. Парфенон (V в. до н. э.). Фотография

В ансамбль Акрополя входит и Эрехтейн – небольшой храм с асимметричной планировкой и тремя различными портиками, один из которых поддерживают кариатиды. Он был сооружен на том месте, где, по преданию, произошел спор между Афиной и Посейдоном, и посвящен Афине, Посейдону и легендарному царю Эрехтею. У стены храма росла священная олива, подаренная Афиной, а в скале было углубление, якобы оставленное трезубцем Посендона. Архитектурный ансамбл ь афинского Акрополя стал эталоном красоты и гармонии на века.

Выдающиеся скульпторы эпохи  классики своими произведениями прославляли идеальных граждан и величие эллинского мира. Они преодолели условность архаической скульптуры и создали образ человека гармоничного, физически совершенного, с богатым духовным миром. Кроме гениального Фидия, в Афинах в V в. до н.э. работал Мирон. Его самая известная статуя «Дискобол». Скульптор мастерски передал сложную динамику движения тела атлета в момент броска.


Интерьер Парфенона, Реконструкция


Афины. Эрехтейон (V в. до н.э.) Фотография

Скульптор Поликлёт из Аргоса не только изображал физически совершенные тела атлетов, но и вычислил идеальные пропорции мужского тела, ставшие каноном для греческих ваятелей. Всемирно известными стали его фигуры «Дорифор» (копьеносец) и «Диадумен» (атлет, надевающий повязку победителя). Греческие скульпторы V в. до н. э. ассоциировали расцвет полисной цивилизации с образами человека, полного гармоничного величия и ясного спокойствия.

Искусство Древней Греции IV в. до н. э., с одной стороны, отмечено рядом важных достижений (в частности, в зтот период был создан коринфский ордер), а с другой снижением пафоса героизма и гражданственности, обращением к индивидуальному миру человека, что было связано с общим кризисом полиса. В работах Скопаса нашли отражение сильные, страстные человеческие чувства, выплеснувшиеся в энергичном движении («Менада»).


Афины. Портик кариатид Эрехтейона Фотография


Афины. Храм Ники Аптерос (V в. до н.э.) Фотография

Тонкая передача внутреннего мира человека, красоты отдыхающего тела, характерна для творчества Праксителя («Отдыхающий сатир», «Гермес с младенцем Дионисом»). Он первым показал возвышенную красоту обнаженного женского тела: его «Афродита Книдская» уже в древности считалась «лучшим произведением из существуюицгх во Вселенной».

Стремленнем запечатлеть в скульптуре мимолетное движение («Апокспомен») отмечено творчество Лисиппа. Он был придворным скульптором Александра Македонского и создал ряд выразительных портретов великого полководца. Скульпторы IV в. до п. э., завершив развитие классического искусства, открыли дорогу искусству нового типа, неклассического.


Мирон. Дискобол (V в. до н. э.)


Поликлет. Дорифор (V в. до н. э.)


Скопас. Менада, или Вакханка (IV в. до н.э.)


Праксителъ. Афродита Книдская (IV в. до н.э.)


Пракситель. Гермес с младенцем Дионисом (IV в. до н. э.)


Лисипп. Отдыхающий Гермес (IV в. до н. э.)


Одним из известнейших художников V в. до н.э. был Полигнот, творчество которого связано с Афинами. Он создавал картины в технике энкаустики – работал жидкими восковыми красками. Используя лишь четыре краски, Полигнот первым из живописцев научился воссоздавать объем пространства и фигур, выразительность жестов. Его современник Аполлодор первым применил в живописи эффект светотени и попытался передать перспективу.

Хотя работы древнегреческих живописцев не сохранились, представление о достижениях художников дает вазопись, где в это время господствует краснофигурный стиль, который позволял достаточно реалистично передавать объем тел и создавать многофигурные композиции, в центре  которых стоял человек.


Краснофигурный стамнос  (V в. до н. э.)

ФИЛОСОФИЯ И ПРОЧИЕ НАУКИ

В классическую эпоху завершается развитие натурфилософии и начинается формирование на ее основе отдельных наук. Ионийская натурфилософия в этот период представлена трудами Анаксагора и Эмпедокла. Анаксагор (ок. 500—428 до н. э.) родился в знатной семье в городе Клазомены, в Малой Азии. Однако он пренебрег богатствами отца и всецело посвятил себя науке. Перебравшись в Афины, философ стал учителем и другом Перикла и благодаря своим научным изысканиям приобрел известность в греческом мире. Он считал, что в мире изначально существовало множество стихий-элементов – семян, которые непрерывно механически соединяются между собой. Из них и состоит Вселенная. Толчок к созданию и упорядочиванию Вселенной дало легчайшее и чистейшее вещество нус – ум. Развитие Вселенной Анаксагор рассматривал как механическое действие, которое может быть объяснено рационалъно, без идеи вмешательства богов. По его мнению, звезды – это далекие раскаленные массы, а Луна получает свой свет от Солнца, причем Луна подобна Земле и на ней есть жизнь. За свои взгляды философ был обвинен в безбожии и умер в изгнании. На его надгробии высекли надпись: «Здесь лежит великий Анаксагор, дух которого поднимался до высочайших истин».

Философ Эмпедокл из Агригента (ок. 490 – ок. 430 до н. э.) пытался воспроизвести историю возникновения и развития жизни. Он считал, что на Земле раньше всего появились растения, потом животные и наконец люди. Причем выживали лишь наиболее приспособленные к существующим условиям виды. Утверждая закономерность эволюционного развития всего живого, Эмпедокл в то же время признавал существование души как у растений, так и у животных и людей.

Распространение рационалистических взглядов на мир привело к формированию материалистической философии, высшим достижением которой стало учение, разработанное Левкиппом из Милета (500—440 до н. э.) и его учеником Демокритом из Абдер (р. ок. 470/460 до н. э.). В основе их материалистического учения лежит атомистическая теория, которая была предложена Левкиппом и развита Демокритом в трактате «Великий диакосмос». По мнению этих философов, весь природный мир и даже боги (их существование Демокрит не отрицал) и душа состоят из мельчайших частиц – атомов (букв. – неделимых), которые находятся в непрерывном движении. Вне атомов и пустоты между ними во Вселенной ничего нет. Во время движения атомы сталкиваются и образуют различные сочетания, которые дают великое множество существующих в природе вещей. Вселенная, в которой постоянно одни миры возникают, а другие гибнут, вечна и бесконечна. В природе нет ничего случайного, все явления происходят закономерно и имеют причинную обусловленность.

Демокрит

Демокрит разрабатывал и теорию познания. Первичные, «темные» знания человек получает через ощущения. Но чтобы составить правильные представления о мире, необходимо первичные ощущения анализировать с помощью разума. Только на этой основе можно получить истинное знание. Таким образом, Демокрит предвосхитил многие положения современной материалистической философии: неразрывность материи и движения, вечность и бесконечность мира, атомистическое строение материи.

Своеобразной реакцией на натурфилософские теории стало софистическое направление в философской мысли, возникшее в Греции в V в. до н. э. Софисты были странствующими учителями философии и красноречия. Они выступали с речами на общественных празднествах и торжественных церемониях и за деньги учили риторскому искусству, столь необходимому для общественной деятельности гражданина. Софисты сыграли важную роль в развитии научных знаний: они первыми сделали объектом философских исследований человека (ранее философов занимала исключительно природа). Прежде всего их интересовала природа человеческого знания. Что такое знание? Как оно возникает? Что является критерием объективности истины? Овладев искусством достижения победы в спорах об истине, софисты первыми применили теоретические знания в практической жизни греческого полиса, поскольку в народном собрании или суде гражданин должен был уметь обосновать свою позицию и опровергнуть доводы противника, показав их слабость и ложность.

Расцвет древнегреческой софистики связан с учениями Протагора и Горгия. Протагор из Абдер (ок. 480—410 до н. э.) учил, что главное в познании – это ощущение. У каждого человека ощущения индивидуальны, следовательно, субъективны. Каждый человек судит о вещах в меру своего разума и что считает правильным, то и является для него истиной. Тезис Протагора «Человек есть мера всех вещей» отрицал существование общеобязательных истин, что неизбежно вело к противопоставлению индивидуального мнения ценностям гражданской общины, а человека – коллективу.

Софисты учили умению доказать какую-либо мысль и тут же ее опровергнуть, вне зависимости от истинности содержания. Зачастую ученик должен был составить две речи: сначала восславить знаменитого человека, а затем развенчать его как отрицательную личность. За умение одновременно говорить и «за» и «против» софистов считали болтунами, а их искусство красноречия воспринималось гражданами как средство обмана народа и подрыв полисных демократических ценностей. Но выработанные софистами риторские приемы оказали большое влияние на творчество Фукидида, Еврипида, Платона и Аристотеля.

Сократ

К софистам примыкал и Сократ (ок. 470—399 до н. э.). Сын афинского гражданина, он как добропорядочный член полиса участвовал в сражениях, защищая Афины, заседал в народном собрании и исполнял магистратуры. Сократ получил разностороннее образование и выработал свою философскую систему. Утверждая, что истина рождается только в споре, он создал свой, так называемый сократический, метод спора. С помощью наводящих вопросов философ добивался от противника сначала признания ошибочности своей позиции, а затем признания правильности утверждений противной стороны. Такие диалоги способствовали поиску истинного знания и самопознанию участников спора. Фраза «Познай самого себя» стала лозунгом сократовской философии и теории познания.

Сократ разработал стройную этическую концепцию. Признавая знание высшей добродетелью, он считал, что добродетельный образ жизни позволяет человеческой личности наиболее полно реализоваться, и это следует признать высшим благом, дарующим человеку счастье. Ведь правильное знание ведет к правильным поступкам. По утверждению Сократа, все люди без исключения хотят хорошего. Но из-за несходства в уровне своих знаний они различаются по способности осуществить свою цель. В беседах со своими сторонниками и друзьями, преимущественно из аристократических кругов, Сократ критически оценивал способность человека без профессиональной подготовки управлять государством. . .. Афинский суд обвинил Сократа в безбожии, подрыве устоев демократии и растлении юношества. Философа приговорили к смерти, и он вынужден был выпить яд. Одним из самых известных учеников Сократа был Платон. Выходец из старинного аристократического рода Кодридов, он получил разностороннее образование. Около 387 г. до н. э. Платон основал в Афинах философскую школу – Академию (в роще, посвященной герою Акад ему, он излагал ученикам свои философские взгляды). Его учение представляло идеалистическое направление в древнегреческой философии. По теории Платона, в мире существуют только идеи – вечные и неизменные прообразы вещей, а предметы реального мира являются всего лишь бледным отражением этих идей.

Платон

Платон проповедовал свои взгляды в период, когда классический полис вступает в полосу кризиса и в гражданской общине начинает рушиться традиционный приоритет коллективных ценностей. По выражению философа, теперь в каждом полисе «заключены два враждебных между собой государства: одно – бедняков, другое – богачей». Причина этого, по мысли Платона, в эгоизме граждан, которые утратили способность понимать истинный смысл добродетельной жизни. А это порождает своеволие, жадность, стремление к богатству и другие пороки, которые разрушают общественный порядок. Философ призывал к «оздоровлению» афинского государства исходя из сократовской идеи добра и истины.

Поскольку в высшем мире идей существует идея полиса, то свою задачу Платон видел в создании идеального полиса, основанного на справедливом управлении. Справедливое у Платона совпадает с разумным, а разумное создается в ходе занятий философией и наукой. Поэтому управлять государством должны мудрые и справедливые правители – философы. Чтобы ничто не мешало им творить благие дела, философам не следует иметь ни собственности, ни семьи. Необходимы в государстве также стражи, чтобы защищать полис от врагов. Как и философы, они не могут иметь ни семьи, ни собственности. Наконец, государство невозможно без земледельцев, ремесленников и купцов (они названы демиургами), которые занимаются производственной деятельностью. Они имеют частную собственность и семью, но вся их жизнь регулируется государством. Создавая идеальную модель полиса, Платон надеялся, что мудрый законодатель сможет воспользоваться его идеями и построить полис, максимально приближенный к идеальному. В частности, он неоднократно посещал державу Дионисия Сиракузского и надеялся (как оказалось, безуспешно) увидеть свои идеи воплощенными там в жизнь.

Среди учеников Платона был и будущий знаменитый древнегреческий философ Аристотель (384—322 до н. э.). Он не только превзошел своего учителя, но и оказал огромное влияние на последующее развитие философии. Аристотель родился в городе Стагира (отсюда его прозвище Стагирит), на севере Балканского полуострова, в семье врача при дворе македонских царей. В семнадцать лет Аристотель прибыл в Афины и стал учеником Платона. Впоследствии философ был воспитателем юного Александра Македонского. В 335 г. до н. э. он основал свою школу – Ликеи (она располагалась в роще Аполлона Ликейского). Его научные интересы были безграничны: философия, история, этика, медицина, зоология и ботаника, физика и математика, логика, риторика, теория искусства, литературы и театра. Это был величайший ум древности, энциклопедист в подлинном смысле слова.

Натурфилософия Аристотеля, развивавшаяся под влиянием теорий Платона и Демокрита, представляет собой стройную систему взглядов, изложенную в труде «Метафизика». Но философу удалось преодолеть крайности идеализма Платона и односторонность материалистического подхода Демокрита. Все формы явлений природной и социальной среды он представляет как единый процесс становления жизни. Жизнь – это стремление материи принять идеально гармоничную для нее форму в соответствии с заложенной в каждом существе целью его существования, раскрывающейся в движении. Так, в семени растения уже предопределены и ход его развития, и будущая форма. Весь миропорядок представляет собой цепь развивающихся причин и следствий. В основе мира лежит движение, без которого не существует ни материи, ни жизни, ни времени, ни пространства. Однако, несмотря на постоянное движение, гармоничное соответствие формы и содержания достигается только в исключительных случаях. Это происходит лишь в произведениях искусства, цель которых не копирование окружающих предметов, а раскрытие красоты и гармонии мира.

В труде «Органон» Аристотель изложил свое учение о методах мышления, т. е. о логике. По Аристотелю, из полученного опыта путем индукции выводятся общие принципы, на основе которых путем силлогизмов (т. е. умозаключений) делаются частные выводы. Аристотелевы законы логики легли в основу средневековой схоластики.

Учение Аристотеля о государстве изложено в трактате «Политика». Теоретические воззрения философа базировались на исследовании вместе с учениками государственного устройства и истории 158 греческих полисов. В отличие от Платона, Аристотель исходил из реальных исторических условий. Он считал, что одна и та же форма государственного устройства может быть хорошей или плохой в зависимости от сложившихся обстоятельств и людей, управляющих полисом. Он различал три правильные формы государства: монархию, аристократию и полит ию (т.е. умеренную демократию) – и утверждал, что при нарушении условий существования правильная форма вырождается в соответствующую неправильную форму: монархия – в тиранию, аристократия – в олигархию, полития – в демократию. Причем демократию Аристотель олицетворял с крайней формой радикального народоправства. Государство развивается, переходя последовательно из одной формы в другую, а критерием отличия правильных форм от неправильных выступает общее благо.

Философская школа Аристотеля и его учеников получила название перипатетической (от слова «перипатос» – так называлась крытая галерея, где расхаживал философ во время преподавания). К ней относились многие известные философы и ученые античного мира: Феофраст (Теофраст), Дикеарх и др.

Влияние трудов Аристотеля на последующее развитие науки и культуры было огромным. Системные исследования отдельных областей знаний, проведенные философом, способствовали развитию многих наук. Работы Аристотеля получили широкое распространение среди ученых не только Европы, но и Востока. Научное наследие великого философа стало олицетворением одной из вершин мировой научной мысли.

В античной Греции философия и научное знание составляли единое целое. В каждой отрасли знаний сложилось несколько школ, соперничавших друг с другом. Уже в предшествующий период в Ионийской Греции математические знания достигли высокого уровня, а в V в. до н. э. их использовали в астрономии. Уроженец Хиоса Энопид вычислил продолжительность солнечного года, а афинянин Метон, уточнив эти расчеты, установил 19-летний цикл согласования солнечного и лунного календарей (так называемый метонов цикл), считавшийся основой древнегреческого календаря.

Хотя практическими знаниями в области медицины славились египтяне, но медицину как отрасль науки создали древние греки. Основателем научной медицины стал знаменитый древнегреческий врач Гиппократ (ок. 460 – ок. 370 до н. э.), который свою родословную возводил к богу-целителю Аскл епию. В своем учении знаменитый врачеватель окончательно порвал с религиозно-мистическими представлениями о здоровье и болезнях человека и утвердил их рациональное объяснение. Гиппократ учил, что болезни не посылаются богами, а возникают от вполне конкретных причин, которые обусловлены влиянием на человека окружающей среды: холодного воздуха, грязной воды и т. д.

Последователи Гиппократа стремились лечить человека естественным путем, устраняя негативные причины и обеспечивая с помощью лекарственных средств и диеты мобилизацию сил организма для борьбы с недугом, и только в крайнем случае производили хирургическое вмешательство. Учение Гиппократа получило широкое признание и повлияло на все дальнейшее развитие медицины. На его основе сформировались этические принципы отношения врача к пациенту. Они нашли выражение в «клятве Гиппократа», которую дают врачи и в наши дни.

Широкие торговые связи греков и освоенне ими всего Средиземноморья способствовали развитию географических знаний и появлению карт ойкумены – обитаемой части Земли. Первым картографом считается Анаксимандр (VIв. до н.э.). Глубокими знаниями в описании стран Европы и Азии прославился Гекатёй Милётский (VI—V вв. до н. э.). Кроме того, нельзя забывать, что в этот период возникла и историческая наука, «отцом» которой называют Геродота.

Асклепий

В целом ученых классической эпохи интересуют проблемы окружающего мира и человека, углубленное изучение которых привело к дальнейшему развитию философии и формированию практически всех отраслей научного знания.

Историография

По культуре античной Греции создано огромное количество как обобщающих трудов, так и работ, подробно освещающих различные сферы духовной жизни и художественного творчества. Основополагающим трудом по художественной культуре античности стала «История искусств древности» (1764) И. Винкельмана. Знаменитый немецкий ученый первым представил систематическое изложение развития стилей и их смены в древнегреческом искусстве. В центре его внимания – античный человек в его общественно-историческом окружении.

В 1897 г. в России был переведен труд П. Гиро (P Guiraud) «Частная и общественная жизнь греков», посвященный описанию учреждений, нравов, обычаев и быта эллинов.

Новый подход к постижения эллинского духа и оригинальную интерпретацию древнегреческой культуры предложил в конце XIX – начале ХХ в. немецкий философ Ф. Ницше в книге «Рождение трагедии, или Эллинство и пессимизм». Его работа вызвала острую полемику, которая нашла отражение в фундаментальном труде по истории культуры Греции швейцарского историка Я. Буркхардта (J. Burckhardt), где проанализированы все стороны эллинской культуры. Много работ посвящено проблеме пессимизма и оптимизма в мироощущении древних греков, в частности книга Вяч. И. Иванова «Дионис и прадионисийство» (1923). Различные аспекты духовной жизни древних греков освещены в работах Ф. Ф. Зелинского (1859—1944).

В середине ХХ в. культура повседневности интересовала польских историков Л. Винничук (L. Winniczuk) и К. Куманецкого (K. Kumaniecki). Исследованием ментальности занимались У. фон Виламовиц-Меллендорф (U. Wilamowitz-Moellendorff), Е. Р. Доддс, Р. Онианс. Этой же теме посвящена работа «Цена свободы и гармонии» Ю. В. Андреева. Связь характера общества с формами мышления и особенностями духовной культуры рассматривается представителями школы «Анналов» Ж. – П. Вернаном (J.P. Vernant) и П. Видаль-Накэ (P. Vidal-Naquet). Обстоятельно и всесторонне рассматривается эллинская культура в исследовании швейцарского ученого А. Боннара «Греческая цивилизация».

Литература по теме

Андреев Ю. В. Цена свободы и гармонии. СПб., 1998.

Боннар А. Греческая цивилизация. Ростов-на-Дону, 1994. Т. 1—2.

ВернанЖ. – П. Происхождение древнегреческой мысли. М., 1988.

Видаль-Накэ П. Черный охотник: Формы мышления и формы общества в греческом мире. М., 2001.

Винкельман И. – И. Избранные произведения и письма. М., 1996.

Винничук Л. Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима. М., 1988.

Виппер Б. Р. Искусство Древней Греции. М., 1972.

Гиро П. Частная и общественная жизнь греков. М., 1994.

Гомперц Т. Греческие мыслители. Минск, 1999.

Доватур А. Повествовательный и научный стиль Геродота. М., 1957.

Доддс Э. Р. Греки и иррациональное. СПб., 2000.

Зелинский Ф. Ф. История античной культуры. СПб., 1995.

Каллистов Д. П. Античный театр. Л., 1970.

Кессиди Ф. X. Сократ. М., 1988.

Куманецкий К. История культуры Древней Греции и Рима. М., 1990.

Лосев А. Ф., Тахо-Годи А. А. Платон; Аристотель. М., 1993.

Лурье С. Я. Демокрит: Тексты; Перевод; Исследования. Л., 1970.

Маринович Л. П., Кошеленко Г. А. Судьба Парфенона. М., 2000.

Марру А. – —. История воспитания в античности (Греция). М., 1998.

Ницше Ф. Рождение трагедии. М., 2001.

ОниансР. На коленях богов. М., 1999.

Трубецкой С. Н. Курс истории древней философии. М., 1997.

Ярхо В. Н. Драматургия Эсхила и некоторые проблемы древнегреческой трагедии. М., 1978.

BurckhardtJ. Griechische Kultergeschichte. Berlin, 1893—1902. Bd 1—4.

Buschor E. Phidias der Mensch. MUnchen, 1948.

Hwrwit J. The Athenian Acropolis. Cambridge, 2001.

Just R. Women in Athenian Law and Life. L.– N.Y., 1989. 

Kerferd G. The Sophistic Movement. Cambridge, 1984.

Kitto H. Greek Tragedy. L., 1966.

Wilamowitz-MoelkndorffU. von. Der Glaube der Hellenen. Berlin, 1931—1932. Bd 1—2.

ГЛАВА 17 Кризис классического греческого полиса

КОРИНФСКАЯ ВОЙНА И АНТАЛКИДОВ МИР

С окончанием Пелопоннесской войны (431—404 до н. э.) как бы перевернулась страница в истории Древней Греции. IV век до н. э. стал эпохой, во многом отличной от предшествующего столетия. Высшая точка военно-политического положения Эллады и расцвет полисной системы остались позади. Греция вступила в эпоху кризиса классического полиса. Это проявилось в первую очередь в сфере межгосударственных отношений.

После победы над Афинами Спарта стала единоличным и неоспоримым гегемоном в Греции. Полисы, ранее входившие в состав Афинской морской державы, теперь оказались под спартанским контролем. На рубеже V—IV вв. до н. э. во всей Элладе, пожалуй, не было более могущественного человека, чем спартанский наварх Лисандр. Во многих городах этому суровому, мрачному человеку оказывались поистине божественные почести: ему при жизни воздвигались статуи, в его честь учреждались празднества. Ничего подобного греческий мир до того не знал.

Однако очень скоро большинство полисов (в том числе и бывшие верными союзниками Спарты) осознало, что спартанское владычество ничуть не легче афинского. Политика, которую проводила Спарта, была прямолинейной, опиралась на военную силу. Основные методы господства – чрезмерный нажим на союзные государства, жесткий и откровенный диктат им своей воли – мало чем отличались от потерпевшей фиаско политики афинян. Лисандр, взяв на себя роль самовластного правителя, заменил во многих полисах демократическое устройство олигархическими режимами, возглавлявшимися коллегиями прямых спартанских ставленников (одним из таких режимов было и правление «тридцати тиранов» в Афинах). Олигархи опирались на размещенные в греческих городах спартанские гарнизоны. Любые проявления непокорности подавлялись. Так, в 400 г. до н. э. спартанское войско разгромило Элиду, вторгшись даже на территорию священной Олимпии, куда было категорически запрещено входить с оружием в руках. Этот грубый диктат закономерно вел к нарастанию антиспартанских настроений во всем греческом мире.

Ухудшились отношения Спарты и с державой Ахеменидов. Взяв на себя роль гегемона, Спарта понимала, что отныне на ней лежит и серьезная ответственность, в частности обязанность защищать Элладу от внешних врагов, и прежде всего от персов. Поэтому спартанцы не спешили передавать под персидский контроль греческие полисы Малой Азии, как это предусматривали двухсторонние договоренности конца Пелопоннесской войны. В 401 г. до н. э. спартанские власти фактически поддержали мятеж Кира Младшего, персидского наместника Малой Азии, против его брата – царя Артаксеркса II. При содействии Спарты Кир с отрядом греческих наемников численностью более 10 тысяч человек, которым командовал спартиат Клеарх, двинулся во внутренние области Персии с целью захвата власти. Однако в решающем сражении с войском Артаксеркса при Кун аксе (в Месопотамии) Кир погиб.

С 399 г. до н. э. начались открытые военные действия в Малой Азии между Спартой и Персией. Спартанскими войсками командовали лучшие полководцы – Лисандр и царь Агесйлай, одна из самых ярких личностей в греческой истории IV в. до н. э. Нанеся врагу ряд поражений на побережье, Агесилай подумывал уже о том, чтобы перейти в решительное наступление и отобрать у Персии весь Малоазийский полуостров. Стремясь предотвратить эту опасность, персы развернули активную антиспартанскую агитацию в Балканской Греции, используя тайную дипломатию, обещая полисам щедрую помощь и нередко прибегая к подкупу влиятельных политиков.

Обстановка для интриг против Спарты была весьма благоприятной в связи с недовольством самих греков политикой полиса-гегемона. В конечном счете сложилась мощная, поддерживаемая Персией антиспартанская коалиция, в которую вошли многие крупные греческие государства. Среди них были как давние противники Спарты (Афины, Аргос), так и ее бывшие союзники (Коринф, Фивы). Против Спарты были начаты вооруженные действия и разгорелась так называемая Коринфская война (395—387 до н. э.). Уже в самом начале войны погиб Лисандр, и власти Спарты были вынуждены для защиты родины отозвать из Малой Азии Агесилая с его войском. Угроза персидским владениям миновала.

В 394 г. до н. э. персидский флот под командованием афинского полководца Конона нанес тяжелое поражение спартанцам на море. Афиняне, воспользовавшись ослаблением Спарты, ревизовали условия договора, завершившего Пелопоннесскую войну: восстановили Длинные стены, начали возрождать свою морскую мощь и попытались воссоздать симмахию под своим главенством – наследницу Афинской архе.

Перс. Рельеф из Персеполя в посреднике.(V в. до н. э.)

С этого времени Коринфекая война переросла в череду мелких локальных стычек, в основном на перешейке Истм. Даже объединенными усилиями противникам Спарты не удавалось сломить ее могущество. Тем временем персы, считая, что спартанцы достаточно ослаблены, вновь решили оказать им поддержку. К этому моменту все воюющие стороны были уже готовы пойти на мирные переговоры, но нуждались для этого в посреднике. Им выступил персидский царь. В 387 г. до н. э., созвав представителей греческих полисов в Сузы, Артаксеркс ІІ фактически продиктовал им условия общего мира.

Мирный договор закреплял гегемонию Спарты в Элладе и предписывал распустить все существовавшие на территории Греции военно-политические объединения, кроме Пелопоннесского союза, который фактически сохранялся, как и главенство в нем Спарты. Гарантами соблюдения мира выступали персидский царь и его сатрапы; в вознаграждение за это под власть персов передавались греческие города Малой Азии, отвоеванные у Персии в ходе греко-персидских войн.

Заключенный в 387 г. до н. э. договор, получивший название Анталкидова мира (по имени Анталкида – главы спартанской делегации на переговорах в Сузах) или Царского мира (поскольку главную роль в его заключении сыграл персидский царь), оказался крайне невыгоден и унизителен для Греции. Единственный полис, который был удовлетворен этим договором, – Спарта. Но больше всего выиграла от заключения Анталкидова мира держава Ахеменидов. Пользуясь ослаблением и разрозненностью греков, персы, проигравшие греко-персидские войны, теперь без особых жертв восстановили свои позиции, достигли всего, чего только могли желать: греческие полисы Малой Азии вновь попали под их контроль, а государства Балканской Греции апеллировали к Персии как к высшему арбитру.

По результатам Анталкидова мира владычество Спарты в Элладе было не только восстановлено, но и приобрело более жесткие формы. Теперь спартанцы уже не считались с какими бы то ни было нормами законности, сплошь и рядом прибегая для защиты своих интересов к откровенной агрессии. В 382 г. до н. э., чтобы укрепить свое влияние в Беотии – богатой и плодородной густонаселенной области, они захватили ее центр – город Фивы. Там был установлен поддерживавший Спарту олигархический режим, а на Кадмее (фиванском акрополе) – размещен спартанский гарнизон.

ВОЗВЫШЕНИЕ ФИВ. КОНЕЦ СПАРТАНСКОЙ ГЕГЕМОНИИ

Установившаяся после заключения мирного договора 387 г. до н. э. гегемония Спарты оказалась, однако, недолговечной. Политическая ситуация в Греции очень скоро изменилась. На этот раз вызов Спарте бросили Фивы, недовольные властью проспартански настроенных олигархов. В 379 г. до н. э. в Фивах произошел демократический переворот, возглавленный выдающимися политическими деятелями и полководцами Эпаминондом и Пелопидом. Лаконофильская олигархия была свергнута, спартанский гарнизон изгнан из Кадмеи.

Фивы возродили Беотийский союз, включивший в себя все полисы Беотии. Было создано сильное гоплитское войско, обученное самым передовым приемам военного искусства, и впервые в своей истории Фивы построили собственный флот. Беотийский союз стал могучей военно-политической силой, готовой на равных бороться со спартанцами.

Вначале Спарта, недооценив всю серьезность угрозы, которую представляли для нее Фивы, не спешила с ответными действиями и упустила время, позволив Беотийскому союзу усилиться. Лишь в 371 г. до н. э. спартанское войско, решив проучить фиванцев, вторглось в Беотию. Однако военное столкновение, состоявшееся у местечка Левктры, имело неожиданный исход: спартанцы потерпели одно из самых крупных поражений в своей истории.

Командовавший беотийской армией в битве при Левктрах Эпаминонд применил тактику «косой клин», совершенно новую для греческого военного искусства: он значительно укрепил левый фланг фаланги, придав ему глубину в 50 шеренг (против обычных 7—8 рядов). Туда он поставил наиболее боеспособные подразделения, в том числе «священный отряд», комплектовавшийся из отборных воинов. Полководческое новаторство Эпаминонда заключалось не столько в том, что он усилил один из флангов фаланги, сколько в том, что это был левый фланг, тогда как обычно в греческой армии основная атакующая мощь концентрировалась на правом фланге.

Спартанцы же по традиции построили свою фалангу в форме вытянутого прямоугольника. В ходе сражения мощный «клин» фиванцев нанес страшный удар по правому флангу вражеского войска и обратил его в бегство. Спартанцы, несмотря на почти двукратное численное преимущество (10 тысяч гоплитов против 6000 воинов противника), были наголову разгромлены, погиб и командовавший ими царь Клеомброт.

Исход битвы при Левктрах в корне изменил расстановку сил в Балканской Греции: роль полиса-гегемона от Спарты перешла к Фивам. Очень скоро фиванцы, воодушевленные победой, приступили к дальнейшему развитию достигнутых успехов. На протяжении 60-х годов V в. до н. э. многочисленное беотийское войско под командованием Эпаминонда несколько раз вторгалось на территорию Пелопоннеса, что фактически привело к распаду Пелопоннесского союза. Полисы Аркадии образовали новое военно-политическое объединение – Аркадский союз, враждебный Спарте. В юго-западной части области была основана новая столица аркадян – город Мегалополь. Тяжелейшей утратой для спартанцев стала потеря Мессении, которая в результате помощи беотийцев была объявлена независимой. После четырех веков спартанского господства мессенские илоты получили, наконец, свободу.

Спарта терпела поражение за поражением. Территория полиса уменьшилась вдвое, причем за счет наиболее плодородных мессенских земель, что повело к ухудшению экономической ситуации. Вместо союзников Спарту теперь окружали враги. Даже полководческий и дипломатический талант царя Агесилая не смог предотвратить катастрофы. Впервые за всю историю полиса неприятельское войско фиванцев находилось вблизи самого Лакедемона. От полного разгрома Спарту, не имевшую оборонительных стен, спасло лишь чудо: армия Эпаминонда не смогла перейти через реку Еврот, разлившуюся от дождей.

Беотийский союз, стремясь распространить свою гегемонию на всю Грецию, вел активную экспансионистскую политику на многих направлениях. Так, он небезуспешно пытался утвердиться в Фессалии и Македонии. Быстрым возвышением Фив были чрезвычайно недовольны Афины. Если вначале афиняне поддержали демократический переворот в фиванском полисе, то теперь, опасаясь возникшей на их рубежах мощной силы, начали выступать против Фив на стороне Спарты.

Разрешило спартано-фиванский конфликт в Пелопоннесе крупное сражение при Мантинее в 362 г. до н. э. Беотийскому войску под командованием Эпаминонда противостояло спартанское ополчение, подкрепленное отрядами, присланными из Афин и некоторых других полисов. Очень напряженная для обеих сторон, битва завершилась победой беотийцев, однако в бою пал их лидер – великий полководец Эпаминонд.

После тяжелой победы Фивы, истощенные чрезмерным напряжением сил, в значительной мере утратили свое политическое влияние. Они продолжали оставаться сильным полисом, центром Беотийского союза, но не могли уже реально осуществлять гегемонию в Греции.

Источники

Греческий историк Ксенофонт (ок. 430—355 до н. э.), ученик Сократа, был уроженцем Афин. Он прожил бурную, богатую событиями жизнь: успел побывать и политиком олигархической ориентации, и воином-наемником, и образцовым сельским хозяином. Его многочисленные сочинения разных жанров дают нам довольно полные представления об эпохе V – начала IV в. до н. э. Стиль и язык его произведений считаются образцом простоты и ясности изложения.

Главный труд Ксенофонта «Греческая история», задуманный как продолжение труда Фукидида, охватывает события с 411 до 362 г. до н. э. (сражение при Мантинее). К нему примыкает древнейшее из дошедших до нас произведений историко-мемуарного жанра «Анабасис» – о походе греческих наемников (среди них был и сам автор) во главе с Киром Младшим на царя Артаксеркса II. Мемуарный характер имеют и написанные Ксенофонтом «Воспоминания о Сократе».

Особняком среди произведений Ксенофонта стоит «Киропедия» («Воспитание Кира») – псевдоисторический роман, в котором под видом повествования о деяниях персидского царя Кира создан утопический образ идеального правителя.

Среди современников Ксенофонт пользовался репутацией мудреца-энциклопедиста, авторитетного знатока самых различных вопросов – от философии до псовой охоты. Однако как историк Ксенофонт уступает cвоему предшественнику Фукидиду. Ему недостает глубины научного осмысления исторических событий и процессов, критического подхода к историческим свидетельствам, а также элементарной объективности (симпатии к Спарте нередко заставляют автора о чем-то умалчивать или искажать те или иные факты истории). Ксенофонту свойственна и идеализация персидской монархии.

Не был Ксенофонт и оригинальным мыслителем, что ясно видно в его «сократических» сочинениях. В его представлении Сократ не противник устоявшихся догм, не вдохновенный сторонник парадоксов, каким он был в действительности, а скучноватый резонер, излагающий в основном прописные истины. Историческое значение трудов Ксенофонта обусловлено главным образом тем, что они стали важным этапом в идеологической подготовке эпохи эллинизма.

В Греции IV в. до н. э. было немало историков: Эфор, Феопомп, Андротион и др. К сожалению, их сочинения, в которых приводилась интересная информация, в частности по истории Афин, Сиракуз и других полисов, дошли до нас лишь во фрагментах, цитировавшихся «поздними» античными авторами.

ВТОРОЙ АФИНСКИЙ МОРСКОЙ СОЮЗ

Одновременно с возвышением Фив начался и новый подъем Афин. Афиняне никогда не оставляли мысли о воссоздании мощной симмахии под своим главенством, о господстве на море. Восстановив еще в ходе Коринфской войны свои оборонительные укрепления, возродив мощный флот, афинский полис в 80-х годах І?в. до н. э. заключил ряд двусторонних договоров о военном союзе с полисами Эгеиды, в том числе с важным в стратегическом отношении Хиосом. В 378 г. до н. э. на основе этих договоров сложился так называемый Второй афинский морской союз, объединивший около 70 полисов.

Афины учли те негативные моменты, которые в V в. до н. э. ослабили Афинскую архе (подчиненное и неравноправное положение союзников, взимание с них унизительного фороса) и при создании нового союза постарались их избежать. Теперь симмахия основывалась на началах равноправия всех участников. Афины обязались не диктовать свою волю союзным полисам, принимать все решения лишь после обсуждения в высшем органе союза – заседавшем в Афинах синедрионе – совете, в котором были представлены все члены объединения. Вместо принудительного фороса полисы, входившие в союз, вносили добровольные взносы.

Таким образом, Второй афинский морской союз, в котором учитывались интересы всех его членов, на первых порах был объединением достаточно прочным и представлял собой весьма влиятельную военно-политическую силу. Благоприятному для Афин развитию событий способствовало и стечение внешних обстоятельств. С гегемонией Спарты было покончено, Фивы после сражения при Мантинее тоже были ослаблены. В результате к началу 50-х годов IV в. до н. э. Второй афинский морской союз стал самым мощным объединением греческих полисов. Его военные силы, прежде всего флот численностью до 100 кораблей, нападали на города Эгеиды, не входившие в союз, и военная добыча и суммы взыскиваемой контрибуции приносили симмахии немалые доходы. Главенство в союзе позволяло Афинам также контролировать черноморские проливы, через которые в Балканскую Грецию везли хлеб из Северного Причерноморья.

Однако, почувствовав свою силу, Афины постепенно начали переходить к прежней политике диктата по отношению к союзникам. Они вновь предприняли выведение клерухий на территорию некоторых союзных полисов, стали требовать увеличения взносов. Это вызвало возмущение членов союза и предопределило его распад. Несколько полисов (в том числе весьма значительных: Хиос, Родос, Византий и др.) подняли против Афин восстание, известное как Союзническая война (357—355 до н. э.). Афинам не удалось договориться с бывшими союзниками, и Второй афинский морской союз после этого существовал лишь формально.

Таким образом, к середине IV в. до н. э. полностью выявилась несостоятельность притязаний какого-либо одного полиса (Спарты, Фив, Афин) на гегемонию в Греции. Крупные и мелкие государства, почти постоянно воюющие друг с другом, оказались неспособны выбрать лидера и объединиться вокруг него для выхода из кризиса. Внешнеполитическую ситуацию, тесно связанную с внутриполитическими процессами, характеризовал нарастающий хаос. Это было отражением глубокого кризиса системы межполисных отношений, а по большому счету – кризиса всей системы классических полисов.

КРИЗИС КЛАССИЧЕСКОГО ГРЕЧЕСКОГО ПОЛИСА

Начавшийся после Пелопоннесской войны (431—404 до н. э.) кризис классического полиса представляет собой чрезвычайно сложное и многозначное явление. Он определял собой все развитие греческого общества в это столетие. Не случайно в антиковедении существуют самые разные, порой полярно противоположные концепции этого феномена.

Если отбросить крайности суждений об этой исторической эпохе, то не приходится сомневаться в том, что кризис классического греческого полиса – реальный исторический факт. Характерно, что и сами греки рассматривали эпоху IV в. до н. э. как далеко не лучшее время в истории Эллады и с ностальгией оглядывались назад – на «великое прошлое», на славный век побед над персами, процветания Афин и военных успехов Спарты.

Тем не менее представляется не вполне правомерным искать причины кризиса классического полиса чуть ли не исключительно в экономической сфере. Греческая экономика IV в. до н. э., безусловно, отличалась от экономики предшествующей эпохи. Прежде всего негативное воздействие на хозяйственное развитие оказывали постоянные военные конфликты между полисами. Пелопоннесская война подорвала благосостояние многих регионов Эллады. Едва ли не ежегодно происходившие вооруженные столкновения приводили к разорению крестьянских хозяйств, разрыву торговых связей и т. п. Однако полисы довольно быстро оправлялись от экономических последствий военных действий. В то же время войны стимулировали развитие ряда отраслей ремесленного производства: оружейное дело, судостроение, строительство фортификационных сооружений.

В целом вряд ли можно говорить о том, что общий уровень хозяйственного развития греческих полисов в IV в. до н. э. был существенно ниже, чем в V в. Возникавшие экономические проблемы в большинстве случаев достаточно успешно разрешались. Так, когда Афины утратили такой колоссальный источник дохода, как форос, поступавший от членов Афинской архе, то, чтобы выжить в новых условиях, им пришлось изыскивать внутренние ресурсы. И афиняне стали развивать сельское хозяйство, повысили интенсивность разработки серебряных рудников в Лаврии. Афины установили дружественные отношения с Северным Причерноморьем, и цари далекого Боспорского царства по льготным ценам, а порой и просто в дар поставляли в афинский полис зерно.

Разумеется, не всем полисам удавалось столь же успешно справляться с экономическими трудностями. Так, от нарастания кризисных явлений в экономике сильно пострадала Спарта. Она заплатила особенно большую цену за свои притязания на гегемонию в Элладе и к середине IV в. до н. э. находилась в чрезвычайно тяжелом положении. Утрата Мессении с ее плодородными землями, обрабатывавшимися илотами, нанесла сильный удар по сельскому хозяйству – основе всего уклада жизни спартанского полиса. Небольшой гражданский коллектив спартиатов еще больше поредел в результате военных потерь, была ослаблена обороноспособность полиса. Спартанское общество столкнулось с такими дотоле чуждыми ей явлениями, как использование денег и имущественное расслоение.

Еще в начале IV в. до н.э. был принят особый закон («Ретра Эпитадея» – по имени предложившего его эфора), разрешавший спартиатам дарить и завещать посторонним лицам свои земельные участки, которые ранее могли лишь передаваться по наследству от отца к сыну. Таким образом, в Спарте фактически появилась частная собственность на землю. Это привело к концентрации наделов в руках наиболее богатых граждан, в то время как беднейшие спартиаты, лишаясь земли, выбывали из гражданского коллектива. Прославленная спартанская община равных начала разваливаться; как и в остальных полисах, в Лакедемоне социальное неравенство стало обычным явлением.

Однако ситуация в Спарте была скорее исключением, чем проявлением общего правила. Искусственно созданный еще реформаторами архаической эпохи жесткий социальный строй рано или поздно должен был измениться. И это случилось в IV в. до н. э.: Спарта начала превращаться в «нормальный» полис. Но все изменения принимали подчас весьма болезненные для спартиатов формы. Что же касается большинства полисов Греции, то в них проблема обезземеливания беднейших граждан, концентрации богатств в руках небольшого круга лиц, имущественного и социального расслоения если и существовала, то была далеко не новой. Эти процессы в эллинском обществе в тех или иных масштабах шли и ранее, что не препятствовало, однако, процветанию полисного строя. Очевидно, в IV в. до н. э. появились какие-то принципиально иные факторы, которые привели к системному кризису.

Причины кризиса лежали прежде всего в самой структуре полисного строя. Основой полисного типа общества и государственности было наличие сплоченного гражданского коллектива, противопоставленного своими привилегиями как всем прочим категориям населения, так и внешнему миру. Именно этот принцип в IV в. до н. э. начал серьезно нарушаться. Если взять, например, Афины, то окажется, что в этом столетии отдельные лица, не являвшиеся гражданами, становятся значительно более влиятельными, чем прежде. Так, метеками (т. е. негражданами) было подавляющее большинство трапезитов (банкиров), а между тем они принадлежали к числу богатейших жителей Афин. Самый состоятельный из афинских трапезитов, Паси он, вообще был отпущенным на волю рабом. Хотя сами эти люди не могли непосредственно участвовать в политической жизни, они тем не менее небезуспешно «лоббировали» свои интересы в народном собрании и других органах власти, используя материально зависимых от них политиков. Складывалась парадоксальная ситуация: гражданин, влиятельный политик «служил» метеку, иногда – бывшему рабу.

В IV в. до н. э. начинает распадаться единство гражданского коллектива, утрачивается чувство общности гражданина со своим государством. Жители полисов проявляют все большую аполитичность, безразличие к судьбе родины. Некоторые люди (правда, пока их еще немного) демонстративно называют себя не гражданами того или иного полиса, а космополитами – гражданами мира[22]. При этом если мыслителей, проповедовавших принципы космополитизма, были пока единицы, то греков, следовавших этим принципам на практике, пренебрегавших интересами родного полиса, становилось все больше.

Наряду с космополитизмом все чаще проявляется индивидуализм, пришедший на смену коллективистской этике полиса. Общество, терзаемое внутренними конфликтами, как бы распадалось на отдельные группы со своими особыми интересами, и борьба между этими группами нередко приводила к кровавым столкновениям. Так, в Аргосе в 370 г. до н. э. беднейшие граждане устроили массовое избиение богачей, в ходе которого погибло более 1000 человек, после чего их имущество было поделено между бедняками. Философ Платон писал в трактате «Государство» о том, что в каждом полисе как бы «заключены два враждебных между собой государства: одно – бедняков, другое – богачей». Не следует забывать, что в подавляющем большинстве полисов и ранее существовали богатые и бедные граждане, но до эпохи кризиса столь явного их противостояния не возникало.

Состоятельные граждане, которые в V в. до н. э. с радостью шли на траты в пользу государства, видя в этом укрепление собственного престижа, теперь уже неохотно принимали назначаемые им полисом литургии, зачастую старались уклониться от них. Для этого они скрывали или занижали размеры своего богатства, иногда переводили земельную собственность, которую трудно было скрыть от сограждан, в деньги.

В эпоху кризиса классического полиса изменилось и отношение к военной службе, которая ранее воспринималась не только как обязанность, но и как священное право каждого гражданина. Среди граждан все меньше находилось желающих терпеть тяготы походов, тем более в условиях, когда войны стали почти постоянными. В связи с этим роль полисного ополчения в войске уменьшилась. Воина-гражданина сменяет воин-наемник. Развитие наемничества стало одной из чрезвычайно ярких черт греческой истории IV в. до н. э. Отряды наемников комплектовались из людей, по какой-либо причине оказавшихся лишними в полисе. Служить родному полису из патриотических соображений эти люди не хотели или не могли, а вот за хорошее жалованье воевали охотно.

Безусловно, наемники, будучи воинами-профессионалами, по своей выучке и боевым качествам превосходили граждан-ополченцев. Но в то же время их, как правило, отличали жестокость, беспринципность, корыстные побуждения и как следствие – готовность продать свои услуги всякому, кто больше заплатит, в том числе даже если при этом потребуется сражаться против своих бывших сограждан. Эти люди сделали войну своей профессией. Большое количество греков-наемников находилось не только в рядах армий различных полисов Эллады, но и на службе у «варварских» правителей, прежде всего у персидского царя и его сатрапов. Даже спартанский царь Агесилай, прославленный полководец, окончил свою жизнь наемным военачальником в Египте. Кстати, вся жизнь наемника вела к утрате полисных «корней» и, безусловно, способствовала выработке космополитической жизненной философии.

Распространение наемничества внесло изменения в организацию военного дела. Все реже на полях сражений выстраиваются гоплитские фаланги, набиравшиеся из воинов-граждан. В начале IV в. до н.э. появился новый род войск– пелтасты (средневооруженная пехота). Снаряжение пелтастов включало небольшой кожаный щит в форме полумесяца – пелту, легкий полотняный панцирь, дротик, ударное копье и длинный меч. Впервые использовал пелтастов афинский полководец Ификрат в Коринфской войне. Отряды пелтастов комплектовались в основном из наемников, отличались большей мобильностью и маневренностью, чем фаланги гоплитов, и в ряде боевых ситуаций (действия на пересеченной местности, штурм укреплений и т. п.) шли впереди фаланги.

Кризис классического полиса проявился и в распаде системы межполисных отношений. Претензии крупнейших полисов на гегемонию в Элладе потерпели крах; практически каждый, даже самый маленький полис всеми силами держался за независимость, и в результате между государствами велись непрерывные войны.

Давая общую характеристику кризиса полисного общества в IV в. до н. э., следует отметить, что кризисные явления поразили всю полисную цивилизацию, сказались на всех ее сторонах. Насколько можно судить, это был не столько кризис упадка и старения, сколько кризис роста. Общество переросло полисные рамки, которые переставали соответствовать новым историческим условиям. Система небольших государств с их гражданскими общинами оказывалась несостоятельной в условиях развития межполисных экономических и политических связей, осознания этнокультурного единства Эллады.

Все указывало на то, что классический полис изжил себя, что необходим переход к новому типу социально-политического объединения людей. Но в реальной жизни каждый полис продолжал отстаивать собственную самостоятельность. Полис как общественный феномен стремился вырваться за свои рамки – и пока не мог этого сделать. Для его жителей были неясны, даже в самых общих чертах, направления и формы грядущего объединения.

ВОЗРОЖДЕНИЕ ТИРАНИИ

Обстановка нестабильности в IV в. до н. э. в ряде греческих полисов вновь породила такое явление, как тиранию, казалось бы, забытую еще в конце архаической эпохи. Удачливые военачальники, зачастую командиры наемников, опираясь на свои отряды, захватывали власть в некоторых государствах Эллады и в ходе своего единоличного правления старались «железной рукой» навести порядок, разрешить существующие противоречия между различными слоями населения. Тиранические режимы этого периода в науке называют Младшей тиранией (чтобы отличать их от Старшей тирании – сходных режимов VII—VI вв. до н. э.). Младшая тирания стала одним из проявлений кризиса классического полиса и в то же время попыткой найти выход из этого кризиса.

Некоторые представители Младшей тирании достигали немалых успехов: судя по всему, их субъективные намерения в значительной мере совпадали с объективными потребностями эпохи. Для их деятельности были характерны объединительные тенденции, попытки распространить свою власть за пределы одного полиса. Это подтверждает, в частности, правление династии тиранов города Ф еры в Фессалии.

Отстававшая по темпам развития от многих регионов греческого мира, Фессалия довольно поздно вышла на историческую арену. Для этой области были характерны преобладание в экономике сельского хозяйства, в особенности скотоводства (здесь выращивали лучших в Греции лошадей), и слабое развитие ремесел и торговых отношений. В Фессалии сохранились архаичные формы зависимости (основной рабочей силой были пенесты – потомки завоеванного местного населения), в социально-политической жизни господствовала аристократия. В государственном отношении область представляла собой крайне неоднородный союз полисов. Периодически аристократы избирали из своей среды тага – главу союза, обладавшего функциями верховного главнокомандующего.

Первым получившим широкую известность тираном полиса Феры был Ясон, пришедший к власти в 80-х годах IV в. до н. э. Укрепляя свое положение, он постепенно подчинил своему влиянию всю Фессалию и в 374 г. до н. э. был избран тагом. Ясон даже претендовал на гегемонию в Греции, подумывал о походе на персов, но в 370 г. до н. э. был убит в результате заговора.

Из преемников Ясона наиболее известен его племянник Александр Ферский (правил в 369—358 II. до н. э.), который также претендовал на власть над всей Фессалией. Он держал под своим контролем ряд фессалийских городов, но при этом вызывал у аристократов неприязнь своей крайней жестокостью и в конце концов тоже стал жертвой заговорщиков.

Еще более могущественным, чем правители Фер, был тиран Сиракуз Дионисий. Достаточно сильными тиранами этого периода были Клеарх в Гераклее Понтийской, Филомел и Ономарх в области Фокида. Все они пытались создать более или менее крупные объединения «надполисного» типа.

Характеризуя тиранические режимы IV в. до н. э., следует отметить, что в большинстве случаев они оказывались непрочными и недолговечными. Младшая тирания не приостановила кризис классического полиса.

В ПОИСКАХ ВЫХОДА. ИДЕЯ ПАНЭЛЛИНИЗМА

Кризис полиса как формы государства вызывал серьезную тревогу у греческих мыслителей, которые предложили в IV в. до н.э. ряд проектов общественного переустройства. Основой большинства таких проектов было укрепление полисного единства и солидарности. Так, философ Платон стал автором двух различных концепций «идеального государства» (в трактатах «Государство» и «Законы»), которые в равной мере предусматривали создание условий, когда в результате полного отказа от демократии и строжайшей регламентации всей жизни граждан правителями и законами станут невозможны внутренние распри. Ученик Платона Аристотель (в трактате «Политика») говорил о необходимости всемерной поддержки государством своей главной опоры – среднего слоя, зажиточных земледельцев.

Существовали и более радикальные проекты: полное обобществление имущества, ликвидация частной собственности, проведение в жизнь коммунистических начал (пародией на подобного рода теории была комедия Аристофана «Женщины в народном собрании»). Нечего и говорить, что все эти проекты были утопическими и невыполнимыми. Главным их пороком следует признать стремление к искусственному сохранению полисных принципов жизни, которые уже не соответствовали изменившимся историческим условиям.

Более реалистичную программу выхода из кризиса предложил оратор Исократ (436—338 до н.э.), понимавший невозможность сохранения замкнутого полисного существования и необходимость преодоления политической раздробленности. Исократ выдвинул идею объединения всей Греции под эгидой какого-либо сильного государства для осуществления священной цели – совместного победоносного похода на Персию. Такой поход не казался чем-то фантастическим: еще в 401 г. до н. э. отряд греческих наемников, входивших в состав войска Кира Младшего, проникнув в самый центр персидской державы, продемонстрировал, что с персами можно успешно бороться на их территории. Идея, развивавшаяся Исократом, получила в антиковедении название панэллинизм.

Войну, охватившую Грецию, считал Исократ, следует перенести в Азию, а богатства Азии – в Европу. Это решит проблему бедности, вызовет отток незанятого населения на новые земли, избавит Элладу от терзающих ее гражданских смут. Но встает вопрос, кто возглавит объединение греков после разгрома полисов-гегемонов? Ответ дала сама история. На севере возникла новая мощная сила, готовая претендовать на лидерство в греческом мире, – Древняя Македония.

Источники

Произведения философов IV в. до н.э., прежде всего Платона и Аристотеля, являются важным источником по различным аспектам истории классической Греции. Философские труды Платона, написанные в изящной диалогической форме, «Государство» и «Законы» – это замечательные памятники литературы. Почти все они наполнены политической проблематикой, критикой существующих форм полисного устройства, напряженными поисками модели идеального государства.

Из трактатов Аристотеля наибольшее значение для историка имеют два. В трактате «Политика» собран колоссальный фактологический материал по истории и функционированию политических систем сотен греческих государств. В «Афинской политии» подробно описано государственное устройство Афин: вначале основные этапы формирования полиса, в том числе на протяжении классической эпохи, затем современное автору состояние полисов. Исключительная эрудированность, склонность скорее к анализу эмпирических фактов, нежели к абстрактным умозрительным построениям, стремление опереться в своих изысканиях на наиболее достоверные данные – все это делает труды Аристотеля неоценимыми для исследователя истории греческого полисного мира.

АФИНСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ В IV В. ДО Н. Э.

Исследуя процесс кризиса классического полиса, не следует все происходившее в Греции в это время видеть только в мрачном свете. В IV в. до н. э., бесспорно, имели место и позитивные явления, одним из которых было совершенствование системы афинской демократии.

Афиняне, наученные горьким опытом олигархических переворотов конца предшествующего столетия, теперь стремились сделать демократическое правление более стабильным и рациональным, предотвратить появление элементов господства охлократии и демагогов, избежать беззакония, часто творившегося в предшествующую эпоху. Теперь гражданский коллектив считает необходимым признать верховным сувереном в полисе не демос, а закон, которому все обязаны повиноваться. Это предполагало некоторое ограничение власти народного собрания.

В частности, в IV в. до н. э. афинская экклесия уже не принимала законов; эта прерогатива была передана специальной комиссии номофетов – законодателей, избиравшихся из числа судей-присяжных. Процедура утверждения новых законов, отмены старых или внесения изменений в существующие была чрезвычайно усложнена. Такие изменения в государственном устройстве были предприняты для того, чтобы исключить возможность принятия гражданами под влиянием демагогов необдуманных, вредных для полиса законодательных актов.

Тем не менее коллектив граждан полиса по-прежнему следил за тем, чтобы все его члены на равных принимали участие в политической жизни. Сохранялась система мистофории, позволявшая беднейшим афинянам занимать государственные должности. Более того, совершенствовалась система денежных выплат за участие в управлении полисом. С начала IV в. до н. э. гражданам стали платить даже за посещение народного собрания, т. е. за исполнение их первоочередной обязанности.

В IV в. до н. э. политическая элита демократических Афин уже почти не включала в себя представителей древних аристократических родов: демос смог вырастить лидеров из собственной среды. В связи с этим исчезли некоторые институты, характерные для государственного устройства афинского полиса в предшествующем столетии. Так, осталась в прошлом процедура остракизма, которому подвергали почти исключительно политиков знатного происхождения. Теперь в политической борьбе чаще стали использоваться судебные процессы в гелиэе. Следовательно, общая роль суда присяжных в жизни полиса стала еще более значительной.

Если в предыдущую эпоху видные политики (например, Перикл) были одновременно и видными полководцами, и выдающимися ораторами, и опытными финансистами, то теперь стратеги по большей части занимались только военными делами, не вмешиваясь в чисто политические вопросы, а лидеры полиса зачастую не имели представления о военном искусстве. В IV в. до н. э. в Афинах можно было пользоваться большим влиянием и авторитетом, не занимая какой-либо официальной должности. Так, великий оратор Демосфен был самым крупным афинским политическим лидером своего времени, но при этом ни разу не избирался ни стратегом, ни архонтом.

Перемены в политической системе и жизни Афин в IV в. до н. э. привели к тому, что государственное устройство стало более соответствовать изменившейся социальной структуре полиса и новой политической ситуации. В целом история Афин на протяжении большей части IV в. до н. э. отличалась стабильностью, отсутствием жестоких междоусобных конфликтов, стремлением разрешать возникающие противоречия мирным путем компромисса. В этом отношении Афины эпохи кризиса отличались в лучшую сторону от большинства других греческих полисов.

Историография

В интерпретации кризисных явлений, охвативших греческий мир в IV в. до н.э., существует большое количество концептуальных расхождений и точек зрения.

Так, в течение десятилетий в историографии была популярна точка зрения, согласно которой в IV в. до н. э. в Греции наблюдался всесторонний кризис:

в экономической сфере – концентрация земельной собственности в руках немногих богатейших граждан, разорение свободного крестьянства и как следствие – общий аграрный кризис, снижение темпов развития ремесел и торговли, активизация рабовладельческих отношений;

в социально-политической сфере – кризис общественных отношений, нарушение равновесия между высшими и низшими слоями населения, концентрация власти в руках состоятельной элиты, вышедшей из рядов торговцев и ремесленников («буржуазии», по определению некоторых склонных к модернизации исследователей).

Эта точка зрения отразилась в ранних работах известного французского исследователя К. Моссе (C. Mosse), в фундаментальной многотомной монографии «Hellenische Poleis» («Эллинские полисы»), вышедшей в ГДР в 1974 г. под редакцией Э. Вельскопф (E. Welskopf). О кризисе полиса в IV в. до н. э. как всестороннем упадке, в основе которого лежали экономические факторы, говорится и в работах Л. М. Глускиной, Э. Д. Фролова, В. И. Исаевой и др., хотя в последние годы наметились и попытки более неоднозначной трактовки этого кризиса (работы Л. П. Маринович).

Существует и другая точка зрения, согласно которой кризис IV в. до н. э. в Греции был кризисом роста, в ходе которого экономическая и политическая эволюция древнегреческого общества вывела его за рамки полисной замкнутости. В данной концепции [она представлена в трудах чешского ученого Я. Печирки (J. Pecirka)] акцент делается преимущественно на позитивные стороны развертывавшихся процессов.

Наконец, в последние годы в западном антиковедении наметилась тенденция замалчивать кризисные явления в полисном мире IV в. до н. э. и даже – как крайнее проявление – отрицать факт кризиса классического полиса. Ярким проявлением такого подхода стали статьи [среди их авторов – ряд ведуших историков современности: Дж. Дейвис (J. Davies), К. Моссе (C. Mosse), Э. Бадиан (E. Badian), П. Родс (P. Rhodes) и др.] из сборника «Die athenische Demokratie im 4 Jahrhundert v. Chr» («Афинская демократия в IV в. до н. э.»). Правда, между сторонниками такой точки зрения нет полного единства. Так, одни историки вообще не признают наличие кризиса IV в. до н. э., другие утверждают, что кризис был, но не полиса, а лишь системы межполисных отношений; третьи полагают, что в каких-то регионах греческого мира кризис, может быть, и имел место, но не в Афинах. Единственное, что объединяет приверженцев данного направления, – попытка противопоставить традиционным взглядам нечто новое; но пока это новое еще оставляет много неясностей и скорее ставит новые вопросы, чем позволяет решить уже существующие.

Литература по теме

Глускина Л. М. Проблемы социально-экономической истории Афин IV в. до н. э. Л., 1975.

Исаева В. И. Античная Греция в зеркале риторики. Исократ. М., 1994.

Маринович Л. П. Греческое наемничество IVв. до н. э. и кризис полиса. М., 1975.

ПечатноваЛ. Г. Кризис спартанского полиса. СПб., 1998.

Фролов Э. Д. Греция в эпоху поздней классики: Общество. Личность. Власть. СПб., 2001.

Фролов Э. Д. Греческие тираны (IV в. до н. э.). Л., 1972.

Фролов Э. Д. Факел Прометея: Очерки античной общественной жизни. Л., 1991.

Die athenische Demokratie im 4 Jahrhundert v. Chr. / Hrsg. von W. Eder. Stuttgart, 1995.

HellenischePoleis: Krise – Wandlung – Wirkung / Hrsg. von E. Welskopf. Berlin, 1974. Bd 1—4.

Mosse C. La fin de la democratie ath enienne. P., 1962.

PecirkaJ. The Crisis of the Athenian Polis in the Fourth Century B.C // Eirene. 1976. Vol. 4.

ГЛАВА 18 Колонии Великой Греции в V—IV вв. до н. э.

ПОЛИСЫ ЮЖНОЙ ИТАЛИИ И СИЦИЛИИ

Великая Греция, область, включающая южную часть Апеннинского полуострова и остров Сицилия, уже в архаическую эпоху стала регионом интенсивной греческой колонизации. Здесь было построено множество эллинских городов. Наиболее важными из них на южном побережье Италии были Тарент, Метапонт, Кротон, Регий, Локры Эпизефирские, а также Сибарис, разрушенный в конце VI в. до н. э. в ходе одной из войн, на месте которого позднее возникли Фурии. На западном побережье Италии находились Кумы, Элея, Посидония (Пестум), Неаполь. На Сицилии греки особенно активно заселяли восточное побережье, где находился крупнейший центр Великой Греции – Сиракузы, а также города Занкла (позже переименован в Мессану), Катана, Леонтины и др., и южное, где возникли города Гела, Акрагант, Селинунт. В западной части острова греков фактически не было, поскольку эти земли колонизовали их конкуренты в Средиземноморье – финикийцы. Не стремились они осваивать и те области, что были удалены от моря и находились под контролем местных племен: на Сицилии это были территории сикулов и сиканов, в Южной Италии – луканов, самнитов, япигов и др.

Великая греческая колонизация

Каждая из греческих колоний становилась независимым полисом, но продолжала поддерживать тесные связи со своей метрополией. В то же время по темпам экономического и политического развития многие колонии Великой Греции опережали полисы Балканской Греции, быстро становясь богатыми и процветающими. Некоторые из них, в свою очередь, основывали новые города, превращаясь в метрополии. Подобному ходу событий способствовало то обстоятельство, что к основанию колоний подходили очень рационально: для поселений подыскивались наиболее удобные места, чтобы обеспечить благосостояние колонистов.

Наличие плодородных почв в Южной Италии и на Сицилии благоприятствовало развитию в греческих полисах Великой Греции земледелия, особенно зернового хозяйства. Этот регион со временем превратился в один из крупнейших поставщиков хлеба в Балканскую Грецию. (Не случайно на монетах Метапонта, одного из крупнейших городов Южной Италии, был изображен пшеничный колос.) Развитию экономики великогреческих полисов способствовали активные торговые связи с местными племенами, а также то обстоятельство, что большинство полисов находилось на важных морских торговых путях и становилось крупными центрами транзитной торговли. В результате некоторые города Великой Греции (например, Сибарис, Акрагант) прославились своим огромным богатством.

Интенсивной была и политическая жизнь западных греческих колоний. В полисах Южной Италии и Сицилии уже в VII—VI вв. до н. э. (порой раньше, чем в государствах Балканской Греции) появились первые своды письменных законов. Известны имена некоторых законодателей: Залевк из Локр Эпизефирских, Харонд из Катаны и др. Зачастую законы, написанные для какого-либо одного полиса, почти сразу же полностью или частично перенимались соседними.

Во многих городах Великой Греции нередко вспыхивали острые внутриполитические конфликты. В ряде случаев в полисе-колонии выделялась прослойка наиболее богатых и влиятельных граждан. Как правило, это были потомки первых поселенцев, получившие в свое владение самые обширные и плодородные участки земли. Естественно, люди, занявшие привилегированное положение, поставили колонистов, прибывших позднее, в менее выгодное положение, урезав их политические права. Это вызывало недовольство менее состоятельных граждан и порождало смуты, на волне которых к власти приходили тираны. В результате в большинстве западногреческих полисов еще в архаическую эпоху сформировались олигархические режимы.

Феномен Старшей тирании (см. гл. 7) проявился в Великой Греции (особенно на Сицилии) наиболее полно. Династии сицилийских тиранов (Дейномениды в Сиракузах, Эммениды в Акраганте и Пантариды в Геле) имели репутацию могущественных и блистательных правителей. Старшая тирания на Сицилии существовала долго: в первой половине V в. до н. э., когда в Балканской Греции с тиранами давно уже было покончено, многие сицилийские полисы еще находились под властью единоличных правителей.

Это во многом связано с тем, что историческая роль Старшей тирании на Сицилии была более позитивной, чем в Балканской Греции. В частности, для политики сицилийских тиранов всегда были характерны объединительные тенденции. Почти каждый правитель стремился распространить свой контроль на соседние города, создать крупную территориальную державу. Так действовали тираны из династии Дейноменидов, первоначально правившей в Геле. В начале V в. до н. э. тиран Гелон захватил Сиракузы и сделал их своей резиденцией, а в Геле поставил наместником своего младшего брата Гиерона. Затем Гелон захватил некоторые малые города Сицилии, создав мощное политическое объединение под своим главенством. Гиерон, ставший после смерти Гелона его наследником, продолжил расширение этой державы. Лишь в 466 г. до н. э. тирания Дейноменидов была ликвидирована, созданная ими держава распалась и входившие в нее полисы вновь стали независимыми.

Полисы Великой Греции испытывали большое влияние соседнего негреческого, «варварского» населения. Отношения с местными жителями складывались неоднозначно. В ряде случаев удавалось наладить с племенами взаимовыгодные экономические связи. Бывало, что греки подчиняли себе соседей – «варваров». Так, сикулы, жившие в окрестностях Сиракуз, были завоеваны и превращены в киллириев – категорию зависимого населения, обрабатывавшего земли граждан.

Но бывало и так, что «варварские» племена главенствовали на территории и оказывали постоянное военное давление на греческие полисы. В частности, города, основанные эллинами на западном побережье Италии, уже в V в. до н. э. попали под столь полный контроль луканов и самнитов, что со временем даже утратили свой греческий характер. В центральной части Сицилии в тот же период возник мощный союз сикульских племен (фактически раннее государство), представлявший значительную опасность для прибрежных греческих полисов.

Сиракузы. Руины алтаря Гиерона II (III в. до н. э.). Фотография

Однако сицилийским грекам пришлось столкнуться и с более серьезной угрозой. Финикийская колония Карфаген (она находилась на северном побережье Африки, на территории совр. Туниса) уже в конце архаической эпохи превратилась в самое сильное в военном отношении государство Западного Средиземноморья и в VIв. до н. э. предприняла экспансию на остров Сицилия. Карфагеняне сначала подчинили себе основанные финикийцами города на западе острова, а затем повели наступление на области, заселенные греками. Их агрессию временно остановил сиракузский тиран Гелон, который в 480 г. до н. э. нанес карфагенскому войску сокрушительное поражение. Впрочем, Карфаген от своих завоевательных планов так и не отказался.

Политическую жизнь полисов Великой Греции определяли многие факторы. Сильнейшие греческие государства Балканского полуострова в своей борьбе за гегемонию проникали и в этот достаточно отдаленный регион. Во время греко-персидских войн греки пытались, хотя и безуспешно, привлечь к созданному ими против персов союзу тирана Сиракуз Гелона. В V в. до н. э. наиболее тесные связи с Западным Средиземноморьем поддерживал Коринф, один из основателей Пелопоннесского союза. Афины также стремились превратить Великую Грецию в сферу своего влияния, однако предпринятая в 415—413 II. до н. э. знаменитая Сицилийская экспедиция окончилась полным провалом.

Источники

В Великой Греции, особенно на острове Сицилия, сложилась оригинальная школа историописания. Хотя большинство текстов сохранилось лишь во фрагментах, однако и из них можно получить немало ценной информации. Одним из первых сицилийских историков был Антиох Сиракузский (V в. до н. э.).

Уроженец Сиракуз Филист (первая половина IV в. до н. э.), видный политический деятель, сподвижник тирана Дионисия, написал «Историю Сицилии».

Тимей из Тавромения (конец IV – начало III в. до н. э.) тоже интересовался историей своего родного острова. Известно, что Тимей уделял много внимания хронологии; именно он первым среди античных историков начал датировать события по Олимпиадам, что в дальнейшем стало в греческом мире общепринятым.

Историограф Диодор Сицилийский (I в. до н. э.) создал фундаментальный, но компилятивный труд «Историческая библиотека».

КЛАССИЧЕСКИЕ СИРАКУЗЫ. ТИРАНИЯ ДИОНИСИЯ

После свержения в 466 г. до н. э. Фрасибула – последнего тирана из династии Дейноменидов – в Сиракузах установилось демократическое правление. Сиракузская демократия имела немало несомненного сходства с современной ей афинской. В частности, в 454 г. до н. э. в целях предотвращения концентрации власти в руках политических лидеров и возрождения тирании был введен петализм – судебная процедура, скопированная с афинского остракизма (отличия были лишь в том, что при голосовании сицилийцы использовали не глиняные черепки, а листья оливкового дерева и что лицо, набравшее наибольшее количество голосов, изгонялось из полиса не на десять, а лишь на пять лет). Правда, если остракизм функционировал в Афинах почти столетие, то петализм довольно скоро признали неэффективной и вредной мерой и отменили.

Геракл и амазонка. Метопа из храма Геры в Селинунте  (V в. до н. э.)

В эпоху демократии, продолжавшуюся до конца V в. до н. э., в сиракузском полисе почти не прекращалась ожесточенная борьба между соперничающими политическими группировками. Впрочем, перед лицом внешней угрозы политикам порой удавалось, на время забыв разногласия, сплотиться для защиты государства. Лучше всего это показала оборона Сиракуз от крупномасштабной военной экспедиции Афин в 415—413 II. до н. э. Сиракузяне успешно выдержали длительную осаду со стороны огромного афинского флота и войска, а в конечном счете нанесли противнику сокрушительное поражение. Это подтвердило репутацию Сиракуз как одной из ведущих военно-политических сил Средиземноморья, лидера сицилийских греков.

Однако почти сразу после столь большого военного успеха в полисе резко обострилось внутриполитическое положение. Борьба группировок приобретала все более ожесточенные формы. Сиракузская демократия переживала кризис, и это усугублялось угрозой нашествия карфагенян. В конце V в. до н. э. Карфаген в очередной раз начал активное наступление на греческие города Сицилии. В 409 г. до н. э. карфагеняне захватили Селинунт, а в 406 г. до н. э. – Акрагант, один из крупнейших экономических и политических центров региона. Опасность становилась все более реальной и для самих Сиракуз, которые, будучи крупнейшим греческим полисом Сицилии, считали необходимым возглавить борьбу живущих на острове эллинов против «варварского» нашествия. Однако сиракузское войско в борьбе с карфагенянами потерпело ряд поражений, что привело к нарастанию внутренней смуты.

Военные неудачи смог обратить в свою пользу молодой честолюбивый политик Дионисий, пользовавшийся популярностью у сиракузского демоса. После падения Акраганта он добился отстранения от власти стратегов, возглавлявших ополчение Сиракуз, и сам оказался в числе избранных на их место. Впоследствии, укрепив свое влияние в войске, Дионисий получил полномочия стратега-автократора – верховного главнокомандующего вооруженными силами. Вскоре после этого, в 405 г. до н. э., набрав отряд наемников, он осуществил государственный переворот в Сиракузах, ликвидировал демократию и сконцентрировал в своих руках единоличную власть, став тираном (впрочем, официально Дионисий носил титул архонта).

В течение своего многолетнего правления (он удерживал власть вплоть до своей смерти в 367 г. до н. э.) Дионисий четыре раза воевал с Карфагеном. На первых порах тиран добился впечатляющих успехов, почти полностью вытеснив карфагенян с Сицилии и распространив собственный контроль на освобожденные от врага территории. Правда, впоследствии, после ряда неудач на полях сражений, часть земель была потеряна, но и после этого под властью Дионисия осталось около половины территории острова.

Тиран Сиракуз проводил активную внешнюю политику не только на самой Сицилии, но также и в близлежащих регионах. Так, ему удалось включить многие населенные греками города Южной Италии (Кротон, Регий, Локры Эпизефирские и др.) в состав своей державы. Влияние Дионисия в период его наибольшей власти простиралось и на бассейн Адриатического моря, где этот правитель основал ряд поселений. Он поддерживал дружественные отношения со Спартой, Афинами и другими важнейшими полисами Балканской Греции.

Артемида Аретуза. Серебряная декадрахма Сиракуз (V в. до н. э.)

В сфере внутренней политики Дионисий был наиболее характерным представителем Младшей тирании. При необходимости он не боялся проявить откровенное насилие, казнил и изгонял своих политических противников, конфисковал все ими нажитое. Свое могущество тиран основывал прежде всего на отрядах наемников, которые получали от него щедрые награды: права гражданства, земельные наделы и т. п. В то же время Дионисий создавал видимость функционирования органов полисного самоуправления, освобождал рабов, на время избавил государство от гражданских конфликтов. В результате с его фактически единоличной властью мирились все слои гражданского коллектива.

При Дионисии значительно укрепилась военная мощь Сиракуз. Они располагали самой многочисленной в тогдашнем греческом мире армией, состоявшей как из гражданского ополчения, так и из отрядов наемников. В правление Дионисия в Сиракузах были сооружены грандиозные оборонительные укрепления, еще долго остававшиеся едва ли не лучшими в Средиземноморье. Сильным и прекрасно оснащенным был сиракузский флот, в который наряду с триерами входили пентеры – корабли с пятью рядами весел. При штурме вражеских городов стала применяться катапульта – метательное орудие, изобретенное, по некоторым сведениям, самим сицилийским тираном.

Талантливый и прекрасно образованный человек (он даже сочинял драмы), Дионисий понимал роль культуры в жизни общества и стремился использовать ее для упрочения своего престижа. Он превратил Сиракузы в крупный культурный центр, где работали многие видные мыслители и поэты. В 389—387 гг. до н. э. Сиракузы посетил великий философ Платон, задавшийся целью превратить сицилийского владыку в «идеального правителя». Но его попытка увлечь тирана своим политическим учением оказалась безуспешной. Не случайно в последующих сочинениях Платона (а затем и во всей античной исторической традиции) Дионисий предстает как образец жестокого деспота, управляющего государством с помощью террора и репрессий и живущего в вечном страхе заговоров. В то же время ему воздают должное за освобождение греческих городов Сицилии от карфагенской угрозы.

Держава Дионисия являлась, бесспорно, самым крупным и сильным государством в греческом мире первой половины IV в. до н. э. Она включала в себя как греческие полисы, так и территории, населенные местными племенами. Часто эту державу считают одной из предшественниц монархий эпохи эллинизма. Однако государство Дионисия оказалось непрочным, и это выяснилось вскоре после смерти его основателя. В греческом мире эпохи классики все объединения полисов были недолговечными, поскольку центробежные силы в конечном счете одерживали верх.

Наследником власти Дионисия стал его сын Дионисий Младший – правитель слабый, склонный к коварству и интригам. Видную роль в управлении державой играл вначале также родственник Дионисия – Дион, приверженец философских взглядов Платона. Почти сразу между Дионисием Младшим и Дионом началась борьба за первенство. Сначала Дион вынужден был покинуть Сиракузы, но в 357 г. до н. э. возвратился на родину и отстранил Дионисия от власти, отправив его в изгнание.

Однако вскоре Дион, пытавшийся осуществить платоновские утопии, утратил популярность у сограждан и был убит в результате заговора. В условиях смуты Дионисий Младший в 347 г. до н. э. захватил власть. Но к этому времени огромная держава начала распадаться, что привело к возникновению тираний в отдельных сицилийских полисах. Воспользовавшись разобщенностью греков, карфагеняне вновь начали успешное наступление на остров.

В этой ситуации полисные власти Сиракуз отказались подчиняться Дионисию Младшему и обратились за помощью к метрополии – Коринфу. В 344 г. до н. э. на Сицилию с небольшим войском прибыл коринфский полководец Тимолеонт. Он низложил Дионисия и отправил его в Коринф, где тот провел остаток жизни в качестве частного лица. В Сиракузах была восстановлена демократия. Ликвидировав тиранические режимы и в других полисах, Тимолеонт создал военно-политический союз равноправных сицилийских государств. Затем, возглавив союзные вооруженные силы, он нанес поражение карфагенскому войску, после чего отошел от государственных дел. На Сицилии вновь был установлен мир.

Вплоть до своей смерти в 337 г. до н. э. Тимолеонт пользовался огромным авторитетом и почитанием как освободитель и спаситель сицилийских греков. Впрочем, созданный им союз полисов Сицилии оказался непрочным, равно как не было стабильным и демократическое правление в Сиракузах. Сохранялась и опасность карфагенского нашествия.

ЭЛЛИНЫ НА БЕРЕГАХ ПОНТА ЭВКСИНСКОГО

Важным для греков регионом колонизации было побережье Черного моря (для греков – Понта Эвкшнского, т. е. Гостеприимного моря). Подавляющее большинство колоний здесь было основано ионийским Милетом; лишь изредка встречались города, населенные выходцами из Мегар, Теоса и других центров. Некоторые колонии уже вскоре после своего возникновения начали выступать в роли метрополий, выводя собственные колонии. Важнейшими греческими полисами, основанными в архаическую эпоху на Гостеприимном море и продолжавшими существовать и в последующие века, были: на южном побережье – Синопа, Гераклея Понтийская\ на восточном – Диоскуриада, Фасис; на западном – —стрия, Одесс, Месс'ембрия и др.

Говоря об особенностях исторического развития черноморских полисов, следует отметить, что к ним во многом применимы те же характеристики, что и к колониям Великой Греции. Многие колонии, расположившиеся в удобных бухтах Понта Эвксинского, быстро стали крупными, богатыми и процветающими полисами. Причерноморье с его плодородными почвами было зоной выращивания зерновых культур и важным центром экспорта хлеба в Балканскую Грецию. Торговля понтийских колоний с полисами метрополии осуществлялась исключительно морским путем. На первых этапах освоения Понта мореходы старались не удаляться от берегов, тем более что в Черном море практически нет островов. Но уже в V в. до н. э. через море, в самых узких его местах, было проложено несколько прямых маршрутов. Самый короткий из них проходил от южной оконечности Крымского полуострова к северному побережью Малой Азии.

Политическая жизнь причерноморских городов зачастую была весьма бурной. Там отмечалась борьба группировок, происходили государственные перевороты, в ходе которых менялись системы государственного устройства: в Причерноморье были как олигархические, так и демократические полисы. Видел понтийский регион и тиранов. Так, во второй трети V в. до н. э. в Синопе правил один из представителей Старшей тирании Тимесилей, впоследствии свергнутый афинянами. Наиболее известна правившая в Гераклее Понтийской династия тиранов, основанная в 364 г. до н. э. аристократом Клеархом, который наряду с Дионисием Сиракузским был одним из виднейших представителей Младшей тирании. Многие понтийские тираны (впрочем, как и сицилийские) стремились создавать крупные территориальные объединения, подчинять своей власти соседние города. В целом в Причерноморье малые и средние полисы всегда тяготели к более значительным. Это диктовалось наличием агрессивно настроенного «варварского» окружения.

Серебряная амфора (V—IV вв. до н. э.)

Постоянные контакты черноморских греческих городов с племенным миром материковых областей оказывали огромное влияние на развитие античной цивилизации в этом регионе. Эллинам, жившим близ Понта, приходилось сталкиваться с самыми различными этносами, находившимися либо в условиях родо-племенных отношений, либо на стадии формирования государственности. На южном побережье Черного моря соседями греков были вифинцы, халибы и др.; на восточном – колхи и иберы; на западном – фракийские племена. Особенно неоднородным было «варварское» окружение греческих городов в Северном Причерноморье и в примыкавшей к нему Меотиде (регион Азовского моря), где обитали синды, ме оты, т авры. Но наибольшее значение имел мощный племенной союз скифов, уже перераставший в раннее государство.

Отношения греков с племенным миром носили самый разнообразный характер – от относительно дружественных до откровенно враждебных. Иногда грекам удавалось подчинить «варваров» и превратить их в зависимое население; именно так поступили жители Гераклеи Понтийской с вифинским племенем мариандинов.

Однако возможен был и другой исход, когда верх одерживали «варвары», распространяя свой контроль на тот или иной полис (в таком положении, например, оказалась Ольвия). Важное влияние на жизнь греческих городов Причерноморья оказывала и ахеменидская Персия, в VI в. до н. э. завоевавшая Малую Азию и получившая побережье Черного моря. Многие понтийские полисы в течение более или менее продолжительного срока существовали под персидским владычеством. В целом «варварское» окружение вносило в жизнь черноморских греков элемент постоянной напряженности.

Понтийский регион в еще большей степени, чем Великая Греция, стал в V в. до н. э. объектом экспансии Афин. Нуждаясь в хлебе, которым столь богато было Причерноморье, афиняне стремились установить свой контроль над морскими путями. После черноморской экспедиции афинского флота в 437 г. до н.э., возглавлявшейся самим Периклом, многие из понтийских полисов (Синопа, Ольвия, Нимфей и др.) были включены в Афинскую архе и должны были ежегодно выплачивать форос. Впрочем, власть Афин над такой отдаленной греческой периферией никогда не была по-настоящему прочной и всеобъемлющей.

Источники

Полисы Северного Причерноморья имели своих историков (например, в Херсонесе Таврическом в III в. до н. э. работал Сириск), но их было мало и их труды до нас не дошли.

В подобной ситуации особенное значение приобретают археологические, эпиграфические, нумизматические источники. На протяжении десятилетий интенсивно ведутся раскопки памятников античной цивилизации на северном побережье Черного моря. Учеными прекрасно изучены Ольвия, Херсонес, греческие города на берегах Боспора Киммерийского (Керченского пролива). Первое обобщающее издание открытых в этих городах надписей, образцовое для своего времени, было осуществлено на рубеже XIX– XX вв. В. В.Латышевым. В настоящее время существуют эпиграфические своды и по отдельным государствам Северного Причерноморья – Ольвии, Херсонесу, Боспорскому царству. Публикуются также работы, посвященные многочисленным находкам монет из этих полисов.

ГРЕЧЕСКИЕ ГОСУДАРСТВА СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ

Наиболее крупным полисом на западе северопонтийского региона была Ольвия – одна из древнейших греческих колоний, основанная на рубеже VII—VI вв. до н. э. неподалеку от впадения в Черное море реки Гипанис (совр. Южный Буг) выходцами из Милета. В классическую эпоху она была экономически развитым центром, который вел активную торговлю как с другими черноморскими городами, так и с Балканской Грецией. Археологические раскопки показали, что Ольвия была довольно благоустроенным городом, с большим количеством общественных построек.

Политическая история Ольвии известна слабо. С уверенностью можно признать лишь некоторые факты. Так, к середине V в. до н. э. над Ольвией был установлен скифский протекторат. Цари скифов посылали туда наместников и имели в городе свою резиденцию. Избавиться от «варварского» контроля полис смог после понтийской экспедиции Перикла (в 437 г. до н. э.), в результате которой Ольвия была введена в состав Афинской архе. В период Пелопоннесской войны в ольвийском полисе вновь установилось демократическое правление, что обеспечило общее усиление государства, в том числе и в военном отношении. Показателем силы Ольвии стали события 331 г. до н. э., когда город осаждало македонское войско: жители мобилизовали все силы для обороны, и осада окончилась безрезультатно.

Одним из крупнейших греческих полисов Северного Причерноморья был Херсонес Таврический, находившийся на юго-западной оконечности полуострова Крым (руины города и по сей день сохраняются на окраине Севастополя). Херсонес – это дорийская колония, выведенная из Гераклеи Понтийской; в основании города приняли участие также переселенцы с острова Делос. До недавнего времени датой основания колонии считался 422 г. до н. э. Однако на сегодняшний день данные археологических изысканий позволяют практически безоговорочно утверждать, что греческое поселение на этом месте возникло значительно раньше, в конце VI в. до н. э. Херсонес был основан на землях племени тавров, с которыми, впрочем, греки почти никаких контактов не поддерживали.

До середины IVв. до н. э. Херсонес оставался небольшим городом. Однако выгодное расположение этого полиса на оживленных морских торговых путях способствовало его росту. Неподалеку от Херсонеса начинался кратчайший путь из Крыма на южное побережье Черного моря. Став одним из важнейших центров греческой цивилизации в Северном Причерноморье, Херсонес начал расширять свои владения. Около середины IV в. до н. э. в состав херсонесского государства были включены обширные территории в Западном Крыму, в частности город Керкинитида (совр. Евпатория).

Резко увеличившиеся сельскохозяйственные владения Херсонеса – как «ближняя» хора, в окрестностях города, на Гераклейском полуострове, так и «дальняя», на вновь присоединенных землях – были разделены на несколько сотен одинаковых земельных наделов (примерно по 26 гектаров каждый) и розданы гражданам полиса. Так был создан мощный земледельческий комплекс, специализировавшийся главным образом на выращивании винограда и хлеба. Период высшего расцвета Херсонеса начался в IV в. до н. э. В этот период власть в полисе следует определить как умеренную демократию. По эпиграфическим памятникам известны названия существовавших в нем различных магистратур (архонты, стратеги и др.), а также текст присяги, которую приносили херсонесские граждане, принимая на себя обязательство подчиняться полисным законам и пресекать любые попытки свержения существующего строя.

Но центром греческого мира понтийского региона стали поселения на берегах Боогора Киммерийского. Здесь в V в. до н. э. возникло Боспорское царство, образовавшееся в результате объединения ряда древнегреческих полисов, которые были основаны в ходе Великой греческой колонизации на Керченском и Таманском полуостровах. Образование Боспорского царства обычно относят к 480 г. до н. э., хотя в действительности этот процесс растянулся на десятилетия.

Изначально объединение боспорских независимых полисов имело форму военно-политического и религиозного союза. Главной причиной создания союза являлась необходимость защиты от нападения скифских племен. Руководитель союза назывался архонтом. Вначале эту должность, ставшую на деле монархической, занимали представители династии Археанактйдов. В первой половине V в. до н. э. союз был еще небольшим и включал, кроме Пантикапея, ряд городов Таманского полуострова: Фанагорию, Гермонассу и др.

Видимо, с самого начала этот союз не был равноправным: среди других городов первенствовал Пантикапей – самая древняя и крупная греческая колония в данном регионе. Пантикапей фактически выполнял роль столицы формирующегося государства: в нем находились высшие органы власти, центральный монетный двор, главная святыня Боспора – храм Аполлона. Несколько крупных полисов европейского берега Боспора, в том числе Нимфей и Феодосия, не подчинялись правителям Пантикапея.

В 438 г. до н. э. в Боспорском царстве произошел государственный переворот. Наследственная должность архонта перешла к династии Спартокидов, управлявшей государством более трех веков. При Спартокидах на рубеже V—IV вв. до н. э. наступил период высшего расцвета Боспорского царства. Владения государства значительно расширились. На западе были присоединены греческие полисы Нимфей и Феодосия, а на востоке – территории негреческих племен сйндов, мебтов и др. На этих землях боспорскими правителями был основан город Горгиппия (совр. Анапа). По отношению к завоеванным племенам Спартокиды уже в IV в. до н. э. официально приняли титул царей, но для граждан греческих полисов, входивших в их владения, они оставались архонтами (лишь в эпоху эллинизма они стали царями для всех своих подданных).

Терракотовая статуэтка из Пантикапея (IV—III вв. до н. э.)

Правители Боспора поддерживали обоюдовыгодные экономические и политические контакты с Афинами и другими крупными полисами. В позднеклассический период Боспорское царство было одним из самых сильных и богатых греческих государств. К тому же оно оказалось и достаточно стабильным и долговечным. На пантикапейском монетном дворе чеканилась местная монета, в том числе золотая, что было большой редкостью для греческого мира. Важнейшую роль для процветания боспорских городов играл вывоз хлеба в Балканскую Грецию. Для выращивания зерна греческие земледельцы использовали рабский труд.

Скифы. Золотой гребень (IV в. до н. э.)

Специфика Боспорского царства как государственного объединения заключалась прежде всего в том, что в его состав входили не только греческие полисы, но и земли, населенные «варварскими» племенами. Соответственно в общественном устройстве и культуре Боспора IV в. до н. э. наблюдался синтез античных и «варварских» начал, что позволяет считать это государство одним из предтеч эллинистической цивилизации. Определяя характер власти боспорских правителей, с наибольшей вероятностью можно говорить о том, что изначально власть Спартокидов была по своей сущности тиранической. Этой династии тиранов удалось чрезвычайно долго, по греческим меркам, не только удерживать власть в своих руках, но и упрочивать ее, что со временем позволило преобразовать ее в легитимную монархию.

В конце IV в. до н. э. в Боспорском царстве имела место кратковременная, но кровопролитная борьба за власть между несколькими претендентами на престол. Одержавший верх над братьями-противниками и возглавивший государство Евмел (правил в 309– 304 II. до н. э.) начал проводить энергичную экспансионистскую политику, добиваясь гегемонии в понтийском регионе. Однако его ранняя смерть воспрепятствовала осуществлению этих замыслов. Так завершилась для Боспорского царства классическая эпоха древнегреческой истории.

Историография

Одним из основоположников изучения античной Сицилии был русский ученый Ф. Ф. Соколов (XIX в.). И по сей день позиции российской науки в этой области традиционно весьма сильны.

Э. Д. Фролов исследовал социальные конфликты в архаических и классических Сиракузах, изучал тиранию Дионисия и историю созданной им державы. В работах В. И. Козловской анализируются процессы колонизации эллинами Великой Греции. Занимались аналогичными проблемами ученые Великобритании [Т. Данбэбин (T. Dunbabin), М. Финли (M. Finley)], Франции [Ж. Валле (G. Vallet), Л.Дюбуа (L. Dubois)] и, конечно, Италии [Ф. Гинатти (F. Ghinatti), Ф. Кордано (F. Cordano) и др.].

История греческих государств Северного Причерноморья всегда оставалась приоритетной для отечественной историографии. Наших ученых интересовали проблемы возникновения и развития северопонтийских полисов, их политического устройства и социально-экономической специфики их контактов с местным негреческим населением и т.д. Классические труды В.В.Латышева и М. И. Ростовцева были созданы в конце Х!Х – начале XX в. Крупнейшим специалистом по Северному Причерноморью был В. Д. Блаватский. Получили мировое признание и были переведены на многие иностранные языки исследования Ю. Г. Виноградова. В настоящее время в этой области плодотворно работают многие российские ученые (Г. А. Кошеленко, С.Ю.Сапрыкин, В. П. Толстиков, С. Р. Тохтасьев, Е. А. Молев, Н. А. Фролова и др.), а также их коллеги с Украины (С. Д. Крыжицкий, А. С. Русяева, М. И. Золотарёв и др.).

Литература по теме

Блаватский В. Д. Пантикапей: Очерки истории столицы Боспора. М., 1964.

Виноградов Ю. Г. Политическая история Ольвийского полиса VII—I вв. до н. э.: Историко-эпиграфическое исследование. М., 1989.

Гайдукевич В. Ф. Боспорское царство. М.—Л., 1949.

Жебелев С. А. Северное Причерноморье. М.—Л., 1953.

Золотарев М. Херсонесская архаика. Севастополь, 1993.

Козловская В. Эвбейско-ионийская колонизация Центрального Средиземноморья VIII—VI вв. до н. э. М., 1989.

Кошеленко Г. А., Кузнецов В. Д. Греческая колонизация Боспора // Причерноморье в VII—?вв. до н. э. Тбилиси, 1990.

Крыжицкий С. Д. Архитектура античных государств Северного Причерноморья. Киев, 1993.

Латышев В. В. ПОМТТКА. СПб., 1909.

Молев Е. А. Политическая история Боспора в VI—IVвв. до н.э. Нижний

Новгород, 1997. Ростовцев М. И. Скифия и Боспор. Л., 1925.

РусяеваА. С. Земледельческие культы в Ольвии догетского периода. Киев, 1979.

Сапрыкин С. Ю. Гераклея Понтийская и Херсонес Таврический. М., 1986.

Соколов Ф. Ф. Критические исследования, относящиеся к древнейшему периоду истории Сицилии. СПб., 1865.

Толстиков В. П. К проблеме образования Боспорского государства // Вестник древней истории. 1984. № 3.

Тохтасьев С. Р. Боспор и Синдика в эпоху Левкона I // Вестник древней истории. 2004. № 3.

Фролов Э. Д. Сицилийская держава Дионисия. Л., 1979.

Фролова Н. А. Монетное дело Боспора. М., 1997.

Щеглов А. Н. Полис и хора. Симферополь, 1976.

Cordano F. Le tessere pubbliche dal tempio di Atena a Camarina. Roma, 1992.

Dubois L. Inscriptions grecques dialectales de Sicile. Roma, 1989.

Dunbabin T. The Western Greeks. Oxford, 1948.

Finley M. Ancient Sicily to the Arab Conquest. N.Y., 1968.

Ghinatti F. Assemblee greche dOccidente. Torino, 1996.

Latyschev B. Inscriptiones antiquae orae septentrionalis Ponti Euxini Graecae et

Latinae. Petropoli, 1885—1916. Vallet G. Rhegion et Zancle. P., 1958. Vinogradov J. Pontische Studien. Mainz, 1997.

ГЛАВА 19 Возвышение Македонии. Конец греческой свободы

МАКЕДОНИЯ: СТРАНА И НАРОД

Древняя Македония, расположенная на севере Балканского полуострова, в своей южной части граничила с греческой областью Фессалия, от которой ее отделял горный массив. Македония преимущественно горная страна, богатая строевым лесом; впрочем, есть в ней и плодородные равнины, в основном в прибрежной полосе. Населяющие страну македоняне родственны грекам (многие античные авторы даже считали их одной из ветвей греческого этноса). Основными занятиями жителей Македонии являлись земледелие и скотоводство. Ремесла и торговля были развиты слабо. В подавляющем большинстве жители страны были свободными крестьянами, самостоятельно обрабатывавшими свои наделы. Они были объединены в сельские общины. Классическое рабство не получило в этом регионе широкого распространения.

Македония довольно долго находилась на стадии родо-племенных отношений. Процесс формирования государства в ней завершился лишь к V в. до н. э. Македонская государственность имела форму достаточно «примитивной» монархии, при которой власть царя была ограничена влиятельными аристократами. Представители высшей македонской знати именовались гетаирами (букв.– товарищами). Они входили в состав совета – органа, оказывавшего значительное влияние на принятие царем того или иного решения, занимали ключевые посты в войске, являлись наместниками окраинных областей, зачастую передавая свою власть по наследству. Фактически такие аристократы становились «полунезависимыми» правителями, лишь номинально подчинявшимися центральной власти.

Немаловажную роль в управлении страной по традиции играло также собрание войска, набиравшегося из свободных крестьян. Воля этого собрания, являвшегося пережитком «военной демократии», подчас становилась решающей при определении имени нового царя. Царский престол Македонии с VI в. до н. э. находился в руках династии Аргеадов (она считалась греческой по происхождению). Древнейшей столицей государства был город Эги, а в IV в. до н. э. этот статус перешел к городу Пелла.

Уже с начала классической эпохи Македония нередко вступала в контакты с греческими полисами, однако вплоть до середины IV в. до н. э. не играла сколько-нибудь значительной роли в политической жизни Греции. В период греко-персидских войн (с 492 до 479 г. до н. э., при царе Александре I) она была в вассальной зависимости от Персии. Затем в течение некоторого времени Македония, находясь под влиянием Афин, фактически входила в Первый афинский морской союз, но в годы Пелопоннесской войны пыталась лавировать между Афинами и Спартой. Основы экономического и военного усиления Македонии и повышения ее политической роли в греческом мире были заложены царем Архелаем I (правил в конце V – начале IVв. до н. э.), значительно укрепившим македонскую государственность и создавшим приближавшееся к греческим стандартам войско. Архелай прославился и как поклонник греческой культуры, многие выдающиеся представители которой (в том числе драматург Еврипид) работали, в частности, и при его дворе.

С этого времени грекам приходилось уже считаться с Македонией как с державой, но серьезными претендентами на гегемонию в Элладе македонские цари пока не являлись. Напротив, они сами еще порой подчинялись чужой власти. Так, в период возвышения Фив (70—60-е годы IV в. до н. э.) Македония находилась под их контролем.

РЕФОРМЫ ФИЛИППА II

Положение Древней Македонии в греческом мире резко изменилось в правление царя Филиппа II (правил в 359—336 гг. до н. э.). В результате его энергичной деятельности македонское государство за короткий срок стало сильнейшим на Балканском полуострове. В юности Филипп провел несколько лет в качестве заложника в Фивах и там познакомился с новаторской стратегией и тактикой великого полководца Эпаминонда, что в дальнейшем помогло ему в преобразовании македонской военной системы. В 359 г. до н. э. македоняне избрали Филиппа регентом при его малолетнем племяннике Аминте, а четыре года спустя Филипп полностью отстранил своего подопечного от власти и сам принял царский титул.

Уже в начале царствования Филипп II провел ряд важнейших реформ, направленных на укрепление военно-политической мощи Македонии. Центральное место в их системе заняли военные реформы. Созданная Филиппом прославленная македонская фаланга, вооруженная сарисами – копьями длиной до 6 метров, была более глубокой, чем греческая (она насчитывала до 24 рядов гоплитов) и при этом более маневренной благодаря лучшей выучке воинов и большому количеству подразделений и младших командиров. Отныне македонской фаланге не было равной силы на полях сражений. Наряду с фалангой армия включала вспомогательные части, состоявшие из средневооруженных воинов; в задачу этих отрядов входило нанесение первого удара по противнику и защита рядов фаланги от возможного окружения.

Филипп П Македонский

Македонская фаланга. Рисунок

Значительно повысилась роль  конницы, комплектовавшейся в основном из аристократов. Кава-отличавшиеся высокой боеспособностью (эта практика, судя по всему, была заимствована Филиппом II у фиванцев). Войско македонян в большей степени, чем любое из греческих полисных гоплитских ополчений, было оснащено техническими приспособлениями: катапультами, таранами, осадными машинами, служившими для штурма укрепленных городов.

Наряду с военными Филипп II провел и другие преобразования. Он завершил централизацию Македонии и укрепил институт царской власти, урезав самостоятельность местной знати. Амбициозный правитель, Филипп старался обеспечить всестороннее развитие страны: основывал новые города, путем удачных военных операций расширял приморские территории Македонии, присоединял соседние регионы, богатые плодородными землями. Он также овладел золотыми и серебряными рудниками на севере Эгеиды, что резко увеличило богатство Македонии и позволило ей приступить к регулярной чеканке монеты из золота. Такого рода акцию ранее не мог себе позволить ни один греческий полис. Только на монетных дворах персидского царя чеканились золотые дарики.

Человек образованный, покровитель деятелей греческой культуры, Филипп II пригласил знаменитого философа Аристотеля в качестве воспитателя своего юного сына Александра.

Авторитет македонского царя среди греков был необычайно высоким. Многие греческие полисы, испытывавшие на протяжении IV в. до н. э. кризис, хотели видеть в нем долгожданного «спасителя», который объединит Грецию и вернет ей былое процветание. Такое отношение вполне соответствовало замыслам самого Филиппа. И, опираясь на возросшую мощь Македонии, он приступил к достижению своей заветной цели – завоеванию гегемонии в греческом мире.

Монеты (IV в. до н. э.): – коринфский серебряный статер; 2 – македонский золотой статер

МАКЕДОНИЯ В БОРЬБЕ ЗА ГЕГЕМОНИЮ

В течение довольно долгого правления Филиппа II античная Македония почти постоянно воевала. Македонский царь вел активные военные действия сразу на нескольких направлениях, стремясь присоединить к своей стране новые владения или хотя бы поставить под ее контроль окрестные территории. На северных границах главным предметом внимания Филиппа стала Фракия, населенная многочисленными родственными племенами. Для Фракии классической эпохи была характерна политическая нестабильность, периодическое образование (и соответственно распад) в той или иной мере централизованных государств. В первые годы царствования Филиппа Македония еще отражала набеги фракийцев. Однако затем македоняне сами перешли в наступление и после длительной борьбы захватили значительную часть территории воинственных соседей, существенно раздвинув границы своего государства на север и восток.

Впрочем, власть Филиппа II над фракийскими племенами никогда не была достаточно прочной. Если приморские области Фракии ему удавалось контролировать, то внутренние горные районы либо совсем не подчинялись ему, либо подчинялись лишь номинально. Воевал македонский царь и на северо-западных рубежах своих владений, стремясь заставить иллирийские племена признать свое верховенство, но этого ему удалось добиться лишь отчасти.

Однако главным направлением внешней политики Филиппа II было все-таки завоевание Балканской Греции, стремление установить гегемонию над греческими полисами. Но, будучи исключительно дальновидным государственным деятелем, Филипп не спешил, действовал расчетливо и осторожно, стараясь достигнуть пусть не моментального, но прочного эффекта. Поэтому начать он решил с овладения наиболее близкими к Македонии полисами северного побережья Эгейского моря.

Важнейшим греческим государственным образованием в этом регионе был Халкидский союз (на полуострове Халквдика) во главе с крупным городом Олинф. В этот союз входили занимавший выгодное стратегическое положение полис Амфшіоль (у впадения в море реки Стримон), а также полисы, находившиеся в зоне черноморских проливов, первенствующее положение среди которых занимал Византий. Ситуация для Филиппа II осложнялась тем, что Северная Эгеида издавна считалась сферой влияния Афин, где они имели сильные позиции на полуострове Херсонес Фракийский и тщетно пытались овладеть Амфиполем – своей бывшей колонией, утраченной еще в период Пелопоннесской войны. Располагая сильным флотом, афиняне отнюдь не были настроены делиться с кем бы то ни было своими привилегиями в этом регионе. Таким образом, претензии Македонии на северное побережье Эгейского моря неизбежно влекли за собой конфликт Филиппа с Афинами.

Следует сказать, что уже на этом этапе македонский царь проявил себя не только как выдающийся военачальник, но и как талантливый дипломат. Вступая в борьбу с греческими полисами, он добивался стоящих перед ним целей не только путем вооруженных действий, но и с помощью переговоров, закулисных политических интриг и подкупов влиятельных лиц, становившихся в результате его тайными сторонниками. Умело ссоря между собой своих противников, он пожинал плоды их раздора.

Уже в 358 г. до н. э., пользуясь отсутствием единства в рядах противостоящих ему греческих государств, Филипп II овладел Амфиполем, что вызвало взрыв бессильного гнева в Афинах. Подчинив своей власти северное побережье Эгейского моря, Македония получила доступ к удобным гаваням и месторождениям золота и серебра. Затем Филипп захватил и Халкидику, и в 348 г. до н. э. в его руках оказался Олинф. Вялотекущие военные действия не приносили противникам никаких результатов. В конце концов афиняне, смирившись с утратой своих позиций в Северной Эгеиде, вынуждены были в 346 г. до н. э. заключить с Македонией так называемый Филократов мир (по имени Филократа – главы афинской дипломатической миссии, прибывшей в Пеллу). Этот договор закреплял успехи Филиппа, развязывал ему руки для дальнейшего наступления на Элладу и потому был крайне невыгоден не только для афинского полиса, но и для Греции в целом. В Афинах поговаривали, что послы, отправленные в Македонию для заключения мира, были попросту подкуплены Филиппом и потому согласились на все предложенные им условия.

Дальнейшие попытки македонской экспансии в североэгейском регионе были не столь успешными. В 340 г. до н. э. Филипп II попытался взять Византий, чтобы господствовать над черноморскими проливами и контролировать поступление хлеба из региона Понта Эвксинского в Балканскую Грецию. На этот раз афиняне, главный потребитель понтийского зерна, смогли оценить степень нависшей над ними опасности и оказали Византию своевременную помощь, в результате чего город смог отразить осаду македонян. Тем не менее в целом экспансионистская политика Филиппа на данном направлении оказалась, безусловно, успешной.

Постепенно Филипп II начал вмешиваться во многие дела Балканской Греции, при этом по-прежнему удачно сочетая военные действия с дипломатическими акциями. Он воспользовался тем, что в 355 г. до н. э. разгорелся очередной междоусобный конфликт, разделивший эллинские полисы на две враждующие коалиции, – так называемая Третья священная война[23] (355—346 до н.э.). Она началась с того, что Фокида предъявила претензии на господство над Дельфами (которые находились в этой области) – крупнейшим панэллинским религиозным центром и бросила вызов Дельфийской амфиктионии (Дельфийскому союзу) – религиозному объединению полисов, издревле контролировавшему святилище. Фокидяне захватили Дельфы, забрали сокровища храмовой казны и на присвоенные средства набрали сильное наемное войско. Главными защитниками интересов амфиктионии выступили Беотия и Фессалия, начавшие военные действия против фокидян. Афины встали на сторону Фокиды.

Дельфы. Сокровищница афинян. Фотография

Филипп II вступил в войну на стороне амфиктионии, представив себя в чрезвычайно благовидной роли защитника поруганной святыни. После того как был заключен Филократов мир и Афины отказались от поддержки Фокиды, в том же 346 г. до н. э. македонский царь легко добился победы. Филипп разгромил Фокиду, погасив тем самым вспыхнувший по ее вине конфликт. После этого влияние македонского царя в Греции исключительно возросло.

В ходе войны гегемонию властителя Македонии признала Фессалия. Филипп II был избран фессалийским тагом. Он поставил под свой контроль всю территорию этой области, через которую осуществлялась связь Македонии со всеми регионами Греции. Место исключенной из Дельфийской амфиктионии Фокиды заняла Македония, что означало признание Филиппа полноправным участником системы межгосударственных отношений в греческом мире. Если ранее греки относили его скорее к «варварским» правителям (подобно фракийским и скифским царям), то теперь ни у кого не должно было возникать сомнений в том, что Филипп – такой же эллин, как афиняне или фиванцы, и имеет такие же права в решении внешнеполитических вопросов. Вскоре македонский царь фактически стал лидером Дельфийской амфиктионии, принимавшей важнейшие решения с его подачи.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В АФИНАХ И МАКЕДОНСКАЯ ЭКСПАНСИЯ

По мере того как Македония все более усиливалась и влияние царя Филиппа II возрастало, перед греческими полисами все чаще вставал вопрос об отношении к амбициозным планам македонского правителя. У греков был выбор: либо оказать упорное сопротивление любым притязаниям Филиппа на гегемонию, либо подчиниться ему, осознав собственное бессилие. Занять выжидательную позицию – значило лишь оттягивать решение проблемы. Дело осложнялось тем, что не вполне ясно было, как воспринимать Македонию: как часть греческого мира или как «варварскую» силу? Естественно, в различных греческих государствах все эти вопросы решались по-своему. Так, если полисы Фессалии добровольно признали власть Филиппа, то Фокида сражалась до последнего, а Спарта, предпочитая придерживаться нейтралитета, старалась не вмешиваться в греко-македонские конфликты до тех пор, пока они ее непосредственно не коснутся.

Однако в большинстве случаев полисы, расколотые внутренней борьбой, не могли выработать единой позиции, проявляя колебания и непоследовательность, что было, разумеется, только на руку Македонии. Так, Фивы то выступали на стороне Филиппа II, то оказывались в стане его противников. Непростая ситуация сложилась в этот период в Афинах.

Внутриполитическая борьба в демократическом афинском государстве в середине IVв. до н.э. отличалась большой напряженностью. Гражданский коллектив полиса раскололся на ряд группировок, возглавлявшихся видными политиками, многие из которых не занимали какого-либо официального положения (т. е. не избирались на посты стратегов или других магистратов первого ранга), но при этом оказывали определяющее влияние на основные события общественной жизни. Группировки то создавали коалиции, то вступали друг с другом в острую конфронтацию, что выплескивалось в острые дебаты их лидеров в народном собра нии, на заседаниях Совета пятисот или на судебных процессах, которые политические деятели организовывали против своих соперников

Зевс на троне. Серебряная тетрадрахма (IV в. до н. э.).

Но самым важным был вопрос о македонской опасности. Виднейшие политики и их окружение, отражая интересы тех или иных слоев граждан, придерживались различных точек зрения на отношения с Македонией: одни настаивали на необходимости мобилизовать все силы и средства, чтобы дать достойный отпор Филиппу II, другие считали, что можно примириться с грандиозными замыслами царя, пусть даже ценой более или менее значительных уступок.

При этом нет серьезных оснований говорить о наличии в Афинах того времени двух организованных, сплоченных «партий» – промакедонской и антимакедонской. Политическая жизнь была не биполярной, а гораздо более сложной. Ни одна из «партийных» группировок, сложившихся в полисе, не может быть названа партией в современном смысле этого слова (не было ни устава, ни фиксированного членства, численность группировки не превышала нескольких десятков или сотен человек, да и объединялись они не на базе программных установок, а на личностной основе, вокруг конкретного политика). Каждый из афинских политических лидеров, определяя свою позицию по «македонскому вопросу», руководствовался как соображениями принципиального характера, т. е. своими представлениями о том, что является благом для афинян, так и определенными выгодами личностного плана. Случалось, что политик вдруг менял собственные взгляды, переходя из лагеря противников Филиппа II в число его сторонников, или наоборот.

Многим афинским государственным деятелям убедительными казались доводы Исократа о необходимости объединения Эллады для борьбы против «варваров» – персов. Этот выдающийся оратор и публицист, на протяжении многих десятилетий развивавший идею панэллинизма, в лице Филиппа II нашел, как ему представлялось, сильного вождя, который сможет воплотить в жизнь его теоретические построения – примирить греческие полисы и под своей эгидой повести их в великий поход на Восток.

Около 345 г. до н. э. Исократ опубликовал речь под названием «Филипп», воспринятую как призыв к македонскому царю взять в свои руки дело сплочения эллинского мира. Исократа можно назвать идеологом сторонников Македонии в Афинах (хотя оратор избегал активной политической деятельности). Что же касается реализации его теоретических установок, то ею занимался ряд авторитетных политиков – выдающийся финансист Евбул, талантливый оратор Эсхин, опытный полководец Фокион, дипломат Филократ и др.

Те афиняне, кто выступал за решительную борьбу с Македонией, клеймили сторонников идей Исократа как предателей, тайных агентов македонского царя, подкупленных им. В этих обвинениях, судя по всему, было зерно истины (известно, что Филипп II активно пользовался подкупом в своей дипломатии), однако позиция большинства политических лидеров промакедонской ориентации определялась не предательством интересов государства, а своеобразно понимаемым представлением о его благе. Всех этих очень разных людей объединяла мысль, что македонская гегемония в целом окажется полезной для Греции, в частности для Афин. Конечно, они отдавали себе отчет в том, что афинский полис, оказавшись под чужой властью, может полностью или частично утратить свою независимость, но считали это злом наименьшим из возможных.

К тому же сторонники примирительного отношения к владычеству Македонии небезосновательно полагали, что любое сопротивление бесполезно ввиду неравенства сил. Ни один полис, даже Афины, в одиночку не мог противостоять устремлениям Филиппа II. Чтобы победить его, необходимо было создать военно-политический союз, куда вошли бы наиболее крупные греческие полисы. А в IV в. до н. э., когда государства Эллады постоянно враждовали друг с другом, истощая себя в бесплодных конфликтах, оформить такой союз было практически невозможно.

Сам афинский полис был уже далеко не тот, что столетие назад, когда его воины наносили сокрушительные поражения грозному персидскому царю. Вооруженные силы государства были значительно слабее, финансовая система разлажена. Правда, Евбул, в течение ряда лет руководивший афинскими финансами, сумел серьезно укрепить их. Именно поэтому он был особенно заинтересован в сохранении достигнутых результатов. Любая война, а тем более война с сильной Македонией, нанесет ощутимый ущерб государственной казне, и Евбул стремился переориентировать экономику и политику Афин с военного на мирный путь. Это, естественно, приводило его в ряды «промакедонски» настроенных деятелей полиса.

Лидером тех слоев афинян, которые выступали за бескомпромиссную борьбу с македонским царем, был Демосфен – величайший оратор в древнегреческой истории и крупнейший политический деятель Афин IV в. до н. э. В качестве его союзников выступали вожди других группировок – Гиперйд и Лйкург, тоже прославившиеся как прекрасные ораторы.

Демосфен и его единомышленники, будучи убежденными сторонниками афинской демократии, вполне понимали, что победа Филиппа II и признание македонского владычества повлекут за собой отстранение демоса от управления государством, установление олигархии или даже тирании (время показало, что они отнюдь не ошибались). В страстных речах перед народным собранием и другими органами власти они призывали афинян \стряхнуть с себя оцепенение и всерьез готовиться к схватке с могущественным врагом: укреплять сухопутное войско и морской флот, направлять все свободные денежные средства на нужды обороны и, преодолевая застарелые распри, вести переговоры с другими полисами о создании антимакедонской коалиции.

Оппоненты Демосфена старались очернить оратора-политика, заявляя, что он столь решительно выступает за войну с Македонией лишь потому, что подкуплен персидским царем, осознавшим опасность, которую начинал представлять для него Филипп II, и пытавшимся не допустить усиления Македонии. Вообще дебаты между противоборствующими сторонами отличались крайне жестким характером, зачастую выходя за рамки политической корректности. Дошедшие до нас политические речи Демосфена и Эсхина, направленные друг против друга, переполнены грубыми нападками на «противника», клеветническими обвинениями, а то и площадной бранью.

Демосфен

В борьбе группировок в афинском полисе то одной, то другой из них удавалось одержать верх, что вело к нестабильной, неоднократно изменявшейся внешнеполитической политике Афин. Победой сторонников Македонии стало заключение Филократова мира. Однако Демосфен и его единомышленники начали столь широкомасштабную кампанию против лиц, подписавших этот договор, что возглавлявший посольство Филократ вынужден был бежать из Афин. Мир между афинским полисом и Филиппом II был расторгнут.

Важным вопросом, постоянно волновавшим афинян, было расходование государственных финансов. В это время по предложению Евбула все излишки денежных средств, остававшиеся у полиса, передавались в теорикон (т. е. в зрелищный фонд) и затем использовались на вспомоществование беднейшим афинянам, позволяя им покупать билеты на празднества и театральные представления. Такая политика, без сомнения, вполне удовлетворяла низшие слои демоса. Однако Демосфен выступал за передачу свободных денег из зрелищного фонда в военный. В конце концов ему удалось добиться этого, и на укрепление афинского войска были получены значительные средства.

Заботила Демосфена и необходимость создания союза греческих полисов, направленного против Македонии. Он лично вел переговоры со многими городами Эллады, добиваясь их перехода на сторону Афин, или, по меньшей мере, сохранения нейтралитета в грядущей войне. В результате постепенно начала складываться антимакедонская коалиция, правда, формировалась она медленнее, чем следовало бы.

Источники

Важными источниками, относящимися преимущественно к IV в. до н. э., являются сочинения выдающихся древнегреческих ораторов. В это время они начали записывать и издавать свои речи, что позволило многим из этих произведений судебного, совещательного и эпидейктического жанров сохраниться до нашего времени. В них содержится богатейшая информация, особенно по тем периодам и аспектам афинской истории, которые недостаточно освещены в трудах историков.

В речах «ранних» (V—IV вв. до н. э.) афинских ораторов, таких, как Лисий, Андокид, содержится много сведений о внутриполитической борьбе в период Пелопоннесской войны, функционировании антидемократических гетерий, олигархических переворотах 411 и 404 гг. до н. э., а также о повседневной жизни населения Греции классической эпохи.

На протяжении многих десятилетий Афин V—IV вв. до н. э. заметной фигурой в общественной жизни был знаменитий оратор Исократ. Его произведения, имевшие форму речей, а по существу являвшиеся публицистическими памфлетами, затрагивают самые разные аспекты социально-политической жизни греческого мира эпохи кризиса классического полиса. В них последовательно проводится идея панэллинизма, дается суровая критика кризисных явлений, характерных для Греции IV в. до н. э., содержится призыв к восстановлению «отеческого государственного устройства», т. е. к отказу от крайностей радикальной демократии и переходу к монархическим формам правления.

Огромное значение для изучения древнегреческой истории имеют речи знаменитого афинского оратора Демосфена. Их сохранилось около 60 (правда, некоторые из приписываемых ему сочинений, возможно, принадлежат другим авторам). Весь свой политический темперамент Демосфен направил на борьбу за независимость Афин, против притязаний Македонии на гегемонию в Элладе. Его речи (в том числе «О преступном посольстве», «О венке», цикл речей «Филиппики» и др.) содержат колоссальное количество интереснейших сведений об истории афино-македонского противостояния и о конфликте политических группировок в Афинах в это время. Подобные сведения содержатся и в речах афинских ораторов, принадлежавших к числу как его союзников (Гиперид, Ликург), так и противников (Эсхин).

Речи всех древнегреческих ораторов содержат информацию о различных сторонах жизни полисов. В частности, из судебных речей мы узнаем очень много о греческом праве, законодательстве, о судопроизводстве в афинском полисе. В них содержатся обширные цитаты из законов и государственных постановлений.

Однако необходимо подчеркнуть, что использовать памятники древнегреческого ораторского искусства в качестве исторических источников следует с предельной осторожностью. Эти произведения, создававшиеся (и произносившиеся) в условиях острой политической борьбы, кипения страстей, являются тенденциозными, субъективными и нередко грешат сознательным искажением фактов.

ФИЛИПП II ВО ГЛАВЕ ЭЛЛАДЫ

Доходившие до Филиппа II вести о складывавшемся антимакедонском союзе побуждали его к активным действиям. И царь Древней Македонии счел, что наступило время активных действий, и воспользовался вспыхнувшей в 339 г. до н. э. в Греции Четвертой священной войной, которую вел Дельфийский союз против города Амфисса в Локриде. Призванный на помощь стоявшими на его стороне членами союза, Филипп взял Амфиссу, а попутно установил свой контроль над важнейшим в стратегическом отношении Фермопильским проходом и овладел охранявшей подступы к нему крепостью Элатея. Теперь он угрожал с севера всей Средней Греции, в том числе и Аттике. Захватнические планы македонского царя были отныне ясны для всех, воспрепятствовать его дальнейшему продвижению становилось чрезвычайно трудно.

В Афинах весть о происшедших событиях вызвала настоящий шок. Сразу же было созвано народное собрание. Впоследствии Демосфен вспоминал, насколько велика была в тот момент всеобщая растерянность: «Глашатай стал спрашивать, кто желает говорить. Но не выступил никто. И хотя уже много раз глашатай повторял свой вопрос, все-таки не поднимался никто. А ведь были налицо все стратеги, все обычные ораторы, и отечество призывало, кто бы высказался о мерах спасения». В конце концов слово взял Демосфен и предложил программу немедленных действий. По его инициативе в срочном порядке был заключен военный союз Афин с Фивами: два сильнейших полиса Средней Греции, ранее постоянно враждовавшие и боровшиеся за гегемонию, согласились объединиться для противостояния общему противнику. Кроме Афин и Фив, в антимакедонский союз вошли Коринф, Мегары, города областей Эвбея и Ахайя. Но сопротивляться было уже слишком поздно. К тому же в организации отпора македонянам приняли участие далеко не все греческие государства. В частности, Спарта продолжала сохранять нейтралитет.

Решающее сражение между македонским войском Филиппа II и союзной греческой армией, основу которой составляло афино-фиванское ополчение, произошло в августе 338 г. до н. э. близ города Херонея, что в Беотии. В афинской фаланге в качестве рядового гоплита сражался и Демосфен. Силы сторон были фактически равны – примерно по 30 тысяч человек. Исход битвы при Херонее, длительной и трудной как для греков, так и для македонян, еще долгое время оставался неясным. Вначале перевес оказался на стороне антимакедонской коалиции, но затем фланговая атака македонской кавалерии, которой командовал Александр, юный сын царя Филиппа сокрушила отборные силы фиванцев (на поле боя остался лежать весь «священный отряд») и обратила греков в бегство. Это проигранное сражение ознаменовало конец самостоятельного развития греческих полисов и установление в Элладе македонской гегемонии. Так трагично завершилась классическая эпоха древнегреческой истории.

Памятник афинянам и фиванцам, павшим в битве при Херонее

После разгрома при Херонее в Афинах со дня на день ждали вторжения македонян. Предлагались  самые различные способы укрепления обороноспособности города. Так, оратор и политик Гиперид советовал освободить и вооружить рабов, предоставить гражданские права метекам. Столь радикальная инициатива, не вызвавшая сочувствия даже у Демосфена, была отклонена.

Но Филипп II не пошел на Афины. После Херонейской битвы, прекрасно понимая, что эллины были побеждены, но не сломлены, он проявил демонстративное милосердие и миролюбие. И утверждать македонское господство военной силой, осаждая и захватывая один за другим греческие полисы, задача вряд ли выполнимая. Поэтому царь Македонии предпочел действовать дипломатическими методами, тем более что теперь он мог говорить с греками с позиции силы, языком победителя. Наказанию подверглись только Фивы, которые ранее находились в союзе с македонянами, а затем перешли на сторону противника.

С Афинами же был заключен мирный договор на весьма щадящих условиях. Афинская демократия продолжала существовать. Афиняне не понесли почти никаких территориальных потерь (им пришлось отдать Филиппу лишь Херсонес Фракийский). Афинские воины, взятые в плен после поражения при Херонее, были возвращены на родину без выкупа. Политические лидеры антимакедонской ориентации (Демосфен, Гиперид и др.) не подверглись никаким репрессиям. Филипп желал показать всем, что он является не жестоким завоевателем, а объединителем Греции, долгожданным гегемоном, который принесет мир, порядок и процветание в политически раздробленный мир эллинских полисов, что он намерен не самовластно диктовать свою волю, а прислушиваться при решении всех важнейших вопросов к мнению греков.

В 337 г. до н. э. по инициативе Филиппа II в Коринфе был созван общегреческий конгресс, который должен был подвести итоги греко-македонского противостояния. На конгресс прибыли представители всех полисов Балканской Греции, кроме Спарты, которая по-прежнему сохраняла нейтралитет. На Коринфском конгрессе был принят ряд важных решений, которые определили историческую судьбу греческого мира на последующие десятилетия. Объявлялось о завершении войн и установлении в Элладе всеобщего мира, гарантом которого выступал македонский царь. Более того, запрещалось вести не только внешние вооруженные конфликты – полис с полисом, но и междоусобные войны внутри полисов, организовывать государственные перевороты и изменять существующий политический строй, прибегать к массовым казням и конфискациям имущества, проводить радикальные социально-экономические реформы (например, такие, как отмена долгов, передел земель, освобождение больших групп рабов). Отныне объявлялась свобода торговли и мореплавания, для безопасности которого предлагалось организовать борьбу с пиратством.

Таким образом, Филипп II выступал в роли «благодетеля» Эллады, даровавшего измученной греческой земле стабильность и благосостояние. В то же время за красивыми фразами отчетливо прочитывалась олигархическая сущность основных постановлений конгресса. Не в последнюю очередь они были направлены против сторонников радикальной демократии.

Важнейшим решением Коринфского конгресса стало создание общегреческого военно-политического союза, гегемоном которого и главнокомандующим вооруженными силами был объявлен Филипп II. При этом Греция формально сохранила свободу и не стала частью македонского государства. По отношению к грекам Филипп выступил не властелином, а вождем и соответственно принял на себя обязательство не вмешиваться во внутренние дела греческих полисов. Главной целью общегреческого союза объявлялась война с Персией (прямо на конгрессе она и была объявлена). Провозглашалось, что эллины обязаны отомстить персам за нашествие на Грецию в начале V в. до н. э., за сожжение Афин и поругание греческих святынь. Для ведения военных действий создавалась союзная армия, которая должна была комплектоваться из греков и македонян.

Так, вольно или невольно Филипп II оказывался тем государственным деятелем, который начал претворять в жизнь панэллинскую программу Исократа[24]. По приказу царя сразу же после завершения Коринфского конгресса в Малую Азию для ведения военных действий против персов был переправлен 10-тысячный македонский корпус под командованием опытного полководца Пармениона. Первые военные операции принесли македонянам успех. Филипп уже готовился и сам отправиться в персидские владения во главе основных греко-македонских сил, однако роковая случайность разрушила его планы великого похода на Восток. В 336 г. до н. э. на пиру, который Филипп давал по случаю замужества своей дочери, молодой македонский аристократ, незадолго до того обиженный царем и жаждавший мести, заколол его кинжалом.

После смерти Филиппа II власть в Македонии унаследовал его двадцатилетний сын Александр III, вошедший в историю под именем Александра Македонского, или Александра Великого. На новом конгрессе в Коринфе он был утвержден и в качестве гегемона панэллинского (т. е. общегреческого) союза и главнокомандующего его вооруженными силами. Именно этому молодому человеку предстояло с блеском свершить то, что не успел сделать его отец. С именем Александра Македонского связано начало новой эры древнегреческой истории – эпохи эллинизма.

Историческое значение деятельности Филиппа II определяется не только тем, что он создал предпосылки для грандиозных деяний своего великого сына, но и тем, что события, которыми он руководил, как бы завершили классический период истории Греции, эпоху независимых полисов.

Можно давать самые разные оценки борьбе Филиппа II за гегемонию в Греции, тем методам, которые он применял в этой борьбе. Однако несомненно одно: историческое поражение полисного мира, судя по всему, было неизбежным. Установление македонской гегемонии в Греции явилось закономерным результатом кризиса классического полиса и всей системы межполисных отношений. С каким бы уважением ни относились мы к Демосфену, борцу за независимость демократических Афин, следует помнить, что он защищал уходящее в прошлое, ценности, обреченные историей.

Историография

История Древней Македонии не часто привлекала внимание исследователей [она освещена в работах Н.ХЭммонда и Ф. Уолбэнка (N. Hammond, F. Wallbank), А. С. ІІЮфмана]. Гораздо чаще изучалась внутриполитическая борьба в греческих полисах, особенно в Афинах, в период возникновения македонской опасности. В работах К. Моссе (C. Mosse), Ш. Перлмана (S. Perlman), Ф. Митчела (F. Mitchel), В. Вилля (W. Will) рассматривались основные афинские политические группировки, существовавшие в IV в. до н. э., их состав, позиции и т. п.

В российском антиковедении эту проблематику наиболее детально изучала Л. П. Маринович. Если ранее считалось, что в афинском полисе в то время существовали две крупные политические группировки – антимакедонская (демократическая) и промакедонская (олигархическая), то теперь все чаще признается, что реальная картина политической жизни была гораздо сложнее, что она характеризовалась не биполярностью, а многополярностью, как это, собственно, всегда и было в древнегреческих государствах.

Литература по теме

Маринович Л. П. Греки и Александр Македонский. М., 1993.

Шофман А. С. История античной Македонии. Казань. 1960. Ч. 1.

Drerup Е. Demosthenes im Urteil des Altertums. Wurzburg, 1923.

Hammond N., Walbank F. A History of Macedonia. Oxford, 1988.

Mitchel F. Lykourgan Athens. Cincinnati, 1970.

Montgomery H. The Way to Chaeronea. Bergen, 1983.

Mosse C. Athens in Decline. L., 1973.

Perlman S. Political Leadership in Athens in the Fourth Century B.C. // Parola del passato. 1967. Vol. 114.

Sealey R. Demosthenes and his Time. Oxford, 1993.

Will W. Athen und Alexander. Munchen, 1983.

Раздел 4 ЭПОХА ЭЛЛИНИЗМА

У истоков эпохи эллинизма стоит личность (и это впервые в античной истории) – македонский царь Александр Великий (правил в 336—323 гг. до н. э.). Короткая, но насыщенная бурными событиями жизнь Александра, без сомнения, уникальна. Далеко не каждому даже из великих исторических деятелей доводилось стать не просто основателем нового государства, но воистину творцом нового мира, новой социокультурной «вселенной». На долю Александра выпала именно такая судьба.

ГЛАВА 20 Александр Македонский. Создание мировой державы

АЛЕКСАНДР ВЕЛИКИЙ – ЧЕЛОВЕК, ПОЛКОВОДЕЦ, ПОЛИТИК

Сын царя Филиппа II и его первой жены – эпирской царевны Олимпиады, наследник македонского престола, Александр (356—323 до н. э.) получил превосходное образование: его наставником в течение нескольких лет был великий Аристотель. Любимым чтением Александра, воспитанного в традициях греческой культуры, была Гомерова «Илиада», папирусный свиток которой неизменно сопровождал его во всех походах. Однако в противоречивом характере будущего царя было немало и негативных черт: наряду с непоколебимой отвагой, великодушием, щедростью, ему были знакомы вспышки необузданного гнева, а также подозрительность, нетерпимость к возражениям, склонность к пьянству.

Уже в ранней юности Александр проявлял выдающиеся полководческие и административные способности. Филипп II, отправляясь в военные походы, нередко оставлял юношу управлять государством, а если брал его с собой, то поручал весьма ответственные военные задания. Так, в сражении при Херонее восемнадцатилетний Александр командовал македонской конницей.

Лисипп. Александр Македонский

После трагической гибели Филиппа II в 336 г. до н. э. его двадцатилетний сын унаследовал престол. Он горел желанием продолжить дело отца и отправиться в поход на Персию, но вначале необходимо было укрепить собственное положение на троне. Полтора года царь Александр III потратил на усмирение мятежей как на северных границах Македонии, так и в особенности в греческих полисах. Не без труда он добился на конгрессе в Коринфе подтверждения своих полномочий главы панэллинского союза, командующего греко-македонскими вооруженными силами.

В 335 г. до н. э. Александр отправился в поход на фракийские и иллирийские племена: включенные Филиппом II в состав Македонии, после его смерти они подняли восстание. Эта военная акция оказалась успешной, но в отсутствие македонского царя в Греции вновь началось движение против его гегемонии. Неутомимый Демосфен призывал эллинов сбросить чужеземное владычество, и его призывы находили поддержку в обществе. Когда от одного города к другому поползли непроверенные слухи о гибели Александра, первыми против македонян открыто выступили фиванцы.

Однако силы были неравны. Александр неожиданно вернулся в Грецию, взял Фивы и подверг их страшной каре: один из славнейших греческих городов был стерт с лица земли, а все его население обращено в рабство. Этим македонский царь продемонстрировал, какая участь постигнет всех непокорных. Остальные греческие полисы, напуганные расправой, уже не помышляли о явном проявлении недовольства. Только теперь, поставив под свой контроль ситуацию на Балканском полуострове, Александр мог беспрепятственно приступить к главному делу своей жизни – походу в Азию.

Источники

Эпоха эллинизма хорошо освещена в многочисленных источниках. Сохранилось весьма много письменных свидетельств об эллинистическом мире, несмотря на то, что многое оказалось безвозвратно утрачено. Походы Александра Македонского, справедливо оцененные современниками как событие эпохальное, были очень подробно исследованы историками.

Многие участники походов Александра Великого – и высокопоставленные военачальники (Птолемей и Неарх), и рядовые командиры (кормчий Онесикрит, военный инженер Аристобул и др.) – впоследствии написали воспоминания о войнах в Азии. В этих произведениях содержалась ценнейшая информация, изложенная самими очевидцами событий. К сожалению, записки соратников Александра дошли до нас во фрагментах, но полными текстами активно пользовались античные авторы, описывавшие деяния покорителя персидской державы: Диодор, Плутарх, Курций Руф, Арриан и др.

ВЕЛИКИЙ ПОХОД НА ВОСТОК

Ранней весной 334 г. до н. э. молодой македонский царь Александр наконец приступил к осуществлению замыслов своего отца. Он переправился с войском общегреческого союза в Малую Азию, на персидскую территорию. По приблизительным подсчетам, армия Александра состояла из 30 тысяч пехотинцев и 5000 кавалеристов. Войско было неоднородным по своему этническому составу. В основном это были македоняне и представители других народов, живших на территории македонского царства. Греков было 12 тысяч: 7000 воинов входили в состав полисных ополчений, выделенных в распоряжение Александра, остальные являлись наемниками. Армия была прекрасно вооружена и обучена, ее сопровождали специалисты для сооружения осадных приспособлений. С войском Александра на Восток отправилось немало ученых, писателей, философов.

Походы Александра Македонского

По греческим масштабам, войско, вступившее в пределы державы Ахеменидов, было весьма многочисленным. Однако оно не могло идти ни в какое сравнение с той армией в сотни тысяч воинов, которую в случае необходимости был способен выставить персидский царь Дарий III. В 30-е годы IV в. до н. э. Персия по-прежнему оставалась огромным и богатейшим государством. Однако все больше обнаруживались ее хозяйственная отсталость и внутренняя нестабильность, проявлявшаяся в сепаратистских устремлениях сатрапов отдельных областей, равнодушии населения к государственным нуждам и, как следствие, в слабости военной организации.

Пытаясь найти выход из положения, персидские владыки активно привлекали на службу греческих наемников, которые занимали самые различные посты: от рядовых воинов до командиров высокого ранга. Один из них, талантливый полководец Мемнон с Родоса, фактически командовал всеми вооруженными силами Ахеменидов в Малой Азии. Сильнее греко-македонского был и превосходивший его по численности более чем вдвое персидский флот, основу которого составляли финикийские корабли.

В начале Восточного похода, в 334 г. до н. э., планы Александра вряд ли были очень далеко идущими. Вероятно, он рассчитывал завладеть лишь малоазийскими землями персов. Но противник сам облегчил ему задачу. Персидские сатрапы, управлявшие Малой Азией, вопреки мнению Мемнона, настаивавшего на отступлении в глубь материка в поисках более выгодной оборонительной позиции, решили немедленно дать войску Александра генеральное сражение. Оно состоялось на берегах реки Граник (совр. Коджабаш), неподалеку от места высадки греко-македонских сил. Силы сторон, размещавшиеся на разных берегах, были примерно равны. Персы выжидали, заняв выгодную позицию на высоком и крутом берегу. Александр решил форсировать Граник; молниеносным ударом конницы он атаковал врага и при поддержке переправившихся под прикрытием кавалерии основных сил пехоты обратил неприятеля в бегство. Битва при Гранике закончилась полным разгромом персидского войска. Здесь впервые проявилась одна из особенностей военного искусства Александра Македонского – применение кавалерийской атаки на наиболее важном направлении.

После столь убедительно выигранной битвы македонскому царю добровольно сдались греческие города Малой Азии, со времен Анталкидова мира (387 г. до н. э.) находившиеся под ахеменидским владычеством. Сопротивление Александру Македонскому оказали лишь Милет и Галикарнас, в которых позиции персов были особенно сильны, но и эти города вскоре были взяты. В освобожденных полисах были свергнуты симпатизировавшие персидским властям олигархические режимы и установлено демократическое правление. Затем Александр планомерно начал подчинять своей власти регионы малоазийского полуострова. Вначале он прошел по его югу (области Ликия и Памфилия), после этого повернул на север: во Фригию[25], Пафлагонию, Каппадокию, а затем, преодолев горный хребет Тавр, вновь спустился к Средиземному морю и оказался в Киликии. В конце концов вне его контроля остались лишь труднодоступные горные районы на севере и востоке Анатолии[26].

Однако в тылу уходящего все дальше войска продолжал действовать персидский флот в Эгейском море, представлявший серьезную опасность. Командовавший им Мемнон, захватив некоторые греческие острова, фактически полностью господствовал в Эгеиде. Он замышлял перенести военные действия в Балканскую Грецию, а также закрыть черноморские проливы и тем самым пресечь все связи греко-македонской армии с родиной. Хотя угроза быть отрезанным от Эллады постоянно нависала над войском Александра Македонского, царь, не обращая внимания на эту опасность, смело двигался на восток.

ПОБЕДА ПРИ ИССЕ. ОВЛАДЕНИЕ ЕГИПТОМ

В 333 г. до н. э. войско Александра Македонского перешло из Малой Азии в Северную Сирию. Навстречу ему уже двигалась огромная (200—250 тысяч человек) персидская армия во главе с Дарием III, принявшим на себя командование. Противники сошлись в узкой долине у города Исс, на пересеченной местности между горами и морем, где из-за недостатка пространства персам не удалось реализовать в бою свое численное превосходство. Сражение при Иссе во многом напоминало битву при Гранике. Вновь решающую роль сыграла атака македонской конницы. Александр, командовавший правым флангом своего войска, направил кавалерийский отряд в центр фронта персов, где находилась ставка Дария. На левом фланге армия Александра несла в это время значительные потери. Однако в разгар битвы, исход которой был еще далеко не решен, Дарий, увидев приближавшегося к его колеснице Александра, пришел в полное замешательство и, испугавшись за свою жизнь, в страхе бежал с поля боя. Персидское войско осталось без командующего, что вскоре привело к его разгрому. После сражения в руках Александра оказалась не только походная казна Дария, но и вся семья персидского царя: позорно брошенные им мать, жена и дети.

Александр Великий на коне Буцефале

Победа на Иссе стала переломным моментом войны и открыла Александру путь в центральные области Персии. Отныне, став господином положения, македонский царь радикально изменил свои планы. Осознав открывшиеся перед ним новые перспективы, он сделал своей целью покорение всей державы Ахеменидов. Поэтому мирные предложения Дария III, готового уступить выигравшему противнику земли от Эгейского моря до реки Галис, т. е. большую часть Малой Азии, были отвергнуты Александром в оскорбительной форме.

Однако, чтобы реализовать грандиозный завоевательный план, царю Македонии необходимо было сначала обезвредить персидский флот. Поэтому Александр отказался от преследования войск Дария III и немедленного похода в Месопотамию и Персиду, где находились основные административные центры Ахеменидов, а повел армию в Финикию, так как именно оттуда выходили в Эгейское море военные корабли персов. Греко-македонские силы без боя заняли почти все финикийские торговые города. Подчинившись новому властителю, финикийцы предоставили в его распоряжение свои эскадры, отозвав их из персидских военно-морских сил. В результате флот Ахеменидов, потеряв без боя почти все корабли, перестал представлять серьезную опасность, а флот Александра за короткий срок значительно вырос.

Из городов Финикии отказался сдаться лишь древний Тир, находившийся на острове и считавшийся неприступным. Но и этот город после изнурительной семимесячной осады и сооружения дамбы, соединившей остров с материком, был взят. Под контролем Александра оказалась также Палестина, причем серьезное сопротивление оказала только сильная крепость Газа.

Дарий III вновь попытался вступить в мирные переговоры, предлагая Александру на этот раз все земли до реки Евфрат. Но никакие уступки уже не устраивали македонского царя: он твердо вознамерился полностью лишить Дария власти и создать на месте персидской новую грандиозную державу.

Александр Македонский в виде Амона (рога-символ бога) Монета

В 332 г. до н. э. греко-македонское войско без всякого сопротивления овладело богатым Египтом: сатрап этой области державы Лхеменндов перешел на сторону Александра. Египетские жрецы по древнему обычаю провозгласили своего нового властителя фараоном, сыном бога Амона. С этого момента берет начало идея о божественности Александра Македонского. Обожествление царской власти и ее носителей ранее было чуждо грекам, но издавна коренилось в сознании многих народов Востока. Понимая это, Александр для укрепления своего авторитета не преминул воспользоваться традиционными восточными идеями.

Организуя управление Египтом, македонский царь демонстрировал подчеркнутое уважение к местным традициям и обычаям. Он привлекал египетскую знать к исполнению властных функций (правда, в гражданской сфере, военное командование оставалось в руках македонян), совершил паломничество к святилищу бога Амона, находившемуся в оазисе к западу от Египта. На египетском берегу Средиземного моря был основан город Александрия.

КОНЕЦ АХЕМЕНИДОВ

В Египте Александр Македонский предоставил войску длительный отдых, а в 331 г. до н. э. наконец направился с армией во внутренние области персидской державы. К этому времени Дарий III собрал новое войско, численность которого, по мнению античных авторов, доходила до миллиона человек. Эта оценка несколько преувеличена. Но следует учитывать, что персидский царь прекрасно понимал всю серьезность момента, рассматривал грядущее решительное столкновение с греческими войсками как свой последний шанс сохранить власть и, естественно, постарался мобилизовать максимальное количество оставшихся сил. В его распоряжение прибыли многочисленные вооруженные отряды из восточных областей царства. Точную численность персидской армии определить невозможно, но, во всяком случае, смело можно говорить о наличии у Дария нескольких сотен тысяч воинов против нескольких десятков тысяч у Александра; неравенство сил было очевидно.

Александр Великий и Амон. Рисунок с рельефа в Луксоре

Серпоносная колесница. Рисунок

Мощной ударной силой персов считались колесницы с длинными и острыми вращающимися серпами, укрепленными по обеим сторонам оси. Врезаясь в строй противника, такие серпоносные колесницы должны были рубить на куски его живую силу. Впрочем, греки быстро научились бороться с этим оружием. Они расступались перед несущимися колесницами, пропускали их, а затем уничтожали возниц. Были у персидской армии также боевые слоны.

Последнее крупное сражение войны Александра Македонского с Дарием III произошло 1 октября 331 г. до н. э. в Северной Месопотамии, недалеко от реки Тигр, на обширной равнине у местечка Гавгамелы, где персы могли свободно развернуть все свои силы и попытаться реализовать численное преимущество. Битва при Гавгамелах была ожесточенной и продолжалась почти целый день, причем долгое время ни одна из сторон не имела решающего перевеса. Александр, по обыкновению, взял на себя командование правым флангом греко-македонской армии. В начале сражения он совершил неожиданный обманный маневр (движение направо), приведший персов в замешательство, а потом, как и в битве при Иссе, направил конницу в центр персидского войска, где находилась ставка Дария.

План сражения при Гавгамелах

Персидские воины, в свою очередь, теснили греко-македонские части на их левом фланге, которым командовал Парменион. Главной опасностью для войск Александра была возможность окружения: так как линия фронта у персов была значительно длиннее, то в ходе битвы они могли охватить фланги противника. Войско македонского царя тем временем, не обращая внимания на опасности, продолжало свой натиск на персидский центр. В результате почти полностью повторилась ситуация предыдущей встречи Дария III и Александра на поле боя: владыка, персов растерялся и, бросив армию, скрылся в одной из своих столиц городе Экбатаны, в Мидии. Греки одержали полную победу.

Александр Македонский не стал преследовать персидского владыку. Он двинулся прямо в центр державы Ахеменидов и стал легко за нимать ее главные города. Древний Вавилон сатрап Мазей сдал без боя, за что Александр оставил его на посту наместника Вавилонии. Этим он продемонстрировал знатным персам, занимавшим ключевые посты в персидском царстве, что не намерен расправляться с ними и при условии изъявления покорности сохранит их влиятельное положение. Такая политика, несомненно, облегчала его продвижение вперед: сатрапы многих областей предпочитали добровольно подчиниться власти нового владыки.

Дарий III в битве при Гавгамелах. Фрагмент мозаики из Помпей

Без боя сдались и Сузы – административная столица державы Ахеменидов, где находились бюрократический аппарат и государственная казна. Некоторое сопротивление оказал лишь Персеполь (совр. Техте-Джемшид) – священный город персидских царей, центр области Персида, – но и он вскоре оказался под контролем греков. Персеполь был отдан воинам на разграбление, и находившийся в нем великолепный царский дворец был предан огню. Это был демонстративный акт мести персам за нашествие на Грецию в начале V в. до н. э. и за сожжение Афин. После овладения Сузами и Персеполем в руки Александра попали колоссальные богатства царской казны: веками хранившиеся сокровища оценивались не менее чем в 170 тысяч талантов серебром.

Теперь войску Александра Македонского предстоял путь на север, в Экбатаны, где скрывался Дарий III. При вести о приближении греков персидский царь пытался бежать в восточные сатрапии – обширные, богатые и не затронутые войной. Он еще надеялся собрать на востоке своих владений новые силы и продолжить борьбу. Однако Дарий, проявивший себя откровенно слабым полководцем, совершенно утратил популярность даже у собственных придворных. Царские приближенные во главе с Бессом, сатрапом -Бактрии, составили против Дария заговор, арестовали его, а впоследствии убили. Когда Александр, преследовавший своего противника, обнаружил тело последнего представителя династии Ахеменидов брошенным на дороге, то приказал воздать покойному царские почести и похоронить тело в родовойусыпальнице персидских владык.

Персидские воины. Фрагмент рельефа из Персеполя (V в. до н. э.)

После смерти Дария III Александр объявил своему войску, что цель войны, ради которой на Коринфском конгрессе был создан панэллинский союз под македонской гегемонией, полностью выполнена, «священная месть» персам свершена. В связи с этим он разрешил воинам, направленным в союзное войско греческими полисами, возвратиться домой, но предложил тем из них, кто пожелает в дальнейшем участвовать с ним в военных действиях, остаться в качестве наемников. Желающих оказалось много, к тому же с Балканского полуострова периодически прибывали подкрепления, и греко-македонское войско практически не сократилось. Все больше греческих добровольцев присоединялись к столь победоносному и выгодному мероприятию, каким оказывался Восточный поход Александра Македонского.

Пополнению рядов греко-македонской армии, воевавшей в Азии, способствовало и то обстоятельство, что к этому времени было покончено и с последней «греческой» опасностью для Александра. Спарта, отказавшаяся в свое время участвовать в Коринфском конгрессе, в 333 г. до н. э. начала войну против Македонии, но два года спустя, разбитая наместником Александра Антипатром, была вынуждена вступить в панэллинский союз, созданный под македонской эгидой. Итак, войско Александра, двигавшееся все дальше на восток, росло, несмотря на то что во многих завоеванных городах македонскому царю приходилось оставлять свои гарнизоны для поддержания порядка и покорности.

ПОКОРЕНИЕ СРЕДНЕЙ АЗИИ И ПОХОД В ИНДИЮ

Гибель Дария III позволила Александру Македонскому рассматривать себя как преемника Ахеменидов. По праву победителя македонский царь стал законным владыкой персидского царства. Дальнейшие его походы имели целью восстановление единой власти над всеми подчиненными персам территориями и борьбу с самозванцами, самым опасным из которых был Бесс – организатор убийства Дария. Этот сатрап, продолжая отступать на восток, в подвластные ему области, провозгласил себя царем под именем Артаксеркса IV. Преследуя Бесса, Александр с войском прошел по горным районам Восточного Ирана, поставил их под свой контроль и к 329 г. до н. э. достиг Средней Азии. Бесс был схвачен и казнен.

Однако греко-македонскому войску неожиданно пришлось столкнуться с упорным сопротивлением местного населения. Развернулась настоящая партизанская война, которой руководил талантливый полководец Спитамен (?—328 до н. э.). Он со своими конниками уничтожал македонские отряды, оторвавшиеся от основных сил, отбивал обратно завоеванные города и поселения. Александру приходилось вновь подчинять своей власти одни и те же местности. Все попытки схватить Спитамена оказывались неудачными: получив известие о подходе вражеских войск, он скрывался в пустыне. Лишь после долгой борьбы Спитамен потерпел поражение, бежал к кочевым племенам и там, в степях, был убит.

Пожалуй, ни один регион не завоевывался великим полководцем античности с такой затратой сил, как Средняя Азия. Два года потребовалось Александру на то, чтобы более или менее прочно утвердиться в среднеазиатских областях Согдиана и Бактрия. Стремясь добиться успеха, он применял политику «кнута и пряника»: с чудовищной жестокостью расправлялся с жителями мятежных территорий, истребляя десятки тысяч человек, и подчеркнуто милостиво относился к тем, кто добровольно подчинялся его власти. Легенды об ужасном Искандере Двурогом в течение многих веков распространялись среди народов Средней Азии, настолько глубокую память оставил Александр Македонский о себе в этом регионе.

В 327 г. до н. э. Средняя Азия была наконец покорена и усмирена. В ознаменование наступления мира Александр женился на Роксане, дочери одного из представителей среднеазиатской знати, теперь вынужденной признать новую власть. Завоеватель основал в долинах рек Окс (совр. Амударья), Яксарт (совр. Сырдарья) и их притоков несколько новых городов, которые должны были служить опорными базами для греко-македонских гарнизонов; почти все эти города получали одно и то же название– Александрия. К тому времени численность армии, находившейся под командованием македонского (а теперь уже и персидского) царя, возросла до 120 тысяч человек: прибывали подкрепления из Греции, вступали в войско персидские отряды, прежде всего кавалерийские.

В том же 327 г. до н. э. Александр Македонский начал поход в Индию. Таким образом, греки выходили за пределы державы Ахеменидов и устремлялись в земли, почти совершенно им неизвестные. Об Индии Александр и его спутники имели в основном фантастические сведения, полученные из трудов греческих историков (Геродота, Ктесия Книдского и др.), которые опирались на недостоверную информацию. Не было реального представления ни о размерах Индии, ни о трудностях, связанных с овладением ею, ни о странах, которые находились восточнее Индии[27]. Что же толкало Александра на столь опасное и, в сущности, авантюрное, не оправданное геополитическими интересами предприятие? Наверняка сыграли свою роль распространявшиеся среди македонян и греков рассказы о сказочных богатствах Индии. А кроме того, Александр, которому, несомненно, несколько вскружили голову достигнутые успехи, уже видел себя правителем всей ойкумены. Его преследовала навязчивая идея дойти до «края Земли» (считали, что он находится где-то совсем недалеко) и омыть свое оружие в водах Великого океана и в конечном счете покорить весь мир.

Вначале греко-македонское войско, в состав которого теперь также входили и представители восточных народов, продвигалось вдоль Инда и его многочисленных притоков относительно спокойно. Александру противостояли многочисленные мелкие независимые царства, которыми управляли раджи, и племена, жившие еще в первобытных условиях. Царства и племена враждовали друг с другом, что облегчало их подчинение. Некоторые раджи спешили перейти на сторону Александра, стремясь получить от него помощь в борьбе со своими противниками. Другие царьки, напротив, оказывали ожесточенное сопротивление.

Особенно много хлопот доставил Александру раджа Пор, навязавший ему в 326 г. до н. э. кровопролитное сражение на берегах реки Гидасп. Македонский царь не без труда, лишь с помощью передовой для своего времени военной тактики (обходной маневр при переправе через реку), сумел добиться победы. Пор попал в плен и тоже стал вассалом Александра. В битве при Гидаспе греки и македоняне впервые столкнулись с массовым применением противником «живого» оружия – боевых слонов. Это настолько впечатлило греческих полководцев, что впоследствии они стали активно использовать слонов в боевых действиях.

Александр двигался все дальше на восток, прокладывая пути в индийских джунглях, постоянно обороняясь от внезапных набегов местных племен. А конца этому тяжелому и опасному пути, казалось, не предвиделось. Вожделенный «край Земли» отодвигался все дальше и дальше. Индия оказывалась несравненно большей страной, чем считалось ранее, к тому же ходили слухи, что до самых «мощных» индийских государств еще идти и идти (речь шла в первую очередь о державе Нандов в долине Ганга). Самого Александра, конечно, все это не могло остановить, но армия была уже совершенно измучена. Воины, непривычные к жаркому и влажному климату, страдали от тропических лихорадок, гибли от укусов змей и ядовитых насекомых. В конце концов войско отказалось продолжать поход. Это было серьезным ударом по самолюбию Александра, но изменить что-либо было не в его силах. После нескольких дней тщетных уговоров полководец приказал собираться в обратный путь.

Индийский боевой слон. Рисунок

Построив корабли и спустившись на них по Инду к Аравийскому морю, Александр в 325 г. до н. э. разделил свою армию на две части. Одна из них под руководством лучшего из македонских флотоводцев Неарха отправилась на запад на кораблях. Другую часть сам царь повел пешим путем через прибрежные пустыни Южного Ирана. Этот многомесячный переход стал одной из самых трагичных страниц Великого похода и стоил жизни тысячам воинов.

В 324 г. до н. э. все войско воссоединилось в Сузах. Пробыв там несколько месяцев, Александр отправился в Вавилон, решив сделать этот древний город столицей своей огромной державы. В Македонию, откуда был начат Восточный поход, в родную Пеллу царь уже больше не возвратился.

Источники

Личность Александра Македонского, его жизнь и деяния привлекали внимание многих античных авторов. Плутарх составил подробную биографию Александра. Римский историк Курций Руф (I в. н. э.) написал «Историю Александра Македонского». Это почти единственный античный автор, который, используя более ранние источники, подчеркнул не только позитивные, но и негативные стороны деятельности Александра.

Видный римский администратор (грек по происхождению) Арриан (гг в. н. э.) создал самое ценное из дошедших до нас произведений об Александре Македонском – «Поход Александра». Это четкое и ясное изложение событий, основанное на наиболее достоверной традиции, почти лишенное риторических прикрас.

ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА АЛЕКСАНДРА ВЕЛИКОГО

Если бы Александр Македонский был лишь завоевателем, его имя, наверное, пополнило бы список «отрицательных» героев истории (вроде Батыя или Тамерлана). Однако Александр заботился не только об увеличении количества подвластных ему территорий и народов, но и об организации эффективного управления ими. Ощущая себя законным преемником династии Ахеменидов, он уже в условиях военного похода начал проводить важные преобразования в управлении доставшимся ему обширным государством.

Персидскую державу характеризовала ее «внутренняя непрочность»: отсутствие налаженных связей между областями, отчужденность населяющих их народов друг от друга. Все это было основой для развития сепаратистских выступлений непокорных сатрапов, мятежи которых Ахемениды порой вынуждены были подавлять с помощью военной силы. Александр понимал, что в новых условиях эти внутренние противоречия могли еще усугубиться. Ведь теперь в государстве появились македоняне и греки, которые по праву победителей считали себя господами над многочисленным местным населением, находившимся в положении побежденных. Конфликты между победителями и побежденными могли серьезно подорвать целостность государства. Сохранение и укрепление единого государства становилось главной задачей правителя. Александр как мог старался сглаживать противоречия между греками, македонянами и народами Востока, при каждом удобном случае демонстрируя, что для царя все они в одинаковой мере являются его подданными.

С подчеркнутым уважением относился Александр к обычаям, традициям и религиозным верованиям жителей завоеванных земель. В Египте он принял титул фараона и совершил паломничество к святилищу Амона, в Вавилоне счел необходимым поклониться богу Мардуку, в Пасаргадах (древнейшая столица Персии) восстановил оскверненную мародерами гробницу Кира – основателя державы Ахеменидов. Но в то же время, отдав приказ о сожжении дворца персидских царей в Персеполе, Александр продемонстрировал, что остается выразителем интересов греков и македонян.

Всюду, где мог, Александр Великий сохранял власть ахеменидских сатрапов, избегая крутых перемен; правда, в их руках оставались лишь гражданские полномочия, а военные и финансовые, как правило, передавались македонянам и грекам. Дальнейшие события показали, что такая практика не всегда была эффективной.

Дворец Кира Касаргадах.Реконструкция

Пока Александр воевал в Средней Азии и Индии, некоторые сатрапы, надеясь, что он уже не вернется, вновь начали проявлять сепаратистские устремления: не подчинялись его приказам, поднимали мятежи. По возвращении царю пришлось сместить и наказать бунтовщиков. Однако ничто не могло заставить его отказаться от проведения представлявшейся ему необходимой и благотворной политики сближения с персидской знатью. Многие ее представители были приближены к царскому двору, оттеснив на второй план испытанных соратников Александра. Это, конечно, порождало недовольство в среде македонян.

Александр охотно набирал представителей восточных народов в свое войско. Молодые люди из местного населения, обученные греческому военному искусству, призваны были в значительной мере заменить в армии македонян и греков, воинские ряды которых за время многолетних походов сильно поредели. Возвратившись из Восточного похода, царь решил уволить в отставку большинство ветеранов, что вызвало в армии недовольство и даже мятеж. Несмотря на это он отправил на родину 10 тысяч македонских солдат.

Внутреннюю политику Александра после завоевания им персидской державы иногда называют «политикой слияния народов». Царь хотел уравнять в правах всех своих подданных – европейских и азиатских, сплотить их, по возможности, в единый народ. Одним из самых ярких проявлений его объединительной политики стала грандиозная свадьба в Сузах, когда по инициативе царя в один день 10 тысяч македонских и греческих воинов вступили в брак с местными девушками. Сам Александр, уже женатый на Роксане, взял в жены Статору, дочь Дария III, и Парисатаду, дочь Артаксеркса III. Полководцы Александра тоже женились на персиянках, разумеется из знатных семей[28]. Таким образом, Александр Македонский стремился сделать свое правление более легитимным, подчеркнуть преемственность по отношению к династии Ахеменидов.

Александр IV (сын Александра Македонского и Роксаны) в короне бога Амона. Рельеф

Трудно дать однозначный ответ на вопрос, были ли эти действия элементами продуманной политической программы или же они предпринимались спонтанно, под влиянием конкретных обстоятельств. Вполне ясно только одно: все шло к разрыву с устоявшимися античными традициями и к созданию новой, греко-восточной, общности.

Уже в ходе завоевательных походов начал радикально меняться весь образ жизни Александра Македонского. Он окружил себя азиатской роскошью, стал носить персидское царское платье, принял сложный дворцовый церемониал Ахеменидов, даже пытался навязать своим соратникам обязательный ритуал коленопреклонения перед монархом. Все это в совокупности с появлением при дворе влиятельных персов представлялось македонским аристократам крайне унизительным, они чувствовали себя приравненными к побежденным.

Против Александра начали составляться заговоры, которые, впрочем, были быстро раскрыты, а заговорщики жестоко наказаны, при этом царь не пощадил даже своих ближайших соратников. Так, когда стало известно о заговоре, к которому был причастен Филота – начальник македонской конницы, один из лучших друзей Александра, Филоту схватили, подвергли мучительным пыткам, а затем казнили. Вскоре после этого подослали убийц к отцу Филоты – Пармениону, старейшему и опытнейшему македонскому полководцу, который верно служил еще Филиппу II. Позднее, уже в Средней Азии, Александр, находясь в состоянии сильного опьянения, поссорился на пиру со своим другом Клитом. Когда Клит начал упрекать царя за пренебрежительное отношение к македонянам и чрезмерные симпатии к персам, Александр, схватив копье, нанес ему смертельный удар.

Был разоблачен и заговор «пажей» – знатных македонских юношей, служивших царскими телохранителями. Они вынашивали план заколоть Александра в его шатре. В причастности к этому заговору был обвинен участвовавший в походе в качестве официального историографа грек Каллисфен, критически относившийся к насаждению восточных обычаев при македонском дворе. Историка арестовали, посадили в клетку и впоследствии казнили. Репрессии привели к тому, что македонская знать вынуждена была примириться с новой политикой царя, признать его как монарха персидского типа – абсолютного владыку.

Со временем Александр, порвав с традициями своего отца, и в отношениях с греческими полисами стал вести себя не как гегемон Эллады, а как неограниченный правитель. Он по своему произволу вмешивался во внутренние дела греков и этим грубо нарушал решения Коринфского конгресса 337 г. до н. э. В частности, в 324 г. до н. э. он издал указ, предписывавший всем полисам принять обратно граждан, подвергнутых изгнанию, и грекам пришлось, затаив недовольство, подчиниться этому распоряжению. Другой указ требовал от греческих городов признать божественный статус Александра.

Укреплению единства державы служило также основание Александром нескольких десятков городов (почти все они носили его имя), главным образом на ее восточных рубежах, на новых богатых землях. Изначально это были военные опорные пункты, где стояли македонские гарнизоны. Но очень скоро в новые города хлынул поток греков с Балканского полуострова, принесших с собой свой образ жизни и свою культуру. Наконец, Александр использовал колоссальные «залежи» драгоценных металлов из сокровищниц Ахеменидов и ввел на всей территории огромного государства единую монету, взяв за основу афинский серебряный стандарт.

ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО

Бурная военная и реформаторская деятельность Александра Македонского оборвалась совершенно неожиданно. Царь готовил поход в Аравию, а в дальнейшем помышлял об экспедиции в Карфаген, Италию, на Сицилию, мечтая дойти до Геракловых столпов (т. е. до Гибралтарского пролива). Однако в самый разгар военных приготовлений 33-летний Александр внезапно тяжело заболел. Болезнь развивалась стремительно, не помогали никакие лекарства, и 10 июня 323 г. до н. э. в Вавилоне великий полководец скончался. Смерть его была настолько неожиданной, что в войске немедленно поползли слухи об отравлении.

Саркофаг Александра Македонского. Фотография

Вряд ли когда-нибудь ученым удастся раскрыть истинные причины смерти Александра Великого. Можно сказать только, что предположение о естественной кончине от болезни не кажется невероятным, несмотря на молодость царя. Ведь в течение всей своей жизни он совершенно не щадил себя: воевал в первых рядах войска, получал тяжелейшие ранения, после которых ему чудом удавалось остаться в живых. Все это не могло не подорвать его здоровья, равно как и неумеренный образ жизни с постоянными кутежами.

Пытаясь дать общую оценку деятельности Александра Македонского, следует прежде всего отметить противоречивые черты его личности. В описании античных авторов он предстает человеком, совершившим как великие подвиги, так и великие злодеяния. Наверное, такую оценку нужно признать наиболее верной, и главное в ней – эпитет «великий», который может быть приложен буквально ко всему, что связано с Александром, настолько грандиозными, как бы превосходящими обычные человеческие масштабы были его свершения. Не случайно в исторической традиции большинства народов, как древних, так и современных, этого деятеля именуют Александром Великим.

Колоссальная держава, которую создал Александр путем завоеваний, оказалась непрочной. Государство-гигант держалось, в сущности, лишь волей своего основателя, не имея более надежных скрепляющих факторов – экономических, социальных, культурных. Если бы Александр прожил дольше, возможно, его объединительная внутренняя политика принесла бы свои плоды. Но создатель державы умер – и держава распалась, ибо слишком неоднородными были ее составляющие. К новой политической модели государства предстояло прийти долгим путем войн и смут.

Основные исторические заслуги Александра связаны не столько с развитием политики, сколько с развитием цивилизации. Восприняв от своего наставника Аристотеля ряд основополагающих идей – о полисе как высшем типе государственной организации, об исконном превосходстве эллинов над «варварами» – Александр пошел дальше. Всей своей деятельностью он строил новый мир, в котором принципы полиса использовались в устройстве обширной державы, в которой происходило слияние народов греческого мира и народов Востока на некой общей основе. Это был мир эллинистической цивилизации, основателем которой с полным правом должен быть назван именно Александр Македонский.

Историография

Серьезное изучение эллинистической истории в европейской науке началось с середины XIX в. Основоположником в этой области явился выдающийся немецкий ученый И. Дройзен (J. Droysen, 1808—1884), который и ввел в науку термин «эллинизм». Дройзен великолепно знал письменные источники по изучаемой им эпохе и умел разбираться в содержащихся в них многочисленных сложностях и противоречиях. Его фундаментальный труд «История эллинизма» (1836—1843) во многих отношениях не утратил значения и по сей день. В то же время это историческое исследование имело еще в значительной мере описательный, а не аналитический характер. Кроме того, Дройзен осветил далеко не всю эпоху эллинизма: начав изложение с описания походов Александра Македонского, он довел его лишь до 20-х годов III в. до н. э., причем уделял внимание почти исключительно военно-политической истории, оставляя в стороне прочие сферы жизни эллинистических государств: экономику, социальные отношения, культуру. Впрочем, все эти недочеты были неизбежны в самом начале изучения эллинистической цивилизации.

Александр Македонский всегда был и остается одним из самых популярных исторических персонажей. О нем написаны десятки книг и едва ли не тысячи статей. В XX в. наиболее значимые труды созданы Г. Берве (H. Berve), В. Тарном (W. Tarn), М.Уилером (M.Wheeler), Я. Зайбертом (J.Seibert). Выдающийся австрийский историк Ф. Шахермайр (F. Schachermeyr) посвятил Александру ряд монографий.

В отечественной историографии различные аспекты деятельности Александра Македонского освещены в работах А. С. Шофмана, Л. П. Маринович, Б. Г. Гафурова и Д. И. Цибукидиса.

Литература по теме

Гафуров В. Г., Цибукидис Д. И. Александр Македонский и Восток. М., 1980.

Дройзен История эллинизма. Ростов-на-Дону, 1995. Т. 1—3.

Маринович Л. П. Греки и Александр Македонский. М., 1993.

Уилер М. Пламя над Персеполем. М., 1972.

Шахермайр Ф. Александр Македонский. М., 1986.

Шифман И. Ш. Александр Македонский. М., 1988.

Шофман А. С. Восточная политика Александра Македонского. Казань, 1976.

Berve Н. Das Alexanderreich auf prosopographischer Grundlage. MUnchen, 1926.

SeibertJ. Alexander der Grosse. Darmstadt, 1981.

Tarn W. Alexander the Great. Cambridge, 1948.

ГЛАВА 21 Распад державы Александра Македонского. Складывание эллинистических государств

ВОЙНЫ ДИАДОХОВ

Сразу после кончины Александра Македонского в созданной им огромной державе разразился острый кризис власти, вызванный проблемой престолонаследия. В результате компромисса между различными военными группировками преемниками умершего царя были провозглашены его слабоумный брат Арридей (под именем Филиппа III) и Александр TV новорожденный сын Александра от Роксаны. Поскольку ни тот, ни другой не могли реально управлять государством, был назначен регент. Им стал один из наиболее опытных военачальников Пердикка. Однако вскоре он утратил популярность в войске и в 321 г. до н. э. был убит собственными солдатами. После этого регентом стал Антипатр старейший из сподвижников Александра, наместник Македонии и Греции.

Селевк I Никатор

Одновременно после смерти Александра началась ожесточенная борьба за власть  между его полководцами – диадохами (т. е. преемниками). Закаленные в битвах воины, сильные политики, диадохи разделили сатрапии огромного царства между собой, и каждый из полководцев получил в управление одну из областей «наследия Александра». Однако это не привело к миру, так как диадохи стремились к власти, к расширению подвластных территорий, к утверждению превосходства над соперниками и постоянно вступали друг с другом в междоусобные распри. Когда в 319 г. до н. э. умер Антипатр, которому удавалось своим авторитетом поддерживать единство державы, борьба между диадохами вылилась в череду почти непрерывных кровопролитных войн, которые продолжались 40 лет.

Наиболее дальновидные из диадохов проявляли нескрываемую тягу к сепаратизму, стремясь стать независимыми государями в своих областях. Так, Птолемей, один из ближайших друзей Александра Македонского, уже в 323 г. до н. э. стал сатрапом Египта. Птолемей старался удержать под своей властью эту древнюю, богатую плодородными землями страну, самой природой хорошо защищенную от нападений извне. Упрочить свою власть над Египтом – к большему он не стремился, а потому в 321 г. до н. э. отверг сделанное ему предложение занять пост регента. Аналогичные тенденции, хотя и не в столь ярко выраженной форме, проявляли и другие «преемники» Александра: Сел евкі Никатор, ставший в 321 г. до н. э. сатрапом Вавилонии, Лисимах, получивший Фракию и контролировавший зону черноморских проливов, и Кассандр, после смерти своего отца Антипатра овладевший Македонией.

Среди наследников власти Александра были и те, кто стоял за сохранение единства державы. Такой политики придерживался

Пердикка, в 321 г. до н. э. начавший войну против Птолемея с целью пресечь его сепаратистские устремления, и именно эта акция стоила Пердикке жизни. Впоследствии носителем идеи единого государства был Эвмен – бывший личный секретарь Александра. Единственный грек среди диадохов, он вплоть до своей гибели в 316 г. до н. э. сохранял верность династии Аргеадов и пытался отстаивать интересы недееспособных «царей» – наследников.

Диадохи Антигон Одноглазый и его сын Деметрий I Полиоркет (т. е. осаждающий города) были самыми яркими фигурами в военно-политической борьбе своего времени. Они завладели «срединной» частью царства Александра Македонского – Малой Азией, Сирией и Финикией. Это позволяло Антигону одновременно воевать на нескольких направлениях и не допускать объединения сил своих противников. Начинал он свою деятельность как правитель – «сепаратист», но по мере того как его владения расширялись, Антигон все более превращался в сторонника сохранения «единого и неделимого» наследия Александра. Впрочем, он пекся не столько об интересах Филиппа III и Александра IV, сколько о собственных. Антигон одержал победу над Эвменом, изгнал Селевка I из Вавилона и на время утвердил свою власть в этом древнем городе, пытался разгромить даже Птолемея (впрочем, безуспешно).

Антигон Одноглазый объявил себя регентом, но это вызвало недовольство других диадохов. В течение нескольких лет они совместными усилиями боролись против притязаний Антигона на власть в державе. Борьба эта не принесла победы ни одной из сторон, и в 311 г. до н. э. соперники заключили договор, по которому признавалось первенство Антигона, но остальным диадохам обеспечивалась неприкосновенность их территорий. Война была лишь приостановлена и через несколько лет возобновилась с новой силой.

Военные действия охватили все области огромного государства, истощая его силы. Положение осложнялось периодически вспыхивавшими в Греции восстаниями против македонского владычества. Так, сразу после получения известия о смерти Александра выступавшие против македонской гегемонии афиняне, вдохновляемые Демосфеном, в 323 г. до н. э. объявили Македонии войну. Но эта так называемая Ламийская война оказалась недолгой. Уже в 322 г. до н. э. войска Антипатра, разгромившие афинские сухопутные и морские силы, вступили в Афины. Афинская демократия, просуществовавшая почти два столетия, была ликвидирована, и в полисе установился олигархический режим, поддерживаемый размещенным в Афинах македонским гарнизоном. Демосфену был вынесен смертный приговор; великий оратор некоторое время скрывался от разыскивавших его македонян и в конце концов принял яд, чтобы не попасть в руки врагов.

Монета с изображением эллинистического царя

Впоследствии в Афинах состоялось несколько государственных переворотов. Афинский полис фактически уже не являлся независимым политическим субъектом. Кг о существование отныне не определялось внутренними условиями, а зависело от внешних сил, прежде всего от перипетий борьбы диадохов. В 317 г. до н. э. Кассандр, установив контроль над Афинами, поставил единоличным правителем города философа Деметрия Фалерского, ученика Аристотеля.

Десять лет спустя Деметрий I изгнал из Афин «тирана-философа» и объявил о восстановлении афинской демократии. Однако эта «возрожденная демократия» на деле оказалась лишь фикцией народовластия. Деметрий, поселившийся в Афинах, был провозглашен «живым богом»: ему определили для жительства Парфенон, оказывали подобающие лишь божеству почести, учредили в его честь культ и обращались к нему с запросами по любому делу, как к оракулу. Фактически один режим единовластия сменился другим.

В ходе войн за «наследие Александра» недееспособные «цари» со временем стали заложниками в руках борющихся сторон. В своем стремлении править диадохи воспринимали законных наследников власти Александра как помеху для осуществления своих амбиций и понемногу начали от них избавляться. В 317 г. до н. э. был убит Филипп III, а в 311 г. до н. э. – Александр IV (и с ним его мать Роксана). Таким образом, легитимная царская династия Аргеадов пресеклась. Воспользовавшись этим, Антигон Одноглазый в 306 г. до н. э. объявил себя царем и назначил соправителем своего сына Деметрия I. Однако в ответ на этот шаг царский титул приняли и другие диадохи. Поддерживать единство державы Александра Македонского становилось все труднее, так как в разных ее частях правили несколько отстаивающих собственную независимость монархов.

Против Антигона Одноглазого, первенствовавшего среди диадохов, образовалась мощная коалиция, в которую вошли Селевк I, Лисимах, Кассандр и Птолемей. В 301 г. до н. э. в крупном сражении у города Ипс (в Малой Азии) Антигон потерпел поражение от объединенных сил своих противников и погиб. Его обширные владения были разделены между остальными диадохами. Битва при Ипсе стала поворотным пунктом в длительной борьбе за «наследие Александра». После нее принцип сепаратизма восторжествовал и восстановить рушащуюся державу было уже невозможно.

Правда, Деметрий I пытался, хотя и без особого успеха, продолжить дело отца. В 294 г. до н. э. он захватил македонский престол, оставшийся свободным после смерти Кассандра, и использовал Македонское царство, всячески укрепляя его военную и морскую мощь, для подготовки военных действий против других диадохов. Однако в 287 г. до н. э., истощив ресурсы страны тратами на вооружения, он утратил доверие собственных подданных и был изгнан из Македонии Лисимахом и Пирром – царем соседнего Эпира. Через Грецию и Эгейское море Деметрий переправился с остатками войска в Малую Азию. Там в 285 г. до н. э. он потерпел военное поражение от Селевка I и был вынужден сдаться ему в плен, где вскоре и умер.

Именно Селевк I в конечном счете оказался самым удачливым из диадохов. В 281 г. до н. э., победив Лисимаха, он присоединил его владения (запад Малой Азии, Македонию и Фракию) к своим и, таким образом, к концу жизни сумел ненадолго объединить под своим скипетром почти всю территорию бывшей державы Александра (кроме Египта, в котором удержался Птолемей, передавший власть своим потомкам). Однако уже через год Селевк был убит подвизавшимся при его дворе авантюристом Птолемеем Керавном (побочный сын Птолемея Египетского). Еще год спустя, в 279г. до н. э., на Македонию, Грецию и Малую Азию совершили ряд опустошительных набегов полчища галлов[29]. Внеся хаос в общую внешнеполитическую обстановку, они как бы поставили точку в войнах диадохов. Лишь через несколько лет с галльской опасностью на Балканском полуострове удалось покончить, а галлы, переправившиеся в Малую Азию, создали в ее центральной части «разбойничье государство» Галатию.

После отражения набегов галлов результаты борьбы диадохов, продолжавшейся почти полвека, стали окончательно ясны. На месте распавшейся огромной державы Александра Македонского сложилось несколько новых мощных государственных образований – так называемых эллинистических монархий. В этих государствах утвердилось правление наследников диадохов. Власть над Египтом осталась у потомков Птолемея (династия Птолемеев, или Лагидов[30]). Большая часть азиатских владений Александра оказалась в руках потомков Селевка I (династия Селевкидов). Селевку, однако, пришлось отказаться от территорий, завоеванных Александром в Индии, которые он не в состоянии был удерживать. В Македонии укрепились потомки Антигона Одноглазого и Деметрия I (династия Антигонидов): сын Деметрия Антигон II Гонат, внеся важный вклад в отражение галльской опасности, был в 277 г. до н. э. провозглашен македонским царем.

Наряду с этими крупнейшими монархиями существовали меньшие по размеру и политической роли государства. Одними из них управляли потомки не столь известных диадохов. В других у власти остались династии, правившие еще с ахеменидского времени и теперь в той или иной степени приобщившиеся к греческому образу жизни. Особая ситуация сложилась в Балканской Греции, где пока сохранялись полисы, но фактически они утратили свой государственный суверенитет и в основном поддерживали политику крупных царств. Как бы то ни было, после окончания борьбы диадохов наступил период относительной стабилизации и начали все четче проступать контуры совершенно новой, непохожей на прежние эпохи античной истории – эпохи эллинизма.

Источники

События, происходившие в эллинистическом мире, получили отражение в произведениях различных жанров. Знаменитый древнегреческий биограф Плутарх посвятил ряд своих жизнеописаний некоторым диадохам: Эвмену, Деметрию I Полиоркету, эпирскому царю Пирру. Интересовали Плутарха и другие эллинистические политики: спартанские реформаторы Агид IV и Клеомен III, стратеги Ахейского союза Арат и Филопемен. Таким образом, в его сочинениях имеется ценнейшая информация о различных этапах истории эпохи эллинизма, о ее специфике в разных регионах.

Немало экскурсов в эллинистическую историю содержится в «Описании Эллады» Павсания (II в. н. э.). Особо следует отметить географа Страбона (64/63 до н. э. – 23/24 н. э.). Его фундаментальный труд «География» (в 17 книгах) содержит множество интереснейших сведений не только о природных условиях различных регионов эллинистического мира, но и об их государственном устройстве, особенностях экономической жизни, важнейших стадиях политической истории. В своем описании Страбон активно использовал труды многих авторов.

ХАРАКТЕРИСТИКА ЭПОХИ ЭЛЛИНИЗМА

Каковы же были главные тенденции, имевшие место в эпоху эллинизма? Какие важнейшие процессы развертывались на протяжении этой новой исторической эпохи? В первую очередь следует отметить, что феноменом эпохи эллинизма стало объединение двух цивилизационных ареалов – античного греческого мира и Древнего Востока. Ранее эти два «мира» развивались порознь и даже противостояли друг другу, как бы воплощая исконную борьбу Востока и Запада, а теперь они вошли в единую систему государств. Бесспорно, объединение произошло насильственным путем, в результате военных походов Александра Македонского, но это ни в коей мере не означает, что объединительные процессы не имели внутренних, объективных предпосылок. Не случайно многие ученые считают возможным говорить о периоде «предэллинизма», когда в IV в. до н. э. (пока еще в скрытом виде) шла подготовка к становлению эллинистической цивилизации, причем как в Греции, так и на Востоке.

Основные предпосылки, приведшие к возникновению эллинизма, сложились в древнегреческом обществе IV в. до н. э. и были связаны с кризисом классического полиса. С одной стороны, общество эпохи поздней классики перерастало оказавшиеся со временем тесными рамки античного полиса, тяготело к более широкому объединению, но на греческой почве создать такое объединение не могло. С другой стороны, на Востоке, который к этому времени был уже в значительной своей части объединен под властью персов, были накоплены огромные материальные ресурсы, но они оставались невостребованными из-за недостаточной степени хозяйственного развития, низкого уровня экономических связей между отдельными регионами, а также в силу некоторых специфических черт древневосточного менталитета. Грандиозные сокровищницы персидских царей в Сузах и Персеполе, где в течение веков накопились тысячи тонн драгоценных металлов, совершенно не использовались в хозяйственных интересах.

Таким образом, держава Ахеменидов нуждалась в некой динамичной структуре, которая оживила бы ее экономику. Фактически накануне возникновения эллинистической цивилизации существовали два феномена, которые не могли не вступить во взаимодействие, – «активная бедность» греков и «пассивное богатство» Востока. В результате в эпоху эллинизма возникло общество, не похожее ни на классическое античное, ни на традиционное восточное, но в значительной мере являвшееся их синтезом.

Это взаимодействие греческих и восточных начал охватило практически все области жизни. В экономической сфере для древневосточных обществ было характерно преобладание натурального сельского хозяйства традиционного типа при крайне незначительной роли ремесла и торговли. В греческом мире, наоборот, уже с архаической эпохи началось бурное развитие ремесленного производства и торговли. В эллинистических государствах эти две сферы хозяйствования как бы наложились друг на друга и в результате возникла «смешанная» экономика: сельское хозяйство осталось основой хозяйственной деятельности, но над ним появилась динамичная торгово-ремесленная надстройка.

Если в Греции было достаточно широко распространено классическое рабство, то для патриархального, доэллинистического Востока было характерно закабаление зависимых крестьян, особенно со стороны государства. В эпоху эллинизма и в этой области отмечается взаимодействие двух начал. Рабов классического типа в эллинистических царствах было немного, однако уже само их наличие в немалой степени влияло на обращение с крестьянами, эксплуатация которых зачастую ужесточалась под воздействием «рабских» образцов.

Новые формы приобрели в эллинистическом мире и политические структуры. Ранее на Востоке повсеместно преобладала монархия, характеризовавшаяся порой обожествлением царя и весьма значительной его властью, доходящей до абсолютной (восточная деспотия). По отношению к монарху все без исключения жители государства находились в положении подданных, полностью подчиненных воле правителя. В государстве большую роль играл бюрократический аппарат, на который опирались цари при управлении подвластными им землями. Греческому же миру была свойственна полисная форма государственности с республиканским устройством. Гражданин полиса обладал политической и личной свободой, подчинялся лишь закону и принимал участие в управлении государством. Бюрократии практически не существовало, все должностные лица были выборными. В эпоху эллинизма полисные и монархические принципы государственного устройства тоже вступили во взаимодействие.


Эллинистический царь, или Диадох  (III—II вв. до н. э.)


Держава Александра Македонского и возникшие после ее распада эллинистические государства сложились как монархии, причем с огромными, порой абсолютными полномочиями царя (в этом отношении они Ж напоминали восточные деспотии). Однако при этом греко-македонские эллинистические монархи в большей степени опирались на полисы античного типа, основанные Александром Македонским, которые заселяли греками – выходцами из Эллады. Подчас даже некоторым из старых восточных городов давался полисный статус. Полисы стали одним из важных устоев власти государей эпохи эллинизма. Монархи старались поддерживать дружественные отношения с гражданскими коллективами полисов и принимали на себя определенные обязательства, и прежде всего обязательство не нарушать автономию полиса в вопросах внутреннего самоуправления. Они уже не выступали по отношению к греко-македонскому населению в качестве столь же неограниченных властителей, как по отношению к местным жителям. Характерно, что в большинстве эллинистических государств вооруженные силы комплектовались именно из греков– граждан полисов, а не из представителей народов Востока.

Греческие полисы в составе эллинистических монархий представляли собой довольно своеобразные политические образования. В них сложилась (хотя и не была до конца осознана современниками) категория «гражданина-подданного»: граждане эллинистических полисов Востока одновременно являлись подданными того монарха, на чьей территории этот полис был расположен. Это не было чем-то совершенно новым. Ведь, по сути дела, в классическую эпоху такими же гражданами-подданными были жители греческих полисов Малой Азии, находившиеся под властью персидских царей. Так же обстояло дело и в полисах, которые входили в состав территориальных держав, созданных некоторыми тиранами (держава Дионисия Сицилийского, Боспорское царство). Но если ранее в греческом мире подобное явление было нетипичным, то теперь оно получило широкое распространение.

Эллинистические полисы по-прежнему конституировались как гражданские общины с соответствующими выборными органами управления. Но в отличие от полисов предшествующих столетий они не были независимыми государствами. Теперь у полисов был верховный суверен – царь. Как бы ни пытались эллинистические монархи затушевать этот неприятный для греческого свободолюбия факт, давая полисам различные привилегии, даруя им земли, населенные местными жителями, тем не менее новая реальность эпохи постоянно давала о себе знать: отныне полисы ни в какой мере не решали вопросы внешней политики и их гражданским коллективам доверялось лишь внутреннее самоуправление.

Поскольку объединение двух столь разных «миров» было насильственным, во многих отношениях произошло как бы наложение античных структур на традиционные восточные, которое где-то привело к их органичному взаимопроникновению, а где-то – только к механическому сращиванию. В одних сферах преобладали греческие начала, в других – восточные, в третьих – их соотношение было приблизительно равным.

Так как этот «баланс начал» зависел еще и от региона, в котором происходило взаимодействие, то эллинистические государства были образованиями весьма неоднородными и нестабильными. Сложившиеся в них общества оказались крайне сложно структурированными. Пришлые греки – граждане полисов – и местные крестьяне, покорившиеся новым властителям, но сохранявшие устоявшиеся веками обычаи и привычки; потомки македонских полководцев-завоевателей, все больше перестраивавшие свой образ жизни на восточный лад, и представители персидской, египетской, финикийской знати, приобщавшиеся к античной цивилизации; обосновавшиеся в огромных городах Востока эллинские философы, поэты, ученые и рядом с ними – астрологи из Вавилона, маги из Мидии, жрецы из святилищ долины Нила, излагавшие теперь свои учения на греческом языке, – все это, сосуществуя бок о бок, сплелось самым причудливым образом. Эллинистический мир как бы дробился на разные, несхожие «миры».

К тому же масштабы и глубина синтеза греко-восточных начал, роль античных и восточных элементов в нем были, естественно, неодинаковы в различных регионах эллинистического мира. Наиболее интенсивная эллинизация – процесс приобщения местного населения к греческому образу жизни, греческим цивилизационным ценностям – наблюдалась в областях Восточного Средиземноморья: в Малой Азии, Сирии и Финикии, отчасти в Египте. Впрочем, этот процесс затронул, как правило, города, поскольку именно они были основным местом обитания греков; сельское население – а оно повсюду составляло большинство – предпочитало придерживаться старых, догреческих традиций. Кроме того, эллинизация коснулась в основном высших слоев восточного общества, которые имели возможность и желание войти в «греческую среду». Что же касается дальних регионов – Месопотамии, Ирана, Средней Азии, то, за редкими исключениями, по мере удаления от Средиземного моря греческое влияние ощущалось все менее.

В то же время были регионы, где отсутствовало влияние Востока. Речь идет прежде всего о территориях, расположенных на Балканском полуострове (Македония, собственно Греция) и западнее его (Великая Греция). Это были земли, откуда начались завоевания Александра Македонского. В них не было покоренного восточного населения. Однако и эти области составляли неотъемлемую часть системы эллинистических государств, разделяли их историческую судьбу. Дело в том, что эллинистический мир, несмотря на всю свою разнородность, был целостной системой, компоненты которой, в том числе и территориальные, были тесно взаимосвязаны. Любые сколько-нибудь важные события, происходившие в одном государстве, немедленно откликались эхом во всех остальных.

Эпоха эллинизма была временем очень большой мобильности населения. Особенно это касалось греков: решив переселиться на Восток, они зачастую начинали постоянно перемещаться из одной страны в другую. Эллинские воины, торговцы, деятели культуры могли оказаться сколь угодно далеко от родины: и в новой столице Египта Александрии, и в древнем Вавилоне, и где-нибудь в Бактрии или Согдиане. И повсюду они чувствовали себя в известной мере как дома, ибо оказывались среди соотечественников, говорящих на родном греческом языке, среди близких и понятных культурных ценностей.

По сравнению с предшествующими эпохами политическая ситуация радикально изменилась: вместо множества независимых, враждующих друг с другом полисов греческий мир теперь состоял из нескольких относительно стабильных крупных держав. Немаловажно, что эти государства в цивилизационном отношении представляли собой единство, различаясь, в сущности, лишь правящими династиями. Повсюду элита общества состояла из греков и македонян (восточные аристократы, приобщившиеся к греческому образу жизни, воспринимались уже как «эллины»), повсюду государственным языком был греческий. Более того, повсюду господствовала греческая финансовая система, основанная на драхме. Иными словами, наемник, получив жалованье за службу одному эллинистическому царю, вполне мог тратить эти деньги во владениях другого монарха.

Таким образом, система классического греческого полиса, и без того уже расшатанная кризисом IV в. до н. э., в эпоху эллинизма окончательно утратила свою исключительность, уступив место иным реалиям.

Источники

В эллинистическое время было достаточно много эпиграфических памятников, хотя по содержанию они зачастую были более стереотипными и менее информативными, чем в классическую эпоху. Надписи позволяют увидеть, как постепенно приходила в упадок политическая жизнь греческих полисов, как их народные собрания, вместо того чтобы решать важные государственные вопросы, теперь в основном занимались декретированием разного рода почестей эллинистическим монархам.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ДОСТИЖЕНИЯ ЭЛЛИНИЗМА

Эпоха эллинизма стала временем наибольшего территориального распространения античной цивилизации. После походов Александра Македонского раздвинулись границы известного грекам и освоенного ими мира. Взаимодействие отдельных стран и цивилизованных народов в пределах ойкумены стало несравненно более тесным и плодотворным, чем раньше. В результате был освоен ряд новых торговых путей, как морских, так и сухопутных. В частности, был проложен маршрут из эллинистического Египта в Индию, проходивший по Красному и Аравийскому морям. Из Индии в Средиземноморье поступали прежде всего предметы роскоши: благовония, драгоценные камни.

Во II в. до н. э. в эллинистических государствах узнали о существовании Китая (греки называли его Серика). В то время у власти в Срединной империи находилась династия Хань, в правление которой территория Китая достигла наибольших размеров: под влияние китайских владык попала часть Средней Азии. Именно в Средней Азии произошли первые контакты китайцев с представителями эллинистических государств. Главным товаром, которым с этого времени и в течение долгих веков славился Китай, был, конечно, шелк. Не случайно проторенный в эпоху эллинизма торговый путь из Китая к берегам Средиземного моря известен как Великий шелковый путь. Через горы и долины, пустыни и оазисы, где были устроены караван-сараи для отдыха купцов, он связывал эллинистический мир с крупнейшим государством Восточной Азии.

Эллинистические монархи оказывали государственную поддержку торговым операциям, понимая, что это дает им немалые доходы. Они старались сделать торговые пути относительно легкими и безопасными, борясь с разбоем на дорогах и морях. Впрочем, далеко не всегда удавалось избежать опасностей: один из излюбленных сюжетов литературы эпохи эллинизма – нападение разбойников или пиратов на мирных путников. Захваченных людей либо отпускали за выкуп, либо – если их родственники были небогаты и не могли выплатить крупную сумму денег – продавали на рынке рабов. Пиратство существовало даже в Средиземном море, несмотря на то что в его бухтах базировались мощные флоты эллинистических государств. Корсары на своих юрких суденышках легко уходили от преследования, скрываясь в труднодоступных прибрежных горах. Особенно много тайных пиратских «баз» было в Киликии, на юго-востоке Малой Азии.

Важным средством активизации экономической жизни в эпоху эллинизма была финансовая политика правителей. Следуя примеру Александра Македонского, они наладили чеканку монет из доставшихся им огромных золотых и серебряных запасов персидских царей. Практически во всех частях эллинистического мира монеты чеканились на единой весовой основе (по стандарту афинской драхмы и связанных с ней денежных единиц) и различались лишь выбивавшимися на них изображениями, в частности портретами царей. Так, эллинистические владыки очень любили помещать на своих монетах изображение Александра, преемниками которого они себя считали. Единообразие монетной чеканки способствовало развитию межгосударственного денежного обращения.

В эпоху эллинизма активно развивается градостроительство: считается, что различными греко-македонскими правителями, начиная с Александра Великого, было основано около 170 городов.

Лев. Скульптура из Пантикапея  (І—ІІвв. н.э.)

Многие из них так и остались небольшими и захолустными, но некоторые из новых городов (например, Александрия Египетская или Антиохия, столица государства Селевкидов) стали крупнейшими экономическими, политическими и культурными центрами. Александрия вообще не имела себе равных в тогдашнем мире: в период наивысшего расцвета в ней насчитывалось до миллиона жителей. Процветали и некоторые старинные греческие города, в особенности расположенные в Малой Азии (Милет, Эфес и др.). В то же время ряд крупных городов Балканской Греции (Афины, Спарта), оказавшись вдали от основных центров эллинистической цивилизации, начинали приходить в упадок.

Источники

Подробно освещает эпоху эллинизма нумизматический материал. На эллинистических монетах мы часто встречаем портреты Александра Македонского, диадохов, других монархов, что очень помогает определить точное время их правления. Например, последовательность и хронология царствования правителей Греко-Бакт-рии устанавливаются почти исключительно на основе монет.

Историография

В российской науке 50-х годов ХХ в. развернулась серьезная дискуссия о характере эллинизма и его месте в истории. Согласно одной точке зрения, которую активно отстаивал А. Б. Ранович, эллинизм был закономерным этапом в развитии античного общества, более высоким по сравнению с предшествующими.

Другую концепцию предложил К. К. Зельин. Он видел в эллинизме не этап, а конкретно-историческое явление в истории Восточного Средиземноморья, характеризовавшееся сочетанием античных и древневосточных элементов в социально-экономической жизни, политическом устройстве, сфере религии и культуры. Именно такая оценка эллинизма преобладает в настоящее время в российской науке. При изучении эпохи эллинизма наибольшее внимание уделяется анализу социально-экономических отношений в эллинистических государствах (труды А. Б. Рановйча, К. К. Зельина, М. К. Трофимовой, А. И. Павловской, Е. С. Голубцовой и др.).

В западной науке социально-экономическая история эллинистического мира не находится в числе приоритетных предметов изучения. Наибольшую известность получил труд одного из крупнейших представителей мирового антиковедения М. И. Ростовцева (M. Rostovtzeff – русский ученый, эмигрировавший после 1917 г. в США), в котором историк подходит к экономике эллинизма с модернизаторских позиций, активно пользуясь применительно к античности такими категориями, как «пролетариат», «буржуазия», «капитал» и т. п.

Феномен греческого полиса на эллинистическом Востоке подвергся всестороннему изучению в монографии Г. А. Кошеленко «Греческий полис на эллинистическом Востоке». Эта книга стала важнейшей вехой в историографии и во многом изменила установившиеся в науке воззрения на специфику политических отношений в эллинистическом мире.

Литература по теме

Бенгтсон Г. Правители эпохи эллинизма. М., 1982.

Голубцова Е. С. Сельская община Малой Азии. М., 1972.

Зелъин К. К. Исследования по истории земельных отношений в эллинистическом Египте ІІ—І вв. до н. э. М., I960.

Зелъин К. К. Трофимова М. К. Формы зависимости в Восточном Средиземноморье эллинистического периода. М., 1969.

Кошеленко Г. А. Греческий полис на эллинистическом Востоке. М., 1979.

Павловская А. И. Египетская хора в IV в. М., 1979.

Ранович А. Б. Эллинизм и его историческая роль. М., 1950.

Шофман А. С. Распад империи Александра Македонского. Казань, 1984.

Эллинизм: Восток и Запад. М., 1992.

Эллинизм: Экономика, политика, культура. М., 1990.

Rostovtzeff М. The Social and Economic History of the Hellenistic World. N.Y., 1941.

ГЛАВА 22 Эллинистический мир

ГОСУДАРСТВО СЕЛЕВКИДОВ

Общий облик эпохи эллинизма в первую очередь определяли несколько крупнейших монархических государств. Самым большим по территории из этих царств было так называемое государство Селевкидов – по имени правившей монархией династии, основанной диадохом Селевком I Никатором. Селевку удалось объединить под своей властью большую часть земель, завоеванных Александром Македонским в Азии, основную территорию бывшей державы Ахеменидов. В период наивысшего могущества Селевкидов (в первые десятилетия III в. до н. э., при основателе династии) их владения охватывали Сирию (она была «ядром» государства, из-за чего в источниках оно иногда именуется еще Сирийским царством), Финикию и Палестину, часть Малой Азии, Месопотамию, Иран, юг Средней Азии. Таким образом, царство раскинулось от восточного побережья Эгеиды до границ Индии.

Впрочем, государство Селевкидов не всегда было столь грандиозным. В различные периоды в силу тех или иных внешних и внутренних обстоятельств оно то резко сокращалось в размерах, то вновь вырастало. Уже вскоре после смерти Селевка I в середине Шв. до н. э. отпала Бактрия (на территории совр. Афганистана), и на землях этой восточной области возникло независимое Греко-Бактрийское царство. Примерно в то же время кочевники иранского происхождения создали свое государство в области Парфия (на территории совр. Ирана). Таким образом, Селевкиды потеряли значительную часть своих владений на востоке. На западе они терпели поражения в борьбе с Египтом.

Положение удалось исправить одному из самых выдающихся правителей государства Селевкидов – Антиоху III Великому (царствовал в 223—187 гг. до н. э.). Антиох возродил пошатнувшуюся мощь своего государства и вернул почти все потерянные территории. Совершив в 212—205 гг. до н. э. военный поход на восток, он заставил Парфию и Греко-Бактрию вновь признать власть Селевкидов. Удалось отвоевать утраченные области и у Египта. Однако на полях сражений пришлось столкнуться с войсками Рима – и Антиох оказался побежден.

После этого начался упадок государства Селевкидов. Потомкам Селевка I пришлось отказаться от владений в Малой Азии. В результате восстания местного еврейского населения во главе с братьями Маккавеями стала свободной Палестина, где образовалось небольшое теократическое государство. Греко-Бактрия и Парфия вновь обрели независимость. Особенно опасными врагами оказались парфяне, поставившие под свой контроль Иран и Месопотамию. Ослабление государства Селевкидов усугублялось кровопролитной междоусобной борьбой за престол между членами правящей династии. В результате в последние десятилетия своего существования, в начале I в. до н. э., власть этого государства распространялось на одну лишь Сирию.

Антиох III

Меняла свое место и столица государства Селевкидов. Изначально (но очень недолго) ею был древний Вавилон, который еще Александр Македонский сделал главным центром своей державы. В конце IV в. до н. э. Селевк I основал в Месопотамии город Селевкию-на-Тигре и перенес туда свою резиденцию. Но и Селевкия оставалась столицей лишь несколько лет. Около 300 г. до н. э. в Сирии, в 20 километрах от побережья Средиземного моря была основана новая столица государства Селевкидов – Антиохияна-Оронте. Со временем Антиохия стала одним из крупнейших городов античного мира (население ее в эпоху наивысшего расцвета достигало полумиллиона человек), главным экономическим, политическим и культурным центром эллинистической Передней Азии. Другими важными городами государства Селевкидов были Селевкия Пиерия на побережье Средиземного моря, являвшаяся «морскими воротами» Антиохии, Селевкия-на-Эвлее в Западном Иране (на месте бывших ахеменидских Суз) и др. Все эти города были вполне греческими по своему облику и имели статус полиса.

По своей внутренней структуре держава Селевкидов была самой неоднородной среди эллинистических государств. Не случайно она даже не имела собственного названия, а в международно-правовых актах обозначалась именем правящего царя («царь Селевк», «царь Антиох» и т. п.). Во многом она напоминала существовавшую прежде на той же территории персидскую державу. Под владычеством Селевкидов находились самые различные по уровню развития области. Там были и регионы древних восточных цивилизаций: Вавилония, Ассирия, Финикия, Персида, и земли племен, находившихся еще на стадии родо-племенных отношений (ряд территорий в Иране и Средней Азии), и многочисленные полисы, населенные прибывшими из Европы греками. Следует отметить, что во владениях потомков Селевка І полисов было намного больше (несколько десятков), чем в любой другой из эллинистических монархий. Полисы представляли собой один из главных структурных элементов государства Селевкидов, важнейшую опору власти его правителей. Их основание всячески поощрялось, цари даровали им разные привилегии.

Во главе государства Селевкидов стоял царъ. Власть его была пожизненной, наследственной (хотя нередко случались государственные перевороты и конфликты между несколькими претендентами на престол) и практически абсолютной (во всяком случае, она не была ограничена никакими законами). Царь возглавлял гражданскую администрацию, являлся главнокомандующим вооруженными силами, верховным судьей. По сути дела, он считался даже олицетворением справедливости, от которого могут исходить только благие распоряжения. Кроме того, власть царя в государстве Селевкидов (как и всегда на Востоке) имела ярко выраженный сакральный характер. Монарх воспринимался как существо неземного порядка, как сверхчеловек, который становился предметом почитания, а подчас даже и обожествления.

Для эффективного управления государством при царе существовал достаточно большой бюрократический аппарат, отвечавший за сбор податей, функционирование судебной системы и др. Впрочем, ввиду огромных размеров царства, разобщенности его областей многие полномочия оставались в руках наместников, осуществлявших власть на местах (по образцу державы Ахеменидов государство Селевкидов делилось на сатрапии). В этом таилась определенная опасность сепаратизма.

Особый государственно-правовой статус имели греческие полисы, существовавшие на землях, подвластных потомкам Селевка І: они подчинялись непосредственно царю. Полисы сохраняли самоуправление во внутренних делах, систему традиционных органов управления и магистратур, владели прилегающими сельскими местностями; их граждане получали от царской власти разного рода привилегии, в том числе свободу от податей. Оказывая полисам разного рода благодеяния, монархи из династии Селевкидов воспринимали их как своих естественных союзников.

За пределами полисов лежали огромные пространства, населенные местными крестъянами, объединенными в общины. Они подвергались эксплуатации со стороны государства: платили в пользу царя налоги, выполняли различные повинности. Верховным собственником всей земли в государстве считался царь. Часть принадлежащих ему земельных богатств он передавал во владение полисам. Положение крестьян, живших на «полисных» землях, было наиболее тяжелым, поскольку им приходилось вносить подати и в царскую казну, и в казну полиса. Классическое рабство в государстве Селевкидов было распространено в меньшей степени, чем в Греции ?—І? вв. до н. э. Однако рабский труд использовался, особенно много рабов было в греческих полисах.

Государство Селевкидов славилось силъной армией. Важную роль в ней играла пехота, состоявшая из гоплитов, сражавшихся в фаланге, гипаспистов, лучников и пращников. Существовала многочисленная кавалерия, где ударную силу составляли тяжеловооруженные конники (тяжелые доспехи были не только на всаднике, но и зачастую на коне), а также отряды боевых слонов. Селевкидская армия комплектовалась в основном из граждан полисов (греки и македоняне) и жителей специально создаваемых военных колоний. Местное население в войско привлекалось редко, поскольку считалось небоеспособным.

ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЙ ЕГИПЕТ

Египет находился под властью династии Птолемеев (все без исключения цари этой династии носили имя Птолемей в память о своем родоначальнике Птолемее І, одном из активнейших участников войн диадохов). Царство Птолемеев по размерам было второй, а по политическому значению и экономическому могуществу, пожалуй, первой державой эллинистического мира. Оно оказалось и наиболее долговечным: последним пало под ударом римлян в 30 г. до н. э. (не случайно именно эту дату традиционно считают концом эпохи эллинизма).

Камея Гонзага. Птоломей Филадельф и Арсиноя (III в. до н. э.)

В середине ІІІ в. до н. э. владения Птолемеев включали, помимо самого Египта с примыкающими территориями (Киренаика в Северной Африке, часть Эфиопии), также Палестину, Финикию, Южную Сирию, Кипр, часть прибрежных областей Малой Азии; под их контролем находились также многие острова Эгейского моря и черноморские проливы. Таким образом, Птолемеям, благодаря грамотной внешней политике, удалось утвердиться в важнейших, ключевых в стратегическом и экономическом отношениях регионах Восточного Средиземноморья. Столицей государства изначально был древний Мемфис, но уже при Птолемее I этот статус перешел к Александрии Египетской.

Основанная Александром Македонским в 332 г. до н. э. на узком перешейке между побережьем Средиземного моря и большим озером, обладавшая прекрасными гаванями и хорошо защищенная от нападений врагов, Александрия стала крупнейшим городом всего эллинистического мира. Население Александрии на рубеже нашей эры достигало 1 миллиона человек. Кроме столицы, в эллинистическом Египте было лишь два полиса греческого типа: Навкратис в дельте Нила, основанный еще в архаическую эпоху, и Птолемаида на юге страны. Правда, было достаточно много полисов во внеегипетских владениях Птолемеев. Но эти территории, в сущности, так никогда и не стали полноценными частями державы, оставаясь своеобразными «придатками».

Птолемеям досталось более «однородное» наследство, нежели Селевкидам. Они воцарились в регионе одной из древнейших мировых цивилизаций, в стране с моноэтничным населением и многовековыми традициями, существовавшими в политической жизни, экономике, в области религиозных представлений и культов. Греки и македоняне, поселившиеся в полисах, представляли собой лишь незначительные «вкрапления» в массе местных жителей – египтян. Эти специфические традиции образовывали некое устойчивое цивилизационное единство, сохранявшееся в течение тысячелетий, несмотря на все перипетии внешнего характера. Какие бы завоеватели – будь то эфиопы, ассирийцы или персы – ни овладевали территорией в долине Нила, эта страна по-прежнему оставалась все тем же «вечным Египтом», державшимся на устоях, заложенных еще древними фараонами.

План Александрии Египетской

Вековые устои не были в своей основе поколеблены и в эллинистическую эпоху. Наоборот, греко-македонские завоеватели, пожалуй, не столько приобщили Египет к своему образу жизни, сколько сами приобщились к египетскому[31]. Особенно это видно на примере представлений о характере государственной власти. Птолемеи застали в Египте абсолютную монархию с обожествлением царей-фараонов, с их ничем не ограниченной властью над населением, с мощнейшим бюрократическим аппаратом. Все это было в полной мере перенято новыми властителями. Птолемеи, македоняне по происхождению и греки по образованию и воспитанию, приняли тем не менее титул фараонов. Со временем они согласились и с собственным обожествлением – не только посмертным, но и прижизненным. Они восприняли даже старинный египетский обычай, согласно которому фараон вступал в брак с собственной сестрой. Многие Птолемеи были женаты на сестрах, несмотря на то что с греческой точки зрения такие браки должны были представляться кощунством. Вряд ли где-нибудь еще в эллинистическом мире царская власть была столь же абсолютной и деспотичной, как в птолемеевском Египте.

В государстве Птолемеев наблюдалась также более значительная, нежели в любой другой эллинистической монархии, бюрократизация управления. Высшие придворные чины назывались «родственниками» и «друзьями» царя, хотя в действительности такое определение их отношений было лишь традицией. Из числа этих «родственников» и «друзей» назначались руководители основных ведомств, среди которых следует особо отметить диойкета, возглавлявшего финансовую систему государства. Царю и высшей бюрократии подчинялись многочисленные мелкие чиновники, осуществлявшие управление на местах – в административных подразделениях государства: номах (областях), топосах (районах) и комах (деревнях). Все это были должностные лица, назначавшиеся вышестоящими органами, отвечавшие только перед ними и получавшие от них разного рода распоряжения. Роль местного самоуправления была минимальной; некоторые его элементы существовали на территории Египта лишь в трех греческих полисах. Сельское же население, состоявшее из потомков древних египтян, находилось всецело на положении бесправных подданных.

Что же касается внеегипетских территорий, подконтрольных Птолемеям, то там правители проводили совершенно иную политику. За пределами Египта они выступали не как самовластные восточные деспоты, а как просвещенные монархи, опирающиеся в своей власти на гражданские коллективы полисов и уважающие их автономию, поскольку она не вступала в противоречие с высшим суверенитетом царя.

Естественным следствием доведенной до предела бюрократизации управления в государстве Птолемеев была подробнейшая регламентация всех сторон жизни. Особенно это относится к экономике Египта, существенно отличавшейся от экономики остального эллинистического мира. Верховным собственником всей земли являлся царь. Египетские крестьяне (царские земледельцы, как они назывались) считались арендаторами этой земли и вносили крупную арендную плату в натуральной форме. Она была столь значительна, что уместно говорить даже об изъятии чиновничеством у крестьян всего урожая, кроме минимума, необходимого для того, чтобы не дать умереть голодной смертью. Все отобранное у крестьян в качестве арендной платы (зерно, скот и т. п.), помещалось в государственные хранилища. В начале каждого нового земледельческого сезона крестьяне получали из этих хранилищ зерно для посева, орудия труда, рабочий скот, поскольку сами они всего этого не имели.

Ход сельскохозяйственных работ полностью определялся направлявшимися в деревни циркулярами, в которых было расписано буквально все – от набора посевных культур, которые необходимо высадить на том или ином участке, до сроков посева и жатвы. Государственное регулирование сельского хозяйства в совокупности с благоприятными природными условиями (плодородные почвы долины Нила) сделали Египет эпохи эллинизма исключительно богатой страной. Сокровищницы александрийских владык достигали колоссальных размеров. Но при этом в богатейшем государстве рядовой крестьянин жил в крайней нищете, поскольку у него изымали все, что могло бы принести доход.

Формально египетские крестьяне считались лично свободными, но на деле находились в полной зависимости от государствувенных структур. Именно в государстве Птолемеев особенно огромным был имущественный и социальный разрыв между греко-македонской верхушкой общества и массой местного населения. В Египте существовали бок о бок как бы два совершенно разных мира, которые не могли слиться воедино, но в то же время не могли и жить друг без друга.

Птолемей II

Часть своих земель цари уступали разного рода привилегированным лицам: чиновникам, жрецам, военным колонистам. На эти земли жесткая регламентация и бюрократический контроль распространялись в меньшей степени. На них могли даже возникать хозяйства античного типа, с широким использованием труда рабов. Впрочем, рабовладельческие отношения не являлись определяющим типом экономической структуры, характерной для эллинистического Египта.

Высокого развития достигло в Египте ремесленное производство, главными центрами которого выступали города, и прежде всего Александрия. По объему изготовления изделий из стекла и папирусных свитков, находивших широчайший сбыт во всем Средиземноморье, держава Птолемеев не имела себе равных в тогдашнем мире. Процветала и торговля, преимущественно морская. Удобно расположенный и имевший выход к двум морям – Средиземному и Красному, Египет поддерживал активные торговые отношения с государствами и Запада, и Востока, в частности с Индией.

В период расцвета эллинистического Египта, в III в. до н. э., славилась птолемеевская армия. Поскольку полисов, граждане которых могли бы составить вооруженное ополчение, в Египте было мало, войско комплектовалось по большей части из наемников, привлекаемых в Египет высоким жалованьем: богатые Птолемеи платили солдатам больше, чем остальные эллинистические цари. В начале эпохи эллинизма египетский флот был самым мощным в бассейне Средиземного моря (да и не только в нем). Не случайно самые большие суда того времени были построены именно на александрийских верфях[32].

Источники

Важная для изучения эллинистического мира и в особенности государства Птолемеев категория источников – тексты на папирусных свитках (их изучением занимается особая вспомогательная историческая дисциплина – папирология). Хотя писали на папирусе в античности повсеместно, почти все известные на сегодняшний день памятники были найдены в Египте, где специфические климатические условия способствовали сохранению свитков в течение веков. На папирусах писались документы самого различного характера. Среди них царские указы и распоряжения чиновников, податные документы, акты о продаже или аренде земли, завещания, прошения, записи расходов и счета, частные письма и др., а также литературные, исторические, философские произведения. Корпус папирусных свитков постоянно пополняется, и это делает исследование этих памятников весьма перспективным научным направлением.

Иногда находят комплекты папирусов – архивы документов тех или иных лиц. Самым большим является архив грека Зенона, который в середине III в. до н. э. управлял личным хозяйством Аполлония, диойкета государства Птолемеев. В составе этого архива – инструкции хозяина, отчеты управляющего о своей деятельности, разного рода списки, договоры, жалобы и даже доносы.

МАКЕДОНСКОЕ ГОСУДАРСТВО

Древняя Македония, которой после окончания войн диадохов управляла династия Антигонйдов, сохраняла свой суверенитет и продолжала считаться одной из трех крупнейших держав эллинистического мира. Однако в эпоху эллинизма небогатое македонское государство оказалось в весьма сложном положении. Ведь теперь ему приходилось соперничать с могучими, не сопоставимыми с ним по размерам и экономическим ресурсам монархиями Птолемеев и Селевкидов. Без сомнения, ослабил Македонию и отток ее лучших сил, которые в ходе походов Александра Македонского и после них устремились на восточные земли. Основную массу жителей Македонии по-прежнему составляли свободные крестьяне. А потому македонские цари не имели, в отличие от эллинистических владык в Азии и Африке, такого неисчерпаемого источника доходов, как эксплуатация местного завоеванного населения. К тому же постоянную опасность представляли набеги северных племен.

И тем не менее, несмотря на все трудности, на протяжении первой половины эпохи эллинизма Македонии удавалось поддерживать свою весьма высокую репутацию, на равных бороться за первенство с державами Селевкидов и Птолемеев, осуществлять гегемонию в Балканской Греции, пытаться реализовать амбициозные геополитические проекты. Это оказывалось возможным благодаря выдающимся военным, административным и дипломатическим способностям большинства македонских царей. Среди крупнейших деятелей эллинистической истории – Антигон II Гонат (правил в 277—239 гг. до н. э.), Антигон III Досон (правил в 229—221 гг. до н. э.) и Филипп V (правил в 221—179 гг. до н. э.). Добиваться значительных военно-политических успехов позволяли прежде всего всемерная экономия материальных и денежных средств и укрепление обороноспособности страны.

Как и остальные крупнейшие эллинистические государства, Македония являлась монархией, однако царская власть в ней не достигала такой степени абсолютизма, как в державах Птолемеев и Селевкидов, хотя постепенно ограничений становилось все меньше. Если в классической Македонии полномочия царя во многом ограничивались сильным аристократическим окружением, то в эпоху Александра Македонского и диадохов с амбициями владетельных аристократов в основном было покончено. Но оставалась еще одна сила, традиционно ограничивавшая полновластие правителей. Этой силой была армия, ополчение македонских граждан, выражавшее, как считалось, волю всего народа. Собрание войска, в частности, утверждало восшествие на престол нового царя; служило оно и судебной инстанцией при разборе дел о некоторых важных государственных преступлениях. С такого рода традициями приходилось считаться и Антигонидам. В этих условиях в эллинистической Македонии не существовало обожествления царей, как не было и развитого бюрократического аппарата.

Македонские вооруженные силы были не столь велики, как у Селевкидов и Птолемеев, однако по своей боеспособности не уступали им. Основой войска была фаланга, комплектовавшаяся из крестьян, которые призывались на военную службу только на время походов. Как и прежде способная достойно противостоять любому врагу, македонская фаланга была едва ли не самой лучшей в эллинистическом мире. Имелись и воинские части, находившиеся в состоянии постоянной боеготовности, – агема (т. е. царская гвардия). Привлекались в армию македонских царей также наемники, но все же не их отряды были определяющей силой на полях сражений.

Источники

Римский историк Помпей Трог написал в I в. до н. э. «Историю Филиппа». Хотя этот труд имел в значительной мере компилятивный характер (к тому же он дошел до нас в сокращении, сделанном во II—III вв. Юстином), его значение как источника все же не следует недооценивать. Это, пожалуй, единственный имеющийся в нашем распоряжении общий очерк исторического развития эллинистической Македонии и Балканской Греции.

ПЕРГАМСКОЕ ЦАРСТВО

Одно время на роль четвертой «великой державы» эпохи эллинизма претендовало Пергамское царство со столицей в городе Пергам. Это государство возникло в северо-западной части Малой Азии, его центром была область Мисия. В период борьбы диадохов, в 284 г. до н. э., грек Филетер, обосновавшись в городе Пергам, представлявшем собой удачно расположенную и хорошо защищенную природными условиями крепость, стал фактически ее независимым правителем и положил начало пергамской царской династии Атталидов.

Вначале Пергамское царство было небольшим и не играло значительной политической роли. Однако со временем, в конце ІІІ– начале ІІв. до н.э., его территория во много раз увеличилась, а значение в эллинистическом мире сильно возросло. Новоприсоединенные территории были отняты в основном у государства Селевкидов руками римлян, верным союзником которых выступал Пергам. Накопив значительные богатства, умело маневрируя в сложной внешнеполитической обстановке, Атталиды стали достаточно могущественными правителями. Был период, когда они контролировали большую часть Малой Азии. История Пергамского царства закончилась тем, что по завещанию последнего царя Аттала III в 133 г. до н. э. оно отошло к Риму и стало первой римской провинцией в азиатской части света (эта провинция так и называлась – Азия).


Пергам. Реконструкция


Аттал I

В состав пергамского государства входили области хотя и восточные, но наиболее близкие к греческому миру и поэтому издревле освоенные эллинами. Существовавшие на северо-западе Малой Азии многочисленные греческие полисы теперь подчинились Атталидам. Местные народности тоже давно уже находились под сильным греческим влиянием. По этим причинам в Пергамском царстве греческий элемент был не единственным, но бесспорно преобладающим. В частности, в экономической жизни заметное место занимали классические рабовладельческие отношения; не столь жесткой эксплуатации, как в державах Селевкидов и Птолемеев, подвергалось и местное население. Цари из династии Атталидов, стремившиеся избегать грубого деспотизма, пользовались в эллинистическом мире репутацией просвещенных и даже демократичных монархов. Они демонстративно именовали себя «гражданами Пергама», не предпринимая попыток организовать царский культ. Невелик был в Пергаме и бюрократический аппарат. Пергамское войско, комплектовавшееся в основном на наемной основе, состояло не только из греков, но и из представителей местных народностей.

БАЛКАНСКАЯ ГРЕЦИЯ В ЭПОХУ ЭЛЛИНИЗМА

Колыбель греческой цивилизации – юг Балканского полуострова и регион Эгейского моря– в новых исторических условиях утратила почти все былые позиции. В полисах материковой Эллады наблюдался постепенный упадок экономической, социальной, политической жизни, главные центры которой сместились на эллинистический Восток. Походы Александра Македонского фактически явились претворением в жизнь политической программы Исократа, но конечные результаты происшедших процессов оказались во многом иными, причем не столь радужными, как представлялось этому идеологу эпохи классики. Действительно, отток на завоеванные восточные земли значительной части греков первоначально несколько разрядил социальную напряженность, снял внутренние противоречия и снизил «земельный голод», бывший следствием перенаселения.

Однако затем уменьшение количества жителей стало приводить к настоящему опустению страны. Следует учитывать, что на Восток уходили самые энергичные и предприимчивые граждане, т. е. налицо были не только количественные, но и качественные потери. В то же время приток в Элладу огромных денежных средств с Востока, из завоеванной Персии (это предусматривалось программой Исократа) вызвал весьма неоднозначные последствия. Поскольку количество денег в обороте резко возросло, а производимых в греческих полисах товаров не стало больше, дали о себе знать инфляционные процессы: снизилась платежеспособность монеты и значительно выросли цены на всю продукцию сельского хозяйства и ремесла.

Греция всегда была бедной страной, но теперь ее бедность стала особенно заметной на фоне богатства эллинистических держав Востока. Каких-то принципиальных изменений в организации сельскохозяйственного и ремесленного производства не наблюдалось. Как в социально-экономической, так и в политической сферах кризис полисной системы, начавшийся еще в конце классической эпохи, продолжался. Из региона передового во всех отношениях Балканская Греция постепенно превращалась в глухую провинцию эллинистического мира. Еще овеянная ореолом своей прежней славы, она уже не играла, как прежде, значительной исторической роли. Ополчения греческих полисов тоже не могли на равных противостоять мощным вооруженным силам эллинистических монархий. Все это определяло ту или иную степень политической зависимости маленьких государств от более сильных правителей.

Только в исключительных случаях отдельным полисам удавалось сохранить суверенитет и приспособиться к новой ситуации. А островной полис Родос даже добился процветания. Ставший в конце ?в. до н. э. единым полисом, он на протяжении классической эпохи не находился в числе передовых центров Эллады. Но в эллинистическую эпоху его значение чрезвычайно возросло. В период войн диадохов Родос сумел отстоять независимость и в дальнейшем оставался самостоятельным государством, умеренно-олигархической республикой. Полис стал сильнейшей морской державой в бассейне Эгеиды, одним из главных экономических, политических, культурных центров новой эпохи, равноправным партнером эллинистических владык. В это время родосцы владели также и материковыми землями на побережье Малой Азии.

Главной причиной расцвета Родоса было его исключительно выгодное географическое положение на пересечении важнейших морских путей. Остров стал крупнейшим транзитным центром торговли в Восточном Средиземноморье. Не случайно географы того времени делали точкой отсчета координат на своих картах именно Родос. Родосцы располагали великолепным торговым и военным флотом. Город Родос, столица государства, имел славу одного из красивейших в тогдашнем мире. Мореходов, входящих в его порт, встречал знаменитый Колосс Родосский – гигантская статуя бога Гелиоса, покровителя острова. Впрочем, с середины II в. до н.э., после того как римляне задались целью подорвать экономическую роль Родоса, постепенно ушли в прошлое и богатство полиса, и его политическая самостоятельность.

Процветание Родоса следует считать скорее исключением. Что же касается большинства греческих полисов на материке, то их положение в эпоху эллинизма было совсем незавидным. Многие города находились под властью Македонии, разместившей в них свои гарнизоны. Так, важнейшей опорой македонского владычества в Элладе был Коринф, занимавший стратегическое положение на Истме (контроль над этим перешейком позволял «отрезать» Южную Грецию от Средней) и располагавший прекрасно укрепленным акрополем. Другими опорными пунктами македонян в Греции были Халкида на острове Эвбея и Деметриада в Фессалии. «Оковами Эллады» называли эти три крепости противники македонской гегемонии.

Афродита. Фрагмент статуи (IIIв. до н.э.)

Некогда ведущие политические центры – Афины, Фивы[33] – утратили свою былую роль. Теперь они по большей части были вынуждены отказаться от самостоятельности во внешней политике и в основном поддерживали эллинистические монархии, лавируя между ними и таким способом пытаясь получить те или иные выгоды для себя. Так, в 267—262 гг. до н. э. несколько греческих полисов во главе с Афинами вели при поддержке птолемеевского Египта войну против Македонии. В этой так называемой ремонидовой войне греки, естественно, потерпели поражение, и в Афинах был размещен македонский гарнизон. Но даже если бы война оказалась успешной для начавших ее полисов, они не стали бы фактически независимыми, а лишь попали бы не под македонское влияние, а под египетское.

РЕФОРМАТОРСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В СПАРТЕ

В III в. до н. э. Спарта оставалась едва ли не единственным греческим полисом, который не желал отказываться от своих традиционных амбиций. Однако эти амбиции было все труднее претворять в жизнь, тем более что спартанский полис еще с IV в. до н. э. находился в состоянии тяжелого кризиса. Возрастало имущественное неравенство, происходил распад гражданского коллектива. Если после «реформ Ликурга», в эпоху архаики существовало 9000 спартиатских хозяйств, то теперь, в середине III в. до н. э., в Спарте насчитывалось лишь 700 землевладельцев, а остальные спартиаты разорились и совершенно обнищали.

Оказавшись в сложной ситуации, молодой спартанский царь Агис IV (Агид IV; правил в 244—241 гг. до н. э.) попытался провести реформы под лозунгом возвращения к «Ликургову строю». Предполагалось с их помощью восстановить и расширить гражданский коллектив, что повело бы к созданию сильного полисного ополчения и военно-политическому усилению Спарты. В программу Агиса входили такие меры, как увеличение числа спартиатов за счет разорившихся граждан и периэков, раздел между ними земельных участков на равных основаниях, отмена долговых обязательств, восстановление старинного образа жизни и методов воспитания. Однако эти планы встретили противодействие значительной части аристократии, владевшей почти всей землей и не желавшей ни с кем ею делиться. Уже первые шаги в проведении реформ повели к вспышке междоусобной борьбы, в ходе которой Агис был свергнут с престола и убит.

Впоследствии все реформы Агиса IV провел в жизнь царь Клеомен III (правил в 235—221 гг. до н. э.). Оказавшись более дальновидным политиком, он сумел сломить внутреннюю оппозицию и заручиться поддержкой основной массы граждан. Нововведения в социально-экономической сфере Клеомен дополнил политическими преобразованиями. При нем серьезно укрепилась царская власть, которая ранее никогда не была по-настоящему полномочной. Коллегия эфоров, осуществлявшая надзор над царями и препятствовавшая росту их влияния, была ликвидирована. В целом реформы усилили военную мощь Спарты. Реорганизовав спартанскую армию по македонскому образцу, Клеомен добился ряда серьезных успехов на полях сражений, что позволило ему претендовать на гегемонию в Пелопоннесе. Беднейшую часть населения греческих полисов подкупила решительность спартанской власти, проведшей передел земли и кассацию долгов.

Напуганные ростом популярности Спарты, пелопоннесские олигархи призвали на помощь царя могущественной Македонии Антигона III Досона. В 221 г. до н. э. армия Клеомена III потерпела поражение от македонского войска. Правитель бежал в Египет, но не добился там поддержки и покончил с собой. Царь-реформатор Клеомен, бесспорно, был одной из самых ярких и трагических фигур в истории поздней Спарты. После его гибели спартанский полис утратил свое политическое значение. Прервалась традиция двойной царской власти, управление попало в руки сменявших друг друга тиранов.

Последний из тиранов Набис (Набид; правил в 207—192 гг. до н. э.) пытался продолжать реформы Агиса и Клеомена, причем действовал еще более радикальными методами: конфисковывал имущество аристократов, предоставлял гражданские права не только периэкам, но даже и илотам, а также воинам-наемникам. В правление Набиса произошел последний военно-политический подъем Спарты. Однако совокупными усилиями противников Набиса в Греции, поддержанных на этот раз Римом, войска спартанского полиса были разбиты. Звезда Спарты закатилась, на этот раз окончательно.

ЭТОЛИЙСКИЙ И АХЕЙСКИЙ СОЮЗЫ

Совершенно новым явлением в политической жизни полисов эллинистической Греции стало возникновение двух крупных союзов – Этолийского и Ахейского. Необычность этих альянсов заключалась в том, что, построенные на основах равноправия членов, они фактически были государственными объединениями федеративного типа, не имевшими полиса-гегемона. Характерен и тот факт, что оба союза сформировались в тех областях страны (Этолия на западе Средней Греции и Ахайя на севере Пелопоннеса), которые ранее являлись отсталыми и не играли значительной роли в жизни греческого мира. Теперь, когда древние центры античной цивилизации пришли в упадок, на первый план выдвинулись эти регионы.

Созданный еще в классическую эпоху (ок. 370 г. до н. э.), Этолийский союз в эллинистический период греческой истории значительно усилился. Став одной из самых влиятельных сил в Балканской Греции, он мог даже на равных противостоять Македонии. В III в. до н. э. этолийцы распространили свою власть почти на всю Среднюю Грецию, на часть Фессалии и некоторые государства Пелопоннеса. Они осуществляли контроль над панэллинским святилищем в Дельфах.

О структуре Этолийского союза известно мало. Полисов в собственном смысле слова в Этолии практически не было, так что союз сохранял элементы архаичного племенного устройства. Высшим органом власти было народное собрание, проводившееся дважды в год в городе Ферм, являвшемся религиозным центром союза. Народное собрание ежегодно избирало должностных лиц, высшим из которых был стратег, командовавший войском и возглавлявший исполнительную власть. Помимо народного собрания, существовал Совет, заседавший достаточно часто. Управление Этолийским союзом было еще весьма неупорядоченным. Не случайно многие античные авторы характеризуют союз как «разбойничье государство». Очень большую роль во внешней политике этолийцев играли войны с целью обогащения за счет военной добычи.

Больше сведений сохранилось об Ахейском союзе. Это объединение, которое производит впечатление упорядоченного государства, было создано в 281 г. до н. э. четырьмя полисами области Ахайя, но впоследствии постоянно расширялось. Знаменательным моментом в истории союза стал 251 г. до н. э., когда в него вошел Сикион – первый город, находившийся за пределами Ахайи. Именно из Сикиона был родом полководец и политик Арат, который в течение нескольких десятилетий, будучи бесспорным лидером Ахейского союза, определял его внутреннюю и внешнюю политику. Под руководством Арата союз превратился в одно из сильнейших государств Греции, к которому присоединялись все новые полисы (в некоторых из них одновременно ликвидировались промакедонские тирании). В 243 г. до н. э. членом союза стал Коринф, из которого был изгнан македонский гарнизон, в 234 г. до н. э. – Мегалополь, в 229 г. до н. э. – Аргос.

Затем Ахейский союз временно попал в зависимость от Македонии, но в начале II в. до н. э. вступил в союзнические отношения с Римом и при его содействии восстановил свое могущество и добился новых успехов: в 192—191 гг. до н. э. в союз вошли Спарта, Мессения, Элида. Теперь созданное ахейцами федеративное государство занимало весь Пелопоннес и являлось самым крупным и сильным политическим образованием эллинистической Балканской Греции. В период наибольшего расцвета союз включал около 60 полисов. В это время его признанным лидером был полководец Филопемен, прозванный «последним эллином».

Ахейский союз является наиболее ярким примером древнегреческого федеративного государства. Союзные полисы обладали широкой автономией во внутренних делах, но вопросы внешней политики, ведения войны и заключения мира, а также чеканка союзной монеты находились в исключительном ведении союзных властей. Граждане полисов, входивших в этот союз, обладали двойным гражданством – союзным и своего полиса.

Государственное устройство Ахейского союза было умеренно-демократическим, с некоторыми олигархическими элементами. Несколько раз в год проводились народные собрания союзников, как регулярные, так и экстраординарные. Вначале местом их проведения был город Эгий в Ахайе, а затем собрания начали назначаться и в других городах. Принимать участие в народном собрании могли все граждане союза в возрасте старше 30 лет. Народное собрание избирало сроком на год стратега – главное должностное лицо, имевшее высшие военные и гражданские полномочия. Ежегодное переизбрание запрещалось (даже влиятельнейший Арат мог занимать должность стратега лишь раз в два года). Другим важным должностным лицом, также избиравшимся ежегодно, был гиппарх – военный заместитель стратега и начальник союзной конницы. В гражданской администрации важную роль играла коллегия из 10 дамиургов. Существовал в Ахейском союзе и Совет, но его роль и способ комплектования не вполне ясны. Полисы, входившие в союз, имели единообразное государственное устройство, во многом копирующее союзные органы.

Государственное устройство Ахейского союза схематично можно представить так

По греческим масштабам, Этолийский и Ахейский союзы были серьезной политической силой. Однако достаточно неоднородная внутренняя организация, постоянная борьба объединительных и сепаратистских тенденций обрекли в конечном счете эти структуры на распад. Еще одним негативным фактором была непоследовательная, подчас разрушительная внешняя политика обеих федераций. Этолийцы и ахейцы постоянно соперничали друг с другом, то враждовали, то мирились с Македонией. Но камнем преткновения для обоих союзов стали отношения с Римом. Они развивались по весьма схожей схеме: дружественные связи союза с римлянами – разрыв отношений и начало конфликта между двумя сторонами – поражение греков ввиду явного неравенства сил и признание римского владычества (этолийцы подчинились Риму в 189, а ахейцы – в 146 г. до н. э.).

Источники

Крупнейшим представителем исторической мысли эпохи эллинизма был Полибий – выходец из Балканской Греции, в молодости занимавший высокие должности в Ахейском союзе. В 167 г. до н. э. вместе с другими ахейскими аристократами он был отправлен в Рим в качестве заложника. В Риме, где он прожил многие годы, Полибий сблизился с представителями правящей элиты, в том числе с полководцем Сципионом Эмилианом. Лишь после подчинения Греции римскому владычеству в 146 г. до н. э. Полибий возвратился на родину. В последние годы своей жизни он принимал участие в организации управления на покоренных Римом греческих землях и одновременно работал над фундаментальным трудом «Всеобщая история» (из 40 книг сохранились полностью первые пять, от остальных дошли большие фрагменты).

«Всеобщая история» вполне соответствовала своему названию: она описывала историю практически всего Средиземноморья и охватывала период c середины III до середины II в. до н. э. Цель своего труда Полибий видел прежде всего в объяснении причин установления римского владычества над эллинистическим миром. Поэтому историк стремился не только излагать события в их реальной последовательности, но и находить причинно-следственные связи этих событий (он называл такой подход «прагматической историей»). Критическим подходом к событиям прошлого Полибий внес важный вклад в развитие исторических методов в античной историографии. Историк испытывал антипатию к распространенной в его время «риторической» школе в историописании, больше заботившейся о занимательности повествования, чем о его достоверности (сам он излагает материал сухо и однообразно). Эталоном для Полибия являлся строго научный труд Фукидида.

Политическую направленность «Всеобщей истории» Полибия можно в целом охарактеризовать как проримскую. Автор был убежден в преимуществе римского государственного устройства над любым другим и, как следствие, в неизбежности мирового господства римлян. Предпосылками подобной концепции стало не только хорошее знание историком успехов Рима, но и его политическое учение. В основе этого учения лежало представление о циклической смене трех «правильных» форм государственного устройства (монархия, аристократия, демократия) и трех «отклоняющихся» форм (тирания, олигархия, охлократия). Предпочтение же историк отдавал «смешанному» государственному устройству, соединяющему преимущества лучших его форм, государству, пребывающему в состоянии равновесия и поэтому неподвластному законам цикла. Образцом такого государственного устройства Полибий считал именно Римскую республику.

Труд Полибия является самым важным письменным источником по истории греческого мира эпохи эллинизма (а также Римской республики). Достоверность его сообщений, основанных как на личных впечатлениях, так и на глубоком знании исторической традиции, оценивается весьма высоко, хотя в ряде случаев несомненен его субъективный подход к трактовке того или иного вопроса.

В последующие столетия историографы были в основном уже более или менее добросовестными компиляторами, заимствовавшими материал у «ранних» авторов. Впрочем, это позволило довести до нашего сведения немало ценной информации. Крупнейшим из исторических трудов компилятивного характера является «Историческая библиотека» Диодора Сицилийского, составленная в I в. до н. э. Произведение Диодора (из 40 книг сохранилось около половины) охватывало историю всего известного автору мира от легендарной древности до 60 г. до н. э. Диодор не проводил самостоятельных исследований, а опирался в основном на труды своих предшественников. Несмотря на ряд недостатков (неточности в хронологии, отсутствие собственного научного осмысления, склонность к пересказу анекдотов и т. п.), «Историческая библиотека» все же является ценным источником по истории греческого мира, особенно Сицилии.

Ряд книг Диодор посвятил эпохе эллинизма – от походов Александра Македонского до времени жизни самого историка. Здесь интересны сведения о войнах диадохов и деятельности сицилийского правителя Агафокла (Диодор опирается на труды весьма авторитетных авторов, в том числе Тимея из Тавромения, а также Иеронима из Кардии – историка, принимавшего активное участие в войнах преемников Александра).

ПЕРИФЕРИЯ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОГО МИРА

Наряду с крупнейшими эллинистическими монархиями, определявшими судьбы Средиземноморья и Передней Азии, существовали и менее значительные государства, тоже сыгравшие определенную историческую роль в III—I вв. до н. э. Одни из этих государств возникли после походов Александра Македонского, другие существовали и ранее, но в новую эпоху в их жизни произошли серьезные изменения.

На западе, в Великой Греции, по-прежнему крупнейшим центром оставались Сиракузы. Для их политического развития были характерны в целом те же тенденции, что и в предшествующие столетия: существование тиранических режимов и стремление тиранов создать под своей властью крупную территориальную державу, а также неизменное противостояние с Карфагеном. Новой проблемой стали отношения с Римом. Сиракузский тиран Агафокл (правил в 317/316-289 гг. до н.э., а в 305 г. до н. э. провозгласил себя царем по образцу диадохов), поставив под свой контроль ряд городов Сицилии, успешно боролся с карфагенянами, нападая даже на их территории в Африке.

Пирр

После смерти Агафокла его держава распалась, но вскоре была восстановлена очередным тираном Гиероном II (правил в 275—215 гг. до н. э.), тоже принявшим царский титул. Тонкий политик и дипломат, Пирр Гиерон умело лавировал между более сильными соседями и добился того, что в его правление независимые Сиракузы не только процветали, но и пользовались значительным авторитетом в эллинистическом мире.

В начале III в. до н. э. произошел кратковременный всплеск военной активности слаборазвитого, полуварварского Эпира, западного соседа Македонии. Эпирский царь Пирр (правил в 307—302 и 296—273 гг. до н. э.) был одним из лучших полководцев своего времени: он участвовал в войнах диадохов, сражался в Сицилии с карфагенянами, в Италии с римлянами, но в конце концов бесславно погиб в одной из междоусобных стычек в Греции. После его смерти Эпир быстро сошел с политической сцены.

Самым значительным из малых эллинистических государств Малой Азии (Вифиния, Каппадокия и др.) со временем стал Понт. Это государство находилось на северо-востоке полуострова, на берегу Понта Эвксинского (Черного моря), от которого и получило свое название. Уже на исходе эпохи эллинизма, в начале I в. до н.э., Понтийское царство стало по-настоящему мощной державой. Знаменитейший из властителей Понта, царь Митридат VI Евпатор (правил в 120—63 гг. до н. э.) значительно расширил свои владения, занял важные в стратегическом отношении территории на побережье Черного моря и фактически стал его хозяином.

Дальнейшая логика событий вовлекла Митридата в многолетнюю череду войн с Римом, в которых понтийский царь был побежден.

На такой далекой окраине греческого мира, как Северное Причерноморье, ведущей силой оставалось Боспорское царство со столицей Пантикапей. Возникшее еще в V в. н.э., теперь оно стало частью системы эллинистических государств. Вплоть до конца II в. до н. э. у власти в Боспоре находилась династия Спартокидов. Но в 106 г. до н. э. Боспорское царство утратило независимость и вошло в состав державы Митридата VI. Тогда же под властью Митридата оказались Херсонес, Ольвия и ряд других центров Северного Причерноморья. Именно в боспорском Пантикапее оборвалась жизнь Митридата: потерпев поражение в борьбе с римлянами, царь покончил с собой. Его потомкам удалось удержать власть над крымскими владениями, лишь признав сюзеренитет Рима.

Наконец, самым восточным из греческих государств эпохи эллинизма было Греко-Бактрийское царство (на территории совр. Афганистана и юга Средней Азии).

Митридат VI.Евпатор

Оно возникло в середине III в. до н. э. в результате отделения от государства Селевкидов. Греко-Бактрия была страной с интенсивной городской жизнью и развитой торговлей, с весьма большим для столь далекой периферии греческого мира влиянием греческой культуры. Интересно, в частности, что именно в Греко-Бактрии были отчеканены самые крупные в истории античного мира золотые монеты (весом в 160 граммов). Греко-бактрийские цари проводили столь активную внешнюю политику, что присоединили военным путем к своим владениям часть Индии (некоторые из царей даже приняли буддизм). Около 140—130 гг. до н. э. Греко-Бактрия пала под натиском восточных кочевников.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА В ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОМ МИРЕ

Международная ситуация в эпоху эллинизма была крайне сложной и запутанной. В отличие от предшествующего исторического периода теперь на внешнеполитической арене доминировало несколько мощных царств, интересы которых противостояли интересам ряда меньших по размеру и значению монархий, союзов греческих полисов и отдельных полисов. Приходилось находить что-то общее в стремлениях конфликтовавших друг с другом государств, чтобы не ввергнуть греческий мир Восточного Средиземноморья в полный хаос. Одной из важнейших основ межгосударственных отношений стала идея «баланса сил», согласно которой каждое из государств занимало в политическом мире свое место и обладало определенной сферой влияния, признававшейся соседями. Однако это равновесие постоянно нарушалось, что приводило к регулярным военным столкновениям. Осложнялась международная ситуация и тем, что в борьбу эллинистических государств периодически и все более успешно вторгались государства, не принадлежавшие к греческому миру: Карфаген и Рим – с запада, Парфия – с востока.

Существовало несколько регионов, где пересечение интересов различных участников системы межгосударственных отношений периода эллинизма было необычайно острым. Именно в этих «горячих точках» конфликты и войны были особенно частыми. Так, за обладание крайне важными в стратегическом отношении Финикией, Палестиной и Сирией последовала череда так называемых Сирийских войн, которые вели Птолемеи и Селевкиды. Эти войны между двумя государствами-гигантами, проходившие с переменным успехом, лишь серьезно истощили обе стороны, не принеся победы никому.

Еще более непримиримо сталкивались интересы различных внешнеполитических сил в бассейне Эгейского моря. За влияние в этом регионе боролись все крупные эллинистические державы. В той или иной степени их поддерживали греческие федерации и полисы. И у каждого были какие-то особые устремления и амбиции: расширение своей территории, овладение стратегически важными плацдармами или борьба за собственную независимость. Соответственно, Эгеида была ареной постоянных вооруженных конфликтов.

Соотношение сил между участниками военно-политической борьбы не оставалось неизменным. На протяжении большей части III в. до н. э. сильнейшей державой эллинистического мира был птолемеевский Египет, а государство Селевкидов в этот период переживало процесс ослабления. На Балканском полуострове решительной гегемонии добилась Македония, военными и политическими методами утвердившая свое господство почти во всех полисах Греции. В конце III в. до н. э. первенство Птолемеев пошатнулось, а мощь Селевкидов в результате деятельности Антиоха III, напротив, резко увеличилась. Однако Антиох был, по существу, одним из последних крупных государственных деятелей эпохи эллинизма. Истощавший сам себя непрестанными войнами, эллинистический мир вступал в период упадка.

В этой ситуации на средиземноморскую политическую сцену вступила новая могучая сила – Римская республика. Еще в III в. до н. э. Рим захватил греческие государства Южной Италии и Сицилии. В течение следующего столетия под его властью постепенно оказались Македония, Балканская Греция, Пергам. В первой половине I в. до н. э. к Риму перешла Сирия (остальные части державы Селевкидов были к тому времени захвачены Парфией). Дольше других сохранял свою независимость эллинистический Египет, хотя в конце его существования суверенитет Птолемеев был уже скорее фикцией, чем реальностью: последние правители были настоящими марионетками в руках римлян. Наконец, в 30 г. до н. э. Египет был официально включен в состав Римской республики. Эту дату обычно считают концом эпохи эллинизма.

Источники

История эллинистического мира привлекала к себе внимание не только древнегреческих, но и римских авторов, что связано со вступлением греческого мира и Рима в непосредственный контакт. Выдающийся римский историк Тит Ливий (59 до н. э. – 17 н. э.) в труде по истории Рима, повествуя о внешнеполитических отношениях между римлянами и эллинистическими государствами, не мог избежать описания истории этих государств (он опирался в основном на тексты Полибия, но трактовал факты, естественно, с римской точки зрения).

Историография

Изучение специфики эллинизма в Причерноморье является одним из приоритетных направлений в отечественном антиковедении. Подвергалась всестороннему анализу история различных эллинистических государств этого региона: Ольвии (Ю. Г. Виноградов), Херсонеса (В. И. Кадеев, В. М. 3убарь) и в особенности Боспорского царства (С.Ю.Сапрыкин, Е. А. Молев, Ф. В. Шелов-Коведяев и др.). Было показано, в частности, что эллинизм на Боспоре наступил позже, чем в Восточном Средиземноморье, возможно, из-за периферийного положения северопонтийского региона.

Внешнеполитическими отношениями в эпоху эллинизма, борьбой между различными эллинистическими государствами, начиная со времени диадохов и вплоть до завоевания Восточного Средиземноморья Римом, активно занимаются многие историки [Э. Вилль (E. Will), Ф.Уолбэнк (F. Walbank), Х. Хабихт, Б. Макгинг (B. McGing) и др.]. Хорошо разработана эта тематика и в отечественной историографии (А. С. Шофман, В. Д. Жигунин, О. Л. Габелко). Отношения между эллинистическим миром и Римом осветил в своих работах В. И. Кащеев. Одним из достижений отечественного антиковедения стала разработка концепции «баланса сил» между государствами эпохи эллинизма.

Литература по теме

Бикерман Э. Государство Селевкидов. М., 1989.

Виноградов Ю. Г. Политическая история Ольвийского полиса VII—I вв. до н. э.: Историко-эпиграфическое исследование. М., 1989.

Габелко О. Л. Последствия Апамейского мира: Рим и Первая вифинская война // Межгосударственные отношения и дипломатия в античности. Казань, 2000.

Жигунин В. Д. Международные отношения эллинистических государств в 280—220 гг. до н. э. Казань, 1980.

Зубаръ В. М. Херсонес Таврический в античную эпоху. Киев, 1993.

Кадеев В. И. Херсонес Таврический в первых веках нашей эры. Харьков, 1981.

Кащеев В. И. Эллинистический мир и Рим. М., 1993.

Левек П. Эллинистический мир. М., 1989.

Молев Е. А. Боспор в период эллинизма. Нижний Новгород, 1994.

Молев Е. А. Властитель Понта. Нижний Новгород, 1995.

Сапрыкин С. Ю. Боспорское царство на рубеже двух эпох. М., 2002.

Сапрыкин С. Ю. Понтийское царство. М., 1996.

Хабихт X. Афины: История города в эллинистическую эпоху. М., 1999.

Шелов-Коведяев Ф. В. История Боспора в ?7—IV вв. до н.э. // Древнейшие государства на территории СССР. 1984 год. М., 1985.

Шофман А. С. История античной Македонии. Казань, 1963. Ч. 2.

McGing В. The Foreign Policy of Mithridates VI Eupator, King of Pontus. Leiden, 1986.

Walbank F. The Hellenistic World. N. Y., 1981.

WillE. Histoire politique du monde hellenistique. Nancy, 1966—1967. T. 1—2.

ГЛАВА 23 Культура эпохи эллинизма

ОСОБЕННОСТИ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Эпоха эллинизма характеризовалась рядом совершенно новых черт. Произошло резкое расширение ареала античной цивилизации, когда на обширных территориях практически во всех сферах жизни отмечалось взаимодействие греческих и восточных элементов. Одним из основополагающих культурных явлений III—I вв. до н. э., без сомнения, следует считать эллинизацию местного населения на восточных территориях, связанную с потоком греков-переселенцев, который хлынул на завоеванные земли. Греки и уже практически не отличимые от них македоняне, естественно, занимали в эллинистических государствах наиболее высокое социальное положение. Престиж этой привилегированной прослойки населения побуждал значительную часть египетской, сирийской, малоазийской знати подражать их образу жизни, воспринимать античную систему ценностей.

Регионом наиболее интенсивной эллинизации стало Восточное Средиземноморье. На Ближнем Востоке в богатых семьях правилом хорошего тона было воспитывать детей в эллинском духе. Результаты не заставили себя долго ждать: среди эллинистических мыслителей, писателей, ученых мы встречаем немало выходцев из стран Востока (среди них наиболее известны философ Зетон, историки Манефон и Берос).

Пожалуй, исключением, единственной областью, упорно сопротивлявшейся процессам эллинизации, была Иудея. Специфические особенности культуры и мировоззрения еврейского народа обусловливали его стремление к сохранению этнической, бытовой и особенно религиозной самобытности. В частности, иудейский монотеизм, представлявший собой более высокую ступень религиозного развития по сравнению с политеистическими верованиями греков, решительно препятствовал заимствованию извне каких бы то ни было культов и теологических идей. Правда, некоторые иудейские цари II—I вв. до н. э. (Александр Яшгай, Ирод Великий) были поклонниками эллинских культурных ценностей. Они возводили в столице страны Иерусалиме монументальные здания в греческом стиле, пытались даже организовывать спортивные Игры. Но со стороны населения такие начинания никогда не встречали поддержки, а часто проведение прогреческой политики наталкивалось на упорное сопротивление.

В целом же процесс эллинизации в Восточном Средиземноморье был весьма интенсивным. В итоге весь этот регион на многие века стал ареалом греческой кулътуры и греческого языка. Именно в эпоху эллинизма в ходе унификационных процессов на основе отдельных диалектов (при наибольшей роли классического аттического) сложился единый греческий язык – койне.

Таким образом, после походов Александра Македонского в состав эллинского мира входила не только собственно Греция, как в предыдущие эпохи, но и весь обширный эллинизированный Восток.

Конечно, местная культура Ближнего Востока имела собственные традиции, причем в ряде стран (Египет, Вавилония) они были значительно более древними, чем греческие. Неизбежен был синтез греческих и восточных культурных начал. В этом процессе греки были активной стороной, чему способствовал более высокий социальный статус греко-македонских завоевателей по сравнению с положением местного населения, которое оказывалось в роли воспринимающей, пассивной стороны. Образ жизни, приемы градостроительства, «стандарты» литературы и искусства – все это на землях бывшей персидской державы выстраивалось теперь по греческим образцам. Обратное влияние– восточной культуры на греческую – в эпоху эллинизма менее заметно, хотя оно тоже было немалым. Но проявлялось оно на уровне общественного сознания и даже подсознания, в основном в сфере религии.

Важным фактором развития эллинистической культуры было изменение политической ситуации. Жизнь новой эпохи определялась не множеством враждующих полисов, а несколькими крупными державами. Эти государства различались, в сущности, лишь правящими династиями, а в цивилизационном, культурном, языковом плане представляли собой единство. Такие условия способствовали распространению элементов культуры по всему эллинистическому миру. Эпоха эллинизма отличалась большой мобильностью населения, но особенно это было характерно для «интеллигенции».

Если греческая культура прежних эпох была полисной, то в эпоху эллинизма впервые можно говорить о складывании единой мировой культуры.

В образованных слоях общества на смену полисному коллективизму окончательно пришел космополитизм – ощущение себя гражданами не «малой родины» (своего полиса), а всего мира. В тесной связи с распространением космополитизма находится рост индивидуализма. Во всех сферах культуры (религия, философия, литература, искусство) главенствует уже не коллектив граждан, а отдельный индивид, со всеми его чаяниями и эмоциями. Безусловно, и космополитизм, и индивидуализм проявились еще в IV в. до н. э., в период кризиса классического полиса. Но тогда они были характерны лишь для некоторых представителей интеллектуальной элиты, а в новых условиях стали элементами преобладающего мироощущения.

Еще одним весьма значимым фактором культурной жизни эпохи эллинизма была активная государственная поддержка культуры. Богатые монархи не жалели средств на культурные цели. Стремясь прослыть просвещенными людьми, снискать славу в греческом мире, они приглашали к своим дворам знаменитых ученых, мыслителей, поэтов, художников, ораторов и щедро финансировали их деятельность. Безусловно, это не могло не придавать эллинистической культуре в известной степени «придворный» характер. Интеллектуальная элита ориентировалась теперь на своих «благодетелей» – царей и их окружение. Культуру эпохи эллинизма характеризует ряд черт, которые показались бы неприемлемыми свободному и политически сознательному греку из полиса классической эпохи: резкое уменьшение внимания общественно-политической проблематике в литературе, искусстве и философии, порой неприкрытое подобострастие по отношению к власть имущим, «куртуазность», зачастую становившиеся самоцелью.

Карнак. Пилон Эвергета Птолемея III. Фотография

Особенно активную культурную политику проводили самые богатые из монархов эллинистического мира – египетские Птолемей. Уже основатель этой династии диадох Птолемей I открыл в начале III в. до н. э. в своей столице Александрии центр всех видов культурной деятельности, особенно литературной и научной, – Мусей (или Музей). Непосредственным инициатором создания Мусея был философ Деметрий Фалерский – бывший тиран Афин, после своего изгнания бежавший в Египет и поступивший на службу к Птолемею.

Мусей представлял собой комплекс помещений для жизни и работы ученых и писателей, которых приглашали в Александрию со всех концов греческого мира. Помимо спален, столовой, садов и галерей для отдыха и прогулок, он включал в себя также «аудитории» для чтения лекций, «лаборатории» для научных занятий, зоосад, ботанический сад, обсерваторию и, конечно же, библиотеку. Гордость Птолемеев, Александрийская библиотека была крупнейшим книгохранилищем античного мира. К концу эпохи эллинизма в ней насчитывалось около 700 тысяч папирусных свитков. Главой библиотеки назначался обычно известный ученый или писатель (в разное время эту должность занимали поэт Каллимах, географ Эратосфен и др.).

Цари Египта ревностно заботились о том, чтобы по возможности все книжные «новинки» попадали к ним в руки. Был издан указ, согласно которому с кораблей, прибывавших в александрийскую гавань, изымались все имевшиеся там книги. С них делали копии, которые и отдавали владельцам, а оригиналы оставляли в Александрийской библиотеке. Особенное пристрастие эти «монархи-библиофилы» питали к редким экземплярам. Так, один из Птолемеев взял в Афинах – якобы на время – ценнейшую, уникальную в своем роде книгу, содержавшую официально утвержденный текст лучших произведений греческих классиков: Эсхила, Софокла и Еврипида. Египетский царь возвращать книгу и не собирался, предпочтя заплатить афинским властям огромный штраф.

Когда составлением библиотеки активно занялись также цари Пергама, Птолемеи, опасаясь конкуренции, запретили экспорт папируса за пределы Египта. Чтобы преодолеть возникший кризис с писчим материалом, в Пергаме был изобретен пергамент – особым образом обработанная телячья кожа. Книги из пергамента имели уже привычную нам форму кодекса. Однако, несмотря на все старания царей Пергама, их библиотека уступала Александрийской (в ней было около 200 тысяч книг).

Создание крупных библиотек знаменовало собой еще одну новую реальность эллинистической культуры. Если культурная жизнь полисной эпохи во многом определялась устным восприятием информации, что способствовало развитию в классической Греции ораторского искусства, то теперь много информации распространяется письменным путем. Литературные произведения создаются уже не для декламации в общественном месте, не для чтения вслух, а для чтения в узком кругу или просто наедине с собой (скорее всего, именно в эпоху эллинизма впервые в истории возникла практика чтения «про себя»). Ораторы же блистали красноречием преимущественно при дворах могущественных владык. Их речи теперь характеризовали не гражданский пафос и сила убеждения, а вычурность и холодность стиля, техническое совершенство, когда форма преобладает над содержанием.

В эпоху эллинизма самые крупные греческие культурные центры находились не в Балканской Греции, а на Востоке. Это прежде всего Александрия, где процветали наука, поэзия, архитектура. В богатом Пергаме, кроме библиотеки, существовала замечательная школа скульпторов. С ней конкурировала такая же школа на Родосе; этот остров, кроме того, стал и центром риторского образования. Впрочем, продолжали сохранять свою ведущую роль в духовной и культурной жизни греческого мира и древние Афины, в которых по-прежнему находились наиболее значительные философские школы, а на сцене театра Диониса регулярно давались театральные представления.

Пергамский алтарь. Реконструкция

РЕЛИГИЯ

Для эллинистической эпохи характерно повышение роли религии в жизни греческого общества. Но при этом основные черты верований становятся во многом иными по сравнению с религией предыдущего периода.

В новой ситуации иными стали важнейшие религиозные представления, включая саму концепцию божества. В колоссальных автократических государствах рядовой грек ощущал себя ничтожным даже перед лицом земных правителей. Что уж говорить о богах, которые казались теперь абсолютно несоизмеримыми с людьми по своему могуществу. И в то же время, как ни парадоксально, но в чем-то они стали ближе к людям: с ними можно было вступить в мистическое эмоциональное общение. В религии наблюдается меньше рационального практицизма и больше искреннего чувства.

Среди населения отмечаются настроения мистицизма, попытки обрести бога, более близкого к человеку, к отдельной личности. Распространяются разного рода мистерии, тайные культы, которые, по мнению их приверженцев, могли дать некое сокровенное знание и обеспечить благой удел после смерти. И в предшествующие эпохи мистический опыт не был совершенно чужд грекам (достаточно вспомнить элевсинские мистерии или культ Диониса), но в полисных условиях мистические течения представляли собой скорее периферийное культовое явление. Теперь же «нетрадиционные» направления в религии выходят на первый план, а в связи с этим начинается всеобщее увлечение магией, оккультизмом, пришедшей из Вавилона астрологией.

Афины. Храм Зевса Олимпийского  (VI в. до н.э. – II в. н. э.). Фотография

Претерпели серьезные изменения классические представления греков о богах. Древние культы большинства олимпийских божеств отошли на второй план, пожалуй, за исключением Зевса, который в некоторых религиозных концепциях (например, в учении философа Клеанфа) приобрел статус универсального бога-миро-правителя. Но этот «философский Зевс» представлял собой скорее абстрактное понятие, чем традиционное антропоморфное божество. Во всяком случае, можно говорить о стремлении некоторой части интеллектуальной элиты, не удовлетворенной политеистическими верованиями, к монотеизму.

Новые объекты религиозного поклонения стали искать прежде всего на завоеванном Востоке. Огромной популярностью в греческой религии эллинистического периода пользовались культы египетской богини Исиды, малоазийской Кибелы (Великой Матери), иранского бога Митры и др. Для всех этих восточных культов был характерен ярко выраженный мистический и даже экстатический характер. Появлялись и новые, «смешанные» греко-восточные боги. Важнейшим из них был Серапис, культ которого ввели в Александрии в начале IIIв. до н. э. по приказанию Птолемея! два жреца – грек Тимофей и египтянин Манефон. Серапис, почитание которого со временем распространилось по всему эллинистическому Средиземноморью, сочетал в себе черты египетского бога Осириса и греческих богов Зевса, Аида и Диониса.

В обстановке политической нестабильности и постоянных войн возникло еще одно характерное эллинистическое религиозное явление – культ слепого случая, воплощавшегося в фигуре богини Тихе (Тиха). Этот образ был совершенно чужд полисному мировоззрению греков, которые верили в закономерность бытия, в мировую гармонию и справедливость.

Результатом той же неуверенности в завтрашнем дне стало возрастание интереса к вопросам загробного бытия человека. Этот интерес был свойствен религии эллинизма в значительно большей степени, чем традиционным греческим верованиям, отличавшимся жизнелюбием, ориентировавшим человека на земную жизнь, а не на посмертное существование.

Одним из важнейших устоев эллинистической религиозной идеологии явилось утверждение возможности существования «человекобожества». Согласно этой концепции, человек (конечно, не всякий, а прежде всего могущественный и удачливый правитель) мог быть фактически приравнен к божеству и удостоен соответствующих почестей. Александр Македонский первым в греческом мире воспринял характерную для Древнего Востока, но ранее чуждую античному менталитету традицию обожествления царей. По стопам великого завоевателя пошли диадохи и их потомки (Деметрий I Полиоркет был объявлен в Афинах живым богом). Впоследствии многие эллинистические монархи (особенно часто в птолемеевском Египте, в меньшей степени – в государстве Селевкидов) провозглашались богами – одни еще при жизни, другие после смерти. К их именам добавлялись эпитеты, подобающие лишь божеству: Сотер (Спаситель), Эвергет (Благодетель), Эпифан (Явленный) или даже Тебе (Бог). В их честь учреждались культы, строились храмы, назначались жрецы.

Серапис

Подобная практика свидетельствовала, что каким бы огромным ни ощущалось расстояние между людьми и богами, все же грань между ними постепенно стиралась. Появлялась категория людей, которые одновременно являлись и богами. Иными словами, возникла идея богочеловека, которая связывалась с представлением о Мессии – грядущем спасителе и освободителе. Более всего мессианизм был распространен в Палестине, где он принял наиболее яркие формы у ессеев – представителей одной из сект иудаизма. В документах ессеев, найденных археологами в пещерах близ Мертвого моря, очень образно рассказано о близком конце света и приходебожественного Мессии. Еврейское слово «Мессия» (т. е. помазанник) имело греческий эквивалент – «Христос». Таким образом, видно, что эллинистический мир стоял на пороге христианства. Сама эта религия возникла в I в. н.э., но основные предпосылки для ее появления Тихе закономерно возникли в процессе развития религиозных воззрений эпохи эллинизма.


Тихе

ФИЛОСОФСКАЯ МЫСЛЬ

В эллинистическом мире наряду с традиционными религиозно-философскими течениями, унаследованными из классической Греции, наблюдается немало принципиально нового. Продолжали существовать знаменитые афинские школы – Академия Платона и Ликей Аристотеля. Но учения великих греческих философов, созданные еще в IV в. до н. э., в условиях полисного мира, в совершенно новой исторической обстановке переживали кризис. Их последователи больше не были властителями дум. Со временем «академики» (платоники) стали проповедовать вместо объективного идеализма своего учителя субъективизм и скептицизм, а перипатетики (последователи Аристотеля) углубились в частные эмпирические изыскания, пренебрегая общефилософской проблематикой.

Удержалась на прежних позициях школа киников, основанная в позднеклассическое время. Но киники с их космополитизмом и индивидуализмом с самого начала были скорее предтечами эллинистического мировоззрения, чем выразителями идей классической эпохи. К тому же кинизм всегда оставался маргинальным течением философской мысли.

Зенон

В целом же интеллектуальную жизнь эллинистического мира определяло несколько новых философских школ, сформировавшихся в самом начале новой эпохи: эпикурейцы, стоики и скептики.

Афинский философ Эпикур (341—270 Зенон до н. э.), будучи последователем Демокрита, считал мир состоящим из атомов, т. е. был убежденным материалистом. Однако, в отличие от Демокрита, объяснявшего развитие Вселенной и общества только жесткой закономерностью и не оставлявшего места для свободы, Эпикур считал, что атомы в своем полете могут отклоняться в сторону от прямой линии, а это, по его мнению, обусловливало свободу воли человека. Философ-материалист Эпикур не отрицал существования богов, но рассматривал их как некие блаженные существа (кстати, тоже состоящие из атомов), живущие в своем особом мире и не вмешивающиеся в жизнь людей.

Есть в системе мироздания, созданной Эпикуром, и понятие о душе, однако и душа строится из атомов (только из особо «тонких»), а следовательно, не является бессмертной, распадаясь с кончиной человека. В центре этических взглядов эпикурейцев находилось понятие «наслаждение». Но под ним понималось не стремление к удовольствиям, а прежде всего отсутствие страданий, спокойствие души, безмятежность. Отсюда – их отказ от участия в деятельности общества, полный уход в частную жизнь. «Проживи незаметно» – таков был лозунг Эпикура.

Основателем философской школы стоицизма, возникшей в Афинах ок. 300 г. до н. э., был Зенон из Кития (336/332—264/262 до н. э.) – эллинизованный финикиец с острова Кипр. Местом, где Зенон вел занятия с учениками, была Расписная Стоя (один из портиков на афинской Агоре), от которой пошло и название школы. Стоики, как и эпикурейцы, признавали материальность мира, однако при этом считали материю мертвой субстанцией, которая одушевляется творческой силой духовного характера – мировым огнем. Этот огонь, отождествляемый с мировым разумом и фактически с верховным богом, пронизывает материю, дает ей жизнь, создает упорядоченный мир, а через какое-то долгое время уничтожает его глобальным пожаром, с тем чтобы впоследствии вновь воссоздать Вселенную в прежних формах.

По учению стоиков, ничего случайного нет и быть не может: все предопределено, все подчинено неумолимым законам судьбы. Свобода человека заключается только в том, чтобы подчиниться этим законам и следовать им. «Судьба желающего ведет, а нежелающего – тащит», – говорили стоики.

В области этики Зенон и его последователи учили свободе от страстей, невозмутимости. Однако в отличие от эпикурейцев они выступали против ухода в частную жизнь, призывали к активному выполнению каждым его общественных обязанностей, в чем, по их мнению, выражалось следование мировому закону.

Третья, менее влиятельная школа – скептическая – была основана философом Пирроном из Элиды (ок. 360 – ок. 270 до н. э.). По мнению скептиков, мир по самой своей природе непознаваем, о чем говорит уже тот факт, что все философы толкуют его по-разному. Поэтому следует отказаться от всяких положительных утверждений и жить по законам житейского здравого смысла, руководствуясь прежде всего соображениями собственной пользы.

Нетрудно заметить, что во всех эллинистических философских течениях, несмотря на их отличия друг от друга, присутствуют и общие черты. И у стоиков, и у эпикурейцев, и у скептиков высшим этическим идеалом признается не поиск блага и истины, как у Сократа, Платона и Аристотеля, а безмятежность, невозмутимость (атараксия). Для полисной эпохи с ее гражданственностью такой подход был бы невозможен. В новых условиях философы обращались не к члену общины, составляющему ее неотъемлемую часть, а к замкнутому в себе индивиду– «гражданину мира», заброшенному волей судьбы на необъятные просторы колоссальных монархий и неспособному влиять на ход общественно-политических событий.

НАУКА

Эпоха эллинизма стала периодом расцвета античной науки. Именно в это время наука стала отдельной сферой культуры, окончательно отделившись от философии. Ученых-энциклопедистов, подобных Аристотелю, теперь уже почти не было, но зато каждую научную дисциплину представляли имена крупных ученых. Немалую роль в развитии научных знаний сыграла всемерная поддержка науки эллинистическими правителями. В частности, Птолемеи способствовали превращению александрийского Мусея в главный научный центр цивилизованного мира того времени. В III—I вв. до н. э. большинство известных ученых либо активно работали в нем, либо получили в нем образование.

Античная наука имела ряд особенностей, отличающих ее от науки Нового времени, причем именно в эпоху эллинизма эти особенности проявились в полной мере. Так, в работе греческих ученых крайне малое место занимал эксперимент; главными методами научного исследования были наблюдение и логическое умозаключение. Представители эллинистической науки были скорее рационалистами, чем эмпириками. Еще важнее то, что во времена античности наука была почта совершенно оторвана от практики. В ней видели самоцель, не снисходящую до «низменных» практических потребностей. А потому в эллинистическом мире при очень большом прогрессе в теоретических науках весьма слабо была развита техника. С точки зрения теории античная наука была не только готова к изобретению паровой машины, но и совершила это техническое открытие. Механик Герон Александрийский (он жил на рубеже I в. до н. э. – I в. н. э.) изобрел механизм, в котором вырывавшийся из отверстия пар своей силой подталкивал и заставлял вращаться металлический шарик. Но ни к каким практическим результатам его изобретение не привело. Для ученого паровое устройство было не более чем оригинальным плодом игры ума, а те, кто наблюдал за действием механизма, видели в нем занятную игрушку. Тем не менее Герон продолжал изобретать. В его кукольном театре выступали куклы-автоматы, которые самостоятельно разыгрывали целые пьесы, т. е. действовали по заданной сложной программе. Но и это изобретение в то время никак не было использовано на практике.

Техника развивалась лишь в сферах, связанных с военным делом (осадные орудия, фортификационные сооружения) и строительством монументальных сооружений. Что же касается основных отраслей экономики, будь то сельское хозяйство или ремесло, то их техническая оснащенность из века в век оставалась примерно на одном и том же уровне.

Величайшим ученым эпохи эллинизма был математик, механик и физик Архимед из Сиракуз (ок. 287—212 до н. э.). Он получил образование в александрийском Мусее и некоторое время работал там, а затем возвратился в родной город и стал придворным ученым тирана Гиерона II. В своих многочисленных трудах Архимед развил ряд принципиальных теоретических положений (суммирование геометрической прогрессии, весьма точное вычисление числа «пи» и др.), обосновал закон рычага, открыл основной закон гидростатики (с тех пор его называют законом Архимеда). Среди античных ученых Архимед выделялся стремлением сочетать научно-теоретическую и практическую деятельность. Ему принадлежит большое количество инженерных изобретений: «архимедов винт», применявшийся для полива полей, планетарий – модель небесной сферы, позволявшая проследить движение небесных тел, мощные рычаги и др. Когда римляне осадили Сиракузы, по проектам Архимеда были сооружены многочисленные оборонительные орудия и машины, с помощью которых жителям города удавалось в течение долгого времени сдерживать натиск врагов и наносить им значительный урон. Однако, даже работая над устройствами, рассчитанными на практическое применение, ученый постоянно выступает в защиту «чистой» науки, развивающейся по собственным законам, а не под влиянием запросов жизни.

Как и ранее в греческом мире, в эпоху эллинизма приоритетной сферой математики была геометрия. В школьных учебниках изложение основных геометрических аксиом и теорем и по сей день дается в основном в той же последовательности, которую предложил ученый из Александрии Евклид (IIIв. до н.э.). Он подытожил и систематизировал достижения греческой геометрии и арифметики предшествующих веков в труде «Начала», остававшемся «последним словом» в этих дисциплинах вплоть до XVIII в.

Другой известный математик, работавший в александрийском Мусее, – Аполлоний Пергский (ок. 260—170 до н. э.) разработал наиболее полную для периода античности теорию конических сечений.

В области астрономии уже в начале эпохи эллинизма было совершено выдающееся открытие, намного опередившее свое время. Почти за две тысячи лет до Николая Коперника Аристарх Самосский (ок. 310—230 до н. э.) выдвинул гипотезу, согласно которой не Солнце и планеты вращаются вокруг Земли, как полагали раньше, а Земля и планеты вращаются вокруг Солнца. Однако Аристарх не сумел должным образом обосновать свою идею, допустил серьезные ошибки в вычислениях и тем скомпрометировал свою гелиоцентрическую теорию. Она не была воспринята наукой, по-прежнему признававшей геоцентрическую систему, основывающуюся на том, что Земля являлась центром мироздания. Отказ от признания теории Аристарха не был связан с причинами религиозного характера. Просто ученые посчитали, что эта концепция неадекватно объясняет природные явления.

Сторонником геоцентризма был и Гиштрх (ок. 180/190—125 до н. э.). Именно этот известный астроном составил лучший в античности каталог видимых звезд, разбив их на классы в зависимости от звездной величины (яркости). Классификация Гиппарха, несколько модифицированная, принята в астрономии и по сей день. Греческий ученый весьма точно вычислил расстояние от Земли до Луны, уточнил продолжительность солнечного года и лунного месяца.

В эпоху эллинизма бурно развивается география. После дальних походов Александра Македонского грекам стали известны многие новые земли, причем не только на Востоке, но и на Западе. Примерно в то же время путешественник Пифей (Питеас) из Масси лии (IV в. до н. э.) совершил плавание в северную часть Атлантического океана. Он обогнул Британские острова и, возможно, достиг берегов Скандинавии.

Накопление новых эмпирических данных требовало их теоретического осмысления. Этот процесс связан в первую очередь с именем великого ученого Эратосфена Киренского (ок. 276—194 до н. э.), работавшего в Александрии и в течение многих лет возглавлявшего библиотеку Мусея. Эратосфен был одним из последних античных энциклопедистов: астрономом, математиком, филологом. Но наибольший вклад он внес в развитие географии. Эратосфен первым предположил существование на Земле Мирового океана. С удивительной для того времени точностью он вычислил длину земной окружности по меридиану и нанес на карты сетку параллелей. При этом за основу была взята восточная шестидесятеричная система (окружность Земли делится на 360 градусов), сохраняющаяся и по сей день.

Уже на исходе эпохи эллинизма Страбон (64/63 до н.э. – 23/24 н. э.) составил описание всего известного тогда мира – от Британии до Индии. Хотя он был не ученым-исследователем, делавшим оригинальные открытия, а скорее популяризатором науки, тем не менее его фундаментальный труд весьма ценен.

Естествоиспытатель и философ, ученик Аристотеля, руководивший после него Ликеем, Феофраст (Теофраст, 372—287 до н. э.) стал основоположником ботаники.

В III в. до н. э. врачи Герофил (р. ок. 300 до н. э.) и Эрасистрат (ок. 300 – ок. 240 до н. э.), практиковавшие в Александрии, разработали научные основы анатомии. Прогрессу анатомических знаний во многом способствовали местные условия: вскрытие трупов в Египте не только не было запрещено, как в Греции, но, напротив, регулярно делалось при мумифицировании. В эпоху эллинизма была открыта нервная система, составлено правильное представление о системе кровообращения, установлена роль мозга в мышлении.

Из наук, которые ныне принято называть гуманитарными, в эпоху эллинизма наибольший приоритет получила филология. Ученые, работавшие в Александрийской библиотеке, составляли каталоги ее книжных богатств, исследовали и сопоставляли рукописи с целью определения наиболее аутентичных текстов древних авторов, писали комментарии к произведениям литературы. Крупными филологами были Аристофан Византийский (III в. до н. э.), Дидим (I в. до н. э.) и др.

Историческая наука в эллинистический период находилась на более низком уровне, чем в классический. Пожалуй, лишь «Всеобщая история» Полибия (ок. 200 – ок. 120 до н. э.) может быть сопоставлена по значению с трудами Геродота или Фукидида. В сочинениях остальных историков анализ событий истории либо отходил на второй план перед умозрительными рассуждениями (как у философа и историка вв. до н. э. Посидония), либо подменялся механическим компилированием (как у Диодора Сицилийского).

Подавляющее большинство крупных ученых эллинистического мира жили и работали в III в. до н. э. Это столетие было наиболее плодотворным периодом в истории эпохи эллинизма. С его завершением развитие научных знаний, хотя и не прекратилось, но его активность резко снизилась, что было обусловлено объективными причинами: ослаблением эллинистических государств в результате постоянных войн, растратой колоссальных материальных средств правителями, безмерно стремившимися к роскоши, ухудшением внешнеполитической обстановки в связи с вступлением Рима в Восточное Средиземноморье.

ГРЕЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Эллинистический мир породил огромное количество литературных произведений. Были представлены все роды и жанры. Но первое место занимала поэзия, главным центром которой была Александрия. Поэзия того времени носила элитарный характер. Она была очень утонченной и изящной, отличалась психологизмом, глубоким проникновением во внутренний мир человека, но несколько холодна, порой даже безжизненна. Ей недоставало художественной силы, присущей поэтическим творениям классической эпохи.

В александрийской поэзии царили «малые формы», основоположником которых был крупнейший лирик Каллимах (ок. 310 – ок. 240 до н. э.), возглавлявший Мусей. Считая, что время монументальных произведений, подобных полотнам Гомера или шедеврам аттической трагедии, безвозвратно прошло, он писал маленькие поэмы, элегии, гимны в честь богов. В своих стихах Каллимах стремился не столько выразить какие-либо идеи, сколько решить те или иные чисто художественные залачи.


Менандр

В свою очередь, Аполлоний Родосский (III в. до н. э.) пытался возродить эпос в гомеровском духе и с этой целью написал большую поэму «Аргонавтика». В основу поэмы положен известный мифологический сюжет о походе греческих героев во главе с Ясоном на корабле «Арго» в Колхиду за золотым руном. «Аргонавтика» стала значительным событием в истории греческой литературы своего времени. Хотя, конечно, она не сравнима по художественным достоинствам с «Илиадой» или «Одиссеей»: в ней больше проявления эрудированности и технического мастерства автора, чем подлинного поэтического вдохновения.

Другой известный поэт эпохи эллинизма – Феокрйт (315—260 до н. э.) стал основателем так называемой буколической (т. е. пастушеской) лирики – жанра, ранее не свойственного греческой поэзии. В его стихотворениях в жанре идиллии описывалась мирная, безмятежная жизнь пастухов и пастушек на лоне природы. Среди жителей городов такая идеализация сельской жизни была особенно популярна.

Крупнейшим центром драмы в эпоху эллинизма оставались Афины. Однако в новых условиях ни высокая трагедия, ни злободневная, блистающая юмором и сатирой комедия в духе Аристофана уже не пользовались популярностью. Наиболее распространенным театральным жанром стала бытовая драма – так называемая новая аттическая комедия, крупнейшим представителем которой был поэт Менандр (342– 292 до н. э.). Сюжеты произведений Менандра и его последователей взяты из повседневной жизни. Главные герои пьес как бы списаны с натуры: это молодые влюбленные, скупые старики, ловкие и изворотливые рабы. В этих комедиях уже не властвует не знающий удержу, радостный и язвительный, порой грубоватый смех, как в аристофановские времена. Пьесы Менандра серьезнее, мягче, лиричнее. Больше стало уделяться внимания человеческой душе, достовернее выписываются характеры действующих лиц. Однако комедиям эллистинической эпохи недостает характерной для классической комедии художественной силы.


Маски «новой комедии»

Помимо «новых комедий», всеобщую любовь зрителей снискали пьесы в жанре мим – незамысловатые сценки из повседневной жизни, обычно юмористические. Одним из наиболее известных авторов мимов был поэт Герод (III в. до н. э.).

В самом конце эллинистической эпохи появился совершенно новый прозаический жанр – роман. Это произведение с вымышленными героями и фабулой, со сложными переплетениями сюжетных линий. (Впрочем, сам термин «роман» возник только в Средние века.) Сюжеты первых романов еще довольно безыскусны: любовь, приключения, авантюры. В них повествуется о разлученных влюбленных, попадающих в самые сложные и опасные ситуации, но в конце концов обретающих друг друга. Обычно эти произведения и озаглавлены по имени главных героев – юноши и девушки («Херей и Каллироя» Харитона, «Габроком и Антия» Ксенофонта Эфесского, «Левкиппа и Клитофонт» Ахилла Татия и т. д.). Самый знаменитый из позднеантичных романов – «Дафнис и Хлоя» Лонга.

Источники

Произведения художественной литературы эпохи эллинизма (будь то поэзия, драма или проза) являются не только шедеврами культуры, но и ценными историческими источниками. Ученые черпают в них важные сведения о специфике политического развития эллинистических государств, менталитете и повседневной жизни их жителей, социально-экономических отношениях.

ИСКУССТВО

Эпоха эллинизма – это время основания множества городов, в том числе и очень крупных. Соответственно по сравнению с предшествующими столетиями возрос уровень градостроительства, городской жизни. Города теперь строились по регулярному плану, с учетом последних научных достижений. Их прямые, широкие улицы застраивались величественными зданиями и колоннадами. Вот что писал о крупнейшем городе той эпохи Александрии Египетской в позднеантичное время Ахилл Татий: «Прямые ряды колонн высились на всем протяжении дороги от ворот Солнца до ворот Луны – эти божества охраняют оба входа в город. Между колоннами пролегла равнинная часть города. Множество дорог пересекало ее, и можно было совершить путешествие, не выходя за пределы города. Я прошел несколько стадиев[34] и оказался на площади, названной в честь Александра. Отсюда я увидел другие части города, и красота его разделилась. Прямо передо мной рос лес колонн, пересекаемый другим таким же лесом. Глаза разбегались, когда я пытался оглядеть все улицы… Казалось, что город больше, чем целый материк, а население многочисленнее, чем целый народ». Эллинистические столицы поражали воображение прибывавших греков, привыкших к миру небольших полисов, своими огромными размерами, благоустроенностью, роскошью.

Скопас. Битва греков с амазонками. Плита с фриза Галикарнасского мавзолея (IV в. до н. э.)

Для архитектуры эллинистического периода характерна монументалъностъ. Стремление непременно возвести нечто грандиозное доходило порой до гигантомании. Соперничая друг с другом, цари старались увековечить свои имена помпезными постройками. Именно в эпоху эллинизма сформировался перечень так называемых семи чудес света. В этот перечень вошли самые грандиозные или необычные сооружения различных времен и народов, хотя при этом далеко не всегда самые совершенные в художественном отношении. Например, афинский Парфенон в перечень «чудес» не был включен. Два из семи памятников, считавшихся «чудесами», были негреческими по происхождению: египетские пирамиды и «висячие сады» в Вавилоне. Два памятника были созданы еще в классическую эпоху: статуя Зевса работы Фидия в Олимпии и гробница правителя Карии Мавсола в Галикарнассе, так называемый Мавзолей. Остальные три памятника-чуда являлись произведениями эллинистического искусства: храм Артемиды в Эфесе (в конце IV в. до н. э. восстановлен после пожара), Колосс Родосский – гигантская 35-метровая статуя солнечного бога Гелиоса на острове Юдос (возведена скульптором Харетом в III в. до н. э.) и Александрийский маяк, построенный архитектором Состратом Книдским в 280 г. до н. э. Стоявший на островке Фарос у входа в гавань Александрии маяк стал, пожалуй, самым знаменитым архитектурным памятником эпохи эллинизма. Он представлял собой 120-метровую многоярусную башню, в куполе которой горел мощный костер. Его свет, отраженный специальными зеркалами, был виден морякам за 60 километров от берега.

Александрийский Ника Самофракийская маяк. Реконструкция вв. до н. э.)

Александрийский маяк. Реконструкция

Ника Салюфракийская (III-II вв. до н. э.).

Главными целями, к которым стремились зодчие III—I вв. до н. э., были огромные размеры и внешняя роскошь, а не гармоническая согласованность всех элементов здания, как в предшествующие эпохи. Перестав быть соразмерной человеку, эллинистическая архитектура подавляла его.

В скульптуре художники эпохи эллинизма также отошли от традиций классики. Остались в прошлом величественная простота и безмятежность, характерные для лучших произведений ваятелей классической Греции. В новых условиях скульпторы вносили в свои творения значительно больше динамизма, старались подчеркнуть в скульптурных изображениях проявления бурных эмоций и страстей. Так, полна неудержимого движения «Ника Самофракийская» (III-II вв. до н. э.).

Агесандр, Полидор и Афинодор. Лаокоон (I в. до н.э.),

Скульптурный фриз алтаря в Пергаме (II в. до н.э.), созданный в честь побед над галлами и изображающий борьбу богов с гигантами[35], является лучшим произведением пергамской школы скульпторов. Но в нем уже преобладает стремление к внешней эффектности, выражение динамизма и эмоциональности переходит в нагнетание «ужасов». В еще большей степени эти тенденции проявляются в скульптурной группе Агесандра, Полидора и Афинодора «Лаокоон» (I в. до н. э.).

Конечно, и в эпоху эллинизма некоторые скульпторы продолжали ориентироваться на классические образцы. Автор «Афродиты Милосской» Агесандр (II в. до н. э.) изобразил богиню как бы застывшей в величавом и гармоничном спокойствии. Но произведений такого рода было немного.

В эллинистическую эпоху наряду с шедеврами скульптуры появилось особенно много массовой продукции, дешевой и не очень высокого качества. Так, крупнейшим центром выработки небольших статуэток из терракоты (обожженной глины) был беотийский город Танагра. Многие танагрские статуэтки, не являясь произведениями высокого искусства, тем не менее весьма изящны.

Девушка, закутанная в плащ. Статуэтка из Танагры

Агесандр. Афродита Милосская (II в. до н. э.)

Культура эпохи эллинизма, бесспорно, представляла собой новый этап в истории античной культуры по сравнению с культурой эпох архаики и классики. Во всех сферах культуры появились новые (но «новый» – это вовсе не обязательно «высокий») явления, однако в то же время многие достижения предшествующих эпох оказались безвозвратно утраченными. Основные особенности культурной жизни были тесно связаны с появлением иных, неведомых полисному миру социально-политических и социально-экономических реалий. Изменились духовные интересы и запросы людей, и культура не могла не реагировать на эти изменения.

Мраморные статуи из Пантикапея (I в. до н. э.)

Источники

Во всех частях эллинистического мира – от Северного Причерноморья до Египта и от Сицилии до Бактрии – активно ведутся археологические раскопки. Открыты не только отдельные памятники и комплексы памятников, но и целые города эпохи эллинизма: Дура-Европос в Месопотамии [раскопки велись французскими и американскими учеными под руководством Ф. Кюмона (F. Cumont) и М. И. Ростовцева (M. Rostovtzeff)], Ай-Ханум на территории современного Афганистана [исследовался французскими учеными, руководитель раскопок – П. Бернар (P. Bernard)] и др.

Историография

В мировом антиковедении эллинизм уже давно характеризуется как целостное и исторически обусловленное культурное явление, как цивилизационное единство, для которого характерен синтез греческих и восточных элементов [работы Ф. Кюмона (F. Cumont), В. Тарна (W. Tarn) и др.].

В отечественной историографии вопросы культурной и религиозной истории эпохи эллинизма рассматривались в работах И. С. Свенцицкой, М. К. Трофимовой и Т. В. Блаватской.

Литература по теме

Античный роман: Сб. статей. М., 1969.

Блаватская Т. В. Из истории греческой интеллигенции эллинистического времени. М., 1983.

Зелинский Ф. Ф. Религия эллинизма. Томск, 1996.

Кюмон Ф. Мистерии Митры. М., 2002.

Рожанский И. Д. История естествознания в эпоху эллинизма и Римской империи. М., 1988.

Свенцицкая И. С. Раннее христианство: Страницы истории. М., 1988.

Тарн В. Эллинистическая цивилизация. М., 1949.

ТрофимоваМ. К. Историко-философские вопросы гностицизма. М., 1979.

ЧистяковаН. А. Эллинистическая поэзия. Л., 1988.

Ярхо В. Н. У истоков европейской комедии. М., 1979.

Bernard P. Ai-Khanoum on the Oxus. L., 1967.

CumontF. Fouilles de Dura-Europos. P., 1926.

Rostovtzeff M. Dura-Europos and its Art. Oxford, 1938.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Древняя Греция за два тысячелетия прошла сложный путь. Ее история развертывалась в рамках двух различных эпох – бронзового и железного веков. И соответственно, древние греки создали две различные цивилизации. Это определило как сходство с цивилизациями Древнего Востока, так и существенные отличия от них. Общим для древневосточного и древнегреческого обществ был процесс разложения родо-племенных структур и возникновения новых типов социальных связей и новых форм организации власти. Социальная дифференциация привела к резкому противостоянию аристократии и рядовых общинников, постепенно попадавших в различные формы зависимости от знати.

Цивилизация, сложившаяся в эпоху бронзы на Крите, островах Эгейского моря и в материковой Греции, испытала огромное влияние великих цивилизаций Востока и по своей структуре и организации жизни была близка к ним. В этот период местом зарождения цивилизации становится дворец, который превращается в политический, религиозный, экономический и культурный центр. Собственно цивилизация в Эгеиде дальше дворцов и близлежащей округи и не распространялась. Древнегреческое общество, существовавшее в сложных географических условиях, имевшее неразвитую социальную структуру, пользовавшееся бронзовыми, медными и каменными орудиями труда, и не могло развиваться иначе. Близость к дворцу, правителю предопределяла социальный статус, материальное положение и представителя аристократии, и «чиновника», и подневольного работника.

Эта ограниченная дворцом цивилизация, возвышавшаяся над общинным миром, имела весьма мало возможностей для своего развития, потому что все произведенное в дворцовом хозяйстве практически полностью потреблялось дворцовой администрацией, а богатства наживались главным образом за счет военной добычи. Поэтому к концу II тысячелетия до н. э. при нарастании трудностей жизни древних греков, в частности под напором волн переселенцев, дворцовая цивилизация бронзового века была разрушена, исчезла.

Возвращенная на стадию первобытнообщинных отношений, Древняя Греция вновь начала движение вперед, но уже в условиях железного века, который открыл новые возможности и привел к формированию цивилизации совершенно иного типа. С новыми, более производительными орудиями труда древнегреческое общество, сохранившее производственный и культурный опыт прошлого, предстало более мобильным, дающим человеку все возможности для реализации его индивидуальных способностей.

В архаическую эпоху происходит формирование античной цивилизации. Общество Древней Греции проходит долгий путь развития: от крохотных, слабых первобытных сельских общин – к общине нового типа, которая в итоге становится ядром новой цивилизации. Этим феноменом стал полис – гражданская община, центром которой является город. В рамках полиса возникли уникальные, никогда ранее не существовавшие типы социума и государственности, произошел подлинный культурный переворот. Радикальные изменения во всех сферах духовной жизни, литературы, искусства, научных знаний предопределили возникновение полисной системы ценностей, которая по-новому решала вопрос взаимоотношений личности и коллектива. Античная цивилизация – это прежде всего полисная цивилизация.