Электронная библиотека
Форум - Здоровый образ жизни
Разговоры на общие темы, Вопросы по библиотеке, Обсуждение прочитанных книг и статей,
Консультации специалистов:
Рэйки; Космоэнергетика; Учение доктора Залманова; Йога; Практическая Философия и Психология; Развитие Личности; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй, Обмен опытом и т.д.

HOME
Царевы Игорь и Ирина, Сарычев Михаил -  "Формула удачи"

СОДЕРЖАНИЕ

Глава VII
УСТРОЙСТВО МИРА, ВКЛЮЧАЮЩЕЕ ЖИВУЮ МАТЕРИЮ И ИНФОРМАЦИЮ

В предыдущих разделах мы предложили механизм, отвечающий за реализацию таких, казалось бы, чисто случайных явлений, которые обычно называются Фортуной. Наша точка зрения состояла в том, что на самом деле Фортуна проявляется не как случайное стечение обстоятельств в жизни человека, а как следствие закономерностей его взаимодействия с окружающим миром. Для того чтобы составить достаточно целостную картину этого явления, совместимую с данными многочисленных наблюдений, оказалось необходимым ввести ряд радикальных предположений, касающихся устройства биосистем и нашего мира в целом. В данной главе мы покажем, что сделанные предположения в определенной мере соотносятся с некоторыми концепциями, получившими развитие в современной науке (раздел VII. 1). А в разделе VII.2, используя изложенные выше соображения о механизме Фортуны, попробуем предложить новую модель устройства мира, включающее го живую материю.

VII. 1. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О МЕХАНИЗМЕ ФОРТУНЫ И НЕКОТОРЫЕ КОНЦЕПЦИИ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ

И мудрого могут назвать безумцем.
Гораций

Основное из сделанных нами допущений состоит в том, что биосистемы обладают специальной структурой (АЦИ), которая дает им возможность всесторонне анализировать текущие события, находящиеся вне действия обычных органов чувств (осязания, обоняния, зрения, слуха, вкуса). Взаимодействуя с ИС, эта структура способна также получать и анализировать информацию как о событиях, происходивших ранее, так и тех, которые еще не произошли, но могут случиться в будущем. Если, речь идет о человеке, то информация, получаемая АЦИ, в отличие от получаемой с помощью органов чувств, крайне редко становится доступной сознанию, и не влияет на жизненный процесс. Аналогичным свойством должны обладать и живые биосистемы более низкого уровня, но в этом случае следует, по-видимому, говорить не о сознании, а о способности обрабатывать информацию, поступающую от органов чувств и организующую повседневную жизнь данной системы.
С позиций того, что мы сегодня знаем о живом и, в частности о человеке, набор свойств, которые приписываются АЦИ, не является чем-то необыкновенным. Дело в том, что нечто похожее делает наше сознание с информацией, поступающей от органов чувств. Сознание ее перерабатывает, оценивает, сопоставляет с выработанными ранее жизненными критериями и на этом основании принимает решения и инициирует нашу мыслительную и двигательную активность. Мы не знаем, посредством каких физических или физико-химических механизмов это происходит, но сам факт существования структуры, обладающей такими свойствами, не вызывает сомнений. При этом у сознания на первом месте стоят, по-видимому, критерии оценки поступающей информации с позиций личной выгоды или приоритета интересов ближайшего окружения человека. Это происходит потому, что сознание, в отличие от АЦИ, не имеет доступа к информации об общественных интересах более далеких от него уровней. Вспоминая, как мы ввели АЦИ (раздел VI. 3), можно сказать, что он имеет все те же функции, что и сознание, только работает с информацией, поступающей не от органов чувств, а от ИС, и на выходе у него не непосредственная мыслительная и физическая активность, а подготовка информации для передачи ее в сознание. Для этого АЦИ руководствуется критериями всевозможных уровней (см. раздел VI.4), что возможно, поскольку АЦИ подключен к ИС, то есть фактически является ее частью и, следовательно, обладает доступом к неизмеримо большему объему информации, чем сознание.
Таким образом, более удивительна здесь не та функция, которую мы приписали АЦИ, а организация самой ИС, позволяющая АЦИ биообъектов обладать информацией о всех событиях, происходящих в мире, независимо от расстояний до них и времени их реализации. Такое свойство прежде всего означает, что АЦИ всех биообъектов каким-то образом объединены и составляют единое целое. Объединителем является как раз ИС. Внутри этого целого все, что происходит с какой-то одной его частью, определенным образом сказывается на функционировании другой, то есть имеет место корреляция их характеристик. Несмотря на всю необычность такого рода свойств, следует сказать, что в современной физике нам уже приходится сталкиваться с подобными примерами, правда, в случае систем значительно более элементарных, чем биообъекты. Речь идет об экспериментах, выполненных в 80-х годах XX века для обоснования фундаментальных положений квантовой механики и связанных с проверкой так называемого парадокса Эйнштейна - Подольского - Розена (ЭПР-парадокс) [33].
ЭПР-парадокс - мысленный эксперимент, предложенный указанными авторами в 1935 году с целью опровергнуть один из важнейших квантово-механических принципов - принцип неопределенности Гейзенберга. Согласно Гейзенбергу, частица не может обладать одновременно определенным положением (координатами) и определенным импульсом. Другими словами, если мы путем измерений фиксируем нахождение электрона в какой-то точке, то попытка одновременно измерить его импульс в той же точке приводит к полностью неопределенному значению, и наоборот. Эта неопределенность есть следствие того, что, согласно квантовой механике, электрон (как и любой объект) одновременно и частица и волна.
Суть ЭПР-парадокса сводится к следующему [34]: использовать для одновременного измерения положения и импульса данной частицы другую частицу. Поскольку для квантовых частиц, как и для обычных, справедлив закон сохранения импульса, то необходимо только, чтобы две частицы 1 и 2 столкнулись между собой, при взаимодействовали и разлетелись на большое расстояние. После этого можно измерить импульс частицы 1 и, зная его, с помощью закона сохранения импульса точно рассчитать импульс интересующей нас частицы 2 на данный момент времени. Если в тот же момент непосредственно произвести измерение координат частицы 2, то ее положение и импульс станут известны, одновременно, то есть удастся обойти принцип неопределенности. При этом над каждой частицей производится только одно измерение и считается, что изменение положения частицы 1 вследствие измерения ее импульса не влияет на положение частицы 2, поскольку та находится достаточно далеко (например, на расстоянии в несколько километров или световых лет). Последнее допущение является принципиальным. Оно основано на том, что взаимодействие между частицами уменьшается с расстоянием, и невозможно себе представить, чтобы электроны на расстоянии в несколько метров (километров, световых лет) влияли друг на друга. Эйнштейн называл это "призрачным действием на расстоянии" и отвергал его существование. Другое фундаментальное допущение Эйнштейна и его соавторов связано с признанием существования "объективной реальности". Они считали, что такие характеристики, как положение и импульс частицы, существуют независимо от наблюдателя. В этом было принципиальное расхождение Эйнштейна с Бором, который полагал, что нельзя приписывать частице характеристики, которые нет возможности наблюдать.
В 1981 - 1982 годах в Париже Ален Аспек провел серию экспериментов, в которых одновременно измерялись направления поляризации двух фотонов, испущенных одним и тем же атомом, но движущихся в противоположных направлениях. Эксперименты должны были показать, насколько результаты измерений для одного фотона коррелируют с результатами, полученными для другого. В свою очередь, это установило бы, в какой мере справедливы те два важнейших допущения (отсутствие "призрачного взаимодействия" и существование "объективной реальности"), на которых построен ЭПР-парадокс. Решающий эксперимент был выполнен в 1982 году. Результаты показали, что уровень корреляции превосходит верхний предел, который, может быть, достигнут в том случае, если справедливы указанные допущения Эйнштейна. Отсюда следует, что между двумя частицами как бы существует некая связь, которая и приводит к внутренней неопределенности в квантовой физике.
Таким образом, полученные в экспериментах Аспека результаты показывают, что свойства частиц неразрывно связаны между собой независимо от того, где они находятся. Принципиально неверным является предположение, что две частицы можно считать независимыми, если они находятся далеко друг от друга. Пока над ними не производится измерений, они являются частью единого целого, то есть природе присущ нелокальный характер квантовых систем. Другими словами, частицы материи не существуют как отдельные объекты: "реальным" является только ансамбль частиц, рассматриваемый как единое Целое, включая и частицы, из которых состоит измерительный прибор. С этой точки зрения ни одна из частей Вселенной не существует независимо от целого, и это целое включает в себя и наблюдателя [34]. На данном этапе развития науки мы пока не представляем себе тот физический механизм, тот реальный носитель, который связывает квантовые системы и отвечает за их нелокальность. По-видимому, это требует проникновения на более глубокий уровень организации материи и, возможно, связано с выходом в дополнительные пространственные измерения.
Дальнодействующие корреляции различных частей целого, присущие ансамблям квантовых систем, являются как раз тем свойством, которое необходимо иметь биосистемам в предложенной нами модели явления Фортуны. Мы, конечно, далеки от мысли отождествлять биосистемы с квантовыми объектами. Биосистемы несравненно сложнее отдельных элементарных частиц: корреляции между ними происходят на уровне ценности информации и носят поведенческий характер. Тем не менее, в свете рассматриваемой проблемы пример квантовых систем показателен тем, что демонстрирует, хотя бы и для простейших объектов, принципиальную возможность существования дальнодействующих мгновенных корреляций, происходящих за счет каких-то еще не известных свойств материи и пространства.
В этой связи также представляют интерес эксперименты по взаимодействию простейших (клеточных) биосистем, выполненные В.П. Казначеевым [35].
Две колбы из кварцевого стекла соединялись горлышками (см. рис. 5). В каждую колбу помещалась клеточная культура в питательной среде, после чего они герметически закрывались. Затем клеточная культура в одной из колб поражалась внешним разрушающим агентом (ультразвуком, УФ-излучением, вирусами, раствором сулемы и т. д.), а культура в соседней камере действию этого агента не подвергалась. И тем не менее в этой камере воспроизводился так называемый "зеркальный" цитопатический эффект (ЦПЭ). Он состоял в аналогичной деградации и гибели клеточной культуры, не подвергнутой прямому действию агента. Было показано, что наиболее вероятным носителем взаимодействия клеток, приводящим к ЦПЭ, являются кванты электромагнитного излучения.

Рис. 5 Схема эксперимента по изучению дистантного взаимодействия клеток.

 

 

 

Поскольку все живое состоит из клеток, то на основании ЦПЭ можно говорить о том, что между биосистемами должен существовать электромагнитный канал связи. Учитывая также многочисленные экспериментальные данные о сильной чувствительности живого к сверхслабому электромагнитному излучению [27], В.П. Казначеев сделал глобальный вывод об универсальной функции слабого электромагнитного излучения как носителя информационных потоков в биосистемах и между ними [36].
Однако, на наш взгляд, электромагнитное поле не годится на роль универсального носителя информации для биосистем, и связано это со следующим обстоятельством. Как известно, это поле эффективно взаимодействует с системой только на частотах, резонансных переходам между какими-либо ее энергетическими уровнями. Но в любой биосистеме таких переходов может быть хотя и большое, но всегда конечное количество, и они дают дискретный спектр поглощения. В то же время та часть нашей мыслительной деятельности, которая не связана, с переработкой информации от органов чувств (перцепетивная информация), воспринимаемой на языковом, дискретном уровне, носит принципиально непрерывный (континуальный) характер [37]. Это, прежде всего, относится к интуитивному мышлению и мозговой деятельности в моменты творческого озарения, то есть именно к тем психическим процессам, которые нас интересуют. Кроме того, В. П. Казначеев установил, что наблюдавшиеся им межклеточные взаимодействия затухают с расстоянием и толщиной кварцевой перегородки, то есть не являются дальнодействующими. Таким образом, электромагнитный канал не может отвечать за тот круг явлений, который рассматривается в настоящей работе.
Более того, можно, по-видимому, утверждать, что на роль требуемого нам носителя информации не годится ни одно известное на сегодня поле, так как взаимодействие этих полей с материей всегда носит дискретный характер (энергетические переходы, поглощение и испускание частиц). Набор необходимых для нашей модели свойств носителя (дальнодействие, приход сигналов из прошлого и будущего, передача не только количественных, но и качественных, ценностных характеристик информации) таков, что, судя по всему, он должен быть, связан с некоторым скрытым взаимодействием, реализующимся, быть может, через дополнительные измерения пространства.
В принципе необходимость привлечения представлений о том, что наш мир на самом деле не трехмерный, а многомерный, уже возникала в современной физике. Это теория Калуци - Клейна, которой удалось объединить все известные взаимодействия (электромагнитное, слабое, сильное и гравитационное) и свести их к одному - суперсиле [34], но действующей не в трехмерном, а в десятимерном пространстве. С учетом времени теория Калуци - Клейна постулирует одиннадцатимерную Вселенную. Однако поскольку дополнительные семь пространственных измерений совершенно нами не воспринимаются, то в теории предполагается, что они каким-то образом свернуты в очень малых масштабах, меньше размеров любой известной нам структуры (по оценкам, 10 - 32 см).
Теория Калуци - Клейна считается сейчас весьма перспективной. Однако для ее проверки, то есть проникновения в дополнительные измерения, нужно провести на ускорителе столкновение частиц колоссальной энергии - 1019 Еp, где Еp - энергия, отвечающая массе одного протона по соотношению Эйнштейна Ер = mpC2 (mp - масса протона, с - скорость света). Для сравнения укажем, что существующая сейчас техника может обеспечить энергию всего около 102 Е . Согласно современным представлениям энергией 1019 Е могли обладать частицы в самый начальный период возникновения Вселенной, называемый периодом раздувания (инфляции), предшествовавший Большому взрыву. На этой стадии все десять пространственных измерений были равноправны. Далее десятимерное пространство эволюционировало таким образом, что три измерения сильно разрастались за счет остальных семи, которые свертывались, становясь "невидимыми" и проявляясь лишь косвенно - в форме известных сейчас взаимодействий (электромагнитное, слабое, сильное и гравитационное). реализующихся в трехмерном пространстве. Таким образом, если справедлива теория Калуци - Клейна, элементарные частицы - это многомерные объекты. Однако с помощью технических средств мы не имеем (и, по-видимому, не будем иметь) практической возможности проникнуть в их дополнительные пространственные измерения из-за слишком высокого энергетического барьера. Назовем такое многомерие высокоэнергетическим.
Как уже говорилось, многие данные наталкивают на мысль о том, что с биосистемами также могут быть связаны какие-то дополнительные пространственные измерения. Однако в противоположность ситуации с элементарными частицами они не свернуты в микроскопическом объеме, и проникновение в них происходит практически без затрат энергии. Свидетельство тому - биолокационный эффект. Именно, в этих измерениях биосистемы могут быть, объединены в нечто единое, через которое осуществляется взаимная информационная корреляция их жизнедеятельности, проявляющаяся, в частности, в виде феноменов Фортуны и описываемая с помощью формул (5) - (7).
Такая ситуация очень напоминает дальнодействующие корреляции квантовых систем, о которых говорилось выше в связи с ЭПР-парадоксом. Они существуют в нашем пространстве, однако не связаны с каким-либо специфическим силовым взаимодействием: электромагнитным, слабым, сильным или гравитационным. Напрашивается предположение, что квантовые корреляции осуществляются через какие-то дополнительные измерения пространства, но не те свернутые, которые введены в теории Калуци - Клейна, а другие - "протяженные", через которые отдельные квантовые системы образуют единое целое. С этими же измерениями может быть связана и интересующая нас корреляция жизнедеятельности биосистем. Назовем эту дополнительную многомерность условно "низкоэнергетической", в противоположность той, которая фигурирует в теории Калуци - Клейна.
Если пойти дальше, то можно также предположить, что "низкоэнергетическая" многомерность могла остаться с начального момента эволюции Вселенной, когда та начала свое существование путем квантовой флуктуации в одно из возбужденных высокоэнергетических состояний вакуума (так называемое состояние "ложного" вакуума) [34]. С этого момента "низкоэнергетическая" многомерность продолжает охватывать всю материю во Вселенной - живую и неживую. Возможно, что через эти измерения биосистемы не только образуют единое целое между собой, но и оказываются связанными с неживым (косным) веществом.
Отметим теперь еще один. очень интересный и крайне важный результат экспериментов Аспека по проверке ЭПР-парадокса [34]. Основная трудность, которую пришлось в них преодолевать, состояла в том, чтобы исключить обмен сигналами между двумя частицами, находящимися на некотором расстоянии друг от друга. Для этого необходимо было произвести измерения за интервал времени, не превышающий тот, за который сигналы, распространяясь со скоростью света, успевали бы преодолеть это расстояние. Эта задача была решена, и было доказано, что квантовые корреляции состояний частиц осуществляются либо мгновенно, либо со скоростью, во всяком случае, большей скорости света.
Учтем теперь, что преодоление барьера световой скорости приводит к возможности распространения сигналов из будущего [38,39]. Если же все живое действительно объединено в "низкоэнергетических" дополнительных измерениях в нечто единое целое, обладающее свойством мгновенной взаимной корреляции своих частей, то тогда есть основания допустить, что поведение биосистем действительно может быть подвержено влиянию событий из будущего, как это предполагается в нашей модели явлений Фортуны (раздел VI.3).


VII.2. КОНЦЕПЦИЯ "МИРОВОЙ ЖИЗНИ

Не подобает сравнивать людей и богов.
Катула

Вернемся теперь к понятию информационной субстанции (ИС) - ключевому в предложенном механизме явлений Фортуны. В разделе VI.3 мы ввели ИС как вместилище абсолютно всей информации, то есть своего рода бездонный резервуар, куда попадает и хранится информация о всех событиях в мире - прошлых, будущих и настоящих. Любая информация, попадая в ИС, становится доступной для всех биообъектов. Попробуем более полно раскрыть понятия ИС и его взаимосвязь с явлениями Фортуны.
Анализ раздела VII. 1 подводит нас к выводу о том, что функции, которыми мы наделили ИС, может выполнять только само многомерное целое, объединяющее в дополнительных измерениях все живое. Оно должно представлять собой не механическую совокупность сущностей различных трехмерных биосистем, а являться качественно более высокой ступенью организации живой материи, осознающей себя и имеющей собственные критерии существования и развития. В этом смысле такую ИС можно назвать супержизнью - по аналогии с термином суперсила, обозначающем некое единое силовое поле, различными проявлениями которого служат все известные нам взаимодействия [34]. Однако, на наш взгляд, более информативным было бы название мировая жизнь. Отдельные части этой сущности время от времени обретают ту или иную телесную оболочку в трехмерном мире, то есть "материализуются", получая возможность жить в нем в качестве того, что мы называем биообъектом. Здесь напрашивается аналогия (может быть, и достаточно вольная) с теорией Калуци - Клейна (см. разд. VII. 1), рассматривающей элементарные частицы как возмущения геометрии одиннадцатимерного пространства - времени, в котором все известные взаимодействия объединены в одно. В трехмерном пространстве нашего мира эти возбуждения получают такие характеристики, как электрический заряд, массу и т. д., "материализуясь" в виде наблюдаемых частиц.

Рис. 6 Информационное объединение отдельных биообьектов в "мировую жизнь" или ИС.

 

 

 

Согласно нашим представлениям, дополнительные "низкоэнергетические" пространственные измерения, объединяющие ИС в единое целое, представлены в каждой отдельной биосистеме "структурой", отвечающей за подсознательную деятельность. Она включает АЦИ и обрабатывает информацию от ИС независимо от сознания, деятельность которого, по-видимому, целиком относится к нашему трехмерному миру. Сознание и подсознание соединены (разделены) ПС-каналом, проницаемость которого для прохождения информации различна у разных людей.
Такую модель мы попытались проиллюстрировать с помощью рис. 6. На нем фигура, охваченная сплошным контуром, изображает многомерную ИС. Отростки по периферии этой фигуры - это живые биосистемы, область внутри, очерченная штрихпунктирной линией, являющейся как бы основанием отростков, - это основа ИС, собственно мировая жизнь, находящаяся в дополнительных измерениях. Пунктирная линия разграничивает область сознательного (снаружи), и подсознательного (внутри пунктирной линии) в биосистемах. Условно говоря, пунктирная линия и все, что вне ее, это наш трехмерный мир живого, в котором функционирует телесная оболочка биосистем и их сознание, общающееся с этим миром через обычные органы чувств. Информационная связь с той частью, что находится внутри пунктирного контура, осуществляется через ПС-канал.
Рис. 6 показывает, что в трехмерном мире на уровне сознания биосистемы совершенно самостоятельны в действиях и принятии решений (свобода воли) и взаимодействуют лишь в той мере, в какой это допускается органами чувств. В частности, с позиций сознания событие, информация о котором не воспринималась органами чувств данной личности непосредственно и не поступала к нему через других людей или технические средства, не должна оказать на этого человека никакого влияния. Если только чисто случайное поведение человека окажется таким, как будто бы оно коррелировало с произошедшим событием. Вероятность такой случайной корреляции крайне мала, но всегда, как говорят математики, отлична от нуля. Ее малость,проявляется в том, что такие корреляции должны случаться чрезвычайно редко.
На самом деле из того же рисунка видно, что все живые биосистемы связаны между собой в ИС через свои структуры подсознания (части отростков внутри пунктирной линии входят в ИС!), то есть через внечувственное восприятие. Следовательно, все, что происходит с данной биосистемой, должно на подсознательном уровне влиять на остальные. Другое дело, что на практике вероятность этого влияния на повседневную жизнь биосистем может быть мала из-за малой проводимости ПС-канала в направлении от П к С. И в этом - мудрость Природы, иначе жизнь биосистем, как самостоятельных сущностей, была бы невозможной. Они просто утонули бы в море информации. Другими словами, определенная свобода и самостоятельность в принятии решений обеспечиваются недостатком информации. Конечно, мы здесь не имеем в виду полного закрытия ПС-канала. Он может быть открыт для информации какого-то определенного сорта, например связанной с узкопрофессиональной деятельностью. Интересно, что тогда это называется интуицией и принимается как само собой разумеющееся, создавая ложное представление об абсолютной свободе и независимости человека.
Таким образом, показанное на рис. 6 пунктирной линией разграничение отображает двуединую сущность живых биосистем (для большей адекватности будем здесь говорить о человеке). С одной стороны, это локализованный в трехмерном пространстве и времени индивидуум, который ограничен в своем восприятии информации областью действия своих органов чувств. В силу этого он воспринимает свою вовлеченность в события, о которых не имеет чувственной информации, как чистую случайность. С другой стороны, человек, как часть "мировой жизни" (ИС), принимает участие в жизни всех других биосистем. Это происходит за счет внечувственного обмена информацией (информационная нелокальность) в соответствии с закономерностями, которым подчиняется организация и бытие "мировой жизни". В этом двуединстве проявляется своеобразный принцип дополнительности, напоминающий боровскую дополнительность волна - частица, возникающую при описании квантово-механических объектов [40].
Именно, такую дополнительность закономерного и случайного мы имели в виду, когда, ранее, говорили о нашем взгляде на явления Фортуны. Ясно, что в подобных феноменах проявляется как раз вторая сторона сущности биосистем - их делокализация. Внешне явления Фортуны выглядят как чисто случайные. Однако на самом деле за этой внешней случайностью скрываются закономерности, обусловленные "мировой жизнью". Введенное нами в разделах VI. 1 - VI. 3 понятие поля Фортуны как раз и призвано отразить наличие этих закономерностей, скрывающихся за видимой случайностью. В выражениях (5) - (7) для "силы" воздействия этого поля на человека мы попробовали, насколько это возможно было сделать в существующих терминах и понятиях, отразить основные факторы, от которых такое внечувственное воздействие может зависеть. При этом считалось, что информация распространяется через ИС без потерь и мгновенно, в силу чего не требуется вводить в (5) - (7) никаких соответствующих множителей. Как уже говорилось в разделе VII. 1, определенной поддержкой для такого предположения могут быть выводы о характере передачи квантовых корреляций, сделанные на основании экспериментов по проверке ЭПР-парадокса.
На самом деле проблема, возможно, состоит в том, что описание такого рода новой реальности, как "мировая жизнь", нельзя пытаться делать в существующих терминах и понятиях. И здесь опять-таки показателен пример квантовой механики [41]. Ведь в ней, чтобы учесть дуализм "волна - частица" потребовалось писать уравнение для волновой функции, вообще не являющейся физической величиной; только квадрат ее модуля дает плотность вероятности. При этом для адекватного описания, например, дифракции (рассеяния) электрона на щели в экране вообще не возникло необходимости в рассмотрении процесса стягивания его волновой функции с размеров всего пространства до размеров щели (на экране). Хотя за этим, по-видимому, кроются какие-то неизвестные пока свойства взаимодействия материи и пространства - времени, но проблема их описания возникает только в том случае, если мы хотим оставаться в рамках старых понятий. В то же время правильно введенное новое понятие (волновая функция) позволяет избежать этой проблемы. Важно только указать точные правила, как эту новую величину вычислять и как с ее помощью вычислять те параметры, которые измеряются нашими приборами.
Остановимся наконец на вопросе о том, каким образом "мировая жизнь" может поддерживать свое существование. В главах II и III мы достаточно подробно обсуждали отличия живой материи от неживой. Наиболее принципиальное из них состоит в том, что биосистема остается живой до тех пор, пока она обладает способностью бороться с увеличением энтропии - процессом, характерным для неживого (косного) мира. Развитию жизни отвечает уменьшение энтропии биосистемы. Следовательно, можно сказать, что способом существования и развития биосистем является стремление уменьшать энтропию материи в занимаемом системой объеме и окружающем ее пространстве. Поскольку "мировая жизнь" объединяет все живое, то вполне естественно распространить этот принцип и на нее. Отличие будет состоять в том, что "мировая жизнь", как многомерное целое, обладает, по-видимому, совершено иными качествами и возможностями по части анализа информации, чем сознание отдельного человека. В рамках этой сущности АЦИ отдельных биосистем функционируют на основе многоуровневых критериев ценности информации. Это, в свою очередь, позволяет им регулировать вне-чувственное восприятие биосистем и взаимодействие с полем Фортуны таким образом, чтобы обеспечивалось развитие (уменьшение энтропии) всей структуры "мировой жизни". В этом смысле жизнь отдельной биосистемы оказывается ценной до тех пор, пока производимое ей уменьшение энтропии не вступает в противоречие с ценностями более высокого для "мировой жизни" общественного уровня, учет интересов которого в состоянии еще больше уменьшить энтропию (подробнее см. об этом в разд. VI.4).
Другими словами, "мировая жизнь", или ИС, - это саморегулирующаяся система, способная анализировать ценность информации в масштабах всей живой материи и в соответствии с этим вносить коррективы в бытие и развитие своего телесного воплощения в трехмерном мире. Эта корректировка происходит через явления Фортуны в широком понимании этого слова, когда "везет" не обязательно отдельному человеку (биосистеме), а так, чтобы в выигрыше оказалось все живое в целом. На наш взгляд, оправданным выглядит предположение, что в дополнительных измерениях "мировая жизнь" (на рис. 6 область внутри штрихпунктирного контура) пребывает в достаточно стабильном состоянии, обладая в нем максимально возможной информацией (или негэнтропией - раздел V.I). Это может быть связано с тем, что "мировая жизнь" в том смысле, в котором она была введена нами выше, - по существу, как бы огромный "мозг". В нем накапливается информация от всех живых биосистем. Его достоянием, естественно, является информация обо всем, что с ними происходит, а также их мысли, если они у них, как, например, у человека, есть. Просто они одновременно являются и мыслями "мировой жизни". При этом мысли эти не исчезают, как и не исчезают они из мозга человека, ибо человек всегда может вспомнить когда-то возникшую у него мысль (если, конечно, он не страдает склерозом). Если человек умирает, его мысли остаются в "мировой жизни", так как этот "мозг" всегда жив. Следовательно, в "мировой жизни" содержится вся информация и мыслительная деятельность, связанная со всеми поколениями биосистем, живших и живущих в трехмерном мире. Как мы уже говорили, в разделе VII. 1 в принципе есть наводящие соображения и о том, почему "мировая жизнь" может обладать и определенной информацией о будущих событиях.
Таким образом, по отношению к трехмерному миру ИС, или "мировая жизнь", выступает как неисчерпаемый источник отрицательной энтропии, который постоянно подпитывает ей биосистемы в этом мире через явления Фортуны. В свою очередь, биосистемы своей жизнедеятельностью пополняют этот источник. И здесь мы довольно близко подходим к рассуждениям А. Меня о Первопричине или Творческом начале [23] (см. разд. VI. 1).
Закончим на этом анализ концепции "мировой жизни" и явления Фортуны. Конечно, мы осознаем, что предложенная концепция организации живой материи оставляет нерешенными еще многие проблемы. Отвлекаясь сейчас от естественных замечаний по поводу оправданности тех или иных конкретных предположений, сделанных выше, остановимся на вопросе, который, представляется наиболее принципиальным и интересным: откуда же взялась сама живая материя, пусть и в виде "мировой жизни"? В связи с этим приведем весьма примечательную цитату из книги П. Девиса "Суперсила" [34]. Завершив анализ блестящих достижений современной физики микромира и космологии, значительно приблизивших к завершению теорию объединения всех известных на сегодня взаимодействий и теорию возникновения и эволюции нашей Вселенной, он замечает:
"Высочайшим проявлением сложной организации во Вселенной является жизнь, и потому чрезвычайно интересен вопрос, на" сколько наше собственное существование зависит от точной формы законов физики. Человеку для выживания необходимы в высшей степени специальные условия, и почти любые изменения в законах физики,, в том числе самые незначительные изменения численных значений фундаментальных постоянных, полностью исключили бы существование известных нам форм жизни...
Итак, совершенно очевидно, что существование большого числа важных физических систем во Вселенной - в том числе живых организмов - критически зависит от точной формы законов физики...
Следует ли из всего этого сделать вывод, что Вселенная - это результат предначертанного плана? Новая физика и новая космология выполняют свое заманчивое обещание объяснить возникновение всех физических систем во Вселенной автоматически, исключительно за счет естественных процессов. В этом случае нам уже не понадобится вмешательство Творца. Тем не менее, хотя наука и в состоянии объяснить мир, еще остается дать объяснение самой науки. Законы, обеспечившие спонтанное возникновение Вселенной, по всей вероятности, сами рождены каким-то остроумнейшим планом. Но если физика - продукт подобного плана, то у Вселенной должна быть конечная цель, и вся совокупность данных современной физики достаточно убедительно указывает на то, что эта цель включает и наше существование".
Конечно, предмет анализа П. Девиса - физика, наука, исследующая неживую материю. И даже когда он говорит о специальных условиях, необходимых для существования живых организмов, то имеет в виду условия, обеспечивающие нормальное функционирование (гомеостаз) именно их телесных оболочек, состоящих из атомов, и молекул. Мы же пришли к выводу, что живая биосистема представляет собой неразрывно связанные друг с другом телесную оболочку и некоторую информационную сущность (ИС, или "мировую жизнь"), причем телесная оболочка служит как бы "скафандром" для реализации "мировой жизни" в трехмерном мире. Тем не менее, и по отношению к этому качественно совершенно иному уровню организации материи возникает аналогичный вопрос: не является ли "мировая жизнь" с ее закономерностями также реализацией какого-то плана? Может быть, она только звено между нами и чем-то (или Кем-то) еще, создавшим законы бытия живого такими, какие они есть? И если это так, то у этого чего-то (или Кого-то) есть конечная цель, несомненно, включающая и наше существование.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Некоторые новые эксперименты по исследованию эффекта формы, выполненные в рамках проекта "Колесо Фортуны"

Честь безумцу, который навеет
человечеству сон золотой.
Беранже

Целью наших экспериментов было измерение каких-либо объективных количественных показателей степени воздействия формы на свойства различных объектов. В качестве последних мы старались выбрать наиболее "простые", структуры которых и внутреннее устройство остаются стабильными в условиях измерений. Следует, однако, понимать, что поскольку априори неизвестно, на каком уровне действует эффект формы (макроскопическом, атомном или еще более глубинном), то и понятие "простой объект" достаточно условно.
1. В первой серии экспериментов исследовалось влияние пирамиды на ход часов.
Пирамида была склеена из плотной бумаги типа ватмана. Ее пропорции были такими же, как у египетских: длина стороны основания 60 сантиметров, высота 50 сантиметров. Воздействию подвергались наручные механические часы "Полет" с секундной стрелкой, которые изначально ходили с отставанием около одной минуты в сутки. Они помещались внутрь пирамиды в точке "золотого сечения" на ее оси (для этого использовалась подставка). Несколько раз в сутки (за исключением ночного времени) с помощью радиосигнала точного времени фиксировалось отставание часов. В конечном счете ,регистрировался временной интервал, за который часы отставали на шесть минут. После этого опять-таки по радиосигналу на часах ставилось точное время, и измерения повторялись снова. Поскольку данные часы имели секундную стрелку, то все фиксации с использованием сигнала точного времени делались с точностью до нескольких секунд.
Результаты эксперимента представлены на рис. 1.

Рис.1

 

 

 

 

Здесь на горизонтальной оси точки, расположенные на равном расстоянии друг от друга, отвечают дням, в которые начинался очередной замер. По вертикали в каждой такой точке откладывалось число дней, требующееся для набора отставания в шесть минут.
Сначала мы несколько дней (с 26.09.96) фиксировали отставание часов вне пирамиды, (оно составляло примерно 1 минуту в сутки), а с 29.06.96 часы были помещены под пирамиду (это показано стрелкой вверх), в центр ее основания. Итоговое отставание на шесть минут набралось за шесть дней. Начиная же со второго набора (2.10.96) часы располагались в точке "золотого сечения". С 29.10.96 пирамида была убрана (стрелка вниз), после того как очередной набор (начало 17.10.96) показал резкое увеличение времени, требуемого для достижения шестиминутного отставания. Затем, было, проведено еще пять наборов без пирамиды.
Как можно оценить получившуюся зависимость? Первые две недели (26.09.96 - 10.10:96) скорость отставания оставалась примерно на уровне исходной, то есть происходило как бы накопление степени воздействия до определенного уровня (период индукции). Затем она довольно резко (примерно в 1,5 раза) снизилась. После достижения этого состояния пирамида была убрана. Однако эффект замедления скорости не только не исчез сразу, а более того, в очередном наборе (точка 5) произошло дополнительное снижение скорости отставания. И только после этого произошла релаксация эффекта, то есть скорость возросла примерно до исходного уровня (точки 6-9). Таким образом, если ,замедление хода часов (точки 4, 5) - есть результат влияния эффекта формы пирамиды, то следует признать, что в данном случае он имеет стадию накопления (период индукции - точки 1, 2, 3) и стадию последействия (точки 5, 6), в которой эффект сохраняется некоторое время (порядка 10 дней) и после того, как пирамида убрана.
Следует специально оговорить, что, конечно, по результатам этого единичного эксперимента мы не можем однозначно связать полученную зависимость именно с действием эффекта формы. Нельзя исключить чисто случайного (флуктуационного) характера пика на рис. 1 вследствие действия каких-то внутренних или внешних факторов. Для того чтобы истолкование полученных данных было более определенным, следовало бы проделать этот эксперимент еще несколько раз с этими же, а затем и с другими часами. Такие эксперименты планируются нами в будущем. Определенные трудности при этом связаны с их достаточно большой продолжительностью (порядка нескольких месяцев), причем в зависимости от конструкции часов и их состояния эффект может иметь различную длительность периода индукции. Если, последний продлится слишком долго, то это, можно принять за отсутствие эффекта. К тому же возможна ситуация, когда силы действия данной пирамиды вообще не хватит для возникновения эффекта.
Что касается механизма воздействия на часы, то, на наш взгляд, возможны два варианта. Первый, более экзотический, - внутри пирамиды изменяется ход времени. Второй - пирамида действует непосредственно на механизм часов. Наличие стадий накопления и последействия, как нам кажется, свидетельствует скорее в пользу второго варианта. Однако если пойти дальше и попытаться понять, что именно и как могло бы изменяться в часах под действием пирамиды, то окажется, что такой вывод не очевиден. Одно из предположений состоит в том, что воздействие осуществляется, через изменение упругих свойств пружины.
2. В следующем эксперименте мы попытались проверить, оказывает ли пирамида воздействие на упругие свойства пружин растяжения. Для этого использовался обыкновенный бытовой безмен, представляющий собой линейную пружину, помещенную в корпус с нанесенными на нем вдоль пружины делениями. Такая шкала позволяет по растяжению пружины измерять вес
прикрепленного груза. Пирамида была та же, что и в эксперименте с часами. Время от времени безмен вынимали из пирамиды и на нем измеряли некоторый контрольный вес. В нашем случае это был предмет весом в 1,5 кг, измеренный этим же безменом до начала эксперимента. Сразу же после измерения безмен снова помещался в пирамиду. Результаты показаны на рис. 2, где отложено изменение со временем (по дням) отличия (дельта) показаний безмена в ходе эксперимента от начального значения контрольного веса. Стрелки около горизонтальной оси, направленные вверх, показывают начало периода нахождения безмена в пирамиде, а стрелки, направленные вниз, - его окончание.
Из этого рисунка мы видим, что во время пребывания в пирамиде показания безмена растут, то есть пружина растягивается. Как и в случае с часами, имеются стадии накопления эффекта. Однако в данном случае измерения проводились значительно дольше, чем в случае с часами, и были доведены до стадии насыщения, когда величина дополнительного растяжения пружины переставала меняться, несмотря на то что безмен продолжал находиться в пирамиде.
После снятия пирамиды достигнутое в стадии насыщения дополнительное растяжение релаксировало к нулевому значению примерно за 10 дней. Затем эксперимент был проведен еще раз с тем же результатом.
Следует оговориться, что максимальная величина дополнительного растяжения, имевшего место в периоды нахождения безмена в пирамиде (см. рис. 2), в наших экспериментах составляла не более чем три процента от исходного растяжения для контрольного груза. Такие величины растяжений составляют лишь 20 процентов от минимального деления, имевшегося на безмене, что представляет достаточную трудность для непосредственного визуального фиксирования. Поэтому следует, конечно, перепроверить полученные результаты, используя более точный измеритель растяжений. По этой причине мы пока относимся с известной осторожностью к полученным результатам.

Рис. 2

 

 

3. Помимо, экспериментов с механическими системами были, также, проведены измерения воздействия пирамидальной конструкции, на способность постоянного магнита притягивать металлические предметы. Для этого, использовалась картонная тетраэдрическая пирамида с основанием 16 на 16 см, и высотой 22 см. Небольшой прямоугольный магнит 1,5 на 1,5 на 0,6 см помещался по оси пирамиды на пластиковую подставку высотой 5 см. Ежедневно, один, два или три раза магнит вынимали из пирамиды и измеряли расстояние S, на котором, он начинал притягивать пробный металлический предмет - обыкновенную канцелярскую скрепку.
Перед началом измерений скрепка определенным образом (каждый раз одинаково) располагалась на одном и том же делении на деревянной линейке. Затем навстречу ей по линейке двигали магнит, также каждый раз ориентированный одинаковым образом. С помощью делений линейки фиксировалось расстояние между магнитом и скрепкой, с которого, последняя начинала какое-либо движение.
Обычно делалась серия из 45 - 55 испытаний. Причем каждый раз скрепка несколько смещалась поперек линейки таким образом, чтобы линейка шесть раз прошлась туда и обратно в поперечном направлении. Такая методика была использована для того, чтобы по возможности учесть влияние конкретных особенностей места расположения пробного предмета. Окончательный результат замера вычислялся как среднее арифметическое по проведенной серии. Если в течение дня измерения выполнялись несколько раз, то бралась величина, равная сумме средних по каждой серии, деленной на число серий, проведенных в данный день (с 22.06.98 и до конца эксперимента делалось только по одной серии измерений в сутки). Полученные данные представлялись в виде графика, по вертикальной оси которого откладывались указанные средние величины расстояния действия магнита S (в миллиметрах), а по горизонтальной - дни измерений.
Построенная таким образом зависимость оказалась сильноосциллирующей и трудной для воспроизведения. Поэтому на рис. 3 мы лишь приблизительно показали линию, около которой происходят осцилляции. Таким образом, она дает поведение некоторой средней по этим колебаниям величины расстояния S в различных фазах эксперимента.
Под горизонтальной осью стрелка, направленная вверх, показывает день, когда магнит помещался в пирамиду, а стрелка, направленная вниз, - день, когда пирамида убиралась. Эти операции всегда выполнялись после проведенного в данный день измерения.
Полученные результаты показывают, что имеется очевидная корреляция: среднее расстояние, на котором, магнит начинает двигать пробный предмет, нарастают до величины 13 - 13,5 миллиметров с ростом времени пребывания магнита в пирамиде. И, наоборот, уменьшаются до 11,5 - 12 миллиметров после того, как пирамида убиралась. Эти корреляции можно истолковать как наличие эффекта влияния данной пирамидальной конструкции;
его величина составляет 10-15 процентов. Из рис. 3 следует, что эффект через определенное время достигает насыщения, то есть измеряемое расстояние перестает меняться. В случае, когда магнит помещается в пирамиду, характерное время насыщения составляет порядка 15-20 дней, а в случае снятия пирамиды разрушение достигнутого состояния происходит значительно быстрее - за несколько дней. Механизм эффекта, по-видимому, может состоять в том, что геометрия формы влияет на упорядоченность элементарных магнитных моментов.

Рис.З

 

 

 

 

 

 

 

4. Последняя серия экспериментов была призвана выявить, какое действие эффект формы оказывает на так называемые "биоэнергетические" свойства веществ. Дело в том, что, согласно одной из существующих (хотя и не всеми разделяемой) точек зрения, различные вещества могут нести некоторую информационную программу воздействия на человека. Эта способность и называется биоэнергетикой. Считается также, что биоэнергетика данного объекта может быть зафиксирована и измерена специально подготовленными людьми - операторами. Проведенные нами эксперименты ставились не для того, чтобы исследовать, насколько справедливы представления о биоэнергетических свойствах. Их задачей являлось установить, будет ли зависеть результат измерений, выполняемых оператором, от того, находился ли объект в пирамиде или нет.
В наших экспериментах измерялись изменения "биоэнергетических" свойств обыкновенной водопроводной воды. Для этого использовался биолокационный эффект (БЛЭ), который был описан в разделе VI. 1.
В качестве параметра, характеризующего биоэнергетику образца воды, мы измеряли максимальное расстояние L (в метрах), на котором оператор еще "чувствовал" данный образец с помощью БЛЭ. Отметим, что во всех экспериментах биолокационные измерения проводились и для контрольного образца воды, который постоянно находился вне пирамиды на достаточно большом расстоянии от нее.

Рис.4.

 

В первом эксперименте мы использовали ту же пирамиду, что и в опытах с часами и пружиной. Образец с водой с помощью подставки помещали в "золотом сечении" пирамиды. Ежедневно его вынимали на несколько минут из пирамиды для проведения биолокационных измерений. Эксперимент длился около двух недель. Его результаты приведены на рис. 4, где кружками показано изменение биоэнергетики образца воды, помещенного в пирамиду, а штриховой линией то же для контрольного образца.
Видно, что у образца, подвергавшегося воздействию пирамиды, биоэнергетический показатель непрерывно увеличивался, только в конце его рост несколько замедлился. В то же время у контрольного образца он практически не менялся. Поэтому на рис. 4 его величина показана не отдельными точками, а просто линией.
По окончании эксперимента для получения более объективных результатов измерении методом БЛЭ мы провели специальный тест. Оператору, который делал замеры в эксперименте, поочередно предъявлялись образцы воды, выбираемые случайным образом (подбрасыванием монеты) из двух возможных: контрольного и того, что находился во время эксперимента в пирамиде. Оператор, изолированный от образцов в отдельном помещении, должен был методом БЛЭ определить, какой образец ему предъявили (оба визуально выглядели одинаково). Мы провели серию из десяти таких испытаний. Одно было признано недействительным. Из девяти других оператор дал правильный ответ в семи случаях. Это значит, что эффективность работы методом БЛЭ у данного оператора была почти 80 процентов, то есть значительно выше, чем при случайном угадывании исходов семи из девяти случаев (примерно 7 процентов). Таким образом, тест подтвердил, что метод БЛЭ, использованный в эксперименте с пирамидой, давал объективные результаты.
Значительно отчетливее тенденция к постепенному замедлению роста биоэнергетики воды проявилась в следующем, продолжавшемся около полутора месяцев эксперименте (рис. 5). В нем использовалась пирамида меньших размеров (высота 14 см, основание 21 на 21 см), сделанная из более плотного и толстого картона. На рис. 5 белыми квадратиками отмечено изменение биоэнергетического показателя образца воды, помещенного в центр основания пирамиды, а штриховой линией то же для контрольного образца. С 8-го по 25-й день измерения не проводились. Здесь мы четко видим, что рост биоэнергетики в пирамиде достигает максимума (длина L примерно три метра) и дальше прекращается (эффект насыщения). К сожалению, по чисто техническим причинам мы не смогли довести первый эксперимент o (рис. 4) до такого же результата. Однако совершенно ясно, что эффект насыщения должен иметь место и в этом случае. Отличаться может только максимальная величина L. Если судить по данным рис. 4, то в первом случае она, по-видимому, несколько больше. Это как раз соответствовало бы наблюдению, согласно которому эффект формы проявляется сильнее в пирамидах большего объема. Следует только учесть, что использованные в экспериментах пирамиды различаются толщиной и плотностью материала стенок. Этот фактор также может сказываться на величине эффекта.

Рис. 5.

 

Наконец третий эксперимент этой серии ставил целью выяснить, насколько величина эффекта зависит от особенностей геометрии используемой полой конструкции. Для этого параллельно с предыдущими измерениями проводились аналогичные измерения биоэнергетического показателя образца воды, помещенного в основании конструкции прямоугольной формы (основание 12 на 13 см, высота 9 см) со стенками из плотного картона. Таким образом, габариты этой конструкции примерно те же, что и у пирамиды, использовавшейся в предыдущих экспериментах. Результаты измерений также показаны на рис. 4 (темные квадраты). Внизу, стрелочкой, направленной вверх, указан день начала данного эксперимента. В этот день биоэнергетика образца, поставленного в конструкцию, была такой же, как у контрольного. Затем измерения возобновились только через 15 дней (все это время образец находился в конструкции). Оказалось, что за время перерыва эффект уже достиг насыщения, то есть биоэнергетический показатель образца L лишь слабо колебался около значения 65 см. Эта величина примерно в два раза превышала показатель контрольного образца (35 см), но в пять раз меньше, чем для образца в пирамиде (310 см). После надежной фиксации насыщения эксперимент с прямоугольной конструкцией был прекращен (стрелка, направленная вниз), и через три дня использовавшийся э нем образец был помещен под пирамиду (стрелка, направленная вверх). Из рис. 5 видно, что после этого его показатель (отмечен черными треугольниками) начинает расти, приближаясь к значению, которое было достигнуто у образца, находившегося в пирамиде с самого начала.
Таким образом, последняя серия экспериментов показала, во-первых, что полые конструкции изменяют биоэнергетический показатель воды. Во-вторых, величина эффекта растет со временем и достигает насыщения. В-третьих, она существенно зависит от геометрии конструкции. Особо следует заметить, что действие эффекта начинается практически сразу, без значительного периода задержки, как это было в экспериментах с часами и пружиной. Последнее обстоятельство может представлять особый интерес при использовании эффекта для зондирования различных конструкций с целью выяснения их влияния на человека.
Какие выводы хотелось бы сделать из полученных результатов?
Прежде всего, с уверенностью можно сказать, что мы зафиксировали изменения свойств различных объектов при нахождении их внутри конструкций. Иное дело - Происходило это вследствие эффекта формы или имело место чисто случайное (флуктуационное) изменение свойств объектов как раз в те периоды, когда проводились эксперименты. Нам, однако, представляется, что вероятность такого совпадения сразу во всех экспериментах слишком мала, чтобы рассматривать его всерьез.
Другая важная особенность состоит в том, что во всех экспериментах проводились измерения, и они не ограничивались только наблюдением. В силу этого полученные результаты более объективны. Насколько нам известно, во всяком случае, из открытой печати, подобное исследование эффекта формы описано впервые.
Что же касается природы эффекта, то, на наш взгляд, говорить об этом еще рано. Ситуация здесь похожа на ту, которая имеет место в случае с гравитацией. Еще в начале XVII века на основании наблюдений движения планет И. Кеплер высказывал
соображения о существовании всеобщего притяжения тел. Затем И. Ньютон в 1684 - 1686 годах, анализируя результаты Кеплера и результаты своих собственных измерений движения Луны, спутников других планет и комет, показал, что все эти тела притягиваются друг к другу (и к Солнцу) по определенному закону, имеющему всеобщий характер (закон всемирного тяготения). Хотя это открытие имело большое практическое значение, оно лишь доказывало факт существования гравитации, ничего не проясняя в ее природе. Качественный скачок в понимании этого явления произошел почти через 250 лет, когда были разработаны новые представления о пространстве и времени (общая теория относительности Эйнштейна), а также о происхождении элементарных частиц и Вселенной. Это позволило взглянуть на гравитацию как на проявление некоего универсального взаимодействия. В результате проблема перешла на значительно более высокий уровень.
В исследовании эффекта формы мы находимся лишь на самом начальном этапе. Поэтому сейчас не следует торопиться со спекулятивными заявлениями о природе этого феномена и вводить звучную терминологию (типа "торсионные поля"), за которой ничего не стоит. Значительно важнее продолжить накопление экспериментальных данных, чтобы надежнее утвердиться в реальности эффекта, изучить его более, всесторонне, и установить количественные закономерности. Пока можно только утверждать, что если воздействие формы будет доказано, то для его понимания придется продвинуться в представлениях о пространстве, времени и материи значительно дальше, чем мы знаем о них сегодня.

Наш сайт является помещением библиотеки. На основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ) копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений размещенных на данной библиотеке категорически запрешен. Все материалы представлены исключительно в ознакомительных целях.

Рейтинг@Mail.ru

Copyright © 2000 - 2011 г. UniversalInternetLibrary.ru