Электронная библиотека
Форум - Здоровый образ жизни
Разговоры на общие темы, Вопросы по библиотеке, Обсуждение прочитанных книг и статей,
Консультации специалистов:
Рэйки; Космоэнергетика; Учение доктора Залманова; Йога; Практическая Философия и Психология; Развитие Личности; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй, Обмен опытом и т.д.

HOME
Кедров Константин - "Параллельные миры "

СОДЕРЖАНИЕ

ЯЗЫК СВЕТА

Сведенборг видел ангелов - они разговаривали светом. Светом изъясняются клетки, обмениваясь ультрафиолетовы ми лучами. Человек и Вселенная обмениваются инфракрасны ми лучами на одной и той же частоте. О других излучени известно меньше, но все они сводятся, как генетический код, к четырем (сильные, слабые, электромагнитные и гравитационные взаимодействия).
Гильные и слабые - это внутренние, на уровне микромира. Гравитационные и электромагнитные носят внешний характер. Сведем их к знакомому: свет, тепло, тяжесть. Построим двоичный код да - нет.
свет тьма
тепло холод
тяжесть легкость

Вот и готов язык для разговора со звездами и всей околесицей галактики. На таком языке легче разговаривать с Луной. Холодный свет вдруг потеплеет, и это будет ДА. Солнце - слишком горячий свет, и его НЕТ (похолодание) различит не всякий. Еще тоньше "тяжесть - легкость", "могущий вместить да вместит".
Светлее - светлее - холодно - громко - тихо
Лунное солнечное легко громадно
Затаенно пригрето сухо-влажно
Окружение - прозрачно открыто-верхно
Невнимательно светло
Отраженно вчерашне
Пилигримно тихо светло округло
Фиолетово-красно-завороженно
Бесконечно нежно высоко здешне
Отдаленно завтрашне округленно
Переменно-вечно отрадно-дальне
Вот оно - впереди прозрачно
Вот оно позади округло.

Чтобы открыть человеческое мерцание, на него направили астрономические приборы. Сначала на звезды и лишь потом на человека, а если наоборот, тогда и о звездах знали бы в сто раз больше. Алжирские догоны, не имея телескопов, видят полный спектр Сириуса. Наука приборам поверила, а людям нет. Йоги приказывают сердцу остановиться, и оно останавливается. Иисус Навин приказал Солнцу задержаться, и оно задержалось. Кто может остановить сердце, тот может остановить Солнце. Альберт Эйнштейн полетел вслед за лучом в объективе фотоаппарата и убедился, что на фотонегативе ничего нет. Если лететь со скоростью луча, отражения не будет. Он погнал световой поезд по световым рельсам, а на светоперроне поставил светочасы. И он увидел, что на часах света стоял один и тот час - вечность.
Оказалось, что время есть только относительно света н гонитесь за лучом, и время исчезает, как только вы догони свет. На фотоне (в луче) время равно нулю.
Если перегнать свет, вы окажетесь на "том свете". Там минус-время, а причина опережает следствие: сначала родится ребенок, а потом происходит зачатие, первый поцелуй, встреча. Так ли уж он далек от нас, этот потусторонний мир? физика запрещает туда лететь. С физической точки зрения такой полет невозможен. Но потусторонний мир на то и потусторонний, чтобы не быть физическим. Скорость Святого Духа выше скорости света. И что такое Святой Дух, как не потусторонний свет?
Времени нет. Оно возникает в нашем мире лишь относительно света. Оно замедляется, ускоряется, сжимается до нуля, и то же самое происходит с пространством. Значит, душа наша светоносна. Кто же из нас в душе не летал со скоростью света? Так что же такое душа, как не сгусток потустороннего света?
Беспомощны попытки богословия объяснить физический мир. Неубедительны экскурсы физики в мир запредельный, где любой поэт знает больше. Можно назвать ангелов тахионами (гипотетические частицы, мчащиеся со скоростью больше скорости света). Рассказы о тахионах ничем не отличаются от трактатов Блаженного Августина.
Если своим ультрафиолетовым или инфракрасным спектром вы прикоснулись к полету космического света, вы уже ощутите всей кожей этот полет. В мгновение ока обогнете Вселенную, время сожмется до единого мига - до нуля, а нуль растянется в линию мировых событий Минковского, а на этой линии прошлое, будущее и настоящее существуют вместе; а если те же внешние лучи возвратятся к вам, как эхо, от границ мироздания пронзят вас внутри до уровня слабых и сильных и слабых взаи модействий микромира, вы окажетесь в мировой пустыне с про роком, рассеченным светоносным излучением Серафима: "И мне грудь рассек мечом, и сердце трепетное вынул, и угль, пь лающий огнем, во грудь отверстую водвинул" (А.С. Пушкин).
Внутренние излучения сомкнутся с внешними, и четырехмастный световой код придет в действие. Темное станет светлым, тяжелое - легким, холодное - теплым, а внутреннее - внешним Все живое впитывйет свет, вы же не станете излучать и сиять. Буквы четырехмастного светокода всегда на небе. Это четыре фазы луны.
С какой скоростью мчится свет? Майкельсон и Морли измерили это при помощи сложной системы труб и зеркал: 300 000 км/с. А люди это знали давно. Обернувшись лучом, герой мифа и сказки мгновенно огибает Вселенную и оказывается в тридевятом государстве - царстве света (Зх105).
Внешне-внутреннее общение подчинено законам квантовой физики микромира. Человеческий глаз различает такие тонкости, как волновая природа света. Поглощая квант света, сетчатка фокусирует его как волну. Это значит, что реальности микромира - отнюдь не мыслительная абстракция для человека.
Вот важнейший закон микромира - принцип неопределенности Вернера - Гейзенберга, вытекающий из квантовой природы микрочастиц: определяя "где", мы не можем сказать "когда", и, наоборот, зная "во сколько", мы не можем определить "где". "Когда" - это волна, "где" - это частица. Быть фотону частицей или волной, зависит от наблюдающего прибора. Глаз предпочитает иметь дело с волной, а это значит, что он выбирает волновую вселенную света, где есть "когда" и нет "где". Но если на наш глаз "упадет" частица-вселенная - максимон, фридмон, планкион, то, восприняв ее как "волну", мы фактически выбираем другую вселенную. Вселенная зависит от взгляда. При этом в нашей волновой вселенной будет постоянно и параллельно присутствовать ее теневой двойник - вселенная квантовая. Это означает, что все мы живем, как минимум, в двух мирах. Наш взгляд видит волновой мир, но внутри него, как матрешка в матрешке той же величины, таится мир квантовый.
По Вселенной мчится луч света. Если мы увидим его здесь, это - миг. Но чем дальше от нас будет наблюдатель, фиксирующий это мгновение, тем больше это мгновение будет растягиваться, вплоть до вечности. "Здесь" мгновенно - "там" всегда, вот что это значит. Это значит, что наша жизнь "там" окажется мигом, а этот миг "там" будет длиться вечно. Макрокосм - Мгантский банк мгновений, сияющий с неба звездами. "Остановись, мгновенье, ты прекрасно" (Гете) - это всего п прорыв к вселенскому времени. Каждый миг длится вечно, и каждая вечность - миг.
Здесь не хватает качественной иерархии. Неужели кажл мгновение нашей ничтожной жизни запечатлевается там как в? ность? Скорее только те мгновения, которые мы запоминае Запоминание и есть момент вселенской вспышки, когда миг пс реходит в вечность, а вечность становится мигом. Все знают- эт любовь, смерть, жизнь.
Еще психоаналитик Юнг задавал вопрос, почему мы группируем мысленным взором созвездия так, а не иначе? Ответ, по-моему, прост. Потому что так сгруппировались миги прошедшей жизни в мозгу и на небе. У греков Кассиопея сидит на троне, у славянских язычников она рожает, у православных христиан простирает над миром омофор - все верно. Свет мчится к нам от Вселенной с релятивистской скоростью из глубины нашего же нутра. А навстречу ему устремляются внешние лучи нашей ауры. В момент встречи свет впадает в свет (свет от света), свет отражается в свете, луч говорит с лучом на языке света. Свет - это метаязык Вселенной. Алфавит Луны - язык звезд.

Букв около тридцати. Все они могут быть днями одного месяца. Три дня луна отсутствует на ночном небе, это Ь Ъ Ы.
В каждой фазе семь дней - семь букв. Свет изъясняется Луной. Свет изъясняется квантами и волнами.
1 - квант
2 - волна
В двоичном коде квант - точка, волна - тире. Вся прирожа, живая и неживая, на макро- и микроуровне различает этот язык. Обозначим ультрафиолетовый спектр фиолетовым цветом, инфракрасный - красным. Пусть фиолетовый будет "холод" - НЕТ, красный будет "тепло" - ДА. Если мы видим свою ауру nv звезд, мы говорим с ними на этом языке глазами и пальцами. Если закодировать фиолетовый и красный как .-, можно разговаривать как азбукой Морзе. Видимый луч - только нить Ариадны в лабиринте космоса.
Все это похоже на самовнушение. Легко внушить себе "тепло - холодно", и тяжесть, и легкость, фиолетовость, красность. Не будет ли тогда разговор со Вселенной разговором со своим "я"? Но разговор со Вселенной это и есть диалог с самим собой.
Обозначим фазы Луны буквами:

Тогда полный цикл лунных фаз будет АОУЫ.
Обозначим семь звезд Большой Медведицы:

АОУЕЁЮЯ.
Обозначим семь звезд Ориона:

АЕЁИЫУО. Пояс Ориона ЁИЫ.
Обозначим Плеяды - ИОЫЕЮЁУ, Цефей - AEОЮИ
Кассиопеи ЕЮОЮЕ:

Малая Медведица - ИАОЮЯЕЕ.
Так или иначе можно озвучить небо, но так оно и озвучи. валось в свое время. Если же учесть, что в каждой фазе семь букв, легко расшифровать весь алфавит. Вся Луна - 28 букв. Алфавит начинается с "А", значит:

Совпало "О" с полной Луной, а "С" расположено в стадии убывания. Но ведь и в "Я" есть элемент ущербного месяца.
Если учесть, какие трансформации претерпело написание букв, то не так уж и мало искомых соответствий.
Луна диктовала Кириллу и Мефодию славянский алфавит. Тем более, что опирались они на более древние начертания таких же лунных алфавитов.
Однако весь алфавит от "А" до "Я" (от альфы до омеги) диктовала не только Луна, но и Солнце, идущее по созвездиям зодиака. Оно вносило свои поправки, приближая лунные дуги к угловатым созвездиям. Так родились два алфавита - лунный и звездный. Звездный - прописной, лунный - строчной. "А" звездное хранит в себе очертания Тельца (альфа), а "а" лунное хранит округлость Луны. Буква "Ж", означающая "жизнь", хранит очертания Ориона. Большую роль играет "М" - Кассиопея: по-русски - Мир, по-немецки Welt. "H" близко к созвездию Близнецов, "Г" похоже на Водолея, "И" напоминает очертания Рыб.
Восточные алфавиты (иврит, арабский) сохранили лунное написание: справа налево, как прибавляет Луна. Европейские алфавиты движутся слева направо, как Солнце по созвездиям зодиака. Год начинается Тельцом (альфа) и заканчивается Овном (омега). "Я есть альфа и омега", - говорит Христос Иоанну. Здесь же четыре созвездия, символизирующие четы рех евангелистов: Телец, Орел, Лев и сам Иоанн.
Там же "жена, облаченная в солнце" (Дева), рядом Весы Страшного суда. Под агнцем (Овном) пылает алтарь Плеяд (Стожары). Рядом семь светильников - семь звезд Большой Медведицы. Из моря выплывает страшный Левиафан (созвездие Кита). Деву оберегает змей (созвездие Змееносца), и кренится вниз созвездие Чаши, низвергая неисчислимые бедствия.
Все это видно на звездной карте, но нельзя увидеть все сразу на небе. Апокалипсис - это описание огненной книги, свитка зодиака. Этот мысленно развернутый свиток Иоанн съедает, что ужасно смутило Н.А. Морозова. А между тем это вполне понятное выражение: "Вкусите и увидите, яко благ Господь". Вкусить мудрость звездной книги пришлось Иоанну, и в устах она была сладка как мед, а внутри горька как полынь. Огненный человек с ногами - огненными столбами - это Млечный Путь. Новый Иерусалим - это звездный город, город, переливающийся драгоценными каменьями.
На небе же течет небесный Иордан - река Эридан. Так видел небо Иоанн.
Нетрудно заметить, что его притягивает почти вся область зодиака от Овна до Скорпиона, но его не интересуют три созвездия: Козерог, Водолей, Стрелец. Выпадают из поля зрения Близнецы.
Стрелец, хеттский Пирва, позднее славянский Перун, уже огремел своими стрелами-молниями в эпоху Иеговы. Близнецы царствовали в эру до Пирамид. Козерог - Пан плясал в языческих священных рощах Древней Греции, а поэтому для христиан он - Азазел, один из дьявольской свиты. Водолей - шумерский Ной Утнапиштим напоминает о всемирном потопе и будущем конце времен.
Если перевести на язык астрономии и истории главное пррочество Апокалипсиса, получится следующий текст:
"Когда ось Земли перейдет к Рыбам (Овен будет предан на заклание), из моря выйдет страшный зверь Левиафан (созвездие Кита), и после многих космических катастроф жизнь с земли Перейдет в небо в звездный Иерусалим. Центр будущего мира - созвездие Плеяд. Но при этом сам вид неба изменится. Погибнут многие из двенадцати колен Израилевых (двенадцать созвездий зодиака). Многие звезды исчезнут, другие восстанут из плена (вспыхнут новые - это души замученных праведников). Земля сдвинется с места, уйдет из зодиака. Поэтому времени больше не будет, ведь мера времени - "зодиак".
Как относиться к этой звездной древней игре современному человеку - это дело самого человека. Ведь для него современные математические и физические модели мира не имеют осязаемого гуманитарного смысла. Все это происходит с какой-то загадочной материей, а не с нами - вот величайший предрассудок нашего времени.
Антропный принцип мироздания гласит, что Вселенная на всех уровнях согласована с человеком. Физический смысл такого согласования ясен. Нравственное значение антропного принципа должен открыть сам герой всех космических событий - человек космический.
Человек - существо мыслящее, страдающее, любящее, ненавидящее, гневное, доброе, радостное, печальное, счастливое, чувствующее, ощущающее и, как сказал Достоевский, "ко всему привыкающее". Добавим, что он еще существо "излучающее". Как и все тела во Вселенной, он притягивается и притягивает. Сила притяжения Земли господствует на Земле. Но Земля подчинена Солнцу. Солнце - галактике, галактика - метагалактике, и везде есть гравитация. По Эйнштейну, гравитация - кривизна пространства, по Соловьеву - сила любви. Не будем гадать, в любом случае это вселенское свойство человека и мироздания.
Итак, вот тело вселенского человека. Оно состоит из света (видимого и невидимого), из массы, из гравитации. Гравитацию мы ощущаем как тяжесть. Свет - как тепло и часть видимого спектра. Но невидимая часть спектра - самая большая. Мы осязаем свое вселенское тело, вес и телесность, но видим его в излучениях и не чувствуем свой космический спектр, излучаемый от нас и к нам. Вселенское тело человека выглядит как интерференция расходящихся от него и сходящихся к нему волн. Этот пульсирующий клубок автоволн сливается с пульсацией видимого и невидимого спектра и излучений звезд, галактик и всего мироздания в целом. В нем закодирован мета-код - световой код мироздания, нашептавший человечеству Библию, Бхагават-гиту, Упанишады, Книгу перемен, теорию относительности и всю мировую поэзию.
Вселенская бабочка света, скорей, скорей рождайся из гусеницы нашего тела и улетай отсюда скорей, пока тебя не поймали и не распяли на булавках!
Дух, материя, чувство, мысль вполне могут оказаться первоэлементами метакода. Проекция мысли во Вселенную - это дух. Проекция чувства во Вселенную - это материя. Пространство-время - это, четырехмерное поле, считал Эйнштейн. Лунный код состоит из четырех первоэлементов. Из четырех первоэлементов - сал, ион, бен, роч - исходит язык, говорил Н. Марр.
Четыре - это крест, это четыре времени года. Будде открылись четыре благородные истины: есть страдание; есть причина страдания; есть устранение причины; есть путь к устранению причины.
В антропном принципе мироздания большую роль играет диапазон констант от Ю-40 (микромир) до 1040 (макромир) - загадочные "сорок сороков".
Биология делит все живое на четыре категории: растения, животные, грибы и дробянки.
"Бог - это субстанция с бесконечным множеством атрибутов" (Спиноза). Сегодня даже четырехмерность превышает наш разум. Поэтому любая молитва в принципе сводится к просьбе:
"Господи, прибавь моему трехмерному разуму хотя бы одно измерение!" - переведи из роботов класса 3 в роботы 4; переведи из третьего класса в четвертый; а всего этих классов N.
Существо с энмерным мозгом - это реальность. Реальность и мы, роботы с трехмерным разумом, каким-то чудом узнавшие, что есть еще и четвертое измерение.
Наши академии и храмы не более чем начальная школа. Архиереи и академики вправе гордиться тем, что научили нас считать до трех и даже намекнули на нечто четвертое.
О Боге или хорошо, или-ничего (как и о покойнике) - гласит неписаное правило. Я думаю, что о Боге правильнее сказать ничего, кроме того, что он умнее нас по крайней мере на N порядков. Боюсь, что между Богом и человеком нет обратной связи - в этом причина всех наших бед и наше спасение.
Бог может все - так думают ограниченные существа; Бог
Отворил мир - так думают они.
Мир сотворен существами не очень высокого порядка - "Демиургами", хотя они умней человека во много-много раз.
Всемогущество - удел существ ограниченных: Грозный Мао, Сталин, Гитлер и т. д. Собственно, у человека может быть три уровня цели: человеческий, демиургический, божественный
Цель человеческая. Она труднее всего поддается определению. У разных людей разные цели. Здесь широчайший спектр от гедонизма до аскетизма. Во всяком случае, человек хочет быть. Или не быть, как сказал Гамлет.
Цель демиургическая. Их тоже много. Великие демиурги:
Будда, Моисей, Прометей, Дионис, Христос, Озирис, Магомет, Орфей - ставили разные цели перед людьми. Сегодня их цели стали вполне человеческими, поскольку люди восприняли от демиургов красоту и мистичность, чувство справедливости и жертвенность. В этом человек сегодняшний мало отличается от демиургов, если речь идет о Ганди, Циолковском или Эйнштейне.
Цель божественная. Она непостижима, и это радует, как, впрочем, и две предшествующие.
Вернемся к человеку. Внутри своего предела он может бесконечно расти, совершенствоваться. Он нужен космосу как вид. Не демиург, не Бог, а человек. Но "человек" - понятие, постоянно изменяемое, расширяющее границы своих возможностей до бесконечности. Только такой вид - Homo sapiens - является не биологическим, а космическим видом - Homo cosmicus.
Когда Циолковский подарил невесомость людям земли, лишь отдельные энтузиасты с благодарностью приняли этот дар. И сейчас этим небесным подарком пользуются лишь космонавты.
А ведь невесомость это не просто физическое свойство. Это душевное состояние, которое отнюдь не зависит от силы веса и места пребывания человека - в космосе или на земле. Циолковский, как известно, в центрифуге не вращался, не летал на сверхзвуковых истребителях. О невесомости он знал с детства, еще не ведая о законе всемирного тяготения.
Вот так же мы знаем об антропном метасингулировании - физическом и духовном состоянии, когда "внутреннее" и "внешнее" отпадают, как верх и низ в невесомости.
Длительная физическая невесомость болезненна для человека. Невесомость как душевное состояние - величайшее благо. Видимо, и выворачивание как физическая реальность не может быть долгим; но духовно оно будет длиться вечно.
Поразительная человеческая ограниченность: Бог есть или Бога. д^г. А если иногда есть, а иногда нет? Или для одних есть, а для других нет? Или опять же блудливая диалектика - и есть, и нет.
В моем понимании Бог - это отношение между человеком и мирозданием или, что то же самое, между человеком и человеком. Как нет абсолютного времени и пространства, так дет никакого абсолютного божества. Абсолют можно принимать лишь условно, как в геометрии: точка, поверхность, линия - хотя нет ни того, ни другого, ни третьего.
А любовь есть? Иногда есть, иногда нет, иногда есть и нет одновременно. Иногда сейчас нет, но завтра будет. А порой сейчас есть, а завтра не будет, а послезавтра опять возникнет.
Чем-то бескрылым повеяло от этого релятивистского "бога"... И все таки Бог есть, а иногда Его нет.

Наш сайт является помещением библиотеки. На основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ) копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений размещенных на данной библиотеке категорически запрешен. Все материалы представлены исключительно в ознакомительных целях.

Рейтинг@Mail.ru

Copyright © UniversalInternetLibrary.ru - электронные книги бесплатно