Электронная библиотека
Форум - Здоровый образ жизни
Саморазвитие, Поиск книг Обсуждение прочитанных книг и статей,
Консультации специалистов:
Рэйки; Космоэнергетика; Биоэнергетика; Йога; Практическая Философия и Психология; Здоровое питание; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй; Вредные привычки Эзотерика


Новый Библейский Комментарий Часть 3 (Новый Завет)

Предисловие

На протяжении трех лет мы, как редакторы, имели привилегию и удовольствие находиться в самой гуще бурной деятельности. Другие напряженно работали, а мы вникали в их труды. Мы счастливы, что оказались среди тех, кого Бог призвал трудиться над этим грандиозным проектом, и прежде всего мы должны поблагодарить их за титанические усилия и за терпение, с которым они переносили наши указания, вмешательство и периодические предложения заняться переработкой сделанного. Нас окружал прекрасный коллектив ученых–библеистов, которым мы глубоко благодарны.

Как это всегда бывает с теми, кто добивается публикации в издательстве Inter–Varsity Press, мы имели превосходную профессиональную поддержку. Упоминая имена редактора–организатора Дерека Вуда и редактора–координатора Сью Ребис, мы избираем кратчайший путь, чтобы передать свою благодарность всем сотрудникам IVP, которые прямо или косвенно содействовали выходу в свет этого Комментария. Возможно, им хотелось, чтобы мы работали быстрее и писали более ярко, но все же они были терпеливы. Они заслужили не только нашу признательность, но и благодарность всех тех, кто будет пользоваться этим Комментарием с удовольствием и пользой для себя.

Однотомный комментарий ко всей Библии потребовал чрезвычайного лаконизма и строгого отбора материала. Мы решили сосредоточиться на «плавном течении» книг и фрагментов, чтобы оказать, таким образом, существенную помощь в понимании Библии. Слишком часто читатели Библии (и не только начинающие) страдают из–за отсутствия руководства, которое помогло бы им увидеть за деревьями лес. Мы надеемся, что если наш Комментарий будет использован с этой целью, он принесет читателю немалую пользу. Тем не менее насколько позволял объем, мы старались не пренебрегать подробным рассмотрением трудностей текста. Во всяком случае, мы снабдили все статьи списками дополнительной литературы. Как правило, эти списки отражают постепенно повышающийся уровень требований, предъявляемых к читателю. Книги в начале каждого списка рассчитаны на удовлетворение запросов тех читателей, которые захотят перейти от этого Комментария к более обстоятельному знакомству со Священным Писанием. Это, по существу, и есть наши главные мотивы и убеждения. Мы считаем, что и для каждого христианина, и для церкви в целом нет в наше время ничего более важного, чем знать, любить и подчиняться Библии как Божьему Слову. Именно этому делу мы желаем служить и именно ради этого мы с молитвой отправляем наш Комментарий в путь.

Это второе, пересмотренное и исправленное издание New Bible Commentary, впервые опубликованного в 1953 году. Как редакторы, мы пользуемся привилегией стоять у самого истока славной традиции. Мы глубоко чтим память Франсиса Дэйвидсона, Эрнеста Кевэна, Аллана Стиббса и Доналда Гатри (Francis Davidson, Ernest Kevan, Alan Stibbs, Donald Guthrie), истинных знатоков Слова Божьего, которые ныне вкушают блаженство на небе. Мы с благодарностью вспоминаем о сотрудничестве и консультациях Доналда Вайсмана (Donald Wiseman) в период выхода в свет New Bible Commentary Revised. Наше уважение к этим людям и к их дарованным Богом талантам разделяют во всем мире миллионы благодарных читателей. В этом издании New Bible Commentary ничего не осталось от издания 1953 года и почти ничего — от издания 1970 года. Мы перешли от Revised Standard Version к New International Version как к основной английской Библии, и Бог призвал к работе новый международный коллектив авторов. Даже в том случае, когда автор статьи тот же, что и в 1970 году, статья либо переписана заново, либо полностью пересмотрена и исправлена.

Но над всеми этими переменами возвышается неподвластный изменениям Бог и неизменная сила Его вдохновенного Слова. Мы не смеем сравнивать себя с титанами прошлого, но взираем на небо с молитвой, надеясь, что Бог снова позволит New Bible Commentary принести пользу верующим и послужить Ему во славу.


Carson D. A.
France R. Т.
Motyer J. A.
Wenham G. J.

Пояснения

Порядок статей. Комментарии следуют в том же порядке, что и библейские книги; при необходимости они сопровождаются пояснительными статьями. (См. содержание.)

Ссылки на Библию даны в общепринятой форме: глава, стих, другой(-ие) стих(и). Например, Ис. 53:1—3,10—12 означает: Книга Пророка Исайи, глава пятьдесят третья, стихи с 1–го по 3–й и стихи с 10–го по 12–й. О сокращениях названий библейских книг см. список сокращений на с. 8.

Если за номером стиха следует буква, это указывает на начало или конец стиха (а или б). Иногда, особенно в поэтических отрывках (напр., из Псалтири), буква указывает на соответствующую строку в тексте Библии. Так, Пс. 48:15вг относится к 3 и 4–й строкам 15–го стиха 48–го псалма.

Дополнительная литература. Списки дополнительной литературы приведены в каждой статье. Они составлены таким образом, что более простые книги перечисляются в начале, а более сложные — в конце. В списки не включены никакие специальные труды. Длинная черта указывает на то, что у данной книги тот же автор, что и в предыдущем пункте.

Датировка. В таком большом труде, как данный Комментарий, написанный почти 45 авторами, вполне могут встретиться незначительные расхождения в датах. Относительно дат древней истории отнюдь не все ученые придерживаются единого мнения. Например, не прекращается спор о дате исхода, которая влияет на датировку периодов завоевания и судей. Этот вопрос обсуждается в Комментарии. Тем не менее мы прилагали все усилия, чтобы не ввести читателя в заблуждение.

Условное обозначение:

? — «лепестком» отмечены статьи и текстовые фрагменты, добавленные издательством «Мирт» в процессе подготовки русского издания.

Авторы статей[1]

Beasley–Murray George R., M.A., Ph.D., D.D., D.Litt., Senior Professor of New Testament Interpretation, Southern Baptist Theological Seminary, Louisville, Kentucky, USA. — Бизли–Марри, Джордж Р., магистр гуманитарных наук, доктор философии, доктор богословия, доктор литературы, старший профессор толкования Нового Завета Баптистской богословской семинарии, Луисвилль, Кентукки, США. (Откровение Иоанна Богослова)

Gempf Conrad, Ph.D., Senior Lecturer, London Bible College, UK. — Гемпф, Конрад, доктор философии, старший доцент Лондонского библейского колледжа, Великобритания. (Деяния святых Апостолов)

Guthrie Donald the late, B.D., M.Th., Ph.D., formerly Vice–Principal, London Bible College, UK. — Гатри, Доналд, бакалавр богословия, доктор философии, бывший заместитель директора Лондонского библейского колледжа, Великобритания. (Евангелие от Иоанна, Пасторские послания)

Peter H. Davids, B.A., M.Div., Ph.D., Researcher and Theological Teacher, Langley Vineyard Christian Fellowship, Langley, British Columbia, Canada. — Дейвидс, Питер X., бакалавр искусств, магистр богословия, доктор философии, исследователь и преподаватель богословия в христианском обществе Ленгли, Британская Колумбия, Канада. (Послание Иакова)

Donald A. Carson, B.Sc, M.Div., Ph.D., Research Professor of New Testament, Trinity Evangelical Divinity School, Deerfield, Illinois, USA. — Карсон, Доналд А., бакалавр естественных наук, магистр богословия, доктор философии, профессор Нового Завета Евангелической школы богословия Св. Троицы, Дирфилд, Иллинойс, США. (Читая послания)

R. Alan Cole, Ph.D., formerly Lecturer in Old Testament, Moore Theological College, Sydney, Australia, and Trinity Theological College, Singapore. — Коул, Р. Алан, доктор философии, бывший доцент кафедры Ветхого Завета Муровского богословского колледжа, Сидней, Австралия, и богословского Тринити–Колледжа, Сингапур. (Евангелие от Марка)

Colin G. Cruse, B.D.,Th.L, M.Phil., Ph.D., Senior Lecturer of New Testament, Ridley College, University of Melbourne, Australia. — Круз, Колин Дж., бакалавр богословия, доктор философии, старший доцент кафедры Нового Завета Ридли–Колледжа Мельбурнского университета, Австралия. (Второе послание к Коринфянам)

I. Howard Marshall, M.A., B.D., Ph.D., Professor of New Testament Exegesis, University of Aberdeen, UK. — Маршалл, И. Говард, магистр гуманитарных наук, бакалавр богословия, доктор философии, профессор новозаветной экзегезы Абердинского университета, Великобритания. (Евангелие от Луки, Первое и Второе послания к Фессалоникийцам)

Leon L. Morris, B.Sc, M.Th., Ph.D., M.Sc, formerly Principal, Ridley College, Melbourne, Australia. — Моррис, Леон Л., бакалавр естественных наук, магистр богословия, доктор философии, магистр естественных наук, бывший директор Ридли–Колледжа, Мельбурн, Австралия. (Послания Иоанна)

Douglas J. Moo, Ph.D., Professor of New Testament, Trinity Evangelical Divinity School, Deerfield, Illinois, USA. — My, Дуглас Дж., доктор философии, профессор Нового Завета Евангелической школы богословия Св. Троицы, Дирфилд, Иллинойс, США. (Послания к Римлянам)

Peter Т. O'Brien, Ph.D., Vice–Principal, Moore Theological College, Sydney, Australia. — О`Брайен, Питер Т. доктор философии, заместитель директора Муровского богословского колледжа, Сидней, Австралия. (Послание к Колоссянам, Послание к Филимону)

David G. Peterson, M.A., B.D., Ph.D., Th.Schol., Head of the Department of Ministry, Lecturer in New Testament, Moore Theological College, Sydney, Australia. — Петерсон, Дэйвид Дж., магистр гуманитарных наук, бакалавр богословия, доктор богословия, доцент кафедры Нового Завета Муровского богословского колледжа, Сидней, Австралия. (Послание к Евреям)

Moises Silva, A.B., B.D., Th.M., Ph.D., Professor of New Testament, Westminster Theological Seminary, Philadelphia, USA. — Силва, Мойзес, бакалавр богословия, доктор философии, профессор Нового Завета Вестминстерской богословской семинарии, Филадельфия, США. (Послание к Галатам)

Max Turner, M.A., Ph.D., Director of Research, and Lecturer in New Testament, London Bible College; formerly Lecturer in New Testament, King's College, Aberdeen, UK. — Тернер, Макс, магистр гуманитарных наук, доктор философии, руководитель исследований, доцент кафедры Нового Завета Лондонского библейского колледжа; бывший доцент Абердинского Королевского колледжа, Великобритания. (Послание к Ефесянам)

Bruce Winter, B.A., M.Th., Ph.D., Warden, Tyndale House, Cambridge, UK. — Уинтер, Брюс, бакалавр искусств, магистр богословия, доктор философии, директор колледжа Тиндал–Хаус, Кембридж, Великобритания. (Первое послание к Коринфянам)

David H. Wheaton, M.A., B.D., Vicar of Christ Church, Ware; Honorary Canon of St Albans Cathedral; Honorary Chaplain to the Queen; formerly Principal, Oak Hill College, London, UK. — Уитон, Дейвид Х., магистр гуманитарных наук, бакалавр богословия, викарий церкви Христа, Веэр; почетный каноник собора Св. Альбана; почетный капеллан королевы; бывший директор колледжа Оук–Хилл, Лондон, Великобритания. (Первое и Второе послания Петра, Послание Иуды)

Francis Foulkes, B.A., B.D., М.А., M.Sc, formerly Warden, St John's Theological College, Auckland, New Zealand. — Фоулкс, Франсис, бакалавр искусств, бакалавр богословия, магистр гуманитарных наук, магистр естественных наук, бывший директор богословского колледжа Св. Иоанна, Окленд, Новая Зеландия. (Послание к Филиппийцам)

Переводчики статей

Баев А. А. Деяния святых Апостолов.

Батухтина Т. Г. Евангелие от Марка, Евангелие от Иоанна, Послание Иуды, Первое и Второе послания к Фессалоникийцам, Первое и Второе послания к Тимофею, Послание к Титу, Послание к Филимону, Пасторские послания.

Переверзева–Орлова Ю. И. Евангелие от Луки.

Платунова А. П. Евангелие от Матфея, Первое и Второе послания Петра, Первое и Второе послания к Коринфянам, Послание к Галатам, Послание к Ефесянам, Послание к Филиппийцам, Послание к Колоссянам, Послание к Евреям, Откровение Иоанна Богослова, Читая Евангелия.

Чупрова Л. М. Послание Иакова.

Шурбелев А. П. Послание к Римлянам.

Яндола А. А. Первое, Второе и Третье послания Иоанна.

Условные сокращения

Книги и журналы

АВ Anchor Bible

Ann. Annales (Tacitus)

Ant. Antiquities of the Jews (Josephus)

AV/KJV Authorized (King James) version

В A R British Archaeological Review

BBC Broadman Bible Commentary

BJRL Bulletin of the John Rylands Library

BNTC Black's New Testament Commentaries

BST The Bible Speaks Today

CC The Communicator's Commentary

DSB Daily Study Bible

EBC Expositor's Bible Commentary

ExpT Expository Times

GNB Good News Bible

IBD The Illustrated Bible Dictionary

ITC International Theological Commentary

IVPNTC IVP New Testament Commentary

(N)JB (New) Jerusalem Bible

JBL Journal of Biblie Literature

JSNTS Journal for the Study of the New Testament (supplement)

JSOTS Journal for the Study of the Old Testament (supplement)

NASB New American Standard Bible

NBD New Bible Dictionary

NCB New Century Bible

NIBC New International Biblical Commentary

NICNT The New International Commentary on the New Testament

NICOT The New International Commentary on the Old Testament

NIGTC New International Greek Testament Commentary

NIV New International Version

OTL Old Testament Library

QRBT Quick Reference Bible Topics

REB Revised English Bible

(N)RSV (New) Revised Standard Version

RV Revised Version

TBC Torch Bible Commentaries

TNTC Tyndale New Testament Commentary

TOTC Tyndale Old Testament Commentary

WBC World Biblical Commentary

Общепринятые сокращения

а) иностранные языки

с. circa, about (with dates)

Ecclus. Ecclesiasticus (in Apocrypha)

f. (ff.) and the following verse(s)

lit. literally

LXX Septuagint (Gk. version of ОТ)

Масс. Maccabees (in Apocripha)

mg. margin

MS/MSS manuscript(s)

MT Massoretic Text (of the ОТ)

1QH Thanksgiving Hymns (from Qumran)

1QS Rules of the Community (from

Qumran)

б) русский язык

акк. аккадский

англ. английский

араб. арабский

арам. арамейский

ассир. ассирийский

букв. буквально

вавил. вавилонский

в., вв. век, века

вт. ч. в том числе

г., гг. год, года

гл. глава

греч. греческий

дал. и далее

др. и другие

евр. еврейский

егип. египетский

коммент. комментарий

лат. латинский

напр. например

нем. немецкий

н. э. наша эра

ок. около, приблизительно

семит. семитский

сир. сирийский

см. смотри там–то

ср. сравни

т. е. то есть

финик, финикийский

эфиоп. эфиопский

табл. таблица

Книги Библии

Книги Ветхого Завета

Быт. — Первая книга Моисеева. Бытие

Исх. — Вторая книга Моисеева.

Исход Лев. — Третья книга Моисеева.

Левит Чис. — Четвертая книга Моисеева. Числа

Втор. — Пятая книга Моисеева. Второзаконие

Нав. — Книга Иисуса Навина

Суд. — Книга Судей Израилевых

Руф. — Книга Руфь

1 Цар. — Первая книга Царств

2 Цар. — Вторая книга Царств

3 Цар. — Третья книга Царств

4 Цар. — Четвертая книга Царств

1 Пар. — Первая книга Паралипоменон

2 Пар. — Вторая книга Паралипоменон

Езд. — Книга Ездры

Неем. — Книга Неемии

Есф. — Книга Есфирь

Иов. — Книга Иова

Пс. — Псалтирь

Прит. — Книга Притчей Соломоновых

Еккл. — Книга Екклесиаста, или Проповедника

Песн. — Книга Песни Песней Соломона

Ис. — Книга Пророка Исайи

Иер. — Книга Пророка Иеремии

Пл. — Книга Плач Иеремии

Иез. — Книга Пророка Иезекииля

Дан. — Книга Пророка Даниила

Ос. — Книга Пророка Осии

Иоил. — Книга Пророка Иоиля

Ам. — Книга Пророка Амоса

Авд. — Книга Пророка Авдия

Ион. — Книга Пророка Ионы

Мих. — Книга Пророка Михея

Наум. — Книга Пророка Наума

Авв. — Книга Пророка Аввакума

Соф. — Книга Пророка Софонии

Агг. — Книга Пророка Аггея

Зах. — Книга Пророка Захарии

Мал. — Книга Пророка Малахии

Книги Нового Завета

Мф. — От Матфея святое благовествование

Мк. — От Марка святое благовествование

Лк. — От Луки святое благовествование

Ин. — От Иоанна святое благовествование

Деян. — Деяния святых Апостолов

Иак. — Послание Иакова

1 Пет. — Первое послание Петра

2 Пет. — Второе послание Петра

1 Ин. — Первое послание Иоанна

2 Ин. — Второе послание Иоанна

3 Ин. — Третье послание Иоанна

Иуд. — Послание Иуды

Рим. — Послание к Римлянам

1 Кор. — Первое послание к Коринфянам

2 Кор. — Второе послание к Коринфянам

Гал. — Послание к Галатам

Еф. — Послание к Ефесянам

Флп. — Послание к Филиппийцам

Кол. — Послание к Колоссянам

1 Фес— Первое послание к Фессалоникийцам

2 Фес— Второе послание к Фессалоникийцам

1 Тим. — Первое послание к Тимофею

2 Тим. — Второе послание к Тимофею

Тит. — Послание к Титу

Флм. — Послание к Филимону

Евр. — Послание к Евреям

Отк. — Откровение Иоанна Богослова

Апокрифы

1 Мак. — Первая книга Маккавейская

2 Мак. — Вторая книга Маккавейская

3 Мак. — Третья книга Маккавейская

2 Езд. — Вторая книга Ездры

3 Езд. — Третья книга Ездры

Тов. — Книга Товита

Иудифь — Книга Иудифи

Прем. — Книга Премудрости Соломона

Сир. — Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова

Поел. Иер. — Послание Иеремии

Вар. — Книга пророка Варуха

Транслитерация


Читая Евангелия

Что такое Евангелие?

«Евангелие» означает «добрая, или благая весть». Евангелие — это радостная весть об Иисусе, о том, что Он был услышан и в Него поверили, проповеди о Нем.

Почему же мы говорим о первых четырех книгах Нового Завета как о «Евангелиях»? До этого не было известно ни одной книги под таким названием. В начале II в., однако, христиане могли говорить о «Евангелии» как о книге и отличали одно такое «Евангелие» от другого. В конце II в. Ириней говорил о существовании четырех «Евангелий» как о само собой разумеющемся, как о том, что существуют четыре стороны света и четыре ветра.

Вероятно, этоттермин, сам того не подозревая, ввел Марк. Он начал свой рассказ об Иисусе словами: «Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия». Несомненно, что под «Евангелием» он подразумевал не жанр, но тему своей книги. По мере того как писались другие такие книги, это наименование прочно вошло в обиход, и последующие три книги стали известны под названием «Евангелие согласно…»

Повествование Марка об Иисусе, вероятно, самое раннее из дошедших до нас Евангелий. Но, скорее всего, оно не было написано первым, поскольку в Лк. 1:1 говорится, что «многие» предпринимали попытки сделать то, к чему ныне и он сам приступил (хотя Лука и не пользуется термином «Евангелие» для собственной работы). Изначально последователи Иисуса делились своими воспоминаниями о Его жизни и учении в устной форме, будь то беседа или формальное обучение. Эти воспоминания сохранялись и передавались в течение длительного времени вплоть до начала составления письменных свидетельств. Они, по всей вероятности, были более короткими и менее информативными, чем известные нам Евангелия, и постепенно с появлением более пространных свидетельств выходили из употребления. А в итоге не сохранились.

Когда в Новом Завете оформился этот особый жанр, стали писаться и другие «Евангелия». Но поскольку эти более поздние евангелия не вошли в канон Писания, многие из них не сохранились. Некоторые известны нам только по названиям, поскольку раннехристианские писатели упоминают и цитируют их. Другие появились на свет совсем недавно, когда в египетской пустыне были обнаружены древние копии. Одно из ранних — Евангелие Фомы — представляет собой собрание из 114 изречений Иисуса, включающих и простые высказывания, и пространные притчи. Со II в. известно Евангелие Петра, в котором более подробно, чем в канонических Евангелиях, рассказывается о смерти и воскресении Иисуса. К тому же периоду относят «прото Евангелие» Иакова, которое ярко рассказывает о рождении и жизни Марии и обстоятельствах рождения Иисуса. Другие произведения, которые названы «Евангелиями» (напр.: Евангелие Филиппа и Евангелие Истины), по сути дела не являются жизнеописаниями Иисуса, но религиозными или философскими трактатами, совсем не похожими на канонические Евангелия.

Большинство «Евангелий» II в., несомненно, исходят из кругов, где царило гностическое мышление, пришедшее на смену богословия новозаветных писателей. Они предназначались для распространения идей гностицизма. Хотя эти «Евангелия» были широко распространены в среде гностиков, они стояли в стороне от магистрального течения христианской литературы II в. и никогда не рассматривались наравне с Евангелиями Матфея, Марка, Луки и Иоанна. До середины века у исследователей практически не было сомнений, что эти четыре Евангелия — и только они — сохранили истинное апостольское свидетельство об Иисусе. Хотя время от времени обсуждались и другие книги, эти четыре Евангелия настолько прочно утвердились как основания христианской веры и учения, что во второй половине II в. Татиан почувствовал потребность составить свой знаменитый Diatessaron, который был попыткой согласовать Евангелия Матфея, Марка, Луки и Иоанна. В его представлении, как и в представлении большинства христиан, к этому времени жанр «Евангелий» уже окончательно оформился и закрепился только за этими четырьмя авторами.

Жанр книги

Считается, что Евангелия не являются биографиями. Конечно, в современном понимании этого термина они таковыми не являются. В Евангелиях мало сведений о семье Иисуса, о Его воспитании и обучении; в них не делается попытки рассмотреть Его жизнь в контексте современной истории, не рассказывается о Его психологическом развитии, не обсуждаются мотивы Его поступков. Внимание сосредоточивается на нескольких последних годах и событиях, которые приводят к смерти и следуют за нею.

Много места отводится рассказу о том, как Иисус учил, иногда в довольно длинных «проповедях». И даже там, где авторы рассказывают истории об Иисусе, создается впечатление, что сама эта история — проповедь. Они не просто документируют события, они проповедуют. Они зовут следовать за Иисусом.

Современные биографии не похожи на такие жизнеописания, которые были распространены в древнем мире. Биографии философов, поэтов, политических и военных деятелей составлялись не столько для того, чтобы удовлетворить историческое «любопытство», сколько для создания образца для подражания или с целью внедрить в общественное мнение их учение и идеалы.

Вызывает удивление не литературный жанр Евангелий, но природа описываемых в них событий. Для авторов Евангелий Иисус был не просто великим учителем и примером для подражания, но восставшим из мертвых, живым Господом, Который дарует спасение и Которому должно поклоняться как Господу. Ни в одной из древних биографий не говорится (как это делает Иоанн) о назначении его Евангелия: «Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его» (Ин. 20:31).

Книга, написанная с такой целью, не может просто объективно фиксировать события. Евангелия были написаны верующими, выдающимися личностями в новом религиозном движении, которое создал Иисус, и их целью было либо обратить в веру, либо вселить уверенность и направить к более эффективной деятельности тех, кто уже посвятил себя служению церкви.

Поэтому они целенаправленно отбирали и представляли материал, а не строили свое повествование по законам научного повествования. Так, они не ставили себе задачу описать события жизни и служения Иисуса в строгой хронологической последовательности. У каждого евангелиста своя собственная манера преподнесения материала, свой стиль. Повествование движется от ранней проповеди в Галилее до кульминационного момента служения Иисуса в Иерусалиме, но в этих пределах отдельные события и учение Иисуса представлены в виде антологии, а не в форме дневниковых записей.

События последних дней, происходившие в Иерусалиме, описываются довольно подробно. Можно увидеть ряд поворотных моментов в раннем служении Иисуса (в частности, в насыщении 5000 голодных, исповедании Петра в Кесарии Филиппийской и входе в Иерусалим). Но данных, которые позволили бы составить детальное, построенное в хронологическом порядке «Жизнеописание Иисуса», Евангелия не предоставляют. То, что они предлагают, — портрет, вернее, четыре портрета Иисуса Мессии, Сына Божьего, в Его словах и делах, а также призыв следовать за Ним по пути спасения.

Евангелия как отражение истории

Некоторые исследователи пришли к выводу, что если Евангелия не дают объективной картины истории, то им нельзя доверять как историческим свидетельствам. Это, конечно, крайняя точка зрения.

«Объективный» историк, который фиксирует голые факты для самого себя без их надлежащей оценки и попытки истолкования для читателя, — плохой историк, если его или ее вообще можно назвать историком. История изучается и документируется, потому что мы хотим извлечь из нее уроки. Это особенно отчетливо видно, когда речь идет о биографии. Вы не будете писать биографию человека, личность которого не представляет ни для кого никакого интереса. Самые великие и оказавшие наибольшее влияние истории и биографии были написаны с позиций приверженности личности, ставшей объектом изучения, или значимости события, которому посвящено исследование. Но это вовсе не означает, что изложенные в этих произведениях факты недостоверны. Вы можете не разделять мнение автора, но это не основание для непризнания достоверности его исследований.

То же справедливо и по отношению к авторам Евангелий. Их посвященность Иисусу не означает, что они придумали события или извратили учение, которые излагают. В самом деле, Лука совершенно ясно заявляет, что он ставит перед собой цель предоставить точный, тщательно выверенный пересказ событий и фактов, на которых основывалась его собственная вера (Лк. 1:1–4). Когда кто–то так определяет цели своей работы (нет оснований полагать, что авторы других Евангелий не согласились бы с ним), то логично принять это с доверием, если не возникает фактов, опровергающих это заявление. И христианское посвящение, и евангельское поручение сами по себе не являются основанием для исторической недостоверности исследования!

В нашу задачу не входит рассмотрение сложных дискуссий, которые ведутся в современном богословии об исторической ценности Евангелий. Заинтересованный читатель найдет доступное и обстоятельное изложение предмета этих споров в работе: Blomberg С. L. The Historical Reliability of the Gospels (IVP, 1987). Тщательно проанализировав скептические высказывания некоторых ученых о фактической стороне повествований об Иисусе и Его учении, Бломберг показывает, что это не просто декларируется на основании веры, но может быть подтверждено историческими исследованиями.

Евангелия были написаны в продолжение жизни одного или двух поколений людей, бывших современниками Иисуса. В их основе лежат отчасти письменные свидетельства (см. выше), а отчасти предания, сохранившиеся в церкви, а также личные воспоминания их авторов и людей, от которых они получали информацию. Поскольку в процессе компоновки материала допустимо варьировать способы документирования событий и изложения учений, это, как ясно показывают Евангелия, и происходило на протяжении жизни отдельной христианской общины, которая посвящала себя сохранению истины об Иисусе и живой памяти тех, кто был очевидцем тех событий.

Следует напомнить также, что устные предания рассматривались в древнем мире (как и в культурах современных народов с неразвитым или слаборазвитым литературным процессом) как реальное средство сохранения информации и учения. Это было особенно характерно для иудейского сознания. Школы раввинов разработали сложную систему запоминания, которую они ценили превыше письменных свидетельств и которая была способна передавать от поколения к поколению огромные массивы информации в неизмененном виде. Хотя новозаветная церковь не была раввинистической академией, нет причин сомневаться, что предания об Иисусе, которыми христиане продолжали делиться и которые изучались ими, могли тщательно сохраняться.

Это не означает, однако, что не существовало разных устных вариантов. Евангелия представляют множество свидетельств такого разнообразия как в самом повествовании, так и в записанных изречениях Иисуса. Необходимо также помнить, что Иисус, вероятно, хорошо говорил на арамейском, так что Его высказывания были переведены на греческий прежде, чем нашли свое место в греческих Евангелиях. А любой переводчик знает, что не существует абсолютно точного эквивалента для передачи понятий одного языка на другой.

Но признавать существование вариаций в передаче высказываний и изложении деяний Иисуса вовсе не означает бросать тень сомнения на их историческую достоверность или «точность», о которой заявляет Лука в своем Евангелии. Евангелия по своей литературной и богословской сути представляют собой исторические документы.

Четыре Евангелия

Одна история, четыре свидетеля

Иметь более одного свидетельства о любой личности в древнем мире — вещь довольно редкая. Иметь четыре биографии, написанных современниками или почти современниками событий, — вещь беспрецедентная. Но такое необъятное богатство информации об Иисусе не всегда приветствовалось в христианской церкви. Оно рассматривалось как чрезмерное и приводящее к недоразумениям.

Выше мы говорили о попытке Татиана во II в. составить согласование Евангелий, и такие попытки с тех пор предпринимались неоднократно. Стремление к этому, вероятно, связано с той неудовлетворенностью, которую испытывают люди, замечая несоответствия в разных Евангелиях. Разночтения служат основанием для недоверия к приводимым евангельским свидетельствам. Может создаться впечатление, что перед нами четыре разных портрета, а не четыре «авторизованных биографии» одной личности. Однако факт в том, что мы имеем четыре, а не одно свидетельство, и все они несколько отличаются друг от друга.

Современные тенденции в евангельском богословии заставляют нас серьезно отнестись к этим различиям. Так называемая редакционная критика говорит, что Евангелия различаются видением перспектив и богословскими посланиями. Она учит нас рассматривать авторов не как беспристрастных собирателей преданий, но как людей с собственным взглядом на вещи и цель написания Евангелия. Каждый из авторов несколько иначе, чем другой, воспринимал Иисуса и каждый писал свое Евангелие, высвечивая определенные моменты, связанные с особыми потребностями церкви, для которой он писал.

В последнее время большое значение придается тому, что каждое Евангелие представляет собой независимое литературное произведение, которое предназначено не для критического сравнения с другими, но для чтения как самостоятельного произведения. Это привело к большей ясности в представлении о воздействии Евангелий. Каждое из них разными путями, в разных ракурсах показывает служение Иисуса и побуждает читателя стать частью истории, с которой начиналось христианство.

Это вовсе не означает, что не надо проводить сравнительного изучения четырех Евангелий, попытаться на их основании глубже понять Иисуса. Они, по существу, первые и наиболее полные книги о Нем Самом, а не о конкретных богословских представлениях их авторов. Но понимание Иисуса и Его вести существенно обогатится, если мы серьезно займемся исследованием индивидуального вклада каждого автора. В результате мы получим не просто «авторизованную биографию», но многостороннее свидетельство тех, кто знал и следовал за Иисусом в ранние дни становления христианства.

Иоанн — странная личность

Вероятно, неправильно говорить о «независимых» свидетелях, поскольку совершенно очевидно, что Матфей, Марк и Лука следуют в своих повествованиях единому плану и во многих отношениях придерживаются единой точки зрения. Большинство исследователей склонно думать, что они писали не изолированно друг от друга. Поэтому эти три Евангелия традиционно рассматривают как «синоптические» (т. е. рассматривающие события под одним углом зрения, «одинаковыми глазами»), в отличие от стоящего особняком Евангелия Иоанна. Далее мы кратко остановимся на взаимоотношениях между Матфеем, Марком и Лукой, но прежде следует рассмотреть, почему Иоанн так выделяется среди четырех авторов Евангелий.

Само начало Евангелия Иоанна с его загадочным, захватывающим дух представлением Иисуса — «И Слово стало плотью» — сразу же заявляет о совершенно ином подходе, точке зрения. В начале III в. Климент Александрийский высказал предположение, что Иоанн написал «духовное» Евангелие в дополнение к трем другим «плотским». Хотя это весьма поверхностное понимание природы синоптических Евангелий, оно верно отражает «атмосферу», в которую попадает читатель Иоанна. Это атмосфера глубокого проникновения в вопросы веры и спасения с более смелым представлением Иисуса как Бога (включая знаменитое «А Я говорю», «Я есмь»).

Иоанн не приводит притчей, которые есть в синоптических Евангелиях. Действительно, очень мало из того, что говорит Иисус у Иоанна, находит свои параллели в других трех. «Царство Божие», столь ярко представленное в учениях Иисуса в синоптических Евангелиях, только один раз упоминается у Иоанна. Иоанн использует здесь (как и в своем первом послании) яркие речевые обороты, метафоры света и тьмы, жизни и смерти. У Иоанна Иисус в Своих пространных беседах и богословских диалогах ставит читателя перед проблемой знания и веры, раскрывает фундаментальные основы вечности и говорит о Себе как единственном пути к спасению. Он говорит, что называется, с отчетливым «иоанновым акцентом».

Помимо рассказа о последней неделе в Иерусалиме (здесь более подробного, чем в других Евангелиях), у Иоанна практически нет повторений сказанного в любом другом Евангелии. Некоторые истории встречаются у всех (но обычно преподносятся в совсем иной форме), но есть и совершенно новые. Иоанн рассказывает о чудесах, большая часть которых отсутствует в синоптических Евангелиях, и он вводит их как «знамения», указывающие на богословскую истину, раскрывающую суть служения Иисуса.

Даже канва повествования, вплоть до последней недели в Иерусалиме, совершенно иная. В синоптических Евангелиях рассказ о раннем служении Иисуса сосредоточен вокруг Галилеи, а вход в Иерусалим для участия в последней Пасхе составляет драматический финал истории. У Иоанна Иисус — частый гость в Иерусалиме, Который беседует с иудейскими религиозными вождями задолго до трагического столкновения с ними.

Совершенно очевидно, что Евангелие Иоанна существенно отличается от других. Однако не ясно, в чем причина этой независимости. В нем есть несколько мест, которые позволяют полагать, что Иоанн не сомневается в том, что его читатели уже знают многое о жизни и служении Иисуса. Тот факт, что он опускает такие важные моменты, как рождество Иисуса, Его крещение и искушение, преображение или установление Вечери Господней (несмотря на очень пространное описание других аспектов Последней вечери) объясняется, вероятно, тем, что это были всем хорошо известные факты. Отдельные параллели с языком синоптических Евангелий позволили некоторым исследователям предположить, что Иоанн был знаком с одним или всеми ними (или, по крайней мере, с преданиями, на которые они опирались). Хотя он предпочитает не упоминать об этом.

Матфей, Марк и Лука: «синоптические проблемы»

Как отмечалось выше, эти Евангелия обладают сходной канвой развития событий (к которой Матфей и Лука добавили фрагмент, посвященный рождеству Иисуса и Его детству, впрочем, совершенно независимо друг от друга). Большинство историй у Марка находят параллели в одном из этих двух Евангелий, хотя некоторые из них (особенно у Матфея) приводятся в крайне сокращенном варианте. Есть значительное количество материала (более 200 стихов, главным образом, высказывания Иисуса), где Матфей и Лука практически повторяют друг друга, тогда как у Марка этот материал вообще отсутствует.

Эти «параллели» разного рода. Иногда они точно повторяют друг друга (особенно в ряде изречений Иисуса), иногда связаны между собой весьма слабо, так что подчас трудно понять, идет ли речь об одном и том же или о разных событиях (ср., напр.: рассказ о помазании в Мф. 26:6–13 = Мк. 14:3–9 с Лк. 7:36–50). Даже там, где истории явно одни и те же, они рассказываются с разными вариациями, включением и исключением некоторых моментов.

Что касается Евангелия от Матфея, то в нем есть тексты, не находящие своих параллелей в других Евангелиях; некоторые включены в пространные беседы Иисуса, которые являются отличительной особенностью этого Евангелия. У Луки (автора самого длинного из синоптических Евангелий) более половины материала не находит параллелей в других Евангелиях; в значительной мере это относится к рассказу о длительном странствии Иисуса по пути в Иерусалим (Лк. 9:51 — 19:10).

Это данные, которые создают «синоптическую проблему». Такое название родилось из попытки объяснить, как три книги оказались написанными с такой загадочной смесью сходств и различий. Это, конечно, проблема (как будет показано ниже при попытке разрешить ее). К сожалению, это название приводит к мысли, что не стоит рассуждать о том, как были написаны эти три Евангелия.

Большинство людей склонны думать, что совпадения и сходства не могут быть случайными и что между этими тремя писателями существовали литературные связи, а не просто общий источник устных преданий. Уже поднимался вопрос об «использовании» одной книги другими авторами. Его можно сформулировать следующим образом: «Кто у кого заимствовал материал?» Ключ к решению данной проблемы лежит в знании, что было написано вначале. И здесь два претендента на первенство — Матфей и Марк.

До XIX в. у исследователей практически не было сомнения, что вначале было написано Евангелие от Матфея (именно поэтому оно помещено в самом начале Нового Завета). Позднее в представлениях ученых произошли перемены, и во второй половине XIX в. большинство из них пришло к выводу, что первым было написано Евангелие от Марка, самое короткое и в некоторых отношениях наиболее безыскусное из всех трех. Эта точка зрения преобладала до начала 60–х годов нынешнего столетия, когда некоторые исследователи, составлявшие незначительный процент, выступили с заявлением, что первым по времени было написано Евангелие от Матфея. Хотя это была точка зрения меньшинства, она возобладала, и первенство Евангелия от Марка перестало считаться бесспорным, как это было до середины века.

Если Марк написал свою книгу первым, то что было источником для Матфея и Луки, у которых встречается материал, отсутствующий у Марка? Хотя вполне возможно, что либо Лука заимствовал его у Матфея, либо наоборот, большинство богословов предпочитают говорить о наличии дополнительного источника наряду с Евангелием от Марка, к которому имели доступ и Матфей, и Лука. Этот источник (который остается до сих пор предметом богословских измышлений, а не документом, который кто–либо видел) традиционно называют как Q (от немецкого Quelle, «источник»). Некоторые исследователи рассматривают его как единый документ, из которого черпали материал Матфей и Лука; другие предпочитают говорить о «Q–материале», не обременяя себя мыслями о том, был ли он обнаружен в одном или нескольких источниках, письменных или устных.

В современном богословии наиболее распространенный подход состоит в том, что синоптическая проблема была и остается «теорией двух источников», то есть Марка и Q, которые Матфей и Лука положили в основу своих книг. (Матфей и Лука также включили в Евангелия свои собственные материалы, известные как М и L, соответственно. Однако точку зрения, что М или L представляют содержание единого документального источника, мало кто разделяет.)

Если первым евангелистом был не Марк, а Матфей, тогда возникают две гипотезы. В соответствии с первой, Евангелие от Марка представляет собой сокращенный вариант Евангелия от Матфея. (Такова была точка зрения ранних христиан, а Августин говорил о Марке как о человеке, который стал последователем Матфея и подготовил сокращенный вариант его книги.) Лука использовал оба Евангелия, положив их в основу своего. Есть и альтернативная гипотеза, известная как «гипотеза Грисбаха» (немецкого исследователя XIII в., который сформулировал ее). Согласно ей, Евангелие от Луки основано только на материале Евангелия Матфея (помимо собственных источников самого Луки), а Марк предпринял попытку соединить эти два Евангелия, составив более короткую книгу, где попытался примирить разные подходы Матфея и Луки. Обе эти гипотезы отрицают наличие источника Q, поскольку Лука мог заимствовать материал непосредственно у Матфея. Таких взглядов придерживается, однако, небольшое число исследователей.

Решение проблемы синоптических Евангелий лежит в области литературных «заимствований». Единственная проблема в этом случае — решить, кто был первым. Другие полагают, однако, что образ писателя, сидящего за столом в своем кабинете и соединяющего вместе куски из разных свитков, основан скорее на современном представлении о методах редакторской работы, чем на осознании реалий христианской жизни первого столетия. Параллели с многочисленными текстами, разнородными по своей значимости, даже при том, что они несомненно повествуют об одном и том же событии или относятся к одному и тому же высказыванию, позволяют полагать, что речь идет о более сложном процессе, чем простое копирование.

Вероятнее всего, что ни одно из Евангелий не было просто плодом усилий редактора, составившего их за несколько дней или недель. По мере того как воспоминания о жизни и учении Иисуса распространялись среди христиан в устной или письменной форме, их собирали в разных церквах. И вполне вероятно, что это привело к тому, что наши четыре Евангелия одновременно создавались в ряде центров и в течение значительного промежутка времени. В ходе этого процесса возникало своего рода «перекрестное опыление», по мере того как христиане переезжали с одного места на другое. Поэтому нет необходимости видеть непосредственные связи, скажем, только между Марком и Матфеем.

Если это более реальная картина (хотя нет сомнений, что, по крайней мере, некоторая часть синоптического материала возникла в результате непосредственного литературного контакта), то маловероятно, что эти контакты можно обозначить как простое копирование. А заимствование может иногда происходить совершенно непроизвольно, даже бессознательно, не в качестве намеренной подгонки к уже готовой книге.

С моей точки зрения, такая более гибкая картина процесса написания Евангелий более реальна, а потому «чистое решение» синоптической проблемы кажется мне маловероятным. Хотя надо сказать, что все это мало беспокоит меня. В конце концов, мы имеем перед собой тексты Евангелий, а не отдельные этапы процесса формирования этих текстов. По моим представлениям, первым было завершено Евангелие от Марка, а в плане литературных заимствований — вполне разумно говорить о том (что, в целом, более вероятно), что Матфей или Лука использовали материал Марка, а не наоборот. Но я осторожно отношусь к заключению, что когда Матфей или Лука отличаются от Марка, то это обязательно намеренное «изменение» текста, который они имели перед своими глазами.

Несомненно, однако, что синоптическая проблема навсегда останется «проблемой». И хотя ученые продолжают горячо обсуждать ее, простой читатель извлекает для себя пользу, наблюдая, как по–разному Матфей, Марк и Лука рассказывают свои истории, даже если сама процедура составления книг остается для него неясной.

Читая Евангелия

Наблюдая различия

Хотя различий между синоптическими Евангелиями и Евангелием от Иоанна гораздо больше, чем между каждым синоптическим, многие читатели находят, что последние гораздо более сложные. У Иоанна в большей части его повествования просто нет параллелей с синоптиками; различие здесь скорее на уровне отбора материала, а также в общей тональности. Но когда в синоптических Евангелиях рассказывается о тех же событиях или передаются те же высказывания, возрастает возможность противоречий и опасность подвергнуть сомнению достоверность хотя бы какого–то одного свидетельства. Это создает благоприятную почву для тех, кто оспаривает историческую достоверность Евангелий, а потому неудивительно, что «согласование» было традиционной заботой тех, кто рассматривал Евангелие как богодухн о венное писание.

Некоторые исследователи считают любого рода «согласования» незаконными, как отчаянный шаг тех, кто решил встать на защиту исторической достоверности событий, описанных в Евангелиях.

Любой человек, знакомый с исследованиями в области древней истории, может с сомнением отнестись к такой позиции. В тех редких случаях, когда одно и то же событие описывается более чем в одном источнике, часто возникают разные точки зрения на него, а иногда выявляются и фактологические несоответствия. Так случается, если один или более источников недостоверны или намеренно искажают факты. Но пока это не доказано исторически, обычно встает вопрос о разумных объяснениях наблюдаемых несоответствий. Возможен вариант, когда один или несколько текстов неверно поняты, или в них отсутствует жизненно важная информация, которая помогла бы решить проблему. Если автор заслуживает доверия — с точки зрения верного преподнесения фактов, — тогда неразумно подвергать сомнению его данные, скорее следует предположить, что наши ограниченные знания способствуют неправильной трактовке изложенного автором материала.

Точно так же и при изучении Евангелий мы должны помнить, что наши исторические познания весьма скудны, поэтому мы не всегда располагаем информацией, позволяющей нам судить, какой рассказ достоверен, а какой нет. Иногда следует пересматривать и сложившиеся, традиционные точки зрения, чтобы убедиться, идет ли речь о кажущихся или реально существующих несоответствиях. В случае с Евангелиями эти факторы особенно важны.

Прежде всего, что такое «параллели»? Целый ряд предполагаемых «противоречий» основан на предположении, что два рассказа относятся к одному и тому же событию или учению. Но похожие события (напр.: чудеса исцеления), вне всякого сомнения, могут относиться к разным моментам служения Иисуса, и совершенно очевидно, что за немногие годы Своего служения Он по разным поводам использовал похожие фразы и высказывал сходные мысли. Конечно, эти аргументы можно довести и до абсурда. Понятно, что есть события, которые могут происходить лишь единожды (напр.: суд над Иисусом, распятие и воскресение). Но, по крайней мере, имеет смысл спросить, отражают ли два предположительно противоречивых события одно и то же явление. Так, из сравнения четырех рассказов о помазании Иисуса (Мф. 26:6—13; Мк. 14:3–9; Лк. 7:36–50; Ин. 12:1–8) вполне можно сделать вывод, что в основе их лежат два разных случая, которые отличаются различными деталями. А сравнение «заповедей блаженства» в Мф. 5:3—10 с «блаженствами» совершенно иной тональности и содержания в Лк. 6:20—26 позволяет полагать, что Иисус не однажды использовал форму «заповедей блаженства» для передачи разных посланий.

Второе: кажущиеся противоречия иногда связаны с порядком свершения событий.

Так, Лука пересказывает проповедь Иисуса, сказанную в Назарете в самом начале Его служения в Галилее (Лк. 4:16—30), тогда как Матфей и Марк оба были в Назарете только на последнем этапе Его служения (Мф. 13:53–58; Мк. 6:1–6). Но мы уже говорили, что в Евангелиях, по–видимому, не ставилась цель хронологического изложения событий, соблюдения их четкой последовательности. Скорее Евангелиям предназначалось в основном стать собранием рассказов и изречений, скомпонованных, по всей видимости, в форме антологии, а не дневника событий.

Третье: если говорить о записи высказываний Иисуса, то, если Он говорил на арамейском, совсем неудивительно, что в греческих переводах Его слова передавались с некоторыми вариациями. Вполне возможно, что Иисус говорил и по–гречески, но большая часть Его наставлений, как считают исследователи, должно быть, произносилась на понятном всем арамейском языке. То, что мы читаем в Евангелиях, не может быть прямым цитированием непосредственных высказываний Иисуса, за исключением нескольких точно зафиксированных арамейских слов. Всякий перевод — в какой–то мере пересказ, парафраз, поскольку парафраз — прекрасное средство передачи смысла. Поэтому возможно использование разной лексики, и трудно судить, связаны ли эти вариации с допустимыми границами парафраза. Интересно, например, посмотреть, как по–разному передают синоптические Евангелия ответ Иисуса на вопрос первосвященника на суде над Ним (Мф. 26:64; Мк. 14:62; Лк. 22:67—70). Хотя Его ответы в них заметно отличаются, разница в способе передачи высказывания позволяет нам получить более полное (чем может дать нам каждое Евангелие в отдельности) представление о том, что отвечал Иисус.

Таким образом, необходимо найти более разумное объяснение существования таких различий прежде чем делать вывод, что то или иное повествование недостоверно.

Согласование Евангелий может, однако, завести слишком далеко. Одна из опасностей состоит в следующем. Стремясь найти ответы на все вопросы, мы выдвигаем предположения, подчас столь несуразные, что все попытки становятся просто смешными. (Так попытка согласовать каждое маленькое различие в деталях рассказа об отречениях Петра приводит к нелепому результату, что он отрекался от Иисуса шесть раз. Это при том, что во всех историях говорится только о трех случаях отречения, что и подтверждается всеми синоптическими Евангелиями.) Ничего обидного или плохого нет в том, если в некоторых случаях мы не знаем ответа, и это лучше, чем неверный ответ на вопрос.

Другая опасность состоит в том, что в нашем стремлении во чтобы то ни стало разобраться с этими расхождениями, нам не удается увидеть то, что видят авторы Евангелий, — перспективы и глубину их благовестил. Именно эти четыре текста представляют собой основу нашего духовного видения Иисуса, а не некий исходный, приглаженный «оригинал», который искусственно создается путем удаления или игнорирования различий.

Мы надеемся, что читающий этот комментарий сам будет сравнивать различные синоптические версии. С этой целью мы приводим во всем комментарии по синоптическим Евангелиям параллельные перекрестные ссылки. Поскольку возникает вопрос, что именно нужно понимать под истинной параллелью, мы использовали сокращение «см.» (смотри) для более очевидных параллельных отрывков и «ср.» (сравни) для более спорных вариантов. Постоянное использование этих перекрестных ссылок поможет читателю более основательно понять свидетельство синоптических Евангелий об Иисусе.

Евангелия как истории

Одним из наиболее перспективных направлений современных исследований Евангелий является взгляд на них как на законченные повествования, как на книги для чтения (и получения удовольствия от него), а не собрание отдельных событий и изречений. В наше время почти всеобщей грамотности и доступности информации легко забыть, что в древнем мире «свиток» даже одной книги Библии был недопустимой роскошью для тех, кто мог читать его. Большинство членов церкви были знакомы с этими книгами не лично, но благодаря их чтению в собрании.

Публичное чтение Евангелия от Марка занимало около полутора часов; на более длинные Евангелия уходило около двух с половиной часов. Мы не знаем, как проходило это чтение в собраниях христиан I в. Прочитывалось ли все Евангелие за один раз или читалось частями? Но те, кто мог присутствовать на публичном чтении всего Евангелия, нимало не сомневались, что авторы одобрили бы такой метод работы, а возможно, и сами предполагали это.

Слушать чтение, особенно Евангелия от Марка — значит осознавать, что это антология историй об Иисусе, а не просто случайная их подборка. Это искусно построенное повествование, действие в котором развивается напряженно, отдельные детали тонко вплетены в единую ткань, и ход событий неуклонно устремляется к своему трагическому финалу в Иерусалиме. Речевые обороты и парадоксы, блестки юмора держат аудиторию в постоянном напряжении, заставляют нас самих стать участниками этих уникальных событий в служении Иисуса, в Его противостоянии и Его смерти, и разделить с Ним триумф Его воскресения.

Поэтому совершенно неправильно рассматривать каждую историю или фрагмент учения в Евангелиях изолированно друг от друга. Наше обычное чтение, когда мы время от времени читаем разрозненные отрывки вне контекста, таит в себе опасность. Многие из проповедников тоже часто фокусируют свое внимание на отдельном коротком отрывке (и даже на одном стихе!) без рассмотрения его в более широком контексте.

Конечно, в жизни так не получается, чтобы за один присест прочитать все Евангелие целиком, и тем более проповедник не может посвятить свою проповедь всей книге в целом. Но, по крайней мере, слушая проповедь или самостоятельно читая тексты, мы должны представлять весь сюжет, место этого отрывка в книге. Большую пользу принесет каждому изучение какого–то Евангелия как единого целого, что совершенно необходимо, прежде чем приступить к исследованию отдельных фрагментов книги.

Познавая Иисуса

Внимательное прочтение каждого из четырех Евангелий предоставляет огромные возможности глубже проникнуть в сущность веры и образ мыслей каждого из авторов, а также в проблемы, с которыми сталкивались как они, так и церкви, для которых они писали.

Однако в намерения этих авторов не входило писать о самих себе и о своих мыслях. Они писали, чтобы помочь людям лучше познать Иисуса. Их книги не были предназначены развивать богословские идеи ради самих идей. Они предназначались для укрепления и ободрения в вере и воспитания учеников. Иоанн писал: «Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его» (Ин. 20:31). Авторы других Евангелий преследовали ту же цель независимо от того, служили ли они для неверующих, чтобы обратить их в веру, или для христианской общины, которая нуждалась в наставлении, ободрении и укреплении в вере. Имея в виду эту цель, авторы Евангелий соответствующим образом преподносят факты из жизни Иисуса и Его учение, как сами они поняли и запомнили это. И именно этим четырем людям мы обязаны фактически всеми историческими знаниями об Иисусе.

Очень редкие упоминания об Иисусе в нехристианской литературе I в. или после Его смерти лучше всего свидетельствуют о том, что Он жил и умер как учитель и чудотворец в Палестине в начале 30–х годов и что Ему впоследствии стали поклоняться как основателю развивашегося религиозного движения. Они ничего не говорят нам о том, каким Он был или чему Он учил.

О земной жизни Иисуса очень мало сказано в других книгах Нового Завета. Нет у нас и других источников информации, если не считать появившихся во II в. так называемых апокрифических Евангелий. В них же еще меньше сведений о Его земной жизни и больше об учении, а все подробности взяты главным образом из четырех новозаветных Евангелий или из разнообразных собраний легендарных историй об Иисусе, которые, в основном, были выдумками. Или из историй, популярных среди христианских гностиков нового направления.

Если мы хотим узнать исторические реалии жизни и служения Иисуса, нам следует обратиться к Матфею, Марку, Луке и Иоанну. Здесь мы стоим на прочном фундаменте. У них мы можем почерпнуть гораздо больше об Иисусе как исторической личности и Его жизни и учении, чем в каких–либо других источниках древнего мира. Авторы Евангелий предлагают свое видение как мужи веры, призывая других приобщиться вместе с ними к Иисусу. Те, кто читает Евангелия просто для получения исторической информации об Иисусе, могут преуспеть в этом, но они упускают главное — Евангелия написаны для тех, кто «поверит» и будет «иметь жизнь». Факты об Иисусе записаны не ради удовлетворения чьего–то любопытства, но для получения ответа.


R. Т. France

Дополнительная литература

Green J. В. How to Read the Gospels and Acts (IVP, 1987).

Drane J. W. Jesus and the Four Gospels (Lion, 1979).

Stanton G. N. The Gospel and Jesus (Oxford, 1989).

France R. T. The Evidence for Jesus (Hodder and Stoughton/IVP/USA, 1986).

Wright N. T. Who was Jesus? (SPCК, 1992).

France R. Т., Hurtado L. W., Marshall I. H., Carson D. A. 'Guides' to recent study of the four Gospels, in Themelios 14/2 (1989).

Green J. В., McKnight S., Marshall I. H. (eds.) Dictionary of Jesus and the Gospels (IVP, 1992).

Евангелие от Матфея

Введение

Учительское Евангелие

Евангелие от Матфея называют «учительским Евангелием», поскольку материал в нем представлен таким образом, что его удобно использовать в процессе обучения. Возможно, именно по этой причине ранняя Церковь использовала его больше, чем остальные четыре Евангелия. В то время как Марк предлагает нам яркое и связанное повествование, Лука — тонкое исследование разговоров Иисуса с людьми, а Иоанн — подробный богословский портрет Христа, Матфей собирает истории и высказывания Иисуса, которые имели непосредственное отношение к актуальным проблемам жизни Церкви, и располагает их в таком порядке, чтобы ими мог пользоваться учитель. По всей видимости, сам Матфей был таким учителем, и в свое Евангелие он включил материал, который уже не раз представлял членам собственной церкви.

Очень четко выделяются пять «речей», или собраний поучений Христа, каждая из которых завершается формулой: «Когда Иисус окончил все слова сии…» или похожей фразой (формула, которая на греч. языке звучит гораздо более сильно, чем в русском переводе). Эти речи мы найдем в гл. 5–7, 10, 13, 18, 24 и 25. Все они, по–видимому, основываются на гораздо более коротких «обращениях», которые мы находим в других синоптических Евангелиях (Марка и Луки), и обнаруживают единую центральную мысль, вокруг которой и строятся. Многие из организованных таким образом высказываний содержатся и в других синоптических Евангелиях, что позволяет сказать: Матфей составил пять аккуратных «антологий» поучений Иисуса, касающихся определенных предметов.

И в этих речах, и в остальных местах Евангелия Матфей намеренно разбивает свое повествование на части, которые сравнительно легко запоминаются. Явными примерами служат три симметричных раздела генеалогии (1:1 — 17; обратите внимание на заключение в ст. 17), восемь заповедей блаженств (5:3—10; здесь — одинаковое заключение в первом и последнем стихах), шесть «антитез» (5:21–48; с повторением вводной формулы), три религиозных обряда (6:1–18; с практически одинаковой структурой, несмотря на больший объем раздела о молитве) и семь восклицаний «Горе вам…» в адрес книжников и фарисеев (23:13–36). Большие разделы также иногда имеют четкую внутреннюю структуру, как, например, повествование о чудесах в гл. 8, 9 или серия притч в гл. 13.

По сравнению с выразительной манерой повествования Марка, рассказ Матфея о делах и словах Христа может показаться довольно скучным. Хотя его Евангелие содержит более подробный материал, чем Евангелие от Марка, в тех моментах, когда они касаются одних и тех же событий, Матфей излагает их, как правило, в гораздо более лаконичной манере. Например, история, которая занимает у Марка всю гл. 5 (содержащую 43 стиха), составляет всего 16 стихов у Матфея. Он опускает яркие детали события и исключает все «лишнее» в рассказе, стараясь сосредоточить внимание на центральной идее. Но там, где основная мысль рассказа выражается в речах Иисуса, которые в него включены, Матфей, чаще всего сокращая рассказ в целом, приводит речи Христа в сравнительно полном виде (ср.: Мф. 8:5— 13 и Лк. 7:1–10).

Такими способами Матфей формирует свое повествование, чтобы сделать его более доступным для учения в церкви. В таком качестве оно не потеряло своего значения до сих пор, и это может засвидетельствовать любой пастор.

Основные темы Евангелия

Иисус Мессия

Матфей пишет от лица иудея, который нашел во Христе исполнение самых сокровенных чаяний еврейского народа. «Исполнение» становится центральной темой Евангелия.

Наиболее явно она проявляется в повторяющемся утверждении: «Да сбудется реченное Господом через пророка» (1:22; 2:15,17,23; 4:14; 8:17; 12:17; 13:35; 21:4; 27:9), которое принимает разную форму, однако такие «формулы–цитаты», как их принято называть, служат отличительной чертой Евангелия от Матфея. Другие цитаты, которые не вводятся подобной формулой, также призваны усилить тот факт, что даже в деталях жизнь Иисуса вполне совпадала с тем, что было обещано в Писании, которое, в свою очередь, предстает в истинном свете. В Ветхом Завете мы находим довольно мало фрагментов, носящих откровенно «мессианский» характер, чаще мы встречаемся с некими неясными изречениями, некоторые из которых на первый взгляд вообще не имеют формы пророчества. Однако Матфей страстно ищет прообразы Божественного плана в Ветхом Завете и связывает их с «исполнением» во Христе.

Первые две главы Евангелия (в которых сосредоточено необычно много «формул–цитат») посвящены в первую очередь утверждению понимания Иисуса как Мессии Израиля на основании Писания. Цель Его прихода состоит в исполнении закона и пророков (5:17), и вторая часть гл. 5 объясняет, какое значение имеет это исполнение. Ряд указаний на Иисуса как на Того, Кто «больше» ключевых фигур и установлений Ветхого Завета, в гл. 12 (ст. 6,41,42) развивает доказательство исполнения Им не только отдельных пророчеств, но самого существа ветхозаветной жизни и религии. Таким образом, Матфей «утверждает» весь Ветхий Завет как основу для служения Христа.

Израиль и Церковь

Евангелие от Матфея по праву считается одной из самых иудейских книг в Новом Завете благодаря акценту на исполнении Ветхого Завета, частым упоминаниям о предметах раввинистических споров, скрытому предположению, что его читатели достаточно хорошо разбираются в вопросах иудейских обрядов, использованию характерной для иудаизма терминологии («Царство Небесное», «сын Давидов») и иногда встречающимся непереведенным арамейским словам. Только в Евангелии от Матфея служение Иисуса ограничивается «погибшими овцами дома Израилева» (10:6; 15:24), а авторитет иудейских учителей закона рассматривается вполне серьезно (23:3,23).

И в то же время именно это Евангелие истолковывается многими исследователями как вызов иудаизму. Оно объявляет иудейских учителей (в особенности фарисеев) лицемерами и слепыми поводырями и возвещает, что «отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его» (21:43). Оно предсказывает, что неиудеи соберутся с востока и с запада на мессианский пир Израиля, в то время как (иудейские) «сыны царства» будут исторгнуты из него (8:11,12; ср.: 22:1–10). В нем Иисус провозглашает, что прегрешения народа Божьего достигли того предела, когда наказание должно пасть на это поколение людей, и проявится оно прежде всего в том, что иерусалимский Храм, символ присутствия Бога среди Своего народа, будет разрушен, так что не останется камня на камне. Только Матфей записывает ужасающий крик «всего народа» в 27:25: «Кровь Его на нас и на детях наших». Некоторые комментаторы даже решались заявить, что Матфей оставил всякую надежду на какой бы то ни было отклик израильского народа и призывал своих читателей посвятить все свое внимание благовестию среди других народов.

Несомненно, это наиболее иудейское Евангелие также пронизано твердой уверенностью в том, что отныне язычники становятся полноправными членами истинного народа Божьего. История с волхвами (2:1—12) содержит ясный намек на это, а по мере того как Иисус в ходе повествования встречается с язычниками (8:5—13; 15:21—28), расширение границ Его служения становится все более очевидным. Поэтому неудивительно, что книга завершается призывом воскресшего Иисуса, обращенным к Его ученикам, идти и научить все народы.

Отношение «любви–ненависти» Матфея к Израилю — это вполне естественное чувство правоверного иудея, который нашел в Иисусе исполнение своих национальных идеалов и при этом понимает, что большая часть его народа отказывается признать это. В Евангелии от Матфея мы можем особенно ясно увидеть болезненное переживание Церковью необходимости оторваться от своих иудейских корней и занять позицию противника, а не родственника продолжающей жить иудейской традиции. Для Матфея это разделение было еще не окончательным, однако уже неизбежным, и его иудейская природа не позволяла принять этот факт бесстрастно. Он был вынужден богословски осмыслить его, и в своем Евангелии Матфей представляет яснее, чем в других Евангелиях, взгляд на Иисуса как на Того, Кто воплощает в Себе истинный Израиль, и на тех, кто откликнулся на Его призыв, как на истинный остаток народа Божьего, в котором исполняется Его вечный замысел. Истинный народ Божий, таким образом, определяется уже не национальностью, но верой в Иисуса Христа, которая в равной мере доступна для язычника, как и для иудея, и это мы видим на примере «веры» сотника из Капернаума (8:5–13). Весь Израиль составлял в ветхозаветные времена собрание (ekklesia) народа Божьего. Однако даже в то время Божественный замысел осуществлялся лишь через благочестивый «остаток», тогда как основная часть народа отпала от Господа. Теперь этот остаток сосредоточен в Церкви (ekklesia) Иисуса Христа (16:18). Сама ekklesia уже не определяется национальным признаком, но состоит из верующих любой национальности, которые крещены во имя Отца, Сына и Духа Святого и которые соблюдают все, о чем учил Иисус (28:19,20).

Иисус Царь

Евангелие начинается с генеалогии, которая указывает на Иисуса как на истинного царя из рода Давидова, в Котором находит свое завершение вся цепь иудейских царей, и в 1:18—25 рассказывается об официальном «признании» Его Иосифом, также «сыном Давидовым» (20), что служит дополнительным подтверждением царского статуса Иисуса. Волхвы ищут Его именно как «Царя Иудейского» (2:2).

Однако из 22:41–45 мы понимаем, что роль Христа не ограничивается националистическими представлениями о «сыне Давидовом». Иисус пришел, чтобы провозгласить и установить Царство Божье, но при этом Сам Он выступает как Царь всей Вселенной. Только в этом Евангелии мы читаем о Царстве Сына Человеческого (13:41; 16:28; 19:28; 25:31–34), о котором говорится не менее возвышенно, чем в Ветхом Завете о Царстве Самого Бога. В начале служения Иисуса сатана предлагает Ему владычество над всем миром (4:8,9), но Иисус отвергает это предложение и, следуя по пути покорности Отцу, в конечном итоге получает право заявить: «Дана Мне всякая власть на небе и на земле» (28:18). Удивительным образом, лишь пройдя через унижение на кресте как (свергнутый) «Царь Иудейский», Он обретает Свое истинное положение, положение Властителя неба и земли.

Неожиданный характер царского положения Иисуса раскрывается для нас в двух фразах, которые «обрамляют» Евангелие. Вначале Он называется именем «Еммануил», что означает «С нами Бог» (1:23), а в конце Сам Иисус провозглашает: «Я с вами во все дни до скончания века» (28:20). Так Матфей позволяет увидеть, что в своем служении Иисус не только выступает как истинный Мессия Израиля, но и намного превосходит эту роль.

Авторство и время написания

В ранней Церкви сложилось предание, согласно которому это Евангелие единодушно приписывали перу апостола Матфея, бывшего сборщика пошлин в Капернауме, о призвании которого в самом Евангелии говорится в 9:9 (Марк и Лука называют его Левием). В соответствии с другой устойчивой традицией, полагали, что в оригинале оно было написано не на греч., а на древнеевр. или арам, языке. Оба этих утверждения ставятся под сомнение большинством современных ученых.

Язык Евангелия, в том виде, в котором оно дошло до нас, не производит впечатления «перевода с греческого языка», а его близость, с литературной точки зрения, к Евангелиям Марка и Луки (греческим) делают предположение об ином языке оригинала сомнительным. Возможно, что христиане первых веков н. э. были знакомы с некоей книгой, написанной на древнеевр. или арам. языке, которую традиционно связывали с именем евангелиста Матфея, однако, скорее всего, это было не то Евангелие, которое мы держим в руках. Папий, у которого содержится самое первое упоминание о сочинении Матфея, приписывает ему собрание «речений» на древнеевр. или арам. языке, и некоторые полагают, что речь здесь идет не о том Евангелии, которое нам знакомо, а об одном из его источников (возможно, источнике «Q», использованном, по убеждению некоторых исследователей, авторами Евангелий от Матфея и от Луки; см. более подробно об этом в разделе «Читая Евангелия»). Но замечание Папия слишком коротко, чтобы делать из него какие–то четкие выводы, и нам не знаком контекст, в котором оно было высказано.

Но если мы ставим под сомнение, что Евангелие от Матфея было написано на древнеевр. или арам. языке, то не отвергаем ли мы тем самым и другую часть предания ранней Церкви, а именно — тот факт, что его автором был действительно апостол Матфей? Не говорят ли слова Папия о том, что данная традиция сложилась в связи с текстом, отличным от интересующего нас Евангелия? Мы не можем с уверенностью ответить на эти вопросы, но раннехристианские авторы не предлагают нам никакой иной кандидатуры на роль его автора, и мы не вправе просто расценить рано сложившееся и единодушно принятое предание как неверное, если только сама книга не заставляет нас сделать такой вывод.

Однако традиционное решение вопроса об авторстве прекрасно согласуется с тем соображением, что для еврейского сборщика налогов было бы вполне естественно испытывать те противоречивые чувства по отношению к иудаизму, о которых было сказано выше. Кроме того, в силу своей профессии для сборщиков налогов было привычным делом вести разного рода записи и составлять документы, и Матфей вполне мог исполнять функции «секретаря» среди апостолов.

Впрочем, эти соображения не могут служить полноценным доказательством. Для первых христиан, чьи имена нам известны, факт написания Евангелия апостолом Матфеем не ставился под сомнение. Однако сам текст не говорит нам вполне определенно о том, кто был его автором, и этот вопрос остается открытым.

Вплоть до XIX в. сохранялось практически единодушное мнение, что Евангелие от Матфея было написано раньше других. По мере того как перевенство стали отдавать Евангелию от Марка, Евангелие от Матфея стали относить к более позднему времени, и теперь установилось мнение о его написании в последней четверти I в. Впрочем, в рамках обсуждения данного вопроса и время написания Евангелия от Марка, и построенная в связи с этим схема датировки, принятые современной наукой, все чаще ставятся под сомнение, и будет гораздо более правильно пытаться найти указания на время написания Евангелия в нем самом. (См.: в вводной статье «Читая Евангелия» раздел об изменении взгляда на литературное соотношение Евангелий от Матфея, Марка и Луки.)

Одной из основных тем Евангелия служит разрушение Иерусалима и его Храма в 70 г. н. э. Но об этом событии всегда говорится в будущем времени (что вполне естественно, так как о нем сообщает Христос). Отдельные комментаторы полагают, что некоторые языковые обороты (напр., в 22:6,7) отражают непосредственное знание Матфея об этом событии, а не просто о предсказании его Христом, и на этом основании говорят о написании Евангелия после 70 г. н. э. Другие указывают на тот факт, что подобные «точные» пророчества вообще характерны для Писания и что языковые особенности данного отрывка ничем не отличают его от похожих пророчеств в Ветхом Завете и в других местах, так что у нас нет оснований делать вывод, что он базируется на непосредственном знании о происшедшем событии. В Евангелии от Матфея мы находим и другие указания на то, что Храм все еще находится в целости (5:23,24; 17:24–27; 23:16–22), и это не было вычеркнуто из текста, как, скорее всего, поступил бы автор, если бы писал свое произведение после 70 г.

Другие точки зрения основываются на выбранной общей схеме датировки написания новозаветных книг и развития отношений между христианами и иудеями. В таких случаях богословские аргументы отходят на второй план, и некоторые ученые выбирают начало 60–х гг. как наиболее удобную ал ьтернативу распространенному представлению о том, что Евангелие было написано ок. 80 г. н. э.

Дополнительная литература

Stott J. R. W. The Message of the Sermon on the Mount, BST (IVP, 1978).

France R. T. Matthew, TNTC (IVP/UK/Eerdmans, 1989).

France R. T. Matthew: Evangelist and Teacher (Paternoster/Zondervan, 1989).

Stanton G. N. Interpretation of Matthew (SPCK, 1983).

Краткое содержание

Структура Евангелия

Было высказано несколько мнений о структуре Евангелия от Матфея, но ни одно из них не получило всеобщего признания. Некоторые комментаторы рассматривают пять речей и их заключительные формулы в качестве «отметок», делая вывод, что Евангелие состоит из «пяти книг». Другие заявляют, что повторяющееся предложение «С того времени Иисус начал…» в 4:17 и 16:21 указывает на начало основных разделов повествования. Третьи говорят, что Евангелие имеет тот же общий план, что и Евангелие от Марка, где показано географическое перемещение от раннего служения в Галилее к заключительному противостоянию в Иерусалиме, и рассматривают эту особенность как принцип построения книги. Следующий далее общий обзор Евангелия принимает последний взгляд за основу, предполагая при этом, что ключевые моменты в 4:17 и 16:21 прекрасно вписываются в него. Более дробное членение текста провоизводится в комментариях.

1:1–4:16 Появление Иисуса

1:1–17 Родословие Иисуса Мессии

1:18 — 2:23 Исполнение Писания в рождении и детстве Иисуса Мессии

3:1—17 Иоанн Креститель и Иисус

4:1–16 Искушение и подготовка

4:17–16:20 Общественное служение в Галилее и вокруг нее

4:17—25 Начало общественного служения

5:1 — 7:29 Первая беседа: ученичество

8:1 —9:34 Чудеса, сотворенные Иисусом

9:35 — 10:42 Вторая беседа: служение апостолов

11:1 — 12:50 Разный отклик на общественное служение Иисуса

13:1—52 Третья беседа: учение Иисуса в притчах

13:53 — 16:20 Новые отклики на общественное служение Иисуса

16:21 — 18:35 Личное служение в Галилее; подготовка апостолов

16:21 — 17:27 Разъяснение миссии Иисуса

18:1—35 Четвертая беседа: отношения между апостолами

19:1–25:46 Служение в Иудее

19:1 — 20:34 На пути в Иерусалим

21:1—22 Вход в Иерусалим

21:23 — 23:39 Споры с иудейскими старейшинами

24:1 — 25:46 Пятая беседа: суд

26:1 — 28:20 Распятие и смерть Иисуса

26:1–46 Подготовка к крестным мукам

26:47 — 27:26 Арест и суд 27:27–56 Распятие Иисуса

27:57 — 28:20 Погребение, воскресение и великое поручение Иисуса

Комментарий

1:1 — 4:16 Появление Иисуса

Повествование об общественном служении и проповеди Иисуса начинается с Галилеи и постепенно перемещается к своему кульминационному моменту в Иерусалиме, после чего вновь возвращает нас в Галилею, где происходит торжественная заключительная сцена. Однако перед началом этой истории необходимо познакомиться с ее главным действующим лицом, и с этой целью автор предлагает нашему вниманию ряд событий, происходивших в основном на юге Израиля, после чего Иисус снова возвращается в Галилею (4:12). В этом возвращении, как и во всем, о чем говорится в этих вводных главах, Матфей усматривает исполнение Божьего замысла, раскрытого в Писании.

1:1—17 Родословие Иисуса Мессии (ср.: Лк. 3:23–38)

Современному читателю этот длинный список имен покажется не более чем скучным началом книги. Однако для Матфея и его современников в нем не было ничего, что могло бы вызвать скуку, весь он свидетельствовал о грядущем обетованном царе для Израиля. Слово родословие содержится в греческом названии Книги Бытие, так что читатель ожидает встретиться с неким новым началом. Список начинается с Авраама (персонажа Книги Бытие и патриарха, к которому восходит род Израиля), приводит к Давиду (первому истинному царю Израиля) и продолжается родом царей Иудеи до того момента, когда монархия прекратила свое существование с переселением в Вавилон. Разделение на три части по четырнадцать родов подчеркивает эти поворотные исторические моменты (а для читателей–иудеев это, возможно, еще более усиливается тем фактом, что три буквы древнеевр. алфавита, составлявшие имя Давид, в сумме равны четырнадцати!).

Бросающееся в глаза повторение слова Христос (1, 16, 17, 18) подчеркивает богословское значение данного списка. Современные читатели воспринимают слово «Христос» как своеобразную «фамилию» Иисуса, однако Матфей, несомненно, использует его здесь во всей силе его значения как титул «Мессии», истинного царя Израиля из рода Давидова, чей приход ожидался с таким нетерпением.

Имена, которые приводятся начиная с Авраама и заканчивая периодом изгнания, хорошо нам известны из Ветхого Завета, большинство же имен, перечисленных в третьей части, ни о чем нам не говорят. Лука приводит несколько иной список предков Иосифа (даже включая его отца). Возможно, Лука показывает нам «родословное древо биологических потомков, в то время как Матфей приводит официальный список наследников престола (это право не обязательно переходило от отца к сыну, но должно было оставаться в рамках одного рода). Основная цель этого родословия — показать право Иисуса (через Иосифа) на титул «Царя Иудейского».

Ст. 16 прямо говорит о том, что Иисус не был по крови сыном Иосифа (выражение от Которой стоит в женском роде). Поэтому следующий раздел призван подтвердить связь Иисуса с приведенным родословием.

Примечания. 3—6 Довольно необычно упоминание в родословии четырех женщин. Все они, очевидно, не были иудейками, и в каждом случае имело место необычное событие, связанное с ними, даже скандал. Возможно, Матфей полагал, что рождение Иисуса от незамужней женщины невысого социального статуса требует подтверждения Писанием. 8 Три иудейских царя (Охозия, Иоас, Амасия) пропущены (как и Иоаким в ст. 11) намеренно, чтобы число поколений соответствовало четырнадцати. В любом случае, список составлен избирательно, поскольку тринадцать поколений после изгнания охватывают 600 лет.

1:18 — 2:23 Исполнение Писания в рождении и детстве Иисуса Мессии

Данный раздел Евангелия, обычно известный как рассказ о детских годах Иисуса, не служит описанием Его рождения и детства (в нем даже не говорится прямо о Его рождении), скорее он представляет собой серию сцен, призванных показать, как Божественный замысел, провозглашенный в Ветхом Завете, пришел к своему исполнению. Лишь кратко рассматриваются и другие ключевые темы Писания: прежде всего, жестокость Ирода вызывает в памяти попытку фараона погубить младенца Моисея, а приход волхвов соотносится с визитом другой высокой особы с Востока, царицы Савской, к сыну Давида в Иерусалим.

Обратите внимание, что повествование ведется с точки зрения Иосифа, в то время как соответствующий рассказ в Лк. 1, 2 ведется с точки зрения Марии. Возможно, в этом нашел отражение характер и источник информации, которым пользовался тот или иной автор в освящении данного периода.

1:18—25 Иосиф принимает Иисуса как своего сына. Предшествующий раздел представил Иосифа потомком Давида. Однако Иисус не был сыном Иосифа по крови, о чем совершенно ясно говорится в данном разделе. Только при условии, что Иосиф официально «признал» Его, Он также мог считаться «сыном Давида» (20). Потребовалось откровение от Бога, чтобы убедить Иосифа пойти на это и принять беременную Марию как свою жену и дать затем ребенку имя.

В этих стихах тот факт, что Иисус не имел земного отца, не подвергается сомнению и не объясняется (помимо двукратного упоминания о Святом Духе), а просто принимается как нечто само собой разумеющееся, хотя Иосиф и не сразу узнает о нем. Здесь для подтверждения Матфей первый раз прибегает к «формуле–цитате», в которой сочетает намек на пророчество о непорочном зачатии и об имени Еммануил, что являет собой мощное свидетельство того, Кем является этот младенец.

Примечания. 18 В действительности рождение Иисуса не становится основной темой данного раздела. Греческое слово genesis (используемое также в ст. 1) имеет прежде всего значение «исток» или «начало». 19 Помолвка скреплялась документом, который мог быть расторгнут только в случае «развода». Наказанием за несоблюдение целомудрия до свадьбы в Ветхом Завете была смерть, но к этому времени она была заменена процедурой развода, и по общему согласию развод мог состояться в присутствии свидетелей без общественного оглашения. 21 Греч. форма имени Иисус соответствует ветхозаветному имени Иешуа, что означает «Бог спасает». 23 Слово Дева связано с греч. текстом Ис. 7:14, однако в древнеевр. оно не несет такого прямого значения. Пророчество относится к событиям конца VIII в. до н. э., но Матфей видит в имени Еммануил и в связанной с ним теме чудесного младенца из Ис. 7—12 предвозвестие более великого исполнения этого пророчества в грядущем.

2:1—12 Приход волхвов. «Волхвы» были астрологами, которые играли заметную роль в придворной жизни многих восточных государств и считались советниками царя. В основе их знаний лежали сложные астрономические наблюдения в сочетании с системой «толкований», которой отчасти пользуются и сейчас составители гороскопов. Вследствие расчетов, произведенных на востоке (очевидно, в Месопотамии, совр. Ирак), они заключили, что в Палестине родился ребенок, будущий царь, появление которого требовало нанесения «государственного визита». Матфей описывает это событие как несомненный отклик язычников на дарованное им откровение, хотя и не совсем ясного для них.

Резкий контраст между мотивированным поведением этих чужеземцев и неприкрытой завистью и ревностью Ирода, официального царя Иудейского (и всего Иерусалима с ним), предвещает реакцию официального иудаизма на проповедь Иисуса и грядущую судьбу язычников как истинного народа Божьего.

Матфей здесь находит богатый материал для размышления над исполнением пророчеств Писания. Прямое цитирование Мих. 5:2 показывает, как место, где родился Иисус, отражает Его положение грядущего Вождя, а звезда, очевидно, отражает пророчество Валаама о «звезде от Иакова» (Чис. 24:17). Прибытие иноземных сановников с Востока в Иерусалим напоминает нам о визите царицы Савской к Соломону, сыну Давида, принесшей в дар золото и благовония (3 Цар. 10:1–13), и о пророчествах о повторении таких визитов в будущем в Пс. 71:10,11 и Ис. 60:1—6 (ст. 6: «золото и ладан»).

Примечания. 1 Царь Ирод («Великий») умер в 4 г. до н. э. Это могло случиться не сразу после рождения Иисуса, а в течение двух последующих лет (16), так что дату Его рождения можно приблизительно отнести к 6 г. до н. э. 2 Было предложено немало объяснений появления звезды как природного феномена, включая предположения о появлении кометы (комета Галлея появилась в 12 г. до н. э), новой или суперновой звезды (китайские хроники указывают на появление очень яркой звезды в 5–4 г. до н. э.), а также конъюгации (сближения) планет (предполагается, что такая конъюгация Сатурна и Юпитера в 7 г. до н. э. могла указать вавилонским астрологам на рождение царя в «западных землях», как они называли Палестину). Некоторые из этих событий могли подвигнуть волхвов на поиски, однако ст. 9 говорит нам о некоем чудесном событии. 6 Цитата отчасти вплетает в текст Мих. 5:2 слова из 2 Цар. 5:2 — отрывка, на котором основано пророчество Михея. 12 Бог обращается во сне к другому язычнику в 27:19. Подобно звезде, такой способ обращения Бога к людям был привычен для этой культуры. Единственные откровения во сне, о которых Матфей пишет помимо этого, были даны Иосифу (1:20; 2:13,19,22).

2:13–23 Детские путешествия. Остальная часть гл. 2 посвящена странствиям родителей новорожденного Мессии вместе с Ним: вначале от места появления Его на свет в Вифлееме — в Египет, затем обратно в Иудею и далее в Галилею, где Он остается на жительство в селении, которое должно было дать Ему Его титул — Иисус Назарянин. Данный раздел интересен как часто встречающимися «формулами–цитатами» (15,17,18,23), так и повторяющимися откровениями во сне, которые направляли Иосифа в его странствиях (13,19,22). Это показывает, что основной целью автора было показать, что все эти перемены мест не носили случайного характера, но были направляемы Богом и предсказаны в Писании (отметьте, что каждая формулацитата в гл. 2 содержит географическое название: Вифлеем, Египет, Рама, Назарет). Просто географическая карта!

Чем это объяснить? Ключ к решению вопроса может быть найден в реакции иудеев на предположение, что Христос может прийти из Галилеи (Ин. 7:41,52) или, хуже того, из Назарета (Ин. 1:46). Все знали, что Мессия должен прийти из Вифлеема, селения, находящегося в Иудее, как же в таком случае относиться к Иисусу из Назарета? Гл. 2 Евангелия дает ответ на это возражение. В действительности, Иисус родился в Вифлееме, как об этом говорилось в Писании, но в результате длительных странствий, которые направлялись Богом и подтверждены Писанием, Он оказывается в Галилее, чтобы Мессия также мог наречься Назореем.

Примечания. 13 Египет традиционно был местом, где иудеи искали спасения от политического режима своей страны. 15 В Ос. 11:1 говорится об исходе сына Божьего Израиля из Египта. Матфей стремится подчеркнуть, что Иисус был истинным Израилем. 16 Ирод в последние годы жизни был одержим параноидным страхом за безопасность своего престола, что привело его к убийству многих воображаемых соперников, включая трех собственных сыновей и любимую жену. Убийство младенцев мужского пола в небольшом селении Вифлеем вполне соответствовало его характеру. 18 Цитата основана на предании о захоронении Рахили рядом с Вифлеемом. Под детьми, о которых говорится в Иер. 31:15, подразумевались отправившиеся в изгнание евреи (из Рамы, другого возможного места захоронения Рахили), но далее в главе говорится об обещании их возвращения. 22 Лрхелай оказался еще более жестоким правителем, чем его отец, и был свергнут в 6 г. н. э., а на его место был поставлен римский наместник. 23 Выражение Он Назореем наречется не является цитатой из какого–то конкретного текста (как подразумевает общая ссылка на пророков), но, очевидно, выражает общую тему пророчеств о смиренном, подверженным унижениям Мессии (ср.: Ин. 1:46).

3:1—17 Иоанн Креститель и Иисус

3:1–12 Призыв Иоанна (см.: Мк. 1:2–8; Лк. 3:1–18). Иоанн Креститель возглавлял крупное религиозное течение. Его призыв к покаянию в свете грядущего Божьего Суда был ясным напоминанием, что Израиль, как это часто бывало в прошлом, перестал жить в соответствии со своим статусом народа Божьего. Его слова о том, что значит быть детьми Авраама (9), показывают, что положение евреев само по себе не спасало от Суда. Иоанн крестил всех, желавших принять крещение, в том числе и язычников, захотевших присоединиться к израильскому народу, тем самым выделяя их в особый «остаток», который отныне олицетворял истинный народ Божий.

Матфей стремится показать преемственность между проповедью Иоанна и служением Иисуса. Слова Иоанна в ст. 2 те же, что говорит Иисус в 4:17 (и Его ученики в 10:7). И позднее отголосок слов Крестителя звучит в учении Иисуса (см.: 7:16,19; 12:34; 13:30; 23:33), а в 8:10—12 повторяется предостережение Иоанна евреям не полагаться только на свои иудейские корни. Иоанн, таким образом, не был просто глашатаем прихода Христа, он положил начало служению, которое должен был осуществить Иисус. (Ср.: 11:7–19; 21:23–32, где также находит отражение связь между ними.)

И, тем не менее, Иоанн был только предтечей, как показывает цитата из Ис. 40:3 (3) и как подтверждают его собственные слова об Идущим за ним, Который сильнее его. Противопоставление воды и Духа Святого (11) ясно показывает, что подлинное духовное обновление приходит только через служение Иисуса.

Примечания. 1 Пустыня Иудейская — необитаемый район вблизи Иордана. Такие места Писания, как Ис. 40:3; Иер. 2:2,3 и Ос. 2:14,15, говорят, что возрождение начнется именно в пустыне. 2 Выражение «Царство Небесное» у Матфея является синонимом термина «Царство Божье» в других Евангелиях. Оно означает плодотворное правление Бога на земле. Форма приблизилось служит провозглашением его прихода. 4 Одежда Иоанна показывает, что он — второй Илия (см.: 4 Цар. 1:8), о чем говорится в 11:14 и 17:10–13.

3:13–17 Крещение Иисуса (см.: Мк. 1:9–11; Лк. 3:21,22). Если принять во внимание ст. 11, то сомнения Иоанна покажутся вполне естественными. Объяснение, которое дает Иисус (15), несколько загадочно, однако оно говорит о необходимости исполнения Им Своего призвания, которое невозможно без соединения с новым народом Божьим. (Правда, или «праведность», возможно, служит отражением Ис. 53:11, где определение «праведный» повторяется неоднократно). Последовавшее затем (16,17) откровение являет Иисуса Мессией, помазанным Святым Духом, о чем было предсказано в Ис. 11:2; 42:1 и 61:1, а слова, раздавшиеся с небес, перекликаются с Пс. 2:7 и Ис. 42:1. Таким образом, Иисус был объявлен Мессией и Царем, Который, будучи Сыном Божьим, обладает не меньшей властью, чем Сам Бог.

4:1—16 Искушение и подготовка

4:1—11 Искушение Иисуса в пустыне (см.: Мк. 1:12,13; Лк. 4:1–13). Слово «искушение» указывает скорее на отрицательные переживания, однако Иисусу было предопределено Богом (1) пройти этот подготовительный путь перед дальнейшим служением. Греч. слово имеет общее значение «испытание», которое служит более точным переводом данного места.

В центре внимания стоит утверждение об Иисусе как Сыне Божьем (3:17; 4:3,6). В чем же значение этого положения в Его отношениях с Отцом? Три испытания вскрывают различные стороны этих отношений и то, каким образом злоупотребление Своим высоким званием могло бы разрушить служение Иисуса. Он должен был оказаться готовым терпеть лишения в исполнении замысла Божьего относительно Него, не используя «привилегий» Своего статуса (2— 4); доверять воле Отца, не пытаясь проверить, спасет ли Его Бог в случае опасности (5–7); не искать «легких путей» для исполнения Своего назначения, достигая тем самым цели и повинуясь Отцу (8—10).

Каждое предложение отвергается с помощью текстов Писания, которые восходят ко Втор. 6 — 8. В этом отрывке говорится об испытаниях израильского народа в пустыне («как человек учит сына своего», Втор. 8:5; ср.: 8:2), и приводимые цитаты говорят о тех уроках, которые должен был усвоить Израиль посредством этих испытаний. Ныне новый «Сын Божий» готовится к Своему пути, и служение Иисуса, «нового Израиля», должно основываться на тех же принципах повиновения, которые не смог усвоить израильский народ.

Примечания. 1 Диавол преследовал свои цели, искушая Иисуса неправедно воспользоваться Своим положением, но его враждебные цели были использованы Богом для испытания Своего Сына. 2 То, что Иисус постился и взалкал, показывает нам, что Ему не были чужды человеческие страдания. 6 Дьявол достаточно точно цитирует место из Пс. 90:11,12 (и несомненно, что испытание доказало бы его истинность), но даже точная цитата из Писания может быть неверно применена. 8 Сравните с 28:18, где через Свое послушание Иисус получает всю власть не только на земле, но и на небе!

4:12—16 Иисус переходит в Галилею (ср.: Мк. 1:14; Лк. 4:14). Заключение Иоанна под стражу сделало пребывание Иисуса, как единомышленника Иоанна, опасным на юге и одновременно открыло Ему путь к началу собственного служения. Галилея отныне становится ареной действий Иисуса до времени Его последнего путешествия в Иерусалим в гл. 21. Именно в Галилее должен был просиять свет (о котором пророчествовал Исайя в 9:1,2), а проповедь Иисуса должна была укрепиться и набрать силу. Иерусалиму, напротив, суждено было стать местом отвержения и смерти. Такое противопоставление проходит через все Евангелие, получая завершение в возвращении Иисуса из Иерусалима в Галилею, откуда Он посылает Своих учеников проповедовать Евангелие в гл. 28.

Галилея {языческая) была географически и политически отделена от Иудеи, и евреи занимали не такую большую часть среди ее населения. Иудеи считали ее жителей невежественными и нерелигиозными людьми, и есть очевидные свидетельства напряженных отношений между двумя провинциями в новозаветные времена. Галилеянин Иисус в сущности был в Иерусалиме чужеземцем.

4:17 — 16:20 Общественное служение в Галилее и вокруг нее

4:17—25 Начало общественного служения

4:17 Призыв Иисуса (см.: Мк. 1:14,15). В «Кратком содержании» говорилось, что этот стих служит указанием на начало нового этапа служения. Связь с Иоанном Крестителем см. в: 3:2. Тема Царства Небесного занимает центральное место в проповеди Иисуса: Бог — это Царь, Чье правление отныне входит в полную силу.

4:18—22 Призвание первых апостолов (см.: Мк. 1:16–20; ср.: Лк. 5:1–11). Помощники Иисуса в Его служении не могли быть просто Его «соработниками», они сами должны были стать ловцами человеков, приводя людей к Богу. Эти стихи показывают, что полное посвящение Иисусу требует абсолютной преданности.

Симон, Иаков и Иоанн (и в меньшей степени Андрей) составляли ядро апостольской группы. Их призвание и готовность откликнуться на призыв, видимо, характеризуют всю группу в целом.

4:23—25 Краткий обзор служения Иисуса (ср.: Мк. 1:39; 3:7–12; Лк. 4:44; 6:17–19). Это краткое заключение показывает, что Иисус был принят в синагогах (противостояние ждало Его еще впереди) и широко известен как Учитель и особенно как Исцелитель — Его проповедь в Галилее имела весьма большой успех. Хотя служение Иисуса было ограничено Галилеей, о Нем узнали в «большой Палестине» (которая составляла часть римской провинции Сирия). То, что Иисус исцелял людей, показывает, что служение Иоанна Крестителя пришло к завершению: сила Царства Небесного, именем которой проповедовал Иоанн, была явлена в действии.

5:1 — 7:29 Первая беседа: ученичество

Первую из великих «речей», которые мы находим в Евангелии от Матфея (см.: Введение), чаще всего называют «Нагорной проповедью». Она обнаруживает ту же общую структуру, что и проповедь, которая приводится в Лк. 6:20—49, но занимает гораздо больше места, включая в себя и тот материал, который содержится в других местах Евангелия от Луки, и большое число сведений, которые мы находим только в Евангелии от Матфея. Главенствующей темой, которая объединяет весь материал, служит тема ученичества или «жизни в Царствии Небесном». Призвав Своих первых учеников, Иисус показал им преимущества и обязательства их нового положения.

Отдельные моменты беседы сосредоточены на Самом Иисусе, за Которым они теперь должны следовать, однако это не просто кодекс поведения учеников, но откровение о власти Мессии, о чем напоминает 7:28,29. Следующая затем серия сотворенных Иисусом чудесных деяний в гл. 8, 9 завершает могущественный образ Мессии.

5:1,2 Введение (ср.: Мк. 3:13; Лк. 6:20). Слушатели ясно названы учениками в отличие от народа. Последний вновь появляется в 7:28 как более широкая аудитория слушателей, однако очевидно, что не народ является основным объектом проповеди, что проявляется в противопоставлении обращения «вы» (ученики) другим людям (см.: в особенности 5:11–16).

5:3—10 Счастливая жизнь (ср.: Мк. 3:13; Лк. 6:20). Проповедь (речь) начинается с обобщенного портрета идеального ученика в форме восьми «заповедей блаженства». Перевод греч. слова makarios представляет затруднения; чаще всего оно передается как блаженный (благословенный) или «счастливый», но в греч. в нем содержится оттенок поздравления и рекомендации. Этим качествам принято завидовать, многие стремятся обрести их; они составляют содержание «добропорядочной, благочестивой жизни». Каждая краткая формула завершается разъяснением, указывающим, что следующий этим путем не останется в проигрыше. Награда обретается на уровне духовного опыта и взаимоотношений с Богом, а не в виде материального вознаграждения. Заповеди блаженства начинаются и завершаются ключевой фразой: …ибо их есть Царство Небесное. Это относится к народу, который признает Бога своим Царем и который может поэтому с уверенностью смотреть в будущее, ожидая исполнения Божественного замысла в своей жизни.

В Лк. 6:20–22 приводятся только четыре заповеди блаженства, сбалансированные четырьмя рефренами («горе»). Они произносятся от второго лица и сосредоточены на материальном благополучии и общественном положении учеников, а не на духовных ценностях, представленных выше.

Примечания. 3 Нищие духом. Эта тема перекликается с притеснениями «бедных» и «кротких», угнетенных рабов Божьих в Ветхом Завете, которые, тем не менее, не полагаются на Него, ожидая избавления. Этот и следующий текст созвучны Ис. 61:1,2, тогда как ст. 5 вызывает ассоциации с Пс. 36:11,12, где кроткие противопоставляются нечестивым.

5:11—16 Исключительность учеников Христа (ср.: Мк. 9:50; 4:21; Лк. 6:22,23; 14:34,35; 8:16). Переход ко второму лицу знаменует собой прямое обращение к слушателям Иисуса. Последняя заповедь блаженства призвана подчеркнуть, что преследование, которое ожидает Его последователей, ставит их в разряд верных рабов Божьих. Такое положение учеников, которое делает их объектом преследования, далее иллюстрируется двумя метафорами — соли и света; обе фигуры речи раскрывают сущность явления, которое, однако, воздействует в должной мере на окружающую обстановку, но только если, с одной стороны, четко обособлено, а с другой — составляет с этой обстановкой единое целое. Таким образом, ученики должны были действовать в обществе как альтернативная и побудительная сила. Именно их добропорядочная жизнь должна прославить Бога, Который призвал их к этому.

Примечания. 13 Здесь важны два свойства соли: она придает вкус пище и предохраняет ее от порчи. Раввины использовали эту метафору как символ мудрости (соль потеряет силу — букв. означает «стать глупым»). 14 Словесная картина: освещенный город на верхушке горы отражает эффект объединенных «огней», света, исходящего от каждого ученика. 16 Ср.: 6:1. Здесь подчеркивается разница между показным благочестием в гл. 6 и свидетельством, которым служит надлежащий образ жизни.

5:17–48 Иисус и закон (ср.: Лк. 16:17; 12:58,59; 16:18; 6:27–36). Этот большой раздел посвящен одной теме, и отдельные ее аспекты не должны рассматриваться в отрыве от целого. После темы «Иисус — „исполнитель" закона», которая изложена в общих формулировках (17—20), на шести примерах производится иллюстрация учения Иисуса, которое противопоставляется принятому истолкованию ветхозаветного закона (21—47), а далее следуют заключительный вывод (48).

В ст. 17–20 Иисус ставит закон наравне с пророками и подчеркивает, что пришел исполнить ветхозаветные установления (в смысле исполнения пророчеств до пришествия Иисуса; см.: 11:13 и Рим. 10:4; Гал. 3:24). «Исполнить» — означает воплотить в жизнь предначертанное в Писаниях, что и совершил Иисус. Но это исполнение закона не означало его упразднения; он остается в силе и требует неукоснительного и полного исполнения со стороны Его последователей (18,19). Остается вопрос, однако, как на учеников повлияло исполнение закона в Иисусе, и в ст. 20 отмечается, что неукоснительное соблюдение буквы закона (законничество книжников и фарисеев) не отвечает духу Царства Небесного. Здесь необходимо осуществить качественный скачок, и это раскрывается далее в ст. 21—47, где показано, как установления Иисуса выводят на более высокую ступень развития нравственного учения, по сравнению с базирующемся на ветхозаветном законе. Речь идет не о более скрупулезном соблюдении буквы закона, но о более глубоком понимании воли Божьей, которая священным образом запечатлена в этом законе.

В первых двух примерах (21—30) тот факт, что человек не совершает буквального убийства или прелюбодеяния, не решает существа проблемы. Подоплекой таких внешних действий служит внутреннее состояние ненависти и похоти. Если они коренятся в сердце, необходимы решительные усилия, чтобы преодолеть эти пороки, прежде чем они реализуются в конкретных внешних проявлениях.

Третий пример (31,32). Буквальное обращение к Втор. 24:1–4 приводит к оправданию развода при определенных обстоятельствах, но Иисус по–новому формулирует и подчеркивает первоначальный замысел Бога о неразрывности брачных уз (см.: более подробный коммент. к 19:3—12).

Четвертый пример (33—37). Иисус оставляет в стороне сложную дискуссию об относительной важности разных обетов (ср.: 23:16–22), подчеркивая важность послушания и верности, что делает клятвы и обеты необязательными. Здесь, как и в случае с проблемой развода, Иисус отдает предпочтение не тем требованиям закона, которые предназначены контролировать греховные проявления человеческой натуры, но первоначальному замыслу Божьему в этой связи. Нравственные критерии должны базироваться не на согласительной силе закона, но на непреложных установлениях Божьих.

Пятый пример (38—42). Естественное стремление к мести в Ветхом Завете регулировалось специальными установлениями, которые первоначально предназначались для ограничения рамок закона возмездия (око за око и др.). Но возведение этого принципа на уровень индивидуальных нравственных норм превращало его в своеобразный свод персональных привилегий. На целом ряде ярких примеров (39—42) Иисус, в противовес этому, призывает не только отказаться от мести, но не настаивает на возмездии даже в случае, если оно имеет под собой законные основания. Это нравственный принцип отказа от своих интересов во благо другим.

И, наконец, следует естественный вывод о том, что ветхозаветная заповедь любить своего ближнего вызывает неизбежное следствие — ненависть к соседу заменяется на неожиданную заповедь любить своих врагов (43—47). Здесь также Иисус выходит за рамки ясного учения ветхозаветного закона и предлагает этическое начало, которое резко противостоит привычным человеческим ценностям.

Таким образом, все эти примеры демонстрируют, что на смену поверхностного соблюдения буквы закона пришли радикальные поиски понимания истинной воли Божьей. Это выходит за рамки буквального истолкования закона и может в отдельных случаях оставить его в стороне, по мере того как Иисус Своим авторитетом (…а Я говорю вам) раскрывает совершенно иную шкалу ценностей, которых должны придерживаться ученики. Эта мысль красиво и логично обобщена в последнем стихе: Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный. Законничество было оставлено далеко позади, а закон был исполнен.

Примечания. 19 Нарушит: неудачный перевод греч. слова, которое букв, означает «упразднить»; речь идет об учении, а не о практике. 22 Слова рака и безумный (глупец) были оскорбительными терминами. Три части этого стиха иллюстрируют следствия плохих взаимоотношений, независимо от степени их нарушенности. 23–24,25–26 Эти две не связанные между собой словесные картины иллюстрируют неотложность мер для предотвращения ухудшения взаимоотношений. К жертвеннику: жертвенник находился в Иерусалиме, и слушателям Иисуса в Галилее предстояло пройти до него длинный путь. 29,30 Ср.: 18:8,9. Иисус говорит здесь в фигуральном смысле, а не буквально требует увечья. 31 Во Втор. 24:1—4 узаконен развод при определенных обстоятельствах (речь идет о запрете повторной женитьбы на прежней жене, которая состояла в новом браке); разрешение на развод скорее предполагается, чем удостоверятся. 33 Здесь подводится итог различным ветхозаветным предписаниям относительно клятв и обетов. 39—41 Эти иллюстрации рассматриваются в контексте закона: пощечина была серьезным оскорблением, за которое назначался большой штраф; лишать кого–либо верхней одежды запрещалось законом (Исх. 22:25—27); право римских воинов заставлять гражданских лиц нести какую–то службу («принудить» — здесь технический термин в греч. языке) было ограничено. Речь идет о том, что нельзя злоупотреблять своими правами. 43 Ненавидь врага твоего — эта фраза не является прямым цитированием ветхозаветного закона, но ясно отражает смысл таких текстов, как Втор. 23:3–6 и Пс. 138:21,22.

6:1—18 Религия и ее награды. Общий вывод предваряет три параллельные иллюстрации о верном и неверном исповедании религии. Милостыня, молитва и пост были ключевыми элементами иудейской религии, и все это представляло ценность для учеников Иисуса. Речь идет не о том, нужно ли придерживаться этих установлений, но о том, каким образом и почему. Здесь ставится акцент на вопросе о воздаянии: награда показной религии измеряется человеческими ценностями, которые получают взыскующие. Этим все и завершается (они получили эту награду сполна). С другой стороны, истинно религиозного человека, который делает все для Бога, а не напоказ, стремясь к одобрению окружающих, ожидает небесное вознаграждение. Примечательно, что, как и в 5:3—12, здесь идея воздаяния по заслугам считается нормальной.

Четкая симметрия этих трех иллюстраций (2—4, 5—6 и 16—18) нарушается пространным рассуждением о молитве, при этом разъясняется, что такое неправильная (7,8) и правильная молитва (9—15). Молитва Господня, таким образом, служит не просто литургическим предписанием, но и образцом молитвы для верующего.

Примечания. 1 См. выше: коммент. к 5:16. 3 Не следует понимать сказанное здесь как призыв к беспорядочным приношениям. 6 Речь идет о кладовой как о самом уединенном месте в доме (вероятно, о комнате без окон, которая была единственной в доме, где были запоры). 7 Не говорите лишнего — это словосочетание можно перевести как призыв «не разглагольствовать, не нагромождать пустых фраз»; греч. слово, использованное здесь, более нигде в Новом Завете не встречается. Здесь подчеркивается не многословие и повторы (как предполагает перевод AV), но бессмысленное сотрясение воздуха со стороны молящегося, который считает, что таким образом можно привлечь внимание Бога. Истинная молитва — это не формальный акт и не спектакль, но тесное общение с Богом. 9—13 Молитва, приведенная у Матфея, длиннее, чем у Луки в 11:2—4. Версия, которая обычно приводится в большинстве переводов, еще длиннее, однако знакомая всем завершающая формула благодарения встречается только в более поздних рукописях Евангелия от Матфея. 14,15 Может создаться впечатление, что эти стихи позволяют считать, будто наше прощение достигается тем, что и мы прощаем других. См., однако, 18:21–35, где связь между прощением других и нашим прощением выявляется более четко. Слово долги в ст. 12 напоминает нам об этой притче.

6:19—34 О богатстве и безопасности (см.: Лк. 11:34,35; 12:22–34; 16:13). Блок кратких изречений (19–24) и последующие поучения (25—34) объединены темой материальных сокровищ. В противовес этим преходящим ценностям, которые больше всего занимают наше внимание, Иисус призывает Своих учеников поставить на первое место Бога, тем самым отдавая дань вечным ценностям и доверяя нашему небесному Отцу удовлетворять все наши материальные потребности здесь, на земле.

В ст. 19—21 нас призывают выбрать непреходящие ценности и указывают, что устремленность к земным сокровищам не только затмевает перспективу будущего, но и неразумна сама по себе, потому что такое богатство не может быть вечным.

Кажется, что ст. 22,23 выпадают из контекста, однако здесь тонкая игра слов. Греческое слово, переведенное как чист, буквально означает «единственный», но также и «щедрость», а словосочетание око… худо в ст. 23 — метафора скупости и зависти. Таким образом, здесь осуждается эгоистическое стремлению к материальным благам и звучит призыв всем сердцем посвятить себя Богу. В ст. 24 снова внимание сосредоточено на этих моментах. Арамейское слово «маммона» служит для обозначения того, что мы подразумеваем под словом «деньги» (не обязательно добытые нечестным путем).

В ст. 25—33 приводится подкупающий своей простотой призыв следовать примеру птиц и цветов, которые являются прекрасной иллюстрацией щедрой заботы Бога о всех Своих созданиях. Здесь говориться о том, что следует оставить все тревоги об обеспечении своих личных потребностей и потребностей своей семьи; Бог снабжает пищей птиц, но они все же должны искать ее! Безмятежное доверие учеников, в отличие от беспокойства и озабоченности язычников, зиждется на принятии Бога как своего Отца Небесного (32). Отсюда следует практический вывод — полагаться прежде всего на Бога (33) и доверять Ему во всем.

В современном мире многие (в том числе и христиане) не имеют всего, в чем нуждаются. В данном отрывке нет прямого ответа на этот вопрос, но нам следует помнить, что людям свойственно неправильно использовать даже то, что им все–таки дает Бог.

Примечания. 22 Необычное сравнение глаза со светильником для тела означает либо, что свет воспринимается организмом через него, либо, что более вероятно, он помогает человеку сориентироваться на пути. 27 Локоть — мера длины. 33 Отдавать предпочтение царству Божьему перед всем означает ставить на первое место Его как царя; правда — праведная жизнь как следствие такого решения. 34 Это краткое изречение довольно пессимистично и призвано предостеречь нас, что предыдущие стихи обещают необходимое обеспечение наших нужд, но не избавление от забот.

7:1–6 Об осуждении других людей (см.: Лк. 6:37,38,41,42). В ст. 1–5 звучит предостережение от осуждения людей, так как и мы тоже можем стать объектами критики; слово «судите» может относиться как к суду Божьему, так и к человеческому. Но ст. 6 указывает, что и у христианина есть право на суд, которым он должен воспользоваться.

Примечание. 6 К святыне следует допускать только тех, кто способен оценить ее. Конкретных разъяснений на этот счет не дается, но следует помнить, что есть время говорить и время слушать (Еккл. 3:7). Истина Божья не должна отдаваться на поругание.

7:7–11 Ободрение молящегося (см.: Лк. 11:9–13). Настойчивость в молитве (все повеления переданы глаголами несовершенного вида, что предполагает непрестанные молитвенные обращения, а не единичную просьбу) может привести к получению ответа, но не в силу использования каких–то особых приемов, а по воле Бога, к Которому мы обращаемся. Если даже злые отцы (что отражает признание грешной природы человека) стремятся сделать доброе для своих детей, то насколько больше может Бог. Однако это, конечно, не является гарантией того, что мы получим тот ответ на молитву, которого ожидаем. Бог дарует нам только то, что пойдет нам на благо, а не то, чего нам хочется!

7:12 Золотое правило (см.: Лк. 6:31). Этот стих завершает наставления Иисуса и является обобщением всего сказанного о правилах жизни Его последователей. Выражение закон и пророки возвращает нас к теме, которая начата в 5:17. Еще одно заключение о законе и пророках см. в 22:37— 40. Другие учителя преподносят аналогичную истину в негативной форме: не поступать с другими так, как мы не хотели бы, чтобы с нами поступали; Иисус же избирает более действенную утвердительную форму.

7:13—27 Истинные и ложные последователи Иисуса (ср.: Лк. 13:24; 6:43–46; 13:25–27; 6:47–49). Этот блок поучений завершается четырьмя яркими примерами, в которых противопоставляются истинные и ложные ученики. В этих четырех аллегорических картинах различие между двумя категориями учеников рассматривается с разных точек зрения, создавая основу для размышления и самооценки.

Первый пример (13,14) иллюстрирует резкое различие между спасенным и погибшим; два типа ворот и два пути ведут, соответственно, в погибель и в жизнь. Истинные последователи Христа в меньшинстве, они добровольно отстраняются от широкого пути, хотя это вопрос жизни и смерти.

Второй пример (15—20) раскрывает более сложную ситуацию. Лжепророки предстают перед людьми невинными овечками (в овечьей одежде), но на деле они суть волки хищные. Отсюда вывод: не всякое пророчество нужно принимать за чистую монету, его необходимо проверять. Пророков узнают по плодам, а не по словам. Эта метафора — плод — несколько раз встречается у Матфея в качестве критерия оценки поведения, благоугодного Богу (ср.: 3:8—10; 12:33–37; 21:43).

Третий пример (21—23) показывает еще более сложную ситуацию: речь идет о тех, которые считают себя истинными последователями Христа и стремятся доказать это своей харизматической деятельностью, но в действительности не имеют реальных отношений с Господом, к Которому взывают. Лжепророки из ст. 15 были обманщиками, но они обманули и самих себя. Ни заявление людей о приверженности Иисусу, ни даже видимые признаки христианской деятельности не имеют значения, если только Он Сам не знал их. Его авторитет судьи непререкаем: только от Него зависит и только Он решает, кто войдет в Царство Небесное.

И наконец, в ст. 24–27 говорится о людях благоразумных и безрассудных. И те и другие слушают слова Господа, разница же в том, что одни претворяют их в жизнь, а другие нет (ср.: «плоды» в 16—20). Это разделение проходит в среде последователей Христа. Итог — нас заставляют задуматься над тем, базируются ли наши отношения с Христом на истинном или формальном исповедании веры и что составляет основу жизни настоящего Его ученика.

Примечания. 15 Лжепророки известны и в Ветхом, и в Новом Завете (ср.: Втор. 13:1 — 5; Иер. 23:9–32; Мф. 24:11; 1 Ин. 4:1–3. 21 Господи — это перевод греческого слова kyrios, которое здесь используется только как титул Бога. В обиходном греческом это обычное уважительное обращение, и тот же оттенок оно носит и в Евангелиях. Здесь, однако, это знак особого почтения, даже поклонения. 22 В тот день — в день последнего суда.

7:28,29 Заключение (ср.: Мк. 1:21,22). Обычная заключительная формула поучений в Евангелии от Матфея здесь несколько расширена и включает в себя описание реакции слушателей. Противопоставление Иисуса книжникам (т. е. законоучителям) напоминает сказанное в 5:21—47, где власть Иисуса, Его авторитет раскрываются в простой фразе, ставящей Его выше книжников: «А Я говорю вам». Заключительные призывы в этом фрагменте еще больше усиливают это впечатление, и Его слушатели осознают это в полную меру («народ дивился»). Следующие две главы посвящены тому, как слово Иисуса раскрывается в действии.

8:1 — 9:34 Чудеса, сотворенные Иисусом

Матфей собрал здесь девять рассказов о чудесах Иисуса (в одном из которых объединены две чудодейственных истории; 9:18–26). Они составляют три группы (по три чуда в каждой: 8:1–7; 8:23 — 9:8; 9:18–34), разделенные краткими отступлениями, в которых внимание сконцентрировано на повелениях Иисуса (8:18—22; 9:9—17). Матфей рассказывает эти истории более сжато, чем Марк, оставляя в стороне большинство живописных подробностей и сосредоточивая внимание на Самом Иисусе. В результате создается яркое впечатление неодолимой власти Иисуса над болезнями, демоническими силами и природными стихиями и силы Его воздействия на Своих последователей, которые принимают для себя кардинальные решения. Все это раскрывает дополнительные грани Его авторитета, который Он продемонстрировал в первом блоке поучений.

8:1–17Три чуда исцеления (см.: Мк. 1:40–45,29–34; Лк. 5:12–16; 7:1–10; 4:38–41). Эти три истории собраны вместе и завершаются заключительной формулой–цитатой, подчеркивающей их значение (17). Их объединяет и то, что исцеленные принадлежали к тем категориям, которые не считались полноправными в обществе: прокаженный, язычник и женщина.

Прикосновение Иисуса к прокаженному явилось мощной демонстрацией того, что Его любовь и сострадание преодолевают все социальные запреты. Повеление пойди покажи себя священнику (как в Лев. 14:10—32) служило свидетельством уважения Иисуса к закону и Его исцеляющей силы как Мессии. Другое же повеление — никому не сказывай, — напоминает нам об опасности преувеличенного внимания к этим вещам.

Сотник и его слуга были неиудеями из оккупационных войск. Причиной того, что посещение Иисусом язычников не поощрялось, была проблема взаимоотношений иудеев и язычников: иудейский учитель не должен был осквернять себя вхождением в дом язычника. Искренняя и непосредственная просьба воина, который видел практические результаты власти Иисуса над болезнью, свидетельствует о его вере, которую было трудно найти и в Израиле. Цитируя высказывание Иисуса в ст. 11,12 (ср.: Лк. 13:28,29), Матфей подчеркивает значение этого парадокса для будущей истории народа Божьего. Многие придут с востока и запада (и этот язычник стал прообразом их) и присоединятся к еврейским патриархам на мессианском брачном пире, присутствие на котором все иудеи считали своим неотъемлемым правом. В то же время сыны царства будут извержены и займут место за пределами царства, предназначенное, согласно бытовавшему мнению, для язычников. Отныне доступ в небесное Царство определяется не национальной принадлежностью, но верой. Таким образом, чудодейственное исцеление на расстоянии (ср.: 15:21—28, где также рассказывается о языческом «пациенте») было надлежащим ответом на веру язычника (13).

Простая история об исцелении тещи Петра приводит к выводу о служении исцеления, которое Иисус осуществлял в Капернауме (город, в котором обосновался Иисус во время Своего служения в Галилее; 4:13). Обращает на себя внимание различие в описании одержимых бесами и страдающих болезнью и их лечения. Описывая это служение как исполнение пророчества в Ис. 53:4, Матфей напоминает нам, что не было более важной миссии для раба Божьего, чем искупление греха. Это ключевая мысль в Ис. 53. Но сюда входит и удовлетворение наших физических потребностей.

Примечания. 2 Слово прокаженный относилось к больным, страдающим разными кожными заболеваниями; не все они были одинаково серьезными или заразными. 14 Дом Петров— вероятно, в Капернауме Иисус жил там. 17 Еврейские существительные в Ис. 53:4 буквально передают физические страдания, даже несмотря на то что контекст подразумевает их первоначальное использование как образных речевых оборотов.

8:18–22 Цена ученичества (см.: Лк. 9:57— 60). Матфей проводит грань между народом — людьми, которые заинтересованно слушали Его, но не посвятили себя Ему, и учениками, для которых посвящение Иисусу стояло на первом месте. Они разделяли с Ним трудности странствий по Галилее и отсутствие дома, и даже долг по отношению к семье имел для них второстепенное значение. То, что Иисус отказал в просьбе одному из учеников, который хотел похоронить своего отца, может казаться весьма странным: ведь это священный долг сына. Между тем слово мертвец — здесь яркая метафора, представляющая людей, не относящихся к категории учеников Христа и лишенных духовного начала. Язык не в меньшей мере, чем само повеление, отражает бескомпромиссность выбора.

8:23–27 Власть над силами природы (см.: Мк. 4:36–41; Лк. 8:22–25). Здесь описано первое чудо, связанное с явлениями природы. Оно показывает, что Иисус обладает той же властью над природой, которая в Пс. 106:23–30 приписывается Богу. Реакция учеников (ср.: Пс. 106:31,32) поднимает на новый уровень оценку суверенной силы Христа, данную Матфеем. Однако, хотя вся история рассказана главным образом с этой целью, замечание Матфея, что за Ним последовали ученики Его (23), вызывает ассоциации с предыдущим фрагментом и может служить иллюстрацией того, как происходило становление учеников: когда на море возникает шторм, вера в спасительную силу Иисуса получает вознаграждение. Матфей часто предостерегает от опасности слабой веры (маловерные, 26; ср.: 6:30; 14:31; 1:8; 17:20).

8:28–34 Захватывающее зрелище: изгнание бесов (см.: Мк. 5:1–20; Лк. 8:26–39). Хотя об изгнании бесов уже говорилось в общих чертах, это описание конкретного случая расширяет видимые масштабы власти Иисуса, добавляя к ней Его контроль над сверхъестественными существами. В этой строго выверенной краткой версии отсутствуют детали и внимание сосредоточено на борьбе Иисуса с бесами. Обладая сверхчеловеческой проницательностью, они признают Иисуса Сыном Божиим, однако их свидетельство, хотя и истинное, не считается заслуживающим уважения источником.

У Марка и Луки говорится только об одном одержимом бесами, у Матфея же (как в 20:30; ср.: 9:27) речь идет о двух, вероятно, потому, что эта история призвана засвидетельствовать силу Иисуса, а по иудейскому закону для подтверждения истины требовалось два свидетеля.

Дело происходило на территории язычников (на это указывает упоминание стада свиней). Матфей отмечает только отрицательную реакцию населения — желание избавиться от такого гостя. Ничего не говорится ни о гибели свиней, ни о нанесенном в результате этого материальном ущербе. Вероятно, излечение двух человек было событием несравненно более важным. Но прежде всего эта история призвана показать победу Иисуса над необычайно мощной демонической силой.

Примечания. 28 Гадара была греческим городом, центром области на восточном побережье Галилейского моря. 29 Выражение прежде времени отражает иудейское представление о том, что бесы должны быть осуждены на последнем суде.

9:1—8 Исцеление и прощение (см.: Мк. 2:1—12; Лк. 5:17—26). Матфей не упоминает о набитом людьми доме и отверстии в кровле, его интересует сам диалог. Не говорится и о том, что связь между болезнью и грехом имеет причинно–следственный характер, но сила давать физическое исцеление используется как свидетельство еще большей власти даровать духовное освобождение. Это еще один аспект действенной силы Иисуса. Обвинение в богохульстве состоит в том, что только Бог властен прощать грехи; если же человек заявляет о такой своей силе, то он ставит себя на место Бога. Иисус же объявляет об этом как Сын Человеческий, титул, который неотъемлемо сочетает в себе Его истинно человеческую природу и верховенство власти (см.: Дан. 7:13,14).

Примечания. 5 Вероятно, легче сказать: «Твои грехи прощены», поскольку не требуется никаких доказательств этого, но если по слову Иисуса («Встань и иди») совершается сказанное, то Его слушатели убеждаются воочию, что слова эти действенны. 8 Слово человекам здесь вызывает некоторое недоумение, поскольку речь идет об уникальной власти Иисуса; вероятно, оно означает «Иисус как человек».

9:9–17 Разрушение стандартных представлений (см.: Мк. 2:14–22; Лк. 5:27–38). В ст. 3 впервые упоминается о противостоянии иудейских учителей закона Иисусу. Далее мы видим растущую враждебность религиозных руководителей (в данном случае фарисеев) к Нему. Иисус оскорбил их представления о надлежащем поведении в обществе тем, что общался с людьми низкого социального положения (9— 13) и Своим довольно равнодушным отношением к предписанному преданиями посту (14—17). Но Он намеренно бросал им вызов и отвергал их изжившее себя представление о воле Божьей.

Мытари, то есть сборщики налогов, не только снискали себе славу эксплуататоров, но подвергались политическому остракизму как наемники языческого римского государства. Для благочестивого иудея сидеть за одним столом с ними было немыслимо. Иисус выражает совершенно другую точку зрения (12,13): во враче нуждается больной, а не здоровый, и спасение не достигается просто принадлежностью к приличной компании. Приведенная цитата из Ос. 6:6 (которая повторяется и в 12:7) показывает, что Бог предпочитает любовь, а не педантичное соблюдение предписаний.

Ответ на вопрос о посте вновь подчеркивает новое отношение к старым установлениям. Новое вино — образ, передающий радость новых отношений с Богом, прорывающих ветхие границы старой религии.

Примечания. 9 Матфей — то же лицо, что и Левий у Марка и Луки. Он, вероятно, занимал пост таможенного чиновника в пограничном городе Капернауме. 15 Это один из самых ранних намеков на грядущую смерть Христа.

9:18—26 Воскрешение из мертвых (см.: Мк. 5:21–43; Лк. 8:40–56). Это продолжение явления силы Иисуса. Матфей значительно сокращает (23 стиха у Марка и 9 — у Матфея) эту историю, что позволяет сосредоточить наше внимание на том, что дочь начальника, вероятно, умерла уже тогда, когда тот обратился к Иисусу со своей просьбой, а не тогда, когда Иисус находился на пути к его дому. Если это так, то просьба его была весьма значимой. Поэтому Матфей не намеревается убедить нас воспринимать слова Иисуса (24) в буквальном смысле как указание на неверный диагноз (как можно понять из рассказа Марка); Он, должно быть, хотел сказать, что ее смерть, хотя и настоящая, но не вечная.

В рассказ о воскрешении девочки вклинивается описание другого чудодейственного исцеления: безнадежный случай нарушения менструального цикла. В желании женщины прикоснуться к Его одежде, по всей видимости, выражается довольно упрощенное представление о действии исцеляющей силы Христа, но в нем кроется вера, которая и помогла женщине полностью исцелиться.

Примечания. 20 Кровотечение сделало ее ритуально нечистой; даже прикосновение к краю Его одежды должно было вызвать благородное негодование благочестивого иудея. Как и в случае с прокаженным (8:3), Иисус игнорировал бытовавшие запреты. 23 Свирельщики были непременными участниками траурной церемонии.

9:27–31 Двое слепых. Эта короткая история находит параллель в 20:29—34. Обращение к Иисусу как к Сыну Давидову, то есть к Мессии, часто встречается у Матфея в рассказах об исцелении. Оно указывает на веру, которую Иисус проверяет Своим вопросом (28) и которая лежит в основе их исцеления. Запрет рассказывать о своем исцелении (ср.: 8:4) был излишним. Как можно скрыть исцеление слепого?! Но они, очевидно, и не пытались скрыть это. Неизбежно сталкивались между собой стремления Иисуса избежать излишней популярности и мощные свидетельства свершенных Им чудес, которые показывали, Кто Он есть на самом деле (ср.: 11:2–5).

9:32—34 Изгнание бесов ведет к обвинению Иисуса. Этот небольшой эпизод находит свою параллель в 12:22–24, где обвинения в сговоре с сатаной получают свое развитие и разъясняются. Здесь же этот новый зловещий поворот к официальной вражде просто упоминается. Матфей проводит различие между одержимостью бесами и физическим недугом, здесь одно привело к другому. Реакция толпы в ст. 33 подводит итог тем впечатлениям, которые были вызваны чудесами, описанными в гл. 8, 9.

9:35 — 10:42 Вторая беседа: служение апостолов

9:35—38 Собиратели урожая (ср.: Мк. 6:34; Лк. 10:2). Этот небольшой фрагмент служит связующим звеном между рассказом о служении Иисуса в гл. 5–9 (резюме которого приводится в ст. 35) и избранием учеников в гл. 10. У Иисуса было слишком много работы, поэтому Он призвал Своих ближайших сподвижников помочь Ему. В основе Его служения было сострадание (сжалился над ними) — сильное чувство, которое всегда приводит к нежной заботе об окружающих. Метафора жатвы (наподобие выражения «ловцы человеков» в 4:19) позволяет говорить о привлечении новых учеников. Это забота Бога как Господина жатвы, Который стремится найти Себе соработников. Следует отметить, что те, кого здесь призывают молиться, в следующей главе уже сами действуют в этом направлении.

10:1–4 Двенадцать апостолов (ср.: Мк. 6:7; 3:13–19; Лк. 9:1; 6:13–16; Деян. 1:13). Апостол означает «посланный», «посланник», что согласуется с данным контекстом. Матфей только здесь использует это слово, обычно он называет последователей Иисуса «учениками» или просто «двенадцатью». Власть, данная им над нечистыми духами и болезнями, исходила от Иисуса; в ст. 7 говорится, что они получили дополнительное поручение — проповедовать Его весть. Пятеро из Его апостолов уже упоминались ранее (4:18–22; 9:9). О других же известно мало, за исключением Иуды Искариота. Фаддей в списке апостолов у Луки появляется под другим именем (Иуда, сын Иакова). Именно эта сплоченная группа, а не отдельные личности, сыграла ключевую роль на заре христианского движения.

10:5—16 Наставления по поводу их апостольской миссии (ср.: Мк. 6:8— 11; Лк. 9:2—5; 10:3–12). Здесь начинается второй блок поучений. Это конкретное поручение в конкретной обстановке, и не следует распространять его на всю христианскую миссию без учета конкретных обстоятельств.

Вызывает удивление условие, поставленное Иисусом (5,6). Однако оно находит свою параллель в ограничении собственной миссии Иисуса, Который был послан только к погибшим овцам дома Израилева (15:24). Как становится ясно из отношения Иисуса к неиудеям (8:5–13 и 15:21–28), а также Его ясных наставлений в 28:19,20, это было временное ограничение, не терпящий отлагательства призыв, обращенный специально к избранному Богом израильскому народу, что было первостепенной задачей миссии Иисуса на земле. После Его воскресения должны были произойти коренные перемены.

Задача учеников (7) та же, что и у Иисуса (4:17), а их служение (8) соответствует Его деяниям, описанным в гл. 8,9 (включая даже воскрешение мертвых).

В ст. 86–10 описывается тот же принцип служения, что и в 6:25—34. Если ученики Иисуса исполняют порученную им Богом миссию, они должны полагаться на Его провидение (ибо трудящийся достоин пропитания) и не заботиться об удовлетворении своих материальных потребностей в пути, поскольку порученная им работа не терпит отлагательств. Они, как и мы, должны опасаться меркантильного подхода к христианскому служению (86).

Необходимое материальное обеспечение (а не денежное вознаграждение) предоставляется им не за счет чуда, но в форме гостеприимства (11–15). Обычное пожелание мира (до сих пор распространенное у евреев и арабов) — не просто формальное приветствие, оно призвано установить, достоин ян его хозяин дома. В случае плохого приема, это пожелание можно забрать обратно (как неоплаченный билет). Отказ в гостеприимстве допускался, однако фраза отрясите прах от ног ваших означала, что данный дом или город тем самым отмечались как отвергнувшие посланников Мессии, а потому заслуживали надлежащего возмездия.

Христиане во враждебном окружении столь же уязвимы, как и овцы среди волков. Чтобы выжить и выполнить свою миссию, они должны проявить проницательность и хитрость, но без лукавства: быть простыми и чистыми, но не легковерными.

Примечание. 10 В Мк. 6:8,9 разрешается брать в дорогу и обувь, и посох. Глагол в ст. 9, переведенный как брать, обычно обозначает «получать». Возможно, что здесь речь идет о том, что не следует в дорогу покупать что–то сверх необходимого.

10:17–39 Предупреждение избегать конфликтов и преследований (ср.: Мк. 13:9–13; 4:22; Лк. 21:12–19; 12:2–12,51–53; 6:40; 14:25—27). Внимание все еще сосредоточено на миссии Двенадцати в Галилее (см.: ст. 23), но раскрываются и более общие принципы, касающиеся поведения учеников в сложных обстоятельствах.

Гонения на них могли быть вызваны официальными санкциями (17,18), но, поскольку они преследовались за Иисуса, это предоставляло им возможность свидетельствовать. В таких угрожающих обстоятельствах ученики могут рассчитывать на помощь Духа Отца, а потому им не о чем беспокоиться (ср.: 6:25–34). (Однако это ни в коей мере не оправдывает небрежную подготовку к проповедям.) Это может повлиять даже на отношения в семье, и в ст. 22 противостояние распространяется на всех людей (будете ненавидимы всеми). Путь последователей Иисуса не ведет к признанию и влиянию в обществе; он полон гонений (23а). Но в ст. 23б утверждается, что Двенадцать не успеют охватить своей проповедью все города израильские, как придет Сын Человеческий (см.: примеч.). Однако часто их изгоняли, а потому многие города Израильские остались без Благой вести.

В ст. 26—33 показано, кого следует бояться. Бояться противостояния людей — бесперспективное дело, потому что человек может только убить тело, но Бог может и душу и тело погубить в геенне. Следовательно, ученики должны бояться не выполнить свою миссию, когда скрывают истину, порученную им для возвещения людям (26,27). Тот же Бог, однако, может не только уничтожить, но и сохранить; совершающим Его волю нечего бояться (29—31). Таким образом, речь идет о простом выборе пути послушания, который имеет судьбоносное значение (32,33).

В ст. 34–39 цена ученичества рассматривается в абсолютных категориях. Сказанное в ст. 34 резко противопоставляется сказанному в 5:9; есть вещи даже более важные, чем мир. Верность Иисусу может вызвать иногда даже конфликт в семье (см.: Мих. 7:6), но при этом на первом месте остается Иисус. В 16:21—28 более ясно раскрывается метафора креста Христова, который должны нести Его последователи; это образ мученичества, как видно из ст. 39.

В контексте реалий общества, которое терпимо относится к христианской религии, все это звучит крайне резко. В некоторых странах, однако, даже в настоящее время это воспринимается слишком буквально. И конфликты, и разделения, о которых предупреждает Иисус, реально угрожают Его последователям даже при том, что их жизнь в безопасности. Вы не можете стать истинным последователем Иисуса, если не определите четко свои жизненные приоритеты.

Примечания. 18 Правители, цари, язычники — это перечисление указывает на более широкую проповедь Евангелия, которая не ограничится миссией Двенадцати в пределах Галилеи. 23 Словесная картина, описывающая пришествие Сына Человеческого, ассоциируется с языком Дан. 7:13,14, где рассказывается, как Он пришел к Богу получить от него власть; здесь не идет речь о Его пришествии на землю, тем более о втором пришествии Иисуса. Это провозвестие воцарения Сына Человеческого в силе (которое мы уже найдем исполнившимся через воскресение, 28:18); миссия учеников по отношению к Израилю не будет завершена до этого времени. 25 О Веельзевуле см.: 12:24 и дал. и 9:34. 29–31 Эти два стиха не обещают освобождения от смерти {птица не упадет на землю без воли Отца вашего), но говорят, что и она под контролем Бога.

10:40–42 Представление Иисуса (ср.: Мк. 9:37,41; Лк. 9:48; 10:16). Суровые предостережения предыдущих стихов сменяются умиротворением и покоем; представлять Иисуса одновременно — и большая честь, и опасность. Здесь говорится о радостном принятии посланников Иисуса и гарантии награды для тех, кто оказывает им надлежащий прием. Фраза из малых сих далее раскрывается в 18:1—14 (ср.: 11:25; 25:40,45); она относится не к детям, но в целом к ученикам, указывая на опасности, которым они подвергаются, и на зависимое положение детей.

Примечание. 42 Напоит чашею холодной воды — признак гостеприимства, которое не требует награды; но благодать Божья превосходит наши заслуги.

11:1 — 12:50 Разный отклик на общественное служение Иисуса

До сих пор все повествование было сосредоточено в основном на личности Иисуса, хотя отмечалась реакция учеников и народа на проявление Его власти. Теперь Матфей обращает более пристальный взгляд на то, как по–разному воспринимали служение Иисуса окружающие: от радостного приема «младенцев» (11:25) до зловещих обвинений в пособничестве сатане (12:24). Между этими крайними позициями отмечается целая гамма переживаний: энтузиазм, враждебность, крайнее недоумение. Так по мере приближения к третьему блоку поучений (где упор сделан на разделении в народе, возникшем в ходе служения Иисуса) Матфей готовит почву для рассуждений на эту тему.

11:1—19 Иоанн Креститель и Иисус (см.: Лк. 7:18—35). Последний раз Иоанн Креститель упоминался в связи с его заточением в тюрьму (4:12). Вероятно, оттуда он следил за действиями Того, Чей путь он призван был подготовить. В данном фрагменте мы видим не только его суждение о миссии Иисуса (2,3), но и мнение Иисуса об Иоанне (7–15) и Его комментарии по поводу того, как их служение воспринимается людьми (16–19).

Вопрос, заданный Иоанном, показывает, что его удивил стиль служения Иисуса. Суровый суд, который он проповедовал сам (3:11,12), еще не оформился в строгое учение, а забота Иисуса об обездоленных и занимающих невысокое положение в обществе несколько снизили в его глазах образ Иисуса, нарисованный им для себя. В ответ Иисус процитировал ветхозаветные тексты (в основном, Ис. 35:5,6 и 61:1,2), подчеркнув через них ясное и видимое исполнение пророчеств, которое свершилось через Его служение, описанное в гл. 8,9. То, что Иоанну казалось неожиданным, на деле было актами милосердия, «деяниями Мессии» (дела Христовы в ст. 2). Не признававшим их трудно было воспринимать Иисуса как Мессию (6; соблазнится о Мне).

Несмотря на этот не высказанный прямо упрек, Иисус продолжает рассматривать Иоанна в качестве истинного пророка, и даже более. В его яркой, необычной, но наглядной проповеди Евангелия народ отчетливо различал голос вестника Божьего. Но при всей своей значимости Иоанн был лишь предшественником грядущего за ним (10; цитата из Мал. 3:1), последний и самый большой из пророков, по силе соизмеримый с Илией, которому надлежало прийти в последние дни (Мал. 4:5,6). Царство Небесное, объявленное Богом, началось с Иисуса, а Иоанн стоял лишь на его пороге (как показывает его двойственный ответ Иисусу). В ст. 13 подчеркивается, что в законе не в меньшей степени, чем в пророках дано полное откровение об Иисусе и исполнении в Нем ветхозаветных ожиданий (ср.: 5:17).

Но разные стили служения и благовествования Иоанна и Иисуса вызвали неприятие части населения, о чем красочно рассказывается в маленькой притче (16— 19). Иоанн за свой аскетический образ жизни прослыл фанатиком, а доступность Иисуса считалась предосудительной. Но мудрость Божья выше человеческих предрассудков и оправдывается теми самыми действиями и поступками, которые презренны у людей.

Примечания. 7 Трость ли, ветром колеблемую? Деталь ландшафта пустыни используется в иносказательном смысле. Речь идет о человеке с гибким податливом характером, каковым отнюдь не был Иоанн. 12 В NIV дается вариант истолкования этого трудного текста, связывающий его с Лк. 16:16. Но язык этих двух текстов значительно отличается, и более естественно звучит вариант: «Царство Небесное силою берется, и сильные люди овладевают им».

В такой интерпретации речь идет о мощном противостоянии, которое всегда встречают дела Божьи (что уже удостоверено заточением в тюрьму Иоанна, а далее проявится в официальном отвержении и вынесении приговора Иисусу).

11:20–24 Отвергнувшие служение Иисуса (см.: Лк. 10:12–15). О враждебном отношении к Иисусу, упоминавшемся в ст. 16–19, теперь говорится более подробно. Указанные три города были расположены вблизи друг друга на берегу Галилейского моря, где до сих пор проходило служение Иисуса. Даже пресловутые языческие города, суд над которыми объявлен в Ветхом Завете (Тир, Сидон и Содом), вероятно, были более восприимчивы к тому, что со всей очевидностью составляло работу Бога. Примечательно, что Иисус считал чудеса единственным, что может побудить людей к покаянию. Сколь же велико было Его благовествование в этих городах!

11:25–30 Откликнувшиеся на служение Иисуса (см.: Лк. 10:21,22). На Его весть откликнулись лишь малые дети и труждающиеся и обремененные. Причина — в особых отношениях Иисуса с Богом как Сына с Отцом. Эти уникальные взаимоотношения, к которым мы могли бы приобщиться, недоступны нашему пониманию и могут быть раскрыты только свыше. Инициатива исходит от Отца, Который раскрывает смысл служения Иисуса (25,26), и от Сына, Который открывает характер Отца (27).

Иго (ярмо) предназначено для облегчения переноса тяжестей. Но оно также символизирует собой послушание и принятие ответственности на себя. Раввины часто говорят «об иге закона», а их предписания, действительно, весьма утяжеляли бремя законничества. Напротив, иго Иисуса благо, и бремя Его легко, и не потому, что Он не предъявляет строгих требований к Своим ученикам (см.: гл. 5), но потому что мы становимся учениками Того, Кто кроток и смирен сердцем. Это и лежит в основе Его призыва: при идите ко Мне.

12:1—14 Фарисеи и суббота (см.: Мк. 2:23 — 3:6; Лк. 6:1—11). Эти две истории проясняют, почему некоторые из современников Иисуса находили Его миссию неприемлемой. По их представлениям, Он был опасным реформатором, подрывающим основы, каковыми были послушание и соблюдение закона, лежащие в самой сердцевине их религии. Отсюда и их решение погубить Его (14).

Обе истории развиваются вокруг закона о субботе. Ясная ветхозаветная заповедь «помни день субботний» была обнесена частоколом второстепенных предписаний по поводу того, что не позволялось делать в субботу. В частности, запрещалось собирать плоды или срывать колосья и исцелять болезни, не представляющие непосредственной угрозы для жизни. В рассказе подчеркивается, что Иисус не следовал этим требованиям, однако нет и намека на то, что Он отвергал требование соблюдать субботу как таковое. Проблема в том, как это понимать и кто имел право толковать.

Иисус берет на Себя ответственность за решение этой проблемы (3—8) и заявляет о Своем праве распоряжаться в данной ситуации, как это делал Давид (1 Цар. 21:1—6) и как должны были поступать храмовые священники при исполнении своих обязанностей. Фактически Иисус заявил о Своем праве быть, по меньшей мере, равным Давиду и больше храма; тот же аргумент приводится и далее в ст. 41,42. Имея такой статус, Иисус, несомненно, является господином и субботы. Такое ниспровержение фарисейских традиций гармонирует с принципом, раскрытым Осией, который гласит, что Бог более хочет милости, чем жертвы (Ос. 6:6; см.: также 9:13).

Исцеление сухорукого могло совершиться и в будний день, но Иисус подчеркивает здесь лицемерие тех, кто делает исключение для животного (чтобы облегчить его страдания или избежать экономического ущерба?), но отказывает человеку. С непререкаемым авторитетом Он заявляет: можно в субботы делать добро, что в корне противоречит фарисейской тенденции увеличивать число предписаний закона. Неудивительно, что они выступали против человека, который столь открыто противостал их авторитету, а также и принципам, которые они проповедовали.

Примечания. 5 Возможно, речь идет о «работе» священников, когда они осуществляют в субботу жертвоприношения, или, что более вероятно, о жатве первых снопов, что позволяли себе в субботу фарисеи (но не саддукеи). 6 Тот, Кто больше (см.: 12:41,42). Это относится ко всей миссии Иисуса (и Его сподвижников?), которая заменяет храм как средоточие присутствия Бога среди Своего народа.

12:15—21 Ответ Иисуса Своим противникам. В ответ на угрозу насилия Иисус решил на время удалиться, чтобы успокоить волнение в народе. В этом Матфей видит исполнение пророчества, записанного в Ис. 42:1—4, о характере смиренном, кротком, но достигающем в итоге триумфа. Это первая из так называемых «Песен раба», которые время от времени повторяются в Ис. 40—55, при этом из последней Матфей уже приводил пример, иллюстрирующий другой аспект миссии Иисуса (8:17).

12:22—37 Иисуса обвиняют в сотрудничестве с сатаной (см.: Мк. 3:22—30; Лк. 11:14–23; 12:10; 6:43–45). Теперь противостояние обретает более «богословское» звучание. Признавая сверхъестественную силу Иисуса, Его оппоненты приписывают ее не Богу, но сатане. Иисус прежде всего показывает им несостоятельность такого обвинения, а затем подчеркивает его серьезность как хулу на Духа. Здесь ясно подчеркивается, как важно выбирать слова.

Эта неожиданная атака связана со сценой изгнания бесов, похожей на описанную в 9:32—34, где Матфей тоже отмечает, что Иисуса обвиняют в использовании бесовской силы. Мощное воздействие силы Иисуса более нейтральных наблюдателей привело к заключению, что Он был Сыном Давидовым, Мессией, Который действовал силой Божьей. Поскольку фарисеи уже выступили против такого объяснения (12:14), они вынуждены были искать другое, более адекватно раскрывающее Его сверхчеловеческую власть, и приписали действие Его силы сговору с сатаной.

Во–первых, Иисус (25,26) просто указал на глупость такого предположения: сатана не будет сражаться против своих же собственных сторонников! Во–вторых, (27) Иисус напомнил им, что не только Он изгоняет бесов; означает ли это, что все они в сговоре с сатаной? В–третьих, и это самое главное (28,29), Он показал, что, напротив, Его сражение с силами духовного зла было знамением нерушимости Царствия Божьего и поражения сатаны, сильного. Это признак не демонической силы, но действия Духа Божьего. В этом коренное отличие тех, кто признает деяния Бога и кто поэтому с Ним (30: со Мною), от тех, кто приписывает деяния Бога Его главному врагу, тем показывая, что сами они против Иисуса (30: против Меня). Их хула на Святого Духа указывает, что они осознанно избрали свою позицию и стали на сторону сатаны, тем самым лишив себя возможности получить прощение.

В этом контексте необходимо рассмотреть и страшные ст. 31,32. Неправомерное применение этих слов к другим ситуациям, не похожим на ту, к которой они относились (преднамеренное искажение истины фарисеями), причиняло боль многим людям. Но Иисус говорит здесь не о согрешениях и ошибках, которые мы время от времени совершаем, но о твердом и осознанном решении противостоять деяниям Божьим.

В ст. 32–37 предостережения продолжаются; приводятся яркие иллюстрации, краткие красочные изречения, показывающие опасность бездумного использования праздных слов. Слова, которые мы произносим, показывают что, на самом деле мы из себя представляем, а потому праздные, брошенные на ветер слова и произнесенные речи могут послужить основанием для осуждения.

Примечания. 24 Веельзевул известен как аккаронский (ханаанский) бог, «Повелитель мух» (4 Цар. 1:2). Во времена Иисуса это имя в несколько измененной форме стало нарицательным, обозначающим главу бесов, или сатану. 27 О других иудеях, изгонявших бесов, говорится в Мк. 9:38; Деян. 19:13. В иудейской литературе тоже упоминается несколько таких человек. 28 Это один из самых ясных текстов, где говорится, что в служении Иисуса было явлено Царствие Божие как уже присутствующее и активно действующее, а не только как грядущее. 29 Это притча. Расхитить дом грабителя можно, если только вначале одолеть его. Иисус, изгоняя бесов, показал, что Своей силой уже одолел сатану. 30 Ср.: Мк. 9:40: «Ибо, кто не против вас, тот за вас»; оба варианта отвергают нейтральную позицию. 32 Это удивительное противопоставление, возможно, отражает тот факт, что ученики Иисуса смогли признать в Нем Сына Человеческого в Его земном пребывании инкогнито.

12:38–45 Предостережение «роду сему» (см.: Лк. 11:16,24–26,29–32). Просьба сотворить чудо (знамение) повторяется в 16:1 — 4. Здесь она естественно вытекает из предыдущих споров; если Иисус утверждает, что Его сила исходит от Бога, то должен доказать это. Неверие, которое лежит в основе этой просьбы, — отличительный признак сего рода (ср.: 11:16—19), а повторение этой фразы в ст. 39,41,42,45 особо выделяет этот отрывок.

Отказ Иисуса сотворить особое знамение рассматривается с позиций представления о Его силе, превышающей силу Ионы или Соломона (ср. ст. 6, где приводится тот же аргумент по отношению к храму и его священникам). Если даже язычники смогли распознать присутствие Бога в этих великих мужах ветхозаветной эпохи, почему сей [иудейский] родне мог признать власти Того, в Ком все ее атрибуты (пророк, священник, царь, мудрец) нашли свое исполнение? Отвержение призыва такого мужа могло привести только к суду.

Притча о бездомном нечистом духе (43— 45) остерегает от нерешительности, замедленной реакции. Даже если предупреждения Иисуса о суде приводят к «покаянию», но если это не способствует изменению образа жизни и не побуждает человека следовать за Ним, тогда в его сердце образуется пустота, которую и может заполнить дьявол.

Примечания. 39,40 Чудодейственное избавление Ионы удостоверило его проповедь; воскресение Иисуса аналогичным образом подтвердит Его слова. Три дня и три ночи — это еврейская идиома, обозначающая трое суток. Согласно принятому в то время расчету, часть суток рассматривалась как целое (т. е. сутки), (ср.: 1 Цар. 30:12,13; Есф. 4:16–5:1).

12:46–50 Семья Иисуса (см.: Мк. 3:31 — 35; Лк. 8:19–21). Матфей не говорит нам, что ответили мать и братья Иисуса на Его поучение. Однако то, что они находились вне дома, то есть вне круга Его учеников, указывает на их непосвященность по крайней мере. Противопоставляя семейные узы отношениям в большой «семье» тех, кто будет исполнять волю Отца… Небесного, Иисус подчеркивал условие призыва к ученикам, но также и награду, их ожидающую. Широкое разнообразие откликов на призыв Иисуса, которые представлены в гл. 11,12, завершается здесь ободряющим заявлением о новой «семье», которая возникла вокруг него.

13:1—52 Третья беседа: учение Иисуса в притчах

В гл. 11,12 показано глубокое разделение среди тех, кто слушал поучения Иисуса, и целый спектр откликов на него. Притчи, которые составляют основную часть гл. 13, теперь призваны разъяснить, почему проповедь слова Божьего встречает такую разнообразную реакцию, и подчеркнуть непреходящую важность выбора.

Эта беседа построена в определенном порядке. Во–первых, она предваряется вступительной притчей о сеятеле (3—9). Затем следует вставка, в которой внимание сосредоточено на предназначении притчей (10–17) и разъясняется притча о сеятеле (18–23). Далее идут три притчи о росте сорняков (24–30), горчичного семени (31,32), а также о закваске (33). После этого снова появляется вставка, которая раскрывает назначение притчей (34,35) и включает в себя разъяснение притчи о пшенице и плевелах, а затем следуют еще три притчи: о сокровище (44), жемчужине (45,46) и неводе (45,46). В заключение приводится притча о хозяине (51,52).

В этом отрывке собрано восемь притч, разъясняется их назначение и смысл двух ключевых притч.

Мы обычно рассматриваем притчу как иллюстративный материал для сравнения, но греческое слово parabole имеет более широкое значение. Оно несет в себе определенный подтекст, который не выявляется на поверхности, то есть притча нуждается в истолковании. Подобно карикатуре, она сама по себе просто иллюстрация или рассказ и требует расшифровки, раскрытия смысла. Именно поэтому одна и та же притча безо всякого объяснения может одних затронуть, других оставить равнодушными. Именно об этом говорится в ключевых ст. 10—17, где противопоставляется духовное прозрение учеников и духовная слепота людей, которые не откликнулись на послание.

Каждая из этих притч, несомненно, о Царстве Небесном. В них говорится о правилах и парадоксах нового порядка, который пришел установить Иисус и который люди воспринимали столь неоднозначно.

13:1–9,18–23 Притча о сеятеле (и ее истолкование) (см.: Мк. 4:1–9,13–20; Лк. 8:4–8,11–15). Вероятно, ученикам Иисуса было трудно понять, почему Его возвещение Царства Божьего, на которое они с таким энтузиазмом откликнулись, другие люди восприняли совсем не так. Эта притча, содержащая четыре «картины», показывает, что ответ зависит не только от послания, вести (во всех случаях сеется одно и то же семя), но и от готовности слушателей принять ее. Три типа неплодородной почвы (при дороге, места каменистые и терние) в ст. 19—22 — это иносказание, подразумевающее три категории слушателей: тех, кто просто не желает слушать, тех, чей отклик оказывается поверхностным, и тех, кто занят своими собственными проблемами. Эти три категории были хорошо известны любому проповеднику как в те времена, так и теперь. Поэтому ученики не должны удивляться столь различной реакции на проповедь Иисуса.

Виноваты слушатели, а не весть. Когда семя попадает на добрую землю, оно дает хорош и и урожай. Тем самым Иисус убеждает Своих учеников в том, что, несмотря на существование враждебных сил и отсутствие надлежащего отклика, урожай созреет непременно. Однако даже на хорошей почве урожай разный: во сто крат… в шестьдесят, иное же в тридцать. Другими словами, последователи Иисуса не будут в Царстве Божьем на один манер, там будет место и для простого, и для незаурядного.

Как и в 7:24—27, важно не просто слушать, но и разуметь (19,23). Таким образом, притча о сеятеле подводит нас к ст. 10—17, где проводится резкая грань между слушателями, которые не понимают эти притчи, и теми, кто владеет секретом, помогающим раскрыть их суть. Так что в определенном смысле это притча о притчах. Отсюда вполне закономерен вывод, сделанный в ст. 9 и обращенный ко всем нам: от того, как мы слушаем, зависит, будет ли наше ученичество плодотворным.

Примечание. 1 Параллель между частным домом (ср.: 36) и большой аудиторией на берегу озера символизирует различие между народом, который Иисус обучает только на примере притч, и учениками, которым Он истолковывает эти притчи в частной обстановке.

13:10–17 Как воздействуют притчи на людей (ср.: Мк. 4:10–12,25; Лк. 8:9,10,18; 10:23,24). Как сказано в ст. 12, то, что вы получаете, зависит от того, что вы вкладываете. Так и в случае притч; на одну и ту же весть, как показывает притча о сеятеле, люди откликаются по–разному — в зависимости оттого, какони воспринимают услышанное. Разъясняя Свои притчи ученикам, Иисус открывает им тайны Царствия Небесного. Оно имеет свою логику, которую нельзя постичь человеческим разумом; его истины должны быть открыты. Быть учеником — означает обучаться в школе откровения.

Лишенные духовного слуха, никогда не смогут преодолеть «слухового барьера» и будут воспринимать весть лишь поверхностно, а это не принесет им никакой пользы. Ярко живописует такое положение Исайя (Ис. 6:9,10). Принадлежать к ученикам Иисуса — привилегия гораздо большая, чем та, которой радовались величайшие мужи Божьи прошлых эпох (пророки и праведники), имевшие самое общее представление о небесном царстве и еще не осознававшие его реальности.

Иисус говорит здесь не о том, что притчи предназначены для сокрытия истины и, следовательно, для того, чтобы держать людей вне небесного царства, но о том, что каждый способен проникнуть в их суть. Эта способность дарована ученикам и ни в коей мере не является результатом заключений человеческого разума. Но в этом фрагменте не ставится вопрос, как человек становится учеником. Предположительно, ученики, к которым обращался Иисус, сами некогда были непросвещенными; если они смогли узнать тайны через служение Иисуса, то и другие могут тоже. Но пока существуют различные группы людей и есть разные типы почв, в которые сеется семя, притчи будут продолжать раскрывать эти различия.

13:24—30,36—43 Притча о сорняках (и ее истолкование). Часто трудно отличить истинных учеников, как это выяснилось в 7:15–27. Эта притча предупреждает нас о том, что окончательная проверка не производится по внешним проявлениям сейчас, но — на последнем суде. До тех пор ученики должны проявлять терпение и не ожидать, что каждому из них может быть предоставлено отдельное, чистое место обитания. Церковь на земле всегда будет смешанным сообществом.

В истолковании притчи (36–43) внимание сфокусировано на разделении людей в последний день и на разных судьбах, которые ожидают нечестивых и праведных. Если на земле нет полной ясности в этом вопросе, то при кончине века эта неопределенность полностью исчезнет.

Примечания. 25 Сорняки здесь представлены плевелом, который на ранних стадиях роста практически неотличим от пшеницы и так тесно переплетается с ней, что его нельзя вырвать, не повредив пшеницы. 41 Упоминая о небесном царстве как о Царстве Сына Человеческого, Иисус тем самым заявляет о Своем верховном владычестве (ср.: 16:28; 19:28; 25:31–46).

13:31–35 Другие притчи о росте и развитии (см.: Мк. 4:30–34; Лк. 13:18–21). Притчи о горчичном зерне (семени) и закваске говорят о том, что все начинается с малого. Горчичное зерно стало нарицательным для обозначения ничтожно малого (ср.: 17:20), вместе с тем из него вырастает растение высотой до 3 м. Пригоршня закваски способна заквасить тесто, замешанное из трех мер муки (из которого можно испечь хлеба на 100 человек). Так и деяния Божьи — Небесное Царство — могут вначале не производить впечатления, но внешность обманчива, поэтому никто не способен предугадать, что будет в конце. Вместе с тем ученики должны проявлять терпение. Человеческие оценки не способны проникнуть в существо дела; малое становится великим, когда действует Бог.

В ст. 34 подчеркивается важность учения о притчах (см.: ст. 10—17), а в ст. 35 Матфей приводит другую формулу–цитату, заимствованную из Пс. 77:2, чтобы показать, что метод, использованный Иисусом, предвозвещен еще в Ветхом Завете.

13:44—52 Другие притчи. Притчи о сокровище и жемчужине составляют одно целое и иллюстрируют полною посвященность, которой требует Царство Небесное. Нет жертвы, которую можно было бы считать слишком большой, и никакое препятствие на пути не должно помешать достижению этой цели. Однако речь не идет о том, что следует просто «отбросить» все, но о радостном исполнении задуманного. Есть нечто такое в вести о Царстве Небесном, что заставляет предпринимать крайне необычные действия для его достижения.

Притча о неводе тесно связана с притчей о пшенице и плевелах, в ней используется тот же язык (ср. ст. 49,50 со ст. 40—42).

В ст. 51 сказано, что, как и обещал Иисус (И), ученики поняли смысл притч (ср.: ст. 13,14,15,19,23 о важности «разумения»). В данном случае, они поняли весть о Небесном Царстве и, подобно книжникам {законоучителям), учившим Израиль, смогут научить других путям Божьим. Притча о хозяине дома призывает их выполнить эту свою миссию. Истины, которые они должны были донести до других, включали весть о новых сокровищах учения Иисуса и старых истинах, которые могли преподать книжники–иудеи. Для Иисуса это «новое» учение уходит корнями в «сокровенное от создания мира» (35), освещая вечные истины Божьи.

13:53 — 16:20 Новые отклики на общественное служение Иисуса

Повествование Матфея достигает своей кульминации, когда Петр признает Иисуса как Мессию и Сына Божьего. К этому ключевому моменту ведут несколько слабо связанных между собой историй, которые продолжают иллюстрировать разную реакцию людей на служение Иисуса. Здесь говорится и об укреплении оппозиции книжников, фарисеев и саддукеев, и о продолжающейся демонстрации чудодейственной силы Иисуса, что позволило, по крайней мере, некоторым предвосхитить великое исповедание Петра (14:33).

13:53–58 Отсутствие веры в Назарете (см.: Мк. 6:1–6; ср.: Лк. 4:16–30). Как сказано в 4:13, Иисус обосновался в Капернауме, и Его служение стало известным в прибрежной области. Возвращение Иисуса в родные места — отдаленное горное селение Назарет — вызвало среди его земляков предсказуемую реакцию. Как и члены Его собственной семьи (12:46–50), все жители Назарета не воспринимали Его всерьез. В ст. 57 подводится общий итог притч, который можно передать следующим образом: «Нет пророка в своем отечестве».

Примечания. 55,56 Плотник был основным подрядчиком в строительных работах, и его старший сын обычно наследовал профессию отца. Братья и сестры (дети Иосифа и Марии после рождения Иисуса) Иисуса известны лишь по именам, за исключением Иакова, который позднее стал одним из руководителей церкви. 58 О связи между чудесами и верой для сравнения см.: 8:10— 13; 9:2,22,28,29.

14:1–12 Реакция Ирода Антипы (см.: Мк. 6:14–29; Лк. 9:7–9; 3:19,20). Ирод четверовластник — это Ирод Антипа, правитель Галилеи и сын Ирода, во время царствования которого родился Иисус (гл. 2). Рассказы о чудесах, совершенных Иисусом, в сочетании с тем, что сам Ирод в глубине души сожалел о своем приказе убить Иоанна Крестителя (отданном по слабости), привели его к странной мысли о том, что это он воскрес из мертвых.

Последний раз Матфей упоминает об Иоанне в 4:12; 11:2 (когда он находился в заточении), а теперь объясняет, что произошло. Ирод, в нарушение иудейских законов (Лев. 18:16), женился на жене своего сводного брата, хотя и Ирод, и Иродиада развелись со своими прежними супругами, чтобы вступить в этот брак. Однако это был не только политически неверный, но и скандальный с точки зрения религии шаг, а потому его публичное осуждение Иоанном губительно сказывалось на репутации Ирода среди иудеев. Поэтому Иоанн не только доставлял неприятности Ироду, но также (как пишет Иосиф Флавий) представлял угрозу его политической безопасности.

Сообщая Иисусу о смерти Иоанна, ученики Иоаннатш самым показывали, что признают Иисуса его истинным «последователем», как уже отмечалось в 11:17—19 и как далее (в 21:23—32) подтвердит Сам Иисус. Последующий уход Иисуса (13) позволяет полагать, что Он знал об опасности этой Его «связи» с Иоанном в глазах Ирода.

14:13–21 Чудо насыщения голодных (см.: Мк. 6:32–44; Лк. 9:10–17). У Луки говорится, что уединенным местом была Вифсаида, расположенная на северном, противоположном берегу озера, на территории, не подвластной Ироду Антипе. Тот факт, что множество людей поспешило пойти за Иисусом, показывает, как и в Ин. 6:14,15, что это было не случайное сборище, но организованное движение народных масс с целью побудить Иисуса принять политическое решение (см. коммент. к ст. 21 ниже).

Матфей, однако, не привлекает внимания к этой теме. Для него эта история была живым свидетельством сострадания и проявления чудодейственной силы Иисуса. Иудейские читатели не могли не заметить здесь параллели с двумя чудесами насыщения голодных в Ветхом Завете: ниспосланием манны в пустыне (Исх. 16) и умножением хлебов Елисеем (4 Цар. 4:42—44). Иисус снова показан как «больший» (ср.: 12:6,41,42), чем древние пророки.

Участие в совместной трапезе было символом единства. Иисус выступал в роли хозяина огромной семьи и тем самым приглашал собравшийся народ войти в новое сообщество. Хотя трапеза не отличалась чем–то необычным, эту пищу мы, вероятно, должны рассматривать как предвкушение мессианского пира (см.: 8:11,12); слово возлечь отражает довольно формальное приглашение принять удобную позу на пиру. Вряд ли можно считать случайным, что здесь (19) используются те же самые глаголы, что и при описании Вечери Господней. Еда, естественно, предназначалась для утоления голода (20), но Матфей, вероятно, видит в этом и символический акт причащения, приобщения к Небесному Царству.

Своим повелением ученикам (16) Иисус преднамеренно подключает их к действию, участию в раздаче пищи, которую Он дарует. Участвуя в этом (и особенно на опыте познавая открывшееся им), они смогли запомнить и сделать соответствующие выводы из этой ситуации; и то, чему они научились там, должно было подвергнуться проверке позднее (16:5–12).

Примечания. 19 Хлеб и рыба были основной пищей крестьян в Галилее. 20 Двенадцать коробов. Двенадцать — скорее для запоминания, чем в символическом смысле; вероятно, каждый из двенадцати учеников имел по коробу. 21 Кроме женщин и детей можно воспринимать как указание на то, что присутствовали только мужчины, но скорее это перекликается с Исх. 12:37, где аналогичная фраза указывает на принятый порядок подсчета взрослого народа Божьего.

14:22,23 Хождение по воде (см.: Мк. 6:45—52). Совершенное прилюдно чудо умножения хлебов сменяется чудом, свидетелями которого были лишь ученики; оно показывает власть Иисуса и над силами природы. Эти два чуда побудили их по–новому оценить Иисуса, признать Его силу, которая превыше человеческой (33).

Едва ли удивительна реакция учеников, то, что в такую плохую погоду, в предрассветные часы на море (четвертая стража соответствует времени от 3 до 6 часов утра) они закричали от ужаса при Его внезапном появлении (Это призрак). Но что действительно вызывает удивление, так это неожиданное предложение Петра присоединиться к Иисусу, идущему по воде.

В Евангелиях Петр иногда описывается как импульсивный по характеру, склонный к злонамеренным поступкам. Можно предположить, что здесь нам дается не пример огромной веры, но дурачества, может быть, желания приобщиться к силе Иисуса, властелина природы. Однако Иисус поддержал его в этом намерении, и поначалу все шло хорошо. Очевидно, что Матфей хотел изобразить это как акт истинной веры, даже несмотря на то, что он и не увенчался успехом.

В любом случае, в конце истории Петр стал образцом слабой веры и сомнения, что послужило наглядным уроком для учеников, которые отвели свой взор от Иисуса и сосредоточили свое внимание на угрожающей стихии.

Примечания. 22 Срочный уход Иисуса, возможно, определялся тем, что и ученики, и народ могли попытаться втянуть Его в политическое противостояние властям (Ин. 6:14,15). 33 Эта инстинктивная реакция на непостижимый для разума опыт предваряет более обдуманное богословское заявление Петра в 16:16.

14:34—36 Иисус исцеляет (см.: Мк. 6:53— 56). По возвращении в область, где был правителем Ирод, Иисус снова оказался в центре внимания. Его популярность объяснялась, в частности, чудесами исцеления, которые Он совершал. В итоге Матфей отмечает, что отдельные записанные рассказы не позволяют оценить истинных масштабов совершенных Им исцелений. Чтобы только прикоснуться к краю одежды Его — почти механическое желание, однако, как подразумевается в сцене исцеления в 9:20–22, на самом деле это очень личная встреча с Иисусом.

15:1—20 Чистота и благочестие (см.: Мк. 7:1–23; ср.: Лк. 11:37–41; 6:39). Противостояние Иисусу никогда не ослабевало. Здесь снова (как и в 9:3,11,34; 12:2,14,24,38) выступают против Него книжники и фарисеи, но теперь приводится серьезнейшее дополнение: они пришли из Иерусалима. Возможно, это была официальная делегация с целью разобраться в Его кажущемся парадоксальным учении, которое не вписывалось в рамки раввинистических предписаний. Далее становится все более понятным, что именно от иерусалимских иудеев Иисус ожидал неприятностей (16:21; 20:18 и др.).

Умывать руки перед едой было не просто вопросом гигиены, но и религиозным обрядом. Ветхозаветный закон таких правил не предусматривал, за исключением священников, исполняющих обрядовые предписания (Исх. 30:17—21). Фарисейкие установления, однако, распространили этот принцип и на повседневную жизнь, и Иисус как религиозный учитель должен был, по их представлениям, требовать от Своих учеников исполнения предписаний о ритуальной чистоте.

Ответ Иисуса на это обвинение дается в ст. 10,11. Он первым начинает критиковать их претензию на религиозный авторитет. Он утверждает, что их предания фактически заставили их преступить заповедь Божию. Тем самым Иисус проводит четкое разграничение между ветхозаветным законом (заповедь Божию; 6) и человеческими установлениями, и Его цитата из Ис. 29:13 показывает, что религия, основанная на них, пустая и отдаляет от Бога.

Он иллюстрирует этот тезис на примере того, как ветхозаветный принцип уважительного отношения к родителям (Исх. 20:12; 21:17) был подорван раввинистическими установлениями, позволявшими человеку отказать своим родителям в финансовой помощи путем номинального посвящения ее Богу (на деле же использовать ее в собственных целях). Так ветхозаветное правило было цинично извращено, что в итоге привело к нарушению одной из фундаментальных заповедей. (Заметим, что пятая заповедь введена Богом, а не установлена по закону Моисея).

Теперь Иисус идет дальше простой защиты ветхозаветного закона. Возвращаясь к конкретному вопросу о чистом и нечистом в ст. 11, Он выдвигает кардинальный принцип, который в итоге должен привести Его последователей к отвержению ветхозаветных законов о пище. Иисус заявил, что «нечистота» определяется не тем, что ест человек, но тем, что исходит из его уст. Это был урок, который с таким трудом усвоил Петр (Деян. 10:9—15). Но в Израиле законы о чистой и нечистой пище долгое время препятствовали тому, чтобы христиане из язычников принимались в церкви на равных с иудеями. Матфей не рассматривает здесь эту проблему (хотя это есть в Мк. 7:19), но она достаточно понятна и в ст. 17—20 еще больше проясняется.

Это серьезно затрагивало религиозные притязания фарисеев. Иисус, однако, не защищает их, и даже идет дальше, сравнивая фарисеев с растением, которое не насаждал Бог, а потому оно должно быть искоренено, как сорняк. Сравнивает Он их и со слепыми вождями, которые могут вести только к беде. Этот суровый приговор выражает не столько личные эмоции, сколько полное неприятие такого подхода к религии, когда на первом месте стоит внешняя религиозная атрибутика и игнорируется реальная человеческая личность.

Несомненно, существует, на первый взгляд, некая дисгармония между обвинениями Иисуса в подрыве основ закона Божьего и тем, что далее речь идет об упразднении принципа «нечистоты», на котором часть этого закона зиждится. Но здесь, как и в гл. 5, Иисус обращает внимание не столько на внешний аспект этого закона, сколько на его суть: если имеет значение и внешняя чистота, то насколько важнее внутренняя сущность. Он не касается тех законов, которые не имеют практического значения в новом сообществе народа Божьего, состоящего как из бывших язычников, так и иудеев (20).

Примечания. 15 Здесь слова притча используется в более широком смысле как непонятное высказывание, которое нуждается в объяснении. 16 Не разумеете. Ср.: необходимость понимания притч в 13:13, 14,15,19,23. Здесь также только ученикам дается разъяснение непонятного высказывания, которое для других остается нераскрытым.

15:21—28 Вера женщины–язычницы (см.: Мк. 7:24—30). Тема осквернения теперь повторяется и решается в практической плоскости. Иисус, иудейский учитель, пришел в языческую область, и к Нему обратилась местная женщина, дочь которой была одержима бесами. Происшедший между ними диалог сосредоточил внимание на вопросе, могут ли язычники ожидать какого–то благодеяния от Мессии (Сына Давидова).

Эта история очень похожа на то, что произошло со слугой сотника (8:5—13). При этом разница не только в том, что вера была вознаграждена исцеляющим словом, произнесенным на расстоянии, но и в том, что национальные распри стали испытанием веры. Матфей особо подчеркивает последнее, называя национальность женщины — хананеянка. Согласно Ветхому Завету, хананеи были давнишними врагами израильтян.

Пугающее молчание Иисуса (23) сменилось еще более обескураживающим заявлением о цели Своей миссии (24; ср.: 10:5,6). Казалось бы, Его слова не оставляли ей никакой надежды, но она продолжала настаивать, прося о помощи даже тогда, когда получила в ответ больно ранящие слова — сравнение язычников с псами (собака была нечистым животным у иудеев).

Этот язык кажется невероятно жестким и совершенно не характерным для Иисуса, до этого приветствовавшего веру сотникаязычника как свидетельство грядущего благословения язычников наряду с иудеями. Возможно, это всего лишь внешняя сторона, и мы не видим того, что происходило в сердце Иисуса. Как бы то ни было, Он обращался с ней так, как можно было ожидать от иудея. Ее вера должна была пройти проверку. Ответ женщины (27) показывает, что она признавала приоритетность Его миссии для Израиля, но тем не менее требовала надлежащего внимания и к язычникам. Очевидно, что она проникла в замысел Божий, существовавший еще со времен призвания Авраама (Быт. 12:1–3), замысел о том, что в назначенное время Бог откроет двери церкви и для неиудеев. Она была вознаграждена по своей вере.

15:29—31 Отклик язычников на проповедь Иисуса (ср.: Мк. 7:31–37). Исцелив большое число евреев (14:34—36), Иисус теперь приступает к исцелению язычников в местах их проживания. Марк рассказывает, что это происходило в Десятиградии, на юго–восточном побережье Галилейского моря, когда Иисус откликнулся на просьбу язычников, видевших действие Его исцеляющей силы (21—28). Титул Бога Израилева подтверждает, что эти люди сами не были иудеями.

15:32—39 Второе насыщение голодных (см.: Мк. 8:1—10). На первый взгляд кажется, что после аналогичной сцены в 14:13–21 это ненужный повтор. Однако число людей показывает, что речь идет о другом случае. Значение этого эпизода определяется контекстом: расширение миссии Иисуса, Его служение на территории язычников (15:21; только в ст. 39 говорится, что Он возвращается на иудейскую территорию). Таким образом, это намеренное повторение чуда насыщения голодных евреев специально для язычников, которые прославляли Бога Израилева. Если насыщение пяти тысяч было провозвестием мессианского пира, то данная история показывает (как уже предсказывалось в 8:11,12), что язычники тоже унаследуют благословение, обещанное израильтянам.

Эти истории различаются в деталях, но суть их одна и та же (см. коммент. к 14:13–21).

Примечание. 37 В оригинале более широкий термин корзина, использованный здесь, указывает на неиудейский контекст, в отличие от слова «короб», которое обозначает особый тип корзин у евреев.

16:1—12 Фарисеи и саддукеи (см.: Мк. 8:11–21; ср.: Лк. 11:16; 12:54–56; 12:1). Вернувшись на короткое время на иудейскую территорию, Иисус снова ощутил на себе противодействие властей. По поводу просьбы показать знамения на небе и отказа Христа, Который ссылается при этом на знамение Ионы, см. коммент. к 12:28—42. Здесь проиллюстрирован разительный контраст между скептицизмом иудеев и полным доверия радостным откликом язычников.

С вопросами к Иисусу приступили фарисеи и саддукеи. Такая их солидарность была несколько странной, так как богословские позиции и политические воззрения этих религиозных групп заметно различались. Но они должны были сотрудничать как члены высшего иудейского совета, синедриона. Такое единение двух разных партий в противостоянии Иисусу становится понятным далее (см. коммент. к 16:21), но и здесь оно уже обозначилось в достаточной мере, чтобы Иисус мог дать оценку этим двум партиям как единому фронту оппозиции (5–12).

Хотя Иисус ранее использовал метафору закваски как символ роста Царства Божьего (13:33), она иногда служит метафорой для обозначения возрастающего влияния сил зла (1 Кор. 5:6–8; Гал. 5:9). Здесь требование чудес было признаком скрытого противостояния служению Иисуса, и Иисус не хотел, чтобы Его ученики заразились этим скептицизмом.

Учеников, однако, заботили более материальные вещи, они думали о насущном хлебе! Забота об этом считалась признаком слабой веры (ср.: 6:25—34), особенно учитывая, что они сами дважды были очевидцами того, как Иисус смог удовлетворить их физические нужды.

Примечания. 2,3 Этот отрывок о приметах, предсказывающих погоду, отсутствует во многих ранних рукописях, возможно, он добавлен позднее на основе Лк. 12:54—56.

16:13–20 Заявление Петра (см.: Мк. 8:27–30; Лк. 9:18–21). Первая часть Евангелия достигает своего кульминационного момента, когда мы сталкиваемся с самой разной реакцией на служение Иисуса, проявляющего Свой Божественный авторитет. Мнения людей, собранные в ст. 14, свидетельствуют, что Иисус отнесен к пророкам. Петр выступает со знаменательным утверждением, к которому подводило все повествование: Иисус — Мессия, Сын Бога.

Удивительно, что во всех трех синоптических Евангелиях Иисус просит Своих учеников держать это в секрете. Причина станет ясной в ст. 22 и далее. Но только у Матфея ответ Иисуса (17—19) позволяет полагать, что Петр сказал истину, однако открытие ее может вызвать неправильное истолкование. Действительно, это было откровение от Бога, и тот факт, что именно Петр получил его, показывает, какую важную роль он должен сыграть в развитии служения Мессии.

Имя Петр означает «камень», или «скала», и Иисус использует игру слов, предназначая Петру роль фундамента для народа Божьего. Он как руководитель церкви несет на себе обязательства слуги, домоуправителя, ключи которого символизируют его ответственность за порядок в доме. Петр дарованной ему властью должен объявить, что дозволяется и что запрещается в Небесном Царстве (связать и разрешать, развязывать — слова с тем же значением используются и в раввинистических писаниях). История первых лет христианской церкви, записанная в Деяниях, показывает, что Петр выполнил свое назначение. Но та же власть дана и другим ученикам (см.: 18:18). Петр выполнял данное ему поручение, он был назначенным руководителем церкви, но не господином.

Церковь будет основана Иисусом, а не Петром. Церковь Мою — это знаменательное заявление, поскольку греческое ekklesia (церковь) — ветхозаветное слово для обозначения народа Божьего! Врата ада не одолеют — поэтическое выражение, обозначающее победу над смертью; новое общество последователей Иисуса — это люди, которые никогда не умрут.

Примечания. 16 Здесь впервые у Матфея ученики Иисуса называют Его Христом (т. е. «Мессия»), хотя сам Матфей использует этот титул в 1:1,16,17,18; 2:4; 11:2. 18 Иногда высказывается мнение, что слово «камень», «скала» (petra) отличается от имени Petros, то есть слово «камень» относится не к самому Петру, а к только что произнесенному им исповеданию веры, когда он назвал Иисуса Мессией. Однако в арамейском варианте приводится одно и то же слово kefa в обоих случаях. Дело в том, что греческое слово petra, которое как раз и означает «камень», женского рода, а потому для имени Симона не подходит. Но отзвуки этого наречения заметны и в греческом: он — «камень» в том смысле, как обозначено выше. В тексте, естественно, и не может быть ничего сказано о церкви в Риме или других церквах сверх того, что Петру принадлежит уникальная роль в деле основания церкви. 19. Будущее время глаголов совершенного вида («будет связано», «будет разрешено») позволяет полагать, что небесное решение определило роль Петра на земле.

16:21 — 18:35 Личное служение в Галилее; подготовка апостолов

Хотя Иисус остается на севере, центр повествования смещается в сторону Иерусалима. Иисус готовит Своих учеников к тому, что должно произойти. Им предстоит усвоить, что они — последователи не победоносного Мессии, но Того, Кто должен совершить Свою миссию через страдания и смерть. Это потребовало коренной перестройки их мышления, а потому с этого момента и до прибытия в Иерусалим (гл. 21) внимание Иисуса приковано к обучению учеников, а не к общественному служению.

16:21 — 17:27 Разъяснение миссии Иисуса

16:21–28 Смерть и слава (см.: Мк. 8:31 — 9:1; Лк. 9:22–27). Хотя эта сцена происходит вблизи Кесарии Филиппийской и история продолжается с 13—20, формула с того времени Иисус начал (ср.: 4:17) отмечает новую фазу служения Иисуса. Центром этого служения должен был стать Иерусалим, а кульминацией — крест. В ст. 21 приводится первая из трех формальных деклараций о грядущих событиях (ср.: 17:22,23; 20:17–19); начиная с это'го времени, Его миссия становится маршем смерти, а ученики должны были научиться жить, осознавая, что их ожидает.

Для Петра, чье полное триумфа заявление в ст. 16, вне всякого сомнения, взлелеяло надежду разделить славу с Мессией, это было, однако, уж слишком. Как и другие иудеи того времени, он, вероятно, представлял себе роль Мессии прежде всего как политического вождя нации, а поражение и смерть (и, что еще хуже, отвержение правителями Израиля) никак не укладывались в его сознании. В этом выражалась сама суть человеческого мышления, и пока ученики Иисуса разделяли эту чисто человеческую точку зрения (что человеческое), миссия Иисуса (что Божие) для них не имела никакого смысла. Вот почему Иисус не поддержал их энтузиазма (20). Отсюда и его гневная реакция (23). Так камень в основании (18) стал камнем преткновения!

Разделить славу с Мессией означало вначале разделить с Ним Его унижение и самоотречение. Взять свой крест означает подвергнуться публичной экзекуции, а не просто страдать… (ср.: 27:32). Для ученика, так же как и для Учителя, это может означать буквальную смерть. Используя игру слов и парадокс (в ст. 25,26 одно и то же греч. слово означает и жизнь, и душа), Иисус ставит вопрос о том, что в действительности есть жизнь\ есть более важные вещи, чем просто физическое выживание.

Ибо смерть для Сына Человеческого являла собой путь к славе. Именно Ему принадлежит последнее слово, а те, кто оставался верным Ему, будут вознаграждены. Иисус должен был умереть, но перед тем, как некоторые из Его последователей на земле вкусят смерти (через мученичество?), они должны увидеть, что Он одержал победу и ныне воцарился на небесном престоле. Каким образом они могут узреть это, не разъясняется. Возможно, это станет очевидным, как предварительное откровение, в событиях следующей недели (см. коммент. к 17:1) и во всей полноте раскроется через воскресение, вознесение и небесное правление Иисуса. О небесном воцарении Иисуса Матфей говорит в 28:18. По мере становления и роста Царства Божьего, церковь обретает все большую силу и духовное прозрение, позволяющее всем увидеть владычество Сына Человеческого.

Примечания. 21 От старейшин и первосвященников и книжников. Эти три группы были представлены и составляли синедрион — высший совет у иудеев. Таким образом, это свидетельствует об официальном отвержении израильского Мессии самым высоким израильским официальным органом. 28 См. выше: коммент. к 10:23 о важности использованного языка (см. параллели в Дан. 7:13,14) в описании Сына Человеческого. Это язык инаугурации, восхождения на престол и необязательно имеет отношение ко второму пришествию как таковому.

17:1–13 Видение славы Иисуса (см.: Мк. 9:2–13; Лк. 9:28–36). Указание точного времени (по прошествии дней шести), вероятно, призвано связать этот эпизод со словами Иисуса в 16:28, то есть здесь (1) в течение нескольких мгновений некоторые из тех, кто был с Иисусом, узрели Его царственную славу. Вся история рассказывается как первое откровение ученикам об истинной природе Иисуса. В противовес мрачным заявлениям в 16:21 и далее, это служит им ободрением. Верных после смерти ожидает слава, и трое учеников имели преимущество видеть ее за завесой, которая была временно поднята перед их взором. Заявление Иисуса дополняется тремя штрихами, представляя Его чем–то большим, чем просто Мессией–человеком.

Во–первых, Его преображение, осиянность светом (2) и появление облака светлого (5) показывают, что Он не просто говорит от имени Бога, но отличается от других пророков по Своей природе.

Во–вторых, Он связан с Моисеем и Илией, двумя величайшими личностями, через которых Бог спасал и говорил со Своим народом в прошлом (даже при том, что оба они, как и Иисус, пострадали, будучи отвергнуты народом Божьим). Оба они, как считалось в народе, должны были вернуться в начале мессианского века, так что их появление здесь — тоже в какой–то мере провозглашение Иисуса Мессией.

В–третьих, при крещении Иисуса (3:17) Бог Сам подтверждает, что это Его Сын. Если это так, то ученики должны слушать Его, однако они были напуганы тогда и, возможно, только позднее поняли Его слова (см.: 16:21 и дал.).

Все это было слишком трудно осознать. Неуместное предложение Петра сделать три кущи для Иисуса и Его высоких гостей было тактично проигнорировано! Эти три ученика, действительно, очень испугались, и им было запрещено рассказывать о сем видении (9; ср.: 16:20). Легко представить, каких неблагоприятных последствий можно было ожидать в результате неверного истолкования этого величественного зрелища.

В ст. 10—13 говорится, что ученики все же пытались понять смысл происшедшего: было ли это мимолетное видение обетованным возвращением Илии (Мал. 4:5,6)? Иисус указывал, что реальное исполнение этого пророчества уже произошло в проповеди и страданиях Иоанна Крестителя. Таким образом, тема неизбежных страданий, которые, как они надеялись, должны миновать, самим этим видением славы была подтверждена вновь.

Примечания. 1 На гору высокую. О какой горе идет речь, неизвестно. Возможно, это была гора Ермон — самая высокая в данном районе, расположенная вблизи Кесарии Филипповой (16:13). Однако есть и другие предположения. 4 Предложение Петра можно рассматривать как непроизвольное желание проявить гостеприимство, но может означать и то, что он хотел более основательно сосредоточиться на видении.

17:14–20 Сила веры (см.: Мк. 9:14–29; Лк. 9:37–43). После преображения на горе Иисус возвращается к теме страдания и неверия. Больной человек, вероятно, страдал эпилепсией (симптомы этой болезни описываются в греч. редким словом, которое означает букв. «подвержен воздействию новолуния», «в новолуния беснуется», однако по всем признакам это могла быть эпилепсия), но Иисус исцеляет его как одержимого бесами. Неверие было характерно для всего рода неверного и развращенного, но Иисус сосредоточивает внимание на неудачной попытке учеников исцелить страждущего. Причина — в их слабой вере, скорее даже в ее отсутствии, так как в ст. 20 прямо говорится, что их веру нельзя сравнить и с горчичным зерном. Речь не идет о великой вере, малейшего проявления ее достаточно. Важно, что Бог, Которому посвящена эта вера, может совершить поистине невозможное (передвинуть горы).

17:22,23 Второе предупреждение о смерти Иисуса (см.: Мк. 9:30–32; Лк. 9:43–45). Этот фрагмент перекликается с 16:21, хотя здесь уже появляется зловещая тень предательства. Как и ранее, и в 17:9, Иисус говорит и о воскресении, и смерти, но по реакции учеников видно, что они не сосредоточились на этой части предсказания.

17:24–27 Налог на храм. Хотя большинство иудеев возмущалось римским налогообложением, ежегодный налог в размере двух драхм на содержание и обслуживание храма был для них делом национальной чести. Вопрос о пошлинах позволяет полагать, что Иисус теперь не выглядел выступающим против социальных установлений. И хотя как Сын Божий Он был свободен от разного рода налогов (ср.: 12:5,6: «Тот, Кто больше храма»), Он намеренно заплатил храмовый налог, чтобы «не соблазнить» других. Иисус мог прибегнуть при надобности и к обвинениям (см.: 15:12—14 и особенно гл. 23), но здесь был не тот случай.

Мы не знаем, пошел ли Петр и удалось ли ему поймать рыбу Внимание сосредоточено здесь не на совершении чуда, а на отношении Иисуса к бытовавшим в обществе условностям.

18:1—35 Четвертая беседа: отношения между апостолами

Уже на этом этапе служения Иисус сформировал группу Своих сподвижников и говорил о созидании Своей церкви (16:18). В этой группе был заложен большой потенциал для благих свершений во взаимной заботе друг о друге, но содержалась и опасность для проявления злых деяний, если взаимоотношения портились. Изречения Иисуса составляют центральную тему главы. Представленное здесь учение Иисуса остается столь же актуальным для жизни местной общины сегодня, как и во времена Его служения в Галилее.

18:1–5 Истинное величие (см.: Мк. 9:33–37; Лк. 9:46–48). Любое человеческое общество стремится установить неофициальную иерархию, и в Евангелиях приводятся споры учеников по этому поводу. Превыше всех традиционных представлений о статусе и важности Иисус ставил малое дитя (ср.: 19:14). И речь шла не о присущих детям невинности и бескорыстии, но о положении ребенка в самом низу иерархической лестницы, его подчиненности авторитету, его зависимости и беспомощности. Воспринять такую концепцию (кто умалится) — значит считать самым важным во всем уподобляться смирению Христа, принять Его (5). Такое состояние не является изначально данным: оно означает радикальную перемену в человеке (т. е. обращение).

18:6–9 Камни преткновения (ср.: Мк. 9:42–48; Лк. 17:1,2). Эти стихи связаны между собой греческим словом skandalon («камень преткновения») и производным от него глаголом skandalizo («споткнуться», «запнуться»). N1V передает это как «соблазнить», «побудить ко греху». Все, что стоит на пути последователей Иисуса, становится причиной падения (соблазном); недоброе слово или холодный прием — не менее чем все другое, вводящее в грех.

Эти камни преткновения могут быть положены другими (6,7) или самим человеком (8,9); и то и другое одинаково серьезно. Мы ответственны как за свое собственное духовное здоровье (отсюда яркая картина, данная в ст. 8,9, взывающая к неотложным и решительным мерам; ср.: 5:29,30), так и за здоровье своих ближних, а потому лучше быстро утонуть в пучине морской, чем заслужить судьбу того, кто соблазнит одного из малых сих. Это последнее выражение относится в первую очередь не к детям, а к ученикам в целом, которые уподобились «малым». Рассматривать друг друга как малых, а потому уязвимых, означает принять на себя пастырскую ответственность за них, как объясняется в ст. 10–20.

18:10—14 Пастырская забота (ср.: Лк. 15:3—7). Притча о заблудшей овце показывает пастырскую заботу Бога: нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых сих (14). Но в ст. 10 говорится, что это пример для подражания и нам, пример того, как мы должны заботиться о друг о друге, о малых сих. Презрительное отношение к менее успешным в жизни и тем самым пренебрежение своими пастырскими обязанностями, противоречит по духу той заботе, которую проявляет о них Бог.

В притче, которую приводит Лука, овца уже «потерялась»; здесь же акцент делается не на благовестии «внешним», а на пастырской заботе о своих — учениках, которые находятся в опасности.

Примечание. 10 Представление о том, что каждый имеет ангела–хранителя на небесах, встречается только в этом месте в Библии, хотя в других местах ангелы представляют народы (Дан. 10; 12:1) и церкви (Отк. 1:20).

18:15—20 «Если же согрешит брат твой». В этих стихах объясняется, почему принцип, изложенный в ст. 10—14, должен воплощаться в жизнь. Поучения обращены к тому, кто знает о грехе ближнего и принимает на себя ответственность (как требует того сказанное в 10—14) воздействовать на него должным образом. Слова против тебя в ст. 15, по всей видимости, являются более поздней, довольно неудачной вставкой. Реакция на личную обиду рассматривается более подробно в ст. 21—35, где речь идет об опасности, в которой находится брат, а не о воздействии его греха на ближнего.

Цель состоит в том, чтобы убедить брата оставить грех, а не наказать его. Это предполагает как можно меньше огласки. С согрешившим братом следует побеседовать наедине или, в крайнем случае, в присутствии еще одного или двух. Только в случае, если это не подействует, необходимо привлекать церковь (скажи церкви). Предполагается, что обидчик послушается увещаний своих собратьев; если же нет, то остается один выход — отлучить его от сообщества верующих. Хотя делать это следует, вероятно, в надежде, что нарушитель задумается и придет к покаянию и восстановлению в церкви.

Община наделена правом и связана ответственностью принимать такое серьезное решение по принципу делегирования полномочий, который был применен к Петру (16:19). См. коммент. к 16:19. Представление о том, что связанное церковью на земле может быть разрешено на небе, относится к ситуации, описанной в ст. 19,20, где постоянное присутствие Иисуса среди Своего народа являет собой гарантию того, что их объединенная молитва будет действенной. В данном контексте это относится в первую очередь к «брату, который согрешил», но этот принцип может применяться и более широко. Однако это не означает автоматического исполнения любого прошения, но только того, которое исходит от собравшихся во имя Иисуса.

Примечания. 17 Будет он тебе как язычник и мытарь — эти слова кажутся неуместными в устах Иисуса, Который был известен как друг сборщиков налогов и чье сострадание к язычникам было тоже широко известно. Скорее всего, это идиоматическое выражение, в котором используется характерное еврейское умонастроение. 20 Ср.: 28:20. Такое выражение подразумевает, что Иисус заявляет о Себе не просто как об исторической личности.

18:21–35 О прощении других (ср.: Лк. 17:4). Здесь внимание сосредоточено на том, как ученики должны реагировать на согрешения своего собрата, которые затрагивают их лично. Предполагается, что ответ лежит в плоскости прощения; единственный возникающий вопрос состоит в том, сколько нужно прощать. Предположение Петра о семикратном прощении звучит благородно (в более поздней дискуссии раввины высказались за трехкратное прощение как вполне разумное), но Иисус отвергает все подобного рода подсчеты. Наша готовность прощать должна быть столь же безграничной, как и некогда высказанная мера мести за Ламеха (Быт. 4:24: в семьдесят раз всемеро, с чем и перекликается метафора Иисуса).

Это требование объясняется и стало памятным благодаря притче, которая следует далее в ст. 23,34. Мы прощаем, потому что были сами прощены Богом, и никакое согрешение против нас не может даже отдаленно сравниться с неподдающимся исчислению прощением, которое мы получаем. Десять тысяч талантов соединяют в себе самое большое число у греков и самую крупную денежную купюру. Даже получение одного таланта было большой удачей; десять тысяч превосходят самые смелые мечты простого человека. Сто динариев— весьма крупная сумма (стод невных заработков), примерно одна стошестьдесяттысячная часть первой суммы! Таким образом, в свете безмерной милости Бога к нам, просто смешно и нелепо с нашей стороны отказывать в прощении другим. Угроза наказания в ст. 34 разъясняется с позиций надлежащего воздаяния Божьего: Бог не игнорирует дух непрощения. Такова была весть в 6:14,15, а притча напоминает нам о грехах, которые в Господней молитве описываются как «долги».

Примечание. 22 До семижды семидесяти раз. Это выражение ближе к греческому, чем «семь раз по семьдесят» (490), и отчетливо перекликается с Быт. 4:24.

19:1 — 25:46 Служение в Иудее

19:1 — 20:34 На пути в Иерусалим

Здесь начинается рассказ о роковом, приведшем к смерти пребывании Иисуса в Иерусалиме. До Своего воскресения Он уже не вернется в Галилею (28:16). Тень грядущего креста все сгущается над Ним по мере того, как группа учеников продвигается на юг, а Иисус продолжает наставлять их, подготавливая к тому, что должно произойти вскоре.

19:1—12 Учение о браке и разводе (см.: Мк. 10:1 — 12; ср.: 16:18). По еврейским законам мужчина имел право развестись со своей женой (но не жена со своим мужем), просто объявив о своем намерении; не требовалось ни суда, ни аппеляции. С первого взгляда кажется, что это повторение установлений, изложенных во Втор. 24:1—4 (см. соответствующий коммент. к 5:31,32), однако в данном фрагменте присутствует нечто, дающее основание оспаривать определенные моменты, связанные с разводом. Некоторые учителя ограничивают право на развод случаями прелюбодеяния или другими серьезными сексуальными грехами, но на практике, которую поддерживает ряд раввинов, развод отдается на откуп мужчине, подчас его капризу, необоснованному решению.

Не вступая в спор, Иисус снова (как и в 5:32) заявляет, что развод, по какой бы причине он ни состоялся, несовместим с замыслом Божьим о святости брака. Тем самым, Он обращается к исходному намерению Творца, которое мы находим в Быт. 1:27 и которое выше установлений, записанных во Втор. 24 и данных по жестокосердию людей. Эти правила возникли вследствие необходимости регулировать брачные отношения после грехопадения, и они не являются отражением исходного замысла Божьего. Развод может быть необходимым решением, но никогда не может быть благом. Установление Бога — и будут два одной плотью — относится только к брачному союзу.

Эта бескомпромиссная позиция, однако, претерпела некоторые изменения у Матфея, посредством введения фразы за прелюбодеяние, а также в 5:32 — «помимо вины прелюбодеяния». У Марка и Луки такого рода спорное предложение отсутствует, и некоторые исследовали высказывают мнение, что Матфей стремится смягчить запрет на развод, который вскоре окажется недейственным в реальной жизни. Однако более вероятно, что Матфей просто произносит то, что каждый еврейский читатель должен воспринимать как само собой разумеющееся, то есть что прелюбодеяние (которое включает не только нарушение супружеской верности, но и вступление в сексуальную связь до брака) автоматически упраздняет брак созданием другого союза по формуле: «двое — одна плоть». В Ветхом Завете наказанием за прелюбодеяние служила смерть, но в новозаветную эпоху приемлемым решением считалось формальное аннулирование брака (ср. проблему, с которой столкнулся Иосиф; 1:18,19). Это не было ослушанием, но необходимым признанием того факта, что брак фактически перестал существовать.

Требование Иисусом беспрекословного соблюдения супружеской верности повергло учеников в уныние. Они сомневаются, может ли кто–то соблюсти это. «Лучше не жениться» вообще, приходят они к выводу. Иисус согласен, что не все принимают то, что Он сказал. Некоторые не имеют «дара», то есть неспособны к супружеской жизни и призваны к безбрачию либо от чрева матери (либо как евнухи, которых сделали такими люди), либо сами отреклись от супружеской жизни ради Царства Небесного. Безбрачие в еврейском обществе было весьма необычным явлением, поэтому подтверждение решения о безбрачии было весьма важным. Но брак со всеми его требованиями остается Божественным предназначением для всех остальных, кому он дарован.

Примечания. 11 Слово сие относится здесь к заявлениям Иисуса в ст. 6 и 8, а не к неловким комментариям учеников в ст. 10. 12 Слово скопцы в NIV передается как «сделавшие себя евнухами»; здесь правильно подчеркивается, что Иисус не имел в виду буквального смысла.

19:13–15 Малые дети (см.: Мк. 10:13— 16; Лк. 18:15—17). Ученики воспротивились, возможно, просто из равнодушия или из желания оградить Иисуса от излишнего внимания. В любом случае, они не восприняли Его совершенно необычную шкалу ценностей, по которой дети ценились выше всего. Фраза ибо таковых есть Царство Небесное не означает объявление автоматического спасения детей, но скорее (как в 18:1–5) указывает на смирение и умаление как образец для подражания.

19:16—26 Богатый молодой человек (см.: Мк. 10:17–27; Лк. 18:18–27). Еще один шок для учеников с их привычной шкалой ценности. Человек богатый и благочестивый, искренне стремящийся обрести жизнь вечную, был идеальным кандидатом на ученичество. Ученики Иисуса весьма удивились, когда Он отослал его. У них возник естественный вопрос: Так кто же может спастись? (25).

Вопрос молодого человека предполагал, что вечную жизнь можно заслужить добрыми делами (актом благотворительности?). Подчеркивая благость Божью (17), Иисус задавал людям вопрос, что, по их представлению, есть благость; она не достигается собственными добрыми делами. Соблюдать заповеди Божьи означает отражать Его благость, а этот молодой человек хотел заработать все своими делами. Но сам он осознавал, что чего–то ему не хватает при этом, и искал недостающего. Ответ Иисуса в ст. 21 открыл ему, что надлежит сделать, но для него это было слишком радикальным решением — отдать все в распоряжение Богу! Это подрывало все его сложившиеся представления о жизни.

Вместе с тем, Иисус не требовал от Своих сподвижников жить в лишениях и нищете. Каждый раз решение зависело от ситуации. Но мы должны опасаться использовать эту истину в качестве удобного предлога для оправдания своих решений. «Тот факт, что Иисус не повелел всем Своим последователям распродать все их имущество, утешает только тех людей, кому Он мог бы дать такое повеление» (R. H. Gundry).

Дело обстоит еще хуже, когда мы читаем ст. 23–26. Нелепая картина, изображающая верблюда, который пытается пройти сквозь игольное ушко, означает, как правильно поняли ученики, что богатому не просто трудно, но невозможно спастись. Но ответ лежит в другой плоскости: то, что невозможно для человека, возможно для Бога. Спасение не зарабатывается ни делами, ни богатством, ни бедностью; Царство Божие зиждется на других ценностях и возможностях.

Примечания. 16,17 У Марка один человек называет Иисуса «благим», а Иисус спрашивает его, почему он так назвал Его. Опустив эту часть диалога, Матфей предостерегает от ложного вывода, что Иисус не благ и что Он не Бог. 24 Соблазнительное предположение, что игольное ушко было названием узких ворот при входе в город, не имеет под собой исторических оснований. Это намеренная гипербола.

19:27—30 Надлежащее вознаграждение ученикам (см.: Мк. 10:28–31; Лк. 18:28–30; ср.: 22:28—30). Эти стихи посвящены рассуждению о «сокровище на небе», которое Иисус обещал (21) тем, кто не побоится понести материальные потери для получения его. Они разделят с Ним Его царственную славу и власть, когда исполнится видение Даниила (Дан. 7:13,14) 28 Они также получат во сто крат и в этой жизни (приобщаясь к материальным ресурсам земного братства), и в жизни вечной (29). И даже при этом они должны осознавать, что не их личная «жертва» обеспечила им особо почетное место (30). В Небесном Царстве нас поджидает много неожиданностей, как показывает следующая далее притча.

Примечание. 28 В пакибытии — то есть в новой, грядущей жизни, что предполагает «новое небо и новую землю» мессианского века. Судить, вероятно, следует понимать как «править» в свете Ветхого Завета. Это изображение Церкви как истинного Израиля мессианского века (ср.: 16:18).

20:1—16 Притча о работниках виноградника и оплате их труда. В этой притче говорится о ценностях Царства Небесного. Иносказание о вознаграждении труда виноградарей находится между двумя одинаковыми заявлениями: и последние будут первыми (19:30; 20:16). В обществе, где не было системы социального обеспечения или профсоюзов, где безработные умирали от голода, найм хозяином виноградника дополнительных работников, в которых он не особо нуждался, можно рассматривать как благородный жест. Но еще более необычным в этой притче является оплата их труда. С точки зрения выгоды она противоречила здравому смыслу, а также вызвала естественное недовольство со стороны тех, кто усмотрел в этом несправедливость по отношению к себе. Конечно, в этом не было несправедливости. Все получили плату. Вопрос в том, что некоторые — слишком высокую. Именно такова ситуация в Царстве Небесном. Божественная благодать не подчиняется нашим представлениям о справедливости; дары Божьи неизмеримо больше того, что мы заслуживаем. Но, как и в случае со старшим братом из притчи о блудном сыне, нам трудно оставить свою человеческую шкалу ценностей (особенно, когда мы сравниваем себя с другими!) и принять щедрую благодать Бога по отношению к тем, кого мы считаем недостойными ее. Таким образом, ученики поднялись еще на одну ступень познания, усвоив Божественный принцип, что первые будут последними, а последние первыми.

20:17–19 Третье предсказание смерти Иисуса (см.: Мк. 10:32–34;Лк. 18:31–34). Повторное упоминание Иерусалима заостряет наше внимание на предстоящих событиях, и на этот раз Иисус дает более подробное предсказание, в том числе об официальном смертном приговоре (осудят Его на смерть; предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие). Здесь впервые распятие упоминается напрямую (хотя в 16:24 оно подразумевается). Картина унижений и страданий не оставляет места мечтам о земной славе для Сына Человеческого.

20:20—28 Главенство в служении (см.: Мк. 10:35–45; ср.: Лк. 22:24–27). В свете сказанного выше, просьба матери сыновей Зеведеевых (Иакова и Иоанна) кажется совершенно бездумной. Она по–прежнему думала о земном царстве и о будущей славе, предсказанных в 19:28, и закрывала глаза на то, что должно предшествовать этой славе. Иисус вновь повторяет, что вначале предстоит пройти через страдания (22,23).

Смысл просьбы заключался в том, чтобы получить право старшинства среди Двенадцати (и особенно потеснить Петра, еще одного члена группы, присутствовавшего при преображении Иисуса). Это то, что заставило других учеников вознегодовать и позволило Иисусу дать им еще один урок о главенстве в служении, о чем они судили по мирским меркам. Но между вами да не будет так — это резюме всего этого фрагмента Евангелия; Царство Небесное созидает совершенно другое общество, которое зиждется на совсем иных принципах и ценностях.

Иисус являет Собой высший пример служения. Его статус Сына Человеческого дал Ему право на то, чтобы Ему служили (ср.: Дан. 7:14), но Он пришел, чтобы послужить. В Своем смирении Он являет нам пример для подражания, даже при том, что Его уникальное служение никогда не может быть повторено, потому что Он пришел отдать душу Свою для искупления многих. В этих словах, которые прямо перекликаются с Ис. 53:10—12, выражена одна из центральных мыслей Нового Завета — мысль об искупительной смерти Иисуса.

Примечание. 22 Пить чашу — это метафора, обозначающая страдания. Ср.: 26:39,42; см. также: Ис. 51:17; Иез. 23:31 и дал.

20:29–34 Двое слепых (см.: Мк. 10:46–52; Лк. 18:35—43). Иерихон был последним городом перед Иерусалимом по пути из Галилеи. По дороге к пункту назначения в сопровождении толпы народа Иисусу представилась возможность остановиться и «послужить» (28) двум слепым, которые, по мнению окружавшего Его народа, были недостойны Его внимания. Здесь Он снова продемонстрировал непонятные для мирского восприятия ценности Царства Небесного. У Мк. и Лк. рассказывается история об одном слепом, по имени Вартимей. По всей видимости, как и в 8:28, Матфей упоминает двух человек, чтобы придать весомость свидетельству о том, что Иисус действительно Сын Давидов. (Ср.: 9:27–31, где приводится другая история исцеления двух слепых.) Использованное в оригинале поэтическое слово для «глаза» (? omma — «взор», «зрелище») подчеркивает исцеление духовной слепоты, что ведет к ученичеству.

21:1—22 Вход в Иерусалим

Это первое и последнее посещение Иисусом Иерусалима, описанное в Евангелии от Матфея. О его цели говорилось еще в 16:21, и вот теперь, по мере того как галилейский пророк приближается к столице Израиля, храм которой был центральным местом земного служения истинного Бога, история близится к своему кульминационному завершению. Прибытие Иисуса ознаменовалось тремя символическими действами, описанными в ст. 1—22, которые подготавливают почву для последующих конфликтов.

21:1—11 Торжественный вход в Иерусалим (см.: Мк. 11:1–11; Лк. 19:28–38). Иисус выбрал необычный способ передвижения, выделявший Его среди толпы галилейских паломников, которые пешком добирались в Иерусалим на праздник Пасхи, — Он ехал на осле. Поскольку нигде более не говорится, что Иисус передвигался на осле, это, возможно, был намеренный акт, призванный привлечь к Себе внимание. Повеления в ст. 1—3 показывают, что все было тщательно подготовлено. Матфей проясняет, что это было свершившимся пророчеством Захарии (Зах. 9:9,10) о грядущем мессианском Царе.

Ученики и толпы народа поняли это именно так и превратили Его приезд в триумфальную процессию. Их восклицания (9) не оставляли сомнений в их вере в то, что Иисус был долгожданным Мессией, ныне грядущим в столицу Израиля для установления Своего царства.

Среди жителей Иерусалима, однако, возникли волнения и сомнения по поводу Его личности, и они озабоченно вопрошали: Кто Сей! Для них Иисус был незнакомым соотечественником из сельской местности, из отдаленной северной провинции, немногим лучше иностранца. Но толпы народа возглашали, утверждая , что это Иисус, Пророк из Назарета Галилейского. Популярность Иисуса поддерживала Его в течение следующей за этим событием недели (21:46), когда толпы потребовали Его распятия (27:20 и дал.).

Примечания. 2 Только у Матфея упоминается и о молодом осле, и об ослице. Хотя поэтический язык ст. 5 не указывает на действительное присутствие двух животных, Матфей усматривает в присутствии молодого осла возможные перепевы этого поэтического звучания. 7 Поверх их. Не означает, естественно, что Он оседлал их, это относится к одеждам.

21:12–17 Сцена в храме (см.: Мк. 11:11,15–17; Лк. 19:45,46). Демонстративное прибытие Иисуса в Иерусалим подкрепляется и Его появлением на территории храма. Это было огромное пространство ок. 33 акров (13,5 гектаров), на котором размещался храм и служебные пристройки. Во дворе храма у портика, окружавшего эту территорию (но не в здании храма), стояли прилавки меняльщиков, которые разменивали деньги для храмовых пожертвований и продавали жертвенных животных (в том числе голубей). Они находились там с разрешения религиозных властей и осуществляли полезную, даже необходимую деятельность для паломников, которые приходили из отдаленных мест. Однако вся эта торговля приняла уже недопустимый характер, мешая проведению службы и молитве. Гневное выступление Иисуса по этому поводу (это касалось и покупателей, и продавцов) выразило Его убеждение в том, что храм перестал отвечать своему назначению дома молитвы.

Очевидцы, которые знали Писания, вероятно, сразу же вспомнили Мал. 3:1—4, а, возможно, и Зах. 14:21 (где «хананей» означает «торговец»). Мессия очистил храм, подготавливая молящихся к великому Дню Господню. Этого вкупе с исцелением слепых и хромого способствовало росту Его популярности среди народа, но и вызвало негодование со стороны официальных властей. Но Иисус не стал защищать Себя и еще более усугубил ситуацию тем, что принимал восклицания детей в храме, которые кричали Ему: Осанна Сыну Давидову, цитируя Пс. 8:3, а это равносильно хвале Богу!

21:18–22 Бесплодная смоковница (см.: Мк. 11:12–14,20–24). Это, на первый взгляд, бессмысленное проявление силы становится понятным из дальнейшего текста как символический акт. Смоковница, которая не плодоносит, хотя на ней появились листья, а потому должны быть и плоды, символизирует картину бесплодного богослужения в храме (ср.: Мих. 7:1; Иер. 8:13). Высохшее дерево, таким образом, указывает на судьбу храма, которую предсказывает Иисус (23:38; 24:2).

Эта действенная сила слова Иисуса произвела огромное впечатление на Его учеников, и Иисус использовал этот случай как наглядный урок, показывающий, на что способна вера (см.: 17:20).

21:23 — 23:39 Споры с иудейскими старейшинами

21:23–27 «Какой властью?» (см.: Мк. 11:27—33; Лк. 20:1–8). После таких демонстративных действий Иисуса не замедлила последовать реакция властей. Первыми откликнулись первосвященники и старейшины народа, ответственные за храм, которые были и членами синедриона. Иисус проявлял силу, несущую угрозу их владычеству, и должен был удостоверить ее (ср.: более раннее требование знамений). Но Он снова отказывается идти на поводу у них. Его встречный вопрос об Иоанне Крестителе поставил их в тупик. Но это не было некой уловкой, ибо здесь подразумевалась преемственность между миссией Иоанна и Иисуса (как уже указывалось в 11:7—19; 17:11—13). Если Иоанн был действительно посланником Божьим, чего они не осмеливались отрицать, тогда Иисус был не меньше его. Иисус продолжил (31,32), указав на то, что они не откликнулись надлежащим образом на миссию Иоанна, а тем самым и на Его собственную.

21:28 — 22:14 Три актуальные притчи. Важно рассматривать все эти три притчи вместе и читать их в контексте ответа Иисуса на враждебное отношение к Нему со стороны иудейских религиозных руководителей. В каждой притче рассказывается об одной группе людей, которые потеряли свое привилегированное положение и были заменены теми, кого они презирали. Эта тема, которая проходит красной нитью через все притчи, тем самым отвечает на вопрос, кто принадлежит к истинному народу Божьему, и все притчи показывают, что происходят коренные перемены в жизни.

1) 21:28–32. Два сына. Эта простая история иллюстрирует разницу между словами и делами и показывает, что на Бога производят большее впечатления наши дела, а не наши обещания (ср.: повторяющуюся весть в 7:15—27). Иисус обращается непосредственно к первосвященникам и старейшинам (23) и противопоставляет их ответ Божьему посланнику Иоанну и отклику тех, кого они более всего презирали (мытарей и блудниц). Поскольку эти «не имеющие надежды» грешники поверили Иоанну, они должны вперед них войти в Царство Божие. Пойдут ли вслед за ними неверующие лидеры, здесь не говорится, но в следующей притче картина становится яснее.

2) 21:33—46 Притча о злых виноградарях (см.: Мк. 12:1–12; Лк. 20:9–19). Здесь тема замещения получает свое более глубокое освещение. Это история об отсутствующем хозяине виноградника и злых виноградарях, которые должны платить ему из урожая положенную ренту. Их нежелание делать это уже само по себе может служить причиной для их смещения; убийство же сына хозяина серьезно усугубляет дело.

Эта история была понятна для первосвященников и фарисеев (45), а также и для всех тех, кто был знаком с книгой Исайи, где памятная притча о винограднике (Ис. 5:1–7) символизировала неугодную в глазах Бога жизнь Израиля. Но здесь внимание сосредоточено не на Израиле как таковом, а на его вождях, чье стремление убить Сына Божьего было равносильно неоднократному отвержению Его пророков в прошлом. Их ожидает надлежащее возмездие, и другие займут их место.

В ст. 42—44 раскрывается смысл притчи. Ст. 42 (в котором цитируется Пс. 117:22) показывает картину Божественной перестановки, которая вскоре произойдет, когда некто, отвергнутый израильскими вождями, будет посажен на самое почетное место. В ст. 44 использована та же метафора с аллюзией на камень преткновения в Ис. 8:14,15 и Дан.2:34,35,44,45. В ст. 43 говорится открытым текстом: Царство, которое символизирует виноградник, принадлежит Богу, а не им, и Он доверит его более ответственным людям. Народу: речь идет не о смене власти, а об обновленном составе народа Божьего (согласно критериям, представленным в 8:11,12). Речь, однако, идет не о простой замене иудеев на язычников (тогда использовалось бы другое слово в греч.), а о новом сообществе народа Божьего, которое будет создано (ср.: коммент. к 16:18) и в котором найдут свое место и иудеи, и язычники. Главное в этом народе не национальная принадлежность, а способность принести плод (ср.: 3:8,10; 7:15–20; 12:33–37; 13:8,26 и особенно 21:18–20).

3) 22:1 — 14 Бранный пир (ср.: Лк. 14:16— 24). Тема замещения здесь рассматривается еще глубже. Званные, которые несколько раз отклонили приглашение и даже убили вестников, соответствуют первым злым виноградарям из предыдущей притчи, а заменившие их гости — «народу» из 21:43. Как и в 21:31, вновь пришедшие представляют категорию людей на распутий, и злых и добрых. Это еще одна притча о месте на пиру и о том, как первые становятся последними, а последние первыми.

Эта история становится совершенно непонятной, когда после убийства вестников начинается военная кампания против их убийц, между тем как яства на столах остывают! Сжег город их: весьма жестокая реакция на отказ прийти на пир. Однако нельзя забывать, что это вымышленная история, притча, которая отражает жизнь не как в зеркале, а символически. Отказ Израиля (в лице его вождей) откликнуться на призыв Бога через Иисуса мог привести к разрушению их города, Иерусалима, в который Иисус пришел, чтобы быть отвергнутым и убитым (16:21). Об этом и говорится в 23:38; 42:2.

Ст. 11–14 вносят в повествование новую ноту: даже для «нового народа» гарантия на спасение не действует автоматически; среди них и злые, и добрые (ср.: 7:15:27). Даже пришедший с улицы должен облачиться в белые одежды, приличествующие такому пиру; отсутствие их оскорбляет хозяина. Итак, хотя небесное царство открыто для всех, доступ в него требует исполнения определенных требований (ср.: «приносить плоды», 21:43). Тому, кто несерьезно относится к своим привилегиям, там нет места. В ст. 14 подводится итог, который касается не только первоначально приглашенных гостей, но и новичков.

Примечания. 3,4 Как и обычно, приглашение было послано заранее (и они приняли его), а слуга был послан, чтобы сообщить, что трапеза готова. 11 По предположению Августина, одеждой на пиру гостей обеспечивал хозяин, но исторических свидетельств тому не найдено.

22:15–22 Римская система налогообложения (см.: Мк. 12:13–17; Лк. 20:20–26). Три вопроса оппонентов Иисуса были направлены на то, чтобы устроить Ему ловушку и использовать Его слова против Него самого. Первый касается римской подати, которая яростно отвергалась иудеями как знак политического давления со стороны властей. Около четверти века до этого, было поднято восстание против этих поборов; его возглавил галилейский вождь Иуда (Деян. 5:37), который вдохновил своим патриотизмом партию зилотов. Это был коварный вопрос: поддерживать уплату римских налогов было проявлением отсутствия патриотизма, а выступать против этого было опасно с политической точки зрения (особенно для популярного вождя из Галилеи).

Заставив показать монету (динарий), Иисус разоблачил их как лицемеров, поскольку иудеи–патриоты не должны были носить с собой такие монеты с изображением «языческого» императора и надписью на ней с титулом «Сын Божий». Если они пользовались монетой кесаря, до должны были и платить ему подать! Таким образом, Иисус решительно отстранился от позиции зилотов и показал, что лояльность по отношению к языческой власти не является несовместимой с верностью Богу. Он не сказал, как должно поступать, когда сталкиваются два эти долга.

22:23–33 Воскресение (см.: Мк. 12:18; 18–27; Лк. 20:27—40). В отличие от фарисеев, которые инициировали этот последний тест, саддукеи не верили в жизнь после смерти, поскольку об этом не было написано в Пятикнижии Моисея, единственные Писания, которые они признавали. Они представляли себе, что в этой сфере учение Иисуса будет выглядеть в смешном свете. Их «вопрос» основывался на законе левирата из Втор. 25:5,6, но не выглядел серьезным; это была просто попытка выставить на посмешище эту новоиспеченную богословскую идею о воскресении из мертвых. Вместе с тем это был и сугубо практический вопрос о пастырской опеке для тех, кто вступал в брак более одного раза.

Ответ Иисуса был двояким. На конкретный вопрос он отвечал (30), что жизнь по воскресении из мертвых не просто продолжение земной жизни. Его слова иногда истолковывают так, как будто жизнь на Небе менее счастливая, чем жизнь в браке на Земле. Но, напротив, это более богатая во всех отношениях жизнь. Брак принадлежит исключительно земной жизни, когда есть необходимость продолжать свой род. Но воскресшие к вечной жизни, подобно ангелам, могут продолжать радоваться отношениям любви беспредельно и без ревности, которая свойственна брачным узам.

Отвечая на более фундаментальный вопрос о воскресении мертвых, Иисус опирается на веру саддукеев в Писания, на книги Моисея (31,32). Ибо Бог, называя Себя Богом патриархов, которые давно умерли (Исх. 3:6), подразумевает существование непрерывных взаимоотношений; завет–договор Бога со Своим народом не расторгается смертью.

22:34–40 Наибольшая из заповедей (см.: Мк. 12:28–31; ср.: Лк. 10:25–27). На второй важный вопрос фарисеев Иисус дает важный ответ. Но это все еще было продолжением испытания, поскольку менее осторожный ответ позволил бы обвинить Иисуса в попытке «нарушить закон или пророков» (5:17). В раввинистических спорах на этические темы фигурировали как текст из Втор. 6:5, так из Лев. 19:18, но объединить их в качестве основания, на котором утверждается весь закон и пророки (ср.: 7:12 с другим выводом), было блестящей идеей. Сосредоточение внимания на этих двух из Десяти заповедей (обязанность перед Богом и обязанность перед своим ближним) служит нравственным ориентиром для всей нашей жизни; вывод о том, что в основе всех обязательств лежит любовь, придает особое звучание требованию исполнять закон Божий.

22:41–46 «Сын Давидов?» (см.: Мк. 12:35–37; Лк. 20:41–44). Здесь Иисус снова берет инициативу на Себя, выступая против фарисеев. Его вопрос звучит наподобие классического богословского вопроса: является ли Сын Давидов законным титулом для Мессии? Но Он Сам неоднократно возвышал Себя через этот титул (наиболее открыто и демонстративно это видно из 21:9,15,16, где Он отчетливо отвечает на этот, хотя и провокационный, вопрос).

Сын Давидов — распространенный мессианский титул, который не только нередко встречается в Мф., но и лежит в основе представления Иисуса как Мессии в гл. 1. Вряд ли можно представить себе, что эти стихи должны опровергнуть все сказанное ранее в этом плане. Скорее речь идет о том, что Мессия больше, чем просто сын Давида, о чем говорится в Пс. 109:1. Этот же текст снова используется в 26:64 для подтверждения сверхчеловеческой власти Иисуса.

Здесь снова Иисус предостерегает народ против традиционного понимания Его служения. Вместо того чтобы воцариться в Иерусалиме, подобно Давиду, Он должен был быть вскоре отвергнут Своим народом. Но даже потом, на кресте, Его в конце концов признают не как сына Давидова (этот титул не появляется снова), а как «Сына Божия» (27:54)

Примечание. 43 В основе этого аргумента — вера в то, что Давид был автором Пс. 109 и что он говорил о грядущем Мессии. В настоящее время обе эти посылки оспариваются большинством исследователей Ветхого Завета, но во времена Иисуса принимались как само собой разумеющееся.

23:1–12 Предостережение против книжников и фарисеев (ср.: Мк. 12:38,39; Лк. 20:45,46). Иисус продолжает сурово обличать книжников и фарисеев, при этом слово «сурово» не передает всю силу эмоций, присутствующих в Его речи, записанной здесь, в гл. 23. Только у Матфея рассказывается о такой целенаправленной атаке на иудейские религиозные авторитеты. Иисус показан как сильный полемист, готовый даже приобрести Себе врагов, если того требует дело. Это как раз был тот случай, когда речь шла о сопоставлении ценностей Царства Небесного и поверхностного подхода к религии, который уже был развенчан ранее (см.: 5:17–48 и 15:1–20).

Иисус разоблачает книжников (учителей закона, профессиональных толкователей Писаний и раввинистических преданий) и фарисеев, религиозную «партию», к которой принадлежали в своем большинстве книжники и которая ставила перед собой задачу скрупулезного соблюдения всех многочисленных предписаний церемониального закона, установленного раввинами. Вообще говоря, это были серьезные, благочестивые люди, а потому резкое выступление Иисуса против них многим казалось слишком суровым и несправедливым. Но речь шла не об их индивидуальном благочестии, а о системе религиозных установлений, которой они придерживались. Настаивая на педантичном исполнении неисчислимых и все возрастающих правил и предписаний, они подвергались опасности потерять свои внутренние побуждения и мотивы и предпочесть систему, а не волю Божью. Именно это, а не преднамеренный обман (хотя в ст. 3 они обвиняются и в этом тоже), побудило Матфея назвать их одним из своих любимых словечек— лицемерами.

В ст. 2–7, однако, внимание сосредоточено на их стремлении произвести хорошее впечатление (ср.: 6:1–6,16–18), выставляя напоказ свое положение и авторитет. Их не заботило то, какие проблемы создавало их учение простым людям, которые пытались следовать ему (бремена тяжелые в ст. 4 относятся к требованиям, которые должны были исполняться по предписанию книжников в повседневной жизни; ср.: 11:28—30). В отличие от этого (8—12), учеников не должно было заботить свое положение в обществе, они должны были радоваться самому низкому статусу и возможности служить другим. В этом последнем разделе вновь поднимается тема, затронутая в 20:25—28, но если там речь шла о мирских правителях, то здесь о тех, кто претендовал на роль руководителей народа Божьего. Стремление к высоким титулам и высокому положению еще и сегодня служит сигналом, который показывает, что ученики отступают от ценностей Царства Небесного.

Примечания. 2 На Моисеевом седалище. Это указание на авторитетность тех, кто был ответствен за толкование законов Моисея. 3 После сказанного (15:1—20) было бы удивительно, если бы Иисус действительно имел в виду необходимость следовать всему, что предписывалось учением книжников. Баланс в предложении скорее определяется его второй частью — «делай, если хочешь, что они говорят, а не то, что они делают». 5 Хранилища (филактерии, краткие выдержки из закона Моисея, которые [? на полосках пергамента] прикреплялись ко лбу или левой руке) и воскрилия как таковые не запрещались (Иисус тоже носил воскрилия, см.: 9:20, где в оригинале использовано то же греч. слово); но они часто носились напоказ, чтобы продемонстрировать и заслужить репутацию благочестивого человека.

21:13—36 Семикратное обвинение книжников и фарисеев (ср.: Лк. 11:39—52). В предыдущих текстах записано обращение Иисуса к народу и ученикам. Здесь Он обращается непосредственно к книжниками и фарисеям с семикратным обвинением (семь раз использовано слово «горе»), которое являет собой кульминацию отвержения их как религиозных лидеров. Эта сцена предвосхищает предсказание судьбы Иерусалима в конце главы.

Первое горе (13) описывает их подход к религии как запрет тем, кто, действительно, хочет угодить Богу. Вместе с тем, второе обвинение (15) состоит в том, что они ревностно стремились обратить (в иудаизм) людей. Проблема в том, что их религиозная система делала людей хуже, а не лучше (сыны геенны; ср.: «сыны царства», 8:12). Остальные пять обвинений демонстрируют, насколько извращены были их религиозные ценности.

Клятвы (16—22) были самыми разнообразными и представляли предмет спора среди раввинов из–за различий в многочисленных предписаниях. Иисус уже показал, что эти требования давно пора отменить (5:33— 37). Здесь же Он добавляет, что попытки определить, что более, а что менее важно в клятвах, пустые, поскольку все это в итоге возвращается к Богу, когда призывается Его имя.

Четвертое обвинение (23,24) не касается возращения десятины как таковой, но указывает на отсутствие соразмерности и на абсурдность происходящего (оцеживающие комара, а верблюда поглощающие!), когда они с мелочной скрупулезностью высчитывают десятину с огородных трав, но забывают про суд, милость и веру. Пророки тоже протестовали против религии, которая сосредоточена на ритуальном законе и забывает вещи, которые, действительно, имеют ценность (ср.: Мих. 6:6–8).

Пятое и шестое обвинение (25,26,27,28) аналогичным образом раскрывают приоритет внутренней чистоты над внешними обрядами. Этой темы Иисус уже касался (15:11,17—20) в связи с ритуальным омовением рук. В ст. 27, вероятно, речь идет об оссуариях, небольших ящиках, в которых хранились человеческие кости и которые часто белились известью для красоты.

Седьмое обвинение (29—31) подводит к кульминации всего раздела; здесь говорится, что мятеж Израиля против Бога достиг своего наивысшего накала в этом поколении (ср.: коммент. к 12:38–45), и таким образом, суд который маячил где–то вдалеке, наконец, настиг их. Довольно просто для людей, отстоящих на многие поколения от праотцев, отречься от их действий и строить гробницы пророкам и памятники праведникам. Но при этом в них самих не произошло никаких перемен. Они все еще дети своих отцов, как по положению в генеалогическом древе, так и по своему отношению к посланникам Божьим (34). Они пополняли меру отцов грехами Израиля, и вот наступил кульминационный момент, и кровь праведников, посланников Бога во все прошлые времена, как говорит Иисус, да придет на вас (ср.: 27:25 об ответственности за смерть и наказании).

Примечания. 34 Пророков, и мудрых, и книжников. Это люди говорили от имени Бога в ветхозаветные времена. Иисус рассматривает Своих учеников с этих позиций; их ожидает судьба не лучше, чем их Учителя. 35 Авель и Захария — первый и последний мученики, которые упоминаются в Ветхом Завете (поскольку 2 Пар. — последняя книга евр. канона), и в обоих случаях звучит призыв об отмщении (Быт. 4:10; 2 Пар. 24:22). Захария во 2 Пар. 24 описывается как сын Иодая, тогда как Варахия был отцом другого Захарии (Зах. 1:1). В обоих случаях недостаточно информации, чтобы дать выяснить истину (такое нередко встречается и в других местах евр. Писаний).

23:37–39 Судьба Иерусалима (см.: Лк. 13:34,35). Седьмое обвинение более обширное: от книжников и фарисеев Иисус переходит к общей вине Израиля, отвергшего посланников Божьих. Далее следует непреложный вывод. Израиль отверг призыв последнего и самого великого посланника, а потому должен подвергнуться суду. Дом их (храм) будет оставлен, не только разрушен (см.: 24:2), но оставлен Богом, как это произошло в ветхозаветные времена, когда был отвергнут призыв пророка Иеремии (ст. 38 перекликается с Иер. 12:7).

Иисус объявляет этот приговор не со злорадством победителя, а с сокрушенным сердцем и состраданием (37). Он надеялся на другую реакцию с их стороны (Благословен Грядущий во имя Господне, 21:9), как тогда, когда Он был введен в город своими галилейскими сподвижниками. Только если Иерусалим будет готов откликнуться на Его призыв, они смогут увидеть Его снова. Он не сказал, когда это произойдет, и произойдет ли вообще, как подчеркивается в оригинале греч. словом, которое переведено как «доколе».

24:1 — 25:46 Пятая беседа: суд

Это последняя большая подборка изречений Иисуса представляет собой естественное развитие темы предыдущей главы, кульминационным моментом которой было предсказание о приближение суда над Иерусалимом. С этого и начинается тема данного раздела, причем в ст. 2 подчеркивается предсказание о полном разрушении храма. Речь Иисуса представляет собой ответ на вопрос учеников: скажи нам, когда это будет! В этом ответе у Мф. (но не у Мк. или Лк.) обозначена связь разрушения храма (которое имело место в 70 г., когда римляне подавили восстание евреев) со вторым событием: пришествием (греч. parousia) Христа и кончиной века.

Главная трудность в истолковании гл. 24 состоит в том, что необходимо понять, какое из двух указанных событий имелось в виду в каждом конкретном случае (в гл. 25 становится ясно, что фокус постепенно смешается от разрушения храма к явлению Иисуса). Нижеследующий комментарий основывается на том, что до ст. 35 Иисус говорил (часто иносказательно, символическим языком) о разрушении храма, которое должно было произойти (что и имело место) пока еще не прейдет род сей (34). Утверждение о неизвестном дне же том и часе в ст. 36 представляет собой начало Его ответа на второй вопрос о Его пришествии (явлении, parousia — то же слово, что и в 37, и 39). Большинство комментаторов считают, что тема parousia начинается раньше, включая, по меньшей мере, 29–31. К сожалению, ограниченные рамки настоящего комментария не позволяют рассмотреть этот аргумент всесторонне (более подробное обсуждение соответствующих доводов см.: R. Т. France, Matthew, TNTC, IVP, 1985).

24:1,2 Храм должен быть разрушен (см.: Мк. 13:1,2; Лк. 21:5,6). Когда Матфей пишет, что Иисус оставил храм (вышед Иисус шел от храма), а затем пришел на гору Елеонскую (3), он, возможно, имеет в виду не только изгнание Иисуса из иудейского общества, но и видение Иезекииля о славе Божьей, которая покинула обреченный на разрушение храм и остановилась на Елеонской горе (Иез. 10:18,19; 11:22,23).

Здание храма, перестроенное заново Иродом, было архитектурным чудом древнего мира. Но предсказание Иисуса: не останется здесь камня на камне — должно было исполниться буквально; все, что осталось после разрушения римлянами, это часть площадки, на которой и было заложено новое здание (включая и «Стену плача»).

23:3–14 Предостережение против поспешных выводов (ср.: Мк. 13:3–13; Лк. 21:7–19). Многие читатели стремятся найти в данной главе «знамения конца», о чем много и говорится здесь. Но опасно делать слишком поспешные выводы и прийти к заключению, что «конец» (в любом смысле) совсем близок.

До 70 г. многие борцы за национальную независимость претендовали на роль вождей народа Божьего (4,5), тем самым узурпируя власть Иисуса как Мессии (во имя Мое). В этот период происходили войны и стихийные бедствия (6—8), как и во все исторические эпохи. Но все это начало болезней (букв, «родовые схватки»), и не следует эти признаки считать знамением близкого конца.

В этот промежуток времени ученики уже готовились к испытаниям, ожидая преследований, как и предсказывал Иисус (10:17— 23); но если в гл. 10 внимание было сосредоточено на иудеях, то здесь речь идет о более широком, глобальном преследовании: будете ненавидимы всеми народами. В ст. 10— 14 нарисована мрачная картина раскола в среде народа Божьего и состояния внешнего мира. Все это призывает не к вычислению даты конца, а к верности. Истинно верующий не позволит внешним обстоятельствам поколебать свою любовь (12), вытерпит все до конца (13) и будет неуклонно проповедовать Евангелие Царствия всему миру (14).

В ст. 14 не дается разъяснения, на какой из двух моментов, содержащихся в вопросе учеников о «кончине века», дается ответ. В период, предшествующий 70 г., Евангелие уже было практически проповедовано в большей части средиземноморской области (которую вто время большинство греко–говорящих народов рассматривали как «весь мир»). (Ср.: Рим. 15:19, которое было написано в середине 50–х годов, после чего служение апостола Павла продолжало распространяться все более широко.) До разрушения храма христианская церковь уже обрела статус всемирной. Естественно, что Евангелие завоевывало все более обширные территории по мере распространения его в новые, до того неизвестные районы, однако, насколько был охвачен евангелизацией тогдашний, равно как и современный, мир остается неясным.

Примечание. 3 Parousia (явление, пришествие). Это слово используется главным образом для описания официального визита высокопоставленного лица. В Новом Завете оно обычно (но не всегда) относится к предсказанию «второго пришествия». О «кончине века» ср.: 13:39,40,49.

24:15—28 Грядущий кризис в Иудее (см.: Мк. 13:14–23; ср.: 17:23,24,37; 21:20–24). Ст. 4–14 предостерегают против слишком легкого отождествления разных признаков со «знамениями конца»; теперь Иисус начинает отвечать непосредственно на вопрос, заданный в ст. 3. В ст. 15—22 говорится о приближающейся осаде Иерусалима, которая будет предшествовать разрушению храма; хотя ст. 23—28 снова предостерегают против поспешных выводов о том, что этот, столь страшный период должен стать временем явления Христа и конца истории Земли.

Мерзость запустения — выражение, взятое из Дан. 11:31; 12:11 (ср.: 9:27), относится к языческой статуе, которую поставил Антиох Епифан в Иерусалимском храме, желая таким образом осквернить его, что произошло в 167 г. до н. э. (см.: Новый библейский комментарий, ч.1// Книга Пророка Даниила). Иисус предсказал, что аналогичный акт осквернения святыни будет предшествовать разрушению храма и что это знак, который подает Бог: покинуть город пока не поздно. Как это должно произойти, не сообщается (читающий да разумеет). Высказывались предположения об осквернении храма зилотами зимой 67—68 гг., о чем пишет Иосиф Флавий, или о внесенных в храм (языческих) римских флагов в 70 г. В Лк. 21:20 говорится вместо этого об Иерусалиме, окруженном войсками. Осада города римлянами знаменует собой начало осквернения святыни.

В свете той мрачной картины, которую рисует Иосиф Флавий, описывая все ужасы осады в 66—70 гг., слова, сказанные в ст. 21 (которые перекликаются с Дан. 12:1), не являются сильным преувеличением. Но Бог не оставил Свой народ на произвол судьбы: и ради избранных сократятся те дни: т. е. Его народ выживет.

В это смутное время возникнет новая возможность появления разного рода лжепророков, о чем уже говорилось в ст. 5. Тот факт, что они могут совершать великие знамения и чудеса, предостерегает от слишком поспешных выводов, когда мы видим всякие знамения и чудеса сегодня (ср.: 7:22,23).

Последователи Иисуса должны также с осторожностью относиться к заявлениям о том., что Он в пустыне или в потаенных комнатах. Его пришествие не будет тайным, Он предстанет взору каждого, подобно тому, как молния озаряет все небо. Таким образом, вполне очевидно, что в этой части Своей речи Иисус не говорил о parousia, как то истолковывают многие; ст. 27 ясно говорит, что этот период не относится к parousia. Точно так же, как появление грифов (? в русской синодальной Библии — «орлы») указывает на трупы, пришествие Сына Человеческого будет явным для всех.

Примечание. 20 Зимой дороги непроходимые, а в субботу ворота закрываются, и невозможно будет обеспечить себя провизией.

24:29—35 Кульминационный момент грядущего испытания (см.: Мк. 13:24—31; Лк. 21:25—33). Часто считают, что эти стихи указывают на parousia, а тем самым представляют ответ и на вторую часть вопроса учеников Иисуса. Но слово вдруг не оставляет времени на задержку и не дает разъяснения точного временного прогноза в ст. 34. Слово parousia в этом разделе не встречается, но снова вводится в следующем, который начинается со ст. 36, где сокрытие времени противопоставляется ясному утверждению о том, что это произойдет на глазах живущего поколения (не прейдет род сей). Тем самым данный раздел непосредственно продолжает предыдущий, где говорится об осаде Иерусалима. Здесь мы видим его кульминацию.

Слова в ст. 29—31 почти дословно передают ветхозаветные пророческие тексты. Ст. 29 ассоциируется с Ис.13:10 и 34:4, где язык космической катастрофы символизировал политический крах языческих народов. Выражение Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных заимствовано из Дан. 7:13,14, которое, как мы уже видели (см. коммент. к 10:23; 16:28; 19:28), указывает на восхождение Иисуса на престол (а не на Его пришествие). Ст. 31 основывается на отрывках, которые относятся к возвращению израильтян из вавилонского плена.

В данном контексте, таким образом, этот поэтический язык правильнее толковать с позиций изменений, которые произойдут в мире, когда Иерусалим и его храм будут разрушены. Речь идет о воцарении Сына Человеческого, о том, что Его ангелы соберут со всех концов Земли Его народ. Падение храма тем самым представлено иносказательным языком, описывающим конец старого порядка, который будет заменен новым режимом правления Иисуса, Сына Человеческого, а также становление и рост Его Церкви, нового народа Божьего.

Все это должно было произойти очень скоро, как только исполнятся знамения, указанные в 15—21, и это так же неизбежно, как наступает лето, как на смоковнице появляются листья. При жизни этого поколения («рода сего») все это должно было произойти; и это возвестило слово Иисуса!

Примечания. 30 Знамение: так переведено греч. слово, которое означает «знамя»; этот образ ассоциируется с трубой в ст. 31, военным образом победы Сына Человеческого. Все племена земные — в Палестине. Здесь явная параллель с языком Зах.12:10, где описывается Израиль, скорбящий о Том, Кого они распяли («Которого пронзили»). 31 Здесь несомненная связь с текстами Ис. 27:13; Втор. 30:4 и Зах. 2:6.

24:36—51 Неожиданное пришествие Сына Человеческого (ср.: Мк. 13:32–37; Лк. 17:26,27,34,35; 12:42–46). По мере возвращения от событий, предсказываемых для «рода сего», к parousia, исчезают все рассуждения о знамениях и расчетах времени пришествия. Единственное, что можно сказать определенно, это то, что оно будет неожиданным!

В ст. 36 не только допускается неведение Иисуса, но и одновременно показывается, что Он выше всех Ангелов и подчиняется только Отцу. Такой статус Сына рассматривается в данном Евангелии только в 11:27 и 28:19.

Если время пришествия неизвестно, то люди могут быть застигнуты врасплох, неподготовленными к нему, как было во дни Ноя. Будут только две группы людей: те, кто подготовился к пришествию (кто спасен), и те, кто не подготовился (кто погиб). В ст. 40,41 даны живые картинки из повседневной жизни, иллюстрирующие разделение людей, которые, казалось, ничем особым не отличаются друг от друга. Призыв к готовности не означает точного вычисления даты пришествия, поскольку это невозможно (точно так же, как вор не объявляет заранее, когда его ждать); мы должны постоянно «бодрствовать».

Однако жить в постоянном напряжении невозможно. В ст. 45—51 разъясняется, что значит «быть готовым». Когда хозяин дома оставляет раба, поручая ему следить за домом в его отсутствие, он не думает, что раб его будет сидеть у порога и ждать его, он должен выполнять возложенные на него обязанности. Ни тот, ни другой раб из притчи не знали времени возвращения своего хозяина; разница между ними в том, как они вели себя в его отсутствие. Наша «готовность» достойно встретить пришествие Иисуса заключается не в том, что мы с возбуждением обсуждаем этот вопрос, она состоит в нашем верном служении Ему.

Примечание. 47 Тема вознаграждения и наказания постоянно встречается в Евангелии Мф. Нафада за верность подразумевает большую ответственность (ср.: 25:21, 23).

25:1—13 Притча о десяти девах. Эта притча продолжает тему готовности к пришествию Иисуса, и она завершается в ст. 13 словами, которые прямо перекликаются с 24:42. В ней проводится дальнейшее разделение между теми, кто приготовился к пришествию и кто нет.

Описывается сцена деревенской свадьбы, на которой девы (возможно, подружки невесты в современной терминологии или ее служанки) ожидают процессию с женихом, когда он должен привести домой невесту. Светильники, вероятно, представляли собой нечто наподобие лампад, фитиль которых пропитывался маслом и мог гореть в течение нескольких минут, после чего светильник нужно было снова заправлять маслом. Без постоянной заправки маслом он быстро гас (8).

Важный момент в этой истории — задержка жениха: Церковь должна быть подготовлена к parousia. Все десять дев крепко уснули (ср. с двумя рабами в 24:45—51), а посему речь здесь идет не о постоянном бодрствовании, а о том, что каждый из нас должен иметь необходимые припасы, когда Он придет. В данной притче не говорится, в чем это заключается, но из следующей можно понять, о чем идет речь.

В конце притчи ее мораль обретает свои очертания: нам угрожает опасность не быть допущенными в Царство Небесное. В ст. 12 зловеще звучит эхо 7:23.

25:14–30 Притча о талантах (ср.: Лк. 19:11—27). Как и в притче о двух рабах в 24:45—51, здесь тоже фигурирует хозяин, который, уезжая, дает своим рабам определенные задания. Снова проходит долгое время (19), и рабы должны быть готовы к возвращению своего хозяина. Эта притча, в отличие от предыдущей, разъясняет, что значит быть готовым. Это не означает пребывать в праздности, необходимо исполнять порученное дело, используя все имеющиеся возможности.

Талант — здесь просто (очень крупная) сумма денег, в современном эквиваленте равная нескольким тысячам фунтов. Именно эта притча придала метафорический смысл слову «талант», значение практического использования даров и способностей, данных нам Богом. Это, вероятно, важный практический аспект всей истории, но не следует думать, что греч. слово само по себе несет больше, чем ее номинальное значение как денежной единицы.

Каждому рабу были даны разные (но всем очень большие возможности) таланты (суммы денег), каждому по его силе, и ожидалось, что они сторицей вернут их. Бог признает, что все мы разные и не ожидает от нас невозможного. Показательно, что два раба получили одинаковую благодарность от своего хозяина (21, 23), хотя сам характер исходной задачи, а, следовательно, и ее выполнение были различными. Но иметь «меньший» дар не означает не предпринимать надлежащих усилий для его реализации. Ошибка третьего раба в том, что он не понял намерений своего хозяина и скрыл своей талант, вместо того чтобы использовать его. Стремясь обезопасить себя от ошибки, он кончил тем, что поступил неправильно.

Хотя третий раб характеризует своего хозяина как алчного и жесткого предпринимателя (24), это не является аллегорическим отображением Бога; Бог ожидает с нашей стороны творческих усилий и вознаграждает использование всех возможностей, которые открыты для нас в служении. Если мы неверно представляем Себе Бога как сурового и взыскательного «прораба», то нам будет трудно ответить Ему с любовью и откликнуться всем сердцем. Мы должны использовать Его дары ответственно, но при этом смело и предприимчиво. Таким путем мы подготовим себя к parousia.

25:31—46 Последний суд. Тема суда красной нитью проходит через весь это раздел и завершается соответственно страшным описанием пришествия в славе Сына Человеческого, грядущего, чтобы судить все народы. Хотя это часто воспринимается как притча, эта история носит не иллюстративный характер, а видения будущего. Единственный элемент «притчи» здесь — это сравнение, когда пастырь отделяет овец от козлов (32,33).

Использование таких выражений и слов, как придет Сын Человеческий, слава, ангелы, престол, суд, вызывает непосредственные ассоциации с Дан. 7:9—14. Это язык воцарения и обретения власти Сыном Человеческим, что предрекалось пророчеством и о чем Иисус уже говорил неоднократно (10:23; 16:28; 19:28; 24:30). Соберутся пред Ним все народы на суд: это реминисценции с видением Иоиля (3:2); но здесь в роли Судьи предстает Сам Бог. В этом разделе к Иисусу отнесены такие, присущие только Богу в Ветхом Завете атрибуты, как владычество над миром и царственность.

Этот отрывок часто рассматривают как учение о том, что окончательное спасение зиждется только на актах милосердия и нет никакой христианской специфики в критериях суда. Но здесь упускается из виду такой важный аспект, как то, на кого направлено это милосердие: «на одного из братьев Моихменьших» (40; ср.: 45). Эта фраза позволяет полагать, что речь идет не просто о «праведном», который помог другому, а другие не помогли, но именно о тех учениках, которые испытывают нужду. Слово меньших напоминает нам выражение малых сих в 10:42; 18:6, 10, 14, которое использовалось по отношению к ученикам Иисуса. Когда Иисус говорит, что, помогая им, они делают это для Него, это отождествлен не Иисуса с Его «братьями» созвучно принципу, выдвинутому в 10:40—42, где сказано, что принять учеников — значит принять Иисуса, и тот, кто подаст чашу холодной воды «во имя ученика», будет вознагражден. В данном случае критерий суда не носит филантропического характера (благодеяния в чистом виде), но отражает отклик людей на призыв небесного царства в лице «братьев» Иисуса.

Примечания. 34 Царство, уготованное вам: эта фраза может просто отражать доступ в царство Иисуса, но язык «наследства» позволяет полагать их приобщение к этому воцарению (как в 19:28), по аналогии с тем, как хозяин наделил своей властью выполнивших свой долг рабов в 21, 23. 41,46 Вечный. Это слово может означать «нескончаемый», но чаще всего означает «грядущий»; речь идет о результате процесса («навеки», «навсегда»), а не о его продолжительности. Эти стихи не обсуждаются теми, кто понимает ад как вечные мучения, и теми, кто видит в этом окончательное уничтожение.

26:1 — 28:20 Смерть и воскресение Иисуса

Повествование достигает своего кульминационного момента. Своим прибытием в Иерусалим Иисус бросил вызов, и в противостоянии, которое неизбежно последовало, Он отверг священников и старейшин Израиля и возгласил суд на «род сей». Ответ не заставил себя ждать, и события (см.: 16:21 и 20:18,19) пошли своим чередом. Центром этих событий был крест, но он не знаменовал собой конец истории. Иисус находился в чрезвычайно подавленном состоянии, но Матфей не рисует Его как беспомощную жертву обстоятельств. Он подчеркивает, что судьба Иисуса была исполнением предначертаний Божьих, о которых говорится в Писании; книга завершается драматическим — вселенским — поворотом событий: Сын Человеческий объявляет о Своем владычестве на небе и на земле и дает поручение Своей Церкви: проповедовать Благую весть всем народам.

26:1—46 Приготовление к крестным мукам

26:1—5 Заговор против Иисуса (ср.: Мк. 14:1,2; Лк. 22:1,2). Праздник Пасхи посвящен воспоминанию об освобождении Богом Своего народа из египетского плена и принесению в жертву пасхального агнца, который должен был избавить их от смерти (Исх. 12:1—30). Тот факт, что Иисус должен был быть распят во время этого праздника, несомненно, символичен, как это видно из ст. 17–29.

Присутствие Иисуса в Иерусалиме (впервые в Мф.) предоставляло возможность первосвященникам и старейшинам убить Его, как и предлагали фарисеи еще во время пребывания Его в Галилее (12:14). Но у Иисуса было много сторонников (см.: 21:9, 15, 46), и в народе могло возникнуть возмущение, если бы Он был публично взят под стражу. Возникла необходимость найти другое решение этой проблемы (14–16).

26:6–13 Помазание в Вифании (см.: Мк. 14:3—9). Помазание указывало на роль Иисуса как Мессии (что означает «помазанный»), но в то же время предвещало Его смерть (12). Необычный поступок женщины, таким образом, символизировал приближение мессианских страданий. Это был акт любви и посвящения, доброе дело, вопреки печальной вести. Но ученики увидели в этом лишь напрасную трату денег. Своим ответом Иисус не намеревался умалить заботу о нищих, и в ст. 11 говорится, что его последователи еще будут иметь постоянную возможность послужить им. Но эта забота несоизмерима по своей значимости с тем необычным и спонтанным проявлением любви в особых обстоятельствах, когда их Учитель готов был испить Свою чашу. Отдельные акты благотворительности вскоре забудутся, но память о том, что она сделала, останется на века и будет служить примером посвящения везде, где ни будет проповедано Евангелие сие (ср.: 24:14).

Примечания. 6 В Вифании жили Марфа и Мария, и в Ин. 12:13 эта женщина названа по имени: Мария. Кто такой Симон — неизвестно; возможно, Иисус исцелил его от проказы. 7 Миро — это благовоние, масло, которое вывозилось из Индии и которое иногда использовали для помазания мертвых (см.: 12), но часто и как дорогое косметическое средство.

26:14—16 Предательство Иуды (см.: Мк. 14:10,11; Лк. 22:3–6). Осведомленность Иуды о передвижении Иисуса и Его группы во время их пребывания в Иерусалиме помогла ему указать властям, когда и где можно арестовать Иисуса тайно (см.: 5). Тридцать сребренников составляли компенсацию хозяину за потерю раба (Исх. 21:32), и та же сумма упоминается в Зах. 11:12 как «уплата» за отвергнутого пастыря (Мессию), а также у Мф. в 27:9,10. Это была весьма крупная сумма (равная примерно четырем месячным зарплатам), однако трудно поверить, что только деньги лежали в основе предательства Иуды. Скорее всего, он уже давно замыслил покинуть Иисуса и решил воспользоваться представившейся возможностью. Он, вероятно, был единственным из двенадцати учеников Иисуса, родом не из Галилеи, а потому чувствовал себя не в своей тарелке, особенно, когда эта галилейская группа пошла на юг от Иерусалима. Возможно, он разочаровался в миссии Иисуса, особенно если, подобно Петру, лелеял мечту об исполнении своих националистических устремлений. Возможно даже, что он увидел в Иисусе лжемессию и счел своим религиозным долгом остановить Его.

26:17–30 Вечеря Господня (см.: Мк. 14:12–26; Лк. 22:7–23). Это была пасхальная трапеза со всем ее историческим и богословским символизмом. Отныне эта трапеза должна будет обрести совершенно иное звучание через смерть Иисуса и стать моделью для совершения центрального акта христианского богослужения.

Подготовка к Вечере была совершена заранее; Иисус предусмотрел, что Ему понадобятся помощники даже в Иерусалиме.

Здесь впервые из уст Иисуса звучит ужасное предсказание: один из вас предаст Меня. Они встревожились (фраза весьма опечалились не передает всей глубины их чувств), каждый из них не доверял другим. Ответ Иисуса в ст. 23 не разоблачал конкретного предателя, поскольку все они пользовались одним блюдом, а Его диалог с Иудой (25), вероятно, не был во всеуслышание. Но хотя Он и не разоблачил предателя публично, Он знал, кто это, и на прямой вопрос Иуды — Не я ли? — ответил достаточно ясно. Иисус мог, таким образом, открыто указать на предателя, а ученики убедить Его в том, что Иуда не пойдет на это. Однако Иисус уже принял то, что Ему было предначертано, как написано о Нем (24), и не препятствовал этому.

Иисус использует хлеб и вино на этой пасхальной трапезе как видимые символы, призванные разъяснить смысл Его грядущей смерти. Если преломление хлеба было символом Его тела, то реальность ожидавшей Его смерти была несомненной. Но прося их есть этот хлеб, Он тем самым показывал, что и они некоторым образом приобщаются к Его смерти. Слова, произнесенные над чашей, далее разъясняют эту мысль, поскольку Его кровь изливалась за многих… во оставление грехов. Эти слова звучат как эхо высказываний Исайи (53:10,12), и мысль о том, что смерть приносит прощение грехов, тоже берет начало в этой главе. Участвуя в этой трапезе, последователи Иисуса показывают свое приобщение к Его смерти и прощению, которое гарантирует им Его смерть. Таким образом, новый завет, который предрекал Иеремия (31:31—34; где прощение греха является важнейшей его составляющей), будет установлен через кровь Иисуса. Первая Пасха привела к заключению договора–завета, согласно которому Израиль стал избранным народом Божьим, так и теперь, по аналогии с этим, формируется новый народ Божий. В ст. 29 предсказывается то, что будет после смерти Иисуса, каковы ее последствия: мессианский пир в Царстве Отца, на котором будет присутствовать Он со Своими последователями.

Примечания. 17 В Ин. показано, что Иисус праздновал «пасху» вечером накануне официального празднования (вероятно, потому что Он знал, что к тому времени уже умрет). Это объясняет, почему в Евангелиях не упоминается пасхальный агнец, самая главная трапеза на Пасху, поскольку агнец еще не был ритуально заклан до официального начала праздника. Часто считают, что дата празднования в синоптических Евангелиях не согласуется с таковой в Ин., но это не совсем так. Поскольку у евреев день начинался с захода солнца, то вечерняя трапеза в первый день опресночный приходится на вечер того же дня; следующий вечер — официальная пасхальная трапеза, соответствует следующему «дню» в евр. исчислении. 24 Необходимо отметить, что сделанное в соответствии с открытой волей Божьей, вместе с тем не снимает ответственности с того, кто делает это.

26:31—35 Иисус предсказывает отречение Петра(см.:Мк. 14:27–31; ср.: Лк. 22:31–34). Слова ибо написано относятся не только к предсказанию судьбы Иисуса, но и Его учеников. Но в ст. 32 надежда возрождается через ясное пророчество о воскресении Иисуса и указание на то, что Он покинет обреченный на печальную судьбу Иерусалим и встретит Своих учеников в Галилее, где воскресший Мессия восстановит Свое верховное владычество (см.: 28:7,16–20). Но до того, как это свершится, Петр отречется от Него, вопреки своей твердой уверенности в себе. Следует отметить, однако, что, хотя падение Петра было особо предсказано и описано (69,70), он был не единственным отступником: все ученики разделяли уверенность Петра (35) и все отреклись от Него (31).

Примечание. 31 Стих из Зах. 13:7 — один из самых загадочных из тех, которые имеют отношение к отвержению и страданию Мессии; ср.: Зах. 12:10, который цитируется в Мф. 24:30, и Зах. 11:12,13 в Мф. 27:9,10 (а также Зах. 9:9 в Мф. 21:5,6).

26:36–46 Гефсимания (см.: Мк. 14:32–42; ср.: Лк. 22:39—46). Это святая земля. Здесь нам предоставляется возможность проникнуть внутренним взором во взаимоотношения, которые существовали между Иисусом и Отцом, и осознать уникальность Его миссии и непостижимую цену.

Оливковый сад, известный под названием Гефсимании, был расположен за городом и был излюбленным местом отдыха во времена праздников в Иерусалиме. (Большинство паломников останавливались здесь на ночлег, поскольку город в это время был переполнен). Если бы они выбрали другое место, то планам Иуды не суждено было бы осуществиться в ту ночь, но Иисус не стремится избежать Своей судьбы, предсказанной Им Самим. Эти тексты показывают, что Он принял свой путь не как неизбежную необходимость, а восприняв волю Отца.

Но при всем том, это не было спокойное, бесстрастное решение. Выражение начал скорбеть и тосковать недостаточно глубоко передает охватившее Его смятение. Перспектива предстоящих страданий (см.: коммент. к 20:22, где объясняется значение слова «чаша») угнетала Его, и Он просил Бога, если это позволяет Его замысел, пронести чашу мимо. Здесь Иисус предстает перед нами как тот, кто остро нуждается в человеческой поддержке (38), хотя и в этом Ему было отказано, потому что ученики Его уснули. В этих стихах — неопровержимое свидетельство подлинной человеческой природы Иисуса (как в Евр. 5:7–9). Это придает всему мощную эмоциональную окраску, удостоверяя, что исполнение воли Отца для Него — неоспоримый приоритет.

Ученики не поддержали Иисуса не из–за трусости (это будет позднее), а по причине неодолимой усталости (41). Им предстояло столкнуться с более серьезным испытанием и отречься от Иисуса, о чем Он уже предупредил их, а их неспособность поддержать Иисуса в предстоящих Ему испытаниях, сделала их беспомощными, когда это испытание пришло.

Примечания. 37 Взял… Петра и обоих сынов Зеведеевых, которые были с Ним на горе преображения (17:1) и которые заявили о своей готовности пострадать вместе с Ним (20:22; 26:35); вместе с тем, они не выдержали и первого испытания. 46. Пойдем. Этот глагол в греч. указывает не на отступление, а, наоборот, на продвижение вперед, навстречу «врагу».

26:47–27:26 Арест и суд над Иисусом

26:47–56 Арест (см.: Мк. 14:43–50; Лк. 22:47—53). Множество народа, которое Иуда привел в Гефсиманский сад, было «нарядом полиции», посланным синедрионом. Неподготовленные к этому ученики не сумели оказать сопротивления, исключая неловкий акт отсечения уха (51). Но в любом случае Иисус не позволил бы им такого сопротивления (52; ср.: 5:39); и снова Он предоставил событиям развиваться своим чередом. Это вовсе не означает, что Он не мог их предотвратить (53); Он избрал Свой путь, чтобы исполнилось сказанное в Писании (54, 56). Отсюда Его непротивление насилию, в отличие от вождей зилотов (55). Таким образом, фактически Иисус управлял ситуацией, воплощая первоначальный замысел Бога, хотя выглядело так, будто инициатива принадлежала Иуде и сопровождавшим его вооруженным людям.

Примечания. 52 Крылатое выражение все взявшие меч, мечем погибнут подчеркивает отрицание насилия в этой специфической ситуации. Сомнительно, чтобы оно само по себе было достаточным основанием для всеобщего пацифизма. 54 Легион состоял из 6000 воинов.

26:57—68 Перед синедрионом (см.: Мк. 14:53–65; ср.: Лк. 22:54,55,63–71). Смертный приговор мог вынести только римский губернатор (Ин. 18:31), а потому необходим был еще и римский суд (7:11–26). Но это слушание в синедрионе, высшем иудейском судебном органе, чрезвычайно обострило противостояние, которое описывается, начиная с гл. 21. Перед синедрионом Иисус открыто заявил о Своей Божественной власти (64), и члены синедриона с презрением вынесли Ему приговор (65—68), тем самым исполнив предсказанное Иисусом (16:21).

Лука в своем Евангелии пишет, что этот приговор был вынесен утром (ср.: 27:1,2). Вероятно, в этом кратком разделе излагаются в более простой форме те сложные разбирательства, которые имели место в течение ночи. Формальная процедура опроса очевидцев и предоставления необходимых свидетельств была соблюдена, но Матфей указывает, что процесс был далеко не беспристрастным (59).

Не уточняется, в чем лжесвидетели обвинили Иисуса, но ссылка на заявление Иисуса: Могу разрушить храм Божий и в три дня создашь его не была лжесвидетельством, а подтвержденная двумя свидетелями служила серьезным обвинением (Втор. 17:6). Хотя у Матфея, не сказано, что Иисус грозил разрушить храм Сам, высказывания, подобные приведенным в 23:28; 24:2 (и 12:6), наряду с Его насильственным актом в 21:12,13, позволяют поверить их свидетельствам, а сказанное в Ин. 2:19 достаточно близко к процитированному заявлению. Угроза разрушить храм была угрозой всему самому драгоценному, что было в жизни Израиля.

По представлениям иудеев, Мессия должен был восстановить, даже перестроить храм, поэтому вопрос Каиафы (63) логически вытекал из обвинения (61), но был выражен в более ясной форме. Иисус, наконец, нарушил Свое молчание. Он спокойно заявил о том, Кто Он есть в действительности. Он действительно Христос, Сын Божий, и Он утверждает это (букв, ты сказал, что по–евр. равнозначно утвердительному ответу), но корректирует конструкцию Каиафы, предпочитая выбранный Им Самим титул: Сын Человеческий в сочетании со словами из Пс. 109:2 и Дан. 7:13; Он показал истинную природу власти Сына Человеческого. Его верховное владычество не только на Земле, но и на Небе, где Он восседает по правую руку Бога. Они узрят эту истину, когда их узник, которому они собирались вынести приговор, будет оправдан Богом через воскресение и победу Его Благой вести в мире.

Примечания. 62,63 Молчание Иисуса перед неправедными судьями напоминает о текстах Ис. 53:7,8. 63 Некоторые иудеи говорили о Мессии как о Сыне Божьем (опираясь на 2 Цар. 7:14; Пс. 2:7). Вопрос был вызван очевидным намеком на заявление Иисуса в 21:37—39. 64 Отныне. См.: выше коммент. к 10:23; 16:28; 24:30 относительно значения фразы (взятой из Дан. 7:13) «Сын Человеческий Грядущий на облаках». Это скорее заявление о Его воцарении, а не предсказание о Его пришествии на Землю. 68 Считалось, что Мессия способен узнать человека и с завязанными глазами.

26:69–75 Отречение Петра (см.: Мк. 14:66–72; Лк. 22:55–62). В ст. 31–35 Иисус предсказал его предательство, а в ст. 58 представлено начало сцены. Переплетая рассказы об Иисусе и о Петре в доме Каиафы, Матфей предлагает нам сравнить поведение этих двоих в условиях, когда на них оказывается давление. Если Иисус держался твердо и с достоинством, то Петр не выдержал испытания и быстро отрекся от Иисуса. Среди этих враждебных ему людей он отрекся от Иисуса Галилеянина (69), Иисуса из Назарета (71), даже при том, что его галилейский ацент с головой выдавал его (73). В конце концов он испытывает сильнейшие угрызения совести, но это еще не привело его к возрождению. Обращает на себя внимание, что Матфей больше не называет его по имени, включая лишь в общий список «одиннадцати» в 28:16.

27:1,2 Иисус предстает перед римским правителем, прокуратором Иудеи, (см.: Мк. 15:1; Лк. 23:1). Вынесенный приговор (26:65,66) был утвержден, но привести его в исполнение можно было только с разрешения римского наместника, Понтия Пилата. Он уже зарекомендовал себя как жестокосердный правитель и позднее будет снят с должности за превышение власти и незаслуженно жестокое обращение со своими подчиненными. Чтобы убедить такого человека иудейским старейшинам требовались более серьезные улики, чем богословские обвинения в «богохульстве». Несомненно, совещание, которое состоялось ранним утром, было посвящено как раз этому вопросу.

27:3–10 Смерть Иуды. Матфей предлагает нам историю другого предательства, которое, однако, в корне отличается от отречения Петра. История временного падения Петра под давлением обстоятельств закончилась слезами покаяния Петра, и его возрождение в дальнейшем не вызывает сомнений. Но, в отличие от Петра, Иуда принял осознанное решение предать Иисуса, и его раскаяние после того, как он понял, что совершил, не было искренним покаянием о содеянном, а его самоубийство было просто актом отчаяния.

Тема цены крови возвращает нас к ответственности за пролитие крови пророков (23:29–36) и в 27:24,25 достигает своего драматического накала. Иуда, который не смог сбросить с себя груз вины, вернув тридцать сребренников, удавился; но первосвященники, использовав эти деньги (цена крови) на покупку земли горшечника, стали соучастниками преступления. Традиционно считается, что земля крови (Акелдама) расположена в долине Енномовой (где добывается глина для гончарного производства). Эти и другие детали, о которых упоминает Матфей, позволяют сделать вывод, что он рассматривал всю историю в свете Иер. 19:1 — 13, где долина сыновей Енномовых связывается с захоронением «невинной крови» и с горшечником. Другие тексты в Иер. тоже вызывают аналогичные ассоциации («дом горшечника» в Иер. 18; покупка поля горшечника в Иер. 32).

Таким образом, эта история закономерно достигает своей кульминации (9,10) в формуле–цитате из Иер. об использовании этих денег («цена крови») на покупку поля горшечника. Приведенная цитата, по сути, ближе к Зах. 11:12,13, где прямо упоминаются «тридцать серебреников» (см.: коммент, к 26:15), которые были таинственным образом брошены «в дом Господеньдля горшечника». У Захарии эти деньги — оскорбительная цена, которая была заплачена за Бога, Пастыря (Мессию) Его мятежной паствой (см. коммент. к 26:31 по поводу других аллюзий в этом удивительном пророчестве). Однако это не простая цитата одного отрывка, а тонкое переплетение тем из Иер. и Зах. в свете выше рассмотренных событий. «Исполнение», которое здесь прослеживает Матфей, гораздо глубже, чем простое свершение предсказанного события.

Примечание. 5 В Деян. 1:18,19 смерть Иуды описывается несколько по–другому, но снова упоминается Акелдама («земля крови»).

27:11–26 Перед римским судом (см.: Мк. 15:2–15; ср.: Лк. 23:2–5,18–25). Суд был открытый, вне резиденции правителя. Пилат мог самостоятельно решать такие вопросы, но суд показывает, что им могли манипулировать другие, и в конце концов Пилат перекладывает решение на иудейских руководителей. Именно они сыграли здесь первую роль и приняли окончательное решение.

Царь Иудейский: таков, предположительно, был титул, который якобы присвоил Себе Иисус и за который они обвинили Его. Это был более политизированный титул, чем «Мессия», а потому этот факт не мог игнорироваться властями. Именно этот титул послужил формальным поводом для обвинения Иисуса (37). Ответ Иисуса был положительный, но острожный, как и в 26:64.

Он осознавал, что мирская власть неверно понимает значение этого титула. Больше Иисус не сказал ни слова, пока не оказался на кресте.

Попытка Пилата воспользоваться существовавшим обычаем и отпустить на свободу Иисуса, чтобы избежать осуждения невинного, была использована старейшинами в нужном им направлении. Бараева, по всей видимости, был не простым разбойником, а национальным лидером, за которым шло больше народа, чем за галилейским пророком. Первосвященникам и старейшинам не пришлось долго уговаривать народ сделать свой выбор. Нет оснований полагать, что это были те же самые люди, которые в качестве паломников приветствовали Иисуса в Иерусалиме (21:8,9), скорее это были городские жители (см. коммент. к 21:10,11).

Заключительная сцена в ст. 24,25 подчеркивает ответственность человека за свои поступки. Хотя Пилат не вынес формального приговора, но, умыв руки пред народом, он продемонстрировал, что слагает с себя ответственность за смерть Иисуса и возлагает ее на народ; в ст. 25 записаны страшные слова: весь народ принял на себя эту ответственность. Таким образом, Матфей подчеркивает, что, хотя инициатива в этом деле принадлежит первосвященникам и старейшинам, народ несет коллективную ответственность за смерть Иисуса. Конечно, нет оснований обвинять в этом всех евреев во все времена (в конце концов, и Матфей, написавший эти строки, был евреем, как и все основатели Церкви Иисуса). Как и предсказывал Иисус (23:37—39), именно «род сей» в Иерусалиме несет на себе эту ответственность, и в 70 г. их настигло страшное наказание, когда город и храм были разрушены.

Примечания. 16,17 В ранних рукописях здесь дается имя Иисуса Вараввы, и, вероятно, так и написал Матфей. «Иисус» было распространенным именем. Ст. 17 тем самым как бы предлагает выбор между двумя «Иисусами». 19 О жене Пилата более ничего не известно. Убежденность этой языческой женщины в невиновности Иисуса противопоставляется предубеждению евр. «множеству народа». 22 Большинство евреев ненавидели казнь через распятие как варварский метод, который использовали римляне. Но распятие было неизбежно, так как, по их настоянию, Его официально осудили как мятежника. 25 Ср.: Нав. 2:19.

2 7:2 7—56 Распятие Иисуса

27:27–31 Издевательства римских воинов (см.: Мк. 15:16—20). Хотя описывается и применение грубой физической силы, основное внимание направлено на издевательства и поругания Иисуса. Они насмехались над Ним, называя иудейским «царем» и изображая поклонение Ему, и использовали все, что попадало под руку, чтобы одеть Его как бы в царские одеяния: вложили Ему в руку палку вместо скипетра и сплели венец из терна. Так «Царь Иудейский», уже претерпевший поругание от собственного народа (26:67,68), был обесчещен и язычниками.

27:32–44 Распятие (см.: Мк. 15:22–32; ср.: Лк. 23:33—39). Матфей мало что говорит о физических муках при распятии; здесь снова внимание сосредоточено на поругании над Иисусом со стороны Его собственного народа. Но даже в таком необычном контексте, некоторые из величайших мессианских титулов являют свою силу, несмотря на стремление принизить их значение. И через пелену этих насмешек к нам доходят блики духовного озарения, освещающие реальное значение смерти Иисуса. В Пс. 21 и 68 звучит эхо страданий и смерти Иисуса, напоминание о том, что предсказанное в Писаниях исполнилось (Пс. 21:19, 8, 9 перекликаются с 35, 39, 43, а в ст. 46 цитируется Пс. 21:1; Пс. 68:22 перекликается с 34, 38).

Голгофа — традиционное место, где казнили преступников, расположена на холме вне пределов города (возможно, на этом месте теперь стоит Церковь Гроба Господня). Воины играют важную роль в этой сцене распятия, поскольку именно из уст сотника и его стражи исходили слова исповедания (54). Они изображены не как садисты (уксус, смешанный с желчью, вероятно, служил наркотическим средством, облегчающим страдания), а как нейтральные наблюдатели. Официальный приговор, вынесенный Иисусу, призван был служить предупреждение другим потенциальным национальным вождям.

Издевательства, которые испытал на Себе Иисус, исходили от людей разного социального положения. Два разбойника (38, 44) были, вероятно, повстанцами (возможно, сподвижниками Вараввы), т. е. Иисус, по иронии судьбы, умер в компании зилотов, которых старался тщательно избегать. Проходившие мимо были простыми иудеями, которые знали о Его заявлении по поводу храма и Его утверждении о том, что Он Сын Божий. Призыв сыграть на Его притязании на статус «Сына Божьего» перекликается с искушением, описанным в 4:3, 6; но с ним Он уже столкнулся в Гефсимании, и именно потому, что Он был Сын Божий, Он не мог сойти с Креста. Наконец, первосвященники с книжниками и старейшинами и фарисеями (обращает на себя внимание полный перечень членов синедриона, как в 16:21) тоже надсмехались над Ним, добавив к этому и издевательства над титулом «Царь Иудейский». Вряд ли можно найти более явное подтверждение, что Иисус был отвержен Своим народом.

Примечания. 32 Симон был случайной жертвой; но тот факт, что он упоминается по имени, позволяет полагать, что пережитый опыт помог ему присоединиться к группе учеников Иисуса. 38 Слово, переведенное как разбойник, используется Иосифом Флавием для описания иудейских повстанцев. Оно встречается также в 26:55, и в Ин. 18:40 по отношению к Варавве.

27:45–56 Смерть Иисуса (см.: Мк. 15:33— 41;ср.:Лк. 23:44—49). Иисус до сих пор молчал, не реагируя на град направленных на Него насмешек. Теперь Матфей фокусирует внимание на Самом Иисусе, и, наблюдая, как Он умирает, мы становимся свидетелями свершения чрезвычайно важных событий вселенского масштаба.

Иисус оставался живым на кресте от 12 часов до 3 часов дня (? в русской синодальной Библии — шесть часов вечера и девять часов утра, соответственно). Тьма по всей земле в это время (затмения солнечного не было, поскольку Пасха приходилась всегда на полнолуние) была знамением Божественного гнева (Ам. 8:9). Возглас Иисуса, прозвучавший во мраке (см.: Пс. 21:2), показывает всю глубину страданий во имя искупления «многих» (20:28). Это единственное место, где Иисус не обращается к Богу как к «Отцу», указывая, хотя и на кратковременный, но имевший место разрыв тесных отношений между Отцом и Сыном (11:27).

Предположение, что Он призывал Илию, объясняется тем, что слова «Илия» и «Эли», «мой Бог», весьма созвучны и трудноразличимы. Уксус, о котором говорится в ст. 48, это винный уксус (дешевое вино, которое пили воины), он был знаком проявления милосердия (см.: Пс. 68:22).

Обычно распятые люди пребывают в бессознательном состоянии долго, их агония продолжается в течение многих часов и даже дней. Иисус же умирал в полном сознании, о чем свидетельствует и весьма необычное выражение: испустил дух, которое предполагает волевой акт.

В ст. 51 —53 (в сочетании с «тьмой» в ст. 45) показано, что это была необычная смерть. Огромная завеса в храме, которая отделяет святая святых, разорвалась сверху до низу, что свидетельствовало не только о Божественном вмешательстве, но было также и знамением открытия прямого доступа к Богу через смерть Иисуса. Землетрясение тоже символизировало собой могущественное проявление силы Божьей и Его суд (Суд. 5:4; Иоил. 3:16; Наум. 1:5,6). Происшедшее в результате воскресение мертвых, усопших святых (возможно, умерших в ветхозаветную эпоху) указывает на то, что воскресение последних дней (Ис. 26:19; Дан. 12:2) находит свое начало в воскресении Иисуса. Теперь наступило время, когда все надежды и упования народа Божьего должны были исполняться.

Неудивительно, что эти сверхъестественные явления привели в ужас охрану, состоящую из язычников, но титул Сын Божий для них звучал несколько странно; возможно, они просто запомнили его, сопоставляя со странными намеками (40, 43). В любом случае, как ни мало они поняли во всем происходящем, Матфей стремится убедить своих читателей в том, что это была адекватная реакция на случившееся. И снова язычники смогли увидеть то, что прошло мимо иудеев (ср.: 2:1–12; 8:8–12; 12:41,42; 27:19).

Примечания. 52,53 Других описаний этих удивительных событий нет, а Матфей не приводит подробных разъяснений и свою трактовку. Например, почему воскрешенные появились в Иерусалиме позже, после воскресения Иисуса, и что случилось с ними потом? Здесь ясно просматривается символизм, но у нас нет данных для окончательного суждения о характере этих событий. 55,56 Одни и те же женщины засвидетельствовали о смерти Иисуса, Его погребении (61) и воскресении (28:1); нет никаких оснований сомневаться ни в реальности смерти Иисуса, ни в точном месте Его захоронения.

27:57 — 28:20 Погребение, воскресение и великое поручение Иисуса

На этих последних страницах Евангелия события, связанные с воскресением Иисуса описываются ярко и живо с использование литературного приема «зеркального отражения» (? обратного параллелизма, или хиазма). Стержнем повествования является пустой гроб и воскресший Господь (28:1–10). Все происходящее имеет прямое отношение к этому: и стража, которую поставили у гроба (27:62—66), и отчет стражи (28:11 — 15), и погребение Иисуса (27:57–61), и встреча с воскресшим Иисусом, Который дает ученикам Великое поручение (28:16–20).

27:57—61 Погребение Иисуса (см.: Мк. 15:42; Лк. 23:50—55). Тела распятых обычно забирались для захоронения, в лучшем случае на общественном кладбище. Погребением Иисуса в новом своем гробе Иосиф продемонстрировал свою принадлежность к Его ученикам. Вокруг Иерусалима и поныне сохранилось много семейных гробниц этого периода, в пещерах, вырубленных в скалах с небольшим входом (закрытым большим камнем), в которых можно захоронить несколько тел (новый фоб Иосифа поэтому означает, что там еще никого не захоронили). Только богатый человек мог позволить себе иметь фамильный склеп так близко от столицы.

27:62–66 Охрана гробницы. Только Матфей упоминает о страже. Он вынужден был сделать это во избежание лжесвидетельств, которые уже появились (28:15). Присутствие стражи призвано подчеркнуть масштаб свершившегося чуда воскресения Иисуса.

День, который следует за пятницей (днем приготовления), — т. е. суббота. Первосвященники и фарисеи (знаменательно, что враждовавшие между собой две группы все еще объединяла вражда против Иисуса) нарушили субботний покой, собравшись у Пилата, дабы убедить его поставить надежную охрану гробницы. Возможно, Иуда предупредил их о неоднократном предсказании Иисуса воскреснуть на третий день (после трех дней воскресну). Стража, состоящая из трех римских воинов, должна была обеспечить надежную охрану.

Примечание. 64 Первый обман они относят к мессианским притязаниям Иисуса, последний — к возможности сфабриковать «воскресение» для подтверждения Своего мессианства.

28:1—10 Пустая гробница и воскресший Господь (ср.: Мк. 16:1—8; Лк. 24:1—11). Здесь говорится не о том, как Иисус восстал из мертвых, а о том, как был обнаружен факт Его воскресения. Чудо, которое произошло, когда ангел отвалил камень от входа в гробницу, было не для освобождения Иисуса, а для того, чтобы женщины могли увидеть пустую гробницу. Все евангелисты по–разному описывают, как все обнаружилось, но ни один из них не описывает самого события.

В отличие от иудейских первосвященников и старейшин, женщины, как и положено, покоились в субботу. Теперь же они могли вернуться и посмотреть гроб. Матфей не пишет, что они намеревались войти вовнутрь. Но появление Ангела Господня (что на библейском языке равносильно Самому Богу; Дан. 7:9; 10:6) изменило их планы. Он пришел показать им, что Иисус уже воскрес, а потому Ангел отодвинул камень и показал им пустую гробницу, где был положен Иисус. Женщины, должно быть, не очень удивились, поскольку слышали от Него об этом, а Ангел просто пришел напомнить им (7) об особом обетовании Иисуса снова встретить Своих учеников в Галилее (26:32). Страх и радость, которые охватили женщин, были естественными чувствами в этой ситуации. Вид Ангела привел их в благоговейный трепет (4), а отсутствие тела Иисуса привело в отчаяние. Но, вопреки своей растерянности, они не потеряли присутствия духа и надежды снова увидеть Иисуса.

Ученики Иисуса должны были ожидать Его в Галилее, в отличие от женщин. Только у Мф. говорится, что они встретили воскресшего Иисуса (9,10; хотя то, что они ухватились за ноги Его, а также просьба возвестить Своим братьям, напоминают нам о Марии Магдалине из Ин. 20:17). В обществе, где женщины были людьми второго сорта, их ведущая роль как очевидцев представляется удивительной. Иисус повторил сказанное Ангелом, добавив от Себя: возвестите братьям Моим; после отречения, которое описывается в 26:56, это были слова живого ободрения.

28:11–15 Сообщение охраны. Хотя наш взор сосредоточен теперь на Галилее и триумфе воскресшего Господа, Матфей дает нам возможность бросить последний взгляд на город, на Иерусалим с его правителями, предпринимающими лихорадочные попытки уладить дело. Таким образом, Матфей готовит нас к последней сцене, где достигает своего кульминационного момента противопоставление Галилеи и Иерусалима, которое красной нитью проходит через все Евангелие.

Нужно было дать крупную сумму денег (довольно денег) воинам, чтобы они заявили, что уснули на посту, а это было серьезным преступлением. Но репутация Пилата была хорошо известна: если бы история достигла его ушей, он вполне удовольствовался бы соответствующей взяткой. Иустин сообщает, что такие истории еще циркулировали в обществе, чтобы дискредитировать факт пустой гробницы.

28:16—20 Иисус провозглашает Свою верховную власть. Снова все возвращается в Галилею. Здесь христианская миссия начинает свой старт, благодаря встрече учеников с воскресшим Иисусом, Который провозглашает Свою верховную власть на небе и на земле. Язык ст. 18 снова восходит к Дан. 7:14, но если более ранние ссылки указывали на будущее исполнение пророчества Даниила о вселенском верховенстве Сына Человеческого, то здесь оно уже воплотилось в жизнь.

Как верховный владыка Иисус теперь посылает Своих учеников нести Его весть всему миру. Суть этого великого поручения выражена двумя причастиями: крестя и уча. Он призывает учеников не просто формально откликнуться на Его призыв, но полностью посвятить свою жизнь выполнению Его поручения — служению новому обществу (которое символизирует крещение), и соблюдать все, что Он им повелел. В своей миссии они неизменно будут ощушать присутствие того, Кто ранее говорил им: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (18:20). С вами: мощное эхо имени Еммануил: «с нами Бог» (1:23). Таков Иисус!

Примечания. 16 Фраза одиннадцать же учеников ясно указывает на отсутствие среди них Иуды, но и на несомненное присутствие Петра, несмотря на его отречение от Исуса. 17 Усумнились. То же слово, что и в 14:31; оно отражает не интеллектуальное сомнение или неверие, а некоторые колебания, вызванные невероятными, непостижимыми обстоятельствами. 18 Примечателен разительный контраст с текстами 4:8,9; сатана мог проявлять свою власть только на земле! 19 Во имяТого, чьим именем крестят. Тринитарная «формула» крещения впечатляет: нигде в Новом Завет она не встречается в таком ясном виде, хотя тесные отношения Сына с Отцом отчетливо показаны в 11:27; 24:36. Три Личности Божества участвовали в собственном крещении Иисуса (3:16,17).

R. Т. France

Евангелие от Марка

Введение

Общие представления

Приступая к такой книге, как Евангелие от Марка, необходимо иметь некоторые общие представления об этом произведении и его авторе, которые определят характер нашего истолкования. Некоторые из этих представлений можно считать очевидными; другие — только предположительными; все они по меньшей мере возможны. Некоторые будут взяты непосредственно из высказываний первых христиан об этой книге, тогда как другие будут почерпнуты из материала, имеющегося в самой книге. Если свидетельства ранней Церкви и свидетельство книги согласуются, то мы можем быть совершенно уверенны, что представления верны.

Думается, что изложенные ниже соображения будут весьма полезны и помогут применить послание Марка к условиям нашего времени. Для этого мы и читаем его Евангелие. Нам интересно не только то, когда, где, для кого и кем оно было написано. Мы хотим узнать, что нам сегодня говорит Бог через это Евангелие. Если мы сможем понять историческую ситуацию, в которой жил Марк, и увидим, что во многих отношениях она похожа на современную ситуацию, то нам будет легче применить его послание к себе.

В главе «Читая Евангелия» освещены многие важные вопросы. В частности, там рассказано, на каком основании мы верим евангелистам, поэтому нет необходимости подробно на этом останавливаться. Тем не менее полезно кратко повторить некоторые из основных принципов: это поможет нам лучше понять Евангелие.

Первое Евангелие

Вероятно, Евангелие от Марка было первым из четырех Евангелий и, может быть, первым подлинным Евангелием из всех когда–либо написанных. Таким образом, Марка можно считать создателем литературной формы, которую мы называем Евангелием; до него ничего подобного в древнем мире не существовало. Представляется вероятным, что все остальные евангелисты знали Евангелие от Марка, а Матфей и Лука использовали его при создании своих Евангелий (разумеется, они также добавляли материал из других источников). Несомненно, «Благую весть» проповедовали устно задолго то того, как она была записана. Поэтому, вероятно, существовало множество небольших собраний изречений и деяний Иисуса, составленных до того, как было написано Евангелие от Марка. Например, могла существовать запись о последней неделе жизни Иисуса, включающая рассказ о распятии, поскольку это было очень важно. По–видимому, Евангелие от Марка было первой попыткой объединения множества таких рассказов об Иисусе, и этим можно объяснить, почему некоторые считают его «сделанным на скорую руку». Однако другие отмечают искусную организацию материала автором и объясняют кажущуюся «грубость» тем, что Марк воспроизвел большое количество ранних материалов без серьезных изменений.

Время создания

Вероятно, Евангелие от Марка было создано между 60 и 70 гг., т. е. всего через тридцать лет после смерти Христа. Скорее всего, Марк написал его вскоре после смерти Павла и Петра (что, как мы думаем, имело место примерно в 64 г.) и до разрушения Иерусалима римскими войсками в 70 г. Хотя, если Евангелие было закончено позднее, ничего существенно не меняется: дата до 70 г. прекрасно согласуется с тем, что говорили о нем первые христиане, и с тем, что говорит само Евангелие. Например, в Мк. 13 Иисус предсказывает падение Иерусалима, но в тексте Евангелия нет никаких намеков на то, что во времена Марка это пророчество исполнилось.

Автор

Вероятно, эта книга была написана Иоанном Марком, имя которого несколько раз упоминается в Новом Завете (напр.: Деян. 12:12). Нам приходится говорить «вероятно», ибо, как и во многих других случаях, мы не можем знать этого точно. Хотя в самом Евангелии нигде не сказано, что оно написано Марком (заголовок книги не является частью Евангелия), первые христиане не сомневались в его авторстве. Иоанн Марк не был такой известной личностью, как Павел или Петр, поэтому никаких веских причин приписывать ему авторство не было, если бы в действительности он не писал этого Евангелия. В разное время он был младшим соработником Павла, Варнавы (своего родственника; Кол. 4:10) и Петра. Связь с последним, пожалуй, наиболее важна. По–видимому, Иоанн Марк жил в Иерусалиме, где мог знать многих последователей Иисуса (хотя в то время он был еще слишком молод, чтобы самому стать Его учеником). Если члены иерусалимской церкви собирались в доме его матери (см.: Деян. 12:12), то, возможно, там состоялась Вечеря Господня. Но и без учета этих обстоятельств Марк был очень важным свидетелем слов и поступков Иисуса, особенно в течение последней недели Его жизни.

Влияние Петра

Согласно мнению ранней Церкви, Марк получил многие сведения от Петра, поскольку сам не был учеником Иисуса при жизни Спасителя. Мы не можем доказать это предположение, но точно знаем, что последние годы жизни Марк и Петр провели в Риме вместе (1 Пет. 5:13). Кроме того, нам известно, что перед смертью Петр собирался записать свои воспоминания о Христе (2 Пет. 1:15). Многие отцы Церкви полагали, что Евангелие от Марка и было записью этих воспоминаний. Действительно, некоторые подробности этого Евангелия (например, описание событий, при которых присутствовали только Петр, Иаков и Иоанн) можно объяснить тем, что они являют собой воспоминания Петра. Кроме того, это Евангелие представляет Петра в весьма невыгодном свете, подчеркивая все его слабости и ошибки. Учитывая, что позднее Петр стал в Риме важной фигурой, трудно объяснить, как все это могло попасть в Евангелие, если бы на этом не настоял сам Петр.

Место создания

Если рассказы Петра послужили источником этого Евангелия, то очень вероятно, что оно было написано в Риме, где в 64 г. Петр был предан мученической смерти. В большинстве раннехристианских источников местом его создания считается Рим (или, по крайней мере, Италия), и лишь в некоторых — Александрия. Рим был огромным, беспорядочно растущим городом, его население составляло несколько миллионов человек. Все хорошо известные нам проблемы — трущобы, загрязнение окружающей среды, коммуникации — существовали и там. Атмосфера, в которой жил Марк, во многом напоминает современную: это делает его книгу еще более актуальной.

Цели Евангелия

Создавая свое Евангелие, Марк, очевидно, ставил перед собой несколько задач.

1. Сделать Благую весть доступной для язычников. Рим был языческим городом, хотя, конечно, там проживало немало иудеев, занимавшихся торговлей и предпринимательством. Исходя из послания Павла к римским христианам, можно сделать вывод, что местную церковь составляли как язычники, так и иудеи, и между ними, вероятно, иногда возникали трения. Евангелие, созданное в такой «смешанной» церкви и предназначенное для такой аудитории, должно было тщательно разъяснять еврейские слова и обычаи, чтобы их смысл был понятен читателям–неевреям. Евангелие от Марка служит именно этой цели и является в этом смысле Евангелием для неевреев, язычников, «чуждых закону». По той же причине Марк ссылается на Ветхий Завет гораздо реже, чем Матфей. Христиане из язычников, к которым обращался Марк, не могли знать Ветхий Завет так же хорошо, как христиане еврейского происхождения, да и не были в этом заинтересованы.

По–видимому, Марк писал с миссионерской целью — донести Благую весть до непосвященного, нееврейского мира. Разумеется, он преследовал и учительскую цель (все Евангелия были отчасти написаны для того, чтобы побольше рассказать об Иисусе христианам, которые уже уверовали в Него; см.: Лк. 1:4). Тем не менее, если мы примем во внимание миссионерскую направленность Евангелия от Марка, это поможет многое объяснить (например, позволит понять, почему Марк избегает пользоваться «сокровенным» языком). Это объясняет, почему он опускает многие достоверные и важные подробности, стремясь заострить внимание на том, что считает самым необходимым для своих читателей. У Марка можно многому поучиться и в наши дни. Его умение становиться «на одну доску» с людьми, до которых он пытался достучаться, покажется тем более знаменательным, если мы вспомним, что он был таким же иудеем, как и Матфей. Не сопровождая ли Павла в миссионерской поездке он научился уподобляться «чуждым закона», чтобы приобрести их для Христа (1 Кор. 9:20)? Современные христиане тоже должны усвоить этот урок: язык «посвященных» только смущает «непосвященных».

2. Воодушевить тех, кто сталкивается с преследованием. Являясь столицей империи и находясь под непосредственным присмотром центральной власти, Рим был таким местом, где вероятность гонений была наибольшей. Как из Нового Завета (Деян. 18:2), так и из римской истории мы знаем, что иудеи подвергались в Риме гонениям еще до того, как началось преследование христиан. Кроме того, римские авторы сообщают о жестоком преследовании христиан при императоре Нероне в 64 г. н. э. Множество христиан, в том числе, вероятно, Павел и Петр, погибли тогда за свою веру. Евангелие от Марка, предположительно созданное в Риме, было нацелено на подготовку христиан (будь то в Риме или в других местах) к будущим преследованиям. Оно выполняет эту задачу, рассказывая о страданиях Христа и о том, что Он предсказал подобные страдания Своим последователям. Другими словами, это Евангелие было написано для того, чтобы поддержать церковь меньшинства во враждебном окружении, и поэтому оно убеждает и воодушевляет многих в наши дни.

3. Защитить веру от нападок. Марка можно назвать апологетом христианской веры. Как и Лука в Деяниях святых Апостолов, он стремился показать, что христиане были не бунтовщиками, а добропорядочными гражданами Римской империи, в чем легко мог убедиться любой беспристрастный римский чиновник, равно как и обычные люди, не ослепленные предубеждениями. Марк ясно показывает, что обвинения Христа в том, что Он восстал против Рима, были сфабрикованы и абсолютно не соответствовали действительности. Марк хочет объяснить истинную природу христианства и оградить его от кривотолков, которые могут препятствовать проповедованию Евангелия. Эта важная задача стоит перед Церковью и в наши дни, причем не только в тех регионах, где существуют другие религии (и где христианам порой угрожает опасность со стороны фанатически настроенных религиозных лидеров), но и в так называемых «христианских» странах, где процветает атеистическое невежество и равнодушие.

4. Объяснить истинный смысл креста. Марк старается исключить возможность неверного толкования не только политического, но и религиозного смысла описываемых событий, что является гораздо более серьезным препятствием на пути проповедования Евангелия — его важнейшей задачи. Он показывает, что смерть Иисуса была не трагической случайностью, а частью Божьего замысла, и что Иисус не только знал, но и говорил об этом Своим ученикам. Правда, Марк не скрывает, что ученики не понимали этих слов вплоть до смерти и воскресения Иисуса, но это уже другой вопрос. В отличие от Павла, Марк не дает подробного объяснения — за исключением одного–двух мест, — почему Иисус должен был умереть. Тем не менее Марк уверен, что распятие входило в предвечный Божий замысел спасения, хотя и не ссылается на Ветхий Завет так часто, как другие евангелисты, чтобы доказать это. План утверждения Царства Божьего на земле, включавший смерть Мессии, Его избранника, был таинствен и непостижим, и никто, кроме Иисуса, сначала его не понимал. По–видимому, в этом состоит смысл выражения «тайны Царствия Божия» в Мк. 4:11. Даже те, кто восхищался Иисусом как чудотворцем или знал Его как пророка, не могли этого понять. То, что Бог решил ввести нас в Свое Царство посредством позорной смерти Своего возлюбленного Раба, было камнем преткновения для многих иудеев и язычников, слушавших проповедь первых христиан. Для некоторых это до сих пор остается проблемой. Мусульмане, например, крайне озадачены тем, что Бог позволил такому прекрасному человеку и пророку умереть столь страшной смертью.

В своем Евангелии Марк подчеркивает, что Иисус был не просто хорошим человеком или даже пророком: Он был Сыном Божьим. Марк подтверждает это не рассказом о непорочном зачатии (который он наверняка знал), а свидетельством о том, что Бог объявил Иисуса Своим Сыном при крещении и преображении.

Иисус никогда не говорил прямо, что Он — Сын Божий или Мессия, Он не заявлял об этом публично вплоть до того, как предстал перед первосвященником. Молчание Иисуса — это то, что мы подразумеваем под «мессианской тайной»: Он ждал, пока Бог откроет ее остальным. Например, Петр признал в Иисусе Мессию, но представление о страдающем Мессии все же было ему недоступно (Мк. 8:29). Иисус принимал этот титул, если только это не было свидетельством из уст бесов.

Нежелание Иисуса открыться отчасти объяснялось тем, что Он не хотел прославиться как обычный чудотворец. Возможно, это должно предостеречь нас, живущих во времена религиозного возрождения, которому мы так радуемся, о том, что подобные времена таят опасность. Скорее, Иисус видел Свою задачу в том, чтобы донести Благую весть о Боге и Его Царстве, и поэтому просил исцеленных не рассказывать о своем исцелении. По той же причине Он бежал от толпы, когда Его служение грозило превратиться в обычную «кампанию исцеления».

Тайна раскрылась на кресте. Слова римского сотника (15:39) были для Марка неопровержимым свидетельством того, что Иисус — Сын Божий, что бы ни подразумевал в тот момент сам римлянин. Следующим доказательством был пустой гроб и весть ангела в день воскресения: Сын Божий победил смерть, и Его сущность больше не нуждается в сокрытии.

Неожиданное завершение Евангелия

Одна из особенностей Евангелия от Марка состоит в том, что оно обрывается внезапно и не содержит подробного рассказа обо всех явлениях Иисуса Своим ученикам после воскресения. Другие Евангелия дают гораздо более полную картину явлений воскресшего Иисуса. Развернутый эпилог Евангелия от Марка (в NIV напечатан отдельно) в древнейших рукописях отсутствует и, скорее всего, был написан не Марком, а добавлен первыми христианами для придания книге «законченного вида». Одни считают, что написанное Марком заключение утрачено, другие полагают, что Марк принял мученическую смерть, прежде чем успел закончить свою книгу, но это маловероятно. Похоже, что такой финал соответствовал замыслу Марка. Это не означает, как считают некоторые, что он решил оставить проблему воскресения открытой. Просто во времена Марка о воскресении могли устно свидетельствовать те, кто присутствовал при этом событии. Такие свидетельства были более убедительными и волнующими (и напоминали выход актера на сцену после спектакля).

Апостолы были первыми и главными свидетелями воскресения (Деян. 10:41). По–видимому, остальные Евангелия были написаны после смерти апостолов и потому должны были содержать подробный рассказ о явлениях Иисуса после воскресения. Вероятно, по той же причине учение Иисуса изложено у Марка не так полно, как в других Евангелиях. Он надеялся, что это учение будет передаваться устно, что и происходит до сих пор во всех концах света.

Композиция Евангелия

Евангелие от Марка — это не просто собрание не связанных между собой записей о речениях и деяниях Иисуса, не имеющее определенного плана. Если вы прочитаете его от начала до конца в один присест, то поймете это. Евангелие имеет четкий план, и комментарий показывает, как связаны между собой различные части. В первой части Иисус активно проповедует и совершает множество чудес. Во второй части Он сознательно Себя ограничивает и учит Своих последователей. Заключительная (третья часть книги) изображает последнюю неделю в Иерусалиме, в том числе суд над Иисусом, Его смерть и воскресение.

Учение Иисуса сосредоточено главным образом на Царстве Божьем и несомненно тесно связано с Его учением о Самом Себе. Это проясняется постепенно, пока мы не замечаем, что Иисус молчаливо принял титул «Царя Иудейского» от Понтия Пилата. Поэтому в комментарии к Евангелию от Марка иногда используется суждение задним числом, позволяющее представить Иисуса как Царя, утверждающего Царство Бога–Отца. Это единственный путь истолкования разворачивающейся перед нами истории.

Несомненно, последние семь дней жизни Иисуса представлялись Марку самыми важными. В некотором смысле, все предшествующие события можно рассматривать как приготовление к ним. Это говорит о том, что богословие Марка — это богословие креста. Марк жил и писал после Пятидесятницы и, разумеется, знал о Святом Духе и испытывал Его воздействие на себе, но в своем Евангелии он мало говорит о Духе, а если и говорит, то лишь в связи с Иисусом. Причина в том, что он рассказывает о периоде, предшествующем Пятидесятнице, когда ученики встречались с Духом только в лице Иисуса. Марк хорошо знал, что Иисус намеревался наделить Духом всех верующих, и потому поместил известные слова Иоанна Крестителя в начале своей книги (1:8). Делая средоточием своей веры Пятидесятницу, а не Голгофу, и не отделяя Святого Духа от Иисуса, Марк не ошибается. Это опасность, с которой мы можем столкнуться сегодня в упоении повторного открытия Святого Духа и Его даров. Нам следует помнить, что дело Святого Духа — свидетельствовать о Христе.

Имея в виду вышесказанное, мы поймем логику построения Евангелия, хотя, конечно, мы не должны пытаться обнаружить полное соответствие некоему умозрительному образцу. Действительно, если Евангелие было задумано как миссионерская книга и учебное руководство для христиан языческого мира, то, возможно, Марк создавал его постепенно в течение какого–то периода. Не исключена вероятность, что до появления окончательного варианта, которым мы сегодня располагаем, существовало несколько более ранних вариантов. Такую ситуацию ученые называют «изменчивой». Кроме того, не следует думать, что Евангелие от Марка было издано в современном смысле этого слова. Вероятно, сначала это Евангелие или его более ранние варианты существовали в единственном экземпляре. Затем Евангелие переписывалось от руки, и эти списки рассылались нуждающимся в них церквам. Таким образом, происходило постепенное распространение Евангелия. Думается, именно так Матфей и Лука (а может быть даже Иоанн) получили возможность познакомиться с Евангелием от Марка и позднее использовать его при создании своих Евангелий. Заказать экземпляр Евангелия для собственных нужд могли позволить себе только богатые христиане, хотя в последнее время христиане Китая доказали, что даже простые люди в состоянии переписать для себя Писание в условиях дефицита печатных изданий.

Как сказано выше, мы условно разделили Евангелие на три части, а именно: гл. 1–8, гл. 9,10 и гл. 11–16. Однако следует помнить, что Марк не разбивал текст на главы и стихи, а просто писал подряд, и прочитать Евангелие таким образом иногда полезно.

Дополнительная литература

English D. The Message of Mark, BST (1VP, 1992).

Cole R. A. Mark, TNTC (IVP/UK/Eerdmans, 1989).

Lane W. L. The Gospel according to Mark, N1CNT (Eerdmans, 1974).

Hooker M. D. The Gospel according to St Mark, BNTC (A. and C. Black, 1991).

Содержание

1:1 — 8:26 Возвещение Царства Божьего

1:1—20 Основы Царства Божьего

1:21 — 3:35 Знамения Царства Божьего

4:1—34 Притчи о Царстве Божьем

4:35 — 8:26 Силы Царства Божьего

8:27 10:52 Цена Царства Божьего

8:27 — 9:13 Цена для Иисуса

9:14— 10:52 Цена для всех остальных

11:1 16:20 В преддверии Царства Божьего

11:1 — 13:37 Предупреждения о Царстве Божьем

14:1–52 Проблески Царства Божьего

14:53 — 15:47 Провозглашение Царя

16:1–20 Оправдание Царя

Комментарий

1:1 — 8:26 Возвещение Царства Божьего

В этом большом разделе отражена проповедническая и целительская деятельность Иисуса в Палестине. К Нему стекались огромные толпы народа, но это была не просто «счастливая галилейская пора», как иногда говорят. Иисуса не понимали не только эти толпы, но и религиозные руководители, которые с самого начала оказывали Ему противодействие, сопровождавшее Его до самого креста. На протяжении всего этого периода Иисус хранил «мессианскую тайну»; Он не говорил людям, что Он — Мессия.

1:1—20 Основы Царства Божьего

1:1—8 Провозглашение вести о Царе (см.: Мф. 3:1–12; Лк. 3:1–18). Как мы знаем, Марк проповедовал Евангелие и, подобно большинству евангелистов, был человеком прямым и всегда говорил по существу. Он начинает свое Евангелие не подробным предисловием, а сообщением о том, что его тема— это Благая весть об Иисусе Христе (Мессии), Избраннике и Сыне Божьем. Оба положения этой темы раскрываются в книге постепенно. Сам Иисус об этом не заявлял. Действительно, мы способны прозреть истину в учении и деяниях Иисуса только тогда, когда Бог открывает нам глаза. Евангелие от Марка — это весть о Мессии, провозглашенная человеком, чьи духовные глаза были открыты; вот почему исцеление слепого в Евангелии от Марка — это символ того, что должен сделать Иисус для всех нас.

Благая весть издавна входила в замыслы Бога. Чтобы подтвердить это, Марк ссылается на пророков Малахию и Исайю. Марк показывает, что предсказанный посланец («ангел») — это Иоанн Креститель, а Господь (ст. 3) — это Иисус. Таким образом, Марк с самого начала отождествляет Иисуса с Богом, поскольку в Ветхом Завете слово «Господь» (? Слово «Господь» заменяет имя Бога — Яхве — в переводах Писания с еврейского на другие языки) обычно означает «Бог». Это те самые утверждения, за которые священники и старейшины распнут Иисуса. При встрече с Христом невозможно оставаться безучастным: был Он Мессией и Сыном Божьим, или нет? Как мы отвечаем на этот вопрос?

Иоанн Креститель призывал к покаянию, которое должно было привести к прощению грехов Богом. Это была обычная для израильских пророков проповедь; даже одежда Иоанна была подобна той, которую носили они. Духовное обновление, выраженное покаянием, следовало подтвердить принятием крещения. Это тоже не было новостью. У иудеев всегда практиковались ритуальные омовения, особенно для посторонних, принимавших иудаизм. Действительно новым было то, что Иоанн настаивал: иудеям так же необходимо креститься, как и язычникам. Необычны были и его речи о том, что за ним идет «Сильнейший». Иоанн мог крестить только водой (символическое внешнее омовение), а идущий за ним очистит и обновит сердца Духом. В этом — кардинальное отличие миссии Иисуса от миссии Иоанна.

Таким образом, несмотря на то что Марк ссылается на Ветхий Завет не так часто, как другие евангелисты, он разделяет их убежденность, что истоки Евангелия следует искать в иудейском Писании. Кроме того, хотя он говорит о Духе меньше, чем авторы остальных Евангелий, он твердо верит, что Иисус наделяет Духом всех верующих. Он верит, что дар Духа — это неотъемлемое право каждого, а не привилегия избранных, как это было в Ветхом Завете. Подобно тому как всякий раскаивающийся в грехах иудей, приходивший к Иоанну, получал от него крещение, так и всякий верующий в Иисуса будет Им крещен Духом. Это внутренняя реальность, внешним проявлением которой является крещение водой, подобное крещению Иоанна.

Примечание к прологу. Вопрос о назначении и протяженности пролога Евангелия от Марка обсуждается давно. Казалось бы, его цель состоит в том, чтобы дать читателю представление об истинном значении Иисуса как Мессии и Сыне Божьем (как в рассказах о рождении Иисуса в Евангелиях от Матфея и от Луки или в прологе Евангелия от Иоанна). Но где заканчивается пролог и начинается «собственно» Евангелие? Ограничивается ли вступление только ст. 1, или оно включает ст. 1–8? Если вступление охватывает ст. 2–11, то это подчеркивает чрезвычайно важную роль Иоанна Крестителя — не только как предшественника (или предтечи) Мессии, но и как человека, судьба которого стала прообразом жизни и смерти отвергнутого Христа.

1:9–13 Испытание Царя (см.: Мф. 3:13 4:11; Лк. 3:21 4:13). В Ветхом Завете цари и судьи Израиля были Божьими избранниками и помазанниками. Времена испытаний показывали, что они действительно избраны Богом. Так было и с Иисусом. Он пришел, чтобы креститься от Иоанна. Это вызывало недоумение у некоторых раннехристианских богословов, которые не понимали, почему Иисус должен был креститься, если Он не имел грехов и не нуждался в покаянии? Марк не делает из этого проблемы; он просто описывает, что произошло, без комментариев. Ввиду того, что крещение часто было знаком приговора, возможно, Марк рассматривал его как добровольное принятие Иисусом пути страданий, которые Ему предстояло вынести в качестве Мессии (см.: 10:38).

В ст. 10 слово «увидел» (? в синодальной Библии вставлено курсивом слово «Иоанн») наиболее естественно считать относящимся к Иисусу, хотя Ин. 1:33 указывает на то, что у Иоанна тоже было видение. Отверстые небеса — это образ ветхозаветного нисхождения Бога, но здесь с небес сходит Дух в виде голубя, символизирующего кротость и мир. Это вызывает в памяти рассказ о творении в Быт. 1:2. Сторонники некоторых еретических учений в раннем христианстве утверждали, что Иисус был только человеком, на которого нисшел Дух, но Марк уже провозгласил Иисуса Сыном Божьим (1:1), а здесь глас Божий подтверждает это при Его крещении.

В некоторых рукописях слова «Сын Божий» в 1:1 опущены, но их присутствие здесь не вызывает никаких сомнений. Глас с небес называет Иисуса Сыном Возлюбленным (иногда это греческое слово используется в значении «единственный сын»), в Котором Божье благоволение. Глас Божий провозглашал Слово Божье. В нем сочетаются речения из Пс. 2:7 и Ис. 42:1. Вместе они показывают, что, хотя Иисус — Сын Божий, но как раб Божий Он должен будет страдать и умереть, чтобы исполнить замысел Бога. Возможно, в этом отражается понимание Марком смысла Иисусова крещения как добровольного принятия Своей миссии. Мы увидим, что Его последователи не желали, чтобы Иисус шел по этому пути, и еще меньше желали идти по нему сами. Однако, как говорит нам Павел в Рим. 6:3, все мы крещены в смерть Христа, и для многих римских мучеников это стало реальностью. В христианство нет другого пути, кроме как через смерть своего «я», ибо Иисус, наш предшественник, добровольно принял ее.

Иисус прошел первое испытание, согласившись исполнить Свое предназначение, чего бы это ни стоило. Но пройдет ли Он второе испытание? Тот же Дух, Который явился Иисусу во время крещения, привел Его в пустыню, где Он столкнулся со всевозможными искушениями со стороны врага рода человеческого (таково значение имени «сатана»). В других Евангелиях подробно описаны все испытания Иисуса сатаной; Марку достаточно показать, что сатана не одолел Его. В некотором смысле, первая победа над врагом вобрала в себя все то, что Иисус демонстрирует на всем протяжении Своего служения, изгоняя бесов, исцеляя больных и, прежде всего, спасая пленников сатаны проповедованием Благой вести. В этом смысле проповедь Иисуса поистине действенна, но ее сила — это сила креста и Благой вести.

Иисус — Сын Божий, и однако Он не сражался в одиночестве: все силы небесные были на Его стороне, и они по–прежнему с нами, пусть и невидимые. Мы знаем, какие яростные атаки темных сил приходится выдерживать после сколько–нибудь значительного духовного опыта. Иисус хорошо понимает это, ибо прошел через эти атаки Сам. Богословское выражение это нашло в Евр. 5:7; Марк кратко говорит только о факте искушения. Какое–либо прямое указание на дальнейшие искушения Иисуса отсутствует, но по реакции Иисуса на предложение Петра избежать смерти на кресте (8:33) и по молитве в Гефсимании (14:33—36) мы видим, что Он постоянно сталкивался с искушением свернуть с пути, предначертанного Ему Богом (с чем сталкиваемся и все мы). Возможно, таким косвенным путем Марк рассказывает о характере испытаний Иисуса в пустыне. Более подробный рассказ об искушениях см. в: Мф. 4:1—11 и Лк. 4:1–13.

1:14—20 Призвание сподвижников Царя (ср.: Мф. 4:12–22; Лк. 5:1–11). Из Ветхого Завета мы знаем, что как только Саул или Давид были помазаны на царство, они начинали собирать вокруг себя группу преданных сторонников, которые были готовы пойти ради них на любой риск и даже на смерть. То же самое сделал Иисус, а реальность угрожавшей Ему опасности показана в ст. 14.

После того как Иоанн был брошен в темницу (где вскоре ему предстояло встретить смерть), Иисус решил вернуться в Галилею, весьма удаленную от мест, где произошли важные события Его духовной жизни — крещение и преодоление искушений. Его целью было провозглашение «Евангелия Царство Божия», т. е. Благой (доброй, радостной) вести, посланной Богом, а также радостной вести о Боге — о том, что Он готов принять и простить нас. Так как это стало возможным благодаря тому, что Иисус взошел на крест, и поскольку только Иисус дает нам совершенное представление о сущности Бога, Благая весть — это Сам Иисус, и проповедовать Благую весть — значит проповедовать Иисуса. Это и есть главная цель Евангелия от Марка: великий «обратный отсчет» Богом времени истории завершился и подошло время «старта». Царство Божье на земле вот–вот должно было начаться. Разумеется, в некотором смысле оно существовало всегда, но на более глубоком уровне. Впервые Царство Божье было явлено в жизни Иисуса, а затем — в жизни Его последователей.

Марк старается объяснить, что наступление Царства Божьего совершилось в тишине, незаметно для большинства людей, ибо мир не изменился за одну ночь. Этот факт, а также путь, избранный Богом для установления Своего Царства (через страдания Мессии), — вот два основных момента, которые хочет осветить Марк в своем Евангелии. В этом заключается «тайна Царства», которую мы не можем постичь, пока Бог не откроет нам ее. По этой же причине Иисус не мог открыто говорить о Своем мессианстве, — до тех пор, пока люди не поймут, что Мессия должен пострадать, они будут ждать, что Он поведет Себя как царь здешнего мира.

Иоанн призывал людей покаяться и креститься; Иисус призвал их покаяться и веровать в Евангелие. Но из Евангелия от Иоанна мы знаем, что ученики Иисуса тоже крестили (Ин. 3:22; 4:2). Веровать в Евангелие — значит верить в Иисуса. Верить в Иисуса — значит следовать за Ним, поэтому Он призвал Своих первых учеников, как призывает сегодня и нас. Симон и Андрей, Иаков и Иоанн были самыми обычными людьми и занимались своими обычными делами, когда Иисус позвал их за Собой, чтобы сделать ловцами неловеков. Как всегда, Марк дает только голый костяк этой истории. Из Евангелия от Иоанна мы знаем, что эти рыбаки были как–то связаны с Иоанном Крестителем, прежде чем стали учениками Иисуса. Сколько бы мы ни готовились заранее, наступает час, когда Иисус обращается к нам лично, и мы должны принять решение, следовать за Ним или нет. Здесь Марка интересует именно этот момент. Эти люди должны были решиться оставить все, что у них было — неважно, много или мало, — и последовать за Иисусом. Со Своей стороны, Иисус обещал сделать их ловцами для Царства Божьего, которые будут приобретать для Него людей, как Он приобрел их в тот час. Привлечение людей в Царство Божье было главной целью начального периода служения Иисуса. Именно поэтому проповедование Благой вести, а не исцеление или изгнание бесов, лежало в основе Его служения. Чудеса исцеления или изгнания нечистой силы были только знамениями Царства; они служили доказательством могущества и любви Бога.

Примечание. Возможно, здесь мы надеялись увидеть перечень двенадцати учеников, но это откладывается до 3:13—19. В случае необходимости читатель может обратиться к этому фрагменту.

1:21 — 3:35 Знамения Царства Божьего

В Ветхом Завете судье или царю, помазанному и наделенному Духом Божьим для выполнения своей миссии, полагалось выйти на битву и доказать свое призвание. Этому посвящены следующие главы. Марк заявил, что Иисус — Мессия и Сын Божий; теперь Он доказывает это. Иисус уже победил сатану в пустыне; теперь Он одолевает сатану в повседневной жизни Галилеи.

1:21—28 Иисус изгоняет нечистого духа (см.: Лк. 4:31–37; ср.: Мф. 7:28,29). В синагоге Капернаума люди удивлялись спокойной уверенности Иисуса; Он говорил как имеющий полномочия свыше и совершенно не походил на обычных учителей, в Его словах ощущалась духовная власть. Марк часто упоминает, что людей удивляло то, что говорил или делал Иисус, но в то же время он отмечает (как в этом эпизоде), что это не всегда приводило к вере в Него. Можно сказать, что это задевало их сознание, но не доходило до сердца. Необычную духовную силу Иисуса почувствовали не только верующие в синагоге, но и человек, одержимый духом нечистым. Этот человек был полностью во власти сатаны.

Правильно говорят, что в нашем отношении к сатане нас подстерегают две одинаково большие опасности. Первая из них — это игнорирование сатаны или попытки отделаться от вопроса о нем поверхностным научным объяснением. Вторая — в преувеличенном внимании к нему, а не к Христу, и в сосредоточении на злых духах, а не на Святом Духе. На Западе люди подвержены первой из этих опасностей, хотя, возможно, опыт мировых войн и крушение общества заставят психологов искать корни зла более глубоко. Сосредоточение на злых духах традиционно присуще третьему миру. Обе эти крайности чужды библейской точке зрения, и мы должны держаться от них на равном удалении.

Иногда мы пытаемся объяснить библейские упоминания о людях, попавших во власть сатаны, тем, что в донаучную эпоху так истолковывали болезнь, физическую или душевную. Однако те, кто работает в нехристианских странах, хорошо знают, что там существует такое явление, как одержимость бесами. В Новом Завете проводится четкое различие между одержимостью бесами и обычной болезнью или даже помешательством. Как правило, в Библии под «одержимостью бесами» подразумеваются лишь те случаи, где имеет место некое внутреннее противодействие Богу, через Которого только и может прийти исцеление. Следует остерегаться слишком широкого и бездумного использования этого понятия, но и не отвергать его полностью.

Здесь, в начале Евангелия от Марка, показано, как Иисус вступил в противоборство с сатаной, которое будет продолжаться на всем протяжении Его служения. Из Библии явствует, что до тех пор, пока Иисус не освободит нас, все мы в большей или меньшей степени находимся во власти сатаны, так же как все христиане в большей или меньшей степени — под властью Святого Духа. Встречаются люди (о чем хорошо известно, по крайней мере, в третьем мире), которые настолько преданы сатане, что их вполне можно назвать «одержимыми». Противоположное явление — «исполненность» Святым Духом (Еф. 5:18). Человеком в синагоге Капернаума полностью овладел злой дух, который сразу распознал в учении Иисуса неземную силу и потому так бурно реагировал. Обратите внимание, что в Библии изгнание злых духов совершается не магическим ритуалом, требующим использования заклинаний и имен (как в других религиях), а сообщением страдающему человеку Благой вести об Иисусе. Именно это подразумевается под изгнанием бесов «именем Иисуса», а вовсе не механическое повторение имени как такового. Вот почему слово «экзорцизм» неудачно, так как оно ассоциируется с «заклинанием». Единственно надежный «экзорцизм» — это совершенное замещение сатаны Иисусом в качестве средоточия нашей жизни. Что–либо меньшее ведет только к ухудшению ситуации (Мф. 12:45).

Вспышка негодования одержимого в синагоге (24) была вызвана тем, что Иисус проповедовал в тот день Благую весть. Злой дух внутри него сразу признал в Иисусе Святого Божьего (что было по меньшей мере мессианским, если не Божественным именованием). Иисус не мог принять подобное вынужденное свидетельство; оно исходило не от Святого Духа. Поэтому Он приказал духу молчать и изгнал его (25). Но даже такая демонстрация могущества не привела к появлению последователей, а лишь вызвала удивление у присутствовавших. Возможно, сам одержимый стал после исцеления учеником Иисуса.

Подобные свидетельства злых духов об Иисусе разительно отличаются от признания Петра (8:29), которое во многих отношениях составляет поворотный момент всего Евангелия.

1:29–34 Исцеление больных (см.: Мф. 8:14–17; Лк. 4:38–41). Изобразив изгнание бесов Иисусом как знамение Царства Божьего, Марк начинает описывать исцеление больных. Теща Симона Петра была вылечена от горячки в своем доме тем же субботним вечером (не Петру ли мы обязаны этими подробностями?). Затем, когда зашло солнце (т. е. суббота кончилась и такая «работа», как исцеление больных, была разрешена), к Иисусу стали приносить больных и бесноватых, так что казалось, будто весь город собрался к дверям. Марк проводит различие между больными и бесноватыми, но Иисус исцелял и тех, и других.

Когда Марк говорит, что Он исцелил многих, он не имеет в виду, что кто–то не получил помощи, а просто указывает на большое число исцеленных. И снова Иисус отказывается признавать свидетельство бесов, хотя и изгоняет их.

В этом рассказе обращает на себя внимание поведение исцеленной женщины, которая на деле проявила свою любовь и благодарность, накормив Иисуса и Его голодных учеников. Не все способны проповедовать, но все могут любить и служить по–своему.

1:35–39 Иисус за молитвой (см.: Лк. 4:42—44). Прославившись исцелениями и изгнанием бесов, Иисус, казалось бы, мог воспользоваться этим в Своих интересах. Сегодня мы тоже сталкиваемся с проблемой уступок суетному миру в своих «кампаниях исцеления» и «чудодейственных собраниях».

Однако здесь мы узнаем, что Иисус незаметно удалился в пустынное место для молитвы (35). Похоже, что Симон и другие ученики считали, что Он совершает ошибку и упускает прекрасную возможность, которую давала обретенная слава. Это не последний случай, когда Симон будет думать не о Божьем, а о человеческом (8:33). Иисус противился тому, чтобы Его воспринимали как чудотворца; Он хотел, чтобы в Нем признали Спасителя. Этого можно было достичь, проповедуя Благую весть, и Иисус решил принести ее в ближайшие селения. Взяв с Собой учеников, Он странствовал по синагогам густонаселенной Галилеи, проповедуя слово, изгоняя бесов и исцеляя больных. Изгнание бесов — это главное, ибо они поражают душу, тогда как физическое исцеление может только немного продлить земное существование.

1:40—45 Исцеление прокаженного (см.: Мф. 8:1–4; Лк. 5:12–16). Слово, использованное здесь для обозначения проказы, относится ко многим видам кожных заболеваний, в том числе и к самой проказе. Все эти заболевания лишали больного контактов с другими людьми, поскольку прокаженные считались ритуально нечистыми. В сущности, отношение к проказе в то время почти ничем не отличалось от отношения к СПИДу в наши дни, представляя собой смесь страха и отвращения. Проказу часто рассматривали как Божью кару за грехи, поэтому, не сомневаясь в способности Иисуса исцелять, прокаженный усомнился в желании Иисуса сделать это. Но он сомневался напрасно, ибо (о чем неоднократно говорится в Евангелии от Марка) Иисус, умилосердившись над ним, прикоснулся и исцелил. Надо полагать, прикосновение Иисуса произвело на прокаженного огромное впечатление. Иисус не побоялся не только заразиться, но и «оскверниться» ради того, чтобы прокаженный стал чист. Не намеревался ли Марк сделать этот эпизод символом того, что совершит Иисус ради всех нас на кресте?

Это была еще одна возможность прославиться, которую Иисус отверг. Он строго приказал этому человеку пойти к священникам и получить у них «свидетельство об очищении», без которого тот не имел права вернуться в общину и принимать участие в богослужении. Кроме того, Иисус приказал ему не рассказывать о своем исцелении. Подобно многим из нас, этот человек думал, что ему лучше знать, и потому всем рассказал о происшедшем. Может быть, он сам получал удовольствие от известности? Вследствие его неповиновения Иисус не мог уже явно войти в город, но находился вне его, в местах пустынных.

Неудивительно, что Церковь Христова проявляла любовь и милосердие к прокаженным и стала инициатором их лечения, когда все остальные от них отворачивались. А как насчет больных СПИДом? Проявляют ли к ним христиане такую же любовь и сострадание? Как бы поступил Иисус?

2:1—12 Исцеление расслабленного (см.: Мф. 9:1–8; Лк. 5:17–26). Следующий эпизод знакомит нас с последствиями действий исцеленного прокаженного. Когда Иисус вернулся в Капернаум, у дома, где Он остановился, собрались толпы людей, предположительно желавших исцеления. Но Иисус продолжал проповедовать Благую весть, ибо это было Его главной целью. Поэтому, вероятно, у Него было большое искушение разгневаться, когда четыре человека, горевших желанием добиться исцеления своего больного друга, опустили его через разобранную кровлю прямо перед Иисусом во время проповеди. Но Иисус видел только веру. Он никогда не исцелял при отсутствии веры — как у больного, так и у окружающих. Возможно, эти четверо полагали, что их поступок отвлечет Иисуса от «бесполезного» проповедования и подтолкнет к «полезному» целительству. Однако вместо того чтобы сразу исцелить больного, Иисус во всеуслышание Своей властью простил ему грехи. Представьте, каково было их разочарование! Иисус же видел, что именно в этом больной нуждается больше всего. Господь никогда не говорил, что все болезни напрямую связаны с грехом, как считали большинство иудеев и как до сих пор считают некоторые христиане. Тем не менее большинство современных врачей согласятся, что многие болезни косвенно связаны с нашим душевным состоянием и что в основе некоторых заболеваний лежит чувство вины — неспокойная совесть. Вероятно, так было и в этом случае.

На этом история могла бы закончиться (ибо человек, обрадованный прощением грехов, мог не беспокоиться о своем физическом исцелении), если бы там не присутствовали книжники. Они совершенно справедливо подумали, что только Бог вправе прощать грехи, и сделали вывод, что Иисус богохульствует, приписывая Себе это право. Им не приходило в голову, что Он больше, чем просто человек. Евангелия не скрывают всеведения Иисуса: Он, зная их невысказанные мысли, задал им прямой вопрос: «Что легче — даровать прощение или даровать исцеление?» Их молчание подразумевало, что проверить реальность прощения невозможно, зато очень легко убедиться в реальности исцеления. В подтверждение Своей власти прощать и в качестве знамения Царства Иисус исцелил расслабленного. Возразить на это было нечего. И вновь все прониклись изумлением,но,по–видимому, еще не верой в Иисуса.

Иисус называет Себя Сыном Человеческим, в чем просматривается намеренная неопределенность. В Евангелии от Марка это обычный способ именования Иисусом Самого Себя. Этот титул мог использоваться по–разному, например, указывать на «смертного человека» (как представителя рода человеческого) или ассоциироваться с именем исполненного силы и славы Царя из Дан. 7:13, получившего владычество от Бога.

Так начинается следующая тема в Евангелии от Марка — тема противодействия религиозных вождей Иисусу. Как не признавали они Иоанна, так не будут признавать и Иисуса. Простые люди, не ослепленные предубеждениями, выслушали обе стороны и приняли Благую весть.

2:13—17 Призвание Левия (см.: Мф. 9:9–13; Лк. 5:27–32). Перед нами — еще одно знамение Царства: Иисус изгонял бесов и исцелял физические недуги, а теперь показывает, что способен исцелять и больные души. В начале этого рассказа Иисус учит народ. Марк никогда не говорит о содержании Его учения так же подробно, как Лука или Матфей; на его взгляд, сутью учения была Благая весть о Царстве Божьем. Воздействие Иисуса на Левия не имело ничего общего с гипнотическими способностями или «магнетизмом» личности, которыми пользуются некоторые лидеры ложных культов в наше время. Просто Марк сократил свой рассказ, сохранив лишь самое существенное.

Мы не оценим чудо призвания Левия, если не вспомним, чем были «мытари» в те дни. Они были тем же, чем являются в наше время ростовщики; кроме того, их считали предателями, поскольку такое занятие подразумевало работу на ненавистные имперские власти или на столь же ненавистного местного правителя, Ирода. Как правило, мытари были алчными, нечестными и безнравственными. Хуже того, в глазах иудеев они считались ритуально нечистыми, так как постоянно соприкасались с нееврейским населением. Кто, кроме Иисуса, мог призвать подобного человека в ученики? Если Левий и Матфей — одно лицо (хотя Марк об этом не говорит), то кто, кроме Иисуса, мог избрать такого человека в апостолы? Иисус ел в доме Левия, и это возмутило книжников и фарисеев, которые сочли, что это уже переходит все границы. Дело в том, что в доме Левия собрались мытари и «грешники», среди них не было ни единого «праведника». Возможно, «грешники» — это просто более резкое обозначение тех же мытарей, но это слово могло относиться и к другим отверженным, которые примкнули к Иисусу ради прощения и новой жизни.

Книжники спросили учеников Иисуса, почему Он ведет Себя таким образом. Услышав их вопрос, Иисус ответил, что если врач должен быть с больными, то и Он должен быть с грешниками. Главной целью пришествия Иисуса было призвание таких грешников к покаянию и новой жизни (17). Тем, кто доволен собой и уверен в своей праведности, Ему нечего было предложить, ибо путь в Царство Божье открыт только сознающему свою вину грешнику. Тянутся ли сегодня в нашу Церковь ростовщики, мошенники и проститутки? Готовы ли мы принять их, если они придут с раскаянием и с верой? Или мы поведем себя так же, как книжники и фарисеи? Не выкажем ли мы им свою неприязнь?

2:18–22 Старое и новое (см. Мф. 9:14–17; Лк. 5:33—39). Необычное поведение Иисуса не только вызывало критику со стороны религиозных авторитетов, но и озадачивало простых людей. Они хотели знать, почему ученики Иисуса отличаются от учеников фарисеев и от Иоанна Крестителя и не заботятся о соблюдении некоторых религиозных обычаев иудеев, например, еженедельного поста. Такие установления казались иудеям не менее важными, чем закон Моисея, хотя и не были в нем записаны. Иисус ответил не задумываясь: никто не постится на брачном пиру. Пост выражает скорбь, но повод скорбеть появится только после того, как жених покинет пир. Возможно, это была известная пословица (подобно приведенной выше поговорке о враче и больных), но, говоря о женихе, Иисус явно имел в виду Себя. Слова отнимется у них предполагают насилие (если не смерть), так что, возможно, Иисус говорил о кресте, который вызовет всеобщую скорбь.

Но здесь затрагивается проблема более глубокая, чем простое соблюдение поста. Если Иисус принес новую духовную жизнь, то могла ли она существовать в старых застывших формах ветхозаветной религии? Или она нуждалась в новых формах? Это проблема, с которой современная церковь сталкивается повсюду, где возникает харизматическое обновление или движение за возрождение веры. Необходимо как–то приспосабливаться и улаживать разногласия, иначе неизбежны раскол и размежевание, которые, к сожалению, уже происходят, и с большими потерями для обеих сторон. Иисус никогда не осуждал соблюдение поста; Он и Сам постился. Но формальный и принудительный (часто лицемерный) иудейский пост был несовместим со свободой и принесенной Им новой жизнью. Не подавляем ли мы новую жизнь старыми формами, как бы дороги они нам ни были? Разумеется, соответствующие формы необходимы, но удалось ли нам создать новые? И насколько они удачны?

2:23—28 Господин субботы (см.: Мф. 12:1—8; Лк. 6:1—5). Когда мы читаем о постоянных нападках на Иисуса, создается впечатление, что одним из знамений Царства Божьего было противостояние тех, кто не воспринимал Его. В данном фрагменте спор возник из–за того, что ученики Иисуса, которые были голодны, срывали колосья в субботу, нарушая тем самым ряд сложных установлений, касающихся субботы. Иисус ответил фарисеям ссылкой на пример из Писания, который они не могли не признать. Когда прославленный царь Давид оказался в нужде, он допустил куда более серьезное нарушение закона о субботе и не был обвинен за это. Ирония вопроса «Неужели вы никогда не читали?», обращенного к людям, претендующим на роль знатоков Писания, очевидна; Иисус часто прибегал к ней в спорах. Первосвященником во время упомянутой акции Давида был Ахимелех, отец Авиафара, но имя в этой истории не так уж важно.

Некоторые иудейские учителя действительно верили (и учили), что люди были созданы для того, чтобы соблюдать субботу. Иисус показал, как нелепо такое воззрение, и учил, что Бог в Своей милости дал нам субботу для отдыха и богослужения. Иисус снова употребляет таинственное именование— Сын Человеческий, Который, говорит Он, является и господином субботы. Это можно истолковать в том смысле, что все люди имеют право решать, как распорядиться субботой. Однако более вероятно, что Иисус имел в виду Себя, говоря о том, кто вправе решать. Если это так, то Иисус ясно заявлял о Своей тождественности с Богом, Который учредил субботу. И опять, таким образом, Марк поднимает вопрос о том, Кто есть Сын Человеческий, т. е., фактически, Кто есть Иисус. Этот вопрос звучит все более настоятельно.

Неужели те, кто противостоял Иисусу, сознательно закрывали глаза на истину? Когда какие–то люди не признают Христа и Его требований, они могут начать выступать против Него все более и более резко, как это случилось с фарисеями и книжниками. Такова негативная сторона закона духовного отклика, на который часто ссылается Иисус. Чем больше мы отзываемся на истину, тем лучше сумеем ее постичь. Чем меньше мы отзываемся на истину (пренебрегая ею или закрывая на нее глаза), тем меньше вероятность, что мы ее постигнем. Это основополагающее утверждение, содержащееся в притчах Иисуса.

3:1—6 Исцеление сухорукого (см.: Мф. 12:9—14; Лк. 6:6—11). Противники Иисуса нашли еще одну возможность обвинить Его в несоблюдении субботы. Это произошло во время исцеления сухорукого, к которому фарисеи, по–видимому, не питали никакого сострадания. Исцелять в субботу могли только священники, да и то, если речь шла о жизни и смерти, а здесь явно был не тот случай. Иисус не сделал никаких попыток избежать ловушки, хотя это было возможно. Он велел человеку с больной рукой стать перед всеми и задал вопрос, который касался самой сути проблемы. Ясно, что оставить этого человека без исцеления (при том что Иисус мог его исцелить) означало делать зло. Делать добро в субботу, исцеляя больного, было, несомненно, правильной линией поведения, и закон о субботе, конечно, этого не запрещал! (Вторая часть вопроса Иисуса — «душу спасти, или погубить?» — выражает ту же мысль в более резкой форме.) Фарисеи не могли ответить, не выдав себя, поэтому они промолчали. Марк отмечает, что Иисус был разгневан и в то же время огорчен ожесточенностью их сердец. Поскольку это один из очень немногих примеров гнева Иисуса, описанных Марком, важно понять, чем он был вызван.

Исцеление сухорукого в субботу привело к тому, что столь непохожие друг на друга фарисеи и иродиане решили избавиться от Иисуса и составили… совещание против Него, как бы погубить Его. Если мы не верим в Иисуса, то в конце концов распинаем Его. Марк предупреждает нас об этом с самого начала своего Евангелия. Фарисеи были «религиозными фундаменталистами» своего времени, тогда как иродиане, упоминания о которых не встречаются нигде, кроме Евангелия от Марка, по–видимому, составляли светскую партию сторонников династии Ирода. Это был союз цинизма и политического оппортунизма — сочетание, которое часто встречается там, где имеет место оппозиция Евангелию.

3:7—12 Народ приходит к Иисусу (ср.: Мф. 12:15–21; Лк. 6:17–19). Книжники и фарисеи отвергали Иисуса, однако народ не последовал их примеру; иногда простые люди способны понять то, к чему богословы глухи. Толпы людей продолжали стекаться к Иисусу, главным образом ради исцеления. На этот раз их было так много, что Иисусу пришлось войти в лодку, чтобы проповедовать людям, расположившимся на берегу. Кроме того, Он исцелял больных и изгонял бесов, однако запрещал им говорить о Нем. Нечистые духи признавали в Иисусе Сына Божьего. Бог назвал Иисуса Своим Сыном при крещении, а римский сотник назовет «Сыном Божьим» распятого Иисуса (15:39). Сам Иисус признал это на суде перед первосвященником, когда уже не было необходимости что–либо скрывать и мессианская тайна должна была вскоре открыться для всех (14:62).

3:13–19 Избрание двенадцати апостолов (см.: Мф. 10:1–4; Лк. 6:12–16). Из других Евангелий мы знаем, что Иисус поднялся на гору, чтобы помолиться перед принятием важного решения. Даже Сыну Божьему необходимо место, где можно побыть наедине с Богом, а другого уединенного места там не нашлось. Иисус учит нас по возможности искать для молитвы уединения (Мф.6:6).

Когда Иисус призывает нас, Его любовь побуждает следовать за Ним. Эти двенадцать человек были Иисусовой «командой». Их назначение состояло в том, чтобы работать с Ним и друг с другом. Иисус отзывается о них как о членах Своей семьи (ст. 31—35). Марк нигде не называет их апостолами, хотя именно под этим именованием они прославились позднее. В некоторых рукописях это слово встречается один раз именно в этом месте. Но как бы их ни называли, все они были апостолами, т. е. посланниками Иисуса, и апостол Марк прекрасно это знал. Из ст. 14 можно понять, что значит быть «апостолом». Иисус избрал этих людей, чтобы послать их проповедовать Благую весть. Однако прежде чем выйти на проповедь, им необходимо было провести некоторое время с Иисусом и научиться жить, как Он. Если мы не последуем их примеру, наша проповедь уподобится бессмысленной пропаганде, несущейся из громкоговорителей.

Кроме того, им надлежало проявлять силу Иисуса и Святого Духа, побеждая сатану, как это делал Иисус. Поэтому Иисус наделил их властью изгонять бесов, а также исцелять от болезней Его именем. И то, и другое было знамением наступления Царства Божьего. Важно отметить, что Иисус поделился Своей властью с весьма несовершенными людьми — вроде нас с вами. На протяжении всего послания Марк всячески старается высветить недостатки двенадцати апостолов, особенно Петра, который во многих отношениях был впереди других. Но, поступая таким образом, Марк просто описывает факты; он не пытается принизить апостолов, как полагают некоторые. Милость Божья представляется тем более удивительной (например, в глазах Павла; 2 Кор. 4:7), что среди персонажей Нового Завета нет никаких суперменов, это сплошь грешники, спасаемые благодатью. Если авторы других Евангелий смягчают некоторые эпизоды, то Марк показывает, что апостолы были такими же людьми, как и мы со всеми нашими слабостями. У новозаветных «святых» не было сияющих нимбов; это изобретение более позднего времени!

Замечательна еще одна особенность, которая подчеркивает «заурядность» апостолов: у большинства из них были прозвища, причем некоторые дал им Сам Иисус. Во всех концах света людей знают по прозвищам, характеризующим их, а не по настоящим именам. Ученики Иисуса были реальными людьми.

Так, Симону Иисус нарек имя «Петр» («камень»), а Иакова и Иоанна назвал «Воанергес», т. е. сыны громовы. Фома получил прозвище «Близнец», а другого Симона называли Кананитом, или Зилотом, что, вероятно, указывает на его приверженность борьбе за независимость Израиля. Возможно, прозвище Иуды — «Искариот» — также связано с этим движением. Помня Симона, который отрекался от Иисуса, Фому, который не поверил Ему, честолюбивых Иакова и Иоанна, а также всех остальных учеников, которые в страхе разбежались, когда Иисуса взяли под стражу, мы прославляем не их слабости, а Бога, Который умеет использовать людей такими, какие они есть (2 Кор. 12:9).

3:20—30 Хула на Святого Духа (см.: Мф. 12:22–37; Лк. 11:14–23). Даже родственники Иисуса считали, что Он, должно быть, вышел из себя. Многие из наиболее преданных рабов Божьих — от Павла до Джона Суна, выдающегося евангелиста Юго–Восточной Азии, — сталкивались с подобным обвинением. Но книжники, пришедшие из Иерусалима (вероятно, специально для расследования), зашли в своей враждебности еще дальше. Они говорили, что Иисус не безумен, а одержим бесами. Они считали, что это дело веельзевула, (по–видимому, — другое имя сатаны подробнее об этом имени и его точном значении см. более пространные комментарии). Библия учит, что у нас только один враг, пусть даже имеющий множество слуг, и этот враг уже повержен.

Трудно поверить, но даже книжники находили это обвинение справедливым; вот почему Иисус так строго их осудил. Во–первых, Он объяснил, как нелепо предположение о «междоусобной войне» в самом сатане. Затем Иисус показал, что, изгоняя бесов, Он побеждает сатану, а не объединяется с ним. И, наконец, Он сделал грозное предупреждение о единственном грехе, который, согласно Писанию, не прощается, — грехе против Святого Духа. Очевидно, это означает сознательное противление Богу, упорное неприятие сердцем и умом свидетельства Духа об Иисусе, т. е. нечто такое, в чем и уличили себя книжники. Такое преднамеренное искажение истины делает раскаяние и спасение невозможными, так как закрывает перед виновным врата спасения, распахнутые Богом. Дело не в том, что Бог не желает прощать, а в том, что такой человек не желает принимать Его прощения. Если нас еще страшит, что, возможно, мы виновны, то это — явный признак, что мы не повинны в этом грехе и, скорее всего, не впадем в него. В сущности, основной акцент делается на другой стороне этой удивительной истины: все наши грехи могут быть прощены. Уверенность в этой истине может избавить ранимые души от многих страданий, особенно если их принуждают поносить Христа во времена гонений. Можно вспомнить Савла из Тарса, который принуждал первых христиан хулить Иисуса (Деян. 26:11), или диктатуры и коммунистические правительства наших дней. Петр поклялся, что не знает Иисуса, но если он смог раскаяться и получить прощение, значит, можем и мы.

Самое главное, особенно в мире, где сатана кажется таким могущественным, — чтобы мы поняли: он уже побежден. Всякий раз, когда в Евангелии от Марка Иисус изгоняет сатану из чьей–то жизни и освобождает человека от его власти, мы получаем еще одно доказательство этого. Как бы ни пытался сатана проявлять свое могущество в нехристианских религиях (христиане третьего мира знают, что даже если в этих религиях содержится некая истина, есть в них и что–то дьявольское), в магии и колдовстве или в возрождении сатанизма и оккультизма на Западе, его поражение — это бесспорная истина. Сильный уже побежден и связан: битва состоялась и была выиграна, осталось только провести операцию «зачистки». Сообщения о преодолении «одержимости» свидетельствуют, что те, кем владел сатана, отныне могут жить свободно.

3:31–35 Семья Христа (см.: Мф. 12:46–50; Лк. 8:19–21). Непонимание Царства Божьего и его требований продолжается. Даже родные считают Иисуса безумным и хотят вернуть его домой (ст. 21). Его ищут теперь Матерь и братья — не по той ли самой причине? И домочадцы, и собравшийся народ, вероятно, полагают, что Иисус немедленно прекратит проповедь и выйдет встретиться с ними, так как почитание родителей — это одна из десяти заповедей. Вопреки их ожиданиям, Иисус говорит о преданности и долге более высокого порядка; воля Божья гораздо важнее притязаний земной родни. В Царстве Божьем — иные ценности, и это неизбежно станет камнем преткновения для мира сего. Иисус говорит, что те, кто будет исполнять волю Божию, ближе Ему, чем любые родственники по плоти. Не забывайте, что братья Иисуса еще не поверили в Него, и даже Мария, возможно, не поняла Его до конца, иначе она не отправилась бы в это путешествие. Слова Господа принесут большое утешение тем из нас, кто были отвергнуты родными, но, став христианами, обрели в «семье Христа» любовь и поддержку. Это не означает, что Иисус перестал любить Свою мать и заботиться о ней или что христиане не несут ответственности за членов своих семей, не обратившихся к Христу. Это означает лишь то, что Иисус всегда должен быть превыше всего, какие бы страдания это ни причиняло нам или окружающим. Только те, кто любит Христа больше самых близких людей, могут быть Его последователями.

И это кардинально отличает христианство от разнообразных вероучений, которые требуют полного физического отделения от тех членов семьи, которые не присоединились к соответствующей секте. Некоторые экстремистские христианские группы также придерживаются этой ошибочной точки зрения.

4:1—34 Притчи о Царстве Божьем

Этот раздел дает представление о том, как учил Иисус. Иисус использует множество притч — ярких иллюстраций религиозной истины, — сюжеты которых почерпнуты из самой жизни. Те, кто проповедует Евангелие под открытым небом, особенно в странах третьего мира, хорошо знают достоинства этого метода. Он позволяет пробудить интерес простых слушателей и, если они задумаются, привести к пониманию истины. В противном случае рассказ их просто позабавит, и они забудут о нем, как это часто бывало во дни Иисуса.

4:1–20 Сеятель и семя (см.: Мф. 13:1–23; Лк. 8:1—15). Из–за наплыва народа Иисус снова вошел в лодку, причаленную к берегу. Это не первый случай, когда Иисус говорит притчами, поскольку 2:17,19 и 21 — все это маленькие притчи того же рода. Но здесь мы впервые встречаемся с притчей, рассказанной полностью и подробно объясненной. Притча о сеятеле и семени — это яркий пример проповедования Евангелия. Она показывает, что различие результатов всецело зависит от сердца человека, воспринимающего Благую весть. Мы должны помнить, что притча — это не то же самое, что аллегория (которая очень редко используется в Библии, если вообще используется). В аллегории каждая деталь имеет определенный смысл, тогда как в притче важны далеко не все детали; главную мысль передает история в целом.

Жил ли в то время действительно некий галилейский сеятель, сеявший на каменистом склоне? Если да, то это делает пример еще более живым. Но истинный смысл в том, что, рассказывая эту историю, Иисус, фактически, «сеет» слово, и слушатели отзываются на него по–разному, как и описывает рассказчик; все они являются действующими лицами этой притчи.

Только один из четырех названных в притче видов почвы оказался плодородным, но было бы несправедливо обвинять в этом сеятеля, как делают некоторые чересчур ревностные комментаторы («он должен был лучше подготовить почву», «он должен был сеять только на хорошей земле»). Сеятель наверняка знал, что какие–то участки его земли лучше, чем другие, но он давал всем одинаковые возможности; другой земли у него, вероятно, не было. Только жатва покажет, какая земля плодородна, и эта земля принесет удивительный урожай. Известно, что в Палестине даже десятикратная прибыль почиталась за благо, а здесь добрая земля принесла стократную. Поэтому мы понимаем, что в основе притчи лежит идея утверждения, а не отрицания; это не просто отрезвляющее предостережение, а надежда, воодушевляющая нас.

Сегодня нам кажется странным, что апостолы не смогли уразуметь эту притчу (вспомните, как часто Марк изображает их в таком свете), но ведь мы всегда знаем объяснение, которое они получали позже. Обычно Иисус объяснял Свои слова ученикам после проповеди в узком кругу. Растолковывать смысл притчи тем, кто даже не пытается задуматься над примером, было бы бесполезно. Своим вопросом апостолы доказали, что готовы воспринять объяснение. Вот почему Иисус призывал Своих слушателей слушать внимательно (9).

В некотором смысле, эта притча — ключ ко всем остальным, так как каждой притчей Иисус проповедует, или «сеет», слово. Ссылка на Исайю в ст. 12 не означает, что Бог умышленно скрывает от нас истину; будь так, какой смысл был бы в каких–либо притчах? То, что часто называется «значением», «целью» притч, в сущности, является описанием их практического воздействия. Некоторые люди, несмотря на все свое внимание и старание, на самом деле ничего не понимают; если бы они поняли, то обратились бы к Богу за прощением. Исайя говорил о тех бездушных, которые отворачиваются от Бога и упрямо отказываются внимать Ему. Таковы и многие слушатели Иисуса, и люди нашего времени.

Но даже в том случае, когда люди проявляют готовность слушать, существует опасность поверхностного отношения. Легкомысленные и невнимательные слушатели, которые не имеют в себе корня, или те, кто слишком погружен в мирские заботы и удовольствия (иногда это одинаково опасно), не принесут плодов. Только те, кто слушает, воспринимает и поступает соответственно, будут плодоносить. Иногда считают, что эта притча учит духовной стойкости; но в то же время это и обещание духовного вознаграждения. Если мы подчиняемся законам духовного возрастания, то вслед за временем сева непременно наступит время жатвы.

4:21–25 Свеча и подсвечник (см.: Лк. 8:16–18; ср.: Мф. 5:14–16). Всегда ли Царство Божье будет тайной, сокрытой от большинства и явленной лишь немногим? Возможно, некоторые из нас именно так представляют себе проблему, которой посвящен этот фрагмент. Иисус сказал, что однажды Царство Божье станет явным для всех. Свечи предназначены для того, чтобы давать свет, а не прятать его. Точно так же притчи служат тому, чтобы открывать истину, а не утаивать ее. Иногда именно притчи как нельзя лучше раскрывают истину, ибо они «фильтруют», или «процеживают», слушателей, как мы процеживаем жидкость через тонкую ткань, чтобы очистить ее. Сначала ученикам полагалось впитать истину, которую Иисус излагал притчами, чтобы затем постичь ее более полно. Как и всякий хороший учитель, Иисус учит только тому, что мы способны воспринять и на что готовы откликнуться. В духовной жизни невозможно стояние на месте; если мы перестаем расти, то начинаем оскудевать. Это можно истолковать и как обещание, и как предостережение — в зависимости от нашей духовной позиции.

4:26—34 Притчи о возрастании (см.: Мф. 13:31–35; Лк. 13:18–19). Здесь перед нами — еще две притчи о духовном возрастании. Первая напоминает нам о потаенном и поступательном (мы бы даже сказали «неизбежном») возрастании Царства Божьего в наших сердцах. Оно содержит в самом себе начало развития: жизненную силу, ведущую к его осуществлению. Нет нужды беспокоиться и прилагать усилия: семя созреет само по себе. Мы не можем понять процесс духовного возрастания лучше, чем понимаем процесс естественного роста, но для того чтобы принять в нем участие, понимания и не требуется. Единственное, что необходимо для роста семени, — это надлежащие условия. Жатву ждут с нетерпением, но она может нести и угрозу Божьей кары, о чем часто говорится в Библии.

Вторая притча снова описывает тихое, почти незаметное возрастание, приводящее к удивительным результатам. Горчичное зерно совсем крохотное, но со временем оно вырастает в одно из самых больших растений на Ближнем Востоке. Так и Царство, которое незаметно уже явилось среди людей, будет возрастать от сокровенных истоков к окончательной победе. Для тех, кто живет в странах, где христиане составляют презренное и, возможно, гонимое меньшинство, это великая поддержка. Мы трудимся, уверенно ожидая, что Бог исполнит Свое обетование. Таким было и земное служение Иисуса; оно казалось незначительным, но из него выросла великая вселенская Церковь, которая продолжает расти. Заключительные стихи показывают, что из многих притч, рассказанных Иисусом, здесь приведены только некоторые; кроме того, они дают представление о Его методе наставления и объяснения (сколько они могли слышать): Иисус учитывал способность Своих слушателей к слышанию и разумению Его учения. Если бы люди были готовы слушать и размышлять над притчами, они тоже, как и ученики, получили бы от Иисуса более полное разъяснение Его учения. В Царстве Божьем нет никакого фаворитизма; все мы имеем одинаковые возможности духовного возрастания, если только воспользуемся ими.

4:35 — 8:26 Силы Царства Божьего

Здесь начинается большой раздел рассказов о чудесах, свидетельствующих о могуществе Иисуса. Новый Завет не оставляет сомнений в том, что Иисус совершал чудеса; это признавали даже Его враги, хотя некоторые из них утверждали, что Он пользуется силами зла, а не властью Бога. Как мы видели, Иисус легко опроверг это обвинение. Мы не знаем — или не должны знать, — каким образом Иисус совершал чудеса. Очевидно, Сын Божий не был ограничен в Своих возможностях так, как мы. Однако величайшим чудом было то, что Он призвал к исполнению Своей задачи учеников — весьма несовершенных представителей человеческого рода. И мы должны помнить, что чудеса — это не бессмысленная магия, а то, что задумано с целью показать нам, Кем является Иисус. Несмотря на то что в Евангелии от Марка очень много рассказов о чудесах, все они помещены в начальных главах именно по этой причине. Как только Петр признал, что Иисус — Мессия, произошло изменение. От поучения народа Иисус перешел к наставлению Своих учеников, и необходимость в чудесах, проясняющих Его Божественную сущность, отпала.

Нужны ли подобные чудеса при проповедовании Евангелия в наши дни? На протяжении церковной истории мнения по этому вопросу менялись, а в периоды харизматического обновления и возрождения он снова всплывал на поверхность. Одни твердо убеждены, что все чудеса прекратились, как только Новый Завет был написан; другие считают, что «действенный евангелизм» нуждается в чудесах, поддерживающих проповедь; третьи полагают, что Бог творит чудеса или воздерживается от них по Своей воле. Какого бы мнения мы ни придерживались, важно, чтобы мы видели в чудесах не приостановку естественного хода вещей, а влияние Бога на все явления и процессы, даже если они кажутся нам необычными.

4:35—41 Власть над природой (см.: Мф. 8:23–27; Лк. 8:22–25). Первое из серии чудес — это чудо подчинения природы. Иисус, Который уже доказал, что Ему подвластны бесы и болезни, выступает здесь Господином природы. В рассказе много выразительных деталей (например, возглавие в ст. 38). Мы почти видим бурю на озере и охваченных страхом учеников (не символизировало ли это гонимую церковь Рима или некоторых современных стран?). Испуганные ученики обращаются к Иисусу с упреком (38), и тогда Он усмиряет ветер и бурю (39). Никто, кроме Самого Творца, не мог этого сделать. В Ветхом Завете Бог — Единственный, Кто вызывает бури и успокаивает их. Ученики лишь отчасти поняли эту истину, они были слишком напуганы, чтобы осознать ее (41). Для нас главный урок здесь содержится в порицании Иисусом учеников за отсутствие веры. Мы должны научиться полностью доверять Господу, даже если повиновение Ему ввергает нас в бури, гонения и другие испытания. (Именно Иисус, а не ученики, предложил переправиться через озеро, и они не перечили Его воле.) Иногда мы думаем, что бури выражают неповиновение, но это не всегда так.

Некоторые скажут, что это попытка придать чуду, которое состояло в успокоении реальной бури на озере, символический смысл. Они считают, что мы должны предоставить Иисусу усмирять реальные бури и спасать нас в путешествиях. Разумеется, Бог может делать все, что пожелает, но Он не успокоил бурю для Павла (Деян. 27), хотя Павел был человеком большой веры. Ученики проявили в данной ситуации слабую веру, поэтому успокоение бури (или отсутствие такового), по–видимому, зависит не от веры, а от Божьей воли. Бог укрепил Павла, чтобы он выдержал бурю с верой. Иногда Бог спасает нас от беды; иногда Он спасает нас в беде; иногда Он спасает нас от смерти; а бывает, что наша смерть служит прославлению Его имени. Должны ли мы надеяться, что сможем «запретить» ветру и волнам, как это сделал Иисус? Согласно Евангелиям, только Иисус совершал «природные» чудеса (ибо только Иисус — Бог), и нет никаких указаний на то, что Он наделил этой властью Своих учеников. Божью работу может выполнять только Бог.

5:1–20 Власть над бесами (см.: Мф. 8:28–34; Лк. 8:26–39). Силы Царства Божьего снова проявляются в изгнании бесов из человека. Этот пример экзорцизма отличается от других. Во–первых, одержимый, по–видимому, не был иудеем; он жил в местности, населенной язычниками. Во–вторых, свидетельство сатаны было более определенным (хотя Иисус его не признал) и звучало оно не на иудейский лад. Место, где произошел этот случай, точно не известно, но это было на другом берегу моря, т. е. на восточной стороне, где проживали в основном язычники. Одержимый не походил на тех, кто смирно сидел в синагоге, пока их не пробуждали слова Иисуса; он был в ужасающем состоянии, и никто не мог помочь ему или хотя бы связать. (Некоторые из нас хорошо знают, какую сверхчеловеческую силу проявляют иногда одержимые.) Этот человек терпел страшные муки, истязая себя под влиянием сил зла. Видимо, таково значение имени легион («множество»), которым он себя назвал. В Писании не говорится, что мы должны узнать имя нечистой силы перед тем, как ее изгнать; кроме того, из Библии не следует, что множество бесов имеют различные имена и обличья. Все эти представления почерпнуты из других религий, и мы должны их отвергнуть, как и представление о том, что существует бес вожделения, бес алчности и т. п. Одного сатаны вполне достаточно, чтобы мы были осмотрительны. (В этом рассказе о нечистом духе используется единственное число в ст. 2,8 и 9а, множественное — в ст. 96,10,12 и 13.)

Как ни отвратителен был этот человек, Иисус любил и жалел его. Его повеление нечистому духу выйти прозвучало до того, как раздался вопль одержимого, крик которого был в некотором смысле его откликом на Благую весть, представшую перед ним в лице Иисуса. Бог Всевышний — это типичное именование Бога Израиля язычниками.

Надо полагать, что вхождение бесов в свиней было необходимо, особенно в полуязыческой стране, чтобы и одержимый, и все остальные смогли увидеть: силы зла действительно покинули этого человека. Это было для веры чем–то вроде наглядного пособия, хотя современных читателей такое «пособие» заставляет задуматься о гибели животных, не говоря об убытке, понесенном владельцами свиней. То было еще одно отчетливое знамение могущества Царства Божьего. В рассказе немало реалистических подробностей, например, сообщение о количестве свиней. Свиньи действительно легко впадают в панику, но напоминание об этом вовсе не объясняет, почему обезумели эти свиньи. Истинное чудо не в том, что произошло со свиньями, а в том, что произошло с человеком, который стал совершенно другим (15).

Такая демонстрация Божьего могущества вызвала у неверующих только страх, а не веру, и это часто происходит в странах третьего мира даже сегодня. Вместо того чтобы умолять Иисуса остаться, местные жители попросили Его уйти, что Он и сделал. Какое несчастье для них! Исцеленный просил Иисуса, чтоб быть с Ним, но Иисус не позволил. Возможно, Иисус поступил так потому, что свидетельство о Нем в этой не–иудейской местности было чрезвычайно важно. Вероятно, по этой же причине Иисус велел исцеленному рассказывать о том, как Господь помиловал его. Бог может привлекать христиан к исполнению различных поручений для Своих целей.

5:21–43 Власть над смертью (см.: Мф. 9:18–26; Лк. 8:40–56). Этот рассказ касается той области, в которой силы Царства Божьего еще не были явлены Иисусом, — победы над смертью, последним грозным противником. Воскрешение дочери Иаира представляет Иисуса Господином жизни и смерти, но в типичной для Марка манере эта история переплетена с рассказом о другом исцелении — исцелении женщины, страдавшей кровотечением.

Иаир был человеком скромным, почтительным, верующим и готовым признаться в своей беде; он сказал, что его дочь при смерти, проявив при этом твердое убеждение, что Иисус исцелит ее возложением рук. Женщина выказала еще большую веру: она верила, что выздоровеет, как только прикоснется к одежде Иисуса. Это не было суеверием или упованием на волшебство; это была вера. Она знала в сердце своем, что даже малейшее соприкосновение с Иисусом принесет ей исцеление (28), и это подтвердилось. Следует заметить, что Иисус сказал ей: «…вера твоя спасла тебя», а не «прикосновение спасло тебя», поэтому у нас нет никаких оснований надеяться на силу прикосновения и возлагать освященные платки на больных в надежде на исцеление. Ст. 30 можно истолковать в том смысле, что исцеление дорого обошлось Иисусу (как и всякое истинное проповедование для проповедника), но, возможно, это просто пример Его сверхъестественной проницательности. Ученикам вопрос Иисуса показался нелепым и они сказали Ему об этом (31). Охваченная страхом женщина знала, что своим прикосновением к одежде Иисуса она ритуально осквернила Его, и что ее присутствие в толпе, вероятно, оскверняет всех. Менструация делала женщин ритуально нечистыми и ежемесячно отрезала их на некоторое время от любых контактов с Божьим народом. Болезнь этой женщины означала, что отторжение продолжалось для нее долгих двенадцать лет. Марк отмечает, что она тщетно обращалась за помощью к врачам: ее состояние только ухудшилось. Лука, врач по профессии, несколько смягчает выражения (Лк. 8:43). Должно быть, ей было трудно понять, что существует Тот, Кто готов «оскверниться» ради того, чтобы она «очистилась». Ранее Иисус сделал то же самое для прокаженного. Здесь перед нами — истинная сила Царства Божьего, ибо это сила креста и сила любви.

Разговор Иисуса с больной женщиной задержал Его и Он опоздал в дом Иаира: поступило известие, что дочь начальника синагоги умерла (35). Иаир смог поверить в трудновыполнимое; сможет ли Он поверить в невозможное? Именно этого требует от него Иисус, вопреки всей житейской мудрости наемных плакальщиков, заполнивших дом. Их презрительный смех свидетельствует о нелепости предположения, что девочка просто потеряла сознание, — они хорошо отличали обморок от смерти. Утверждая, что она спит, Иисус имел в виду то, что Он разбудит ее, а также то новое отношение к смерти, которое принесет Его воскресение.

Неверие лишило плакальщиков возможности лицезреть чудо. Только Петр, Иаков и Иоанн, наряду с родителями, были допущены присутствовать при нем. (Вероятно, одному из них мы обязаны подробностями этой истории.) Возможно, эти трое понимали Иисуса лучше, чем остальные, и потому были ближе к Нему. Иисус ласково обратился к девочке по–арамейски (народном для них обоих языке), и Марк привел эти слова для своих читателей–неевреев, чтобы дать им услышать звуки речи Христовой, а затем перевел их. Слово, переведенное как девица, звучит так же ласково, как «ягненочек» при обращении к ребенку на английском языке.

Воскресив девочку и убедившись, что она ходит, Иисус сказал ее родителям, чтобы дали ей есть. Этот прозаический совет окончательно вернул изумленное семейство к повседневной жизни.

Пожалуй, этот эпизод правильнее назвать не «воскресением», а «оживлением», ибо рано или поздно девочка все же умрет. Когда Сам Иисус воскрес из мертвых, Его тело изменилось, и когда мы воскреснем благодаря Ему, наши тела тоже изменятся и мы больше никогда не испытаем смерти (1 Кор. 15). Помимо этой истории, Лука сообщает о том, как Иисус воскресил единственного сына вдовы из Наина, а Иоанн добавляет воскрешение Лазаря. Таким образом, мы не должны думать, что Иисус часто совершал чудеса такого рода: после того как Он явил Свое могущество, в этом не было необходимости. Мертвых воскрешали также Петр (Деян. 9:41) и Павел (Деян. 20:10), но каждый из них совершил это только однажды, поэтому, вероятно, в этом был какой–то особый смысл. Не в этом заключается духовный дар, обещанный Иисусом Своим ученикам, а значит и нам не следует притязать на это.

6:1–6 Пределы могущества (см.: Мф. 13:53–58; ср.: Лк. 4:16–30). Судя по следующему рассказу, силы Царства произвели очень слабое воздействие на тех, кто видел их проявление или слышал об этом. Это доказывает, что сами по себе знамения никогда не приводят к вере, ибо вера — это личная приверженность и личный выбор. Вероятно, именно по этой причине Иисус был так скуп на знамения и совершал их только в ответ на веру. Он не пытался убедить неверующих, поскольку это невозможно.

Когда Иисус пришел в Свое отечество (вероятно, подразумевается Назарет, хотя до этого Он переселился в расположенный на берегу озера Капернаум), слышавшие Иисуса изумлялись Его учению и чудесам, но это не приводило их к вере в Него. Они в замешательстве повторяли имена членов семьи Иисуса: разве Сам Он не был еще недавно плотником? Как может столь знакомая всем личность совершать чудеса и говорить так премудро? Беда в том, что они были слишком заняты спорами об Иисусе, вместо того чтобы прислушиваться к Его словам. Поэтому даже Сын Божий не мог совершить там никакого чуда, кроме исцеления нескольких больных, достаточно смиренных и достаточно нуждающихся, чтобы поверить в Него. Это свидетельствует о том, что Бог предпочитает действовать только в ответ на веру, а не о том, что Божье могущество ограничено. Обычно Марк отмечает, что люди удивлялись Иисусу, а здесь он говорит, что Иисус дивился их неверию. Жители Назарета так хорошо знали Иисуса, что не восприняли благословения: не угрожает ли эта опасность некоторым нашим церквам? Чем ближе знаешь, — гласит пословица, — тем меньше почитаешь.

6:7—13 Иисус наделяет апостолов властью (см.: Мф. 9:35 — 10:15; Лк. 9:1–6). Несмотря на неверие, дело распространения Благой вести должно было продолжаться, и потому Иисус послал двенадцать учеников на служение. Евангелия немного различаются в описании того, что апостолам следовало носить и брать с собой, но это не существенно. Все сходятся на том, что они должны были, доверяя промыслу Божьему, «странствовать налегке». Те, кто посвятил себя делу проповедования Евангелия, не должны уделять слишком много внимания пише и условиям жизни; они должны понимать, что их служение решает вопрос жизни и смерти для их слушателей. Иудеи часто отряхивали прах со своих ног, выходя от язычников, но в данном случае ученики должны были торжественно совершать этот обряд во свидетельство осуждения отказавшим им в гостеприимстве и отвергнувшим Евангелие.

Иисус наделил апостолов властью изгонять бесов, но из ст. 12 мы видим, что их главной задачей было проповедование покаяния, которое было необходимым условием для изгнания бесов и исцеления больных. Помазание маслом имеет здесь символический смысл, а не медицинский, как в притче о милосердном самарянине (Лк. 10). О том, что Иисус когда–либо пользовался маслом, нигде не написано, зато в Новом Завете найдется множество примеров исцеления без масла. Поэтому Иак. 5:14 следует рассматривать не как обязательное правило, а как подспорье для веры; в самом по себе масле нет ничего магического.

6:14—29 Смерть Иоанна Крестителя (см.: Мф. 14:1–12; Лк. 9:7–9,19,20). Заключение Иоанна в темницу было знаком начала служения Иисуса, а смерть Иоанна — предвестием того, как окончится это служение. Одни видели в Иисусе Илию (его пришествие ожидалось накануне пришествия Мессии); другие воспринимали Его как пророка. Нечистая совесть Ирода подталкивала его к мысли, что Иисус — это Иоанн, воскресший из мертвых, чтобы снова беспокоить и порицать его.

Нет нужды останавливаться на подробностях этой отвратительной истории: бесстрашный пророк, жестокий царь, мстительная женщина, бесстыдная девица (другая не стала бы плясать на пиру для развлечения гостей) и трагическая смерть. Где были в это время силы Царства Божьего? Даже Иоанн поддался искушению задать этот вопрос, когда был в темнице (Мф. 11:3).

Мы можем ответить только в свете Голгофы, ибо Иисус Сам прошел ради нас путем незаслуженного страдания; ибо крест, несмотря на его кажущуюся слабость, — это Божья сила, ведущая к спасению (Рим. 1:16). Если Иисус ступил на эту стезю, то и все Его последователи тоже должны быть готовы ступить на нее.

6:30—44 Насыщение пяти тысяч (см.: Мф. 14:13–21; Лк. 9:12–17). После рассказа о кажущейся слабости Царства Божьего с точки зрения здешнего мира, Марк приводит несколько историй, доказывающих его силу. Иисус проявляет в них могущество Бога–Творца, по–прежнему правящего Вселенной, которую Он создал.

Первая история начинается в свойственной Марку суховатой манере. Ученики возвратились, успешно выполнив свою проповедническую миссию, но истощив силы. Иисус заботливо предложил им отдохнуть в пустынном месте. За ними, однако, последовали преисполненные надежд толпы, которые расстроили планы апостолов на отдых и восстановление сил. Иисус сжалился над людьми и начал учить их много. Не похоже, чтобы Он требовал чего–то от учеников. В конце дня они пришли к Иисусу и попросили отпустить людей, чтобы те достали себе какой–нибудь пищи. Когда Иисус предложил им самим накормить народ, они были обескуражены. Единственное, что у них было, — это пять плоских хлебов и две сушеные рыбы. Подчинение Иисусу и рассаживание голодных людей правильными рядами было, очевидно, испытанием веры учеников в то, что Он может что–то сделать в данной ситуации. Описание этой сцены с такими живыми подробностями, как зеленая трава, вероятно, восходит к кому–то из очевидцев. Увеличив количество хлебов и рыб, Господь в одно мгновение совершил то, что Он совершает каждый день со злаками на полях и рыбами в морях. Для нас это чудо; для Него это обычно.

Марк избавляет это чудо от ореола волшебства, заканчивая рассказ о нем прозаическим эпилогом: уставшие ученики собирают в корзины остатки хлеба и рыбы (возможно, для завтрашнего пропитания). Мы не должны надеяться прожить жизнь, состоящую только из духовных взлетов, — это было бы вредно духовно и не помогло бы нам возрастать во Христе. Удивительно, но кажется, что чудо ничему не научило учеников, позднее Иисусу придется повторить этот урок. Дело не в том, что они были на редкость непонятливы и невосприимчивы; дело в том, что они были точно такими, как мы.

6:45—56 Господин природы (см.: Мф. 14:22–33). Когда все разошлись и ученики разместились в лодке, чтобы плыть в Вифсаиду, Иисус взошел на гору помолиться. Он накормил народ, как Моисей накормил манной Израиль в пустыне. Не угрожает ли людям опасность следовать за Ним исключительно в надежде на пищу, как прежде они следовали за Ним исключительно в надежде на исцеление (см.: Ин. 6:26)? Молитва Иисуса была прервана беспокойством за учеников. С горы Он видел далеко на озере лодку, которая не продвигалась вперед из–за встречного ветра. И тогда глухой ночью Иисус отправился к ним, ступая по озеру. Невозможно понять это таким образом, что Он шел по берегу или по песчаной отмели, как истолковывают некоторые. Его ученики были рыбаками и прекрасно знали свое озеро, поэтому они не испугались бы тогда, увидев Иисуса. Если мы вспомним, что Иисус — Сын Божий, то поймем, что в Его хождении по водам нет ничего необычного. В Ветхом Завете Бог повелевал разбушевавшейся водной стихией, и здесь Его Сын делает то же самое.

Мы не знаем, почему Иисус хотел миновать их. Возможно, Он хотел, чтобы ученики узнали Его и позвали на помощь либо выразили свою веру каким–то другим образом. Если так, то Иисус был разочарован, ибо они закричали только от страха. Но даже этого крика было достаточно, чтобы Иисус вошел в лодку и успокоил ветер. Они забыли чудо умножения хлебов, они забыли, что однажды Он уже успокоил бурю. Они снова изумились, потому что ничего не поняли, хотя силы Царства Божьего были отчетливо явлены.

Как только лодка причалила к берегу, Иисуса встретили толпы окрестных жителей, которые несли к Нему больных для исцеления. Их вера была подобна вере той женщины, которая страдала кровотечением; они просили прикоснуться хотя бы к краю одежды Его, ибо знали и верили, что Он может исцелить их. Иногда самые простые христиане способны мгновенно постичь духовные истины, к которым глухи богословы.

7:1–23 Источник зла (см.: Мф. 15:1–20). Мы видим, что даже природные чудеса не убедили учеников в том, что Иисус — Сын Божий; они были глухи и слепы, или, как сказали бы мы, невосприимчивы. Простые люди принимали исцеление от Иисуса с радостью, но все же не понимали, Кем Он был. Фарисеи и книжники упорствовали в своих нескончаемых придирках; они были решительно настроены на неверие. На этот раз их недовольство было вызвано тем, что ученики Иисуса не моют рук после случайных контактов с язычниками на улице; это был вопрос религиозной, даже скорее обрядовой щепетильности, а не гигиены. Марк объясняет своим читателям–неевреям, что это только часть сложной системы ритуальных омовений, принятой у иудеев. Эти обычаи исходили из предания, а не из закона Моисея, но соблюдались так же строго, как соблюдаются в наше время «традиции» в исламе. Не относится ли подобное порой и к христианам?

Иисус не отрицает, что Его ученики нарушили некоторые традиции, но оправдывает их, говоря, что эти традиции — всего лишь предание человеческое и что у фарисеев его соблюдение сопровождается забвением ясной Божьей заповеди. Если традиция противоречит Писанию, от нее следует отказаться, как бы дорога она ни была. Это подтверждает язвительная ссылка на Исайю. Затем Иисус показывает, как фарисеи отступают от заповеди Моисея при помощи типичной для раввинов хитрости. Если человек посвящал храму деньги, которые он обычно расходовал на содержание престарелых родителей, то он освобождался от обязанности заботиться о них. Как всегда, помня о своих читателях–неевреях, Марк объясняет арамейское слово корван, означавшее такие приношения по обету. Иисус доказывает, что эта законническая уловка, совершавшаяся во имя религии, была чистейшим лицемерием. И что еще хуже, это только один пример из многих.

Другим примером были законы о «чистоте», поэтому Иисус воспользовался случаем объяснить народу, что «осквернение» — это не ритуальная, а нравственная категория, и оно не приходит извне, как учат фарисеи.

В наши дни это представляется настолько очевидным, что мы недоумеваем, почему ученики не могли этого понять (17). Как и большинство иудеев того времени, они рассматривали зло как своего рода микроб, инфекцию, подхваченную от соприкосновения с другими людьми. (Примерно такое же отношение к этому вопросу присуще конфуцианству и многим другим нехристианским религиям.) Иисус учит, что зло подобно раковой опухоли, растущей внутри нас, — как иудеев, так и неиудеев. Бороться с раком гораздо труднее, чем с инфекцией, ибо мы не можем обезопасить себя, стараясь не «заразиться» от окружающих; здесь требуется радикальная духовная хирургия, которая изменит нашу внутреннюю природу. Именно это подразумевал Иоанн, когда говорил, что идущий за ним будет крестить Духом Святым. Иногда мы связываем «крещение Святым Духом» исключительно с духовными дарами; Библия чаще связывает его с изменением человеческой природы.

Иисус поясняет нелепость воззрений фарисеев на житейском примере, названном здесь притчей. То, что входит в желудок, влияет не на духовную жизнь, а только на пищеварение, и наша пищеварительная система справляется с этим должным образом. Фарисеи понимали осквернение узко и слишком буквально, — как и те, кто считает, что внутри нас обитают либо бесы, либо Святой Дух, и потому рассматривают рвоту как признак изгнания бесов. Иисус показывает, что источником осквернения является сердце (сегодня мы сказали бы «сознание»), и приводит впечатляющий перечень вытекающих из него пороков.

Марк подводит нас к правильному выводу, что в таком случае всякая пища чиста (халал, как говорят мусульмане) и дозволена к употреблению (19). Это, вероятно, было большим утешением для слушателей в таких церквах, как римская, ибо способствовало единению за трапезой Господней иудеев и язычников (Гал. 2:12).

7:24—30 Вера чужеземки (см.: Мф. 15:21—28). Марк продолжает тему рассказом о женщине, которая была язычницей (следовательно, «нечистой»). В некотором смысле, это миссионерская история. Похоже, что Иисус искал уединения в языческой местности, но и там не смог остаться незамеченным. На этот раз Его беспокоят не толпы народа, а местная жительница, которая пришла просить Иисуса изгнать нечистого духа из ее дочери. Ответом Иисуса (27) стала, по–видимому, известная пословица, поэтому он прозвучал не так резко, как нам может показаться. В любом случае, ударение падает на первую часть изречения. Пока Иисус был на земле, Его первостепенной задачей было служение Израилю (Мф. 15:24). Обращение язычников произойдет после распятия, во всемирном служении, которое так много значит для Марка. Но вера этой женщины была велика, как и ее настойчивость, ибо она оказалась в большой беде. Она согласилась с тем, что не имеет права требовать Божьей милости, но просто сдалась на Его милость, остроумно переиначив пословицу Иисуса. Может быть, Иисус просто испытывал ее, чтобы узнать, достаточно ли велика ее вера? Такая вера вознаграждается. То, что Божьи обетования Израилю адресованы и язычникам, — это поистине чудо благодати (Рим. 11:17–18). Это относится и к нам, и мы должны помнить об этом.

7:31—37 Глухой косноязычный. Данный рассказ о физическом исцелении иллюстрирует тот факт, что даже если люди глухи к Богу (как фарисеи), Иисус может их исцелить. Действия Иисуса направлены на то, чтобы больной понял, что он исцелен Богом в ответ на молитву, а не с помощью волшебства. Прежде чем исцелить, Иисус хочет вызвать в человеке веру в Свою силу. Так, глухоту Он имитирует, заткнув больному уши, а исцеление косноязычия изображает прикосновением к его языку, давая понять больному, что Он — в некотором смысле врач. Взгляд на небо и вздох — это наглядное воплощение молитвы, доступное пониманию глухого косноязычного. Слово повеления было произнесено на родном для этого человека (и Иисуса) арамейском языке, и Марк переводит его для своих читателей за пределами Палестины.

Иисус, как всегда, повелевает молчать, но Его повелению, как обычно, не подчиняются. Люди удивляются и взволнованно повторяют: «Он все хорошо делает». Но верят ли они? Через некоторое время Петр перейдет от этого удивления к осознанию истинной природы Иисуса: глухой Петр услышит, немой Петр заговорит.

8:1–13 Насыщение четырех тысяч (см.: Мф. 15:32–39). Силы Царства Божьего были явлены еще несколько раз, прежде чем Иисус решил, что ученики готовы к последнему «испытанию». Догадались ли они, Кто Он? Хорошо ли усвоили урок насыщения пяти тысяч? Теперь ученикам представилась возможность продемонстрировать свои знания, но, к сожалению, им это не удается. Толпы проголодавшихся людей снова внимают учению Иисуса; Иисус снова проявляет сострадание; и вновь ученики демонстрируют свою непонятливость (4). Они по–прежнему мыслят в категориях здешнего мира, как будто и нет рядом с ними Иисуса. Иисус и на этот раз терпеливо спрашивает их о количестве имеющегося хлеба, и они называют ничтожно малое число. Он снова воздает благодарение Богу, преломляет хлебы и отдает их ученикам для раздачи народу. И опять Бог удовлетворяет потребности народа с избытком.

Пожалуй, неудивительно, что некоторые критики считают эту историю всего лишь повторением истории о насыщении пяти тысяч, но при этом они не понимают самого главного. Марк сознательно показывает, как глухи и слепы ученики даже в тот момент, когда на их глазах совершается второе подобное чудо (см. ст. 17–20). Кроме того, количество хлебов и корзин (в первом случае говорилось о «коробах») с оставшимися кусками (равно как и количество накормленных людей) отличается от предыдущего. Очевидец снова был правдив в своем отчете.

8:14—21 Закваска фарисейская и закваска Иродова (см.: Мф. 16:5–12). По–видимому, эту историю Марк рассказывает для того, чтобы подчеркнуть явную неспособность апостолов понять Иисуса, и предлагает возможное объяснение: они по–прежнему были во власти представлений здешнего мира. Вероятно, в тот момент, когда Иисус произнес Свое предупреждение (в сущности, маленькую притчу), они были слишком озабочены тем, что забыли взять в дорогу хлеб. Они не смогли понять духовный смысл слов Иисуса и, что еще хуже, забыли, что Иисус способен удовлетворить любые физические потребности тех, кто ищет Царства Божьего, а ведь Он уже доказал это чудесами насыщения. Иисуса поражает невосприимчивость учеников (21). Им следовало понять, что закваска фарисейская (т. е. образ мыслей фарисеев, их отношение к жизни) может определять и их, учеников, поведение, если они не поберегутся. Мы тоже должны остерегаться «духа века сего» и учений других религий, окружающих нас. Путь Христа совершенно не совпадает с путями этого мира, о которых мы читаем в газетах, слышим по радио или смотрим по телевидению.

8:22—26 Исцеление слепого. Возможно, этот пример проявления сил Царства Божьего символизирует духовную слепоту учеников, которым предстояло вскоре обрести зрение. Друзья привели к Иисусу слепого, и вера этих людей была вознаграждена. Слепого отвели подальше от шума и суеты селения, чтобы он мог внимать Иисусу без помех. Плевок на глаза и возложение рук — это действия, которые слепой могощущать. В плевке нет ничего магического, даже если это плевок Иисуса; это лишь внешнее подспорье для веры и понимания.

Почему исцеление проходило в два этапа? Не потому ли, что вера слепого была слабой? Марк не поясняет. Важно то, что Иисус не оставил его исцеленным наполовину, но добился, чтобы этот человек прозрел. Не подразумевается ли здесь то, что поначалу даже Петр смутно различал истину об Иисусе? Прозревшему было велено идти домой и не заходить в селение, жители которого, увидев его, могли поддаться искушению последовать за Иисусом только как за целителем, а не как за Спасителем. Когда проповедование Евангелия сопровождается чудесами исцеления, всегда существует опасность, что люди придут к Христу по неверной причине.

8:27— 10:52 Цена Царства Божьего

Мы подошли к решающему моменту Евангелия от Марка и началу второй части, отмеченной великим духовным прозрением Петра о сущности Иисуса. Слепые ученики наконец прозрели, но даже Петр пока видит смутно (как и слепой, только что исцеленный Иисусом). Он видит, что Иисус — Мессия, но не видит того, что это Мессия, Которому суждено пострадать. Это было ценой Царства не только для Иисуса, но и для Его учеников.

Отныне Иисус сосредоточился на поучении небольшой группы учеников; галилейское служение Христа народным массам окончилось. Он совершает мало чудес, хотя и не отказывается от целительства, если к Нему приходят больные. После того как урок был усвоен, потребность в чудесах отпала. Однако Благая весть по–прежнему занимает в Его учении центральное место. С этого момента история стремительно движется к последней неделе в Иерусалиме, которой посвящена третья часть Евангелия. Вот почему Евангелие от Марка иногда называют историей распятия с длинным вступлением.

8:27 — 9:13 Цена для Иисуса

8:27–30 Исповедание Петра (см.: Мф. 16:13–20; Лк. 9:18–21). Возможно, Иисус привел учеников в селения на северо–восточной стороне Галилейского моря потому, что там было спокойно. Находясь на окраине иудейской территории, Он мог продолжать проповедовать, не окруженный толпой желающих исцелиться. Эта зеленая тенистая местность — один из самых прекрасных уголков Палестины. Как и всякий хороший учитель, Иисус задает Своим ученикам главный вопрос: «За кого почитают Меня люди?» В конце концов, в жизни существует лишь один важный вопрос: Кем является Иисус? От того, как мы на него отвечаем, зависит наша вечная жизнь. Ответ учеников свидетельствует о том, что разнообразные мнения об Иисусе не изменились со времени начала Его служения: Иоанн Креститель, Илия, один из пророков. Сказать, как Петр, что Иисус — Мессия, означало выйти за рамки земных представлений. Если мы говорим вместе с Петром: «Ты — Христос», то должны и последовать за Ним, и наша жизнь полностью изменится.

Почему Иисус запретил ученикам рассказывать кому бы то ни было, что Он — Мессия? Во–первых, потому, что люди должны были прийти к этому сами, хотя на самом деле это откровение дается от Бога. Во–вторых, потому, что они должны были понять, Каким Мессией является Иисус. Это не эффектный, внешне удачливый герой, изгоняющий ненавистных римских правителей и устанавливающий иудейское царство, как надеялись многие. Напротив, это смиренный, терпеливый, любящий Мессия, страдающий раб Божий, Каким Он изображен в Ис. 52:13–53.

Если Евангелие от Марка было создано в Риме, где Петр был столь значительной фигурой, то почему Марк не говорит здесь о великих обетованиях, данных Петру Иисусом (Мф. 16:18)? Не потому ли, что Петр не желал включения этих обетовании в текст? Должно быть, Марк не рассматривал Петра как первоверховного епископа Римской церкви, каковым его считали последующие поколения.

8:31 9:1 Цена мессианства (см.: Мф. 16:21–28; Лк. 9:22–27). Иисус учит Своих учеников, что Ему много должно пострадать — быть отверженным религиозными учителями и старейшинами (которые, как мы убедились, были Его врагами), принять страшную смерть и воскреснуть на третий день.

Петр начал прекословить Ему (32). Нас ошеломляет дерзость Петра, но разве мы никогда не подвергаем сомнению деяния Бога, желая, чтобы Он действовал по другой схеме, более близкой нашему образу мыслей? Мы не вправе критиковать Петра. Иисус, обычно столь мягкий и терпеливый со Своими учениками, на этот раз был очень резок. Речи Симона Петра, стремившегося оградить Иисуса от распятия, отражали сатанинские, а не Божьи мысли. Это было дьявольским искушением, которое Иисус преодолел в пустыне и которое Он снова преодолеет в Гефсимании. Иисус не поддавался ему, и Его последователи должны поступать так же. Вот почему суровый призыв «Отвергнись себя и возьми крест свой» (ст. 34) относится не только к Христу, но и ко всем христианам.

Не потому ли Петр отговаривал Иисуса от вступления на этот путь, что боялся ступить на него сам? С точки зрения внешнего мира, взять крест означало принять позорную рабскую смерть, и это было реальной угрозой для членов римской церкви во время гонений. Перед мысленным взором возникает приговоренный, прокладывающий свой путь к месту казни с крестом на плечах сквозь толпу насмехающихся зевак, как Иисус на пути к Голгофе. Отвергнуться себя означает, что мы должны перестать следовать своим природным наклонностям, какими бы невинными они ни казались, если это противоречит пути Христа. (Это нечто гораздо более существенное, чем отказ от сахара в Великий пост, практикуемый некоторыми христианами.) Но это — единственный путь к истинной духовной жизни; поступать иначе — значит лишить себя жизни вечной. В этом смысле, утрата — это приобретение, а приобретение — это утрата.

И все же с этими суровыми словами связана великая надежда: те, кто пойдет таким путем, уже в этой жизни увидят утверждение силы Царства Божьего (9:1). В ближайшем будущем это произойдет на горе Преображения (описанного в следующей главе); в более отдаленном будущем это относится к воскресению и вознесению Христа и излиянию Святого Духа в Пятидесятницу; и, наконец, это несомненно относится к чуду второго пришествия Христа. Подобно большинству пророчеств, данное пророчество «многослойно».

9:2–13 Преображение (см.: Мф. 17:1–13; Лк. 9:28–36). Теперь, когда Петр, наконец, понял сущность Иисуса, Тот явился Петру, Иакову и Иоанну Таким, Каким Он был прежде и Каким Он вновь будет во славе. Блистающая белизна Его одежд — это типичная для Библии особенность внешнего облика ангелов и небесных существ. Илия и Моисей, также явившиеся апостолам, олицетворяют ветхозаветные надежды на Царство Божье. Моисей был пророком и законодателем Израиля; Илию ожидали перед пришествием Мессии. Петр, в смятении, бессвязно бормочет, охваченный страхом. Не следует искать в его словах глубокий богословский смысл. Несмотря на недавнее прозрение Петра, Иисус по–прежнему был для него только «равви», «учителем». Тем не менее слово кущи Петр, вероятно, произнес не случайно: он помнил, как некогда Бог сошел на гору Синай и явил Свою славу в кусте («неопалимой купине»). Но главное в этом фрагменте — слова Бога, а не Петра. Как и при крещении на Иордане, Бог снова свидетельствует о Своем возлюбленном Сыне и призывает слушать Его (а не Петра или любого другого человека). Как и на Синае, облако является символом присутствия Бога. Внезапно Моисей и Илия исчезли, и с учениками остался только Иисус.

Он велел им не рассказывать о том, что видели, до тех пор, пока Сын Человеческий не воскреснет из мертвых. Ученики не поняли, что Он имел в виду в данном случае под воскресением из мертвых, хотя нам это кажется таким очевидным. Вероятно, они понимали, что, говоря о Сыне Человеческом, Иисус подразумевал Себя, и верили, как и все правоверные иудеи, во всеобщее воскресение в последний день (Ин. 11:24), но что означали Его слова? Возвращение к жизни, подобное воскрешению дочери Иаира? Иисус отождествляет Илию с Иоанном — в том смысле, что Иоанн исполнил миссию Илии; и с Ним произойдет то же самое, что и с Иоанном, — Он будет отвергнут и убит (12,13).

9:14 — 10:52 Цена для всех остальных

9:14—32 Одержимый мальчик (см.: Мф. 17:14–23; Лк. 9:37–45). Противодействие книжников, а также неверие учеников и народа огорчали Иисуса (19). Ученики оказались бессильными в своей вере, а вера отца больного ребенка — ограниченной (21). Но исцеление зависит от воли Бога, а не от степени нашей веры, поэтому Иисус смог изгнать нечистого духа и исцелить мальчика.

В ответ на вопросы учеников Иисус объяснил, что Царство достигается ценой молитвы (к которой во многих рукописях добавлен пост, часто сопровождавший молитву как в Ветхом, так и в Новом Завете). Это предупреждение о том, что победа над сатаной, примером которой является данное исцеление, дается дорого. Отсюда следует естественный переход к повторному предсказанию Иисуса о Своей приближающейся смерти. Но ученики по–прежнему не разумели сих слов (32).

Интересно отметить, что во всех трех синоптических Евангелиях болезненное состояние мальчика объясняется воздействием сил зла, хотя, судя по симптомам, у него была эпилепсия. Мы не можем просто отмахнуться от этого как от особенности языка того времени, но вместе с тем не следует впадать в еще более серьезное заблуждение, объясняя все припадки эпилептического характера влиянием сил зла. Эпилепсия обусловлена многими физическими и химическими факторами, поэтому заниматься ею должен врач, а не экзорцист.

9:33—50 Подлинное величие (ср.: Мф. 18:1—5; Лк. 9:46—48). Апостолам еще предстояло понять, что Царство Божье достигается ценой отказа от стремления к высокому положению. Служение и смирение — это единственный путь к подлинному христианскому величию. Пример, избранный Иисусом (ребенок), крайне прост, но подразумевает полный переворот в воззрении учеников (36). Тема малых сих повторяется в ст. 42: промежуток между этими стихами Марк «прослаивает» еще одним поучением о смирении, ценой которого достигается Царство Божье. По–видимому, Иоанн гордился тем, что ученики запретили изгонять бесов всем, кто не входил в их число. Но некий человек изгоняя бесов именем Иисуса, и это означало, что он верил в Иисуса или даже был Его последователем. Никто не обладает исключительным правом на работу Царства. Мы должны смиренно признавать успехи других и радоваться им, как это делал Павел (Флп. 1:18). Никакая работа, сделанная во имя Христа, не останется без вознаграждения, кто бы ее ни делал.

Нет ничего важнее Царства Божьего, вот почему воздвижение духовных преград на чьем–либо пути будет сурово наказано (42). Ценность Царства Божьего так велика, что никакая жертва ради него не чрезмерна. Руки, ноги или глаза — драгоценное достояние человека, но лучше лишиться их, чем Царства Божьего. Разумеется, это метафора, которую не следует понимать буквально, как это делали некоторые отцы церкви и как до сих пор думают некоторые фундаменталисты нехристианских религий.

Иисус говорит об аде (43). Это противоположность Царства Божьего, и, как видно, «третьего не дано». Но Иисус говорит об аде в назидание верующим, а не в осуждение грешникам. Отрывок из Ис. 66:24, который цитирует Иисус, описывает Геенну — дымящуюся иерусалимскую свалку, которая символизировала Божий суд над грехом. Соль — это еще одна метафора. Она очищает, как и огонь. Если мы очистимся сейчас (здесь нет никакого намека на «чистилище» после смерти), то избежим Божьей кары впоследствии. Эта концепция разительно отличается от концепции ада в популярном буддизме и в других религиозных учениях. Если мы «имеем в себе соль» и ценности Царства, то не будем спорить о том, кто выше, но будем жить в мире друг с другом.

10:1—16 Браки Царство Божье (см.: Мф. 19:1–15; ср.: Лк. 16:18; 18:15–17). Требования Царства касаются и сферы самых близких человеческих отношений. Моисей допускал развод по причине человеческого «жестокосердия» (т. е. неспособности понять Божественное назначение брака), но Иисус ясно показывает, что Царство Божье требует супружеской верности на протяжении всей жизни, и рассматривает брак как часть Божьего замысла творения. Это требование так трудно выполнить, что, согласно Матфею, ученики сказали, что лучше не жениться. Но и здесь, и в Евангелии от Матфея Иисус называет повторный брак после развода (как мужа, так и жены) обычным прелюбодеянием с точки зрения Царства Божьего (11,12). Можно представить, как резко прозвучало подобное высказывание в распущенной моральной атмосфере Рима. Так же резко оно звучит в распущенной моральной атмосфере наших дней, когда прежние моральные нормы разрушаются. Правда, у Матфея делается исключение в случае супружеской неверности, а вот Марк приводит это высказывание в более жесткой форме. Возможно, именно это требовалось языческому Риму.

На фоне подобной суровости особенно трогательно звучит рассказанная Марком история об отношении Иисуса к детям. В ней с другой стороны раскрывается смысл Его строгих слов о священности брака. В конце концов, дети больше всего страдают от развода. Но, кроме того, здесь содержится еще одна истина о Царстве Божьем: только те, кто принимает Царство с детским простодушием и доверием, смогут войти в него. Это один из немногих случаев, когда Марк отмечает, что Иисус вознегодовал. Интересно, что же послужило причиной Его гнева? Возможно, кому–то кажется, что есть более важные вещи, чем духовное благополучие детей, но Иисус думал иначе и часто приводил детей в пример нам. Поэтому, наверное, слово «дети» иногда употребляется в Евангелиях в значении «простые верующие».

10:17—34 Человек, у которого было все (см.: Мф. 19:16–30; 20:17–19; Лк. 18:18–34). Нигде цена Царства Божьего не выявлена так отчетливо, как в рассказе о богаче. У него было абсолютно все, кроме вечной жизни. Но он не желал отказаться от имущества, чтобы получить ее (подобно обезьянке из известной истории, которая не могла выбраться из ловушки, потому что не хотела выпускать то, что было у нее в руке). Однако никакого другого способа войти в Царство Божье не существует; даже Петр и другие ученики усвоили это (28). Это был располагающий к себе (21), духовно жаждущий и, несомненно, нравственный человек, но он не мог смириться с такой ценой. Однако Иисус предпочел потерять возможного последователя, чем понизить для него планку; в самом деле, никаких других критериев быть не может. Богач отошел с печалью от Иисуса, и больше мы о нем не услышим. Он сделал свой выбор.

Иисус говорит, что богатым трудно войти в Царство Божье (23), даже невозможно без помощи Бога (27). Мы все склонны доверять своим «богачам», каковы бы они ни были, а не Богу. Иисус использует забавную поговорку, чтобы показать, как это трудно; понятно, что верблюд не может пройти сквозь игольное ушко.

Иисус учит, что следствием того, что мы подаем милостыню бедным или совершаем любую другую жертву во имя Царства Божьего, будут сокровища не на земле, а на небе; чем больше мы даем, тем больше получаем. Это не означает, что если мы даем деньги на Божье дело, то получим больше прибыли, как учат некоторые ревнители «культа преуспевания». Но это означает, что даже среди гонений духовное вознаграждение далеко превзойдет любые жертвы, которые мы можем принести ради Христа (30).

Фрагмент завершается еще одним предсказанием о страданиях Иисуса (на этот раз более подробным), которое служит очередным подтверждением истины о необходимости жертвы. В словах и в поведении Иисуса было что–то такое, что заставило учеников ужасаться и следовать за Ним в страхе. Каким–то образом они чувствовали, что критический момент приближается.

10:35–45 Эгоистичная просьба (см.: Мф. 20:20–28). Если бы этот случай не был записан, мы бы просто не поверили, что после всего сказанного Иисусом Иаков и Иоанн могли обратиться к Нему с такой просьбой. Но мы слишком хорошо знаем, каковы мы сами, поэтому можем это понять. Если бы они осознали истинную цену высокого положения в Царстве Божьем, то не решились бы просить. Чаша и крещение — это ветхозаветные символы суда и страдания. Иисус предупреждает их, что страдание неизбежно, но оно необязательно ведет к высокому положению в Царстве Божьем, ибо все должны пострадать. Высокое положение зависит только от Бога.

Остальные десять учеников повели себя ничуть не лучше, чем Иаков и Иоанн, когда вознегодовали по поводу их просьбы. Не вызывает сомнения, что они сами хотели занять эти места. Поэтому Иисус снова терпеливо объясняет им разницу в устройстве земных царств и Царства Божьего, где подлинное величие состоит в смиренном служении. Он Сам — прекрасное тому подтверждение. Он стал страдающим Рабом Божьим, предсказанным в Ис. 53, и отдал Свою жизнь для искупления многих (45). Слово «многие» означает не то, что Иисус умер ради некоторых, а не ради всех людей; скорее, оно подчеркивает многочисленность искупленных Его смертью. Это одно из немногих мест в Евангелии от Марка, где объясняется, каким образом смерть Иисуса спасает нас. Марка гораздо больше интересует тот факт, что Его смерть действительно спасает нас, чем то, как это происходит. Искупление — это одно из тех понятий, с помощью которых в Новом Завете описывается спасение. Оно означает освобождение людей из рабства, тюрьмы или от смерти посредством выкупа. Мы слишком хорошо знакомы с ним по требованиям террористов и похитителей детей. В данном случае ценой искупления должна была стать смерть Иисуса.

10:46–52 Исцеление Вартимея (см.: Мф. 20:29–34; Лк. 18:35–43). Последний из записанных случаев исцеления произошел на пути в Иерусалим, где Иисуса ожидали страдание и смерть. Это описание бедствующего человека, обладавшего большой верой, который был исцелен и в результате примкнул к Иисусу. Несомненно, подобные истории произошли со многими последователями Иисуса, даже в течение последней, страшной недели. Очевидец, сведениями которого пользуется Марк, запомнил имя этого человека, и Марк по своему обыкновению поясняет его. Этого человека знали по имени его отца (подобно многим представителям третьего мира сейчас), но, возможно, позднее он стал известной фигурой в ранней церкви.

11:1 — 16:20 В преддверии Царства Божьего

Мы подошли к завершающему, большому разделу Евангелия, к которому вели все предыдущие. Марк представляет нашему вниманию «страсти Христовы» — рассказ о предательстве, испытаниях, муках и смерти Иисуса в Иерусалиме. Но здесь описывается и много других событий, каждое из которых нашло свое место в версии Марка.

11:1 — 13:37 Предупреждения о Царстве Божьем

Когда Мессия пришел, Он был отвергнут, но это неприятие будет наказано. Вот почему последние главы пронизывает скорбный мотив: в них отражена не только Божественная любовь. Решающий час для Израиля настал, как наступает он для каждого из нас, когда мы оказываемся лицом к лицу с Иисусом и крестом. Будущее Израиля будет зависеть от приема, оказанного Мессии.

11:1—11 Иисус входит в Иерусалим (см.: Мф. 21:1–9; Лк. 19:28–38). В соответствии с предсказанием ветхозаветного пророка о Царе праведном и кротком, сидящем на молодом осле (Зах. 9:9), Иисус въезжает в Иерусалим верхом на ослике. Ст. 2 либо указывает на предварительную договоренность Иисуса с владельцем животного, либо подтверждает сверхъестественную интуицию Иисуса. Если перевод слов надобен Господу в ст. 3 верен, то это редкий пример использования Марком позднейшего именования Иисуса. Как правило, в Евангелии от Марка ученики называют Иисуса «учителем»; после воскресения все они стали называть Его «Господом». Впрочем, не менее вероятно, что этот стих означает «надобен владельцу», тогда вторая часть будет означать «и (он) [стоявший там] тотчас пошлет его сюда».

Итак, Иисус въехал в Иерусалим, как могли бы въехать в столицу Давид или Соломон, — по дороге, устланной одеждой и ветвями (наподобие ковровых дорожек в современных аэропортах или пальмовых и банановых листьев на деревенских праздниках в странах третьего мира). В таких случаях нас используют как «ликующие народные массы», но эти люди были собраны не по указу правительства, а по собственной воле. Провозглашаемые ими приветствия были цитатами из псалмов и прославляли грядущего царя из рода Давидова, который восстановит былую славу Израильского царства. Они, как и многие в наши дни, ожидали политического и национального вождя, может быть, даже пламенного социального реформатора. Не этого ли с самого начала опасался Иисус, зная, что Его неправильно поймут, если Он объявит Себя Божьим Мессией? Тем не менее в тот день Он торжественно въехал в столицу (которую скоро будет оплакивать [Лк. 19:41]), чтобы осмотреть храм.

11:12–26 Очищение храма (ср.: Мф. 21:12–22; Лк. 19:45–48). То, что Иисус возмутился поведением торговцев во дворе храма, никак не связано с историей о смоковнице. И дело не в том, что Он, разгневавшись, погубил здоровое дерево, Он просто вынес справедливое суждение о плачевном его состоянии. Таким же будет суждение Бога об Израиле. Чтобы прояснить серьезное предупреждение Израилю, рассказ об очищении храма вставлен Марком между двумя частями рассказа о смоковнице.

Вероятно, Иисус подошел к храму со стороны двора язычников — единственного места храмового комплекса, куда разрешалось входить и поклоняться Богу неевреям. Но поклонение стало невозможным: двор превратился в базар, заполненный покупателями, продавцами и прилавками. Здесь продавались животные и птицы для жертвоприношений, а иностранные деньги обменивались на единственные принимавшиеся в храме монеты, не имевшие ненавистных изображений римских императоров и языческих богов. В некотором смысле, все это служило целям богослужения, но шум и суета делали богослужение невозможным. В довершение прочего, двор использовался купцами, доставлявшими товары с Елеонской горы в Иерусалим, как кратчайший путь.

Из других источников мы знаем, что верующих в иудейском храме эксплуатировали торговцы, которые назначали высокие цены за жертвенных животных, и менялы, которые устанавливали несправедливый обменный курс. Кроме того, мы знаем, что торговля производилась с ведома духовной знати, которая крупно наживалась за счет простых паломников.

Иисус объяснил изгнание лавочников и их покупателей тем, что, по замыслу Бога, храм должен быть «домом молитвы… для всех народов», а не только для иудеев (17). Вероятно, это весьма воодушевляло читателей Марка из неевреев.

Подрыв храмовой торговли усилил ненависть первосвященников к Иисусу, и они искали, как бы погубить Его (18). А ведь они раньше всех остальных должны были узнать своего Царя по тем делам, которые Он совершал. Им следовало помнить пророчество о приходе в храм Господа из Мал. 3:1–4. Если Иисус поступил таким образом со старым земным храмом, то как Он поступит с новым храмом, каковой есть Его тело — Церковь Христова?

Петр использует по отношению к смоковнице слово проклял (21); следует помнить, что «благословение» и «проклятие» имеют в Библии иное значение, чем в наши дни. Это священные суждения Бога, с помощью которых Он констатирует угодность или неугодность Ему; Он никогда не действует без причины. В Библии ничего не говорится о магических проклятиях, и мы не должны их бояться, так как они не могут принести вреда христианину. Точно так же другие люди не могут магически одарить нас благословением; оно придет к нам, если мы пребудем во Христе (Ин. 15:4).

Похоже, что во время пребывания в Иерусалиме Иисус и Его ученики ночевали в своем «убежище» в Вифании. Вот почему, когда на следующее утро они шли в город, Петр указал на засохшую смоковницу. Марк не подчеркивает, что эта разыгранная в лицах притча приложима к Израилю; структура его Евангелия делает это достаточно понятным. Вместо этого он показывает, как Иисус на примере истории со смоковницей говорит о последствиях искренней молитвы (23). Вместе с тем этот пример доказывает: мы не вправе молиться обо всем, о чем заблагорассудится. В данном случае Иисус «вторил мыслям Бога» и исполнял волю Своего Отца. Молитва такого рода, если она сотворена с верой, всегда будет удовлетворена, ибо в ней содержится просьба о том, чтобы воля Божья исполнилась (как просил Иисус в Гефсимании). Мы можем сдвинуть только те горы, которые хочет сдвинуть Бог, а не те, которые хотим сдвинуть мы. «Сдвигание гор» — это образное выражение, которым пользовались раввины для описания преодоления непреодолимых на первый взгляд трудностей; разумеется, мы не должны истолковывать его в буквальном смысле. Если мы будем молиться с верой, то сможем благодарить за результаты прежде, чем увидим их, ибо ответ гарантирован волей и целью Бога.

Чтобы молитва была плодотворной, необходимо соблюсти еще одно условие: мы должны прощать окружающих, как Бог прощает нас (25). Если мы этого не сделаем, то не сможем молиться «именем Иисуса», т. е. так, как молился бы Он. Возможно, этот стих свидетельствует о том, что Марк знал молитву Господню, хотя и не записал ее в своем Евангелии.

11:27–33 «Какою властью?» (см.: Мф. 21:23–27; Лк. 20:1–8). Как видно из вопросов разгневанных священников о том, какое право имел Иисус поступать подобным образом, противостояние продолжалось. Иисус спокойно ответил, что имеет на это такое же право, какое Иоанн имел на крещение, и спросил, откуда исходило право Иоанна. Они не решились ответить так, как им хотелось бы, и потому замяли вопрос (хотя скоро возникнут другие). Неужели в глубине души эти люди понимали, что и в случае с Иоанном, и в случае с Иисусом они сражались с истиной? Если так, то это только еще больше их ожесточало, как когда–то Савла из Тарса (Деян. 26:14).

12:1—12 Злые виноградари (см.: Мф. 21:33–46; Лк. 20:9–19). Иисус иллюстрирует это упрямое противодействие такой красноречивой притчей, что даже священники поняли ее смысл. Каждый может догадаться, что виноградник символизирует Израиль; даже подробности заботливого отношения владельца взяты из Писания. Пророки считались слугами Божьими, и все знали, что Израиль часто их отвергал и плохо с ними обращался. Но кем был любезный сын? Те, кто помнил свидетельство Отца при крещении и преображении, должны были это знать. Вероятно, даже священники поняли, что это было утверждением Иисуса о том, что Он — Сын Божий, потому что они поднимали этот вопрос на суде над Ним и во время распятия. Это одно из двух мест, где Сам Иисус косвенно называет Себя Сыном Божьим до суда, хотя некоторые (например, ученики или даже бесы) могли еще раньше признавать Его таковым.

В истории, рассказанной Иисусом, сын был убит — такова цена Царства Божьего. Но главная идея притчи — предостережение (9). Отвергающие Царя сами будут отвергнуты, а утраченное ими привилегированное положение будет отдано другим. Читатели Марка могли видеть исполнение слов Иисуса в Церкви, где язычники и иудеи стали наконец равны. Отвергнутый камень, оставленный строителями на площадке, станет краеугольным камнем нового храма — Церкви Христовой (10). В предположении Иисуса о том, что священники не читали Писания, знанием которого похвалялись, звучит насмешка. Неудивительно, что они хотели взять Его под стражу, но побоялись сделать это.

12:13—17 Подать кесарю (см.: Мф. 22:15–22; Лк. 20:20–26). Этот вопрос был задан теми, кто уже отверг Иисуса и хотел заманить Его в ловушку. Если Иисус согласится с необходимостью платить налоги кесарю, патриоты отвернутся от Него; если Он возразит против этого, римляне возьмут Его под стражу. Вопрос был очень важен для первых христиан, которые подвергались преследованиям (и в Риме, и в других местах), но старались показать, что они являются добропорядочными гражданами. Ответ Иисуса означал, что если мы пользуемся благами государства, то должны за это платить. Но самое неприятное (поскольку это касалось фарисеев и иродиан) заключалось во второй части Его ответа. Если мы должны отдавать кесарю кесарево, то и Богу надо отдавать Божье, а именно этого они не делали.

Для гонимой Церкви в Римской империи это имело еще более глубокий смысл, хотя Марк об этом не говорит. Если кесарь требовал того, что принадлежало Богу, а не кесарю, то первые христиане не могли этого дать. Поэтому они умирали за отказ воздавать хотя бы малейшие почести статуе кесаря. А в наше время христиане страдают за отказ склоняться перед портретами императоров, диктаторов и президентов. Мы можем поклоняться только Богу, а не личности, партии или государству.

12:18–27 Брак в воскресении (см.: Мф. 22:23–33; Лк. 20:27–40). После того как Иисус заставил замолчать фарисеев, к Нему приступили саддукеи — богатые аристократы, в ведении которых состояли и храм, и синедрион (верховный религиозный совет Израиля). Они решили посмеяться над верой Иисуса в воскресение, излагая неправдоподобную, явно взятую не из жизни историю о женщине, многократно бывшей замужем за братьями. Фарисеи уже постановили, что такая женщина будет принадлежать по воскресении (которое они понимали очень материально, как в популярном исламе наших дней) своему первому мужу. Саддукеи одобряли, конечно, упомянутое здесь установление Моисея, направленное на сохранение собственности в доме вдовы, но полностью отрицали всякую идею о воскресении. Для них все ограничивалось земным существованием; неудивительно, что они были безжалостны, материалистичны и, как правило, богаты. Все мы знаем подобных людей. Иисус отверг всю их аргументацию, отклонив грубо материалистичное представление о воскресении (в которое Он, как и фарисеи, верил). Как сказал Павел, наше воскресшее тело будет иным (1 Кор. 15:44). Здесь Иисус сравнивает его с телом ангелов. Вопросы пола и телесных отношений исчезнут. И мы тоже должны отказаться от грубо материалистичных представлений о смысле воскресения, а также не истолковывать выражение «Сын Божий» так, как если бы здесь подразумевалось только физическое отцовство. Подобные вещи становятся камнем преткновения на пути восприятия Благой вести.

Ссылаясь на книги Моисея, которые саддукеи признавали, Иисус показывает, что идея воскресения может быть доказана на примере отношений патриархов с живым Богом. Они «заразились» вечной жизнью от Бога, как мы ныне «заражаемся» от Христа, но это жизнь нового типа, подтверждающая могущество Бога.

12:28—34 Наибольшая заповедь (см.: Мф. 22:34–40; Лк. 10:25–28). Судя по ответу Иисуса, книжник обратился к Нему с вопросом по существу. В некотором смысле, ответ Иисуса не содержит в себе ничего нового, он почерпнут из Писания, которое, вероятно, было хорошо известно книжнику. Иисус ставит на первое место в законе любовь к Богу, отсюда как следствие должна естественно вытекать любовь к ближнему. Если мы попытаемся поставить на первое место любовь к ближнему или, что еще хуже, совсем пренебречь любовью к Богу, то нанесем себе непоправимый вред и даже своего ближнего не сможем любить как следует. С другой стороны, если мы говорим, что любим Бога, но не любим своего ближнего, то мы лицемерим (1 Ин. 4:20).

Несмотря на то что книжник согласился с истинностью этих утверждений, и потому был близок к Царству Божьему, он еще не стал подданным Царства, так как не признал Иисуса Царем. Интересно, сделает ли он это впоследствии?

12:35—37 Мессия — Божественный или земной (см.: Мф. 22:41–46; Лк. 20:41–44)? Очередь задавать вопросы перешла к Иисусу. Израиль ждал Мессию — царя из рода Давидова, который восстановит земное царство. Как мы видели, возможно, именно по этой причине Иисус не заявлял открыто о Своем мессианстве. Кроме того, Иисус умалчивал об этом потому, что, как только Петр признал Его Мессией, Он объяснил, что Божьему Мессии предстоят страдания и смерть. Как Он должен был показать, что земные упования иудеев ошибочны?

Вероятно, все слушатели Иисуса признали, что Пс. 109 написан Давидом; согласились они и с тем, что слова «Господу моему» в этом псалме должны относиться к Божьему помазаннику, Мессии. Но как мог Давид, славный предок, назвать своего потомка, Мессию, «Господом моим», признав тем самым Его более высокое положение? Любой человек, воспитанный в традициях почитания предков, сразу поймет, в чем здесь суть. Это было бы немыслимо, если бы Мессия не был чем–то большим, чем человек, и не превосходил Своего предка. Совершенно не важно, был ли этот псалом действительно написан Давидом и таково ли его первоначальное значение; Иисус говорил языком, доступным пониманию Его современников.

12:38—44 Книжники и вдовы (см.: Лк. 20:45 — 21:4; ср.: Мф. 23:1–36). Здесь перед нами — контрастные образы тех, кто отвергает, и тех, кто признает ценности Царства Божьего. Отвергающие — это книжники, учители закона, любящие власть, высокое положение и богатство. Они выставляют напоказ свою религиозность, а сами «поедают» имущество беззащитных вдов, непрестанно требуя от них религиозных пожертвований. С другой стороны, некая бедная вдова от всего сердца отдает Богу последние деньги, от которых зависит ее жизнь (44). Все мы знаем об удивительной щедрости бедных в наших христианских общинах. Это такое пожертвование, которое Иисус продемонстрирует на Голгофе, и потому именно такого пожертвования Он ждет от нас. В 14:3 мы увидим еще одну женщину, которая поступила так же, разбив ради Иисуса алебастровый сосуд с драгоценным миром.

13:1—37 Знамения конца (см.: Мф. 24; Лк. 21:5—37). Иисус давал множество предупреждений тем, кто был за пределами Царства Божьего; здесь звучат слова предостережения для тех, кто находится внутри Царства. Они изложены в форме предсказания о грядущем Суде, который будет для учеников лишь испытанием, но испытанием очень серьезным. Эта тема открывается пророчеством о разрушении храма (2). Ученики из «ближнего круга» (на этот раз в него входил и Андрей), вероятно, подумали, что разрушение храма будет предшествовать концу времен, и захотели узнать знамения конца. По–видимому, такое же любопытство подталкивает современных христиан к выяснению даты второго пришествия Христа. Но пророчество Иисуса, как и все библейские пророчества такого рода, обращено к христианам всех времен.

Прежде всего, следует беречься прельщения (5), не слушать ловких обманщиков и не путаться в страшных обстоятельствах. В то время, когда Марк писал свое Евангелие, и то, и другое было весьма актуально для Рима — родины первых ересей, сотрясаемой в «правление четырех императоров» (68 г.) беспорядками и борьбой нескольких претендентов за корону. Гонения неизбежны, но они рассматриваются как возможность свидетельства словом, которое будет ниспослано в это время Святым Духом. (Это одно их немногих прямых указаний на Дух в Евангелии от Марка.) Утверждение о том, что во всех народах прежде должно быть проповедано Евангелие, — это, в сущности, Маркова версия «великого поручения», изложенного в заключении Евангелия от Матфея (28:19). Не рассматривал ли Марк деятельность Павла и других апостолов как частичное исполнение этих слов?

Звучит предупреждение и о том, что под воздействием грядущих потрясений распадутся даже самые близкие родственные связи (12), в противоположность истине о «семье Иисуса» (3:34,35). Многие из нас знают, как родственники предавали друг друга во времена гонений и как мучительно вызывать почти всеобщую беспричинную ненависть только за то, что мы — христиане (13). Но с этим связана надежда: преданность до конца принесет жизнь вечную, даже если не обеспечит безопасность в здешнем мире.

Апостолы спрашивают: «Когда?» Тщательно завуалированными речами Иисус дает понять, что это произойдет тогда, когда языческие военные знамена Рима будут торжественно установлены в иерусалимском храме. Марк не осмеливается говорить об этом открыто (прежде всего, в Риме), тем более что (судя по языку) в период написания Евангелия это еще не произошло. Но из небольшого добавления к ст. 14 видно, что Марк рассчитывал на понимание своих читателей. Иисус пользуется выражением, взятым из Книги Пророка Даниила, где говорится об осквернении храма Антиохом Епифаном во II в. до н. э. В данном случае «мерзость запустения» — это идол, установленный в храме, и потому оскверняющий его. В следующих стихах, по–видимому, описаны тяготы и страдания Первой иудейской войны, когда римские войска вторгнутся в Палестину. Это произойдет через тридцать лет после смерти Христа, и иудейские христиане пострадают в общем для всего народа бедствии. Согласно преданию, христиане приняли предостережение Иисуса близко к сердцу и бежали в Пеллу за Иордан (14).

Наиболее важное для нас предостережение — это предостережение о лжехристах и лжепророках (22). Они в изобилии появились после смерти Христа и по–прежнему часто встречаются в наши дни в различных экстремистских сектах. Что касается «знамений и чудес», то очень важно помнить: и они могут быть ложными знамениями ложных пророков. Мы должны быть начеку (23). Возможно, именно поэтому Иисус был так скуп на знамения в Своем служении.

До этого момента все предсказанное Иисусом соответствует событиям, происходившим около 70 г., когда римские войска разоряли Палестину, а императоры боролись за трон. Читатели Марка понимали эти намеки, даже если некоторые из них нам не ясны. Создается впечатление, что, начиная с 24 ст., предметом описания становятся «последние дни», конец истории (ср.: Мф. 24). В те дни величайшие земные силы, образно представленные, согласно традиции Ветхого Завета, как солнце, луна и звезды, поколеблются, и Сын Человеческий придет во славе собирать Своих избранных (26,27). Выражение от края земли взято из образной системы Дан. 7, но, возможно, в нем содержится намек на предназначение язычников. Не может быть, чтобы здесь подразумевалось только собирание преданных иудеев со всего мира.

Очевидно, что это произойдет спустя много времени после Иудейской войны 70 г., хотя она является прообразом Суда, который наступит в конце времен с той же неотвратимостью, с какой в Палестине лето наступает после весны. Едва ли распускание смоковницы означает здесь возвращение иудеев в Палестину и восстановление государства Израиль. Скорее всего, перед нами еще одна популярная пословица, какие до сих пор имеют широкое хождение в третьем мире, но уже забыты на Западе.

Как это часто бывает в ветхозаветных пророчествах, Иисус переходит от окружающей действительности к отдаленному будущему; так, мы можем видеть два величественных горных пика, но не видеть долину между ними. Вот почему Он говорит, что не прейдет род сей, как первые из этих знамений исполнятся. В 70 г. многие из Его слушателей еще будут живы. Очень сомнительно, чтобы под родом сим подразумевалось выживание еврейского народа в целом, но те, кто соотносит это выражение и с ближайшим, и с отдаленным будущим, понимают это таким образом.

Подобно Книге Откровение, часто называемой «Апокалипсисом» (что подразумевает раскрытие сущности будущего), эту главу называют «малым Апокалипсисом», так как Иисус раскрывает в ней будущее. Читая ее, следует иметь в виду три обстоятельства. Во–первых, во времена политической опасности невозможно говорить открыто. Во–вторых, символический язык используется для того, чтобы информировать, а не мистифицировать нас; здесь нет ничего «мистического». В–третьих, все это сказано для того, чтобы сделать нас более преданными христианами здесь и сейчас, а не для того, чтобы дать нам возможность пророчествовать и пускаться в домыслы об отдаленном будущем (37). Это подчеркивает и тот факт, что даже Сын (еще один отрывок, где Иисус заявляет о Своих исключительных отношениях с Богом) не знает, когда это произойдет (32). Но нам обещано, что при сокрушении неба и земли слова Иисуса пребудут (31).

14:1—52 Проблески Царства Божьего

14:1–11 Помазание Царя (см.: Мф. 26:6–13). Иисус и Его ученики все еще находятся в Вифании — отчасти из соображений безопасности, отчасти по причине большого скопления паломников в Иерусалиме в связи с приближающейся Пасхой. Иисус последний раз возлежит за трапезой в доме Симона прокаженного. Симон (возможно, исцеленный Иисусом) нам не известен, но этот человек явно знаком очевидцу, послужившему источником Евангелия от Марка, да и самому Марку. Только Иоанн сообщает, что Иисуса помазала Мария из Вифании (Ин. 12:3), поэтому, возможно, Симон был главой этого семейства. В Евангелиях имеется несколько схожих между собой рассказов о помазании, но вряд ли в них описаны одно и то же событие и одна и та же женщина.

Единственное, что мы знаем об этой женщине, — это то, что ее дар был драгоценным и что одиннадцать учеников, Иисус и Иуда отнеслись к ее поступку по–разному. Ученики были возмущены тратой. Деньги можно было употребить на то, чтобы накормить и одеть нищих, что, конечно, совершенно справедливо. Однако Иисус, полностью признавая права нищих (7), усматривает в этой ситуации нечто более важное. Каждый царь в Иудее помазывался на царство, и это должно было стать Его помазанием, совершенным не пророком, а женщиной. Но в этом событии содержалось нечто большее, ибо это было символическим приготовлением Его тела к погребению. Женщина знала, что ее Царь должен умереть; она поняла Благую весть. Вот почему везде, где будут проповедовать Евангелие (еще одно обстоятельство, радующее Марка), будут помнить о ее жертве (9).

Но Иуде все это показалось бессмысленным вздором. Он немедленно идет к первосвященникам, чтобы узнать, пока не поздно, сколько он сможет заработать за выдачу Иисуса. Согласно Библии, Иуда не руководствовался какими–то высокими или патриотическими побуждениями, его погубила любовь к деньгам, какая встречается с тех пор у многих церковных руководителей и в богатых, и в бедных странах. Вот почему Иисус так часто предостерегал против любви к деньгам. Если Иуда не смог понять поступка этой женщины, то не поймет и распятия. Невозможно одновременно служить и Богу, и маммоне (Мф. 6:24).

14:12–31 Вечеря Господня (см.: Мф. 26:17–35; Лк. 22:7–34). Ранним утром следующего дня Иисус посылает двух учеников в город для подготовки пасхальной* вечери. По еврейскому обычаю пасху следовало есть в черте города, поэтому вечеря не могла состояться в Вифании. Очевидно, как и в случае с осликом, Иисус заранее договорился со Своим знакомым или последователем о помещении. В этом не больше сверхъестественного, чем в лодке Петра или гробе Иосифа, пригодившихся Иисусу. Впрочем, уверенность Иисуса в том, что ученики встретят человека с кувшином воды, может служить примером Его сверхъестественной проницательности, родственной проницательности ветхозаветных пророков, если только и об этом Иисус не условился заранее. В целом Новый Завет нигде не обещает христианам способности к подобной проницательности, хотя такие люди, как Петр и Павел, иногда ее проявляют. Следовательно, и мы не должны стремиться к ней, а также остерегаться тех, кто заявляет, что обладает ею.

Марк говорит, что трапеза была пасхальной, тогда как Иоанн утверждает, что Пасха отмечалась на следующий день (и, следовательно, Иисус умер во время заклания пасхальных агнцев). Если Иоанн прав, то трапеза Иисуса была подготовительной. Этим можно объяснить тот факт, что здесь не упоминается агнец (только хлеб и вино), ибо агнцем был Сам Иисус. Эта неясность имеет несколько толкований. Одни полагают, что в то время в Иерусалиме использовалось два различных религиозных календаря, по которым Пасха отмечалась в разные дни. Другие полагают, что Марк пользовался римским счетом «дней» — от рассветало рассвета, тогда как Иоанн считал иудейским способом — от заката до заката. Как бы то ни было, в этот день Иисус устроил первую «Вечерю Господню», посвященную Его смерти.

Рассказ о трапезе помещен между двумя предостережениями о нашей человеческой слабости. Иисус говорит ученикам, что один из них предаст Его (18). Они не представляют, кто бы это мог быть, но каждый из них отказывается поверить в возможность предательства со своей стороны. Петр не одинок в своей самонадеянности, хотя обычно ему нет в этом равных. Правда, в замысле Бога присутствует даже это трагическое предательство, что, впрочем, не уменьшает вины предателя (21). Иуда не был беззащитной жертвой, обреченной на предательство (это опасное воззрение присуще таким «фаталистическим» учениям, как ислам), а избрал свой путь сознательно, хотя Богу все было известно заранее.

Трапеза описана очень лаконично. Слушатели Марка не были знакомы с еврейскими обычаями, да и не интересовались ими. Обычно хозяин дома приносит благодарение Богу за хлеб (но не «благословляет» его) — точно так же, как это делаем перед едой мы, — затем преломляет хлеб и раздает куски остальным. Именно это делал Иисус при совершении двух чудес насыщения народа (не были ли они прообразом Вечери Господней?). Однако совершенно новым было то, что, взяв хлеб, Иисус сказал им, что хлеб представляет Его Тело, которое скоро будет предано за них кресту. В арамейском, родном языке Иисуса, отсутствует слово–связка «есть». Иисус сказал: «Сие — Тело Мое». Поэтому мы не должны истолковывать Его слова буквально. Это, в свою очередь, убережет нас от такого суеверного обычая, как, например, скармливание принесенных домой кусочков хлеба больным детям в надежде на их выздоровление. Вечеря Господня — это тайна, а не волшебство. Возможно, Иисус подразумевал, что, подобно тому, как наше физическое существование зависит от хлеба или риса, так наша духовная жизнь должна питаться верой в Него.

Обычной пищей евреев был хлеб, а вино (как правило, разбавленное водой) было повседневным питьем; жизнь зависела от того и другого. Как и на всех еврейских трапезах, Бога благодарят за плоды виноградной лозы. Новым было то, что Иисус сказал ученикам, что красное вино в чаше представляет Его Кровь, которая скрепит завет, излившись за многих. Как бы мы ни понимали слово «новый» перед словом завет в ст. 24, разница несущественна. Иисус подразумевает новый завет, упоминаемый в Иер. 31:31, благодаря которому наша природа полностью изменится, и закон Божий будет написан в наших сердцах. Когда Иисус говорит о том, что Его Кровь изольется за многих, Он указывает на страдающего Раба Божьего из Ис. 53:12, Которому суждено понести грехи многих. Итак, мы видим, что смерть Иисуса должна была стать ценой искупления, жертвой завета и жертвоприношением за грехи; когда бы мы ни пришли к Господнему престолу, все три компонента одинаково важны. И хотя чаша с вином и горькими остатками на дне представляет собой символ страдания, она же олицетворяет радость (25). Вечеря накануне распятия — это образ победного «мессианского пира» на небе, в котором все мы примем участие, и где Христос будет восседать во славе.

Итак, Царь, как и все цари Иудеи, устроил царский пир. Следует второе предупреждение о слабости учеников. Оно смягчено известием, что Бог (Который никогда не ожидает, что мы окажемся тверже, чем есть) все это предвидел и что за расставанием последует радостная встреча в знакомой Галилее (28). Марк уделяет так много внимания Галилее и галилейскому периоду служения Иисуса не только потому, что там началось служение Господа, но, возможно, и потому, что Галилея с ее наполовину языческим населением свидетельствовала о будущей миссии к язычникам. Как показывают археологические исследования, Галилея стала позднее крупным центром раннего христианства. Это обещание Иисуса связано с обещанием Ангела (16:7) о том, что ученики встретят воскресшего Христа в Галилее. Хотя сам Марк не описывает исполнения обещания, об этом можно прочитать в Мф. 28:16.

Несмотря на самонадеянные уверения Петра, Иисус предсказал не только его отречение, но даже время, когда это произойдет (30). (Упоминание пения петуха может быть связано как с реальной птицей, так и со звуками римских труб, отмечавшими этот ночной час.) Петра часто выделяют как человека, отрекшегося от Христа, но мы должны помнить, что все ученики утверждали, будто никогда не отрекутся от Иисуса, но также не смогли сдержать своего обещания.

14:32—42 Гефсиманский сад (см.: Мф. 26:36–46; Лк. 22:40–46). Во время Пасхи близ Иерусалима останавливалось множество паломников; возможно, вместо того чтобы возвращаться в Вифанию, Иисус решил провести ночь в Гефсимании (что означает «точило для выжимания масла», или «масляный пресс»). Но там Ему было не до сна. Испытывая невероятное духовное напряжение, Иисус молился с тремя учениками из «ближнего круга». Не следует думать, что Голгофадалась Ему легко; эта молитва показывает, как она была трудна (см.: Лк. 12:50). Сонные ученики — особенно Петр, — вероятно, услышали и запомнили Его слова (36), а позднее сообщили их Марку, так как больше там никого не было. Они даже запомнили, что Иисус произнес арамейское слово «Авва» (которое Марк переводит), обращаясь к Богу, Своему Отцу. Позднее это слово имело хождение в раннехристианской церкви (Рим. 8:15). «Авва» — это слово, которое каждый еврейский ребенок до сих пор употребляет в семье при обращении к своему отцу.

Молитва Иисуса очень проста: Он не хочет идти на крест, но если Божий путь таков, Он готов к нему. Так Он побеждает сатану. Но пока Он молится, ученики, несмотря на Его просьбу, засыпают. Неудивительно, что позднее они поддадутся искушению, если поддались ему в такой момент. Как понял Петр, никакое падение не является неожиданностью.

14:43–52 Царь схвачен (см.: Мф. 26:47–56; Лк. 22:47—53). Без содействия Иуды первосвященники не смогли бы найти Иисуса среди множества паломников, расположившихся в ту ночь вокруг Иерусалима. Даже если бы они отыскали место, им не удалось бы узнать в темноте Самого Иисуса, а Иуда хорошо знал, что его земляки–галилеяне могут дать отпор. Вот почему там оказалась хорошо вооруженная храмовая полиция (а не городской сброд, как полагают некоторые). Ночные аресты подозреваемых — обычное явление; преследуемые теряют бдительность, и вероятность вмешательства их друзей или соседей уменьшается. Петр (не названный здесь по имени; см.: Ин. 18:10) извлек свой меч напрасно, ибо Иисус отвергал такую помощь.

Даже если мы привыкли к полицейским агентам и платным осведомителям, предательство Иуды до сих пор ошеломляет нас. Поцелуй в щеку был обычным для местной культуры приветствием, а обращение «равви» — привычным обращением ученика к учителю, но это были лишь знаки, обговоренные заранее. Всех удивила спокойная реакция Иисуса. В этом спектакле, сказал Он, не было никакой необходимости. Они могли взять Его в любой день в храме, если бы не боялись ответных действий народа. И тут раскрывается секрет Его спокойствия: Он знал, что все это входит в замысел Бога (49).

Много споров идет о том, кем был юноша, упомянутый в этом рассказе. Некоторые исследователи полагают, что это был сам Иоанн Марк, в доме которого, возможно, происходила Вечеря Господня (позднее члены церкви собирались в доме его матери; Деян. 12:12). Если бы священники смогли арестовать вместе с Иисусом Его учеников, они, несомненно, сделали бы это, но те убежали (50). Возможно, именно поэтому Петр испугался, когда позднее его узнали в доме первосвященника. С другой стороны, это может быть ошибочным воспоминанием, рассказанным свидетелем Марка, которое Марк — единственный из всех евангелистов — добросовестно сохранил. Кем бы ни был тот юноша, он, как и все остальные, тоже оставил Иисуса и скрылся.

14:53 — 15:47 Провозглашение Царя

Первые христиане предпочитали видеть в Иисусе «Царя Христа». Об этом, на их взгляд, свидетельствовали и царская багряница, и терновый венец, и деревянный скипетр, и язвительные почести, оказанные Ему воинами, и надпись на кресте, и слова Пилата. Судя по тому, как Марк располагает свой материал, все это присутствовало в его сознании. Не думал ли он о провозглашении кесаря в имперском Риме, когда описывал Царя, Который был еще более велик?

14:53—65 Суд над Царем (см.: Мф. 26:57–68; Лк. 22:63–71). В стихах, описывающих Иисуса перед синедрионом, зафиксировано принятие Им титула Мессии, или Христа (62). Это означало, что Он объявил Себя ожидаемым Царем, потомком Давида. Само по себе это не считалось богохульством, но в сочетании с признанием Себя Сыном Божьим и небесным Сыном Человеческим из Книги Пророка Даниила, несомненно, было бы богохульством, если бы оказалось ложью. Беда в том, что, прежде чем отвергнуть сказанное Иисусом, Его обвинители даже не задумались о том, что это может быть истиной.

Ст. 54 подготавливает нас к рассказу об отречении Петра, но затем внимание переключается на поиски любых свидетельств, правдивых или ложных, достаточных для осуждения Иисуса на смерть. Во многих странах и в наши дни можно купить лжесвидетелей. Кое–где они ожидают заказчиков возле здания суда вместе с «составителями прошений», которые за деньги помогают тем, кто не умеет читать и писать. Судьи заранее вынесли приговор (нарушение закона, встречающееся и поныне), но, как убедился даже синедрион, доказать ложь труднее, чем истину (56). Это собрание играло роль предварительной «следственной комиссии». По иудейским законам синедрион не имел права собираться в полном составе до рассвета (15:1), проводить заседание в доме первосвященника, а также допрашивать и выносить приговор в один день. Если суд Пилата был несправедливым, то суд синедриона был незаконным. Это воодушевляло христиан в Римской империи, ибо они знали, что их осуждение и преследование несправедливо. Раз Христос выдержал, смогут и они.

Несмотря на все усилия, священники смогли найти против Иисуса только одно свидетельство — пророчество о разрушении храма и высказывание о том, что Он воздвигнет другой храм, нерукотворный, за три дня (ср.: Ин. 2:19). В словах Иисуса о храме подразумевалось Его будущее воскресение и новый духовный Храм — Его Тело (Церковь), — который Он намеревался создать. Однако, истолкованные буквально, эти слова содержали угрозу Божьему храму, что действительно было очень серьезным проступком.

Кроме того, Иисус ничего не отвечал, пока первосвященник не задал Ему прямой вопрос о том, кто Он (61). Иисус сразу признал, что Он — Сын Божий и Мессия, добавив к этому титул небесного Сына Человеческого. Тем самым Он как бы говорил: «Почему вы не спросили об этом сразу, вместо того чтобы докучать Мне всякими глупостями?» Для первосвященника это была невероятная удача. Он не мог поверить, что Иисус признает на суде то, что скрывал на протяжении всего служения. Час, назначенный Богом, настал, и необходимость в сокрытии тайны отпала.

Первосвященник совершает ритуальный жест, означающий, что он услышал богохульство, — разрывает свои одежды. Смертный приговор был неминуем (как и в некоторых религиозно фундаменталистских государствах наших дней), хотя и не мог быть оглашен до утра, когда соберется полный состав суда. Иисус предается безжалостному и трусливому поруганию (65). Мы знаем, что в странах, где осужденные или даже заключенные не имеют никаких прав, такое происходит до сих пор, — мир не изменился. Поругание на суде в синедрионе отличается от поругания, устроенного воинами Пилата позднее. Издевательства римлян имели политическую подоплеку; издевательства иудеев были хуже, ибо совершались по религиозным мотивам. Так Израиль отверг своего Царя.

14:66–72 Отречение Петра (см.: Мф. 26:69–75; Лк. 22:55–62). Мы не знаем, почему Петр пришел во двор первосвященника; возможно, у него было безумное намерение спасти Иисуса силой, которое Иисус пресек еще в Гефсиманском саду. При свете костра его быстро узнали, и не помогло даже дважды повторенное отрицание, ибо его выдал сильный галилейский акцент (70). Наконец, он прибегнул к последнему средству: начал клясться, заявляя примерно следующее: «Будь я проклят, если знаю этого человека» (71). Тогда во второй раз пропел петух, и Петр вспомнил слова Иисуса. И хотя Петр был мужественным человеком, он не выдержал и заплакал (греческий текст может также означать «закрыл лицо от стыда»). Если слова во второй раз и дважды (имеющиеся только в нескольких рукописях) верны, то они указывают на «вторых петухов», т. е. на время перед рассветом.

15:1–15 Царь и римский правитель (см.: Мф. 27:1–26; Лк. 23:1–25). Здесь Христос предстоит перед римскими властями; для римских слушателей это должно было иметь особое значение. Синедрион узаконил свой приговор, вынесенный предыдущей ночью, но не имел права привести его в исполнение. Для предания Иисуса смертной казни требовалось решение римского суда. Пилат был равнодушен к сугубо религиозным обвинениям (см.: Деян. 18:15) и задал Иисусу только один вопрос, интересовавший его как представителя Рима (2). Возможно, NIV права, переводя ответ Иисуса, как «да», хотя в других переводах он звучит менее определенно. Иисус не отрицает Своей Царственности; Он только показывает, что это не имеет ничего общего с земными представлениями о царствовании. Он признает это обвинение перед римским правителем, как признавал обвинения перед первосвященником. Первосвященник выдвинет и другие обвинения, но Иисус, к удивлению Пилата, не обратит на них внимания (4). Удивление — это не вера. Пилат не видел в осознании Иисуса Себя Царем какой–либо угрозы для Рима, понимая, что Иисус не начнет немедленно действовать как царь. Не было ли это задумано Марком, чтобы убедить римские власти в том, что христианская Церковь не представляет собой политической угрозы?

Похоже, что около половины собравшихся перед Пилатом совершенно не интересовались Иисусом; они оказались там только по той причине, что надеялись добиться от правителя освобождения известного заговорщика и бунтовщика по имени Варавва. Первосвященники не были заинтересованы в освобождении Вараввы. Но они принадлежали к высшему классу и могли многое потерять от любого мятежа против имперской власти. Они собирались использовать Варавву в целях обеспечения осуждения Иисуса. Как и во многих современных государствах, амнистия заключенных объявлялась в связи с национальными или религиозными праздниками. Пилат рассматривал это как выход из затруднительного положения; возбужденные толпы видели в этом способ вернуть своего героя; первосвященники видели в этом возможность добиться смертного приговора Иисусу. Толпа и первосвященники настаивали на своем, Пилат оказался в западне.

Задавая свои намеренно оскорбительные вопросы (ст. 9 и 12), он должен был понимать, что это предрешит смерть Иисуса. Требовать, чтобы первосвященники признали Иисуса Царем, и надеяться, что они будут просить освободить Его, было нелепостью. Должно быть, Пилат пытался уязвить их за те неприятности, которые они ему доставили. Это дало свои результаты: Варавву было решено освободить, а Иисуса — предать распятию. Распятие, означавшее долгую и мучительную смерть, предназначалось для рабов и мятежников и широко применялось в Палестине. Чем больше Пилат спрашивал у собравшихся о причинах ненависти к Иисусу, тем громче они кричали, отказываясь отвечать. Чтобы избежать беспорядков, которые, казалось, вот–вот начнутся, Пилат, будучи человеком малодушным, уступил (15; ср.: Мф. 27:24). Но Марк расставил акценты по–своему: только несправедливый римский правитель мог предать смерти ни в чем не повинного религиозного Учителя, ведь Пилат знал, что все обвинения ложны. Решающим фактором стала не религия, а политика, как это часто бывает и в наши дни во времена гонений.

15:16–20 Пародийное приветствие Царя (см.: Мф. 27:27–31). Жестокое издевательство над Иисусом в суде первосвященников было повторено воинами Пилата. Красного плаща римского солдата и грубого венца, сплетенного из терновника (? растение, считавшееся самым ничтожным), росшего в Палестине повсюду, было достаточно, чтобы изобразить «царя». Возгласом «радуйся» воины могли бы приветствовать такого царя, как Ирод (? Царем был Ирод Великий в 40—4 гг. до н. э. Здесь, видимо, имеется в виду Ирод Антипа — тетрарх [или четвертовластник]), или даже самого кесаря, но по отношению к Иисусу все это было насмешкой. Римские оккупационные войска вселяли страх в простых людей Палестины своей жестокостью. Избиения и даже пытки были обычным явлением, как видно из ответа Иоанна кающимся воинам в Лк. 3:14. Поэтому нас не должны удивлять удары и плевки, и даже безжалостное бичевание, доводившее узника перед казнью до полусмерти. И все же один воин был так взволнован тем, что увидел и услышал при распятии, что признал Иисуса Сыном Божьим(15:39). (В Деян. 10 рассказано о римском воине, которого крестил Петр.)

15:21–47 Распятие (см.: Мф. 27:32–61; Лк. 23:26–56). Перед нами — решающий момент поругания Царя, ибо мы подходим к «крестному пути» — дороге от дома правителя к месту казни. Христиане до сих пор еженедельно отмечают в Иерусалиме память об этом последнем пути Иисуса.

Похоже, что во времена Марка христиане римской общины не знали Симона, но были знакомы с его сыновьями. Если в Рим. 16:13 упоминается тот же самый Руф, то, по меньшей мере, его знали в римской церкви. Не исключено, что несение креста сделало Симона сторонником Иисуса. Обычно осужденный нес перекладину своего креста к месту казни, но Иисус, должно быть, совершенно обессилел после бичевания. Иногда люди умирали в результате бичевания (число ударов не было ограничено), которое всегда предшествовало распятию. Те, кто живет в странах, где бичевание восстановлено в качестве законного средства наказания, знают, к каким тяжелым последствиям оно может привести.

Голгофа («череп» или «лобное место») — холм, получивший это название благодаря своей форме. В настоящее время Голгофа застроена церковными зданиями, но близлежащий холм, называемый иногда «Голгофой Гордона», дает некоторое представление о том, как могло выглядеть это место. Вино со смирною, обладавшее горьким вкусом, фактически было дурманящим средством, которое благочестивые женщины Иерусалима предложили Иисусу для облегчения мук на кресте (23). Иисус отказался, чтобы сохранить ясность сознания для Своей последней великой битвы. Как и при всех подобных казнях, одежда преступника досталась палачам, и воины бросали жребий, чтобы выяснить, какой предмет одежды возьмет каждый из них, ибо они были неравноценны.

Описывая распятие, Марк не играет на чувствах читателя, как это сделали бы современные авторы. Он просто констатирует факты, ибо этого достаточно, чтобы потрясти нас. Возможно, в связи с тем, что Марк жил в Риме, он исчислял время иначе, чем греки (ср.: Ин. 19:14), поэтому мы не знаем точного времени распятия Иисуса. Важно лишь то, что тогда Иисус умер ради нас.

Теперь царский титул Иисуса был явлен всем на табличке, прибитой гвоздями к кресту, — это была последняя насмешка Пилата над священниками. Люди из толпы глумливо называли Иисуса Христом и Царем Израилевым (только язычник мог говорить о распятом как о царе иудеев). Насмешки священников и народа при распятии служат веским доказательством того, что Иисус действительно заявлял о Себе как о Мессии и Спасителе. В противном случае эта насмешка не имела бы смысла. Знамение, которого они требовали (32), было невозможно. Если Иисус должен был спасти нас как страдающий Мессия, то Он не мог спасти Себя от креста. Когда Он действительно дал великое знамение — знамение воскресения, — они все равно не поверили. Вот почему еще в начале Своего служения Иисус ответил на это требование так же, как и в споре с фарисеями (8:12). Вера увидит знамение во всем, что Он совершал; неверие не смогут убедить никакие знамения.

Тьма в шестом часу (по исчислению Марка) была символом Божьего Суда (Ам. 8:9). Мы не знаем, какого рода была эта тьма. Может быть, песчаная буря, нередкая в этих местах. Затмение солнца исключается, так как Пасха приходится на полнолуние. По–видимому, тьма символизировала Божий гнев, направленный не только на тех, кто отверг Его Сына, но и на грехи, которые взял на Себя в ту минуту Иисус в качестве нашей искупительной жертвы. Отчего еще мог закричать Иисус, повторяя слова из Пс. 21, что Бог оставил Его (34)? Нам не дано постичь, что означала эта оставленность для Того, Кто извечно не знал разлуки со Своим любящим Отцом; но это, как ничто другое, показывает, как страшен грех. Вопль Иисуса исходил из самого сердца, и Марк, приведя Его слова на арамейском языке, затем, как всегда, дает перевод. Не расслышав, или намеренно не поняв, присутствующие истолковывают этот вопль как призыв к Илии, который, согласно преданию, должен был вернуться, чтобы спасти иудеев от большой беды.

Вероятно, к насмешкам воинов примешивалось какое–то сострадание, ибо один из них дал Иисусу губку, смоченную уксусом. Иисус отказался от вина со смирною, но на этот раз, по–видимому, принял питье (Ин. 19:30), чтобы обрести силы для последнего победного крика. Возгласив громко, Иисус умер. Согласно Евангелию от Иоанна, последним словом Иисуса было «Совершилось!» (Ин. 19:30). Римский сотник, командовавший проведением смертной казни, услышал и понял, что Тот, Кто так возглашает и так умирает, должно быть, Сын Божий (39). (В греческом тексте имеется в виду «сын» с маленькой буквы, но это не существенно, ибо сотник был воином, а не богословом.) Церковь изначально видела в этих словах признание язычником того, что не смог признать Израиль, и если наши предположения о Марке верны, это было очень важно для него и для его церкви. В некотором смысле, Евангелие от Марка строится вокруг признания Петра в Кесарии Филипповой и признания сотника при распятии. С другой стороны, мы можем усмотреть в нем противопоставление отречения Петра и признания сотника. Возможно, впоследствии этот сотник стал христианином, хотя Марк об этом не сообщает. Позднейший рассказ о том, что именно он принес Евангелие в Британию, является, скорее всего, благочестивой легендой.

Марк не говорит ни о землетрясении, упомянутом у Матфея, ни о землетрясении, предшествовавшем воскресению Иисуса, зато он останавливается на одном из его последствий. Огромная тканая завеса в храме, отделявшая святая святых от взглядов молящихся, была разорвана надвое. Теперь доступ к Богу был открыт для всех — язычнику наравне с иудеем, мирянину наравне со священником.

Издали на распятие смотрело несколько верных женщин — тех, которые поддерживали Иисуса и апостолов деньгами, пищей и нежной заботой (41). Если кто–то критически заявляет, что в наше время Церковь состоит в основном из женщин, то можно возразить, что в них никогда не было недостатка, даже во времена Иисуса. Если рядом с Иисусом была группа мужчин–апостолов, то была и группа преданных последовательниц, и Марк сообщает здесь имена некоторых из них. Две из этих женщин присутствовали при поспешном временном погребении Иисуса накануне субботы. Благочестивым иудеям не полагалось оставлять тело казненного человека под открытым небом после захода солнца, особенно, если на следующий день была суббота.

Как всегда, у Бога нашелся для этого нужный человек, им был Иосиф — человек достаточно влиятельный, чтобы просить тело казненного (принадлежавшее в таких случаях римским властям), и достаточно богатый, чтобы владеть высеченной в скале гробницей, которую можно было использовать для временного захоронения (46). Как принято, к углублению в скале был привален большой камень для защиты тела от животных и грабителей гробниц. Тот факт, что две Марии видели, где погребен Иисус, означает, что, когда они вернулись туда по прошествии субботы, никакой ошибки быть не могло. Двое свидетелей знали место, и это были женщины. Для тех, кто живет в странах, где свидетельство женщины не принимается в суде как равноценное свидетельству мужчины, это окрыляющая мысль.

16:1—20 Оправдание Царя

Рассказ Марка о воскресении довольно резко обрывается на ст. 8. О том, как можно объяснить столь внезапный конец (если только это не было случайностью), см.: «Введение». Возможно, ст. 9—19 представляют собой позднейшую попытку создания более полного заключения Евангелия. Эти стихи отсутствуют в наиболее достоверных рукописях, поэтому в NIV они напечатаны отдельно.

16:1–8 Воскресение Царя. В этих восьми стихах показано, что последний крик Иисуса на кресте — «Совершилось!» (о котором Марк сообщает, не приводя слов) — означает «Миссия выполнена!» Это то, что начертано китайскими иероглифами на кресте высоко в горах Кулунь и о чем свидетельствует грандиозная статуя Христа в Андах, в Южной Америке.

Суббота кончилась с наступлением вечера. Лавки открылись, поэтому женщины смогли купить благовония, необходимые для погребения. Чтобы умастить тело Иисуса, им пришлось ждать, когда наступит утро воскресенья (известного с тех пор, как «день Господень»). Эти приготовления неопровержимо доказывают, что даже ближайшие последователи Иисуса не ожидали Его воскресения и, следовательно, не сочинили эту историю. Зачем они покупали благовония и собирались бальзамировать Его, если надеялись, что Он воскреснет? Почему они беспокоились о том, как отодвинуть камень от двери (3)? Если бы Иисус не воскрес, камень стал бы для них серьезной проблемой. Женщины хорошо знали, в какой гробнице был положен Иисус (15:47), ошибки быть не могло. Они наверняка знали, что камень очень тяжелый и трем женщинам сдвинуть его не под силу. (Приготовления к погребению обычно совершали женщины.)

Подойдя ближе, они увидели, что камень уже отвален, фоб пуст, а внутри сидит юноша, облеченный в белую одежду. Он сообщил им радостную весть, что Иисус воскрес, и велел рассказать об этом Его ученикам. Хотя Марк не говорит, что этот юноша был ангелом, блистающие белые одежды всегда ассоциируются с небесными существами (как видно из рассказа о преображении; 9:3). Считать его простым учеником было бы нелепостью. Несчастный отрекшийся Петр был особо упомянут в слове надежды. Может быть, Марк полагал, что это поддержит христиан, дрогнувших под натиском преследований в Риме и в других местах? Самое главное, ученики снова увидят Иисуса в обычной повседневной жизни в Галилее, как Он и обещал (14:28).

Мы предвкушаем, что Марк расскажет о том, как женщины с ликованием принесли эту весть ученикам, но вместо этого он сообщает, что они убежали (как прежде убежали мужчины). Это объясняется тем, что они исполнились благоговения и радости (перевод их объял трепет и ужас не вполне передает смысл), и потому никому ничего не сказали. Из других Евангелий мы знаем, что для превращения эмоций в живую веру, которая способна свидетельствовать, потребовалась личная встреча с воскресшим Христом (Ин. 20:18). Возможно, Петр сам признавался в этом перед церковью Марка (7).

16:9—20 Дополнение. Как сказано во «Введении», первые христиане, как и мы, недоумевали, почему Евангелие от Марка обрывается столь резко, тем более что другие Евангелия содержат такой исчерпывающий рассказ о явлениях Иисуса после воскресения. Похоже, что в 16:9—20 соединились результаты двух попыток дополнить этот рассказ (ст. 9—18 и 19,20). В основном они состоят из деталей, взятых из других Евангелий или Деяний святых Апостолов, с некоторыми дополнениями из преданий ранней Церкви. Говорить о принадлежности этих стихов Писанию нельзя (в отличие от остального текста Евангелия), но они представляют собой честную попытку «дополнить» рассказ об Иисусе.

В ст. 9—18, взятых главным образом из Евангелия от Иоанна, рассказано, как Мария Магдалина первой увидела воскресшего Иисуса. В ст. 12,13 сообщается о явлении Иисуса двум ученикам в Эммаусе (Лк. 24:13–32), а ст. 14 перекликается с другими Евангелиями, хотя обстоятельства описанного события точно не известны.

Ст. 15—18 соответствуют «великому поручению» из Мф. 28:19,20, которое Марк кратко изложил в 13:10. Крещение должно было стать знаком преданности Христу; неверие будет само себе служить осуждением. Большинство упомянутых здесь знамений можно найти либо в Евангелиях, либо в Деяниях святых Апостолов (за исключением неуязвимости к смертоносному питью, хотя о ней упоминается в ранних христианских преданиях). Необходимо отдавать себе отчет, что даже этот древний церковный автор не предполагал, что указанные знамения исполняются всегда и для всех. Мы не должны полагаться на них и подвергать Бога испытанию, как это делает одна христианская секта, использующая ядовитых змей. Это знамения Царства Божьего. Когда они происходят, нам следует принимать их с благодарностью, но мы должны сосредоточиться на Царстве Божьем, а не на его знамениях.

Ст. 19,20 — это, вероятно, еще одно добавление. Оно содержит краткий, исполненный ликования отчет о вознесении Иисуса и о проповеднической деятельности апостолов, в которой слово Господне подкреплялось знамениями.

Как сказано выше, эти стихи не входят в Писание, и потому их не следует использовать для доказательства каких–либо доктрин. И все же они являют собой ценный свод верований первых христиан, и, поскольку они согласуются с Писанием, мы их признаем.


Alan Cole

Евангелие от Луки

Вступление

Богословие Луки

Евангелие от Луки отличается от остальных трех Евангелий, которые представляют собой независимые и самодостаточные описания жизни Иисуса Христа. Евангелие от Луки — это одна часть двухтомной работы о возникновении и первых годах распространения христианства. В начальных стихах (1:1–4) евангелист Лука поясняет, что цель написания этой книги — дать твердое основание учения для людей, которые уже что–то узнали о христианстве. Он верил, что в основании христианской веры лежат исторические события, которые произошли по воле Бога и при Его непосредственном участии. Поэтому он хотел показать своим читателям исторические предпосылки того, что они слышали об Иисусе Христе и ранней церкви. Каждый евангелист по–своему передавал те или иные факты из жизни Иисуса Христа — в зависимости от того, какую мысль желал подчеркнуть. В Евангелии от Луки можно выделить четыре отличительные черты:

1. Евангелист Лука обладал несомненным литературным талантом и в полной мере использовал его в данной книге.

2. По сравнению с другими тремя евангелистами он в большей степени заботился о том, чтобы его труд был исторически точным.

3. Он старался показать богословское значение тех событий, которым посвящена его книга.

4. Он осуществлял пастырское попечение о духовных нуждах своих читателей.

Основные положения богословских взглядов Луки можно сформулировать следующим образом:

1. Лука описывает жизнь Иисуса Христа как часть истории того времени. Его Евангелие гораздо больше похоже на биографию Христа, нежели три другие Евангелия. Однако Лука, подобно остальным евангелистам, старался выделить только те факты, которые важны для понимания христианской веры. Но при этом он ничего не сообщил о внешности, характере и т. д. Иисуса Христа. В его намерения входило показать преемственность между историей жизни и подвига Христа и попечением Бога о Своем народе в ветхозаветное время, а также между историей Христа и историей развития ранней церкви. История Иисуса Христа — это часть истории о деятельности Бога в этом мире, при этом Лука хотел показать, что земная жизнь Иисуса Христа — важнейшая часть благовествования.

2. Главная тема книги Луки — это Благая весть о спасении. Два любимых слова евангелиста — «благовествовать» и «спасение». Первое из них относится ко всему, что совершил Иисус Христос, ибо Его учение, исцеление больных и сострадание страждущим были проявлением Благой вести о пришествии в мир Бога. Во втором слове заключен весь смысл этой Благой вести, что четко и ясно сформулировано в 19:10: «Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее». По контрасту с повествованием Луки евангелист Марк связывает приход Иисуса с приближением Царства Божьего (Мк. 1:14,15). Лука же подчеркивает, что приближение Царства означает присутствие Бога, Который в Иисусе и через Иисуса явился спасти человечество. Называя Иисуса «Господом» (в книгах Ветхого Завета так называли Бога–Отца), Лука стремится показать людям, что Бог действует в Иисусе Христе.

3. Поскольку спасение предназначено «погибшим», оно возможно для всех людей, потому что все — погибшие. Иисус пришел спасать людей, которые в иудейском обществе считались бесправными. Среди них — нищие, женщины, дети и закоренелые грешники. Хотя основную часть времени Иисус провел среди иудеев, однако Он Сам неоднократно подчеркивал, что проповедует также язычникам (в частности, самарянам, которые считались заклятыми врагами иудеев) и что это будет иметь определенные социальные последствия как для угнетенных, так и для угнетателей.

4. Интересная особенность книги евангелиста Луки еще и в том, что он практически ничего не говорит о кресте как средстве спасения. Скорее, он показывает, что страдания и смерть были предназначены для Иисуса Богом как путь, который Ему необходимо пройти, прежде чем Он войдет в Свою небесную Славу. О значении смерти Иисуса Христа для грешников упоминается только в 22:19,20 и в Деян. 20:28.

5. Никто не смог бы выразить всю «глубину милосердия Божьего» ясней евангелиста Луки; и вряд ли кто–нибудь смог бы более прямо и четко сформулировать требования Христа. Всех потенциальных последователей Иисуса Лука предупреждает, что вначале им следует взвесить все «за» и «против», отречься от своих интересов и неотступно следовать за Господом. Благодать Божья «не дается дешево», грешникам нужно приготовиться к тому, чтобы покаяться в своих грехах и отречься от них.

6. Лука написал вторую книгу, посвященную истории возникновения Церкви. Но уже в своем Евангелии он показал, каким будет этот раннеапостольский период. То было время, после которого Иисус вознесся на небеса, чтобы воссесть одесную Отца. А тем временем Его ученики должны были продолжить Его дело и благовествовать всем народам. В помощь они получили Того Самого Святого Духа, Который сходил на Христа перед началом Его миссии, и они обращались за помощью в молитвах к Отцу Небесному, как раньше это делал Иисус. Только когда миссия будет завершена, Он вернется в мир, чтобы судить человечество и установить Свое Царство истины.

Источники Евангелия

Лука упоминает о том, что до него несколько человек уже описали жизнь Иисуса, и ссылается на свидетельства очевидцев и служителей Слова, которые передали эту историю (1:1–4). Наиболее распространено мнение, что Лука и Матфей пользовались более ранним Евангелием от Марка и не дошедшими до нас записями с высказываниями Иисуса (известными как «Q»). Но кроме этих письменных источников Лука обладал собственной обширной информацией (которую иногда обозначают символом «L»). Поскольку интересующие его сведения Лука узнавал у людей, лично знавших Иисуса Христа и участвовавших в жизни Церкви в ее первые годы, то он совершенно справедливо посчитал возможным использовать эту информацию в своих трудах.

Сравнивая Евангелия от Луки и от Марка, можно заметить, что Лука переписал книгу Марка, привнеся некоторые небольшие изменения в повествование. Но тщательный анализ политической и географической ситуаций и их влияния на происходившие события, а также точная передача высказываний Иисуса доказывают, что Лука с большой ответственностью пользовался и другими источниками в процессе своей работы. Обвинение в том, что Лука не заботился об исторической точности событий, полностью противоречит поставленным им перед собой целям.

Не будем отрицать, что, действительно, существует несколько мест в Евангелии от Луки, которые могут поставить читателя в тупик своим несоответствием записям в остальных Евангелиях. Однако следует принимать во внимание, что для евангелистов самым главным было донести до своих читателей основной смысл учения о Христе и, следовательно, они были вовсе не обязаны цитировать его слово в слово. Важна была правильная передача смысла. Если Лука, подобно Иоанну Богослову, стремился дать скорее художественное, нежели фотографическое изображение Иисуса, то, вне всякого сомнения, в своем описании он ничуть не погрешил против истины. (Дальнейший сравнительный анализ Евангелий см. в статье «Читая Евангелия».)

Автор и время написания Евангелия

Начиная со второй половины II в., сложилось убеждение, что автором данного Евангелия (равно как и Деяний святых Апостолов) был Лука, врач и ближайший сподвижник апостола Павла (Кол. 4:14). Иногда можно услышать возражения, что это убеждение есть не что иное, как логическое умозаключение, построенное на основании свидетельства Нового Завета: в Деяниях можно найти несколько эпизодов, где повествование ведется от первого лица множественного числа (Деян. 16:10–17 и дал.). Из всех возможных сподвижников апостола Павла фигура Луки кажется наиболее подходящей. Можно поспорить, что это мнение не может обладать независимой ценностью в качестве свидетельства ранней традиции, скорее, это просто одна из нескольких возможных «догадок». Тем не менее можно отметить, что традиционно авторство данного Евангелия и Деяний приписывается именно Луке, а не кому–либо еще из сподвижников апостола Павла. Более того, эта традиция довольно ранняя (предположительно с 120 г.), и в ранней Церкви не содержится ни малейшего намека на существование альтернативного варианта. Маркион, ранний христианский еретик, который признавал авторитет одного лишь апостола Павла, избрал Евангелие от Луки за основу для написания собственного евангелия; по–видимому, он разделял традиционное мнение, что оно было написано сотрудником апостола Павла.

Против традиционной версии выдвигаются следующие соображения:

1. Образ апостола Павла в Деяниях святых Апостолов настолько не похож на реального человека, что вряд ли его создание может принадлежать перу его современника и соратника.

2. Данное Евангелие скорее передает атмосферу послеапостольского времени, когда Церковь перестала рассчитывать на скорейшее возвращение Иисуса и больше занималась налаживанием форм и установлением традиций. Этот период возникновения Церкви как института иногда называют «ранним католицизмом».

Следует отметить, что оба эти аргумента не настолько сильны, чтобы победить традицию.

1. По поводу портрета апостола Павла см.: комментарии к Деяниям святых Апостолов в этом томе.

2. Второй аргумент частично базируется на общепринятом представлении, будто бы сначала первые христиане ожидали второго пришествия Иисуса в любой ближайший момент и только несколько позднее продолжительная отсрочка Его пришествия навела их на мысль, что они в чем–то допустили ошибку, и возвращение Христа отложено до неопределенного будущего. Но, с одной стороны, все факты решительно свидетельствуют против того, что первые христиане ждали возвращения Иисуса непосредственно сразу после Его воскресения. С другой стороны, в Евангелии от Луки нет ни намека на то, что ожидание возвращения Христа утратило все свое значение (см.: 12:35–40; 17:20–37; 18:8; 21:5–36). Что до предположения, будто Церковь уже была организована как институт, то это, очевидно, не так. Достаточно сравнить Евангелие от Луки с работами ранних отцов Церкви, чтобы это осознать.

Короче говоря, все аргументы против авторства Луки на поверку оказываются совершенно несостоятельными.

Время написания Евангелия нам не известно. Существуют две весьма вероятных возможности. Во–первых, Евангелие от Луки могло быть написано в самом начале 60–х гг. I в. Во–вторых, его написание можно датировать более поздним временем, что–то около 80 г. н. э. Все зависит от того, знал ли автор в момент написания своего Евангелия о том, что сбылось пророчество Иисуса об уничтожении Иерусалимского храма, и знал ли он о гибели апостола Павла, когда писал Книгу Деяния святых Апостолов. Большинство ученых склонны дать утвердительный ответ на оба вопроса, но в действительности мы просто не знаем этого.

Место написания также остается неточно установленным. Ранние традиции полагают, что Лука писал свой труд в Ахайе (Греция). Однако использование текста Евангелия от Марка позволяет предположить связь с Римом. Опять же мы просто не знаем этого.

Дополнительная литература

Wilcock M. The Message of Luke, BST (IVP, 1979).

Morris L. Luke, TNTC (IVP/UK/ Eerdmans, 1988).

Gooding D. According to Luke (IVP/UK, 1987).

Evans C. A. The Gospel of Luke, NIBC (Hendrickson, 1990).

Marshall I. H. Luke: Historian and Theologian (Paternoster/Zondervan, 1988).

Содержание

Структурно Евангелие от Луки напоминает Евангелия от Марка и от Матфея. В Евангелии от Марка жизнеописание Иисуса Христа подразделяется на два периода: галилейский и иудейский. Лука поместил историю о рождении Иисуса в самое начало (как и Матфей), а последнее путешествие Иисуса Христа в Иерусалим он дополнил некоторыми подробностями.

1:1—4 Вступление

1:5 2:52 Рождение и детство Иисуса Христа

1:5—25 Возвещение о рождении Иоанна Крестителя

1:26–38 Благовестие о рождении Иисуса Христа

1:39–56 Встреча Марии и Елисаветы

1:57—80 Рождение Иоанна

2:1—20 Рождение Иисуса

2:21—40 Принесение Иисуса в храм

2:41—52 Отрок Иисус посещает Иерусалимский храм на Пасху

3:1 4:13 Иоанн Креститель и Иисус Христос

3:1—20 Проповедь Иоанна Крестителя

3:21–22 Крещение Иисуса

3:23–38 Родословие Иисуса

4:1—13 Искушение в пустыне

4:14 9:50 Служение Иисуса в Галилее

4:14 — 5:11 Благие вести о Царстве

5:12 — 6:11 Начало противостояния Иисуса и фарисеев

6:12–49 Наставление Иисуса ученикам

7:1–50 Сострадание Мессии

8:1—21 Иисус говорит притчами

8:22–56 Иисус совершает чудеса

9:1–50 Иисус Христос и двенадцать апостолов

9:51 — 19:10 Путешествие в Иерусалим

9:51 — 10:24 Обязанности и преимущества учеников Иисуса

10:25 — 11:13 Отличительные черты последователей учения

11:14–54 Противостояние фарисеям

12:1 — 13:9 Готовность к предстоящему кризису

13:10–35 Спасительное действие Божьего правления

14:1—24 Иисус на обеде у фарисейского начальника

14:25—35 Цена следования за Иисусом

15:1—32 Благовестие для отверженных

16:1—31 Предупреждение о богатстве

17:1–19 Наставление ученикам

17:20–18:8 Пришествие Сына Человеческого

18:9 — 19:10 Кому возможно спастись?

19:11 — 21:38 Иисус проповедует в Иерусалиме

19:11—27 Притча о десяти минах

19:28—40 Въезд Иисуса Христа в Иерусалим

19:41–48 Судьба Иерусалима

20:1 — 21:4 Проповедь в Иерусалимском храме

21:5–38 О разрушении храма и кончине века

22:1 24:53 Смерть и воскресение Иисуса Христа

22:1–38 Последняя вечеря

22:39–53 Моление о чаше и взятие Иисуса под стражу

22:54–71 Иудейский суд

23:1–25 Римский суд

23:26—49 Распятие Иисуса

23:50—56 Погребение Иисуса

24:1—53 Воскресение Иисуса

Комментарий

1:1–4 Вступление

В отличие от евангелистов Матфея, Марка и Иоанна, Лука по примеру греческих историков начинает свое Евангелие с краткого вступления, написанного на прекрасном греческом, которым пользовались в то время для создания исторических и философских трактатов. Евангелие от Луки обращено ко всему миру и позволяет христианскому учению занять достойное место в мировой истории; именно с этой целью автор избрал современный ему литературный стиль.

События, известные нам из Деяний святых Апостолов, вновь пересказываются Лукой. Почему он счел необходимым создать еще одну книгу, посвященную основам христианского учения? Причина заключалась в том, что, по мнению Луки, следовало дополнить историю жизненного пути Иисуса Христа рассказом о событиях, которые произошли сразу же после Его распятия и воскресения.

Проведя тщательные исследования, Лука смог упорядочить хронологию и изложить жизнеописание Иисуса Христа последовательно и четко. Подобно своим предшественникам, Лука черпал информацию из свидетельств апостолов и их соратников, которых считал достаточно надежным источником.

Цель Луки — дать верную основу для веры в то учение, которое уже было преподано Феофилу, поэтому он стремится привязать к истории подвиг Иисуса Христа, чтобы Феофил увидел корни христианской веры. Кто такой этот Феофил, точно установить не удалось, слово достопочтенный может относиться как к занимаемой должности, так и быть просто вежливым обращением. В котором был наставлен означает, что Феофил не случайно узнал что–то о христианском учении, но состоял в раннехристианской общине.

1:5 — 2:52 Рождение и детство Иисуса Христа

Лука начинает свое повествование о служении Иисуса с пролога, в котором рассказывает о Его появлении на свет как Мессии и Сына Божьего (1:35). Если Матфей основное внимание уделил Иосифу Обручнику, то Луку гораздо больше интересовала Мария.

Самым тесным образом с этой историей связана история рождения Иоанна Крестителя, задачей которого было подготовить людей к приходу Спасителя (1:16,17,76,77). Тщательное построение и переплетение между собой этих историй указывает на то, что Иоанн был весьма значительной фигурой, чье рождение произошло по изволению Господа ради исполнения Его планов, и одновременно подчеркивает, насколько более велик был Иисус. В повествовании неоднократно встречаются цитаты из Писания, и это указывает на преемственность Ветхого и Нового Заветов, а также свидетельствует об исполнении древних пророчеств. Различные сверхъестественные события, описанные Лукой, показывают читателям неординарность этих двух детей, Слуги Божьего и Сына Божьего.

Нам неизвестно, откуда Лука черпал сведения об этих удивительных чудесах; скорее всего, они изначально были частью семейного предания и не выходили за рамки узкого круга. В их описании есть немало поэтических и трогательных моментов, хотя практически все перечисленные факты происходили на самом деле, что подтверждает, в частности, Матфей.

1:5—25 Возвещение о рождении Иоанна Крестителя

Лука повествует о чудесном рождении Иоанна Крестителя почти с такой же торжественностью, с какой позже будет описывать рождение Иисуса. Это вполне оправдывается тем, что Иоанн поистине был величайшим человеком своего времени (7:28). Его родители «были праведны пред Богом» и преданно исполняли все предписания закона (их описание перекликается с Быт. 17:1; 3 Цар. 9:4). Отец Иоанна, Захария, был священником и периодически совершал каждение в алтаре. Однажды во время исполнения своих обязанностей Захария увидел ангела, который сообщил священнику, что молитвы его услышаны и Господь пошлет ему сына. Ребенка следовало наречь именем «Иоанн», что означает «милость Господня». Этому ребенку в будущем предстояло приготовить людей к пришествию Господа к Своему народу — к явлению Мессии, Которого уже давно ожидали все иудеи. Иоанн с детства был особо посвящен Богу, как в свое время Самуил (1 Цар. 1:11). Он исполнится Святого Духа, Который в изобилии будет посылать ему силы для выполнения его задачи. Появление на свет Иоанна должно было принести радость людям, потому что он был призван исполнить роль Илии, который должен был возвратиться и приготовить путь для пришествия Господа (Мал. 4:5).

Как некогда Авраам (Быт. 15:8), священник Захария не смог сразу поверить в сказанное ему ангелом и попросил себе знамения. В ответ ангел назвал свое имя и добавил, что Захария станет немым (и глухим) и будет пребывать в таком состоянии до самого рождения ребенка. Когда Захария вышел из храма, весь народ был изумлен внезапной немотой священника. Все совершенно справедливо решили, что Захарии было видение от Господа, которое настолько потрясло его, что вызвало утрату способности говорить. В надлежащее время обещание Господа исполнилось, и ребенок появился на свет.

Примечания. 5 Ирод Великий правил Иудеей до начала 4 г. до н. э. (см.: коммент. к 2:1). 6,7 Бесплодие считалось большим позором для иудейской женщины (1:25; ср.: Быт. 30:23), иногда причину этому видели в ее греховности. Совершенно ясно, что Елисавета так долго была бесплодна совсем по другой причине (1:6). Рождение позднего ребенка у ранее бесплодных родителей считалось знаком сугубого благословения от Господа и означало, что этот ребенок призван особо послужить Ему (напр.: Исаак, Гедеон или Самуил). 8—12 Колено Левино поставляло священников для служения в храме. Поскольку священников было очень много, их разделили на двадцать четыре группы — чреды. Согласно жребию, Ави (5) возглавил восьмую череду (1 Пар. 24:10). Каждая череда исполняла храмовые обязанности по две недели в году. Поэтому многие священники проводили свободное время неподалеку от Иерусалима в собственных домах (ср.: 23). Каждение совершалось дважды в сутки ежедневно и считалось самым важным священнодействием. Священник получал это право по жребию. Ни одному из священников не выпадала честь кадить в святая святых больше одного раза, а некоторым за всю жизнь так и не удавалось дождаться этого торжественного момента. Избранный священник входил в алтарь один и совершал каждение, добавляя ароматы в жертвенник и поддерживая в нем огонь. Народ все это время находился во дворах и притворах храма в непрестанной молитве, ожидая, пока священник выйдет и благословит всех собравшихся. 13 Дать ребенку имя считалось у иудеев правом и обязанностью отца. Поэтому в тех случаях, когда Господь Сам выбирал имя для новорожденного, предполагалось, что этот ребенок будет находиться под особым попечением Бога. 24 Елисавета таилась и никому не говорила о своей беременности, пока ее положение не стало достаточно очевидным, чтобы снять с нее поношение за бесплодие. Первой о беременности узнала Мария, а для всех остальных чудесные обстоятельства, предшествующие рождению, долго оставались неизвестными.

1:26—38 Благовестив о рождении Иисуса Христа

Описание предсказания о будущем рождении Иисуса Христа очень похоже на предыдущую историю рождения Иоанна Крестителя, что позволяет читателям провести параллель между этими двумя великими событиями. Однако в данной истории больше внимания уделено матери, а не названному отцу будущего ребенка. Мария была обручена с Иосифом, однако их брак еще не был заключен. Когда Елисавета находилась на шестом месяце беременности (ср.: ст. 36), Марии явился ангел Господень. Как раньше священник Захария, так и Мария при виде ангела испытала благоговейный страх, что вполне естественно при таких обстоятельствах. Кроме того, ангел Господень назвал ее благодатной. Это означало, что Господь избрал ее для того, чтобы она родила Сына (ср.: Ис. 7:14) и дала Ему имя Иисус (евр. Иешуа), то есть «Спаситель» (точнее «Яхве спасает»). Он станет Царем из рода Давидова и наречется Сыном Божьим, как ранее Соломон. Он будет править царством Давида отныне и во веки веков. Все эти выражения определенно указывают на то, что ребенок — Мессия, хотя само слово не произносится.

Вопрос Марии к ангелу (1:34) ставит в тупик толкователей Библии. Если она была обручена и собиралась сочетаться браком с потомком Давида (а Иосиф принадлежал к роду Давида; см.:Лк. 1:27), то почему ее удивили слова ангела? Я мужа не знаю — это означает уверение в девственности. Но разве после заключения брака появление ребенка не стало бы чем–то вполне естественным и ожидаемым? Некоторые толкователи полагают, что Мария могла дать обет девственности, однако это вряд ли было возможно для иудейской девушки, собиравшейся замуж. Она могла понять слова ангела так, что сказанное им должно произойти немедленно, а это считалось исключенным до замужества. Но что бы она ни подразумевала под этой странной фразой, сказанное побудило ангела дать Марии более полное объяснение. Ее Сын будет не обычным человеком, Господь станет опекать Его как Собственного Сына (как сына Давида во 2 Цар. 7:12—14), но Он поистине будет Сыном Божьим, родившимся от наития Святого Духа. Своей торжественностью этот эпизод напоминает отрывок из Книги Исход о славе Господа, наполняющей скинию (см.: Исх. 40:35). Слово осенит не имеет ничего общего со словом «познает», здесь нет никакого намека на сексуальный контакт между Господом и Марией.

Ребенок Марии будет святым. Поскольку изначально это слово означало не высокий моральный уровень, а абсолютную преданность Богу, это дает нам право истолковать «святой» как «Божественный», «обладающий природой Бога» (ср.: Пс. 88:6,8).

Чтобы убедить Марию в истинности сказанного, ангел рассказал ей об уже свершившемся чуде с Елисаветой, и тогда Мария кротко приняла волю Божью, не высказав и тени сомнений, подобных тем, которые мучили священника Захарию.

Основной упор в этой истории делается не на целомудрии и девственности Марии, а на чудесном происхождении Младенца, Который появится на свет не от сексуальных отношений между родителями, но Божественной силой и благодатью. Тем не менее Он будет также настоящим потомком царя Давида, потому что Его усыновит муж Марии.

Примечания. Об исторической достоверности непорочного зачатия. Обстоятельства появления на свет Иисуса представлены как чудесное, сверхъестественное событие. Тот, кто принципиально отрицает возможность сверхъестественных явлений в нашем мире, вряд ли сможет принять на веру историю рождения Мессии. Сомнения такого рода проистекают из присущих современным людям взглядов, и не будут обсуждаться в этой книге. Однако даже среди людей верующих встречаются такие, кто испытывает сомнения в том, что Иисус родился именно так, как об этом повествуют Евангелия. Поэтому они продолжают искать приемлемые для них объяснения этого великого явления. Существует несколько причин для таких сомнений.

а. Молчание большинства новозаветных авторов. То, что история рождества Христова не освящается нигде больше, кроме Евангелия от Матфея (в другом варианте), не обязательно рассматривать как отрицание исторической достоверности. В конце концов, подробности могли быть известны только членам семьи Иисуса, а в таком случае вся история вряд ли стала бы достоянием большинства. О родителях Иисуса ходили разные слухи на уровне сплетен, а это означает, что люди догадывались о каких–то необычных обстоятельствах.

б. Аналогии с языческими легендами. Существовало немало легенд о появлении на свет великих героев, которые были отпрысками богов или же смертных женщин, которых посещали божества, вступавшие с ними в связь. Однако трудно представить, что история о рождестве Христовом была написана под влиянием подобных языческих мифов.

Существует слишком существенная разница между атмосферой языческих легенд и настроением Евангелия от Луки 1—2, и стойкую параллель в этих историях можно усмотреть только при помощи весьма спекулятивных переделок древних источников. Кроме того, аналогии не обязательно подразумевают преемственность!

в. Некоторые неточности в повествовании. Действительно, некоторые детали в данной книге вызывают определенные вопросы (напр.: дата переписки Квириния; об этом см. ниже). Но вряд ли из–за этих неточностей в деталях можно подвергать сомнению достоверность центральной линии сюжета.

г. Проблемы догматического плана. Некоторые полагают, что поскольку Иисус Христос не был рожден естественным образом, Его нельзя считать в полном смысле человеческим существом. Догматически Он считается Богочеловеком, то есть больше, чем просто человеком, что не дает права считать Его меньше, чем человеком. Основной вопрос в том, был ли Он человеком, наделенным сверхъестественными способностями (отличавшимся от нас скорее по уровню, нежели по роду), или же являлся Сыном Бога, Который «вочеловечился». (См. далее: D. F. Wright [ed.], Chosen by God [Marshall Pickering, 1989].)

1:39—56 Встреча Марии и Елисаветы

В ответ на посещение ангела Мария направилась к Елисавете и оставалась с ней до самого момента рождения Иоанна Крестителя. Встреча с Елисаветой оказалась еще одним подтверждением того, что ангел сказал правду. Увидев Марию, Елисавета приветствовала ее благословением. Елисавете открылось, что Мария станет матерью Мессии, и поэтому посещение Марии вдвойне обрадовало ее. Она восхвалила Марию за то смирение, с каким та приняла известие от ангела. Даже шевеления плода в утробе казались Елисавете реакцией на появление Марии.

Поэтичный ответ Марии известен всему христианскому миру как молитва «Magnificat», получившая свое название по начальным словам (в русском варианте: «Величит душа моя Господа…»). По форме и языку славословие Марии напоминает иудейские псалмы, поскольку соткано из ветхозаветных молитв. Мария выражает свои чувства словами ветхозаветных гимнов и, прежде всего, словами песни Анны, которой Господь даровал ребенка; 1 Цар. 2:1–10.

Структурно молитва состоит из возгласа радости с последующими перечислениями благодеяний, за которые Мария благодарит Господа. После краткой хвалы Богу за свою избранность, она говорит обо всем, что Господь сделал для ее народа (посрамление сильных и возвеличивание кротких), исполняя Свои древнейшие обетования. В стихах 51—54 употреблено прошедшее время в ознаменование того, что миру вот–вот явится Мессия, чтобы через Него Господь послал спасение Своим детям. В какой–то мере молитву Марии можно воспринимать как метафорическое описание миссии, предстоящей Иисусу.

Примечания. 41 Ничего не сказано о том, что два еще нерожденных ребенка впоследствии встретятся друг с другом. Позднее Иоанн не сразу узнает Мессию (Ин. 1:31; Лук. 7:19), в дальнейшем повествовании нет никакого намека на то, что они были родственниками. 46 В некоторых рукописях в качестве автора песни указана Елисавета, а не Мария, и существует мнение, что выраженные здесь чувства подходят ей в большей степени. Однако подавляющее большинство свидетельств говорит в пользу того, что хвалу возносила именно Мария, тем более что после слов Елисаветы в стихах 42—45 ответ Марии является уместным и необходимым завершением сцены (ср.: ст. 38). 48 Смирение Марии проявляется в том, что она чувствовала себя недостойной оказанной ей Господом чести. Слова смиренный и алчущий (53) часто употребляются применительно к набожным людям, однако не исключено, что так же называли в Израиле малоимущих и бесправных людей. Мессия благовествовал для них, говоря о пришествии Царства Божьего и одновременно обличая надменных (51) и богатых (53), которые за свою неправедность оказались недостойными Царства. 49 Святость Господа проявляется в том, что Он совершает действия, спасительные для Его народа (как в Пс. 110:9).

1:57—80 Рождение Иоанна

Соседи и родственники Елисаветы радовались вместе с нею: она наконец–то родила, хотя долгое время считалась бесплодной. По иудейскому закону на восьмой день полагалось совершать над младенцами мужского пола обряд обрезания, что символизировало посвящение ребенка Богу (Лев. 12:3). Наречение имени при обрезании необычно, поскольку, как правило, это происходило сразу после рождения. Однако это давало удобный поводдля публичной церемонии, во время которой присутствующие были удивлены, что ребенка назвали не по обычаю, в честь отца, но Иоанном. И все изумились еще больше, когда онемевший ранее отец подтвердил согласие на это имя. (Маловероятно, что это согласие было дано сверхъестественным образом. Скорее всего, он заранее согласовал имя с Елисаветой, написав его на дощечке.) Сразу после этого Захарйя обрел дар речи и восславил Господа.

Пророческая песнь Захарии, известная как «Benedictus» (в переводе с латыни — «Благословен…»), по общему настроению и иудейскому характеру подобна молитве Марии. Она также построена на цитатах из ветхозаветных текстов и восхваляет милосердного Бога, Который в соответствии со Своим обещанием послал Своему народу спасение через явление им потомка из рода Давидова. Из этих слов получается, что ко дню обрезания Иоанна Захария уже знал о предстоящем чудесном рождении Мессии. Он упоминает обетования, которые получил от Бога Авраам (Быт. 22:16–18; 26:3). Стихи 9–11 Псалма 104 понимаются так, что Господь даст Своему народу возможность послужить Ему, живя свято и праведно.

Затем в стихах 76–79 меняется направленность молитвы, теперь она обращена к новорожденному, которому предстоит стать пророком и «приготовить пути» Господу (ср.: Ис. 40:3; Мал. 3:1), проповедуя людям покаяние для прощения их грехов (77). Слово Господь здесь может пониматься двояко: оно может относиться или к Самому Яхве (как в 1:46,68), или к Иисусу Христу (как в 1:43). Слова по благоутробному милосердию Бога нашего (78) соотносятся со словами уразуметь… спасение в стихе 77. Здесь подразумевается спасение души, хотя стихи 71 и 74 указывают на то, что спасение от Господа будет включать в себя также избавление Его народа от врагов.

Восток (78) — это аллюзия на отрывок из Мал. 4:2 (ср.: Чис. 24:17), однако само слово (греч. anatole) могло быть переводом еврейского слова «отрасль» или «ветвь» (так называл Мессию пророк Захария; см.: Зах. 3:8; 6:12). В любом случае, оно относится к Иисусу Христу, а не к Иоанну. Не вполне ясно, связан ли стих 79 со стихом 77 (как указание на то, что следует сделать Иоанну) или со стихом 78 (как указание на предстоящую миссию Христа).

История рождения Иоанна Крестителя дополнена кратким замечанием о его возмужании (ср.: 2:40,52) и упоминанием о периоде жизни в пустыне. Больше об Иоанне не будет сказано ничего до того момента, пока не закончится описание появления на свет Иисуса. Имеется несколько интересных параллелей между образом жизни и учением Иоанна и уставом иудейской секты, члены которой жили в пустыне в Кумране или поблизости от него. Они также вели аскетический образ жизни, регулярно совершали ритуальные омовения и ожидали грядущего спасения от Бога.

2:1–20 Рождение Иисуса

В период правления императора Августа (31 г. до н. э. — 14 г. н. э.) римляне ввели некоторые усовершенствования в административной системе в нескольких регионах своей империи и провели перепись населения с целью налогообложения. Исполняя имперский указ о переписи, Иосиф и Мария отправились в Вифлеем, о котором задолго до того в пророчестве было сказано, что он станет местом рождения Мессии. То, что Мария поехала вместе с Иосифом, показывает, что к этому времени они уже поженились, однако фраза обрученною ему женою означает, что их отношения не стали полностью супружескими (ср.: Мф. 1:25). Хотя согласно ранней христианской традиции Младенец родился в пещере, Лука упоминает «ясли», то есть речь идет о пристройке при гостинице (или жилом доме), предназначенной для домашнего скота. Расхожее представление о злом хозяине гостиницы, который отказал в ночлеге нуждающейся супружеской чете, кажется более чем сомнительным.

В это время ангел Господень явился пастухам, то есть людям простым, даже презираемым, и сообщил им о великом событии — рождении Христа Спасителя. Словосочетание всем людям здесь относится к евреям, народу Израиля. О вселенском значении этого события ничего не говорится до стиха 32. Выражение «в человеках благоволение» соответствует тексту ранних рукописей, традиционный перевод (Вульгата) — «мир людям доброй воли» — ошибочен. На самом деле здесь говорится о том, что Господь проявил к людям Свое благоволение, послав им Спасителя, хотя они по своим грехам определенно не заслужили этого. Слово мир выражает природу спасения как восстановления добрых отношений между Господом и грешниками и возобновление благословений на земле. Глагол спеленала (пеленки были обычной одеждой новорожденного) мог указывать (по крайней мере, для некоторых читателей Луки) на царское происхождение ребенка.

Примечания. 2 Упоминание о переписи, произведенной императором Августом, создает определенные проблемы. Несмотря на выдвигаемые возражения, кажется вполне возможным, что перепись населения с целью взимания налогов, проводившаяся в районах, непосредственно подчинявшихся Риму, могла иметь место в царстве подчиненного Риму правителя, каким был Ирод. Перепись проводилась по месту жительства или нахождения собственности. Основная проблема заключается в том, что Квириний не был правителем Сирии до 6 г. н. э., когда он действительно ввел налоги, ставшие причиной восстания (Деян. 5:37). Иисус же родился еще при жизни Ирода, который скончался в 4 г. н. э.

Существует несколько предположений по этому поводу: а) в тексте рукописи присутствует ошибка и вместо «Квириний» должно стоять «Сатурнин» (Сентий Сатурнин правил Сирией в 9—6 гг. до н. э.); б) Квириний ранее занимал высокую должность в этом районе; возможно, он был не правителем Сирии, но кем–то вроде представителя «особой комиссии» в восточной части империи; в) похожая гипотеза заключается в том, что поскольку процесс переписи населения в древние времена занимал немало времени, то евангелист Лука мог иметь в виду перепись, начатую еще при жизни Ирода и оконченную уже в период правления Квириния; г) возможный вариант перевода: «…первая перед правлением Квириния Сириею». В настоящее время ни одной из этих версий не отдано твердое предпочтение.

2:21—40 Принесение Иисуса в храм

Вновь проводится параллель между историями Иоанна и Иисуса Христа. Мы видим, как в соответствии с законом Младенца Иисуса принесли в храм, чтобы совершить обрезание и дать Ему имя (см.: 1:31). Пророчества о будущем Иоанна были произнесены сразу после обрезания, пророчество о Христе — при принесении Его в храм. Здесь следует упомянуть три существенных момента:

а. В соответствии с иудейским законом женщины после родов считались «нечистыми» в течение семи дней (если рождался младенец мужского пола) и в течение следующих тридцати трех дней должны были находиться дома, после чего на сороковой день следовало принести очистительную жертву (Лев. 12:1—8). Это должно было происходить в храме Иерусалима, отсюда — необходимость поездки (24). Хотя у Луки сказано «дни очищения их», понятно, что это относится только к матери, Младенец не нуждался в очищении. Лука же просто объединил очищение матери и «искупление» ее ребенка (см. ниже). Ритуальное приношение, по закону определенное Марии, было не слишком дорогим, учитывая социальный статус «смиренных» Иосифа и Марии (ср.: 1:46–55).

б. Закон требовал, чтобы первенец в семье был «искуплен». Все первенцы живых существ рассматривались как изначально предназначенные Богу (Исх. 13:2). Первенцев из скота приносили Ему в жертву, а младенцев по достижении ими месячного возраста полагалось «выкупать» за пять сиклей серебра (см.: Исх. 13:13; Чис. 18:15,16). Закон не требовал обязательного присутствия ребенка в этом случае.

в. Мария взяла с собой Иисуса, потому что собиралась особо посвятить Своего ребенка Господу, по примеру Анны, матери Самуила, которая отдала сына служить в храм (1Цар. 1:11,21–28).

Таким образом, все требования закона были соблюдены (см.: Гал. 4:4).

Далее повествование переходит к встрече Иисуса в храме праведным старцем Симеоном и Анной пророчицей. О Симеоне сказано, что он был благочестивым израильтянином и ждал утешения от Господа (то есть спасения; Ис. 40:1; 61:2). За благочестие Господь обещал Симеону, что тот не умрет, пока не увидит Мессию. Почувствовав, что настал долгожданный миг, Симеон пришел в храм, обнял Младенца и выразил одновременно благодарность Господу и свою готовность умереть, и это было знаком или подтверждением того, что исполнилось обещанное Богом. Симеон провидел роль Христа как Спасителя всех народов, а не только евреев. В Евангелии от Луки это первое упоминание о всеобщем спасении, обещанном в Ветхом Завете (напр.: Пс. 97; Ис. 49:6). Но, добавил Симеон, явление Младенца принесет людям не только спасение, но и Суд, потому что через Него откроются истинные помышления людей. Самой же Марии предстоит страдать, ибо всеобщее спасение будет куплено дорогой ценой.

Слова праведного Симеона были подтверждены пророчеством Анны, которая предрекла Израилю спасение от Господа через Иисуса Христа. После этого семья Иосифа возвратилась в Назарет (но ср.: Мф. 2 — о периоде, проведенном в Египте, не упомянутом евангелистом Лукой). Здесь Он вырос под очевидным воздействием Божественной благодати, здесь начал выказывать мудрость, о чем будет рассказано в следующей истории.

Примечания. 27 Лука называет Иосифа и Марию родителями Иисуса Христа, потому что Иосиф принял Его как своего родного сына, и потому почитался Его отцом.

33 Может показаться странным, почему Иосиф и тем более Мария дивились сказанному о Нем старцем Симеоном, если к тому времени они уже знали о судьбе Иисуса. Однако такой подход будет в некотором роде педантичным. Удивление родителей с психологической точки зрения можно объяснить. Симеон для них был совершенно чужим и незнакомым человеком, откуда же он мог узнать что–либо об Иисусе?

34 Не совсем ясно, имел ли в виду Симеон восстание и падение разных или же одних и тех же людей. 36 Асир — колено Асирово было одним из племен на севере Израиля. 37 Анна была вдовой лет восьмидесяти четырех, другая версия перевода (NIV) — она была вдовой в течение восьмидесяти четырех лет. Утверждение, что она ни днем, ни ночью не отходила от храма, не следует воспринимать слишком буквально (ср.: 24:53). 38 Иерусалим означает здесь то же, что «Израиль» (ср.: ст. 25). Это было место, откуда должно было начаться спасение Господом Его народа (Деян. 1:8).

2:41–52 Отрок Иисус посещает Иерусалимский храм на Пасху

Двенадцатилетний возраст был нормальным для наставления мальчика с целью приобщения его к религиозной общине иудеев, а для этого следовало совершить путешествие в Иерусалим. По закону Моисееву иудеи были обязаны проводить три ежегодных празднества в Иерусалиме, но строго соблюдалось это только на Пасху. Люди целыми семьями отправлялись в Иерусалим, от шестидесяти до ста тысяч приезжих размещались в городе, население которого в обычное время не превышало двадцати пяти тысяч человек. В целях безопасности и ради общения паломники путешествовали не по одиночке, а довольно большими группами, поэтому неудивительно, что Мария и Иосиф не сразу заметили отсутствие Иисуса в течение целого дня обратного пути. Еще день они возвращались в Иерусалим и, наконец, нашли Его в храме, который представлял собой систему дворов и строений, использовавшихся не только для принесения жертв, но и для научения слову Божьему, и для религиозных обсуждений (ср.: Деян. 5:25). Разумные ответы Иисуса учителям указывали на Его мудрость, которую Он выказал позже. Эта история не означает, что Иисус пытался наставлять старейшин, но они были впечатлены Его необычайными способностями.

Ответ Иисуса родителям был таков: «Или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» Из этого видно, что уже с ранних лет Иисус отдавал Себе отчет о том, насколько близкие отношения связывают Его с Богом как Его Отцом, что превосходит обычное религиозное сознание правоверного иудея (ср.: 10:21,22). Эти отношения Иисус ставил на первое место в Своей жизни, хотя продолжал оставаться в послушании у Своих родителей. Но этот случай показал им, что характер и роль их Сына превосходят их понимание. Его удивительное взросление продолжалось, пока Он не вырос из мальчика в юношу, а затем стал молодым человеком (подобно Самуилу, 1 Цар. 2:26, или Иоанну, Лк. 1:80).

3:1 — 4:13 Иоанн Креститель и Иисус Христос

3:1—20 Проповедь Иоанна Крестителя (см.: Мф. 3:1–12; Мк. 1:1–8)

Лука был одним из первых христианских проповедников и потому доподлинно знал, как зарождалась проповедь Евангелия и какое значение для этого имело служение Иоанна Крестителя (Деян. 10:37). Свидетельство Иоанна о Христе знаменовало конец старого века и начало нового — века свершений (ср.: 16:16). Это величайшее событие Лука рассматривает в контексте мировой истории, тщательно указывает даты, приводит краткое описание политической ситуации того времени. Тиверий (Тиберий) был римским императором в период с 14 по 37 г., а пятнадцатым годом его правления, таким образом, был либо 27–28, либо 28–29 г. н. э. (Сложность более точного подсчета обусловлена тем, что во времена Римской империи существовали различные календари.) Пилат был правителем Иудеи в 26—36 гг. н. э. Специальным предписанием цезаря (императра Тиберия) ему был дан официальный титул «префекта» (скорее, чем «прокуратора»). Перечислены правители («четвертовластники») остальных частей бывшего царства Ирода, включая Авилинею, находившуюся на северо–восточной окраине. Хотя по закону мог быть только один первосвященник, Лука упоминает сразу двух: Каиафу, который был первосвященником в 18—37 гг. и его тестя Анну (был первосвященником в 6–15 гг. и не утратил своего влияния после того, как уступил место Каиафе).

Иоанн Креститель стал последним дохристианским пророком и одновременно воплощением ветхозаветных пророчеств. Поэтому о нем говорится так, как обычно в Писании говорили о пророках (ср.: ст. 1,2 с Иер. 1:1,2). С его появлением исполнилось пророчество, произнесенное в Ис. 40:3–5, а его особой задачей было ввести в обычай новый религиозный обряд водного крещения в знак прощения грехов.

Проповедь Иоанна Предтечи можно условно подразделить на три небольших отрывка. В первом из них (7—9) Иоанн предупреждает людей, что формальное крещение не имеет никакой силы, если оно не сопровождается твердым намерением покаяться и прекратить грешить впредь. Даже для иудеев покаяние было совершенно необходимым, поскольку их происхождение от Авраама не гарантировало избавления от Суда и не означало безгрешности. Они были не лучше, чем порождения ехиднины, злобные и деструктивные по своей природе. Неужели они считали, что возможно спастись от Суда Божьего одним лишь крещением (то есть без покаяния)? На самом деле уже приготовлена секира, чтобы срубить всякое дерево, не приносящее доброго плода, — но еще можно спастись, покаявшись, прежде чем станет слишком поздно.

Второй отрывок (10—14) необычен для Луки и целиком посвящен индивидуальным рекомендациям. Народ здесь, по–видимому, означает бедняков или незнатных людей, которых Иоанн призывал быть щедрыми друг к другу (творить так называемые «дела любви»). Мытари (сборщики налогов) и воины должны проявлять милосердие и справедливость. Иоанн не возглашал идею радикальной социальной перестройки, но настаивал на соблюдении моральных принципов, которые могли бы привести к преобразованию общества скорее изнутри, нежели путем насильственной революции.

Третий отрывок (15–17; ср.: Ин. 1:19–34) поднимает жизненно важную тему. Многие люди и при жизни Иоанна Крестителя, и после его смерти задавались вопросом: не Мессия ли он? Но что бы ни думали последователи Иоанна, он хорошо знал свое место. Сильнейший должен прийти после него. Это не похоже на Самого Бога и, скорее всего, Иоанн намекал на Мессию. Иоанн мог лишь очистить людей, крестя их водой, но Идущий следом будет очищать людские сердца огнем. Это могло символизировать последний Суд (ср.: ст. 17) или Святого Духа (Деян. 1:5). В таком случае, Иоанн мог подразумевать, что пришествие Мессии станет для всех людей и Судом, и очищением, и благодатью. Мессия произведет строгий отбор среди народа, подобно сборщику урожая, который собирает зерно и уничтожает солому. Таким образом, покаяние было совершенно необходимо для всех, кто желал спастись!

Проповедь Иоанна Лука называет благовествованием (18). Она была тесно связана с пришествием в мир Иисуса Христа, Который был Сильнейшим. Но прежде чем речь заходит напрямую о Христе, заканчивается история Иоанна Крестителя, который был арестован за свои проповеди (ср.: Мк. 6:17—29). И здесь — отчетливый намек на то, что это произойдет и с Иисусом Христом.

Примечания. 8 Упоминание о камнях и сыновьях может быть игрой слов, построенной на особенностях арамейского языка. 11 Это может относиться к людям, которые надевали две одежды для того, чтобы согреться во время путешествия или ночью на открытом воздухе. Или же Иоанн просто обращался к тем, у кого есть две одежды.

3:21,22 Крещение Иисуса (см.: Мф. 3:13–17; Мк. 1:9–11; ср.: Ин. 1:32,33)

Лука упоминает о крещении Иисуса как о событии, уже случившемся ранее. Евангелист хочет заострить внимание читателей на том, что Иисус молился во время крещения, а сразу после этого получил Божественное откровение. Лука отмечает два момента.

Во–первых, на Него сошел Святой Дух, чтобы поддерживать в Нем силы для исполнения Его подвига в качестве Пророка (ср.: Ис. 61:1, цит. в Лк. 4:18), Мессии (см.: Ис. 11:1–5) и Раба Божьего (см.: Ис. 42:1).

Во–вторых, голос с неба возвестил о том, что Он — Сын Божий (ср.: Быт. 22:2 и Пс. 2:7). Это один из важнейших моментов, показывающий благословение Иисуса силой и властью исполнить то, что Ему предстояло. Немедленный результат этого описан в Лк. 4:1.

3:23–38 Родословие Иисуса (см.: Мф. 1:1–17)

Перед нами отрывок, который в современной книге был бы несомненно помещен в примечаниях. Лука приводит родословие Иисуса Христа, чтобы подтвердить Его законную принадлежность к роду Давидову (ср.: 1:27,32,69) по линии Иосифа, Его приемного отца, а также для того, чтобы вновь подчеркнуть принадлежность Мессии к роду человеческому. Лука не ставит своей целью показать, что Иисус был Сыном Божиим, потому что Он был потомком Адама, ведь это верно в отношении всех потомков Адама. То, что Лука прослеживает происхождение Иисуса Христа по линии Иосифа, не ставит под сомнение факт непорочного зачатия (см.: примечания к 2:27).

Родословие Христа в Евангелии от Луки отличается от родословия Его в Евангелии от Матфея. Оно приведено в обратном порядке и идет дальше Авраама — к Адаму. Таким образом, родословие Иисуса рассматривается в более универсальном плане, нежели у Матфея. Но, кроме того, в нем содержится совсем другой и более длинный список имен между Давидом и Иисусом, и только два из них {Зоровавель и Салафииль) присутствуют в обоих вариантах. Оба евангелиста прослеживают родословие Иисуса от Его названного отца Иосифа Обручника (был, как думали, сын Иосифов; 23). Существует мнение, что Лука хотел написать родословие Иисуса Христа по материнской линии, а не по отцовской, но это маловероятно. Есть и другая теория: евангелист Матфей упоминает всех потомков Давида по царской линии (то есть каждого, кто мог быть наследником трона в любом из промежутков указанного времени), Лука приводит именно ту линию, к которой принадлежал Иосиф. Однако даже в этом случае остаются проблемы, и при отсутствии более полной информации попытки объяснения и согласования версий Луки и Матфея неразрешимы.

Примечания. 23 Сын того–то вовсе не обязательно подразумевает отношения отец — сын (как и у Матфея: «был отцом того–то» [«родил того–то»]). Оба семейных древа приводятся иногда с перерывами между поколениями. Вместо Илииу Матфея назван «Иаков». 24 Не вполне ясно, Матфат у Луки и Матфан у Матфея (Мф. 1:15) — один и тот же человек, или нет. 27 Зоровавель был главой возвратившихся в Иерусалим из Вавилонского плена евреев рассеяния. О Салафииле см.: Аг. 1:1; но в 1 Пар. 3:19 (еврейский текст, не в LXX) отцом Зоровавеля назван Федаия. В соответствии с 1 Пар. 3:17, Салафииль был сыном Иехонии, а не сыном Нириевым (ср.: Мф. 1:12). Возможно, в одном из вариантов упоминается приемный отец. 31 Этот Нафан был одним из сыновей Давида (2 Цар. 5:14), и его не следует путать с хорошо известным пророком Нафаном. 32 Отсюда и далее написание имен соответствует греческому варианту Ветхого Завета, за исключением небольших неточностей. См.: Быт. 5:1–32; 11:10–26; Руф. 4:18–22; 1 Пар. 1:1–34; 2:1–15; 3:5–19. 36 Каинан упомянут в LXX, но это имя отсутствует в еврейском тексте Ветхого Завета.

4:1—13 Искушение в пустыне (см.: Мф. 4:1–11; Мк. 1:12,13)

Сразу же после того как на Иисуса в момент крещения снизошел Святой Дух, Он был послан в пустыню, где Его принялся искушать дьявол. Искушения заключались в том, что дьявол пытался обманом спровоцировать Иисуса Христа на неправедные поступки. Однако силой Святого Духа Иисус устоял против всех искушений.

Первое искушение (3,4) было построено на попытке заставить Иисуса воспользоваться Своим только что подтвержденным статусом (3:22) и чудесным образом превратить камни в хлеба, чтобы утолить голод. Искушение было направлено против послушания Иисуса Своему Отцу, враг пытался убедить Его, что удовлетворение телесных потребностей гораздо важнее духовного опыта, который укрепляет человека (Рим. 5:3). Иисус ответил цитатой из Писания, что в жизни человеческой утоление телесного голода — не самое важное. Иными словами, дьявол сделал Иисусу заманчивое предложение, но Тот отказался, поскольку это противоречило Писанию.

Тогда (5–8) дьявол поднял Иисуса на высокую гору, откуда был виден весь мир. На правах князя этого мира (Ин. 12:31) дьявол предложил отдать свою власть Иисусу, если Тот признает приоритет дьявола. На этот раз искушение было менее тонким. На самом деле мир не принадлежит дьяволу, и его обещаниям нельзя доверять. Более того, поклоняться дьяволу и одновременно служить Богу невозможно (Втор. 6:13).

В конце концов (9–12) дьявол, загнанный в угол цитатами из Писания, попытался использовать Писание в собственных интересах. Он объявил Иисусу, что утверждение в Пс. 90:11,12 дает Ему право броситься с крыла храма вниз в долину Кедрон. Дьявол заявил, что этот поступок послужил бы доказательством того, что Иисус полностью доверяется Богу, как Сын Отцу. В действительности это было бы проявлением недоверия: не следует испытывать того, кому полностью доверяешь, особенно если это Господь Бог (Втор. 6:16). Приняв предложение дьявола, Иисус продемонстрировал бы неверие в то, что Он — Сын Божий и что Его Отцу можно доверять. Так, дьявол каждый раз оказывался побежденным и на какое–то время оставил свои попытки. Хотя дьявол больше не упоминался впрямую до 22:3, он продолжал действовать и в промежуточный период (напр.: 13:16 и др.).

Все искушения были направлены против Иисуса как Сына Божьего. Соблазняя Его завоевать людское доверие способностью творить чудеса, они не затрагивали непосредственно Его мессианское служение, но были направлены на то, чтобы испортить личные отношения Иисуса с Богом, которые лежали в основании Его статуса Мессии. Но если Израиль, находясь в пустыне, проявил недоверие и непослушание Богу (Втор. 6—8), то Мессия оставался верящим и послушным.

4:14 — 9:50 Служение Иисуса в Галилее

4:14 — 5:11 Благие вести о Царстве

4:14,15 Вводное резюме (ср.: Мф. 4:12–17; Мк. 1:14,15). Лука начинает повествование о проповеднической деятельности Иисуса с краткого изложения, которое показывает, что Иисус действовал как Учитель, что Он производил яркое впечатление на людей из разных мест, в результате чего немедленно прославился.

4:16–30 Иисус учительствует в Назарете (ср.: Мф. 13:53–58; Мк. 6:1–6). Скорее всего, Лука намеренно помещает этот эпизод несколько раньше, чем он происходил на самом деле (см.: Мк. 6:1—6), потому что с него очень удобно начинать разговор о служении Иисуса. Богослужение в синагогах состояло из молитв, чтений из Закона и пророческих книг и проповеди. Начальник синагоги стоя читал молитвы и Писание, затем садился и произносил проповедь. Любой из присутствующих мог получить приглашение принять участие в проповеди (ср.: Деян. 13:15). Во время «первого урока» цитаты из закона зачитывали в соответствии с установленным списком, но из пророков, во время «второго урока», очевидно, можно было читать по собственному выбору. Иисус зачитал Ис. 61:1,2 и дал отрывку толкование (которое, без сомнения, здесь предельно сокращено), отметив, что это пророчество уже исполнилось. Он особо подчеркнул исполнение пророчества ныне, то есть в настоящий момент: то, что предсказал пророк века тому назад, теперь свершилось. Он учил, что пророчество обрело исполнение в личности: Помазанный Святым Духом и есть Сам Иисус. Он также указал на благоприятность свершения: теперь наступило время Господнего спасения. Можно считать особым знаком, что Иисус не до конца прочитал стих из Книги Пророка Исайи, опустив слова «…и день мщения Бога нашего». Зато в текст включена фраза из Ис. 58:6, скорее всего, добавленная автором, поскольку она отлично подходит для характеристики служения Иисуса. Не следует все здесь воспринимать буквально (ср.: Лк. 1:46—55). Лето Господне благоприятное означает время, милосердно избранное Господом для того, чтобы оказать милость Своему народу, это перекликается с понятием «юбилейного года», в который прощаются все долги.

Изумление иудеев немедленно превратилось во враждебность, как только они узнали об исключительности кого–то из их среды (известного как Иосифов сын; но см.: Мк. 6:3), сделавшего столь серьезное заявление о Себе. Им хотелось немедленно увидеть какой–нибудь знак, удостоверяющий истинность Его слов, вроде тех чудес, которые, по слухам, Он совершил в Капернауме. В любом случае, они отказались признать Его как пророка, на что Иисус мог ответить только то, что, когда пророки Израиля сталкивались с подобным недоверием, они совершали свои великие дела за пределами Израиля (3 Цар. 17:8—16; 4 Цар. 5:1— 14). Слова Христа звучат как приговор скептикам Назарета. Кроме того, в Его словах присутствует указание на то, что в конечном счете Благая весть должна быть возвещена язычникам (хотя Сам Иисус продолжал служение среди иудеев). Охваченные яростью, люди попытались казнить Его без суда и следствия.

Примечания. 22 Хотя такой резкий перепад людского настроения от хвалы к недоверию сложно понять, однако следует отметить, что здесь подряд приводятся упоминания о двух или более инцидентах (16—22,23,24,25—30), которые следовали один за другим. Может быть, глагол засвидетельствовали означает «засвидетельствовали это против Него», а глагол дивились может указывать скорее на раздражение, чем на принятие Его слов. Слова благодати — это слова, говорящие о благодати Господа. 25 Три года и шесть месяцев — см.: Иак. 5:17. 30 Не обязательно понимать этот стих как чудесное исчезновение Христа.

4:31–44 Иисус учительствует в Капернауме (см.: Мф. 8:14–17; Мк. 1:21–39). Из нагорной страны Иисус отправился в страну озерную — Капернаум. Одним из основных видов Его деятельности было учение в синагогах, куда народ собирался праздновать субботу. Там присутствовал человек, одержимый злыми духами, который в современном мире посчитался бы сумасшедшим (душевнобольным). Это, тем не менее, нельзя считать точным диагнозом для всех одержимых, описанных в Евангелии, ведь некоторые из них, напротив, обладали некоей духовной прозорливостью, которой были лишены обычные люди. Присутствие зла, сверхъестественные силы нельзя сбрасывать со счетов из–за того, что это непонятно, и так же, как богословы сознают, что Святой Дух благодатно воздействует на людей, так и нам следует допустить возможность воздействия на людей злых духов. Этот человек смог увидеть в Иисусе Божественное начало и понять Его миссию. Святый Божий означает здесь то же, что и Сын Божий, или Христос (41), и подчеркивает противоположность Иисуса, как носителя Святого Духа, всему нечестивому. Возможно, бес надеялся, что сможет воздействовать на Иисуса, назвав Его по имени, в соответствии с одним из древних суеверий. Однако Иисус повелел бесу выйти из несчастного. Исцеление бесноватого усилило воздействие проповедей Иисуса на жителей Капернаума.

Он мог не только изгонять бесов, но и исцелять людей от различных болезней. Горячка (то есть лихорадка) здесь может быть древним медицинским термином. Но Иисус запрещает горячке, как если бы это был человек. Смысл, вероятно, в том, что Он поражал силы зла, проявляющиеся в человеке в виде болезней.

Поскольку у иудеев наступление нового дня начиналось на закате, запреты на работу и перемещения во время субботы были сняты, и снова можно было приносить больных к Иисусу. Он велел бесу замолчать, потому что хотел, чтобы люди сами поняли, Кто Он.

Когда настало утро, Он сознательно удалился от толп народа. Лука не указывает, что в это время Иисус молился (хотя об этом говорится в Мк. 1:35; см. также: 5:16). Его Божественной миссией в этот период времени было распространение повсюду Благой вести о Царстве Божьем (см.: Мк. 1:15), поэтому Он не мог Себе позволить оставаться слишком долго в одном городе, чтобы не стать предметом поклонения в каком–либо одном месте. И Он ходил по всей Палестине, включая Галилею, хотя и не посещал южные пределы страны — Иудею — до определенного времени.

5:1—11 Призвание учеников (ср.: Мф. 4:18–22; Мк. 1:16–20). Евангелист Марк гораздо более кратко повествует о призвании Иисусом учеников, делая упор на то, что единственно правильный ответ на весть о Царстве Божьем — это немедленное повиновение и последование за Господом. Лука говорит об этом гораздо подробнее, подчеркивая, что призвание учеников произошло только после того, как Иисус завоевал дружбу Симона и показал ему Свою силу. Симон был опытным рыбаком и знал, что лучше всего ловить рыбу ночью в глубокой воде. (В дневное время они обычно ловили рыбу на мелководье.) Во всяком случае, он был уже в достаточной степени впечатлен Иисусом, поэтому повиновался Его приказу. Однако же, когда власть и святость Иисуса открылись ему полнее, его охватил благоговейный страх, он почувствовал себя недостойным находиться в присутствии Того, Кто выказал неземную силу и таким образом проявил Свою Святость. Симон вовсе не был законченным грешником, но он испытал благоговейный страх, который следует испытывать в присутствии Божественной святости (ср.: Суд. 13:21,22). Однако Иисус велел Симону не бояться (ср.: 1:13,30) и призвал его стать учеником, используя выражения, которые соответствовали данному занятию Симона. Все внимание здесь сосредоточено на Симоне как главном из Двенадцати: о присутствии Андрея мы можем лишь догадываться по стиху 6.

Примечания. 1 Озеро Геннисаретское — это другое название озера (или моря) Галилейского. Геннисарет — название равнины к югу от Капернаума. 3 О том, как Иисус учил иудеев из лодки, см.: Мк. 4:1,2. 11 Рассуждения о том, что колоссальный улов рыбы был нужен, исключительно чтобы обеспечить провиантом родственников учеников, находящихся у последних на содержании, или о том, что улов символизирует «ловлю душ» будущих последователей Христа (ср.: Ин. 21:1–14), представляются спекулятивными.

5:12 — 6:11 Начало противостояния Иисуса и фарисеев

В данном отрывке Лука описывает пять различных случаев, когда фарисеи расценили действия Иисуса и Его учеников как нарушение закона Моисеева (исключая первый случай). Кроме того, на этих при мерах Лука показывает, насколько отличны законы Царства Божьего от сухого буквализма фарисеев.

5:12—16 Исцеление прокаженного (см.: Мф. 8:1–4; Мк. 1:40–45). В первой истории (в отличие от остальных) у фарисеев не было повода усмотреть в действиях Иисуса нарушение законов Моисеевых. Словом проказа могли обозначаться самые разные кожные заболевания, не обязательно заразные. Если люди, которых ранее считали прокаженными, каким–то образом исцелялись от своего недуга, им следовало обязательно отправиться к священнику для проведения специального ритуала и засвидетельствования их выздоровления (Лев. 14:1–32). И только после этого можно было возвращаться к нормальной жизни в общине. Исцелив прокаженного, Иисус велел ему поступить в соответствии с законом. Из этого эпизода видно, что Иисус совершал исцеления людей в ответ на их искреннюю веру, хотя прямо об этом не говорится. Кроме того, история с исцелением прокаженного наглядно демонстрирует, насколько возрос авторитет Иисуса как Учителя и как Целителя.

5:17—26 Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи (см.: Мф. 9:1—8; Мк. 2:1–12). Упоминание о присутствии фарисеев и законоучителей в самом начале этого рассказа сразу подготавливает читателей к неизбежной конфронтации их с Иисусом. Фарисеи были одной из двух главных религиозно–политических партий, главный упор они делали на строгом выполнении всех пунктов закона; законоучители должны были поучать иудеев, как правильно следовать тому или иному требованию закона. Существовал целый класс профессионально обученных законоучителей, которые в основном были фарисеями. У евангелиста Луки сказано, что расслабленного спустили в комнату сквозь кровлю, то есть через отверстие в кровле (такой тип плоской крыши был хорошо знаком греческим читателям). У Марка кровлю дома «раскрыли… проковав ее». Иисус не стал сразу же исцелять расслабленного, но вначале сказал, что прощаются (там и тогда) все его грехи. Очевидно, это было вызвано тем, что расслабленный считал свою болезнь наказанием от Господа за какие–то особые прегрешения; это, конечно, не означает, что болезнь или несчастье — всегда наказание за грех (13:1—5). Пророк или священник могли отпускать грехи именем Бога. Весь вопрос заключался в том, имел ли Иисус пророческую власть поступать таким образом; если же нет, то Он обманывал людей, приписывая Себе способность действовать во имя Бога. На самом деле Иисус заявлял о Своих правах Сына Человеческого, Который станет осуществлять последний Божий Суд над человечеством (ср.: Дан. 7:9— 22; Лк. 9:26; 12:8,9). В ответ Он дал косвенное доказательство Своей власти, показав, что обладает также Божественной способностью исцеления (17). Это должно было наглядно продемонстрировать зрителям Его власть совершать невидимые (а потому недоказуемые) действия.

5:27—32 Отношение Иисуса к грешникам (см.: Мф. 9:9–13; Мк. 2:13–17). В отличие от 5:1 — 11, этот отрывок только косвенно упоминает основы учения. Главная цель этой истории — показать, каких людей призвал Иисус, и объяснить Его действия. Он с радостью благовествовал мытарю Левию и его товарищам, и Его объяснение этому — вне всякой критики. Ожидать от Него, что Он станет избегать больных, — все равно, что ожидать подобного от врача. Его долг — быть с нуждающимися, которых Он призывает к покаянию; те же, кто считает себя праведными, не нуждаются в Его попечении. Мытари, то есть сборщики налогов, считались религиозно «нечистыми», потому что они работали на римлян. Их ненавидели за то, что они обогащались за счет своих собратьев–иудеев. Грешники, упоминаемые здесь наряду с мытарями, — это изгои, проститутки, представители преступного мира и прочие люди с сомнительной репутацией.

5:33–39 Отношение Иисуса к посту (см.: Мф. 9:14–17; Мк. 2:18–22). В соответствии с ветхозаветными установлениями иудеям следовало поститься только раз в году в Судный день (Йом Киппур). Фарисеям же предписывалось поститься дважды в неделю, однако евангельский дух несовместим с формально–юридическим толкованием закона. Иисус сказал, что сейчас Его ученикам было бы так же неуместно поститься, как неуместно удерживаться от пищи и веселья друзьям жениха во время брачного пира. Наступила новая эра спасения, и печальные обряды прошлого несовместимы с ней. Только когда наступят скорбные дни между смертью Иисуса Христа и Его воскресением, пост и плач вновь станут необходимы.

Кроме того, невозможно совместить евангельское учение со старыми традициями, установленными в свое время людьми. Новое миросозерцание может утратить свою цельность, и в любом случае невозможно совмещать два разных пути, как невозможно пришивать к ветхой одежде заплату из новой и крепкой ткани или вливать молодое вино в старые мехи, от времени утратившие прочность и эластичность. В стихе 39, вероятно, содержится ироничный намек на иудеев, которые отказываются от молодого вина Евангелия, полагая, что старые традиции лучше.

6:1—11 Отношение Иисуса к субботе (см.: Мф. 12:1–14; Мк. 2:23 — 3:6). Первый эпизод касается предписаний, запрещающих иудеям совершать в субботу какого–либо рода работу (даже срывать и растирать колосья). Когда фарисеи узнали (несомненно, из чьих–то сплетен), что Иисус нарушает этот придуманный людьми закон, они раскритиковали Его. Он ответил им примером из Писания о том, как царь Давид позволил своим людям есть в храме хлебы предложения, «которых не должно было есть никому, кроме одних священников» (1 Цар. 21:1—6). Иисус не собирался сделать поступок Давида примером для подражания, но на его примере хотел показать фарисеям, что нигде в Писании не поощрялось формальное и бездумное следование букве закона, как того требовали фарисеи. Суббота была введена ради пользы людей, а Сын Человеческий является Господином субботы. Но поскольку суббота была днем, посвященным Господу Богу, утверждение Иисуса было равносильно Его признанию Своей Божественной сущности.

Во втором эпизоде не исключено, что фарисеи подстроили присутствие больного в синагоге во время субботнего богослужения, чтобы посмотреть, как поступит Иисус. Он принял их негласный вызов и поставил перед ними вопрос: если то, что Он исцелит человека в субботу, греховно, то насколько греховнее то, что они замышляют Его убить? По закону нарушение субботы каралось смертью, и у евангелиста Марка мы читаем, что с этого дня фарисеи стали искать возможность убить Иисуса.

6:12—49 Наставление Иисуса ученикам

Вкратце обрисовав общий характер служения Христа и рассказав о Его конфронтации с некоторыми иудейскими религиозными начальниками, Лука переходит к рассказу о том, как Иисус выбирал Своих ближайших последователей и какие наставления Он дал всем, кто желал последовать за Ним.

6:12—16 Избрание двенадцати апостолов (см.: Мф. 10:1–4; Мк. 3:13–19). Из всех евангелистов только Лука привлекает внимание к тому, что Иисус молился всю ночь, перед тем как совершить важный выбор Двенадцати. Из большого числа тех, кто откликнулся на Его учение, Он избрал двенадцать Апостолов. Это слово напоминает нам о группе людей, которые заняли главенствующее положение в Церкви после воскресения Христа, но здесь оно отображает, что Иисус, называя их апостолами, говорил об их назначении — то есть о послании (греч. apostello) Своих сотоварищей на проповедь. Лука не упоминает, когда Симону дали новое имя — Петр, то есть «камень» (ср.:Мф. 16:18; Ин. 1:42). Варфоломей — возможно, Нафанаил (см.: Ин. 1:45—51). Матфей и Левий (5:27) — это один и тот же человек (для иудея было вполне обычным иметь два имени). Апостол Симон Зилот был ярым националистом. Иуда Иаковлев (ср.: Ин. 14:22) — апостол «Фаддей» у евангелиста Марка. Искариот означает «человек из Кериофа» либо «убийца», «лжец» (вероятнее всего, первое).

6:17—19 Собрание народа (ср.: Мф. 4:23–25; 12:15–21; Мк. 3:7–12). Спустившись с горы, Иисус стал на ровном месте, где Он был досягаемым для народа, стекающегося из соседних с Галилеей местностей. Конечно, их особенно привлекал Его дар исцелять, однако Иисус использовал эту возможность, чтобы учить их.

Рассказывая историю именно в таком порядке (в отличие от Марка, у которого рассказ о призвании Двенадцати следует за этим параграфом), Лука показывает, что послушать Иисуса собралась огромная толпа народа (ср.: 7:1), ибо проповедь была обращена не только к Двенадцати.

6:20–26 Два типа людей (см.: Мф. 5:1–12). Эта «проповедь на ровном месте» у Луки является версией гораздо более длинной «Нагорной проповеди» в Мф. 5—7. Принято считать, что Матфей дополнил проповедь различными изречениями Иисуса, которые подходили по тематике.

Иисус начал проповедь противопоставлением двух различных типов людей. К первому типу Он отнес тех людей, которые в человеческом понятии вызывают жалость, однако в глазах Иисуса они блаженны, то есть счастливы от того, что им обещано. Они — бедные и нуждающиеся, голодные и скорбящие. Хотя некоторые воспринимают эти выражения как буквальное описание состояния людей, но их следует понимать в основном (но не исключительно) в духовном смысле (ср.: Мф. 5:3,6). Здесь говорится о людях, испытывающих неудовлетворенность окружающим миром и своим положением в нем и потому жаждущих того, что может дать только Господь. Им обещано, что Господь услышит их молитвы и дарует все, о чем они просят, в Царстве Божьем, которое и является основной темой проповеди Иисуса Христа. Окружающие могут оскорблять и унижать их, насмехаясь над их стойкой верой в Сына Человеческого, однако они получат награду от Бога, как уже случалось с пророками. Эта четвертая заповедь блаженства показывает, что Иисус имел в виду Своих учеников и говорил о преимуществах быть Его учениками.

Другой тип людей в земной жизни пользуется всем, что может предложить современный мир: они удовлетворяют свои стремления к материальным благам, к удаче и доброй репутации в своем окружении. Поэтому они больше ничего не хотят. Им не нужно с плачем обращаться к Господу в молитве, ведь они думают, что у них всего предостаточно! Но настанет время, говорит Иисус, когда у них не будет ничего (ср.: 2:34).

6:27–38 Любовь и милосердие (см.: Мф. 5:39—48; 7:1,2,12). Если первая часть проповеди была посвящена отношению учеников к Господу, то вторая касалась взаимоотношений между людьми и говорила о необходимости любить своих врагов. Основной принцип изложен в стихах 27,28, из которых следует, что враги — это, прежде всего, те, кто преследует учеников Христа (ср.: 6:22). Иисус приводит два примера проявлений такой любви: противление злу терпением и кротостью (вместо привычной мести) и способность отдать грабителю больше, чем тот собирался взять. Ученики Христа Должны быть готовы спокойно и добровольно отказаться от собственности, а в стихе 31 сформулировано «золотое правило» христианского поведения.

Иисус допускает, что даже очень грешные люди способны испытать чувство благодарности и воздать добром тем, кто был добр с ними. Однако ученикам Христа следует пойти дальше и не просто делать добро в расчете на благодарность или в благодарность за то, что к ним относились по–доброму. Возможно, люди, поступающие таким образом, никогда не дождутся земной благодарности, но зато им уготована небесная награда: Господь признает их Своими истинными сынами, которые, подобно их Отцу Небесному, проявляют милосердие к тем, кто этого недостоин.

О том, какова будет награда поступающим таким образом, сказано в стихах 37,38. Человек, который умеет любить по–настоящему, будет любим Богом так же и даже больше того. Человек, не осуждающий других, не будет осужден Богом, а человек, который дает по доброй воле, получит обильную награду, как из сосуда, настолько переполненного зерном, что оно просыпается наружу.

Отметим снова: вышесказанное относится к ученикам. Иисус не говорит, что единственное, что следует делать, чтобы удостоиться небесной награды, — это возлюбить своих ближних.

Такой тип поведения можно назвать революционным. Здесь уместен вопрос, насколько буквально следует воспринимать слова Христа? Возможно, Он намеренно употреблял шокирующие примеры, чтобы заставить людей задуматься. Безусловно, Иисус не призывал Своих последователей проявлять бездумную и расточительную щедрость по отношению к лентяям и грабителям, которым это лишь помогло бы утвердиться в своем образе жизни. Принципы, изложенные здесь, подразумевают разумное и вдумчивое отношение к ним. В равной степени это касается всех христианских принципов.

Примечания. 32 Грешники здесь — общее название для мирских людей, которые не связаны законами Царства Божьего.

6:39—49 Картины ученичества (см.: Мф. 15:14; 10:24–42; 7:3–5,16–18; 12:33–35; 7:24–27; ср.: Ин. 13:16; 15:20). Иисус заканчивает проповедь несколькими высказываниями в духе поговорок и притчей, которые поясняют, какими чертами характера нужно обладать Его ученикам.

39–42 Первая группа высказываний посвящена духовному зрению. Ученикам следует долго и старательно учиться, прежде чем они смогут учить других. Ибо люди, которые развиваются под влиянием своего учителя, не станут лучше учителя, но если учитель ошибется, ошибутся и его ученики. Перед тем как выявлять ошибки других, следует научиться видеть свои. Иисус намеренно использует в Своих наставлениях юмор и преувеличение, чтобы доходчиво донести Свою мысль, растолковать ее.

43–45 Добрые поступки могут рождаться только в добром сердце. Ожидать добрых плодов от негодного дерева так же глупо, как ждать хороших поступков от злого человека. Только такой человек, у которого сокровищница сердца переполнена добром, способен распространять правильное учение.

46—49 И, наконец, самое важное: необходимо действительно следовать этим (и другим) словам Господа. Тот, кто слушает их и не повинуется, на самом деле глупец. Тот, кто слушает и повинуется, останется в безопасности в Судный день, подобно человеку, позаботившемуся о том, чтобы основание его дома было положено на камне.

7:1—50 Сострадание Мессии

Далее Лука еще больше раскрывает перед нами характер Иисуса как Мессии и особенно подчеркивает, как он проявлялся в милосердных поступках, выказывающих сострадание Господа. Пришествие Царства Божьего означает, что Господь чудесным образом явил Свою милость людям через Иисуса Христа.

7:1–10 Исцеление слуги сотника (см.: Мф. 8:5–13; Ин. 4:46–53). Центральная фигура этой истории — язычник, очевидно, нанятый Иродом Антипой, у которого была армия римского типа (ср.: 3:14). Сотник был человеком зажиточным, у него хватило денег, чтобы пожертвовать их на постройку синагоги в Капернауме. Сотник описан как человек благородный, что проявляется в его заботе о слуге, в его отношении к иудеям, в ощущении им собственной ничтожности в присутствии Иисуса Христа. Совершенно удивительна сила его веры. Он распознал в Иисусе Того, Кто от Бога несомненно властен врачевать болезни и способен исцелять, просто произнеся повеление. Иисус отметил редкую веру сотника–язычника и сказал, что язычник в проявлении веры превзошел иудеев.

Версия Луки несколько отличается от передачи этой истории евангелистом Матфеем. Здесь сотник посылал к Иисусу две группы посланцев. Вначале он послал к Иисусу старейшин (административных лиц того округа, связанных с синагогой). Второй раз он направил к Иисусу нескольких своих друзей, которые слово в слово передали его послание как бы от первого лица (ср.: 4 Цар. 19:20–34). Возможно, из–за сокращений история о сотнике в Евангелии от Матфея производит несколько иное впечатление (ср.: как в Мф. 9:18–26 сокращена история из Мк. 5:22–43). У Луки больше подчеркнута человечность сотника и сила его веры.

В Евангелии от Иоанна есть очень похожая история о царедворце, у которого заболел сын (см.: Ин. 4:46–53). Сходство может оказаться еще большим, если переводить слово pais (употреблено в Лк. 7:7 и Мф. 8:6) как «мальчик» в смысле «сын», а не «слуга», и если предположить, что в стихах 2 и 10 слово doulos («раб») использовано ошибочно. Однако ничто больше у Луки или у Матфея не свидетельствует о том, что подразумевается сын, а подробности истории о царедворце у евангелиста Иоанна сильно отличаются от истории о сотнике.

7:11–17 Исцеление сына вдовы. После исцеления смертельно больного слуги сотника (7:2) Господь воскрешает умершего из Наина (селения к югу от Назарета). Иисус проявил здесь особое сочувствие, потому что мать юноши была вдовой и, кроме единственного сына, некому было позаботиться о ней. Умершего несли в открытых носилках. Несмотря на то что прикосновение к мертвецу сделало бы Его ритуально нечистым, Иисус, коснувшись одра, остановил похоронную процессию и повелел мертвому юноше встать. Этого оказалось достаточно, чтобы вернуть его к жизни, а люди преисполнились смешанных чувств — ужаса и радости, понятных в присутствии сверхъестественного. Они помнили, что Илия и Елисей тоже могли творить такие чудеса (3 Цар. 17:17–24; 4 Цар. 4:18–37), и увидели в этом проявление силы Божьей (ср.: 1:68).

Примечания. 13 Лука единственный из всех евангелистов часто употребляет слово Господь применительно к Иисусу. Во время земной жизни Спасителя люди обычно Его так не называли (кроме Мк. 11:3). Когда люди обращались непосредственно к Иисусу, говоря «Господи» (напр.: 5:8; 7:6), это было просто вежливой формой обращения, вроде нашего «господин».

7:18—35 Иисус Христос и Иоанн Креститель (см.: Мф. 11:2—19). К этому моменту Иоанн Креститель уже какое–то время находился в темнице. Новости, которые сообщали Иоанну его последователи, поставили его в тупик. Казалось, что с приходом Иисуса не произошло тех драматических событий, о которых предупреждал Иоанн (а возможно, он просто удивился, что его не освободили из темницы). Некоторые полагают, что Иоанна тревожило отсутствие осуждения в учении Иисуса (хотя на самом деле оно там было; см.: 11:37—53). Был ли Иисус обещанным Мессией или не был?

В ответ Иисус Христос привлек внимание спрашивающих к делам любви и чудесам исцелений и отослал посланцев обратно к Иоанну со словами, которые перекликаются с Ис. 26:19; 29:18,19; 35:5,6; 61:1. Исполнение этих пророчеств должно было показать Иоанну, что уже появились признаки обещанного времени спасения. Этот ответ указывал на Иисуса не просто как на великого пророка, возглашающего наступление новой эры, но как на Самого Мессию, с Которого она начинается. Поэтому Иоанну не следует терзаться сомнениями, а надо просто поверить в Иисуса.

Ничего не говорится о том, утвердил ли этот ответ Иоанна в вере, но можно предположить, что это так, ибо Иисус продолжал хвалить Иоанна. Разве Иоанн был человеком слабым или легко поддающимся пагубным привычкам времени (как колеблемая ветром трость), живущим в комфортных условиях? Могли он не заботиться о поведении своих слушателей? Иоанн был величайшим из пророков и величайшим из когда–либо рожденных людей, потому что был Предтечей Мессии. (Это описание основано на Исх. 23:20 и Мал. 3:1; ср.: Мк. 1:2.) После такого восхваления следующая фраза поражает: оказывается, самый незначительный из обитающих в Царстве Божьем гораздо более велик, чем Иоанн, который жил только на заре эры спасения и не успел в полной мере испытать на себе благодатных воздействий.

Стихи 29,30 отмечают, что многие простые люди, услышав похвалу Иоанну из уст Иисуса, немедленно уверовали и крестились. Фарисеи же и законники отвергли и Иисуса, и Иоанна.

Их негативное отношение к учению о Царстве Божьем объясняет, почему Иисус сравнил их с играющими детьми. Когда одни дети предлагают играть в свадьбу, другие отказываются плясать. Когда же им предлагают поиграть в похороны и поют грустные песни, они и тогда отказываются присоединиться. Так, иудейские вожди невзлюбили Иоанна за суровый и аскетичный образ жизни, однако они же обвинили Иисуса в том, что Он общается с людьми, не принимающими всерьез религию. Несомненно, Лука намеренно заостряет внимание читателей на портретах Иоанна и Иисуса. Однако несмотря ни на что, сказал Иисус, премудрость Божья будет оправдана ее чадами, то есть теми, кто поверил Иоанну и Ему Самому.

Примечания. 19 Тот, Которому должно придти, — скорее всего, здесь имеется в виду не пророк, а Мессия (ср.: Ин. 6:14; 11:27). См. также: Евр. 10:37. 34 Титул Сын Человеческий здесь относится к смирению Иисуса в дни Его земной жизни, когда Он был отвержен современниками. Некоторые толкователи полагают, что в этом стихе присутствует арамеизм и представлен другой способ сказать «Я». То есть необязательно именно в этом стихе видеть титул из Дан. 7:13. Далее см.: коммент. к 9:22. 35 Премудрость здесь означает «Бог в Своей премудрости».

7:36—50 Женщина, которая была грешницей (ср.: Мф. 26:6–13; Мк. 14:3–9; Ин. 12:1—8). Эта история — иллюстрация к ст. 34. Фарисей по имени Симон пригласил к себе на трапезу Иисуса, очевидно, после совместных молений в синагоге. В те времена не было редкостью, что на пиру оказывалось немало незваных гостей. Среди гостей фарисея оказалась одна женщина, повсеместно известная как блудница. Поскольку трапезничали тогда не сидя за столом, а удобно устроившись на ложах, для нее не составило труда подойти к Иисусу. Она начала умащивать Его ноги драгоценным миром, но слезы мешали ей довести до конца начатое. Вне всякого сомнения, ее действия выглядели несколько странно, однако она находилась в таком стрессовом состоянии, что мнение людей ей было безразлично. Фарисея шокировало, что Иисус принял эти знаки почитания, и он начал сомневаться, действительно ли Иисус — великий пророк, если позволяет прикасаться к Себе такой грешнице, а следовательно, женщине «нечистой». Однако Иисус понял, что происходит, и ответил Симону притчей, смысл которой совершенно ясен: любовь — это признак того, что человек получил прощение, и чем больше людям прощается, тем сильней они начинаютлюбить.

Не следует обвинять Симона в надменности или равнодушии. Это был вполне радушный и гостеприимный хозяин, однако он никак не выделил Иисуса среди остальных гостей. Зато грешница проявила преданность Иисусу. Это доказывало, что ей простилось много фехов. Затем Христос подчеркнул, что она прощена и что спасла ее вера.

Некоторые толкователи полагают, что любовь женщины к Иисусу была причиной ее прощения, а не следствием. Они объясняют смысл стиха 47 таким образом: «…причина того, что ей простились грехи, в том, что она возлюбила много», а затем в стихе 48 усматривают подтверждение своей точки зрения. Но такой взгляд делает бессмысленной притчу (41,42), которая совершенно ясно учит нас, что любовь следует за прощением, и не обращает внимания на то, что в стихе 50 сделан акцент на вере. Ошибка вызвана незнанием того, что «возлюбить» — это еврейская фраза, означающая «выказать признательность». Следует учитывать, что перед этим женщина выслушала и приняла близко к сердцу благовествование Иисуса.

Примечания. 41 Динарий был обычно дневным заработком сельских работников (ср.: NIV). 46 Оливковое масло ценилось несравненно ниже мира.

В остальных Евангелиях присутствует похожая история, но, скорее всего, она относится к другому эпизоду.

8:1—21 Иисус говорит притчами

8:1–3 Дорожные хлопоты. Лука упоминает нескольких женщин, которые принимали участие в служении Иисуса, помогая доставать провиант и все необходимое для Него Самого и Его учеников (ср.: Мк. 15:40,41). В тексте нет никаких подтверждений тому, что Мария Магдалина (Магдала — небольшое поселение на берегу Галилейского моря) и грешница из 7:36—50 — одна и та же женщина. Одержимость бесами и греховность — не всегда одно и то же!

Примечания. 2 Семь — символ полноты, указывает на крайнюю степень одержимости (ср.: 11:26). 3 Об Иоаннесм.: 24:10 и примечания к 9:9.

8:4—8 Притча о сеятеле (см.: Мф. 13:1—9; Мк. 4:1—9). В 6:20 — 8:3 Лука приводит различные притчи и высказывания Иисуса, которые не имеют прямой аналогии в Евангелии от Марка. Теперь Лука вновь возвращается к основному содержанию Евангелия от Марка и следует ему вплоть до 9:50. Он опускает упоминание о береге озера, где по варианту Марка были рассказаны притчи (ср.: Мк. 4:1).

Слово притча в Ветхом Завете употреблялось применительно к какой–либо небольшой истории, которую не следовало воспринимать буквально. Сюда включались предсказания, сравнения, басни, загадки и небольшие рассказы. Израильские учителя часто прибегали к притчам, однако притчи Иисуса несравнимо выше. Его притчи включают в себя краткие метафоры и сравнения (напр.: 5:36–39), пословицы (напр.: 4:23), случаи из жизни и обыденные истории (напр.: 10:30–37). Иисус рассказывал их, чтобы на конкретных примерах пояснить действия Бога (напр.: 13:18—21) и научить людей, как следует отвечать на них (напр.: 16:1–9).

В данном случае Иисус рассказывает о возможных последствиях посева семян, в зависимости от того, на какую почву они попадают: на плодородную или каменистую, на проезжую часть или среди сорняков. Однако ни слова не сказано о том, что это значит. Слушателям остается самим догадываться, с какой целью им рассказана эта история.

8:9—15 Значение притчи о сеятеле (см.: Мф. 13:10–23; Мк. 4:10–20). Позже ученики все же стали спрашивать Иисуса, что означала эта странная история о сеятеле и зернах. Отвечая им, Иисус вначале объяснил, почему вообще иногда говорит притчами. Он сказал, что всем, кто решил следовать Его учению, дается знание целей Господа. Тайны — это пути Божьи, касающиеся Его Царства, которое раньше было сокрыто от людей, но теперь пришло время узнать о нем тем, кого Он избрал. Другие люди отказались прислушаться к словам Бога, поэтому для них истина должна быть прикрыта иносказаниями. Чтобы понять ее, они должны приложить усилия, иначе у них ничего не выйдет. Ибо к ним относится пророчество из Ис. 6:9,10 о тех, кто не понимает значения услышанного.

Объяснение смысла притчи здесь немного отличается от объяснения в Евангелии от Марка. Каждый из евангелистов подчеркивал то, что, по его мнению, было важней для читателей. У Луки главная идея заключается в необходимости с верой и настойчивостью вслушиваться в слова Господа, только тогда они упадут на добрую почву и принесут достойный плод. В сердцах некоторых людей благие семена слов Господа никогда не смогут прорасти, в других сердцах ростки будут заглушены повседневными заботами.

8:16—18 Притча о светильнике (см.: Мк. 4:21—25). С этой притчей Иисус вновь обращается ко всему народу. Свечу зажигают для того, чтобы был виден исходящий от нее свет. Так и ученики Иисуса должны открывать другим свет истинного учения, который обрели сами. Тогда учение Христа, вначале понятное лишь немногим избранным, однажды станет общедоступным.

Стих 18 поясняет сказанное ранее в стихе 10. Люди, принимающие слова Иисуса, постепенно смогут понимать Его учение все лучше и лучше, а те, кто отказался слушать, однажды совсем перестанут понимать его.

8:19—21 Настоящие родственники Иисуса (см.: Мф. 12:46–50; Мк. 3:31–35). Хотя у Марка эта история предшествует притчам о сеятеле и свече, Лука намеренно помещает ее после этих притчей, чтобы еще раз наглядно пояснить, как следует относиться к учению Иисуса. Те, кто принимает его с послушанием, ставятся выше родственников Иисуса по плоти. Это вовсе не означает, что Иисус не любил и не уважал Свою семью. Просто на этот раз их приход давал Ему шанс на конкретном примере пояснить Свои слова. Братья Иисуса были, вероятно, детьми Марии от Иосифа, рожденными после Иисуса, или двоюродными (ср.: 2:7; Мф. 1:25). После посещения храма отроком Иисусом в Писании больше ничего не говорится об Иосифе. Отсюда можно сделать вывод, что он умер.

8:22—56 Иисус совершает чудеса

8:22—25 Смирение бури на море (см.: Мф. 8:23—27; Мк. 4:35—41). Геннисаретское озеро было окружено высокими скалами, и когда через ущелья между ними задувал ветер, на озере поднимался сильный шторм. Ответ Иисуса ученикам предполагал, что им следовало верить в свою безопасность даже во время Его сна. Само присутствие Иисуса гарантировало им безопасность. Однако Он поднялся и повелел разбушевавшейся стихии утихнуть. Эта «притча в действии» натолкнула учеников на вполне естественный и уместный вопрос: «Кто же это?» Ответ в том, что стихиями повелевает Бог, а Его сила и власть проявлялись в Иисусе. Однако ученики еще только начинали понимать это (см.: Пс. 88:9,10; 92:3,4; 105:8,9; 106:23–32; Ис. 51:9,10).

8:26–39 Гадаринский бесноватый (см.: Мф. 8:28–34; Мк. 5:1–20). Когда Иисус и Его ученики приплыли на восточный берег озера, их встретил человек, явно одержимый злыми духами, который внутренним зрением увидел Божественную природу Иисуса. Его состояние по своим симптомам напоминало то заболевание, которое на современном медицинском языке называется маниакально–депрессивным психозом. В древности существовал единственный способ сладить с таким больным — это держать его подальше от людей, под строгим надзором. Но этот несчастный пресекал какие–либо попытки контроля со стороны. Он чувствовал, что им движет множество совершенно противоположных импульсов и что он одержим огромным количеством бесов (в римском легионе обычно насчитывалось около пяти тысяч солдат).

Пожалев бесноватого, Иисус повелел злым духам выйти из него. Человек видел, что бесы оставили его, переселившись в находившееся поблизости стадо свиней, которое стало проявлять признаки одержимости.

Пастухи были напуганы и встревожены случившимся и немедленно попросили Иисуса удалиться от них. Они не смогли осознать милосердие Бога, освободившего человека от недуга. Поэтому Иисус велел исцеленному оставаться дома. Если люди испугались Иисуса, то, быть может, они послушают рассказ человека, которого давно знают и который сможет поведать им о том, как Божья милость через Иисуса исцелила его.

Многие толкователи удивляются, что Иисус позволил бесам погубить целое стадо свиней, от которых зависело благосостояние их пастухов. На это можно возразить, что один человек гораздо более ценен, чем целое стадо свиней. Другие предлагают такое решение вопроса: свиньи были напуганы воплями бесноватого, и поэтому бросились в воду. Однако было бы неразумно отвергать объяснение, предложенное самими евангелистами.

Примечания. 26 Название местности не совсем ясно для нас. Существовал город «Гераса», расположенный примерно в 30 милях (40 км) к юго–востоку от озера, которое вряд ли могло простираться так далеко. Возможно, фраза означает «Земля чужаков [то есть язычников]», что и было принято за название местности. В некоторых рукописях значится Гадара (крупный город этого региона, в 6 милях [10 км] от озера; так полагает и евангелист Матфей) или Гергеса (современная Керса), расположенная на побережье, которая, очевидно, и была тем самым местом. Под гробами тут подразумеваются пещеры, в которых иногда жили люди. 31 Бездна — место, где заключены злые духи (Отк. 9:1–11). 32 Поскольку говорится именно о свиньях, очевидно, земля принадлежала язычникам.

8:40—56 Воскрешение дочери Иаира и исцеление женщины, страдающей кровотечением (см.: Мф. 9:18–26; Мк. 5:21–43). Вернувшись на западный — иудейский — берег, Иисус узнал, что Его ищет начальник местной синагоги по имени Иаир, у которого серьезно заболела единственная дочь. По дороге к дому Иаира произошел некий случай, позже укрепивший в вере самого Иаира (хотя отсрочка заставила его тревожиться за судьбу ребенка): к Иисусу попыталась приблизиться женщина, страдающая кровотечением, которая с ритуальной точки зрения считалась нечистой. Однако она обладала достаточно сильной верой, чтобы полагать, что простое прикосновение к Иисусу поможет ей полностью исцелиться. В наше время веру такого рода могли бы посчитать суеверием, однако Христос был другого мнения. Нельзя думать, что от ее прикосновения исцеляющая сила вышла автоматически, поскольку Господь контролировал ее проявление. Но Он ответил на искреннюю веру женщины, открыто обратился к ней, чтобы дополнить исцеление, вернуть ей самоуважение и установить личные отношения. После этого женщина не стала бы относиться к Нему как к волшебнику–целителю.

Задержка в пути оказалась роковой, и теперь появились посланные сообщить, что за это время дочь Иаира умерла. Однако Иисус уверил начальника синагоги, что это еще не конец. Войдя в дом, Он подошел к умершей девочке и одной фразой вернул ее к жизни. Конечно, такое чудесное исцеление вряд ли могло оставаться полным секретом для людей, однако Иисус не хотел, чтобы эта история выходила за рамки узкого семейного круга: никому не следовало знать, что же произошло в комнате больной и была ли девочка действительно мертва. Иисус опасался, что люди начнут испытывать по отношению к Нему суеверный ужас, посчитав Его чародеем, вместо того чтобы поверить в Него как в Спасителя, Который открывает людям Божью любовь через великие свершения.

Примечания. 41 Начальник синагоги был ответственным за проведение богослужений и чтение проповедей, остальное делал служитель (4:20). 42 Попытки отрицать факт смерти девушки к моменту появления Христа противоречат смыслу всей истории (ср.: ст. 49). 43 Лука опускает подробности (указанные в Евангелии от Марка) о том, что женщина безрезультатно посетила множество врачей. Возможно, таким образом Лука хотел сократить историю. Кроме того, он пытался избежать излишней критики в адрес врачей. 52 Погребение умерших на Древнем Востоке совершали почти сразу после их смерти (ср.: Деян. 5:5–7), поэтому плакальщики в доме Иаира постарались как можно быстрее приступить к своим обязанностям. 55 Христос велел накормить воскресшую девочку только для того, вероятно, чтобы родственники удостоверились, что она ожила. Это могло быть также продиктовано проявлением заботы со стороны Иисуса.

9:1–50 Иисус Христос и двенадцать апостолов

9:1—9 Миссия двенадцати апостолов (см.: Мф. 10:5–15; 14:1–12; Мк. 6:7–29). Распространение учения Христа вызвало одновременно необходимость и возможность наставить двенадцать апостолов в проповеднической деятельности. Он разделил с ними власть проповедовать и исцелять больных, данную Ему Богом. Им следовало жить как можно скромней (очевидно, чтобы избежать возможных обвинений в том, что посредством проповеднического труда они зарабатывают деньги, а также для того, чтобы не допустить путаницы в том случае, если их примут за обычных путешественников, не отличавшихся излишней щепетильностью). (По версии Марка Иисус разрешил ученикам брать с собой посох:, очевидно, более поздние последователи Христа трудились в условиях, которые были тяжелее, чем тогда в Галилее.) Они не должны были выбирать удобные места и гостеприимных хозяев. Если их отказывались принять в каком–либо городе, им следовало отрясти прах со своих ног — по обычаю иудеев, покидающих языческие поселения. Подобное действие символизировало, что жители города сами отделились от истинного Израиля.

Между рассказами о начале странствий апостолов и об их возвращении к Учителю Лука поместил замечания о том, что думали об Иисусе разные люди. Таким образом, он подошел к вопросу, прозвучавшему в стихе 18. Надежда на возвращение Илии была основана на Мал. 4:5,6 (ср.: Лк. 1:17).

Ирод Антипа чувствовал себя виноватым в смерти Иоанна Крестителя. Поэтому он испугался: не Иоанн ли вернулся из мира мертвых, чтобы покарать его? Этим и объясняется его желание увидеться с Иисусом лично (ср.: 23:8). Ирод хотел удостовериться, что Иисус и покойный Иоанн — не один и тот же человек (ср.: Мк. 6:16). Похоже, что Лука многое знал об Ироде, возможно, от Иоанны, жены Хузы (8:3).

9:10—17 Насыщение пяти тысяч (см.: Мф. 14:13–21; Мк. 6:30–44; Ин. 6:1–14). Когда двенадцать апостолов вернулись после совершения первой попытки миссионерской деятельности, Иисус взял их с Собой за город, чтобы они отдохнули. Однако за ними следовало множество людей, и тогда Иисус Христос воспользовался случаем, чтобы побеседовать с ними о Царстве Божьем. К концу дня ученики начали беспокоиться, что люди проголодались, а у самих апостолов практически не было ни денег, ни еды. История о том, как Иисус чудесным образом использовал имеющийся провиант, служит для демонстрации Его силы. Марк и Иоанн более других евангелистов подчеркивают, что через это чудо Иисус открывается верующим как Податель всех благ, необходимых людям.

Примечания. 10 Вифсаида находилась неподалеку от Капернаума и была местом назначения апостолов после чуда с насыщением (так и в Мк. 6:45). Следовательно, само чудо произошло где–то неподалеку. 12 Только у Луки упоминается о том, что люди должны были где–то устраиваться на ночлег. Для этого они разбивали лагерь или просились переночевать к жителям близлежащих деревень. 16 Благословляя хлебы, Иисус мог использовать классическую иудейскую форму — «Благословен Господь Бог наш, Царь мира, подающий нам хлеб».

9:18—27 Личность Иисуса и Его судьба (см.: Мф. 16:13–28; Мк. 8:27 — 9:1). Лука опускает истории, описанные в Евангелиях от Матфея и Марка между чудом с пятью тысячами хлебами и исповеданием Петра. Очевидно, Лука полагал, что читатели уже достаточно узнали, чтобы оценить слова Петра, от лица всех остальных учеников теперь признавшего Иисуса Христом (Помазанником Божьим, или Мессией), а не просто пророком (даже таким, который мог воскреснуть из мертвых). Запретив им кому бы то ни было говорить об этом, Иисус тем самым согласился с утверждением Петра. Но при этом Он хотел оставить все в тайне, потому что все еще существовала опасность, что слово «Мессия» вызовет у людей тщетную надежду, что Он станет политическим вождем.

Однако теперь пришла пора узнать нечто принципиально новое. Как Мессии Ему суждено претерпеть страдания и смерть и затем воскреснуть из мертвых. Как и остальные иудеи, ученики не представляли, что с Мессией может случиться что–либо подобное. Вероятно, Иисус сравнил Себя со многими праведниками, которым пришлось пострадать из–за своего послушания Господу, и признал Себя Страдающим Рабом, о котором говорилось в пророчестве Ис. 53. Если ученики не сразу это поняли, то неудивительно, что им потребовалось немало времени, чтобы осознать: ученикам Мессии также следует быть готовыми к страданиям. Иисус учил, что если люди будут заботиться о спасении только своей земной жизни, они потеряют нечто неизмеримо более важное — спасение для вечной жизни в Царстве Божьем. Если они будут готовы отдать свои жизни за Него, Он поможет им обрести вечную жизнь с Ним на небесах. Те же, которые любили и берегли себя больше Христа, в день суда будут отвергнуты Им.

Примечания. 22 Иисус часто называл Себя Сыном Человеческим (ср.: 5:24; 6:5,22; 7:34). По мнению иудеев, Мессия должен был принадлежать к роду человеческому. Однако в Дан. 7:9—22 Сын Человеческий — Небесное, Божественное существо, и это точнее отражает роль Иисуса. Понятия Иисуса о предстоящей Ему миссии были также отличны от распространенного у иудеев представления о Мессии, поэтому опять же следовало избегать открыто именовать Себя Мессией.

Выражение «Сын Человеческий» может, оказывается, трактоваться по–разному. В арамейском языке такое обращение вполне могло использоваться для указания на себя как типичного представителя человеческого рода. Некоторые ученые полагают, что именно так и следует воспринимать эти слова Иисуса. Однако несомненна связь этой фразы со словами пророка Даниила, у которого Сын Человеческий, напротив, обладает вечной властью. В Евангелии говорится, что эта власть проявляется в смирении, и Его либо не узнают, либо отвергают. Иисус одновременно проявляется и как Страдающий Раб и как Божественный Сын Человеческий. 27 Вряд ли Иисус здесь имел в виду наступление конца времен, говоря о Царствии Божием. Скорее, Он подразумевал, что некоторые из Его последователей еще на земле увидят наступление Царства Божьего в Его служении или в жизни Церкви. Преображение Иисуса воспринимается как одно из исполнений сказанного Им.

9:28—36 Преображение Иисуса (см.: Мф. 17:1–8; Мк. 9:2–8). Только Лука упоминает о том, что Иисус молился перед тем, как преобразиться. Таким образом, евангелист подчеркивает Его связь с горним миром. Возможно, смысл этого эпизода в том, чтобы показать, как духовно прозрели ученики Иисуса, когда увидели, что на самом деле происходит, когда Он общается со Своим Отцом (ср.: 4 Цар. 6:17). Его одежды и лицо воссияли небесным светом, а рядом с Ним ученики увидели двух праведников, давно уже умерших. Моисей и Илия символизировали закон и пророческое служение, оба они, согласно ожиданиям, должны были появиться в конце времен. Они говорили с Иисусом о Его исходе (греч. exodos), то есть о грядущих смерти и воскресении, тем самым подтверждая сказанное Иисусом ранее (22). Петр хотел устроить три кущи (шалаша) для Христа и Его собеседников, чтобы почтить их и предоставить им кров. Однако автор настаивает на том, что Петр не вполне верно понял происшедшее. Смысл увиденного учениками заключался в облаке (символ присутствия Бога) и голосе с неба, повторившем сказанное во время крещения Иисуса (3:22), но на этот раз — обращаясь к ученикам. Потому что Иисус, Которого Петр недавно признал Мессией, на самом деле был Сыном Божьим. А Его крестные муки и смерть являли Его славу и милосердие. Следовательно, ученики должны были повиноваться Ему — и только Ему. Лука опускает разговор учеников между собой во время спуска с горы.

9:37—50 Поучения в долине (см.: Мф. 17:14–23; 18:1–5; Мк. 9:14–41). В этой заключительной части повествования о служении Иисуса в Галилее описаны несколько случаев, показывающих, что апостолы нуждались в ободрении и наставлении.

37–43а В первой истории говорится о мальчике, страдавшем эпилепсией и бесовской одержимостью. Его приводили на исцеление к тем апостолам, которые не присутствовали при преображении Иисуса на горе, и они не смогли ему помочь, хотя обладали даром исцеления (9:1). Иисус высказал Свое разочарование слабостью веры и извращенностью людей, которым требовалось Его присутствие, без которого у них не получалось прибегать к Божественной силе. Факт исцеления люди расценили как откровение о величии Божьем.

43—45 По контрасту с окончанием предыдущей истории звучат обращенные к ученикам слова Иисуса о неизбежности Его страданий и смерти. Как и Марк, Лука подчеркивает неспособность учеников понять слова Христа, но он объясняет, что их духовная слепота в данном случае была по воле Божьей.

46—48 Следующие два эпизода продолжают тему о непонимании апостолов. В первом эпизоде мы видим, как ученики спорят о том, кто из них больше. Иисус мог читать в сердцах людей и понял истинную причину их соперничества. Тогда Он показал им маленького ребенка, который в глазах иудеев был самым незначительным членом общества, и сказал, что принимающие такого ребенка принимают тем самым и Его Самого, и Его Отца. Когда между людьми существуют такого рода отношения, вопрос о первенстве просто не возникает.

49,50 В связи с предыдущим эпизодом Лука вспоминает, как апостолы отнеслись к человеку, изгонявшему бесов именем Иисуса, хотя он не был уполномочен так поступать, поскольку не принадлежал к Двенадцати. Его не следует презирать, сказал им Иисус, потому что тот, кто не против вас, тот за вас. См.: 11:23 об обратной стороне этого правила.

9:51 — 19:10 Путешествие в Иерусалим

Лука опускает события, описанные в Мк. 9:42 — 10:12, и возвращается к общему (с Марком) сюжету только после 18:15. До этого Лука приводит массу весьма интересных сведений, аналога которым нет в Евангелии от Марка. В этом разделе Лука описывает путешествие Иисуса со Своими учениками в Иерусалим (гораздо более коротко об этом говорится в Мк. 10), однако сомнительно, что все, помещенное Лукой в этот сюжет, происходило по дороге в Иерусалим. Некоторые происшествия и высказывания Христа можно также отнести к галилейскому периоду или к иерусалимскому (10:38). Скорее всего, Лука собрал материал из различных периодов служения Иисуса и поместил сюда, потому что он тематически был созвучен данному отрывку (Матфей иногда поступал таким же образом). От Иоанна мы знаем, что Иисус неоднократно приходил в Иерусалим, поэтому Лука мог просто объединить все, касающееся Иерусалима.

Лука проводит параллель между путешествием в Иерусалим и переходом иудеев через пустыню под водительством Моисея, когда иудеям были даны заповеди, на основе которых им следовало строить свою жизнь. Кроме того, дорога в Иерусалим могла символизировать крестный путь Иисуса Христа, а также жизненные пути двенадцати апостолов. В основном весь отрывок посвящен теме.ученичества и противодействия учению Иисуса. Нельзя забывать, что впоследствии ученики последовали за Христом до самого конца.

9:51 — 10:24 Обязанности и преимущества учеников Иисуса

9:51—56 Селение Самарянское. Самаряне и иудеи издавна враждовали между собой. Однако Иисус знал, что их неприятие было вызвано тем, что они считали Его одним из иудеев, при этом не отрицая Его как Мессию (см.: 4 Цар. 1:10,11). Ответ Иисуса ученикам (в ст. 55,56) ясно показывает мнение Христа. Он не стал наказывать непринявших Его, потому что пришел ради спасения, а не ради отмщения (ср.: 19:10).

9:57—62 О готовности следовать за Иисусом Христом (см.: Мф. 8:19—22). Многие люди желают следовать за Иисусом, но только до тех пор, пока не узнают, какой ценой становятся Его учениками. Иисус говорит о бездомности Сына Человеческого, а значит, и всех, кто за Ним следует. Поскольку многие доброжелатели Иисуса по собственному желанию брали на себя заботы о материальных нуждах Его и Его учеников, слова о бездомности означают, что в мире сем Он всегда отвержен людьми. Никакие отговорки и проволочки невозможны для тех, кто на самом деле решил стать последователем Иисуса Христа. Обязанность позаботиться о погребении усопших родственников считалась одной из важнейших в иудейском обществе. Предоставь мертвым погребать своих мертвецов — эта фраза означает либо «предоставь все естественному течению событий», либо «оставь эту обязанность духовно умершим». Вступившим на путь служения Христу непозволительно оборачиваться назад, как непозволительно оглядываться пахарю, желающему пропахать ровную борозду. Ответ Иисуса строже, чем ответ Илии Елисею в 3 Цар. 19:19—21. Все высказывания Иисуса в данном отрывке говорят о необходимости абсолютной преданности Ему.

10:1—16 Отправление семидесяти на проповедь (ср.: Мат. 9:37,38; 10:7–16; 11:21–23). Только один Лука указывает, что в помощь двенадцати апостолам Иисус Христос послал дополнительную группу Своих учеников, чтобы те также шли проповедовать приближение Царства Божьего. В различных рукописях упоминается то семьдесят, то семьдесят два ученика. В любом случае, это число является символическим и обозначает либо число народов (см.: Быт. 10), либо число старейшин, которые помогали Моисею (Исх. 24:1). Возможно, все–таки оно означает количество языческих народов, которым позже были посланы благовествовать апостолы, хотя здесь основной задачей остается благовестие для иудеев.

Наставления семидесяти (или семидесяти двум) апостолам почти не отличаются от тех, которые ранее были даны Двенадцати (9:1–6). Иисус сравнивал Своих посланников с овечками среди волков, старающихся помешать их задаче. Им следовало путешествовать налегке и нигде подолгу не задерживаться. Им надлежало расценивать гостеприимство людей как плату за их проповеднический труд, однако им нельзя было искать для себя более выгодных или комфортных условий, переходя с места на место. Впоследствии члены первых христианских общин усвоили эти принципы, заботясь о своих учителях и благовестниках таким образом, чтобы тем не приходилось зависеть от людей, которым они благовествовали (3 Ин. 7,8). Апостол Павел имел все основания рассчитывать на помощь опекаемых им церквей, однако предпочитал не пользоваться ею, хотя стих 7 цитировался им неоднократно в различных посланиях, где он говорил о своем праве на подобную помощь (см.: 1 Кор. 9:14; 1 Тим. 5:18).

Апостолы должны были возвещать приближение Царства Божьего, а совершаемые ими чудеса исцелений служили свидетельствами этого приближения. Они объясняли, что Божье благословение будет даровано тем, кто прослушал и принял в сердце весть о Царстве (ср.: Мк. 1:15). Тех же, кто не желал принять ее, ученики предупреждали о Божьем Суде. Но ответственности за судьбу отвергших Евангелие апостолы не несли.

Говоря о судьбе тех, кто отвергает учение о Царстве Божьем, Иисус привел в пример подпавших под Суд Божий городов древности. Иудеи презирали языческие города за их идолопоклонство, поэтому известие о том, что тем «будет отраднее» на Суде Божьем, звучало нестерпимым оскорблением для возгордившихся иудеев. В заключение Иисус добавил, что Его ученики являются полномочными представителями Его Самого и пославшего Его Бога (ср.: 9:48; Ин. 15:23).

Примечания. 6 Сын мира означает миролюбивого человека, достойного всех материальных и духовных благ, подразумеваемых в пожелании «мир дому сему». Пожелание мира должно было благотворно подействовать на того, к кому обращалось приветствие. 13 Хоразин — город к северу от Капернаума.

10:17–24 Возвращение семидесяти двух апостолов (см.: Мф. 11:25–27; 13:16,17). В том, что ученики изгоняли бесов, Иисус увидел признак падения сатаны. Лука говорит метафорически о духовном поражении сатаны, что и произошло несколько позднее во время распятия Иисуса. Изгнание бесов, то есть прислужников сатаны, означало приближение победы над их властелином (см.: Отк. 12:7—10).

Однако последователям Иисуса не следовало переоценивать свою способность изгонять бесов. Люди могут изгонять бесов и все же не быть допущены в Царство Божье (ср.: Мф. 7:22,23). Гораздо важнее знать, что твое имя написано в книге жизни (ср.: Флп.4:3).

Затем Иисус вознес хвалу Господу Богу за то, что Он открыл Свои тайны простым людям и скрыл их от обладающих человеческой мудростью. Завершив молитву, Иисус сказал ученикам, что Его Отец открыл Ему также самую главную тайну: знание Сына (понимание Его сути) и знание Отца. Таинственная связь между Отцом и Сыном такова, что только через Сына люди смогут узнать своего Отца Небесного. Многие праведники древности очень хотели бы видеть пришествие Царства Божьего, но только ученикам дано видеть и слышать Сына Божьего.

Примечания. 19 Змеи и скорпионы символизируют зло, коренящееся в душах людей (Втор. 8:15; Пс. 90:13). 22 Подлинность этой фразы неоднократно подвергалась сомнению, однако она звучит вполне по–еврейски и может принадлежать Иисусу. Все здесь относится скорее к полноте знания, чем к власти. Глагол знать приведен на иврите, чтобы подчеркнуть личное знание (как в Быт. 4:1 о брачных отношениях) или личный выбор (как в Ам. 3:2). Повторение фразы «не знает никто» подчеркивает особые отношения между Иисусом и Его Отцом, что неоднократно отражалось в Его молитвах (ср.: Мк. 14:36). Следовательно, только Иисус уполномочен открывать людям знания о Боге. Об этом же много говорится в Евангелии от Иоанна (напр., ср.: Ин. 10:15). Тема богопознания через Иисуса Христа является связующим звеном между Евангелием от Иоанна и остальными тремя Евангелиями.

10:25 — 11:13 Отличительные черты последователей учения

10:25—37 Притча о милосердном самарянине. Вступление к этой притче не следует путать с похожей историей из Мк. 12:28—31. Здесь Иисуса спрашивают, каким образом можно унаследовать жизнь вечную (ср.: 18:18). Следуя иудейским традициям и обычаям, Иисус отсылает спрашивающего к требованиям закона Моисеева. Как предельно сжато сформулировать суть этого закона? Законник дает тот же ответ, что и Сам Иисус в Мк. 12:29–31. Здесь нет ничего удивительного, поскольку во времена земной жизни Христа иудеи уже понимали связь между Втор. 6:5 и Лев. 19:18. Конечно, в свете сказанного апостолом Павлом в Гал. 3:12, ответ Иисуса может показаться законническим, однако такое суждение будет поспешным и ошибочным. Если рассматривать все Его учение в целом, то Его ответ законнику воспринимается совершенно по–другому.

Законник понял, что поставил себя в глупое положение, и попытался «оправдать себя», попросив Иисуса уточнить смысл слова «ближний». Тогда Иисус рассказал совершенно замечательную притчу. Можно было ожидать, что Он будет говорить о том, что иудею следует проявлять любовь ко всем, даже к самарянам. Но Иисус ясно показывает, что самарянин может стоять ближе к Царству Божьему, чем внешне набожный, но черствый и бессердечный иудей. В то время как законник спрашивал: «Кто мой ближний? (то есть кому мне следует помогать)», Иисус предложил принципиально другую формулировку вопроса: «Веду ли я сам себя как ближний? (то есть как человек, который помогает другим)». Христос не стал перечислять законнику всех, кого можно считать «ближним своим», потому что нарушение закона происходит не от нехватки информации, но от недостаточной любви. Проще говоря, законнику были нужны не новые знания, но новое сердце.

Примечания. 30 Дорога в 17 миль (27 км) соединяла Иерусалим и Иерихон, где обычно жили священники, когда были свободны от исполнения своих храмовых обязанностей (ср.: 1:23). 31–32 Священник и левит (храмовый служитель) могли бояться нарушить запрет, прикоснувшись к мертвому телу, однако в тексте не дано никакого объяснения их поведению. 33 Возможно, слушатели этой притчи ожидали, что третьим персонажем окажется простой иудей, таким образом, вся история обрела бы антицерковную окраску. 37 Очевидно, законник, отвечая на вопрос Иисуса, не смог заставить себя прямо сказать: «Самарянин!»

10:38–42 Служение Иисусу. Когда Марфа принялась упрекать свою сестру и пожаловалась на нее Иисусу, Тот ответил ей вежливо, но твердо. Вероятно, Марфа готовила грандиозное пиршество вместо простого ужина. Мария же предпочла слушать Иисуса, что на самом деле неизмеримо важнее, чем готовить роскошные яства. Конечно, вовсе не следует делать из этой истории вывод о том, что тратить время на размышления богоугодно, а на устроение быта — нет. Но суть рассказа о Марфе и Марии в том, что человек должен правильно делить время между служением Иисусу, слушанием и изучением Его наставлений. Однако, несомненно, полезнее слушать Христа, чем заботиться о своих нуждах (ср.: Ин. 6:27). По слову Господа важно только одно — нужна такая преданность Евангелию, какую показала Мария.

Примечания. 38 Поскольку селение, где Марфа и Мария принимали Иисуса, было Вифанией, недалеко от Иерусалима (см.: Ин. 11:1), следовательно, либо Христос посетил Марфу и Марию перед последним появлением в Иерусалиме, либо в Евангелии нарушен хронологический порядок. 41 Сложно в точности передать смысл сказанного Иисусом, неясно, относится ли слово многое к нескольким переменам блюд в противопоставление скромной трапезе из одного блюда, или же подчеркивается важность одного занятия — слушать слова Христа — по сравнению со многими различными обязанностями повседневной жизни.

11:1–13 Как молиться? (см.: Мф. 6:9–13; 7:7—11). Все христианские молитвы восходят к примеру, данному нам Самим Иисусом Христом. Господня молитва в некоторых рукописях Евангелия от Луки дана в несколько сокращенном виде по сравнению с тем, как она звучит у евангелиста Матфея. Существует мнение, что ранняя Церковь использовала слова этой молитвы в зависимости от каждой конкретной ситуации. У Луки (во многих современных переводах) Господня молитва содержит обращение к Богу и два вида прошений.

Отче — дословный перевод арамейского слова Авва, использованного Иисусом (ср.: 10:21; Мк. 14:36). В этой молитве Иисус предлагает Своим последователям обращаться к Богу с теми же словами, какие обычно использовал Он Сам.

Да святится имя Твое — это первое из двух прошений, касающееся Самого Господа Бога. Пусть имя Бога (то есть Он как Личность) прославится во всем мире. Второе прошение уточняет, как именно это должно произойти: «Да приидет Царствие Твое». Пусть Божье правосудие и мир поскорее воцарятся во всем мире. Здесь молящиеся просят Бога приблизить День Господень, и только после этого переходят к прошениям, касающимся их собственных потребностей.

Во–первых, они просят Бога послать им хлеб насущный. Это означает не только пропитание, но тот хлеб жизни, тот дар Господа, без которого наша настоящая жизнь невозможна. На каждый день (слав. днесь, греч. epiousios) может подразумевать «на будущее» или «по мере необходимости». Первый вариант содержит оттенок предвкушения будущих благословений Царства Божьего уже сегодня.

Во–вторых, это молитва о ежедневном прощении наших грехов, которое возможно только при условии, что мы также прощаем остальных людей.

И, наконец, молящийся просит Господа избавить его от искушений и дьявольских козней, ослабляющих веру и препятствующих возможности попасть в Царство Божье.

Следующие притчи призывают верующих никогда не терять надежду.

5—10 Хотя человек, у которого есть хлеб (ср.: ст. 3!), в доме, состоящем из одной комнаты (где все спят вповалку), вначале ленится встать ночью с постели, чтобы поделиться с просящим, однако в конце концов он уступает «по неотступности его». Но поскольку даже смертный уступает перед настойчивостью просящего, то тем более Господь непременно в свое время ответит на все наши молитвы, даже если нам кажется, что Он медлит с ответом (ср.: 18:1—8).

11—13 Подобно тому, как любой земной отец никогда не обманет своего ребенка и не откажет ему, наш Отец Небесный пошлет дар Духа Святого всем, кто попросит Его об этом. Здесь Иисус в общих чертах говорит о духовных благословениях, которые Бог посылает Своим детям. Это не означает, что любой, кто станет просить особых харизматических дарований, непременно получит их. Рыба и змея, яйца и свернувшиеся скорпионы внешне напоминают друг друга.

11:14—54 Противостояние фарисеям

11:14—28 Силой вельзевула или перстом Божьим? (см.: Мф. 12:22–30,43–45; Мк. 3:22–27). 14—23 Фарисеи рассчитывали помешать популярности Иисуса, объяснив чудесные исцеления, совершаемые Им, помощью сатаны (15). Другие полагали, что Иисусу следовало дать всем знамение, подтверждающее, что Он послан Богом (16).

На первое обвинение (ст. 15) Иисус ответил поговоркой о том, что всякий разделившийся дом и всякое разделившееся царство будут ослаблены и вскоре уничтожены. Поэтому глупо думать, что сатана, он же веельзевул, позволит такому произойти в собственном царстве. Кроме того, последователи фарисеев также пытались изгонять бесов, поэтому обвинение в стихе 15 оборачивалось против самих обвиняющих. Далее, поскольку Господь несомненно сильнее сатаны, факт изгнания бесов уже был достаточным свидетельством того, что Иисус делал это «перстом Божиим». Это, в свою очередь, знаменовало наступление эры спасения. И тогда отказ поддержать Иисуса означал не просто соблюдение нейтралитета, но объединение с Его врагами.

24—26 Существуют различные мнения, как относиться к этой истории: следует ли воспринимать ее буквально, или же это очередная притча о духовном обнищании? Она предостерегает людей от покаяния, за которым не следует попытки измениться к лучшему. Последствия могут оказаться ужасными. Комментируя этот стих, Томас Чалмерс говорил об «изгоняющей силе новой любви».

27,28 Евангелист Марк приводил другую историю, также освящающую отношение Иисуса Христа к этой теме (Мк. 3:31—35). Лука уже упоминал ее ранее (8:19—21) и теперь рассказывает другой случай. Весьма эмоциональное восклицание женщины, благословляющей Мать Иисуса, просто означает: «Хотела бы и я иметь сына, похожего на этого человека». Но есть в этом отрывке нечто гораздо более важное: призыв Иисуса слушать слово Божье и следовать ему (ср.: 6:46–49).

Иисус говорит о том, что людям следует понять и поверить в Него как Божьего посланника и не требовать дополнительных чудесных знамений в подтверждение этому. Если Израиль отвергнет Его благовестие, то участь его будет горше прежней (ст. 26).

Примечания. 14 Ср.: Мф. 9:32–34. 20 Здесь словосочетание перстом Божиим перекликается с Исх. 8:19 (ср.: Пс. 8:4) и означает то же, что и «Духом Божиим» (Мф. 12:28). 24 Безводные места считались, по представлениям иудеев, обычной средой обитания бесов, которые все же предпочитали селиться в человеческих телах.

11:29–32 Знамение Ионы (см.: Мф. 12:38—42). В этом отрывке Иисус отвечает на требование из стиха 16. Народ жаждал чудес, подтверждающих слова Иисуса, но Он не желал заставлять людей поверить Своему благовестию, внушив им трепет проявлением Своей силы. Напротив, Он хотел Своими делами показать иудеям характер Своего Отца, Судьи и Спасителя. Поэтому Он категорически отказался дать какое–либо знамение (ср.: Мк. 8:11,12), кроме знамения Ионы пророка. Иными словами, иудеи получат только такое знамение, каким некогда стал для Древней Ниневии пророк Иона.

В высказывании о царице Южной (ср.: 3 Цар. 10:1—10, где она названа царицей Савского [Сабейского] царства на юго–западе Аравии) подчеркивается, что она (язычница, женщина) станет свидетельствовать против иудеев, современников Иисуса, потому что сама приложила массу усилий, чтобы услышать царя Соломона, а нынешние иудеи не желают прислушаться к тому, что им говорит Тот, Кто гораздо более велик, нежели Соломон. Подобно этому, древние ниневитяне покаялись после проповеди пророка Ионы, а нынешние иудеи не желают внимать учению Иисуса. Как мы видим, само учение Христа — это и есть «знамение Ионы». Глубокий смысл сокрыт в данных словах Христа. Использование будущего времени в стихе 30 и то, как евангелист Матфей (Мф. 12:39,40) описывает воскресение Христа, проводя параллель с избавлением Ионы, позволяет предположить, что в этом отрывке Иисус подразумевает Свое воскресение и последующее второе пришествие.

11:33–36 Свет и тьма (см.: Мф. 5:15; 6:22,23). Стих 33 (который повторяет 8:16), возможно, предостерегает слушателей и не велит утаивать от других полученный ими свет (Мф. 5:15), или же содержит намек на Израиль, который получил свет от Бога и сокрыл его от остальных (ср.: 52). Но, вероятней всего, эти слова о свете относятся к свету учения Иисуса Христа, от которого отказывались иудеи. В стихе 34 око означает сознательную волю человека, его дух, воспринимающий мир, как глаз воспринимает свет. Здоровые глаза позволяют человеку увидеть свет, а больные глаза вынуждают человека оставаться в темноте. Нужно иметь здоровое духовное зрение, чтобы воспринять свет Христа. Слушатели Иисуса должны убедиться: то, что они принимают за свет, — на самом деле свет, а не тьма (35). Затем в стихе 36 говорится о том, что человек, исполнившись света истины, способен освещать путь другим людям. В целом весь отрывок предостерегает от духовной слепоты и сердечного ожесточения.

11:37—54 Лицемерие фарисеев и книжников (см.: Мф. 23:4–7,13,23–26; ср.: Лк. 20:46). Иисус посетил некоего фарисея (ср.: 7:36; 14:1), чтобы принять участие в одной из двух дневных трапез (обычных для иудеев того времени). Перед каждым принятием пищи фарисеи совершали омовение, но не из соображений гигиены, а чтобы ритуально очиститься от осквернения после контакта с язычниками и прочими грешниками (Мк. 7:1–5). Иисус, однако, обличил фарисеев в ложном благочестии. Омывая свои тела (39), фарисеи уподоблялись человеку, который стал бы мыть только внешнюю сторону грязной посуды. Поскольку Господь сотворил не только внешнюю оболочку, но и внутренний мир людей, им надлежит очищать себя не только внешне, но и внутренне. Если бы фарисеи перестали быть злыми и жадными и начали подавать милостыню нуждающимся, это могло бы очистить их сердца, а ничего другого Господь не стал бы требовать. (Таким образом, Иисус отвергает саму идею ритуального осквернения; ср.: Мк. 7:15,19.)

В стихах 42—44 Иисус трижды провозглашает «горе» фарисеям и книжникам, указывая на их духовную несостоятельность. Они настолько сосредоточились на ритуальных мелочах, что забыли об основных нравственных принципах. Они хотели стяжать всеобщее уважение буквальным соблюдением религиозных обрядов, желая прослыть людьми духовными. Но на самом деле они были просто лицемерами, обманывающими людей. Иисус уподобляет их «скрытым гробам», над которыми люди спокойно ходят, не подозревая об опасности.

Законников (5:17) Иисус обличал и прежде, теперь Он продолжил обвинение против них. Они налагают непосильное бремя на людей, не делая ничего, чтобы облегчить их ношу. Сами же пытаются создать видимость исполнения закона. Они строят памятники древним пророкам, но на самом деле остаются такими же, как их предки, убивавшие этих пророков, потому что сердце их не изменилось. Господь в Своей премудрости видел их согласие с их отцами — убийцами пророков. Отношение законников к пророкам и апостолам церкви венчает череду преступлений против тех, кто нес миру свет Божественного учения. И эти преступления не останутся безнаказанными. В конце концов они подпадут под проклятие за то, что искажали истину и препятствовали другим войти в Царство Божье.

Примечания. 41 Подавайте милостыню — эти слова означают у Луки то же, что имел в виду Иисус, говоря «очисти» (Мф. 23:26). 42 Здесь говорится о церковной десятине в соответствии с требованиями закона.

43 Эти слова следует отнести на счет тех фарисеев, которые были «учителями закона» (ср.: 20:46). 48 Они лишь внешне почитают пророков — строят им гробницы — слов же их не исполняют: в словах Иисуса содержится метафора и ирония. 51 О Захарии см.: 2 Пар. 24:20,21, а также коммент. к Мф. 23:35.

12:1 — 13:9 Готовность к предстоящему кризису

Здесь и в некоторых других отрывках (17:20–18:8; 21:5–38) Лука собрал высказывания Иисуса Христа о грядущем кризисе, который наступит в результате Его пришествия. Благая весть о спасении обернется угрозой для тех людей, которые откажутся услышать ее. Иисус неоднократно предупреждал иудеев о том, сколь пагубны последствия противостояния Ему. Это вызовет не только политическое крушение иудейского государства, но Сам Бог отречется от таких людей в День Суда. Одновременно с этим Иисус учил Своих учеников стойкому перенесению грядущих тягот и постоянной готовности к пришествию их Господа. Иудея была сокрушена в войне с Римом в 66—70 гг. н. э., но весь мир все еще ждет возвращения Господа Иисуса Христа. Некоторая сложность понимания вызвана тем, что Иисус рассматривал оба этих события как единое проявление Суда над отступниками, и Сам Он не знал точного времени этого Суда, установленного Отцом (Мк. 13:32).

12:1—12 Бесстрашное исповедание (см.: Мф. 10:26–33; 12:31,32; 10:19,20; ср.: Мк. 3:28,29). Стих 1 продолжает идею из предыдущего отрывка о лицемерии фарисеев; их учение проникло во все слои иудейского общества, подобно дрожжам в тесте, и лицемерие их оказывает разлагающее влияние на людей. Но иудеям следует остерегаться лицемерия и ханжества, потому что придет день, когда все тайное станет явным и все их сокровенные помыслы обнаружатся (ср.: 8:17).

Совсем другое искушение ожидает учеников Иисуса, которые могут из страха за свою жизнь скрывать отношение к Иисусу. Но одно дело — пострадать от людской злобы, и совсем другое, гораздо более страшное, — отречься от Него, притворившись, что не имеешь с Ним ничего общего, а потом встретиться лицом к лицу с Господом Богом, властным ввергать грешников в ад. Поэтому не следует бояться людской злобы, потому что никакие палачи не способны придумать ничего страшнее, чем навсегда быть отторгнутым от любви и мудрой заботы Господа. В зависимости от того, признает человек Иисуса Христа или же отрекается от Него, Сын Человеческий станет свидетельствовать перед престолом Божьим против тех, кто отверг Его, и за тех, кто был с Ним до конца (8,9).

В стихе 10, однако, говорится, что человек, не поверивший Сыну Человеческому или отрекшийся от Него, все еще может быть прощен. Возможно, стих 9 был обращен к ученикам, которым было непростительно непонимание значимости Иисуса, а стих 10 предназначался для остальных людей, для которых слова «Сын Человеческий» могли и не раскрывать, Кем был Иисус. Если же они отказывались принять очевидность проявления благодатного действия Святого Духа в Иисусе (например, приписывая Его силу вмешательству сатаны), то в таком случае они подлежали осуждению. Люди, преданно исповедовавшие Иисуса, получат поддержку Святого Духа перед любыми властями и судьями, по разным причинам внушающим им страх.

Примечания. 1 Слово сперва указывает на то, что следующие слова предназначены специально для учеников. 6 В Евангелии от Матфея 10:29 «две… малые птицы продаются за ассарий», смысл остается тот же. 8,9 Здесь Иисус говорит о Себе одновременно в первом лице и в третьем, как о Сыне Человеческом (ср.: Мф. 10:32,33). Очевидно, Он прибегнул к форме третьего лица, чтобы подчеркнуть связь этой фразы с текстом в Дан. 7.

12:13—34 О материальной озабоченности (см.: Мф. 6:25–33,19–21). К Иисусу обычно обращались как к учителю, то есть человеку, имеющему право разбирать дела религиозного и гражданского рода. Поэтому неудивительно, что к Нему пытались прибегнуть как к арбитру и по вопросу о собственности. Вероятно, младший брат обращался к Нему с жалобой на старшего, который лишил его законной доли наследства. Тем не менее Иисус отказался разбирать дело чисто гражданского характера. Он не был раввином, но пришел возвестить Евангелие. Поэтому Он обратился к сути вопроса и предостерег против жадности или, как сказано в более старых переводах Писания, против любостяжания. (Мог ли Он лично знать о деталях ситуации?) Любостяжание — это желание иметь больше, чем уже есть (не обязательно из зависти к чужому богатству), что не только приводит к раздорам, но и свидетельствует о принципиально неверном отношении к жизни, когда обладание становится единственно важным. Бог может неожиданно положить конец жизни человека, и тогда становится ясно, насколько бесполезно все, чем мы обладаем. За деньги всего не купишь, тем более жизни. Богач может оказаться не в состоянии обрести истинной ценности — правильного отношения к Богу А первый шаг на пути к этому — не быть привязанными к земным благам и щедро подавать милостныню бедным (33). В притче богач оказывается глупцом, безбожником и, следовательно, никчемным человеком. Каким же тогда должно быть правильное отношение к имуществу? Ученикам не следует заботиться о пище и одежде (две основные физические потребности) как о чем–то самом главном в жизни. Если Господь кормит даже беззаботных птиц и одевает цветы, то, безусловно, Он позаботится обо всем необходимом и для Своих детей. В любом случае, никакое попечение о еде и одежде не сможет продлить человеческую жизнь. Пусть в мире, где люди постоянно дерутся и соперничают друг с другом из–за лучших бытовых условий, ученики Христа прежде всего ищут Божьей воли и Его спасения, и тогда они увидят, что об их телесных нуждах уже позаботились. Ученикам следует распродать все свое имущество и отдать деньги нуждающимся, чтобы всецело устремиться на поиски небесного сокровища, которое не оскудевает.

Может показаться, что такое учение поддерживает лентяев в их беззаботности, потому что «Господь все управит, поэтому можно самому ничего не делать!» Однако Иисус обращался не к беззаботным лодырям, но к людям, обеспокоенным ежедневным искушением принять участие в общей борьбе за выживание. Им следует положиться на Господа и понять, что же действительно ценно в этом мире.

Примечания. 25 В греческом оригинале употреблено слово «локоть» (мера длины [45 см]), которое также может быть использовано метафорически для обозначения периода времени. «Прибавить росту на локоть» могло означать «прибавить себе дней жизни». 31 Искать Царства Божьего — это значит, что главной целью своей жизни человек ставит приближение к Господу и всецелое исполнение Его воли.

12:35–48 Пришествие Сына Человеческого (см.: Мф. 24:43–51). Объяснив людям, каким образом им следует устремиться всеми помыслами к Господу, чтобы стяжать Царство Божье, Иисус переходит к обсуждению того, как должно относиться к своему будущему. Ибо людей ожидает пришествие Сына Человеческого (40), причем произойдет это неожиданно для всех, и никому не дано предугадать время, когда это случится. С пришествием Его наступит и час Суда (8,9), и, одновременно, торжество правления Божьего. Поэтому всем ученикам и последователям Христа необходимо подготовиться к этому дню, постоянно пребывая в служении Господу, подобно тем рабам, которых их господин находит бодрствующими по возвращении своем. Упоминание именно ночного времени подчеркивает необходимость полнейшей готовности и бодрствования. Вторая, очень краткая притча, — о неожиданном вторжении грабителя и неготовности хозяина дома, застигнутого врасплох. Эта притча показывает нам другую сторону ожидания часа, когда придет Господь, и подчеркивает серьезность последствий неподготовленности к Его пришествию.

Но возникает вопрос: для кого предназначалось это наставление? Относилось ли оно ко всем, кто считает себя слугами Господа, или же предназначалось для тех, кто руководит этими последователями? Похоже, что Иисус все–таки имел в виду последних. Раб, которого господин назначил смотреть за домом и который хорошо справился со своими обязанностями, несомненно получит награду от своего господина; но если раб воспользовался отсутствием господина и вел себя как ему заблагорассудится, возвращение хозяина станет для него большим несчастьем. Мера его наказания будет зависеть от знания им или незнания воли господина и, соответственно, меры его ответственности. Небесный приговор будет означать не только виновность или невиновность; существуют различные меры ответственности за содеянное.

Употребление будущего времени в стихах 42—48 относится, скорее всего, к ситуации в Церкви после вознесения Иисуса. Фактически, все отрывки данного раздела относятся к ученикам Христа на период после Его воскресения и до Его второго пришествия (следует отметить перемену в слушателях в стихе 54).

12:49–59 Время выбора в Израиле (см.: Мф. 10:34–36; 16:2,3; 5:25,26). Однако именно здесь и сейчас наступает основной момент, когда люди должны решить, признают ли они Иисуса Своим Господом. Его пришествие принесло в мир разделение. Ему было предназначено низвести огонь на землю, и Он жаждал, чтобы этот огонь вспыхнул и разгорелся в полную силу. Для этого Иисусу необходимо пройти через страдания, и Он томится и ждет, чтобы предначертанное наконец совершилось.

Его приход не принесет мира и успокоенности, напротив, Его служение неизбежно вызовет противостояние распространению Благой вести даже среди родственников.

И ни трагичности, ни серьезности этой ситуации люди не понимают. Они могут предсказать перемену погоды по изменению направления ветра, но не в состоянии увидеть знамений перемены времен. Они не в состоянии осознать, что уподобились тому, кого обвинитель тащит в суд. Мудрый человек постарается уладить дело до того, как его осудят и отправят отбывать срок в темницу. Сейчас пришло время отвечать Иисусу, скоро будет слишком поздно.

Примечания. 49 Здесь огонь означает распространение Евангелия или очищающую силу Господа, и Иисус желает, чтобы он возгорелся быстрее. 50 Погружение в воду — метафора несчастья и страдания (ср.: Пс. 68:2—4). Таким образом, крещение (буквально «погружение в воду») означает страдания Иисуса (ср.: Мк. 10:38,39). О слове томлюсь см.: 2 Кор. 5:14; Флп. 1:23. 56 Слово лицемеры здесь стоит скорее в значении «безбожники», нежели «притворщики». 59 Не следует рассматривать эту притчу как учение о чистилище.

13:1—9 Необходимость покаяния. Два кратких увещевания Иисуса подчеркивают необходимость откликнуться на кризис, вызванный Его пришествием в мир. Несколько паломников, посетивших Иерусалим на Пасху, были убиты римскими солдатами прямо в храме во время жертвоприношения. Сообщение об этом вполне соответствовало характеру Пилата, хотя этот отдельный случай слишком незначителен, чтобы попасть в записи Иосифа Флавия о данном периоде. Реакция Иисуса на рассказ об этом противоречила расхожему у правоверных иудеев мнению о том, что больших грешников постигает наиболее страшное бедствие. Это было так же глупо, как полагать, что люди, по несчастной случайности погибшие под каменной кладкой, были особыми грешниками. (Этот несчастный случай также оказался слишком незначительным, чтобы быть отмеченным в исторических книгах.) Правильней считать, что иудейский народ в целом согрешил перед Господом, и поэтому все его представители должны разделить судьбу грешников, если только они не покаются.

Такая ситуация, сложившаяся для всего народа, напоминала судьбу дерева, не способного принести плоды. Оно годиться только для уничтожения, ибо на освободившейся земле можно вырастить здоровое дерево. Но, подобно владельцу дерева, готовому раз за разом подпитывать его, Господь решил дать Израилю возможность покаяться. Если же люди откажутся воспользоваться этим, то сами понесут ответственность за свою судьбу. В этой притче виноградарь символизирует Иисуса, выступающего перед Господом в защиту Израиля, не заслуживающего подобной милости.

Примечания. 6 Различные плодовые деревья могли быть посажены в винограднике. Смоковница символизирует Израиль в Ос. 9:10. 7 Плоды нельзя было собирать с деревьев в течение первых трех лет (Лев. 19:23), следовательно, данному дереву было шесть лет.

13:10—35 Спасительное действие Божьего правления

13:10–17 Скорченная женщина. В предыдущем отрывке служение Иисуса Христа представлялось как время выбора; теперь делается упор на грядущем спасении. Женщина, страдающая от искривления позвоночника, была освобождена в субботу в синагоге. Начальник синагоги стал спорить, что в данном случае не стоял вопрос жизни и смерти, поэтому исцеление следовало отложить до буднего дня. Иисус ответил ему, что если уж скот отвязывают по субботам, чтобы напоить (это разрешалось иудеям), то эта женщина тем более нуждается в освобождении от болезни. Отметим, что немощь описывается как вызванная духом немощи (11) или как узы сатаны (16). Таким образом, человеческие страдания вызваны тем же космическим беспорядком, что и человеческая греховность. Заключительная фраза показывает, как люди радуются спасению, открытому в Иисусе, в то время как противившиеся Ему остаются постыженными.

13:18—21 Две притчи о Царстве Божьем (см.: Мф. 13:31–33; Мк. 4:30–32). Две притчи, приведенные здесь, связаны с приходом спасительного Царства Божьего в Иисусе. В них содержится обещание, что труд Бога получит славное завершение, как бы малы и незначительны ни казались начинания. Подобно тому, как из малого горчичного семени вырастает огромное дерево, подобно малому количеству закваски, способному сквасить много теста, малое начинание станет расти и широко распространяться. Попытки отыскать различные значения в этих двух притчах сомнительны, а мнение о том, что закваска олицетворяет зло (а не Царство Божье), бесспорно ошибочно.

13:22—30 Вход в Царство Божье (ср.: Мф. 7:13,14,22,23; 8:11,12). Упоминание об Иерусалиме, где Иисусу предстоит быть распятым, напоминает контекст учения Христа. Многим ли людям суждено спастись, то есть войти в Царство Божье? Ортодоксальная религия учила, что все иудеи, за исключением закоренелых грешников и отступников, смогут войти туда. Но некоторые иудейские группировки ограничивали число спасенных теми, кто выказал истинную веру в соответствии с правилами, установленными ими самими. Иисус отказался от подобных предположений. Гораздо важнее, сказал Он, увериться в том, что ты лично сможешь обрести спасение. Царство Божье подобно дому с тесными вратами, через которые не все смогут пройти. Когда начнется пир (Мф. 25:10), врата окажутся затворенными, и тогда будет поздно пытаться пробраться внутрь. И будет бесполезно ссылаться на свое знание об Иисусе, если ты ранее не следовал Его учению. Никто не сможет автоматически попасть в Царство Божье. Некоторых иудеев туда не допустят, и их места займут язычники из стран всего мира, а рядом с ними окажутся святые всех времен Ветхого Завета. Те, кто посчитает себя первыми, будут последними. Вновь подчеркивается необходимость покаяния (гл. 12 и 13): спасение и Суд неотделимы друг от друга.

13:31—35 Плач по Иерусалиму (см.: Мф. 23:37–39). Некоторые из фарисеев предупреждали Иисуса, что Ему следует бежать из пределов, подвластных Ироду (то есть из Галилеи и Переи). Неясно, были ли то сочувствующие Иисусу, предупреждавшие Его об опасности, или же враги, подосланные Иродом, чтобы напугать Иисуса и заставить Его замолчать. В любом случае, Иисус презрел эти угрозы, усугубленные смертью Иоанна Крестителя. Лисица — намек на хитрость и коварство Ирода. Однако Ирод не мог причинить вреда Иисусу, потому что Божественное провидение уготовало Ему путь в Иерусалим, где Бог назначил Ему время для страданий. В настоящее же время Ему предстояло продолжить Свой труд, а затем закончить Свой путь пророка в Иерусалиме. При мысли об этом Он восскорбел о городе, который постоянно отвергал послания от Господа (и который в конце концов окажется отторгнутым от Царства Божьего). Даже встретившись с любовью и состраданием Иисуса, Иерусалим не смягчился. Следовательно, его храм будет «пуст», он лишится Божьего присутствия, и город не увидит Иисуса до тех пор, пока не будет готов встретить Его как Мессию.

Примечания. 32 Слова сегодня и завтра не следует понимать в том же смысле, как в Исх. 19:10,11 или Ос. 6:2, где «два дня» — это короткий промежуток времени перед кризисом (третий день). Иисус говорит о решимости продолжать Свое дело, пока не придет время Его подвига (ср.: 2 Тим. 4:7). 33 Повторяется мысль о предопределенном времени Его миссии. 34 Слова сколько раз подразумевают, что Иисус посещал Иерусалим больше одного раза. 35 Благословен… перекликается с 19:38, но относится ко второму пришествию.

14:1—24 Иисус на обеде у фарисейского начальника

14:1—6 Больной водянкой. Трапеза после субботнего богослужения в синагоге давала Иисусу возможность произнести проповедь, во время которой Он использовал образ пира. Однако сначала Он исцелил человека, страдающего водяной болезнью (когда отдельные части тела распухают из–за скапливания жидкости в тканях). Это чудо вызвало гнев у враждебно настроенных свидетелей, потому что оно было совершено в субботу. Иисус объяснил, что Его поступок не отличается от действий тех, кто спасает от гибели скот, упавший в колодезь. Эта история по смыслу напоминает притчу, рассказанную ранее в 13:11–17, и вполне возможно, что изначально эти две истории рассказывались вместе (подобно двум притчам в 13:18—20). Однако здесь Иисус проявил сострадание не к званому гостю (ср.: ст. 13,21), а к несчастному, который, видимо, дожидался Иисуса при входе в дом.

В стихе 5 в одной из лучших рукописей стоит «сын», но в остальных читаем «осел», что больше подходит по смыслу. То, что Иисус здесь считает вполне допустимым, ортодоксальным иудейским законом было запрещено в соответствии с более строгими правилами Кумранской общины: «Пусть никакому животному не оказывается помощь в родах в течение Субботнего дня; и если оно упадет в яму или колодец, пусть его не вытаскивают оттуда в течение Субботнего дня» (Дамасское правило 11:13,14). Вероятно, Иисус имел в виду, что раз люди хотели помочь животному, то тем более захотели бы помочь человеку.

14:7–11 Почетные места. Наставление Иисуса здесь — не просто хороший совет о поведении в обществе, как в Прит. 25:6,7. Как всякая притча, оно имело духовное значение. Брачный пир был известным символом Царства Божьего и небесного блаженства (15). Притча основана на знании практики рассаживать за столом гостей в зависимости от их положения в обществе. Самые важные гости прибывали последними, и тогда не столь знатные гости должны были пересесть на менее почетное место, приличествующее им. Гораздо лучше вести себя скромно и ждать, пока тебя пригласят на более почетное место. Ибо Господь возвышает смиренных и унижает гордых. (Пассивная форма глаголов унижен будет и возвысится [Господом] в стихе 11 используется, когда действующим лицом является Господь.) Конечно же, речь здесь идет не о притворстве, когда занимают менее почетное место специально для того, чтобы при всех быть приглашенными на место более почетное.

14:12–14 Выбор гостей. Этот простой совет полностью соответствует высказываниям Иисуса о делах, за которые награда будет получена еще в этой жизни (Мф. 6:1,2,5,16). Людям следует стремиться совершать такие поступки, за которые Господь их наградит, но это может быть понято превратно.

Иисус не обличает устроение пира для своих близких или друзей как таковое: Он Сам посещал такие пиры (Ин. 2:1–11). Выражения, вроде «не делайте того–то, а делайте вот это», иногда означают (как здесь) следующее: «…поступайте не только таким образом, но еще (и больше) вот этаким». Иисус обличает такое отношение, когда все хорошие поступки совершаются исключительно ради материальной, земной награды.

Кроме того, Он не говорит, что мы должны творить добро исключительно с целью получить лучшую и вечную награду на небесах. Ведь такое отношение также было бы своекорыстным! Нам следует благотворить тем, кто ничего не может дать нам взамен, а вопросы о награде и признании оставить Господу Богу.

Воскресение праведных не означает, что неправедные люди не воскреснут для Божьего Суда (Деян. 24:15). Однако только для праведников воскресение — это благо.

14:15—24 Пир в Царстве Божьем (ср.: Мф. 22:1—10). Упоминание о воскресении позволило одному из гостей высказаться, как счастливы люди, которым будет позволено присутствовать на пиру в Царстве Божьем. В ответ Иисус поднял вопрос о том, каких людей пригласят на этот пир. Двойное приглашение, посланное гостям (16,17), было в обычае тех времен. Причины, по которым приглашенные отказывались прийти, звучали для иудеев весьма неубедительно, и они получали удовольствие от юмора описанной ситуации до тех пор, пока не осознали, что именно так, по мнению Иисуса, и они отвечают на приглашение Господа. Все это служит прекрасным объяснением, какого рода благочестие было выражено одним из гостей в стихе 15: самое главное, примет ли приглашение человек, званый на небесный пир. Но история продолжается, чтобы дальше показать, как Господь приглашает людей, не имеющих положения в обществе. Раньше Иисус уже объяснял, почему Он благовествует для «мытарей и грешников» (см.: 15:1—32).

Весьма похожая история в Мф. 22:1–10 ставит перед нами вопрос, Сам ли Христос рассказал две похожие, но отдельные истории, или же Его ученики разделили на две части одну рассказанную Им историю? Иными словами, нам следует понять, какова основная идея каждой истории в отдельности.

Примечания. Иудейская история, восходящая по крайней мере к V в. до н. э., рассказывает нам о честолюбивом мытаре, который пытался повысить свое социальное положение, пригласив на обед аристократов, но был жестоко ими осмеян. Чтобы приготовленная пища не пропала впустую, он решил пригласить на обед нищих. Если эта история была известна во времена Иисуса, то это освещает Его притчу интересным образом. 16,17,23 Здесь могут быть аллюзии к призванию Бога в Ветхом Завете, которое через Христа было обращено к иудеям, а затем к язычникам.

14:25—35 Цена следования за Иисусом (ср.: Мф. 10:37,38; 5:13; Мк. 9:50)

Прежде чем перейти непосредственно к теме «благовестил для отверженных» (освещенной в ст. 21—24), Иисус перечисляет строгие условия, сопутствующие Его приглашению на небесный пир. Быть учеником означает быть полностью готовым поставить интересы дела выше интересов семейных или личных. Ученики должны приготовиться полностью отрешиться от себя, поскольку нести свой крест буквально означает «быть готовым к страданиям» или, метафорически, «умереть для всех личных желаний». Людям следует понять, какой ценой дается способность сказать «нет» своей самости, прежде чем они встанут на путь, по которому, возможно, не смогут пройти до конца. Как глуп тот строитель, который оставляет свой дом недостроенным из–за того, что деньги, отложенные на строительство, кончились раньше, чем он рассчитывал. Так же глуп военачальник, который не задумался о силе своей армии, перед тем как идти на битву с более сильным врагом. Ученик, который оставляет свой путь на середине из–за того, что ему слишком трудно идти дальше, бесполезен, как соль, утратившая свой вкус и ставшая непригодной для приготовления пищи и даже для удобрения почвы. Невозможно сделать ее снова полезной.

Примечания. 26 Возненавидеть здесь означает «любить меньше». 27 Казнь через распятие была довольно обычным явлением в Иудее, поэтому люди хорошо понимали, что имел в виду Иисус (ср.: 9:23). 34 Неочищенная смесь, употребляемая в качестве соли, могла утратить свою соленость и стать бесполезной. Как соль нужна до тех пор, пока она сохраняет свою соленость, так и ученик до тех пор остается учеником Христа, пока не утратит главного свойства — способности на самопожертвование.

15:1—32 Благовестив для отверженных

15:1—10 Потерянная овца и потерянная драхма (ср.: Мф. 18:12–14). Общение Иисуса с презираемыми членами общества обычно рассматривалось фарисеями как греховное и непростительное, и они постоянно обвиняли в этом Иисуса. Позднее их отношение было выражено в раввинском высказывании: «Пусть никто не общается с грешником, даже ради научения его закону». Иисус уже объяснял Свое поведение, когда говорил о нуждах таких людей (5:31,32). В притче о небесном пире Он продолжил тему, заявив, что скорее передаст приглашение Господа таким людям, нежели людям внешне религиозным, но отвергнувшим Его. Дальнейшее развитие тема получит в трех последующих притчах: там открывается самая главная причина. Бог радуется возвращению каждого потерянного грешника, поэтому Иисус больше всего желает «взыскать и спасти погибшее» (19:10). Подобное отношение Господа показано на примере пастуха, который с готовностью ходит по горам в поисках пропавшей овцы. Могут быть и такие пастухи, которые спросят: «Что страшного, если пропадет одна овца, раз в стаде останется еще девяносто девять?» — проигнорируют ценность пропавшей овцы. Но не так с Господом Богом. Он радуется даже еще больше (если это возможно) возвращению заблудшей овцы, чем сохранности всех, оставшихся дома. Также и домохозяйка приглашает подруг разделить с ней радость, когда находит потерянную монету. Именно так, подразумевается в притче, следует фарисеям разделять с Господом радость о спасении грешников.

Примечания. 3–7 В Мф. 18:12–14 притча о потерянной овце служит для наглядного примера ученикам, как следует заботиться о слабых членах Божьего стада. 7,10 На небесах более радости будет и бывает радость у Ангелов Божиих — это разные способы сказать о том, что радуется Сам Господь, но эти фразы также указывают на то, что Божьему народу следует разделять с Ним Его радость. 8 Описание того, как женщина зажигает свет и выметает комнату, означает, что она довольно бедна и живет в маленьком крестьянском домике без окон и с низким входом.

15:11—32 Блудный сын. Третья притча говорит о том же, но гораздо подробней. На самом деле ее главный герой — это отец, на примере которого раскрывается характер Бога (хотя Сам Господь тоже появляется в истории; ср.: ст. 18).

Ситуация в притче строится на том, что собственность может быть передана во владение либо по завещанию, либо еще при жизни. Младший сын потребовал, чтобы ему немедленно предоставили полные права на владение полагающейся ему частью (примерно одной третью) отцовского имения, которая должна была отойти ему в наследство после смерти отца. Старший сын остался дома, и отец сохранил свои права над всем, что производилось в его части имения. Однако младший сын обратил свою долю в наличность и переехал, чтобы наслаждаться жизнью вдали от родного дома и отцовского надзора. Расточительность и беспутство вскоре довели его до полного разорения, а друзья, которые помогали ему растрачивать деньги, исчезли. Он смог найти лишь самую грязную и презренную работу (особенно для еврея, поскольку свиньи считались у них нечистыми животными). Он с радостью прибавил бы к своей скудной еде остатки от рожков, которые ели свиньи, хотя это было отвратительно. Столь отчаянное положение стало причиной его покаяния. Он осознал не только то, что впустую растратил свою жизнь, но также и то, что уже недостоин называться сыном своего отца; теперь он годился только в слуги и был готов, смирившись с этим, вернуться домой хотя бы в качестве раба.

Однако прежде чем он дошел до дома, отец увидел его, обрадовался его возвращению и (не успел он вымолвить хотя бы что–нибудь из заготовленного признания) пригласил его вновь присоединиться к семье. Отец принял его с большим почетом и отдал приказания для праздника в честь возвращения сына, который не был ни достойным, ни погибшим.

Но один человек, его старший брат, отказался присоединиться к веселью и выказывал недовольство щедрым приемом. Он обвинил своего отца в том, что тот никогда не относился к нему с таким же радушием хотя бы из–за того, что все в доме принадлежало ему. Некоторые люди могут быть потерянными даже в родном доме.

Остается без ответа вопрос: присоединился ли старший брат к празднующим возвращение младшего брата? Несомненно, ответ отсутствует умышленно. Потому что старший брат здесь олицетворяет всех фарисеев и тех, кто уподобился им, так что притча призывает их изменить свое отношение к отверженным.

Хотя своей кульминации притча достигает именно в момент, когда возникает этот вопрос, на самом деле основное внимание принадлежит всепрощающей Божьей любви. Притча призвана пристыдить фарисеев и склонить их к позитивному отклику на подобные ситуации. В рассказе ничего не говорится о взыскании Им с погибших (как в 15:3—10) или о необходимости искупления греха, но лишь потому, что эта история — притча, а не детальная аллегория, и в ней ясно сказано об остальных сторонах взыскательной и жертвенной любви Господа.

Примечания. 18 Небо здесь означает «Господа». Покаяние блудного сына было совершенно искренним во всех отношениях, хотя для этого ему потребовалось дойти до состояния крайнего отчаяния. 21 В переводе NIV: слова «…сделай меня одним из твоих наемников» добавлены педантичными переписчиками, которые проигнорировали тот факт, что отец прервал признания сына прежде, чем тот успел их закончить. 22 Дары были знаками уважения и власти. Обувь могли носить только свободные люди, но не рабы. 29,30 Жалобы старшего брата выражены несколько преувеличенно. Он не смог заставить себя произнести «мой брат», а вместо этого пренебрежительно сказал этот сын твой.

16:1—31 Предупреждения о богатстве

После того как Иисус выказал Свою заботу о бедных и отверженных, Он предупредил об опасностях алчности и богатства (14,19), а также об опасности не успеть ответить на благовестие. В любом случае, людям следует прислушаться к учению о заповедях Божьих, изложенному в Ветхом Завете, ибо заповеди эти остаются неизменно ценными. Высказывания на эту и близкие к ней темы были собраны вместе. Таким образом, в данной главе многое говорится и об отношении учеников к богатству.

16:1—9 Притча о неверном управителе. Некий богатый человек нанял управителя, чтобы тот присматривал за его имением и содержал в порядке счета, однако на управителя пало подозрение в том, что он плохо исполняет свои обязанности, а возможно, и ведет себя нечестно. Когда управитель осознал грозящую ему опасность увольнения, он созвал всех должников своего господина и позволил им изменить цифры в расписках, чтобы их долги оказались меньше действительных. Это заставило их преисполниться чувством признательности к нему и могло сыграть ему на руку, когда он остался бы без работы. Защищая свои интересы, он проявил недюжинную хитрость.

К кому обращена притча? Возможно, в ней просто содержится призыв приготовиться к предстоящему кризису, вызванному распространением учения Иисуса, проявив при этом те же усердие и благоразумие, что и неверный управитель. С другой стороны, Иисус добавил, что сыновья века сего догадливее сыновей света, а это может указывать, что притча была предназначена для учеников (8) или для фарисеев, чье сребролюбие отлучало их от дружбы Господа (14; ср.: 11:39—41). Тогда смысл притчи в том, что людям следует брать пример с управляющего и использовать свое богатство, делая добро ближним, ради того чтобы приобрести дружбу Господа; в таком случае Господь примет их в Свою вечную обитель, после того как деньги станут для них бесполезными (9). Третий вариант таков, что на самом деле неверный управитель из притчи вовсе не поступал нечестно. Он мог просто освободить должников от слишком высоких процентов, оговоренных при заключении сделки (что было противозаконно). Если это так, то тогда притча поучает нас, что богатые могут приобрести дружбу Господа, проявляя щедрость и следуя требованиям закона.

Ни одну из этих версий не следует сбрасывать со счетов. На самом деле, в притче может содержаться несколько идей, что видно на примере стихов 8—13.

Примечания. 6,7 Поскольку масло было дешевле пшеницы, долги сокращались примерно на одинаковую сумму. 8,9 Господин мог быть как хозяином управляющего (как в NIV), так и Самим Иисусом Христом (в этом случае греческое kyrios означает «Господь»). Управителя господин похвалил за его догадливость, а не за честность. Неверный и богатство неправедное означают людей и деньги (буквально «маммону») века сего, принадлежащего злу.

16:10—13 Вопрос о верном служении (см.: Мф. 6:24). Теперь следует перечисление различных общих принципов служения (то есть заботы о чем–либо, что было вверено вам кем–либо для хранения).

Во–первых, то, как люди ведут себя с небольшой суммой денег, служит показателем, как они поведут себя с более крупной суммой (10). Если люди плохо заботятся о деньгах, то вряд ли им будут доверены духовные ценности, которые гораздо более важны (11).

Во–вторых, если люди не способны выказать надлежащую заботу о чем–то, вверенном им, о чем им придется отчитываться, то им никогда не дадут собственного богатства, которое они могли бы использовать по своему усмотрению (12).

В–третьих, все требования Господа направлены исключительно против пристрастия к богатству (13). Древняя практика рабства исключала такой вид труда, при котором работник мог по утрам работать на одного нанимателя, а по вечерам — на другого.

16:14—18 Фарисеи и закон (ср.: Мф. 11:12,13; 5:18,32). Людям, пытающимся одновременно стяжать богатство и быть набожными, такое учение пришлось не по вкусу. Тогда Иисус предупредил их, что даже если они успешно убеждают других в своей праведности, их скрытая алчность очевидна для Господа и является мерзостью в Его глазах.

Стихи 16—18 отвечают на обвинение в том, что учение Христа и Его последователей перечеркнуло закон Ветхого Завета и содержащиеся в нем моральные требования. Иисус отверг это обвинение: воля Господа по–прежнему изложена в Ветхом Завете (29). Конечно, кончилось время закона и пророков, теперь пришло новое время — Царства Божьего. Однако это не умаляет значения закона. Приведен конкретный пример: развод, после которого следует повторный брак, — это прелюбодеяние. Таким образом, Иисус показывает, что Он еще строже понимает требования закона, чем трактовали его фарисеи. Иудеи полагали, что грех прелюбодеяния может совершить либо женщина перед своим мужем, либо один мужчина перед другим; Иисус учит, что мужчина может стать прелюбодеем и согрешить перед собственной женой.

Примечания. 16 Предложенная евангелистом Лукой версия этого высказывания могла быть его попыткой пояснить смысл сложной для понимания фразы, оставленной в Мф. 11:12, — «Царство Небесное силою берется». Всякий усилием входит в него — это предложение, скорее всего, относится к обычным людям, стремящимся войти в Царство, а не к бесам или противникам Царства, и не к зилотам, пытающимся вынудить Господа к более активным действиям.

16:19–31 Богач и Лазарь. Притча подразумевает, что богач практически ничего не сделал, чтобы предотвратить крайнюю бедность и гибель нищего. Уличные псы были нечистыми животными и поэтому особенно мерзкими. Следует полагать, что Лазарь («Тот, кому помогает Господь») был благочестивым человеком.

Нищий обрел почетное место рядом с Авраамом, отцом всего еврейского народа и другом Господа. Богач оказался в аду, где его ожидали муки. Он назвал Авраама «отцом», надеясь получить от него помощь, но тот (хотя и назвал в ответ его «сыном») отказался исполнить его просьбу.

До этих пор история развивалась в русле традиций, но здесь появляется нечто новое. Возможно ли каким–то образом предупредить братьев богача, которые, вероятно, также богаты и беззаботны, прежде чем они попадут в ад? Ответ гласит: учения, изложенного в Ветхом Завете, для этого вполне достаточно. Ни один человек, даже и вернувшийся с того света, не сможет повлиять на тех, кто не прислушивается к воле Господа, изложенной в Писании. Все, кто не следовал заповедям Писания о любви и сострадании, будут потеряны для будущей жизни.

Эта история — притча, а следовательно, вовсе не обязательно содержит буквальную информацию о жизни будущей. «Ад» по бытующему у древних евреев поверью был местом пребывания мертвых, и не ясно, говорит ли Иисус о времени до или после Страшного суда. Единственное, что совершенно ясно, — это то, что судьба богача решена окончательно. Хотя об упокоении нищего на лоне Авраамовом говорится в торжественных и символических выражениях, тем не менее именно такая судьба уготована людям.

17:1—19 Наставление Иисуса ученикам

17:1–4 О соблазнах (ср.: Мф. 18:6,7,15,21,22; Мк. 9:42). В собрании наставлений для учеников этот первый раздел посвящен «соблазнам», то есть всему, что склоняет людей к греху. Хотя они и неизбежны в нашем нынешнем мире, однако Иисус строго предупреждает Своих учеников о том, чтобы они сами ни в коем случае не стали причиной прегрешений других людей, то есть не соблазнили бы никого и не послужили бы дурным примером. Им лучше утонуть, нежели соблазнить кого–либо и подвергнуться судьбе, уготованной таким соблазнителям. Наоборот, ученикам следовало оказывать помощь любому члену их общины, впавшему в грех, одновременно обличая и прощая его, как бы часто в этом ни возникала нужда.

17:5,6 Сила веры (ср.: Мф. 17:20; Мк. 11:22,23). Иисус объяснил, что желание стяжать веру необходимо для того, чтобы дать ученикам силы выполнять Его заповеди; даже совсем маленькое «количество» веры способно творить чудеса. Просьба: «Умножь в нас веру» может просто означать «Дай нам веру». Высказывание о смоковнице не подразумевает буквального истолкования.

17:7—10 Обязанности. Рабы, исполнившие свои обязанности, не имеют права ожидать какой–либо награды сверх оговоренной платы и в этом смысле остаются нестоющими, потому что им нечем похвастаться. Сам Иисус проявлял другое отношение, служа Своим ученикам (Ин. 13:1—16; ср.: наставление в Лк. 12:35–38; 22:27). Он учил людей, что отношения с Господом строятся в гораздо большей степени на основе милосердия и веры, а не закона и обязанностей. В этой притче Он преподает необходимый урок всем, кто, поддавшись искушению, кичится своей верой и своими добрыми делами ради Господа.

То, что Иисус использовал для иллюстрации Своей мысли отношения с рабами (то есть привел пример из повседневной жизни того времени), вовсе не означает, что Он одобрял рабство как институт, равно как Он не пропагандировал нечестные отношения в 16:8.

17:11–19 Благодарный самарянин. Когда несколько прокаженных искали исцеления у Иисуса, Он просто велел им пойти и показаться священникам (ср.: 5:14). Смысл здесь в том, что они должны были выказать свою веру в послушании, что и привело бы их к исцелению. Все проявили веру и исцелились, но только один из них задержался, чтобы вознести хвалу Господу и поблагодарить Иисуса за исцеление. Иисус отметил неблагодарность остальных (по–видимому, иудеев) и сказал, что вера самарянина спасла и душу его, и тело. В этой истории одновременно показывается чудесная сила истинной веры (ср.: ст. 6) и преподается урок о необходимости благодарности как части веры.

Примечания. 11 То, что случай, описанный Лукой, произошел на границе, объясняет смешанный национальный состав группы прокаженных. Однако само место точно не установлено. Возможно, здесь Галилея включает Перею, район к востоку от Иордана, где также правил Ирод.

17:20 — 18:8 Пришествие Сына Человеческого

17:20–37 Царство Божье и Сын Человеческий (ср.: Мф. 24:23–28,37–41). Иисус прежде уже говорил о пришествии Царства Божьего и Сыне Человеческом (9:26; 10:9,11; 12:40). Вполне естественным был вопрос, когда же эти события произойдут? Возможно ли по каким–либо признакам определить приближение Судного дня, чтобы люди смогли подготовиться к нему или черпать надежду в мысли о том, что этот день уже недалек?

Иисус отвечал, что наступление Царства Божьего не будет сопровождаться какими–либо видимыми знаками. Люди не смогут заранее сказать: «Вот, здесь». Вторая часть Его высказывания нелегка для понимания. В NIV и в некоторых других переводах сказано, что Царствие Божие внутрь вас есть. Этот перевод сомнителен не только потому, что Царство Божье вовсе не находилось внутри фарисеев, на чей вопрос Иисус и ответил этим предложением, но, главное, потому что Иисус больше ни разу не говорил о Царстве Божьем как о внутреннем, духовном состоянии. «Среди вас» (N1V) — гораздо более правильный перевод, тогда фраза может означать «в пределах досягаемости». Хотя Иисус сказал «есть» (в настоящем времени), некоторые полагают, что на самом деле Он говорил о будущем. Это также маловероятно, поскольку Иисус все время говорил о Царстве Божьем, как о уже наступившем (11:20), равно как и о будущем. Царство Божье уже действовало среди слушателей Иисуса, для них оно уже было в пределах досягаемости.

Затем Иисус обращается к будущему и говорит о том, как Бог внезапно вмешается в человеческую историю —- снова без каких–либо предупреждающих признаков. Люди будут стремиться узнать время пришествия Сына Человеческого и увидеть наступление нового времени отчасти из–за тех несчастий, которые выпадают на их долю в этом мире. В такой ситуации они могут легко обманываться ложными знамениями. Когда Сын Человеческий действительно придет, Его славное пришествие станет достаточно очевидным для всех, чтобы понять, что происходит, поскольку это будет разительно отличаться от страданий и унижений, которые Он перенесет перед этим как необходимую ступень на пути к Своей славной победе. Это будет совершенной неожиданностью (причем грозной) для всего мира в целом, а, следовательно, людям следует приготовиться к этому. Подобно потопу, уничтожившему весь мир, и огню, неожиданно охватившему Содом, несмотря на свидетельства Ноя и Лота (2 Пет. 2:5–8), Сын Человеческий придет как Судья. И тогда будет слишком поздно пытаться спастись бегством, поэтому людям следует избегать привязанности к земным вещам, памятуя об ужасной судьбе жены Лота. Спасется только тот, кто перестал жить ради самого себя. Это разделение коснется даже членов одной семьи или работников одного трудового коллектива. Когда Иисуса спросили, где же это произойдет, Он не стал уступать желанию тех, кому требовалась точная карта или расписание; когда придет время, будет совершенно очевидно, где находится Сын Человеческий, подобно тому, как местонахождение трупа в пустыне очевидно для стаи хищных птиц, кружащихся над ним.

Примечания. 20 Предупреждение Иисуса о том, что не следует искать знамений, часто ассоциируют с 21:5–36. Однако подобная трактовка базируется на непонимании последнего отрывка (и параллельных к нему мест в Мф. 24 и Мк. 13). Иисус постоянно поучал людей, что не будет видимых признаков конца времен, и поэтому они должны постоянно быть бдительными. 22 Придут дни — здесь, вероятно, речь идет о периоде, непосредственно предшествующем Его пришествию. 36 В наиболее древних рукописях этот стих опущен; он был добавлен позднее переписчиками, которым был знаком текст Евангелия от Матфея 24:40.

18:1—8 Неправедный судья. На самом деле эта притча завершает часть учения о будущем в 17:20—37. Как и очень похожая на нее притча в 11:5–8, эта притча поясняет основную идею не путем сравнения Господа и неправедного судьи, но подчеркивая контраст между ними. Скорее всего, женщина пришла к судье, чтобы разобрать дело финансового характера, но он отказался слушать ее, потому что хотел получить взятку, а она была слишком бедна, чтобы заплатить ему, и единственным ее оружием оказалась настойчивость. Если даже судья, непочитающий законы Божьи и человеческие, был вынужден действовать из–за неотступности требований вдовы, то насколько больше желание Господа поддержать Свой народ, воззвавший к Нему.

В стихе 7 избранные Бога — это те люди, которые услышали Его призыв и ответили на него. Здесь показано, что их преследуют, и они ждут, что Господь поможет их оправданию. Они молятся: «Да приидет Царствие Твое». Бог ли не защитит избранных Своих — эта фраза означает, что людям может показаться, будто Он бездействует и не отвечает на молитвы, но на самом деле Он безусловно ответит на все молитвы, и для этого не надо Его торопить. Вскоре Он подаст им Свою защиту. Действительно важный вопрос не в том, ответит ли Господь на молитву, но в том, найдутся ли истинно верующие люди, которые будут достаточно настойчивы в молитвах и не утратят надежды на пришествие Сына Человеческого. В притче содержится особое ободрение для людей, чтобы они продолжали возносить молитвы, не теряя духа в тяжелые времена ожидания перед пришествием Сына Человеческого. Интересную параллель см.: Сир. 35:14–19.

18:9 — 19:10 Кому возможно спастись?

Общая тема данного отрывка Евангелия посвящена предложению спасения тем людям, для которых обычно спасение считалось невозможным.

18:9–14 Фарисей и мытарь. Подобно предыдущей притче, эта также посвящена молитве, но здесь та же тема рассматривается в другом аспекте. Две различных молитвы отражают два разных типа характера. Фарисей был человеком благочестивым, ведущим честную и справедливую жизнь. Он делал более того, что требовалось от него по закону. Он постился дважды в неделю, по понедельникам и четвергам, хотя закон предписывал людям поститься всего лишь раз в году — в День искупления. Он отдавал десятину со всего, что зарабатывал, а не только с того, что требовалось по закону. Но он встал на молитву в храме и говорил о себе как о человеке праведном (вся его молитва посвящена собственному «я»), он выказывал презрение к ближним и из его слов предполагалось, что ему ничего от Бога не нужно. В отличие от него, мытарь стоял далеко от святого места в храме. Он не осмеливался даже поднять глаз, не то что воздеть руки с молитвой к Господу, но просто изливал перед Ним признание в собственных грехах и умолял Его о милосердии. Приговор Иисуса был таков: мытарь вернулся домой оправданным, то есть принятым Господом, фарисея же Бог не принял. Более, нежели тот (14), сказано слишком слабо, правильней сказать «не тот». Таким образом, притча еще раз выражает заботу об «отверженных». Господь всегда готов принять грешников, если те воззовут к Нему, но Он не станет слушать тех, чья гордость своей религиозностью и добрыми делами делает их самодостаточными.

18:15–17 Иисус и дети (см.: Мф. 19:13–15; Мк. 10:13—16). Лука единственный из евангелистов говорит о детях как о младенцах. Прикоснулся означает, что Иисус возлагал на детей руки и молил Бога ниспослать на них Свое благословение. У Марка суть истории в том, что Царство Божье принадлежит таким, как они. И об этом говорил Иисус, когда брал детей на руки. Лука опустил этот момент, но не потому, что считал его недостаточно важным, но потому, что, вероятней всего, хотел сконцентрировать внимание на уроке о том, что Царство Божье принадлежит только тем, кто готов принять его смиренно, как дитя (ср.: 18:14).

Примечания. 15 После длинного отрывка (9:51 — 18:14), для которого не существует параллельных мест у Марка, Лука вновь начинает придерживаться версии первого Евангелия. 16 Царство Божье одновременно предназначено для детей и для тех, кто уподобился им.

18:18—34 Богатый начальник (см.: Мф. 19:16–30; 20:17–19; Мк. 10:17–34). Продолжается та же тема об отношениях, которые приемлемы для Бога. Наследовать, то есть приобрести жизнь вечную, — это то же самое, что войти в Царство Божье (24), или же спастись (26). Иисус спросил человека, который называл Его благим, знает ли тот, что на самом деле означает это слово. Это слово следует оставить исключительно для Бога. Иисус вовсе не отрицал, что Сам являлся Сыном Божьим, хотя это было не вполне очевидно для того человека; однако Он пытался избегнуть проявлений пустой лести. Он ответил на его вопрос в традиционном для иудеев стиле, сказав о необходимости исполнять заповеди, выделив те из второй половины Десятисловия, исполнение которых может быть проверено (в большей или меньшей степени) по внешнему поведению человека. Когда человек заявил, что все их соблюдает, Иисус стал испытывать его на более глубоком уровне. Пусть молодой человек обратит все свое имущество в наличность, деньги раздаст бедным и станет Его учеником. Отказ человека поступить таким образом свидетельствовал о том, что на самом деле он не любил своего ближнего как самого себя, что большую привязанность он испытывал не к Богу, а к себе и к своему богатству (ср.: 10:27). Хотя внешне он и соблюдал закон, его сердце не было полностью с Богом. Здесь содержится наглядное доказательство того, как предельно сложно войти в Царство Божье людям, чьи сердца привязаны к богатству. Фактически, это сравнимо с тем, как если бы верблюд попытался пройти сквозь игольное ушко! На самом деле, для людей невозможно спастись без благодатной помощи Божьей.

Но хотя люди не способны превозмочь свою греховную натуру самостоятельно, Бог может вмешаться и спасти тех, кто ответил на Его призыв. Тогда Петр предположил, что Двенадцать ответили на призвание Господа и отказались от всего на свете ради Иисуса. Иисус обещал, что те, кто приготовились принести в жертву все, что должно быть оставлено учениками Христа, получат гораздо большее благословение одновременно и сейчас, в братстве Божьих людей, и в век будущий.

Гонения (см.: Мк. 10:30) здесь не упоминаются, но в пророчестве несомненно подразумевается, что Иисусу предстоит быть судимым и понести поругание, которое Ему, как Сыну Человеческому, должно было принять от язычников. Но Двенадцать не смогли понять этого (ср.: 9:45).

Примечания. 20 Заповеди приведены в необычном порядке, который также можно найти в греческом переводе Ветхого Завета. Заповедь об алчности опущена либо из–за того, что этот грех проявляется не так очевидно, как остальные, либо потому, что эта заповедь фактически оказалась единственной, про которую молодой человек не мог сказать, что он ее исполняет. 25 Существует похожая еврейская пословица про слона. 31 См.: Ис. 49:7; 50:5,6; 52:13 — 53:12; а также Пс. 21; 68. Некоторые из этих отрывков, скорее, не конкретные пророчества, но просто утверждения в целом о будущей судьбе праведных людей, которым предстоит пострадать за веру в Господа.

18:35—43 Исцеление слепца (см.: Мф. 20:29–34; Мк. 10:46–52). Последние две истории из этого раздела посвящены людям, которые ответили на призвание Господа, обращенное к ним через Иисуса Христа. Сын Давидов было определением для Мессии (см.: Ис. 11:1–10; Иер. 23:5,6; Иез. 34:23,24; Лк. 20:41–44). Слепой проявил настойчивость (ср.: 18:1), взывая о помощи, несмотря на попытки людей заставить его замолчать, и Иисус ответил на его веру.

19:1—10 Закхей–мытарь. Не все богачи избрали печальную участь, отделившись от Иисуса. Закхей служит примером того, чего возможно достичь с помощью Божьей. Римляне продавали должность сборщика налогов в каждом отдельном районе тому, кто предлагал самую высокую цену. Назначенный на эту должность не получал никакого жалованья; он просто старался собрать как можно больше денег и брал себе все, что оставалось после уплаты римлянам оговоренной суммы. Попытка Закхея увидеть Иисуса, Который был широко известен как друг мытарей (7:34), показывает его интерес к Христу и к пути, по которому Тот собирался идти до конца. Неизвестно, хотел ли Закхей остаться незамеченным, однако Иисус окликнул его и сказал, что будет сегодня гостить у него в доме. Иисус объяснил Свой выбор тем, что Ему надлежит принести спасение человеку, который был не менее остальных евреев достоин услышать Благую весть. Здесь полностью и окончательно сформулирована цель пришествия Иисуса: как пастух ходит и ищет потерянную овцу, чтобы спасти ее от опасности (ср.: 15:3—7; Иез. 34:16 — применительно к Самому Богу и к Его Рабу, Мессии), так и Иисус, как Сын Человеческий, ищет и спасает заблудших людей.

Примечания. 8 Вставляя слова здесь и сейчас, N1V показывает понимание глаголов отдам и воздам (оба в настоящем времени в греческом варианте) как относящихся к тому, что Закхей собирался исполнить тут же, а не касающихся его дальнейших поступков. Такое мнение основано на покаянии мытаря в 18:13. 9 Высказывание не подразумевает, что Иисус не заботился о язычниках, но просто подчеркивает, что в глазах Господа один иудей не менее ценен любого другого.

19:11 — 21:38 Иисус проповедует в Иерусалиме

19:11—27 Притча о десяти минах

Настало время Иисусу проповедовать в Иерусалиме. Ученики думали, что Он идет в Иерусалим, чтобы воцариться как мирскому владыке, ибо путали наступление Царства Божьего с восстановлением Иудейского царства. Они спорили друг с другом, кто из них какое место займет при новом порядке (22:24–30; Мк. 10:35–45). Настоящая притча должна была предупредить их о том, что вскоре от Мессии отрекутся, и настанет период Его временного «отсутствия», а Его последователям нужно трудиться и умножать в себе дары Божьи до Его возвращения, чтобы стать достойными Царства.

Известны похожие рассказы о различных членах семьи Ирода, которые отправлялись в Рим, чтобы то ли подать прошение, то ли искать подтверждения своих прав на обладание царской властью в своих владениях. Архелай, сын Ирода Великого, приехал в Рим в IV в. до н. э., чтобы добиться утверждения воли своего отца, в соответствии с которой он становился его преемником. Но за ним по пятам следовали иудейские послы с протестом к императору: «Мы не хотим, чтобы этот человек был нашим царем»; в результате Август существенно ограничил его права. Иисус мог использовать этот инцидент в качестве основания для притчи. Судьба непокорных подданных просто отражала деспотические методы древности. Не существует записей о том, что Архелай действительно вел себя именно таким образом, и нет никаких указаний на то, что Иисус одобрял подобную жестокость.

Самое интересное во всей истории, однако, не мятежные подданные, а десять рабов (очевидно, круглое число), каждому из которых была дана мина, которую следовало употребить с выгодой. Первые два раба, успешно преумножив свои деньги, получили высокие должности. Однако третий даже не попытался пустить их в оборот. Он раскритиковал своего господина как человека жестокого, который несправедливо присваивает плоды чужих трудов. Возможно, он опасался лишиться денег и попасть в беду (ср. с предупреждением биржевых брокеров: «Ценность ваших капиталовложений может как упасть, так и подняться!»). Перед учениками стояла перспектива награды за использование данного Богом дара или потери его.

Примечания. Эта притча имеет сходство с притчей о талантах в Мф. 25:14–30. В ней также есть несколько любопытных моментов. В стихе 20 о третьем рабе говорится так, словно изначально было всего лишь три раба, как в Евангелии от Матфея. Любопытно, что дополнительная мина дается в награду человеку, который уже получил десять городов, что и вызвало протест. Наконец, часть истории о правителе и его мятежных подданных не входит в притчу о десяти талантах и кажется несколько странной в рассказе о торговле и коммерции. Многие ученые, исходя из этого, полагают, что две различные истории, рассказанные Иисусом, были соединены в одну, а некоторые детали претерпели незначительные изменения. Нечто подобное могло произойти с историей в Мф. 22:1 — 14, которая также выглядит как соединение двух притчей (см. примечания к ней). Естественно, эти детали не влияют на основные истины, изложенные в историях. 13 Практически невозможно дать современный эквивалент древним деньгам, особенно в период инфляции. NIV предполагает, что мина равнялась оплате за три месяца работы на полях. Это дает хотя бы приблизительное представление о покупательной способности мины. 21 Описание господина как человека жестокого и рассказ о его поведении в стихе 27 не должны восприниматься, как нечто угодное Богу, хотя к факту Божьего Суда следует относиться вполне серьезно.

19:28—40 Въезд Иисуса Христа в Иерусалим (см.: Мф. 21:1–9; Мк. 11:1–10; Ин. 12:12–19)

Теперь ученики были предупреждены о том, что не следует возлагать ложных надежд на то, чему суждено случиться в Иерусалиме. Тем не менее Иисус готовился войти в город необычным образом. Он воссел на осленка и проехал от Виффагии и Вифании, двух поселений к востоку от горы Елеонской, вниз по склону холма и дальше по направлению к городу. Расстилание одежд на дороге было знаком приветствия правителю (ср.: 4 Цар. 9:13). Люди, сопровождавшие Его от Галилеи, начали воздавать хвалу Господу за Его чудные дела, уже виденные ими, и восславили Иисуса как грядущего Царя, Который станет править от имени Бога. Только евангелист Лука упоминает о нескольких фарисеях, которые могли быть дружественно настроены по отношению к Иисусу и из страха перед возможными последствиями предупреждали Его, чтобы Он велел замолчать Своим восторженным последователям. Но Иисус не собирался этого делать. В приветственных словах народа скрывался более глубокий смысл, нежели сами люди могли осознать: появился Царь. Следовательно, люди не могли не приветствовать Его.

Примечания. 31 Неясно, относится ли слово Господь к Самому Иисусу, либо к хозяину осленка. В последнем случае, хозяева в стихе 33 — это слуги, а Иисус мог предварительно договориться о взятии на прокат осленка. В первом же случае, крайне необычно для Иисуса говорить о Самом Себе как о «Господе». 38 В Мк. 11:9,10 приветствия относятся скорее к Царству, нежели к Царю, хотя разница здесь несущественна. Слова Луки убеждают в том, что люди осознали: пришествие Царства означает пришествие к власти Царя, и очень важно, что они были готовы признать человека Иисуса Царем. Толпа могла ожидать от Иисуса свершения государственного переворота, несмотря на то что Он говорил Своим последователям совершенно о другом. Мир на небесах… — это парафраз «Осанны…» у Луки; у Марка это было рассчитано на читателей–язычников. Возможно, эти слова означали, что на земле мир для Иерусалима невозможен (ср.: 2:14; 19:42).

19:41–48 Судьба Иерусалима (см.: Мф. 21:12,13; Мк. 11:15–18)

Здесь присутствует неожиданная перемена в настроении, когда Иисус произносит грустное пророчество о судьбе Иерусалима. Он жаждет, чтобы этот город принес покаяние и узнал, что же служит ему во благо. Как мало жизнь этого города мира (Евр. 7:2) соответствовала его названию. Придет время, когда он будет осажден в типичной военной манере древности: вокруг него будут возведены валы, препятствующие входу и выходу, чтобы угрозой голодной смерти заставить горожан сдаться. Затем враги силой возьмут город, причиняя ужасное разорение и уничтожая жителей. Все это случится из–за того, что люди не захотели узнать Господа, пришедшего, чтобы спасти их.

Затем Иисус зашел в храм и устроил публичное изгнание торгующих там людей. Они снабжали необходимыми товарами молящихся и паломников, подобно тому, как современный киоск с сувенирами торгует фотографиями собора. Но здесь торговля была нечестной и приобрела непропорционально большие размеры. Та часть храмовой территории, которая была предназначена язычникам для поклонения Богу, превратилась скорее в вертеп разбойников, нежели в место, где было возможно молиться. Затем Иисус вернул храму надлежащее применение, ежедневно уча в условиях возрастающей оппозиции со стороны власть имущих и сильного сочувствия со стороны народа.

Текст позволяет предположить, что это было не первое путешествие Иисуса в Иерусалим (13:34); в противном случае, трудно понять, почему кажется, что Он проклял город, прежде чем дал ему возможность отозваться на Его проповедь.

20:1 — 21:4 Проповедь в Иерусалимском храме

Рассказ о последнем пребывании Иисуса в Иерусалиме полон различными случаями, из которых еще заметней становятся различия между Ним и иудейскими вождями, что и заставило их действовать против Него.

20:1–8 Власть Иисуса (см.: Мф. 21:23–27; Мк. 11:27–33). В синедрион, который фактически был иудейским «парламентом», входили представители всех трех названных здесь группировок, то есть первосвященники, книжники и старейшины (всего семьдесят один человек) под руководством правящего первосвященника. Первосвященники происходили из аристократических священнических семей; здесь имеются в виду священники, занимающие различные должности (напр.: начальник синагоги, начальники еженедельных и дневных групп священников, старосты и казначеи); старейшины были мирскими представителями народа.

Они пожелали узнать, какой властью Иисус стал Учителем. Был ли Он Божьим пророком? Иисус ответил им встречным вопросом. Пусть они сами вначале скажут, получил ли Иоанн Креститель свою власть с небес, то есть от Бога, или же от людей? Если бы они ответили: «С небес», Иисус спросил бы, почему они не приняли его (Мф. 21:32); это также подразумевало бы, что Сам Он обладает Божественной властью. Но если бы они стали отрицать власть Иоанна, это навлекло бы на них гнев тех людей, которые почитали Иоанна как пророка. Их ответ {«Не знаем») звучал жалко и неубедительно, и Иисус остался победителем в споре. Однако эта история не о том, как Иисус мудростью побеждал в спорах с людьми. Скорее, она показывает нежелание вопрошающих признать Божественную власть, даже когда они видят ее, и их неспособность принять решение, как поступать в такой ситуации.

20:9—19 Притча о злых виноградарях (см.: Мф. 21:33–46; Мк. 12:1–12). Теперь Иисус пошел в наступление, рассказав очень понятную притчу. Иудеи хорошо знали текст Писания, и Он напомнил им строки в Ис. 5:1–7, где виноградник символизирует Израиль. В отсутствие господина виноградари решили вначале обобрать все плоды с лоз, а затем обеспечить себе полное владение виноградником. При определенных условиях собственность язычника или прозелита, который умер, не оставив завещания, переходила к первому, кто заявлял права на владение. Виноградари могли надеяться на подобный обычай, а возможно, они просто думали, что господин не станет преследовать их за преступление. Итак, они убили наследника и захватили собственность. В этой истории отражена ситуация того времени, когда огромные поместья в Галилее принадлежали хозяевам, живущим далеко от тех мест. Также притча аллегорически изображает историю Израиля и его вождей, которые постоянно отвергали посланников Господа. Христианам понятно, что под сыном господина подразумевается Иисус, но неизвестно, насколько это было понятно первым слушателям. Они могли отнести слово сын к Мессии и могли знать о том, что иногда Иисус утверждал, что Бог в некотором роде Его Отец. Но хотя Иисус Сам знал о Себе и Своей судьбе, Он не говорил об этом открыто всему народу или Своим противникам.

Было ясно, что сделает господин с такими слугами, и каждый должен был согласиться, что он вправе так поступить. Тем не менее слушатели сказали: «Да не будет!» Как видно, они поняли, что Иисус рассказал притчу применительно к «винограднику Господа», и их ужаснула мысль о том, что кто–то другой станет им владеть. Однако Иисус привел в поддержку Своей мысли пример из Писания. Что же, в таком случае, спросил Он, означает метафора о камне, отвергнутом строителями, который сделался главою угла? Разве это не означает, что Тот, Чью власть они отвергли (20:1—7), был избранником Божьим? Следовательно, любой, кто отвергнет Его, будет осужден (см.: Ис. 8:14,15; Дан. 2:34,35).

20:20–26 Дань кесарю (см.: Мф. 22:15–22; Мк. 12:13–17). Иерархи хотели сразу же арестовать Иисуса, но время было неподходящее, потому что Его любили в народе. Поэтому они решили дальше собирать против Него улики. Для того чтобы уменьшить Его авторитет среди народа или навлечь на Него подозрения со стороны римлян, они подняли вопрос об уплате дани Риму. Ранее иудеи яростно сопротивлялись этому введению (см.: 2:2), и по–прежнему это решение оставалось очень непопулярным. Может, Иисус выскажется против уплаты подати, и тогда Его арестуют римляне? А может, выскажется за нее, и утратит поддержку народа? Иисус попросил у спрашивающих монету, и не потому, что у Него Самого не было денег, а чтобы показать, что они тоже используют римские деньги. На серебряном динарии с одной стороны был изображен профиль кесаря, а с другой — богиня мира; на нем была надпись: «Тиберий Цезарь Август, сын божественного Августа, главный понтифик». Если люди пользовались тем, что создал кесарь, то обязаны были отдавать то, что ему принадлежало. Но затем Иисус коснулся другой стороны вопроса. Таким же обязательством связаны люди с Богом. Возможно, здесь содержится мысль о том, что люди созданы Богом и несут в себе Его образ.

Здесь не очерчиваются детальные границы сфер влияния Господа и кесаря. Иисус просто хотел дать понять, что люди должны платить дань кесарю, поскольку это не препятствует исполнению закона Божьего, ибо человек всем своим существом принадлежит Богу.

20:27–40 Проблема с воскресением (см.: Мф. 22:23–33; Мк. 12:18–27). Саддукеи были иудейской партией, состоявшей в основном из представителей правящего священства и богатых аристократов, которые были абсолютно счастливы при существующей системе, когда у власти стояли римляне. Их религия была традиционной и консервативной, в основу ее легло Пятикнижие Моисея (они отвергали иудейские предания), но их вера была пустой и формальной. В отличие от фарисеев, они допускали существование исключительно материального мира, отрицали возможность воскресения и существование ангелов и демонов (Деян. 23:8). Рассказанная ими история должна была показать абсурдность идеи о воскресении в свете «левиратного брака». Он был основан на принципе, по которому в случае смерти мужа его брат должен был взять в жены вдову, чтобы произвести на свет наследника мужского рода и восстановить «семя брату своему» (см.: Быт. 38:8; Втор. 25:5,6). Теоретически женщина могла иметь несколько мужей по очереди, но тогда не абсурдной ли оказывается идея воскресения? Иисус объяснил, что после воскресения все не так, как во время земной жизни.

Поскольку там не существует смерти, то нет нужды продолжать род, следовательно, не возникает необходимости жениться и выходить замуж. Это может пониматься так, что такие земные отношения, как брак, исчезнут на небесах. Однако более вероятно, что человеческие отношения на небесах разовьются до столь высокого уровня, который нам трудно представить себе сейчас на земле. О преемственности земных отношений говорится в 1 Фес. 4:17,18.

Затем Иисус привел в защиту идеи воскресения аргумент, основанный на законе Моисеевом. Из пылающего терновника Бог сказал: «Я… Бог Авраама» (Исх. 3:6). В еврейском предложении такого типа глагол–связка опускался, и Иисус предположил, что здесь следует понимать глагол «быть» в настоящем времени (как в греческом переводе Ветхого Завета, то есть «Я есть Бог…»), а отсюда следует, что Бог продолжал называть Себя Богом Авраама столетия спустя после его смерти. Значит, Авраам был все еще жив и способен поклоняться Ему. Бог, Который был Богом Авраама всю его жизнь, не позволил бы смерти прервать их отношения, но воскресил бы его.

Примечания. 35 О воскресении см.: примечания к 14:14.

20:41—44 Личность Мессии (см.: Мф. 22:41–46; 23:6; Мк. 12:35–40). Наконец Иисус перехватил инициативу и Сам подверг критике неверные представления о Христе (Мессии). Иудеи ожидали явления земного освободителя, который будет царем из потомков Давида (см.: 18:38). Но в Псалме 109 Давид говорил следующее: «Сказал Господь [то есть Бог] Господу Моему [то есть Мессии]…» Однако же, если Мессия был потомком Давида, то как мог Давид говорить о собственном сыне как о Своем Господе? (Потому что отец главней, чем сын.) Это подразумевает, что либо Мессия — не потомок из рода Давидова, либо каким–то образом Мессия больше, чем просто земной потомок Давида. Однако было известно, что Иисус из рода Давидова, поэтому первое предположение опускается. Верно второе предположение, но доказательства тому появятся не раньше воскресения. На какой–то момент Иисус оставляет слушателям самим решать загадку.

Примечания. 42 В еврейском тексте Псалма здесь стоят разные слова, хотя по–гречески оба слова переводятся как «Господь».

20:46,47 Лицемерие учителей закона. Затем Иисус принялся обличать неправильную веру учителей закона. Некоторые из них кичились своими длинными одеждами и любили, чтобы их уважал народ. Они были лицемерами, обманывающими бедных и делающими из своей религиозности бессмысленное зрелище. Им следовало знать Божью волю гораздо лучше всех остальных людей, отчего их вина увеличивалась вдвое. Однако в этом строгом приговоре были и исключения для отдельных людей (см.: Мк. 12:28–34).

21:1—4 Пожертвование вдовы (см.: Мк. 12:41—44). Резчайшим контрастом неискренней религиозности книжников звучит история о бедной вдове, которая отдала две самые мелкие монеты на пожертвование в храм, куда богачи также приносили дары. В глазах Бога ее дар был самым ценным, потому что Он смотрит не на то, сколько Ему отдали, а на то, сколько человек оставляет себе. Она же отдала все, что имела на пропитание.

21:5—38 О разрушении храма и кончине века

21:5–7 Судьба храма (см.: Мф. 24:1–3; Мк. 13:1–4). Иисус не разделял восторженного отношения учеников к великолепной архитектуре нового храма, постороенного Иродом. Он произнес пророчество о том, что ему суждено быть полностью разрушенным. Ученики спрашивали, когда это произойдет, и будут ли какие–нибудь признаки тому, что это вот–вот случится. То, каким образом они сформулировали свой вопрос, и то, каким образом Иисус дал им ответ, показывает, что они считали разрушение храма одним из событий во время конца света.

Длинный ответ Иисуса записан также с небольшими изменениями в Мк. 13. Ученые спорят, изменил ли Лука эту речь, прочитав ее у евангелиста Марка, чтобы сделать понятнее для читателей содержание приведенных там наставлений, или же обратился к каким–то другим источникам высказываний Иисуса. Оба предположения могут соответствовать действительности. Подобно Нагорной проповеди, эта речь, несомненно, содержит в себе то, что Иисус сказал не за один раз.

21:8–11 Знамения конца света (см.: Мф. 24:4–7; Мк. 13:5–8). Первые слова Иисуса дают общий обзор темы в целом. Ученики не должны ожидать, что конец света наступит сразу же, и они не должны думать, будто кончину века можно предсказать. Даже разрушение храма не будет означать гибели мира. Поэтому ученикам не следует верить людям, которые станут ложно называть себя Мессиями и изображать Иисуса, утверждая, что время приблизилось (ср.: Мк. 1:15). Также нельзя им поддаваться искушению отчаяния, когда их взорам предстанут ужасные распри среди народов и космические катаклизмы.

21:12—19 Гонение на учеников (ср.: Мф. 10:17–22; 24:9–14; Мк. 13:9–13). Отсутствие хронологического порядка в высказываниях Иисуса помогает пресечь всякие попытки заранее предсказать порядок событий. Еще перед событиями, описанными в стихах 10,11, ученики будут преследоваться как иудеями, так и римлянами. Но эти гонения дадут им возможность свидетельствования. Им не следует тревожиться о том, чтобы заранее приготовить речь, но в критический момент Иисус Сам вдохновит их свидетельствовать смело и неопровержимо. Это относится ко всем христианам, если они внезапно будут арестованы и подвергнутся суду, но это не касается проповедников, мирно беседующих с паствой, поскольку у них достаточно времени, чтобы обдумать свою речь. Здесь Иисус обещает непосредственную поддержку Своим свидетелям. Если где–либо говорится, что Святой Дух станет наставлять учеников (12:11,12), то следует помнить, что Он посылается Иисусом (Ин. 16:7). Предательство и гонения будут исходить даже от родных и друзей и приведут к мученичеству и всеобщей ненависти. Но что бы ни случилось, ученики находятся под покровительством Бога, а те, которые останутся верными, обретут вечную жизнь. Стихи 18,19 нельзя понимать так, что ученики смогут избежать физических страданий и мученичества (16); скорее, здесь содержится обещание Божьего попечения обо всем, что случится с ними и, следовательно, призыв оставаться верными.

21:20—24 Падение Иерусалима (ср.: Мф. 24:15–22; Мк. 13:14–20). Теперь описываются два отдельных этапа наступления конца. Во–первых, Иерусалим будет осажден и передан во владение язычникам на некий период времени, а население города будет уничтожено. Люди, которым не безразлична собственная жизнь, должны спасаться бегством, прежде чем станет слишком поздно, потому что это будет время Божьего суда над городом. При мысли о неизбежности страданий, особенно для женщин, Иисус опять преисполнился скорби (13:34,35; 19:41–44; 23:27–31).

Хотя у Луки осада описана гораздо подробнее, чем в соответствующем отрывке у Марка, это не обязательно значит, что он писал уже после этих событий. Используемые им выражения позаимствованы из ветхозаветных пророчеств, особенно из отрывков, посвященных разрушению Иерусалима Вавилоном. Но говорил ли Иисус так, как передал евангелист Марк, или как передал евангелист Лука (или оба они), или же Лука более понятно сформулировал Его высказывания, чтобы яснее стало, как они исполнятся, установить очень сложно.

Времена язычников — это период языческого владения Иерусалимом. Неясно, будет ли это временем обращения язычников (Рим. 11:25). Иисус ничего не говорит о том, что станет с Иерусалимом в конце этого периода.

21:25–28 Приход Сына Человеческого в славе (см.: Мф. 24:29–31; Мк. 13:24–27). На втором этапе приближения конца истории начнется космический беспорядок (ср.: ст. 11), о котором говорили ветхозаветные пророчества. Некоторые ученые полагают, что это метафорическое описание свержения власти язычников. Затем придет Сын Человеческий — в соответствии с пророчеством в Дан. 7:13,14, где Его пришествие связано с Судным днем и окончательным, видимым установлением Божественной власти. Поскольку катаклизмы будут предварять торжество замыслов Божьих о спасении, ученикам следует преисполниться надежды в отличие от всех остальных, которые будут охвачены страхом.

21:29—33 Несомненность конца истории (см.: Мф. 24:32–35; Мк. 13:28–31). В Палестине у смоковницы первой среди деревьев распускаются листья, что означает наступление лета; в остальных странах все деревья присоединяются к ней, знаменуя приближение летней поры. Так и ужасные события, предреченные Иисусом, на самом деле означают надежду на то, что близко пришествие Царства Божьего.

Все то, что должно произойти на глазах этого поколения, означает, скорее, «все знамения», включая падение Иерусалима в 70 г. н. э., нежели пришествие Сына Человеческого (ср.: ст. 36 о различии этого). Исполнение этих знамений станет знаком, что Его пришествие близко. Но как это может быть правдой по прошествии стольких веков? Следует помнить, что Иисус говорил: Он Сам не знает, когда суждено прийти Сыну Человеческому (Мк. 13:32; ср.: Деян. 1:7). Первое пришествие Иисуса и суд над Иерусалимом намного приблизили наступление Царства Божьего. Кроме того, в каком–то смысле конец истории всегда близок (таково различие между человеком, который ходит по краю пропасти и в любой момент может упасть в нее, и человеком, который издалека приближается к этой пропасти). Исполнение дальнейших Божественных пророчеств условно, и исполнение (или неисполнение) Церковью повеления о евангелизации всего мира может быть как–то связано с этим.

21:34–36 Призыв бодрствовать. В любом случае очень важно не погрязнуть в рассуждениях и не поддаться отчаянию. Поскольку Судный день станет катастрофой для всех, кто поддался искушению и греху, ученики должны молить Бога послать им силы оставаться верными до самого конца.

21:37,38 Краткий обзор деятельности Иисуса в Иерусалиме. Иисусу приходилось искать пристанища вне стен Иерусалима, подобно множеству паломников, которые посещали Иерусалим во время Пасхи и обнаруживали, что город переполнен. Однако пасхальная трапеза должна была проводиться исключительно внутри города.

22:1 — 24:53 Смерть и воскресение Иисуса Христа

22:1–38 Тайная вечеря

22:1–6 Предательство Иуды (см.: Мф. 26:1–5, 14–16; Мк. 14:1,2,10,11; ср.: Ин. 11:45–53). С тех пор как иудейские вожди решили покончить с Иисусом (см.: 23:2 о том, какие предлоги искали они для этого), их основной проблемой стало добиться этого так, чтобы не вызвать возмущения среди сторонников Иисуса. Его поддерживало множество людей среди простого народа (ср.: гл. 19, 20), и существовала опасность, что многие из них будут готовы сражаться за Него. Благодаря предложению Иуды возникла возможность тайно арестовать Иисуса. Поскольку во время Пасхи внутри и снаружи Иерусалима могло находиться до ста тысяч человек, шансы выследить без дополнительной информации того, кто пожелал бы остаться незамеченным, были почти равны нулю.

Праздник опресноков и Пасха изначально были отдельными праздниками, но практически их отмечали одновременно. Пасха справлялась на четырнадцатый и пятнадцатый день месяца Нисана (приблизительно март–апрель). Днем, после полудня, четырнадцатого числа в храме закалались пасхальные агнцы. Поскольку наступление нового дня у евреев начиналось на закате, вечер того же самого дня (по нашему представлению) считался началом пятнадцатого числа, и тогда совершалось празднование. Дни опресноков длились с пятнадцатого по двадцать первое число месяца. В 22:7 четырнадцатое число описывается как Праздник опресноков потому, вероятно, что оба праздника были тесно связаны между собой, или же для читателей, которые использовали календарь, в соответствии с которым новый день начинался в полночь. Евангелист Лука соглашается с евангелистом Марком в том, что Иисус справлял Пасху в установленное время. О хронологии в Евангелии от Иоанна, в котором все происходит на день раньше, см.: коммент. к Мф. 26:17 и Ин. 13:1.

22:7—13 Приготовления к вечере (см.: Мф. 26:17–19; Мк. 14:12–16). Чтобы приготовить пасхальную трапезу, ученикам нужно было найти удобное помещение в черте города, а также провизию (ягненок, хлеб, горькие травы и вино требовались обязательно). Судя по инструкциям, можно предположить, что Иисус уже тайно договорился с каким–то другом в Иерусалиме о месте, где Его не потревожили бы. Комната, о которой упоминается в Деян. 1:13, вероятно, находилась в доме Марии, матери Иоанна Марка (Деян. 12:12). Вид человека, несущего кувшин воды, мог быть довольно необычным; это выглядело как условный знак.

22:14—23 Значение последней трапезы (см.: Мф. 26:20,26–29,23,24; Мк. 14:17,22–25,20,21; ср.: Ин. 13:21–30). Обычно пасхальная трапеза происходила следующим образом: вначале читалась молитва, затем следовали первая из четырех чаш вина, блюдо с горькими травами и соус. Потом вспоминалась история установления Пасхи, пелся Псалом 112 и выпивалась вторая чаша вина. После молитвы съедалось основное блюдо из жареного ягненка с пресным хлебом и горькими травами, и после следующей молитвы выпивалась третья чаша вина. Воспевались Псалмы 113—117 и выпивалась четвертая чаша вина.

Иисус начал трапезу словами о том, что вскоре Ему предстоят страдания, и Он хочет в покое разделить с ними последнюю пасху. Это будет Его последняя вечеря здесь, на земле, потому что следующую трапезу Он вкусит только «в Царствии Божием». Это скорее относится к мессианскому пиру, нежели к Вечере Господней в церковном понимании.

Затем Иисус взял чашу с вином (первую или вторую из четырех) и вновь заверил их, что это последний раз, когда Он пьет вино, перед тем как придет Царство Божье; таким образом, Он связал Свою смерть с наступлением Царства. Торжественное выражение cue есть Тело Мое означает: «Это символизирует Мое Тело». Иисус указывал на то, что Его Тело должно быть предано на смерть ради них и просил их повторять эту церемонию в Его воспоминание. Третья чаша вина символизировала Его Кровь, проливаемую ради заключения нового завета (Исх. 24:8; Иер. 31:31–34). Наконец Он заговорил о том, что вскоре будет предан, соединив в одной сложной фразе предписанный Ему Божественный путь, по которому Ему придется следовать, и вечную вину того, кто предаст Его.

Примечания. 15—18 Лука поместил пророчество о предательстве, упомянутое Марком перед описанием трапезы, после нее; он переносит вперед обет Иисуса. Частично он обратился к другим свидетельствам о трапезе, кроме истории, записанной у Марка. Из слов Иисуса можно понять, что Он или не принимал участия в трапезе, или же не пил последней, четвертой чаши вина. 19,20 Вторая часть стиха 19 и стих 20 опущены в одной из греческих рукописей (Codex Bezae [D]) и в нескольких латинских и сирийских рукописях, которым следуют некоторые современные переводы. Если стихи опущены правильно, то Лука описывает трапезу, в которой вино выпивается перед вкушением хлеба, и она не имеет жертвенного значения. Но ничто не свидетельствует о том, что такая последовательность была когда–либо принята в Церкви, и только одна странная греческая рукопись из трех тысяч свидетельствует в пользу опущения. Предпочтительнее более длинный текст, переведенный в NIV, он отражает традицию, известную апостолу Павлу (1 Кор. 11:23—26). Более короткий текст мог появиться из–за непонимания или, возможно, от желания «исправить» описание, которое говорит о двух чашах вместо одной.

22:24—38 Речь Иисуса за столом (ср.: Мф. 26:31–35; Мк. 14:27–31; Ин. 13:36–38). По сравнению с Матфеем и Марком, Лука приводит более полный перечень высказываний Иисуса во время вечери.

24—27 Во–первых, в Царстве Божьем спор о первенстве даже не должен подниматься, независимо от того, что так происходит в мире. В человеческом обществе считается главным тот, кому прислуживают за столом, но пример Иисуса, Который служил Своим ученикам (ср.: Ин. 13), показывает, что в Царстве Божьем все не так. (Ср.: Мк. 10:35–45; у Луки опущено.)

28—30 Второе высказывание Иисуса почетно для учеников. Они поддерживали Иисуса в трудные минуты и, следовательно, разделят с Ним грядущую Мессианскую трапезу и будут судьями над коленами Израилевыми в Царстве Христа. Любопытно, что в этом высказывании не упоминается о том, что Иуда лишился своего места среди Двенадцати, ничего не говорится о язычниках и о том, что множество почетных мест уготовано отрекшимся от себя ради Иисуса (ср.: Мк. 10:28—31). Возможно, другой вариант того же высказывания содержится в Мф. 19:28, причем он может быть самым верным. Вероятно, таким образом отражено, что ученики разделят власть с Иисусом в Его Царстве, в то время как непринявшие Его иудеи будут исключены из него.

31—34 В третьем фрагменте Иисус рассказал, что сатана хотел заполучить учеников (в ст. 31 местоимение стоит во множественном числе), чтобы сеять (дословно: «просеять») их, как пшеницу (то есть подвергнуть испытанию) (ср.: Иов. 1,2; Дан. 10:13), и заставить отпасть от Иисуса. Иисус позволил случиться этому, но Он также молился за Петра, чтобы тот не утратил своей веры и таким образом смог бы укрепить остальных. Хотя Петр и сам отречется от своего Господа, тем не менее он не отпадет полностью.

35–38 Наконец, Иисус заговорил о новой ситуации. Стих 36 содержит сильнейшую иронию. Иисус знал, что теперь Ему и Его последователям предстоит встретиться с враждебностью и даже со смертью. Ученики неверно поняли Его образную речь о приближении гонений и достали оружие. Довольно, сказал Иисус, останавливая разговор, который они поняли в буквальном смысле. Им следовало знать, что путь Иисуса — это путь любви, а не меча.

22:39—53 Моление о наше и взятие Иисуса под стражу (см.: Мф. 26:36—56; Мк. 14:32–50; Ин. 18:1–11)

Гефсиманский сад располагался у подножия Елеонской горы. Зная об искушениях, подстерегающих их всех, Иисус побуждал учеников молиться. Затем Он удалился и стал молиться о том, чтобы, если возможно, миновала бы Его чаша предстоящих страданий и ярости (ср.: Ис. 51:22; Мк. 10:38). Тем не менее, как послушный Сын, Он по Своей воле отдал Себя в распоряжение Отца. Испытав предельное напряжение, Он поднялся и, найдя Своих учеников спящими, вновь убеждал их молиться. Только Тот, Который молился, оставался сильным в следующие несколько часов. Пока Он говорил, появился, как пренебрежительно сказано, называемый Иуда, который привел с собой храмовых слуг и воинов первосвященника, следивших обычно за порядком в храме, и приветствовал Того, Кого он предал. Ученики поняли, что сейчас что–то произойдет, один из двух мечей (38) тут же был вытащен и пущен в дело. Однако Иисус утихомирил Своих учеников и затем повернулся к толпе: «Так ли арестовывают мирного учителя? Поистине наступило время зла!»

Примечания. 40 Поскольку сюда Иисус ходил по обыкновению, Иуда знал, где Его найти. 43,44 Эти стихи опущены в одной из древнейших рукописей, что могло бы навести на мысль, что они были добавлены позднее; однако они написаны языком Луки и вполне могут быть подлинными. Кровавый пот Иисуса напоминает капли крови скорее по размеру, нежели по цвету.

22:54–71 Иудейский суд (см.: Мф. 26:57–75; Мк. 14:53–72; ср.: Ин. 18:12–27)

Вначале Иисуса отвели в дом первосвященника, где разбирались государственные дела. Он состоял из помещений, окружающих внутренний двор, как и в других богатых домах по обычаю Рима. Поскольку Петр был родом из Галилеи, что было заметно по акценту (Мф. 26:73), люди предположили о его связи с Иисусом. Из–за вполне извинительного страха за свою жизнь Петр поддался искушению. Только Лука отмечает, что Иисус взглянул на него, и Петр, исполнившись скорби, мучась угрызениями совести, заплакал.

Тем временем Иисусу предстояло претерпеть поругание и издевательства. Он был известен как пророк; бытовало мнение, что пророки обладают особым видением и силой. Ну что же, очень хорошо, вот и пусть докажет это, на потеху стражников изобразив слепца, который угадывает, кто его ударил.

На рассвете члены синедриона спешно собрались вместе, к ним вывели Иисуса. Предварительный опрос был закончен, и Лука переходит прямо к решающему вопросу: утверждает ли Иисус, что Он — Мессия? Сначала Он не хотел отвечать, потому что Его слушатели были не готовы поверить тому, что Он Сам скажет, и они не стали бы отвечать, если бы Он спросил их, что они сами думают. Однако Он ясно заявил, что отныне Сын Человеческий воссядет одесную Бога. Это побудило их спросить, правда ли, что Он утверждает, будто бы Он — Сын Божий. «Вы говорите, что Я», — сказал Иисус. Это было принято как согласие и расценено как богохульство.

Евангелист Марк описывает долгое судебное разбирательство в ночное время в доме первосвященника. У него приводится в основном тот же диалог, что и у Луки, а затем следует описание недолгого утреннего собрания синедриона. Лука ничего не говорит о ночном суде, сосредоточив внимание на том, что случилось утром. Итак, выясняются два момента: ночью в доме первосвященника состоялось неофициальное собрание (которое опущено у Луки), а утром прошло официальное собрание синедриона (которое Марк описывает очень кратко), во время которого были подтверждены решения, принятые ранее. Не вполне понятно, действительно ли описанный диалог происходил только ночью, или же был вкратце повторен утром. (Поскольку оба евангелиста сокращали повествование, они поместили описание разговоров в наиболее удобное место.) Это объясняет, почему отречение Петра и издевательства рабов помещены перед утренним судом у Луки и после ночного суда у Марка.

Примечания. 60 Имеется в виду пение настоящего петуха, а не звуковой сигнал, подаваемый в три часа утра (известный как gallic inium, то есть «рассвет»). 69,70 У Марка приводится один вопрос к Иисусу и один ответ; у Луки, соответственно, — по два. Таким образом, выделяются именования Христа — Сын Человеческий и Сын Божий. У Марка Иисус говорит, что Его судьи увидят Сына Человеческого, сидящего одесную Бога и грядущего как Судья, но у Луки Он говорит о нынешнем восшествии на трон Сына Человеческого. Однако оба описания взаимно дополняют друг друга. Сидение Сына Человеческого одесную Бога в качестве Судьи означает, что Он уже был вознесен до этого состояния, и это подчеркнуто у Луки. Примечательно, как Иисус взаимозаменяет именование «Сын Человеческий» на «Христос» (9:20–22). 71 Иисус обвинялся в том, что называл Себя Мессией и Сыном Божьим. Вероятно, последнее рассматривалось как титул Мессии; возможно, еще что–то из того, о чем Иисус говорил только ученикам, стало известно Его судьям (через Иуду?). Утверждать, что сидишь одесную Бога, было богохульством (Мк. 14:64).

23:1—25 Римский суд

23:1—5 Иисус перед Пилатом (см.: Мф. 27:1,2,11–14; Мк. 15:1–5; ср.: Ин. 18:28–38).

Поскольку иудеи не обладали правом выносить смертный приговор (Ин. 18:31), было необходимо передать дело римским властям. Римский правитель не стал бы прислушиваться к спорам «об учении, и об именах, и о законе вашем [еврейском]» (Деян. 18:14,15), азначит, дело, возбужденное против Иисуса, следовало сформулировать как преступление против Рима. Из двух своеобразных обвинений одно (о подати кесарю) было ложным (ср.: 20:25), но второе соответствовало действительности, хотя и не в том смысле, который подразумевали иудеи (ср.: Ин. 18:36,37). Итак, когда Пилат спросил Иисуса, считает ли Он Себя Царем, Тот ответил неопределенно. Пилат должен был допросить Иисуса более подробно, прежде чем вынести вердикт о том, что он не находит оснований для обвинений в совершении политического преступления.

Примечания. Хотя обычно Пилат жил в административной столице Кесарии (ср.: Деян. 23:33; не путать с Кесарией Филипповой, Мк. 8:27), он посещал Иерусалим на период Пасхи, как и Ирод. 2 Слово Царь должно было объяснить Пилату значение слова Христос, непонятного римлянину.

23:6–12 Иисус перед Иродом. Пилат пытался уклониться от вмешательства в сложное дело. Упоминание Галилеи (5) давало ему такую возможность. Он и так прекрасно знал, что Иисус не совершал никакого преступления, и пытался переиграть евреев, чтобы разрушить их намерения. Но когда появились признаки того, что ситуация выходит из–под контроля, он приготовился принести в жертву невинного человека ради сохранения мира. Однако на какой–то момент он мог выиграть время, а возможно, и получить поддержку, переслав Иисуса правителю Галилеи, Ироду Антипе. Ирод здесь представлен как человек легкомысленный, надеющийся увидеть забавные трюки в исполнении Того, Кого он, вероятно, считал в некотором роде волшебником. Такому человеку Иисусу было нечего сказать.

Примечания. 6,7 Не обязательно считать, что Пилат пытался официально передать дело Ироду. Он мог просто искать поддержку своему решению. Некоторые ученые придерживаются мнения, что этот эпизод составлен на основании Деян. 4:25—27, но это маловероятно. См. также: коммент. к 9:9. 10 Некоторые из иудейских иерархов могли проникнуть в резиденцию Ирода, чтобы самим довести до него свою точку зрения. 11 Издевательства воинов Ирода похожи на поведение солдат Пилата (Мк. 15:16—20), но один отряд солдат мог запросто перенять это у другого отряда. Подобные истории рисуют картину издевательского отношения к узникам в Древнем мире.

23:13–25 Смертный приговор (см.: Мф. 27:15–26; Мк. 15:6–15; Ин. 18:38 — 19:16). Возможно, Пилат надеялся, что народ (13) поддержит его в противостоянии иудейским вождям, когда произносил свой вердикт. Без сомнения, узник был чем–то вроде социального общественного недоразумения, но тогда вполне достаточно было бы наказать Его бичеванием. Однако толпа была накручена священством, и они кричали, чтобы вместо Иисуса был освобожден Варавва, хорошо известный бунтовщик. Естественно, Пилат не хотел отпускать на свободу опасного человека (равно как и осуждать невинного). Но он думал, что мудрее уступить настойчивости толпы. Говорят, что следующий иудейский правитель охарактеризовал Пилата как человека «непреклонного, безжалостного и упрямого». Это было вызвано его поведением в данном случае; общепринятое мнение о том, что он повел себя как человек слабый и колеблющийся, явно преуменьшало ситуацию. К концу дня Пилат не проявил никакого милосердия, не говоря уж о справедливости, по отношению к невинному человеку.

Применения. 16 Наказав — то есть «подвергнув бичеванию». Бичевание бывало или самим наказанием, или предваряло распятие (Мк. 15:15). 18 Лука не объясняет, что побудило народ просить за Варавву. Остальные Евангелия объясняют, что существовал обычай освобождать узника на Пасху, это объяснение было добавлено переписчиками позднее в стихе 17 (который совершенно справедливо опущен в NIV).

23:26–49 Распятие Иисуса (см.: Мф. 27:32–56; Мк. 15:21–41; Ин. 19:17–30)

Обычно осужденный сам нес свой крест к месту казни (ср.: Ин. 19:17). За Иисусом (26) — эти слова могут быть скорбной ассоциацией с 9:23; 14:27. Толпы народа всегда присутствовали на казнях — кто из любопытства, кто из сострадания. Женщины стали оплакивать Иисуса, но Он в ответ начал скорбеть об Иерусалиме и его жителях. Пусть лучше они плачут о себе и своих детях, потому что придет день, когда они пожалеют, что рожали детей, которым предстоят ужасные страдания, и тогда они будут мечтать о том, чтобы произошла какая–нибудь катастрофа и положила конец их мучениям (ср.: Ос. 10:8; Отк. 6:16). Потому что если римляне так поступили с безвинным Иисусом, то насколько страшней будет судьба виновного Иерусалима.

После того как Его распяли между двумя разбойниками (ср.: Ис. 53:9,12), первыми словами Иисуса (в соответствии с записями в этом Евангелии) была молитва о прощении для Его палачей. Дележка одежд казненного среди палачей была узнаваемым обычаем; возможно, об этом специально было написано, потому что христиане видели здесь ссылку на Пс. 21:19. Между тем, в насмешках начальников над Иисусом скрывалась неосознанная ирония; христианским читателям известно, что фактически именно Его смерть стала решительным доказательством того, что Иисус был Христом и Спасителем. Воины также присоединились к насмешкам, используя для своих шуток слова надписи на табличке, прибитой к перекладине креста. Даже один из распятых злодеев повторил ту же шутку. Только евангелист Лука рассказывает нам о том, как другой злодей, возможно, сначала насмехавшийся над Иисусом, исповедал собственные грехи и признал невиновность Иисуса. Вера, проявленная им в последнюю минуту жизни, была принята, и ему было обещано место в раю и оправдание вместо осуждения и преисподней.

Начиная с полудня, то есть от двенадцати до трех часов дня (шестой час, ст. 44, по римскому и еврейскому времяисчислению), наступила тьма на три часа. Использованное здесь греческое слово вовсе не обозначало затмение солнца (и не могло означать, потому что Пасха приходилась на период полнолуния, а затмения случаются только в новолуние). Возможно, причиной наступившей темноты была песчаная буря (сирокко), которая могла быть достаточно сильной, чтобы разорвать завесу в храме. Это могло иметь символическое значение, однако евангелисты этого не поясняют. Это могло быть воспринято как предзнаменование грядущего разрушения храма или как указание на то, что теперь присутствие Бога открыто для всех людей (Евр. 9:8–14; 10:19,20).

Около девятого часа (три часа дня пополудни) Иисус предал Свой Дух в руки Господа со словами из Пс. 30:6. То, каким образом Он принял смерть, побудило сотника воздать хвалу Богу. В его словах отразилась вера в невиновность Иисуса и, вероятно, предположение о том, что Иисуса постигла судьба, частая для праведников, — безвинное страдание (ср.: Прем. 2:12—20). Но почему он воздал хвалу Богу? Потому ли, что Бог послал Иисусу достойную кончину после достойной жизни? Последняя фраза (ст. 49) показывает, что друзья Иисуса увидели, что Он действительно мертв.

Примечания. 33 Место, называемое Лобное (по–арам. — «Голгофа»), было расположено, скорее всего, около нынешней церкви Гроба Господня в северной части города. Достаточных свидетельств в пользу существования шлемообразного холма, известного под названием «Голгофа Гордона», нет. 34а Этот стих опущен в значительном количестве ранних рукописей, но его стоило сохранить или как часть подлинника, написанного Лукой (ср.: Деян. 7:60), или как заслуживающую доверия часть предания, запечатленного в некоторых рукописях. Стих мог быть опущен переписчиками, которым показалось, что молитва была неуместной или осталась без ответа. 36 Стоит отличать этот поступок от акта милосердия в Мк. 15:36. Винный уксус был дешевым напитком, который употребляли солдаты. 39,40 Здесь, как и во многих других местах, Лука придерживается преданий, не записанных Марком. Не обязательно воспринимать слова злодея как саркастические, еще менее вероятно, что весь эпизод был легендой. 42 Когда приидешь во Царствие Твое — эти слова означают: «Когда Ты вернешься как Царь». 43 Рай — это место упокоения для спасенных перед последним Судом, доступное верующим в Иисуса Христа. 47 Вместо праведника у Марка написано «Сын Божий». Возможно, Лука боялся, как бы у читателей не создалось впечатления, будто сотник думал об Иисусе как о каком–нибудь языческом полубоге.

23:50—56 Погребение Иисуса (см.: Мф. 27:57–61; Мк. 15:42–47; Ин. 19:38–42)

Обычно тела казненных преступников некоторое время оставляли висеть и затем сбрасывали в общую могилу, но в 1957 г. археологическая экспедиция обнаружила останки человека, который был распят и затем погребен в отдельной могиле. В соответствии с иудейским обычаем, Иосиф обернул тело плащаницей (погребальные пелены) и положил Его в новую могилу. Иудейскими могилами были пещеры, естественные или вырубленные в склонах холмов, достаточно большие, чтобы туда мог войти человек, который хотел позаботиться о телах усопших. Вход закрывался каменными плитами. Видимо, Иосиф не успел набальзамировать тело, и галилейские женщины решили исправить это упущение как можно скорее после субботы, которую они соблюдали по обычаю.

Примечания. 51 Аримафея была приблизительно в 20 милях (32 км) к северо–западу от Иерусалима на границе между Иудеей и Самарией. 51 Поскольку все иудеи ожидали Царствия Божия, эта фраза должна означать, что Иосиф воспринял учение Христа о том, как Его нужно ожидать, и вел себя соответственно. 52 Обычно смерть через распятие была долгой и мучительной; Лука не упоминает об удивлении Пилата скорой смертью Христа. 54 День тот был пятница, он длился от заката в четверг и до заката в пятницу. Наступала суббота — обычно подразумевался рассвет, но здесь эти слова скорее относятся к закату или ко времени, когда зажигались светильники.

24:1—53 Воскресение Иисуса

24:1–12 Пустой гроб (ср.: Мф. 28:1–10; Мк. 16:1–8; Ин. 20:1–10). Два мужа, одетых в блистающие одежды, означающие принадлежность к небесным существам (ср.: 9:29), мягко пожурили женщин за то, что те ожидали найти в гробе Того, Кто предрек Свое воскресение из мертвых (9:22; 18:33). То, что женщины были названы по именам (10), подразумевало достоверность их свидетельства.

Неудивительно, что историчность рассказа часто оказывалась под вопросом. Например, высказывалось предположение, что на самом деле женщины пришли не к тому гробу, но невероятно, чтобы все они (вместе с пришедшими позднее) могли ошибиться таким образом. Или же предполагают, что хотя рассказы о «явлениях после воскресения» в целом могут быть вполне историческими, однако рассказ о пустом гробе — легенда, возникшая позднее. Но предание о пустом гробе, вероятно, упоминается еще в таком раннем документе, как 1 Кор. 15:3–7, и новозаветное понимание воскресения включает в себя и воскресение телесное. Утверждение, что останки Иисуса остались захороненными в Палестине, означает понимание воскресения, отличное от новозаветного, и основывается на чистом домысле.

Однако даже если принять основную часть рассказа о пустом гробе и явлениях, все равно остается сложным увязать друг с другом различные свидетельства, как это может быть и в случае какого–нибудь современного события, которое видели различные свидетели. Это снимает со свидетелей всяческие подозрения в тайном сговоре, но оставляет некоторые неувязки. (О попытке решить эту проблему см.: J. Wenham, Easter Enigma [Paternoster Press, 1984].)

Примечания. 1 Упоминание о нескольких женщинах противоречит посещению Марией Магдалиной гроба в одиночку, как в Ин. 20:1—10. В описании Луки могут отразиться две или более различных истории. 3 Здесь, а также в других стихах этой главы (5,12,36,40,51,52) многие фразы опущены в некоторых рукописях и, следовательно, в некоторых английских переводах. NIV совершенно справедливо включает их, поскольку очень немногое свидетельствует в пользу подобного опущения. 4 Марк упоминает только одного юношу, и его слова несколько отличны. В частности, Лука не говорит о повелении ученикам идти в Галилею (Мк. 16:7; ср.: Мк. 14:28). Вероятно, Лука мог опустить это, потому что он не приводит описания ни одного из явлений в Галилее. 9 Утверждение в Мк. 16:8 о том, что женщины никому ничего не сказали из–за страха, не противоречит тому, что сказано здесь. Вероятно, Марк имел в виду, что они не сказали ничего никому, кроме одиннадцати учеников. 12 См.: Ин. 20:1 — 10.

24:13–35 На пути в Эммаус (ср.: Мк. 16:12,13). Стих 16 означает, что Бог не дозволил двум ученикам узнать Иисуса, и дело не в том, что Он выглядел по–другому (хотя см.: Мк. 16:12). Не открываясь им, Иисус расспрашивает их и узнает о причинах их печали и о том, что, по слухам, Его гроб оказался пуст. Они были уверены в том, что Иисус — пророк (это самое большее, чем мог быть Иисус для тех, кто не верил в Его воскресение). Они ждали, что Он станет освободителем Израиля, но не могли понять, почему Он был отвергнут первосвященниками и начальниками. Они помнили пророчество о Его воскресении в третий день, но не слышали, чтобы кто–нибудь видел Его. Иисус объяснил, что страдания обязательно должны были предшествовать обретению Мессией Царственной славы, и напомнил им о словах из Писания, в которых это предрекалось (см.: 18:31). Язык при описании того, как Он брал хлеб, преломлял его и делил с остальными, явственно напоминает (по крайней мере, читателям Луки) описание действий Иисуса во время чудесного насыщения хлебами и на Последней вечере (9:16; 22:19; Мк. 8:6). Вспомнились или нет обоим ученикам эти события (присутствовали ли они при них?), однако словно завеса спала с их глаз — и они узнали Иисуса. Они осознали, что еще раньше, когда Иисус разговаривал с ними на дороге, их охватил некий странный восторг. Сразу же после этого они отправились обратно в Иерусалим, чтобы поделиться с остальными случившимся. Беглый перечень событий в Мк. 16:12 и далее (который не относится к подлиннику Евангелия) говорит, что ученики не поверили им, но это уже было вопросом их недоверчивости и маловерия (см. следующую часть рассказа, ст. 37,41).

Примечания. 13 Еммаус часто ассоциируют с современной Эль–Кубейбой, расположенной в 7 милях (11 км) к северо–западу от Иерусалима, но более вероятно, что это был другой Эммаус — впоследствии Никополь, ныне Амвас, находящийся примерно в 18 милях (31 км) от Иерусалима. (Если это верно, то нам следует придерживаться тех рукописей Евангелия от Луки, в которых указывается расстояние в 160 стадий.) 18 Клеопа может быть Клеопой из Ин. 19:25. Его безымянным спутником могла быть его жена, но у нас нет способов определить это. 21 Ученики знали, что, по словам Иисуса, в третий день должно было произойти нечто важное и что Его гробница могла оказаться пустой. Но это не было достаточным свидетельством Его воскресения, которое могло быть доказано только явлением Самого Господа. 27 Еврейское Писание состоит из трех частей: Закон Моисея, или Тора (Быт. — Втор.); Пророки (Нав., Суд., 1—4 Цар.) и Малые пророки (кроме Даниила); и Писания, или Кетубим (все остальные книги Ветхого Завета). То, что третья группа здесь опушена (в отличие от ст. 44), не существенно, потому что ветхозаветные писания здесь перечисляются скорее в зависимости от их пророческого содержания, нежели по порядку. 34 О явлении Симону см.: 1 Кор. 15:5.

24:36—53 Иисус вновь является Своим ученикам (ср.: Мф. 28:16–20; Мк. 16:14–20; Ин. 20:19—23). Учеников нужно было убедить, что Тот, Кого они видят, — это не призрак, а действительно Иисус. Следовало прогнать их страх, вызванный Его сверхъестественным появлением. Поэтому Иисус показал им, что Его тело действительно из плоти и крови, а руки и ноги носят следы гвоздей. Для дальнейшего доказательства Своей реальности Он при них съел немного пищи.

Здесь повторяются разъяснения, данные двум ученикам по дороге в Эммаус, и это необходимо для того, чтобы все ученики поняли ветхозаветные пророчества о пришествии Иисуса. Кроме того, отмечены два новых момента. Появилось повеление проповедовать покаяние и прощение грехов всем народам, в основание которого легло ветхозаветное пророчество. Тем, кто стал свидетелем Его явлений после воскресения (их было больше, чем одиннадцать), было обещано, что сила Божья будет помогать им свидетельствовать об Иисусе.

Наконец, Иисус вывел их из Иерусалима до дороги в Вифанию, где благословил их на прощание и стал возноситься на небо.

Они вернулись в Иерусалим и стали с радостью ждать исполнения Его обещаний.

Примечания. 36—53 Рассказ напоминает не только параллельный эпизод в Ин. 20:19— 23, но также отрывок в Мф. 28:16—20, где Иисус появляется перед учениками в Галилее и дает им Свои последние наставления. Не возникает никаких особых вопросов относительно явления Иисуса перед учениками, как в Иерусалиме (у Луки, в Деян. и Ин. 20), так и в Галилее (у Мф. и в Ин. 21). Последнее явление в Мф. 28 не совпадает с вознесением и, вполне возможно, что Иисус повторял Свои наставления ученикам не однажды.

Из повествования можно сделать вывод, что и воскресение, и вознесение произошли в один и тот же день, в Пасхальное воскресенье. Но это противоречило бы дальнейшему рассказу Луки в Деян. 1. Отсюда следует, что все, что здесь описано коротко и сжато, должно быть, занимало более долгий период времени. 43 Некоторых читателей ошеломляет, что воскресший Иисус описан в совершенно физических терминах, но если воскресение всех (включая Сына Божьего) происходит в плоти и крови, тело Иисуса также могло обладать этими качествами. 47 Относительно пророчества о проповедовании язычникам см.: Ис. 2:3; 42:6; 49:6; 51:4,5; Рим. 15:9—12. 50 Вифания располагалась у подножия Елеонской горы в 3 км от Иерусалима (ср.: Деян. 1:12). 53 Слово всегда не следует воспринимать слишком буквально (ср.: 2:37), как видно из Деян. 1:13,14.

I. Howard Marshall

Евангелие от Иоанна

Введение

Авторство

О том, кто написал это Евангелие, немало спорили. За недостатком места представляем только краткий обзор основных вопросов этой дискуссии.

1. Существует стойкая традиция, подкрепленная свидетельствами из святоотеческих источников, что автором данного Евангелия является апостол Иоанн. В самом Евангелии отсутствуют какие–либо указания на личность автора. Насколько же надежна эта традиция? Уже при Иринее (130–200 гг.) существовала убежденность в авторстве апостола. Возможно, Ириней получил информацию об авторе благодаря своему знакомству с Поликарпом (серед. II в.), который знал апостола. То, что Поликарп не упоминает четвертое Евангелие в своем послании к филиппийцам, не обязательно означает, что оно было ему неизвестно. Единственное возражение против авторства апостола выдвигала небольшая секта алогов, отколовшаяся от христианской церкви в Риме. Точку зрения этой секты опроверг Ипполит, написавший труд в защиту авторства апостола Иоанна. Выяснить историю этой книги до Иринея затруднительно, но, по–видимому, она достаточно долгое время считалась заслуживающей доверия, если ее безоговорочно поставили в один ряд с тремя другими как часть Четвероевангелия.

2. На достоверность традиции указывают некоторые положения, имеющиеся в самом документе (напр.: 1:14; 19:35; 21:24). Несмотря на то что отдельные ученые истолковывают эти положения иначе, резонно рассматривать их как заявление автора, что он был свидетелем описываемых событий.

Имя Иоанна, сына Зеведеева, в этом Евангелии ни разу не упоминается, тогда как Иоанн Креститель назван здесь просто Иоанном, без дополнительных пояснений. Очевидно, это объясняется тем, что автор был другим Иоанном.

Еще один довод — упоминание ученика, «которого любил Иисус», что вполне может относиться к апостолу Иоанну. Некоторые сомневаются, что Иоанн мог охарактеризовать себя таким образом, и приходят на этом основании к выводу, что апостол Иоанн не является автором этого Евангелия. Выяснить, кто был учеником, «которого любил Иисус», невозможно, но тесная связь этого ученика с Петром подтверждает предположение, что это был Иоанн. О том же говорит его близость к Иисусу в горнице во время Последней вечери.

3. Видно, что автор досконально знаком с палестинскими и иудейскими обычаями. Это можно легко объяснить, если он был палестинским евреем.

4. О том, что в основе этого Евангелия лежит рассказ очевидца, свидетельствует множество второстепенных подробностей, например, количество сосудов для воды в Кане и число рыб, выловленных в Тивериадском море. Подобные детали несущественны, но они придают повествованию особую убедительность.

5. Тем не менее утверждают, что эллинистические (греческие) аспекты этого Евангелия свидетельствуют против достоверности древней традиции, поскольку апостол Иоанн не был эллинистическим иудеем. Более того, говорят, что сходство с нехристианскими философскими трактатами, входящими в так называемый «герметический корпус», подтверждает эту точку зрения. Терминологические параллели с Филоном Александрийским и Гермесом действительно есть, но это не доказывает, что автором Евангелия был «эллинист». Несколько примеров подобного сходства обнаруживает и иудейская литература в Кумране, и этот факт снижает убедительность эллинистической гипотезы.

6. Свободное владение приемами раввинской аргументации — еще одна причина, по которой некоторые отрицают авторство апостола, так как Иоанн был простым галилейским рыбаком. Но следует принять во внимание тот факт, что раввинская аргументация встречается в учении Иисуса, а не в замечаниях самого автора. Однако, по общему признанию, в этом Евангелии нелегко отличить язык автора от языка Иисуса.

7. Похоже, что, называя своих соплеменников «иудеями», евангелист занимает по отношению к ним столь враждебную позицию, словно они принадлежат к другому народу. Возможно, это свидетельствует о глубоком возмущении иудео–христианина враждебностью его народа к Иисусу.

8. Как правило, альтернативные теории авторства пытаются сохранить какую–то связь апостола Иоанна с этим Евангелием, отводя ему роль очевидца, но автором считают кого–то другого. Согласно наиболее распространенной гипотезе, автором был другой Иоанн, известный как Иоанн–старший. Если Евангелие создавалось в столь тесном сотрудничестве двух Иоаннов, то неудивительно, что в древней традиции могла возникнуть путаница. Но предположение о существовании Иоанна–старшего основано на довольно туманном высказывании Папия, в котором, однако, нет указаний, что тот мог быть автором Евангелия.

9. Некоторые исследователи отрицают всякую причастность апостола Иоанна к этому Евангелию и считают, что оно было приписано ему для придания авторитета данному произведению.

При таком многообразии мнений трудно утверждать что–либо категорически, но у нас есть все основания полагать, что доказательства, содержащиеся в самом Евангелии и в других документах, указывают на авторство апостола Иоанна.

Цель

Лучшее, что мы можем сделать, — это проанализировать авторскую формулировку цели в 20:31, которая имеет ярко выраженный проповеднический характер. Евангелие было создано ради пробуждения веры в Иисуса Христа, Сына Божьего. Для достижения этой цели была сделана запись различных знамений, и если иметь это в виду, то многочисленные намеки, рассыпанные по всему тексту Евангелия, приобретают в глазах верующих и неверующих глубокий смысл. Исторические подробности и фрагменты учения отобраны так, чтобы сосредоточить внимание на основных требованиях Иисуса. Следовательно, Иоанн отнюдь не намеревался создать биографическое или психологическое исследование. Однако проповедническая цель, разумеется, не ослабляет историческую правду. Чтобы выполнить свои задачи, богословские намерения нуждаются в достоверных исторических основаниях. Возможно, Иоанн рассматривал некоторые из своих материалов как символические, но это не означает, что они исторически недостоверны или неправдивы.

Возможно, существовали и какие–то второстепенные цели, например, рассказ об отношениях между Иисусом и Иоанном Крестителем или опровержение докетических представлений о Христе (т. е. учений, в которых проводилось различие между Божественным Христом и земным Иисусом).

Многие считают, что это Евангелие представляет христианство в эллинистической форме. Действительно, может возникнуть впечатление, что пролог (1:1—18) подтверждает эту гипотезу. Но решающим фактором является то, в какой мере пролог определяет назначение Евангелия в целом. Разумнее предположить, что ключ к пониманию пролога содержится в основной части Евангелия, а не наоборот. Учение Иисуса было достаточно всеобъемлющим, чтобы греки смогли понять его так же, как иудеи.

Связь с синоптическими Евангелиями

Сравнение Евангелия от Иоанна с другими Евангелиями обнаруживает заметные различия между ними как в содержании, так и в стиле изложения. Большое количество материалов, включенных в другие Евангелия, не представлено в Евангелии от Иоанна, тогда как значительная часть материалов Иоанна отсутствует у синоптиков. Фактически, кроме рассказа о страстях Господних, между четырьмя Евангелиями очень мало общего. Главное отличие состоит в том, что синоптические Евангелия посвящены галилейскому периоду служения Иисуса, тогда как Иоанн сосредоточивает свое внимание на иерусалимском периоде. Вероятно, этим объясняются различия в изложении учения Иисуса: преобладающие у синоптиков притчи уступают место диалогу и риторике у Иоанна. Обращают на себя внимание и некоторые исторические несовпадения, например, время очищения храма, события, предшествовавшие взятию Иисуса под стражу, продолжительность его служения и дата Последней вечери. Поэтому некоторые исследователи считают, что Иоанн ставит своей целью исправление и замену синоптических Евангелий. С этим трудно согласиться, так как во многих случаях он использует сведения синоптической традиции как основу для собственного повествования. Правильнее считать Евангелие от Иоанна дополнением к синоптическим Евангелиям. Тогда наиболее труднообъяснимое различие между ними составляет хронология страстей Господних. Возможно, разгадка в том, что Иоанн и синоптики пользовались разными календарями, но для того, чтобы прийти к полностью удовлетворительному объяснению, наши знания действительно недостаточны.

На первый взгляд может показаться, что описание Иисуса, сделанное Иоанном, настолько отличается от описаний синоптиков, что эти портреты не могут изображать одного и того же человека. Но это ошибочное заключение. Если мы подумаем о различных целях Евангелий и о самых разных людях, к которым обращался Иисус, этот контраст станет более понятным. Очевидно, Иоанна больше всего привлекал рефлексивный стиль высказываний Иисуса.

Время и место создания

Неясно, можно ли обнаружить следы влияния Евангелия от Иоанна у писателей до Иринея (ок. 130–200 гг.). Но у нас есть все основания полагать, что Юстин (ок. 150 г.) знал и использовал это Евангелие; не исключена возможность, что Игнатию (ок. 115 г.) оно также было известно. Помимо упоминаний первых отцов церкви, существование и распространение этого Евангелия подтверждают два папируса, датированные началом II в. Один из них содержит отрывок из Евангелия от Иоанна, а другой подражает стилю этого и других Евангелий. Поэтому Евангелие от Иоанна нельзя датировать более поздним временем, чем конец I в. Если автором был апостол, то позднейшей возможной датой следует признать последнюю декаду I в. Ввиду того, что это Евангелие появилось после синоптических Евангелий, предпочтение отдают сравнительно поздней дате (ок. 90 г.), хотя некоторые ученые датируют его более ранним временем.

Что касается места создания, то Иоанн, согласно преданию, жил в Эфесе, и у нас нет серьезных причин оспаривать этот факт. Однако некоторые считают, что доверия не заслуживает не только эфесская традиция, но и тот факт, что Иоанн дожил до преклонного возраста. Доказательство, призванное подтвердить эту точку зрения, заключается в скудных и не слишком надежных сведениях о мученической смерти Иоанна задолго до того, как могло быть написано Евангелие. Но предание, согласно которому Иоанн жил долго и был автором Евангелия, намного убедительнее.

Богословие

Наиболее важной особенностью богословия Иоанна является его изображение Христа. Как уже отмечалось, его главной целью было создание целостной богословской концепции. Внимание Иоанна сосредоточено на мессианстве и Сыновстве Иисуса. Мессианский статус Иисуса не раз становится темой обсуждения иудеев (7:26,27; 10:24). Кроме того, в этом Евангелии трижды зафиксированы случаи признания мессианства Иисуса (1:41; 4:29; 11:27). Иисус был для автора исполнением всех мессианских надежд еврейского народа. Такой трактовке полностью соответствует частое обращение к свидетельству Ветхого Завета.

Стремление представить Иисуса Сыном Божьим присуще этому Евангелию в наибольшей степени. Иисус многократно говорит о Своих сыновних отношениях с Отцом. Хотя у синоптиков тоже присутствует этот аспект, у Иоанна он имеет особое значение, так как слово «Сын» часто встречается в его Евангелии без дополнительных пояснений. Замысел спасения был осуществлен Отцом через Сына. Из любви к миру Бог послал Своего Сына на землю (3:16). Сын — это посредник, через которого Отец являет Себя (1:18). Заявление Иисуса, что Он Сын Божий, стало основой представленного Пилату обвинения. По иудейскому закону за это полагалась смерть (19:7).

Характерной особенностью синоптических Евангелий является изображение Иисуса как Сына Человеческого. Хотя у Иоанна эта идея не так бросается в глаза, она лежит в основе и его изображения. Сын Человеческий не только являет Своего Отца, но и будет вознесен (3:13,14). Вознесение завершится прославлением Сына Человеческого (12:23). Это Евангелие изобилует подробностями, свидетельствующими о совершенстве человеческой природы Иисуса. Он испытывал человеческие чувства, знал голод, жажду и усталость. В христологии считается недопустимым принижать совершенство человеческой природы Иисуса.

В прологе ясно выражены предвечное существование и Божественность Христа. В начале Слово (греч. логос) не только было у Бога, но и было Богом (1:1), и это Слово стало плотью и отождествилось с Христом. Откуда бы ни почерпнул автор идею Слова, его собственная христология ясна. Его герой не просто человек, а предвечный Сын, который участвовал вместе с Отцом в сотворении мира (1:3).

Еще одна особенность христологии Иоанна — большое число высказываний Иисуса, начинающихся многозначительным «Я есмь». Таким образом Он определяет себя как «путь», «истину», «жизнь», «воскресение», «хлеб», «пастыря», «дверь», «виноградную лозу». Все эти определения проясняют различные аспекты сущности Иисуса и Его деяний для человечества.

Для описания природы Христа используется множество образных выражений: Агнец Божий (1:29), храм Тела Своего (2:21), змей в пустыне (3:14), пастырь, полагающий жизнь свою за овец (10:11), пшеничное зерно (12:24). Смерть Иисуса была признана целесообразной даже первосвященником, но Иоанн видит в ней более глубокий смысл, чем Каиафа (11:51). Все Евангелие пронизано ощущением неизбежности «часа» Иисуса.

Важным элементом богословия Иоанна является частое упоминание Святого Духа. Его роль в новом рождении (3:5—8), предсказание о Его схождении после прославления Иисуса (7:37–39) и пять высказываний о Духе в прощальных заповедях (гл. 14–16) встречаются только в Евангелии от Иоанна. Он изображается как Утешитель, как пребывающий в верующем, как учитель, как свидетель о Христе, как обличитель мира и как наставляющий верующих в Христа на всякую истину. По сравнению с другими Евангелиями в Евангелии от Иоанна наиболее отчетливо показано, что продолжение служения Иисуса осуществится посредством Духа.

В дополнение к сказанному можно отметить несколько других особенностей книги Иоанна. Прежде всего, в этом Евангелии ощущается сильное влияние Ветхого Завета. В нем отсутствует особое упоминание о Вечере Господней, но изложено связанное с ней учение (гл. 6). Одинаково большое значение придается в нем не только акту Божьего избрания, но и ответственности человека. Оно вносит большой вклад в богословие всего Нового Завета. Написанное довольно простым языком, Евангелие от Иоанна привлекает многих современных христиан глубиной мысли и выразительной символикой.

См. также главу «Читая Евангелия».

Дополнительная литература

Milne В. The Message of John, BST (IVP, 1993).

Bruce F. F. The Gospel of John, (Pickering and Inglis/Eerdmans, 1983).

Carson D. A. The Gospel according to John, (IVP/UK/Eerdmans, 1991).

Morris L. The Gospel according to John, NICNT (Eerdmans, 1971).

Содержание

1:1–18 Пролог

1:1—5 Предвечное Слово

1:6—8 Свидетельство Иоанна Крестителя

1:9—13 Пришествие света в мир

1:14–18 Воплощение Слова

1:19 2:11 Начало служения Иисуса

1:19–34 Свидетельство Иоанна Крестителя об Иисусе

1:35–51 Призвание первых учеников

2:1–11 Откровение через знамение

2:12 4:54 Первые столкновения в Иерусалиме, Самарии и Галилее

2:12–25 Очищение храма

3:1—21 Новое рождение

3:22 — 4:3 Иисус и Иоанн Креститель

4:4—42 Иисус в Самарии

4:43—54 Второе чудо в Галилее

5:1—47 Исцеление и проповедь в Иерусалиме

5:1–18 Исцеление расслабленного

5:19–47 Отец и Сын

6:1—71 Дальнейшие знамения и проповеди в Галилее

6:1 — 15 Насыщение множества народа

6:16—24 Хождение по водам

6:25—59 Дискуссия о хлебе жизни

6:60—71 Отношение учеников к учению и делам Иисуса

7:1 8:59 Иисус на Празднике кущей

7:1—9 Иисус приходит из Галилеи в Иерусалим

7:10—53 Учение Иисуса на празднике

8:1—11 Женщина, взятая в прелюбодеянии

8:12—59 Иисус — свет миру

9:1 10:42 Дальнейшие исцеления и проповеди

9:1–41 Иисус исцеляет слепорожденного

10:1 — 18 Иисус — пастырь

10:19—21 Результаты проповеди

10:22—42 Разговор на Празднике обновления

11:1—57 Смерть и воскрешение Лазаря

11:1—44 Иисус — победитель смерти

11:45–57 Последствия чуда

12:1–50 Завершение публичного служения в Иерусалиме

12:1–8 Преданность Марии

12:9—11 Отношение к пребыванию Иисуса в Вифании

12:12–19 Въезд в Иерусалим

12:20—26 Греки в поисках Иисуса

12:27—36 Свидетельство и уход

12:37—50 Продолжающееся неверие

13:1 17:26 Иисус и Его ученики

13:1–38 Омовение ног и последствия этой символической акции

14:1—31 Обещания и заповеди ученикам

15:1 — 17 Аллегория виноградной лозы

15:18 — 16:33 Дальнейшее наставление учеников

17:1–26 Молитва Иисуса

18:1 21:25 Рассказ о страстях Христовых и воскресении

18:1 — 11 Предательство

18:12–19:16 Суд

19:17–37 Распятие

19:38–42 Погребение

20:1–29 Воскресение

20:30–21:25 Эпилог

Комментарий

1:1–18 Пролог

В отличие от других это Евангелие начинается не с рассказа об историческом Иисусе. Читатель сразу знакомится со Словом (греч. логос), которое не отождествляется с Иисусом вплоть до окончания пролога. Чрезвычайно важно рассматривать понятие Слово как ключ к пониманию всего Евангелия. Это понятие широко использовалось в греческой литературе, и многие ученые считают, что его значение для Иоанна можно понять только в этом контексте. Стоики использовали его для описания принципа Божественного разума, побуждающего естественное творение к развитию. Значительно полнее это понятие разработано в трудах Филона Александрийского, который рассматривал «логос» как орудие, посредством которого сотворен мир. Хотя может возникнуть впечатление, что в использовании этого понятия у Иоанна есть некоторое сходство с Филоном, однако весьма существенны и различия. Филон никогда не персонифицировал Слово и не настаивал на его предвечном существовании. Но самое удивительное и важное различие между Филоном и Иоанном состоит в том, что первый отрицал воплощение Слова, тогда как Иоанн утверждал, что Слово стало плотью. Некоторые ученые находят сходство в использовании этого понятия в Евангелии от Иоанна и в так называемом герметическом корпусе — синкретической философской литературе, распространенной в первые века новой эры, но основная мысль Иоанна совершенно иная. Возможно, греческая философия предоставила понятийный аппарат, которым воспользовался Иоанн, но источник основных идей следует искать в другом месте.

Гораздо больше оснований говорить о сходстве философии Иоанна с некоторыми идеями Ветхого Завета. Иудейская мысль внесла большой вклад в формирование идеи Слова. В библейских книгах Премудростей мы находим выразительные пассажи, посвященные созидательной деятельности Бога посредством Слова премудрости (ср.: Пр. 8). С этим тесно связан раввинский обычай приписывать Торе (Закону) определенное содействие творению. Открытие рукописей Мертвого моря привело к еще более высокой оценке значения иудейской мысли для понимания Евангелия от Иоанна.

Тем не менее пролог следует оценивать по его собственным достоинствам. Это сугубо христианский текст, предназначенный для подготовки читателя к рассказу о жизни уникальной личности. Ключ к пониманию пролога должно предоставить само Евангелие, а не наоборот. Тщательное изучение Евангелия покажет, как неразрывно связан пролог с его основными темами.

1:1—5 Предвечное Слово

Слова, открывающие это Евангелие, имеют удивительное сходство с первыми словами Книги Бытие. Нововведение Иоанна состоит в утверждении, что Слово существовало до начала творения. Это подразумевается в первой фразе: В начале было Слово. Хотя глагол употреблен в прошедшем времени, здесь выражена идея непрерывности. Слово, которое есть сейчас, пребывало до того, как начался мир. Это сразу открывает сложную тему, которая еще больше усложняется двумя следующими утверждениями. Греческий предлог, переведенный как «у», подразумевает идею общности. Дословно это означает «рядом с Богом», что предполагает некоторое различие между Богом и Словом. Но следующее предложение открывает новый ракурс, так как гласит, что Слово было Бог. Это нельзя понимать в адъективном смысле (как «Божественное Слово»), ибо такое понимание ослабило бы утверждение. Поскольку в греческом языке отсутствует артикль перед словом Бог, его следует понимать как определяющее сущность Слова. Но поскольку слово Бог — существительное, то, очевидно, Иоанн утверждает Божественность Слова, включающую не только Божественные атрибуты, но и подобие Богу.

Иоанн сразу переходит к провозглашению созидательной энергии Слова. Греческий текст концентрирует внимание на посреднической роли Слова. Эта идея усиливается исключением всякой возможности творения в отсутствие Слова. Тесная связь между Богом и Словом в ст. 1 проявляется и в их участии в творении. Роль, которую играет в творении Христос, — тема, снова и снова возникающая в Новом Завете. Настойчивость ее проведения подчеркивала несостоятельность гностических идей о посредниках творения, назначение которых состояло в защите Бога от осквернения при соприкосновении с греховным миром. Следующее утверждение Иоанна — в Слове была жизнь — является логическим следствием Его созидательной энергии. Это основная идея Евангелия, выступающая на первый план в 20:31, где сообщается, что оно написано для того, чтобы читатели могли иметь жизнь во имя Его.

Соединение жизни и света не кажется неожиданным. В материальном мире жизнь зависит от света, и это представление переносится на мир духовный. Утверждение, выдвинутое в ст. 5, следует толковать, опираясь на определение света в ст. 4. Свет, который доходит до каждого человека, — это, по–видимому, свет разума и знания. В ст. 5, однако, в центре внимания оказывается окружающая среда, которая названа тьмой. Свет, неразрывно связанный со Словом, следует рассматривать как присущий личности. Он означает духовную просвещенность, которую человечество получило только благодаря пришествию Слова. Следующее утверждение — и тьма не объяла его — можно перевести как «не постигла его». Оба толкования верно передают мысль и находят подтверждение в тексте Евангелия. Но последнее больше соответствует контексту, особенно в свете ст. 10,11.

1:6—8 Свидетельство Иоанна Крестителя

Упоминая о служении Иоанна Крестителя, автор обращается к историческим событиям, сопутствующим пришествию света. Мы сразу убеждаемся, что это служение было назначено свыше (6). Глагол «послать» часто используется в этом Евангелии по отношению к служению Иисуса. Именно это слово уместно и по отношению к вестнику. Не исключено, что некоторые из первых читателей Евангелия придавали Иоанну Крестителю слишком большое значение (ср.: Деян. 19:3,4), поэтому Иоанн стремится с самого начала устранить всякие недоразумения (ср. также: ст. 15,26,27). Он прямо заявляет, что Иоанн не был светом, и дважды повторяет, что его задачей было свидетельствовать о свете (7,8). Эта цель — дабы все уверовали через него — отражает назначение всякого истинного христианского свидетельства с тех пор и поныне.

1:9—13 Пришествие света в мир

Автор переходит от свидетеля к предмету свидетельства — явлению более важному. Свет истинный (9) — это Слово, которое еще не отождествлено с Иисусом. Приходящий относится к воплощению. Это точнее передает мысль, чем вариант перевода, который соотносит «приходящего» со всяким человеком (как в NIV mg.), отчего может возникнуть впечатление, что все получают этот свет в момент рождения. До пришествия Христа свет, несомненно, существовал, но это был свет отраженный. Христос — главный источник света, как провозгласил Он Сам (8:12).

Следует отметить, что, используя слово мир, Иоанн имеет в виду не только сотворенный мир. Это понятие часто применяется к людям как сотворенным существам, которые противостоят Богу. Фактически, в этом Евангелии проводится различие между теми, кто верит, и миром, который не верит. Слова мир Его не познал (10) свидетельствуют о том, что сознанию Иоанна была чужда какая–либо двойственность. Моральная ответственность лежит на тех, кто отвергает свет.

Перевод ст. 11 приводит к различным толкованиям. Согласно одному из них, Слово пришло в то место, которое принадлежало ему по праву. Согласно другому, Слово пришло в свой дом, то есть к своему народу, в Израиль. Оба толкования правомерны, но, учитывая то, что в оригинале использованы слова мужского рода, следует предпочесть второе. Вера и принятие Божьего слова для автора тождественны.

Ст. 12,13 следует рассматривать как смягчение предыдущих. Некоторые приняли Слово, и теперь Иоанн говорит о них. Верующие получают право стать чадами Божьими, подобно Божьему народу завета. Иоанн имеет в виду не естественное происхождение (13). Речь идет о новом рождении, о котором более подробно говорится в гл. 3. Поскольку духовное рождение отличается от физического, Иоанн подчеркивает, что оно происходит не от хотения плоти.

1:14—18 Воплощение Слова

Заключительная часть пролога смыкается с рассказом об исторической жизни Иисуса, начинающимся после утверждения, что Слово стало плотью. Самое важное в этом утверждении — акцент на слове плоть, символизирующем человеческое начало. Это даже более удивительно, чем если бы Иоанн написал: «Слово приняло форму человека». Понятие плоть приковывает внимание к вступлению Слова в самую гущу человеческой жизни. Божественное Слово стало человеком Иисусом. В выражении и обитало с нами использован глагол, означающий «жить в шатре» и напоминающий о том, как в пустыне Бог пребывал со своим народом в скинии. Обитание отчетливо воспринимается как временное. Но Иоанн стремится показать, что беспримерно важное пришествие Слова в мир людей не осталось незамеченным. Иоанн был свидетелем славы земной жизни Иисуса (146). Это более правдоподобно, чем предположение о том, что слово мы относится ко всем христианам, а слава — это слава Иисуса после воскресения. Из контекста следует, что некоторые люди на самом деле видели славу воплощенного Слова. Возможно, это намек на преображение, но более вероятно, что слава относится ко всему служению Иисуса. Отчетливость славы явствует из определения Иисуса как единородного от Отца, получившего славу, которая могла быть дарована только любящим Отцом возлюбленному Сыну. Таким образом, уникальность Иисуса открывается уже в начале Евангелия. Но главное даже не то, что Он пришел от Отца, а то, что Он — источник благодати и истины. Иоанн хочет, чтобы мы увидели в служении Иисуса выражение Божьей благодати и откровение истины.

Хотя ст. 16 естественно следует после ст. 14, ясно, что промежуточный стих следует рассматривать как намеренное отступление. Слова об Иоанне Крестителе придают еще большую убедительность его свидетельству об Иисусе. В них содержится косвенный намек на предвечное существование Иисуса, о чем уже было провозглашено в ст. 1. Ст. 16 показывает насущную необходимость благодати, которую приняли христиане (все мы). И снова подчеркивается идея личного опыта. Смысл загадочного выражения «благодать на благодать» удачно передан в N1V переводом благословение за благословением. Полнота приходит к нам не вся сразу, а постепенно, по мере приобретения благодатного опыта. Здесь можно усмотреть противопоставление различных путей к Богу, установленных Моисеем и Иисусом Христом, поскольку соблюдение закона менее ценно, чем принятие благодати. Но текст не требует такого противопоставления. Правильнее рассматривать ниспослание закона через Моисея и благодати через Иисуса как аналогию.

Кульминационный пункт пролога в ст. 18 заставляет читателя вспомнить ст. 1. Не существует никакой иной возможности узнать Бога, кроме как через Иисуса Христа, — Слово. Формула Бога не видел никто никогда отражает идею Ветхого Завета. Даже Моисею не было позволено смотреть на Него. В этом отношении явление Иисуса бесконечно выше, ибо Он Тот, Кто открыл нам Бога. Переводом Бог Единосущный, утверждающим Божественность Иисуса, NIV придерживается наиболее тщательно выверенного прочтения этого выражения. Однако в свете следующих за ним слов — сущий в недре Отчем — перевод «единородный Сын» больше соответствует контексту.

1:19 — 2:11 Начало служения Иисуса

1:19—34 Свидетельство Иоанна Крестителя об Иисусе

Упоминания об Иоанне Крестителе в прологе имеют целью подвести к историческим сведениям об отношении Иоанна к Иисусу. Рассказ начинается с расследования, предпринятого иудеями из Иерусалима. Определение «иудеи» часто встречается в этом Евангелии, но не всегда в одном и том же значении. Иногда оно используется для обозначения жителей Иудеи в отличие от жителей Галилеи; иногда характеризует иудеев как неверующих в Иисуса; чаще всего оно обозначает еврейских религиозных лидеров, противостоящих Иисусу. Здесь эти лидеры представлены священниками и левитами. Главное в этом фрагменте — отличие вестника от возвещаемого. Автор приводит вопросы, касающиеся личности Иоанна Крестителя, потому что это имеет несомненное отношение к надежности его свидетельства. Вопрос об Илии — это намек на Мал. 4:5. Некоторые усматривают в этом исправление синоптической традиции, в которой Иисус отождествляет ожидаемого Илию с Иоанном Крестителем (ср.:Мф. 11:14; 17:12). Но сам Иоанн не делает такого заявления. Вопрос о пророке связан с Втор. 18:15—18, где, по всеобщему мнению, подразумевается персонаж конца времен. Не похоже, что это расплывчатое определение имело отношение к мессианству (ср.: 7:40,41). Сам Иоанн утверждает, что он глас, упомянутый в Ис. 40:3 (23). У синоптиков эти слова относятся к Иоанну Крестителю, но не принадлежат ему. Он довольствовался ролью «голоса», провозвещающего Христа.

Учитывая отрицательные ответы Иоанна Крестителя, вопрос, почему он крестит, возник естественно (24—28), и это дало ему дополнительную возможность объяснить различие между своим собственным служением и служением Иисуса. Характер вопроса показывает, что крещение считалось таким обрядом, право совершения которого должно быть утверждено свыше. Иоанн не отвечает на этот вопрос, но указывает на Христа (его слова подтвердятся в следующем фрагменте). Иоанново крещение водой сравнивается с Христовым крещением Духом в ст. 33, что обнаруживает превосходство последнего. Но все внимание здесь сосредоточено на смиренности Иоанна, осознающего свою роль по отношению к Иисусу. Название места, где крестил Иоанн, тщательно зафиксировано, чтобы его не путали с Вифанией, упомянутой в 11:1.

Обратите внимание, что в ст. 29 автор начинает отмечать шестидневный период, что можно сравнить с описанием последних шести дней служения Иисуса. Поразительно, что, впервые увидев Иисуса, Иоанн называет Его Агнцем Божиим. Слушателям Иоанна слово «агнец» должно было сразу напомнить о жертвенном агнце. Храмовые жертвоприношения были для евреев настолько привычными, что им было трудно представить Агнца Божиего отдельно от этих жертвоприношений. Но еще большую трудность представлял для них перенос представления об агнце на человека. Сомнительно, чтобы слушатели Иоанна связали это с Ис. 53, но не исключено, что сам Иоанн Креститель имел это в виду. С другой стороны, он мог истолковывать высказывание Который берет на Себя грех мира в контексте наказания, а не в контексте жертвы. Нет никаких оснований считать, что Иисус не понял эти слова в том смысле, в каком говорится об этом в Исх. 29:38—46 и Ис. 53:4—12, даже если Иоанн Креститель и не осознавал всего их значения. Разумеется, евангелист понимал жертвенный смысл этого выражения полнее. Некоторые споры вызывает значение глагола, переведенного как берет на Себя. Если мы будем истолковывать его в свете Ис. 53, то неизбежно придем к идее страданий во искупление. Это неизбежно вызовет возражение, что здесь неуместно представление о взятии на себя греха, поскольку пасхальный агнец не приносился в качестве искупительной жертвы. Однако слова Иоанна не обязательно толковать строго в рамках Пасхи. Если в данном Евангелии рассказ об Иисусе начинается с представления Его как Агнца, значит, с точки зрения автора, это является ключом к пониманию Его служения. Крещение Иисуса, которое Иоанн не описывает, уже состоялось (ср.: ст. 32). Слова Иоанна Крестителя в какой–то степени отражают всемирный масштаб служения Иисуса.

Некоторые ученые с недоверием относятся к тому, что слова в ст. 29 произносит Иоанн Креститель, особенно по той причине, что позднее он будет выражать сомнение в мессианстве Иисуса. Полагают, что представление об Иисусе как об Агнце Божьем отражает мнение автора Евангелия, возникшее впоследствии, задним числом. Однако слишком многое в этом Евангелии говорите деятельности Иисуса как Мессии.

Появившиеся позднее сомнения Иоанна Крестителя не являются основанием полагать, что уже на раннем этапе Иоанн все понимал. Сравнение Иисуса с агнцем этого и не требовало.

Ст. 30 повторяет ст. 15, связывая этот раздел с прологом и снова подчеркивая превосходство Иисуса над Иоанном Крестителем. Когда Иоанн сказал, что не знал Иисуса, он, должно быть, имел в виду, что не знал его как «Идущего». В этом Евангелии слова «иудеи» и Израиль имеют разное значение, причем последнее никогда не используется в негативном смысле. Греческий глагол, переведенный как видел (32), передает идею твердой убежденности. Сообщение о схождении Духа на Иисуса в этом Евангелии отличается от рассказов синоптиков. Здесь Духа в виде голубя увидел сам Иоанн, тогда как у синоптиков его увидел Иисус. Возможно, голубь символизирует кротость характера, а возможно — полет, демонстрируя реальность схождения Духа. Бросается в глаза контраст между этим эпизодом и зримым проявлением Духа на Пятидесятницу (ср.: Деян. 2:2,3). Оба случая имеют исключительно важное значение в служении Иисуса. Иоанн получил некое особое откровение (33), позволившее ему узнать в Иисусе крестящего Духом Святым. Крещение Духом сопоставляется с крещением водой и обнаруживает свое превосходство. Утверждение, что Иисус есть Сын Божий, перекликается с идеями пролога и согласуется с целью Евангелия, сформулированной в 20:31.

1:35—51 Призвание первых учеников

Повторное высказывание об Агнце Божием (36) наводит на мысль, что двое учеников, пошедших за Иисусом, в какой–то степени осознали значение Того, о Ком говорил Иоанн. В тексте, однако, нет указаний на то, что Иоанн Креститель мог ожидать такого шага от своих учеников; скорее, он рассматривал свои слова как часть служения по возвещению Иисуса. Приведено имя только одного ученика, а вторым, возможно, был сам автор, Иоанн. Выражение пошли за Иисусом в ст. 37 вполне нейтрально, и лишь позднее следовать станет означать христианскую преданность. Ответ на вопрос Иисуса и обращение Равви показывают серьезность намерений учеников следовать за Ним. «Равви» — почтительное обращение, не имевшее никакого отношения к обучавшимся в раввинских школах (в таком смысле оно стало употребляться позднее). Может вызвать удивление десятый час, упомянутый в ст. 39. Если Иоанн пользовался обычным иудейским способом исчисления времени, то это был вечерний час, и здесь подразумевается пребывание до конца дня.

Из того, что Андрей первым делом нашел своего брата Симона Петра, явствует, что он сразу осознал огромное значение встречи с Иисусом. В своем Евангелии Иоанн еще дважды продемонстрирует глубокое проникновение в характер Андрея (ср.: 6:8; 12:22). Слово «Мессия» (41) переведено Иоанном в интересах читателей–неевреев. И древнееврейское слово «Мессия», и греческое слово «Христос» ведут свое происхождение от корня, означающего «помазанник». Хотя в Ветхом Завете представление о помазании не было связано с царями, в Новом Завете оно используется по отношению к Иисусу в более широком смысле, объединяющем помазанного пророка, священника и царя. Считается, что это заявление противоречит сообщениям синоптиков, согласно которым Иисуса не воспринимали как Мессию вплоть до признания Петра в Кесарии Филипповой. Впрочем, нет никаких оснований полагать, что в тот период ученики имели какое–либо представление о мессианстве, кроме самого общего. В ст. 42 сделан акцент на личных отношениях Андрея, Симона и Иисуса. И снова мы видим несовпадение Евангелия от Иоанна с синоптическими в определении момента переименования Симона в Петра. Здесь новое имя дается в начале служения, тогда как в Мф. 16:18 оно присваивается после признания Петра. Заслуживает внимания, что Иисус использует будущее время, возможно, имея в виду событие, описанное в Мф. 16:18. И «Петр», и «Кифа» означают «камень», и это наводит на мысль, что Иисус намеревался сделать из Симона человека, твердого как скала.

Пока нам известно, что за Иисусом последовало по меньшей мере трое учеников. Но прежде чем начать свой рассказ о служении Иисуса в гл. 2, Иоанн упоминает еще двоих. В случае с Филиппом инициатива призвания принадлежала Иисусу. В этом Евангелии Филипп упоминается еще несколько раз (6:5; 12:21; 14:8). По–видимому, это был человек с практическим складом ума. Хотя Филипп, Андрей и Петр были уроженцами Вифсаиды, они поселились в Капернауме (Мк. 1:21,29). Описание встречи Филиппа с Нафанаилом — еще один образец личного свидетельства, приводившего людей к Иисусу. Поскольку тема свидетельства занимает в этом Евангелии столь важное место, рассказ о способе привлечения к Иисусу Петра и Нафанаила представляется знаменательным. Личное свидетельство всегда было одним из лучших средств привлечения людей к Иисусу. В отличие от Андрея Филипп назвал Иисуса не «Мессией», а Тем, о Котором писал Моисей… и пророки. Эти определения идентичны. Упоминание Иисуса из Назарета вызвало скептическое замечание Нафанаила (46). Очевидно, Назарет пользовался дурной славой, и то, что его жители отвергли Иисуса (Лк. 4:14–30), вполне соответствовало такой репутации.

Встреча Иисуса с Нафанаилом весьма поучительна. Первое, что мы отмечаем, — высокое мнение Иисуса об этом человеке. Выражение Израильтянин, в котором нет лукавства пробуждает в памяти образ ветхозаветного Иакова, мысль о котором явно присутствует в ст. 51. Во–вторых, мы отмечаем его пытливый ум — почему Ты знаешь меня? В этом вопросе звучит удивление, указывающее на то, что прежде Нафанаил не встречался с Иисусом. В третьих, мы отмечаем предвидение Иисуса, которое, вероятно, произвело на Нафанаила большое впечатление. Невозможно точно установить, что делал Нафанаил под смоковницей, но главное здесь — необыкновенная проницательность Иисуса, которую Нафанаил прекрасно осознал. Его ответ превосходит все ожидания. Он признает в Иисусе не только Равви, но и Сына Божьего, Царя Израилева. Мы снова убеждаемся, что уже на этом раннем этапе имело место понимание Иисуса как Сына Божьего, каким бы оно ни было элементарным. Евангелист Иоанн, в прологе впервые упомянувший о Божественном Сыновстве Иисуса, возвращается к этой мысли в самой сердцевине служения Иисуса. Выражение увидишь больше сего (50) поясняется в ст. 51, где говорится о религиозных видениях. Представление о возможности видеть ангелов, восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому, по–видимому, идет от ветхозаветного Иакова (Быт. 28:12). Смысл в том, что отныне небеса открыты для непрерывного общения с людьми, представителем которых выступает Сам Христос под именем Сына Человеческого. Примечательно, что это имя используется вместо Нафанаилова Сына Божиего, показывая тем самым, что человеческое начало в Иисусе не менее важно, чем Божественное.

2:1—11 Откровение через знамение

В этом Евангелии рассказывается о нескольких знамениях, и превращение воды в вино — первое из них. Большинство знамений, упомянутых Иоанном, влекут за собой рассуждение на соответствующую тему. Эти знамения составляют неотъемлемый элемент структуры Евангелия. Иоанн особо отмечает, что в результате первого знамения была явлена слава Христа, и это указывает путь истолкования остальных. Заслуживает внимания, что и первое, и второе (4:54) знамения были совершены в Кане Галилейской. Она находилась примерно в трех днях пути от того места, где крестил Иоанн. Важную роль играет указание на третий день в ст. 1, поскольку в сочетании с указаниями на другие дни в гл. 1, чудо в Кане можно рассматривать как завершающее семидневный период.

Читая описание разговора Иисуса с матерью (3,4), следует иметь в виду, что если Мария видела в недостатке вина проблему, касающуюся хозяев дома, то Иисус был поглощен выполнением Своей миссии, о чем здесь напоминает слово час. Тема «часа» Иисуса проходит через все Евангелие, достигая своего высшего выражения в рассказе о страстях Господних (ср.: 7:30; 8:20; 12:23,27; 13:1; 17:1). Манера общения Иисуса с матерью (несколько смягченная в NIV) может показаться странной, хотя Он просто хотел развеять заблуждение, что кто–либо, кроме Отца, может отдавать Ему приказания (ср.: 5:30; 8:29). Связь между репликой Марии и замечанием Иисуса можно объяснить тем, что Иисус видел за нынешним брачным пиром будущий мессианский пир. Иисус различал время человеческое и время Божье. Эти слова отражают Его осведомленность о приближающейся развязке.

Описание в ст. 6 шести каменных водоносов, которые использовались для очищения Иудейского, имеет символическое значение. Некоторые исследователи рассматривают весь этот эпизод не как рассказ, основанный на фактах, а как аллегорию, демонстрирующую превосходство христианства над иудаизмом; в таком случае вода представляет Тору, а вино — Евангелие. Но правильнее рассматривать этот эпизод как бытовой сюжет с элементами символического значения. Возможно, здесь содержится намек на то, что Иисус щедро обеспечит мессианский пир, если сумел удовлетворить неотложные потребности жениха. Емкость сосудов составляла более 450 литров. Не сообщается, была ли превращена в вино вся вода, или только вода, почерпнутая для пира. Распорядителем пира мог быть назначен один из гостей, но обеспечивать вино и пищу полагалось жениху. Этим объясняется то, что распорядитель не знал, откуда вино (9). Сначала подавали самое лучшее вино. Из текста явствует, что такой обычай возник потому, что некоторые из гостей пьянели и не замечали, что вино стало хуже. Но главное в этом рассказе — превосходство вина, которое предоставил Иисус, что предвещает его заботу о грядущем мессианском пире. Эпизод завершается указанием на то, что так было положено начало чудесам (11). Замечание о том, что посредством чуда Иисус явил славу Свою, наводит на мысль, что последователи Иисуса видели в этих знамениях больше, чем обычные зрители, и христиане сразу поняли разницу между безвкусной водой прежней жизни и великолепием новой жизни во Христе. Для того чтобы увидеть славу, требуется вера.

2:12 — 4:54 Первые столкновения в Иерусалиме, Самарии и Галилее

2:12—25 Очищение храма

2:12—17 Иисус изгоняет храмовых торговцев. Ст. 12 является связующим звеном между этим событием и предыдущим. Капернаум — город, который Иисус избрал для жительства на время Своего служения в Галилее. Тот факт, что Он пробыл там всего несколько дней, указывает на приближение Пасхи. Некоторые видят в упоминании Пасхи Иудейской (13) противопоставление христианскому празднику. Однако более вероятно, что это выражение использовано для обозначения места проведения Пасхи (т. е. Иудеи), чтобы несведущие читатели поняли, зачем Иисус направился в Иерусалим. Изгнание животных из внешнего двора храма — символический акт. Его смысл в том, что животным вообще не место в храме, и разрушение рыночной атмосферы следует понимать именно так. Бич (15) потребовался для того, чтобы управлять животными, а не для их избиения. Менялы занимались там обменом разнообразных денег на финикийские монеты, которыми полагалось платить обязательный для всех иудеев храмовый сбор. Само по себе это занятие не содержало ничего дурного, но им злоупотребляли, устанавливая крайне несправедливый обменный курс.

Много споров вызывает вопрос, сколько раз очищался храм — один или два, — так как синоптические Евангелия относят это событие к концу служения Иисуса. Принято считать, что Иоанн перенес его вперед, преследуя определенные цели. Но не исключена вероятность, что года через два–три произошло еще одно очищение храма. Здесь помогло бы точное указание на время. Но Иоанна, по–видимому, больше интересует подспудный смысл событий Иисусова служения, и он организует материал так, чтобы выявить этот смысл. Из ст. 17 явствует, что ученики не сразу увидели связь этого эпизода с ветхозаветным текстом Пс. 68:10.

2:18—22 Храм нового типа. Требуемое знамение (18) отличается от упомянутого в ст. 11. Иудеи хотели какого–то эффектного чуда. Неудивительно, что они неправильно истолковали высказывание в ст. 19, поскольку, как следует из ст. 22, даже ученики поняли его лишь впоследствии. Иисус говорил о Себе как о храме, храме нового типа. Хотя существующий храм строился сорок шесть лет, он не был завершен и тридцать шесть лет спустя. Контраст между этим периодом и тремя днями должен был подсказать иудеям, что слова Иисуса не следовало понимать буквально.

Замечание о Теле Иисуса — это намек на Его воскресение, если Тело понимается здесь как физическое. Такое понимание согласуется с тем, что Иисус воскрес через три дня после Своей смерти. Некоторые толкователи понимают Тело как церковь, но это затрудняет истолкование значения трех дней; к тому же, в любом случае церковь не разрушалась, прежде чем была воздвигнута. В искаженном виде это высказывание приводилось во время суда над Иисусом (ср.: Мк. 14:58). Иоанн признается (22), что лишь впоследствии ученики вспомнили, что говорил Иисус, и поверили. Знаменательно, что слово Иисуса приравнивается здесь к Писанию. Имеется в виду не какой–то конкретный фрагмент, а, скорее, некоторые намеки.

2:23—25 Проницательность Иисуса. В заключительной части этой главы подчеркивается тесная связь между знамениями и верой. Формулируя цель Евангелия в 20:30,31, Иоанн связывает знамения с верой. В данной ситуации вера была еще недостаточной. Иисус видел ее насквозь и не доверял ей. В ст. 25 говорится о сверхъестественной проницательности Иисуса. Иоанн вставляет это замечание в качестве прелюдии к эпизоду с Никодимом, служащему иллюстрацией.

3:1—21 Новое рождение

То обстоятельство, что Никодим был членом иудейского синедриона, повышает значение беседы Иисуса с ним. Такой человек должен был хорошо знать иудейское учение и понять намеки, сделанные Иисусом. Хотя Иоанн часто отзывается о фарисеях пренебрежительно, здесь он уделяет внимание фарисею, который ищет Иисуса по важному делу. Не ясно, почему он пришел к Иисусу ночью. Возможно, он не хотел огласки. С другой стороны, это замечание может быть несущественной подробностью, не имеющей дополнительного смысла, или символом, поясняющим духовное состояние Никодима. Первое объяснение самое простое. Слова Никодима в ст. 2 связаны с замечанием во 2:23—25. Этот человек видел знамения и захотел узнать больше. Очевидно, однако, что отношение Никодима к Иисусу не идет дальше представления о Нем как об учителе, отмеченном печатью Бога. Во всяком случае, это было начало, хотя и весьма далекое от полного понимания. Замечание Иисуса в ст. 3 выходит за рамки вопроса, заданного Никодимом. Необходимость нового рождения отрицает право Никодима оценивать Иисуса по чисто человеческим меркам. Слова если кто не родится свыше могут быть истолкованы либо как «второе рождение», либо как духовное перерождение. Никодим явно истолковал их в первом смысле, не принимая возможности второго рождения. Но Иисус вкладывал в них другой смысл, имея в виду рождение совершенно иного рода. В свете ст. 5 многие отцы церкви понимали это высказывание как относящееся к крещению, но наиболее естественно видеть в нем указание на духовное обновление.

Выражение Царствие Божие встречается у синоптиков чаще, чем у Иоанна. Оно относится главным образом к осуществляемому Богом верховному владычеству. А здесь «видение царства» скорее является эквивалентом более употребительного в Евангелии от Иоанна выражения «жизнь вечная». В ст. 5 она названа «вхождением в Царствие». Вопрос Никодима в ст. 4 вызывает удивление, поскольку он понял слова Иисуса буквально. То, что он понимает слова Иисуса как требование вхождения в утробу во второй раз, отражает его замешательство. Он не смог постичь, что царство требует акта обновления. В его замечании сквозит недоверие. Повторное утверждение необходимости нового рождения в ст. 5 подкреплено сравнением рождения от воды с рождением от Духа. Смысл этого стиха вызывает много споров. Одни истолковывают «воду» как указание на крещение и считают, что Никодим должен был понять это как намек на покаянное крещение, совершавшееся Иоанном Крестителем. Но в этом фрагменте нет никаких оснований для подобного толкования. Другие полагают, что здесь идет речь о христианском крещении; в таком случае у Никодима не было возможности понять эти слова, а Иоанн, вероятно, привнес эту идею для своих современников, когда создавал Евангелие. Тем не менее, если эти слова Иисуса имели для Никодима какой–то смысл, мы должны соединить «воду» и «Дух» и соотнести их с «рождением» в контексте ст. 3. В Ветхом Завете слова «вода» и «дух» обычно употребляются в том значении, что через их посредство Бог производит очищение Своего народа (см. напр.: Иез. 36:24—27). В таком случае Никодиму говорилось, что для правильного понимания царства Божьего требуется некое духовное обновление. Остается спорным вопрос, надо ли писать слово «дух» с заглавной буквы, или его следует понимать как указатель на духовный опыт в отличие от ритуального очищения. Насколько это касается Никодима, то последнее наиболее вероятно, но в свете дальнейших указаний на Дух в этом Евангелии, Иоанн, очевидно, предполагал, что читатели увидят здесь Святого Духа. Действительно, противопоставление плоти и Духа в ст. 6 приобретает более глубокий смысл, если речь идет о Святом Духе. Плоть означает здесь человеческую природу, способную только к воспроизводству человеческого рода, но не чад Божьих. Рождение от Духа требует радикального изменения, нового истока. Суть утверждения Иисуса в том, что природа рожденного зависит от источника его рождения.

В ст. 7 подчеркивается непреложный характер нового рождения. В нем нет ничего произвольного. Пример с Духом (8), который дышит где хочет, становится более понятным, если учесть что данное греческое слово можно перевести и как «дух», и как «ветер». Иисус подразумевает, что, хотя знания о происхождении ветра и Духа недостаточны, результаты их действия доступны наблюдению. В наше время знание о движении ветра значительно возросло, а в ту эпоху ветер был непредсказуем. На первый план выступает независимость проявлений Духа Божьего. Это согласуется с утверждением в ст. 13.

Иисус надеялся, что такой человек, как Никодим, поймет приведенный им пример. Но в вопросе Никодима звучит недоверие, и Иисус это заметил (как явствует из ст. 11). Никодиму никак не удавалось постичь смысл речей Иисуса. Слово мы (11) в ответе Иисуса истолковывают по–разному. Подразумевал ли Иисус учеников? На этом этапе они знали очень мало. Или он имел в виду Отца и Духа? Возможно, хотя сомнительно, что Никодим мог это понять. Или Он вторил слову мы, употребленному Никодимом в ст. 2? Ясно лишь то, что слово мы противопоставлено слову вы, которое, по–видимому, относится ко всем иудеям, не способным поверить в свидетельство Иисуса.

Земное в ст. 12 должно относиться к тому, о чем уже было сказано, и, следовательно, включать новое рождение. Оно происходит на земле, тогда как небесное относится к откровению будущего, когда Царство достигнет своего воплощения. Ст. 13 говорит об обители, из которой вышел Иисус и в которую Он вернется по вознесении. Поскольку небо было его домом, он имел право говорить о небесном. На первый взгляд между ст. 14 и предыдущим отсутствует какая–либо связь. Вознесение Моисеем змея в пустыне было хорошо известным символом заботы Бога о жизни Своего народа, но более глубокая связь заключается в символичности вознесения на кресте — средоточии пребывания Сына Человеческого на земле. Слова должно… вознесену быть свидетельствуют о неотвратимости креста, если верующим суждено приобщиться к жизни вечной — мысль, отчетливо выраженная в ст. 15.

Как правило, в этом Евангелии автор отделяет слова Иисуса от своих собственных, однако в данном случае он этого не сделал. Ст. 31—36 — это, несомненно, комментарий Иоанна. Утверждение в ст. 16 кратко выражает три истины: универсальный характер любви Бога, ее жертвенную природу и ее направленность к жизни вечной. Неудивительно, что этот стих называют «евангелием в двух словах». Настоящее время использованного здесь глагола (иметь) указывает на то, что будущая жизнь мыслится как наличное достояние. Вероятно, это утверждение оспаривалось иудеями, которые привыкли считать, что Бог любит только Израиль, однако оно согласуется с идеей универсальной любви, встречающейся во многих местах Нового Завета. Слово мир используется в обычном для этого Евангелия значении «места, нуждающегося в спасительной Божьей милости». Этим объясняется, почему Иисус пришел спасать, а не судить (17). Дело в том, что мир уже пребывал в ситуации осуждения, хотя неверие в Сына Божьего ее обострило. В ст. 18 разъясняется, что Иисус как Сын Божий есть высшее мерило, разделяющее мир на две части — верующих и неверующих. Указание на веру в Сына Божьего в этом стихе связано с авторской формулировкой цели Евангелия в 20:30,31.

Противопоставление света и тьмы в ст. 19—21 перекликается с идеями пролога (1:5). Люди пребывают во тьме, потому что дела их были злы. Это подразумевает сознательное решение совершать поступки, которые греховны в глазах Бога. Подобные люди ненавидят свет, ибо он проявляет истинную природу их поступков (20). Им противопоставлены те, кто живет светом (здесь они описаны как поступающие по правде). У них совершенно иные цели, ибо они хотят, чтобы в открытости их поступков могла проявляться работа Бога в их душах. Ст. 21 можно истолковать двояко: либо как выражение содержания явных дел, либо как причину прихода людей к свету. Первое лучше согласуется с контекстом. Назначение этого раздела — пробудить веру в Иисуса.

3:22 — 4:3 Иисус и Иоанн Креститель

В этом разделе можно выделить три части: свидетельство Иоанна Крестителя об Иисусе (3:22–30); авторское толкование служения Иисуса (3:31–36); сообщение о фарисеях и решение Иисуса оставить Иудею (4:1–3).

Иоанн переходит к освещению исторической связи между служением Иоанна Крестителя и служением Иисуса. Он не сообщает, какое время отделяет события этого раздела от предыдущих, но приводит название местности. Хотя Иисус уже был в Иудее, Он ушел из Иерусалима в окрестные земли. Знаменательно, что Иисус и Иоанн Креститель крестили в одной и той же местности (23). Спор учеников Иоанна Крестителя с Иудеями дает повод для диалога Иоанна с его учениками. Неназванные иудеи были озабочены ритуальными вопросами, и это означает, что Иоанново крещение отличалось от иудейских религиозных обрядов. Важнейшим моментом крещения Иоанна было требование покаяния, и синоптики показывают, что Иисус продолжил эту традицию. Следовательно, они оба отмежевались от иудейской обрядности. Что же смутило учеников Иоанна? По–видимому, они просто позавидовали большему успеху служения Иисуса.

Это вытекает из реплики Иоанна в ст. 27–30. Сначала он провозглашает принцип: человек может только принять, а не придумать истину. Затем он прилагает этот принцип к себе, напоминая, что никогда не называл себя Христом. Это была не та роль, которую предназначило ему небо (т. е. Бог). Он довольствуется меньшей ролью. Это подчеркивает пример с женихом (29). Друг соответствует шаферу, который организовывал иудейскую свадьбу. Свадебная образность присутствует и в учении Иисуса (ср.: Мф. 22:1–14; 25:1–13). Позднее она была использована в учении апостолов (2 Кор. 11:2; Еф. 5:22–24; Отк. 21:2,9; 22:17). Иоанн Креститель утверждает превосходство Иисуса, как он уже делал это в гл. 1. «Умаляться» следовало не только Иоанну, но и всему старому порядку, который он представлял. Последний раздел гл. 3 представляет краткое толкование того, что означает Иисусу должно расти. О Его превосходстве свидетельствует следующее:

1. Он пришел свыше и Он выше всех (31). Его следует отличать от тех, у кого земное происхождение. Его нельзя оценивать по земным меркам. Поэтому Он отличается от Иоанна Крестителя.

2. Он свидетельствует на основании личного опыта (32).

3. Хотя некоторые отвергли Его свидетельство, когда его принимают, оно подтверждает, что Бог истинен (33).

4. Правдивость Божественного вестника гарантирует обладание Духом (34). Поскольку это главный принцип, он относится прежде всего к Сыну, что подчеркнуто словами не мерою дает. Ветхозаветные пророки получали Духа в соответствии с мерой их назначения, а в случае с Иисусом предела не было.

5. Отличительным признаком миссии Иисуса является то, что Отец любит Его и полностью доверяет Ему (35). О том, что именно Отец доверил Сыну, см.: 5:22,27; 12:49; 17:2,24. В ст. 36 Иоанн резюмирует учение всей главы. Важнейшим критерием является вера, противопоставленная здесь неверию. Гнев Божий следует воспринимать не как нечто безличное, а как действенный элемент Божьей святости. Вера — единственный путь избежать Божьего гнева. Идиоматическое выражение «видеть жизнь» означает «жить». Следствие Божьего гнева — отсутствие подлинной жизни.

Начальные стихи (1–3) гл. 4 представляют собой переход к дальнейшему повествованию. Предшествующее упоминание Иоанна Крестителя заставило автора сообщить об отношении фарисеев к параллельно совершаемому Иоанном и Иисусом крещению. Фарисеи примирились с крещением Иоанна, но если Иисус крестил еще больше народа, они, вероятно, пришли в смятение. Решение Иисуса уйти позволило перенести Его служение из Иудеи в Галилею. Замечание о том, что Сам Иисус не крестил, добавлено с целью исправления слухов, дошедших до фарисеев.

4:4—42 Иисус в Самарии

4:4–26 Иисус и самарянка. Из Иудеи в Галилею можно было попасть двумя путями. Длинный проходил через языческую территорию на восточном берегу Иордана, а короткий — через Самарию, и ему было отдано предпочтение, несмотря на враждебные отношения между иудеями и самарянами. В ст. 4 отмечается, что второй путь был избран по необходимости. Может быть, Иоанн дает понять, что в отношении Иисуса это имело высший смысл. Принято считать, что Сихарь — это современный Аскар, расположенный близ древнего Сихема. Здесь до сих пор сохранился глубокий колодец, считающийся по преданию тем самым колодцем. То, что Иаков имел для самарян особое значение, видно из ст. 12. Иисус устал (6); по–видимому, это замечание не случайно: оно подчеркивает человеческую природу Иисуса, а также обеспечивает условия для начала разговора. Шестой час — полдень, самое жаркое время дня.

Необычно, что женщина пришла к колодцу одна. Возможно, она считалась в местном обществе чем–то вроде парии. Иоанн отмечает, что ученики отлучились (8), чтобы выдвинуть на первый план диалог между этой женщиной и Иисусом. Поведение Иисуса вступало в противоречие с иудейскими предрассудками, согласно которым общение с самарянами и разговоры с женщинами недопустимы. О наличии национальных предрассудков свидетельствует реплика женщины (9). Вероятно, Иисус предвидел ее замешательство и воспользовался им, чтобы придать разговору более глубокий смысл. Представление о питье для удовлетворения физической потребности естественно ведет к замечанию о даре Божьем (10), переводя его в духовную проблему. Женщина видела в Иисусе типичного иудея, но Иисус поймал ее на слове. Если бы она знала, Кто Он, то попросила бы воды живой. Это выражение имеет двойное значение — «ключевая вода» и «духовная», т. е. вода, связанная с Духом. Раввины считают живой водой Тору, о чем свидетельствует ее метафорическое использование. Неудивительно, что до этого момента женщина рассуждала на обыденном уровне (11). Ей казалось нелепостью, что можно думать о воде из глубокого колодца, не имея чем почерпнуть. Ее воображение простиралось не далее ведра. Сравнив Иисуса с Иаковом, который выкопал этот колодец, она решила, что Иисус «ниже» его. Таким образом, она вынесла неверное суждение по двум пунктам. Она не могла представить, что кто–то может быть больше почитаемого ею Иакова (сходную неспособность представить, что кто–то «больше» Авраама, обнаружили иудеи; ср.: 8:53). Истинное превосходство Иисуса заключалось в том, что предлагаемая Им вода была живой. Вода из колодца Иакова могла утолить жажду только на время (13). В Ветхом Завете Божьи обетования во многих местах сочетаются с образами воды (ср.: Ис. 12:3; Иез. 36:25–27). Связь между водой и Духом — это также ветхозаветное представление (ср.: Ис. 44:3). Жизнь вечная (14), несомненно, связана с деятельностью Духа, как явствует из 6:63.

Этот рассказ напоминает эпизод с Никодимом: в обоих случаях неправильное понимание впоследствии разъясняется. В ст. 15 женщина еще не освободилась от буквального понимания. Она думала, что неиссякаемый запас воды избавит ее от необходимости ходить к колодцу. Она еще не уловила духовный аспект сказанного Иисусом. В Его ответе (16) заключен более глубокий смысл, чем может показаться на первый взгляд. Фактически, это была моральная блокировка. Женщина не осознавала природы своей потребности. Вынужденная посмотреть правде в глаза, она признала, что у нее нет мужа, хотя и скрыла то обстоятельство, что живет с мужчиной. Иисус проявил необыкновенную проницательность, которую Иоанн отметил во 2:25 и которую начала осознавать самарянка (19). Иудаизм осуждает женщин, имевших более трех мужей, и неодобрительно относится к гражданскому браку. Следовательно, у этой женщины были серьезные нравственные и духовные проблемы. Мы обращаем внимание на мягкость, с которой Иисус хвалит и в то же время порицает ее (17,18).

Признав в Иисусе пророка (19), она, вероятно, имела в виду, что Ему дано тайновидение. Во всяком случае, это уже шаг вперед по сравнению с ее первоначальным отношением к Иисусу. Хотя поднятый женщиной вопрос о месте поклонения может показаться уловкой, позволяющей избежать неприятной темы, более вероятно, что, признав в Иисусе некоего иудейского пророка, она захотела показать свою осведомленность о разногласиях между иудеями и самарянами по поводу главного места поклонения (20). Богослужение было тесно связано со священным местом. В древности на горе Гаризим был построен храм, чтобы составить конкуренцию Иерусалимскому храму. Но даже после разрушения Гаризимского храма Иоанном Гирканом самаряне продолжали поклоняться на этой горе. Неясно, насколько волновали женщину эти разногласия, но она ухватилась за них как за тему, достойную обсуждения. Иисус воспользовался ее словами, чтобы сделать важное заявление, поднявшее спор о месте на более высокий уровень. Сначала Иисус перевел разговор о месте поклонения к объекту поклонения (22). Хотя ни Иерусалим, ни гора Гаризим не имеют отношения к этому вопросу, иудеи все же превосходят самарян в своем понимании Бога. Ввиду того, что самаряне ограничивались Пятикнижием, они не владели теологическим богатством откровения Бога в остальных книгах Ветхого Завета. Говоря спасение от Иудеев, Иисус имеет в виду не то, что все иудеи спасутся, а то, что через иудеев пришло знание о спасении в Писаниях. Поскольку в обоих случаях использовано нейтрально окрашенное что, внимание привлекает сущность поклонения, а не почитаемая личность. Замечание настанет время, и настало уже (23) ясно показывает, что радикальное преобразование богослужения произойдет благодаря служению Иисуса. Отныне поклонение Богу будет совершаться в духе и истине, которые возвышаются над национальными и местническими соображениями.

Как видно из ст. 24, основной акцент падает здесь на дух. Бог есть дух можно сравнить с выражениями «Бог есть свет» и «Бог есть любовь». Это пути, которые позволяют Его познать. Представление о духовности Бога не было чуждо иудеям, но они не признавали необходимости какого–либо соответствия между тем, кому поклоняются, и поклоняющимися. Иисус учил, что верующие должны приобщиться к природе почитаемой личности. Соединение духа и истины указывает здесь на необходимость подлинного поклонения. Бог хочет, чтобы поклоняющиеся Ему пребывали в гармонии с Ним (23). Все это, вероятно, было выше понимания самарянки. Она уловила какие–то мессианские мотивы, хотя неясно, что она понимала под «Мессией» (25). Насколько нам известно, самаряне не использовали это слово. Возможно, женщина употребила его, потому что беседовала с иудеем. Самаряне же ожидали Пророка (Втор. 18:15—19), который откроет истину, что и проливает свет на слова женщины. Упоминание женщиной этого слова подтолкнуло Иисуса к объявлению Себя ожидаемым Мессией. Он был готов сделать это перед самарянами, а не перед иудеями, чьи мессианские ожидания не совпадали с задачей Иисуса.

4:27–38 Ученики воссоединяются с Иисусом. По возвращении учеников, выполнивших поручение купить пищу, женщина ушла в город (28). Иоанн описывает удивление учеников, отражающее распространенный иудейский предрассудок (27), по поводу того, что Иисус беседовал с женщиной. Раввинам не разрешалось разговаривать с женщинами на улице, и любое общение с женщиной считалось помехой в изучении Торы. Нежелание учеников задавать вопросы свидетельствует о том, что поступок Иисуса весьма их озадачил. С другой стороны, женщина, казалось, отбросила свою сдержанность и устремилась к людям, чтобы поскорее рассказать об Иисусе. Ее понимание было ограниченным и неуверенным. Вопрос не Он ли Христос ? (29) указывает на то, что она не полностью приняла заявление Иисуса в ст. 26, поскольку его можно истолковать следующим образом: «Он, конечно, не может быть Христом?» Но все же ей удалось вызвать большой интерес, особенно тем, что Иисус рассказал о ее прошлом.

Ст. 31—34 являют классический образец непонимания религиозной истины теми, кто способен мыслить только обыденными категориями. Ученики озабочены материальной пищей, но Иисус переводит разговор в духовное русло. Они приходят к выводу, что кто–то другой принес Иисусу пищу, раз Он не хочет есть (33). Суть ответа Иисуса в ст. 34 в том, что исполнение воли Божьей важнее материальной пищи. Но эти слова отнюдь не означают, что Иисус пропагандировал пренебрежение к материальной пище. Скорее здесь, как и во многих других местах Евангелия от Иоанна, Иисус сосредоточен на Своей главной задаче, т. е. на завершении работы, которую поручил исполнить пославший Его Отец. Образ жатвы вызывает прямую ассоциацию с исполнением этой миссии (34,35). Но какой смысл в упоминании четырех месяцев? Возможно, говоря о естественной жатве, до которой оставалось еще четыре месяца, Иисус намекал на ее отличие от жатвы духовной, время которой уже пришло. Призывая учеников смотреть, Иисус, вероятно, подразумевал горожан, идущих к Нему потому, что Он заронил зерно в сознание женщины. Духовная жатва имеет отношение к жизни вечной — излюбленной теме Евангелия от Иоанна (36). Хотя ст. 35 не предполагает разрыва во времени, в ст. 36,37 проводится различие между севом и жатвой. В духовном плане граница между севом и жатвой неопределима (ср.: Ам. 9:13). Затронутый принцип излагается в ст. 38. То, что ученики уже пожали, появилось благодаря трудам их предшественников. Ни один человек не вправе заявлять о своих заслугах в успехе какой–либо духовной миссии. Урожай принадлежит сеятелю в той же мере, что и жнецу. Не исключена вероятность, что слово другие относится к длинной череде пророков, подготовивших этот путь, среди которых Иоанн Креститель был последним.

Результат миссии Иисуса в Самарии показан на конкретном примере духовной жатвы. Она проходила в два этапа. Многие уверовали благодаря тому, что рассказала женщина, но еще больше людей уверовало через свидетельство Самого Иисуса. Надо полагать, что вера первых была по необходимости ограничена рамками опыта этой женщины. Ее свидетельство касалось необычайной проницательности Иисуса, но личное общение с Ним усиливало веру; отсюда убедительность ст. 42. Весьма необычно, что самаряне обращаются к Иисусу с просьбой остаться с ними (учитывая, что Он был иудеем), но это свидетельствует о пробуждающейся в них уверенности, что Иисус является Спасителем не только иудеев, но и мира. Выяснить, какое содержание следует вкладывать в это понятие, невозможно. Оно не совпадает с более поздним христианским представлением о спасении, но можно предположить, что Иисус частично посвятил их в спасительные цели Своей миссии. Титул Спаситель мира встречается в Новом Завете еще раз только в 1 Ин. 4:14. В древнем мире этот титул применялся по отношению к различным богам, включая Зевса и даже римского императора Адриана. Но Иоанн наделяет это понятие универсальным смыслом.

4:43—54 Второе чудо в Галилее

Повествование Иоанна сосредоточено в основном на событиях, происходивших в Иерусалиме, но весьма примечательны и некоторые эпизоды, имевшие место в Галилее. Первые два чуда, равно как и умножение хлебов в гл. 6, были совершены в Галилее. Но большая часть чудес Евангелия от Иоанна произошла в Иудее. Иоанн отмечает, что, по собственному признанию Иисуса, пророк не имеет чести в своем отечестве (44). Смысл выражения свое отечество вызывает споры. У синоптиков оно относится к Назарету; однако наиболее вероятно, что здесь Иоанн понимает его как всю еврейскую землю в отличие от Самарии. В таком случае целесообразно сравнить радушный прием, оказанный самарянами Иисусу только за то, что это был Он, с гостеприимством галилеян за совершенные Им чудеса. С другой стороны, «отечество» можно отнести к Иерусалиму, где, согласно этому Евангелию, Иисуса принимали плохо. В таком случае прием в Галилее воспринимается как лучший.

Первое предположение более правдоподобно. Слухи о чудесах, совершенных в Иерусалиме на празднике Пасхи, явно произвели на галилеян огромное впечатление (ср.: 2:23).

Но второе важное чудо, которое сотворил Иисус, произошло в Кане Галилейской — в том же городе, который видел первое чудо. Царедворец, упомянутый в ст. 46, несомненно, состоял на службе у Ирода Антипы. Ирод имел титул тетрарха, и хотя он никогда не был царем, в народе его воспринимали как царя. Данный эпизод напоминает рассказ об исцелении слуги сотника (Мф. 8:5–10; Лк. 7:2–10), но множество расхождений не позволяют отождествить эти случаи. Наиболее существенны различия в определении общественного положения человека, обратившегося за помощью к Иисусу, и в определении отношения к нему исцеленного (слуга и сын). Ст. 47 отражает отчаяние отца. Но Иисус дает неожиданный ответ. Слова в ст. 48 были адресованы всем галилеянам. Их принятие Иисуса было основано на знамениях, а не на вере. Вероятно, этот человек поверил только тогда, когда получил заверение Иисуса, что его сын будет жить (50). Значит, до этого момента он просто надеялся на чудо. Когда вера пришла, она быстро возымела действие. Заключение этого рассказа имеет большое значение, ибо исцеление совпало с моментом, когда Иисус сказал об этом (52). Это привело к тому, что уверовал не только отец, но и все домочадцы. Здесь уместно сравнение с упомянутыми в Деяниях святых Апостолов обращениями целых «домов» (ср.: Деян. 10:2; 11:14; 16:15,31; 18:8). Седьмой час в ст. 52 соответствует часу пополудни.

5:1—47 Исцеление и проповедь в Иерусалиме

5:1—18 Исцеление расслабленного

Праздник Иудейский в ст. 1 не назван. Если это была Пасха, то можно предположить, что общая продолжительность служения Иисуса составляла более трех лет. Похоже, что праздник упомянут для того, чтобы объяснить присутствие Иисуса в Иерусалиме, хотя Иоанн выделяет несколько праздников во время служения Иисуса. Археологические раскопки обнаружили двойной бассейн в северо–восточной части города, который идентифицируют с купальней, располагавшейся у Овечьих ворот. Существует множество вариантов ее названия, но Вифезда — самое точное из них. Важнейшей особенностью этого сооружения являются пять крытых ходов, наличие которых подтверждает археология. В этих колоннадах помещалось множество больных, надеявшихся воспользоваться целебными водами. Аутентичность текста, представленного в ст. 3,4, не доказана, и он справедливо опущен в NIV (см.: mg.). Тем не менее ст. 7 подтверждает некое «возмущение» воды, возможно, благодаря подземным источникам. Сообщение Иоанна о том, что больной находился там тридцать восемь лет, указывает на общеизвестность этого факта. Вероятно, он стал своего рода знаменитостью за то время, что просил там подаяние. Слово узнав (6) означает, что Иисус был проинформирован окружающими. Вопрос хочешь ли быть здоров? имел целью вывести больного из состояния апатии, но ответ не обнаружил никакой веры со стороны этого человека. Он, несомненно, надеялся на чудо, ибо, как показывает ст. 7, разделял всеобщее убеждение, что шанс на исцеление имеет только тот, кто первым войдет в воду. Видимо, он счел вопрос Иисуса недостойным ответа. Однако следует признать, что его реакция на повеление Иисуса встать и идти была на удивление быстрой.

Сначала у Иисуса возникли проблемы не из–за исцеления, а из–за того, что оно состоялось в субботу. Несение постели считалось работой. Согласно Мишне, ложе разрешалось переносить только если на нем был человек. В данном случае виновным считается сам больной, но в ст. 16— ^обвиняется Иисус. Разговор между исцеленным и иудеями выявляет неосведомленность этого человека о личности целителя (13) и упрямство властей, которых волновало пренебрежение их установлениями. Сострадание Иисуса к несчастному косвенно противопоставлено безразличию к нему со стороны иудеев. Исчезновение Иисуса (13) согласуется с выраженной в этом Евангелии стратегией уклонения от проявлений массового признания.

Содержался ли в словах Иисуса (14) намек на то, что болезнь этого человека была следствием некоего конкретного греха? Даже если ответ звучит утвердительно, это не означает, что всякий физический недуг имеет определенную нравственную причину. Возможно, Иисус хотел предупредить о том, что нравственные изъяны опаснее физического недуга, от которого этот человек был только что избавлен. Повеление высказано в настоящем времени, в значении «не продолжай грешить». Почему же исцеленный сразу пошел и рассказал обо всем иудеем, зная их враждебность? Это свидетельствует о недооценке благодеяния, совершенного для него Иисусом, и отражает довольно–таки рабское чувство долга.

Это событие привело к провозглашению Иисусом Своего родства с Отцом. Враждебность иудеев дошла до того, что переросла в гонения (16). Но Иисус воспользовался этим обстоятельством для свидетельства об Отце. Ход Его мысли, по–видимому, таков: исцеление — это Божественный акт, и потому оно не является объектом человеческого права. В этом Евангелии деяния Иисуса теснейшим образом связаны с деяниями Бога. В ст. 17 кратко выражена суть миссии Иисуса. Мысль о том, что кто–то делает себя равным Богу, представлялась иудейскому сознанию более серьезным преступлением, чем нарушение субботы (18), ибо она подрывала основы монотеизма.

Нынешняя популярная полемика склонна заострять внимание на самом факте, т. е. на исцелении, а не на его первопричине. Таким образом, и современники Иисуса, и нынешние средства массовой информации обходят стороной главный вопрос, занимаясь подробностями второстепенной важности.

5:19–47 Отец и Сын

В ст. 19—23 представлен ответ Иисуса на упрек иудеев, что Он делает Себя равным Богу. Выражение истинно говорю указывает на особое значение следующих за ним слов (как и в ст. 24). Характер употребления Иисусом слова Сын вытекает из Его обыкновения называть Бога Своим Отцом. Иисус приводит четыре довода в поддержку Своего утверждения: Сын творит точно так же, как Отец (19); Отец посвящает Сына в Свои планы (20); Сын, как и Отец, способен оживлять (21); Сын получил от Отца право судить (22). Такая последовательность доводов, подтверждающих статус Сына, преследует две цели: вызвать у слушателей удивление (20) и дать им возможность чтить Сына, как они почитают Отца. Первое само по себе привело бы только к почитанию чудотворца, но второе исправляет эту ошибку и указывает на истинный статус Сына. Из четырех доводов, приведенных выше, тот, который сосредоточен на любви Отца к Сыну (20), — наиважнейший. Он дает основание для явления всего сотворенного Отцом через Сына.

Уверенность в том, что Отец воскрешает мертвых (21), находит подтверждение как в Ветхом Завете, так и в талмудистской литературе. И хотя первоначально это утверждение относилось к последнему физическому воскрешению, возможно, в нем присутствовала и идея духовного воскрешения. Из ст. 25 следует, что мертвые, которые слышат Сына Божьего, — это те, кто духовно откликается ныне, хотя ст. 28,29 относятся к концу времен. Главное здесь то, что Сын властен оживлять, как оживляет Отец. Ст. 22 не противоречит 3:17. Высказывание в 3:17 исключает суд как главную причину миссии Иисуса, а данное утверждение указывает на право Сына судить, когда это необходимо.

Второе важное положение, заключающееся в ст. 24—29, предваряется замечанием, объединяющим слушание и веру. Такое сочетание необходимо для получения жизни вечной. Кроме того, в нем проявляется тесная связь между тем, чему учит Иисус, и тем, ради чего Его послал Бог. Жизнь венная определяется здесь как переход от смерти к жизни. Такое представление о жизни лежит в иной плоскости, чем та, в которой властвует смерть. Возможно также, что ст. 25 относит тех, кто физически перешел от смерти к жизни, ко времени служения Иисуса, но слова и настало уже, по–видимому, противоречат такому толкованию. Заслуживает внимания, что, говоря о воскресении (25), Иисус применяет титул Сын Божий, а говоря о суде (27), — титул Сын Человеческий. Второй титул, в отличие от первого, не имеет в греческом языке артикля и в широком смысле может означать человеческую природу Иисуса. Суд будет вершить Тот, Кто хорошо знаком с родом человеческим. Время, о котором говорится в ст. 28, не совпадает с упомянутым в ст. 25, ибо здесь подразумевается последнее воскресение. Контраст между воскресающими из добра и воскресающими из зла означает, что, хотя верующие уже осуждены, они могут предвкушать полноту физического воскресения, тогда как делавшим зло (вероятно, неверующим) не остается ничего, кроме ожидания осуждения. В ст. 30 Иисус обосновывает праведность Своего суда согласием с пославшим Его Отцом. Несмотря на то что суд отдан Сыну, он полностью соответствует воле Отца. Следующий раздел (31—47) посвящен свидетельству об Иисусе.

Иисус не нуждается в том, чтобы свидетельствовать о Себе, так как Его воля тождественна воле Отца (31,32). В Его случае свидетельство о Себе было бы лжесвидетельством, ибо таковое могло означать, что Ему необходимо отличать Себя от Отца. Это не противоречит 8:14, где Иисус отвергает абсурдное предположение, что Его свидетельство может противоречить свидетельству Отца. Здесь другой, свидетельствующий о Мне, — Отец, чье свидетельство всегда истинно.

Свидетельство Иоанна Крестителя было ценным, но недостаточным (33—35). Свидетельство Иоанна, конечно, приводило некоторых к Христу, но предположение, что Иисус мог зависеть от этого свидетельства, совершенно недопустимо. Свидетельство Иоанна сравнивается со светильником, но сам он не был светом, хотя и указывал на свет. Целью всякого свидетельства является спасение людей, что возможно только посредством веры в Иисуса (24).

Далее Иисус обращается к свидетельству Своих дел (во множественном числе). Это дела особого рода, потому что их поручил совершить Отец. Именно по этой причине свидетельство дел Иисуса больше свидетельства Иоанновых слов. Но это свидетельство попало на бесплодную почву. Отец засвидетельствовал об Иисусе, но люди не услышали Его голоса и не ощутили Его присутствия (37). Стал очевидным тот факт, что из–за неверия людей слово Божье (прежде всего Писание) перестало пребывать в них, и это наблюдение позволяет перейти к следующему разделу.

Те, кто не верил в Иисуса, не пренебрегали Писаниями. Ст. 39 указывает на пресловутое усердие иудеев в изучении Торы. Проблема заключалась в их уверенности, что этого достаточно для спасения. Но они изобличили себя, отказавшись признать свидетельство об Иисусе — главной цели Писаний. В ст. 40 эта мысль выражена со всей определенностью: они сознательно отвергли Иисуса, Который есть источник жизни. Это равносильно утверждению, что они духовно мертвы. Иисус не принимал ни человеческого свидетельства, ни человеческой славы (41). У Него не было официального разрешения на эту миссию. Слушавшие Его иудеи так и не поняли, что миссия Иисуса была утверждена Самим Богом (43).

Слова о любви к Богу в ст. 42 могут означать любовь людей к Богу или любовь Бога к людям, или, может быть, и то и другое. Наиболее вероятно, что в данном контексте подразумевается отсутствие любви к Богу у иудеев. Они больше заботились о человеческой славе, чем о славе от Бога (44). Они являли полную противоположность истинным иудеям, о которых говорит Павел в Рим. 2:29. Апеллируя к Моисею, Иисус затрагивал больное место этих любящих Тору иудеев. На последнем суде сам Моисей будет их обвинителем. Хотя в Торе немного конкретных указаний на Мессию, ее подспудный смысл состоял в подготовке пути для грядущего спасителя (46). Во всем своем изучении Писания они упустили самое важное. Иисус прямо заявил, что они не верят написанному Моисеем (47). При всей их преданности изучению Писаний, в действительности они не верили тому, что в них сказано. Вероятно, набожным иудеям было нелегко понять это различие, а не поняв этого, они не могли поверить в справедливость слов Иисуса.

6:1—71 Дальнейшие знамения и проповеди в Галилее

6:1—15 Насыщение множества народа

Это чудо — единственное, описанное во всех четырех Евангелиях. Поэтому здесь будут рассмотрены только отличительные особенности рассказа Иоанна. Иоанн упоминает море Тивериадское (1) — название, которое, по всей вероятности, не употреблялось по отношению к морю Галилейскому во времена Иисуса, но получило распространение во времена написания Евангелия. На чудеса, которые названы здесь чудесами исцеления, откликнулось множество народа (2). Поскольку Иисус перешел на восточный берег озера, упомянутая гора (3) могла находиться на территории современных Голанских высот. Иоанн отмечает, что приближалась Пасха, потому что связывает последующую дискуссию о хлебе небесном с этим праздником (ср.: ст. 51, который становится более понятным в контексте Пасхи). По сравнению с синоптическими Евангелиями, которые сообщают, что инициатива принадлежала ученикам, в Евангелии от Иоанна инициатива исходила от Самого Иисуса (5). Кроме того, Иоанн упоминает имена Филиппа и Андрея, в отличие от более общей ссылки на «учеников» у синоптиков. В ст. 6 Иоанн вставляет замечание, имеющее целью развеять у читателей все сомнения относительно того, что Иисус не знал, что хотел сделать. Ответ Филиппа на вопрос Иисуса отражает естественное, но чисто человеческое понимание ситуации. Он был весьма практичен в своих подсчетах (7). Немногим лучше оказался и Андрей, сообщивший Иисусу об удручающе малом количестве имеющихся продуктов. Его также отличает буквалистский подход. Ни один из учеников не мог знать, что задумал Иисус. Все описания сообщают, что перед раздачей пищи Иисус воздавал благодарение (11). Иоанн использует здесь тот же глагол, который используют синоптики в рассказе о Вечере Господней. Учитывая, что Иоанн не включил в свое Евангелие Вечерю Господню, это заслуживает внимания. Иоанн подчеркивает, что все насытились (12), следовательно, это была полноценная трапеза, а не просто символический акт. Сомнительно, что двенадцать коробов следует рассматривать как символ заботы Бога о коленах Израиля. С данным контекстом лучше согласуется истолкование этого факта как доказательства безграничной щедрости Бога. Иоанн называет это чудо знамением (14) и связывает его с разговорами людей о Пророке, основанными на предсказании во Втор. 18:15. Иногда этот фрагмент понимают в мессианском смысле. В свете ст. 15 может показаться, что народ истолковал знамение именно так. Намерение сделать Иисуса царем упоминается только в этом Евангелии. Этим объясняется, почему в Евангелиях от Матфея и Марка Иисус побудил учеников войти в лодку. Вероятно, народ видел свою главную цель в том, чтобы получить с помощью Иисуса постоянный запас дармовой пищи, а не в том, чтобы оценивать его мессианские возможности.

6:16—24 Хождение по водам

Иоанн не описывает это чудо как знамение. Можно только гадать, почему он включил этот эпизод, если он не комментирует его последствия. Поскольку и Марк, и Матфей связывают этот эпизод с насыщением народа, разумно предположить, что такая связь существовала в христианской традиции. Но, может быть, Иоанн намеревался использовать его для демонстрации доверия учеников к Иисусу. Дискуссия, последовавшая за чудом с хлебами, разворачивается в Капернауме (24), что объясняет переправу учеников на лодке с восточного берега на западный. Расстояние, указанное в ст. 19, — бесспорное свидетельство очевидца. Не может быть никаких сомнений, что Иоанн хотел, чтобы его читатели поняли, что хождение Иисуса по воде было чудом. Предположение, что ученики видели идущего по берегу Иисуса, но подумали, что он идет по воде, должно быть отброшено, потому что оно не объясняет, почему они испугались. Слова это Я, не бойтесь (20) не следует окружать ореолом, присутствующим в других великих «Я есмь» Евангелия от Иоанна. Здесь их смысл в том, что присутствие Иисуса избавляет от страха. Наиболее приемлемое объяснение ст. 21 состоит в том, что лодка была значительно ближе к берегу, чем представляли ученики. Ст. 23,24 поясняют, сколько очевидцев насыщения собралось в Капернауме послушать Иисуса. Иоанн стремится к тому, чтобы читатели связали эту дискуссию с чудом насыщения.

6:25—59 Дискуссия о хлебе жизни

Люди недоумевали, каким образом Иисус оказался на другой стороне озера (25), и их вопрос обнаруживает чисто человеческий уровень рассуждений. Иисус проникает глубже. Он говорит о неспособности осознать значение знамений; они увидели только хлеб, а не истинный смысл Его деяния. Они уверились в возможности получения желаемого, но Иисусу пришлось напомнить, что истинный дар — это жизнь вечная. Печать — это знак Божьего свидетельства. Тот, кто владеет этой печатью, действует от имени Бога. Отсюда вытекает значение Иисуса как представителя Бога, который назван здесь Сыном Человеческим — именем, заостряющим внимание на Его человеческой природе. Высказывание в ст. 27 может показаться странным, ибо как будто зовет людей избегать труда. На самом же деле этими словами Иисус отвлекал их от поисков обыкновенной земной пищи. Ст. 28 отражает их представление о делах, необходимых для того, чтобы стать достойными. Иисус напоминает им о необходимости веры, а не дел.

В ст. 30 изобличается мелкость их мыслей, ибо какого еще чуда они ожидали, как не насыщения множества из ничтожных запасов? Упоминание о манне в пустыне (31) позволяет разгадать ход их рассуждений. Они, вероятно, считали, что тогдашнее изобилие превосходило то, что обеспечил Иисус, уже в силу своего количества. По–видимому, их представление о знамении сводилось к опыту израильтян в пустыне. Это было равносильно ожиданию, что Мессия, чтобы произвести на них впечатление, должен превзойти Моисея. Выражение хлеб с неба скорее всего взято из Пс. 77:24, хотя имеются и другие параллели. Иисус подхватывает тему (32), начиная с отрицания, что хлеб небесный давал Моисей, а затем отождествляет хлеб с Собой. В отличие от манны, которая была дана только израильтянам и только на определенный срок, Иисус как хлеб непрерывно дает жизнь миру (33). Но ст. 34 показывает, что слушатели так и не смогли избавиться от буквального понимания. В следующем разделе Иисус подтверждает, что Он есть хлеб истинный.

В ст. 35 зафиксировано первое из великих «Я есмь» Иисуса, и следующие стихи (35—51) представляют собой развернутый комментарий к этому изречению. Это прямой ответ на требование хлеба, ибо люди должны были понять, что Иисус говорит о духовной, а не материальной пище. Хлеб жизни означает хлеб, дающий жизнь, но такой хлеб доступен только тем, кто верует в Иисуса, — условие, которое его слушатели не выполнили (36). Если успех миссии Иисуса зависел от веры людей, не означает ли это неудачу? Ответ дает ст. 37. Окончательное решение в руках Отца. В выражении приходящего ко Мне подчеркнута важность индивидуального отклика. Категорическое отрицание — не изгоню вон — следует понимать как заверение, что Иисус сохранит пришедших. Как явствует из ст. 38,39, несогласие между Отцом и Сыном невозможно. Все, что дает Отец, получит Сын — чтобы ничего не погубить. Обратите внимание, что слово все в ст. 39 среднего рода (как и в ст. 37) и вбирает в себя все, что дано Отцом Сыну. Два упоминания последнего дня (40) показывают, что Иисус имеет в виду конец времен, когда все будет завершено.

В этот момент дискуссии иудеи выдвигают свои возражения. Камнем преткновения стали слова хлеб, сошедший с небес (41). Они не могут совместить это заявление со своей осведомленностью о низком происхождении Иисуса (42). Иисус не столько отвечает на их возражение, сколько упрекает их за ропот (43), хотя, указывая на необходимость инициативы со стороны Отца, он фактически говорит об их разладе с Отцом (44). Для понимания слов Иисуса им нужно было духовное откровение. Это дополнительно подчеркивается ссылкой на пророков (45). Цитируемый отрывок — из Ис. 54:13, где описан триумф Раба в его царстве. Ссылка подкрепляет мысль, что инициатива принадлежит Богу. Однако Божье откровение приходит только через Иисуса, так как Он единственный видел Бога (46). И снова провозглашается необходимость веры. Ст. 47 почти дословно повторяет 3:15.

Снова поднимается тема, хлеба, и Иисус повторяет Свое утверждение (48). Превосходство небесного хлеба над манной заключается в том, что первый ведет к жизни, тогда как последняя не могла предотвратить смерть (49,50). В важном заявлении Иисуса в ст. 51 Он провозглашает Себя хлебом живым, и хотя это выражение синонимично выражению хлеб жизни, оно более наглядно выявляет отличие хлеба от манны. Дальнейшее развитие эта мысль получает в отождествлении хлеба с плотью. Отличие здесь в том, что теперь дающим является Сам Иисус, тогда как прежде это был Отец. Слово Плоть означает земную жизнь Иисуса. Оно было абсолютно неверно понято иудеями (52). Это слово отличается от использованного на Вечере Господней («тело», а не «плоть»), поэтому его не следует истолковывать в свете Вечери. Под словом мир в ст. 51 подразумевается человечество.

Вследствие того, что иудеи поняли слова Иисуса буквально, в ст. 53—58 Он дает дополнительные пояснения. И хоть трудно поверить, что иудеи не смогли увидеть метафорический смысл в Его словах, похоже, что их возражения не были насмешкой. Однако неудивительно, что иудеи не проникали в духовный смысл слов Иисуса, ибо понимание было возможно только через веру, а веры, как уже было отмечено, у них не было. Вкушение и питье Плоти и Крови Иисуса — это, несомненно, акт веры (53). Этот образный язык можно понять только в свете предстоящей жертвы Иисуса. Поэтому доверие к тому, что сделал Иисус, выражается в понятиях вкушения и питья.

Следствием такого доверия становится, согласно ст. 56,57, пребывание друг в друге. Пребывание Иисуса в верующих означает, что Он отождествляет Себя с ними, а их пребывание в Нем означает, что они продолжают полагаться на Него. Дискуссия завершается еще одним сопоставлением манны и небесного хлеба. Ст. 58 фактически повторяет ст. 49. Вплоть до окончания дискуссии Иоанн воздерживается от каких–либо указаний на место ее проведения. Поскольку дискуссия возникла на почве чуда насыщения, невозможно сказать, какая ее часть предшествовала приходу в синагогу. Иоанн не находит нужным это объяснять, но не исключено, что вся дискуссия проходила в синагоге. Некоторые синагогальные службы предусматривали подобные обсуждения.

6:60— 71 Отношение учеников к учению и делам Иисуса

Ропот многих учеников (60,61) говорит о том, что слово «ученик» употреблено здесь в расширительном смысле, то есть подразумеваются случайные последователи Иисуса. Они не были истинными верующими, так как считали невозможным принять Его учение (60). Они даже не могли представить, что кто–то способен это слушать. Иисус знал их истинное отношение и продолжал наставлять. Он понимал, что речи о плоти привели народ в замешательство. Высказывание о восхождении Сына Человеческого в ст. 62 дает понять, что способ, которым Сын Человеческий взойдет на небо, вызовет еще большее удивление, ибо этому будут предшествовать Его страдания и смерть. Утверждение, что плоть не пользует ни мало, нацелено на переключение их мыслей из материальной сферы в духовную. Здесь это утверждение относительно. В самом начале Иоанн провозгласил, что Слово стало плотью (1:14). Иисус не преуменьшает значение Своей земной жизни, а указывает на необходимость понимания духовного смысла учения. Ст. 64 — еще один пример проникновения Иисуса в человеческие мысли. Он знал, что в некоторых из них вера отсутствует. В ст. 65 снова подчеркивается инициатива Отца.

Различие между отношением Двенадцати и тех, кто отошел от Иисуса, выявлено в ст. 66—71. Первые, представителем которых был Симон Петр, подтвердили свою укрепляющуюся веру. Частое упоминание вечной жизни в учении Иисуса подтолкнуло их именно к такому определению Его учения (см.: 68). Их вера строилась на убежденности, что Иисус был кем–то особенным, что получило выражение в имени Сын Бога живого. Существуют и другие варианты прочтения этого имени, но предпочтение следует отдать приведенному здесь ввиду его необычного характера. (В Мк. 1:24 и Лк. 4:34 бесами используется другой вариант имени Иисуса.) Это признание Петра не заходит так далеко, как его же признание в Мф. 16:16. Ясно, что «мы» в признании Петра требует уточнения, поскольку есть ст. 64 с указанием на предателя. О последствиях, вызванных сообщением, что среди них есть диавол, ничего не сказано. Описывая события много лет спустя, Иоанн просто отождествляет его с Иудой.

7:1–8:59 Иисус на Празднике кущей

7:1—9 Иисус приходит из Галилеи в Иерусалим

Этот раздел проясняет отношения Иисуса с Его семейством и вообще с иудеями на данном этапе служения. Иисус знал о враждебных происках против Него (1), и Иоанн упоминает об этом, чтобы объяснить, почему Иисус медлил с отправлением на праздник. Праздник кущей был популярным праздником, и всякий, кто желал встретиться с максимально большим количеством людей, не мог придумать ничего лучше, чем объявиться в это время в Иерусалиме. Таковы были доводы братьев Иисуса (3). Возможно, они слышали, что многие из учеников Иисуса недавно отошли от Него (6:66). Но в ст. 4 видно, что они не понимали характер миссии Иисуса. Общественное внимание не было Его целью. Он исключал вероятность того, что мир, а тем более Его братья, верят в Него. Ответ, данный Иисусом в ст. 6, свидетельствует, что Он осознавал подчиненность Своих передвижений некоему графику, непостижимому для всех остальных. Для Его братьев всегда время. Слово время означает здесь подходящее, благоприятное время, и хотя оно тесно связано с «часом», упомянутым во 2:4, их следует различать. По–видимому, Иисус комментирует употребленное братьями слово мир (7), так как они не понимали, что мир враждебен Иисусу (в том смысле, в каком слово «мир» употребляется в этом Евангелии). В данном случае оно несет нравственную нагрузку (дела его злы). В одних текстах в ст. 8 написано не пойду, в других — еще не пойду. Возможно, второй вариант отражает попытку выйти из затруднения, поскольку Иисус все же пошел в Иерусалим. Однако первый более вероятен. В таком случае Иисус отрицает не то, что Он пойдет на праздник, а предложение братьев показаться на публике. Это находит подтверждение в ст. 10.

7:10—53 Учение Иисуса на празднике

7:10—25 Источник учения Иисуса. Прийдя на праздник, Иисус попадает в атмосферу иудейских домыслов (10–12). Ведутся споры о месте Его пребывания (11) и характере (12). Доброта и обман — явления взаимоисключающие, и это говорит о произвольности, присущей суждениям толпы. На этом этапе ни Иисус, ни простой народ не могут говорить открыто (10, 13), хотя и по разным причинам. Иисус подчиняется замыслу Отца, а народ поступает так из страха. Этим объясняется, почему Иисус без колебаний вошел в храм в половине… праздника (14). У Него, несомненно, была особая цель. Что особенно изумляет иудеев, так это авторитетный характер учения Иисуса при отсутствии у Него надлежащей подготовки (15). В ответ Иисус раскрывает истинную природу Своего учения. Оно не Его, а Божье (16); его подлинность может быть установлена всяким, кто желает исполнять волю Бога (17); оно основано не на своекорыстии (18), а на стремлении прославить Бога, и поэтому истинно (18). Заключение речи Иисуса неожиданно. Он обращается к Моисею и закону (19). Говоря, что никто из них не соблюдает закон, Иисус, должно быть, подразумевает, что они не понимают его истинного назначения, поскольку пренебрегать им они, конечно, не могли. Закон был самым важным в их религиозном учении. Но Иисус смотрит глубже и призывает иудеев к ответу за то, что они замышляли убить Его, хотя закон осуждает убийство (Исх. 20:13). В свое оправдание иудеи приписывают Иисусу одержимость бесами (20). Они не признают своих зловещих намерений по отношению к Нему. В ответ Иисус указывает на их непоследовательность в истолковании закона: допуская обрезание в субботу, они запрещают исцеление (21 —23). Ход рассуждения в ст. 23 таков: иудейское толкование закона допускает обрезание в субботу (несмотря на запрещение работать), так как это «улучшает» ребенка, и Иисус заявляет, что возвращение человеку здоровья преследует ту же цель. В ст. 24 Иисус подвергает критике критерии их оценки. Истинная вера не играет в ней никакой роли.

7:25–36 Личность Иисуса. Последовавшая за этим дискуссия о Христе выросла непосредственно из предшествующих замечаний. В народе недоумевали, почему власти не предпринимают никаких действий. В результате люди стали выяснять, не удостоверились ли власти в том, что Иисус — Христос (26). Но это вызвало новую трудность, так как приход Мессии, согласно общему мнению, должен быть окутан тайной. Ответ Иисуса был провозглашен в храме во весь голос, дабы услышали все. Он опроверг их предположение, что им известно Его истинное происхождение. Все, что они знают о Нем, — это только часть правды. Самая важная часть — что Он послан — полностью ускользнула от них. Иисус утверждает, что они не знают Пославшего Его (28). Они не связывают миссию Иисуса с Богом. В своем повествовании Иоанн стремится запечатлеть любой фактор, препятствующий своевременному исполнению замыслов Бога; он замечает, что час еще не пришел. В ст. 30,31 выявляется разделение народа на тех, кто был настроен враждебно, и тех, кто поверил. Вопрос, заданный в ст. 31, не предполагает, что поверившие действительно поняли глубокий смысл знамений. Хотя знамения, как правило, не соотносили с ожидаемым Мессией, массовое сознание, видимо, склонялось к такому пониманию.

Действия фарисеев и первосвященников придают намерению схватить Иисуса более конкретный характер, чем это явствует из ст. 30. Замечание Иоанна в ст. 32 позволяет предположить, что было проведено неофициальное собрание синедриона. Чем закончились попытки служителей храма схватить Иисуса, он рассказывает, только начиная со ст. 45. Сначала он предпочитает сосредоточиться на загадочной реакции Иисуса в ответ на сложившуюся ситуацию (33,34). Перед мысленным взором Иисуса стояли крест и Его священная миссия. За ними он различал Свою славу — сферу, в которую Его слушатели не смогут последовать за Ним. Слова Иисуса, как это часто происходит в данном Евангелии, будучи истолкованы буквально, понимаются неправильно. Замешательство иудеев вполне объяснимо (35,36), но оно обнаруживает их неспособность мыслить духовными категориями. Им на ум приходит Еллинское рассеяние, т. е. иудеи, рассеянные среди греков. Интересно, что ниже (12:20—23) Иоанн расскажет, как какие–то греки искали Иисуса, и его читатели узнают, как распространялось Евангелие в языческом мире.

7:37—44 Обещание Духа. В последний день Праздника кущей совершался некий обряд, связанный с водой, и это послужило благоприятным фоном для речи Иисуса о Духе. Обряд представлял собой просьбу о дожде на следующий год. Говоря кто жаждет, Иисус, возможно, вспоминал Ис. 55:1, но более вероятно, что Он предлагал альтернативу водному обряду. Понятию «жажда» придается духовный смысл, как это часто происходит в учении Иисуса. Ст. 38 поясняет, что живая вода доступна только верующим. Некоторую проблему представляет здесь ссылка на Писание, поскольку никакой определенный отрывок не удовлетворяет данному контексту, хотя, возможно, это указание на Ис. 58:11, Иез. 47:1, Зах. 14:8.

Выражение из чрева требует уяснения, относится ли оно к Христу или к верующему. Учитывая, что вода живая отождествляется с Духом, в каком смысле можно говорить о том, что верующий изливает Дух? Сомнительно, что значение этого выражения таково; правильнее истолковывать его как относящееся к Христу, что подчеркнуто во второй части ст. 39. Параллель представлению о воде, вытекающей из человека, можно обнаружить в образе камня (т. е. Христа) в 1 Кор. 10:4. Ст. 39 связывает появление Духа с периодом, который наступит после смерти, воскресения и вознесения Иисуса (описанного Иоанном как прославление). Какой бы смысл ни имела водная жертва для проницательного ума, совершенно исключено, чтобы слушатели могли понять значение слов Иисуса, пока их не просветит Дух.

Непосредственным результатом этой речи Иисуса стала дискуссия о Его личности. Было высказано три предположения: пророк, Христос и не Христос. Сторонники последней точки зрения заявляли, что она подтверждается Писанием, но иудеи, по–видимому, не знали, что Иисус родился в Вифлееме (ср.: Мих. 5:2). Третий раз описывается в этой главе попытка схватить Иисуса, заканчивающаяся неудачей.

7:45—53 Неверие иудейских лидеров. Здесь Иоанн сообщает о возвращении служителей храма. Итак в ст. 45 не передает истинного смысла греческого слова, указывая только на последствие действий, описанных в предыдущем стихе. Распоряжение об аресте уже существовало. Служители были образованными левитами, и это объясняет их реакцию на учение Иисуса. Они, несомненно, были думающими людьми. Возможно, за словами служителей в ст. 46 скрывался страх, что арест Иисуса приведет к народному восстанию. С другой стороны, не исключено, что такое большое впечатление на них произвело само учение. Ст. 47—49 разоблачают презрение фарисеев не только к народу, но и к собственным храмовым служителям. Возражение Никодима свидетельствует о том, что давешняя беседа (гл. 3) не была напрасной (50,51). Он рискнул указать на непоследовательность подхода его коллег к закону. Их позиция не соответствовала истинному духу закона. Язвительное замечание о Галилее, отпущенное в адрес Никодима, обнаруживает презрение иерусалимских властей к провинциалам (52).

8:1—11 Женщина, взятая в прелюбодеянии

Большинство исследователей считают, что данный раздел не должен находиться в этом месте Евангелия от Иоанна. Во многих древнейших рукописях он либо опущен, либо помечен звездочками как сомнительный. В одних рукописях он помещен в конце этого Евангелия, а в других — после Лк. 21:38. С другой стороны, он известен с глубокой древности, и у нас нет оснований предполагать, что он не представляет подлинную традицию.

Это событие произошло в то время, когда Иисус учил в храме (2). Книжники и фарисеи разыскали Иисуса, когда Он был окружен народом. Они намеревались поймать Его в ловушку, вынудив поссориться с властями (6). Решающим вопросом было отношение Иисуса к Моисееву закону. Не теряя времени, религиозные лидеры привлекают внимание к заповеди Моисея о прелюбодеянии. Поддержит ли Иисус Моисеев закон, осудив женщину? Книжники и фарисеи знали, что если Он поступит так, то гражданские власти не позволят исполнить приговор. Или Он уйдет от ответа, оправдывая тем самым преступление этой женщины? Он не сделал ни того, ни другого (7), заставив отвечать самих обвинителей. Призвав тех, кто без греха, первым бросить камень, Иисус оставил вопрос на их совести. Он превратил правовой софизм в нравственную проблему. Уход обвинителей (9), начиная от старших до последних, выявляет поучительный смысл этой истории. Нет нужды спорить о том, что Иисус писал перстом на земле. Его присутствия было достаточно, чтобы все обвинители почувствовали себя неловко и разошлись, пока, наконец, не осталось никого, кроме Иисуса и женщины.

В последних словах Иисуса к женщине (11) сочувствие соединяется со строгим повелением. Из отношения Иисуса к женщине явствует, что Он не оправдывал прелюбодеяние. Такое сочетание подлинной справедливости и глубокого сострадания труднодостижимо, но это прекрасный пример того, как церковь должна взаимодействовать с людьми.

8:12—59 Иисус — свет миру

8:12—30 Возражения против свидетельства Иисуса. Этот отрывок является продолжением гл. 7, поэтому ст. 12 должен следовать непосредственно за 7:52, а образ света необходимо рассматривать как вытекающий из образной системы Праздника кущей. Заметьте, что свет связан здесь с жизнью, как и в прологе (ср.: 1:4,5,9,10). Это одно из самых известных изречений, начинающихся словами «Я есмь», выявляющее личностную природу истинного света. Непосредственным поводом могло стать зажжение светильников в «женском дворе» храма, символизирующее огненный столп. Образ усилен напоминанием о темном пути, по которому люди идут благодаря яркому свету. Всякий отбившийся от света оказывается во тьме. Использование глагола «ходить» в переносном значении особенно характерно для писаний Иоанна.

Фарисеям не понравился властный тон Иисуса (13), но Иисус заметил, что свидетельство о Самом Себе необязательно неистинно. Ранее Иисус уже говорил о достоверности Своего свидетельства (ср.: гл. 5) и теперь возобновляет эту тему. О всяком свидетельстве можно судить по его основанию, и здесь Иисус заявляет о знании Своей цели, которая неведома Его слушателям (14). Подразумевается, что их суждение поверхностно (15). Слова Иисуса Я не сужу никого могут означать либо то, что суд не является целью Его миссии, либо то, что он судит не так, как его критики. Последнее, как показывает ст. 16, больше соответствует контексту. Суд Иисуса — это не отдельные суждения, а процесс, неразрывно связанный с целью всей Его жизни и потому истинный. Закон признавал превосходство свидетельства двух человек над свидетельством одного (17). Когда Иисус говорит о законе вашем, Он не отмежевывается от оппонентов в Своем отношении к закону, а просто ссылается на принцип, который они не могли не признавать. Обращение Иисуса к свидетельству Отца снова подтверждает тесную связь между посланным и пославшим. Вопрос в ст. 19 обнаруживает заблуждение фарисеев, принимающих небесного Отца, о Котором говорит Иисус, за Его обычного отца. Они были совершенно не способны воспринять мысль о Божественной миссии Иисуса, поэтому неудивительно, что их не убеждало заявление Иисуса о подтверждении Его свидетельства Отцом. В их глазах свидетельство отсутствующего было несостоятельно.

Они спросили «Где Твой Отец?», а не «Кто он?», но Иисус ответил именно на второй вопрос. В этом ответе слова если бы вы знали Меня говорят о том, что критики Иисуса совершенно Его не понимали. Отсутствовало у них и истинное понимание Бога. Иисус не мог показать более ясно, что Он Сам является средством достижения истинного знания Бога.

Ст. 20 дает представление об обстановке, в которой протекала эта беседа. Сокровищница, вероятно, находилась в «женском дворе» храма — месте проведения народных собраний. Но главный интерес Иоанна составляет богословская подоплека того, что Иисус не был арестован — еще не пришел час Его. Иоанн неоднократно указывает, что попытки людей помешать служению Иисуса срывались, потому что их планы не совпадали с Божественным замыслом (ср.: 7:44). Иисус уже говорил о Своем уходе (7:34), и вот Он снова озадачивает своих слушателей. Казалось бы, слова умрете во грехе вашем (21) мало связаны с предыдущим высказыванием, но если мы придадим значение тому, что слово грех стоит в единственном числе, то поймем, что речь идет о грехе отвержения Мессии. Из–за этого они не воспользуются благами Его искупительной работы. Если наше предположение верно, то «поиски» следует понимать в духовном смысле. Поэтому Иисус сказал, что они не могут идти туда, куда идет Он. Сходное высказывание встречается в 13:33, но там оно имеет несколько иной смысл, так как адресовано ученикам. А здесь единственное, до чего смогли додуматься иудеи, было самоубийство (22). Ст. 23,24 выявляют глубокое расхождение между ними и Иисусом. Это было различие между земным и небесным взглядами на вещи.

Слова если не уверуете, что это Я свидетельствуют о важном значении веры в явление Иисуса. «Я» напоминает здесь о великих ветхозаветных утверждениях «Я есмь» (ср.: Исх. 3:14). Это предполагает самобытие Мессии и отражает требование сознательного отношения к личности Иисуса (еще яснее это выражено в ст. 58). Неудивительно, что высказывание «Я есмь» оказалось выше понимания иудеев, что явствует из их следующего вопроса — кто же Ты? Понимание личности Христа — это решающий компонент христианской веры. Ответ Иисуса на их вопрос загадочен (25). Перевод с греческого в NIV гласит: «Я именно тот, о ком Я все время говорил», тогда как в RSV сказано: «…от начала сущий». (? В русской синодальной Библии так же.) Еще один вариант толкования — «И зачем Я говорю с вами?» (RSV mg.), но это не соответствует контексту. Но есть и другая возможность — понимать эти слова в значении «Прежде всего Я есть тот, о ком Я говорю», что соответствует контексту и сообщает еще большую выразительность высказыванию «Я есмь».

Иисус оставляет их вопрос без ответа, чтобы вернуться к теме суда (26). Он дважды напомнил, что они умрут в грехах, но Ему есть еще что сказать. Он снова утверждает истинность Своего свидетельства на основании истинности Того, Кто Его послал. Все, что Он говорит миру, — это то, что Он слышал от Отца. Ст. 27 снова говорит о безнадежном непонимании. Ответ Иисуса на их недоумение поразителен. Когда вознесете Сына Человеческого (28), по–видимому, относится к распятию, но как это согласуется с контекстом? По всей вероятности, Иисус подразумевал откровение Отца, которое осуществится посредством распятия, рассматриваемого в этом Евангелии как акт прославления (ср.: 12:23). И тогда имеющие глаза поймут, что миссия Иисуса была освящена властью Отца. Понимание личности Иисуса приходит в результате воскресения, которое следует иметь в виду, хотя здесь оно не упоминается. Иисус снова привлекает внимание к нерасторжимой связи между Отцом и Сыном. Это утверждение можно противопоставить воплю оставленности (Мф. 27:46; Мк. 15:34). Но одно не противоречит другому, так как здесь говорится о постоянной связи, а там — о временном испытании. Говоря о Своем угождении Отцу (29), Иисус снова дает понять меру Своего согласия с Отцом. Замечание, что многие уверовали, откликнувшись на учение Иисуса, отражает надежду Иоанна, что результат воздействия его Евангелия будет таким же (ср.: 20:31).

8:31—41 Сущность свободы. Чтобы познать истину, уверовавшим необходима была полная преданность учению Иисуса (31,32). Похоже, что «верующие» достигли стадии признания веры, но описанная ниже беседа показывает, что настоящими верующими они еще не стали. Речь идет о важности связи между истиной и свободой. Истина никогда не ведет к рабству. Эта мысль вызвала недоумение фарисеев, ибо они были уверены, что не нуждаются в свободе (33). Их учение было обременительно для других, но сами они не признавали, что подчинение сложной системе их установлений ведет к рабству. Заявляя о своем происхождении от Авраама (33), эти люди показывали, что их представлению о статусе «детей Авраама» недостает нравственного содержания. В ответ Иисус высказывает важную мысль (истинно, истинно говорю вам), которая раскрывает истинную природу духовного рабства и подчеркивает сущность свободы (34). Поскольку никто не свободен от греха, все по необходимости являются рабами греха. Это относится и к потомкам Авраама. Права, которыми обладают раб и сын, резко противоположны (35), и это помогает выявить различие между рабством и свободой. Слова истинно свободны будете (36) означают, что истинная свобода может возникнуть только с помощью Сына. Затем Иисус возвращается к их доводу об Аврааме и указывает на несообразность того, что называющие себя потомками Авраама желают убить несущего слово Бога (37). Главная мысль этого фрагмента состоит в том, что родословие, которое так много значило для иудеев, не ведет к нравственному и духовному сходству с патриархом. Выражение слово Мое не вмещается в вас говорит о духовной закоснелости его слушателей. Надо полагать, что истинные потомки Авраама приняли бы слово Иисуса. Противопоставление Отца и отца вашего становится понятным в свете ст. 44.

Иудеи не могли освободиться от сознания важности именования Авраама своим отцом (39). Это отражает широко распространенное убеждение, что великие заслуги Авраама доступны его потомкам. Своим ответом Иисус вносит поправку: истинный потомок определяется нравственным, а не национальным критерием. Истинные дети Авраама должны поступать в согласии с делами Авраама, и тогда было бы невозможным для них стремление убить Иисуса (40). Повторное упоминание отца вашего (41), имевшее целью их дальнейшее разоблачение, вызвало негодующий протест. Ввиду того, что их происхождение от Авраама было поставлено под вопрос, они решили объявить своим отцом Самого Бога. Некоторые считают, что слова мы не от любодеяния рождены могут быть косвенным указанием на клевету о рождении Иисуса. Но более вероятно, что иудеи были возмущены нежеланием Иисуса признать их право называться потомками Авраама, что превращало их в духовно незаконнорожденных.

8:42—47 Дети дьявола. Далее Иисус указывает на другое следствие истинного происхождения от Авраама — вы любили бы Меня (42). Истинные дети Бога не могут не любить Сына Божьего. Иисус снова подтверждает, что Его миссия — от Бога. Он не позволит Своим слушателям забыть об этом. Но предубеждение их было настолько сильно, что они не могли слушать (43). Мысль о нравственном бессилии получает дальнейшее развитие в обвинении, что их отец дьявол. Смысл этого обвинения очень широк. Рассуждение проходит три стадии: дьявол — убийца, вы стремитесь убить меня, следовательно, вы его дети. Наиболее характерная особенность дьявола, выделенная здесь, — ненависть к истине. Обратите внимание на выражения не устоял в истине, нет в нем истины, лжец и отец лжи (44). Последнее выражение может означать «отец лжеца», что придает ему более личный характер. Вывод в ст. 45 говорит о том, что неприятие истины выдает в слушателях Иисуса склонность ко лжи. Иисус превращает их отношение к Себе в решающий критерий — почему вы не верите Мне? Поскольку Он говорит истину, все противоречащее Ему — ложь. Неверие Его оппонентов подразумевает не только то, что Он говорит неправду, но и то, что Он повинен в грехе (46). Ход мысли в ст. 47 таков: все, кто слушает слова Божьи, происходят от Бога; вы не слушаете слова Божьи, следовательно, вы не от Бога. Это второй шаг в споре, затеянном слушателями Иисуса по поводу Его оценки их духовного состояния, отличающейся от их собственной.

8:48—59 Заявления Иисуса о Самом Себе. Последняя часть этой главы посвящена заявлениям Иисуса о Самом Себе и рассказу о силе противодействия этим заявлениям. Обвинение Иисуса, что Он самарянин, да еще и одержимый бесом, обнаруживает полное неуважение к Нему со стороны иудеев (48). Первое обвинение свидетельствует, что ненависть иудеев к Иисусу была сродни их отношению к самарянам. Второе, более серьезное обвинение, спровоцировано Его словами в ст. 44. В ответ Иисус указывает на нелепость предположения, что одержимый бесом может делать что–либо во славу Отца, и добавляет, что судить о Нем может только Отец (50). Это уводит спор из сферы противостояния их мнения мнению Иисуса. Точку зрения Иисуса поддерживает Сам Бог.

Слова в ст. 51 тот не увидит смерти вовек следует понимать в смысле «не испытает ужасов смерти». Это связано с обещанием Иисуса дать верующим жизнь вечную. И снова оппоненты понимают Иисуса неправильно, истолковывая указание на смерть в буквальном смысле (52). С их точки зрения, факт, что Авраам и пророки умерли, превращает утверждение Иисуса в бессмыслицу. Примечательно, что они заменяют Иисусово слово увидит на вкусит, полагая, что Иисус имеет в виду физическую смерть. Прямой вопрос Неужели Ты больше отца нашего Авраама? (53) подразумевает, что иудеи считали это невозможным. Они, скорее, были готовы славить пророков, чем Иисуса. На следующий вопрос — чем Ты Себя делаешь? — Иисус отвечает, что не славит Себя (54); это дело Его Отца. И снова Иисус заявляет, что Он, в отличие от Своих слушателей, имеет особые отношения с Отцом и знает Его (55).

В ст. 56 мы сталкиваемся с удивительным утверждением — Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой. Невольно возникает вопрос — когда это могло иметь место? Надо полагать, что речь идет о некоем видении. Согласно иудейскому преданию, Авраам был способен прозревать будущее. Некоторые усматривают в этом намек на радость Авраама в связи с рождением Исаака (Быт. 17:17). Это возможно, особенно если рассматривать рождение Исаака как обетование благословения всем народам (ср.: истолкование этого обетования Павлом в Рим. 4 и Гал. 3). В высшей степени оно исполнилось в Христе. И увидел и возрадовался, очевидно, указывает на ясновидение Авраама, которое проистекало из его веры, хотя некоторые связывают это с эпизодом жертвоприношения Авраама. Иудеи исказили смысл слов Иисуса, спросив: Тебе нет еще пятидесяти лет, — и Ты видел Авраама ? (57), но в ответ Иисус делает категорическое заявление. Слова прежде нежели был Авраам, Я есмь указывают на Его предвечное существование. Я есмь следует истолковывать здесь как заявление о Своей Божественности, и иудеи восприняли это именно так (59). Невозможно было сделать это заявление о превосходстве Иисуса над Авраамом более эффектным способом! Иудеи не могли придумать ничего другого, кроме как побить камнями Того, Кто столь безапелляционно заявляет о Своем существовании до Авраама. В том, что Иисус скрылся (Иоанн не сообщает как), просматривается постоянная тема этого Евангелия — Его время в руках Божьих.

9:1 — 10:42 Дальнейшие исцеления и проповеди

9:1—41 Иисус исцеляет слепорожденного

9:1–12 Встреча со слепым. Эта глава, несомненно, связана с гл. 8, так как и в 8:12, и в 9:5 Иисус провозглашает Себя светом миру. Иоанн представляет Иисуса в этом качестве на конкретном примере возвращения зрения слепому человеку. Случаи исцеления слепых описаны и в других Евангелиях, но отличительной особенностью Евангелия от Иоанна является возникший после этого исцеления спор, сосредоточенный на личности Иисуса.

Текст не дает ясного указания на время, когда произошло это событие, но, вероятно, где–то между Праздником кущей и Праздником обновления (ср.: 10:22). Этот человек никогда не видел (1). Богословская дискуссия разгорелась из–за того, что он родился слепым. Понять принцип, связывающий грех и страдание, проще, чем применить этот принцип в конкретных случаях (2). Предположение учеников, что либо сам этот человек, либо его родители согрешили, вполне соответствовало представлениям того времени. Некоторые раввины учили, что грех возможен еще до рождения. Но Иисус не стал отвечать на вопрос кто согрешил? и сосредоточил внимание на славе Божьей. Мысль о возможности использовать страдание как повод для прославления Бога воспринималась с трудом, хотя она неотделима от христианского подхода к решению проблемы. Так проявляется способность Христа проливать свет истины на явления как в материальной, так и в духовной сфере. Несмотря на то что ученики не принимают непосредственного участия в чуде исцеления, в ст. 4 Иисус дает понять, что они причастны к выполнению Его миссии. Противопоставление дня и ночи, если оно относится к миссии Иисуса, имеет, по–видимому, символическое значение; в таком случае ночь может означать завершение Его миссии. Возможно, ночная тьма символизирует растущую враждебность и неверие иудеев, но первое предположение предпочтительней.

Замечание Иисуса в ст. 5 показывает, что Он имеет в виду Свою земную жизнь. Использование плюновения напоминает аналогичные случаи в Мк. 7:33, 8:23, но если там слюна прикладывалась непосредственно, то здесь она смешивается с землей. В то время существовало поверье, что слюна оказывает благотворное воздействие при глазных заболеваниях. Однако Иисус, используя доступные пониманию современников средства, отнюдь не разделяет их суеверия. Фактически, исцеление произошло только после того, как слепой умылся в купальне Силоам. Неясно, почему Иоанн толкует название «Силоам» как посланный, но, вероятно, он усматривает в этом названии некую связь с Иисусом как посланцем Бога. Возможно, впрочем, это не более чем подспорье для читателей–греков, как и в других случаях упоминания еврейских имен (ср.: 1:42). Из ст. 7 явствует, что процесс исцеления был приостановлен, — возможно, чтобы испытать веру слепого. Описание разговора между исцеленным и его соседями отличается редкой выразительностью (8–12). В нескольких словах передано все: и споры о бывшем слепце, и неопределенность его представления об Иисусе, и несомненность факта исцеления.

9:13—34 Мнение фарисеев об исцелении. Неизвестно, кто отвел исцеленного к фарисеям (ст. 13). Это могли быть его соседи, упомянутые в ст. 8, или другие люди, враждебно относившиеся к Иисусу. Объяснение этому поступку дает замечание Иоанна, что исцеление произошло в субботу. Очевидно, недовольные принадлежали к наиболее ярым приверженцам иудейского закона. Приготовление брения в субботний день было достаточным поводом, чтобы возбудить их ярость, несмотря на то что это деяние было актом милосердия. Интерес фарисеев к методу исцеления (15) объясняется тем, что они видели возможность осудить Иисуса. Однако фарисеи, как и соседи бывшего слепца, разошлись во мнениях (16). На этот раз спор разгорелся между непримиримыми законниками, чьей главной заботой было соблюдение субботних установлений, и теми, на кого знамения произвели такое впечатление, что они и мысли не допускали о возможности их совершения грешником и потому считали, что законники заблуждаются. Утверждение слепого, что Иисус — пророк (17), было шагом вперед по сравнению с его репликой о человеке, называемом Иисус, в ст. 11.

Следующая часть главы (18—23) демонстрирует несгибаемое упрямство неверия. Иудеи отказываются верить словам слепца и сомневаются в том, что он родился слепым. Требование, чтобы его слова подтвердили родители, было продиктовано отнюдь не стремлением к беспристрастности. Предубеждение иудеев очевидно. Только родители могли подтвердить, что их сын родился слепым, но и они оказались не в состоянии объяснить это чудо. В повествовании открыто говорится, что ответить правдиво им помешал страх перед фарисеями. Угроза отлучения от синагоги была действенным оружием. В таком случае поведение родителей, переадресовавших вопрос сыну, оправдано. Однако толкование ст. 22 вызывает споры, так как некоторые ученые исключают вероятность, чтобы при жизни Иисуса синагога ввела запрет на именование Его Христом. Слухи о том, что Иисус — долгожданный Мессия, быстро распространялись, но во всей полноте эта истина откроется христианам значительно позднее.

Слова воздай славу Богу в ст. 24 отнюдь не означают, что противники Иисуса настаивали, чтобы слепой возблагодарил Бога за исцеление. Это была обычная иудейская клятва, которая обязывала человека говорить правду. Иудеи были убеждены, что Иисус — грешник, поскольку Он нарушил субботу. Представление бывшего слепца об Иисусе основывалось на личном опыте (25). Ему было нечего сказать о формальной стороне дела, но он твердо знал, что прозрел. Озадаченные этим фактом иудеи перешли к расспросам о способе исцеления (26). Факты упрямы, но всегда можно попытаться придраться к деталям. В ответе бывшего слепца раздражение смешано с иронией (27). Он высказывает предположение, что их стремление услышать повторение свидетельства может проистекать только из желания стать учениками Иисуса. На его иронию фарисеи отвечают упреками. Упоминание об ученичестве наводит их на мысль провозгласить себя Моисеевыми учениками. Очевидно, такое определение было малоупотребительно, но оно подчеркивает, что в глазах фарисеев Моисей стоял выше Иисуса. В этом противопоставлении — суть вечного конфликта между иудаизмом и христианством. Он заключается в нежелании признать истинное происхождение Иисуса. Более того, иудеи отказываются доверять свидетельству человека, происхождения которого они не знают (29). Личный опыт, каким бы он ни был уникальным, не имеет для них никакого значения.

Все эти споры о сверхъестественном исцелении дают богатую пищу для размышлений. Фарисеи времен Иисуса использовали аргументы, поразительно напоминающие аргументы некоторых современных специалистов в области медицины.

Неудивительно, что реплики бывшего слепца становятся все более язвительными (30–33). С его сугубо практической точки зрения спор о происхождении Иисуса абсолютно неуместен. Тем не менее он последовательно проясняет вопрос: ему было возвращено зрение; Бог слушает не грешников, а только тех, кто творит Его волю; поскольку он убежден, что исцеление — от Бога, целитель не мог быть грешником; никогда прежде не бывало, чтобы обычный человек отверз глаза слепорожденному, следовательно, целитель — от Бога. В конце концов искушенные в богословии иудеи поняли, что от человека, рассуждающего подобным образом, они ничего не добьются, и выгнали его (34) — вероятно, отлучив от синагоги. Но перед этим они не удержались от последнего выпада, обвинив его в том, что он родился в грехах, признав тем самым слепоту от рождения, оспариваемую ими ранее. Выразить презрение к его прежнему состоянию было для них важнее, чем разделить радость исцеления.

9:35—41 Иисусово толкование духовной слепоты. Заключительная часть главы, посвященная беседе бывшего слепца с Иисусом, достигает кульминации в момент провозглашения веры. Инициатива этой встречи принадлежала Иисусу. Первым делом Он подверг испытанию веру прозревшего, и в этом усматривается связь с толкованием чудес как знамений, характерным для Евангелия от Иоанна. Но самое важное в вопросе Иисуса — использование понятия Сын Человеческий. Представление о вере в Сына Человеческого встречается и в других местах этого Евангелия (3:14,15). Какой бы смысл ни вкладывал Иоанн в это именование, бывшему слепцу оно не понятно.

Его вопрос (36), вероятно, вызван тем, что прежде он не встречался с Иисусом. Как только Иисус объяснил, что Он и есть Сын Человеческий, прозревший уверовал. Это позволяет предположить, что в его душе уже были зачатки веры. По существу, весь рассказ посвящен неуклонному росту понимания, ведущему к вере. Слова верую, Господи! не обязательно означают полное признание господства Христа. Слово Господь могло быть просто формой почтительного обращения, но в сочетании с выражением веры оно свидетельствует о более глубоком понимании природы Иисуса. Особенно ясно это становится после слов о том, что он поклонился Ему. На первый взгляд, ст. 39 противоречит 3:17. Но поскольку в 3:18 говорится о суде, его следует истолковывать скорее как неизбежное следствие пришествия Иисуса, а не главную цель. Иисус Своим служением подводил людей к критической черте. Для прозревшего слепца такой чертой стало отлучение от синагоги, завершившееся его поклонением Иисусу.

Антитезы «видящие — невидящие», «видеть — становиться слепыми» принадлежат к отличительным особенностям Евангелия от Иоанна. Понятие «зрение» используется в различных значениях. Слепой приобрел и физическое и духовное зрение. Фарисеи, обладая естественным зрением, полагают себя духовно зрячими, однако их отношение к Иисусу показывает, что в действительности они слепы. Именно в этом смысле приход Иисуса означал суд. Иоанн отмечает полное отсутствие понимания у фарисеев (40,41). Вопрос неужели и мы слепы? подчеркивает их неверие. Ответ Иисуса если бы вы были слепы истолковывают двояко. Он может означать «Если бы вы действительно осознавали свою слепоту» (духовную); будь так, они хотели бы прозреть, чего на самом деле не заметно. В этом смысле слова Иисуса то не имели бы на себе греха могли означать, что тогда они были бы открыты для понимания искупительного служения Иисуса. Такое толкование предпочтительней, чем предположение, будто Иисус имел в виду «Если бы вы действительно были слепы, то были бы безгрешны, так как были бы неспособны видеть». Иисус утверждает, что осознанная слепота преступна; в данном случае вина фарисеев состояла в неприятии Божьего посланца. Иоанн рассматривает это как важнейшую проблему, стоящую перед его читателями, в том числе и перед нами.

10:1—18 Иисус — пастырь

Образ пастыря в этой части гл. 10 является элементом аллегории, в которой различные его аспекты освещаются с религиозной точки зрения. Несмотря на сходство с притчами синоптических Евангелий, эта аллегория разработана более глубоко. Главное — не заострять внимание на деталях.

1—6 Основная тема этого фрагмента — способы различения истинных и ложных пастырей. Образ пастыря уже знаком нам по Ветхому Завету (ср.: Иер. 23; Иез. 34; Зах. 9). Здесь наиболее заметно влияние Иез. 34, где пастыри Израиля подвергаются осуждению. С образом пастыря тесно связана тема гл. 9, что подчеркивается словами истинно, истинно говорю вам в ст. 1. Негодному пастырству фарисеев (проявившемуся в их отношении к слепорожденному) противопоставляется добрый пастырь. В ближневосточных овчарнях был только один вход, который охранялся либо самим пастухом, либо сторожем. Обычно сторож хорошо знал всех пастухов, поэтому ворам и разбойникам приходилось проникать в овчарню иным способом. Нет никакой необходимости придавать образу сторожа (придверника; 3) особый символический смысл. Это всего лишь подробность, помогающая уяснить, почему доступ был открыт только пастырю. Что действительно важно, так это отношения между овцами и пастырем. Истинный пастырь не только знает своих овец, но зовет их по имени и выводит на пастбище (3,4). Ясно, что с чужаками подобные отношения невозможны (5). Но слушатели не смогли уразуметь истину, скрывающуюся в этой аллегории.

7—10 Образная система меняется, и теперь Иисус предстает в виде двери овцам (7). Ему принадлежит исключительное право даровать возможность входа. Ст. 8 может вызвать затруднения, если толковать его в том смысле, что все предшественники Иисуса суть воры и разбойники, что явно противоречит Ветхому Завету. В некоторых рукописях слова предо Мною опущены, но весьма вероятно, что в первоисточнике они присутствовали. Скорее всего, смысл этого стиха в том, что лжецами были все те, кто приходил до Иисуса и провозглашал себя «единственным путем», — намек на самозванных мессий, которыми изобиловал тот исторический период. Предыдущая глава хорошо показывает, насколько опасны были беспочвенные притязания фарисеев. В ст. 9 утверждение Иисуса повторяется в более развернутой форме. Здесь Он обещает не только спасение, но и поддержку в земной жизни. Эти великие блага определяются далее как жизнь с избытком (10). Контраст между ложным и истинным разителен. Иисус приносит жизнь; ложные пастыри приносят смерть. Полнота бытия, даруемая Иисусом, — одна из важнейших тем Евангелия от Иоанна.

11—18 Следующая пара противоположностей — добрый пастырь и наемник. Основное свойство пастыря — готовность пожертвовать собой ради овец. Пообещав другим жизнь с избытком, Иисус отказывается от Своей. Казалось бы, это подвергает овец опасности, но Иисус раздвигает границы метафоры, открывая глубокую религиозную истину. Он заостряет внимание на добровольном самопожертвовании, которое будет благом для овец (11). Смерть пастыря рассматривается как поступок во благо другим. Различие в поведении пастыря и наемника, который оставляет овец и бежит (12), красноречиво свидетельствует о природе жертвы Иисуса. Нерадивость наемника отмечена особо (13). Ст. 14—18 представляют своеобразный комментарий к утверждению в ст. 11. Он начинается с указания на взаимное знание пастыря и овец — знание, подобное взаимному знанию Отца и Сына (14,15). Более близкие отношения невозможны. Поэтому образ наемника окончательно изгоняется из аллегории. На близость между пастырем и овцами указывали и ст. 3—5.

В ст. 16 появляется новая тема, связанная с понятием «другие овцы» (не сего двора). Другие овцы, о которых говорит здесь Иисус, — это, вероятно, язычники. Однако, несмотря на то что существуют разные овцы, есть только одно стадо, равно как и один–единственный Пастырь. Это свидетельствует о многообразии, присущем Божьему народу, и в то же время — о его подлинном единстве во Христе. Любовь Отца основана на жертве Сына (17), но она не зависит от этого поступка Сына, а скорее проявляется через него. Из заключительной фразы ст. 17 следует, что жертва не рассматривалась как самоцель. Победным исходом мыслилось воскресение. Этим подчеркивается добровольный характер самопожертвования и власть, принадлежащая Иисусу.

10:19—21 Результаты проповеди

Вероятно, использованное здесь слово иудеи относится не только к толпе, но и к религиозным лидерам. Примеры подобного разделения мнений можно обнаружить в 7:43 и 9:16. Мы снова сталкиваемся с обвинением Иисуса в одержимости бесами, похожим на обвинения в 7:20 и 8:48. В то время считалось, что безумие тесно связано с одержимостью бесами. Но некоторые увидели в исцелении слепорожденного и в мудрости Иисусова учения опровержение этой теории.

10:22–42 Разговор на Празднике обновления

Когда это уместно, Иоанн связывает события с определенными праздниками. Праздник обновления был учрежден Иудой Маккавеем в честь повторного освящения Храма после его осквернения Антиохом Епифаном в 164 г. до н. э. Сообщение в ст. 22, что была зима, объясняет, почему Иисус ходил в Соломоновом притворе. Вопрос в ст. 24 Долго ли Тебе держать нас в недоумении? свидетельствует, что иудеи не были непримиримо враждебны к Иисусу, хотя и пребывали в замешательстве. Иисус возражает, что уже ответил на этот вопрос и словом и делом. Главное, за что Он осуждает иудеев, — это неверие. Иисус снова обращается к аллегории пастырства, напоминая иудеям, что если бы они были истинными овцами, то послушались бы Его голоса. Затем Он проливает свет на Свои отношения с истинными овцами (28). Смысл этих слов состоит в том, что они уже вошли в жизнь вечную (использовано настоящее время). Кроме того, Иисус дает твердое обещание, касающееся их безопасности. Оно подтверждается авторитетом Отца (29). Это приводит к важнейшему утверждению в ст. 30: Я и Отец — одно. Тождественность Отца и Сына в служении Иисуса настолько велика, что это подразумевает единство сущности, пусть даже индивидуально обособленной. Такое толкование этих слов полностью соответствует утверждению в 1:1.

Не желая больше слушать, противники Иисуса решают прибегнуть к более вещественным аргументам, т. е. побить Его камнями (31). Иисус спрашивает, почему они это делают (32,33), и они предъявляют ему обвинение в богохульстве. Но это обвинение было основано на предположении, что Иисус — обычный человек. Однако деяния Иисуса свидетельствуют, что Он не был обычным человеком, поэтому ошибочность их обвинения очевидна. Такое же обвинение предъявляли Иисусу Его противники в 5:18. Согласно закону левитов (Лев. 24:16), богохульство каралось смертью через забивание камнями. Апеллируя к закону в ст. 34, Иисус использовал это понятие применительно ко всем трем частям еврейских Писаний, поскольку цитата взята из Пс. 81:6. Существуют различные точки зрения на то, к кому обращается Бог в этом псалме: к судьям Израиля, не справляющимся со своими обязанностями, к ангелам, злоупотребляющим своей властью над народами, или ко всему Израилю при даровании закона. Каким бы ни было верное толкование, ясно, что те, кто назван здесь «богами», ниже рангом, чем посланник Отца, Сын Божий. Как можно было обвинять Иисуса–Сына в богохульстве? Когда Иисус говорит, что Писание не может нарушиться (35), это слово стоит в единственном числе и относится прежде всего к цитированному отрывку, но принцип остается в силе и по отношению к Писанию в целом.

Дискуссия завершается словами Иисуса о делах и вере (37,38). Дела Иисуса так тесно связаны с делами Отца, что Он вправе призывать по этой причине к вере. Дела Иисуса — это средство, позволяющее людям понять отношения между Иисусом и Отцом. Вера, основанная на делах, ниже веры, основанной на том, что Иисус говорит. Дела (или знамения) служат богословской цели — обеспечить понимание сути отношений между Иисусом и Отцом. Все те, кто пришел к пониманию этих отношений, не будут озадачены утверждением в ст. 30, как это произошло со слушателями Иисуса. Иисус подтвердил, что провести различие между Сыном и Отцом по их делам невозможно.

Возвращение Иисуса на то место, где крестил Иоанн, имеет символическое значение. Его земное служение приближалось к концу. В ст. 41,42 повторяется свидетельство Иоанна об Иисусе и подтверждается превосходство миссии последнего. Бросается в глаза разница между отсутствием отклика в Иерусалиме и верой, которую обрели многие за Иорданом.

11:1–57 Смерть и воскрешение Лазаря

11:1—44 Иисус — победитель смерти

Подлинность рассказа о воскрешении Лазаря подвергалась сомнению по двум причинам: из–за необычайного характера этой истории и молчания остальных Евангелий. Возражение по поводу необычайного характера может исходить только из предположения, что чудес не бывает. Кроме того, признавая факт воскресения Иисуса, невозможно говорить о том, что воскрешение Лазаря неправдоподобно. В синоптических Евангелиях действительно не описывается это чудо, зато в Евангелии от Луки есть рассказ о воскрешении сына вдовы (7:11—15). Некоторые полагают, что этот рассказ представляет собой продолжение притчи о богаче и Лазаре из Евангелия от Луки, но есть несколько параллелей, не связанных с этим именем. Все это свидетельствует, что серьезных оснований оспаривать историчность этого рассказа нет.

Иоанн кратко характеризует Лазаря, подчеркивая его родство с Марией, которая помазала Иисуса, хотя этот эпизод будет описан позднее (гл. 12). Иоанн исходит из того, что его читатели либо уже наслышаны об этом, либо обращаются к Евангелию не впервые. Описывая просьбу сестер, Иоанн употребляет слово phileo, «любишь», но в ст. 5 использовано более емкое слово — agapao. Некоторые исследователи делают на этом основании вывод, что Лазарь — это и есть «ученик, которого любил Иисус», т. е. автор этого Евангелия. В таком случае Лазарь должен был находиться в горнице вместе с апостолами, что весьма маловероятно. Слова Иисуса эта болезнь не к смерти (4) означают, что этой болезни было суждено кончиться не смертью, а прославлением Сына Божьего. Это позволяет сопоставить данный эпизод с другими знамениями, описанными в этом Евангелии (ср.: 2:11; 9:3). Слава Божья важнее болезни.

Послание, переданное Иисусу, и последовавшая за ним дискуссия между Иисусом и учениками поднимает важную богословскую проблему. В ст. 6 говорится, что Иисус задержался на два дня. Почему? Из контекста видно, что между этой задержкой и любовью Иисуса к семейству из Вифании есть несомненная связь. Следовательно, промедление нельзя истолковать как проявление равнодушия. Ответ дает продолжение рассказа, ибо Иисус знал, что происшествие с Лазарем прославит Бога (4) и приведет учеников к вере (15). Больше всего ученики были обеспокоены безопасностью Иисуса в случае возвращения в Иудею (7,8). Ст. 8 перекликается с 10:31, отражая тесную связь между гл. 10 и 11. В свете 10:39 опасения учеников вполне объяснимы. Местность, в которой они находились в то время, была более безопасна, чем Иудея. Не вызывает сомнения, что промедление успокоило учеников, и они понадеялись, что Иисус откажется от похода. На первый взгляд, замечание Иисуса о двенадцати часах в дне не является ответом на возражение в ст. 8. Между тем, связующая мысль заключается в том, что внешние обстоятельства не влияют на часы дня. Они существуют, чтобы ими пользовались. Час Иисуса еще не наступил (т. е. двенадцатый час), и до тех пор пока Бог не пожелает, чтобы это произошло, единственной линией поведения Иисуса будет исполнение Своей миссии.

И римляне, и иудеи делили дневное время суток на двенадцать частей. Поэтому продолжительность часа составляла не шестьдесят минут, а изменялась в зависимости от времени года. Образы дня и ночи, идущих и спотыкающихся, символизируют неуклонное продвижение Иисуса и неуклюжие попытки иудеев остановить его (9,10).

В ст. 11 мы сталкиваемся с уже знакомым по этому Евангелию примером непонимания, обусловленного слишком буквальным восприятием метафорического высказывания. Представление о смерти как о сне (12,13) встречается и в эллинистических источниках, и в Ветхом Завете. Буквальное понимание учениками слов Иисуса не вызывает удивления, так как в известии о Лазаре говорилось о его болезни, а не о смерти. Когда Иисус заявил, что разбудит его, казалось бы, не было никакой причины думать о воскрешении из мертвых. После отступления, в котором Иоанн объясняет это недоразумение (13), Иисус прямо говорит, что Лазарь умер. На первый взгляд, слова Иисуса, что Он радуется (15), должны были удивить учеников. Но у Иисуса была особая причина радоваться, несмотря на то что Лазарь не выздоровел. В соответствии с задачами своего Евангелия Иоанн указывает на возможность укрепления веры учеников. Можно сказать, что Иисус сосредоточен не столько на проблеме Лазаря и его сестер, сколько на воспитании двенадцати апостолов. Его миссия была связана с приведением учеников к вере. Надо полагать, Иисус ожидал от учеников веры более высокого порядка, нежели та, какую они до сих пор выказывали. Реакция Фомы, неверие которого проявится позднее, на этот раз вызвана не сомнениями, а покорностью (16).

Ст. 17—27, посвященные беседе Иисуса и Марфы, имеют ярко выраженный богословский характер. По–видимому, Марфа встретила Иисуса на окраине Вифании (ср.: ст. 30) и сообщила Ему, что Лазарь умер четыре дня назад. Это не противоречит тому, что Иисус уже знал о смерти Лазаря (как видно из ст. 14). Соседство Вифании с Иерусалимом упоминается здесь для того, чтобы объяснить присутствие множества иудеев, пришедших поддержать сестер (18,19). Выход Марфы навстречу Иисусу согласуется с изображением ее как человека действия в Лк. 10:38—42. В Марии, оставшейся дома, мы узнаем ту же не столько пассивную, сколько задумчивую особу, что и в рассказе Луки. Слова Марфы в ст. 21 идентичны словам Марии в ст. 32, из чего следует, что сестры пришли к этому заключению в результате обсуждения. Вера в способность Иисуса исцелять, несомненно, была велика, но, как явствует из ст. 22, вера Марфы простиралась еще дальше. Утверждая, что Бог исполнит любую просьбу Иисуса, Марфа доказывает, что не потеряла надежду. Слова Иисуса воскреснет брат твой (23) Марфа восприняла как традиционное заверение в воскресении в конце времен, но Иисус имел в виду не только это. Едва ли следует удивляться тому, что Марфа не догадалась о подразумеваемом немедленном воскрешении.

Кульминационным пунктом повествования является ст. 25, в котором Иисус отождествляет Себя с воскресением и жизнью. Миссия Иисуса заключалась в даровании жизни во всей полноте. Воскресение предшествует жизни, ибо новая жизнь есть результат воскресения. Путь к этой жизни лежит через веру, и потому Иисус спрашивает Марфу, верует ли она. Ответ Марфы (27) обладает столь поразительным сходством с формулировкой цели Евангелия от Иоанна (20:31), словно все Евангелие было задумано для подкрепления этого тезиса. Трудно сказать, в какой мере Марфа понимала мессианство Иисуса. Но содержание ее высказывания, несомненно, имело для Иоанна величайшее значение.

В ст. 28—37 описывается реакция Марии и иудеев, пришедших утешать сестер. Роль Марии в этом рассказе такова: Иисус посылает за ней Марфу (28); Мария немедленно откликается (29); она падает к ногам Иисуса и повторяет слова, произнесенные Марфой; ее слезы причиняют страдание Иисусу, и Он тоже плачет (33–35). Даже иудейские плакальщики придают трагизм этой сцене. Они утешают Марию и идут за ней к гробу (31); их волнует вид плачущего Иисуса (36); они строят догадки, почему Иисус не предотвратил это ужасное событие. Вершина эпизода — ст. 33, в котором говорится, что Иисус восскорбел духом и возмутился. В чем причина этого взрыва чувств? Некоторые считают, что объектом негодования Иисуса был грех, вызывающий смерть и горе. Но, вероятно, это негодование постоянно жило в душе Иисуса, тогда как здесь, по–видимому, был особый повод для подобных чувств. Было ли это вызвано состраданием к сестрам? Но использованный глагол представляется для этого чересчур энергичным. Или причина заключалась в неискренности изъявления скорби иудеями? Во всяком случае, это не исключено, поскольку лицемерие вполне могло вызвать Его гнев. А может быть, эта трагическая ситуация напомнила Иисусу, что очень скоро Ему самому предстоит испить чашу страданий. Возмущение Его духа шло из глубины души. Вероятно, Он слишком хорошо осознавал степень неверия тех, кто будет противостоять Ему даже после совершенного на их глазах воскрешения Лазаря. Вопрос в ст. 37 связывает этот эпизод с исцелением слепорожденного в гл. 9. Иудеи допускают возможность отведения угрозы смерти, но даже не помышляют о воскрешении из мертвых.

В сравнительно кратком описании чуда многое опущено, но все его детали окружены ореолом подлинности. Вопрос в ст. 40 относится к тому, что Иисус говорил ученикам, а не Марфе. Но Его разговор с Марфой имел тот же смысл. Впрочем, эти слова можно истолковать как обращение к ученикам, а не как ответ на восклицание Марфы. Молитва Иисуса (41,42) — важное подтверждение первостепенной роли веры в Его служении. Недосказанность особенно сильно ощущается в рассказе о выходе Лазаря из гроба.

11:45—57 Последствия чуда

Согласно повествованию Иоанна, знамение было воспринято по–разному. Одни уверовали (45), другие сообщили о происшествии властям (46); фарисеи обсудили этот вопрос в синедрионе и решили убить Иисуса (47—53), а сам Иисус удалился в пустыню. Даже такое поразительное знамение не убедило тех, кто упорствовал в неверии. Обсуждение в синедрионе было посвящено чудесным знамениям. Первосвященники и фарисеи не сомневались, что Иисус способен творить чудеса; их опасения были связаны с тем, что все (кроме них) уверуют в Иисуса. Что нам делать?(47) — риторический вопрос, ответом на который могло быть только «ничего». Но они слишком боялись римлян (48). Перспектива признания Иисуса народом виделась им сквозь призму политических соображений. Под местом подразумевается либо храм, либо город, а понятие народ означает не что иное, как рычаги управления, часть которых по–прежнему находилась в руках иудеев. Иоанн придает большое значение тому обстоятельству, что первосвященником в тот год был Каиафа, так как упоминает об этом дважды (49,51). Подобное внимание объясняется важностью заявления Каиафы в ст. 50. То, что смерть одного человека предпочтительней, чем гибель всего народа, звучит как благоразумный совет. Но для Иоанна это прежде всего принцип замещения целого народа одним человеком, лежащий в основе новозаветного учения об искуплении. Тем более знаменательно, что он был высказан религиозным деятелем, способствовавшим его проведению в жизнь. Из замечания Иоанна (51) следует, что для него это заявление намного значительнее ограниченного понимания Каиафы, ибо этому принципу было суждено иметь универсальное применение. Иоанн видит высшую цель смерти Христа в собирании чад Божьих, то есть всех, кто уверует в Иисуса (52).

Коварные планы иудеев зрели в атмосфере приготовлений к Пасхе, состоявших в совершении обрядов очищения. Слухи о знамениях Иисуса и заговоре фарисеев передавались из уст в уста. Все строили предположения о возможных передвижениях Иисуса. Иоанн упоминает о замыслах властей убить Иисуса, чтобы перейти к рассказу о помазании и въезде в Иерусалим.

12:1—50 Завершение публичного служения в Иерусалиме

12:1—8 Преданность Марии

Значение эпизода помазания в Вифании обусловлено его связью с чудом воскрешения Лазаря. Существенная для Иоанна конкретизация времени (за шесть дней до Пасхи; 1) сопоставима с описанием шести первых дней служения Иисуса. Фунт нардового чистого мира, представлявшего собой жидкое благовоние, — это очень большое количество, стоившее, судя по подсчетам Иуды, немалые деньги. Хотя обычно миром мазали голову (Мф. 26:7; Мк. 14:3), описанное Иоанном помазание ног Иисуса представляется знаменательным в свете сопоставления с рассказом об омовении ног в следующей главе. В соответствующем эпизоде Евангелия от Луки также рассказывается о помазании ног (Лк. 7:38). Тем не менее, несмотря на некоторое сходство, между этими эпизодами достаточно различий, которые не позволяют считать их описаниями одного и того же случая. В рассказе Луки изображена раскаивающаяся грешница, тогда как Мария из Вифании предстает как преданная последовательница Иисуса, и ее портрет, нарисованный Иоанном, полностью совпадает с портретом той же женщины, нарисованным Лукой. В обоих случаях женщина вытирает ноги Иисуса своими волосами. Появление женщины с распущенными волосами в обществе мужчин было нарушением еврейских обычаев, но в случае с Марией любовь оказалась сильнее условностей. Упомянутое Иоанном благоухание, наполнившее дом, — выразительная подробность, подмеченная очевидцем.

Сетования Иуды по поводу напрасной траты драгоценного мира (5) согласуются с характеристикой этого ученика в синоптических Евангелиях. Он был поражен не только смертным грехом алчности, но и грехом лживости. Чтобы подкрепить свою мысль, Иоанн опережает события, намекая на предательство Иуды. Слова Иисуса Оставьте ее; она сберегла это на день погребения Моего (7) означают не то, что у Марии осталось немного благовония, а то, что Иисус рассматривал ее поступок как Свое погребение. Иуда был озабочен не оставшимся, а использованным благовонием. Слова а Меня не всегда [имеете] (Ъ) могли быть произнесены только человеком, сознающим свою уникальность, и не имеют ничего общего с высокомерием.

12:9—11 Отношение к пребыванию Иисуса в Вифании

Любопытство народа являло собой полную противоположность враждебности властей. Если для толпы Лазарь был приманкой, то для первосвященников он представлял угрозу. Обращение множества людей в веру послужило причиной того, что первосвященники решили убить не только Иисуса, но и Лазаря (11).

12:12–19 Въезд в Иерусалим

Во время празднования Пасхи в Иерусалим стекалось огромное количество людей. И снова стремление народа приветствовать Иисуса резко контрастирует с позицией властей. Обычай использовать пальмовые ветви ведет свое происхождение от Праздника кущей, но к тому времени он стал ассоциироваться с другими праздниками (13). Размахивание пальмовыми ветвями было знаком почтения к победителю. Возглас осанна/взят из Пс. 117 — одного из псалмов, которые распевали на подходе к Иерусалиму. Титул Царь Израилевясно показывает мессианский смысл этого песнопения. В ст. 14,15 Иоанн, обосновывая въезд Иисуса в Иерусалим на осле, а не на боевом коне, цитирует Зах. 9:9. Но ученики этого не поняли. И только после воскресения, о котором здесь говорится как о прославлении Иисуса, они соотнесли написанное с происшедшим.

В ст. 17,18, по–видимому, описаны две группы людей. Одни видели чудо воскрешения Лазаря собственными глазами, а другие только слышали об этом. Все эти события приводят фарисеев в отчаяние, так как им не удается осуществить свой план. В словах весь мир идет за Ним (см.: ст. 42,43) звучит преувеличение, продиктованное безысходностью. Пример подобного отчаяния представлен в 11:48.

12:20—26 Греки в поисках Иисуса

Вероятно, эти Еллины были из числа новообращенных и потому имели возможность присутствовать на храмовом богослужении вместе с иудеями. Во всяком случае, они искали религиозную истину, раз пришли на поклонение. Иудаизм привлекал многих язычников высокими моральными принципами, положенными в его основу. Скорее всего, эти греки пришли из Десятиградия и, возможно, были знакомы с Филиппом, выходцем из соседней Вифсаиды. Можно предположить, что на поиски Иисуса их побудило не простое любопытство, а желание учиться у Него. Очевидно, Иоанн рассматривает их как прообраз «мира», идущего за Иисусом.

Трудно сказать, как греки истолковали первые слова Иисуса. Вряд ли о значении часа они были информированы так же хорошо, как читатели Иоанна. Возможно, они подумали, что речь идет о торжественном въезде победителя. Но из контекста следует, что Иисус подразумевает под Своим «часом» близящиеся смертные испытания. Об этом свидетельствуют тема прославления и образ пшеничного зерна. Формула истинно говорю вам (24) подчеркивает важность этого высказывания. Иисус применяет к себе закон природы, по которому смерть является необходимым условием продолжения жизни. Его смерть принесет жизнь многим. Противопоставление любви и ненависти (25) подчеркивает значение выбора, сопряженного с индивидуальным отношением к Иисусу. Здесь «любовь» и «ненависть» — условные понятия, противоположные друг другу.

12:27—36 Свидетельство и уход

Именно в этот момент Иоанн отмечает, что Иисус почувствовал наступление часа, к которому были устремлены все события этого Евангелия. Описание душевного состояния Иисуса (27) перекликается с описанием Его смертельной скорби в синоптических Евангелиях (Мф. 26:38; Мк. 14:34). Вопрос Что мне сказать? предполагает два варианта ответа — мольбу об избавлении от «часа сего» (естественную, но немыслимую в свете миссии Иисуса) и молитву о прославлении Отца. Предпочтение второго варианта полностью согласуется с темой прославления, которая в Евангелии от Иоанна предназначена для демонстрации победного итога миссии Иисуса на кресте. Молитва Иисуса столь действенна, что ей отвечает небесный глас. Божественное послание относится и к прошлому, и к настоящему, ибо прославление — это сущность поручения Бога Иисусу (28). Глас с неба был воспринят по–разному. Одни услышали только шум, напоминающий гром (29). Таким людям недоступно никакое откровение. Другие уловили некое сверхъестественное сообщение, но истолковали его как голос ангела. И только Иисус понял, что этот голос прозвучал для народа. Но из–за того, что народ не услышал послания, Иисус объяснил его смысл (31,32).

Ныне в ст. 31, указывающее на наступление «часа», определяется как время суда над миром. По–видимому, суд, о котором идет речь, — это общее осуждение существующего порядка вещей посредством креста. Для тех, кого крест привел к вере, суд уже состоялся на кресте, через который они обрели спасение. Различие последствий проявляется в изгнании князя мира сего и в привлечении людей к Иисусу. Орудие, с помощью которого сатана намеревался победить Иисуса, стало средством уничтожения его собственной власти. В каком смысле употреблен в ст. 32 глагол «привлекать»? Мы уже встречались с этим словом в 6:44, где говорилось о привлечении людей к Иисусу Отцом. А здесь в роли «магнита» выступает Сам Христос, Которому суждено быть распятым. Вопрос о последствиях «привлечения» остается открытым. Возможно, это намек на привлечение к суду, но основное значение заключается в том, что вера приближает людей к Христу.

По реакции собравшихся (34) видно, что они сочли вознесение несовместимым с природой предвечного Мессии. Вопрос Кто этот Сын Человеческий, занимавший умы современников Иисуса и читателей Иоанна, остается предметов споров до сих пор. В ответ Иисус обращается к тому же символу, который был использован Им в прологе, а именно к свету (35,36). И снова перед нами резкое противопоставление света и тьмы. Тьма символизирует мир без Бога. Хождение в свете означает приверженность свету. Иисус говорит, что Его последователи станут сынами света, но это произойдет только через веру. Эта вера будет необходима после распятия не меньше, чем до него. То, что Иисус отошел и скрылся от них (36), означает, что Он был светом в Своем учении, а не в реальной жизни.

12:37—50 Продолжающееся неверие

В следующем абзаце Иоанн анализирует воздействие служения Иисуса на людей. Совершенные Им знамения так и не привели к вере, в подтверждение чему цитируется ветхозаветное пророчество из Ис. 53:1. Иисус испытал на Себе такое же враждебное непонимание, какое предсказывал Исайя. Смысловой акцент падает на слова о деятельном участии Бога, хотя в тексте LXX это выражение представлено в виде выражения «народ сей ослепил глаза свои». Иоанн истолковывает Исайю в том смысле, что определенную часть народа не приводят к вере ни слово Бога, ни Его деяния (мышца Господня). После цитаты из Ис. 53 Иоанн обращается к Ис. 6:10, словам Господа к Исайе во время видения славы в храме. Непостижимое неверие народа в пророчестве наиболее ярко проявляется в исполнении этого пророчества в служении Иисуса, хотя слова Исайи не относятся непосредственно к Иисусу.

Толкование замечания Иоанна в ст. 41 вызывает затруднения. Что, по его мнению, видел Исайя — славу Иисуса или славу Бога? Можно предположить, что Иоанн усматривает прямую связь между пророчеством Исайи и служением Христа. Вероятно, Иоанн подразумевает, что Праведный Раб в пророчестве Исайи — это прообраз Христа. То, что видел Исайя, было славой грядущего. С другой стороны, если Исайя действительно прозревал славу Бога в Иисусе, это может означать, что Иисус играл активную роль в откровениях ветхозаветных пророков.

Утверждению о неверии иудеев в ст. 37 Иоанн противопоставляет несколько примеров веры, в том числе среди «начальников». Однако он признает, что их вера сдерживалась эгоистическими побуждениями. Слишком часто вера подавлялась страхом перед мнением окружающих, и прежде всего страхом быть отлученными от синагоги (42). Вероятно, в дни Иоанна существовали люди, которые пытались следовать за Иисусом тайно. Эти слова были им упреком. В ст. 44—50 излагается утверждение Иисуса о значении личного отношения к Его миссии. Возникает впечатление, что Иисус, скрывшись (36), возвратился, чтобы сделать последнее публичное заявление перед тем, как уединиться с учениками (гл. 13—17). С другой стороны, слова, которые Иисус возгласил (44), можно считать квинтэссенцией Его учения на исходе земного служения. Перед нами знакомые темы: необходимость веры; тесная связь между Иисусом и Тем, Кто Его послал; Иисус как свет и противопоставление света и тьмы (44—46). Еще одна важная тема — суд (47,48). И хотя суд вершится по слову Иисуса, главная задача Его миссии не в этом. Его цель — спасение; суд — это всего лишь следствие. Основанием для суда является слово, которое Я говорил (48), и это связано с определением Иисуса как Слова в прологе (1:1). Властные полномочия имеют в судопроизводстве важнейшее значение, и здесь они представлены в виде совершенного согласия Отца и Сына. В ст. 50 затронута тема жизни венной, уже не раз звучавшая в этом Евангелии. Иоанн завершает рассказ о публичном служении Иисуса словами, подчеркивающими важность Его учения. Они служат связующим звеном со следующим разделом, посвященным беседам Иисуса с учениками.

13:1 — 17:26 Иисус и Его ученики

13:1—38 Омовение ног и последствия этой символической акции

Первая фраза необязательно означает, что описываемый эпизод имел место накануне праздника Пасхи, хотя принято считать, что дело обстояло именно так. Проблема соотношения версий о дате Тайной вечери у Иоанна и синоптиков вызывает много споров. Несовпадения могут объясняться использованием различных календарей, однако доказать справедливость этой гипотезы затруднительно. Правильнее всего считать, что Пасха была 15 нисана, и рассказ Иоанна истолковывать в соответствии с этим обстоятельством.

Начало главы подготавливает читателя к пониманию истинного значения омовения ног. Обратите внимание на глубокую уверенность Иисуса в наступлении часа (1); на силу любви Иисуса к Своему народу; на использование Иуды в происках дьявола против Иисуса (2); на убежденность Иисуса в Своем Божественном происхождении и в неотвратимости Своей участи. В этом сжатом описании отражен самый дух Его миссии. Антагонизм между Иисусом и дьяволом существовал на протяжении всего служения, и вот он приблизился к критической точке. Отмечая, что Иисус знал, что Его судьба находится в руках Отца (3), Иоанн вторит Иисусу, постоянно напоминающему, что Он исполняет волю Отца. Последовавшее за этим омовение ног было реализацией этого факта (4,5). Оно явно было задумано как символический акт — символический и в плане очищения, и в плане смиренного служения. Смысл этого совершенно неожиданного акта унижения изложен в ст. 12–17. Сняв верхнюю одежду и препоясавшись полотенцем, Иисус предстал в одежде слуги, одинаково презираемого и греками, и иудеями.

Нет никаких оснований полагать, что Иисус начал с Симона Петра (6). Реакция Петра полностью соответствует тому, что мы знаем о нем из других новозаветных рассказов. Его вопрос, решительный протест и, наконец, стремительное изменение своей позиции на противоположную — все это весьма для него характерно. Через весь рассказ проходит тема недоумения учеников, которое рассеется только после (7). Это недоумение того же рода, что и непонимание во всех предыдущих случаях. Ответ Иисуса в ст. 8 имеет смысл только при условии, что это был символический акт. До тех пор, пока Иисус не очистит людей, у них нет возможности очиститься. В конце концов Петр это понял (9).

Из ст. 10 явствует, что омовение ног было совершено не только ради примера. Оно стало средством приобщения учеников к унижению Господа. Таким образом, омовение как духовное очищение приобретает новое значение, становясь примером смиренного служения. Акт искупления не нуждается в повторении. Ст. 11 показывает, что, несмотря на включение Иуды в ритуальное омовение, он остался нечистым, о чем свидетельствует его предательство.

В следующем абзаце (12—17) Иисус спрашивает учеников, понятен ли им смысл Его поступка. Он знает, что возможности их понимания ограничены. Отвечая на Свой вопрос, Иисус прежде всего указывает на Свою роль по отношению к ним (Учитель, Господь), а затем призывает следовать Своему примеру (и вы должны умывать ноги друг другу). Властный характер Его повеления очевиден, и это тем более поразительно, если учесть, что в древнем мире самоуничижение считалось признаком слабости и вызывало презрение. Таким образом, повеление Иисуса революционизировало сферу человеческих отношений. Некоторые христиане совершают омовение ног как ритуальный акт, но, скорее всего, это повеление Иисуса было обусловлено конкретными обстоятельствами. Однако это не значит, что если омовение ног не требует повторения, то нам не нужно и сопутствующее ему смирение. Иисус рассматривал смиренное служение как почетную обязанность. Раб в ст. 16 — это человек, не имеющий никаких прав в доме своего господина. Поскольку греческое слово «апостол» переводится как посланник, это напоминает об обязанностях, возложенных на тех апостолов, которых Иисус избрал для провозглашения Своего учения. И в дальнейшем эти слова, помещенные в контекст служения Иисуса, должны были исключить всякую мысль о привилегиях, связанных с апостольством.

Знание, не подкрепленное делами (17), никогда не встречает одобрения в учении Иисуса.

Иисус возвращается к теме предательства (ср.: ст. 11). Хотя о предательстве еще не рассказано, Иоанн дает понять, что Иисус абсолютно уверен, что на Него поднимется пята предателя; это было предсказано в Писании (Пс. 40:10). Если бы ученики могли это понять, то поверили бы в Иисуса. Весьма вероятно, что слова это Я в ст. 19 являются аллюзией на Исх. 3:14, где названо имя Бога. Выражение, которым завершается раздел, встречается и в напутственном слове апостолам в Мф. 10:40. Здесь оно означает, что не следует придавать слишком большого значения поступку одного человека, не принявшего Его. Главное, чтобы остальные апостолы полностью доверяли Иисусу.

21—30 Однако угроза предательства снова повисает в воздухе. Иисус возмутился духом (21), что заставляет вспомнить 11:33 и 12:27, где отмечено такое же проявление душевной муки. Так обнаруживает себя растущее по мере приближения крестных испытаний напряжение. Слова о предательстве в ст. 21 более конкретны, чем предыдущие намеки (один из вас предаст Меня), и производят на учеников сильное впечатление. В синоптических Евангелиях эта сцена описана даже более выразительно (ср.: Мф. 26:22; Мк. 14:19; Лк. 22:23). Различные подробности: озирающиеся друг на друга ученики, любимый ученик, возлежащий у груди Иисуса, жест Петра, перешептывание и, наконец, уклончиво–символический ответ Иисуса — все это описано так живо, что не оставляет сомнений в принадлежности этого рассказа перу очевидца.

Кто же был тот ученик, которого любил Иисус (23)? Судя по некоторым деталям, вполне возможно, что автор говорит здесь о самом себе. Он знал, что Иисус любит Своих учеников. Не следует думать, будто он считал, что Иисус любит его больше остальных. Некоторые полагают, что автора этого Евангелия необходимо отличать от Иоанна, а данное выражение относят к Лазарю (на основании 11:3,5). Но это предположение выглядит неубедительно.

Макание хлеба и предложение его Иуде (26) — знак уважения, и его следует рассматривать как последнее обращение к предателю. Замечание Иоанна, что как только Иуда принял хлеб, вошел в него сатана, очевидно, появилось в результате позднейших размышлений. Всякий, кто способен вести себя, как Иуда, находится под влиянием сатаны. И снова Иоанн описывает ситуацию, когда ученики обнаруживают свое непонимание. Истолковывая слова Иисуса, обращенные к Иуде (29), они подумали лишь о покупке хлеба или о раздаче милостыни, поскольку Иуда был казначеем. Иоанн усматривает символический смысл в том, что была ночь, когда Иуда вышел. Душа этого человека погрузилась во тьму.

Ст. 31—38 образуют вступление к большому разделу, известному под названием «прощальных заповедей» (гл. 14—16). В нем намечены две темы — отношения Иисуса с учениками и отдельное предсказание о Петре. Иисус снова говорит о Своем грядущем прославлении (31,32). Создается впечатление, что сияние славы возникает на фоне тьмы, сопровождающей уход Иуды. В этих стихах отражен победный настрой, с которым Иисус шел на Свои крестные испытания. Он не сомневался, что так предначертано Богом. Ст. 33 — это взгляд в прошлое, заставляющий вспомнить слова Иисуса, обращенные к иудеям в 7:33. Для учеников Иисус разъясняет их: прославление будет означать разлуку. Новая заповедь в ст. 34 повторяется в проповеди в 15:24. Повеление любить было уже известно в значении высочайшей преданности Богу, но заповедь ученикам, чтобы они любили друг друга (вытекающая из любви Иисуса к ним), была совершенно новой как по своей идее, так и по обоснованию.

14:1—31 Обещания и заповеди ученикам

Слова Иисуса, которые мы читаем в ст. 1, прозвучали в атмосфере дурного предчувствия, овладевшего учениками после разоблачения предательства. В таком контексте слова утешения имели особую ценность. Некоторые вопросы вызывает толкование глаголов во второй части стиха. Следует ли читать фразу «Веруйте в Бога и в Меня веруйте» (то есть оба в повелительном наклонении) или «Вы веруете в Бога (изъявительное наклонение), и в Меня веруйте» (повелительное наклонение)? Или: «Вы веруете в Бога и в Меня веруете» (оба в изъявительном наклонении)? Первый вариант больше соответствует контексту. Слова, что в доме Отца обителей много (2), несомненно, призваны вселять надежду. Этот выразительный образ как нельзя лучше говорит об изобилии, уготованном на небе для учеников Иисуса.

Приготовление места осуществляется посредством страстей и воскресения Иисуса. Приду опять (3), по–видимому, можно считать указанием на второе пришествие, хотя некоторые истолковывают эти слова как относящиеся к Пятидесятнице или даже к приходу Иисуса в момент смерти верующего. Последовавшие за этим вопросы учеников не производят впечатления глубокого понимания, однако Иисус говорит (4), что они должны были знать путь к Отцу. Судя по вопросам Фомы, он понял все слишком буквально (5). Он и не подозревал, что путь — это и есть Иисус. Иисус есть путь, потому что Он есть истина и жизнь. Таким образом, второе и третье слово проливают свет на первое. Путь, который олицетворял Иисус, был путем страданий и триумфа через унижение.

Выражение Если бы вы знали Меня (7) подразумевает, что ученики не знали Иисуса. Эти слова правильнее понимать так: «Вы знаете Меня; узнаете и Моего Отца». В этом заключается глубокая истина — знание Иисуса ведет к знанию Отца. Непонимание Филиппа вполне объяснимо. Его могло убедить только непосредственное явление Бога (8), но Иисус упрекает его за это желание, напоминая о Своих словах и делах. Во всяком случае, ученики должны были осознать, что дела [чудеса] Иисуса могли быть только делами Бога (10,11).

Утверждение Иисуса в ст. 12 вызывает удивление. Верующий сотворит дела и больше сих. Иисус дает понять, что верующий будет продолжать делать то, что делал Он. Но дела «больше сих» можно понять только в свете воскресения и последующего распространения Евангелия. Очевидно, дела «больше сих» станут возможны только потому, что Иисус идет к Отцу. Об исполнении этого предсказания свидетельствует Книга Деяния Апостолов, а в наши дни — распространение христианства по всему миру. Тесная связь между обещанием Иисуса и молитвой, необходимой для его исполнения, показана в ст. 13,14.

Неотделимость любви от послушания подчеркивается в этом разделе дважды (15,21). Послушание — это не рабская покорность, а добровольное подчинение. Это поистине революционный шаг вперед по сравнению с отношением иудеев к закону Моисея. Иисус понимал, что для исполнения этой задачи ученикам понадобится помощь, и обещание дать Утешителя следует рассматривать в этом контексте. Здесь использовано греческое слово paraklete (букв. «тот, кого зовут на помощь»), применявшееся по отношению к судебным защитникам. Это понятие несет идею надежной поддержки. То обстоятельство, что обещан другой Утешитель, означает, что Дух будет делать то, что делал на протяжении Своего служения Иисус (ср.: ст. 26).

Определение Утешителя как Духа истины вытекает из утверждения Иисуса, что Он есть истина (6). В ст. 17 между учениками и остальным миром проводится различие, которое получает дальнейшее развитие в следующем абзаце. Ученики будут знать о том, что Иисус с ними, даже тогда, когда мир уже не сможет увидеть Его (18,19). Слово сироты означает тех, кто лишен заботливой поддержки. И снова, как и в ст. 3, обещание прихода отмечено некоторой неопределенностью (приду к вам). Хотя эти слова можно рассматривать как указание на Пятидесятницу, более естественно понимать приход как пришествие воскресшего Господа. Поскольку Дух был дарован тогда, когда Иисус прославился, связь между этими толкованиями очевидна. Это подтверждается обещанием жизни в ст. 19. Результатом будет обитание друг в друге, упомянутое в ст. 20, которое может осуществиться только посредством Духа. О взаимосвязи любви и послушания см. ст. 15. Явление Отца происходит через любовь Христа к нам (21).

Иуда (не Искариот) увидел в этом проблему. Почему любовь Иисуса не простирается на весь мир? В ответ Иисус снова обращает внимание на причину любви (23,24), как бы не желая отклоняться от темы. И все же это был честный ответ, ибо повсюду, где есть верующие, Отец и Сын пребывают с ними, а те, кто не принимает учения Иисуса, этого лишены (24). Следующее высказывание о Святом Духе (26) поясняет, каким образом ученики будут впоследствии вспоминать это учение. Они слушали Иисуса, пока Он был с ними; когда Иисус их покинет, им будет оказана помощь в припоминании Его учения. Это чрезвычайно важно помнить. Всякое представление о происхождении Евангелия, не учитывающее обещанную помощь Святого Духа, привносящего в сознание автора то, что Он, Дух, желает видеть записанным, следует считать неудовлетворительным. Обещание мира (27) перекликается с первым стихом Ин. 14, но здесь оно воспринимается как прощальное приветствие, которое приобретет новый смысл после воскресения (ср.: Ин. 20:19,21,26). В этом контексте ярко выражено отношение принадлежности — Иисус говорит «мир Мой» (27). Он кардинально отличается от мира, предлагаемого человечеством. Павел подхватывает эту мысль, указывая на «мир Божий, который превыше всякого ума» (Флп. 4:7).

В заключительной части (28—31) содержится мягкий упрек. Если бы ученики действительно любили Иисуса, то обрадовались бы завершению Его миссии. Ключ к разгадке дают слова Я иду к Отцу. Если бы они это поняли, то не были бы огорчены, ибо возвращение к Отцу означало исполнение миссии. Но почему Иисус сказал Отец Мой более Меня? Это высказывание следует рассматривать в свете возвращения Иисуса к Отцу и не вырывать из контекста. На земле Иисус занимал более низкое положение, чем Отец, восседающий во славе на небе. Согласие на такое принижение входило в миссию Иисуса. Но и это следует понимать в свете постоянно повторяющихся заявлений Иисуса о том, что Он исполняет волю Отца. Этот стих полезно сравнить с 10:30. Ст. 29, в котором приближающийся конец рассматривается как средство пробуждения веры в учениках, почти дословно повторяет 13:19.

Князь мира (30) выступает в качестве активного посредника предстоящих страстей Господних (но ср.: 12:31, где предсказано его поражение). Иисус хорошо знал о могущественных силах, направленных против Него. Он не мог изменить замыслы Отца, однако знал, что дьявол не имеет в Нем ничего. Часть миссии Иисуса состояла в том, чтобы показать миру Свою любовь к Отцу (31). Ученикам было трудно понять, что эта цель может быть достигнута посредством распятия. Последний стих (31) несколько загадочен, ибо читателю кажется, что на этом проповедь в горнице закончилась. Однако не исключено, что она была продолжена под открытым небом, хотя в 18:1 сказано, что Иисус «вышел» с учениками, из чего можно предположить, что слова Иисуса в гл. 15—17 были произнесены по дороге к Кедронской долине. Некоторые исследователи полагают, что гл. 14 должна следовать за гл. 17, однако никаких оснований для такой перестановки нет. Единственная альтернатива — предположить, что в 14:31 высказано намерение, которое было осуществлено некоторое время спустя. В целом, первое предположение сопряжено с наименьшими трудностями.

15:1–17 Аллегория виноградной лозы

Из повествования не ясно, где находился Иисус, когда излагал это учение. Если в 14:31 отмечен момент выхода из горницы, то, возможно, Иисус и Его ученики проходили мимо виноградной лозы, которая и послужила основой религиозной аллегории. Я есмь истинная виноградная лоза (1) — последнее из великих изречений в Евангелии от Иоанна, начинающихся словами «Я есмь». Его значение можно оценить в свете ветхозаветного представления об Израиле как винограднике или виноградной лозе (Пс. 79:9–17; Ис. 5:1–7; Иез. 15:1–6; 19:10–14). По сравнению с Израилем, который не всегда отвечал своему высокому предназначению, Иисус был истинной виноградной лозой. Виноградарь, названный Отцом, заботится о винограднике. Этот образ показывает, насколько тесна связь между Иисусом и Отцом. Поскольку назначение виноградной лозы состоит в принесении плодов, в центре внимания оказываются ветви и все то, что необходимо сделать, чтобы обеспечить хороший урожай (2). Обрезка ветвей — важнейшая операция для обеспечения плодоношения виноградной лозы. Бесплодная ветвь недостойна находиться на лозе и должна быть отсечена, тогда как слабым плодоносящим ветвям обрезка пойдет на пользу. Что касается учеников, то Иуда был изгнан, а остальным пришлось подвергнуться «обрезке», чтобы принести плоды после Пятидесятницы. Поскольку Иисус говорил о Своем слове как о средстве очищения, можно сказать, что ученики уже прошли очищение (3), хотя этот процесс был далек от завершения.

Ветви, не прикрепленные к лозе, не имеют возможности плодоносить, поэтому ученики непременно должны пребывать во Мне (4). Главная цель аллегории виноградной лозы — показать зависимость учеников от Иисуса. Ст. 5 подчеркивает беспомощность учеников в отрыве от Иисуса. «Выбрасывание» в ст. 6 — дополнение к операции обрезки в ст. 2. Ветви, которые необходимо обрезать, обречены на сжигание. Но суть аллегории скрывается в ст. 7, где показано, что пребывание на виноградной лозе тесно связано с молитвой. Пребывающие на лозе не станут просить того, что не совпадает с желанием самой виноградной лозы. Абзац заканчивается (8) еще одним напоминанием о необходимости плодоношения; оно важно не само по себе, а как средство прославления Отца.

В следующей части этого фрагмента некоторые из намеченных тем получают развитие, особенно тема тесной связи между Иисусом и Его учениками. Во–первых, любовь Отца служит образцом любви Сына к Своим ученикам (9). Во–вторых, повиновение Сына Отцу служит образцом повиновения учеников Сыну (10). В–третьих, слова о необходимости пребывания в любви Моей трижды повторяются в ст. 9,10. В–четвертых, радость Сына — основа радости учеников (11). В свете предстоящих страстей Господних это звучит особенно пронзительно (но ср.: Евр. 12:2).

Затем Иисус говорит о силе любви. Она должна быть взаимной (12) — образцом снова служит любовь Иисуса к ученикам. О том, что Иисус думал о Своих предстоящих крестных испытаниях, свидетельствуют ст. 13,14, в которых Он говорит о готовности положить душу свою за друзей своих — акте самопожертвования, который они были еще неспособны постичь. Знаменательно изменение статуса учеников, которые были рабами, а теперь — друзья. Однако различие не в положении — повиноваться должны и рабы, и друзья (14), — а в общении. Рабы повинуются слепо, тогда как друзья пользуются доверием (15). Слова Я… сказал вам все, что слышал от Отца Моего можно истолковать как некое законченное действие, однако откровение не было воспринято во всей полноте вплоть до смерти и воскресения Иисуса (ср.: 16:12). В роли толкователя предстояло выступить Духу. Чтобы ученики не думали, будто они заслужили особое расположение, Иисус напоминает, что их избрал Он, а не они Его. Но целью избрания было принесение плодов, в данном контексте — привлечение людей к Христу. Обещание, что Отец ответит на молитву (16), связано с избранием, а не с принесением плодов. Ст. 17 повторяет ст. 12, подчеркивая его значение. Представление о любви как о заповеди может показаться странным, но это важнейшая идея данного фрагмента.

15:18— 16:33 Дальнейшее наставление учеников

15:18 — 16:3 Враждебность мира. В предыдущем фрагменте Иисус говорил о силе любви. Затем Он обратился к силе ненависти, предупреждая учеников о предстоящем противодействии мира. Здесь, как и повсюду в Евангелии, мир — это нравственное устроение человеческого общества в отрыве от Бога. Между любовью мира к себе и его отношением ко всему тому, что отстаивает Иисус, пролегла глубокая пропасть (18,19). Здесь срабатывает принцип «подобное притягивает подобное и отталкивает противоположное». Иисус объясняет причину ненависти мира: ученики стали вызывать подозрение, потому что их избрал Он. В ст. 20 Иисус напоминает слова, сказанные Им ранее (ср.: 13:16): рабы не могут рассчитывать на то, что к ним будут относиться лучше, чем к их господину. В предыдущем случае это наставление было связано с необходимостью смирения; здесь оно касается характера будущего отношения мира к ученикам. Второе условное предложение (если Мое слово соблюдали) называет невыполненное условие, следовательно, ученикам не стоит надеяться, что мир прислушается к их учению. Но если предположить, что, как некоторые приняли учение Иисуса, некоторые пойдут и за учениками, то вывод о невозможности отклика мира можно будет отбросить.

Причина гонений заключается в неведении (21), в неспособности понять, что Иисус выполнял дело Отца. Но этому нет извинения (22). Пришествие Иисуса возложило на Его слушателей моральную ответственность. Грех, несомненно, существовал и до прихода Иисуса, но грех непонимания цели Отца в миссии Сына заканчивается виной. Люди отказались принять наиболее полное откровение Бога. Слова Иисуса в ст. 24 возвращают нас к теме ненависти и указывают на грех непонимания уникальности дел Его. Истолкование позиции мира как ненависти подтверждается цитатами из Писания (Пс. 24:19; 68:5).

Повторное упоминание Святого Духа тесно связано с предшествующим контекстом. Иисус стремится заверить учеников, что о Нем им будет свидетельствовать Дух, как и они будут свидетельствовать об Иисусе (26,27). Важнейший аспект этого утверждения — то, что Дух от Отца исходит. Это следует понимать в контексте миссии Иисуса, а не как объективное «исхождение», о котором говорили греческие отцы церкви. Из ст. 27 с очевидностью следует, что Дух предназначался прежде всего ученикам. Они были с Иисусом и потому несут ответственность как свидетели исторических событий. Но по мере распространения христианского свидетельства сфера применения этого обетования расширяется.

В 16:1–4 о предстоящих гонениях говорится более конкретно. Предостережение делается для того, чтобы подготовить учеников к грядущим событиям. Выражение, переведенное как чтобы вы не соблазнились (1), означает буквально «не сбились с пути» (столкнувшись с иудейским противодействием). Изгнание из синагог (2) подразумевает отлучение, то есть нечто такое, чего всякий благочестивый иудей очень боялся, ибо это лишало его заветного наследия. С этим предстояло столкнуться всем первым еврейским христианам. Убеждение, что преследование христиан будет рассматриваться как служение Богу, убедительно иллюстрирует пример Павла (Деян. 9:1,2; 26:9—11). По существу, противоречивость подобной позиции объясняется тем, что они не познали ни Отца, ни Сына (3). В их сознании был серьезный изъян; они обманывали себя. Различие между прежними и нынешними словами Иисуса о предстоящих гонениях (ст. 4) связано с пришествием Духа. К нему относится упомянутое здесь то время.

16:5—15 Работа Святого Духа. Может возникнуть впечатление, что ст. 5 противоречит 13:36 и 14:5, поскольку на самом деле Петр и Фома спрашивали Иисуса, куда Он идет. Однако следует принять во внимание различие контекстов. Здесь Иисус имеет в виду завершение всей Своей миссии. Ученики были недостаточно проницательны, чтобы спрашивать об этом. В предыдущих случаях ни Петр, ни Фома до конца не осознали значения своих вопросов. Дальнейшие слова Иисуса повергли учеников в еще большее недоумение. Иисус замечает: печалью исполнилось сердце ваше (6). Чтобы облегчить горе учеников, Иисус говорит, что Его уход пойдет им на пользу. И снова смысл Его слов заключается в обещании Духа; это четвертое высказывание, в котором упоминается Утешитель. Здесь отчетливо проявляется связь между Иисусом и Духом (7). Аллюзия относится главным образом к схождению Духа в Пятидесятницу, что произойдет после распятия и воскресения Иисуса. Делом Духа будет обличение мира. Ввиду того, что греческий глагол употреблен с предлогом, сопровождающимся тремя различными понятиями, обличение относится ко всем трем (8). Первое из них, грех, поддается толкованию легче, чем остальные. Должно быть, смысл заключается в том, что Дух приведет мир к сознанию своего греха, правды и суда. Мир не имеет истинного представления о природе греха, но Дух покажет людям, что они грешники, так как не верят в Христа (9). Кроме того, Дух обличит мир о правде (10) — неожиданная мысль, если не помнить, что представление мира о правде весьма отличается от Божьего представления. Только тогда, когда мир убедится в неискренности своей правды, он осознает правду Христа, которая будет подтверждена Его возвышением. И, наконец, Дух обличит мир о суде (11). Суд мира, основанный на законах князя мира, несправедлив, но, поскольку последний осужден, методы мирского суда предстанут во всей своей неприглядности. Мир подвергнется осуждению вместе со своим князем.

Пятое высказывание об Утешителе, непосредственно примыкающее к четвертому, посвящено участию Духа в откровении. Всякая истина в ст. 13 — это откровение, целиком исходящее от Иисуса Христа. Дух наставляет только в соответствии со Своей собственной природой, то есть истиной. Здесь использовано местоимение мужского рода, которое указывает на Духа как наставника. Он говорит не от Своего имени, а только то, что слышит, — очевидный намек на тесную связь Духа с Тем, Кто Его послал. О каком будущем идет речь? Маловероятно, что здесь подразумевается некое отдаленное время. Правильнее видеть в этом указание на более полное откровение, которое произойдет после излияния Духа. Дело Духа — прославление Христа (14), что исключает какое бы то ни было прославление Духа. Это подчеркнуто в ст. 15 и хорошо показано на всем протяжении данного Евангелия.

16:16–24 Скорбь, превращенная в радость. Намек, сделанный в 13:33, на то, что произойдет вскоре, получает дальнейшее развитие в ст. 16. Поскольку наречие вскоре повторяется дважды, наиболее разумно рассматривать его применительно к смерти и воскресению Иисуса. Недоумение учеников (17,18) вполне объяснимо, хотя неясно, почему никто из них не задал Иисусу прямой вопрос. Отвечая на их невысказанное замешательство (19), Иисус снова повторяет слово вскоре. Замечание Иоанна о непонимании учеников отражает его глубокую осведомленность о том, что они думали в тот момент. Иисус еще раз напоминает им о предстоящем горе (20), но лишь для того чтобы присовокупить к этому обещание радости. Радость мира являет собой полную противоположность радости учеников. Превращение скорби в радость поясняется метафорой рождения ребенка. Общеизвестно, что родовые муки забываются, как только осознается радость появления новорожденного (21). Принцип, по которому скорбь превращается в радость, приложим и к ученикам (22). Важнейшей особенностью этой радости будет ее незыблемость. Радость будет столь велика, что никакое противодействие не сможет уничтожить ее. Выражение в тот день (23) относится к тому времени, когда до сознания учеников дойдет весь смысл воскресения, и вопросы, возникавшие у них по поводу загадочных высказываний Иисуса о Своем уходе, отпадут сами собой. Изменится и сама процедура — просьбы будут адресоваться Отцу (23). Значение этого указания на молитву подчеркнуто формулой истинно, истинно говорю вам. После ухода Иисуса молитва приобретет первостепенную важность. Она предстанет в виде средства достижения совершенной радости (24). Смысл в том, что если доныне ученики не обращались к Отцу во имя Иисуса, то после воскресения они этому научатся.

16:25—33 Непонимание, превращенное в веру. Выражение в ст. 25, переведенное говорил притчами, уже использовалось в 10:6 для обозначения аллегории пастырства. В том, что Иисус говорил притчами перед множеством народа в Галилее и изъяснялся простым языком в беседах с учениками (Мк. 4:33,34), можно усмотреть не столько противоречие, сколько параллель Его загадочным высказываниям накануне распятия и воскресения и более ясному откровению, которое произойдет впоследствии. Язык должен изменяться в соответствии со способностями восприятия слушателей. Под наступающим временем подразумевается Пятидесятница, после которой Дух будет прямо говорить с учениками. Слова в ст. 26,27 означают, что Иисус хотел, чтобы ученики знали: просьба во имя Его будет удовлетворена, потому что Отец любит их. Располагая такой любовью, они будут иметь прямой доступ к Отцу. Знаменательно, что о любви учеников к Иисусу говорится как об основе любви Отца. Дело в том, что их любовь к Христу и вера в Него — лучшее доказательство любви Отца к ним. Это высказывание дополняет отрывок в 15:9—16. Цель миссии Иисуса и ее достижение кратко охарактеризованы в ст. 28.

В заключительном фрагменте этой главы показан еще один пример недостаточного понимания учеников. Они решили, что все уразумели (29), однако Иисус снова дает понять, что вскоре они отступятся от Него. Их вера основывалась на предположении, что слова Иисуса не имеют тайного смысла, и в вопросах нет необходимости. Такое основание было довольно зыбким, но они сделали правильный вывод — Иисус исшел от Бога (30). После столь уверенного заявления о своей вере ученики, вероятно, были ошеломлены словами Иисуса в ст. 32: они оставят Его одного, и только Отец будет с Ним. Но, испытывая таким образом их веру, Иисус заглядывает в то время, когда они возвратятся к Нему после отступления и обретут мир во враждебном мире благодаря победе Христа (33).

17:1—26 Молитва Иисуса

17:1–5 Молитва Иисуса о Себе. Начало ст. 1 ясно показывает тесную связь этой молитвы с предшествующей проповедью. Главной темой первой части молитвы является слава. Час — это время распятия и воскресения, которые открывают путь к славе. Прославление не декларируется, а предполагается. В этом Евангелии крест часто связывается со славой, но здесь основная идея заключается в обоюдном прославлении Отца и Сына. Ранее в этом Евангелии уже говорилось о власти, которой Отец облек Сына, и теперь эта тема повторяется (2). Назначение власти в том, чтобы даровать жизнь вечную всему, что дано Сыну. Читатель чувствует, что миссия Иисуса не может закончиться неудачей, так как ее исход зависит от Отца. Жизнь вечная неотделима от познания Бога и Христа (3). Титул единый истинный Бог, встречающийся в Евангелии от Иоанна только один раз, подчеркивает отличие Бога от множества ложных богов того времени. Кроме того, это единственный случай, когда Иисус применяет по отношению к Себе титул Иисус Христос. В ст. 4,5 возобновляется тема прославления. Слова Иисуса Я прославил Тебя вызывают вопрос: имел ли Он в виду славу, обретенную посредством креста, даже если это событие еще не произошло? Поскольку Его мысли были поглощены тем, что час настал, вероятно, подразумеваются все предстоящие события. Дело Иисуса совершилось только после распятия. Слова славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира (5) указывают на предвечное существование Сына и подлинность воплощения.

17:6—19 Молитва Иисуса за учеников. Первая тема этой части молитвы — откровение Иисуса ученикам. Слова Я открыл подводят итог всему служению Иисуса. В греческом оригинале содержанием откровения является «имя Твое», что передано в NIV как «тебя». Если же согласиться с тем, что имя выражает сущность, это понятие правильней было бы сохранить, особенно учитывая, что оно встречается и дальше, в ст. 12. Наиболее вероятно, что подразумеваемое имя — это имя Отца. Из ст. 6 явствует, что ученики принадлежали Отцу еще до того, как Иисус их избрал. Заметим, что акцент падает на повиновение как отличительное свойство избранных. Ст. 7 сформулирован несколько необычно (все, что Ты дал Мне, от Тебя есть), но это подчеркивает величественный замысел Бога. Эта мысль получает развитие в ст. 8, где сказано, что знание ведет к вере. Разумеется, вера находилась пока в стадии становления, но Иисус предвидел, что она возрастет. Говоря не о всем мире молю (9), Иисус исходит из того, что Отец не дал Ему весь мир. Антитеза «избранный народ — остальной мир» — важнейшая тема этого Евангелия. В ст. 10 на первый план снова выступает идея дара и обладания, равно как и тема прославления, берущая начало в первой части молитвы. Следует добавить, что до этого момента Иисус получил от учеников не так уж много славы, но, очевидно, в молитве Он переносится мыслями в будущее.

Далее следует молитва за учеников (11,12). Обращение Иисуса к Отцу Отче Святый встречается в данном контексте только один раз. Во имя Твое можно истолковать в том смысле, что ученики достойны заботы, ибо пребывают «в Тебе», то есть в согласии с природой Бога.

Молитва о единстве следует такому высокому образцу, как единство Бога и Иисуса. Необходимо отметить, что подлинное единство возможно только «во имя», то есть в соответствии с замыслом Бога о Христе. Обращаясь к Отцу с молитвой о защите учеников, Иисус говорит, что соблюдал их, когда был с ними (12). Он как бы передает это поручение Богу. Единственное исключение — Иуда, названный здесь сыном погибели. Это выражение использовано во 2 Фес. 2:3 применительно к «человеку греха». В оригинале оно построено на игре слов «погибший» (apoleto) и «погибель» (apoleias), выявляющей отличие Иуды от остальных учеников. Ссылка на Писание в ст. 12, возможно, указывает на Пс. 40:10.

В выражении радость Мою совершенную смысловой акцент падает на притяжательное местоимение. Большего счастья нельзя и помыслить. В этих стихах (13—18) представлена еще одна антитеза — «ученики — остальной мир», которая углубляется тем, что, будучи не от мира (14,16), они не подлежат взятию из мира (15). Суть молитвы заключается в сохранении их от зла. В качестве могущественного средства выступает слово Твое (14,17), дважды упомянутое Иисусом. Во–первых, оно пробудило ненависть мира; во–вторых, оно послужит освящению учеников. Под словом здесь подразумевается все откровение Бога в учении Иисуса, которое ученики должны будут провозгласить миру. В ст. 19 говорится о том, что Иисус посвящает Себя этой задаче, чтобы добиться освящения учеников. Его пример будет давать им силы.

17:20—26 Молитва Иисуса о церкви. До сих пор Иисус говорил о тех, кого Он учил, но затем Его взор обращается ко всем тем, кто уверует благодаря свидетельству учеников (20). Он не делает различия между теми, кто лично слушал Его, и теми, кто узнал о Нем от других. Образцом единства для тех и других снова предстают отношения между Отцом и Сыном (21); его основой является пребывание в Отце и Сыне, а целью — познание Бога и Христа (21,23). Таким образом, вера ведет к единству, которое приводит других к вере. Другой аспект темы единства — слава, — тема, которая звучит с первых слов молитвы Иисуса. Отсюда следует, что слава Христа порождает единство. Но полное единство необходимо не само по себе, а для того, чтобы явить его миру. Если мы задумаемся об истории разногласий в церкви, то поймем, насколько мы не оправдали чаяний Иисуса.

Иисус развивает тему славы (24), связывая ее с тем, что Отец возлюбил Его прежде основания мира, — отзвук темы предвечного существования, намеченной в ст. 5. В заключительных стихах (24—26) молитва достигает кульминации. Обращение Отче Праведный подчеркиваетсправедливость отношения Бога к миру. И снова ученики предстают полной противоположностью миру. Выражение любовь, которою Ты возлюбил Меня означает, что своей любовью к Иисусу и к людям ученики отражают любовь Отца. Таким образом, молитва завершается просьбой о пребывании Христа в верующих.

18:1 — 21:25 Рассказ о страстях Христовых и воскресении

18:1—11 Предательство

Отличие Евангелия от Иоанна и синоптических Евангелий особенно заметно в рассказе о предательстве. Только Иоанн приводит название долины, в которой располагался сад, тогда как синоптики сообщают, что сад назывался Гефсиманским. Иоанн ничего не говорит о душевных муках Иисуса в саду, хотя и знает об этом (ср.: ст. 11). Замечание о том, что Иуда знал это место, так как ученики часто бывали там с Иисусом, выглядит как свидетельство очевидца. Отряд воинов (3) был взят в помощь храмовой страже для обеспечения порядка. Не дожидаясь, пока Иуда на Него покажет, Иисус вышел вперед и обратился к воинам и служителям (4). Несмотря на то что преследователи упали на землю (6), словно сраженные благоговейным страхом, слова это Я в ст. 5 имеют иной смысл, чем предыдущие высказывания этого типа. Впрочем, оцепенение преследователей было временным, и понимание необычной природы Иисуса так и не наступило. Просьба Иисуса, чтобы ученикам позволили уйти (8), встречается только у Иоанна. Ст. 9 следует рассматривать как исполнение утверждения Иисуса в 17:12. Удивительно, что Петр имел при себе меч (10). Вероятно, он представлял собой какую–то разновидность кинжала. Отсечение уха рабу было, несомненно, безрассудством — поступком смелым, но бессмысленным. Имя раба упоминается только у Иоанна. Вопрос о чаше (11) — ясный намек на борение в Гефсимании, описанное синоптиками (Мф. 26:39,40). Петр не осознал решимость Иисуса довести Свое дело до конца.

18:12 — 19:16 Суд

18:12–27 Иудейский суд. В рассказе об аресте Иисуса особый интерес вызывает упоминание Каиафы как главного первосвященника на mom год (13) и напоминание Иоанна о предыдущем инциденте с участием Каиафы (11:49–51). Анна, тесть Каиафы, ранее также был первосвященником и по–прежнему пользовался большим влиянием. В этом эпизоде упоминаются только два ученика — Симон Петр и другой ученик (15). Последним вполне мог быть Иоанн, хотя его знакомство с первосвященником трудно объяснить. Петр смог войти во двор только благодаря этому ученику. Повествование о трехкратном отречении Петра прерывается рассказом о допросе Иисуса у первосвященника (19—24). Помимо Евангелия от Иоанна огонь упоминается только у Луки (Лк. 22:56). О том, что было холодно, сообщает только Иоанн (18).

Из ответа Иисуса (20) следует, что первосвященник пытался узнать, не проповедовал ли Он ученикам некое тайное учение. Иисус полностью опровергает подобное предположение. Если бы первосвященник захотел доказательств, у него было достаточно возможностей получить их от свидетелей. При надлежащем ведении дела в суде это считалось обычной процедурой. Свидетелей обвиняемого полагалось вызывать в первую очередь. Возможно, Анна не рассматривал этот допрос как официальный и потому не придерживался установленных законом правил. Еще одно нарушение — удар Иисуса служителем. Иисус спокойно требует справедливого расследования. Однако козни Его врагов уже действовали против Него. Некоторые исследователи усматривают противоречие в том, что первосвященник упоминается и в ст. 22 (Анна), и в ст. 24 (Каиафа). По–видимому, Анна сохранил титул первосвященника даже после того, как оставил этот пост.

Человек, задавший Петру третий вопрос (25—27), был родственником раба, которому Петр отсек ухо. Синоптики об этом не упоминают. С другой стороны, Иоанн опускает клятвы и заверения Петра, за которыми последовали горькие слезы.

18:28–40 Суд Пилата. Рассказ Иоанна о допросе Иисуса Пилатом более подробен, чем рассказ об этом событии в синоптических Евангелиях. Иоанн с горькой иронией обнажает противоречие между щепетильностью иудеев по отношению к соблюдению субботы и отсутствием у них всякой щепетильности при манипулировании законами империи для достижения своих целей. Первый эпизод разворачивается за пределами претория (резиденции прокуратора). Пилат допрашивает и обвиняемого, и обвинителей. Иудеи не входят в преторий, чтобы избежать осквернения (28), но в душе они уже осквернены замыслом убить Иисуса. Желание Пилата выяснить вину вполне обоснованно (29), но ответ обвинителей не только уклончив, но и дерзок (30). Синедрион имел право приговорить человека к смерти, но для этого требовалось получить санкцию римских властей (31). Замечание Иоанна в ст. 32 подразумевает, что, поскольку Иисус предсказал смерть через распятие, все эти события были предопределены.

Следующий эпизод, разговор Пилата с Иисусом, происходит в претории. Вопрос Пилата в ст. 33 можно истолковать следующим образом: «Ты утверждаешь, что ты — царь иудейский?» Очевидно, замечание о притязании на царский титул было внесено в обвинение синедриона для того, чтобы запутать прокуратора. Но Иисус дает понять, что Его представление о царстве отличается от представления Пилата. Если бы Его царство действительно угрожало империи, то Он бы непременно устроил революцию. Смысл выражения не от мира сего (36) ясен: в отличие от земных царств царство Иисуса совершенно иного порядка. Духовное царство не нуждается в поддержке материальными силами.

В вопросе Пилата слышится некоторое презрение (37), но он не готов к тому, что Иисус затронет тему истины. В этом Евангелии только здесь мы встречаемся с прямым указанием на происхождение Иисуса. Поскольку царская власть в этом мире обычно не связана с идеей истины, вопрос Пилата что есть истина?вполне объясним, хотя, разумеется, он спрашивал не потому, что действительно хотел знать ответ. Тем не менее Пилат не находит оснований для серьезного обвинения, выдвинутого против Иисуса иудеями. Слабохарактерность Пилата проявляется в том, что его решение о невиновности Иисуса противоречит его предложению иудеям в ст. 39. Не вызывает сомнения, что в вопросе хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского? Пилат использует титул «царь» с намерением выказать свое презрение к иудеям. Слово, использованное для характеристики Вараввы, означает буквально «вор», «разбойник». Царю истины был предпочтен преступник.

19:1—16 Пилат приговаривает Иисуса. Пилат уступает обвинителям и дает разрешение на бичевание и осмеяние Иисуса (1—3). Даже если он полагал, что бичевание Иисуса пристыдит обвинителей и заставит их отказаться от своих требований, этот поступок не имеет никакого оправдания. Но ввиду того, что после бичевания Пилат снова подтвердил невиновность Иисуса (4), можно предположить, что он рассматривал это наказание как альтернативу распятию. Несовершенное время глаголов в ст. 3 указывает на продолжительность притворного оказания почестей Иисусу. Запоздалая попытка Пилата воззвать к человеческому состраданию (5) — еще одно трагическое свидетельство его непоследовательности и слабости. Неизвестно, какой смысл вкладывал Пилат в свои слова се, Человек! (5), но они были исполнены более глубокого смысла, чем он полагал, ибо в Своем унижении Иисус представлял человека, выступающего за все человечество. Согласно всем описаниям, требование распни! (6) раздалось вслед за призывом Пилата освободить Иисуса. Предлагая иудеям распять Иисуса, Пилат иронизировал, ибо прекрасно знал, что иудеи не имеют на это права. Тогда они выдвинули религиозное обвинение, апеллируя к иудейскому закону. Упоминание закона вызвало беспокойство Пилата, так как римляне проводили политику сохранения местных обычаев и законов. Тем не менее таинственное заявление о Сыне Божием усугубило беспокойство Пилата и вынудило его задать вопрос откуда Ты? (9), на который Иисус ответил молчанием. Этот вопрос не имел отношения к обвинению, но отказ Иисуса отвечать заставил Пилата вспомнить о своей власти (10). Однако Иисус внес поправку в представление Пилата о власти. Даже обладая имперской властью, Пилат не мог вершить судьбы (11). Иисус знал, что дело спасения не зависит от произвола римского правителя. Более тяжкая вина лежала на Каиафе. Еще одна попытка Пилата освободить Иисуса и его капитуляция под угрозой обвинения в нелояльности кесарю приводит рассказ о суде к концу. Для Пилата исход дела решило упоминание кесаря. Его репутация была такова, что он не мог позволить себе рисковать, чтобы подобные слухи дошли до императора (ср.: Л к. 13:1). Собственное положение волновало его больше, чем справедливость. Лифостротон (13) представлял собой каменный помост перед преторием. О том, что приговор Иисусу был официальным, свидетельствует указание на судилище. В ст. 14 Иоанн сообщает, что была пятница пред Пасхою, и час шестый, поскольку связь смерти Иисуса с еврейской Пасхой представлялась ему знаменательной. Вопрос Пилата Царя ли вашего распну? звучит подчеркнуто провокационно. Он обусловлен заявлением первосвященников о своей верности кесарю, которое Пилат не мог игнорировать. В этом заключается глубокая ирония — иудеи имеют претензию считать себя верными кесарю в большей мере, чем сам прокуратор. Однако их заявление отражает окончательное подчинение Риму официальных представителей Израиля, которые знают, что нет иного владыки, кроме Бога.

19:17–37 Распятие

Тот факт, что Иисуса заставили нести Свой крест, показывает, что Он был распят как обычный преступник (17). Иоанн не говорит о помощи Симона Киринеянина в несении креста (ср.: Мф. 27:32; Мк. 15:21; Л к. 23:26), но это могло произойти по пути на Голгофу. Хотя Иоанн упоминает еще двух человек, распятых вместе с Иисусом (19), никаких подробностей выдвинутых против них обвинений он не приводит. С другой стороны, только Иоанн сообщает, что надпись, поставленная на кресте, принадлежала именно Пилату. Различные источники передают содержание надписи с незначительными расхождениями, но все сходятся на том, что в надписи были слова Царь Иудейский. Эта формулировка вызвала возмущенный протест первосвященников и продемонстрировала упрямство Пилата (21,22). Упоминание первосвященников Иудейских резко контрастирует с титулом, примененным к Иисусу.

По обычаю одежда осужденных доставалась воинам, чем и объясняется их поведение, описанное в ст. 23. Иоанн видит в этом исполнение Пс. 21:19, а в синоптических Евангелиях этот эпизод не упоминается. Не совсем ясно, сколько женщин стояло при кресте — три или четыре (25). Есть основания полагать, что четыре и что сестрой матери Его была Саломия. Сопоставление с Мк. 15:40 показывает, что упомянутая там мать Иакова и Иосии — это жена Клеопы, о которой говорится здесь. Обращение Иисуса к Своей матери и препоручение ее любимому ученику (26,27) свидетельствует о том, что в час Своего величайшего испытания Он нежно заботился о ней.

В последние минуты Своей земной жизни Иисус произнес еще два слова: одно — связанное с человеческой потребностью (жажду; 28), другое — с выполнением миссии (свершилось; 30). И снова Иоанн обращает внимание на исполнение Писания, подразумевая, вероятно, Пс. 68:22. По поводу того, что стебель иссопа едва ли способен удержать губку, смоченную уксусом, возникла полемика (29). Предполагают, что в оригинале было слово hysso («копье»), но это маловероятно, поскольку текстуальных подтверждений эта гипотеза не находит. В Мк. 15:36 упоминается «трость», больше приспособленная для удержания губки. Уксус должен был придать Иисусу немного сил для последнего слова.

Стремление иудеев исполнить ритуальные требования (31) подстегивалось тем, что праздник Пасхи выпадал на предстоящую субботу. Жестокая процедура перебивания голеней была не элементом распятия, а способом ускорения смерти (32,33). Без нее умирание могло затянуться на несколько часов, а то и дней. Истечение крови и воды из пронзенного тела Иисуса (34) представлялось Иоанну чрезвычайно важным (35). Относительно крови и воды выдвигались самые разнообразные толкования, но Иоанн движим целью подтвердить физическую реальность смерти Иисуса, в противоположность воззрениям докетов, утверждавших, что Иисус только казался умершим. Определение видевший (35) относят либо к самому автору, либо к некоему третьему очевидцу. Для автора, тщательно скрывающего свою личность, употребление по отношению к себе местоимения третьего лица вполне естественно. Его стремление подчеркнуть истину движимо желанием привести людей к вере. Наиболее вероятно, что отрывки, на которые ссылается Иоанн, чтобы продемонстрировать исполнение Писания, взяты из Исх. 12:46 и Зах. 12:10, хотя некоторые исследователи находят в первой ссылке отзвуки Чис. 9:12 и Пс. 33:21.

19:38–42 Погребение

Ценность рассказа Иоанна о погребении состоит прежде всего в сообщении об участии Никодима. По–видимому, и Никодим,и Иосиф Аримафейский были членами синедриона, благодаря чему Иосиф смог получить доступ к прокуратору. Иоанн отмечает, что Иосиф был тайным учеником, но его поступок был чем угодно, только не тайной. Он оказался достаточно смелым, чтобы просить у Пилата тело Иисуса. Обычно осужденных за подстрекательство к мятежу хоронили в общей могиле, но ввиду того, что Пилат удовлетворил просьбу Иосифа, можно предположить, что прокуратор так и не согласился с обвинением в подстрекательстве. Вторично упоминая Никодима (39), Иоанн напоминает о недавнем разговоре этого человека с Иисусом (3:1—15; ср.: 7:50). В этом отступлении Иоанн подчеркивает, что в прошлый раз Никодим приходил ночью, намекая тем самым, что в своем отношении к Иисусу Никодим вышел из «ночной тьмы». Значительное количество принесенных благовоний красноречиво свидетельствует о преданности Никодима Иисусу. Наличие сада и нового гроба отражает благосостояние Иосифа. Смысл замечания в котором еще никто не был положен состоит в том, чтобы показать, что тело Иисуса не соприкоснулось с тлением (возможно, во исполнение Пс. 15:10).

20:1—29 Воскресение

20:1–10 Пустой гроб. Иоанн подходит к рассказу о воскресении избирательно. Он хочет, чтобы читатели извлекли из этого события духовный урок. Объединить различные эпизоды, рассказанные четырьмя евангелистами, довольно сложно, так как Иоанн сообщает, что Мария Магдалина была у гроба одна (1), а Матфей и Марк упоминают еще нескольких женщин. Впрочем, все сходятся на том, что Мария Магдалина там присутствовала. Возможно, остальные просто оставили ее у фоба. Прежде всего Иоанна интересует ее встреча с Петром и любимым учеником Иисуса, а также умозаключения, к которым они пришли у пустого фоба. Этим он подготавливает почву к рассказу о явлении Иисуса Марии. Использованное Марией множественное число (2) подсказывает, что с нею были другие женщины. Все они пришли к выводу, что тело кто–то унес. С другой стороны, слова Марии могли быть попыткой предвосхитить мнение Петра и Иоанна. Автор придает рассказу особую выразительность, сообщая, что другой ученик обогнал Петра, но не вошел в фоб (3–5). Если этим учеником действительно был Иоанн, то перед нами — подробность, подмеченная очевидцем. Вероятно, Иоанн обогнал Петра потому, что был моложе. Оба ученика «увидели» пелены, но в каждом случае использованы различные греческие глаголы. Взгляд Петра описывается более сильным глаголом, обозначающим пристальное рассматривание, хотя о последовавшей за увиденным верой сказано только в случае с Иоанном (8).

Иоанн с особым вниманием отмечает расположение пелен в гробу. Из того, что плат для головы лежал отдельно, явствует, что Иисус покинул пелены, не сминая их. Возможно, Иоанн имеет в виду отличие этой ситуации от воскрешения Лазаря, который вышел из фоба, обвитый пеленами. Замечание о том, что другой ученик увидел и уверовал (8), следует истолковывать в сравнении с еще большей верой, вызванной явлением Иисуса ученикам. Это были первые проблески веры, которой еще предстояло расти. Комментарий в ст. 9 типичен для данного Евангелия. Здесь может подразумеваться либо Писание в целом, либо какой–то определенный фрагмент (Пс. 15:10 или Ос. 6:2). Первые христиане осознали миссию Иисуса как исполнение Писания только некоторое время спустя.

20:11—18 Явление Иисуса Марии. Что касается Марии, то ее вера пока не пробудилась. Она по–прежнему думала, что тело унесли (13). Ангелы не сказали ни слова ей в утешение, только слегка упрекнули. Ей не следовало плакать при виде пустого фоба, но она не могла продвинуться дальше предположения о краже. Сначала ей пришло в голову, что виновен садовник (15). То, что она приняла Иисуса за садовника, легко объясняется ее слезами. Когда Иисус задал ей тот же вопрос, что и ангелы, она выпалила свою просьбу о теле Иисуса. В этот момент она смотрела в другую сторону, но обернулась к Нему, как только узнала Его голос. Хотя слово Раввуни (16), которое Иоанн переводит для своих читателей–неевреев, и не является проявлением веры, оно свидетельствует о восстановлении контакта.

Весьма вероятно, что повеление не прикасайся (17) следует понимать в смысле «не продолжай держаться за меня». Это не противоречит обращению к Фоме в ст. 27. Намекая на то, что после вознесения контакт с Ним будет иным, Иисус не имел в виду физическое прикосновение, ибо тогда это уже будет невозможно. Суть в том, что «прикосновение» не может быть основой веры. Что касается Фомы, то он сомневался в правдивости рассказов о воскресении. Иисус повелел Марии объявить, что Он восходит к Отцу, имея в виду продолжающийся процесс, который еще не пришел к завершению. Различие между Моим и вашим в этом стихе определяет иной уровень сыновства Иисуса по сравнению с сыновством учеников. Рассказывая об этом событии ученикам (18), Мария была так взволнована тем, что видела Господа, что не уделила должного внимания сообщению о вознесении.

20:19–31 Явление Иисуса ученикам. В этом разделе чувство страха (19) стремительно сменяется радостью (20). Причиной послужило провозглашение мира воскресшим Господом. Слова мир вам выглядят как обычное приветствие, однако в устах Иисуса они означают дарование ученикам Его собственного мира, обещанного ранее (14:27; 16:33). Важный смысл имеет демонстрация рук и ребер Иисуса ученикам, потому что это снимало всякие сомнения относительно личности Иисуса. Даже Его воскресшее тело служило доказательством. Повторение слов «мир вам» подчеркивает их значение, особенно ввиду их связи с особым поручением (21). Посылая учеников, Иисус дает понять, что их миссия будет исполнением поручения, данного Ему Отцом.

Как связаны между собой ст. 22 и схождение Духа на Пятидесятницу? Некоторые различают два случая дарования Духа, но это маловероятно. Правильнее рассматривать этот эпизод как предвосхищение Пятидесятницы, хотя контекст и подразумевает некое предварительное дарование. Очевидно, на этот раз ученики не получили дар Духа сполна, так как у них еще не проявились способности, которые возникнут на Пятидесятницу. Здесь дарование Духа связано с прощением грехов (23). Обетование относится ко всем ученикам (глагол во множественном числе). Несмотря на то что человеку неподвластно прощение грехов, Евангелие свидетельствует о его возможности. Страдательная форма глаголов указывает на то, что в качестве активного начала выступает Бог. Те, кто не откликается на проповедь Евангелия, остаются при своих грехах. Это обетование полезно сравнить с Мф. 16:18,19; 18:18,19.

20:24—29 Явление Иисуса Фоме. Иоанн приводит здесь как арамейское, так и греческое имя Фомы, хотя ранее уже упоминал этого ученика. В этом эпизоде повествование достигает кульминации, ибо неверие и последующее обращение Фомы описаны таким образом, что проясняют главную цель Евангелия (см.: 30,31). Отсутствие Фомы никак не объясняется (24). Его подчеркнутое недоверие к свидетельству остальных учеников (25) усиливает эффект последующего постижения истинной природы Иисуса. Фома хотел получить материальное доказательство того, что воскресший Христос — это тот самый Иисус, которого он знал. После восьми дней (26), то есть в следующее после Пасхи воскресенье. Запертые двери указывают на то, что ученики по–прежнему пребывали в опасениях, и вторичное пожелание мира Иисусом воспринимается как хорошее средство от страха.

Вероятно, на Фому произвело большое впечатление точное повторение его слов. Воскресший Господь проявил сочувствие к опасениям Фомы, но какие–либо указания на то, что Фома действительно коснулся ран, отсутствуют (27). Признание Господь мой и Бог мой (28) ценно своей богословской емкостью. Даже если Фома понимал свои слова не до конца, это весьма высокое представление о Божественной природе как нельзя лучше подходит для завершения рассказа Иоанна о пути веры. И все же вера Фомы непрочна, так как зависела от зримого подтверждения. Иисусу пришлось внести поправку, указав на еще большее блаженство тех, кто не видел и уверовал. И это относится ко всем верующим христианам со времен Иисуса и поныне. Мы полагаемся на достоверное свидетельство (Писание, многовековая история церкви, наш собственный опыт), а не на возможность видеть Иисуса.

20:30 — 21:25 Эпилог

20:30,31 Формулировка цели. Ясно, что описанные в Евангелии события отобраны таким образом, чтобы привести к вере в Иисуса. Представление об Иисусе в этом Евангелии складывается из сочетания Его мессианского предназначения и Божественного сыновства. Согласно лаконичному определению автора, целью Евангелия является соединение веры с жизнью.

21:1—14 Явление Иисуса ученикам при море. Некоторые исследователи полагают, что эта глава принадлежит другому автору, однако мы не имеем никаких рукописных свидетельств, подтверждающих бытование Евангелия без нее. Несмотря на кажущуюся чужеродность, она, возможно, задумывалась как дополнение к прологу. Вероятность написания этого раздела другим автором исключается еще и потому, что некоторые места обнаруживают стилистическое и языковое сходство с предшествующими главами.

Ученики покинули Иерусалим и пришли в Галилею. Озеро названо морем Тивериадским только в Евангелии от Иоанна. Не следует искать некий символический смысл в том, что в ст. 2 упоминаются только семеро учеников. Тот примечательный факт, что по имени не названы сыновья Зеведеевы, подтверждает мнение, что автором был один из них, Иоанн. Эпизод с рыбной ловлей обнаруживает интересные параллели с Лк. 5:1–11. Возможно, замечание Иоанна о том, что ученики провели ночь, ничего не поймав, имеет символический подтекст (в духовном смысле ночь для них продолжалась), но более вероятно, что это воспоминание другого очевидца. И все же духовная основа здесь неоспорима, ибо с появлением Иисуса ситуация изменилась.

То обстоятельство, что ученики узнали Иисуса только после того, как исполнили Его повеление закинуть сеть по правую сторону лодки, вызывает удивление (4—6). Если они не узнали Иисуса, то почему исполнили Его повеление? Вероятно, они расстроились из–за безуспешной ночной ловли и потому были согласны на все. Но улов превзошел все ожидания. Первым Иисуса узнал любимый ученик, но отреагировал лишь тем, что сообщил об этом Петру, который со свойственной ему импульсивностью бросился навстречу Иисусу.

Рассказ изобилует такими подмеченными очевидцем подробностями, как величина улова, расстояние от лодки до берега (8), огонь с лежащей на нем рыбой и повеление Иисуса принести рыбу нового улова (9,10). Точное количество рыбы (11) легче всего объясняется тем, что кто–то присутствовал при подсчете. Тем не менее многие исследователи пытались найти более хитроумное обоснование этой цифры. Ввиду того, что 153=1+2+3… 17, между этим эпизодом и насыщением пяти тысяч была обнаружена некая символическая связь (пять хлебов плюс двенадцать корзин равняется семнадцати). Но подобные объяснения гораздо менее убедительны, чем простое принятие к сведению точного количества рыбы. То, что это была обычная пища, подтверждается приглашением учеников к трапезе Иисуса (12). Третий раз (14) относится к явлениям Иисуса группе учеников, из которых первые два описаны в гл. 20.

21:15–25 Беседа Иисуса с Петром и Иоанном. Возникает впечатление, что троекратное вопрошание Петра имеет целью напомнить о его троекратном отречении (15—17). В формулировке трех этих вопросов имеются различия. Глагол любишь (phileo) в третьем вопросе идентичен глаголу, использованному во всех ответах Петра, но отличается от глагола, использованного в первых двух вопросах (agapao). Однако ввиду того, что в Новом Завете эти понятия часто используются как взаимозаменяемые синонимы, этому обстоятельству можно не придавать особого значения. Есть различия и в формулировке трех поручений Петру. В первом и третьем поручении использован иной, чем во втором, греческий глагол, означающий «пасти». Первое поручение касается агнцев, тогда как второе и третье — овец. Эти расхождения не имеют богословского значения. Особая решительность третьего ответа Петра (17), несомненно, обусловлена его огорчением из–за троекратного вопрошания.

Тот факт, что, несмотря на отречение Петра от своего Господа, Иисус полностью простил его и возложил на него обязанности апостола, вселяет подлинную надежду в современных христиан, которые ощущают себя отступившими от Иисуса и полагают, что это непростительно.

Предание гласит, что предсказание ст. 18 исполнилось в распятии Петра головой вниз. Но само по себе предание недостаточно достоверно и, возможно, является производным отданного фрагмента. Говоря, что своей смертью Петр прославит Бога, Иоанн рассматривает его как следующего примеру Иисуса (19). Некоторые считают, что Петр последовал за Иисусом по берегу озера, однако «следование» подразумевает нечто гораздо более важное, нечто равносильное преданности своему делу. Забота Петра о судьбе Иоанна и ответ Иисуса, фактически приказавшего Петру не вмешиваться в чужие дела, по–видимому, отражены в рассказе с целью исправления заблуждения, имевшего место во время выхода Евангелия в свет. Если Иоанн, проживший долгую жизнь, в период написания Евангелия был еще жив (исходя из того, что автором был он), то слухи о том, что он не умрет (23), нужно было прекратить.

Дополнительное замечание в ст. 24 следует рассматривать как продолжение предыдущих стихов. Наиболее естественно истолковывать этот стих как подтверждение авторства Иоанна. В таком случае слова знаем, что истинно свидетельство его означают, что остальные ученики были готовы поручиться за любимого ученика Иисуса. Заключительный стих подчеркивает выборочный характер Евангелия, давая понять, что Иисус намного превосходит все, что рассказано о Нем в этой книге.


Donald Guthrie

Деяния Святых Апостолов

Введение

Стилистически Книга Деяний близка к Евангелиям, она повествует главным образом об исторических событиях, хотя вместе с тем в ней излагается и учение. Справедливо и то, что тематически книга посвящена жизни и возрастанию ранней Церкви, и это больше роднит ее с последующими апостольскими посланиями, чем с Евангелиями. Следовательно, расположение книги в современных переводах Библии между Евангелиями и посланиями точно отражает ее характерные особенности.

Книга Деяний как продолжение другой книги

В начальных стихах Книги Деяний говорится о «первой книге» писателя (имеется в виду Евангелие от Луки). В древности произведения делились на «книги» так же, как на «главы», и, по всей вероятности, обе книги, о которых здесь говорится, составляли единое творение, состоящее из двух частей. Общие вопросы, касающиеся Книги Деяний, невозможно рассматривать, не принимая во внимание Евангелия от Луки, особенно его первых четырех стихов, которые, вероятно, были написаны в качестве «Пролога» ко всему этому двухтомному труду.

Относительно авторства этого труда можно подробно узнать из комментария к Евангелию от Луки (см.: Введение). Как там указывается, автором обеих книг был, скорее всего, Лука — спутник Павла во время его путешествий (Кол. 4:14). В последних главах Книги Деяний время от времени рассказ ведется от первого лица множественного числа: «После сего видения, тотчас мы положили отправиться в Македонию» (см.: 16:10–17; 20:5 — 21:18; 27:1–28:16). Самое простое объяснение этого феномена состоит в том, что Книгу Деяний написал человек, сам принимавший участие во всех событиях. Возражения, в свое время выдвигавшиеся по этому поводу, касались прежде всего исторической точности приведенных автором фактов. Если бы удалось доказать, например, что автор неверно изображает Павла, то это свидетельствовало бы о малой вероятности того, что он в действительности сопутствовал апостолу. Между тем приводимые возражения не выдерживают никакой критики.

Определить дату написания книги значительно труднее. Опять–таки, как уже отмечалось (см.: Введение в комментарии к Евангелию от Луки), относительно датировки книги выдвигаются две основные гипотезы: 1) книга была написана в 60–е гг. I в., во время римского заключения Павла; или 2) в 80–е гг., уже после смерти апостола. Некоторые особенности последних глав Книги Деяний говорят о более ранней дате. Вот одно из соображений в пользу ранней датировки: повествование обрывается в тот момент, когда Павел (а вместе с ним и читатели) находится в Риме в ожидании кесарева суда. Трудно предположить, что автор на самом деле не пожелал вести читателя дальше и, после продолжительного рассказа об апелляции Павла к кесарю и его путешествии в Рим, зачем–то прервал рассказ. Кроме того, финальные главы отличаются «живостью впечатлений» или «непосредственностью», свидетельствующими о том, что при написании книги автор полагался на свежие воспоминания. Хотя все эти особенности наводят на мысль о ранней датировке, справедливости ради следует указать, что их можно трактовать и иначе, и это обстоятельство не позволяет нам сбрасывать со счетов и возможности датировки более поздней.

Относить эту книгу к разряду «исторических», а ее автора, следовательно, считать «историком», представлялось очевидным на протяжении многих столетий, пока современные исследователи Библии не решили, что по многим аспектам Книгу Деяний и Четвероевангелие можно законно отнести к числу «богословских» творений. Заинтересованные не только в беспристрастном и последовательном изложении фактов и событий, новозаветные писатели совершенно осознанно ставили перед собой цель, включавшую как христианское благовестие, так и воздействие на читателей или обучение их. В последнее время исследователи уделяли повышенное внимание мастерству, с каким новозаветные писатели «излагают историю», пытаясь трактовать Книгу Деяний, в частности, больше в качестве крепко сколоченного литературного произведения, чем «объективно и сухо изложенного исторического труда» либо «богословского» произведения. Все эти подходы находят свое подтверждение, причем таким образом, что соображения в пользу каждого из них скорее поддерживают, чем опровергают друг друга. Богословие в Евангелии от Луки и Книге Деяний, как и в других книгах, составляющих новозаветный канон, опирается на историческую правду.

Книга Деяний как историческое повествование

Историческая достоверность Книги Деяний в наше время часто подвергалась сомнению, прежде всего вследствие неверных толкований этой книги. Согласно популярной одно время среди исследователей XX в. точке зрения, Книга Деяний была написана на значительно более поздней стадии развития Церкви с целью попытаться (здесь проводилась параллель с пропагандистской акцией) скрыть противоречия и примирить разделения, существовавшие тогда между иудео–христианской партией Петра и языческо–христианской партией Павла, ибо упоминание об этом конфликте считалось неприятным. Однако, несмотря на то что определенные проблемы (в связи с включением язычников в движение, которое зародилось в русле иудаизма) тогда, несомненно, имелись, ныне признается, что Книга Деяний рассматривает их достаточно откровенно, и ее автор не стесняется говорить о разделениях и затруднениях первой христианской общины (см., напр.: 15:36–41).

Другое неверное толкование касается того, как изображен в Книге Деяний апостол Павел. Ожидать от книги объемного отражения Павловой мысли в той мере, в какой она просматривается в посланиях апостола, невозможно; здесь приходится довольствоваться лишь ее фрагментарным изображением. Вопрос в другом: до какой степени портрет Павла, вышедший из–под пера Луки, соответствовал реальности? Речь в Афинах (гл. 17) обычно используют в качестве аргумента, указывающего на некое несоответствие портрета Павла в исполнении Луки и «реальности». Павел, пишущий в Первом послании к Коринфянам, что ему недостает красноречия, изображен в Книге Деяний блестящим оратором и философом, выступавшим в Афинах, одном из средоточий культуры и учености античного мира. Утверждается, к тому же, что в своей речи апостол, если и не одобряет, то извиняет языческое идолослужение, чего реальный Павел никогда не делал. Ни одно из этих соображений не выдерживает критики. Павел, далеко не безупречный оратор, был высмеян афинянами, слушавшими его послание. Лука отмечает обращение к Богу лишь малой группы уверовавших в Афинах (вряд ли такое повествование можно назвать попыткой что–то присочинить и приукрасить, чтобы поразить читателей Книги Деяний). В другом эпизоде Павел изображен говорящим столь долго, что некий слушатель, согласный с ним во всем, заснул (20:7—12)! Что касается «сочувственного» отношения к идолослужению в Афинах, то данный аспект речи Павла является по сути дела замаскированной атакой на всякое идолослужение, а вовсе не поощрением его, и соответствует позиции, занимаемой Павлом по прибытии в этот город (см.: 17:16 и коммент. к 17:16—34), а также позиции, отраженной в его посланиях.

Обрисованное в творении Луки «широкими мазками» подтверждает, а не умаляет уверенность в историчности Книги Деяний. То же справедливо и в отношении частных деталей. Здесь много, казалось бы, излишних, с точки зрения общей концепции книги, исторических подробностей, включение которых указывает на надежный источник информации. Аккуратность передачи топонимических деталей и точность употребления личных имен и титулов в Книге Деяний все более подтверждаются по мере того, как археологи и историки открывают и пускают в обращение все новые и новые археологические данные. Обширный реестр таких данных приводится в монографии Hemer С, The Book of Acts in the Setting of Hellenistic History (Mohr, 1989), главы 4 и 5. Книга Деяний не лишена исторических загадок (см. ниже: коммент. к 5:33—39 и трудные вопросы, касающиеся гл. 15 и Послания к Галатам), но в целом это творение дошло до нас в качестве надежного источника исторических данных о времени и событиях, нашедших в нем свое освещение.

Книга Деяний как богословский труд

Лука не был, однако, историком в современном смысле этого слова. Свой сюжет он принимал к сердцу весьма близко и, хотя подобное не было чем–то необычным для античных представлений об исторических сочинениях, Луку совершенно заслуженно можно назвать и богословом, и историком. Весь его двухтомный труд пропитан богословием. Богословские темы, которые представляются особенно важными при изучении Книги Деяний, являются трудом Церкви и вселенского благовестия о спасении. В Книге Деяний раскрывается ведущая роль Святого Духа, автор постарался показать, что распространение Церкви среди самарян и язычников происходило не по инициативе христиан, — этот процесс инициировал, а затем впечатляющим образом санкционировал и утверждал Святой Дух.

При этом, однако, важно отметить, что Лука не писал книгу о Святом Духе. Он передавал факты о распространении христианского благовестия и описывал ведущую роль в этом деле Святого Духа. Так, например, ему следовало бы рассказать нам много больше о том, что в действительности происходило с учениками во время празднования Пятидесятницы. Пришлись бы нам по душе и более подробные сведения о пребывании Святого Духа: было ли это пребывание постоянным, какие перемены в жизни верующих происходили благодаря этому и т. д. Но Лука не оставил подобных примечаний, поскольку они не соответствовали направленности его книги. Основное внимание он уделял не результату сошествия Святого Духа на учеников, но обращению к Богу иудейских паломников, прибывших на праздник в Иерусалим.

Лука знал и провозглашал богословские истины о Святом Духе, о роли Иисуса, об исполнении ветхозаветных пророчеств и о приемлемости обращения язычников без соблюдения требований закона. Лука был богословом, однако его труд не курс систематического богословия, вот почему не следует разочаровываться, если он в чем–то не удовлетворяет нашего любопытства. Присутствие богословских идей и интересов не означает, что представленные в книге исторические данные недостоверны. (Дополнительный дискуссионный материал см. в кн.: Marshall I. H., Luke: Historian and Theologian [Paternoster Press, 1988].)

Книга Деяний как литературное произведение

О литературной природе Евангелия от Луки и Книги Деяний свидетельствует сама их форма. Трудно отыскать хотя бы двух комментаторов, которые были бы полностью согласны друг с другом относительно плана построения Книги Деяний; тем не менее каждый мог бы согласиться с тем, что эта книга структурирована прекрасно, даже художественно. В обоих томах «отправной точкой» выступает Иерусалим, и к нему повествование возвращается постоянно. Кроме того, наблюдается четкое движение сюжета от галилейских заводей до Иудеи и столицы провинции Кесарии, а оттуда — через Самарию и шаг за шагом через остальной римский мир, пока, в конце Книги Деяний, Слово Божье не дойдет до самой столицы империи — Рима. Распространение Слова — это исторический феномен, и Лука, стремясь подчеркнуть динамику этого процесса, выбирает форму литературных рассказов, круг героев которых постоянно меняется.

Лука изображает Павла проповедующим иудеям и язычникам, а также подающим руку помощи многим христианским общинам. При этом записанной осталась только одна большая речь апостола в синагоге (13:14—43), одна — в языческом ареопаге (17:16—35; еще одна отражена в 14:14— 17 и несопоставима с первой по значению) и одна — на собрании христиан (20:17—38). Таким образом, Книга Деяний содержит по одной представительной речи перед каждым типом аудитории.

Столь продуманный отбор и организация Лукой текста ставит перед нами следующий вопрос: какую цель преследовал автор, создавая книгу? Придав ей отточенную, усложненную форму, он вряд ли хотел «повествовать» лишь «об известных событиях». Евангелие от Луки и Книгу Деяний писал не летописец и тем более не хронист, фиксирующий происходящее. В своем труде Лука опускает многое, поскольку отбирает материал и организует текст согласно своей цели, своему пониманию исторического процесса.

Цель автора Книги Деяний — ответить на трудные вопросы о христианстве. Что такое христианство? Если это иудейская секта, то почему почти все иудеи выступают против него и почему в нем так много язычников? Если это религиозная, а не политическая сила, то почему Иисус назван Царем, а Его движение — Царством? И почему именно это, по всей видимости, становится причиной мятежей и беспокойства?

Подобные вопросы, возможно, возникали в прямой связи с судебным процессом над Павлом в Риме, прекрасно изображенном в последних главах Книги Деяний. Но эта книга все же слишком обширна, и многое в ней имеет лишь косвенное отношение к упомянутому делу, чтобы считать ее фрагментом защитной речи на судебном процессе. Однако вполне возможно, что она была написана в качестве своеобразного ответа на вопросы, поднятые во время этого судебного процесса.

Цель, поставленная автором Евангелия от Луки и Книги Деяний, объясняет характерные особенности Деяний: движение от иерусалимских истоков Церкви к ее миссии в Риме, сосредоточенность на личностях разных апостолов, этапы распространения Слова Божьего и препятствия на его пути. Проясняется смысл заявления, сделанного Лукой в первой главе Евангелия, о том, что он писал книгу, намереваясь разъяснить основы учения Иисуса Христа, в котором ранее «был наставлен» некий Феофил.

Книга Деяний и современность

Лука писал для своего времени, и это обстоятельство может породить читательский пессимизм, поскольку в Книге Деяний нельзя найти ничего, что можно было бы связать с современной ситуацией напрямую. Однако в этом вопросе нужна осторожность. Прямых указаний по организации миссионерского служения или созданию христианской общины в Книге Деяний содержится не больше, чем правил спасения для терпящих бедствие на водах. Однако чтение Книги Деяний полезно людям во всех ситуациях и культурах, поскольку подает прекрасные примеры поведения и уверенность в том, что, как бы вещи ни представлялись нам, за всем стоит Бог. Из Книги Деяний можно почерпнуть многое о том, как идти христианским путем, однако при условии серьезного исследования книги и намерений ее автора, воспринимая данное повествование прежде всего как исторический труд.

Книга Деяний не учит, что все христиане обязаны поступать так, как поступают ее герои. Даже Павлу, целительная сила которого в Книге Деяний предстает поистине могучей (см.: 19:11,12), пришлось осознать, что этой «силой» он не всегда может «владеть», повелевать и руководить (2 Кор. 12:1 — 10). В то же время Книга Деяний учит не пренебрегать этой силой. Совершая чудеса, Бог может использовать и часто использует верующих.

Книга Деяний помогает нам отрешиться от представлений, будто мы, являясь христианами, внутри своей религиозной общины непременно избежим таких человеческих слабостей, как ссоры и разногласия (см., напр.: 15:2 и последующее совещание, а также спор между Варнавой и Павлом относительно Иоанна Марка в 15:37—41). Нету нас и стопроцентного иммунитета против лицемерия и совершения преступлений (см.: эпизод с Ананией и Сапфирой; Деян. 5:1–11), и мы не застрахованы от самого реального суда.

Книга Деяний учит нас о нас самих на примере других людей, действовавших в иных ситуациях. Об этой книге не скажешь, что она повествует лишь об идеальных людях и сообществах; в этом смысле она относится к разряду книг весьма «реалистических». Но она обращает читателей к той реальности, в которой происходят сверхъестественные, необыкновенные и совсем уж невероятные события, особенно там и тогда, где и когда народ Божий пребывает на передовых рубежах миссии, которую призван исполнить.

Дополнительная литература

Stott J. R. W., The Message of Acts, BST (IVP, 1990).

Gooding D., True to the Faith, A Fresh Approach to the Acts of the Apostles (Hodder and Stoughton, 1990).

Marshall I. H., The Acts of the Apostles, TNTC (IVP/UK/Eerdmans, 1980).

Bruce F. F., The Acts of the Apostles, NICNT (Eerdmans, 1988).

Содержание

1:1—11 Введение

1:1–3 Пролог

1:4,5 Дар Святого Духа

1:6—11 Вознесение и предстоящая миссия на земле

1:12 8:3 Иерусалим и Храм

1:12—26 Восполнение двенадцати

2:1—47 Праздник Пятидесятницы в Иерусалиме

3:1 — 4:31 Случай при дверях Храма

4:32–5:11 Лицемерие в ранней Церкви

5:12—42 Снова перед синедрионом: вмешательство Гамалиила

6:1 — 8:3 Стефан на суде синедриона: конец мирного периода

8:4 12:25 Служение, направляемое из Иерусалима

8:4–25 Филипп в Самарии

8:26–40 Филипп и эфиопский евнух

9:1–31 Савл Тарсянин на пути в Дамаск

9:32—43 Петр в Лидде и Иоппии

10:1 — 11:18 Петр, Корнилий и вопрос о язычниках

11:19–30 Варнава, Савл и первая церковь из язычников

12:1–25 Ирод Агриппа и Церковь: завершение фазы

13:1 20:38 Осознанное служение в языческом мире

13:1 — 14:28 Первое миссионерское путешествие

15:1 — 16:5 Иерусалимский собор и решение вопроса о язычниках

16:6— 18:22 Второе путешествие становится миссионерским

18:23 — 20:12 Третье путешествие и решение идти в Иерусалим

20:13—38 Прощание с Павлом в Милите: завершение фазы

21:1 28:31 Иерусалим и Рим: Павел на суде

21:1–23:11 Перед иудеями: Иерусалим

23:12 — 26:32 Перед римлянами: Кесария

27:1–28:31 В Рим

Комментарий

1:1—11 Введение

Книга, известная как Деяния святых Апостолов, является на самом деле второй частью более крупного творения, которое можно назвать «Лука — Деяния». В предисловии ко второму манускрипту автор кратко рассказывает о вознесении и событиях, предшествовавших ему (и подробно изложенных в предыдущей книге), добавляя в этот пересказ ряд новых подробностей.

1:1—3 Пролог

1 Упоминая о первой книге, автор несомненно имеет в виду Евангелие от Луки. Более подробно о Феофиле см.: коммент. к Лк. 1:3. Если первый том творения Луки рассказывает о всем, что Иисус делал и чему учил от начала, то, следовательно, из этой второй книги мы узнаем о том, что Он продолжал делать и чему продолжал учить через Свою Церковь и Святого Духа.

2 Слово Апостолы Лука почти всегда оставляет за Двенадцатью. По всей видимости, именно в этом значении оно использовано и здесь, и в речи ангелов, обращенной к апостолам в 1:11. 3 Хотя в этом стихе говорится лишь о времени по страдании Иисуса, из утверждения о том, что Он явил Себя живым, становится ясно: автор имеет в виду не просто страдание, но смерть Христа. В своем Евангелии Лука не указывает на период в продолжении сорока дней, однако все события, описанные там, совершенно определенно укладываются в эти временные рамки. Иисус говорил о Царствии Божием, хотя Его ученики, кажется, по–прежнему надеялись на восстановление царства в Израиле (ст. 6; ср.: Лк. 24:21).

1:4,5 Дар Святого Духа

4 Одним из «верных доказательств», упомянутых в ст. 3, мог выступать сам факт, что Иисус вкушал пищу. (? В греч. тексте букв.: «…и в собрании их, вкушая пищу, Он повелел…») Видимо, и во времена Луки находились люди, отвергавшие то, что Иисус воскрес из мертвых физически (Он «продолжал жить» в «духовном смысле»). Ответом им могли бы послужить показания свидетелей: галлюцинации, привидения и бесплотные духи не вкушают пищи (ср.: Лк. 24:42,43; Деян. 10:41). Однако акцент в данном контексте делается скорее на самом общении с апостолами, чем на процессе приема пищи.

Обещанным от Отца, как явствует из следующего стиха, является дар Святого Духа. Прежде ученики не раз слышали о Духе от Иисуса во время Его общественного служения, однако учение, записанное в Ин. 15:26 — 16:16, относилось главным образом к их настоящему положению. Повеление, о котором здесь говорится, передано другими словами в Лк. 24:49.

5 Сравнение крещения Святым Духом и Иоаннова крещения нельзя считать указанием на два независимых друг от друга события в жизни верующих: водное крещение и крещение Духом. Ученикам было велено ждать в течение нескольких дней, ибо Святой Дух должен был явиться только после вознесения Иисуса. Необходимость ждать относилась лишь к этим ученикам (а никак не ко всем христианам в дальнейшем), также как и повеление принять Духа в Иерусалиме. В сравнении, о котором идет речь, просматривается, пожалуй, сопоставление «знамения» и «силы». Иоанново крещение водой было только знамением «силы» (как объяснял и сам Иоанн Креститель; Лк. 3:16), символом крещения Святым Духом, Который должен прийти. А вот непонимание того, как эту «силу» надлежало применять, приведет далее к недоразумению, отмеченному Лукой.

1:6—11 Вознесение и предстоящая миссия на земле

6 Ученики надеялись, что Иисус восстановит царство Израилю, поскольку так говорилось в пророчестве. Некоторые христиане уповают на это и в наши дни. 7 Ответ Иисуса — не ваше дело знать времена или сроки — по всей видимости подразумевает допустимость подобного ожидания, хотя время и способ осуществления наших надежд нам знать не дано. Ученичество не означает знания времен и сроков, определенных свыше. Ученичество — это подготовленность. В этом смысле Книга Деяний трактует ученичество как готовность получить силу Святого Духа и быть свидетелями (8). Следующая фраза в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли в известном смысле предсказывает хронику событий, изложенных далее в этой книге.

9 Если конструкция до края земли является метафорой (ибо земной шар на самом деле не имеет «края»), то описание вознесения Иисуса — это только попытка изобразить с помощью земных понятий род движения, недоступный человеческому опыту и языку. Иисус оставлял землю, и единственным путем покинуть ее в нашем представлении было движение вверх! В конце концов, нельзя же всерьез полагать, что небеса находятся «наверху», за пределами земной атмосферы, и туда можно прибыть на космическом корабле. Не следует воображать и того, что облако, которое взяло Его из вида их, было обыкновенным облаком. Здесь речь идет о том же облаке, что и в описании преображения (Л к. 9:34,35; ср.: Исх. 16:10; Пс. 103:3); такое облако являло откровение Божьей славы.

Вместе с тем в Книге Деяний утверждается, что вознесение Христа было событием, происходившим на глазах очевидцев, и они смотрели на небо, во время восхождения Его (10). Если бы Иисус просто исчез из поля зрения учеников, то они, надо полагать, просто «озирались бы вокруг» и глаз не поднимали. Несомненно, что два мужа в белой одежде — это ангелы (см.: подобное описание в Лк. 24:4,23). 11 Их слова соответствуют словам Иисуса в ст. 7,8: быть учеником — не значит возводить очи горе. Возвращение Иисуса, а равно и восстановление Царства, — факты непреложные, поскольку слова Сей Иисус и придет таким же образом указывают на второе пришествие. Ученикам не стоит беспокоиться о Его возвращении. Им следует заняться другими делами, которые наметил Господь Иисус. Джон Стотт пишет: «В том, как напряженно смотрели они на небо, и в самом деле было нечто по существу аномальное, между тем как им было поручено идти „до края земли"… Их призвали свидетельствовать, они же устремили застывшие взоры в синюю даль» (Stott J., The Message of Acts [IVP, 1990], p. 51).

1:12 — 8:3 Иерусалим и Храм

1:12—26 Восполнение Двенадцати

12 Фраза в расстоянии субботнего пути указывает на расстояние, а не на день недели, когда произошло это событие. Законопослушному иудею в субботу надлежало остерегаться всякой работы, а длительная ходьба в этот день приравнивалась к нелегкому труду. Следовательно, это словосочетание подразумевает «недолгое путешествие пешком», длиной приблизительно около мили.

13 Перечень с именами учеников идентичен такому же в Лк. 6:13–16, причем по понятным соображениям здесь отсутствует имя Иуды Искариота. 14 Само присутствие жен и матери Иисуса с братьями Его исполнено для Луки особого значения. Согласно евангельским повествованиям, одиннадцать учеников и эти жены были последователями Христа, чего нельзя было сказать о Его родственниках (Мк. 3:21—35; Лк. 8:1–21; см. также: Лк. 23:49; 24:10). В число братьев Господа входил Иаков, который, как писал Павел, был свидетелем явления Иисуса (1 Кор. 15:7) и впоследствии стал видной фигурой в Церкви.

16 Число сто двадцать здесь — не просто круглое число. Дело в том, что по предписанию иудейского кодекса религиозная община переходила к самоуправлению при численности не менее ста двадцати человек. (? Мишна. Санхедрин 1:6.) Согласно традиции, всякий судья обычно имел под началом или представлял, по крайней мере, десять членов общины. Поэтому, по всей видимости, Лука говорит здесь о том, что только что народившаяся община учеников Христа по праву являлась самостоятельным сообществом и нуждалось в двенадцати «лидерах».

18,19 Перевод NIV, подобно многим другим переводам, помещает эти стихи в скобки, чтобы указать: их следует принимать не за фрагмент речи Петра, а скорее за комментарий самого Луки. По сути дела, история, изложенная здесь, согласуется лишь с одной евангельской записью на эту тему (Мф. 27:3–5). Отдельные детали, которые, кажется, не соответствуют друг другу, можно примирить, если читать оба описания вместе следующим образом: вслед за тем, как Иуда отказался принять деньги, священники приобрели эту землю на имя Иуды и в его интересах, там он и удавился. Когда же это обнаружилось, его тело уже не висело, поскольку к тому времени обрушилось на землю и лопнуло, а внутренности его излились наружу.

20—22 Далее, продолжая свою речь, Петр приводит два фрагмента из Пс. 68:26 и 108:8. Однако ссылка на авторитет Священного Писания была не единственным основанием для избрания Иуды в звание апостола после его смерти. Для этого (не считая пояснения, данного выше в ст. 15), несомненно, было и другое основание: Двенадцать следовало восстановить прежде всего потому, что существовало двенадцать колен Израилевых (см., напр.: Лк. 22:30), а свидетельство всему Израилю выступает в качестве важнейшей темы на протяжении первых глав Книги Деяний.

Оговорка о нахождении среди учеников все время, когда пребывал и обращался с нами Господь Иисус имеет смысл, поскольку главная миссия апостола — свидетельствовать о Христе. Павел, например, считал свое свидетельство в некотором смысле уступающим свидетельству других апостолов на том основании, что к христианскому движению он примкнул позже (1 Кор. 15:5–8). Интересно, что точкой отсчета всего времени Петр считает крещение Иоанново, поскольку лишь вслед за этим Иисус стал призывать к Себе учеников (об Иоанне Крестителе см. также: Деян. 10:37; 13:16–25; 18:24–19:10).

26 Принятие столь важного решения при помощи жребия поразительно, но в этом отношении надо помнить о двух существенных обстоятельствах. Во–первых, описанное событие происходило до получения учениками дара Святого Духа, и для них, мужей иудейского происхождения, утверждение Прит. 16:33 казалось одобрением данного способа познания Божьей воли. Во–вторых, жребий бросали только о наиболее достойных кандидатурах, предварительно тщательно отобранных. Иными словами, таким способом выбирали одного кандидата не из ста двадцати, а из двух, которые равно удовлетворяли необходимым требованиям. Позже Церковь выносила некоторые весьма важные решения, созывая заинтересованные партии вместе и проводя совещания (см.: гл. 15). В дальнейшем Матфий нигде не упоминается.

2:1—47 Праздник Пятидесятницы в Иерусалиме

1 День Пятидесятницы был большим иудейским праздником, он назывался также Праздником седмиц (недель). Он знаменовал не только день окончания жатвы, но также, согласно одному из иудейских преданий, дарование закона и обновление завета. Иерусалим был переполнен паломниками, пришедшими из разных стран (см.: 2:5). Некоторые из них намеревались отпраздновать новую жатву и обновление завета!

2 Ветер и «дух» в греческом (как и в древ. — евр.) языке — одно и то же слово, поэтому оба понятия близки друг другу (ср.: Ин. 3:8). 3 Огонь на горе Синай (Исх. 19:18) представляет присутствие Божье; здесь языки, как бы огненные, так же означают это Божественное присутствие, ибо ученики исполнились Духа Святаго.

4—13 Иные языки, на которых стали говорить ученики, как Дух давал им провещавать, были, по–видимому, различными иностранными языками, как следует из ст. 6, 8 и 11. Поразительно, но, оказывается, в переполненном помещении, гудящем от множества разговоров на всевозможных языках, среди других можно было опознать людей, говорящих на одном с тобой языке, и вступить с ними в общение. Хотя Первое послание к Коринфянам касается прежде всего общины, члены которой говорили на ангельских языках (гл. 12 и 14), Павел говорил языками и человеческими, и ангельскими (1 Кор. 13:1). Далее, если дарование выражается в форме обыкновенных человеческих языков, сказанное надо понимать скорее как выражение хвалы, нежели благовестил (говорящие о великих делах Божиих; 11). Для передачи евангельского послания Петр переходил на обыкновенную речь. В 14:8–20 излагается история, в которой благовестникам приходилось одолевать языковые барьеры без вмешательства свыше.

Часто указывается на то, что данный отрывок как бы повторяет с точностью до наоборот известную историю о Вавилонской башне. Уже одно то, что люди набожные со всех концов земли собрались на праздник Пятидесятницы в одном месте для поклонения Богу, предвосхищает восстановление единства, утраченного при рассеянии народов и смешении языков. Однако в христианском обращении инновацией выступает то, что людям уже не надо возвращаться в священный город, а вот слову надлежит объять всю вселенную, дойти до всех концов земли. И все–таки феномен говорения на иных языках, конечно, представляется не столь важным, как дарование Святого Духа. В сущности, чудо Пятидесятницы, как и самого воплощения, больше говорит о являющемся нам в нашем падшем состоянии Боге, чем о нас самих, приводимых в конце концов к Нему. Вавилонская башня и Эдемский сад вовсе не «исчезли», они искуплены и их негативные последствия уничтожены.

14 Здесь начало первой из многих замечательных речей, включенных автором в текст Книги Деяний. При этом вряд ли записанные Лукой речи передают слово в слово содержание проповедей, сказанных в то время. Для этого они слишком коротки и к тому же, как нам представляется, их лексические и стилистические особенности характерны прежде всего для самого автора. Эти речи, конечно, надлежит считать кратким изложением сказанного. В этом отношении Лука, быть может, не слишком отличался от языческих историков своего времени, в трудах которых речам отводилось важное место. По всей видимости, их задачей было передать основное содержание речи при условии сохранения особенностей, присущих событию и оратору. Итак, составляя эту речь, Лука придерживался, по–видимому, данного подхода, передавая важнейшие положения из сказанного Петром как в данной, конкретной ситуации, так и в других обстоятельствах, фиксируемых автором. (О дальнейшей дискуссии см.: Marshall I. H., Acts [IVP, 1980], pp. 39–42).

15—21 Пусть даже иные языки, на которых говорили с помощью Духа, и были понятны толпе, Петр видит в них не орудие благовествования, а скорее знамение, нуждающееся в истолковании (ср.: 1 Кор. 14:22,23). Петр цитирует пророка Иоиля (Иоил. 2:28—32). Период, о котором здесь говорится, назван последними днями (во мн. ч.); начинается он с излияния Духа (т. е. с Пятидесятницы) и продолжается неопределенно долго до дня Господня (в ед. ч.), который мы могли бы назвать Судным днем. Ст. 17и 18 составляют единое целое, на что указывают одни и те же словосочетания — излию от Духа Моего, упоминания о последних/тех днях и фразы будут пророчествовать. Таким образом, в этой речи слова чудеса на небе вверху и знамения на земле внизу указывают на грядущий день Господень. Петр живет так (как должно и всем христианам), словно этот день и Суд должны наступить в ближайшем будущем.

22–24 Затем Петр обращается к ближайшему прошлому, к событиям из жизни Иисуса, к Его смерти и воскресению. Говоря Бог, Петр, а вместе с ним и его слушатели, имеют в виду Личность, Которую мы именуем Отцом. Ученики знали, что Иисусу надлежало поклоняться как Господу, относя к Нему слова ветхозаветных формул, удостоверяющие Его Божественную природу (как, по всей видимости, выше, в ст. 21; ср.: 2:36,38,39), но учение о Троице еще не было сформулировано. Следовательно, говоря Иисус Назорей, Муж, засвидетельствованный вам от Бога, Петр вовсе не отрицает того, что Он был больше, чем простой смертный. Скорее всего, он рассчитывает на понимание слушателей, намереваясь открыть им, что Иисус несравненно больше, нежели просто человек. Прежде всего, Петр приводит факты, ведь отрицать их его слушатели не могли: силы и чудеса и знамения, которые, как и сами знаете, были сотворены Богом чрез Него.

Несомненно, на подобное толкование действий Иисуса тогда выдвигалось следующее возражение: «Иисус не мог быть посланцем Бога, поскольку потерпел крах, а Божьи замыслы претворяются непреложно». Петр на это отвечает, что предать Иисуса в распоряжение людям входило в замысел Божий. Божий вердикт: не крест, но воскресение. Ст. 23,24 построены по форме «вы убили, но Бог воскресил»; Божий вердикт — засвидетельствовать, оправдать Иисуса.

Фразу Сего… вы… руками беззаконных убили можно понять и так, что обыкновенные иерусалимские иудеи, участвовавшие в этом деле, не были виновны в нем так, как некоторые другие. Не совсем понятен смысл слова беззаконные — относится ли оно к иудейским религиозным вождям, или к римлянам, хотя слушателям–иудеям, надо полагать, импонировало последнее предположение.

Утверждение, что Бог расторгнул узы смерти, вовсе не означает, что Иисус не испытывал страданий во время распятия. Иудеи считали, что смерть, состояние разделения духа с телом, сама по себе — страдание. Размышления на эту тему мы находим во Втором послании к Коринфянам, где Павел говорит, что умереть — это не значит «совлечься», но «облечься в небесное наше жилище» (2 Кор. 5:1—8).

25—31 Петр объясняет свое понимание воскресения Иисуса при помощи аргумента, основанного на тексте фрагмента из Пс. 15:8–11. Труднейшей частью цитаты является ст. 27: Ты не оставишь души моей в аде и не дашь святому Твоему увидеть тления. Вопрос Петра в следующем: «Кто назван этим святым Божьим?» Реакция аудитории, по–видимому, следующая: «Это сам Давид», на что Петр отвечает, не услышав никаких возражений: «Давид и умер и погребен, и гроб его у нас до сего дня». Доказательством служит то, что Давид, будучи пророком, говорил о Мессии, Который не остался во гробе, но воскрес.

32—35 В этой части своей речи Петр обращается к необыкновенному явлению, привлекшему пристальное внимание толпы. Эти люди не пьяны, они — свидетели того, как Бог воскресил Сего Иисуса. Стало быть, Иисус и был тем Мессией, о Котором пророчествовал Давид. Далее приводится выдержка из Пс. 109:1, которая поясняет нынешний прославленный и возвеличенный статус Мессии.

36 В этом стихе сфокусирован основной смысл всей проповеди. Ударение делается на том, что Бог видит вещи совершенно иначе, нежели люди. Иисус казался им преступником, Бог же сделал Его Господом и Христом, как о том и возвещали ангелы в Лк. 2:11.

37–40 Заключительная часть речи — это ответ на реакцию толпы, а также пояснение, как следует применить услышанное. Ст. 38 умышленно перекликается со ст. 21: всякий, кто призовет имя Господне, спасется. Правда, ныне имя Господне — это имя Иисуса Христа. Слово «призовет» раздвоилось — покайтесь и креститесь, а вместо «спасется» теперь сказано для прощения грехов и получите дар Святого Духа.

41—43 Результат проповеди Петра воистину поражает воображение. Община уверовавших в Христа стремительно возросла от 120 до 3 тыс. членов. Апостолы продолжали учить, и через них много чудес и знамений совершилось. Новообращенные не просто механически присовокупляли христианство к своему прежде суетному существованию, но постоянно пребывали в апостольском учении, следуя ему на практике. В ст. 42 приводится лапидарное описание христианского ученичества.

44–47 Эти стихи посвящены описанию первохристианской общины в дни после речи Петра на Пятидесятницу. Верующие тогда выказывали великодушие в отношении собственности (см. также: коммент. к 4:32 — 5:11 ниже). Однако при этом не отмечалось безрассудного стремления «избавиться от всякого имущества», как будто частная собственность сама по себе — зло; просто верующие… разделяли всем, смотря по нужде каждого. Финансовые проблемы верующих не разрешались автоматически и чудесно потому, что они последовали за Христом. И в «золотой век» Церкви встречались бедные, нуждающиеся люди (хотя называть их бедными при общем владении имуществом было уже невозможно; 4:34; 6:1).

Каждый день верующие единодушно пребывали в храме, собирались также и по домам, разделяя общий стол. Это был короткий период отрады, когда они имели возможность открыто встречаться в Храме, не переживая при этом страха и даже находясь в любви у всего народа. Вскоре доброе расположение народа переменится раз и навсегда. В последующих трех главах Лука повествует о внешнем противодействии и внутреннем разладе.

3:1 — 4:31 Случай при дверях Храма

Со временем христианские общины начали сталкиваться с противодействием со стороны правящей религиозной элиты Иерусалима; точно так же в свое время происходило и с Господом Иисусом. В данном, необычно долгом повествовании одно неизбежно влечет за собой другое. Счастливый и невинный дебют — чудесное исцеление — понятным образом привлекает толпу, и Петр полагает себя обязанным объяснить ей это событие, что он и делает, показав себя выдающимся благовестником. На сей раз Петр учит в притворе Соломоновом, выступая против представлений священников, саддукеев и начальников при Храме не только относительно Иисуса, но и воскресения. Поэтому, не одобрив подобной проповеди, власти доставляют Петра и Иоанна к перепуганным судьям (то был период нерешительности властей по отношению к новому религиозному течению), не знавшим, как поступить. И хотя апостолов в конце концов освобождают, из молитвы всей христианской общины, которая завершает эпизод в целом, ясно — Церковь реагирует на противодействие религиозных властей самым серьезным образом.

1,2 Христиане продолжают посещать Храм, и вот однажды Петр и Иоанн проходят мимо калеки, расположившегося на своем привычном месте, где он долгое время просил милостыню, при дверях храма, называемых Красными. Для просящего подаяния это место выбрано как будто весьма удачно, поскольку народ, направляясь на богослужение, вряд ли мог пренебрегать им. В то же время ожидать милостыни в этом месте при столь оживленном движении могло быть и пустым занятием. 4,5 Вот почему рассказчик говорит, что Петр и Иоанн всмотрелись в него. Происходит истинная встреча. Маршалл пишет: «То, что могло оказаться просто поводом к обезличенному, механическому подаянию, обернулось личным взаимодействием» (Marshall I. H., Acts [IVP, 1980], р. 88). В результате шансы калеки получить милостыню возросли, пусть и не слишком высоко.

6 Ожидания читателя, только что прочитавшего (2:44—47), как христиане продавали имения и всякую собственность для помощи тем, кто нуждался, также укрепились. Но Лука стремится не к изображению великодушия, с каким христиане расстаются со своими деньгами, а старается пояснить, почему они считают материальное ценностью преходящей, временной. Христиане могут поделиться и чем–то более ценным. Петр обладает (и делится) целостностью, передающейся по вере во имя (или властью) Иисуса Христа. 7 Продолжая тему межличностного контакта, Лука рассказывает о том, как Петр взял этого человека за правую руку и поднял, вследствие чего вдруг укрепились его ступни и колена.

8 Вид человека, которого прежде приходилось приносить к дверям Храма, а ныне начавшего не только ходить, но и скакать, восхваляя Бога, поражает еще больше, ибо во дворе Храма такая картина представлялась, должно быть, недостойным лицедейством. 9,10 Можно представить себе изумление и ужас народа, постепенно распознававшего в нем прежнего калеку.

11 Соломонов притвор представлял собой портик с колоннадой вдоль восточной стороны внешнего двора Храма. В Евангелии от Иоанна говорится о том, что Сам Иисус учил там (Ин. 10:23), и у христиан этот притвор был, видимо, излюбленным местом встреч (ср.: Деян. 5:12). Исцеленный не отходил от Петра и Иоанна, и весь народ в изумлении сбежался к ним, словно сами ученики были «люди святые» или целители.

12—16 О том, что Лука приводит лишь основное содержание проповедей, см.: коммент. к 2:14. Обращаясь к народу, Петр прежде всего рассеивает неправильное понимание причин чуда, отрицая какую–либо свою и Иоанна силу или благочестие. Он переводит внимание людей на Бога, Которому они поклонялись, и на Иисуса, Которого Бог оправдал и воскресил. В ст. 16 Петр, по–видимому, подразумевает, что даже вера их не происходит от них сама по себе. Более того, он говорит о призвании имени Христа и вере, которая от Него.

Как ранее в проповеди на праздновании Пятидесятницы, так и здесь много говорится о хорошо известном факте — отвержении народом Иисуса, причем здесь проводится резкий контраст между тем, что народ: отверг Христа, и тем, что Бог прославил Его, и ученики в этом — свидетели, подобно тому, как присутствующие здесь люди — свидетели исцеления хромого. И снова акцент в утверждении: Вы… Начальника жизни убили; Сего Бог воскресил из мертвых — сделан по формуле «вы убили, но Бог воскресил» и подчеркивает прославление Богом Того, Кто отвергнут людьми (см.: 4:11 ниже).

17—21 Петр смягчает свое обвинение, брошенное народу, отвергнувшему Иисуса, и говорит: …я знаю, братия, что вы… сделали это по неведению. Призыв (в ст. 19) покаяться и обратиться подразумевает и общее покаяние в грехах, и особое, необходимое после распятия Мессии. Неведение не освобождает их от необходимости покаяния, но и прямое участие в осуждении Иисуса не лишает возможности искупления.

Многие иудеи, наши современники, с нетерпением ждут пришествия Мессии, когда наступят времена покоя и благоденствия по всей земле. Если иудеи первого века думали подобным же образом (а это представляется весьма вероятным), тогда для Петра было важно пояснить, что, хотя иудейский Мессия уже являлся, мессианская эра во всей ее полноте установится только по Его втором пришествии (20). Участие его слушателей в этих временах отрады (20а), когда наступят времена совершения всего, что говорил Бог (21), зависит от их отношения к Иисусу.

22—26 В своей проповеди Петр говорит об «отцах» (13) и «пророках» (18,21,24,25). Он цитирует Моисея (Втор. 18:15,18,19), чтобы пояснить опасность дальнейшего отвержения Избранника Божьего (23).

Проповедь завершается ясно выраженным отношением Петра к положению, занимаемому иудеями, как к исключительному. Он говорит им, что они сыны пророков и завета, что Иисус был послан к ним первым благословить их, и что именно посредством их благословятся все племена земные (см.: Быт. 12:3; 18:18; 22:18).

4:1—4 Книга Деяний — это история триумфального шествия Благой вести от иудеев к остальному миру, но не следует забывать, что оно берет начало от иудеев, которых Бог приготовил посредством их исторических судеб и Писаний. Хотя далее по содержанию книги Благая весть достигает некоторых интересных мест и людей, мы уже ни разу не увидим столь массовой, позитивной реакции на призыв Божий, какая описана во 2:41 и здесь, в 4:4, когда число последователей Христа увеличилось приблизительно до пяти тысяч.

Между тем реакция на Благую весть не была однозначно позитивной. Некоторых представителей храмового начальства возмутило не то, что здесь проповедовали прежние ученики Иисуса, а то, что апостолы учат народ и проповедуют в Иисусе воскресение из мертвых. Представьте себе ваши чувства, когда бы некие сектанты стали проповедовать собственные учения в молитвенном доме вашей общины. То, что проповедовали эти галилеяне, в общем, было допустимо, однако саддукейская часть руководства Храма всегда ожесточалась на всякого, провозглашавшего воскресение, поскольку считалось, что Священное Писание не учит этому (ср.: Лк. 20:27).

5–12 После ночи, проведенной в темнице, Петра и Иоанна доставляют на заседание высшей судебной инстанции Израиля. Вопрос, заданный им (Какою силою или каким именем вы сделали это 7), мог означать: «Кто дал вам право на такое деяние?», иначе говоря, их спрашивают: «Кем это вы себя почитаете?» Реакция власть имущих в ст. 13 указывает, что в ответе они по существу не нуждались; с точки зрения властей и иудейской религии, не было на земле власти выше власти первосвященника, занимающего эту должность в данный момент.

Заданный вопрос, вероятно, относился к учению и проповеди воскресения из мертвых; именно в этом заключалась проблема, указанная выше, в 4:2. Однако неопределенность постановки этого вопроса позволяет Петру обратиться к акту благодеяния — исцелению калеки. В конце концов весь эпизод возник в связи с тем, что Петр принялся толковать восторженной толпе об исцелении.

В ст. 10,11 тема снова полностью трансформируется аналогично 2:23,24 и 3:15. Как и в тех отрывках, акцент делается не на греховности народа, а на том, что преступное решение было аннулировано Верховной властью, изменено Богом.

Ответ на вопрос появляется в ст. 12: Петр говорит о власти, превышающей власть первосвященника, ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись.

13—17 Смелость Петра и Иоанна в данной ситуации поразительна. Еще большей эта смелость кажется нам, знающим то, что не было известно синедриону: ведь Петр бежал в страхе прочь, когда некоторые из этих самых людей осудили Иисуса несколько недель назад. Не найдя в себе сил тогда выдержать очную ставку с первосвященником, Петр робко заявлял о своем алиби его слугам (Лк. 22:54—62).

На совещании синедриона вопрос об истинности апостольских заявлений не решался, боялись лишь об одного — чтобы более не разгласилось это в народе.

18–22 Получив приказание отнюдь не говорить и не учить об имени Иисуса, Петр и Иоанн смело отвечают: Судите, справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога. Противопоставить свое понимание Божьей воли пониманию первосвященника и синедриона было притязанием не малым. Здесь, как на протяжении всего повествования, подчеркивается неминуемость: Мы не можем не говорить того, что видели и слышали.

Слова о том, что лет более сорока было тому человеку, над которым сделалось сие чудо исцеления, указывают на радикальность перемены, происшедшей с ним (так как хромота его была врожденной; 3:2), а также поясняют, что этот нищий был, видимо, всем хорошо знаком.

23—31 Оба апостола возвращаются к своим и рассказывают о происшедшем. И ученики в общей молитве возвышают голос к Богу. Но это не молитва победы, прославляющая освобождение апостолов, а просьба об отваге и силе, необходимых ученикам, чтобы выдержать ожидаемое, пророчески предсказанное противодействие. Здесь приводится новая цитата из Псалтири (Пс. 2:1,2). Если верующие упоминают о сговорившихся между собой иудейском царе Ироде и римском правителе Понтии Пилате, и о язычниках, тайно замышляющих преступление вкупе с народом Израильским (27), то ясно: они понимают, что ныне всякий настроен против них, как в свое время всякий был против Иисуса. Однако удивительно — они молятся вовсе не о поражении сил зла или о своей безопасности, но о смелости и руке Божьей на исцеление и совершение знамений и чудес. Ответ на их молитву сопровождается колебанием земли и исполнением их просьбы — они стали говорить слово Божие с дерзновением.

4:32 — 5:11 Лицемерие в ранней Церкви

Описав «боевое крещение» первохристианской общины в начавшихся столкновениях с внешними силами, Лука приступает к рассказу о том, что не все было в полном порядке и внутри Церкви. Данный подраздел открывается кратким обобщением (почти так же, как и 2:43–47), которое предстает введением в рассказ о событиях малоприятных, случившихся уже внутри самой христианской общины (история Анании и Сапфиры).

32 Как и в главе 2, здесь важным представляется не то, кому принадлежит некая собственность, но отношение верующих к частной собственности вообще. Мы снова слышим, что имущество продавали, чтобы обеспечить нуждающихся, но это не было непременным условием членства в общине (34).

36,37 В качестве примера подобного отношения выступает Варнава… родом Кипрянин; далее в Книге Деяний ему предстоит сыграть важную роль.

5:1 Второй пример с несчастливым концом представлен историей мужа и жены, Анании и Сапфиры. 4 Их грех состоял не в том, что они оставили себе часть денег, а в том, что солгали. Именно во лжи и лицемерии обличает их своими вопросами Петр. 8 Поведение Сапфиры свидетельствует, что свой обман супруги тщательно спланировали заранее.

11 Суровый приговор над супругами смущает нас не меньше, чем в свое время смутил их современников (5). Приговор исходит прежде всего не от Петра или церковной общины, ибо совершился суд Божий. (Когда позднее Петр произнесет слова осуждения, он предложит грешнику покаяться; см.: 8:20–22.) Дело не в том, что Бог требует порядка в наших финансовых отчетах, а в том, что Он ненавидит лицемерие любого рода, и более всего то, которое направлено на осознанное и предумышленное искушение Духа Господня (9).

Лука вовсе не пропагандирует, желая представить Церковь идеальной. В христианских общинах были свои бедные (2:44,45) и, хотя надобности нуждающихся людей удовлетворялись за счет раздаяния общего имения (4:34), даже это не обходилось без проблем (6:1).

5:12—42 Снова перед синедрионом: вмешательство Гамалиила

12 Молитва апостолов (4:29,30) была услышана. Их руками совершались в народе многие знамения и чудеса, и они продолжали встречаться и говорить в Храме, в притворе Соломоновом. 13 Никто не осмеливался открыто пристать к ним, только если действительно у кого–то возникало желание круто изменить свою жизнь и присоединиться к последователям Христа. 15 Люди выносили больных в надежде, что тень Петра, упав на них, их исцелит. Петра очень почитали, но была ли в действительности его тень целительной, или за этим скрывалось лишь упование людей на встречу с ним, остается неясным (см.: Примечание ниже). 16 Многие жители близлежащих городов также несли своих больных и одержимых духами, которые и исцелялись все.

Примечание. Магия и чудо. В двух похожих свидетельствах (в Мк. 6:56 и Деян. 19:12) говорится об исцелениях, которые кажутся нам чем–то «магическим». Однако, как явствует из других эпизодов, новозаветные писатели проводили различие между христианским движением и современными им магией и колдовством (см., напр., описание встречи с Симоном волхвом в 8:9—25). Вероятнее всего, Бог желает «говорить на языке», потребном людям. Он идет навстречу их ожиданиям, чтобы содействовать им в дальнейшем познании Себя. В этом отношении одни люди, суеверно ожидающие явления Божьей силы (подобно женщине, дотронувшейся до одежды Иисуса [Лк. 8:43—48]), обретают желаемое и даже сверх того. Те же, кто стремится распоряжаться сверхприродной силой, вместо того чтобы предать себя в распоряжение Божье, оказываются менее успешными (см.: 8:9–25; 19:13–16).

17 Видя любовь народа к христианам и возрастание авторитета апостолов, иудейские религиозные вожди исполнились зависти. Именно зависть толкала их на определенные действия против последователей Иисуса, а не просто факт их связи с Ним. В данной исторической ситуации, на этом этапе их преследовали не потому, что они были христианами, а потому, что им сопутствовал успех.

18 Как и в эпизоде 4:3, апостолов схватили и бросили в темницу, чтобы допросить на следующий день. 19 Однако вмешался Бог, и Ангел Господень ночью отворил двери темницы. Затем он, по–видимому, снова запер эти двери, поскольку на следующее утро служители темницу… нашли запертою со всею предосторожностью и стражей стоящими пред дверями, но внутри никого не оказалось.

Между тем апостолы последовали повелениям ангела и найти их не составило никакого труда. 28 Слова первосвященника (Не запретили ли мы вам накрепко…) возвращают нас к их предыдущей встрече в 4:18. Принимать учение христиан за стремление навести на иудейскую религиозную элиту Божью кару за пролитие крови Иисуса — значит упускать суть таких эпизодов, как 3:14–17 или 5:30–32 и далее. Христиане не занимались подстрекательством, как полагали в синедрионе.

29 Первосвященник указал апостолам на постановление синедриона, вынесенное ранее, Петр же в ответ повторил свою реплику из 4:19,20. 30—32 Он повторил также и свое свидетельство о Христе, которого иудейские религиозные лидеры совершенно не поняли. И снова прежде всего указывается не на виновников распятия Христа, а на весть о том, что Бог аннулировал и изменил решение человеческого суда по делу Иисуса.

Распятие описывалось как повешение на древе не в интересах христианского послания, поскольку оно тесно сближало смерть Иисуса с одним из постановлений закона из Втор. 21:22,23. Быть может, эту конструкцию в отношении распятия Иисуса противники Евангелия использовали в провокационных целях. Во всяком случае, их намерение резко контрастирует с действиями Бога в интересах Иисуса.

33 Большинство членов синедриона увидели лишь то, что некие неграмотные люди, притязающие на знание Божьей воли, осуждают их, и, слыша это, они разрывались от гнева и умышляли умертвить их. 34 Гамалиил, человек, известный нам из иудейских и христианских источников, был законоучитель, уважаемый всем народом. Здесь, наверное, важно подчеркнуть, что он был из фарисеев, в то время как на данном этапе истории христианства наиболее решительно против Церкви выступали саддукеи (5:15; см. также: 4:1). Гамалиил учился у величайшего раввина Гиллеля и был в свое время наставником апостола Павла (22:3). Этот мудрый человек, кажется, и в самом деле понял смысл апостольских заявлений о человеческом и Божьем суде и выступил в защиту апостолов. Он предложил применить к настоящему спору их же принцип: эти христиане заявляют, что в деле Иисуса Бог вмешался, чтобы ниспровергнуть человеческий суд. Хорошо, тогда предоставим Самому Богу «переменить» человеческое суждение на Свое также и в данном деле. Скорее всего, Гамалиил был уверен, что Бог не на стороне этих христиан и, следовательно, дело их расстроится так же, как перед этим потерпели поражение два восстания, о которых он говорил выше.

Примечание. Речь Гамалиила в свете исторической надежности. Имена главарей мятежа нам известны из нехристианских источников, прежде всего из трудов Флавия. Однако здесь нас озадачивает хронология. Согласно ст. 37, Иуда Галилеянин явился, по всей видимости, после Февды, в то время как Флавий датирует эти события с точностью до наоборот. Еще труднее объяснить тот факт, что Флавий связывает восстание Февды со временем прокураторства Фада, правившего никак не раньше, чем десять лет спустя после описанного Лукой вмешательства Гамалиила в решение судьбы апостолов на суде синедриона. Вероятнее всего, было два бунтовщика с именем Февда, и тот, о котором упоминает Гамалиил, выступил на исторической сцене прежде того, о котором писал Флавий. Последний мог просто появиться под именем прежнего Февды. (О дальнейшей дискуссии см.: Hemer С, The Book of Acts in the Setting of Hellenistic History [Mohr, 1989], pp. 162–163, 223–224.)

40 Тот факт, что апостолов били и, запретив им говорить об имени Иисуса, отпустили, наводит на мысль, что синедрион, не желая раздражать народ, идет по пути наименьшего сопротивления. 41 Апостолы, чудом освобожденные из темницы как будто лишь для того, чтобы их избили на следующий день, кажется, могли впасть в замешательство. Однако они возрадовались, ибо за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие. 42 На постановление синедриона не возвещать Евангелие они обратили внимания не больше, чем на другие, и продолжали встречаться в храме и по домам не переставали учить и благовествовать об Иисусе Христе.

6:1 — 8:3 Стефан на суде синедриона: конец мирного периода

Обычно люди удивляются, когда узнают, что самая продолжительная речь в Книге Деяний принадлежит не Павлу и даже не Петру, а Стефану. Данные главы отражают, несомненно, кардинальные события из истории ранней Церкви. И хотя до этого момента противодействие распространению Евангелия существовало, оно порождалось лишь завистью и желанием навести общественный порядок. Иудаизм и христианство считались одной религией, а не двумя самостоятельными: христиане продолжали посещать Храм и никогда никого не призывали отречься от иудаизма, речь шла только о необходимости принять Иисуса как исполнение всего, на что указывали закон и пророки.

После речи и мученической кончины Стефана ситуация меняется радикально. Лжесвидетели показали, что проповедь Стефана была направлена против Храма и Моисеева закона. Из речи Стефана следует, что эти обвинения были одновременно истинными и ложными. Долгое и на первый взгляд не относящееся к делу повествование из истории Древнего Израиля должно было прояснить, что Бог имел давние и живые отношения со Своим народом прежде и помимо Моисеева закона и Храма. Люди, подобные Иосифу и Моисею, с которыми Бог общался в дальнейшем, сталкивались с завистью и отвержением со стороны своих братьев и своего народа. Закон и скиния/Храм представляли собой разные формы выражения этих отношений, а не их сути. Если рассматривать иудаизм с этих позиций (как отражение непрерывной связи Бога со Своим народом), тогда христианская религия находится в одном ряду с иудаизмом в качестве его продолжения. Если же рассуждать об иудаизме ограниченно, лишь в понятиях Храма и закона, то христианское вероучение вступает с ним в противоречие, поскольку христианство утверждает, что через Мессию Бог продолжил взаимоотношения со Своим народом.

В начале этой истории верующие считались иудеями. Множество народа в Иерусалиме, и даже священники, становились христианами (6:7). В конце истории верующие встречают противодействие со стороны иудеев не просто потому, что преуспевают или нарушают порядок, но только потому, что они — христиане (8:1–3). Вместе с тем следует сказать, что Стефан говорил об отвержении Иисуса несколько иначе, чем Петр, который не заострял внимания слушателей прежде всего на отмене Богом человеческого суда над Иисусом (2:23,24; 3:14,15; 4:10,11; 5:30,31). Стефан же более открыто обвинял иудейскую религиозную верхушку. Итак, этот печальный эпизод ознаменовал окончание определенного периода.

1 Елленисты и Евреи — это две группы внутри христианского (и иудейского) сообщества. Можно предположить, что для учеников и других местных палестинских иудеев арамейский язык (родственный древне–еврейскому) выступал в качестве родного языка, в то время как многих обращенных из числа пришедших на праздник Пятидесятницы можно было назвать эллинистами (грекоязычными евреями), поскольку греческий язык являлся их главным средством общения. Обе группы состояли из иудеев.

Спор возник относительно ежедневного раздаяния потребностей. Хотя Лука уже упоминал, что христиане помогали друг другу (2:43—47 и 4:32—35), лишь отсюда мы получаем некоторое представление о размерах и регулярности этого служения.

2—4 Пребывание в молитве и служении словом противопоставляется служению пещись о столах не с тем, чтобы возвысить одно и унизить другое. Во многих современных цивилизациях фраза «пещись о столах» ассоциируется с занятием слуг или платным обслуживанием посетителей в ресторанах. Такое восприятие неправильно с нескольких точек зрения. Во–первых, «пещись о столах» означает служение главы семейства по распределению пиши (таков Иисус на Последней вечере, Который берет, благодарит, преломляет и подает; Лк. 22:19; ср.: 9:16 и 24:30). Более того, слово из оригинала, переведенное здесь как «столы», имеет два значения: обеденный стол и стол меновщика (Мк. 11:15; то же слово употребляется в Лк. 19:23 в значении «оборот», т. е. банковский вклад). Таким образом, выражение «пещись о столах» означает то же самое, что «сидеть за столом управляющего». Хотя в этом эпизоде речь идет о пище, распределялись, должно быть, и деньги, и, как в 4:35—37, это были деньги, которые апостолы получали для оказания подобной помощи. Такое толкование подходит и относительно даров, потребных для семи служителей: они должны быть исполнены Святаго Духа, а также мудрости в управлении делами.

Конечно, и Двенадцать не уклонялись в дальнейшем от управления или «служения» хозяйственным нуждам, и семь не избегали молитвы и служения слова. Истории, в которых Лука рассказывает нам о Стефане и Филиппе, посвящены не пище и не деньгам, но их служению слова!

8–10 Стефан, один из семи, совершая чудеса и знамения, возбудил враждебность в среде неверующих «еллинистов» из синагоги Либертинцев и других. Киликия упоминается здесь как одна из провинций, выходцами из которой эта синагога пополняла ряды своих членов. Поскольку противники Стефана не могли противостоять мудрости и Духу, с помощью которых он говорил, то подговорили против него лжесвидетелей. Те извратили сказанное Стефаном, представив его проповедь в такой форме, что ее можно было принять за хульные слова на Моисея и на Бога. 13,14 Показания этих лжесвидетелей были подобны тем, что прозвучали на суде над Иисусом (Мк. 14:58). Обвинения строились на отношении к Храму и закону.

7:1 Подтверждение того, что Лука приводит лишь суть проповедей, а не все их содержание полностью, см.: коммент. к 2:14. Ответ Стефана на вопрос Так ли это? не является односложным «да» или «нет». Проблема отношения христианства к закону и Храму была сложной, и Стефан мудро отвечает на поставленный вопрос, обозревая всю ветхозаветную историю. Его ответ по существу состоит в том, что иудаизм (как отношения между Богом и Его народом) предшествовал Храму, закону и даже земле израильской; все эти словесные конструкции характеризовали иудаизм скорее как религиозную систему, а не раскрывали его суть. Павел в Послании к Галатам (которые сталкивались с иудействующими учителями, помещавшими в центр своей проповеди закон Моисеев) прибегнет к той же стратегии и начнет с Авраама (Гал. 3:15–19). Не дало ли всходов зерно, упавшее в душу Савла, когда он, гонитель, слышал речь Стефана?

2—19 Первая основная часть речи Стефана посвящена истории Израиля до Моисея, главным образом истории Авраама и Иосифа. В отношении Авраама важно отметить, что иудейская религия построена на основании Божьего призвания и обетовании. Последние начали исполняться уже при жизни Иосифа, хотя его братья этого не сознавали, завидовали ему и предали его иноплеменникам (так же поступили с Иисусом и современники Стефана).

20–43 Лжесвидетели обвиняли Стефана в утверждении, что обычаи, которые передал иудеям Моисей, переменятся (6:14). Здесь и далее Стефан напоминает своим слушателям и о том, что особенности иудаизма, которые они так ревностно пытались отстоять, сами были в определенном смысле следствием перемены обычаев. При этом, излагая историю Моисея, Стефан обращает внимание аудитории на то, что Моисей также испытал отвержение народом и его непослушание, хотя был избран Богом.

44–50 В третьей части речи Стефан разбивает другое обвинение и говорит о Храме. Обвиненный в высказываниях против Храма и законов Моисея (будто Храм и Моисей составляли суть иудаизма), Стефан напоминает аудитории, что именно Храм сменил скинию. Храм сам по себе был переменой обычаев, которые дал иудеям Моисей (6:14), построивший скинию согласно Божьим указаниям. Стефан был противником иудаизма не больше, нежели само иудейское Писание, как явствует из Книги Пророка Исайи, которую он здесь цитирует (Ис. 66).

51—53 Итак, врагами пророков, Святого Духа, возвещавшего через них, и Мессии, явление Которого пророки предрекали, следовало бы назвать скорее именно слушателей Стефана. Он завершает свою речь следующим грозным обвинением: за нарушение духа иудаизма надо представить на суд не его, а его слушателей.

54 Стефан, по всей видимости, намерев