Электронная библиотека
Форум - Здоровый образ жизни
Саморазвитие, Поиск книг Обсуждение прочитанных книг и статей,
Консультации специалистов:
Рэйки; Космоэнергетика; Биоэнергетика; Йога; Практическая Философия и Психология; Здоровое питание; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй; Вредные привычки Эзотерика

Советские партизаны

Советские партизаны


Оглавление

  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • П. Р. Шевердалкин, кандидат исторических наук, доцент НАРОД ВЗЯЛСЯ ЗА ОРУЖИЕ
  • Н. И. Макаров, кандидат исторических наук ПО ЗОВУ РОДИНЫ
  • С. Ф. Рудич НЕПОКОРЕННАЯ СМОЛЕНСКАЯ ЗЕМЛЯ
  • Н. В. Тропкин, кандидат исторических наук КОММУНИСТЫ ОРЛОВЩИНЫ В ПАРИЗАНСКОМ ДВИЖЕНИИ (1941—1943 годы)
  • В. К. Гоголюк «БРЯНСКИЙ ПАРТИЗАНСКИЙ КРАЙ»
  • Н. В. Колесов ПОДМОСКОВЬЕ В ОГНЕ
  • И. С. Кравченко, член-корреспондент, директор Института истории АН БССР С ПАРТИЕЙ ВО ГЛАВЕ
  • Г. Н. Шевела, аспирант Института истории АН БССР БОЕВАЯ МОЛОДОСТЬ (Из истории борьбы белорусских комсомольцев и молодежи в тылу немецко-фашистских оккупантов)
  • Л. Е. Кизя, кандидат исторических наук В. И. Клоков, Герой Советского Союза УКРАИНА В ПЛАМЕНИ НАРОДНОЙ ВОЙНЫ
  • П. Т. Тронько, кандидат исторических наук БЕССМЕРТИЕ ЮНЫХ
  • Е. Н. Шамко, кандидат исторических наук СТОЯЛИ НАСМЕРТЬ
  • А. К. Рашкевиц, кандидат исторических наук ЗА СОВЕТСКУЮ ЛАТВИЮ
  • П. Ф. Штарас, научный сотрудник Института истории партии при ЦК КП Литвы В ЕДИНОМ СТРОЮ
  • И. С. Яковлев, кандидат исторических наук, доцент В ЛЕСАХ КАРЕЛИИ
  • И. Г. Старинов, кандидат технических наук, доцент УДАРЫ ПО ВРАЖЕСКИМ КОММУНИКАЦИЯМ
  • В. И. Клоков, Герой Советского Союза ПЛЕЧОМ К ПЛЕЧУ (Советские люди в партизанском движении европейских стран)

    Советские партизаны


    ПРЕДИСЛОВИЕ

    В стремительном беге времени новые события застилают прошлое — многое забывается, выветривается из памяти людей. Но никогда не забудется, никогда не померкнет в истории человечества героический подвиг советского народа, совершенный им в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов.

    Наиболее оголтелый отряд мировой реакции — разбойничий германский империализм пытался поработить свободолюбивые народы Советского Союза и всего мира. Советский народ грудью встал на защиту первого в мире социалистического государства. Он четыре года бился с жестоким врагом в интересах всего прогрессивного человечества.

    Победил новый мир — мир социализма, победили антифашистские силы, сплотившиеся вокруг социалистической державы. Иначе и не могло быть.

    Но победа далась нелегко. Война началась в особо выгодных для врага условиях. Гитлеровская Германия и ее сателлиты тщательно подготовились к бандитскому нападению на СССР и имели в начальный период войны ряд важнейших преимуществ.

    Ценою огромных потерь фашистским полчищам удалось оккупировать значительную часть советской территории. Под иго врага подпали Украина, Белоруссия, Прибалтика, Молдавия, Карелия, многие области и районы Российской Федерации. Пламя войны приблизилось к Москве. Над Родиной нависла грозная опасность. Но советский народ не дрогнул. Тяжелые неудачи не сломили его воли, не поколебали уверенности в победе.

    Советские люди знали, что в борьбе за правое дело их ведет вперед Коммунистическая партия. Вера в партию, в ее мудрость и железную волю удесятеряла силы советского народа. Именно под водительством ленинской партии трудящиеся нашей страны завоевали Советскую власть, в короткий срок создали высокоразвитую экономику, способную обеспечить армию и флот в достаточном количестве первоклассной боевой техникой. А главное — партия за годы строительства социализма воспитала новое поколение советских людей, готовых биться за свою Родину до последней капли крови.

    Сложившееся в результате победы социализма и огромной воспитательной работы партии морально-политическое единство советского общества, нерушимая дружба народов СССР и животворный патриотизм явились неиссякаемым источником неодолимой силы и мощи социалистического государства. С такой партией, с таким государством, с таким народом нельзя не победить! Так думали все советские люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция.

    Перед лицом нависшей над страной смертельной опасности Коммунистическая партия разработала боевую программу разгрома гитлеровской Германии и подняла советский народ на Великую Отечественную войну против захватчиков.

    Благодаря огромной организаторской и идейно-воспитательной работе Коммунистической партии в массах Великая Отечественная война Советского Союза стала подлинно всенародной. Ее вели отважные воины на фронте и мужественные партизаны, поддерживаемые населением, в тылу врага, ее вели в советском тылу рабочие у станков и мартенов, на стальных магистралях, колхозники на полях, ученые в лабораториях и конструкторских бюро. Советские люди не падали духом, стойко переносили все невзгоды и лишения военного времени.

    С целью немедленной и наиболее полной мобилизации всех сил и средств страны на разгром врага 30 июня 1941 года совместным решением ЦК ВКП(б), Президиума Верховного Совета и Совета Народных Комиссаров СССР был создан Государственный Комитет Обороны во главе с И. В. Сталиным. ГКО сосредоточил в своих руках политическое, хозяйственное и военное руководство страной.

    Программа Коммунистической партии по организации отпора немецко-фашистским захватчикам и их разгрому была изложена в директивном письме СНК СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей от 29 июня 1941 года и обнародована в речи Председателя ГКО И. В. Сталина по радио 3 июля 1941 года.

    Боевой призыв Коммунистической партии был повсеместно встречен огромным патриотическим подъемом. Вся страна стала единым военным лагерем. Быстро перестраивалось на военный лад народное хозяйство, работа партийных, государственных и общественных организаций. В тылу и на фронте советские люди отдавали все силы, всю энергию священному делу борьбы за свободу и независимость своей Советской Родины. Армия и народ нерушимой стеной встали на пути врага.

    Одним из ярчайших проявлений непреклонной воли советского народа к победе, его пламенного патриотизма, безграничной преданности социалистическому строю, идеалам Коммунистической партии явилось всенародное партизанское движение, развернувшееся в тылу фашистских оккупантов.

    Изумившая весь мир героическая борьба советских партизан и подпольщиков была могучей поддержкой боевых действий Советской Армии, побудительным примером для народов всех стран Европы, подвергшихся оккупации немецко-фашистскими войсками.

    С самого начала народную войну на оккупированной гитлеровцами советской территории направляла и организовывала Коммунистическая партия.

    «В занятых врагом районах, — указывалось в директиве Совнаркома Союза ССР и ЦК ВКП(б), — создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской борьбы всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов и т. д. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия»[1].

    Боевой призыв Коммунистической партии нашел живейший отклик в массах трудящихся. Под руководством партийных организаций в оккупированных районах возникали и развертывали боевую деятельность многочисленные партизанские отряды и соединения, ставшие грозой для немецко-фашистских захватчиков. Партизанское движение возглавлялось подпольными партийными организациями, что определило его высокую организованность и политическую целеустремленность. Партийные организации широко использовали опыт подпольной работы в массах, накопленный партией в периоды борьбы против царизма, буржуазно-помещичьего строя и гражданской войны.

    Коммунистическая партия рассматривала партизанское движение как массовое, всенародное патриотическое движение, а партизан — как боевых помощников Советской Армии в ее героической борьбе за свободу и независимость социалистической Родины.

    Стремительно разгоравшееся пламя народной партизанской войны приводило в трепет оккупантов, наносило им огромный ущерб. На боевом счету советских партизан сотни тысяч убитых и раненых гитлеровцев, тысячи пущенных под откос вражеских эшелонов с живой силой и техникой, десятки тысяч уничтоженных автомашин, сотни взорванных железнодорожных мостов, многие сотни тысяч подорванных рельсов. Народная партизанская борьба отвлекала большие массы фашистских войск, изнуряюще действовала на моральное состояние солдат и офицеров гитлеровской армии. Такова была неоценимая помощь партизан и подпольщиков Советской Армии, сломавшей хребет фашистскому зверю, сыгравшей решающую роль в разгроме гитлеровской Германии.

    Наши враги вынуждены признать небывалый размах и выдающееся значение партизанской борьбы советского народа в разгроме грабительской армии Германии.

    «История войн не знает ни одного примера, когда партизанское движение играло бы такую же большую роль, какую оно сыграло в последней мировой войне, — пишет бывший генерал-полковник гитлеровской армии Лотар Рендулич в книге «Итоги второй мировой войны». — По своим размерам оно представляет собой нечто совершенно новое в военном искусстве. По тому колоссальному воздействию, которое оно оказало на фронтовые войска и на проблемы снабжения, работы тыла и управления в оккупированных районах, оно стало частью понятия тотальной войны».

    Генерал Рендулич прямо указывает, что гитлеровский генеральный штаб уже в первый период войны оказался вынужденным привлечь для борьбы с партизанами значительные силы, которые были крайне необходимы для действий против Советской Армии на фронте[2].

    Народная война в тылу немецко-фашистских оккупантов приняла такие огромные масштабы и была столь эффективной, что советские воины по праву называли ее своим вторым фронтом, которого фашисты боялись больше армий наших тогдашних союзников. Борьба советских партизан и подпольщиков выросла в важный стратегический фактор победы над врагом. Еще большим было ее политическое значение. Она вновь с огромной силой подтвердила вещие слова В. И. Ленина:

    «…Никогда не победят того народа, в котором рабочие и крестьяне в большинстве своем узнали, почувствовали и увидели, что они отстаивают свою, Советскую власть — власть трудящихся, что отстаивают то дело, победа которого им и их детям обеспечит возможность пользоваться всеми благами культуры, всеми созданиями человеческого труда»[3].

    Советское партизанское движение воплотило в себе все замечательные черты нашего великого народа — его ясный ум, инициативу, стойкость, величайший героизм и мужество, безграничную любовь к свободе, пламенный советский патриотизм, беззаветную преданность делу Коммунистической партии. Именно поэтому героические подвиги партизан и подпольщиков, самоотверженно сражавшихся с врагом в тяжелых условиях гитлеровской оккупации, являются не только достоянием истории. Они вдохновляют советских людей и в мирном созидательном труде, в их неодолимом стремлении воздвигнуть величественное здание коммунизма, ради которого советский народ совершил свой бессмертный подвиг в Великой Отечественной войне. Славные боевые традиции партизан и подпольщиков сыграют важную роль в воспитании трудящихся, и прежде всего молодежи, в формировании их высоких морально-политических качеств. Молодое поколение советских людей всегда будет учиться смелости, находчивости, отваге у старших братьев, будет брать пример с героев, которые дрались за честь, свободу и независимость нашей социалистической Родины.

    В нашей исторической литературе имеется немало произведений, посвященных советскому партизанскому движению против гитлеровских оккупантов. Издан ряд интересных воспоминаний выдающихся руководителей партизанской и подпольной борьбы, ее рядовых участников, а также книг, брошюр и статей, освещающих отдельные очаги народной войны в тылу немецко-фашистских захватчиков. Героические подвиги партизан и подпольщиков довольно широко популяризируются в художественной литературе. Однако ощущается потребность в произведении, которое позволило бы советскому читателю представить общую картину и уяснить значение партизанского движения и подпольной борьбы на оккупированной гитлеровскими захватчиками советской территории в общих усилиях народа. Создать такое произведение — насущная задача советских историков.

    Сборник статей «Советские партизаны» в известной мере восполняет этот пробел. В нем освещаются важнейшие итоги борьбы и основные очаги партизанского движения в СССР. Статьи сборника написаны историками, большинство из которых являлись непосредственными участниками партизанской борьбы.

    В сборнике публикуются статьи, посвященные развитию народной войны в Ленинградской, Калининской, Смоленской, Орловской, Московской областях РСФСР, на Украине, в Белоруссии, Прибалтике и Карелии. Взятые вместе, они воспроизводят общую картину и наиболее характерные черты партизанской и подпольной борьбы советских патриотов в тылу немецко-фашистских захватчиков. Читатель увидит, что в зависимости от конкретных условий эта борьба наряду с общими чертами имела свои специфические особенности.

    Для партизан и подпольщиков Ленинградской, Калининской, Смоленской, Орловской, Московской и других прифронтовых областей характерными были действия вблизи линии фронта, в тесном взаимодействии с частями Советской Армии. Их героическая борьба была сопряжена с огромными трудностями, связанными с насыщенностью прифронтовой полосы немецко-фашистскими войсками и чрезвычайными мерами, предпринимавшимися гитлеровским командованием для охраны ближайших тылов своих армий и их коммуникаций.

    Белорусские, украинские, литовские, латышские и другие партизаны и подпольщики, напротив, длительное время, до наступления Советской Армии вели борьбу в глубоком тылу противника, в условиях систематических карательных экспедиций оккупационных войск и террористических действий вражеских органов власти.

    Известное влияние на тактику партизанской борьбы оказали и природные условия. Например, в Белоруссии с ее лесными массивами партизанские формирования могли действовать непосредственно в районах своего базирования, а в безлесной части Украины наиболее успешными были рейдовые операции крупных партизанских соединений и деятельность хорошо законспирированных подпольных организаций. В трудных условиях боролись крымские партизаны, лишенные серьезных естественных укрытий и возможностей для глубокого маневрирования. Тяжелой была борьба партизан Карелии в суровых условиях Севера.

    Чрезвычайно сложной была обстановка в Прибалтике, а также в западных областях Украины и Белоруссии. Незадолго до начала войны воссоединившиеся с Советским Союзом, они переживали период острейшей классовой борьбы.

    Остатки разбитых эксплуататорских классов — капиталистов и помещиков, кулаки, реакционное духовенство, бывшие чиновники буржуазных правительств и другие антинародные элементы связывали с нападением фашистской Германии на СССР свои мечты о восстановлении капиталистических порядков. Они стремились отравить ядом буржуазного национализма рабочих и крестьян, превратить их в послушных рабов гитлеровской Германии. В лице буржуазных националистов гитлеровцы нашли верных агентов и проводников своей грабительской оккупационной политики. В статьях П. Ф. Штараса, А. К. Рашкевица и других показывается, что все попытки гитлеровцев обмануть народные массы националистической демагогией с самого начала потерпели провал.

    «И как бы ни ухищрялась буржуазная пропаганда, пытаясь отождествить литовский народ с презренной бандой продавшихся гитлеровцам буржуазных националистов, — пишет в своей статье П. Ф. Штарас, — в годы тяжелых испытаний, в борьбе против немецко-фашистской оккупации литовские рабочие, крестьяне и интеллигенция воочию показали, что они всегда и во всем идут вместе со всем советским народом, что Советская власть, великие цели Коммунистической партии являются их кровным делом, ради которого они способны на массовый героизм и самопожертвование».

    Большой интерес представляет помещенная в сборнике статья активного участника партизанской борьбы доцента И. Г. Старинова «Удары по вражеским коммуникациям». В ней впервые в нашей литературе дается анализ и обобщение боевых действий партизан и подпольщиков на путях сообщения немецко-фашистских войск. Используя богатый архивный материал и документы противника, автор показывает, что огромный урон немецко-фашистским захватчикам советские партизаны нанесли своими ударами по вражеским коммуникациям. Помимо прямого ущерба, причиненного противнику, партизаны своими действиями на вражеских коммуникациях дезорганизовывали снабжение фашистской армии, нарушали оперативные перевозки противника, срывали подвоз живой силы, боеприпасов и горючего к местам важнейших сражений.

    «Результаты боевых действий советских партизан на вражеских коммуникациях, — пишет И. Г. Старинов, — по самым скромным подсчетам, соответствуют эффективности сбрасывания свыше трех миллионов тонн авиационных бомб. Они в пять раз превзошли результаты воздействия американо-английской авиации на коммуникации противника и почти в десять раз превысили эффект воздействия немецкой авиации на железные дороги, обслуживавшие нужды советских войск».

    Одним из замечательных результатов партизанской борьбы является создание в тылу противника «малых советских земель» — «партизанских краев», где шла полнокровная советская жизнь. Об одном из таких освобожденных районов — «Брянском партизанском крае» — рассказывает в своей статье бывший начальник штаба объединенных партизанских бригад западных районов Орловской области В. К. Гоголюк.

    Сборник заканчивается статьей отважного командира партизанских подрывных групп Героя Советского Союза В. И. Клокова «Плечом к плечу». В ней рассказывается об участии советских людей в партизанской борьбе, в движении Сопротивления в странах Европы. Используя большой фактический материал и личные наблюдения, автор показывает, как советские воины, бежавшие из фашистского плена, продолжали самоотверженно бороться за свободу своей Родины, за освобождение Польши, Чехословакии, Югославии, Франции, Италии, Бельгии и других стран Европы. Своим мужеством и стойкостью они повсеместно завоевывали любовь и уважение местного населения, укрепляли в сердцах людей труда чувство дружбы к советскому народу.

    Большим достоинством статей сборника является освещение источников и движущих сил народной войны в тылу немецко-фашистских оккупантов. В статьях кандидатов исторических наук Н. И. Макарова, Н. В. Тропкина, П. Р. Шевердалкина, участника рейдовых операций советских частей на Смоленщине С. Ф. Рудича и других показано, что этими силами явились советский социалистический общественный и государственный строй, пламенный советский патриотизм, беззаветная преданность советских людей идеям коммунизма, делу Коммунистической партии, которые вдохновляли советских патриотов на героические дела.

    Большинству буржуазных историков кажется «чудом», что Советский Союз, понесший огромные материальные и людские жертвы, сумел не только выстоять, но и разбить в открытом бою гитлеровскую военную машину, водрузить знамя Победы над Берлином, изгнать оккупантов не только со своей родной земли, но и оказать решающую помощь в освобождении народов Европы, стонавших под фашистским игом. Буржуазным пропагандистам не хочется признать тот неоспоримый факт, что народ, поднятый к самостоятельному историческому творчеству Великой Октябрьской революцией и победившим социалистическим строем, сплотился воедино вокруг своего вождя и руководителя — Коммунистической партии и направил на защиту социалистического Отечества все свои помыслы.

    Всемирно-историческая победа в Великой Отечественной войне была достигнута благодаря единству действий Советских Вооруженных Сил на фронте, партизан и подпольщиков в тылу врага, героическому труду советских людей, день и ночь ковавших оружие для своих доблестных солдат и бесстрашных партизан.

    Многие буржуазные историки и генералы стремятся всячески опорочить советское партизанское движение, доказать его беспочвенность и «незаконность». Битые гитлеровские генералы, а вслед за ними англо-американские историки пытаются доказать, будто бы партизаны не считались с законами и обычаями войны.

    Но никакими вывертами не удастся лакеям империализма скрыть тот общеизвестный факт, что советский народ, в том числе и его мужественные сыны и дочери — советские партизаны, вел священную войну против оккупантов, против извергов рода человеческого — гитлеровцев, пришедших в чужой дом, чтобы захватить его, поработить или уничтожить целые народы, не желавшие стать рабами германских монополистов и милитаристов.

    Выполняя свою историческую миссию, Советские Вооруженные Силы и советские партизаны вели самую законную, самую справедливую войну как на фронте, так и в тылу врага, заслужив тем самым признание всего прогрессивного человечества.

    В статьях приводятся многочисленные факты, разоблачающие клеветнические выпады буржуазных историков и генералов против советских партизан. Целый ряд буржуазных историков старается доказать, что якобы главной причиной борьбы советского народа в тылу немецко-фашистских войск явилась жестокость гитлеровцев по отношению к партизанам и местному населению.

    Если бы гитлеровское правительство не допустило «ошибок» и не прибегало к «крайностям» при осуществлении оккупационного режима — не проводило массовых репрессий, говорят фальсификаторы, то немецкие оккупанты не встретили бы такого сопротивления со стороны советских людей[4]. Но не только многочисленные друзья, но и явные враги советского народа хорошо знают, что с первых же дней войны советская земля буквально горела под ногами фашистских захватчиков. Миллионы советских людей со жгучей ненавистью встречали вражеское вторжение и, не считаясь ни с чем, жертвуя своей жизнью, мужественно вели борьбу с врагом, девизом которой был боевой призыв Коммунистической партии «Смерть немецким оккупантам!»

    Нужно быть слишком оглушенным империалистической пропагандой, чтобы не понимать, что советский народ при любой политике агрессоров вел и будет вести самоотверженную борьбу за честь и независимость своей социалистической Отчизны. При этом совершенно очевидно, что какой-то особой политики, которая отвечала бы интересам народных масс, агрессор вообще не может вести. Ведь главной целью всякой агрессивной войны является порабощение народов, грабеж их национальных богатств. Следовательно, речь может идти лишь о том, чтобы получше замаскировать цели агрессии, обмануть народы. Советский народ слишком хорошо знает, что такое подлинная свобода, жизнь без капиталистов и помещиков, радость раскрепощенного, свободного труда. Его обмануть никому не удастся.

    Факты убедительно опровергают реакционные взгляды буржуазных ученых о причинах и характере советского партизанского движения.

    Их домыслы не могут быть объяснены только классовой ограниченностью буржуазных ученых. Ими преследуется более глубокая и вполне осознанная цель — скрыть подлинные источники патриотической борьбы: преданность советского народа социалистическому общественному строю, делу Коммунистической партии.

    Что касается неслыханных зверств фашистских оккупантов на нашей земле, то они, безусловно, толкали советских людей на более активную борьбу с захватчиками. Однако это было лишь дополнительным мотивом партизанской борьбы против фашистских поработителей.

    Материалы сборника убедительно подтверждают сказанные в период войны слова М. И. Калинина о том, что

    «…жестокость, от которой даже камни вопиют о мщении, толкает самых мирных людей на самоотверженную борьбу с гитлеровскими бандами.

    Но все же насилия и жестокости, чинимые немецкими оккупантами над мирным населением, являются лишь дополнительным фактором в развитии партизанской борьбы. Основные источники, столь обильно питающие партизанское движение, лежат значительно глубже, они находятся в недрах самого народа»[5].

    Основы их, говорил далее М. И. Калинин, заложены в советском общественном и государственном строе, они почти четверть века развивались всей совокупностью политики Коммунистической партии. В период войны, в самое трудное для нашей страны время, семена, посеянные в народе партией Ленина, дали свои плоды.

    Центральное место в статьях сборника занимают материалы, раскрывающие руководящую и мобилизующую роль Коммунистической партии в развертывании и неуклонном повышении эффективности партизанского движения в тылу немецко-фашистских захватчиков. Авторы статей подчеркивают большое значение в развитии партизанского движения директивного письма СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года и показывают, как практически претворялись в жизнь его требования.

    В первых рядах отважной армии партизан выступали коммунисты и комсомольцы. Коммунисты шли на самые трудные и опасные участки борьбы.

    Несмотря на то что подпольные партийные организации оккупированных районов несли тяжелые потери, число коммунистов не уменьшалось, а, наоборот, возрастало. Так, партийная организация Орловщины за два года борьбы приняла в свои ряды две с половиной тысячи новых товарищей. В Коммунистическую партию Белоруссии вступило свыше 10 тысяч новых бойцов партии — лучших воинов и командиров партизанских отрядов и соединений, беззаветно смелых подпольщиков, тех, кто посвятил свою жизнь великому делу Ленина.

    В статьях П. Т. Тронько и Г. Н. Шевела об участии комсомольцев и молодежи Украины и Белоруссии в партизанском движении и подпольной работе рассказывается о смелой борьбе с оккупантами героев Краснодона, Сталино, Полтавы, Нежина, «Партизанской искры», диверсионных групп молодых партизан Белоруссии, борцов Минска, Могилева, Витебска и других городов и сел. Авторы всех других статей также справедливо подчеркивают, что комсомольцы всегда и во всем были боевыми помощниками партии, всегда были там, где трудно, где решался успех дела.

    Сборник раскрывает многообразные формы и методы руководства партизанским движением, деятельностью подполья и партийно-политической работой среди населения со стороны центральных, руководящих партийных органов и подпольных организаций. Авторы статей на конкретных примерах и обобщающих данных широко показывают результаты многогранной деятельности Центрального Комитета ВКП(б), центральных комитетов Коммунистической партии Украины, Белоруссии, Латвии и Литвы, Ленинградского, Калининского, Смоленского, Орловского и Московского обкомов ВКП(б), целеустремленно направлявших усилия партизан и подпольщиков на самые важные участки борьбы с фашистскими оккупантами. Призывы Коммунистической партии находили живейший отклик в сердцах патриотов и воплощались в конкретные дела — в беспощадные удары по врагу.

    ЦК КП(б)У и Украинский штаб партизанского движения разработали «Оперативный план боевых действий партизан Украины на весенне-летний период 1943 года», пишут Л. Е. Кизя и В. И. Клоков. Первый вариант плана был подвергнут детальному обсуждению в ЦК КП(б)У 3 апреля 1943 года. С большой речью выступил Н. С. Хрущев, который выдвинул и четко сформулировал основные задачи партийных организаций и партизанских сил на весенне-летний период 1943 года. Второй вариант был одобрен Центральным Комитетом КП(б)У и утвержден ЦК ВКП(б). Такое конкретное руководство способствовало тому, что во второй половине 1943 года украинские партизаны приумножили свои удары по вражескому тылу и в период летних и последующих боев оказали наступавшей Советской Армии большую помощь.

    В мае 1942 года по указанию ЦК ВКП(б) был создан Центральный штаб партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования, а также республиканские и областные штабы партизанского движения, работавшие под руководством Центрального штаба и руководящих партийных органов — ЦК компартий союзных республик и обкомов партии. Главнокомандующим партизанскими силами был назначен Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов.

    Это сыграло очень важную роль в улучшении партийного руководства партизанским движением, обобщении и распространении положительного опыта партизанских действий, подготовки кадров, координации деятельности партизанских формирований с боевыми задачами Советской Армии, организации обеспечения партизан оружием, боеприпасами и минноподрывными средствами.

    В книге освещена разносторонняя работа штабов партизанского движения, обеспечившая значительное повышение эффективности народной войны в тылу врага. В статье Л. Е. Кизи и В. И. Клокова рассказывается о замечательных рейдах соединений С. А. Ковпака, М. И. Наумова и других на территорию Западной Украины, предпринятых по решению ЦК ВКП(б). В статьях И. Г. Старинова, Н. В. Тропкина, П. Р. Шевердалкина показано, как по заранее разработанному Центральным штабом плану партизаны в августе и сентябре 1943 года в течение двух ночей нанесли одновременно мощные удары по важнейшим железнодорожным магистралям, в результате которых в самый напряженный период боев на советско-германском фронте движение, на путях сообщения противника было дезорганизовано и вражеские перевозки сократились на 35—40 процентов.

    Во многих статьях обстоятельно освещается огромная роль советского тыла в развертывании партизанского движения. Рабочие и колхозники прилагали все усилия, чтобы обеспечить партизан и подпольщиков оружием, боеприпасами, продовольствием. В книге рассказывается о деятельности партизанских школ, учебных пунктов и сборов, где получили подготовку тысячи партизан — руководителей организаторских групп, минеров, радистов и других специалистов.

    Наряду с анализом и обобщением боевой деятельности партизан и подпольщиков, показом разнообразных форм и методов руководства партизанским движением в статьях сборника широко освещается героика народной войны в тылу немецко-фашистских оккупантов. Авторы статей приводят много примеров мужества и отваги советских партизан и подпольщиков, описывают их подвиги, рассказывают о смелых диверсиях на коммуникациях врага, налетах на фашистские гарнизоны.

    На основе анализа большого фактического материала в сборнике раскрывается глубоко народный характер советского партизанского движения.

    В то время, когда все прогрессивные люди мира признают всенародный характер этого движения, милитаристы и их лакеи — буржуазные реакционные историки клеветнически утверждают, что партизаны и подпольщики действовали изолированно от народных масс, что их борьба будто бы не отвечала интересам населения.

    Клеветнические измышления апологетов империалистической агрессии поистине беспредельны. Вот, например, до чего договорились английский бригадный генерал Ч. О. Диксон и доктор О. Гейльбрунн.

    «Когда советские партизаны могли нанести немцам ущерб, они не считались с тем, в какой степени это могло отразиться на их соотечественниках, — пишут эти «исследователи». — Выше уже упоминалось о том, как в Минске партизаны хотели убрать немецкого генерал-губернатора. Согласно тому же донесению, некоторые из них имели при себе культуры бактерий, которыми они хотели заразить колодцы и водопровод в Минске, стремясь уничтожить немецких оккупантов, а заодно и своих соотечественников. Они без колебания приносили в жертву даже своих детей»[6].

    В статье члена-корреспондента АН БССР И. С. Кравченко подробно рассказывается о том, как в действительности было совершено покушение на гитлеровского наместника в Белоруссии Кубе. Эти факты сейчас общеизвестны.

    Всяческими измышлениями буржуазные историки пытаются доказать, будто советские партизаны при выполнении своих задач не считались с безопасностью мирного населения и даже сознательно приносили в жертву его интересы. Более кощунственную ложь трудно придумать! Если бы буржуазные историки хотя бы в малейшей степени считались с конкретными фактами, они не могли бы не заметить, что вся история партизанской борьбы на оккупированной гитлеровцами советской территории пронизана благороднейшей заботой партизан и подпольщиков о мирном населении.

    Именно народ назвал советских партизан «народными мстителями». Население видело в партизанах своих подлинных защитников, представителей своей родной Советской власти. В свою очередь партизаны делали все, что могли, для того чтобы облегчить страдания советских людей, оставшихся на оккупированной врагом территории. Во многих статьях сборника подробно описывается, как партизаны спасали советских людей от угона на каторжные работы в Германию: взрывали и жгли биржи труда, освобождали мобилизованных из эшелонов, укрывали их в лесах. Партизаны защищали местных жителей от набегов гитлеровских грабителей, помогали им прятать продовольствие, скот, имущество, срывали заготовки оккупантами сельскохозяйственных продуктов.

    Читатель увидит, что в районах действия многих партизанских отрядов существовали специальные семейные лагеря, где жили десятки тысяч детей, стариков и женщин, несмотря на то что это нередко сковывало действия партизан, лишало их необходимой маневренности, возлагало на командование партизанских отрядов дополнительные заботы о жилье, питании, одежде для тысяч людей. Об этом довольно подробно пишет в своей статье бывший командир одного из партизанских отрядов Белоруссии Г. Н. Шевела. В тех же случаях, когда немецкие карательные экспедиции угрожали укрывшемуся под защиту партизан населению, командование партизанских сил предпринимало меры по эвакуации мирных жителей, в первую очередь детей и больных, в советский тыл. Например, Н. И. Макаров рассказывает, как по ходатайству Калининского обкома партии и областного штаба партизанского движения ЦК ВКП(б) и Советское правительство выделили целое подразделение авиации для эвакуации детей и больных. Так было и в Орловской области, на Украине, в Белоруссии — всюду, где имелась возможность тем или иным способом переправить мирное советское население за линию фронта. Партизаны готовили и обороняли места посадки самолетов, охраняли пункты сбора эвакуируемых, организовывали переход людей через фронт. Таковы факты. Они полностью изобличают ложь буржуазных историков.

    «Партизанское движение — народно, — писал М. И. Калинин. — Политически оно тесно связано со всеми трудящимися Советского Союза. Оно вырастает из простого, наглядного сопоставления народом фашистского режима с советским строем, где советский гражданин чувствовал и чувствует себя хозяином. Как же может свободный жизнедеятельный человек, будь то мужчина или женщина, примириться без жестокой борьбы не на жизнь, а на смерть с фашистским рабством? Этого никогда не было в прошлом на Руси, тем более не будет этого сейчас, в свободной Советской стране»[7].

    Авторы статей показывают, что в партизанской и подпольной борьбе с гитлеровскими оккупантами активно участвовали все слои советского народа: рабочие, крестьяне и интеллигенция, представители всех национальностей Советского Союза. Замечательно, что в партизаны и подпольщики шли не только жители оккупированных врагом территорий, но и многие патриоты из тыловых районов нашей страны. В партизанских отрядах мужественно сражались москвичи и сибиряки, ленинградцы и горьковчане, украинцы и казахи, белорусы и азербайджанцы. Нет такой области и республики в СССР, представители которой не принимали бы участия в развернувшейся в тылу гитлеровских захватчиков народной войне.

    Партизаны повсеместно пользовались активной всенародной поддержкой. Не считаясь ни с какими опасностями, местное население снабжало партизан продовольствием и одеждой, прятало и выхаживало раненых, вело в интересах партизан разведку, предупреждало их об опасности, саботировало мероприятия оккупационных властей, а когда появлялась возможность, и само принимало участие в вооруженных битвах с врагом.

    В книге приводятся многочисленные примеры активной помощи партизанам со стороны местных жителей, показывается, что партизаны и население фактически составляли единый боевой лагерь. Так, И. С. Кравченко в своей статье приводит воспоминания бывших секретарей Полесского обкома партии И. Д. Ветрова и Н. И. Малинина:

    «В Октябрьском районе трудно было отличить партизан от мирного населения. Партизаны были в каждой семье. Все, кто был способен носить оружие, были в партизанских отрядах. 80-летний колхозник Агей Михайлович Мельник систематически ходил в разведку и всегда приносил ценные сведения о противнике. Два его сына были партизанами в отряде. Житель села Старая Дуброва Карп Толкачев, 73-х лет, разрядил сброшенные фашистами на партизан и не взорвавшиеся 24 авиабомбы и выплавил из них тол для нужд партизан-подрывников».

    И так было всюду, куда ступала нога немецкого оккупанта. Не случайно поэтому партизаны никогда не страдали от отсутствия резервов. На смену павшим в боях всегда приходили сотни и тысячи патриотов, стремившихся с оружием в руках сражаться с оккупантами.

    Некоторые буржуазные историки утверждают, что советские партизанские формирования комплектовались насильственно, что партизанские отряды допускали произвол по отношению к местным жителям. На такую отъявленную ложь не всегда отваживались даже издававшиеся на оккупированной советской территории грязные фашистские газетенки! Но не будем учить буржуазных ученых моральной чистоплотности и обратимся к фактам.

    Читатели сборника увидят, что строжайшая добровольность во всех случаях была неукоснительным правилом при комплектовании партизанских отрядов. Причем не всем добровольцам оказывалась честь быть принятыми в партизаны — учитывалась стойкость, способность людей переносить неимоверные тяготы и опасности партизанской жизни.

    Что же касается другого лживого утверждения, что якобы советские партизаны допускали произвол по отношению к населению, то современным буржуазным историкам следовало бы обратиться за исчерпывающими справками к архивам бывшей немецко-фашистской армии, «СД» и гестапо. Там имеется немало материалов, показывающих, кто в действительности занимался насилиями под видом партизан. Это были лжепартизанские отряды, создававшиеся фашистами для дискредитации в глазах населения советских партизан. Как видно из помещенных в сборнике материалов, подобные лжепартизанские отряды создавались гитлеровцами в Орловской, Калининской, Смоленской и других областях РСФСР, на Украине, в Белоруссии — во всех районах массового партизанского движения. Переодевшись «под партизан», шайки бывших уголовных преступников и изменников Родины разъезжали по деревням, пьянствовали, грабили жителей. Кроме того, фашистские разведывательные органы проводили энергичную деятельность по разложению партизанских отрядов. Они засылали туда своих агентов со специальным заданием склонять к недостойному поведению отдельных неустойчивых партизан. В статьях сборника показано, как благодаря высокой бдительности, проявленной партизанами и населением, лжепартизанские банды были в самое короткое время ликвидированы, а их участники по приговору жителей тех деревень и сел, где они бесчинствовали, строго наказаны.

    И эту провалившуюся грязную провокацию гитлеровцев современные буржуазные ученые мусолят как «факт», якобы дискредитирующий советских патриотов! Что ж: какова цель, таковы и средства. Скажем только, что подтасованными фактами нельзя дискредитировать советских партизан. В памяти народов всего мира советские партизаны навсегда останутся благороднейшими гражданами, бескорыстными борцами за народное дело.

    Наряду с другими трудами настоящая книга явится определенным вкладом в дело разоблачения буржуазных фальсификаторов истории героической борьбы советского народа против немецко-фашистских захватчиков.

    Бессмертный подвиг советских партизан и подпольщиков золотыми буквами вписан в славную историю нашей Родины. Он будет сиять в веках как символ беспримерного мужества и героизма советского народа, его беспредельной любви к своему социалистическому Отечеству, безграничной преданности делу Коммунистической партии. Советский народ своими ратными и трудовыми подвигами доказал, что он умеет бороться за свободу, за счастье людей, за мир на земле.


    Кандидат исторических наук

    А. И. Котеленец


    П. Р. Шевердалкин,
    кандидат исторических наук, доцент
    НАРОД ВЗЯЛСЯ ЗА ОРУЖИЕ

    Яркую страницу вписали ленинградские партизаны и подпольщики в историю героической борьбы советского народа за свободу и независимость нашей Родины. В первых числах июля 1941 года немецко-фашистские войска вторглись в юго-западные районы Ленинградской области. 5 июля они заняли город Остров, 8 июля — Псков, 14 августа пал древний Новгород. Во второй половине августа развернулись ожесточенные бои на ближних подступах к Ленинграду.

    Гитлеровское командование придавало большое значение захвату Ленинграда и разгрому Балтийского флота. На ленинградский участок фронта было брошено 43 дивизии, насчитывавшие более 700 тысяч человек, в том числе семь танковых и шесть моторизованных дивизий. Гитлеровские войска, наступавшие на Ленинград, имели 12 тысяч орудий, 1500 танков и 1200 самолетов.

    С северо-запада гитлеровцам помогали две финские армии в составе 21 дивизии и 5 бригад, насчитывавших 325 тысяч солдат и офицеров, около 3200 орудий и 900 самолетов. Сухопутным войскам, наступавшим на Ленинград, оказывали помощь довольно большие военно-морские силы врага.

    Фашисты хотели уничтожить Ленинград — крупнейший промышленный и культурный центр страны, город славных революционных традиций. Командование группы армий «Север» получило приказ Гитлера:

    «Город Ленинград, как крепость большевизма, стереть с лица земли, а население его уничтожить»[8].

    Ленинград героически отстаивали части Советской Армии и моряки Балтики. На защиту города Ленина поднялись ленинградцы, объединившиеся в дивизии народного ополчения. Оборону славного города возглавила ленинградская партийная организация, насчитывавшая в своих рядах более 200 тысяч коммунистов[9]. Верными ее помощниками были 236 тысяч ленинградских комсомольцев.

    К 20 сентября 1941 года немецко-фашистские войска вплотную подошли к стенам Ленинграда и блокировали его. Тяжелая блокада длилась 872 дня. К осени немецкие захватчики оккупировали три четверти территории Ленинградской области. До войны здесь проживало более 1800 тысяч советских граждан, работали сотни промышленных предприятий, развивались и крепли более 5000 колхозов, сотни совхозов и машинно-тракторных станций[10]. Оккупированными оказались Псков, Новгород, Старая Русса, Демянск, Сольцы, Кингисепп и десятки других городов. Цветущие пригороды Ленинграда — города-парки Пушкин, Гатчина, Павловск, Петергоф, Стрельна и другие на время стали добычей врага. На всей оккупированной территории гитлеровцы установили тяжелый оккупационный режим грабежа и насилия.

    На борьбу за честь и независимость Родины, за Ленинград, за свободную и счастливую жизнь поднялся весь народ. В тылу врага началось мощное народное партизанское движение.

    Организатором и вдохновителем партизанского движения была славная Коммунистическая партия. Ленинградская партийная организация, областной, городской и районные комитеты партии во главе с секретарем Центрального Комитета партии и Ленинградского обкома КПСС Андреем Александровичем Ждановым были практическими организаторами и душой партизанского движения. Ленинградские большевики руководствовались указаниями основателя Коммунистической партии В. И. Ленина о партизанской войне как одной из форм революционной, справедливой, освободительной войны.

    Коммунистическая партия, указывал В. И. Ленин, организуя народную партизанскую войну, должна придать ей строгую дисциплину и целенаправленность, определить ее задачи, разработать гибкую тактику и обеспечить партизанское движение политически закаленными, смелыми, энергичными командирами. Эти ленинские положения легли в основу работы ленинградской партийной организации по развертыванию партизанского движения на оккупированной врагом территории. Ленинградские коммунисты широко использовали также богатейший опыт подпольной работы партии в годы царского самодержавия и опыт партизанского движения во время отечественной войны 1812 года, а особенно — в годы гражданской войны 1918—1920 годов.

    Весь народ поднялся против гитлеровцев. Крестьяне и крестьянки деревни Буйно Уторгошского района идут в партизаны.


    Конкретной программой деятельности ленинградской партийной организации было директивное письмо СНК СССР и Центрального Комитета партии от 29 июня 1941 года о подготовке населения к отпору врагу и последующие указания ЦК ВКП(б).

    Осуществляя указания Центрального Комитета партии, Ленинградский областной комитет с первых дней войны приступил к организации партийного подполья и партизанских отрядов. В первых числах июля 1941 года была создана оперативная группа во главе с секретарем обкома Г. Х. Бумагиным. На нее возлагалось руководство работой райкомов партии по созданию партийного подполья и организации партизанских отрядов, вооружению партизан, оборудованию партизанских баз и развертыванию боевой деятельности в тылу врага. С 1—3 июля руководящие работники областного комитета партии выехали в районы области, чтобы ознакомить партийный актив с директивой Центрального Комитета ВКП(б) и помочь в создании партийного подполья, подборе командиров и комиссаров партизанских отрядов.

    С 5 по 14 июля оперативная группа областного комитета партии для этой же цели подобрала и отправила в районы области 68 коммунистов[11]. Среди направленных на подпольную работу были партийные работники, преподаватели общественных наук в вузах Ленинграда, учителя, специалисты сельского хозяйства, советские работники. Из их среды вышли замечательные организаторы подполья и партизанского движения, такие, например, как доцент Ленинградского сельскохозяйственного института В. И. Кушников, научный сотрудник этого же института К. А. Андреев, партийные работники С. А. Рыжов и Е. Г. Рачеев, директор средней школы П. Н. Мамыкин, бухгалтер П. А. Васькин, учитель истории Н. Н. Теплухин и другие, Представители областного комитета партии помогли райкомам и горкомам подобрать надежный состав подпольных партийных организаций и групп, оборудовать типографии, установить формы связи. До оккупации области было создано 125 партийных и 85 комсомольских организаций и групп по 5—7—10 человек в каждой. А когда районы были оккупированы, посланцы Ленинграда вместе с райкомами партии перешли на нелегальное положение и руководили подпольными организациями и группами.

    В это же время в Ленинграде и районах области шло формирование добровольческих истребительных батальонов и полков, а также партизанских отрядов.

    В июле — августе 1941 года в Ленинграде был сформирован 191 партизанский отряд из рабочих, служащих, инженерно-технических работников промышленных предприятий города. В каждом было по 30—50 человек[12]. Из дивизий народного ополчения были выделены семь партизанских полков в составе тысячи с лишним человек каждый[13]. В районах области сформировано 158 партизанских отрядов и групп.

    Во время организации партийного подполья и формирования партизанских отрядов областной комитет партии провел два совещания секретарей райкомов и горкомов партии, командиров и комиссаров партизанских отрядов и полков. Одно из них было проведено 11 июля К. Е. Ворошиловым и А. А. Ждановым в Смольном, второе — 13 июля секретарем Ленинградского городского комитета партии А. А. Кузнецовым в Московско-Нарвском Доме культуры. Участники совещаний были ознакомлены с положением на фронтах Отечественной войны. Областной и городской комитеты партии потребовали от районных комитетов ускорить формирование партийного подполья и партизанских отрядов. Перед командирами и комиссарами отрядов и полков была поставлена задача немедленно отправиться в юго-западные и западные районы области, до вторжения фашистов создать там партизанские базы и склады с оружием, боеприпасами и продовольствием. Командиры и комиссары получили директиву: в случае если эти районы будут оккупированы, развернуть активную боевую деятельность на железных и шоссейных дорогах, наносить непрерывные удары по подвижным частям вражеской армии, взрывать мосты, уничтожать переправы, нападать на транспортеры и танки, забрасывать их гранатами и бутылками с горючей смесью — всеми силами преграждать вражеской армии путь к Ленинграду. Партизанские отряды ленинградских рабочих областной комитет партии рассматривал как организующее начало в развертывании массового партизанского движения в районах области. Обком партии обязал командиров, комиссаров и парторгов партизанских отрядов всюду, где будут действовать отряды, связываться с местным населением, вести среди трудящихся, оказавшихся на оккупированной территории, партийно-политическую работу, поднимать их на активную борьбу с врагом[14].

    Получив указания Центрального Комитета партии о всемерном развертывании борьбы в тылу вражеских войск, областной комитет партии послал в июле 1941 года большую группу руководящих работников во главе с секретарями и заведующими отделами обкома С. Т. Коротковым, А. А. Шинкаревым, А. Н. Елховым, В. Н. Ведерниковым и другими под Кингисепп, Лугу, Новгород и Старую Руссу для оказания помощи районным комитетам партии в эвакуации советского населения в восточные районы страны и организации партизанских отрядов. Оперативные группы обкома помогли Кингисеппскому, Лужскому, Новгородскому, Старорусскому и многим другим райкомам создать партизанские отряды и переправить их за линию фронта.

    К сентябрю 1941 года в тылу вражеской армии действовало уже до 400 партизанских отрядов и групп, куда входило 18 тысяч партизан и партизанок. Для руководства подпольной партийной работой было создано 36 подпольных райкомов и районных центров. В их составе было 286 руководящих партийных работников — секретарей горкомов и райкомов партии и других активистов.

    В подпольных партийных организациях и группах было оставлено 639 коммунистов, в комсомольских группах — до 500 комсомольцев. Тысячи коммунистов и комсомольцев боролись в партизанских отрядах[15].

    Ленинградский областной комитет партии развернул энергичную партийно-политическую работу. Для военно-политического руководства подпольным и партизанским движением 27 сентября 1941 года был создан Ленинградский областной штаб партизанского движения во главе с секретарем обкома партии М. Н. Никитиным. Для координации боевой деятельности партизан в интересах фронтов на Ленинградском, Волховском и Северо-Западном фронтах были созданы оперативные группы Ленинградского штаба партизанского движения, а для руководства подпольной работой были назначены уполномоченные областных комитетов партии и комсомола.

    * * *

    В первый период войны огромную организаторскую работу проделал Псковский партийный центр, во главе которого стояли секретарь райкома И. Г. Киселев и секретарь горкома А. В. Гущин. Под руководством Псковского центра работало более 20 партийных и комсомольских групп, в составе 80 коммунистов, более ста комсомольцев и беспартийных советских патриотов[16]. В самом Пскове действовала подпольная партийная организация под руководством коммуниста А. И. Екимова.

    В первые дни оккупации Пскова А. И. Екимов находился в партизанском отряде. В одной из схваток он был ранен в ногу и больше не мог участвовать в боевой деятельности партизан. Райком партии направил его в Псков, поручив собрать там надежных людей и создать подпольную партийную группу. В эту группу входили В. Петров, Е. Петрова, М. Матвеев и жена Екимова — А. Туханова. Они вскоре создали в Пскове молодежную подпольную группу. А. И. Екимов и А. Туханова писали листовки, а юноши и девушки из подпольных групп размножали и распространяли их. К осени подпольщики собрали радиоприемник, стали записывать и распространять по городу сводки Совинформбюро. Вскоре А. И. Екимов установил связь с молодым рабочим завода «Металлист» Григорием Левиным и с его помощью создал на заводе боевую группу. Она осуществляла диверсии, уничтожала гитлеровцев.

    Осенью 1941 года была создана боевая группа в Псковском железнодорожном депо. Ее возглавил коммунист Л. С. Акулов. Группа действовала в депо и на линиях железной дороги. Многие поезда, следовавшие через Псковский железнодорожный узел, не доходили до места назначения: взрывались в пути. Группа Л. С. Акулова сожгла псковский вокзал, здание бывшего Дома офицеров, в котором размещались гитлеровцы. Ею же в 25 километрах от Пскова было устроено столкновение двух поездов[17].

    Активно работали подпольные партийные группы в Псковском районе. Они сумели заслать своих членов в волостные управления. Старшины Лиховской, Тямшанской, Верхне-Галковской и Логозевской волостей были членами подпольных организаций. Подпольщики проникли также в хозяйственные органы оккупантов. Например, в поселке Красные Пруды заведующий продовольственным складом был членом подпольной организации. В административных и хозяйственных органах врага работало 32 подпольщика, которые собирали для подпольного райкома партии необходимую информацию, добывали паспорта и удостоверения, предупреждали об опасности, снабжали партизан и подпольщиков хлебом, деньгами, одеждой и обувью.

    Партийный центр имел два радиоприемника: один в Пскове, другой в деревне Тупицы. С их помощью подпольные организации получали информацию о положении на фронтах и в советском тылу, на основе которой составляли листовки и распространяли их среди населения[18].

    Под руководством Псковского подпольного центра были созданы три крупных партизанских отряда. Ими руководили В. Н. Шубников, И. А. Тарабанов, капитан Казанцев, А. И. Барыгин, Н. И. Говоров и Л. С. Акулов. Они установили связь с 5-м Ленинградским партизанским полком, которым командовал К. Н. Валович. Партизаны нападали на транспорты врага, разрушали и жгли мосты, пускали под откос воинские эшелоны. За лето и осень 1941 года они уничтожили более тысячи гитлеровских солдат и офицеров, взорвали 30 мостов, пустили под откос пять воинских эшелонов[19].

    Райком партии направлял партийно-политическую работу среди населения, организовывал снабжение партизан продовольствием, одеждой, обувью, пополнял их ряды патриотами из местных жителей.

    В контакте с Псковским райкомом действовали Середкинский и Новосельский районные комитеты партии. Они руководили 25 подпольными партийными и комсомольскими организациями, в которых работало более ста коммунистов, много комсомольцев и беспартийных активистов. В этих же районах действовали три крупных партизанских отряда.

    В Полновском районе подпольный райком партии под руководством секретаря райкома П. В. Пушкова и уполномоченного обкома В. И. Кушникова создал две крупные подпольные партийные организации. Возглавили их коммунисты Д. И. Певцов и А. Е. Бадулин. В эти организации входило 110 коммунистов. Им помогали комсомольцы и беспартийные активисты[20]. Кроме того, во всех селах района действовали антифашистские группы из колхозного актива. Райком партии организовал выпуск и распространение районной газеты «Колхозная трибуна».

    Энергично работала подпольная организация, руководимая коммунистом Д. И. Певцовым. Смело действовали коммунисты, комсомольцы и беспартийные активисты, в том числе жена Певцова Мария и сын Юрий. Состав группы непрерывно расширялся[21].

    Во многих деревнях Полновского и Середкинского районов были созданы антифашистские группы. Полновские подпольщики распространяли среди населения газету «Колхозная трибуна», листовки, сводки Совинформбюро, проводили беседы и собрания среди населения. Организация имела свои боевые группы, которые во время ночных налетов разрушили 30 мостов на шоссе Псков — Гдов, повредили 18 километров телефонно-телеграфной связи и другие сооружения, уничтожили более 20 предателей и изменников Родины. Эти боевые организации отличались от партизанских отрядов тем, что действовали мелкими группами, по 3—5—7 человек. Члены групп жили среди населения, днем, как и все крестьяне, выполняли домашние и полевые работы, а ночью выходили на боевые задания. В случае необходимости подпольная организация могла превратиться в большой партизанский отряд.

    Руководство подпольными партийными организациями и боевой деятельностью партизанских отрядов в Гдовском районе возглавил райком партии во главе с его секретарем Т. Я. Печатниковым.

    Для работы среди населения Гдова и Гдовского района была создана подпольная партийная организация, возглавляемая коммунисткой учительницей А. Н. Мининой. К осени эта организация имела свои подпольные партийные и комсомольские группы во многих селах района.

    В трех гдовских партизанских отрядах сражалось 165 коммунистов и более сотни комсомольцев, а также много беспартийных советских патриотов[22].

    Гдовский райком партии проводил большую политическую и организаторскую работу среди населения и партизан. В августе 1941 года по поручению райкома заведующий отделом пропаганды В. С. Зайцев и помощник районного прокурора М. Ф. Ополченный оборудовали в лесу типографию и приступили к изданию районной газеты «Гдовский колхозник». В первом номере было помещено обращение райкома к населению Гдова и Гдовского района, призывавшее к активной борьбе против немецких захватчиков.

    Значительную партийно-политическую работу среди рабочих Сланцевских рудников и колхозников вели коммунисты Сланцевского района. Здесь работало пять подпольных партийных групп и действовало три партизанских отряда. Сражались с врагом 195 коммунистов[23], сотни комсомольцев и беспартийных советских патриотов. Секретари Сланцевского райкома

    А. А. Минин, Р. С. Азаров, Н. С. Климчук, парторг Сланцевских рудников В. М. Санталов и председатель райисполкома В. М. Прохоров были командирами и комиссарами партизанских отрядов, руководили подпольными группами.

    В тесном контакте с Гдовским и Сланцевским райкомами в тылу врага работали Лядский, Осьминский и Волосовский райкомы партии. Секретари этих райкомов Г. Ф. Большев, А. Я. Цветков, В. Т. Кашерин вели большую партийно-политическую работу среди населения, руководили деятельностью партизанских отрядов. В партийных группах и партизанских отрядах этих районов самоотверженно боролись 256 коммунистов, сотни комсомольцев и беспартийных активистов[24].

    Под Ленинградом, у самой линии фронта, в тылу вражеских войск энергично работали Лужский и Оредежский подпольные районные комитеты партии. Лужский райком, возглавляемый И. Д. Дмитриевым, к сентябрю создал в городе Луге довольно сильную подпольную партийную организацию. Во многих селах существовали подпольные партийные и комсомольские группы. На всех главных коммуникациях врага, и особенно на шоссе и железной дороге Луга — Ленинград, действовали 17 районных партизанских отрядов и групп. В подпольных партийных организациях и партизанских отрядах было 177 коммунистов и более 200 беспартийных патриотов[25].

    Под руководством Лужского райкома партии самоотверженно боролась крупная подпольная партийная организация, которой руководил учитель истории Н. Н. Теплухин. Вначале это была небольшая группа. В нее входили учителя Лужской средней школы Антонина и Валентин Пенины, Анна Михайлова, Мария Шабанова и другие. С сентября подпольщики развернули работу среди населения города. Учителя писали листовки и через учеников старших классов распространяли их среди населения. Так население Луги узнавало о всех важнейших событиях в советском тылу и на фронтах Отечественной войны. Подпольные листовки проникали во многие советские семьи.

    Осенью Н. Н. Теплухин установил связь с врачами Лужской городской больницы А. Н. Румянцевым, Ф. К. Флоренцевым и И. П. Цветковым. Вскоре здесь была создана подпольная группа медицинских работников. Она вела агитационную работу среди больных, находившихся на излечении, а через них и среди населения города. Участники группы помогали раненым партизанам.

    Глубокой осенью 1941 года Н. Н. Теплухин вовлек в подпольную организацию рабочего-радиотехника В. В. Гуделя. Гудель поступил на работу в мастерскую по ремонту радиоприемников и к Октябрьским праздникам собрал радиоприемник. С его помощью подпольщики принимали сводки Совинформбюро, материалы «Правды» и других центральных газет, переписывали их от руки и распространяли в городе и районе.

    Гитлеровцы усиленно разыскивали подпольную организацию, устраивали в городе многочисленные облавы, повальные обыски. Несколько раз они подвергали тщательному обыску квартиру Н. Н. Теплухина, но ничего не обнаружили: подпольщики продуманно и осторожно делали свое дело.

    Вскоре лужская подпольная организация установила связь с военнопленным лейтенантом П. А. Ермилиным и ею сестрой — смелой девушкой В. А. Ермилиной, работавшей кладовщицей в вещевом складе Лужского лагеря военнопленных. Через Ермилиных подпольная организация засылала в лагерь листовки с призывом к военнопленным бежать из лагерей и примыкать к партизанам. П. А. Ермилин создал из военнопленных боевую группу, а затем партизанский отряд.

    Позже в работу лужской подпольной организации были вовлечены рабочие типографии А. Н. Шутов, В. В. Быкова и другие. Так образовалась новая подпольная группа. Перед ней была поставлена задача добывать продовольственные карточки и пропуска. Население Луги голодало. Подпольщики пришли ему на помощь. Одним они вручали продовольственные карточки, других обеспечивали пропусками, с тем чтобы они могли ходить в деревни за продуктами.

    К концу 1941 года в Луге была создана большая подпольная партийная организация, объединившая группы учителей, врачей, военнопленных, рабочих типографии и хозяйственной комендатуры. Эта организация насчитывала до 40 человек.

    Лужская партийная организация установила связь с подпольными группами Лужского района — Выетчинского, Красногорского, Толмачевского, Сабицкого, Бутковского, Раковенского, Лесновского, Островенского и других сельсоветов. Эти сельские группы возглавляли коммунисты А. М. Бабаев, Н. Иванов, А. Семенов и другие. Они проводили политическую работу среди населения, распространяли газеты и листовки, собирали продовольствие и одежду для партизанских отрядов, помогали им в боевых операциях.

    Лужский районный комитет объединял пять городских и 12 сельских групп, насчитывавших более 130 человек. Подпольщики сорвали мобилизацию населения района на дорожные работы, на торфоразработки и лесозаготовки, помешали немцам организовать вербовку и отправку молодежи в Германию. Они выводили из строя заводы, склады, типографии, сожгли в Луге две казармы немецких солдат[26].

    Крупная подпольная партийная организация была создана в городе Дно и Дновском районе. Активными борцами с гитлеровцами были: семья дновского сапожника Александра Павловича Финогенова — его дочери Анастасия Бисенок и Евгения Финогенова, жена — Гликерия Степановна, сыновья Анастасии Бисенок — комсомолец Юра и пионер Костя, — смелые дновские коммунисты и комсомольцы Зина Егорова, Нина Карабанова, агроном Федор Дубков и многие другие. Во главе дновской партийной подпольной организации стояли Анастасия Бисенок и Евгения Финогенова.

    На станции Дно возникла подпольная партийная группа. Крепкие подпольные партийные и комсомольские группы были созданы на станции Морино, в деревнях Лукомо, Юрково, Батанок, Скугры, Хатовань и других.

    19 июля 1941 года город Дно и Дновский район были оккупированы гитлеровцами. Районный комитет партии накануне вторжения гитлеровцев в полном составе ушел с партизанским отрядом в район озера Белого. Перед уходом секретарь райкома М. И. Тимохин подробно проинструктировал руководителей подпольных групп, как нужно работать в условиях вражеской оккупации, и договорился с подпольщиками о формах связи. Связь райкома с подпольными группами осуществлялась через комсомолку Шуру Иванову, коммуниста Федора Дубкова и комсомольца Юру Бисенок.

    За рабочими и служащими станции Дно, этого крупного и важного железнодорожного узла, гитлеровцы установили строгое наблюдение. В городе они создали комендатуру и городское полицейское управление. Комендантом был назначен гитлеровский офицер, а к работе в городском управлении были привлечены предатели Скрыгин и Ризе. Гражданскому населению было запрещено появляться на улицах позднее пяти часов вечера, а в тех, кто выходил, гитлеровцы стреляли без предупреждения.

    Несмотря на такой тяжелый режим, с первых же дней оккупации в городе энергично начала свою работу группа железнодорожников. Подпольщики собирали сведения о движении поездов и грузов через железнодорожный узел Дно, срывали ремонт паровозов, организовывали диверсии на линии железной дороги.

    Подпольщики, которыми руководила А. А. Бисенок, по указанию районного комитета партии устроились на работу в полицейское управление, столовую офицерского состава на аэродроме, в городскую больницу и другие учреждения оккупантов. Расстановка людей была сделана продуманно и целесообразно. А. Белова и Н. Карабанова, работавшие в больнице, под предлогом посещения больных на дому вели разъяснительную работу среди населения города, распространяли газеты и листовки. В больнице они добывали для партизан медикаменты, бинты и помогали лечить раненых. Зина Егорова, работая официанткой в столовой офицерского состава, собирала сведения о количестве вражеских самолетов на аэродроме и солдат в городе, распространяла антифашистские листовки среди немецких солдат.

    Когда районный комитет партии оборудовал свою подпольную типографию, дновские подпольщики проникли в городскую типографию и раздобыли там шрифты и другие типографские принадлежности. Благодаря самоотверженной работе подпольщиков к осени 1941 года в партизанском лагере был радиоприемник и работала типография, в которой печатались листовки. Небольшой домик сапожника А. П. Финогенова, находившийся на окраине города Дно, постепенно превратился в центр по руководству подпольной партийной работой. В свертках с обувью сюда приносили сведения о движении вражеских поездов через станцию Дно, о скоплении самолетов на аэродроме; из больницы доставлялись медикаменты и бинты, из полицейского управления и комендатуры — сведения о мероприятиях оккупационных властей. От районного комитета партии связные приносили газеты, листовки и боевые задания для подпольных групп, тщательно упрятанные партизанские мины и взрывчатку. Связные райкома Шура Иванова, Федор Дубков и Юра Бисенок, отправляясь в обратный путь, уносили обувь и теплую одежду для партизан, медикаменты и табак, а также ценные сведения о работе железнодорожного узла. Всем этим руководила простая советская женщина — табельщица Дновского железнодорожного узла Анастасия Александровна Бисенок. Исключительную смелость и сообразительность в осуществлении связи между районным комитетом партии и подпольными партийными группами проявлял комсомолец Юра Бисенок. Незаметно проникая в город, он посещал нужных людей, выполнял поручения и также незаметно исчезал из города.

    В доме А. П. Финогенова несколько раз производились обыски, но гитлеровцам ничего не удавалось обнаружить.

    Редактор дновской районной газеты А. И. Шматов осенью 1941 года наладил выпуск листка «Партизанское слово». Подпольщики распространяли его в городе и районе. Затем, когда была оборудована лесная типография и стала выходить районная газета «Дновец», подпольщики получили возможность еще шире развернуть агитационную работу среди рабочих, крестьян, интеллигенции. С этого времени связные райкома партии Шура Иванова и Юра Бисенок приносили в город большое количество газет и листовок, а местная подпольная группа распространяла их среди населения.

    Когда немцы стали издавать в городе Дно свою газету на русском языке, распространение подпольной партийной печати приобрело особое значение.

    Наиболее удачным местом распространения газет и листовок был городской рынок. Сюда дновцы обычно приходили не только купить продукты, но и узнать последние новости. В распространении листовок особую роль играла мать Анастасии Александровны — Гликерия Степановна. Она забирала газеты и листовки, клала их на дно корзины, сверху закрывала овощами и отправлялась в путь. Старушка хорошо знала не только жителей Дно, но и многих колхозников окружающих деревень. Передав надежным людям газеты и листовки, она возвращалась домой. Исключительную смелость в распространении листовок проявил тринадцатилетний пионер Костя Бисенок. Он, нагрузившись листовками, проникал всюду, разбрасывал их в людных местах, опускал в почтовые ящики, забрасывал в открытые окна домов, наклеивал на заборы.

    Районный комитет партии в своих листовках, обращаясь к рабочим, железнодорожникам, колхозникам и интеллигенции, юношам и девушкам, призывал их к активной борьбе против немецких захватчиков. Однажды связной райкома принес листовки, адресованные гражданам, работавшим у немецких захватчиков. В листовках говорилось о том, что все, кто работает у оккупантов, должны твердо знать, что скоро придет Советская Армия и вновь восторжествует Советская власть. Всем, кто изменил Родине и стал сотрудничать с немецкими захватчиками, придется держать ответ перед народом.

    Эту листовку Костя Бисенок разбросал по городу и даже занес в полицейскую управу. Он вручил листовки предателям Скрыгину и Ризе, сказав: «Вот, почитайте, что здесь про вас написано», — и исчез.

    Все лето и осень активно работала подпольная партийная группа на станции Дно. Подпольщики вовлекли в активную борьбу против немецких захватчиков многих машинистов, кочегаров и ремонтных рабочих депо. По заданию райкома советские патриоты портили паровозы, закладывали мины в уголь, от чего происходили взрывы паровозов в пути.

    Зимой подпольщики готовили взрыв поворотного круга на станции Дно, но накануне диверсии по доносу предателя часть подпольщиков была арестована. Через несколько дней подпольщики В. Э. Капустин, С. А. Скриповский и Ф. Н. Давыдов были расстреляны. После этого всех русских машинистов фашисты перевели в кочегары, а их место на паровозах заняли немцы. Но, несмотря на тяжелую утрату, подпольная работа продолжалась. На место погибших стали другие советские патриоты.

    Смело и мужественно работали подпольщики в деревнях Лукомо, Батанок, Юрково, Скугры и на железнодорожной станции Морино. Под влиянием подпольщиков колхозники систематически срывали распоряжения немецких оккупационных властей, не выполняли их заданий, снабжали партизан продовольствием и одеждой.

    Особенно энергично работала маленькая группа советских патриотов в деревне Батанок под руководством учительницы Е. И. Ивановой. Сама Иванова и члены ее группы: колхозный кузнец Стаценко, его жена, колхозник Филиппов и другие — были замечательными агитаторами. Они неустанно разъясняли своим соседям положение на фронте и в советском тылу, призывали ничего не давать немецким захватчикам и всячески помогать партизанам. Гитлеровцы много раз производили налеты на деревню Батанок. Два раза арестовывали Евдокию Ивановну Иванову, но подпольщики не прекращали работы.

    Оккупанты знали, что в городе Дно действует большая подпольная партийная организация. Об этом убедительно свидетельствовали диверсии на железной дороге, постоянно распространяемые по городу газеты и листовки и враждебное отношение местного населения к оккупантам. Вскоре гитлеровцы нагрянули в дом, где жила семья Александра Павловича Финогенова. Фашисты подозревали Анастасию Бисенок в связях с партизанами и поэтому обыск производили особенно тщательно. Они перевернули все вверх дном в маленьком домике сапожника, но ничего не нашли, хотя накануне связной райкома передал Анастасии Александровне большую связку газет «Ленинградская правда», «Дновец» и листовок. Вся эта литература хранилась в тайнике под сиденьем сапожника. Ничего не обнаружив, гитлеровцы все же арестовали Анастасию Бисенок и нескольких подпольщиков. На допросах в дновском гестапо гитлеровцы ничего не добились. Через некоторое время из-за отсутствия улик они вынуждены были освободить арестованных.

    Подпольщики работали всю зиму. Ходили по городу и району, собирали валенки и теплые вещи и отправляли их партизанам. По городу по-прежнему распространялись большевистские газеты и листовки. Весной 1942 года подпольная организация вовлекла в свои боевые группы и направила в партизанские отряды много городской молодежи.

    Летом А. А. Бисенок установила связь с лагерем военнопленных и концентрационным лагерем, расположенным недалеко от станции Дно. В лагере находились советские люди из Ленинграда, Калинина и других городов. Условия были очень тяжелыми. От голода и эпидемий многие умирали. К счастью, в лагере оказался советский врач. С его помощью многие больные были спасены от смерти. Гитлеровцы узнали о деятельности врача и установили за ним наблюдение. Патриоту грозила смерть. Узнав об этом, подпольная организация решила спасти его. Нужен был паспорт, с которым он мог бы укрыться, бежав из лагеря. В это время у соседа Анастасии Бисенок Харламова умер отец. А. А. Бисенок зашла к Харламову и попросила его дать паспорт умершего. Харламов проявил необычный интерес к просьбе, пытался узнать, зачем понадобился паспорт. А. А. Бисенок сказала, что паспорт нужен для спасения жизни одного военнопленного. Харламов дал паспорт, и советский врач был спасен. Но на другой день А. А. Бисенок и ее отец — А. П. Финогенов были арестованы. От жестоких побоев на допросах старик тяжело заболел и вскоре умер.

    После ареста А. А. Бисенок дновскую подпольную организацию возглавила ее сестра — Е. А. Финогенова. Подпольщики продолжали напряженную работу. Организация росла, оформилась новая группа на железнодорожном узле, в окрестных деревнях были созданы антифашистские группы.

    После шести месяцев пребывания в гитлеровском застенке вышла из тюрьмы Анастасия Александровна Бисенок. Пытки и побои не сломили советскую женщину. За квартирой Бисенок был установлен строгий надзор. Работать приходилось очень осторожно, но А. А. Бисенок, ее мать и сын Костя продолжали действовать.

    В это время в одном из боев геройски погиб сын Анастасии Александровны — связной райкома партии комсомолец Юра Бисенок. Командир отряда, зная о тяжелом состоянии здоровья А. А. Бисенок, не решился сообщить ей о гибели сына. Долго не получая вестей о сыне, который обычно всегда находил способ сообщить матери о себе, А. А. Бисенок отправилась на поиски Юры.

    В пути Бисенок была арестована гитлеровцами. Ей было предъявлено обвинение в активной борьбе против немецких оккупационных властей и немецкой армии. Но фашисты не добились признания А. А. Бисенок, несмотря на имевшиеся у них улики. Взбешенные гитлеровцы расстреляли советскую патриотку, а ее труп сожгли. Узнав о гибели матери, Костя Бисенок собрал тридцать своих сверстников — учеников Дновской средней школы и ушел с ними к партизанам.

    Подпольная организация города Дно продолжала действовать под руководством Е. А. Финогеновой до полного освобождения Ленинградской области от немецких захватчиков.

    В трудные годы оккупации самоотверженно боролись подпольные партийные и комсомольские организации Порховского, Островского, Гдовского, Сланцевского, Солецкого и других районов области.

    Большую партийно-массовую работу среди населения провели Батецкий, Тосненский, Чудовский, Кингисеппский и другие райкомы партии северо-западных районов области. Трудящиеся Ленинградской области, несмотря на жестокий террор, поднялись на священную борьбу против немецких оккупантов. Под ногами гитлеровцев горела земля. В каждом городе, рабочем поселке и селе, оккупированном врагом, бесстрашно действовали подпольщики, возглавляемые коммунистами. Многие пали в этой тяжелой борьбе, но на место погибших вставали все новые и новые бойцы. Они еще и еще раз доказали, что свободолюбивый советский народ нельзя покорить. Народное сопротивление оккупантам ширилось и росло.

    * * *

    Под руководством партийных организаций в Ленинградской области широко развернулось партизанское движение. Партизаны днем и ночью наносили удары по немецким захватчикам, громили их технику, истребляли живую силу, помогали Советской Армии защищать Ленинград. Густая сеть железных и шоссейных дорог, связывающих глубокий вражеский тыл и фронт под Ленинградом, возлагала особые задачи на партизан. Активная помощь населения партизанам и умелое оперативное руководство способствовали широкому развитию партизанского движения.

    Большие леса, множество рек и болот создавали благоприятные условия для закладки партизанских баз и лагерей, облегчали налеты партизан на вражеские части, военные базы и коммуникации.

    Одной из замечательных особенностей партизанской борьбы в Ленинградской области являлось активное участие в ней отрядов ленинградских рабочих и интеллигенции. Так, в районах Псковщины против немецких захватчиков бок о бок с псковскими, полновскими, гдовскими, лядскими и другими партизанскими отрядами сражались полки и отряды ленинградцев, состоявшие из добровольцев — рабочих, интеллигенции и студентов вузов.

    На новгородской земле вместе с новгородскими, старорусскими, батецкими, полавскими, чудовскими, маловишерскими партизанами неутомимо громили врага отряд ленинградских спортсменов под командованием А. Я. Калнена, отряд сестрорецких рабочих под руководством коммуниста Г. П. Григорьева, отряд рабочих и служащих Куйбышевского района города Ленинграда под командованием А. И. Сотникова и десятки других городских партизанских отрядов. У самой линии фронта в исключительно трудных условиях вместе с тосненскими, оредежскими, лужскими, осьминскими и волосовскими партизанами боролись с оккупантами отряды рабочих и студентов Васильевского Острова под командованием студента Ленинградского университета коммуниста В. И. Дорофеева, рабочих Кировского района под командованием комсомольца Е. В. Туваловича, рабочих и инженерно-технических работников торфяной промышленности под командованием коммуниста Д. И. Власова и много других отрядов, сформированных в Ленинграде.

    Вот некоторые примеры их боевой деятельности.

    Все лето, осень и зиму 1941—1942 года у самой линии фронта активно действовал небольшой, но сильный и маневренный отряд студентов Ленинградского института физической культуры им. Лесгафта. Ядро отряда составляла небольшая, но сплоченная группа коммунистов. Этот отряд спортсменов-лыжников, спаянный железной дисциплиной и направляемый коммунистами, провел много удачных операций. Партизаны совершали внезапные налеты на вражеские гарнизоны, полицейские части, взрывали склады противника, пускали под откос вражеские эшелоны, уничтожали средства связи немецко-фашистских войск. Отряд почти постоянно был на марше. Легкий и подвижной, он в одни сутки делал по 60—70 километров, нападая на гитлеровцев то под Гатчиной, то под Лугой, то под Оредежем. В феврале 1942 года отряд совершил смелую диверсию — среди белого дня взорвал вражеский поезд с солдатами и офицерами на Варшавской железной дороге. К апрелю 1942 года отважные партизаны имели на своем счету 280 убитых и раненых фашистских солдат и офицеров. Диверсионные группы отряда в 42 местах подорвали полотно железной дороги и взорвали 87 мостов, из них 23 железнодорожных, пустили под откос более тысячи вагонов и платформ с живой силой, боевой техникой и военным имуществом врага. Бойцы отряда подбили 18 вражеских танков, четыре самолета, 143 грузовых и 84 легковых автомашины, 43 мотоцикла, взорвали четыре склада с боеприпасами, в 74 местах порвали связь, совершили 24 налета на прифронтовые аэродромы немцев. Во время засад на дорогах и в открытых боях отряд захватил 84 ручных и 13 станковых пулеметов, 800 винтовок и автоматов, семь орудий и другое вооружение. Трофейным оружием лесгафтовцы вооружили семь местных групп подпольщиков и партизан[27].

    Бойцы отряда собрали для разведотделов Ленинградского и Волховского фронтов ценные сведения о расположении сил противника. Почти все партизаны этого отряда неоднократно отмечались высокими правительственными наградами. Благодаря крепкой дисциплине, большой маневренности, внезапности нападений на противника и взаимной выручке бойцов за год боевой деятельности отряд понес сравнительно небольшие потери.

    Смежно с отрядом лесгафтовцев действовал отряд рабочих, созданный Кировским райкомом партии города Ленинграда, под командованием старшего лейтенанта комсомольца Е. В. Туваловича. Этот отряд, так же как и многие другие городские партизанские отряды, был рейдовым. Он наносил удары по транспортам врага на дорогах Волосовского, Гатчинского, Тосненского, Новгородского и других районов, совершал диверсии на Октябрьской, Витебской и Варшавской железных дорогах, вел разведку по заданию Ленинградского и Волховского фронтов. В феврале 1942 года отряд вырос в крупный рейдовый батальон партизан-автоматчиков, совершавший смелые налеты на железные дороги и вражеские гарнизоны. О его боевых действиях в народе слагались легенды. Он был грозой для гитлеровцев.

    В феврале 1942 года батальон совершил налет на крупную вражескую часть, расположенную под городом Любанью, и завязал с нею бой, позволивший вывести из окружения батальон 2-й советской ударной армии. 22 февраля партизаны-автоматчики напали на вражеский гарнизон в городе Любани и штурмовали его до 24 февраля, нанеся противнику большой урон. Партизаны прекратили свои атаки только тогда, когда на помощь фашистскому гарнизону подошли подкрепления, снятые с передовых позиций.

    Всю осень и зиму 1941 года совместно с батецкими и новгородскими партизанами действовал партизанский отряд, созданный Куйбышевским райкомом партии Ленинграда, под командованием коммуниста А. И. Сотникова. Отряд систематически наносил удары по грунтовым и железным дорогам Оредеж — Батецкая, Батецкая — Новгород. За зиму диверсионные группы отряда взорвали три моста на железной дороге Батецкая — Новгород, пустили под откос четыре вражеских эшелона с живой силой и боевой техникой, разгромили три крупных карательных отряда. По заданию командования Волховского фронта отряд собрал ценные сведения о силах противника под Новгородом. Большинство партизан отряда за боевые заслуги получило высокие правительственные награды. И здесь четкая организованность и высокая дисциплинированность привели к тому, что за зиму 1942 года отряд имел незначительные потери.

    Так же активно действовали под Ленинградом Всеволожский партизанский отряд под руководством инженера коммуниста Д. И. Власова, партизанский батальон под руководством инженера коммуниста К. Н. Валовича и многие другие.

    В тесном взаимодействии с городскими рейдовыми отрядами громили врага местные партизанские отряды. Они отличались от городских — рейдовых — своей «оседлостью». Ведя постоянные напряженные бои с карателями, местные отряды держались своих районов и были тесно связаны с местными жителями, проводили среди трудящихся оккупированных районов большую массово-политическую работу. Все эти отряды действовали под руководством партийных организаций, имели свой актив, свои резервы во всех селениях. Несмотря на постоянные преследования карателей, местные отряды располагали своими лагерями и созданными при помощи населения продовольственными базами.

    В тяжелых условиях у самой линии фронта вели героическую борьбу лужские партизанские отряды под общим командованием секретаря райкома И. Д. Дмитриева, Оредежский отряд И. И. Исакова, Гдовский — Т. Я. Печатникова, Кингисеппский — Г. И. Мосина, Волосовский — А. Н. Николаева, Осьминский — И. В. Ковалева и И. В. Скурдинского, Новгородский — П. В. Краснова, Батецкий — С. Ф. Зосимова, Тосненский — С. А. Крючина и многие другие.

    Небольшой Лужский партизанский отряд под командованием секретаря ветчинской партийной организации М. В. Романова состоял из партийного, комсомольского и колхозного актива Ветчинского сельсовета. Он был прочно связан с местным населением. Отряд всю зиму наносил удары по транспортам противника, нарушал связь, уничтожал из засад гитлеровцев. Коммунисты отряда часто проводили по ночам собрания и беседы с колхозниками. Немецкие каратели упорно охотились за отрядом Романова, много раз окружали его, но каждый раз отряд уходил от них, нанеся гитлеровцам большой урон. Лужский комендант решил найти среди местного населения предателей, рассчитывая с их помощью расправиться с партизанами. В населенных пунктах Лужского, Осьминского, Оредежского и других районов были расклеены объявления, в которых комендант обещал «за доставку живым командира партизанского отряда М. В. Романова 6 гектаров земли, 6 коров, 10 литров водки и 30 пачек махорки, а за доставку его мертвым — все это в половинном размере»[28].

    Но предателя не нашлось. Отряд М. В. Романова продолжал энергично действовать.

    Самоотверженно сражался с немецко-фашистскими оккупантами 2-й Лужский отряд, которым командовали братья Станислав и Иван Полейко. Отряд совершал налеты на транспорты врага, взрывал мосты, срывал телефонно-телеграфную связь. Гитлеровцы долго охотились за этим отрядом, но он был неуловим. Совершив нападение, партизаны бесследно скрывались в лесах. Но фашистам помог предатель — сын кулака, работавший в Мшинском леспромхозе. В конце октября на станцию Мшинская пришли разведчики отряда. Когда разведка возвращалась в отряд, предатель пошел следом. Установив место его расположения, он повел туда карательный отряд. Изменник Родины рассчитывал на щедрое вознаграждение. Нападение на лагерь отряда Полейко было совершено рано утром 4 ноября. В момент нападения в партизанском лагере находилось только 11 человек, остальные были на боевом задании. Первой вступила в бой разведчица отряда комсомолка Антонина Петрова. Она была на дежурстве и, заметив гитлеровцев, дала по ним автоматную очередь. Фашисты залегли. Партизаны заняли оборону и приняли бой против значительно превосходящих сил противника. Отражая натиск врага, один за другим пали семь партизан. Геройски погиб командир отряда коммунист Станислав Полейко. Дольше всех держалась небольшая группа храбрецов под командованием председателя Красногорского сельсовета коммуниста П. Д. Алексеева. Уничтожив восемь гитлеровцев, отважный коммунист также погиб смертью храбрых. Оказавшись в безвыходном положении, чтобы не попасть в руки врага, застрелился коммунист А. С. Филиппов. Последней погибла бесстрашная комсомолка А. В. Петрова.

    Боевая разведчица лужских партизан Герой Советского Союза А. В. Петрова. Погибла в бою с оккупантами 4 ноября 1941 года.


    Осенью и зимой 1941 года бои носили ожесточенный и упорный характер и стоили жизни многих замечательных советских патриотов. Во время осенне-зимней карательной экспедиции немецким захватчикам удалось нанести серьезный ущерб партизанским отрядам. Героически сражаясь в неравных боях с оккупантами, смертью храбрых пали сотни партизан и партизанок, среди них секретари райкомов партии В. П. Пушков, Н. А. Голышев, В. Т. Кашерин, А. В. Гущин. Некоторым руководителям партизан и подполья пришлось принять мученическую смерть от рук фашистских палачей. Так, в городе Порхове фашистами был схвачен и повешен секретарь Порховского райкома партии И. В. Курсаков. В Полновском районе во время карательной экспедиции гитлеровцы повесили на площади районного центра организатора полновских подпольщиков В. И. Кушникова. Зверски были замучены — сожжены живыми на кострах оредежские партизаны. Среди них коммунист Матвеев и его сын комсомолец Матвеев.

    Но ни суровая зима 1941/42 года, ни голод, ни зверские расправы немецких захватчиков не сломили волю советских людей к борьбе. Ленинградские партизаны продолжали наносить все более сильные удары по немецкой военной машине и грабительскому оккупационному режиму гитлеровцев.

    В боях все больше крепли связи партизан с Советской Армией, участились их совместные выступления. Так, во второй половине ноября, когда войска Волховского фронта перешли в наступление, маловишерские партизаны под командованием секретаря райисполкома Л. В. Карабача тайными, только им известными тропами провели полк советских воинов в тыл вражеской армии и этим помогли полностью разгромить вражеские части, отступавшие от рабочего поселка Большая Вишера и станции Гряды. В январе, во время наступления частей Северо-Западного фронта на Старую Руссу, старорусские партизаны под командованием секретаря райкома А. П. Лучина по лесным дорогам провели части Советской Армии во вражеский тыл, что в значительной степени обеспечило успех наступления. В этой операции части Советской Армии нанесли большой урон 16-й армии гитлеровцев, освободили рабочий поселок Парфино, деревни Юрьево и Взвад.

    Особенно широко развернулось партизанское движение в южных районах области. Коммунисты Дедовичского, Поддорского, Белебелковского и других районов, организовав сильные партизанские отряды, все лето и осень громили вражеские гарнизоны, подстерегали и уничтожали транспорты противника, нападали на вражеские штабы, гарнизоны и немецкие административные учреждения.

    Поддорский райком партии сформировал сильный районный партизанский отряд, который возглавили председатель райисполкома К. Н. Мирошниченко и секретарь райкома Г. Б. Ермаков. За лето и осень 1941 года отряд дважды нападал на районный центр Поддорье и вынудил гитлеровцев вывести из него свой гарнизон. К осени поддорские партизаны изгнали из своего района всех старост и старшин, поставленных гитлеровцами. В помощь партизанскому отряду во всех селениях были созданы группы самообороны, вооруженные винтовками и дробовыми ружьями.

    В течение всего времени оккупации райком партии издавал газету «Большевистское знамя» и распространял ее среди населения. Поддорские коммунисты открыто, днем проводили собрания и митинги местных жителей, являвшиеся важным средством мобилизации населения на борьбу против гитлеровских захватчиков.

    Дедовичский райком партии к осени 1941 года сумел поднять на борьбу с врагом все население района. Смелые партизаны под командованием секретаря райкома Н. А. Рачкова и А. Ф. Майорова очистили большинство сел района от мелких вражеских групп, а осенью совершили смелые налеты на крупные гарнизоны на станциях Судома и Платовец. Гитлеровцы удерживались только в районном центре и нескольких крупных селениях района.

    Смело действовал Белебелковский отряд под командованием начальника «Ленгортопа» П. Н. Невского и секретаря Белебелковского райкома партии П. В. Ступакова. Этот отряд парализовал все важнейшие коммуникации врага и наносил непрерывные удары по его транспортам.

    К осени 1941 года партизанские силы настолько возросли и возмужали, что встала необходимость объединения партизанских отрядов в более крупные соединения. В соответствии с решением Ленинградского обкома партии секретарь обкома А. А. Шинкарев и представитель политуправления Северо-Западного фронта А. Н. Асмолов объединили партизанские отряды южных районов в три крупные партизанские бригады. Из отрядов Крестецкого, Лычковского, Полавского, Демянского и Мстинского районов была образована 1-я партизанская бригада под командованием батальонного комиссара Н. П. Буйнова. Ядром бригады была сильная партийная организация. Партизаны 1-й бригады всю осень смело действовали у самого переднего края обороны противника.

    Партизанские отряды Дедовичского, Белебелковского, Дновского, Порховского, Уторгошского, Славковского, Пожеревицкого и Сошихинского районов были объединены во 2-ю партизанскую бригаду. Командиром бригады был назначен начальник новгородского Дома Красной Армии Н. Г. Васильев, комиссаром — секретарь Порховского райкома партии С. А. Орлов. В бригаде было 10 партизанских отрядов, в которых насчитывалось более тысячи партизан. В каждом отряде имелась крупная партийная организация[29].

    Залучские, поддорские и молвотицкие отряды объединились в 3-ю партизанскую бригаду под командованием секретаря Залучского райкома И. И. Иванова. В ней было около 200 партизан и партизанок.

    Партизаны южных районов, действовавшие в полосе Северо-Западного фронта, всю свою боевую деятельность проводили в интересах фронта, взаимодействуя с частями Советской Армии. Особую роль среди партизанских соединений южных районов играла 2-я партизанская бригада.

    * * *

    В октябре — ноябре 1941 года подпольная работа и партизанская борьба в южных районах области переросли в более высокие формы — от засад на дорогах, отдельных боев с карателями, налетов на мелкие вражеские гарнизоны партизаны перешли к более крупным операциям. Они громили гитлеровские гарнизоны и административные учреждения, освобождали село за селом. В результате успешных боевых действий партизаны очистили от гитлеровцев более 300 селений в Дедовичском, Поддорском, Белебелковском районах Ленинградской области и Ашевском районе Калининской области. На огромной территории, простирающейся на 120 километров с севера на юг и на 90 километров с запада на восток, была восстановлена Советская власть[30]. Только в Дедовичском, Поддорском, Белебелковском и Ашевском районах за короткий срок было восстановлено 30 сельских Советов и 170 колхозов. Повсюду были открыты школы, избы-читальни, больницы. Для руководства освобожденными районами вместо ранее существовавших райисполкомов были созданы боевые организационные тройки. В Белебелковском районе такую тройку возглавил секретарь райкома партии Н. А. Сергачев, в Дедовичском — работник райкома партии Е. М. Петрова, в Ашевском — секретарь райкома М. А. Куприянов. Так в глубоком вражеском тылу возник освобожденный район, названный населением «партизанским краем». Образование этого края явилось результатом самоотверженной борьбы советских людей, оказавшихся в тылу врага.

    Немецкое командование принимало решительные меры к ликвидации «партизанского края», этой «незамиренной территории», как его называли гитлеровцы. Против «партизанского края» было предпринято четыре крупных карательных экспедиции, но результаты их были для противника плачевными — партизаны отбили все атаки гитлеровцев и сохранили «партизанский край».

    Таким образом, на всей огромной территории Ленинградской области — от побережья Финского залива до Рдейских болот, от реки Нарвы до берегов Онежского озера — сразу же после фашистского вторжения развернулось массовое партизанское движение.

    Постоянно испытывая все усиливающиеся удары партизан и неся большие потери в технике и живой силе, немецкое командование начиная с октября 1941 года предпринимало против народных мстителей планомерные карательные экспедиции. На борьбу с партизанами и подпольщиками были брошены охранные части «СД» и «СС», полицейские карательные отряды и регулярные войска немецко-фашистской армии. Противник использовал все методы и средства: блокаду партизанских лагерей и районов, засады на путях передвижения отрядов, внезапные налеты на партизанские лагеря. Против партизан применялись все боевые средства, вплоть до артиллерии, танков и самолетов.

    Гитлеровцы не без оснований считали, что сила партизанского движения и успех борьбы подпольщиков — во всемерной поддержке их широкими народными массами. Поэтому все карательные экспедиции сопровождались зверскими расправами с населением, заподозренным в связях с партизанами. При этом нередко гитлеровцы уничтожали жителей целых селений.

    В конце ноября, стянув крупные силы вокруг «партизанского края», немецкое командование начало карательную экспедицию против 2-й партизанской бригады, руководимой Н. Г. Васильевым и С. А. Орловым. В боях против партизан участвовали карательные отряды и вражеские гарнизоны Дедовичей, Дно, Старой Руссы и других городов. Первый бой произошел у деревни Вихрище. В этом бою партизаны почти полностью уничтожили карательный отряд. Бои партизан против карательной экспедиции продолжались до конца декабря. Гитлеровцам удалось захватить и сжечь 39 деревень, входивших в состав «партизанского края», уничтожить продовольственные базы некоторых партизанских отрядов.

    В дикой злобе фашисты расстреляли и повесили 107 партизан и местных жителей, но цели своей не достигли. К концу января 1942 года партизаны не только изгнали немецких захватчиков из пределов края, но и значительно расширили его границы.

    В январе 1942 года, когда наступление войск Северо-Западного фронта продолжало успешно развиваться, командование 2-й партизанской бригады получило приказ усилить боевую деятельность партизан на железных и шоссейных дорогах и разгромить вражеский гарнизон в городе Холм Калининской области. Выполняя приказ, партизанские отряды совершили 80-километровый ночной переход и рано утром 16 января внезапно напали на охранявший город Холм большой вражеский гарнизон. Ожесточенный бой начался ранним утром и продолжался с неослабевающей силой в течение нескольких часов. Преодолевая ожесточенное сопротивление гитлеровцев, партизаны овладели большей частью города. Остатки фашистов укрылись за толстыми стенами городской тюрьмы. Бой здесь длился до полудня. Заключенные поняли происходящее и надеялись на скорое освобождение. Из открытых форточек тюремных камер раздавалось пение «Интернационала». Но сил партизан не хватило. К полудню со станции Локня к гитлеровцам пришло сильное подкрепление. Партизаны вынуждены были отойти.

    В этом восьмичасовом бою за город Холм партизаны уничтожили 475 гитлеровских солдат и офицеров, разбили 50 автомашин, разгромили немецкую комендатуру и радиоузел. Большими были потери и партизан. Смертью храбрых погибли 52 бойца и командира, среди которых были старый путиловский рабочий, председатель Дновского райисполкома командир отряда «Дружный» В. И. Зиновьев, секретарь Дновского горкома партии В. П. Селецкий, секретарь Славковского райкома партии Ф. Е. Барулин, председатель Сошихинского райсовета П. П. Рыжов, командир отряда А. К. Горяинов[31].

    В первых числах февраля 1942 года отрядами 2-й партизанской бригады «Буденновец», «Ворошиловец», «За Родину», «Грозный», «Храбрый» и им. А. К. Горяинова был подготовлен и совершен внезапный налет на крупный вражеский гарнизон в деревне Яски. Бой начался в 5 часов утра и продолжался 12 часов. В ожесточенной схватке был полностью разгромлен гарнизон «СС». Партизаны сражались с исключительной храбростью. Впереди шли коммунисты и комсомольцы, среди них секретарь Дедовичского райкома командир отряда «Буденновец» Н. А. Рачков, секретарь Славковского райкома Л. В. Цинченко, секретарь Пожеревицкого райкома партии А. П. Тараканова и многие другие.

    В ночь с 21 на 22 февраля подразделения 2-й партизанской бригады совершили смелый налет на крупный, сильно укрепленный вражеский гарнизон в районном центре Дедовичи. Под покровом ночи партизанские отряды им. А. К. Горяинова, «Буденновец», «Ворошиловец» и другие скрытно проникли на станцию и в поселок. Они внезапно атаковали немцев. Захваченные врасплох, гитлеровцы не сразу опомнились, но, поняв грозящую им смертельную опасность, открыли ураганный огонь, простреливая все улицы поселка. Осыпаемые градом пуль, партизаны выбили фашистов из зданий средней школы, Дома Советов, Дома крестьянина, райкома партии, железнодорожной станции. К рассвету боевая задача была выполнена — районный центр полностью очищен от врага. Заняв поселок и станцию, партизаны разрушили железнодорожный узел, взорвали склад с боеприпасами, уничтожили 13 дзотов, взорвали мост через реку Шелонь и стали отходить. Во время отхода связной из отряда Бундзена сообщил, что с востока на выручку разгромленной дедовичской группировки немцев движется карательный отряд численностью до 400 человек.

    Несмотря на большое превосходство сил противника, рота под командованием И. Г. Светлова атаковала карателей и остановила их движение. На помощь сражавшимся пришел отряд А. В. Ружникова. В жаркой схватке на подступах к Дедовичам карательный отряд гитлеровцев был разгромлен. Оставив на дороге 130 человек убитыми, фашисты поспешно отступили. Во время разгрома дедовичского гарнизона и карательного отряда подразделения 2-й партизанской бригады уничтожили сотни солдат и офицеров вражеской армии. Но и партизаны потеряли в этой операции более ста человек убитыми и ранеными[32].

    В ту же ночь партизанские отряды этой бригады под командованием Ю. П. Воронова и Н. И. Шамшурина совершили внезапный налет на село Тюриково, в котором размещался крупный гарнизон «СС». Налет партизан был настолько неожиданным и стремительным, что гитлеровцы не успели оказать сколько-нибудь серьезного сопротивления. В коротком бою было убито и ранено около 30 фашистских солдат и офицеров, 41 эсэсовец взят в плен. Партизанам достались богатые трофеи: их пришлось вывозить на 68 подводах. Потери партизан были незначительными[33].

    Кроме 2-й бригады в южных районах области успешно вели борьбу против немецких захватчиков 1-я и 3-я партизанские бригады. Они нанесли большой ущерб гитлеровцам, сорвали немало их операций по «умиротворению» непокорного населения, активно помогали действиям регулярных частей Советской Армии. Боевые успехи партизан южных районов в значительной мере были обусловлены всесторонней, массовой поддержкой населения, и в первую очередь трудящихся Дедовичского, Поддорского, Белебелковского и Ашевского районов. Оставшиеся в тылу захватчиков советские люди были глазами и ушами партизан. Они снабжали их продовольствием, укрывали раненых, проводили разведку, а во время партизанских налетов на селения непосредственно участвовали в боях.

    Выдающимся событием в жизни «партизанского края», которое явилось ярчайшим проявлением высокого патриотизма народа, была организация продовольственного обоза для жителей блокированного врагом Ленинграда. Предложение об организации обоза было выдвинуто коммунистами бригады во главе с комиссаром С. А. Орловым. На него горячо откликнулись колхозники края. Повсеместно начался сбор хлеба, мяса, масла, крупы и другого продовольствия. Люди отказывали себе буквально в самом необходимом, чтобы хоть как-то облегчить положение ленинградцев. В деревнях, дотла спаленных немецкими варварами, колхозники откапывали из ям остатки продовольствия, спрятанные от фашистских грабителей, и отдавали их в народный фонд помощи защитникам города-героя.

    Сбор продовольствия для ленинградцев вылился в яркую демонстрацию единства советского народа, его беззаветной преданности Советской Родине. В эти дни на многочисленных собраниях населения звучали пламенные патриотические речи колхозников и колхозниц. Мысли и чувства советских патриотов выразила одна из тружениц колхоза «Северный луч» — мать четырех защитников Родины. Она заявила на собрании:

    «Три моих сына защищают Советскую власть в Красной Армии, четвертого на днях отправила в партизанский отряд. Сама буду помогать фронту всем, чем могу. Пусть наш скромный подарок ленинградцам еще раз подтвердит нашу преданность Советской Родине».

    К 26 февраля 1942 года колхозники одного только Дедовичского района собрали 50 центнеров мяса, 94 центнера ржи, 25 центнеров пшеницы, 56 центнеров гороха, 132 центнера овса, 238 килограммов крупы. Собранное продовольствие было направлено к линии фронта. По дороге к обозу присоединились подводы из Белебелковского и Поддорского районов. Огромный обоз под охраной партизан благополучно переправился через линию фронта и 3 апреля прибыл в героический Ленинград[34]. Жители восторженно встретили его.

    4 апреля 1942 года делегацию партизан и колхозников «партизанского края» принял в Смольном секретарь обкома партии А. А. Жданов. Во время приема был объявлен приказ командования Ленинградского фронта о награждении наиболее отличившихся в боях с захватчиками партизан и партизанок. Это было заслуженное награждение партизан, произведенное Военным советом Ленинградского фронта от имени Президиума Верховного Совета СССР. Многим партизанам ордена и медали были вручены здесь же, в зале заседания Смольного. Троим отважнейшим ленинградским партизанам за особо выдающиеся заслуги перед Родиной Президиумом Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза. Этим почетным званием страна отметила пулеметчика 2-й партизанской бригады Михаила Семеновича Харченко, разведчицу лужских партизан Антонину Васильевну Петрову и командира боевой группы Гдовского партизанского отряда. Ивана Никитича Никитина. Выступая перед делегацией «партизанского края» от имени Коммунистической партии и Советского правительства, А. А. Жданов горячо поблагодарил ленинградских партизан и колхозников за помощь в защите города Ленина.

    — Товарищи, передайте партизанам и колхозникам тех районов, от коих вы делегированы, что мы, ленинградцы, и вся наша великая Советская Родина горды вашей работой, — говорил А. А. Жданов, — горды тем, что вы в невероятно трудных условиях, окруженные со всех сторон противником, в его глубоком тылу сумели высоко пронести знамя советских патриотов, сумели отстоять советский строй, колхозный строй и показать не только нашей стране, но и всему прогрессивному и передовому человечеству, что означает советский человек, знающий, за что он борется[35].

    Эта высокая оценка воодушевила партизан на новые ратные подвиги.

    Всю зиму 1941/42 года шла упорная борьба партизан и подпольная партийная работа во всех оккупированных районах Ленинградской области. Озверевший враг не жалел сил и средств для того, чтобы сломить волю непокоренного народа. Карательные экспедиции следовали одна за другой. Но тщетно. Все атаки гитлеровцев разбивались о стойкость и мужество советских людей.

    За первые восемь месяцев самоотверженной борьбы ленинградские партизаны и подпольщики оказали большую помощь Советской Армии. С июля 1941 года по март 1942 года партизанскими отрядами, полками и бригадами в оккупированных районах Ленинградской области было уничтожено около 16 тысяч немецких солдат, 629 офицеров, 11 полковников и три генерала, расстреляно 67 агентов гестапо и 163 изменника Родины. Партизаны пустили под откос 115 воинских эшелонов с живой силой и техникой противника, разгромили десятки вражеских гарнизонов, среди них холмский, дедовичский, поддорский, гдовский и другие, 8 штабов, 125 воинских складов, пять железнодорожных станций. Бесстрашными бойцами было сбито и сожжено 89 немецких самолетов, разбито 98 танков, тысячи грузовых и сотни легковых автомашин, мотоциклов, велосипедов, тракторов-тягачей, повозок. Народные мстители повредили и уничтожили 529 узлов и линий связи, сожгли 388 железнодорожных и шоссейных мостов[36].

    При всех серьезных успехах это был лишь первый этап народной войны — период развертывания партизанского движения. Нанесенные в этот период удары по оккупантам показали оставшимся в тылу противника советским людям, что они могут под руководством коммунистов облечь свою ненависть к захватчикам в активные формы сопротивления и внести свой достойный вклад в дело обеспечения победы над еще сильным фашистским зверем. Успешный опыт первого периода привел к новому подъему народной партизанской войны весной и летом 1942 года.

    * * *

    Успехи Советской Армии под Москвой и на ряде других фронтов, достигнутые зимой 1941/42 года, благоприятствовали дальнейшему развертыванию активных боевых действий партизан. Ленинградский областной комитет партии и штаб партизанского движения области тщательно изучили и обобщили опыт партизанского движения и работы подпольщиков за первые восемь месяцев, приняли ряд решений и провели необходимые мероприятия по организации нового подъема народной войны в тылу немецко-фашистских армий.

    В первую очередь были приняты меры по укреплению подпольных партийных организаций и усилению партийного руководства. Ленинградский обком и горком партии и штаб партизанского движения сформировали 26 районных и межрайонных партийных групп, в состав которых было включено более 200 руководящих партийных и комсомольских работников города и области. Группы состояли из 7—12 человек каждая. Они были вооружены легким автоматическим оружием, снабжены печатной техникой и средствами связи. Руководителями групп стали секретари райкомов партии и другие руководящие партийные работники[37]. Перед партийными группами были поставлены задачи: восстановить разгромленные врагом и укрепить ослабленные райкомы партии, возглавить работу подпольных организаций и групп и боевую деятельность партизанских отрядов, создать новые подпольные партийные, комсомольские и антифашистские группы, усилить действующие и организовать новые партизанские отряды.

    Партийные группы были посланы в Оредежский, Лужский, Шимский, Гдовский, Кингисеппский, Псковский, Полновский, Плюсский и другие районы.

    Для усиления партизанской борьбы было сформировано 107 новых партизанских отрядов и 27 диверсионных групп, три батальона и две партизанские бригады[38]. Многие старые партизанские соединения были пополнены личным составом, опытными командирами и политработниками, обеспечены легким автоматическим оружием и боеприпасами.

    Большая помощь была оказана северо-западным районам области. Сюда направлялись отряды Г. И. Богданова, В. М. Гутаренко, секретаря Маловишерского райисполкома Л. В. Карабача, секретаря Шимского райкома партии С. М. Беляева, батальон А. Я. Калнена, батальон В. П. Самухина, интернациональный батальон испанского национального героя М. Ф. Гульена и другие партизанские отряды и подразделения.

    Руководящими партийными органами и штабом партизанского движения области были значительно укреплены силы «партизанского края». Для этой цели была пополнена и отправлена в «партизанский край» 3-я партизанская бригада под командованием молодого талантливого командира А. В. Германа, сформирована 4-я партизанская бригада под командованием опытного командира — секретаря Старорусского райкома А. П. Лучина, а также несколько отдельных партизанских отрядов.

    Весной и летом 1942 года с новой силой развернулась партийно-политическая работа среди населения оккупированных районов. Ведущая роль в этой работе принадлежала районным партийным группам. Так, оредежская районная партийная группа под руководством секретаря райкома партии Ф. И. Сазанова начала работу с обращения к населению и установления связи с действующими подпольными партийными группами. В листовках и беседах с трудящимися коммунисты призывали не выполнять распоряжений немецкой администрации, не являться на строительство дорог, добывать оружие, создавать партизанские отряды, уходить в леса — всеми силами помогать Красной Армии громить немецких захватчиков. Обращение нашло горячий отклик у населения района. Вокруг районной группы объединилось много советских патриотов. В деревнях Теребуни, Красные Холмы, Кашино, Курско, Треньково и на заводе «Тарковичи» были созданы антифашистские группы.

    Весной и летом агитаторы районной группы обошли все селения района, распространили тысячи экземпляров листовок и сотни номеров районной газеты «Заря коммунизма». Они рассказали народу о героической борьбе Советской Армии и партизан, о самоотверженном труде советских людей, создали много антифашистских групп.

    После тяжелых зимних боев ожила и стала быстро расти осьминская районная партийная группа, которой руководил энергичный и смелый коммунист И. В. Скурдинский. Скурдинский и его товарищи к лету 1942 года создали в Осьминском районе 12 подпольных партийных организаций и 27 подпольных партийных, комсомольских и антифашистских групп.

    Между партийными организациями и группами была налажена постоянная связь. Связными часто были юноши и девушки. Особенно энергично работали: заручьевская партийная организация, руководимая инструктором Осьминского райкома партии М. С. Кругловым; старопольская партийная организация, которой руководила учительница коммунистка В. П. Волкова; кологривская, руководимая учителем коммунистом Т. И. Пятковым; рудницкая, во главе которой стоял колхозный активист И. Егоров, и другие. Партийные организации, через свой актив распространяя газеты и листовки, проводя беседы и собрания, призывали народ к активной борьбе. В ряде мест Осьминского района подпольщики устраивали открытые суды над предателями. Всем присутствовавшим на собрании предоставлялось право обличать предателей и вносить свои предложения о мерах их наказания. Как правило, жители требовали для фашистских прихвостней смертной казни. Решения собраний приводились в исполнение тут же, без промедления.

    Члены партийных групп часто рассказывали трудящимся о положении на фронтах Отечественной войны, о задачах партизанской борьбы. Летом в Осьминском районе был сформирован партизанский отряд, развернувший энергичную боевую деятельность.

    Так же активно включилась в работу гдовская партийная группа, возглавлявшаяся Н. И. Гавриловым, кингисеппская во главе с Г. М. Мосиным, плюсская, руководимая В. К. Красотиным, полновская под руководством В. А. Разыграева, шимская, возглавлявшаяся А. В. Степановой, и другие районные партийные группы. Они сплачивали народные массы, вселяли в них непоколебимую уверенность в окончательной победе над гитлеровской Германией, разоблачали лживую фашистскую пропаганду, направляли деятельность партизанских отрядов. Огромная и всесторонняя работа районных и межрайонных партийных групп, направляемых Ленинградским обкомом партии, привела к мобилизации новых слоев трудящихся для развертывания народной войны в тылу фашистских войск.

    Значительно усилилась и стала более разносторонней партийно-политическая работа среди населения южных и юго-западных районов области. Здесь она проводилась в несколько иных условиях, поскольку значительная территория была освобождена партизанами от оккупантов. В «партизанском крае» в июне 1942 года была проведена партийная конференция, сыгравшая большую роль в жизни края. Она открылась в Серболовских лесах 18 июня 1942 года, в разгар боевых действий партизан против летней карательной экспедиции гитлеровцев. На конференции присутствовало 55 делегатов, представлявших партийные организации партизанских полков и отрядов 1-й, 2-й, 3-й и 4-й партизанских бригад и 15 партийных организаций, действовавших в сельсоветах и колхозах края. Комиссар 2-й партизанской бригады С. А. Орлов в своем докладе подвел итоги партийно-политической работы коммунистов края и боевой деятельности партизанских соединений. Поделились опытом партийно-политической и боевой работы партийные руководители и политработники партизанских соединений, коммунисты территориальных партийных организаций. Конференция призвала коммунистов, комсомольцев, партизан и всех советских патриотов усилить борьбу против немецких захватчиков и наметила конкретную программу этой борьбы на ближайшее время. Особое внимание в выступлениях делегатов и в решении конференции уделялось развертыванию диверсионной деятельности на коммуникациях противника[39].

    В это время особенно важно было повысить боевую активность партизан, поскольку немецкое командование готовило новое большое наступление под Ленинградом. Это наступление было рассчитано на полное окружение Ленинграда и решающий удар по городу-герою. Командование группы армий «Север» усиленно перебрасывало к Ленинграду свежие резервы, боевую технику, боеприпасы. Необходимо было помешать этим приготовлениям врага, преградить его резервам путь на Ленинградский фронт.

    5 июля 1942 года Центральный штаб партизанского движения приказал Ленинградскому штабу усилить боевую деятельность партизан в полосе Северо-Западного, Волховского и Ленинградского фронтов, расширить свое влияние в глубоком тылу вражеской армии, оказать помощь латвийским, эстонским и карельским партизанам.

    Центральный штаб ориентировал ленинградских партизан на усиление боевой деятельности на всех главных коммуникациях, ведущих к Ленинграду, нанесение непрерывных ударов по железным и шоссейным дорогам[40]. В июле и августе Ленинградский штаб партизанского движения предпринял ряд очень важных мероприятий по усилению боевой активности партизан. На Волховский и Северо-Западный фронты были посланы уполномоченные при военных советах, создана оперативная группа по развертыванию партизанского движения в Южной Карелии, в полосе боевой деятельности 7-й армии.

    Для усиления боевой активности партизанских сил в юго-западные и западные районы были направлены 1-я, 3-я и 4-я партизанские бригады. До июля эти партизанские соединения находились в «партизанском крае». Командованию 2-й партизанской бригады было предложено выделить из своих отрядов не менее 250 боевых и диверсионных групп для действий на железных дорогах Псков — Порхов — Дно, Дно — Сольцы, Дно — Старая Русса. В июле и августе на этих железнодорожных линиях действовало 270 диверсионных и боевых групп 2-й партизанской бригады. За полтора месяца партизаны совершили 69 диверсий, пустили под откос 50 вражеских воинских эшелонов[41].

    В помощь гдовским и сланцевским партизанам, действовавшим на железных и шоссейных дорогах между городами Псков — Гдов — Сланцы и на шоссе Гдов — Струги Красные, была направлена 4-я партизанская бригада численностью до 450 человек под командованием секретаря Старорусского райкома партии С. М. Глебова[42]. Боевые группы бригады все лето вели непрерывные бои с немецкими карательными отрядами в Струго-Красненском, Лядском и Гдовском районах.

    Старорусские партизаны во главе с секретарем райкома ВКП(б) С. М. Глебовым за разбором боевой операции. Март 1942 года.


    В это же время из «партизанского края» уходили на юго-запад отряды 1-й партизанской бригады и латвийский полк «За Советскую Латвию». Этот полк под командованием латышских коммунистов В. Лайвиньша и О. Ошкална был создан Центральным Комитетом Коммунистической партии Латвии весной 1942 года. До июля он находился в «партизанском крае». Под руководством опытных командиров 2-й партизанской бригады латвийские партизаны изучали и осваивали опыт партизанской борьбы. 1-я партизанская бригада под командованием Н. П. Буйкова и латвийские партизаны, действовавшие сообща, представляли собой большую силу. На пути следования к границам Латвии они совершали смелые налеты на вражеские гарнизоны, громили карательные отряды. Совместными боевыми действиями, идя плечом к плечу, отряды латвийских и ленинградских партизан наголову разгромили большие гарнизоны в деревнях Горбы, Сорокино, Гусак и других[43].

    Во второй половине июля из «партизанского края» уходила, взяв курс на юго-запад, 3-я партизанская бригада в количестве 520 человек под командованием А. В. Германа[44].

    Партизаны 3-й бригады отправлялись для боевых действий на железных дорогах между городами Остров — Псков, Псков — Порхов и на шоссе Островского, Опочецкого, Новоржевского, Славковского и других районов. Перед партизанами 3-й бригады была поставлена очень трудная задача: выйти в безлесные районы и развернуть в них партизанское движение. Хорошо отработанная тактика борьбы в лесисто-болотистой местности южных районов Ленинградской области была непригодна в юго-западных районах. Здесь нужна была новая тактика. Вместо засад на лесных дорогах, внезапных нападений из укрытий, из обороны на опушках леса, берегах рек и болот в новых районах нужна была новая тактика — тактика больших рейдов, смелых и внезапных налетов, исключительно высокая маневренность. В обширных лесах Пришелонья легко можно было укрыть крупное партизанское соединение. На открытых же полях Славковского, Островского, Опочецкого и Новоржевского районов спрятать партизанское соединение в 500 человек было невозможно. Здесь старая тактика могла погубить партизанское соединение. А. В. Герман и его боевые товарищи А. И. Исаев, И. В. Крылов и другие выработали новую тактику. Ее смысл заключался в том, чтобы постоянно искать врага и истреблять его по частям, не давая ему объединить силы; жить не в лесах, а в деревнях, вместе с народом, взять его под свою защиту, во всем опираться на местных жителей. Гибкая, маневренная тактика борьбы и единодушная, самоотверженная поддержка всего населения обусловили боевые успехи партизанских отрядов. Имя талантливого командира А. В. Германа стало поистине легендарным. Тактике, проводимой А. В. Германом, — искать, преследовать и истреблять врага всюду и везде, во всем опираться на местных жителей — учились многие командиры партизанских отрядов, полков и бригад. В 1942 году в непрерывных ожесточенных боях 3-я партизанская бригада нанесла огромный ущерб немецким захватчикам. В этот период она утроила свой численный состав.

    1942 год был годом нового подъема партизанского движения в Ленинградской области. Осенью на огромной территории бушевало яркое пламя партизанской войны.

    Немецкое командование хорошо знало, какое большое значение в развитии партизанского движения имеет «партизанский край», и поэтому решило во что бы то ни стало уничтожить его. Весь июнь и август у границ края шли ожесточенные бои со значительно превосходящими силами гитлеровцев. Чтобы ликвидировать свободную советскую землю в тылу своих войск, командующий 16-й немецкой армией фон Буш бросил против партизан части 218-й стрелковой дивизии, 4-й заградительный полк и усиленные карательные отряды Дновского, Порховского, Пожеревицкого, Ашевского, Старорусского и других районов. Общая численность войск противника, действовавших в это время против «партизанского края», достигала шести тысяч солдат и офицеров, вооруженных артиллерией, танками и самолетами. «Партизанский край» с июля 1942 года защищала одна 2-я бригада, насчитывавшая к этому времени около 1200 человек. Однако и на этот раз оккупанты получили сокрушительный отпор. За месяц упорных боев партизаны истребили свыше трех тысяч солдат и офицеров противника, уничтожили большое количество его боевой техники.

    Большой размах получила партизанская борьба на Псковщине, а также во всех северо-западных районах области. На территории Псковщины энергично действовали партизаны 3-й прославленной бригады под командованием А. В. Германа, партизанские отряды под командованием И. А. Екимова, М. И. Шутова, Н. П. Дурыгина, Д. А. Шахтинского, Ф. С. Макарова и сотни диверсионных антифашистских групп. К северо-востоку от Гдова активно сражались с врагом партизанские отряды 1-й бригады под командованием С. М. Глебова, отряды, руководимые Т. Я. Печатниковым, С. А. Сергеевым, Г. Ф. Большовым, А. А. Забелиным, и десятки других отрядов.

    В Новгородских лесах, к северо-западу от реки Волхов, наносили удары по вражеским коммуникациям и гарнизонам отряды под командованием А. И. Сотникова, С. М. Беляева, Г. И. Богданова, Л. В. Карабача, И. И. Исакова и многие другие. С каждым днем боевая активность партизан усиливалась. Гитлеровцы не знали покоя ни днем ни ночью. Народные мстители были буквально вездесущи и появлялись нередко там, где оккупанты чувствовали себя в полной безопасности.

    Таким образом, держа гитлеровцев в постоянном напряжении и отвлекая на себя значительные их силы, партизаны оказали существенную помощь защитникам Ленинграда. Все атаки немецких войск на Ленинградском, Волховском и Северо-Западном фронтах в 1942 году были отбиты героическими частями Советских Вооруженных Сил.

    Бурно росла в этот год численность партизанских соединений. Если в январе 1942 года, после ожесточенных осенне-зимних боев, в захваченных немцами районах оставалось две партизанские бригады и около тридцати ослабленных партизанских отрядов, не превышающие двух тысяч человек[45], то летом 1942 года в этих районах действовало пять партизанских бригад, три батальона и 73 отряда общей численностью более шести тысяч партизан и партизанок[46]. Им помогали сотни антифашистских групп, а резервы составляли десятки тысяч жителей.

    В весенне-летний период 1942 года оккупантам был нанесен огромный урон в живой силе и технике. Но это были, образно говоря, еще только могучие громовые раскаты надвигавшейся всесокрушающей бури народного возмущения. В 1943—1944 годах эта буря охватила всю оккупированную территорию Ленинградской области и во многом помогла перешедшим в наступление войскам Советской Армии.

    * * *

    Победы, одержанные Советской Армией под Сталинградом и Ленинградом, на Северном Кавказе и у Великих Лук, развернувшееся в 1943 году мощное летнее наступление советских войск коренным образом изменили положение в тылу немецко-фашистской армии.

    Почти повсеместно, в том числе и в оккупированных районах Ленинградской области, враг был вынужден сократить численность своих гарнизонов, перебросить на фронт многие боеспособные части, охранявшие «завоеванную» советскую землю. Правда, фашистские изверги пытались «компенсировать» ослабление своих сил в этих районах усилением террора по отношению к местному населению. Но жестокие расправы приводили к обратным результатам: те, кто до сих пор пассивно сопротивлялся врагу, становились активными бойцами партизанских отрядов и членами антифашистских групп. Пламя народной войны разгоралось. Воодушевленные успехами Советской Армии, все новые и новые тысячи советских патриотов Ленинградской области вступали на путь вооруженной борьбы с немецко-фашистскими оккупантами. Налицо были объективные предпосылки перерастания партизанской борьбы во всенародное вооруженное восстание. Все это потребовало от партийных органов новых усилий, дальнейшего совершенствования форм и методов своей работы применительно к сложившимся условиям.

    Коммунистическая партия и Советское правительство неустанно следили за развитием партизанского движения. Имена смелых народных мстителей пользовались заслуженным почетом в нашей стране. В середине ноября 1942 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденами и медалями 891 партизана, отличившегося в борьбе против фашистских захватчиков. Советская страна высоко ценила подвиги патриотов и призывала их превратить массовое партизанское движение во всенародное. Для осуществления этой задачи требовалось всемерно повышать боевую активность действующих партизанских соединений, повсеместно создавать резервы из советских патриотов.

    Орган Центрального Комитета партии «Правда» от 14 ноября 1942 года в своей передовой статье «За всенародное партизанское движение!» писала, что, учитывая опыт партизанской борьбы за предшествующий год, штабы партизанского движения, их оперативные группы и весь командно-политический состав партизанских соединений должны усилить удары по железным дорогам и транспортам врага, срывать все его перевозки к фронту; истреблять вражеские гарнизоны и живую силу вражеской армии; уничтожать склады и базы вооружения, боеприпасов, горючего, продовольствия; разрушать линии связи, спиливать столбы, срывать провода; нападать на аэродромы, уничтожать самолеты, ангары, склады бомб, горючее; уничтожать хозяйственные команды, нападать на обозы, склады, элеваторы; уничтожать политических деятелей, генералов фашистской армии, а также предателей и изменников Родины; вести непрерывную разведку вражеского тыла.

    «Правда» писала, что вся страна, советский народ, Красная Армия ждут от партизан усиления борьбы, новых ударов по врагу. А для этого нужно было вести постоянную политическую работу среди населения оккупированных районов, рассказывать правду о советском тыле, о героической борьбе Красной Армии и советского народа против немецких захватчиков, разоблачать лживую фашистскую пропаганду, воспитывать ненависть к немецким захватчикам. В этих целях следовало издавать больше листовок, газет и других печатных материалов для населения оккупированных районов.

    Ленинградский обком партии и областной штаб партизанского движения, учитывая сложившуюся в области обстановку, во второй половине 1942 года осуществили ряд крупных мероприятий по обеспечению дальнейшего развертывания народной партизанской войны против оккупантов.

    Для усиления партийно-политической работы среди населения оккупированных районов и координации деятельности партизанских отрядов в конце 1942 года было создано 12 межрайонных партийных центров, руководителями которых были утверждены секретари и заведующие отделами райкомов партии, председатели райисполкомов и другие опытные партийные работники, хорошо знающие районы деятельности и накопившие опыт подпольной партийной работы и партизанской борьбы. В межрайонные центры было направлено 139 руководящих партийных и комсомольских работников[47].

    Областной комитет партии поставил перед межрайонными партийными центрами большие задачи: они должны были объединить усилия действовавших районных, городских и местных подпольных партийных организаций и антифашистских групп, расширить партийное и антифашистское подполье, создать новые партизанские отряды и возглавить руководство их деятельностью — словом, развернуть широкую работу по обеспечению массового всенародного партизанского движения в оккупированных районах Ленинградской области.

    Начало 1943 года ознаменовалось всемирно-исторической победой Красной Армии под Сталинградом. Эта победа мощным эхом отозвалась во всем мире. Она вызвала новый прилив трудовой активности советского народа в тылу, массовый героизм на фронтах и высокий подъем партизанского движения в тылу врага. Для трудящихся Ленинграда и Ленинградской области победа под Сталинградом имела особое значение. 19 января, после семидневных ожесточенных боев в районе Синявинских болот, воины Ленинградского и Волховского фронтов прорвали блокаду и соединились. 7 февраля 1943 года в Ленинград после длительного перерыва прибыл первый поезд с «Большой земли».

    Победа Красной Армии под Сталинградом и Ленинградом усилила веру советского народа в скорое завершение Отечественной войны полной победой над гитлеровской Германией.

    Межрайонные подпольные партийные центры широко разнесли весть о победах под Сталинградом и Ленинградом. Коммунисты-подпольщики ходили по деревням, читали газеты и листовки, организовывали слушание радиопередач из советского тыла, проводили беседы, собрания и митинги. Работа подпольных партийных центров, подпольных партийных организаций приняла широкие размеры. Всенародное стремление к активной борьбе с оккупантами стало настолько большим, что имевшиеся на местах районные и низовые партийные организации уже не могли полностью охватить своим руководством это могучее движение. Восполнило этот пробел и подняло политическую и организаторскую работу партийных организаций в массах на более высокий уровень, соответствующий новым условиям и задачам борьбы, создание межрайонных партийных центров.

    Придавая большое значение партийной печати, ее воздействию на массы, в январе 1943 года Ленинградский обком партии принял решение об издании для партизан и населения оккупированных районов двух областных газет: «Ленинградский партизан» и «За Советскую Родину». Первый номер газеты «Ленинградский партизан» вышел 19 февраля 1943 года. Он был посвящен победам Красной Армии под Сталинградом и Ленинградом. В январе Новгородский подпольный партийный центр, руководимый секретарем Шимского райкома партии С. М. Беляевым, выпустил первые номера новгородской газеты «Звезда» и шимской — «Путь к социализму». В марте Псковский партийный центр, руководимый секретарем Псковского горкома партии М. Ф. Михайловым и В. А. Акатовым, стал издавать газету «Псковский колхозник». Вслед за ней после длительного перерыва стала выходить газета 2-й партизанской бригады «Народный мститель».

    Кроме газет партизанские типографии стали печатать много листовок, воззваний, обращений ко всем слоям населения оккупированных районов с призывом браться за оружие и громить врага. Агитационно-пропагандистская работа получила невиданный размах. Под руководством межрайонных партийных центров борьба партизанских отрядов и деятельность подпольных организаций еще более активизировались, в борьбу включались новые сотни и тысячи советских патриотов. Они пополняли действующие партизанские отряды. Возникли условия для создания новых отрядов. В свою очередь отряды объединялись в партизанские бригады. 10 февраля из отрядов 3-й партизанской бригады И. И. Грозного и Л. П. Нестерова была сформирована 5-я Ленинградская партизанская бригада. Ее командиром был назначен офицер-пограничник К. Д. Карицкий, а комиссаром — рабочий Горьковского автозавода И. И. Сергунин.

    В марте была сформирована Волховская партизанская бригада. Ее командиром стал секретарь Старорусского райкома партии А. П. Лучин, а комиссаром — секретарь Оредежского райкома партии Ф. И. Сазанов. Бригады, развернув активные действия, стали быстро расти.

    Под влиянием подпольных партийных центров всюду расширилась боевая деятельность партизан. Только псковские и новосельские партизанские отряды в мае 1943 года разгромили шесть вражеских гарнизонов, уничтожили много мостов на шоссейных и проселочных дорогах, пустили под откос 10 воинских эшелонов противника, взорвали сотни железнодорожных рельсов. Участок Варшавской железной дороги между станциями Новоселье и Торошино, подвергавшийся особенно сильным и систематическим ударам партизан, гитлеровцы называли «дорогой смерти».

    Нарастали и крепли удары партизан по коммуникациям врага в прифронтовых районах под Ленинградом. За май партизанские отряды только что сформированной Волховской бригады пустили под откос 33 вражеских эшелона, уничтожив сотни вагонов с солдатами, боевой техникой и боеприпасами[48].

    Исключительно бурно развивалось партизанское движение в южных районах Ленинградской области. Огромные леса здесь буквально были переполнены партизанами. В них действовали крупные партизанские отряды.

    Под руководством межрайонных партийных центров усилилась и массово-политическая работа среди населения. Коммунисты и комсомольцы стали действовать смелее и решительнее. Многолюдные собрания и митинги проводились открыто, так как фашистские прихвостни — старосты и полицейские частью были истреблены, а оставшиеся боялись вообще появляться перед народом там, где отсутствовали немецкие войска. На собраниях колхозники принимали решения: не давать продовольствия гитлеровцам, не выходить на дорожные работы, всячески помогать Советской Армии и партизанам уничтожать немецких захватчиков. Часто после таких собраний многие жители вступали в партизанские отряды. Так, в Новоселье после собрания, проведенного коммунистами, в партизанский отряд вступили все местные трактористы во главе с бригадиром Петровым. В одну из сентябрьских ночей ушли в партизанский отряд все железнодорожники станции Торошино. В сентябре в партизанский отряд вступила команда, охранявшая мосты на железных дорогах Псковского узла. Из Пскова, Порхова, Острова, Сольцов, Гдова, Дно, Луги и других городов каждую ночь подпольщики приводили к партизанам большие группы бежавших советских военнопленных и жителей города. На борьбу с врагом уходили целые селения. Многие районы становились сплошь партизанскими.

    Летом особенно успешно действовали партизаны 2-й, 3-й и 5-й партизанских бригад. За счет притока местного населения они превратились в крупные партизанские соединения. Так, в 3-й партизанской бригаде, которой командовал А. В. Герман, в 1942 году было немногим больше 500 партизан. К лету 1943 года она выросла более чем в двухтысячное соединение. Цементирующим ядром бригады были коммунисты — 350 человек, их верными помощниками были 333 комсомольца[49]. Бригада имела большие резервы во всех районах. Она могла бы удвоить и утроить свои ряды, но не хватало оружия. Партийные и комсомольские организации отрядов и боевых групп, как и в армейских частях, систематически проводили собрания, политбеседы, политинформации, выпускали боевые листки. На партийных и комсомольских собраниях обсуждали отчеты парторгов, комсоргов, командиров групп о выполнении приказов командования, об авангардной роли коммунистов и комсомольцев в бою, о работе среди населения, о военной дисциплине.

    Один из выдающихся организаторов партизанского движения, командир 3-й партизанской бригады Герой Советского Союза А. В. Герман. Погиб в бою в сентябре 1943 года.


    Для подготовки командно-политического состава отрядов под руководством комиссара бригады А. И. Исаева были созданы курсы, на которых опытные командиры и комиссары читали лекции и проводили практические занятия. На курсах будущим командирам и политработникам были прочитаны лекции о битве под Курском и Орлом, о единстве фронта и тыла, о самоотверженном труде советского народа, о партизанах как боевых помощниках Советской Армии, о том, что приказ командира — закон для бойца. Командиры групп и опытные подрывники проводили с молодыми партизанами занятия по подрывному делу. Так было во всех партизанских бригадах.

    Во второй половине июля по указанию Центрального штаба партизанского движения Ленинградский штаб принял меры для усиления ударов по железным дорогам. Это был приказ о начале «рельсовой войны». «Рельсовая война» в тылу вражеской армии знаменовала собой подъем партизанского движения на новую, высшую ступень. Она требовала высокой дисциплины, хорошей технической подготовки партизан, высокой маневренности и квалифицированного руководства отрядами. 29 июля 1943 года был осуществлен первый массовый налет всех партизанских соединений Ленинградской области на главные коммуникации врага. Главным объектом нападения были Варшавская и Витебская линии железных дорог. Партизанские отряды 3-й бригады вышли к железным дорогам на участке Остров — Псков и Псков — Порхов; партизаны 2-й бригады под командованием Н. А. Рачкова — на участок Псков — Струги Красные; отряды 5-й партизанской бригады сосредоточились на Варшавской железной дороге между Стругами Красными и Лугой, на Витебской — между станциями Дно — Батецкая и Дно — Старая Русса; отряды Волховской партизанской бригады приготовились к нападению на Варшавскую железную дорогу на участке между станциями Луга — Мшинская и на Витебскую железную дорогу между станциями Батецкая — Вырица. С наступлением сумерек партизанские отряды по приказу своих командиров совершили налет на дороги. Подрывники взрывали мосты, стрелки, громили станционные сооружения, спиливали телефонно-телеграфные столбы, срывали провода. Удар был потрясающей силы. С этого времени массовые налеты на железные дороги повторялись неоднократно. Немецкие восстановительные команды не успевали ремонтировать железнодорожное полотно. Не хватало рельсов. Партизаны 3-й бригады только за один месяц взорвали свыше 10 тысяч рельсов, пустили под откос 15 вражеских воинских эшелонов, разгромили семь гарнизонов[50]. Ущерб был всюду колоссальный, некоторые участки железных дорог были сильно разрушены. Гитлеровцы приходили в бешенство. 28 августа Гитлер в своей директиве охранным дивизиям вынужден был признать, что положение на транспорте с перевозками становится катастрофическим, из-за диверсий партизан на дорогах ночное движение становится невозможным. Частые подрывы на партизанских минах привели почти к полному параличу многие участки железных дорог, запасы рельсов и подвижного состава исчерпаны… Это задерживает движение. Если партизаны добьются в августе даже незначительного увеличения крушений поездов, то наступит полный паралич железных дорог. Гитлер предлагал принять самые решительные меры для борьбы с партизанами, увеличить число железнодорожной охраны на 30—40 процентов, выделить для этого 12 дивизий.

    «Рельсовой войной» партизаны решали две крупные задачи: срывали переброску резервов к фронту и отвлекали на охрану железных дорог десятки немецких дивизий, и это в то время, когда солдаты и боевая техника были крайне нужны немецкому командованию под Курском и Орлом и на других участках огромного советско-германского фронта.

    В сентябре начались ожесточенные схватки партизан с немецкими карательными экспедициями. Командование вражеской группы армий «Север» бросило против партизан три охранные дивизии, многие регулярные части, снятые с фронта, десятки карательных отрядов.

    Только против 3-й партизанской бригады в сентябре 1943 года в Новоржевском районе было сосредоточено 14 тысяч немецких солдат и офицеров. Партизаны под руководством А. В. Германа целых две недели вели беспрерывные упорные бои.

    6 сентября у деревни Житница Новоржевского района враг окружил бригаду. Положение создалось критическое, боеприпасы были на исходе. А. В. Герман приказал держаться до сумерек. С наступлением вечера командир бригады принял на себя командование штабным отрядом и повел его на прорыв вражеского кольца. Решительным ударом по гитлеровцам бригада вышла из окружения. Но командир бригады остался на поле боя…

    Вначале А. В. Герман был ранен в ногу, но продолжал продвигаться вперед. Вторая пуля попала в висок. А. В. Герман упал мертвым. В горячке ночного боя партизаны не сразу обнаружили гибель командира. Они думали, что А. В. Герман, как всегда, где-то впереди. Но на этот раз его не оказалось среди партизан. Командование бригадой принял на себя коммунист И. В. Крылов. От него партизаны и узнали о гибели любимого командира.

    Ярость охватила их сердца. Измученные длительными боями, с небольшим запасом патронов, партизаны, укрыв раненых товарищей, вернулись туда, где только что кипел горячий бой. Враг был потрясен неожиданным нападением. Битва была жестокой. Во многих местах она переходила в рукопашные схватки. Партизаны мстили за своего командира. Гитлеровцы не выдержали яростного натиска и поспешно отступили.

    На рассвете партизаны нашли тело Александра Викторовича Германа. Рядом с ним лежала пробитая пулей фуражка с красной звездой, на боку знакомый планшет с аккуратно сложенной, как всегда, оперативной картой, в правой руке новенький маузер. Партизаны стояли молча, сняв шапки. Потом, бережно укутав тело командира в плащ-палатку, двинулись в обратный путь. Тело командира было решено переправить в советский тыл. Гитлеровцы пытались уничтожить партизан, многократно навязывая им бои. Сражения носили ожесточенный характер. Партизаны прорвали кольцо окружения и вынесли тело командира. Когда бригада оторвалась от преследования, бойцы, собравшись около И. В. Крылова, предложили присвоить бригаде имя ее легендарного командира и поклялись быть достойными этого имени. Штаб партизанского движения удовлетворил просьбу партизан. С сентября 1943 года 3-я партизанская бригада приняла славное имя Александра Викторовича Германа — воспитанника ленинградского комсомола.

    * * *

    В сентябре и октябре 1943 года во многих районах Ленинградской области стало стремительно нарастать мощное народное вооруженное восстание. Его движущей силой был пламенный советский патриотизм, безграничная преданность советского народа своему государственному и общественному строю, горячая любовь к Коммунистической партии, жгучая ненависть к немецко-фашистским поработителям. Прямыми причинами, обусловившими массовый характер народной борьбы в тылу немецких захватчиков, были вдохновляющие победы Советской Армии на фронтах Отечественной войны, огромная политическая и организаторская работа партийных и комсомольских организаций среди населения. Партизаны и подпольщики своей боевой деятельностью значительно ослабили немецкий оккупационный режим и воочию показали населению, что с врагом можно сражаться и в тылу, что партизанское движение — это такая сила, которая способна оказать большую помощь Советской Армии в достижении победы над гитлеровскими захватчиками. Возросшая вера в победу вовлекла в партизанское движение всех, кто жаждал разгрома оккупантов и восстановления свободной советской жизни. А этого желали все советские патриоты.

    Именно в силу этих причин партизанская борьба в Ленинградской области в конце 1943 года вылилась во всенародное вооруженное восстание.

    Непосредственным поводом, ускорившим развертывание всенародного вооруженного восстания, был приказ немецкого командования о поголовной эвакуации советского населения в Германию. Этот чудовищный приказ преследовал две цели: обеспечить немецких фабрикантов и помещиков даровой рабочей силой и превратить оккупированную территорию в безлюдную пустыню, затруднить наступление Советской Армии. В соответствии с инструкциями главного командования немецкой армии местные комендатуры оккупантов начали поголовную эвакуацию населения оккупированных районов Ленинградской области на запад. Так, военный комендант Полновского района разослал по населенным пунктам приказ, в котором говорилось:

    «Военное командование предписывает полностью очистить нашу местность. Через два часа все население деревни должно стоять на улице, готовое выступить по направлению на Махновку. Кто остается в оккупированной области, будет считаться бандитом, подлежащим расстрелу»[51].

    Чтобы ввести население в заблуждение в отношении целей эвакуации, было объявлено, что она проводится для того, чтобы покончить с партизанским движением. Гитлеровцы предупреждали крестьян, что все, уклонившиеся от эвакуации, будут расстреляны на месте как пособники партизан. Для осуществления этого варварского плана в районы Ленинградской области прибыли специальные зондерфюреры, команды эвакуаторов и факельщиков, которые местное население сразу же окрестило командами грабителей и убийц. Эвакуация началась с присущей гитлеровцам звериной жестокостью и беспощадностью. Команды эвакуаторов, как стаи диких зверей, врывались в деревни, выгоняли население на улицы и, зачитав приказ об эвакуации, давали несколько минут на сборы. Всех захваченных под конвоем угоняли на запад. Тех, кто оказывал сопротивление, гитлеровцы тут же, перед односельчанами, расстреливали. В случаях организованного сопротивления фашисты учиняли массовые расстрелы, а деревни сжигали.

    В каждой волости фашисты оборудовали сборные пункты для эвакуируемых. Как правило, это были сараи или скотные дворы. В них сгоняли сотни людей и держали их там по нескольку дней.

    Как и всегда, фашисты при проведении эвакуации показали свою грабительскую сущность. Но, чтобы как-то прикрыть грабеж, они объявляли все эвакуированное население военнопленными, а имущество угоняемых на фашистскую каторгу — трофеями немецкой армии.

    Осенью по всем районам области пылали деревни: фашистские варвары расправлялись с непокорными жителями, уклонявшимися от угона в Германию.

    Жители сожженной захватчиками деревни Броды уходят в леса к партизанам.


    В ответ на это чудовищное злодеяние гитлеровцев вспыхнуло массовое вооруженное восстание. Народ решительно взялся за оружие, пошел к партизанам, чтобы вместе с ними громить гитлеровцев, помогать Советской Армии освобождать родную землю от фашистской нечисти. В течение сентября и октября восстание крестьян охватило всю оккупированную территорию области: Уторгошский, Плюсский, Лужский, Порховский, Струго-Красненский, Дновский, Солецкий, Батецкий, Псковский, Середкинский, Новосельский, Карамышевский, Полновский, Гдовский, Сланцевский, Лядский и другие районы. Приток в партизанские отряды был настолько велик, что многих прибывших нечем было вооружать. Повстанцы сами добывали оружие в боях с эвакуаторами и полицейскими, и все же оружия не хватало. Тогда на помощь пришли ленинградцы. Они передали повстанцам около 15 тысяч винтовок, 7 тысяч автоматов, свыше тысячи пулеметов, 123 противотанковых ружья, 112 минометов, многие тысячи мин, 80 тысяч гранат, 114 тонн взрывчатых веществ, 17 миллионов патронов[52].

    Народное вооруженное восстание в оккупированных районах Ленинградской области нельзя рассматривать как стихийное. Оно было подготовлено коммунистами-подпольщиками и партизанами под руководством Ленинградского обкома партии и областного штаба партизанского движения. Советские люди с первых дней войны ненавидели фашистских захватчиков и всегда были готовы с оружием в руках подняться на освобождение своей земли. Но одной моральной готовности для вооруженного восстания, разумеется, было недостаточно. Необходимо было сплотить и организовать народные массы, найти правильные формы народной войны в тылу захватчиков, на практике убедить народ в действенности партизанской борьбы, выковать кадры ее руководителей, наконец, правильно выбрать момент начала массового восстания, чтобы его поддержали наступательные операции Советской Армии. Все эти условия сложились в оккупированных районах Ленинградской области к осени 1943 года. И именно с учетом этих условий Ленинградский обком партии взял курс на организацию всенародного вооруженного восстания. В своем обращении к рабочим, крестьянам и интеллигенции временно оккупированных немецко-фашистскими захватчиками сел и городов Ленинградской области от 24 сентября 1943 года обком партии писал:

    «Дорогие товарищи, братья и сестры! Наступает время вашего освобождения из-под страшного, кровавого ига немецко-фашистских захватчиков…

    Скоро и к вам придет наша Красная Армия. Как побитые псы, потянутся мимо вас разбитые и отступающие фашистские банды».

    Говоря о конкретных задачах населения оккупированных районов, обком партии указывал:

    «Ваша священная обязанность, долг советских граждан — помочь Красной Армии, не давать фашистам опомниться от ударов, не давать им закрепиться на новых рубежах, бить врага без передышки…

    Фашистский зверь тяжело ранен, но еще не добит. Издыхающую фашистскую гадину надо добить!..

    Смело ударяйте с тыла по фашистским бандитам. Действуйте беспощадно! Мстите за все…

    Разрушайте дороги, мосты, уничтожайте автомашины, пускайте под откос вражеские поезда.

    Связывайтесь с народными мстителями — партизанами. Объединяйтесь в новые партизанские отряды, множьте их число. Выходите на борьбу все от мала до велика…

    Час расплаты, час всенародной мести врагу настает. Поднимайтесь все на беспощадную истребительную войну против немецких оккупантов… Смерть немецким захватчикам!»[53]

    Областной комитет партии призвал население повсеместно громить вражеские гарнизоны и органы оккупационной администрации, восстанавливать органы своей власти — Советы.

    В деревни и села были направлены сотни коммунистов и комсомольцев, ставших непосредственными организаторами всенародного восстания.

    Вооруженное восстание началось в сентябре 1943 года в районе деятельности 5-й партизанской бригады, которой командовал К. Д. Карицкий. Оно охватило Уторгошский, Струго-Красненский, Солецкий, Батецкий, Дновский и Лужский районы с населением более ста тысяч человек.

    В сентябре и октябре партизанские полки 5-й бригады и восставший народ уничтожили гарнизоны врага, полицейские группы и оккупационную администрацию во всех населенных пунктах этих районов, за исключением городов, районных центров, крупных поселков и железнодорожных станций. Оставшиеся здесь гарнизоны противника окопались рвами, огородились колючей проволокой, построили круговую оборону, дзоты, установили круглосуточное дежурство в оборонительных сооружениях. Но завоеватели уже не были хозяевами положения в этих районах. Подлинным хозяином стал народ.

    Когда в повстанческих районах оккупационный аппарат был разрушен, во весь рост встал вопрос об организации власти. По указанию обкома партии в каждом районе были созданы районные тройки, волости ликвидированы и восстановлены сельские Советы, в деревнях и селах вместо старост назначены уполномоченные троек. Тройки создавались из руководящих партийных, советских и комсомольских работников: секретарей райкомов партии, председателей райисполкомов, руководителей и членов межрайонных центров, руководителей партийных организаций, вышедших из подполья.

    Уполномоченными по деревням назначались коммунисты-подпольщики, руководители антифашистских групп. Среди них были и бывшие старосты, работавшие в свое время по заданию партизан. Вновь возрожденные органы Советской власти взяли под охрану мирных жителей, их жилища и имущество, развернули формирование и обучение партизанских резервов, снабжали партизан продовольствием, обеспечивали их одеждой и обувью, вели непримиримую борьбу с предателями и изменниками Родины, вели агитационную работу среди населения. При каждой районной тройке были созданы боевые отряды, командирами которых назначались, как правило, председатели троек. При сельских Советах и по деревням были сформированы местные отряды самообороны. Их командирами стали председатели сельсоветов и уполномоченные. Отряды состояли из крестьян и крестьянок, вооруженных винтовками, ружьями, обрезами. В задачи местных отрядов и групп самообороны входила охрана лесных лагерей и деревень от вторжения врага. Для наказания предателей и изменников Родины при районных тройках были созданы народные суды, состоявшие из местных жителей.

    Раньше других органы народной власти возникли в Уторгошском районе — центре восстания и действия 5-й партизанской бригады. И это не случайно. В Уторгошском районе с первых дней войны активно действовали партизаны и подпольщики. В сентябре 1943 года все взрослое население Уторгошского района, способное носить оружие, вступило в партизанские отряды и местные отряды самообороны. В целях безопасности женщины, старики и дети из деревень были переведены в лесные лагеря.

    Уторгошскую районную тройку возглавил опытный партизан и партийный работник Василий Петрович Петров — «Петрович». Здесь был создан районный отряд в составе 80 человек.

    Новая власть начала свою работу с восстановления сельских Советов и замены старост уполномоченными. К концу сентября в районе были ликвидированы волостные управы, отменены все приказы и распоряжения немецких оккупационных властей, создано 15 сельских Советов и по деревням назначено 123 уполномоченных районной тройки.

    Первой и главной заботой руководителей района была подготовка лесных лагерей к зиме. К сентябрю в лесах Уторгошского района собралось население Уторгошского, Солецкого, Дновского и других районов. Лесные лагеря находились под руководством сельских Советов и уполномоченных тройки. Возрожденный восставшим народом Буйновский сельский Совет во главе с коммунистом В. Семеновым в сентябре вывел все население в леса за деревню Ляды, где были сооружены четыре лесных поселения. В каждом из них были вырыты землянки, построены пекарни, бани и скотные дворы. В сентябре в лагере разместилось до 20 тысяч местных жителей, а осенью в буйновские лагеря прибыло еще более 10 тысяч колхозников из Большой Уторгоши, из Батецкого района и даже из деревни Саблино Тосненского района. Все вновь прибывшие были устроены в теплых землянках, обеспечены хлебом, картофелем, а дети — молоком. Для снабжения населения других районов было выделено 8 тонн зерна, 25 тонн картофеля и 400 тонн фуража для содержания скота. Лагерь охранялся отрядом самообороны, вооруженным винтовками. Такие же лагеря были созданы в Павшицах, Людятине, Конезерье и других сельсоветах Уторгошского района.

    Партийные организации проявляли большую заботу о здоровье и политическом просвещении населения района. В каждом лагере были медицинские работники. Силами агитаторов в лагерях регулярно проводились коллективные читки газет и брошюр, беседы, собрания. Политотдел партизанской бригады снабжал лагеря большим количеством печатных материалов.

    В Уторгошском районе были созданы четыре партийные и 18 комсомольских организаций. Они руководили органами народной власти в деревнях и селах. Эти организации и сельские Советы создали 13 местных партизанских отрядов и много групп самообороны. Здоровые мужчины массами шли в партизанские формирования. Только в деревнях Вяжищи, Подневики и Березицы в октябре вступили в 5-ю партизанскую бригаду сотни колхозников.

    С созданием органов народной власти все хозяйственные заботы о партизанах перешли к ним: заготовка продовольствия для партизан и фуража для их кавалерийских отрядов, изготовление одежды и обуви. Для пошива обуви и одежды в лесных лагерях были созданы портняжные, сапожные, валяльные и другие мастерские. В районе было заложено 55 продовольственных баз.

    Большую помощь партизанам оказали местные жители. Они собрали много овчин, кож, полушубков, валенок, рукавиц, теплых шапок[54].

    Органы народной власти были созданы коммунистами 5-й партизанской бригады в Солецком, Струго-Красненском, Дновском, Батецком и Лужском районах.

    В октябре и ноябре против немецких захватчиков восстали трудящиеся южных и северо-западных районов области. Их организаторами были Псковский и Гдовский партийные центры, а также партизаны 2-й, 3-й и 9-й бригад. Здесь, так же как и в районе деятельности 5-й партизанской бригады, была уничтожена оккупационная администрация и созданы органы Советской власти.

    К концу 1943 года на всей оккупированной территории Ленинградской области бушевало пламя массовой партизанской войны. Опираясь на восставший народ, партизаны сорвали коварные планы ограбления и опустошения Ленинградской области, истребления и угона в Германию населения оккупированных районов. Партизаны и восставший народ преграждали путь гитлеровцам в населенные пункты, брали под свою защиту советских людей, их жилища и имущество. Начиная с сентября 1943 года и до полного изгнания немецких войск из Ленинградской области партизаны и восставшее население оккупированных районов совместно разрушали железнодорожные магистрали, шоссейные и проселочные дороги, громили штабы и гарнизоны, волостные управления и полицейский аппарат немецких захватчиков.

    Население единодушно взяло на себя все заботы о 35-тысячной армии советских партизан, обеспечивало их продовольствием, одеждой, обувью и всем необходимым. Для лечения раненых партизан создавались госпитали. Уход за ранеными целиком осуществлялся женщинами и девушками — колхозницами. Они сохранили жизнь тысячам раненых партизан. Через органы народной власти трудящиеся только двух повстанческих районов собрали в фонд обороны страны 340 тысяч рублей деньгами, 555 тысяч облигациями государственных займов и на большую сумму разных ценностей.

    Народное вооруженное восстание явилось высшим этапом борьбы трудящихся Ленинградской области против немецких захватчиков за свободу и независимость нашей Родины.

    * * *

    Наступление советских войск под Ленинградом началось рано утром 14 января 1944 года. К началу наступления войск Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов (бывшего Северо-Западного) на оккупированной территории Ленинградской области действовала большая партизанская армия — 13 партизанских бригад. Ей активно помогало население восставших районов, объединенное в местные отряды самообороны и боевые дружины.

    На стыке Ленинградского и Волховского фронтов для действий на железных дорогах Псков — Луга, Батецкая — Дно, Батецкая — Новгород и асфальтированных шоссе Псков — Луга, Николаево — Шимск — Новгород закрепились и действовали 5-я и 10-я партизанские бригады, насчитывавшие до десяти тысяч бойцов. Они были хорошо вооружены — автоматами, винтовками, пулеметами, противотанковыми ружьями, минометами и противотанковыми пушками. Бригады располагали большим конным транспортом[55].

    В треугольнике железных дорог Псков — Дно, Новгород — Псков, Дедовичи — Дно, на шоссейных и грунтовых дорогах Островского, Сошихинского, Пожеревицкого, Славковского, Псковского районов действовали 1-я, 3-я, 4-я и 8-я партизанские бригады. Они также насчитывали в своих рядах до десяти тысяч бойцов, хорошо вооруженных, крепко связанных с местным населением[56].

    На участке железных дорог Псков — Гдов, Псков — Струги Красные, шоссейных и проселочных дорогах Псковского, Середкинского, Полновского, Новосельского, Карамышевского, Струго-Красненского и Плюсского районов действовали отряды и полки 2-й, 6-й и 7-й партизанских бригад, насчитывавшие до семи тысяч партизан.

    На железнодорожных участках Гдов — Нарва — Волосово, Волосово — Луга, Луга — Плюсса действовали партизанские отряды 6-й и 9-й партизанских бригад, насчитывавшие более четырех тысяч бойцов.

    На важных направлениях Варшавской и Витебской железных дорог, шоссейных и проселочных дорогах Лужского, Оредежского, Батецкого, Новгородского, Тосненского и Гатчинского районов действовали полки Волховской партизанской бригады, в которых насчитывалось более двух тысяч бойцов. На побережье Финского залива наносили удары вдоль шоссейных и железных дорог партизаны Приморской бригады (12-й). На юге области не давали покоя врагу отряды 13-й партизанской бригады.

    Ленинградский штаб партизанского движения отдал приказ командирам и комиссарам партизанских бригад срывать все перевозки врага к линии фронта, взрывать и разрушать железнодорожное полотно, мосты, путевое хозяйство, пускать под откос воинские эшелоны с живой силой и боевой техникой противника, разрушать телефонно-телеграфную связь, наносить удары по штабам, гарнизонам, складам и аэродромам противника. Перед партизанскими отрядами была поставлена задача: перекрывать дороги, истреблять гитлеровских захватчиков, не давать вражеской армии вывезти из Ленинградской области награбленное имущество.

    Для координации боевой деятельности партизанских бригад и частей Советской Армии на важнейших направлениях наступающих войск были созданы военные партизанские советы из представителей Ленинградского штаба партизанского движения и командования фронтов.

    С половины января до марта 1944 года ленинградские партизаны днем и ночью вели напряженную борьбу против войск противника. Немецкие захватчики после первых же ударов Советской Армии стали постепенно отводить на запад свои войска, боевую технику, увозить награбленное имущество. Теперь уже не только железные дороги, но и шоссейные и проселочные дороги были забиты немецким транспортом. И именно сюда, на вражеские коммуникации, перенесли партизаны всю тяжесть своих боевых действий.

    Особенно большую помощь Советской Армии в разгроме немцев под Ленинградом и Новгородом оказала 5-я Ленинградская бригада под командованием К. Д. Карицкого и И. И. Сергунина. Партизаны оседлали важнейшие коммуникации врага и нередко полностью парализовали возможность их использования.

    По заданию командования Волховского фронта партизанские подразделения разгромили гарнизоны немцев на станциях Передольская и Кчера и в крупных населенных пунктах Малая Уторгошь, Большая Уторгошь и Городище. Во время наступления Советской Армии отряды 12-й бригады разгромили гарнизоны врага на станциях Вервянка, Туганы и Веймарн. Во время налета на Веймарн было уничтожено более ста немецких солдат и офицеров. За короткий срок партизаны этой бригады пустили под откос 12 воинских эшелонов с живой силой и техникой врага.

    Партизаны Волховской бригады под командованием А. Н. Бредникова и секретаря Оредежского райкома партии Ф. И. Сазанова во все время наступления войск Ленинградского фронта держали под своим контролем Варшавскую, Витебскую и Новгородскую железные дороги. Они разгромили гарнизоны врага на станциях Мшинская и Оредеж, вместе с воинами Советской Армии участвовали в освобождении станции и поселка Толмачево, города Луги.

    Партизаны 2-й бригады под командованием И. Г. Светлова и секретаря Лужского райкома партии И. Д. Дмитриева наносили удары по врагу на железных дорогах Гдов — Сланцы и Кингисепп — Нарва. Они разгромили гарнизоны врага в районных центрах Осьмино и Ляды, в деревнях Стаи, Заозерье, Вяжище и других. Бригада заняла станцию Сланцы и два дня удерживала ее до подхода регулярных частей Советской Армии.

    6-я партизанская бригада, которой командовали В. П. Объедков и В. Д. Зайцев, начиная с 14 января и до подхода частей Советской Армии держала под своим контролем железные и шоссейные дороги Ленинград — Псков и Псков — Гдов. На этих дорогах партизаны взорвали более четырех с половиной тысяч рельсов, уничтожили до 20 километров железнодорожного полотна, пустили под откос 11 воинских эшелонов. На Варшавской железной дороге партизаны внезапными налетами разгромили гарнизон и заняли районный центр и станцию Плюсса.

    Активно действовала 2-я партизанская бригада под командованием Н. И. Синельникова и В. И. Ефремова. Во время наступления войск Ленинградского и Волховского фронтов она наносила непрерывные удары по железным дорогам Ленинград — Псков, Псков — Гдов. С 14 января по 11 февраля партизаны этой бригады взорвали свыше пяти с половиной тысяч рельсов, пустили под откос шесть воинских эшелонов, взорвали пять железнодорожных мостов, подбили пять танков, уничтожили 480 автомашин, две бронемашины, 105 пушек противника[57].

    5 февраля немцы бросили 58-ю пехотную и 12-ю танковую дивизии на помощь своей отступающей армии, пытаясь задержать наступление советских войск. 2-я партизанская бригада на дороге Гдов — Струги Красные навязала бой этим дивизиям и задержала их продвижение. Шесть дней партизаны преследовали врага, заходили в тылы его частей и наносили им сильные удары. Особенно упорные бои происходили у деревень Зовка и Загрябинка Струго-Красненского района. Здесь после упорных боев на дорогах остались подбитые танки и десятки автомашин. Так, задержав продвижение вражеских дивизий, 2-я партизанская бригада помогла частям Советской Армии в их стремительном наступлении на Запад.

    11 февраля к месту боев партизан с немецкими войсками подошли части Советской Армии. Вместе с ними партизаны 2-й бригады обрушились на немецко-фашистские дивизии и 14 февраля разгромили их.

    Командование армии направило в Ленинградский штаб партизанского движения телеграмму:

    «Примите привет и красноармейское спасибо за оказание боевой помощи 2-й партизанской бригадой. Помощь и содействие партизан ускорили разгром 58-й и 12-й дивизий противника».

    Огромную помощь наступающей Советской Армии оказали партизаны 3-й бригады им. А. В. Германа под командованием И. В. Крылова и А. И. Исаева, 7-й партизанской бригады под командованием А. В. Алексеева и А. Ф. Майорова, 8-й бригады, которой командовали Л. В. Цинченко и В. В. Павлов, 10-й бригады, командирами которой были Т. А. Новиков и М. И. Тимохин, а также 1-й, 4-й и 13-й бригад. В рядах этих соединений насчитывалось до 18 тысяч партизан и партизанок, они наносили удары по вражеским коммуникациям и гарнизонам врага. Под руководством партизан тысячи жителей Псковского, Островского, Славковичского, Карамышевского, Новосельского, Середнинского, Полкинского, Полновского, Струго-Красненского, Дедовичского и других районов приняли участие в вооруженной борьбе.

    Партизанские отряды этих бригад задолго до подхода частей Советской Армии уничтожили вражеские гарнизоны и освободили районные центры Карамышево, Славковичи, Новоселье, Павы и крупные железнодорожные станции Уза, Бренчаниново и другие. Партизаны спасли жизнь десяткам тысяч советских людей.

    Высокую оценку получила боевая деятельность всех партизанских бригад. За самоотверженную борьбу против немецких захватчиков партизаны 5-й бригады получили два Красных знамени — от Володарского и Московского райкомов партии и районных Советов депутатов трудящихся города Ленина.

    В постановлении Володарского райкома партии и райисполкома о вручении Красного знамени партизанам говорилось:

    «…В ознаменование исторической важности события — освобождения города Ленина от вражеской блокады войсками Ленинградского фронта при активном участии славных партизан и партизанок Ленинградской области, действовавших беззаветно, мужественно и смело в тылу врага, исполнительный комитет Володарского районного Совета депутатов трудящихся и бюро районного комитета ВКП(б) решают: вручить Красное знамя 5-й Ленинградской партизанской бригаде за героическую борьбу с немецкими захватчиками и помощь, оказанную, войскам Ленинградского и Волховского фронтов в освобождении города Ленина от вражеской блокады».

    Такое же решение было принято Московским райкомом партии и исполкомом Совета депутатов трудящихся.

    Во время наступления Советской Армии под Ленинградом и Новгородом ленинградские партизаны были боевыми помощниками воинов Ленинградского и Волховского фронтов. Только за шесть недель партизаны взорвали около 60 тысяч рельсов, 200 мостов, пустили под откос 133 вражеских эшелона, уничтожили 1620 автомашин, разгромили 15 железнодорожных станций, уничтожили 21 566 немецких солдат и офицеров[58].

    Всю осень и зиму 1943/44 года партизаны вели ожесточенные бои за спасение советских людей, их имущества и жилищ. В результате партийно-политической работы коммунистов и боевой деятельности партизан было спасено от истребления и угона в немецкое рабство до 400 тысяч рабочих, колхозников и интеллигенции Ленинградской области.

    В феврале 1944 года воины Советской Армии при помощи партизан завершили освобождение Ленинградской области от немецких захватчиков. В первых числах марта трудящиеся Ленинграда восторженно встречали партизан и партизанок. На площадях города Ленина проходили многотысячные митинги.

    После разгрома немецких захватчиков под Ленинградом вражеская армия пыталась удержаться в Прибалтике. Здесь немецкое командование ожесточенным сопротивлением пыталось прикрыть Восточную Пруссию, сковать наши вооруженные силы, не дать возможность перебросить советские войска, сражавшиеся в Прибалтике, на Украину и Белоруссию, не допустить войска Ленинградского и Прибалтийского фронтов к Балтийскому морю. В Прибалтике против советских войск продолжала вести бой большая войсковая группа армий «Север», насчитывавшая 38 пехотных, четыре танковые и четыре моторизованные дивизии. На севере от Ленинграда на территории Финляндии продолжала боевые действия большая группа белофинских и немецких войск, насчитывавшая 360 тысяч солдат и офицеров. Наступающим частям Советской Армии продолжали помогать литовские, латвийские и эстонские партизанские отряды. Активно действовали карельские партизаны. Верные своему интернациональному долгу, руководствуясь чувством дружбы, ленинградские партизаны пришли на помощь своим эстонским и карельским товарищам. Сотни добровольцев из ленинградских партизанских бригад объединились в новые партизанские отряды и двинулись в Эстонию и Карелию.

    Весной и летом вместе с эстонскими партизанскими отрядами под командованием Л. Мятинева, Э. Аарте, Я. Вяльцева боролись ленинградские партизанские отряды А. Ф. Филиппова, Ф. С. Янгирова, Д. А. Макарова и другие.

    В Южной Карелии совместно с карельскими партизанскими отрядами действовали ленинградские партизанские отряды под командованием И. И. Симанова, Г. Н. Алексеева, Б. И. Карасева, И. И. Святова и другие. В тяжелых боях против немецких захватчиков десятки ленинградцев отдали свою жизнь за освобождение Прибалтики и Карелии.

    Около трех лет в исключительно трудных условиях в тылу вражеской армии вели героическую борьбу ленинградские партизаны и партизанки. Своими смелыми налетами на транспорты и гарнизоны врага, диверсиями на дорогах и в открытых боях они уничтожили более ста тысяч немецких солдат и офицеров, вывели из строя более тысячи паровозов и 18 тысяч вагонов с живой силой, боевой техникой, боеприпасами и горючим, разрушили более 175 километров железнодорожного полотна, взорвали более 200 железнодорожных и более тысячи шоссейных мостов и 150 тысяч рельсов, разгромили сотни вражеских гарнизонов и штабов, спасли от истребления и угона на каторгу в Германию более 400 тысяч советских граждан[59].

    Эти боевые успехи ленинградских партизан были обусловлены всенародной материальной помощью и моральной поддержкой, которую оказывали им трудящиеся Ленинграда и многих республик и областей Советского Союза. Несмотря на большие трудности военного времени, трудящиеся Казахской ССР, Удмуртской АССР, Саратовской и других областей собирали теплые вещи, обувь, продовольствие и через своих представителей переправляли все это за линию фронта — партизанам. Вместе с подарками трудящиеся нашей страны передавали партизанам сердечные слова привета, вдохновляли их на новые ратные подвиги в борьбе за свободу и независимость Советского Союза.

    Ленинградские партизаны с честью оправдали доверие советского народа, ибо они сами были плотью от плоти этого народа, одним из отрядов великой армии народов нашей Родины.

    Советское правительство высоко оценило боевую деятельность ленинградских партизан и самоотверженную работу подпольщиков. 5247 партизан и подпольщиков области награждены орденами и медалями Советского Союза. 18 мужественным бойцам присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

    Славные дела ленинградских партизан и партизанок убедительное доказательство того, что партизанское движение, развернувшееся с первых дней Великой Отечественной войны в тылу немецко-фашистской армии, было массовым патриотическим движением советского народа. Ленинградские партизаны, как и партизаны Украины, Белоруссии, Прибалтики и других районов Советского Союза, являлись боевыми помощниками Советской Армии в ее героической борьбе за свободу и независимость нашей Родины. Вдохновителем и организатором этого мощного народного движения была Коммунистическая партия — боевой авангард советского народа.


    Н. И. Макаров,
    кандидат исторических наук
    ПО ЗОВУ РОДИНЫ

    В героическую историю народной воины в тылу немецко-фашистских захватчиков немало ярких страниц вписали мужественные партизаны Калининской области, ставшей крупным очагом партизанского движения на территории РСФСР. Действуя в непосредственной близости к фронту, на важнейших коммуникациях немецко-фашистских войск, калининские партизаны нанесли врагу большой урон в живой силе и технике, постоянно нарушали работу его ближайших тылов, обеспечивали советское командование ценными сведениями о расположении сил и намерениях противника.

    Угроза вражеского вторжения нависла над Калининской областью в первые же дни войны. Уже в начале июля 1941 года на территории ряда районов, граничивших с Латвийской ССР, разгорелись ожесточенные бои[60]. 5 июля противник занял город Себеж, 12 июля — город Невель. 18 июля враг подошел к городу Великие Луки и овладел им, но части 22-й армии под командованием генерал-майора Вострухова 20 июля выбили немцев из города и более месяца героически обороняли его.

    Опираясь на огромный патриотический подъем народных масс, партийные организации повсеместно развернули кипучую работу по подготовке к вооруженной борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. В городах и районных центрах были сформированы отряды народного ополчения и истребительные батальоны. Они принимали непосредственное участие в боях с противником, выполняли задания советского командования по охране и обороне тыла действующих частей. Так, в боях под городом Великие Луки совместно с регулярными войсками мужественно сражался отряд народного ополчения под командованием Ф. Н. Муромцева. Подразделения отряда занимали самостоятельные участки обороны и успешно отражали яростные атаки гитлеровцев, ликвидировали последствия налетов вражеской авиации, наводили переправы через реку, вылавливали немецких лазутчиков, охраняли общественный порядок в городе, эвакуировали население, промышленные предприятия, материальные ценности. А когда немецкой армии удалось захватить Великие Луки, отряд народного ополчения был реорганизован в партизанский отряд и приступил к боевым действиям в тылу врага. На партизанские методы борьбы перешли народные ополченцы и многих других районов.

    Важную роль в первые дни войны сыграли истребительные батальоны, сформированные из местных жителей — добровольцев. Они занимались ликвидацией парашютных десантов и диверсантов противника, помогали эвакуировать материальные ценности из прифронтовых районов, несли охрану важнейших объектов, принимали непосредственное участие в боях с передовыми частями немецко-фашистской армии. Выполнив свои задачи, истребительные батальоны реорганизовывались в партизанские отряды.

    Так, в первые дни войны в Ашевском районе был создан истребительный батальон. Бойцы батальона вместе с частями Советской Армии приняли участие в защите деревни Сорокино и районного центра Чихачево. После оставления советскими войсками территории района пунктом сбора истребительного батальона райком партии установил деревню Долгое, находящуюся в глубоком лесу. Группами и в одиночку прибывали сюда бойцы истребительного батальона, а также жители, уходившие от врага. Глухая деревушка была заполнена народом и повозками. Нужно было лесными дорогами и тропами увезти на восток ценности, эвакуировать людей.

    Всей этой работой руководил райком партии. Он формировал обозы, организовывал команды, отбирал людей для партизанского отряда. Около ста человек осталось в тылу врага. Среди них — секретари райкома партии М. А. Куприянов и В. И. Жуков, секретарь райкома комсомола А. И. Егоренкова, председатели сельских Советов и другие работники. Все они стали бойцами партизанского отряда «За Родину». Командиром был назначен И. О. Тесаков, комиссаром — секретарь райкома партии М. А. Куприянов. Отряд углубился в леса Ухошинского сельсовета, где заранее были заложены продовольственные базы. Вскоре он приступил к боевым действиям.

    Среди лесов на берегу Западной Двины раскинулся поселок Андреаполь — центр Ленинского района. В приемной секретаря райкома партии И. С. Борисова в эти дни было особенно оживленно. Уже около двух месяцев полыхал пожар войны. Немцы подошли к Великим Лукам. Вероятность вражеской оккупации района стала очевидной. В последних числах августа 1941 года в здании райкома партии собрались бойцы истребительного батальона. Сюда пришли пожилые мужчины, юноши и девушки. Все они хотели быть партизанами и сражаться с фашистскими захватчиками. А через несколько дней в лесу за поселком Андреаполь выстроился сформированный партизанский отряд. Один за другим бойцы подписались под текстом партизанской присяги — клятвы на верность Родине. И так было во всех районах области, в которые вторгался враг.

    Вся работа областной партийной организации перестраивалась на военный лад. Деятельность обкома партии была направлена на мобилизацию всех сил трудящихся для борьбы с врагом. Особое внимание при этом уделялось западным районам, которым непосредственно угрожало вражеское вторжение. В первые же дни войны сюда были командированы три секретаря, несколько ответственных работников обкома партии и облисполкома, которые совместно с райкомами провели большую работу по формированию подпольных райкомов, партизанских отрядов, организации учебных занятий с будущими партизанами. Представители обкома партии тщательно проинструктировали коммунистов и комсомольцев, выразивших согласие остаться на подпольной работе, вместе с руководителями будущего подполья подбирали явочные квартиры, установили порядок и методы связи между обкомом партии, партизанскими отрядами и подпольными организациями.

    В результате проделанной работы уже в первые недели войны почти во всех западных районах были созданы партизанские отряды, подготовлены для них продовольственные базы, оборудованы лагеря. А в Новосокольнический, Невельский, Себежский и Бежаницкий районы, захваченные врагом, в июле — августе через линию фронта были переправлены партизанские отряды, скомплектованные из партийно-советского актива и жителей этих районов, отходивших вместе с отступавшими частями Советской Армии. Вместе с партизанскими отрядами на оккупированную территорию перебрались и соответствующие подпольные райкомы партии. Вся эта работа проводилась под руководством секретарей обкома партии И. П. Бойцова, П. С. Воронцова и других ответственных партийных работников. И когда в августе 1941 года противник прорвал линию обороны по реке Ловать, занял город Великие Луки и стал продвигаться в восточном направлении, оккупировав 14 октября город Калинин, в его тылу на территории 38 полностью или частично оккупированных районов области действовало 55 партизанских отрядов, насчитывавших 1650 бойцов. На оккупированной территории было создано 22 подпольных райкома и горкома партии, 24 подпольных райкома комсомола, руководивших широкой сетью низовых подпольных партийных и комсомольских организаций[61].

    Успех боевой деятельности партизанских отрядов прямо зависел от связей подпольных райкомов партии с народными массами, от размаха политической работы среди населения. Поэтому обком партии особое внимание уделял подбору кадров для руководящей партийной работы в тылу врага.

    На подпольной работе в оккупированных районах осталось 48 секретарей РК и ГК ВКП(б), многие председатели исполкомов райсоветов, секретари райкомов комсомола и другие партийные, советские и комсомольские работники. Это были опытные руководители, пользовавшиеся большим авторитетом среди населения, сумевшие в тяжелых условиях вражеской оккупации превратить подпольные райкомы партии в боевые органы мобилизации масс, в подлинные штабы сражавшегося народа.

    Как правило, подпольные райкомы партии находились при партизанских отрядах и бригадах. При этом секретари райкомов одновременно являлись комиссарами отрядов и бригад. Это давало возможность райкомам партии органически сочетать руководство боевой деятельностью партизанских формирований и массово-политической работой среди населения. Обком партии был постоянно связан с подпольными райкомами и партизанскими отрядами, получал от них необходимые сведения, направлял их боевую и политическую деятельность.

    С самого начала борьбы в тылу врага калининские партизаны наносили разящие удары по захватчикам. Они нападали на коммуникации противника, громили его отдельные гарнизоны, выводили бойцов Советской Армии из окружения, срывали мероприятия оккупационных властей. Например, активную боевую деятельность развил действовавший на северо-западе области, в Ашевском районе, партизанский отряд «За Родину». Граничивший с Ленинградской областью и имевший на своей территории большие лесные массивы, Ашевский район стал местом интенсивных операций ленинградских и калининских партизан. Вскоре часть района вошла в состав «партизанского края», созданного ранее ленинградскими партизанами. Деятельное участие в освобождении района принял и отряд «За Родину». Опираясь на помощь ленинградских партизан, отряд в ноябре — декабре 1941 года разгромил вражеские гарнизоны в селах Муравьино, Вихрище, Ратча и Висница. В четырех сельских Советах — Ручьинском, Ухошинском, Дерботском и Соколовском — партизаны восстановили колхозы и восемь школ. Колхозы своевременно закончили уборку урожая и обмолот хлеба, провели сев озимых и оказали большую материальную помощь партизанскому отряду. В марте 1942 года колхозники и партизаны оккупированных районов Ленинградской и Калининской областей направили жителям осажденного врагом города Ленина обоз с продовольствием в 200 подвод. Партизаны и колхозники Ашевского района отправили защитникам города-героя 350 центнеров сельскохозяйственных продуктов.

    Отважно действовал партизанский отряд Сережинского района (командир Н. П. Синицын, комиссар Н. И. Погарский). Взаимодействуя с ленинградскими партизанами, он совершал частые налеты на немецкие гарнизоны и штабы. Отрядом были уничтожены все волостные управы, созданные оккупационными властями в районе. В донесении в Торопецкую военную комендатуру предатель, бывший адъютант царского генерала Куропаткина, сообщал:

    «Ввиду весьма тревожного у нас состояния, которое создали в последние дни свирепые безумцы-партизаны, прошу убедительно Вас выслать в наш Сережинский район немецкий карательный отряд для уничтожения этих разбойничьих партизанских гнезд»[62].

    Да, партизаны не давали житья изменникам и предателям Родины. Не ушел от партизанской мести и этот фашистский холуй.

    Партизанские отряды, находившиеся в непосредственной близости к линии фронта, нередко действовали по заданиям командования воинских частей Советской Армии: вели разведку в ближайшем тылу противника, совершали диверсии и даже обороняли отдельные участки фронта. Например, Осташковский партизанский отряд в период с 9 по 22 ноября 1941 года действовал совместно с частями 249-й стрелковой дивизии, участвовал в боях на подступах к городу Осташкову. Бойцы отряда эвакуировали из тыла врага свыше ста семей советских патриотов и большое количество материальных ценностей. Партизанский отряд Кировского района в период с 24 ноября по 5 декабря 1941 года по заданию штаба генерала Поленова собирал данные о противнике, эвакуировал население и ценности из прифронтовой полосы. На оккупированной территории отряд устраивал диверсии, засады, нападал на мелкие группы гитлеровцев.

    Всего партизанскими отрядами, действовавшими на оккупированной территории Калининской области, в 1941 году было истреблено около двух с половиной тысяч немецких солдат и офицеров[63].

    Однако не только количеством истребленных вражеских солдат и офицеров, уничтоженной боевой техники следует оценивать действия партизан в 1941 году.

    Вероломное нападение фашистов на нашу страну, жестокий террор и лживая немецкая пропаганда вызвали некоторую растерянность среди части населения оккупированных районов. В этих условиях боевые действия партизанских отрядов и подпольных организаций, живое и печатное правдивое слово, которое несли партизаны и подпольщики в массы, поднимали дух у народа, мобилизовывали людей на борьбу с захватчиками, указывали пути и средства этой борьбы.

    «…Партизаны своими действиями, — говорил М. И. Калинин, — толкают население на сопротивление врагу, вселяют в людей уверенность в неизбежном поражении фашистских захватчиков»[64].

    История народной войны на оккупированной врагом территории Калининской области насыщена примерами беззаветного мужества и героизма, беспредельной стойкости в борьбе с захватчиками. Имена многих замечательных патриотов — калининских партизан и подпольщиков знает вся страна. Многие из них отдали свою жизнь за свободу и независимость Родины. Храбростью в боях, страстной любовью к Отчизне они обессмертили свои имена. В первых рядах бесстрашных борцов выступали коммунисты и комсомольцы. В боях с врагами смертью героев пали секретари райкомов партии П. В. Голубков, И. А. Семенов, В. Е. Елисеев, К. Т. Ломтев, А. А. Куренков, С. М. Мазур, И. М. Басов, М. М. Шатухо и другие. Неимоверные мучения стойко перенес председатель исполкома райсовета Луковниковского района С. И. Тишкин. Палачи два часа душили мужественного коммуниста, и только после того, как угасла жизнь героя, враги повесили его.

    Вечно будет жить в сердцах советских людей образ народной героини, партизанки Пеновского отряда Елизаветы Ивановны Чайкиной. Она была замечательным бойцом, искусной разведчицей, пламенным агитатором. Лиза Чайкина возглавляла подпольный райком комсомола, вела большую работу среди молодежи и населения района. Товарищи по борьбе глубоко уважали Лизу за ее смелость и бесстрашие. Много раз она участвовала в боях и засадах, в налетах на вражеские гарнизоны и диверсиях. Молодежь любила Лизу за ее чуткое и отзывчивое отношение к людям. Приветливо встречали комсомольского вожака колхозники и колхозницы района. Жадно слушали они зажигающие речи Лизы.

    Герой Советского Союза Лиза Чайкина.


    Однажды, выполняя боевое задание, Лиза Чайкина по доносу предателя была схвачена в доме своей подруги Марии Купоровой на хуторе Красное Покатище. Фашисты тут же расправились с хозяевами дома: застрелили мать Марии и ее 13-летнего брата Колю, замучили Марию, после того как она плюнула в лицо гитлеровскому офицеру, подожгли дом патриотов. Зверским пыткам подвергли Лизу Чайкину. Ее жестоко избили, а затем босую, в одной рубашке потащили в поселок Пено. На допросах были пущены в ход все средства: уговоры, посулы, пытки. Но фашистам так и не удалось заставить мужественную комсомолку говорить. Измученную и обезображенную изуверскими истязаниями, по по-прежнему гордую и полную ненависти к врагам, фашисты привели Лизу к водонапорной башне на станции Пено. Плотным кольцом окружили место казни вражеские солдаты. Позади них стояли согнанные фашистами жители поселка. Гитлеровский офицер в последний раз предложил Лизе выдать партизан, обещая ей за это жизнь и свободу. На размышление девушке было дано 15 минут. Простившись мысленно со своими друзьями и знакомыми, Лиза сказала: «Я готова, стреляйте!» Ее голос окреп и зазвенел: «Я погибаю за нашу Родину». Загремели выстрелы. Лиза упала, обагрив белый снег горячей кровью. Это произошло 23 ноября 1941 года. Для устрашения жителей гитлеровцы не разрешали трогать тело героини. Однако родственники и друзья все же сумели тайно похоронить отважную партизанку. Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 6 марта 1942 года Елизавете Ивановне Чайкиной посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

    …Кипел жаркий бой. Небольшая группа партизан Луковниковского партизанского отряда оборонялась против численно превосходящих сил гитлеровцев. Среди партизан сражалась комсомолка Паня Зиматова. Она была тяжело ранена и схвачена фашистами. Ее доставили в штаб немецкого карательного отряда. Трое суток палачи издевались над партизанкой, но она упорно молчала. Рассвирепевшие фашисты вырвали у Пани язык и расстреляли полуживую. Указом Президиума Верховного Совета СССР Прасковья Андреевна Зиматова посмертно награждена орденом Ленина.

    Героически сражалась против фашистских извергов комсомолка-партизанка Молодотудского отряда Вера Поршнева. Фашистским бандитам удалось схватить ее. Двенадцать дней изверги истязали девушку, глумились над ней. Несмотря на все чудовищные пытки, палачам не удалось вырвать у нее ни единого слова. Только один раз, когда офицер карательного отряда спросил ее: «Ты коммунистка?», Вера гордо ответила: «Да, я коммунистка!». Во время похорон Веры Поршневой комсомольцы извлекли из рукава ее пальто, залитого кровью, записку к матери:

    «Мама! Так хочется жить! Я ведь еще мало сделала. Жить, чтобы самой участвовать в разгроме извергов. Они издевались надо мною, но я знаю, что за мою смерть отомстят комсомолки и комсомольцы — партизаны. Будут помнить фашисты русских людей. Прощай, не плачь, мама! Тебе помогут».

    Так самоотверженно бились с врагом советские патриоты и, когда нужно было, жертвовали жизнью во имя Отечества. На смену погибшим приходили новые сотни и тысячи бойцов. С каждым днем ширилась и росла всенародная война с оккупантами, особенно в тех районах, где активно действовали подпольные райкомы партии.

    Это видно на примере Ленинского района. Тесную связь с населением района поддерживал райком партии. Второй секретарь райкома П. И. Коченов возглавлял группу, которая получила название «лекторской». Члены группы проводили в населенных пунктах беседы с колхозниками, читки газет, собрания. Райком партии выпускал и распространял листовки.

    «Товарищи женщины, — говорится в одной из них. — Ваши мужья и дети на фронте защищают нашу Родину. Партизаны в тылу врага помогают Красной Армии бить врага. Час расплаты с немцами близок. Помогайте партизанам уничтожать немцев…»[65]

    В ответ на попытку фашистов привлечь жителей Балбекинского и Величковского сельских Советов для расчистки дорог райком партии обратился к населению с воззванием:

    «Товарищи! Немцы отступают. Создавайте невыносимые для них условия. Не выходите чистить дороги, ломайте мосты. Не давайте грабить себя — прячьте теплые вещи, хлеб и мясо…»

    В результате проведенной партизанами разъяснительной работы колхозники деревень Заболотье и Прямушинки не подчинились немецкому приказу о помощи оккупантам. «Лучше остаться без крова, чем служить врагу», — заявили они и ушли в партизанский отряд.

    Все важные вопросы деятельности отряда и работы среди населения, как правило, решались на заседаниях бюро райкома партии. Характерной в этом отношении является запись в дневнике секретаря райкома партии И. С. Борисова от 2 января 1942 года.

    «В лагере провели заседание бюро РК ВКП(б) совместно с исполкомом райсовета. На это заседание пригласили партизан, ранее работавших председателями сельсоветов. Их в отряде семь. Обсуждали вопрос «О задачах населения колхозов в связи с отступлением немецких оккупантов». Решили изложить его в форме обращения к населению Ленинского района. Вечером в д. Башево проводили собрание колхозников. Знакомили с обстановкой на фронтах Отечественной войны и решением бюро РК ВКП(б). Настроение радостное. После доклада никто не уходит. Каждое слово ловят с жадностью. Просят через день прислать наших товарищей за хлебом и мясом для отряда, которые они соберут к этому времени»[66].

    Постоянная и прочная связь райкома партии с населением явилась залогом успешной боевой деятельности партизан: отряд постоянно пополнялся за счет местных жителей, всячески поддерживался населением и морально, и материально.

    Активно работали среди местного населения Плоскошинский райком партии и бойцы партизанского отряда. Рабочие, колхозники и служащие проводили разведку сил противника, разоблачали изменников и предателей Родины, оказывали партизанам большую материальную помощь. Успешные боевые действия районного партизанского отряда и активная поддержка населением мероприятий райкома партии дали возможность сохранить большинство колхозов района.

    Под руководством райкома партии коммунисты и комсомольцы отряда провели в колхозах района общие собрания, на которых наряду с обсуждением хозяйственных вопросов знакомили население с положением на фронтах Отечественной войны и важнейшими документами Коммунистической партии и Советского правительства.

    Город Ржев немецкие войска захватили внезапно. Здесь не удалось создать партийного подполья. Но и в этих условиях патриоты не растерялись. В первые месяцы вражеской оккупации здесь возникла подпольная комсомольская организация, возглавлявшаяся Алексеем Телешовым. В ее состав входили комсомольцы Владимир Новоженов, Александр Беляков, Кузьма Латышев, Алексей Жильцов, Михаил Персиянцев, Константин Дмитриев, Владимир Некрасов и другие. Юные патриоты взорвали два склада с оружием и горючим, установили связь с частями Советской Армии и регулярно передавали им ценные сведения о противнике, в частности о его оборонительных сооружениях в городе. Когда в январе — феврале 1942 года советские войска вели наступление в районе Ржева, молодые подпольщики условными сигналами ракет указывали советским самолетам места расположения вражеских артиллерийских батарей. Бомбардировкой было уничтожено несколько немецких артиллерийских установок и полицейский участок. Одновременно подпольщики расставили своих пулеметчиков, с тем чтобы в момент штурма города советскими частями с тыла ударить по противнику. Но этот план осуществить не удалось. О деятельности подпольной организации стало известно врагу. 15 юных советских патриотов были арестованы. Гестаповцы зверски пытали подпольщиков: избивали до полусмерти, загоняли им под ногти иголки, но ничто не могло сломить волю патриотов. Обращаясь к своим товарищам, Александр Беляков написал на стене камеры:

    «Я вынесу все нечеловеческие пытки. Клянусь вам своим комсомольским словом, мои дорогие товарищи: буду молчать до конца. Молчите и вы. Начатое нами большое дело закончат наши товарищи».

    Комсомольцу Алексею Жильцову удалось передать письмо отцу. Он писал:

    «Дорогой мой отец. Не плачь. Будь уверен, что сын твой никого не подведет. Останешься жив — расскажи о нас другим. Не хочется умирать, еще мы мало сделали»[67].

    После мучительных пыток и истязаний, которым были подвергнуты Алексей Телешов и его боевые друзья, немецкие фашисты учинили над ними дикую расправу: 28 марта 1942 года они публично повесили в городе Ржеве руководителей подпольной организации А. Телешова, В. Новоженова и А. Белякова, а остальных подпольщиков расстреляли.

    Два месяца хозяйничали немецко-фашистские захватчики в областном центре — городе Калинине. Много страшных злодеяний совершили они за это время, убивая и грабя советских людей, сжигая и разрушая целые кварталы жилых домов, промышленные предприятия, памятники культуры.

    Горячая любовь к Советской Родине и лютая ненависть к врагу объединили группу молодых патриотов-калининцев в подпольную комсомольскую организацию, в состав которой вошли Елисеев, Анатолий Нефедов, Борис Полев, Виктор Пылаев, Хохлов, Константин Еремеев и Наумов. Руководителем был комсомолец Наумов. Чтобы добыть оружие, комсомольцы-подпольщики совершили нападение на помещение бывшей химической школы, где находились немцы. Полев и Хохлов незаметно подкрались к часовому и ударом ножа убили его. Затем они уничтожили еще одного часового. В результате юные патриоты приобрели два автомата и патроны. Вскоре на улицах города стали находить трупы фашистских солдат. Подпольщики установили связь с действующим в окрестностях города партизанским отрядом. Через него они доставляли частям Советской Армии ценные сведения о противнике. Члены организации совершали нападения на гитлеровских солдат и офицеров, выводили из строя вражескую технику, нарушали связь.

    Накануне годовщины Октябрьской революции, когда отважные комсомольцы обсуждали, как лучше встретить знаменательную дату, Пылаев, Хохлов и Полев были арестованы гестапо. Комсомольцы стойко перенесли тяжелые пытки, но никого не выдали фашистам. 7 ноября их боевые друзья подняли на крыше лыжной базы красный флаг. В связи с этим немцы усомнились в виновности Пылаева и Хохлова. Они были освобождены. О судьбе Бориса Полева товарищи ничего не знали. Когда Советская Армия изгнала оккупантов из города, среди изуродованных трупов, обнаруженных в яме на улице им. Софьи Перовской, был найден труп Бориса Полева. Руки его были скручены веревкой, тело изрезано ножом и прострелено в нескольких местах, на лице остались следы страшных побоев.

    Большую работу проделала подпольная комсомольская организация в оккупированном гитлеровцами городе Великие Луки. В ее состав входили комсомольцы Александр Овчинников, Николай Восман, Николай Смирнов, Александр Косачев и другие. Подпольная организация была разделена на три группы. Первая — боевая группа — развернула деятельность по уничтожению живой силы и техники врага. Вторая — агитационная — работала в типографии. Она печатала и распространяла листовки среди жителей города. Третья — диверсионная — действовала на городской электростанции и ставила своей задачей путем отдельных диверсий вывести ее из строя. Подпольщики имели радиоприемник, с помощью которого принимали последние известия, сводки Совинформбюро. Эти материалы затем печатались в типографии, а также распространялись устно. Организация установила связь с командованием частей Советской Армии, доставляя ему ценные сведения о противнике.

    В январе 1942 года части Советской Армии, ведя наступательные бои, приближались к Великим Лукам. Руководители подпольной организации разработали план, согласно которому предполагалось 22 января силами восставших захватить город и удерживать его до прихода Советской Армии. Однако организация была выдана фашистским властям предателем. С 19 января начались массовые аресты. 84 советских патриота были заключены в тюрьму. В числе арестованных были руководители организации и групп: Александр Овчинников, Александр Косачев, Николай Восман, Александр Токарев, Николай Смирнов, редактор антифашистских листовок Василий Цветков и многие другие. Они перенесли страшные пытки. 19 марта 1942 года 56 советских патриотов были расстреляны на Коломенском кладбище.

    Несмотря на понесенный организацией тяжелый урон, жестокую расправу с ее участниками и неимоверные трудности работы в создавшихся условиях, подпольщики, оставшиеся на свободе, продолжали свою героическую борьбу. Главное внимание они обратили на военные объекты. Подпольщики выводили на электростанции из строя трансформаторы, аккумуляторы, машины, генераторы. В сентябре — ноябре 1942 года подпольщики неоднократно выводили из строя водокачку, подававшую воду на питание котлов электростанции, чем срывали нормальное снабжение оккупантов электроэнергией. Организация действовала до освобождения Великих Лук Советской Армией.

    * * *

    Измотав в непрерывных боях силы врага, войска Калининского фронта под командованием генерала армии И. С. Конева 5 декабря 1941 года перешли в наступление. 16 декабря ими был освобожден областной центр — город Калинин, к концу января 1942 года Советская Армия вышла на рубеж Холм — Великие Луки — Усвяты, очистив от немецких захватчиков 24 района области. На этой линии фронт стабилизировался вплоть до 1943 года.

    В наступательных операциях Советской Армии активное участие принимали партизанские отряды. Они громили врага на путях его отступления, минировали дороги, захватывали и удерживали до подхода советских частей населенные пункты, мешали противнику увозить награбленное советское добро. Так, партизанский отряд Нелидовского района при освобождении района частями Советской Армии уничтожил более 150 немецких солдат и офицеров, участвовал в освобождении районного центра Нелидово, самостоятельно отбил у противника много деревень. Куньинский партизанский отряд еще до подхода советских частей занял райцентр Кунью, железнодорожную станцию Жижицу и, истребляя отдельные мелкие группы деморализованного противника, освободил от оккупантов большую часть района.

    Большую помощь Советской Армии и партизанским отрядам оказывало население. За счет местных жителей пополнялись действовавшие партизанские отряды и создавались новые. Так, патриоты Плаксинского, Мишагинского, Урицкого и других сельских Советов Великолукского района для преследования отступавшего врага создали партизанский отряд, который нанес гитлеровцам ряд чувствительных ударов. Этот отряд, в короткий срок выросший до 600 бойцов, вступил в бой с батальоном немцев у деревни Подол Великолукского района и не дал ему возможности зайти во фланг наступавшим частям Советской Армии.

    Гитлеровцев уничтожали и отдельные патриоты. Так, в Великолукском районе гитлеровский офицер приказал 80-летнему колхознику Матвею Матвеевичу Кузьмину провести скрытыми путями многочисленную группу немецких солдат в тыл советским частям. Собираясь в дорогу, М. М. Кузьмин шепнул своему внуку Васе, чтобы он предупредил советских воинов об опасности, а сам долго водил фашистских оккупантов по оврагам, кустарникам, перелескам. Продрогшие и усталые немцы неожиданно для себя оказались под пулеметным огнем приведенных Васей советских воинов. Взбешенные фашисты расстреляли патриота, повторившего бессмертный подвиг Ивана Сусанина.

    С выходом Советской Армии на рубеж Холм — Великие Луки — Усвяты партизанские отряды освобожденных районов были расформированы. Партийно-советский актив направил свои усилия на восстановление разрушенного оккупантами хозяйства. Молодежь влилась в ряды Советской Армии. Партизанские отряды сохранились лишь в Ашевском, Великолукском, Невельском и Новосокольническом районах.

    В связи со стабилизацией фронта стало ясно, что враг еще продержится в оккупированных им районах некоторое время. Поэтому обком партии предпринял в начале 1942 года ряд мер по развертыванию партизанского движения на оставшейся под пятой захватчиков территории области. Деятельность партийных органов повсеместно опиралась на огромную инициативу снизу, со стороны народных масс. Этому в значительной степени способствовала историческая победа Советской Армии под Москвой, развеявшая миф о непобедимости немецко-фашистских войск. В одном только Ашевском районе за короткий срок вступило в партизаны 300 человек[68]. Связной обкома партии И. И. Капустников, побывавший ранней весной в этом отряде, в своем отчете писал:

    «Народ любит партизан, верит им, пополняет партизанский отряд, помогает ему в борьбе с немецкими оккупантами. Ежедневно в отряд «За Родину» прибывает несколько человек с просьбой дать оружие… Население снабжает партизан продовольствием, одеждой, ведет разведку тыла врага и обо всем сообщает партизанам»[69].

    В ряде мест по инициативе патриотов были созданы новые партизанские отряды. Так, бежавшие из фашистского плена бойцы Костюков, Новиков и Аленькин, имея при себе лишь финский нож и гранату, разоружили полицейских, охранявших Успенское волостное управление, и забрали там валенки и полушубки, отобранные у населения для немецкой армии. На следующий день к отважной группе присоединилось свыше десяти патриотов. Вскоре они совершили налет на Коротышевскую волостную управу, разоружили 27 полицейских, забрали ценности, уничтожили документы и благополучно вернулись на свою базу. Так на территории Великолукского района стал действовать партизанский отряд «За Родину».

    Большую роль в подъеме патриотических чувств населения Калининской области сыграл приезд в областной центр Михаила Ивановича Калинина и его выступление 11 января 1942 года на партийном активе.

    «В прошлой истории Твери… было немало проявлений народного героизма, патриотизма к своей стране, к своему народу, — говорил в своей речи М. И. Калинин. — Мне хочется, чтобы и в данный жестокий, но героический момент Калининская область оказалась в первых рядах борющихся с врагом, чтобы в этой большой народной драме оказались страницы, на которых ярко запечатлена ваша беззаветная борьба за страну Советов, за ее народ, за партию»[70].

    В ответ на призыв Михаила Ивановича Калинина в райкомы партии и комсомола поступили сотни заявлений от патриотов неоккупированной территории области с просьбой направить их в партизанские отряды или на подпольную работу.

    24 марта 1942 года бюро обкома партии приняло решение «О мероприятиях по дальнейшему развертыванию партизанского движения в области»[71]. В соответствии с этим решением комплектовались небольшие, но хорошо вооруженные партизанские отряды, которые в процессе своей деятельности быстро росли за счет местных жителей.

    В марте — июне 1942 года через линию фронта были переправлены подпольные райкомы партии в Невельский, Локнянский, Новосокольнический и другие районы. Они развернули политическую работу среди населения, активизировали деятельность находившихся здесь партизанских отрядов.

    Огромный размах работы партийных органов по подъему партизанского движения в области были вынуждены признать и враги. Командир действовавшей здесь немецкой танковой армии в приказе от 28 февраля 1942 года писал:

    «Имеются признаки, что лишь теперь в большом объеме развертывается партизанское движение в районе Великие Луки, Витебск, Рудня и Велиж… Для снабжения фронта это представляет серьезную опасность, которая с наступлением периода распутицы значительно возрастет».

    И действительно, к июню в партизанских отрядах Калининской области насчитывалось уже 2,5 тысячи человек[72]. Сосредоточенные на сравнительно небольшой территории, вблизи линии фронта, партизанские отряды наносили большой урон врагу в живой силе и технике, нарушали его коммуникации, дезорганизовывали снабжение действовавших на фронте немецких войск. Вот несколько примеров.

    Созданный в январе 1942 года на территории Великолукского района партизанский отряд «За Родину» быстро вырос в серьезную силу. В ночь с 27 на 28 марта он совершил налет на крупный немецкий гарнизон в селе Лехове, расположенном на шоссе Невель — Усвяты. Эта шоссейная дорога проходила вдоль линии фронта и являлась важной магистралью, питавшей фронт врага. Поэтому гарнизон села Лехова, состоявший из 300 человек, имел сильные укрепления, позволявшие осуществлять охрану шоссе и успешно отражать нападения партизан. Вокруг села был сооружен высокий ледяной вал, за которым следовали проволочные заграждения в несколько рядов и блиндажи. Пулеметные точки, размещенные в домах и церкви, были обложены тюками прессованного сена. Вблизи гарнизона располагались другие немецкие подразделения, а по шоссейной дороге непрерывно двигались войска. И все же отряд «За Родину» разгромил этот сильно укрепленный пункт врага. В ходе боя противник потерял 123 солдат и офицеров, остальные спаслись бегством[73]. Весной 1942 года силами нескольких отрядов, действовавших в Локнянском районе, были разгромлены гарнизоны противника в селах Борок, Веретье, Пожары, Игнатово, Рожново.

    Летом 1942 года, когда фашистские войска предприняли крупное наступление на юге страны, калининские партизаны организовали массовое минирование железных и шоссейных дорог, срывая и затрудняя переброску живой силы и техники противника с этих участков фронта к Сталинграду и на Кавказ. Партизанами было заложено множество мин замедленного действия, на которых только в июле подорвалось 22 немецких воинских эшелона. За это время народные мстители уничтожили свыше тысячи гитлеровцев[74].

    С численным ростом партизанских отрядов и активизацией их боевой деятельности назрела необходимость объединения их в более крупные формирования. В июле — августе было создано восемь партизанских бригад, которые могли теперь не только организовывать крупные диверсии, громить небольшие гарнизоны противника, но и вступать в открытые бои с врагом, совершать глубокие рейды по его тылам. О боевых возможностях крупных партизанских соединений убедительно говорит деятельность партизанского корпуса.

    До образования партизанского корпуса боевые действия калининских партизан осуществлялись главным образом вблизи линии фронта. В западных же районах области было мало партизанских отрядов, и фашистские захватчики часто безнаказанно грабили и истязали советских людей. Необходимо было расширить зону действия партизан, усилить их удары по глубоким тылам и коммуникациям врага. В связи с этим в первой половине 1942 года и был создан партизанский корпус путем объединения партизанских бригад. Командиром корпуса был назначен В. В. Разумов, комиссаром — А. И. Штрахов[75].

    Перед корпусом была поставлена задача: выйти в глубокий тыл врага, пройти по оккупированным районам Калининской области и массированными ударами разрушать коммуникации врага, средства связи, железнодорожные узлы, уничтожать мосты, склады, базы снабжения, фашистские гарнизоны и полицейские формирования, ликвидировать местные оккупационные органы власти, широко вовлекать население в активную партизанскую борьбу.

    Рейд начался в сентябре 1942 года. В ночь с 17 на 18 сентября партизанские бригады совершили нападение на железную дорогу на участке от города Невеля до станции Железница и уничтожили гарнизоны врага в населенных пунктах Новохованск, Железница, Болячино, Журавы, взорвав при этом железнодорожные сооружения, мосты и полотно дороги. Продвигаясь далее в северо-восточном направлении, партизанские бригады приняли бой с противником у озера Язно. Гитлеровцы силою до 3 тысяч солдат и офицеров пытались обойти озеро с обеих сторон, зайти в тыл партизанским отрядам, находившимся на южной стороне озера, прижать их к озеру и уничтожить. 23 сентября немцы начали наступление с восточной стороны озера. Однако яростные атаки гитлеровцев, стремившихся переправиться через реку Язницы у деревни Артемовки, не увенчались успехом. Партизанские отряды Г. П. Ахременкова и В. П. Карпенкова стойко отражали натиск врага, прочно удерживали переправу и обороняли весь правый фланг партизан вдоль реки Язницы. Потерпев неудачу в попытках обойти озеро с восточной стороны, противник 25 сентября все свои силы обрушил на левый фланг партизан, с тем чтобы обойти озеро с запада. Здесь, на подступах к деревне Клиновое, он был встречен сильным огнем отряда Чернова, а затем совместными усилиями бригад А. М. Гаврилова и Г. П. Жиденко противник был окончательно разбит.

    Эти бои показали возросшую силу партизан, их способность и в открытых боях наносить врагу разящие удары. В результате операций партизанского корпуса в районе озера Язно часть находившихся здесь гарнизонов противника была разгромлена, а остальные поспешно ушли под защиту более сильных фашистских частей, расположенных в городах вдоль железной дороги Великие Луки — Себеж. Фашисты уже не решались нападать на партизан мелкими подразделениями.

    Оперируя затем на территории Невельского, Пустошкинского, Идрицкого, Себежского, Опочецкого, Кудеверского и Красногородского районов, отряды и бригады корпуса успешно громили немецкие гарнизоны, волостные управы и полицейские отряды, вели большую политическую работу в массах.

    Здесь партизанские бригады и отряды действовали самостоятельно, а для проведения более крупных боевых операций, непосильных бригаде или отряду, они объединялись и наносили врагу совместные удары. За сентябрь — октябрь 1942 года отрядами и бригадами корпуса было проведено 56 крупных боев с противником, разгромлено восемь немецких гарнизонов (в населенных пунктах Долосцы, Аннинское, Дубровка, Щукино, Балашово, Бардово, Нащекино и Слободка), пять полицейских гарнизонов (в населенных пунктах Максютино, Лобово, Сковроньково, Борисенки, Ручьево), 16 волостных управ в Идрицком, Опочецком и Себежском районах. Широко развернулась диверсионная деятельность партизан. За короткий срок было подорвано 52 немецких воинских эшелона, вырезано 53 километра телефонно-телеграфной связи. Во время этих операций фашисты потеряли только убитыми около 5 тысяч солдат и офицеров[76].

    Наряду с боевой деятельностью партизаны проводили большую политическую работу среди населения. Они рассказывали жителям деревень и сел о положении в стране, на фронтах, о международных отношениях, проводили беседы, собрания, распространяли газеты, листовки и журналы.

    Боевая деятельность партизанского корпуса и проводимая коммунистами большая политическая работа среди населения оккупированных районов способствовали быстрому росту партизанских отрядов, повышению политической активности масс, укреплению связей партийных организаций с трудящимися. За время существования корпуса были созданы две новые партизанские бригады, несколько отрядов, значительно пополнились людьми действовавшие бригады и отряды. Если партизанский корпус, приступая к боевым действиям, имел в своем составе немногим более двух тысяч человек, то к концу октября в его составе было свыше четырех тысяч человек.

    Выполнив поставленные перед ним задачи, партизанский корпус в конце октября 1942 года был реорганизован. После этого наиболее крупной боевой единицей до конца оккупации области оставалась партизанская бригада, состоявшая из нескольких отрядов. Для проведения боевой деятельности и массово-политической работы среди населения партизанские бригады были закреплены за определенными районами. К концу 1942 года Пустошкинский, Новосокольнический, Невельский, Себежский, Ашевский, Опочецкий и Локнянский подпольные райкомы партии руководили партизанскими бригадами П. В. Рындина, Н. Н. Павлова, В. Г. Семина, В. И. Марго, П. И. Тимофеева, А. М. Гаврилова, Г. П. Жиденко. Первые секретари этих райкомов были комиссарами бригад.

    Возросшая боевая мощь калининских партизан и активная поддержка их населением позволили перейти к созданию в тылу врага «партизанского края» и восстановлению там Советской власти. Первоначально в состав «партизанского края» входила южная часть территории Пустошкинского, Идрицкого и Себежского районов. В последующее время зона «партизанского края» расширилась за счет северной части Себежского и Идрицкого, а также южной части Опочецкого района. Успешному и быстрому созданию «партизанского края» способствовало то обстоятельство, что в Россонском, Освейском, Дриссинском районах БССР, граничивших с районами Калининской области, усилиями белорусских партизан уже был создан «партизанский край». Территория объединенного «партизанского края» калининских и белорусских партизан составляла обширный массив, простиравшийся с востока на запад на 100 километров и с севера на юг до 80—90 километров.

    Охранявшие территорию «партизанского края» бригады и отряды располагались в непосредственной близости к железной дороге Великие Луки — Себеж, где дислоцировались довольно крупные вражеские гарнизоны. Такое размещение партизанских сил давало возможность противодействовать попыткам гитлеровцев сжать освобожденную территорию, а также позволяло широко осуществлять диверсионные действия на железной дороге и параллельных ей шоссейных дорогах. Бригады и отряды, располагаясь вблизи друг от друга, поддерживали между собой постоянную связь и в случае опасности объединялись для отпора врагу. На отдельных участках были построены оборонительные сооружения. Ежедневные выходы партизан на выполнение заданий, боевая разведка и агентурные данные обеспечивали командование бригад и отрядов необходимыми сведениями о намерениях противника и позволяли своевременно принимать меры.

    Железная дорога, проходившая с севера на юг через «партизанский край», на всем своем протяжении от Опочки до Полоцка не работала. На лесных участках шоссейных и улучшенных грунтовых дорог были сделаны завалы, разрушены мосты и переправы. Все это должно было значительно затруднить продвижение противника на случай, если бы он предпринял карательные экспедиции против партизан.

    На территории «партизанского края» были восстановлены местные органы Советской власти. Они строились с учетом специфических условий партизанской борьбы. Эту специфику хорошо выразил М. И. Калинин, который, говоря об усилении боевой деятельности партизан, писал, что они «освобождают от оккупантов значительные территории, восстанавливают в тылу немецких войск Советскую власть, — власть не мирного времени, а ощетинившуюся всеми доступными видами вооружения для борьбы с заклятым врагом»[77].

    Как же строилась жизнь на освобожденных в тылу врага территориях?

    В большинстве районов райкомы партии и комсомола продолжали находиться при партизанских бригадах. Связи с партийными и комсомольскими организациями в населенных пунктах осуществлялись ими скрытно. Такие меры предосторожности предпринимались для того, чтобы не расконспирировать подполье и его связи с райкомами в случае захвата немцами освобожденных районов. В тылу врага находились председатели многих райсоветов и другие руководящие советские работники. На территории освобожденных сел власть осуществлялась комендантами, назначавшимися из числа наиболее авторитетных жителей или партизан. В помощь им выделялось по 4—5 партизан из числа местных жителей. Коменданты и их помощники жили среди населения, опирались на его поддержку и проводили работу под руководством райкомов партии. Круг обязанностей комендантов был широк. Они создавали отряды самообороны, проводили заготовки сельскохозяйственных продуктов, организовывали различные общественные работы, оказывали помощь семьям, пострадавшим от оккупантов, разрешали просьбы и жалобы жителей.

    С образованием «партизанского края» значительно возросли обязанности райкомов партии. Наряду с направлением деятельности партизанских отрядов и подпольных организаций, а также проведением массово-политической работы среди населения перед ними встала новая задача — руководство политической и хозяйственной жизнью в освобожденных районах. Особенно много внимания этой работе уделяли Себежский райком партии (секретарь РК ВКП(б) А. С. Кулеш), Идрицкий (секретарь В. А. Дунаев), Опочецкий (секретарь Н. В. Васильев), Пустошкинский (секретарь А. А. Александров). На заседаниях бюро райкомов партии часто обсуждались вопросы далеко не военного характера. Например, бюро Себежского райкома партии 28 июля 1943 года обсуждало вопрос о работе комендантов сельских Советов, 25 августа — о работе Томсинской и Бродской мельниц, 2 сентября — о заготовках сельскохозяйственных продуктов, озимом севе и другие хозяйственные вопросы[78].

    Для оказания помощи населению в проведении сельскохозяйственных работ и плановых заготовок продуктов, а также для массово-политической работы среди населения райкомы партии прикрепили партизанские отряды к освобожденным селам и деревням.

    «Каждая партийная и комсомольская организация отряда проводит работу в закрепленных за ней деревнях, — сообщал в обком ВКП(б) секретарь Пустошкинского райкома партии А. А. Александров. — Получаемые нами сводки Совинформбюро немедленно размножаются и через связных и бойцов, уходящих на задание, рассылаются во все доступные деревни района. Так, за август 1943 года переписано от руки и распространено более 8000 сводок Совинформбюро. В 40 деревнях южной части района нами проведены собрания населения под лозунгом: «Ни одного трудоспособного в Германию, ни одного грамма зерна немцам! Своевременно уберем урожай и спрячем его от немецких захватчиков!» При получении известий о взятии нашими войсками Орла, Белгорода, Харькова и Таганрога нами были проведены митинги крестьян Шелоховского сельского Совета»[79].

    Партийная и комсомольская организации бригады П. В. Рындина 3 января 1943 года провели в деревне Морозово Невельского района собрание молодежи, на котором присутствовало 250 юношей и девушек из 30 сел и деревень Невельского и Пустошкинского районов. Собрание обсудило вопрос о задачах молодежи в борьбе с фашистскими агрессорами в связи с наступлением Советской Армии. Большую массово-политическую работу среди населения проводил агитколлектив партизанской бригады В. М. Лисовского, насчитывавший 63 человека. Только в июне 1943 года было проведено в прикрепленных к бригаде деревнях и селах 230 докладов и бесед.

    В освобожденных районах торжественно отмечались советские праздники и знаменательные даты — проводились доклады и беседы, торжественные собрания и митинги населения и партизан. В период существования «партизанского края» жители ряда деревень и партизаны просмотрели присланные обкомом партии кинокартины «Щорс», «Дочь Родины», «Ленин в Октябре» и другие.

    С помощью партизанских отрядов многие жители оккупированных районов наладили переписку с «Большой землей», стали получать письма от родных и знакомых, что неизмеримо поднимало моральный дух советских людей, оказавшихся в условиях фашистской оккупации, укрепляло их решимость в борьбе с ненавистным врагом.

    Население оккупированных районов Калининской области с большим подъемом откликалось на все мероприятия, проводившиеся в советском тылу: подписывалось на военные займы, собирало средства в фонд обороны. Только на строительство танковой колонны «Советский партизан» здесь было собрано свыше миллиона рублей денег и большое количество облигаций, золотых и серебряных вещей.

    Большую роль в политической работе среди партизан и жителей оккупированных районов области играла партийная печать. Любая весть с «Большой земли» — будь то советская листовка, газета, обращение, радиоголос Москвы — воспринималась с большим интересом, поднимала дух людей, зажигала их сердца ненавистью к оккупантам. Обком партии издавал для населения оккупированных районов специальный выпуск «Пролетарской правды». В газете освещались вопросы военно-политического положения СССР, сообщалось о событиях за рубежом, информировалось о жизни на освобожденной территории области, широко освещалась героическая борьба советских патриотов в тылу врага. Тем самым партия воспитывала в народе жгучую ненависть к оккупантам, вселяла веру в окончательную победу над ними. Из советского тыла в большом количестве поступали в оккупированные районы листовки, обращения, специальные воззвания к населению, молодежи, партизанам. В тыл врага направлялось много центральных изданий: газеты «Правда», «Известия», «Комсомольская правда», «Красная звезда», а также журналы, книги, брошюры. Кроме того, на оккупированной территории выходили газеты райкомов партии: в Новосокольническом районе — «Колхозник», Локнянском — «Коллективист», в Пустошкинском — «Бюллетень», выпускались листовки и воззвания.

    Правильная постановка и широкий размах политической работы с населением способствовали неуклонному подъему партизанского движения. Так, если в сентябре 1942 года в партизанских отрядах, действовавших в оккупированных районах Калининской области, насчитывалось 2,5 тысячи бойцов, в ноябре — свыше 5 тысяч, то в июне 1943 года — уже 9 тысяч человек[80]. Кроме того, каждый отряд и бригада имели подготовленные ими многочисленные боевые резервы, из которых они пополняли свои ряды. Только в Себежском районе партизанский резерв доходил до 3 тысяч человек. Здесь имелось 40 групп содействия партизанам, в задачу которых входила организация обороны населенных пунктов от налетов мелких групп врага и проведение политической работы с населением. Секретарь Себежского подпольного райкома партии В. Е. Петров сообщал:

    «Редко можно найти дом, семью, где бы не было партизан, а деревень, где нет партизанских семей, в нашем районе нет»[81].

    Итоги массовой работы среди населения выражались не только в росте численности партизанских отрядов, но и в постоянно усиливавшейся помощи партизанам со стороны жителей. Это была деятельная, активная помощь. Местные жители помогали партизанам материально, предупреждали их об опасности, укрывали от врага, подводили скрытыми путями к гарнизонам и военным объектам противника, вели разведку, распространяли советскую литературу. Так, например, крестьяне деревни Белогурово Иван Голубев и его жена Марфа, рискуя жизнью, через каждые два дня ходили в оккупированный город Себеж, распространяли там сводки Совинформбюро и собирали разведывательные данные. Шестнадцатилетняя девушка Антонина Малиновская из деревни Брод в декабрьские морозы в одних носках пробежала 9 километров, чтобы предупредить партизан о прибытии в их деревню немецкого карательного отряда. Жительница города Себеж З. Ф. Сенченок с первых дней появления в районе партизан установила с ними связь, доставала для них оружие и продукты питания, сообщала им сведения о движении немецких войск и грузов по железной дороге. Вместе с другими советскими патриотами она уничтожила скот, предназначенный для снабжения оккупационных войск[82]. Подобные примеры можно было бы умножить. Стремление местного населения принять активное участие в борьбе с оккупантами было поистине массовым. Партизаны и население составляли единый боевой коллектив. Все силы патриотов были направлены на священную борьбу против фашистских поработителей. Земля горела под ногами оккупантов.

    «Это бешеная страна. Здесь повсюду фронт, здесь находишься в постоянном напряжении», —

    сетовал на советских патриотов немецкий солдат — сапер Иост.

    «Уже полгода я в России, — писал обер-ефрейтор Хаген. — За все это время много пришлось пережить. В марте был в траншее на передовой, откуда был направлен для охоты на партизан. В последнее время пришлось участвовать в тяжелых операциях. Надо быть чересчур выносливым, чтобы жить в таких условиях. Здесь основательно укрепленные пункты пресловутых злодеев. Часто несем большие потери. Много лучших друзей навсегда ушло от нас»[83].

    Эти письма не дошли до адресатов — они были найдены калининскими партизанами у убитых ими карателей.

    Наличие в тылу немецко-фашистских войск «партизанского края» вызывало серьезное беспокойство гитлеровского командования. Для его ликвидации оно направляло крупные карательные экспедиции, вооруженные танками, самолетами и орудиями. Но все они оканчивались полной неудачей для врага. Партизаны не только отражали все попытки гитлеровцев захватить освобожденную территорию, но и расширяли границы «партизанского края».

    Наряду с карательными экспедициями фашисты прибегали и к другим приемам борьбы с партизанами. Под видом бежавших из плена советских солдат, нищих и просто «желающих» вступить в партизанские отряды фашисты засылали в «партизанский край» своих агентов, диверсантов и террористов с целью уничтожения командиров и политработников партизанских подразделений и партийного актива, разложения личного состава партизанских отрядов, отравления колодцев и водоемов. В местах партизанских стоянок появлялись люди, которые торговали отравленными продуктами. Фашистские агенты приносили в партизанские отряды письма от немецкого командования с предложениями перейти на сторону оккупантов, за что обещались различные блага. Наряду с агентами оккупанты засылали на территорию «партизанского края» лжепартизанские отряды, задачей которых было жестоким обращением с населением дискредитировать в его глазах советских партизан. Но все эти приемы фашистской разведки, а также широко рекламированные ею подачки предателям не дали противнику сколько-нибудь ощутимых результатов.

    В течение августа — ноября 1943 года гитлеровцы систематически проводили массовые бомбардировки населенных пунктов всего «партизанского края». Цель этих действий состояла в том, чтобы помешать уборке урожая, лишить партизан материальной базы и теплых жилищ на зимний период, восстановить население против партизан. Результатом этих варварских бомбардировок и обстрелов явились сотни сожженных и разрушенных населенных пунктов, значительные жертвы со стороны партизан и мирных жителей. Но главной своей цели фашистские варвары так и не добились — им не удалось сломить стойкость и мужество населения и партизан, подорвать их моральный дух. «Партизанский край» продолжал существовать вплоть до ноября 1943 года, до момента освобождения его Советской Армией.

    Наряду с боевой деятельностью партизаны проводили большую работу по разложению вражеских формирований. Начиная с лета 1943 года и в последующее время на границах «партизанского края» и вообще в тылах у немцев для охраны коммуникаций врага находились части так называемой «русской освободительной армии», которой командовал гнусный изменник Родины генерал Власов. Части этой «армии» состояли из насильно мобилизованных советских военнопленных или из тех, кто, не желая погибнуть голодной смертью в лагерях, давал согласие вступить в ее ряды в надежде при первом удобном случае перейти к партизанам или перебежать на сторону Советской Армии. Эта часть солдат «РОА» воспринимала призывы партизан и охотно переходила на их сторону.

    В августе 1943 года партизаны установили связь с вражеским гарнизоном в селе Слободке, состоявшем главным образом из солдат «РОА». Была создана инициативная группа, которая увеличилась до таких размеров, что сумела поднять восстание, уничтожить 34 немца и изменника, взорвать семь автомашин, три склада. 46 человек с вооружением и имуществом перешли на сторону партизан[84]. Так же поступили солдаты гарнизона «РОА» в деревне Заверняйка. Они перебили немцев-командиров и в количестве 67 человек перешли на сторону партизан. И это не единичные случаи. В течение 1943—1944 годов на сторону партизан перешло около 2 тысяч солдат «РОА» и полицейских.

    Партизаны также вели работу по разложению воинских формирований врага, состоявших из поляков, австрийцев и представителей других подпавших под фашистское ярмо европейских народов. Интересна переписка партизан бригады Ф. Т. Бойдина с поляками и австрийцами из вражеского гарнизона в селе Острилове.

    «Товарищи поляки и австрийцы! — писали партизаны. — Вчера получили от вас небольшое письмо, из которого узнали, что вы желаете с нами, русскими патриотами, иметь переписку и связь. В этом мы никогда и никому не отказываем… Держите связь с лицом, вам знакомым».

    В другом письме партизаны сообщали:

    «Ваше письмо, второе, получили. Борьба за свободу, за народ, против гитлеризма — это самое благородное чувство всех честных трудящихся всех стран. К нам полностью перешел гарнизон Заверняйки. Если у вас есть товарищи, то решайте и быстро переходите к нам. Тем самым вы приблизите час расплаты с гитлеровцами».

    И группа солдат-поляков перешла на сторону партизан. В своих письмах к землякам они делились впечатлениями о партизанах и призывали их следовать своему примеру:

    «Товарищи! Мы так же, как и вы, долго решали, как уйти из гитлеровской армии, и все же нам совесть подсказала, и мы ушли. На пути к партизанам немецкие агенты говорили, что вас партизаны повесят или расстреляют. И мы боялись. А когда встретили нас партизаны, мы узнали, что напрасно. Они нас приняли как родных и близких товарищей. Партизаны — это люди, любящие свою Родину. Они хорошо все знают о Польше, где наши товарищи также ведут борьбу за Родину. В знак нашей дружбы и скорой встречи с нами русские товарищи посылают вам своего советского табачку. Партизаны не оторваны от своей Родины. Они имеют связь со своей страной самолетами. Русские и мы крепко жмем вам руки. За свободу! За народ!»[85]

    В ответном письме поляк Вишневский писал:

    «Я очень доволен, что услышал польское слово. Заверяю вас, что я скоро буду в ваших рядах. Я сам из Варшавы. Не думайте, что здесь нахожусь добровольно. Нет. Я офицер польской резервной армии. Во время войны Польши с Германией я бил немцев, как должен бить поляк и офицер. Раненый, я попал в плен. Передо мной осталось два пути: один шел до концентрационных лагерей, другой обязывал служить немцам. Но утопающий хватается за бритву. Я выбрал последнее…»[86]

    Много ценных сведений о вражеских гарнизонах, их численности и оборонительных укреплениях дал Вишневский партизанам. В одном из своих писем он сообщал:

    «Сегодня мы получили из батальона приказ, чтобы наша рота в Острилове была готова на марш против партизан. Этот приказ будет осуществлен на этой неделе. Будьте готовы. Против вас выйдет около 300—400 человек с артиллерией и минометами. Приготовьтесь как можно сильнее к обороне»[87].

    Карателям была приготовлена достойная встреча.

    Калининские партизаны свои усилия в этот период направляли не только на оборону и расширение «партизанского края». Их главная задача состояла в оказании максимальной помощи Красной Армии, в проведении активных боевых действий против оккупантов, и прежде всего в нарушении путей сообщения противника. В это время калининские партизаны совершили ряд крупнейших операций, вошедших яркими страницами в историю Великой Отечественной войны. К их числу относится подрыв партизанами Савкинского железнодорожного моста, расположенного на чрезвычайно важной в стратегическом отношении магистрали Москва — Рига. Окружающая мост открытая болотистая местность давала возможность вести прицельный круговой обстрел подступов к мосту; кроме того, немцы хорошо использовали обрывистые берега реки, разместив на них у самого моста траншеи и дзоты. С севера вплотную к мосту примыкала деревня Савкино, где помимо постоянной охраны моста размещались гарнизон и охрана дороги. Мост и деревня были обнесены проволочным заграждением в четыре кола. Промежутки между рядами колючей проволоки были заминированы. Проход на мост был возможен только по полотну железной дороги. Но в ночное время и этот проход закрывался ежом из колючей проволоки. Непосредственно на мосту были установлены минометы, станковые и ручные пулеметы. Эта система обороны, довольно мощная по огневым средствам и инженерным сооружениям, считалась немецким командованием неприступной для партизан.

    Трудности усугублялись также и тем, что в двух километрах от моста, в населенных пунктах Могильно и Нащекино, а несколько дальше — в населенных пунктах Сутоки и Идрица находились сильные немецкие гарнизоны. Поэтому выполнение и без того чрезвычайно трудного задания — взрыва Савкинского моста требовало одновременного разгрома этих гарнизонов или их блокировки.

    Этой комбинированной операции предшествовала долгая и тщательная разведка, в результате которой партизанам удалось установить силы, огневые средства и укрепления врага. В ночь на 31 марта 1943 года операция была успешно проведена. В результате один из крупнейших железнодорожных мостов, протяженностью свыше 150 метров, был взорван. Движение поездов приостановилось на 10 суток. Вражеские гарнизоны в Савкино, Могильно, Нащекино были разгромлены. В ходе выполнения задания партизаны уничтожили более ста немецких солдат и офицеров, захватили пулеметы, автоматы, винтовки, много лошадей, несколько тонн зерна, большое количество продуктов.

    Не менее успешно была проведена боевая операция по разгрому гарнизона Сутоки. Ее выполняли партизаны бригады Н. М. Вараксова.

    Противник после разгрома гарнизонов Савкино, Могильно и Нащекино значительно пополнил гарнизон Сутоки, усилил его огневые средства, улучшил оборонительные сооружения, ежедневно проводил тщательную разведку местности вокруг «партизанского края». Будучи форпостом немецких частей, располагавшихся вдоль железной дороги Себеж — Пустошка, гарнизон Сутоки был ближе других к «малой земле» и серьезно мешал действиям партизан.

    После тщательной разведки по составленному командованием бригады плану с отрядами были проведены учебные занятия, на которых отработаны важнейшие элементы предстоящей операции. В ночь с 13 на 14 апреля партизаны скрытно заняли исходные позиции. Отряды И. В. Жукова, И. П. Рожко, М. Н. Александрова и И. Н. Витковского охватили село Сутоки полукольцом. С противоположной стороны вплотную к селу подходили лес и уже освободившееся от льда озеро. Здесь, на опушке леса, расположился отряд П. З. Позднякова, который имел задание отвлечь на себя огонь противника, с тем чтобы другие отряды могли ворваться в село с противоположной стороны. Операция началась строго по плану. Когда противник сосредоточил весь огонь против отряда П. З. Позднякова, предполагая, что партизаны будут наступать со стороны леса, другие отряды бригады преодолели проволочные заграждения с противоположной стороны и заняли траншеи противника. Враг оказывал упорное сопротивление, закрепившись в каменных зданиях школы, больницы и аптеки. Все попытки партизан приблизиться к зданиям встречались губительным прицельным огнем противника, так как горящие строения озаряли ярким светом окружающую местность и демаскировали партизан. Однако заранее выделенные группы гранатометчиков с большим трудом добрались до каменных строений. В окна и двери полетели гранаты и термитные шары, уничтожая находившихся в зданиях немецких солдат и полицейских. Гитлеровцы яростно защищались. Но подоспевшие новые группы партизан решили исход боя. Противник был разбит. Партизаны уничтожили 150 немцев и полицейских, захватили пулеметы, винтовки, патроны, мины, обмундирование, несколько тонн хлеба, много лошадей и коров[88]. В течение последующих месяцев партизаны разгромили вражеские гарнизоны, расположенные в населенных пунктах Горы, Посин, Ладыгино, Макеи, Ахромен, Балтино и других.

    Летом и осенью 1943 года калининские партизаны совместно с партизанами других оккупированных областей страны приняли активное участие в так называемой «рельсовой войне». По приказу Центрального штаба партизанского движения калининские партизаны в августе 1943 года должны были начать эту операцию. Большую помощь в этот момент им оказал штаб партизанского движения при Военном совете Калининского фронта, обеспечив отряды в достаточном количестве взрывчатыми веществами. В течение июля самолетами было заброшено на партизанские базы около 10 тысяч килограммов тола и около 7 тысяч килограммов других боеприпасов. В ходе самой «рельсовой войны» дополнительно было заброшено 5 тысяч килограммов взрывчатых веществ.

    Железнодорожные магистрали Новосокольники — Себеж — Латвия и Невель — Клястицы, находившиеся в зоне действия калининских партизан, были разбиты на 12 участков. Каждый из них был закреплен за определенной партизанской бригадой. Обе эти дороги имели для противника чрезвычайно важное значение. По ним перебрасывалось много войск, техники и продовольствия в район Великих Лук. Временами интенсивность движения на этих линиях доходила до 30 эшелонов в сутки.

    Получив конкретные задания, командование бригад составило планы их реализации, провело предварительную разведку путей подхода к железнодорожным магистралям и системы их охраны. С личным составом отрядов были проведены тренировочные занятия по подготовке к предстоящим боевым действиям.

    Первый одновременный удар на участке железной дороги от Новосокольников до Латвии и от Невеля до Клястицы был совершен в ночь с 3 на 4 августа 1943 года. В результате этого удара было перебито 5635 рельсов. Массовое разрушение железнодорожных линий повлекло за собой остановку работы всей дороги от Новосокольников до Латвии. Противник был ошеломлен. В течение 4—6 августа дорога не работала, и мер к ее восстановлению фашисты в эти дни почти не предпринимали. В страхе они приняли этот мощный удар партизан как начало наступления Советской Армии. Распространился даже слух о том, что Советская Армия прорвала фронт и движется вдоль железной дороги. Но, убедившись, что это дело рук партизан, фашистское командование, чтобы оправдать свое бессилие, распространило легенду о высадке советского восьмитысячного авиадесанта, который якобы разрушил железную дорогу, но окружен и уничтожается.

    Растерянность и бездеятельность местных властей после первого удара партизан по железнодорожным магистралям была вскоре ликвидирована фашистским командованием. За допущение массового разрушения железнодорожных путей и непринятие своевременных мер к восстановлению дороги были сняты коменданты и другие чиновники в Себеже, Идрице, Пустошке. Полицейские гарнизоны и гарнизоны так называемой «русской освободительной армии», которые охраняли дорогу, были сняты и заменены немецкими, более надежными частями. Резко увеличилось число патрулей на железной дороге: на каждые 100—150 метров выделялся специальный патруль. Непосредственно вдоль полотна дороги через каждые 500—700 метров были сооружены дзоты, в которых находились солдаты с пулеметами. На подступах к железнодорожному полотну немцы по ночам устраивали засады. Все это потребовало привлечения дополнительных сил, которые противник вынужден был перебросить из других мест и даже снимать с фронта. Уже одно это оказало большую помощь Советской Армии.

    К 8 августа немцы восстановили дорогу, но лишь одну колею — на участке Новосокольники — Себеж, однако поезда шли медленно, редко, а в ночное время движение совсем прекращалось. Снабжение вражеского фронта резко ухудшилось.

    Нанесенный партизанами в ночь с 3 по 4 августа удар по коммуникациям противника был лишь началом большой по своим размерам операции. В последующее время налеты партизан на железные дороги усилились. Правда, в первые дни после восстановления дороги ввиду усиления ее охраны одновременные действия отрядов и бригад стали затруднительными, и партизаны были вынуждены перейти к действиям мелких групп. Используя всякие удобные моменты, партизаны незаметно появлялись на железнодорожном полотне, производили взрывы и снова исчезали. Нередко такие налеты совершались в дневное время, когда противник меньше всего ожидал нападения и, естественно, численно сокращал охрану. Все это вынуждало противника еще больше насыщать огневыми средствами укрепления, увеличивать число патрулей, вести усиленную круглосуточную охрану железнодорожных путей. Когда же проникновение мелких групп на дорогу стало почти невозможным, партизаны перешли к концентрированным, массированным ударам. К 5 сентября 1943 года приказ Центрального штаба партизанского движения был перевыполнен. Калининские партизаны перебили свыше 25 тысяч рельсов, что составляло 156 километров одноколейного пути[89].

    Для замены рельсов противник вынужден был перебрасывать их из Латвии, загромождая и без того работающую с большими перебоями дорогу. Вследствие нарушения партизанами деятельности железной дороги Новосокольники — Себеж противник был вынужден в августе 1943 года передвигать пехотную и две мотодивизии к фронту походным порядком и на автомашинах.

    Фашистское командование было крайне озабочено результатами «рельсовой войны» и пыталось принимать действенные контрмеры. В руки партизан попал приказ немецкого генерал-полковника Шуберта от 24 августа 1943 года, в котором комендантам и начальникам охранных участков предлагалось усилить охрану дороги. За допущение разрушений разгневанный генерал грозил привлечением к ответственности вплоть до расстрела[90].

    Калининские партизаны-подрывники Бочаров и Французов минируют железнодорожное полотно.


    Но никакие меры, принимавшиеся гитлеровцами, не смогли помешать партизанам осуществлять массовые диверсии на железных дорогах. Всего на счету калининских партизан значится около 40 тысяч перебитых железнодорожных рельсов, что в переводе на одноколейный путь составляет 250 километров. Партизаны разрушали и железнодорожное хозяйство: водокачки, водонапорные башни, распределительные колонки, стрелки. Об эффективности этих действий свидетельствуют высказывания самих врагов. Так, пленный немецкий солдат Эрих Шмидт показывал:

    «Солдаты пришли к убеждению, что немецкая армия совершенно бессильна в борьбе против партизан. Я знаю, что никакими стараниями не удалось предотвратить крушение на железной дороге на участке Новосокольники — Двинск. (Железная дорога Новосокольники — Даугавпилс находилась в зоне действия калининских партизан. — Н. М.). Почти каждую ночь партизаны разрушают железнодорожные линии. На этом участке мы создали целый ряд опорных пунктов с пулеметами и даже артиллерией. Эти пункты огорожены колючей проволокой, а в некоторых случаях через проволоку пущен электрический ток. В каждом таком пункте имеется большой гарнизон солдат, в их задачу входит оберегать определенный участок дороги от партизан. Но и это ни к чему не приводит»[91].

    Большой размах в этот период приняли и другие виды диверсионной деятельности. Калининские партизаны в течение 1943 года пустили под откос 203 воинских эшелона врага, четыре бронепоезда, уничтожили 411 автомашин с живой силой и различными грузами, 34 танка и бронемашины, разрушили 359 мостов, 45 складов[92].

    * * *

    7 октября 1943 года войсками Калининского фронта под командованием генерала армии А. И. Еременко был освобожден крупный опорный пункт и важный узел коммуникаций противника — город Невель и большое число других населенных пунктов.

    С освобождением Невеля линию фронта от восточной границы «партизанского края», где находилось абсолютное большинство отрядов и бригад, стало отделять расстояние в 30—35 километров. Естественно, что противник стал предпринимать все меры к тому, чтобы очистить свой ближайший тыл от партизан. С этой целью он стал концентрировать на границах «партизанского края» крупные силы регулярных воинских частей и подвергать интенсивной бомбардировке расположенные в нем населенные пункты. В первых числах ноября войска 2-го Прибалтийского фронта[93] вновь предприняли наступление из района города Невеля, чтобы соединиться с «партизанским краем». Немецкому командованию удалось тогда сдержать продвижение советских войск. После этого гитлеровцы начали крупные операции против партизан. Наступление они повели двумя мощными группировками из городов Пустошка и Идрица на севере «партизанского края» и города Дретунь — на юге. Несмотря на упорное сопротивление партизан, гитлеровцам в течение нескольких дней удалось разрезать территорию «партизанского края» с севера на юг почти пополам и выйти на линию Дретунь — озеро Нещедро — Пустошка.

    К этому времени части Советской Армии, преодолев мощную оборону и сопротивление противника, вышли на территорию восточной части «партизанского края», которая удерживалась партизанскими бригадами, находившимися восточнее линии Дретунь — озеро Нещедро — Пустошка. Таким образом, часть территории «партизанского края» была освобождена Советской Армией, а партизанские бригады П. В. Рындина, Г. П. Ахраменкова и некоторые отряды бригад Н. В. Шиповалова, С. Д. Буторина и других, взаимодействовавшие с Советской Армией, оказались в советском тылу.

    Однако части 2-го Прибалтийского фронта не смогли развить свое наступление, и линия фронта стабилизировалась на рубеже Дретунь — озеро Нещедро — Пустошка вплоть до июля 1944 года. На всей остальной территории бывшего «партизанского края» расположились фронтовые немецкие части.

    Партизанские отряды и бригады вынуждены были покинуть деревни и уйти в леса. Вместе с партизанами в леса ушли тысячи мирных жителей, захватив с собой скот и имущество.

    Вся последующая деятельность партизанских бригад и отрядов проходила в чрезвычайно тяжелых условиях: Они теперь действовали, по сути дела, на линии фронта или вблизи от нее, в связи с чем непрерывно подвергались преследованиям со стороны врага и вынуждены были часто менять свои базы.

    Ни в один из предшествующих периодов против партизан не было предпринято столько карательных экспедиций, сколько за это время. Достаточно сказать, что с декабря 1943 года по июнь 1944 года противник предпринял 19 крупных (не считая мелких) карательных экспедиций против партизан. В навязывавшихся противником открытых боях партизанам приходилось иметь дело с численно превосходящим, хорошо вооруженным и оснащенным врагом.

    Большой недостаток ощущали партизаны в продуктах питания, в обуви и одежде. Заложенные летом 1943 года продовольственные базы в результате изменения обстановки оказались или в советском тылу, или на линии фронта. Следовавшие одна за другой карательные экспедиции сопровождались полным уничтожением населенных пунктов, разграблением имущества граждан, истреблением или угоном на каторжные работы мирных советских людей. В связи с этим партизаны лишались материальной базы и вопросы питания и обеспечения одеждой становились из месяца в месяц все более острыми.

    В течение зимы и весны 1944 года из-за отсутствия летной погоды и частых карательных экспедиций партизаны очень нерегулярно получали материальную помощь из советского тыла, а непрерывные бои с врагом резко увеличили потребности в оружии и боеприпасах. В связи с перерывом связи с «Большой землей» и непрерывными боями с карательными экспедициями в отрядах скопилось большое количество раненых и больных, которые крайне затрудняли действия партизан, снижали их маневренность.

    Наконец, партизаны обязаны были заботиться о многотысячном населении, оставшемся в результате опустошительных действий карательных экспедиций без крова и средств к существованию: помогать жителям строить землянки, укрывать их от врага, оказывать пострадавшим медицинскую и материальную помощь, делиться с ними продовольствием.

    К весне 1944 года в результате непрекращающихся и все усиливающихся карательных мероприятий немцев положение жителей оккупированных районов и партизан оказалось еще более тяжелым. Большая скученность населения в лесных лагерях вызвала случаи эпидемических заболеваний. Здесь же находились дети партизан, оставшиеся под присмотром престарелых родственников или знакомых.

    В связи со сложившейся обстановкой обком партии и штаб партизанского движения приняли срочные меры по оказанию помощи калининским партизанам. После неудавшейся попытки найти пути прохода через линию фронта, чтобы вывести в советский тыл часть населения из оккупированных районов области, обком партии обратился в ЦК ВКП(б) с просьбой о предоставлении самолетов для эвакуации из тыла детей и оказания помощи партизанам. Ходатайство сразу же было удовлетворено. По указанию ЦК ВКП(б) для помощи калининским партизанам и пострадавшему населению было выделено 25 самолетов. Только с 22 июня по 13 июля 1944 года из тыла врага было вывезено свыше 1600 детей и женщин. Вместе с ними вывозились раненые и больные партизаны[94].

    Подпольными райкомами партии и партизанскими отрядами была проделана большая подготовительная работа: проведен учет детей, подобраны и оборудованы посадочные площадки, организована охрана, налажена очередность эвакуации. В свою очередь обком партии подготовил в советском тылу для устройства эвакуируемых детей детские дома, ремесленные училища и школы ФЗО. Эвакуация сопровождалась большими трудностями. Немцы старались не пропускать население к местам посадок самолетов, устраивали многочисленные засады, обстреливали и бомбили посадочные площадки. Но, несмотря на все это, большое количество детей, больных и раненых партизан было переправлено на «Большую землю».

    Вскоре партизаны получили письма от своих детей, в которых они выражали свою радость и благодарность Родине за спасение их от фашистских убийц. Так, Тамара Михайлова из деревни Лиственка в своем письме сообщала:

    «Нас встретили очень хорошо. Вымыли в бане. Накормили хорошо, дали печенья, молока, творогу, а тем, кто поменьше, дали сладких пирожков. Нас водили в кино. Мы спим теперь на койках»[95].

    Митя Моисеев в письме к своей матери, жительнице деревни Казаново Себежского района, писал:

    «Мамка, я живу хорошо и теперь безопасно. Мамка, ты побывай у Марго (В. И. Марго — командир партизанской бригады. — Н. М.) и хорошенько попроси его, чтобы и тебя отправили… Я теперь, мамка, очень много думаю, куда мне пойти учиться. Я думаю, что пойду в военную школу».

    «Когда мы эти письма прочитали родителям, — сообщал в своем донесении секретарь Опочецкого подпольного райкома партии Н. В. Васильев, — вы не представляете, какая радость охватила их. Слезы радости и благодарности Родине и партии были на глазах не только женщин, но и мужчин-партизан. Каждую ночь из болот и лесов, несмотря на опасности, идут малыши к посадочной площадке. Каждый вооруженный партизан сопровождает двух малышей, охраняя их от возможного нападения врага. На площадке дети стоят с поднятыми вверх личиками, прислушиваясь и всматриваясь в небо, ожидая самолетов, и как только заслышат их гул — сколько радости на их лицах! Сейчас столько желающих, что просто трудно себе представить»[96].

    Проводя эвакуацию из тыла врага детей и раненых, обком партии и штаб партизанского движения одновременно забросили партизанам в большом количестве боеприпасы, оружие, продукты питания и одежду. Это дало возможность партизанам на последнем этапе борьбы в тылу врага еще сильнее обрушить удары по гитлеровцам, активно взаимодействовать с наступающими частями Советской Армии.

    Возникшие в 1943—1944 годах большие трудности не поколебали боевого духа партизан. Они стойко переносили все невзгоды и лишения. С неослабевающей энергией они наносили удары по оккупантам. Диверсии и засады, нападения на колонны и обозы противника, дерзкие налеты на его штабы и гарнизоны совершались на всей оккупированной территории Калининской области. С ноября 1943 года по 1 июля 1944 года калининские партизаны пустили под откос 224 воинских эшелона врага, подорвали 136 шоссейных и железнодорожных мостов, 19 танков и бронемашин, 1093 автомашины, разрушили более 22 километров железнодорожного полотна, разгромили 17 гарнизонов противника, 21 склад, истребили более 6 тысяч немецких солдат и офицеров[97].

    В этих боях калининские партизаны проявили мужество, отвагу и героизм. В рядах калининских партизан около двух лет сражалась замечательная советская патриотка Ина Константинова — та самая школьница из города Кашина, которая в первые дни войны просила в райвоенкомате, чтобы ее послали куда угодно — «лишь бы бить фашистов». Выполняя боевые задания, Ина дважды попадала в руки врага, но каждый раз вырывалась и доставляла в отряд ценные сведения о противнике. Она много раз участвовала в разгроме вражеских гарнизонов, в засадах и диверсиях. В начале марта 1944 года группу разведчиков, в которой была Ина Константинова, окружили немцы. Положение казалось безвыходным. Всегда решительная и находчивая в таких случаях, Ина приняла на себя весь огонь противника и тем самым дала возможность остальным товарищам вырваться из окружения и уйти. Она отстреливалась, пока были патроны, и погибла с оружием в руках. Партизаны сильно переживали гибель отважной патриотки. Они поклялись отомстить врагам за смерть Ины Константиновой.

    Отважная партизанская разведчица Ина Константинова.


    В апреле 1942 года с партизанским отрядом «За родную землю» прибыла на оккупированную территорию Калининской области Мария Григорьевна Порываева. Она стала разведчицей, несколько раз ходила в город Невель и всегда приносила ценные сведения. В августе 1942 года, выполняя очередное задание, разведчица была задержана жандармерией. Ее поместили в холодный подвал, истязали на допросах: выкручивали руки, кололи тело иголками, не давали пить и есть, но партизанка стойко переносила мучения. На очередном допросе Мария выхватила у офицера автомат и нанесла фашисту семь ран, от которых он скончался. Рассвирепевшие гитлеровцы жестоко расправились с отважной патриоткой.

    Мужественно сражался Невельский партизан комсомолец Леонид Ивченко. В декабре 1943 года, когда немцы усиленно перебрасывали к линии фронта живую силу и технику, Ивченко с двумя другими партизанами получил задание пустить под откос воинский эшелон. Долго ему не удавалось заложить мину: перед каждым поездом проходили патрули и тщательно всматривались во все неровности железнодорожного полотна. Только на другой день, когда охрана прошла, партизаны выползли на дорогу. Но времени было мало, эшелон уже приближался к месту минирования, а партизаны не успели размотать шнур. Ивченко приказал своим товарищам укрыться за насыпью, а сам продолжал работу. Перед отважным подрывником встал выбор: или прекратить минирование и укрыться, или пожертвовать своей жизнью, но уничтожить вражеский эшелон. Мужественный комсомолец выбрал второй путь. У самого паровоза он поднялся во весь рост и дернул за неразмотанный конец шнура. Шесть вагонов с живой силой слетели под откос, семь вагонов завалили путь. Под обломками эшелона погиб и Леонид Ивченко.

    В деревне Рукавы Пустошкинского района гитлеровцам удалось окружить молодого партизана комсомольца Григория Елисеева. Первого подбежавшего к нему полицейского он успел застрелить, второго свалил на землю ударом приклада по голове. Так же расправился Елисеев и с третьим полицейским. Но борьба была неравной. Немцы хотели живым захватить партизана. Подбежавший гитлеровец навалился на юного партизана и стал отнимать у него винтовку. Не имея теперь возможности действовать оружием, Григорий зубами впился в горло врага. Подоспевшие гитлеровцы в злобной ярости нанесли более 30 пулевых и ножевых ран отважному патриоту, но живым его взять не смогли. Изуродованный труп своего боевого товарища партизаны похоронили с воинскими почестями и на могиле героя поклялись отомстить фашистам за его смерть.

    Калининские партизаны знают отважного комсомольского вожака, члена бюро Невельского подпольного райкома ВЛКСМ Татьяну Киселеву. По поручению командования бригады она организовала партизанский отряд, в котором продолжительное время была комиссаром. Затем по ее предложению и под ее руководством был создан отряд, в состав которого вошли только девушки и женщины. Т. Б. Киселева стала командиром этого отряда. Много славных боевых дел совершили партизанки отряда. Большинство из них удостоено высоких правительственных наград, а их командир награжден орденом Красного Знамени.

    Так сражались с врагом героические советские партизаны — коммунисты и комсомольцы, мужчины и женщины, старики и молодежь — все, кто по зову Родины, по велению сердца, невзирая на опасности и лишения, вел самоотверженную борьбу с захватчиками.

    В январе 1944 года в результате разгрома немецко-фашистских войск под Ленинградом и Новгородом было освобождено семь западных районов Калининской области. Остальные районы области освобождены от фашистских оккупантов в июне — июле 1944 года. Во время этих решающих боев калининские партизаны действовали в тесном контакте с частями Советской Армии. Так, партизаны, располагавшиеся около реки Великой, в 20 километрах южнее города Опочки, 14 июля 1944 года установили непосредственную связь с советскими воинскими частями и окольными путями провели их в тыл противника в район Опочки, Красногородского, Мозули, Зилупе и Себежа. В ночь на 15 июля партизанская бригада А. М. Гаврилова перехватила шоссейную дорогу Опочка — Мозули в районе Мишнево — Горбово и не давала возможности противнику подбрасывать подкрепление к Мозули, где в это время завязались упорные бои регулярных частей Советской Армии. Прочно удерживая в своих руках эту дорогу, партизаны 15 июля разгромили отступавшую из города Опочки колонну врага, состоявшую из мотоциклистов, велосипедистов, артиллерии, автомашин и до 700 повозок, груженных продовольствием, боеприпасами, снаряжением и другим военным имуществом. Когда голова колонны подошла к разобранному партизанами мосту, по ней был открыт мощный огонь из пулеметов, автоматов и винтовок. Противника охватила паника. Орудия, машины, повозки, люди сгрудились у переправы. Немцы пытались вплавь переправиться на противоположный берег реки. Но партизанские пули настигали их и здесь. Вскоре над местом боя появилась советская авиация. Самолеты-штурмовики в упор расстреливали обезумевших от страха немцев. В этом бою партизаны уничтожили до ста повозок, много автомашин, мотоциклов, пушек, радиостанции, свыше ста лошадей. Противник потерял убитыми и пленными 240 солдат и офицеров. В числе трофеев партизаны захватили большое количество оружия, несколько мотоциклов, радиостанцию, много продовольствия и снаряжения[98].

    Партизаны бригады Н. М. Вараксова в момент наступления Советской Армии заняли оборону по реке Иссе, чтобы помешать противнику использовать этот водный рубеж для организации сопротивления советским частям. Отразив несколько атак врага, партизаны 15 июля встретились с советскими войсками, помогли им форсировать реку и вместе с ними двинулись в район Мозули на разгром группировки противника. По просьбе командира полка 8-й гвардейской дивизии им. Панфилова партизанская бригада должна была выбить противника из села Дымова, форсировать реку Синюю, сбить засаду немцев на ее западном берегу, овладеть высотой «108,1» и перерезать противнику пути отхода от Мозули на Петрученки и далее в Латвию. Ведя упорные бои, бригада точно выполнила поставленную перед ней задачу: выбила противника из Дымова, предотвратив попытку врага сжечь деревню и расстрелять ее жителей. Под прикрытием огня минометов и пулеметов бригада форсировала реку Синюю и после неоднократного перехода высоты из рук в руки закрепилась на ней. Вскоре после этого появился немецкий обоз в составе 180 подвод в сопровождении 370 немцев. Подпустив гитлеровцев на близкое расстояние, партизаны открыли огонь. В результате боя вражеская колонна была разгромлена. Партизаны захватили 160 подвод, груженных оружием, боеприпасами и продовольствием, несколько батальонных минометов, пулеметов, много автоматов и другого вооружения. Среди трофеев оказалось большое количество скота, который был возвращен населению.

    Выполняя приказ штаба партизанского движения, бригада М. П. Карликова должна была перерезать большак Красногородское — Мозули и удержать его до подхода частей Советской Армии. На этой дороге в деревне Пушмачи был расположен вражеский гарнизон, имевший на вооружении батарею 77-миллиметровых пушек. 16 июля партизаны скрытно подошли к населенному пункту и внезапно ворвались в него. В непродолжительном, но упорном бою противник потерял 67 человек убитыми, ранеными и пленными, а также почти все свое вооружение. До подхода частей Советской Армии бригада не только прочно удерживала большак, но и активно истребляла отступавшего врага.

    И июля бригада С. Д. Буторина на дороге Клястицы — Задежье разбила немецкие штабные автомашины, захватила дивизионную рацию, документы и карты. В течение пяти часов до подхода частей Советской Армии партизаны удерживали за собой дорогу, не допуская движения по ней отступавшего противника.

    После полного освобождения области от немецких оккупантов партизаны подвели итоги своей боевой деятельности. За три года самоотверженной борьбы с оккупантами они пустили под откос 751 воинский эшелон с живой силой и техникой врага, 15 бронепоездов, подорвали 183 железнодорожных и 1128 шоссейных мостов, перебили около 40 тысяч железнодорожных рельсов, уничтожили 118 складов, разгромили 86 гарнизонов противника, 105 волостных управ, уничтожили 3043 автомашины, 15 бронемашин, 88 танков, 16 самолетов, убили, ранили и взяли в плен более 50 тысяч вражеских солдат и офицеров.

    «Партизаны — это благороднейшие граждане подвергшейся нападению страны»[99], —

    говорил М. И. Калинин. Партизаны Калининской области с честью оправдали эту высокую оценку, внеся свой вклад в общее дело разгрома фашистских захватчиков, посягнувших на свободу и независимость нашей Родины.

    * * *

    Немало лет прошло с тех пор, как закончилась Великая Отечественная война. На месте пепелищ и развалин выросли новые фабрики и заводы, шахты и рудники, города и села. Еще краше стала наша Родина, все быстрее она движется к своей заветной цели. И во всем этом немалая заслуга принадлежит тем, кто в годы суровых испытаний с оружием в руках отстаивал свободу и независимость нашей Родины, — бывшим воинам Советской Армии и партизанам. Многие калининские партизаны работают сейчас на фабриках и заводах, в колхозах и совхозах, школах и учебных заведениях, на различных участках партийной, советской, хозяйственной и профсоюзной работы.

    Владимир Иванович Марго после освобождения от фашистских захватчиков Себежского района, в котором действовала партизанская бригада под его командованием, был избран председателем исполкома Себежского районного Совета депутатов трудящихся. Немало труда положил он для восстановления разрушенного оккупантами хозяйства, за что был удостоен высокой правительственной награды. В дальнейшем он был избран секретарем Великолукского горкома партии.

    Комиссар партизанского корпуса А. И. Штрахов после войны закончил Академию общественных наук при ЦК КПСС и работает ныне научным сотрудником в Институте истории Академии наук СССР.

    Начальник штаба партизанской бригады С. А. Яковлев избран председателем исполкома Красногородского районного Совета депутатов трудящихся Псковской области.

    Василий Платонович Карпенков, за голову которого немцы обещали крупное вознаграждение, работает на заводе строительных материалов в Пушкиногорском районе Псковской области.

    В Москве живет и работает бывший командир партизанской бригады Василий Георгиевич Семин, в рядах Советской Армии служит Георгий Петрович Ахраменков, учит и воспитывает молодое поколение бывший командир партизанского отряда Татьяна Борисовна Киселева.

    Созидая новое общество, товарищи по оружию свято чтут память своих боевых товарищей, отдавших жизнь за честь, свободу и независимость Советской Родины, за ее прекрасное будущее.


    С. Ф. Рудич
    НЕПОКОРЕННАЯ СМОЛЕНСКАЯ ЗЕМЛЯ

    Как и многие в свое время битые «завоеватели», Гитлер пытался прорваться к Москве кратчайшим путем — через так называемые «Смоленские ворота». Фашистские захватчики высокомерно отвергли печальный опыт своих незадачливых предшественников, не посчитались с тем, что эти ворота открыты только для званых гостей, а для врагов они всегда — неодолимая крепость. Именно здесь, в непроходимых Смоленских лесах, впервые в истории нашей Родины зародилась такая могучая сила народного сопротивления захватчикам, какой является партизанская война, приводившая в трепет чванливых польских панов и прославленных наполеоновских генералов. В народной памяти навсегда сохранились замечательные подвиги партизан Отечественной войны 1812—1814 годов Дениса Давыдова, Сеславина, Фигнера, Василисы Кожиной и многих других патриотов, превративших путь через Смоленщину в «дорогу смерти» для полчищ Наполеона. И вот вновь, как и век с лишним назад, на смоленской земле запылал пожар войны. Вследствие внезапности вероломного нападения фашистской Германии на СССР и временного превосходства немецко-фашистских войск в технике и боевом опыте Советская Армия была вынуждена с тяжелыми боями отходить на восток, в глубь Советской страны.

    Уже в конце июня 1941 года фронт подошел к границам Смоленской области.

    Немецко-фашистские войска стремились с ходу форсировать Днепр, овладеть Смоленском и ударить на Москву. 10 июля на огромном фронте от Великих Лук до Жлобина и Рославля развернулось крупнейшее в первые месяцы войны Смоленское сражение, длившееся более двух месяцев. Упорная и мужественная оборона и сильные контрудары советских войск, в особенности в районах Духовщины и Ельни, нанесли большой урон немецкой армии и сорвали планы гитлеровцев «молниеносно» продвинуться к Москве.

    Развернувшиеся на территории Смоленщины военные действия наложили особый отпечаток на жизнь и труд рабочих, колхозников и интеллигенции, на деятельность партийных, советских, хозяйственных организаций области.

    Выполняя указания ЦК ВКП(б) и Советского правительства, партийные и советские органы Смоленской области быстро перестроили всю свою работу на военный лад. Для обеспечения четкого руководства строительством оборонительных сооружений, эвакуацией населения и материальных ценностей в тыловые области страны обком партии и облисполком создали в районах области оперативные группы во главе с секретарями обкома и работниками областных организаций. Райкомы партии, местные партийные и комсомольские организации развернули огромную работу по мобилизации народных масс, для оказания всемерной помощи фронту. На предприятиях, в учреждениях и колхозах работало около 10 тысяч агитаторов, несших в массы боевые призывы партии, разъяснявших трудящимся конкретные задачи в сложившейся обстановке.

    Политическая и организаторская работа коммунистов повсеместно сливалась с огромным политическим подъемом советских людей, стремившихся отдать все свои силы и знания делу разгрома немецко-фашистских захватчиков.

    В первые же дни войны добровольно и по мобилизации на фронт ушло почти все годное для службы в Советской Армии население области. Вместе с ним и во главе его на фронт ушли тысячи коммунистов и комсомольцев. Оставшееся в городах и селах население приняло активное участие в строительстве оборонительных сооружений. За три с половиной месяца на территории области были построены четыре оборонительных рубежа общим протяжением свыше 1500 километров. Ежемесячно на этих работах было занято 180 тысяч человек и 40 тысяч колхозных подвод.

    Трудящиеся области в короткий срок построили десятки аэродромов, из них часть с гравийно-посадочными площадками. В течение 20 дней здесь было занято 150 тысяч населения и 50 тысяч колхозных подвод. Рабочие, служащие и колхозники проложили около 2500 километров улучшенных дорог, большое количество мостов и других сооружений. Беспримерное мужество и героизм проявили работники железнодорожного транспорта. Они бесперебойно обеспечивали доставку войск и военных грузов Западному фронту. В условиях беспрерывных налетов вражеской авиации железнодорожники ежедневно пропускали множество эшелонов, грузили и разгружали поезда. С огромной нагрузкой работала почтово-телеграфная и телефонная сеть области.

    Исключительную стойкость и мужество проявили советские женщины. Они заменили своих мужей и братьев на заводах, в колхозах, машинно-тракторных станциях. Их усилиями в исключительно сжатые сроки был убран богатый урожай 1941 года. Работы на полях велись в условиях каждодневных бомбежек фашистской авиации.

    Собранный урожай позволил на протяжении более трех месяцев свыше чем наполовину обеспечивать нужды Западного и Резервного фронтов продуктами питания и фуражом. Кроме того, колхозы и трудящиеся Смоленщины сдали для стационарных и полевых госпиталей 500 тысяч кур, гусей и другой птицы, более 500 тонн масла и сыра, свыше 15 миллионов штук яиц, много молока и других продуктов.

    С первых дней войны немецкое командование начало массами забрасывать в советский тыл шпионов, диверсантов, разведчиков. Для борьбы с вражескими лазутчиками и оказания помощи Советской Армии по указанию обкома партии во всех городах, районах и на предприятиях были созданы группы самозащиты, истребительные батальоны и отряды народного ополчения. На 15 августа 1941 года в области имелось 26 истребительных батальонов, насчитывавших 2790 бойцов.

    Отряды народного ополчения и группы самозащиты принимали участие в обороне промышленных предприятий от налетов вражеской авиации, уничтожали немецких шпионов и диверсантов, а нередко вступали в прямые столкновения с регулярными частями немецкой армии. Так, например, Смоленский полк народного ополчения в октябре 1941 года совместно с частями Советской Армии сражался с немецко-фашистскими захватчиками. Не одна сотня немецких фашистов была уничтожена бойцами Вяземского полка народного ополчения на подступах к городу Вязьме.

    Многие бойцы частей народного ополчения, истребительных батальонов и групп самозащиты впоследствии влились в партизанские отряды.

    Ценою огромных потерь немецко-фашистским захватчикам удалось в октябре 1941 года оккупировать всю Смоленщину. На территории области захватчики ввели свой пресловутый «новый порядок». Концлагеря, тюрьмы, виселицы, безудержный грабеж и истязания мирного населения — таковы были проявления этого порядка. Немецко-фашистские захватчики подвергли чудовищному разрушению народное хозяйство области. В звериной ненависти к советскому строю гитлеровцы разрушали города и села, промышленные предприятия, уничтожали колхозы и совхозы, культурные учреждения. Эти злодеяния немецко-фашистские захватчики осуществляли по заранее разработанному гитлеровской кликой плану. Убедительным подтверждением этого является приказ германского верховного главнокомандования от 7 октября 1941 года, в котором предписывается снести с лица земли Москву и Ленинград.

    «И для всех других городов, — говорилось в приказе, — должно действовать правило, что перед их занятием они должны быть превращены в развалины артиллерийским огнем и воздушными налетами».

    С садистской изощренностью приказ определял порядок уничтожения населенных пунктов и их жителей.

    «Подготовка разрушения населенных пунктов, — требовал приказ, — должна производиться так, чтобы:

    а) до объявления об этом у гражданского населения не возникло никаких подозрений;

    б) разрушение, могло начаться сразу, одним ударом, в назначенное время… Нужно особо строго следить за тем, чтобы никто из гражданских лиц не покинул населенного пункта, в особенности с момента объявления о разрушении»[100].

    Выполняя этот чудовищный приказ, гитлеровцы основательно разрушили многие города Смоленской области: Смоленск, Вязьму, Ярцево, Дорогобуж, Рудню, Велиж, рабочие поселки Издешково, Сафоново, Думиничи, Полотняный Завод. Сильно были разрушены города Рославль, Гжатск, Ельня, Духовщина, Сычевка. Значительный ущерб был нанесен всем остальным городам и поселкам Смоленщины.

    Гитлеровцы разрушили и сожгли на Смоленщине сотни учебных заведений, библиотек, Домов культуры, театров, изб-читален, клубов, музеев, детских садов, яслей, санаториев, больниц, родильных домов, амбулаторий и других культурно-просветительных, медицинских и общественных учреждений.

    В сельской местности фашистские варвары уничтожили и сожгли тысячи населенных пунктов и десятки районных центров. Они подвергли советское крестьянство невиданному ограблению, ввели в деревнях и селах режим крепостнической эксплуатации в ее наиболее зверских, оголтелых формах. В изданной верховным главнокомандованием немецкой армии «Памятке для ведения хозяйства в оккупированных восточных районах» прямо говорилось:

    «Завоеванные восточные области являются германской хозяйственной территорией. Земля, весь живой и мертвый инвентарь… являются собственностью германского государства».

    В ряде мест появились немецкие помещики и управляющие. В их ведение передавалась колхозная и совхозная земля и все проживавшее на ней население. Гитлеровские ставленники творили дикий произвол и насилия. Так, немецкий капитан Кардель, в управление которого было передано 62 деревни Васильевщинского сельсовета Темкинского района, начал свою «деятельность» массовым грабежом колхозного добра, насилиями над женщинами, убийствами и истязаниями колхозников. Для крестьян этих деревень был установлен каторжный принудительный труд. С 7 часов утра людей гнали на полевые работы под присмотром охранников. Работы велись без перерыва до позднего вечера. Голодные, обессиленные каторжным трудом, люди болели, массами умирали. Только в деревне Васильевщине вследствие невыносимых условий жизни за короткое время умерло 54 человека. В отведенных Карделю деревнях был установлен тюремный режим. Жители этих деревень должны были носить на рукавах белые повязки с номером и названием деревни, написанным на немецком языке. Запрещались переходы крестьян из одного села в другое. За каждую малейшую «провинность» крестьяне подвергались жестоким телесным наказаниям[101].

    И так было во всех деревнях и селах Смоленщины. Зверскими истязаниями и каторжным режимом немецкие оккупанты стремились превратить свободных колхозников в своих безропотных рабов.

    Немецко-фашистские захватчики ввели грабительскую налоговую систему. Население платило подворный, дорожный налог, налог на трудоспособного, за дымовую трубу, за пропуск из деревни в деревню, за справку на помол и многие другие налоги. Это было не только разнузданным грабежом, но и системой изощренного издевательства над советскими людьми. Дело дошло до того, что населению предлагалось вносить налоги на содержание изменников советского народа: полицейских, старост, бургомистров и других прихвостней оккупантов.

    Особенно неистово стремились уничтожить немецкие захватчики культуру советского народа. В специальном приказе генерал-фельдмаршала фон Рейхенау германское командование указывало, что «никакие исторические или художественные ценности на Востоке не имеют значения», и призывало солдат своей разбойничьей армии к уничтожению всех культурных и исторических ценностей, принадлежащих советскому народу.

    Война гитлеровской Германии против СССР была не только грабительской, но и каннибальской. Гитлеровцы применяли самые ужасные методы уничтожения советских людей. Они вешали, расстреливали, закапывали свои жертвы живыми в землю, умышленно заражали их болезнями, морили голодом. Установлены многочисленные факты массовых сожжений жителей городов и сел Смоленщины. Вот несколько фактов из длинного и страшного перечня преступлений фашистов на территории Смоленской области.

    В середине июня 1942 года гитлеровцы согнали из сел Зажиморова, Игнатьева, Лукова, Прокопова, Заметьева и Ореховни 800 местных жителей и поместили их в дом инвалидов на станции Исаково близ Вязьмы. Наглухо закрыв дверь, немецкие изверги сожгли дом. Среди заживо сгоревших было много детей[102]. В деревне Ушаково Темкинского района несколько крестьян зимой 1942 года заболели тифом. Узнав об этом, фашисты подожгли со всех сторон деревню и сожгли всех ее жителей — больных и здоровых.

    В деревне Корбутка Сычевского района немецкие каратели зверски замучили семью М. И. Барановой. Обвинив Марию Ивановну в связях с партизанами, они распороли ей ножом живот, ее 16-летней дочери Клавдии вывернули руку, а восьмилетней дочери Нине отрубили пальцы на руке и нанесли несколько ножевых ран. После таких издевательств фашистские садисты расстреляли мать и дочерей Барановых[103].

    За время оккупации гитлеровцами было расстреляно, сожжено, повешено и замучено на территории Смоленской области 93 405 советских граждан[104].

    Одним из наиболее зверских злодеяний немецко-фашистских бандитов явилось организованное и массовое истребление советских военнопленных. Эта преступная деятельность осуществлялась по прямому указанию гитлеровского правительства и главного командования немецкой армии. На территории Смоленской области находилось несколько лагерей для военнопленных. В них содержались не только советские воины, попавшие в плен, но и много мирных жителей из числа мужского населения в возрасте от 16 до 50 лет. Это были подлинные лагеря смерти. Здесь были повешены, расстреляны, погибли от голода и инфекционных заболеваний десятки тысяч советских людей. В одних только смоленских лагерях гитлеровцы уничтожили 115 тысяч военнопленных, в Рославльском лагере — 120 тысяч, Вяземском — 15 тысяч, Сычевском — 3 тысячи.

    Однако установленный немецко-фашистскими захватчиками кровавый режим не сломил волю советских людей. Трудящиеся Смоленской области, как и всех других районов, временно оккупированных немецко-фашистскими войсками, развернули мощную партизанскую войну. Пламенный советский патриотизм, беззаветная преданность Коммунистической партии и ее идеалам, героические традиции прошлого явились той животворной силой, которая определила массовость, неодолимость, подлинно всенародный характер этого замечательного движения.

    Руководствуясь директивой ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 29 июня 1941 года, партийные организации Смоленщины провели огромную работу по организации партийно-комсомольского подполья и партизанских отрядов. Для руководства партизанской и подпольной борьбой в тылу врага были созданы подпольный обком и четыре окружкома партии. В состав подпольного обкома вошли секретари легального обкома партии Д. М. Попов, Ф. И. Крылов, Г. И. Пайтеров, В. И. Иванов.

    Особое внимание при создании подпольных организаций и партизанских отрядов обком партии уделял подбору кадров. Необходимо было направить сюда наиболее стойких коммунистов, комсомольцев и беспартийных патриотов, способных стать подлинными организаторами масс, вожаками народного сопротивления врагу.

    В соответствии с решением областного комитета партии в оккупированных районах области были оставлены горком, 32 подпольных райкома партии, 114 первичных партийных организаций, 31 подпольный райком ВЛКСМ. Возглавили их руководящие работники партийного, советского и комсомольского аппарата. В подполье остались 89 секретарей райкомов и горкомов партии, 22 председателя райисполкомов, 56 руководителей крупных промышленных предприятий и областных организаций, 30 секретарей и членов бюро РК ВЛКСМ. В созданных в начале оккупации области подпольных организациях и партизанских отрядах находилось свыше трех тысяч коммунистов[105].

    Партизанские отряды формировались, как правило, в районах под руководством райкомов партии. Так, Слободский райком партии создал в июле 1941 года партизанский отряд в составе 68 человек. Командиром его был утвержден первый секретарь райкома М. Н. Шульц. В Сычевском районе в начале октября райком партии сформировал партизанский отряд «Родина», состоявший сначала из 31 человека. Командовал отрядом председатель райисполкома Л. А. Козаков. Знаменским райкомом партии уже в ноябре 1941 года было сформировано 28 партизанских групп по 10—15 человек каждая, которые затем были объединены в районный партизанский отряд «Смерть фашизму». Для руководства деятельностью этого отряда и других партизанских и подпольных групп был создан районный штаб партизанского движения во главе с секретарем райкома П. К. Шматковым.

    В Дорогобужском районе остался подпольный райком партии в составе И. А. Булейко, Ф. Н. Деменкова, Д. Симоновой (она же секретарь РК ВЛКСМ). В районе осталось 105 коммунистов и 600 комсомольцев. В декабре 1941 года в юго-восточной части района, на территории Холмецкого, Кряковского, Сенского сельсоветов, был организован партизанский отряд из местного населения и военнослужащих Советской Армии в составе 120 человек под командованием члена райкома партии Ф. Н. Деменкова.

    В Ельнинском районе в деревне Коробец в ноябре 1941 года была создана партизанская группа в количестве 22 человек. Ее возглавляли секретарь Ельнинского РК ВЛКСМ A. Ф. Юденков и директор Коробецкой средней школы B. В. Козубский. Эта группа положила начало партизанскому отряду им. Лазо, выросшему в дальнейшем в партизанский полк.

    Партизанские отряды были организованы также в Руднянском, Всходском, Ярцевском, Семлевском, Глинковском, Сафоновском, Духовщинском, Андреевском, Пречистенском, Краснинском, Понизовском, Издешковском и других районах. Они состояли главным образом из местного партийного, советского и комсомольского актива. Впереди были коммунисты.

    Многие партизанские отряды на территории Смоленской области создавались из бойцов, командиров и политработников Советской Армии, оказавшихся в окружении или бежавших из немецкого плена. Это были исключительно ценные кадры, имевшие высокую воинскую подготовку, боевой опыт, а многие и оружие. Так, в Дорогобужском районе в ноябре 1941 года военнослужащие В. И. Воронченко и П. Ф. Силантьев при активном участии секретаря Дорогобужского РК ВЛКСМ Д. Симоновой организовали из бойцов и командиров Советской Армии партизанский отряд «Дедушка», численность которого достигла в январе 1942 года 300 человек. В этом же районе в декабре 1941 года был создан партизанский отряд «Ураган». Организатор его — командир Советской Армии А. Т. Калугин имел большой боевой опыт. С 1931 года он находился в рядах Советской Армии, участвовал в боях под Хасаном, на Халхин-Голе, воевал против белофиннов, сражался с немецко-фашистскими захватчиками на Западном фронте.

    В Ельнинском районе в совхозе «Мархоткино» и деревнях Савостьяново и Холмец лейтенант Ф. Д. Гнездилов, местные коммунисты Абаев, Рачков, Паничев создали партизанский отряд, явившийся впоследствии основным костяком партизанского полка им. 24-й годовщины Красной Армии. Такие же отряды, организаторами которых явились военнослужащие, были созданы в деревнях Замошье, Коротово, Приселье и других.

    Широкое участие воинов Советской Армии в партизанском движении является одной из особенностей народной борьбы против немецко-фашистских оккупантов на Смоленщине. Это способствовало высокой эффективности и организованности действий партизанских отрядов.

    В июле — августе 1941 года Смоленским обкомом партии было создано 19 партизанских отрядов и групп в составе 727 человек[106]. Партизаны изучали оружие, подрывное дело, тактику и технику врага.

    Оставшимися в тылу врага партийными и комсомольскими организациями был проведен сбор оружия и боеприпасов на полях недавних сражений. Широкое участие в этом приняло местное население. Собранное оружие позволило в какой-то мере удовлетворить первоначальные потребности партизанских отрядов.

    Таким образом, уже в первые месяцы немецкой оккупации в Смоленской области были созданы и развернули активные боевые действия десятки партизанских отрядов и большое количество партизанских групп общей численностью около 5000 человек.

    Организация партизанского движения на Смоленщине явилась большой помощью Советской Армии. На территории Смоленской области расположены три крупных железнодорожных узла: Смоленский, Вяземский и Рославльский. Через них шли основные грузопотоки для снабжения группы фашистских армий «Центр».

    Только через Смоленск среднесуточное движение по железным дорогам составляло 16 пар поездов, через Рославль — 12 пар поездов. Смоленщину пересекают первоклассные шоссейные дороги, использовавшиеся гитлеровцами для стратегических перевозок. В городах и селах области были сосредоточены отборнейшие части группы армий «Центр», стратегические и технические резервы немецкой армии, предназначавшиеся для широко разрекламированного «прыжка» на Москву. Эти обстоятельства накладывали особую ответственность на смоленских партизан, призванных значительно ослабить наступательные возможности немецких войск, действовавших на московском направлении.

    Следует отметить, что начало боевой деятельности партизанских отрядов и подпольных организаций на Смоленщине было сопряжено с большими трудностями. Ощущался острый недостаток в оружии, боеприпасах, медикаментах, не хватало продовольствия, одежды, обуви. Оставленные в тылу врага партийные и комсомольские организации не имели опыта подпольной работы, не знали повадок и тактики гитлеровцев. Связи с населением приходилось поддерживать в условиях жесточайшего террора.

    В связи с концентрацией на территории области стратегических и тактических резервов немецкой армии, предназначенных для «решающих» операций под Москвой, немецкое командование с первых же дней оккупации Смоленщины стало принимать активные меры для ликвидации партизанского движения и подавления деятельности подпольных организаций. По деревням и селам рыскали карательные отряды, были установлены полицейские посты, повсеместно насаждалась вражеская агентура. Энергичные меры были приняты гитлеровцами для охраны железных и шоссейных дорог, по которым шла переброска немецких войск на московский театр военных действий. На борьбу с партизанами немецкое командование бросило большие массы войск, и в первую очередь эсэсовские части.

    Ценою больших усилий гитлеровцам удалось нанести тяжелые удары отдельным партизанским отрядам, ликвидировать продовольственные базы Ярцевского, Ельнинского и некоторых других отрядов. Так, Ярцевский районный партизанский отряд с первых же дней оккупации был вынужден вести непрерывные бои с численно превосходящими силами противника. Большинство бойцов отряда погибло в неравных боях. После гибели командира Т. Х. Кондрашкина и комиссара Ф. В. Кузнецова оставшиеся в живых партизаны были вынуждены присоединиться к другим отрядам.

    Однако это были частные поражения. Оккупанты оказались не в силах подавить народное сопротивление, ликвидировать партизанские отряды и подпольные организации. Окруженные активной всенародной поддержкой, партизаны и подпольщики успешно противостояли вражеским террористическим действиям и мероприятиям карательных органов гитлеровцев. С самых первых дней оккупации области они стали наносить серьезные удары по немецко-фашистским захватчикам. Партизанские отряды и диверсионные группы проводили смелые налеты на подразделения противника, его штабы, тылы и обозы, взрывали мосты, пускали под откос эшелоны с живой силой и техникой врага, разрушали телефонную и телеграфную связь, поджигали склады и предприятия, организовывали саботаж мероприятий оккупационных властей. Так, 16 июля 1941 года Слободской партизанский отряд, возглавляемый секретарем райкома партии Шульцем, вступил в бой с превосходящими силами противника, подошедшими к райцентру Слобода, и нанес им серьезный ущерб в живой силе и технике. Велижский партизанский отряд под руководством секретаря райкома партии Соловьева в течение июля — августа разрушил 18 мостов, в том числе через Западную Двину и другие реки, текущие в Велижском и Усвятском районах.

    Отряд М. В. Антоненкова, действовавший в Слободском, Ильинском и Пречистенском районах, за месяц боевых действий уничтожил 90 немецких солдат и офицеров, 18 грузовых и три легковые машины противника, шесть мотоциклов, 11 дорожных мостов и несколько километров телефонной связи. Отряд под руководством секретаря Ильинского райкома партии Плотникова взорвал в деревне Дубки немецкий склад с боеприпасами. Исключительную храбрость и воинское мастерство проявили партизаны этого отряда в операции по уничтожению немецких самолетов на аэродроме вблизи Смоленска. После тщательной разведки партизаны ночью подкрались к аэродрому, где в это время находилось 15 самолетов. Перебив охрану, партизаны гранатами и зажигательными бутылками забросали машины. В результате было сожжено пять самолетов противника. Остальные получили серьезные повреждения. Диверсионно-разведывательная группа А. Ф. Юденкова, заброшенная в тыл врага Ельнинским райкомом партии, сожгла сарай, в котором сгорели 14 гитлеровцев, вооруженных минометами, пулеметами и автоматами. В деревне Леоново группа уничтожила девять немцев. В штаб действующей армии разведчики доставили ценные данные о расположении немецких войск на ельнинском направлении.

    Подобные примеры можно продолжить. Все они свидетельствуют о том, что партизанское движение на Смоленщине уже с самого начала приняло широкий размах и нанесло значительный ущерб немецко-фашистским захватчикам. С 15 июля по 1 октября 1941 года, по неполным данным, смоленскими партизанами было убито и ранено свыше 1500 немецких солдат и офицеров, сожжено, и подбито 11 танков, подорвано и сожжено 77 грузовиков с боеприпасами, снаряжением и продовольствием, 21 цистерна с горючим, 15 легковых автомашин, 29 мотоциклов, 10 складов с горючим и боеприпасами, 30 мостов, разгромлено три немецких штаба и три радиотелефонные станции[107].

    В ходе борьбы партизанские отряды Смоленщины систематически поддерживали связь с фронтовыми частями Советской Армии, оказывая им большую помощь в разведывательной работе. Так, Ярцевская, Ельнинская и Рославльская разведывательные группы по нескольку раз переходили линию фронта со специальными заданиями штаба фронта. Они же были проводниками советских войск во время боев за город Ельню. Осенью 1941 года разведчики и проводники партизанских отрядов сыграли большую роль при переходе через линию фронта 30 тысяч бойцов и офицеров Советской Армии, оказавшихся в тылу врага во время октябрьских наступательных операций немецко-фашистских войск.

    Осенняя распутица и зимние холода не ослабили активности партизан. Их удары по врагу стали еще более ощутимыми. В ноябре 1941 года активную борьбу против оккупантов начали вести партизаны Знаменского района. Штаб партизанского движения района под руководством райкома партии главное внимание уделил организации диверсий на железной дороге Вязьма — Брянск, по которой немцы перебрасывали живую силу и боевую технику под Москву. В ночь на 4 ноября группа подрывников под руководством П. К. Шматкова произвела взрыв железнодорожного моста на станции Угра, на важной линии Вязьма — Брянск и на длительное время вывела магистраль из строя. 6 декабря диверсионная группа под руководством коммуниста Н. Сылкина в районе между разъездами Годуновка — Угра произвела крушение вражеского эшелона с солдатами и офицерами. В результате крушения погибло около 300 немцев. 15 декабря группа подрывников партизанского отряда «Смерть фашизму» под командованием Ф. П. Киреева на перегоне Угра — Вязьма произвела крушение двух поездов. В результате было разбито 20 вагонов и уничтожено около 200 немецких солдат и офицеров. Группа подрывников под командованием Н. К. Никитина 13 декабря пустила под откос немецкий воинский эшелон, шедший со станции Угра на Вязьму. В результате крушения было уничтожено 16 вагонов, 20 танков и около ста немецких солдат и офицеров.

    В конце декабря партизаны отряда «Смерть фашизму» провели крупную операцию по разрушению железнодорожной магистрали Вязьма — Брянск. На протяжении 25 километров были разобраны в 40 местах пути, и дорога в течение семи дней бездействовала.

    Несколько успешных операций провел в декабре 1941 года действовавший в Знаменском, Юхновском и Темкинском районах партизанский отряд «Гроза» под командованием коммуниста старшего лейтенанта Н. Ф. Лобарева. Так, 10 декабря, устроив засаду на дороге Климов Завод — Михайловка, отряд разгромил подразделение немцев. На поле боя остался 21 убитый гитлеровец. В ночь на 21 декабря отряд совершил смелый налет на немецкую хозяйственную часть в деревне Хохловке. В результате непродолжительного боя партизаны уничтожили 40 немецких солдат и офицеров, 13 гитлеровцев было взято в плен. В качестве трофеев партизанам досталось 40 лошадей и 20 саней с продовольствием и вооружением. 30 декабря отряд разгромил карательную экспедицию в Павловском лесу Темкинского района. Было убито 35 немецких солдат.

    Успешные боевые действия вели партизанские отряды «Родина» Сычевского района, «Ураган» Дорогобужского района, партизаны Андреевского района.

    Партизаны проводили большую работу по срыву мероприятий оккупационных властей. Так, в начале декабря 1941 года немецким комендантом села Знаменка был издан приказ о сборе среди населения Знаменского района постельных принадлежностей и белья. Узнав об этом, партизаны отряда А. Т. Холомьева ночью обошли села и деревни Шумихинского, Беляевского, Краснинского, Александровского и Дрожжинского сельсоветов и разъяснили колхозникам, что постельные принадлежности и белье собираются для нужд оккупантов. В результате затея немцев провалилась.

    5 января 1942 года немецкое командование приказало крестьянам окрестных сел явиться с лошадьми и санями в город Юхнов для проведения земляных работ. Партизаны разъяснили колхозникам, что немцы хотят их руками возвести военные укрепления под Юхновом и тем самым задержать продвижение частей Советской Армии. Колхозники, как один, бойкотировали это мероприятие гитлеровцев[108].

    Партизанские группы Ельнинского района смелыми операциями в Замошинском, Митишковском, Алексинском, Всходском и других сельсоветах сорвали вывоз скота, хлеба и фуража в Германию. Только в колхозе «Вид новой жизни» и совхозе «Мархоткино» партизаны захватили 1600 пудов хлеба, предназначенного для отправки в Германию, и роздали его местному населению.

    Действия смоленских партизан серьезно беспокоили немецкое командование. Оно все чаще стало выделять крупные войсковые части для подавления растущего партизанского движения.

    Однако партизаны не ослабили своих действий, повели активную борьбу с карателями. Так, например, партизанский отряд Воронцова в январе 1942 года разгромил крупную карательную экспедицию немцев в Знаменском районе. 23 января 1942 года немецкий карательный отряд численностью до батальона занял деревню Федотково. Отсюда каратели готовили операцию по уничтожению партизанского отряда. Немцы были вооружены винтовками, автоматами, пулеметами и минометами. Командование отряда на основе данных разведки и сведений, полученных от местного населения, разработало план уничтожения карателей. Силы отряда были разбиты на три ударные группы. Первая группа в составе 48 партизан под командованием Исаенкова, вооруженная двумя станковыми пулеметами, восемью ручными пулеметами и винтовками, заняла оборону на высотке, расположенной вблизи деревни Жолобово. Перед группой была поставлена задача: подпустить колонну немцев на близкое расстояние и нанести по ней сильный удар всеми огневыми средствами. Вторая группа, состоявшая из 18 партизан под командованием Чистякова, вооруженная четырьмя ручными пулеметами и автоматами, сделала засаду вдоль дороги в кустарниках, в 450 метрах от первой группы. Она должна была фланговым ударом помочь первой группе в уничтожении вражеской колонны. Третья группа в количестве 25 человек под командованием командира отряда Воронцова, вооруженная восемью ручными пулеметами, автоматами и винтовками, имела своей задачей выйти в тыл немцам и отрезать им пути отхода.

    24 января немецкий карательный отряд численностью в 400 человек повел наступление из деревни Федотково на деревню Жолобово. Подпустив противника на близкое расстояние, первая группа партизан открыла огонь из пулеметов, автоматов и винтовок. Потеряв много солдат убитыми, немцы залегли и начали отползать. В это время вторая группа партизан нанесла по гитлеровцам фланговый удар. Попав в тяжелое положение, немцы ракетным сигналом вызвали подкрепление. На помощь им прибыло около роты солдат, которые были пропущены к основному ядру карательного отряда. Затем партизаны сомкнули кольцо.

    В бой вступила третья группа. Комбинированными ударами партизаны уничтожили карательный отряд немцев. Фашисты оставили на поле боя 183 убитых солдата и офицера. Около 200 немецких солдат и офицеров было ранено. В качестве трофеев было захвачено много оружия и боеприпасов[109]. Этот бой показал не только высокое мужество и воинское мастерство партизан, но и превосходство их тактики над тактикой врага.

    Успешную борьбу с немецкими карателями вели и другие отряды. Так, партизаны под командованием Ф. Д. Гнездилова совместно с партизанским отрядом Г. С. Амирова в декабре и начале января 1942 года разгромили две крупные карательные экспедиции немцев в деревнях Севостьяново и Бузаново Ельнинского района. Немцы потеряли в этих боях до ста солдат и большое количество вооружения.

    Успешная деятельность партизанских отрядов в значительной мере определялась активной, всесторонней помощью местного населения. Жители деревень и сел вели разведывательную работу, снабжали партизан продовольствием, одеждой, укрывали и лечили раненых, в необходимых случаях принимали непосредственное участие в боевых операциях. Например, большую помощь подпольщикам и партизанам оказал беспартийный патриот Иван Петрович Фролякин. По заданию подпольной партийной организации он вел разведывательную работу, организовал явочную квартиру, принимал активное участие в сборе оружия для партизан. По просьбе командира партизанского отряда Иван Петрович поступил работать на дровяной склад в Дорогобуже. Здесь он вел разведку расположения сил и огневых средств противника в городе. На основе сведений, полученных от Фролякина, диверсионная группа партизанского отряда взорвала в Дорогобуже около 50 немецких вагонов с боеприпасами.

    Благородный подвиг совершил беспартийный патриот директор Крутовской неполной средней школы Н. А. Бородин. В здании школы размещался военный госпиталь, в котором находилось около ста раненых бойцов и командиров Советской Армии. В госпитале был всего один врач — М. М. Попов. При отступлении советских войск госпиталь не успел эвакуироваться. Скрытно от немцев М. М. Попов и семья Бородина заботливо ухаживали за ранеными. Жена и дочь Бородина собирали среди местного населения продукты питания, одежду, перевязочные материалы, готовили для раненых пищу, стирали белье. Выздоравливавшие воины до поры до времени скрывались у местных жителей, окрепшие уходили в партизанские отряды.

    В деревне Луги Знаменского района колхозница Головлева, рискуя жизнью, на протяжении двух месяцев скрывала от немецких оккупантов обмороженного и тяжело больного секретаря Глинковского райкома партии Ф. Ф. Зимонина. С помощью Головлевой Зимонин восстановил здоровье и развернул кипучую деятельность по борьбе с немецкими оккупантами.

    Высокий патриотизм проявила семья Ивана Матвеевича Федотова (Дорогобужский район). Иван Матвеевич собирал для партизан оружие и боеприпасы, вел разведку. В лесу близ своего дома он построил землянку, где останавливались партизанские связные и разведчики. Его жена Мария Васильевна стирала для партизан белье, варила пищу. В декабре 1941 года в немецкий тыл на Смоленщину были заброшены четыре разведчика. Они приземлились в лесу и долгое время не могли установить связь с партизанами. По совету местных жителей они пошли к Федотовым. Через Ивана Матвеевича разведчики установили связь с партизанами. В построенной И. М. Федотовым землянке была установлена рация, через которую ежедневно передавались советскому командованию разведывательные данные.

    Партизанские отряды и подпольные организации вели большую политическую работу среди населения, распространяли сводки Совинформбюро, листовки «Вести с Советской Родины», проводили беседы. Коммунисты и комсомольцы рассказывали жителям деревень и сел о положении на фронтах Отечественной войны, разоблачали лживую немецкую пропаганду, вселяли в людей уверенность в неизбежности разгрома немецко-фашистских войск и освобождения советской земли от оккупантов. В Сычевском районе решением подпольного райкома партии для ведения массово-политической работы среди населения из коммунистов и комсомольцев был создан агитколлектив в составе 21 человека. В Знаменском районе массово-политическую работу проводили восемь подпольных партийных организаций в составе 78 коммунистов. Знаменские подпольщики широко использовали в своей работе радиосводки и листовки, сбрасывавшиеся советскими самолетами. По инициативе секретаря подпольного райкома партии П. К. Шматкова в районе были собраны три радиоприемника. Подпольщики регулярно принимали сообщения московского радио, переписывали их от руки и передавали подпольным партийным и комсомольским организациям, которые размножали и распространяли их среди населения.

    Знаменский подпольный райком партии распространил среди местных жителей несколько обращений, в которых призывал всех способных носить оружие вступать в партизаны, собирать для них оружие, саботировать мероприятия оккупантов и всеми другими средствами вести непримиримую борьбу с врагом. Как правило, эти обращения находили горячий отклик и всестороннюю поддержку среди населения.

    Большую политическую работу среди населения вели коммунисты и комсомольцы Ельнинского района. В доме комсомольца Кости Баранова они установили радиоприемник. Подпольщики распространяли среди населения принимаемые по радио сводки Совинформбюро и листовки «Вести с Советской Родины». По заданию подпольной партийной организации комсомольцы Костя Баранов, Лиза Демченко, Анатолий Пшенишников, Ольга Глухова, Жора Корнилов и другие распространяли листовки и сводки Совинформбюро в колхозах района.

    В Дорогобужском районе активную работу вела крутовская подпольная партийная организация, в которую входили Б. М. Волин, Ю. М. Воробьев, Н. Семисалов, Бойков и другие.

    Старый большевик Б. М. Волин до войны работал в аппарате ЦК ВКП(б). В сентябре 1941 года он выехал на Западный фронт для выступлений с докладами и лекциями, но во время октябрьского наступления немцев попал в окружение. Он выдал себя за профессора медицины Новицкого и получил от немецкой комендатуры удостоверение на право контроля за русскими госпиталями на территории Дорогобужского района. Установив связь с местными коммунистами, Б. М. Волин создал в деревне Крутое подпольную партийную организацию. Активную помощь ему оказывал Ю. М. Воробьев, оставленный командованием Советской Армии в Дорогобужском районе для связи с подпольным райкомом партии.

    Свою деятельность подпольщики начали с распространения сводок Совинформбюро. На квартире директора Крутовской школы Н. А. Бородина они принимали по радио сообщения из советского тыла и распространяли их среди жителей. Они помогали многим патриотам пробраться к партизанам, вели разведывательную деятельность, проделали большую работу по сбору оружия. В доме Бойкова подпольщики создали склад оружия и боеприпасов, которым впоследствии были вооружены партизанский отряд А. Новикова и партизанская группа Ю. Воробьева.

    Успехи партизан и подпольщиков давались дорогой ценой. В боях с оккупантами в первые же дни смертью храбрых погибли секретарь Ярцевского райкома и член обкома партии Ф. В. Кузнецов, секретари Износковского райкома партии Киреев, Дзержинского — Захаров, Понизовского — Молотков, Ярцевского — Т. Х. Кондрашкин, председатель Думиничского райисполкома Ильин, Духовщинского — Воронков. В ожесточенных схватках с гитлеровцами отдали свою жизнь за честь и свободу Советской Родины сотни безвестных рядовых партизан и подпольщиков, патриотов-одиночек, активно помогавших партизанам.

    Но тяжелые жертвы и смертельная опасность не останавливали патриотов. На смену павшим приходили новые бойцы — ряды партизан и подпольщиков росли.

    * * *

    Особенно бурно стало развиваться партизанское движение на Смоленщине после разгрома немцев под Москвой. Эта блистательная победа Советской Армии исключительно сильно подействовала на моральное состояние партизан и населения оккупированной немецко-фашистскими захватчиками советской территории. Народ ликовал: Советская Армия близко, она бьет врага, идет на Запад. С освобождением Московской, Тульской и Калининской областей, а также Козельского, Сухиничского, Дзержинского, Мещовского, Мосальского, Кировского и Слободского районов Смоленской области боевые действия Советской Армии развернулись непосредственно на Смоленщине. Начался новый, наиболее активный период борьбы смоленских партизан. Уже в январе 1942 года на территории Смоленской области действовало 67 партизанских отрядов, в которых сражалось 16 879 бойцов. Однако даже эти данные не могут достаточно полно характеризовать размах всенародной борьбы против оккупантов на Смоленщине в этот период. Главное заключалось не только в огромном росте партизанских отрядов, но и в стремлении широких народных масс перейти от менее активных форм борьбы к вооруженным партизанским действиям. Повсеместно назревало вооруженное восстание народа.

    Учитывая сложившуюся обстановку, а также близость фронта, Смоленский обком партии предложил подпольным райкомам и местным партийным организациям развернуть широкую политическую, военную и организационную подготовку к массовому вооруженному восстанию против оккупантов.

    Росту боевой активности партизан и населения в значительной мере способствовал выход в тыл врага рейдирующих частей Советской Армии, выполнявших задания командования. 18 января 1942 года на территории Знаменского района были высажены части 4-го воздушно-десантного корпуса. Во второй половине января рейдирующие части Калининского фронта проникли в оперативный тыл противника с севера. 23 января 11-й кавалерийский корпус генерала С. В. Соколова перерезал шоссейную магистраль Москва — Минск западнее Вязьмы. Части 137-й дивизии 50-й армии перерезали это шоссе на участке Бурсуки. 24 января части 1-го кавалерийского корпуса генерала П. А. Белова прорвали линию обороны противника на шоссе Москва — Варшава. Корпус направился через Мосальский, Знаменский, Дорогобужский районы и должен был 29 января соединиться с конной группой Соколова, отрезая Вязьму с запада и зажимая в кольцо окружения крупные силы противника. Ко второй половине февраля части генерала П. А. Белова вышли в район деревень Стогово, Молошино и Панфилово. Но здесь они встретили сильное сопротивление противника и вынуждены были перейти к операциям в ближайшем тылу немецко-фашистских войск.

    Действия советских рейдирующих частей активно поддерживались ударами партизан по вражеским коммуникациям и линиям связи.

    В этой благоприятной обстановке 17—18 января 1942 года под руководством райкома партии в Знаменском районе началось массовое вооруженное восстание против оккупантов. Партизаны отряда «Смерть фашизму» совместно с десантниками майора Солдатова и капитана Суржика при активной поддержке всего населения начали освобождение территории района от фашистских захватчиков. Уничтожая живую силу и технику врага, партизаны с 18 по 27 января освободили от гитлеровцев 62 населенных пункта. Почти на всей территории района была восстановлена Советская власть[110].

    В конце января началось вооруженное восстание в Дорогобужском районе. 29 января партизаны отряда Ф. Н. Деменкова совместно с воинами десантной части Советской Армии стремительной атакой овладели селом Болдино. На второй день Советская власть была восстановлена в Холмецком, Сенском и Крюковском сельсоветах[111].

    В целях концентрации своих сил мелкие партизанские группы и отряды, а также часть средних объединились в более крупные формирования. Так, после освобождения села Болдино отряд Деменкова объединился с отрядом «Ураган». Командиром объединенного отряда стал А. Т. Калугин, комиссаром — Ф. Н. Деменков. Это положительно сказалось на ходе восстания: освобождение деревень и сел стало осуществляться быстрее и с меньшими потерями.

    К февралю восстание приняло такой размах, что оно уже было способно к изгнанию захватчиков не только из деревень и сел, но и из районных центров. Характерной в этом отношении явилась операция по освобождению Дорогобужа. Тактический план операции разработал командир отряда «Ураган» А. Т. Калугин. Согласно этому плану все дороги, соединяющие Дорогобуж со Смоленском, Ельней, Сафоновом, Белым, Вязьмой и Всходами, были блокированы партизанами. 13 февраля группа партизан из отряда «Дедушка» под командованием М. Ф. Базарова и В. Гудимова взорвала в Дорогобуже артиллерийский склад противника и уничтожила около 50 вагонов боеприпасов. Гитлеровцев охватила паника. Направленное им из поселка Сафоново подкрепление было разгромлено 1-м партизанским батальоном и отрядом А. Новикова. Убедившись в безнадежности сопротивления, немецкий гарнизон Дорогобужа утром 15 февраля поспешно оставил город и направился в Сафоново, но был остановлен партизанами, блокировавшими большак Дорогобуж — Сафоново. В течение суток длился напряженный бой. Благодаря искусному руководству командира 1-го батальона отряда «Ураган» Осокина враг был разгромлен и понес большие потери убитыми и ранеными. Партизаны захватили много вооружения и боеприпасов, а также 78 подвод с войсковым имуществом. Несмотря на продолжительность и большую напряженность боя, партизаны, умело маневрируя, потерь не понесли — был ранен только один боец.

    15 февраля в 12 часов дня встреченные ликующим населением партизаны вошли в Дорогобуж и восстановили там Советскую власть. Им достались богатые трофеи: 360 тонн ржи, 350 тонн фуража, склад с боеприпасами, 30 автомашин, 15 мотоциклов, девять пулеметов, много другого вооружения и военного имущества[112].

    Успешные операции по разгрому фашистов и освобождению смоленской земли проводили и другие партизанские отряды. Так, партизаны отряда им. Лазо под командованием В. В. Козубского и А. Ф. Юденкова, поддержанные активными выступлениями населения, в феврале разгромили крупные силы немцев и восстановили Советскую власть в 58 сельсоветах Ельнинского, Екимовичского и Спас-Деменского районов.

    Партизанский отряд им. 24-й годовщины Красной Армии под руководством Ф. Д. Гнездинова и Г. С. Амирова освободил от немецких оккупантов 16 сельсоветов Ельнинского, Дорогобужского, Всходского и Спас-Деменского районов. Партизанами были уничтожены сотни немецких солдат и офицеров[113]. В феврале 1942 года партизанские отряды Глинковского района под руководством председателя райисполкома П. М. Куковенкова изгнали немецких оккупантов из 10 сельсоветов и районного центра Глинка и восстановили там советские порядки.

    В течение февраля — марта партизанские отряды при активной поддержке местного населения освободили от немецких захватчиков Дорогобужский район, половину Знаменского района, значительную часть Семлевского, Ельнинского и Екимовичского районов[114]. Освобожденная территория составляла 2000 квадратных километров с 610 населенными пунктами. Это был первый «партизанский край» на Смоленщине. Его обороняли партизанские отряды «Дедушка», им. Лазо, им. 24-й годовщины Красной Армии, группа Знаменских партизанских отрядов, отряды «Северный медведь», «Мороз» и другие общей численностью около 8000 бойцов.

    В это же время образовался второй «партизанский край», в который вошли освобожденные от гитлеровцев территории Ярцевского, Сафоновского, Издешковского, Духовщинского, Батуринского и Холм-Жирковского районов. На территории этого края действовали партизанские отряды им. Ворошилова, им. Пархоменко, Ярцевский отряд, им. Андреева, «25 лет Великого Октября» и многие другие отряды, насчитывавшие в своих рядах свыше 6000 бойцов.

    Третий «партизанский край» был создан на северо-западе области и охватывал Пречистенский, Слободский, Касплянский, Демидовский, Понизовский, Краснинский и частично Руднянский и Смоленский районы. Его обороняли партизанские отряды, которыми командовали М. Н. Свиридов, М. В. Шульц, Антоненков, Волков, С. В. Новиков, Гришин, Садчиков. Эта группа отрядов состояла из 5500 партизан.

    Неиссякаемым резервом и боевым помощником партизан был восставший народ. В январе и феврале 1942 года по инициативе самого населения для охраны сел и деревень от немецко-фашистских грабителей и обеспечения общественного порядка стали создаваться вооруженные группы. Назывались они по-разному: отрядами самообороны, самоохраны, народного ополчения и истребительными. Эта инициатива трудящихся была активно поддержана подпольными партийными организациями и партизанскими отрядами. За короткое время группы самообороны получили повсеместное распространение. Только в 103 группах самообороны Ельнинского района насчитывалось 2800 бойцов.

    Отряды самообороны оказывали не только боевую помощь партизанским отрядам, но и проводили большую работу по сбору продовольствия, одежды, оружия, выполняли функции милиции в освобожденных населенных пунктах.

    Огромный патриотический подъем народа требовал от коммунистов Смоленщины еще большей организованности и оперативности в руководстве партизанской и подпольной деятельностью, усиления политической работы в массах.

    Учитывая новые условия борьбы, обком партии принял решение территориально приблизить свой аппарат к Смоленщине и разместил его двумя группами в освобожденных районах области. Северо-западная группа находилась в Ильинском районе, юго-восточная — в городе Кондрово. На такие же группы был разделен и обком комсомола.

    В зависимости от конкретной обстановки некоторые подпольные райкомы партии (Знаменский, Ельнинский, Духовщинский и другие) для улучшения руководства отрезанными друг от друга частями районов также разделялись на отдельные группы, каждая из которых в пределах территории своей деятельности пользовалась правами райкома.

    Серьезные изменения претерпело организационное построение партизанских отрядов. Первоначально партизанские отряды Смоленщины были сравнительно немногочисленными. В январе — феврале 1942 года вместо небольших партизанских отрядов и групп были созданы крупные соединения, доходящие до размеров полка, бригады, дивизии. Такими крупными формированиями стали партизанские полки им. Лазо, им. 24-й годовщины Красной Армии и полк В. В. Жабо. Из партизанских отрядов «Дедушка», «Ураган» и «Чайка», действовавших в Дорогобужском районе, была создана 1-я партизанская дивизия, состоявшая из 6000 бойцов.

    На территории Пречистенского, Слободского, Демидовского, Руднянского, Касплянского, Духовщинского, Ильинского, Велижского районов в феврале 1942 года было организовано партизанское соединение «Батя», в которое вошло 10 отдельных отрядов. В Ярцевском районе в целях координации действий 12 партизанских отрядов, организованных в феврале 1942 года, райкомом партии был создан военный совет. Понизовский райком партии совместно с представителями 4-й Ударной армии сформировал из партизанских отрядов, действовавших на территории Понизовского, Велижского, Лиозненского районов, 2-ю партизанскую бригаду.

    Партизаны Смоленщины представляли собой в этот период внушительную силу не только по численности, но и по вооружению и подготовке. Они овладели методами борьбы с врагом, закалились и окрепли в многочисленных сражениях. Партизанские отряды обладали современной военной техникой, имели на своем вооружении станковые и ручные пулеметы, винтовки, автоматы, минометы, противотанковые ружья и даже несколько танков и бронемашин. Они изучили и успешно использовали трофейное оружие. Всего в Смоленской области в это время действовало 39 крупных партизанских отрядов и десятки мелких отрядов и групп общей численностью до 19 тысяч человек. Их активно поддерживали тысячи бойцов отрядов самообороны, а также люди, обслуживавшие обозы и госпитали. Можно без преувеличения сказать, что в этот период в партизанском движении в той или иной степени участвовала подавляющая часть населения Смоленщины.

    Большую роль в организации и повышении боеспособности партизанских сил сыграла разносторонняя помощь командования Советской Армии и базировавшихся в «партизанских краях» регулярных советских частей. Так, командование 10-й армии в апреле 1942 года направило в тыл врага группу командиров и политработников, которые объединили мелкие отряды в боеспособную 3-ю партизанскую дивизию и возглавили ее. В феврале 1942 года через сброшенных на парашютах радистов штаб армии установил связь с партизанским полком им. 24-й годовщины Красной Армии, полком им. С. Лазо и партизанским соединением «Дедушка». Для оказания практической помощи в партизанские соединения прибыли представители разведотдела и политотдела 10-й армии. На помощь партизанам пришла советская авиация, доставлявшая на партизанские аэродромы боеприпасы, вооружение, продукты, свежие газеты.

    Действия партизанских соединений сочетались с задачами, стоявшими перед той или иной армией, рейдирующей или десантной частью Советских Вооруженных Сил. Были случаи, когда командование Западного фронта ставило перед несколькими партизанскими отрядами и соединениями задачи, имевшие важное значение для действий регулярных частей. Так, в марте 1942 года штаб фронта предложил партизанским полкам им. С. Лазо, им. 24-й годовщины Красной Армии и Глинковскому полку из соединения «Дедушки» овладеть укрепленным узлом обороны противника — городом Ельней. Партизаны ворвались в город, но полностью овладеть им не смогли. Однако врагу был нанесен значительный урон.

    Смелую операцию провел партизанский полк им. С. Лазо по разгрому крупного фашистского гарнизона в селе Балтутино. Село находилось далеко от «партизанского края». Поэтому гитлеровцы чувствовали себя там в безопасности. Этим и воспользовались партизаны. В ночь на 5 марта бойцы 5-го батальона полка им. С. Лазо внезапно напали на вражеский гарнизон и полностью разгромили его. Всего партизанский полк им. Лазо с января по июнь 1942 года уничтожил 86 немецких автомашин, 500 подвод с различными грузами, взорвал и сжег пять складов с боеприпасами и обмундированием. Партизаны уничтожили свыше 3000 фашистских оккупантов, захватили более 500 винтовок, 32 пулемета, 11 минометов, 150 револьверов, запасы продовольствия и обмундирования[115].

    Большой ущерб наносили врагу ярцевские партизаны. Зимой 1942 года они уничтожили два крупных фашистских склада с оружием и боеприпасами: в одном из них было 50 тысяч снарядов, 5000 винтовок, 600 пулеметов, 50 минометов, 10 орудий; в другом — до 300 тысяч патронов и различное оружие[116].

    Смоленские партизаны нередко прибегали к такому эффективному методу борьбы против превосходящих сил противника, как засады. Характерной в этом отношении является операция, проведенная отрядами «Смерть фашизму», им. Суворова, им. Буденного 3-й Вадинской партизанской бригады 10 мая 1942 года на большаке между деревнями Малая Бересневка и Пономари Духовщинского района. Силы партизан были сосредоточены на опушке леса. На 500 метров от расположения основных сил партизаны выставили наблюдательные посты. В 7 часов утра разведчики донесли, что от деревни Пономари движутся крупные силы врага — семь танков, тягач с пушкой, две грузовые автомашины с солдатами и одна легковая машина. Танки противника двигались с открытыми люками.

    Когда колонна противника приблизилась, партизаны внезапно открыли сильный огонь и забросали танки гранатами. От бронебойных пуль на танках загорелись баки с запасным горючим. Машины объяло пламя. Убегавших в панике фашистов партизаны уничтожали метким огнем из пулеметов и автоматов. В этой замечательной и смелой операции партизаны уничтожили шесть танков врага, пушку и тягач, две грузовые и одну легковую автомашину. Немцы потеряли только убитыми 43 солдата и офицера. Партизаны имели небольшие потери. После этой операции шесть немецких бомбардировщиков и три истребителя длительное время бомбили и обстреливали лес, но партизан там уже не было.

    Штаб партизанского отряда им. Суворова за разработкой операции.


    Замечательную операцию провели партизаны Ярцевского особого полка по взрыву моста через реку Вопь на шоссейной магистрали Москва — Минск. Руководство операцией командование полка поручило командиру 3-го эскадрона Савченко. Выполнить эту задачу вызвались старший сержант Богачев, бойцы Новиков и Кошкин. Командир эскадрона разработал подробный план операции. Для прикрытия подрывников была выделена группа партизан. В ночь на 25 апреля Богачев, Новиков и Кошкин, погрузив тол в лодку, направились к мосту. Не доплыв до него 40 метров, лодка села на мель. Рассвет помешал выполнить задание. Замаскировав лодку, партизаны целый день пролежали в кустарнике, ведя наблюдение за движением по магистрали. С наступлением следующей ночи подрывники бесшумно подплыли к мосту и заминировали его. Взрыв произошел через несколько часов. Мост был разрушен, движение на важной автомобильной магистрали на длительное время приостановлено. Возвращаясь в расположение эскадрона, группа прикрытия совершила внезапный налет на немецкий гарнизон в деревне Новоселье и разгромила его. Партизаны уничтожили склад с боеприпасами, в котором находилось 140 тысяч патронов, 200 гранат и 500 мин. Всего Ярцевский особый партизанский полк за несколько месяцев 1942 года вывел из строя около 3000 немецких солдат и офицеров, уничтожил 32 автомашины противника, 19 пулеметов, семь танков, две бронемашины, одну танкетку, восемь минометов, семь мотоциклов, четыре пушки, 33 платформы с танками и бронемашинами. Партизаны захватили много вооружения, боеприпасов и продовольствия[117].

    Больших боевых успехов добился партизанский отряд им. 24-й годовщины Красной Армии. О его операциях газета «Правда» в те дни писала, что партизанский отряд, действующий в захваченных немцами районах Смоленской области, нанес оккупантам большой урон. За время своей боевой деятельности партизаны уничтожили свыше 3000 гитлеровцев и взяли в плен 125 немецких солдат и офицеров, разгромили 12 штабов немецких частей и подразделений, уничтожили 3 танка, 4 орудия, 18 минометов, 43 пулемета, 3 радиостанции, 11 складов с боеприпасами, 9 складов с продовольствием. Отряд партизан захватил у немецко-фашистских оккупантов 6 орудий, 25 минометов, 42 пулемета, 650 винтовок, 29 автоматов, 60 пистолетов, 172 лошади, 250 повозок, 3 кухни и другое военное имущество[118].

    Партизаны соединения «Дедушка» с января по 1 мая 1942 года уничтожили 2036 немецких солдат и офицеров и свыше 3000 ранили. Ими были захвачены следующие трофеи: три пушки ПТО, 59 пулеметов, два миномета, 70 автоматов, 328 винтовок, 14 револьверов, 33 пистолета, девять мотоциклов, 10 автомашин, 165 повозок, 11 лошадей, одна рация, пять радиоприемников, десятки тысяч патронов, 600 тонн хлеба.

    Смелую операцию по разгрому сильно укрепленного немецкого узла сопротивления на станции Угра провели партизаны Знаменского полка (командир полка В. В. Жабо, комиссар — Л. Ф. Муханов). Гитлеровские гарнизоны станции Угра и деревень Денисовка и Вознесенье создали сильные эшелонированные укрепления. Все подходы к укреплениям были заминированы. Совместно с кавалеристами генерала П. А. Белова и десантниками партизаны 20 и 22 марта предприняли наступление на гарнизон противника, но, встретив сильный огонь врага, вынуждены были отойти. После тщательной разведки штаб партизанского полка разработал новый план операции. В ночь на 1 апреля 50 смельчаков под командованием лейтенанта А. Суворова пробрались через минные поля в центр немецкой обороны и по сигналу начали с тыла уничтожать огневые точки и живую силу врага. Их действия были поддержаны мощной фронтальной атакой партизан. Вскоре немцы были выбиты со станции Угра и из деревни Денисовки, оставив на поле боя 137 трупов солдат и офицеров. Партизаны захватили 35 вагонов со снарядами, две зенитные пушки, два 150-миллиметровых орудия, одно противотанковое орудие, 350 парашютов, 400 маскхалатов, 75 пар лыж, артиллерийский склад, два паровоза, 120 порожних вагонов и склады с горючим и железнодорожным имуществом[119].

    В результате этой операции на довольно длительное время было прекращено движение на железной дороге Вязьма — Брянск. Кроме того, на протяжении двух месяцев партизаны, десантники и кавалеристы обеспечивались боеприпасами, захваченными на складах в лесу у станции Угра.

    Крупную и успешную операцию провели партизаны этого полка против немецко-фашистских карательных войск с 24 по 28 мая 1942 года. Гитлеровское командование для ликвидации Знаменского освобожденного района, который оборонял полк, бросило крупные силы — свыше 10 тысяч солдат, 30 танков, артиллерию и минометы. С воздуха их поддерживала авиация. Первое крупное сражение завязалось 24 мая. В этот день фашисты предприняли против партизан три психические атаки, применяя дымовые завесы. Партизаны метким огнем уничтожали живую силу и боевую технику врага. Только за 24 мая было уничтожено 15 танков, пять пушек, два дальнобойных орудия, десятки пулеметов и другой техники врага. За три дня ожесточенных боев в районе деревни Желанье советские партизаны уничтожили большое количество немецких солдат и офицеров. Неся потери в живой силе и технике, гитлеровцы решили уничтожить штаб полка. С этой целью они забросили диверсионную группу в 300 человек, переодетую в советскую военную форму. Но и эта затея немцев провалилась. Диверсионный отряд почти полностью был уничтожен партизанами и рейдирующими частями Советской Армии[120].

    Интересна биография Владимира Владимировича Жабо. Он родился в 1911 году в семье шахтера. С 17 лет служил в Советской Армии. Война застала Владимира Жабо на пограничной заставе. По его настойчивой просьбе он переводится в действующую армию.

    Опыт пограничника, бесстрашие и мужество при выполнении боевых заданий выдвигают В. Жабо на передовую линию борьбы. Он становится начальником отряда. За смелую операцию, проведенную в ноябре 1941 года по разгрому гарнизона врага в Угодском Заводе, В. В. Жабо награждается орденом Ленина. Он вступает в ряды ВКП(б).

    Вскоре отряд В. Жабо скрестил оружие с эсэсовским полком «Мертвая голова». Противник понес большие потери и отступил. В. Жабо наградили боевым орденом Красного Знамени. В феврале 1942 года он был переброшен в Знаменский район Смоленской области для руководства боевыми действиями партизан. После выхода из вражеского тыла В. В. Жабо назначается заместителем командира дивизии. В 1943 году он погиб смертью героя.

    Такими же волевыми качествами обладал и комиссар полка Леонид Филиппович Муханов. Умелое руководство командира и комиссара принесли этому партизанскому полку заслуженную славу.

    Наряду с операциями, осуществлявшимися крупными формированиями, партизаны нередко действовали мелкими группами. Например, командование партизанского отряда им. Лазо подбирало и создавало специальные рейдирующие группы и направляло их в отдаленные селения Ельнинского района и во многие соседние районы, где не было партийного подполья и партизанских отрядов. Рейды небольших боевых групп с целью вовлечения широких слоев населения в борьбу применяло и партизанское соединение «Дедушка». Так, в начале марта 1942 года в Касплянский район через Ярцевский, Пречистенский, Духовщинский районы была направлена в рейд партизанская группа из 30 человек под командованием С. В. Гришина. Громя на своем пути небольшие вражеские гарнизоны и уничтожая предателей, группа быстро росла. В апреле в ней насчитывалось 49 человек, в мае — 175, в июне — 476, в июле — 651, в августе — 663 человека.

    Деятельность партизанских отрядов и подпольных райкомов партии постоянно направлялась Смоленским обкомом ВКП(б). На заседаниях бюро обкома систематически обсуждались вопросы боевой деятельности партизанских отрядов, массово-политической работы в тылу врага, обеспечения партизанских отрядов вооружением, продовольствием и обмундированием, оказания помощи раненым. Так, например, 30 марта 1942 года бюро обкома партии обсудило вопрос о задачах партизан Ярцевского, Сафоновского и Издешковского районов и о помощи им. Отметив значительные боевые успехи партизанских отрядов этих районов, бюро предложило Ярцевскому, Сафоновскому и Издешковскому райкомам, а также командирам и комиссарам партизанских отрядов принять немедленные меры по разрушению железнодорожного полотна, мостов, водосточных труб и организации других видов диверсии, направленных на срыв передвижения немецко-фашистских войск по железной дороге Вязьма — Смоленск на перегоне Ярцево — Издешково. Для реализации этого решения бюро обкома командировало в указанные районы специальную группу партийных работников во главе с секретарем обкома В. И. Ивановым.

    На этом же заседании был рассмотрен вопрос о вывозе раненых из Дорогобужского, Семлевского и Знаменского районов. Бюро обкома обязало Дорогобужский и Знаменский райкомы партии и райисполкомы с 5 по 10 апреля 1942 года организовать вывозку тяжелораненых на эвакопункты, находившиеся в тыловом Мосальском районе.

    Усиливая и направляя боевую деятельность партизанских формирований и подпольных организаций на оккупированной врагом территории области, обком и райкомы партии развернули в марте — мае 1942 года большую политическую и хозяйственно-организаторскую деятельность в освобожденных от оккупантов «партизанских краях». В освобожденных районах начали легально действовать райкомы партии и комсомола, были восстановлены районные и сельские органы Советской власти и колхозы.

    Райкомы партии и райисполкомы организовали и возглавили работу по восстановлению разрушенного гитлеровцами народного хозяйства. В первую очередь восстанавливались предприятия местной промышленности, которые обеспечивали нужды партизан и местного населения. Так, например, большую работу по восстановлению хозяйства провел Ельнинский райком партии и райисполком под руководством первого секретаря райкома Я. Валуева. Райисполком сразу же после освобождения района принял постановления «О проведении санитарных мероприятий в колхозах», «О борьбе с инфекционными заболеваниями», «О повышении урожая озимых и клевера». В районе было восстановлено три маслозавода, четыре водяные мельницы, сапожные и швейные мастерские[121]. В сельсоветах Дорогобужского района были проведены сессии депутатов, на которых обсуждались вопросы восстановления хозяйства.

    Во всех освобожденных районах восстанавливались машинно-тракторные станции и ремонтные мастерские. Так, работники Всходской МТС с февраля по 25 апреля отремонтировали для находившихся в «партизанском крае» частей Советской Армии 18 танков, десятки орудий, пулеметов, минометов, много автомашин, а также тракторы и другую сельскохозяйственную технику для колхозов.

    Под руководством райкомов и райисполкомов был организованно проведен весенний сев. Только в Ельнинском районе посажено 980 гектаров картофеля и 512 гектаров овощей. Так же успешно были проведены полевые работы в Батуринском районе. Большую помощь колхозникам в проведении посевных работ оказывали партизаны и бойцы Советской Армии. Они выполняли многие трудоемкие работы в колхозах. Кроме того, партизанские отряды выделяли для проведения сева большое количество лошадей. На колхозных полях ежедневно работало около 500 лошадей, принадлежавших партизанам.

    Большая помощь была оказана колхозникам обкомом партии. Например, в колхозы Дорогобужского района из советского тыла было доставлено три центнера семян овощей.

    Райкомы партии развернули большую массово-политическую работу в освобожденных районах. Был налажен выпуск районных газет, созданы агитколлективы, объединявшие сотни агитаторов, во многих селах восстановлены избы-читальни. Только в 28 сельсоветах Дорогобужского района в агитколлективах насчитывалось 253 агитатора и чтеца. В Знаменском районе работало десять агитколлективов, было восстановлено пять изб-читален. Наряду с коммунистами в агитационной работе широко участвовали комсомольцы, беспартийные советские патриоты.

    Много внимания при проведении массово-политической работы уделялось укреплению связи партизан с населением. Большая роль в этом принадлежала массовым митингам. Например, 10 марта 1942 года состоялся многотысячный митинг партизанского полка им. 24-й годовщины РККА и колхозников Замошьевского и соседних сельсоветов Ельнинского района, посвященный вручению полку колхозниками Красного знамени. Митинг прошел в торжественной обстановке и вызвал большой политический подъем среди партизан и населения.

    В «партизанских краях» открыто проводились расширенные сессии Советов депутатов трудящихся, совещания председателей сельсоветов и колхозов, учителей, агрономов, врачей, трактористов, собрания трудящихся — словом, шла полнокровная советская жизнь. Например, Ярцевский райком партии 13 марта 1942 года провел районное совещание председателей сельсоветов, председателей колхозов и депутатов районного Совета совместно с командирами и комиссарами партизанских отрядов. Совещание обсудило вопрос о состоянии района и задачах по восстановлению хозяйства и усилению массово-политической работы. В Ельнинском районе в апреле и мае 1942 года проведено два районных партсобрания, два собрания комсомольского актива, три совещания председателей колхозов и две районные конференции учителей.

    Находясь в тылу врага, советские люди жили интересами всей страны: они участвовали в подписке на военный заем, собирали средства в фонд обороны страны, на танковые колонны,, эскадрильи самолетов. Трудящиеся Дорогобужского, Всходского, Глинковского районов совместно с партизанами собрали 1 940 434 рубля на танковую колонну «Смоленский партизан». Они сдали в фонд обороны на 373 398 рублей облигаций займов, собрали много серебра и 50 458 немецких марок[122].

    Всего трудящиеся Смоленской области сдали в фонд обороны страны и на постройку танковой колонны «Смоленский партизан» 14 952 980 рублей и 6 тысяч пудов хлеба[123].

    Несмотря на все трудности, рейдирующие, десантные и даже фронтовые части получали от «малых советских земель» большую продовольственную помощь. Так, население Всходского района заготовило и передало Советской Армии 2000 центнеров мяса, 3000 — хлеба, 2500 — овса, 4800 — сена, 3000 центнеров картофеля, большое количество лошадей и транспортных средств[124]. Партизанские отряды «Бати» сдали частям Советской Армии 300 тонн зерна, 350 тонн овса, 700 голов скота и до 6000 лошадей с повозками. В Сычевском районе население собрало для 39-й армии около 2000 лошадей, 596 голов крупного рогатого скота, 1200 голов мелкого рогатого скота, 70 тонн зерна, 700 тонн картофеля. Население Дорогобужского района с 16 февраля 1942 года почти полностью обеспечивало продовольствием свыше 15 тыс. бойцов Советской Армии и партизан[125].

    Районные партийные организации провели большую работу среди населения по заготовке обуви и одежды для партизан. Эта работа проводилась под лозунгом: «Каждый дом должен одеть и обуть одного партизана». Только в Ельнинском районе местным населением было заготовлено и передано партизанам 6100 пар обуви, свыше 7 тысяч пар белья и много других вещей[126]. Население Ярцевского района передало партизанам районного отряда 200 пар сапог, 400 пар валенок, свыше тысячи пар нижнего белья.

    В Дорогобужском районе патриоты собрали и передали партизанам 1704 пары нательного белья, 384 гимнастерки, 160 шинелей, 149 шаровар, 206 пар обуви, 220 пилоток.

    Фашистские изверги несли с собой не только рабство и разрушения, но и массу инфекционных заболеваний. В феврале 1942 года в Ярцеве вспыхнула эпидемия брюшного тифа. Инфекционные заболевания были и в других районах. Партийные и советские организации принимали срочные меры по медицинскому обслуживанию населения. Во всех освобожденных районах восстанавливались больницы, амбулатории, создавались госпитали. В Ярцевском районе во всех селах и деревнях были организованы медицинские пункты, для работы в которых привлечены все местные врачи и фельдшера. В Дорогобужском районе открылось девять военно-хирургических госпиталей, три госпиталя для инфекционных больных и несколько амбулаторий и фельдшерских пунктов с общим количеством коек на 1500 человек.

    «Партизанские края» в тылу врага были мощными материальными и военными базами не только для партизан, но и для десантных, рейдирующих и даже фронтовых частей Советской Армии. Эти части получали на освобожденной территории пополнение за счет военнообязанных, оказавшихся в тылу врага. Когда по всей стране был объявлен призыв в Советскую Армию мужчин, родившихся в 1924 году, военкоматы в «партизанских краях» также провели эту работу.

    Население «малых советских земель» оказывало помощь рейдирующим и десантным частям Советской Армии в обеспечении их оружием и боеприпасами, собранными на полях сражений. Так, в Дорогобужском районе с 16 февраля по 1 мая 1942 года было собрано и сдано 1-й гвардейской кавалерийской дивизии и партизанам шесть танков, 50 тракторов, 23 пушки, 50 минометов, 65 станковых пулеметов, 5249 винтовок, 60 693 снаряда, 197 ящиков тола[127]. Такую же помощь оказало Советской Армии население Холм-Жирковского района.

    Трудящиеся Ярцевского и соседних районов собрали и передали партизанам и частям Советской Армии 85 станковых пулеметов, 167 ручных пулеметов, 531 полуавтомат, 8478 винтовок, 2159 различных гранат, 18 425 мин, 44 262 снаряда, 769 100 патронов, 567 пулеметных лент, 1167 дисков для ручных пулеметов[128].

    На территориях «малых советских земель» базировались не только партизанские отряды и соединения Смоленщины, рейдирующие и десантные части Западного фронта. Здесь формировались и начинали свою боевую деятельность многие партизанские соединения Белоруссии, например бригада Героя Советского Союза Донукалова и другие. Но значение «партизанских краев» этим не ограничивалось.

    Находясь на важнейших коммуникациях врага, партизаны и рейдирующие части армии дезорганизовывали тыл фашистских войск, срывали поступление к ним оружия, продовольствия и пополнений, отвлекали на себя значительные силы врага.

    Так, например, действия партизан Дорогобужского края и рейдирующих частей Советской Армии вынудили противника в феврале — марте 1942 года затратить значительные силы, предназначенные для укрепления передовых позиций фронта, на то, чтобы не допустить расширения территории, занятой войсками группы генерала П. А. Белова и партизанскими отрядами. Такое же положение было в районе города Юхнова, через который проходило Варшавское шоссе. На борьбу с партизанами в этих районах гитлеровцами была привлечена фактически вся правофланговая группировка немецко-фашистских войск в составе 13-го, 43-го, 53-го и 49-го армейских корпусов. Такое раздвоение и скованность оперативных усилий немецкого командования были очень выгодными для советских войск.

    Возникновение и жизнь «малых советских земель» в тылу врага наглядно показали, как глубоко ошибались гитлеровцы, рассчитывая на непрочность советского строя. Оставшиеся в тылу врага советские люди отвоевали и восстановили свою родную Советскую власть, мужественно и самоотверженно защищали ее в борьбе против многочисленных карательных экспедиций оккупантов.

    Однако наряду с большими успехами партизанское движение на Смоленщине имело в то время и значительные недостатки. Очистив от врага большие территории и создав «партизанские края», смоленские партизаны в период стабилизации фронта несколько увлеклись обороной освобожденных земель, что снизило их активность на коммуникациях. Стремление к удержанию освобожденных территорий снижало их маневренность и подвижность, а это ведь основа успешных действий партизан.

    Большое значение для дальнейшего усиления партизанского движения на Смоленщине имел IX пленум областного комитета партии, который состоялся 16—17 апреля 1942 года в Москве. В его работе приняли участие секретари райкомов партии, председатели райисполкомов, командиры и комиссары партизанских отрядов. Многие из них прибыли из глубокого тыла врага. Пленум заслушал и обсудил доклад первого секретаря обкома партии Д. М. Попова «О задачах областной партийной организации в Великой Отечественной войне». Докладчик и выступившие в прениях подвели итоги деятельности коммунистов смоленской областной партийной организации в развертывании борьбы с врагом. Пленум наметил задачи, направленные на усиление роли парторганизаций в партизанском движении и повышение партийно-политической работы среди партизан и населения. Пленум обязал райкомы партии создать первичные партийные организации во всех партизанских отрядах и наладить их работу, поручил бюро обкома партии увеличить выпуск листовок, газет и брошюр для населения оккупированных районов.

    На пленуме было особо подчеркнуто, что для фронтовой Смоленской области первостепенное значение имеет прямое участие коммунистов в вооруженной борьбе с немецкими захватчиками, что качества большевика измеряются его непосредственным служением Родине в рядах Красной Армии, в партизанских отрядах или самоотверженным трудом в советском тылу.

    Решения пленума обкома партии вооружили смоленских коммунистов для дальнейшего укрепления партизанских отрядов, повышения их боеспособности и развертывания боевой деятельности.

    Выполняя решения IX пленума, коммунисты Смоленской области развернули среди трудящихся большую массово-политическую работу, мобилизуя их на активную борьбу с немецко-фашистскими оккупантами. Во всех партийных и комсомольских организациях партизанских отрядов были проведены собрания, на которых вскрывались недостатки в боевой деятельности и массово-политической работе среди партизан и населения. Особое внимание уделялось укреплению военной дисциплины коммунистов и комсомольцев. Партийные и комсомольские собрания справедливо отмечали, что в условиях фашистской оккупации личный пример каждого коммуниста и комсомольца является важнейшим условием дальнейшей мобилизации партизан и местного населения на усиление борьбы с оккупантами.

    К этому же времени относится ряд решений обкома партии по вопросам боевой деятельности и жизни партизанских отрядов. Так, 12 мая 1942 года на бюро обкома был обсужден вопрос о боевой деятельности партизанских отрядов и работе партийных и советских организаций Дорогобужского и Глинковского районов. Бюро обкома обязало Дорогобужский, Глинковский и Ельнинский райкомы партии, а также командование партизанских отрядов «Дедушка», им. С. Лазо, им. 24-й годовщины РККА направить небольшие партизанские отряды на территорию Екимовичского, Рославльского, Хиславичского и Шумячского районов для помощи местным партизанским отрядам и усиления в этих районах народной борьбы с оккупантами. Бюро предложило райкомам партии и штабам партизанских отрядов развернуть широкую работу по военному обучению всего населения, способного носить оружие[129].

    Одновременно обком партии и облисполком проводили большую работу по оказанию помощи партизанам, особенно по обеспечению их обмундированием и продовольствием. 13 июня 1942 года состоялось совместное заседание бюро обкома и облисполкома, на котором рассматривался вопрос об изготовлении для партизан теплого зимнего обмундирования. Решение обязывало райпромкомбинаты и артели промкооперации освобожденных районов Смоленской области изготовить для партизан не позднее 1 ноября 1942 года 15 тысяч овчинных полушубков, 15 тысяч пар валяных сапог, 10 тысяч пар кожаной обуви, 15 тысяч шапок-ушанок и 15 тысяч пар нательного белья[130].

    В тылу врага почти всю первую половину 1942 года находились секретари обкома Г. И. Пайтеров, В. И. Иванов, Ф. И. Крылов, которые проделали большую работу по активизации партизанской борьбы и усилению партийно-политической работы среди партизан и местного населения. Так, Г. И. Пайтеров провел в Дорогобуже совещание руководителей нескольких районных парторганизаций, выезжал в партизанские отряды и сельсоветы, направлял деятельность партийных и советских организаций непосредственно на местах. Г. И. Пайтеров с большой энергией добивался усиления взаимодействия партизан с советскими войсками, находившимися в тылу врага.

    Одним из важных показателей возросшего авторитета Коммунистической партии и усиления ее связей с трудящимися в тылу врага явился приток новых сил в партию. В большинстве случаев заявления о приеме в партию подавались перед боевыми операциями. Будущие коммунисты старались делом доказать свою преданность ленинской партии. При приеме в партию учитывались не только боевые качества партизан, но и их моральная стойкость. Требования к коммунистам были чрезвычайно высоки, ибо каждый из них был представителем партии, с него брали пример партизаны и местные жители. Но именно такие люди — люди с чистой совестью, смелые и мужественные были в партизанах. Ведь в партизанские отряды шли те, кто был готов к любой опасности, к неимоверным трудностям ради победы над ненавистным врагом. Ряды коммунистов в партизанских отрядах непрерывно росли.

    К октябрю 1942 года в Батуринском, Ярцевском, Сафоновском, Понизовском и Андреевском районах в партию было принято 256 человек и в ленинский комсомол — свыше тысячи юношей и девушек.

    К лету 1942 года положение смоленских партизан усложнилось. После успешных наступательных операций Советской Армии зимой 1941 и весной 1942 года Западный фронт стабилизировался. Это позволило гитлеровскому командованию сконцентрировать вокруг «партизанских краев» большие массы войск, поддержанных танками и авиацией. Было ясно, что обороной освобожденных районов партизаны не сумеют сохранить свои силы и вести успешную борьбу с оккупантами. Положение усугублялось и тем, что в то время начали выход через линию фронта находившиеся в тылу врага рейдирующие и десантные части Советской Армии. Кроме того, сосредоточение внимания и сил партизан на обороне освобожденных районов снижало их активность, сковывало их действия по нарушению работы вражеского тыла, что в конечном итоге отрицательно сказывалось на выполнении главной задачи партизанской борьбы — оказании максимальной помощи операциям Советской Армии. Исходя из этих соображений, обком партии предложил командованию партизанских отрядов и соединений делать главный упор не на захват населенных пунктов и их оборону, а на усиление ударов по вражеским коммуникациям. В директиве обкома партии, направленной 11 июня 1942 года в Дорогобуж представителю обкома Г. И. Пайтерову, предлагалось:

    «Приступить к рассредоточению и выводу из района Дорогобуж, Глинка, Ельня не менее 50 проверенных в боях отрядов партизан по 40—50 человек в каждом с задачей дезорганизации тыла противника, нарушения основных коммуникаций, особенно железнодорожных и автомагистралей Смоленск — Рославль, Брянск — Орел, Рославль — Кричев — Могилев»[131].

    В соответствии с этим указанием многие крупные партизанские формирования (например, 1-я партизанская дивизия) были расчленены на самостоятельные отряды и рассредоточены в районах железных и автомобильных дорог. Партизаны меняли тактику борьбы, направляя свои удары на коммуникации и линии связи противника: пускали под откос вражеские эшелоны, проводили дерзкие операции на шоссейных дорогах, уничтожая автоколонны и одиночные машины, взрывали мосты и переправы, разрушали линии телеграфной и телефонной связи противника.

    Для партизанских действий в тылу врага была направлена часть подразделений 5-й отдельной бригады минеров под командованием полковника И. Г. Старинова. С 13 июня по 7 июля 1942 года на железнодорожных участках Вязьма — Ржев и Вязьма — Смоленск подразделения бригады пустили под откос 10 вражеских эшелонов с живой силой и техникой противника. По существу действия минеров бригады были партизанскими. Они выполняли задания небольшими группами, совершая длительные переходы по тылам врага. Всего за период с июня по ноябрь 1942 года минеры этой бригады пустили под откос 75 вражеских эшелонов, подорвали 12 мостов на шоссейных и железных дорогах.

    В составе бригады мужественно сражались бывшие бойцы и офицеры Испанской республиканской армии, многие из которых уже имели опыт партизанской борьбы в Испании. Среди них были Франциско Гуйон, Хосе Виеска, Чико Марьяно, Мануэль Фернандес, Хуан Отеро и многие другие.

    Диверсионные группы Советской Армии во многих случаях действовали совместно с партизанскими подразделениями, что явилось для партизан большой школой.

    К этому времени выросли замечательные кадры минеров и из числа партизан. Среди них особо прославился 15-летний комсомолец, воспитанник Касплянской средней школы Володя Куриленко. Юноша оказался смелым и инициативным партизаном. Он организовал группу подрывников из своих одноклассников. Проявляя большую изобретательность и отвагу, В. Куриленко в короткий срок пустил под откос четыре вражеских эшелона. Последний эшелон, пущенный Володей Куриленко в мае 1942 года, похоронил под своими обломками десятки гитлеровцев. Возвращаясь с этой диверсии, отважный комсомолец был окружен карателями и геройски погиб в неравной схватке. Летом и осенью 1942 года на Смоленщине действовали сотни последователей отважного минера. Комсомольцы-подрывники партизанского соединения «13» Майоров, Мазанов, Степанов и другие за короткий срок подготовили 40 подрывников, которые систематически организовывали крушения вражеских эшелонов. Так, комсомолец Майоров подорвал 14 поездов, Симаев — 11, Зыкалов и Мазанов — по девяти, Фимченков, Витковский и Горбочек — по шести вражеских эшелонов.

    Усилению партизанской борьбы и повышению ее эффективности способствовало решение Центрального Комитета ВКП(б) и Государственного Комитета Обороны о создании штабов партизанского движения. В соответствии с этим постановлением в июле 1942 года был создан Западный штаб партизанского движения (ЗШПД). Его начальником был назначен первый секретарь Смоленского обкома партии Д. М. Попов. Такое объединение партийного и военного руководства давало возможность более оперативно руководить деятельностью партизан и подпольщиков, способствовало более тесной координации действий партизан с задачами, решавшимися Советской Армией.

    Западному штабу партизанского движения были подчинены специальные оперативные группы по руководству партизанским движением. ЗШПД проделал большую работу по активизации боевой деятельности партизанских отрядов и усилению партийно-политической работы среди партизан. В тылу врага были созданы оперативные центры, которые на местах координировали боевую деятельность партизанских формирований. Уже осенью 1942 года ЗШПД имел в своем подчинении 10 таких оперативных центров. Было улучшено обеспечение партизанских отрядов вооружением, боеприпасами, снаряжением, продовольствием, медикаментами. С июля 1942 года по сентябрь 1943 года ЗШПД переправил самолетами партизанским отрядам Смоленщины 7685 винтовок и автоматов и 266 противотанковых ружей, 45 тысяч гранат, 47 тысяч килограммов тола, 6500 тысяч патронов, 17 тысяч пар обмундирования и 145 тонн продовольствия. Уже к осени 1942 года почти все партизанские отряды области были снабжены радиостанциями, обеспечившими постоянную двустороннюю связь, что давало возможность своевременно получать от партизан сведения о противнике и координировать их деятельность. Западный штаб партизанского движения имел в своем распоряжении подразделения транспортной авиации, с помощью которых осуществлялось снабжение партизан, переправлялись в тыл врага руководящие работники, производилась эвакуация раненых и больных. Авиация нередко использовалась и для поддержки с воздуха боевых действий партизан.

    25 октября 1942 года состоялся X пленум обкома партии. Пленум заслушал и обсудил доклад члена ЦК ВКП(б) М. Б. Митина «Текущий момент Великой Отечественной войны и задачи партийной организации области». Отметив значительные успехи партизанского движения на Смоленщине, пленум особо подчеркнул, что у областной партийной организации нет более высокой, более насущной задачи, чем всемерное развитие партизанского движения.

    Пленум обязал подпольные райкомы партии, командиров и комиссаров партизанских отрядов усилить удары по врагу, активизировать диверсионную деятельность на путях сообщения немецко-фашистских войск. В решении пленума предлагалось бюро обкома партии улучшить массово-политическую работу в тылу врага, организовать периодический выезд лекторов и докладчиков в партизанские отряды и оккупированные районы, увеличить выпуск листовок, воззваний к партизанам и населению, обеспечить партизанские отряды и подпольные комитеты необходимыми средствами для выпуска печатных изданий, наладить выпуск газет и листовок в тылу врага.

    Пленум принял «Обращение к партизанам и ко всем трудящимся временно оккупированных районов области», в котором говорилось:

    «Дорогие товарищи! Положение требует активизации действий партизан. Усиливайте удары по врагу! Рвите железные дороги, пускайте под откос эшелоны с живой силой и техникой противника. Выводите из строя водокачки, станционные сооружения и не давайте их восстанавливать. Пускайте на воздух паровозы, вагоны, автоколонны, склады с горючим и боеприпасами, продовольствием. Хорошая операция небольшой группы партизан на железной дороге равносильна выигрышу крупного сражения, танковый или пехотный полк — серьезная сила на поле боя, но он может быть уничтожен небольшой группой партизан. Пусть советская земля, наши дороги станут непроезжими, непроходимыми для захватчиков»[132].

    Руководствуясь решениями пленума обкома партии, коммунисты Смоленщины усилили политическую работу среди партизан и населения оккупированных районов. За период оккупации обкомом партии было издано и переброшено в тыл врага около 6 миллионов экземпляров листовок. В партизанские отряды засылались центральные газеты: «Правда», «Известия», «Красная звезда», «Комсомольская правда» и другие. Большой популярностью среди населения и партизан пользовалась газета «Малютка», издававшаяся обкомом партии для оккупированных районов области. Помимо этого, обращения, листовки, антифашистские плакаты выпускались в тылу врага. Только Краснинским райкомом партии было выпущено 11 тысяч экземпляров листовок и 4300 экземпляров антифашистских плакатов и лозунгов. Понизовский райком партии выпустил свыше 30 тысяч листовок.

    Печать была мощным средством мобилизации масс, при помощи которого партийные организации могли охватывать своим влиянием широкие слои населения, рассказывать оставшимся в тылу врага советским людям о положении на фронтах, разоблачать злодеяния гитлеровцев. Например, когда оккупанты начали угонять молодежь на работу в Германию, обком партии выпустил специальное обращение к населению оккупированных районов, в котором говорилось:

    «Палачу Гитлеру мало пролитой крови сотен тысяч невинных советских людей. Он хочет обагрить нашу землю новыми потоками крови советских юношей.

    Подростки! Спасайте свою свободу, свою жизнь — уходите к партизанам. Вместе с ними уничтожайте фашистских бешеных псов. Помогайте Красной Армии освобождать нашу священную Родину… Спасайте себя и своих родителей от рабства. Завоевывайте счастливую жизнь

    Отцы и матери! Не давайте своих детей в лапы кровавых фашистских мерзавцев. Не давайте совершиться тягчайшему преступлению. Не допускайте, чтобы дети ваши сами ковали цепи своего рабства. Конец фашистской банды близок!

    Поднимайтесь все как один на борьбу против немецких оккупантов, приближайте час своего освобождения!»[133]

    Это обращение нашло широкий отклик среди населения, побудило многих юношей и девушек еще активнее включиться в борьбу против оккупантов.

    Выполняя решения X пленума обкома партии, командование и партийные организации партизанских отрядов главное внимание уделяли организации диверсий на коммуникациях врага. Во всех партизанских отрядах создавались многочисленные диверсионные группы. Так, во 2-й Вадинской бригаде было организовано 27 диверсионных групп, которые развернули энергичную деятельность на железной дороге Вязьма — Ярцево, в районе станций Дорогобуж, Дурово, Издешково и на Дуровской ветке в районе станций Вадино и Яковская. В 5-й Ворговской бригаде было создано 20 диверсионных групп. За каждой из них был закреплен определенный участок на железнодорожном пути Москва — Смоленск, Рославль — Брянск. В партизанском полку «13» действовало 30 диверсионно-разведывательных групп.

    К осени 1942 года партизанские силы Смоленщины пополнились за счет командиров-организаторов и партийно-политических работников.

    Дальнейшее развитие партизанского движения на Смоленщине шло по линии усиления ударов по коммуникациям врага. Партизаны минировали и разрушали отдельные участки железнодорожных и шоссейных дорог, уничтожали запасы горючего и боеприпасов, завозимые противником для нужд гитлеровских армий. Так, 5 мая 1942 года на перегоне Колодная — Духовская отряд старшего лейтенанта Шевченко взорвал железнодорожный мост и проходивший по нему эшелон противника с танками и артиллерией. В результате на станциях и перегонах образовалась «пробка», скопилось много воинских эшелонов. Партизаны сообщили об этом по радио командующему фронтом. Советские бомбардировщики с 6 по 9 мая днем и ночью бомбили скопление эшелонов и уничтожили большое количество боевой техники и подвижного состава противника. Железная дорога не работала 10 суток. В течение полутора месяцев (с 15 апреля по 1 июня) смоленскими партизанами было совершено с помощью мин замедленного действия 33 крушения эшелонов и трех одиночных паровозов, вследствие чего движение поездов на главной железнодорожной магистрали Орша — Смоленск — Вязьма было приостановлено на 23 дня. Таким образом, действия партизанских отрядов почти на месяц задержали доставку к фронту воинских эшелонов противника, что расстроило многие планы фашистского командования и оказало большую помощь войскам Западного фронта.

    В этих операциях особенно отличились отряды под командованием капитанов Артамонова и Баженова. Действуя в условиях усиленной охраны железных дорог, преследуемые карателями, отряды всегда точно и своевременно решали поставленные перед ними задачи. Множество отважных партизан получили благодарность командования Западного фронта, 45 бойцов и офицеров этих отрядов были награждены орденами и медалями Советского Союза.

    Так же энергично действовали на коммуникациях врага и другие партизанские отряды Смоленщины.

    И во вражеском тылу родная «Правда» вдохновляла патриотов.


    «Ни на минуту не прекращается здесь война, — писала газета «Правда», — каждую ночь грохочут взрывы, опрокидываются на дорогах автомобили, то и дело летят под откос поезда. Самые знатные люди на Смоленщине — подрывники немецких военных эшелонов. Все отряды считают долгом чести пустить под откос немецкий поезд, взорвать грузовик и уничтожить обоз врага… Не покорилась и никогда не покорится врагу Смоленщина»[134].

    Партизаны Смоленской области по указанию Западного штаба партизанского движения совершали налеты и на железнодорожные станции. Например, крупную операцию провели партизаны 5-й Ворговской бригады по разгрому гарнизона немцев на станции Понятовка. Перед бригадой была поставлена задача: вывести на длительное время из строя станционные объекты и тем самым сорвать переброску живой силы, техники и боеприпасов врага к линии фронта. Станция была сильно укреплена. Ее охранял гарнизон в несколько сот гитлеровцев, имевших на вооружении пулеметы, автоматы и пушки.

    Совершив длительный марш по лесисто-болотистой местности, бригада 15 октября 1942 года вышла на исходные позиции. В ночь на 16 октября начался штурм станции и поселка Понятовка. В течение часового боя вражеский гарнизон был разгромлен. Диверсионные группы разрушили многие станционные сооружения, узлы связи, железнодорожные пути, стрелки, две водонапорные башни, взорвали три эшелона с хлебом, приготовленные к отправке в Германию, и несколько складов с боеприпасами, горючим и обмундированием. В этом бою партизаны уничтожили свыше ста фашистских солдат и офицеров. Партизаны потеряли двух человек убитыми и девять ранеными. Захватив большие трофеи, бригада организованно отошла[135].

    Эта же бригада совместно с брянскими партизанами 5 ноября 1942 года провела смелую и искусную операцию на станции Пригорье. По замыслу и масштабам она явилась одной из крупнейших операций, проведенных партизанами во время Великой Отечественной войны. Станция Пригорье была использована немецким командованием как база разгрузки идущих к фронту эшелонов. Противник сосредоточил здесь большой гарнизон и сильно укрепил ее. Кроме того, во всех расположенных вблизи станции селениях немцы также держали большие гарнизоны. Операция была необычайно трудной. Партизанам предстояло совершить 80-километровый марш по открытой местности, мимо населенных пунктов, где стояли немецкие гарнизоны, пересечь шоссейную, а затем железную дорогу Брянск — Рославль и выйти северо-западнее станции Пригорье, чтобы обойти ее с тыла.

    Налет на Пригорье партизаны посвящали 25-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. После утверждения плана операции была проведена большая подготовительная работа. В подразделениях прошли партийные и комсомольские собрания, выпущены специальные номера газет и боевые листки, создавались штурмовые и диверсионные группы, тщательно велась разведка, изучался маршрут. 2 ноября с наступлением темноты бригада выступила. Успешно совершив марш, партизаны прибыли к месту сосредоточения. Разведка установила расположение огневых точек противника и места расположения гарнизона. На основе этих данных в 12 часов ночи 5 ноября бригада по сигналу трех красных ракет начала штурм станции. Гитлеровцы были застигнуты врасплох: многие спали. В окна домов и казарм полетели связки гранат. В результате непродолжительного боя сопротивление врага было сломлено, партизаны полностью овладели поселком и станцией Пригорье и удерживали их до 5 часов утра. Диверсионные группы взорвали стоящие на путях паровозы, вагоны, платформы, цистерны с горючим, семафоры и напорные колонки, сожгли станционные помещения и склады. Специально выделенные подразделения взорвали мосты на реках Боровка и Поповка. Отряд прикрытия подверг сильному артиллерийскому обстрелу немецкий аэродром в районе местечка Сещи, лишив противника возможности оказать помощь пригорскому гарнизону.

    Сообщая об этой замечательной операции, газета «Правда» писала:

    «Под прикрытием темноты народные мстители бесшумно сняли часовых и напали на станцию, которая несколько часов находилась в руках партизан. И только тогда, когда немцы подтянули большие силы из соседних селений, партизаны с боем отошли к намеченному ранее рубежу. Во время этого налета было уничтожено 17 самолетов, стоявших на платформах, эшелон с бронетягачами, два вагона с боеприпасами, две цистерны с горючим, 13 автомашин, разгромлены склады с обувью, продовольствием и зимним обмундированием. Был выведен также из строя узел телефонной и телеграфной связи, подорваны железнодорожные стрелки и семафоры. Потери немцев убитыми составляют 370 солдат и офицеров»[136].

    В бою за станцию Пригорье исключительную храбрость и находчивость проявил комиссар 1-го батальона 5-й Ворговской бригады Чибиряк. Забросав гранатами несколько домов, в которых располагались вражеские солдаты, батальон устремился на штурм станции. Но гитлеровцы встретили партизан интенсивным огнем. Быстро оценив положение, Чибиряк во главе взвода обошел противника и стремительной атакой ликвидировал сопротивляющихся гитлеровцев. Путь к станции был свободен. В этом бою Чибиряк был смертельно ранен. Подоспевшим бойцам он сказал: «Передайте товарищам, что я отдал за Родину все свои силы».

    В дальнейшем партизаны этой бригады нанесли врагу еще ряд сокрушительных ударов. С июля 1942 года по сентябрь 1943 года они пустили под откос 56 вражеских эшелонов, взорвали три железнодорожных и 22 шоссейных моста, уничтожили 19 самолетов, 42 бронетранспортера, три танка, 200 автомашин, три армейских узла связи, убили и ранили несколько тысяч немецких солдат и офицеров[137].

    Сильные удары по оккупантам наносили партизаны Вадинских бригад. Они организовывали крушения вражеских эшелонов, смело и неожиданно нападали на гарнизоны противника. Так, в ночь на 30 ноября 1942 года шесть партизанских отрядов бригады им. Чапаева разгромили крупный немецкий гарнизон в деревне Терешино. Противник потерял здесь 300 солдат и офицеров. Партизанами было разбито 57 автомашин, сожжено 10 тонн горючего, захвачено знамя немецкой части, штабные документы двух немецких батальонов и автоколонны. Партизаны потеряли в этом бою несколько человек[138].

    Отряды этой же бригады провели замечательную по замыслу и смелую по исполнению операцию по уничтожению крупного вражеского гарнизона в деревне Семеново Батуринского района. По данным разведки и сообщениям местных жителей, было известно, что в деревне Семеново сосредоточен гарнизон немцев в количестве около 400 человек, располагавший сильным вооружением и 20 грузовыми автомашинами. Дополнительная разведка уточнила размещение огневых точек противника. Командование бригады приняло решение разгромить гарнизон врага. Партийная и комсомольская организации провели большую разъяснительную работу среди личного состава партизан бригады.

    Ночью 21 декабря 1942 года партизанские отряды им. Александра Невского, Д. Фурманова, С. Лазо, С. Буденного и В. Чкалова вышли на исходные позиции. Высланная вперед разведка донесла, что в Семеново прибыло с фронта на 40 автомашинах и 50 пароконных подводах большое количество гитлеровцев. Несмотря на это, руководители операции — комиссар бригады Полуэктов и начальник штаба Савинов приняли решение осуществить налет на гарнизон врага. В три часа утра отряды начали движение к деревне. Штурм немецкого гарнизона начался одновременно по сигналу ракеты. Огонь винтовок и автоматов был поддержан 25 пулеметами и двумя ротными минометами. Удар партизан был настолько неожиданным, что немцы в одном белье в панике выскакивали из домов и, бросая оружие, бежали в соседнюю деревню Хохлово. Но на дороге их встретила партизанская засада и уничтожила большинство убегавших фашистов. Бой длился 40 минут. Партизаны уничтожили 380 гитлеровцев, взорвали и повредили 36 автомашин, разбили 25 парных повозок, подожгли два продовольственных склада. Захватив много оружия, боеприпасов, обмундирования, продовольствия, штабные документы и 30 лошадей, партизаны по сигналу ракеты организованно отошли. Отличная разведка, стремительность и быстрота действий во время боя, хорошая связь между отрядами, мужество и героизм партизан обеспечили успех этой большой и безусловно выдающейся операции смоленских партизан[139]. За успешную боевую деятельность по уничтожению немецко-фашистских захватчиков 3-й Вадинской бригаде им. Чапаева в честь 25-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции было присуждено переходящее Красное знамя Батуринского РК ВКП(б) и райсовета депутатов трудящихся.

    Смоленские партизаны повседневно проявляли исключительный героизм и стойкость. Замечательный подвиг совершил коммунист младший лейтенант Савченко. В ночь на 22 мая 1942 года 2-й дивизион Ярцевского особого партизанского полка вел бой с крупным гарнизоном немцев в деревне Холм. Савченко со своим эскадроном первым ворвался в деревню. В жесточайшем бою он уничтожил пять фашистов, был ранен, но не покинул поля боя и продолжал командовать эскадроном. Вскоре он получил еще два ранения, а затем вражеская пуля оборвала жизнь мужественного партизана. За боевые подвиги в борьбе против гитлеровских оккупантов тов. Савченко посмертно награжден орденом Красного Знамени.

    Выдающиеся примеры героизма и отваги показали партизаны 5-й Ворговской бригады. В одном из боев крупная карательная экспедиция фашистов окружила бригаду. Заняв круговую оборону, партизаны подпустили к себе гитлеровцев и стали в упор расстреливать их. Но силы были неравные. Противник собрал мощный кулак на участке, который оборонялся ротой под командованием кандидата в члены партии Абрамова. Гитлеровцы двинулись в яростную атаку. Меняя позиции, рота в количестве 50 человек стойко отражала атаки во много раз превосходящих по численности и вооружению немецких подразделений. Когда кончились патроны и создалась угроза прорыва обороны, лейтенант Абрамов с возгласом «За Родину, вперед!» увлек партизан в штыковую атаку. Немцы не выдержали натиска и в панике отступили. В этой атаке мужественный офицер Советской Армии коммунист Абрамов пал смертью героя.

    Навсегда остался в народной памяти образ мужественной советской патриотки — комиссара партизанского отряда им. Ворошилова коммунистки Надежды Афанасьевны Медведевой. Она делила с партизанами все тяготы боевой жизни, не раз лично водила их в атаки на врага. В начале января 1943 года Н. А. Медведева погибла в бою с фашистами.

    Исключительное личное мужество проявили коммунисты-руководители. В боях с врагом геройски погибли секретарь обкома партии Г. И. Пайтеров, заведующий отделом и член обкома партии С. В. Трегубов, секретарь Руднянского райкома Захаров, секретарь Ярцевского райкома и член обкома Ф. В. Кузнецов, секретарь Дорогобужского райкома Ф. Н. Деменков, секретарь Дорогобужского райкома комсомола Е. Симонова и многие другие. До середины декабря 1942 года в боях с фашистскими оккупантами пали смертью храбрых 560 членов и кандидатов в члены партии, в их числе 29 секретарей райкомов партии, И председателей райисполкомов, много секретарей первичных партийных организаций и других партийных, советских и комсомольских работников.

    В первых рядах славных советских патриотов-партизан рядом с коммунистами сражались герои-комсомольцы. К началу 1943 года в партизанских отрядах и соединениях Смоленщины насчитывалось около 3 тысяч комсомольцев. В тылу врага действовали два оперативных центра обкома комсомола и 16 РК ВЛКСМ, в партизанских отрядах и соединениях работали 122 комсомольские организации.

    История партизанского движения на Смоленщине изобилует примерами высокого мужества воспитанников ленинского комсомола. В народной памяти навсегда сохранятся светлые образы партизанок-разведчиц Александры Баевой и Валентины Богдановой. Выполняя задание штаба партизанского отряда Знаменского района, девушки попали в руки гитлеровцев. Жесточайшие пытки не сломили волю патриоток. Видя, что от них ничего не добиться, гитлеровцы решили для устрашения населения казнить партизанок публично. Они согнали к месту казни население станции Дебри, выволокли измученных издевательствами и побоями девушек на мороз и стали обливать их водой до тех пор, пока тела партизанок не превратились в ледяные столбы. На тела замученных немецкие изверги повесили надпись: «Партизаны». Так погибли две героини, две советские патриотки, воспитанные ленинским комсомолом.

    Замечательные подвиги в борьбе против немецких оккупантов совершили партизаны-комсомольцы 3-й Вадинской бригады им. Чапаева. 19 марта 1942 года батальон вражеской пехоты, поддержанный танками и артиллерией, повел наступление на деревню Лукино, которую оборонял взвод под командованием комсомольца Николая Назарова. На протяжении двух часов отважные партизаны вели неравный бой с фашистами. Неся большие потери в живой силе, фашисты ворвались в деревню. Но партизаны не прекратили борьбы, они каждый дом превратили в неприступную для врага крепость. В этом бою исключительную храбрость проявил комсомолец Тимофей Цыгальков. Оставшись в тылу наступавших немцев, он из своего пулемета уничтожил несколько десятков гитлеровцев. Попытки врага подавить пулемет Тимофея окончились безрезультатно. Когда кончились патроны, Цыгальков продолжал уничтожать врага гранатами. А когда кончились и гранаты, отважный партизан из пистолета застрелил еще пять фашистов и последней пулей оборвал свою жизнь. В этом же бою комсомолец Н. Новиков огнем своего пулемета уничтожил 80 гитлеровцев. Будучи тяжело раненным, он продолжал истреблять врагов и под прикрытием партизан сумел вместе с пулеметом отползти в расположение отряда.

    За мужество и героизм, проявленные в борьбе против немецких оккупантов, 54 коммуниста и 80 комсомольцев этой бригады были награждены орденами и медалями Советского Союза.

    В 1942 году деятельность смоленских партизан была особенно активной. За первое полугодие они уничтожили и ранили около 20 тысяч вражеских солдат и офицеров — значительно больше, чем в 1941 году. Разностороннее и глубже стала разведка. Партизаны снабжали командование Советской Армии ценными сведениями о противнике. Еще шире и мощнее стали операции на железнодорожных коммуникациях врага. Если с января по июнь 1942 года партизанами Смоленщины было пущено под откос 10 вражеских эшелонов, то с июля по октябрь 1942 года они подорвали 306 немецких эшелонов с живой силой и техникой. С июля по октябрь 1942 года партизаны уничтожили свыше 800 немецких танков и танкеток, 6490 тонн горючего, взорвали 145 мостов[140].

    Весной 1943 года немецкое командование оттянуло на орловско-брянское направление большие силы из-под Вязьмы и Ржева.

    Советское командование организовало преследование противника. За 20 дней наступления советские войска, преодолевая в связи с весенней распутицей неимоверные трудности, продвинулись на 100—140 километров и освободили Вязьму, Ржев, Гжатск, Сычевку и сотни сел и деревень Смоленской области. В результате ликвидации Ржевско-Вяземского плацдарма линия фронта была отодвинута на запад более чем на 100 километров. Выполняя указания Западного штаба партизанского движения и Смоленского обкома партии, партизаны Смоленщины еще более усилили удары по врагу, оказывая этим большую помощь наступавшей Советской Армии. Так, партизаны Вадинской бригады им. Котовского искусными операциями на длительное время парализовали Вадино-Игорьевский железнодорожный узел, в значительной мере сорвали перевозки войск противника на Дуровской железнодорожной ветке. Действия бригады на вражеских коммуникациях были столь ощутимы, что противник не в состоянии был своевременно производить восстановительные работы: их постоянно срывали систематические налеты партизан. Поэтому гитлеровцы были вынуждены разгружать эшелоны у мест повреждений железнодорожного полотна и перевозить грузы дальше автотранспортом по большакам и проселочным дорогам. Но и здесь их ждали партизанские засады, мины, завалы.

    Мощные удары по немецким оккупантам наносили партизанские отряды, дислоцировавшиеся в Вадинских лесах, — 1-я, 2-я, 3-я, 4-я Вадинские бригады, полк «13», бригада им. Ворошилова, Сычевский, Андреевский и другие партизанские формирования.

    Наряду с подъемом партизанского движения неуклонно повышалась эффективность ударов подпольных организаций в городах, рабочих поселках и на крупных железнодорожных станциях. Возрастала численность подпольных организаций, размах их работы.

    Обком партии и местные партийные организации в тылу врага оказывали подпольщикам разностороннюю помощь, координировали их деятельность с задачами, решавшимися партизанами. Так, решением бюро обкома партии от 27 мая 1943 года был создан Рославльский городской райком партии в составе Г. В. Зайцева, К. М. Соловьева, П. С. Контонистова, который установил связь с коммунистами и комсомольцами, проживавшими в Рославле, и создал в городе широкую сеть подпольных партийных и комсомольских организаций.

    По решению обкома партии во вражеский тыл перебазировался Смоленский горком партии. Под руководством горкома в городе были созданы подпольные партийные и комсомольские организации, которыми руководил Б. Попов. Борьбу молодых патриотов-комсомольцев возглавили члены ВЛКСМ Леля Миронова, Аня Демченкова и Володя Исаков, работавшие под руководством секретарей подпольного городского комитета комсомола Лизы Агельяровой и Зины Наматовой. Коммунисты и комсомольцы Смоленска проделали большую работу по распространению листовок, лозунгов и плакатов, в которых призывали население саботировать распоряжения оккупационных немецких властей, уходить в партизанские отряды и усиливать борьбу против оккупантов. Так, например, когда гитлеровцы решили устроить 1 мая 1943 года демонстрацию жителей, демагогически рекламируя ее как «праздник весны и труда», подпольщики выпустили несколько сот листовок, в которых призывали жителей Смоленска сорвать эту фашистскую затею, уходить в партизанские отряды, прятаться в лесах и близлежащих селениях. Листовки появлялись даже на центральных улицах, где патрулировали гитлеровцы. Их расклеивал с риском для жизни молодой патриот Федя Коваленко. В результате проведенной подпольщиками разъяснительной работы никто из жителей Смоленска на демонстрацию не явился.

    Подпольные организации Смоленска помогли многим жителям города избежать угона на фашистскую каторгу и переправиться к партизанам. Так, уже в конце 1942 года из Смоленска ушла в отряды большая группа жителей, имевшая при себе два ручных пулемета, 13 винтовок, около тысячи патронов. Много советских людей было выведено из города в 1943 году. В действовавшем в окрестностях города партизанском отряде, где комиссаром был секретарь Смоленского райкома партии Мозин, жители Смоленска составляли подавляющую часть личного состава.

    В целях привлечения широких масс населения городов к подпольной работе, партийные организации создали в ряде мест антифашистские комитеты, состоявшие из беспартийных патриотов. Как правило, эти комитеты действовали под руководством партийных организаций. Одновременно с этим райкомы партии и ЗШПД стали широко насаждать в городах, рабочих поселках и на крупных железнодорожных станциях диверсионные группы, подпольщиков-одиночек, засылать своих людей в гитлеровский оккупационный аппарат. Тесная связь партизанских формирований с городскими подпольными организациями способствовала дальнейшему повышению эффективности народной борьбы в тылу немецко-фашистских захватчиков. Подпольщики снабжали партизан ценными сведениями о силах и намерениях противника, производили диверсии на предприятиях и железнодорожном транспорте, истребляли представителей оккупационных властей и продавшихся им изменников советского народа.

    Успехи Советской Армии вынуждали гитлеровцев все больше беспокоиться за состояние своего тыла. Немецкое командование в течение 1943 года предприняло ряд энергичных мер для подавления партизанского движения, направляло на места специальные карательные экспедиции, состоявшие из частей «СС», гестаповцев и регулярных войск, вооруженных танками, артиллерией, пулеметами, а нередко и авиацией. Только для подавления партизанского соединения «13» весной 1943 года были направлены части 102-й пехотной дивизии, кавалерийская бригада, 787-й и 264-й батальоны внутренней охраны. Большие силы карателей были направлены против Вадинских, Клетнянских бригад, 5-й Ворговской бригады.

    Опираясь на поддержку местного населения, партизаны каждый раз уходили из-под ударов карательных экспедиций. Бои с карателями показали боевую зрелость советских партизан и полное преимущество их тактики перед тактикой врага. Так, партизанское соединение «13» на протяжении двух недель вело борьбу с численно превосходящими силами врага, не раз попадало в окружение, но, умело маневрируя, прорывало вражеское кольцо и наносило немецким оккупантам большой урон.

    Тяжелые оборонительные бои с карателями не помешали партизанам усиливать свои удары по врагу.

    1943 год явился годом наиболее активной деятельности партизан Смоленщины. Только за март — июнь 1943 года смоленские партизаны пустили под откос 220 эшелонов противника с живой силой и боевой техникой.

    Сильные удары наносили партизаны Смоленщины гитлеровцам во время наступления войск Западного и Калининского фронтов на смоленском и рославльском направлении в августе и сентябре 1943 года.

    28 августа войска Западного фронта развернули наступление на ельнинском направлении и, сломив сопротивление врага на западном берегу реки Угры, к исходу дня 30 августа овладели городом Ельней, а 1 сентября — городом Дорогобужем. 14 сентября войска Калининского фронта прорвали оборону противника и 19 сентября освободили город Духовщину. Развивая успешное наступление, войска Западного фронта 23 сентября перерезали железную и шоссейную дорогу Смоленск — Рославль и 25 сентября освободили центр области — Смоленск, важнейший стратегический узел обороны фашистских войск на западном направлении. В тот же день левофланговая группировка советских войск Западного фронта освободила город Рославль. С приближением наступающих частей Советской Армии действия партизанских формирований еще более усилились. Партизаны выводили из строя железнодорожные и шоссейные магистрали, срывали доставку техники и боеприпасов противника на фронт, не давали врагу возможности вывозить в Германию хлеб, скот, имущество, угонять в фашистское рабство мирное население. Так, например, в ночь на 7 августа 1943 года партизаны соединения С. В. Гришина произвели массовый подрыв железной дороги на участке Чаусы — Могилев. Четыре батальона этого соединения под покровом ночи неслышно подобрались к железнодорожному полотну и незаметно для железнодорожной охраны на большом протяжении подложили под рельсы заряды тола. По общему сигналу было одновременно произведено 650 взрывов. В результате большой участок железной дороги был парализован. Операции по массовому подрыву рельсов следовали одна за другой. 18 сентября 1943 года партизаны этого же соединения произвели в прифронтовой полосе 1500 подрывов железнодорожного полотна, вследствие чего железнодорожное сообщение на участках Чаусы — Могилев, Могилев — Кричев и Орша — Кричев было значительно сокращено. Огромный урон нанесли врагу в эти дни и другие партизанские отряды и соединения Смоленщины.

    Мужественная борьба смоленских партизан явилась существенным вкладом в дело разгрома немецко-фашистских захватчиков. За время своей боевой деятельности партизаны Смоленщины убили и ранили 112 680 фашистских солдат и офицеров, пустили под откос 1358 вражеских эшелонов, взорвали 633 паровоза и четыре бронепоезда, 537 танков, танкеток и бронеавтомобилей, уничтожили 53 самолета, 423 артиллерийских орудия, 3225 автомашин, 220 мотоциклов, взорвали 33 168 рельсов, 151 воинский склад, 85 железнодорожных и 498 автомобильных мостов, порвали 210 километров линии связи, сожгли 10 905 тонн горючего, совершили 13 налетов на железнодорожные станции, разгромили 186 немецко-полицейских гарнизонов, волостных управлений и управ[141].

    Однако этими количественными показателями нанесенного врагу ущерба не исчерпывалось значение партизанской борьбы на Смоленщине. Главное состояло в том, что смоленские партизаны своими активными боевыми действиями значительно ослабили наступательные возможности немецко-фашистских войск, действовавших на московском направлении. Разрушая коммуникации и линии связи противника, совершая дерзкие налеты на его гарнизоны и учреждения оккупационной администрации, партизаны Смоленщины срывали обеспечение вражеского фронта живой силой, вооружением и боеприпасами, оттягивали на себя большие массы немецко-фашистских войск. Все это убедительно показывает, что в исторической победе Советской Армии под Москвой и в последующем продвижении советских войск на запад немалая заслуга принадлежит и мужественным смоленским партизанам. Боевые действия партизан Смоленщины всегда осуществлялись в тесном взаимодействии с частями Советской Армии и выявили высокое мастерство организаторов партизанского движения, сумевших найти правильные формы сочетания народной войны с конкретными задачами, решавшимися Западным и смежными с ним фронтами.

    Партизанское движение на Смоленщине, как и на всей оккупированной немецко-фашистскими войсками советской Земле, явилось выражением огромной моральной силы советского народа, его беззаветной преданности делу Коммунистической партии, своей Советской Родине. Организатором и вдохновителем этого могучего всенародного движения была великая партия Ленина. Партийные организации Смоленской области явились душой партизанской борьбы трудящихся Смоленщины против немецко-фашистских захватчиков. Коммунисты и комсомольцы, советский актив составляли стальное ядро, вокруг которого в ходе войны сплотилась могучая армия партизан. Вместе с коммунистами и во главе с ними партизаны Смоленской области, окруженные активной всенародной поддержкой, мужественно боролись с врагом, не давали ему покоя ни днем ни ночью.

    Боевые заслуги партизан Смоленщины получили высокую оценку Коммунистической партии и Советского правительства. Около 8 тысяч смоленских партизан награждено орденами и медалями Советского Союза. Из них 70 человек награждены орденом Ленина, 721 человек — орденом Красного Знамени. Отважные смоленские партизаны С. В. Гришин и комсомолец подрывник Владимир Куриленко удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

    Великий подвиг смоленских партизан навсегда останется в истории нашей Родины как один из ярких образцов пламенного советского патриотизма, беспредельной преданности народа делу Коммунистической партии.


    Н. В. Тропкин,
    кандидат исторических наук
    КОММУНИСТЫ ОРЛОВЩИНЫ В ПАРИЗАНСКОМ ДВИЖЕНИИ (1941—1943 годы)

    Партизанское движение в Орловской области[142] примечательно во многих отношениях. Оно по праву занимает одно из почетных мест в истории партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. Орловщина была одним из очагов наиболее массовой партизанской борьбы. Широкий размах приобрела здесь деятельность подпольных партийных и комсомольских организаций. Большое распространение получила замечательная форма организации массового вооруженного сопротивления немецким оккупантам — отряды и группы самообороны. Высокая массовость партизанского движения вызвала к жизни такое в высшей степени интересное явление, как «малые советские земли». Развернув свои боевые действия на территории, пересеченной густой сетью железных дорог, орловские партизаны, или, как их часто называют, партизаны Брянских лесов, накопили огромный опыт разрушения вражеских коммуникаций и внесли существенный вклад в дело победы советского народа над немецко-фашистскими захватчиками.

    Успехи в партизанской войне советского народа достигнуты под вдохновляющим руководством Коммунистической партии. Коммунисты вносили в партизанское движение сознательность, организованность и стойкость. Стихийному тяготению масс к борьбе с лютым недругом своей Родины они придавали политически зрелый, целеустремленный характер. История партизанских войн не знает других примеров, когда бы элемент стихийности играл столь незначительную роль, когда бы так сильно над ним преобладал элемент сознательности и имела место такая высокая организованность в партизанской борьбе. В. И. Ленин еще в 1906 году ставил перед партией задачу облагородить партизанскую войну «…просветительным и организующим влиянием социализма»[143]. Он требовал проводить боевые партизанские выступления под контролем партии[144]. В годы Великой Отечественной войны Коммунистическая партия явила блестящий образец выполнения этих ленинских указаний.

    Ярким примером организующей, вдохновляющей и направляющей роли Коммунистической партии в зарождении и развитии партизанского движения является «малая война» в Орловской области. Коммунисты Орловщины выступали организаторами партизанской борьбы, неустрашимыми руководителями всех ратных, исполненных дерзновенной отваги подвигов народных мстителей, боевым авангардом героической армии орловских партизан.

    В глубоком тылу врага, в условиях беспримерного по трудностям подполья они развернули широкую массово-политическую работу среди населения. Фашистской пропаганде, стремившейся морально растлить советских людей, убить в них веру в возвращение Советской Армии и восстановление Советской власти, коммунисты противопоставили правдивое партийное слово, которое несли в гущу народа. Это горячее слово поднимало на борьбу с лютым врагом широчайшие слои населения.

    Работа коммунистов среди партизан и населения в оккупированных врагом районах на каждом этапе партизанского движения имела специфические черты и особенности, свойственные только этому периоду. Поэтому ее целесообразнее освещать по этапам партизанского движения и в неразрывном с ним единстве.

    А партизанское движение на Орловщине прошло в своем развитии четыре ярко выраженных периода.

    В начальный период партизанского движения (июль — декабрь 1941 года) партийный и советский актив области главные свои усилия направлял на собирание сил, подбор и расстановку коммунистов и комсомольцев для подпольной работы, создание партизанских отрядов и баз.

    Разгром немецких войск под Москвой открыл период бурного развития партизанского движения, массового подъема населения на борьбу против немецко-фашистских оккупантов. Это был второй период (декабрь 1941 года — апрель 1942 года) — период рождения массовой армии партизан.

    Третий период (апрель — сентябрь 1942 года) был характерен тем, что многотысячное партизанское движение проявило свои колоссальные силы в создании «малых советских земель», а также в значительном подъеме боевой активности народных мстителей в борьбе с военно-полицейской машиной противника.

    Кульминационным пунктом в развитии партизанской войны на Орловщине был последний, четвертый период (сентябрь 1942 года — сентябрь 1943 года), когда партизанское движение, умудренное богатым боевым опытом, распрямило свои могучие плечи и во всю свою богатырскую силу «гвоздило дубиной народной войны» заклятого врага Родины, нанося ему искусные, беспощадные и смертоносные удары.

    Начальный период партизанского движения
    (июль — декабрь 1941 года)

    Подготовку к партизанской борьбе против немецко-фашистских оккупантов коммунисты Орловщины начали в первые месяцы Великой Отечественной войны. Руководствуясь указанием ЦК ВКП(б), уже 29 августа 1941 года Орловский областной комитет партии направил в райкомы и горкомы области директивное письмо, в котором предложил приступить к формированию партизанских отрядов.

    «…Партизанский отряд, — указывалось в этом письме, — должен быть сколочен заранее и обучен партизанским действиям».

    К этому времени в области было сформировано 75 истребительных батальонов общей численностью в 10 тысяч человек. Поскольку наиболее активная и боеспособная часть населения области входила в эти батальоны, то обком партии предложил сделать их базой формирования партизанских отрядов.

    Отбор бойцов истребительных батальонов в партизанские отряды проводился добровольно, в строго индивидуальном порядке. Партийные организации при этом учитывали боевые и политические качества будущих партизан, их знания, а также способность будущих партизан переносить лишения и тяготы партизанской войны. Людям же физически слабым и не имеющим необходимого для партизанской борьбы мужества в партизанские отряды вступать не рекомендовалось.

    Характерным в этом отношении является выступление секретаря Навлинского райкома партии А. В. Суслина на организационном собрании одного из партизанских отрядов.

    «Люди, неспособные переносить величайшие лишения опасной и тяжелой жизни, — говорил А. В. Суслин, — пусть покинут партизанский отряд, пока не поздно, пока еще враг не занял территории района. Мы не обещаем будущим партизанам сносных условий жизни, а, наоборот, говорим открыто: условия жизни будут чертовски тяжелые, и предстоит смертельная борьба с лютым врагом. Временами есть будет нечего — нужно иметь стойкость переносить голод. В связи с отсутствием медикаментов, возможно, языком придется зализывать раны, полученные в жестоких боях».

    С особой тщательностью партийные организации подбирали командиров и политработников партизанских отрядов и их подразделений. В большинстве случаев на эту работу направлялись партийные и советские работники: секретари райкомов партии и первичных парторганизаций, председатели райисполкомов и другие проверенные, беззаветно преданные партии люди.

    Единой установки о необходимом количестве партизанских отрядов и их численности не было. Этот вопрос решался в различных районах по-разному, в зависимости от местных условий: в одних создавали по одному крупному отряду, в других — несколько небольших отрядов. Так, в Навлинском, Новозыбковском, Злынковском и в некоторых других районах было сформировано по одному партизанскому отряду численностью от 120 до 250 человек в каждом. В Дятьковском и Трубчевском районах было организовано по два, а в Комаричском и Севском районах — по три партизанских отряда. В безлесных районах области в целях большей подвижности и максимальной неуловимости были созданы небольшие партизанские группы.

    В общей сложности из состава истребительных батальонов было отобрано около четырех с половиной тысяч человек и из них сформированы партизанские отряды и партизанские группы.

    Партизаны повседневно занимались боевой и политической подготовкой, изучали оружие, технику связи, тактику партизанской войны, методы разведки.

    В связи с наличием на территории области густой сети железных дорог и такого важного железнодорожного узла, как Брянск, обком партии уделял особое внимание подготовке партизан для действий на коммуникациях врага.

    Одновременно с формированием партизанских отрядов обком и райкомы партии провели большую работу по созданию материально-продовольственных баз для партизан. В сентябре такие базы были созданы в большинстве районов области.

    Создание материально-продовольственных баз имело большое значение для партизанского движения в начальный период. Отсутствие таких баз или захват их фашистскими войсками крайне затрудняли деятельность партизанских отрядов.

    В первые же месяцы войны в области началось и создание подпольных партийных и комсомольских организаций. О проведении этой работы обком партии дал указание райкомам ВКП(б) уже в августе 1941 года.

    Исходя из указания В. И. Ленина о том, что «…при широком составе организации невозможна строгая конспирация»[145], обком рекомендовал создавать небольшие подпольные партийные и комсомольские организации, особо тщательно подбирая их членов. Согласно указаниям обкома для подпольной работы отбирались наиболее стойкие, наиболее выдержанные и проверенные коммунисты и комсомольцы.

    К моменту вторжения немецко-фашистских войск в пределы области было создано 32 подпольные партийные организации, объединившие 98 коммунистов, и 33 комсомольские организации, состоявшие из 182 человек.

    Таким образом, еще накануне оккупации орловская областная партийная организация проделала значительную работу по подготовке к партизанской борьбе против фашистских захватчиков, положила начало организации партийного и комсомольского подполья.

    Фашистские войска вторглись в пределы Орловщины одновременно с запада и юга. За исключением трех восточных районов, вся область в октябре 1941 года оказалась под пятой фашистских поработителей.

    До самого вторжения фашистских войск в районах Орловщины кипела напряженная работа: завершалась эвакуация материальных ценностей, уничтожалось все, что не могло быть вывезено, выводились из строя мосты, железные дороги, средства связи.

    В большинстве случаев эту работу осуществляли партизанские отряды. Так, в Навле партизаны по заданию райкома партии взорвали три моста, все железнодорожные стрелки, завод «Лесохим». Так же действовали партизанские отряды в Суземском, Брасовском, Трубчевском, Дятьковском, Ульяновском и других районах.

    После уничтожения ценного имущества и вывода из строя коммуникаций партизанские отряды во главе с руководящими партийными и советскими работниками районов направились на свои базы.

    За 2 часа до вступления в район передовых частей противника без паники и спешки вышел в лес отряд навлинских партизан во главе с райкомом партии, в полном составе оставшимся для руководства партизанским движением. Организованно вывели свои партизанские отряды руководящие работники городов Дятькова, Брянска, Бежицы, а также Трубчевского, Суземского, Брасовского, Клетнянского, Жуковского, Ульяновского, Брянского (сельского) и других районов.

    Однако на базы вышел далеко не весь личный состав партизанских отрядов и групп. Часть партизан пришлось направить в глубь страны для сопровождения последних партий ценного имущества. Другие не успели присоединиться к своим отрядам в момент выхода, а затем, не зная местонахождения баз, не сумели найти их. Они присоединились к партизанам позднее. Но были и такие, которые в последние минуты не нашли в себе мужества стать на путь партизанской борьбы, связанной с тягчайшими лишениями и опасностями.

    В момент оккупации вышло в леса 46 отрядов, насчитывавших 2300 партизан, во главе которых находилось 200 руководящих партийных, советских и комсомольских работников. Среди них было 19 секретарей райкомов и горкомов партии, 17 председателей исполкомов райсоветов депутатов трудящихся, 16 секретарей райкомов комсомола.

    Но не все вышедшие на базы люди остались в рядах партизан. За первые три недели оккупации количество партизанских отрядов и численность партизан несколько уменьшились. Некоторые отряды распались в связи с неспособностью их руководителей возглавить боевую партизанскую деятельность. Несколько отрядов присоединилось к отступавшим подразделениям Советской Армии. Не смогли действовать самостоятельно малочисленные диверсионные и партизанские группы; они или распались или же влились в партизанские отряды.

    Жизнь показала, что распадались и численно сокращались лишь те партизанские отряды, в которых не было твердого партийного руководства. Там же, где партизанское движение решительно и умело возглавили райкомы партии, как, например, в Навлинском, Суземском, Трубчевском, Брасовском, Дятьковском, Клетнянском и некоторых других районах, случаев распада партизанских отрядов не было.

    Партизаны 2-й Клетнянской бригады слушают приказ о выступлении на боевую операцию.


    Словом, в первые дни оккупации произошел вполне закономерный отсев из партизанских отрядов недостаточно мужественных, менее стойких людей. Он не ослабил, а укрепил партизанские отряды — «от пшеницы отделялись плевелы». В партизанских отрядах остались стойкие, непоколебимые, мужественные, глубоко преданные делу партии патриоты. В прошлом многие из них были партийными, советскими, колхозными, комсомольскими руководителями, а теперь им предстояло стать вожаками массовой армии орловских партизан, организаторами и руководителями партизанской войны.

    С первых же дней жизни в лесу в партизанских отрядах по инициативе райкомов партии был введен твердый воинский распорядок дня. Партизаны изучали военное дело, уставы, различные виды оружия, обсуждали свои первые боевые выступления и учились на их опыте. В отрядах проводились политчасы. Партизаны информировались о военно-политическом положении страны, изучали героические страницы истории нашей партии, повествующие о подпольной работе большевиков в годы самодержавного лихолетья и об их самоотверженной борьбе в годы гражданской войны.

    6 ноября во всех партизанских отрядах прошли торжественные собрания, посвященные 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. В ряде отрядов был прослушан по радио доклад И. В. Сталина на собрании Московского Совета. Торжественные собрания закончились принятием партизанской присяги.

    Текст присяги гласил:

    «Я, гражданин Великого Советского Союза, верный сын героического русского народа, присягаю, что не выпущу из рук оружия, пока последний фашистский гад на нашей земле не будет уничтожен. Я обязуюсь беспрекословно выполнять приказы всех своих командиров и начальников, строго соблюдать военную дисциплину. За сожженные города и села, за смерть женщин и детей наших, за пытки, насилия и издевательства над моим народом я клянусь мстить врагу жестоко, неустанно и беспощадно.

    Кровь за кровь, смерть за смерть!

    Я клянусь всеми средствами помогать Красной Армии, уничтожать взбесившихся гитлеровских собак, не щадя своей крови и своей жизни.

    Я клянусь, что скорее погибну в жестоком бою с врагом, чем отдам свою семью и весь народ в рабство фашизму.

    А если по слабости, трусости или по злой воле я нарушу эту свою присягу и изменю интересам народа, пусть я умру позорной смертью от руки своих товарищей».

    Большую работу проводили партизаны по сбору оружия и боеприпасов. Это имело большое значение для их будущей боевой деятельности, ибо оставленного на базах оружия было крайне недостаточно. В Навлинском отряде, например, на трех партизан приходилась одна винтовка и 20 штук патронов. Нужно было добывать оружие. Поэтому партийные организации выдвинули как одну из важнейших задач сбор оружия и боеприпасов, оставленных частями Советской Армии и немецкими войсками на полях сражений.

    Уже к ноябрю 1941 года эта задача была в основном решена. Навлинский отряд, например, теперь уже имел на своем вооружении помимо достаточного количества винтовок четыре станковых и пять ручных пулеметов, три ротных миномета и большой запас боеприпасов. Большинство партизанских отрядов не только обеспечило себя оружием и боеприпасами, но и создало необходимые запасы для вооружения будущих пополнений и новых отрядов.

    К этому времени в связи с продвижением немецких войск на восток центральные и западные районы Орловщины оказались в глубоком тылу противника. В связи с этим в них сократилось количество воинских частей оккупантов. Немецкие гарнизоны были оставлены лишь в районных центрах и на железнодорожных станциях. Во всех других селениях оккупанты оставили своих прислужников: обер-бургомистров, бургомистров, старшин, старост и небольшой, только начавший формироваться полицейский аппарат.

    Все это создало благоприятные условия для деятельности партизан. Если малочисленные, распыленные, не имевшие боевого опыта партизанские отряды были еще не способны вести активную борьбу с регулярными частями немецкой армии, то с фашистскими ставленниками и полицейскими они могли успешно бороться уже тогда. Именно эту задачу на первых порах и выдвинули партийные организации перед партизанскими отрядами. Уничтожая немецких приспешников, дезорганизуя их власть на местах, партизаны не только чинили значительные затруднения фашистам в управлении захваченными ими территориями, но и накапливали боевой опыт и, главное, укрепляли в широких слоях населения сознание возможности борьбы с оккупационным режимом, показывали конкретные пути этой борьбы. Так, например, группа навлинских партизан во главе с Вороновым, выполняя указание райкома партии, 23 ноября ворвалась в село Быково, где старшина Навлинской волости Таненков проводил собрание жителей. Разогнав полицейских, партизаны публично казнили фашистского ставленника, который за время пребывания волостным старшиной грабил население, насиловал женщин, собственноручно расстреливал коммунистов и партизан, зверски издевался над их семьями. Жители села горячо одобрили это справедливое возмездие.

    Другая партизанская группа, возглавляемая Мирошиным, уничтожила бургомистра Навли Калмыкова, который своей жестокостью вызвал огромное возмущение местных жителей.

    Особое значение придавали партизаны борьбе с полицией. При этом учитывалось, что немецкие власти первоначально комплектовали полицейские группы из добровольцев — в полицию шли бывшие кулаки, уголовные преступники, различные разложившиеся элементы. Они охотно соглашались служить фашистам, чтобы вымещать на советских людях свою звериную ненависть к Советской власти. Партизаны срывали формирование полицейского аппарата, внезапными налетами истребляли и разгоняли полицейские группы и учрежденную оккупантами администрацию.

    Там, где позволяла обстановка, партизаны предавали фашистских прислужников суду населения. С этой целью обычно собиралось общее собрание жителей села или деревни, на котором каждый участник собрания мог быть свидетелем, обвинителем или защитником. Здесь же выносилось и решение о наказании. В большинстве случаев жители требовали смертной казни для предателей. Партизаны незамедлительно приводили народные приговоры в исполнение.

    Подобная практика народного суда над фашистскими агентами еще больше сближала население с партизанами, повышала их авторитет и влияние в народе, усиливала тягу патриотов в партизанские отряды.

    Уже в этот первый период партизанского движения отдельные партизанские отряды начали выступать против воинских подразделений и мелких групп немецких войск.

    10 ноября 1941 года партизаны Брянского сельского отряда во главе с М. П. Ромашиным пустили под откос первый вражеский железнодорожный эшелон с боеприпасами.

    4 декабря навлинские партизаны взрывом крупного склада боеприпасов на большаке Трубчевск — Выгоничи положили начало своей замечательной подрывной деятельности. Эту операцию возглавляли знаменитые впоследствии подрывники Новиков и Ижукин.

    Партизанские отряды подрывали немецкие автомашины, обстреливали мелкие подразделения врага, разрушали средства связи и т. д. Конечно, эти операции по сравнению с последующими мощными ударами партизан по фашистской военной машине были более чем скромными. Но они явились боевым крещением отрядов народных мстителей, началом их героической борьбы против немецко-фашистских войск.

    Возглавляя деятельность партизанских отрядов, райкомы партии и партийные организации одновременно вели и массово-политическую работу среди населения: распространяли принимаемые по радио сводки Совинформбюро, составляли листовки и обращения к населению, выступали с докладами на подпольных собраниях жителей.

    В первой листовке, распространенной в городе Бежицы, сурово обличались изменники и предатели.

    «…В диком разгуле с фашистскими ордами соперничают холуи — выходцы из бывших советских граждан, — говорилось в листовке. — В человеческих законах не записано большего преступления, чем измена Родине и предательство своего народа. Вот некоторые из предателей-изменников, имена которых заслужили всеобщую ненависть и презрение советских граждан: Неделюев, Скожиков, Леонов Василий, Поляков, Цибрук Петр, Скобжицкий. Оглянитесь, мерзавцы! Кому вы служите? Кому вы шпионите? Вы думаете, долго будете бегать за фашистским зверем, как моська, виляя хвостом? Нет, час расплаты настал».

    Эта листовка вызвала столь сильную ненависть населения города к фашистским администраторам, что названные в ней предатели стали скрываться, боясь не только партизан, но и населения.

    В конце ноября 1941 года фашисты предъявили населению Клетнянского района требование: сдать для немецких войск 602 тонны зерна, 2627 тонн картофеля и другие продукты. Райком партии выпустил листовку под названием «Что же делать?», в которой призывал прятать хлеб и истреблять гитлеровских заготовителей продовольствия. Для организации этих мероприятий в населенные пункты были направлены коммунисты. В итоге «…ни одного пуда продуктов крестьяне не повезли на заготовительные пункты», — писал секретарь Клетнянского райкома ВКП(б) А. Ф. Семенов.

    Значительный подъем массово-политической работы среди населения произошел в связи с празднованием 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.

    Партийный актив партизанских отрядов по заданиям райкомов партии организовал во многих селениях собрания и беседы. Жители многих деревень и сел украсили свои дома лозунгами, вывесили красные флаги, а в наиболее крупных пунктах были сооружены праздничные арки. Фашистские власти арестовывали участников собраний, убивали агитаторов, жгли дома, в которых проводились собрания. Но тщетны были их усилия. Трудящиеся Орловщины почти повсеместно отметили великий праздник советского народа.

    Массово-политическая работа, проведенная в связи с празднованием 24-й годовщины Октября, была направлена к разоблачению фашистской клеветы о «разгроме» Красной Армии, об «окружении Москвы» и способствовала повышению политической активности населения, его решимости бороться против оккупационных властей.

    Большое внимание в начальный период партизанского движения уделялось формированию партийного и комсомольского подполья в оккупированных фашистами селениях. Партийные комитеты справедливо полагали, что без широкой сети подпольных организаций нельзя эффективно направлять возмущение масс на срыв фашистских мероприятий, на вооруженное сопротивление захватчикам.

    Как указывалось выше, накануне оккупации в области были созданы 32 партийные и 33 комсомольские подпольные организации. После захвата немецкими войсками Орловщины райкомы партии стали создавать новые очаги подпольной деятельности. Возглавили эту работу партийные группы партизанских отрядов, специально посланные райкомами на места. Эти группы действовали весьма успешно. К декабрю 1941 года число подпольных, партийных организаций и их членов значительно возросло. Так, например, в Навлинском районе число партийных организаций увеличилось в шесть раз. Расширялось и комсомольское подполье. Партийные и комсомольские организации быстро обрастали активом.

    Деятельность подпольных организаций и партизанских отрядов координировалась райкомами партии, которые ставили перед подпольщиками задачу активно содействовать партизанским выступлениям, мобилизовывать население на всемерную помощь партизанам.

    Одним из важнейших направлений деятельности подпольщиков была разведывательная работа. Благодаря подпольщикам райкомы партии и партизанские отряды могли действовать с точным знанием всего происходящего в районах.

    Но свою главную задачу подпольщики видели в развертывании массовой политической работы среди населения. Первое время эта работа сводилась преимущественно к размножению и распространению сообщений Совинформбюро, листовок и обращений райкомов партии. В Навле, например, листовки и воззвания райкома партии расклеивались даже на зданиях городской управы и полиции.

    Однако уже с ноября подпольные организации стали широко использовать устные формы агитационной работы. Подпольщики-агитаторы несли в массы мобилизующее слово партии, правду о Советской Армии и партизанах, разоблачали лживую фашистскую пропаганду, укрепляли в народе веру в победу.

    Заслуживает внимания и еще одно направление деятельности подпольщиков — разрушение аппарата власти оккупантов на местах. Формы этой деятельности были различными. В некоторых населенных пунктах подпольщики предлагали назначенным оккупантами администраторам работать вместе с партизанами. Кто не соглашался на эти предложения и стремился ревностно служить оккупантам, справедливо считались предателями. Нередко случалось и так, что на посту старосты оказывался честный человек. Он, конечно, охотно шел на предложения подпольщиков снабжать партизан продовольствием, посылать им сведения, срывать распоряжения фашистских властей и т. д. Так было, например, в Дятьковском районном центре — городе Дятькове, где бургомистр Калашников работал по указаниям подпольщиков и партизанского отряда. Различными способами подпольщики срывали вербовку населения в полицию.

    Таким образом, в начальный период партизанского движения орловские коммунисты подготовили крепкое ядро партизанского движения, способное возглавить массовую вооруженную борьбу, создали широкое партийно-комсомольское подполье, которое поднимало массы на активную борьбу с оккупантами, вело массово-политическую работу среди населения, укреплявшую в народе дух сопротивления фашистским захватчикам.

    Все это, вместе взятое, подготовило второй, более высокий этап партизанского движения — период его бурного роста.

    Организация массового сопротивления немецким оккупантам
    (декабрь 1941 года — апрель 1942 года)

    6 декабря 1941 года части Советской Армии перешли в наступление под Москвой и в грандиозном сражении развеяли миф о непобедимости немецко-фашистской грабительской армии.

    Успешное наступление советских войск, распространившись на юг, привело к освобождению восьми восточных районов Орловщины.

    Весть о выдающемся успехе Советской Армии произвела огромное впечатление на население оккупированных районов. Народ воспрянул духом. Уныние и подавленность, заметные кое-где раньше, в дни отступления наших войск, сменились массовым стремлением взяться за оружие и помочь Советским Вооруженным Силам быстрее разгромить врага. Наступление Советской Армии вызвало могучий подъем партизанского движения.

    На путь вооруженной борьбы толкал массы советских людей и их собственный горький опыт жизни под пятой захватчиков, фашисты же за два месяца своего господства не замедлили показать массам сущность «нового порядка». Так, например, в Навле оккупанты начали установление этого «порядка» с того, что собрали всех жителей на общее собрание, а затем приказали женщинам покинуть его, ибо, заявляли они, женщины слишком избаловались при Советской власти, а при «новом порядке» им на собраниях делать нечего.

    Программа «нового порядка», сформулированная на этом собрании, гласила:

    1. Восстанавливается частная промышленность и торговля;

    2. Колхозы упраздняются, и восстанавливаются помещичьи и единоличные хозяйства;

    3. Клубы и большинство школ закрываются. Сохраняются лишь некоторые семилетки с программой обучения, существовавшей до 1917 года;

    4. Коммунисты и комсомольцы подлежат безусловному уничтожению.

    Такие же собрания были проведены во многих городах и селах.

    Осуществление этой программы началось с первых же дней оккупации. С людоедской жестокостью оккупанты чинили массовые убийства советских, партийных и комсомольских активистов и членов их семей, дикие расправы с евреями, грабежи мирного населения.

    Поднялись на поверхность «обиженные» Советской властью — бывшие кулаки и торговцы, уголовные преступники. Этих людей с темным прошлым гитлеровцы старательно разыскивали среди местных жителей и использовали их в полицейском и административном аппарате. Фашисты хотели этим, с одной стороны, создать видимость того, что власть осуществляется самим населением через его «представителей», а с другой стороны, сформировать из этих «представителей» покорный аппарат для проведения политики грабежа и насилия. Осуществляя этот курс, гитлеровцы поставили бургомистром Орла бывшего белогвардейского офицера Старова, в Трубчевске — троцкиста Павлова и т. д. Но и такая администрация находилась под прямым и негласным надзором гестапо.

    Первоначально фашисты не предполагали держать в оккупированных районах Орловщины свои войска. Они надеялись обойтись полицейскими силами, сформированными из предателей советского народа. Но таких отщепенцев оказалось слишком мало. А партизанское движение неуклонно росло. Тогда оккупационные власти приступили к насильственной мобилизации в полицейские формирования всего боеспособного мужского населения в возрасте от 16 до 50 лет. Однако и эта затея не оправдала надежд оккупантов. Население разными путями уклонялось от службы в полиции. Поэтому в 1942 году немецкому командованию пришлось стянуть на Орловщину значительное количество регулярных войск.

    Чтобы предотвратить рост партизанского движения и патриотических выступлений населения, гитлеровцы запретили свободное передвижение жителей между населенными пунктами. А вокруг городов Орла, Брянска и Бежицы были установлены 15-километровые запретные зоны, закрывавшие населению вход и выход из этих городов. Животный страх перед советскими людьми явственно сказался и в многочисленных приказах военных комендантов. Эти приказы предписывали брать все население под надзор полиции, в местах прохождения войск держать жителей взаперти, под арестом или же выселять, а тех, кто осмелится выйти на железнодорожное полотно, — расстреливать.

    Население страдало не только от произвола и грабежей оккупантов и их прислужников, но и от тяжелого пресса фашистской налоговой системы. Единой системы налогов и натуральных поборов носители «нового порядка» не установили. Местные власти вводили по своему произволу множество различных налогов, руководствуясь при этом одним принципом: выкачать из населения все, что можно. В ряде районов области в 1942 году было предписано весь озимый хлеб сдавать для немецкой армии, и лишь при уборке ярового хлеба крестьянину разрешалось оставлять для себя четвертый сноп. Лучшие сенокосные угодья были объявлены собственностью немецкой армии; худшие сенокосные участки оставались в пользовании крестьян, но с каждого гектара и этих участков надо было сдать для немецкой армии 24 пуда сена (поскольку эти участки были малоурожайными, то фактически все собранное с них сено присваивалось оккупантами).

    У крестьян отбирали хлеб, скот, было установлено бесчисленное количество всевозможных денежных и натуральных налогов: подушный налог (в течение года взимался несколько раз — в зависимости от потребности оккупантов в деньгах в размере 20—60 рублей с человека), подворный налог (от 1300 до 1700 рублей с каждого домохозяина), налог с владельца коровы (300 литров молока и 120 рублей), налог на курицу (20 яиц). Введены были налоги и поборы за рубку дров, за каждое фруктовое дерево. Больной за посещение больницы платил 5 рублей, а за вызов врача на дом — 172 рубля.

    Хозяйничанье оккупантов в совхозах и колхозах началось с безудержного грабежа. Награбленное гитлеровцы направляли в свой «фатерланд». Большинство совхозов было объявлено собственностью немецкой армии. На плодородных землях Орловщины уже в конце 1941 года появились первые помещики, прибравшие к рукам хозяйства некоторых совхозов и колхозов.

    В первые дни оккупации фашисты возвестили о ликвидации колхозов и восстановлении единоличных хозяйств. Однако 15 февраля 1942 года фашистские оккупационные власти издали «новый земельный закон». По этому «закону» колхозы превращались в «общинные хозяйства» с сохранением в них совместной обработки земли и коллективной уборки урожая. «Новый закон» рассматривал «общинные хозяйства» как переходную форму к индивидуальному землепользованию.

    Переход от политики немедленного восстановления единоличных крестьянских хозяйств к насаждению «общинных хозяйств» объясняется тем, что так называемые «общинные хозяйства» больше устраивали оккупантов, чем единоличные хозяйства, потому, что давали возможность легче и с большей полнотой присваивать продукцию сельского хозяйства.

    Организованный грабеж населения сопровождался насильственным угоном работоспособных мужчин и женщин на немецкие каторжные работы, изуверскими издевательствами над советскими людьми.

    На предприятиях и в школах были введены телесные наказания. Во всех городах были созданы публичные дома для офицеров и солдат, куда насильственно помещались 16—17-летние девушки.

    Система дикого произвола, убийств, мародерства и всевозможных поборов сочеталась с широко поставленной лживой фашистской пропагандой, преследовавшей цель отравить сознание советских людей злостной антисоветской клеветой и запугать мифическими победами гитлеровской армии. Пытались оккупанты создать на оккупированной части Советского Союза и фашистскую партию под названием «Народная социалистическая партия России»[146]. Но потуги оккупантов ослабить народную волю к борьбе вызвали прямо противоположные результаты.

    Познав суть «нового порядка», советские люди прониклись еще большей ненавистью к своим поработителям. Это обстоятельство в сочетании с вдохновляющим воздействием наступления Советской Армии обусловило в конце декабря 1941 года начало массового партизанского движения. Оно напоминало собой бурное и стремительное весеннее половодье, когда отдельные ручейки сливаются в могучие потоки, сметающие на своем пути все преграды. Могучая волна патриотической решимости масс возглавлялась и направлялась коммунистами.

    Наиболее быстро организация массового вооруженного сопротивления оккупантам проходила в Дятьковском районе. Промышленный характер района (население его на 65 процентов состояло из рабочих) создавал для этого особенно благоприятные условия. Дятьковские коммунисты умело использовали их.

    Особенно большую роль в организации всенародной партизанской войны сыграли подпольные партийные и комсомольские организации района. Во второй половине декабря 1941 года подпольщики стали создавать в населенных пунктах вооруженные группы самозащиты, которые уничтожали фашистских ставленников и брали под свою охрану селения. Власть оккупантов заменялась властью народа.

    Удачный опыт создания первых групп самозащиты был быстро подхвачен партийным активом района. Райком партии рекомендовал подпольщикам организовывать такие группы в каждом селении; в помощь подпольщикам в некоторые населенные пункты посылались уполномоченные райкома партии и группы партизан.

    Группы самозащиты создавались во все новых и новых селениях, а в наиболее крупных отряды самообороны. В первых числах февраля 1942 года вся территория района, за исключением города Дятькова, оказалась в руках восставших. В районе формировались и быстро росли новые партизанские отряды. В партизаны шли рабочие, крестьяне, интеллигенция; шли и старые, и молодые, и даже подростки-школьники. 14 февраля 1942 года дятьковские партизаны совместно с группами самозащиты и отрядами самообороны с боем взяли районный центр — город Дятьково. Стройными колоннами во главе с секретарем райкома партии С. Г. Туркиным и секретарем райкома комсомола В. С. Рябок партизаны вступили на улицы родного города. Их горячо приветствовало ликующее население. Этот день принято считать днем возникновения Дятьковской «малой советской земли». Вооруженное восстание закончилось полным освобождением всего района.

    Райком партии и местные партийные организации после освобождения района развернули большую работу по укреплению боеспособности групп самозащиты и отрядов самообороны, которые насчитывали 1958 бойцов. По рекомендации райкома партии группы самозащиты и отряды самообороны ежедневно стали заниматься изучением военного дела, освоением отечественного и иностранного оружия, сбором боеприпасов, оружия, одежды и продовольствия для партизан и принимали активное участие в вооруженной защите района. Это были широкие массовые организации народа для вооруженной борьбы с фашистскими захватчиками. Даже дети и старики, не говоря уже о женщинах, находили в них свое место.

    Лучшая часть этих формирований пополняла партизанские отряды, число которых увеличилось с двух до десяти, а численность — с 70 до 1650 человек. Во главе каждой группы или отряда стояли командир и комиссар, подобранные и утвержденные райкомом партии.

    Дятьковский район занял ведущее место в партизанском движении всех северных районов Орловщины. Вокруг него образовался крупный очаг партизанской войны.

    На юге области, где мощные лесные массивы создавали особо благоприятные условия для партизанских действий, ведущую роль в организации массового вооруженного сопротивления оккупантам, подобно Дятьковскому на севере, заняли Навлинский, Суземский и Трубчевский районы.

    Как уже отмечалось выше, особенно хорошо организовал подготовку к партизанской войне Навлинский райком партии. Тщательность подготовки в значительной мере предопределила быстрое развитие, массовость и организованность партизанского движения в этом районе. Но главное, что обеспечило здесь успех партизанского движения, — это активная деятельность подпольных партийных и комсомольских организаций.

    Широко вовлекал в партизанское движение Навлинский райком партии не только местное население, но и не сумевших выйти из окружения бойцов и командиров Советской Армии. Лучшая часть военнослужащих-окруженцев, среди которых было немало коммунистов, сама организовывалась в партизанские группы, устанавливала связь с райкомом партии и по его заданиям наносила удары по врагу. Такой, например, была группа лейтенанта Филиппа Стрельца, которая быстро выросла в мощный партизанский отряд, покрывший себя неувядаемой славой.

    О командире этого отряда Филиппе Стрельце среди населения ходили легенды.

    «…Имя Стрельца, — писал П. Вершигора, — было известно во всех деревушках, в селах, на железнодорожных станциях… О его славных набегах на эсэсовские эшелоны, на железнодорожные мосты, на формировавшуюся тогда немецкую полицию рассказывали в десятках вариантов»[147].

    Но не все военнослужащие сразу находили путь в партизанские отряды. Некоторые из них осели в городах и селах, не зная, как им применить свои силы и знания в борьбе с врагом. Райкомы партии и подпольные партийные организации стали вовлекать их в партизанское движение. В ряде мест с военнослужащими проводились подпольные собрания.

    Вот что рассказывает об одном из таких собраний военный врач М. Корецкий.

    «…Собралось больше 30 представителей групп (военнослужащих. — Н. Т.).

    …Часовые были расставлены. Нам сказали пропуска.

    …В помещение вошло четыре человека в гражданской форме, все вооруженные автоматами, с перевесом через плечо запасных автоматных дисков. Спокойно разместились. Один из них, сидевший у стола, открыл собрание. Позже мы узнали, что это был секретарь райкома тов. Суслин. После непродолжительной беседы Суслиным был резко поставлен вопрос: «Вы с нами или против нас?» На разъяснении подобной постановки вопроса он долго и подробно остановился. Для нас стало ясно, что, чем быстрее и организованнее мы включимся в активную борьбу со смертельным врагом, тем реальнее мы окажем помощь Родине…»

    На этом собрании из военнослужащих была организована резервная группа Навлинского партизанского отряда во главе с представителем райкома партии В. С. Тюлюкиным.

    Такая же работа с военнослужащими велась в Суземском, Трубчевском, Клетнянском и других районах области. В значительной степени благодаря этой работе партизанские отряды Орловщины пополнились 10 тысячами военнослужащих-окруженцев. Это пополнение принесло в партизанские отряды боевой опыт и военные знания. Многие из окруженцев стали замечательными командирами отрядов и соединений, видными руководителями партизанской войны.

    Быстро разрасталась в Навлинском районе и сеть подпольных партийных организаций. Уже в декабре 1941 года ею были охвачены почти все селения района. В первых числах декабря 1941 года в лесной сторожке райком партии провел совещание руководителей подпольных партийных организаций. Перед ними была поставлена задача: готовить массы к всеобщему вооруженному восстанию, создавать подпольные вооруженные группы, изыскивать оружие и боеприпасы.

    Уже к концу декабря 1941 года в деревнях Мостки, Сытенки, селе Пролыскове и в ряде других селений образовались подпольные вооруженные группы. Они были названы группами содействия головному партизанскому отряду «Смерть немецким оккупантам» (так назывался Навлинский партизанский отряд).

    Такие группы вскоре стали возникать повсеместно. Инициаторами их создания, как правило, были коммунисты. Так, например, в селе Глинном подпольная партийная организация во главе с Т. И. Камагоровым и В. В. Сафоновым создала подпольную вооруженную группу в количестве 70 человек. Такая же группа была создана коммунистами В. Д. Гореловым и С. Т. Чичериным в деревне Гаврилково.

    В создании подпольных вооруженных групп большую роль сыграли уполномоченные Навлинского райкома партии, которые проводили организационные собрания и подбирали для групп командиров и политработников. К середине 1942 года было сформировано 48 подпольных вооруженных групп, объединивших свыше 3 тысяч человек. По указанию райкома партии эти группы выходили из подполья, уничтожали немецких ставленников, брали под свою охрану деревни и села и таким образом освобождали район от фашистской нечисти. В сущности это было вооруженное восстание, проходившее в масштабах района.

    По мере роста сил и опыта группы содействия переходили к активным боевым действиям. Значительное распространение получили и рейдовые группы. Они действовали преимущественно в тех селениях, которые в силу каких-либо причин оказались вне сферы деятельности подпольных партийных организаций. Примером может служить группа села Глинного, которая проникала даже в селения соседнего Трубчевского района, разгоняла фашистскую администрацию и полицейских, проводила собрания жителей. Часто такие рейды заканчивались созданием новых групп содействия навлинским партизанам.

    Быстрому росту партизанского движения в районе во многом способствовали действия головного Навлинского партизанского отряда. Особенно примечательна в этом отношении операция по разгрому вражеского гарнизона в районном центре — поселке Навле. По решению райкома партии утром 27 декабря партизаны ворвались в поселок. В ходе уличных боев они уничтожили 63 немецких солдат и полицейских, сожгли помещение полиции и захватили значительные трофеи. Остатки гарнизона, немецкие должностные лица и их ставленники бежали в Карачевский район.

    Весть о разгроме вражеского гарнизона в Навле быстро облетела весь район.

    «Народ повеселел, — писал секретарь Навлинского райкома партии А. В. Суслин. — Теперь наш призыв шире развертывать партизанское движение с необычайной быстротой находил положительный отклик».

    Подъем широких масс населения на партизанскую войну испугал фашистские власти. Они сначала пробовали воздействовать на партизан угрозами, затем пытались подкупить, обещая явившимся с повинной материальное вознаграждение. Но ни то, ни другое не дало никаких результатов.

    Видя, что партизан поддерживает население, фашистские власти прибегли к гнусной провокации. Чтобы изолировать партизан от народа, они стали создавать лжепартизанские отряды. Состоявшие из уголовного сброда и кулацких элементов, эти банды, выдававшие себя за партизан, занимались грабежами, убийствами и насилиями.

    Партийные организации своевременно разгадали политическую значимость борьбы с лжепартизанскими шайками и поставили перед партизанскими отрядами задачу: истребить эти банды и разъяснить населению смысл фашистского трюка.

    В первой половине февраля 1942 года все лжепартизанские отряды были разгромлены, а лжепартизаны предстали перед судом населения. По указанию райкома партии судебные процессы проводились в тех селениях, где эти фашистские банды бесчинствовали. Состав суда избирался общим собранием жителей. По решению этих судов все лжепартизаны были преданы публичной казни. Эти суровые, но справедливые решения получили полное одобрение населения.

    Разоблачение и уничтожение лжепартизанских банд повысило авторитет партизан в глазах населения. Народ еще раз убедился, что в лице партизан он имеет подлинных мстителей за горе и унижения советских людей. Это оказало благотворное влияние на дальнейший рост партизанских отрядов и групп содействия.

    К середине марта 1942 года больше половины Навлинского района находилось в руках восставших. Перед коммунистами встала важная задача: создать из многочисленных групп содействия более маневренные и более крупные боевые единицы, которые не только защищали бы свои селения, но и были способны проводить крупные боевые операции против оккупационных войск.

    К началу апреля в районе определились относительно устойчивые границы освобожденной территории. В связи с этим отпала надобность в обороне каждого селения. Объединение мелких групп в крупные партизанские отряды давало возможность организовать круговую оборону освобожденной территории и облегчало руководство партизанскими силами.

    Учитывая все эти обстоятельства, бюро Навлинского райкома партии 4 апреля 1942 года приняло решение о создании из многочисленных групп содействия кустовых партизанских отрядов.

    Каждый такой кустовой отряд комплектовался из нескольких групп содействия соседних селений. К середине апреля было создано 11 таких отрядов общей численностью в 2600 человек. Вместе с бойцами ранее существовавших отрядов общая численность навлинских партизан составила 3100 человек. Командирами и комиссарами кустовых отрядов райком партии назначил наиболее отличившихся в боях партизан головного отряда. Все отряды действовали под руководством райкома партии, а в оперативном отношении подчинялись штабу головного партизанского отряда. Вне отрядов остались лишь те бойцы групп содействия, которые в силу каких-либо причин не могли участвовать в маневренной партизанской войне. Таких людей оказалось 900 человек. Из них были созданы группы самообороны для охраны освобожденных селений.

    Формирование кустовых отрядов из населения близлежащих деревень и сел, развертывание их боевой деятельности преимущественно в своей местности дало весьма положительные результаты. Люди были связаны между собой узами родства, дружбы, соседства, хорошо знали друг друга и свою местность. Поэтому в кустовых отрядах особенно была развита боевая взаимопомощь, отличались они также большим уменьем использовать местные условия в ходе боевых действий.

    Известно, какое важное значение придавал этому В. И. Ленин, указавший на огромную роль, которую могут сыграть партизанские группы, состоящие из людей

    «…одной профессии, одной фабрики, или людей, связанных товариществом, партийной связью, наконец, просто местожительством (одна деревня, один дом в городе или одна квартира)… людей, решивших биться не на жизнь, а на смерть, знающих превосходно местность, связанных всего теснее с населением»[148].

    Широко развивалось партизанское движение и в других районах области, где им умело руководили райкомы партии. И здесь, подобно тому как это было в Навлинском районе, население во главе с коммунистами поднималось целыми селами и деревнями на вооруженную борьбу против фашистских оккупантов. Этому во многом способствовали дерзкие налеты партизанских отрядов на районные центры. Так, в конце декабря 1941 года Суземский партизанский отряд внезапным налетом выбил вражеский гарнизон из своего районного центра — Суземок и удерживал этот поселок до начала мая 1942 года. В начале января 1942 года комаричские и брасовские партизаны захватили районный центр Брасовского района — поселок Локоть. Трубчевские партизаны 8 февраля 1942 года ворвались в Трубчевск и истребили 111 немцев и полицейских, освободили 45 пленных красноармейцев, захватили богатые трофеи.

    Партизаны бригады «За власть Советов» Суземского района на привале.


    Подобные операции проводились по решению райкомов партии. Они демонстрировали возросшие силы партизан и ускоряли подъем населения на вооруженную борьбу.

    Подобно грибам после летнего дождя, появлялись все новые и новые группы самообороны. Особенно быстро они росли в Суземском районе. Здесь по указанию райкома партии коммунисты уже к марту 1942 года создали 35 групп самообороны, объединивших 3500 человек. Кроме того, по данным райкома партии, из групп самообороны Суземского района влилось в украинские и курские партизанские отряды около 2000 человек. К марту под контролем немцев остались лишь девять населенных пунктов района, а все остальные были в руках восставших.

    Численность трубчевских партизан к апрелю 1942 года перевалила за тысячу, а бойцов самообороны — за 1500 человек. Партизаны держали в своих руках 76 деревень и сел района.

    С каждым днем партизанское движение Орловщины пополнялось все новыми и новыми силами. Пламя партизанской войны разгоралось все шире.

    Вовлечь широкие массы в вооруженную борьбу с оккупантами и их приспешниками коммунисты смогли прежде всего благодаря тому, что создали густую сеть партийно-комсомольского подполья, тесно связанную с населением. Неутомимая и упорная работа подпольщиков обеспечила создание массовой армии партизанской войны. Но по мере того, как все новые и новые населенные пункты переходили в руки партизан, подпольные партийные и комсомольские организации легализовывались и становились партийными и комсомольскими организациями групп или отрядов самообороны.

    По выходе из подполья партийные организации становились не только центрами легальной политической работы в массах, но первое время даже и органами государственной власти.

    Население и бойцы групп самообороны обращались в райкомы партии и к секретарям партийных организаций не только с политическими, но и с военными и хозяйственными вопросами. Оставить без ответа эти просьбы партийные организации, само собой разумеется, не могли. Поэтому до восстановления органов Советской власти партийные организации выполняли и государственные функции. Всенародная поддержка обеспечила им успешное выполнение этих функций. Как сообщается в отчетах райкомов партии, население охотно и быстро выполняло все их указания, распоряжения и постановления.

    Переход партийных и комсомольских организаций к легальной деятельности изменил формы их политической работы в массах, способствовал ее улучшению. Теперь население стало регулярно получать сводки Совинформбюро, листовки, знакомиться через пропагандистов и агитаторов с важными политическими событиями. Партийные организации регулярно проводили в населенных пунктах собрания, митинги, доклады и беседы. Так, партийный актив Брасовского отряда с января по апрель 1942 года провел в населенных пунктах 87 докладов, много бесед и митингов.

    Все это значительно повышало политическую активность масс, воодушевляло их на конкретные дела во имя освобождения Родины от гитлеровских захватчиков. Население освобожденных территорий принимало активное участие в политических кампаниях, проводившихся в стране. Так, в Навлинском районе было собрано и сдано в фонд обороны страны 128 838 рублей, подписались на военный заем 1942 года свыше пяти тысяч человек на сумму около 400 тысяч рублей. Из них почти 250 тысяч рублей было внесено наличными. Все причитавшиеся по этому займу облигации подписчики решили сдать в фонд обороны страны. Так же успешно прошли подписка на военный заем и сбор средств в фонд обороны страны в Суземском и других районах области. В общей сложности трудящиеся партизанских районов Орловщины внесли в фонд обороны страны и по подписке на военный заем 3350 тысяч рублей только наличными деньгами. Так демонстрировали советские люди, оказавшиеся в тылу врага, свой высокий патриотизм, свою преданность социалистической Отчизне и Коммунистической партии.

    Одним из наиболее ярких выражений организующей и направляющей роли коммунистов в партизанском движении являлся непререкаемый авторитет среди партизан и населения районных комитетов партии. Они вникали во все стороны партизанской жизни и борьбы, и всюду чувствовалось их благотворное влияние.

    «В период конца 1941 и весны 1942 гг. райкому ВКП(б) приходилось играть роль штаба партизанских отрядов нашего района, — сообщал в своем отчете Навлинский райком партии, — РК ВКП(б) в этот период разрабатывал оперативные планы и направлял боевую деятельность партизанских отрядов».

    Большинство приказов командиров партизанских отрядов того времени начиналось словами: «…В соответствии с решением бюро райкома ВКП(б) приказываю…» И действительно, все операции, все боевые выступления партизан проводились или по прямому указанию райкомов партии, или с их санкции. Авторитет райкома партии как бы освящал всякое благое начинание командования отрядов.

    Командиры и комиссары партизанских отрядов обязательно утверждались на бюро райкомов партии, которые были высшими органами в решении вопросов подбора и расстановки командных, партийных, хозяйственных и других кадров в партизанских отрядах.

    Среди партизан велась большая партийно-политическая работа. В каждом партизанском отряде регулярно проводились политические беседы, которые при отсутствии газет были важнейшим источником информации о ходе Отечественной войны, о международном и внутреннем положении страны.

    Теоретически наиболее подготовленная часть партийного актива была привлечена к чтению лекций и докладов. Так, например, в Навлинских отрядах читались лекции: «Задачи партизанского движения в Отечественной войне», «Войны справедливые и несправедливые», «Авангардная роль коммунистов и комсомольцев в бою», «Зверства фашистских оккупантов», «О единоначалии и воинской дисциплине», «О взаимной выручке в бою» и т. д.

    В каждом отряде регулярно выпускались стенные газеты и боевые листки, проводились литературные вечера и концерты художественной самодеятельности.

    Активная партийно-политическая работа способствовала росту партийных организаций за счет лучших, отличившихся в боях партизан. Так, к апрелю 1942 года в Навлинском районе было принято в партию 42 человека, в Дятьковском — 18, в Севском — 35 человек и т. д.

    Политико-массовая работа партийных организаций повышала организованность и политическую зрелость партизан. Операции партизанских отрядов становились все более смелыми, более широкими по своему размаху. К маю 1942 года на юге Орловщины было освобождено 345 населенных пунктов, а на севере — весь Дятьковский район. Партизаны совершали дерзкие налеты на населенные пункты, охранявшиеся крупными силами немецких войск и полиции. Так, суземские партизаны уничтожили немецкие гарнизоны и фашистских приспешников в целом ряде волостных центров. Особенно значительными были налеты навлинских партизан на станцию Полужье и деревню Синезерки.

    Высокой боевой активностью среди орловских партизан отличались отряды, состоявшие из рабочих и партийных, советских и комсомольских активистов Брянска, Бежицы, Дятьковского и Брянского (сельского) районов. Они сочетали дерзкие налеты с успешной диверсионной деятельностью. Бежицкие партизаны уже к 12 января 1942 года уничтожили 66 автомашин, два воинских эшелона, в том числе один с танками. Брянский городской отряд под командованием М. И. Дука в конце декабря 1941 года ворвался на станцию Брянск, перебил железнодорожную охрану, уничтожил два воинских эшелона (один с танками и самолетами). Разобрав железнодорожное полотно, партизаны отрезали выход большому количеству подготовленных к отправке эшелонов. В это же время группа дятьковских партизан во главе с командиром Жуковского отряда Воробьевым совершила налет на вражеский аэродром; охрана аэродрома приняла партизан за часть Советской Армии и сама уничтожила 13 транспортных самолетов и четыре бомбардировщика. 19 января 1942 года Брянский сельский партизанский отряд под командованием М. П. Ромашина внезапным налетом на станцию Батагово взорвал железнодорожный мост на линии Брянск — Сухиничи и прервал селекторную связь; в бою было уничтожено 73 немецких солдата. 8 апреля 1942 года Брянские отряды — городской и сельский — вместе разгромили воинский эшелон на участке Брянск — Карачев и уничтожили свыше двухсот вражеских солдат и офицеров.

    Всего за время с декабря 1941 года по апрель 1942 года орловские партизаны истребили несколько тысяч немецких солдат и офицеров, уничтожили 50 самолетов, пустили под откос 19 поездов, взорвали 490 автомашин с солдатами и военными грузами, 36 танков, 110 мостов.

    Наиболее важным итогом работы партийных организаций Орловщины за 1941—1942 годы было создание массовой вооруженной партизанской армии, в рядах которой в апреле 1942 года насчитывалось 9900 партизан и 16 тысяч бойцов групп самообороны.

    Таким образом, коммунисты Орловщины подняли на вооруженную борьбу против фашистских захватчиков огромные массы рабочих, крестьян и интеллигенции, в ряде районов этот подъем принял характер вооруженных восстаний с участием всего населения. Огромную роль в столь мощном расширении партизанского движения сыграли подпольные партийные организации и группы; их активная деятельность во многом способствовала тому, что идея всенародной партизанской войны все глубже проникала в сознание трудящихся и захватывала все более широкие массы населения.

    Большая заслуга партийных организаций состояла в том, что они нашли, изучили и распространили такую удачную форму вовлечения населения в вооруженную борьбу, как отряды самообороны.

    В результате массового подъема населения на вооруженную борьбу на Орловщине образовалось три крупных очага партизанского движения: в районах южного массива Брянских лесов, в Дятьковском районе и в Клетнянских лесах. Этим самым были подготовлены все необходимые предпосылки для перехода партизанского движения в следующую, более высокую стадию развития.

    «Малые советские земли в тылу врага»
    (апрель — сентябрь 1942 года)

    Дальнейшее развитие массовой вооруженной борьбы против немецко-фашистских захватчиков требовало новых форм организации и прежде всего единого, централизованного руководства, способного координировать действия партизанских отрядов. Ощущалась острая надобность в установлении постоянной и оперативной связи с Орловским обкомом партии и командованием Брянского и Западного фронтов.

    В результате успешного наступления Советской Армии в январе 1942 года между городом Кировом Смоленской области и Дятьковским районом образовалось свободное от немецких войск пространство — так называемый «Кировский коридор». Через этот «коридор» и установилась связь дятьковских партизан с командованием Советской Армии и обкомом партии.

    10 февраля 1942 года в Кирове состоялось совещание руководителей подполья и партизанского движения Дятьковского района совместно с армейскими партийными работниками. В связи с тем, что вооруженное сопротивление врагу приняло в Дятьковском районе массовый характер и большая часть территории оказалась в руках партизан, на совещании было решено восстановить районные и сельские органы Советской власти. В середине февраля 1942 года это решение было осуществлено — органы Советской власти восстановлены. Достигнута была и необходимая централизация руководства партизанским движением: создан районный штаб партизанских отрядов, установлена связь с обкомом партии.

    Несколько позже, в конце марта 1942 года, была налажена связь обкома партии с самым мощным очагом партизанского движения на Орловщине — с партизанами южного массива Брянских лесов. Партизанское движение в Орловской области стал направлять единый руководящий партийный орган.

    Комиссар 5-й Клетнянской бригады Седов и летчик старший лейтенант Зотов перед полетом на «Большую землю».


    Установление связи с «Большой землей» и создание единого руководства партизанскими отрядами благотворно сказались на дальнейшем развитии 4 партизанского движения в области. По указанию обкома партии в южных районах области были восстановлены органы Советской власти, создано объединенное командование партизанскими отрядами южных и юго-западных районов. Командиром был назначен Д. В. Емлютин, комиссаром — А. Д. Бондаренко.

    В конце июня 1942 года был создан Орловский областной штаб партизанского движения во главе с первым секретарем обкома партии А. П. Матвеевым.

    С созданием областного штаба партизанского движения и объединенных штабов на местах было установлено планомерное руководство партизанскими действиями, личное общение руководителей, налажена радиосвязь. На партизанские базы стали регулярно прилетать самолеты, доставлявшие оружие, боеприпасы, газеты и журналы. Обратным рейсом они эвакуировали больных и раненых.

    Партизаны стали повседневно ощущать огромную заботу советского тыла. Это еще больше воодушевляло народных мстителей, повышало их боевую активность.

    Глубочайшая преданность советского народа своему общественному и государственному строю с огромной силой проявилась в восстановлении колхозов и органов Советской власти на территории освобожденных от врага «партизанских краев».

    «Благодаря тому что наш советский строй, наши советские порядки и обычаи пустили свои глубокие корни в широких народных массах, — писали партизаны южного массива Брянских лесов И. В. Сталину, — у нас в «партизанском крае» полностью восстановлены советские органы».

    Всего на Орловщине было четыре «малых советских земли»: две на севере, в Дятьковском и Рогнединском районах, третья к западу от Брянска — в Жирятинском районе и четвертая — в зоне южного массива Брянских лесов.

    Создание «малых советских земель» в тылу врага способствовало еще большей массовости партизанского движения и дальнейшему повышению героизма, самоотверженности и беззаветного мужества участников этой борьбы. На защиту «малых советских земель» поднимался и стар и млад — все, кто имел физические силы для борьбы с врагом.

    «Малые советские земли» обеспечивали партизан продовольствием и являлись хорошей базой формирования, отдыха и пополнения людьми не только для орловских, но и для части украинских, курских и смоленских партизан. Превращение значительной части Орловской области в «партизанские края» сильно сократило возможности фашистских захватчиков угонять на немецкую каторгу население, резко уменьшился вывоз в Германию леса, хлеба и скота.

    Но само собой разумеется, что появление «малых советских земель» значительно усложнило работу партийных организаций и расширило объем их деятельности: теперь они должны были не только осуществлять руководство партизанскими действиями и партийно-политической работой в массах, но и направлять хозяйственную и советскую работу, заботиться о многочисленных нуждах и запросах населения. В проведении этой крайне трудной и многогранной работы партийные организации проявили себя подлинными организаторами масс, способными решать сложные и многообразные задачи в тяжелейших условиях.

    На «малых землях» было введено всеобщее военное обучение населения. В группы самообороны стремились вступить буквально все боеспособные люди. Желающих было так много, что приходилось ограничивать рост этих групп из-за нехватки оружия. Чтобы дать возможность всем желающим принять активное участие в вооруженной борьбе с врагом, некоторые райкомы партии организовали переброску в советский тыл людей, пригодных для службы в регулярных частях Советской Армии. А в Дятьковском районе была объявлена и проведена мобилизация в Советскую Армию. В райвоенкомат являлись призывники не только Дятьковского, но и ряда соседних районов. Партизаны проводили добровольцев для службы в Советской Армии через «Кировский коридор».

    Ошибочно было бы думать, что партизанские отряды «малых советских земель» ограничивали свои действия только оборонительными мероприятиями. Помимо частых боев с немецкими карательными войсками, пытавшимися захватить освобожденные районы, партизанские отряды часто вели активные боевые операции далеко за пределами этих районов.

    Представляет большой интерес хозяйственная деятельность партийных и советских органов на освобожденных территориях. За короткий срок под руководством райкома в Навлинском районе были восстановлены колбасный завод, пекарня, слесарные, часовые, портняжные и сапожные мастерские, поликлиники, амбулатории, аптеки, ветлечебницы, радиоузел, телефонная связь, почтовая связь, сберкасса, удовлетворявшие нужды населения. Стала выходить ежедневная районная газета.

    По инициативе Дятьковского райкома партии колхозники собрали для городского населения свыше 500 пудов хлеба, 1300 пудов картофеля и другие продукты. Продовольственная помощь была оказана семьям военнослужащих Советской Армии и пострадавшим от оккупации. Повсеместно сельское население восстанавливало колхозы. Во всех освобожденных районах успешно были проведены весенне-посевные работы. Чтобы по достоинству оценить усилия трудящихся «малых советских земель», нужно иметь в виду, что вся их деятельность проходила в условиях жестокой блокады и постоянных налетов вражеской авиации.

    В условиях нового периода партизанского движения коммунисты Орловщины развернули более широкую по своим масштабам, более разнообразную по формам и более глубокую по содержанию партийно-политическую работу в массах. Успешному ее проведению во многом способствовало оперативное и гибкое руководство партизанским движением со стороны обкома партии.

    Благотворное влияние руководства обкома партии на партизанское движение можно продемонстрировать на следующем примере. 4 июля 1942 года бюро обкома приняло решение «О партизанском движении в Навлинском, Трубчевском, Суземском, Выгоничском, Брасовском, Комаричском, Почепском, Севском и Погарском районах Орловской области», которое нацелило партизан на овладение тактикой партизанской борьбы, и прежде всего ее главными элементами: борьбой мелких диверсионных групп, организацией повседневной разведки и внезапными налетами на гарнизоны, штабы и комендатуры противника. Решение обязало партийные и комсомольские организации: вести решительную борьбу с фактами беспечности, повышать авангардную роль коммунистов и комсомольцев, неукоснительно соблюдать принципы социалистической морали, усилить работу по разоблачению фашистской клеветнической пропаганды, еще шире вести партийно-политическую работу среди партизан и населения, направляя ее на всемерное расширение рядов участников партизанской войны.

    При обсуждении этого решения на партийных и комсомольских собраниях партизаны — коммунисты и комсомольцы критически анализировали всю свою боевую практику, брали новые обязательства по глубокому освоению тактики партизанской войны, находили новые резервы для дальнейшего повышения своей боевой активности и подвергали суровой критике аморальные поступки отдельных партизан. Все это незамедлительно сказалось на боевых делах отрядов. Так, в Брасовском районе до обсуждения решения обкома партии было мало мелких диверсионных групп, слабо велась разведка. После же обсуждения лишь за один месяц было сброшено под откос пять эшелонов противника, неоднократно разрушалось железнодорожное полотно и вражеская связь. Трубчевские партизаны создали 30 диверсионных и 10 разведывательных групп, уничтожили в течение двух месяцев свыше 3 тысяч гитлеровцев, взорвали девять мостов, в том числе один железнодорожный, уничтожили четыре склада противника, из них два с боеприпасами, подорвали железнодорожный путь на протяжении 9 километров и пустили под откос пять эшелонов. Усилилась боевая деятельность суземских партизан и партизанских отрядов других районов.

    Очень важную роль в массово-политической работе играли партизанские газеты. Партизанская печать была представлена двумя газетами, издававшимися в Дятьковском районе и южном массиве Брянских лесов, множеством листовок, стенгазет и боевых листков.

    22 февраля 1942 года вышел первый номер газеты дятьковских партизан. Эта газета издавалась регулярно вплоть до освобождения Дятьковского района частями Советской Армии. Сначала она называлась «Фокинский рабочий», а затем была переименована в «Партизанскую правду». Издавалась газета в исключительно трудных условиях и сравнительно небольшим тиражом (375 экземпляров). Из-за отсутствия бумаги она выходила иногда в нескольких экземплярах, а когда вражеская авиация разрушала типографию, газету печатали на машинке. Редакция постоянно находилась в движении, часто меняла свое местопребывание, но газету продолжала выпускать.

    Самой крупной газетой орловских партизан была «Партизанская правда», издававшаяся в зоне южного массива Брянских лесов. Она была создана по указанию обкома партии в мае 1942 года. Газета широко информировала партизан и население о ходе Отечественной войны, о трудовом героизме в советском тылу, о международном положении. Она умело популяризовала боевой опыт партизан, рассказывала о работе партийных, комсомольских и советских организаций «партизанского края».

    Газета поднимала важные и актуальные вопросы партизанской жизни. Об этом говорят даже заголовки передовых статей: «Боевые задачи партийных организаций в тылу врага», «Партизанская клятва нерушима», «Усилить действия диверсионных групп», «Не давать врагу покоя ни днем ни ночью», «Уборка урожая — боевая задача».

    «Партизанская правда» помещала материалы о зверствах, чинимых фашистскими грабителями над мирным населением, печатала письма жителей Орловщины из немецкой неволи, обличительные статьи против предателей советского народа — Власова и других, разъясняла крестьянам суть фашистского «нового земельного закона» и всех других мероприятий оккупационных властей, звала к беспощадной мести, к полному истреблению захватчиков, призывала народ к еще большему сплочению вокруг Коммунистической партии.

    «Партизанская правда» пользовалась огромным авторитетом среди своих читателей. В годовщину ее выхода редакция получила много писем, в которых читатели давали высокую оценку этому боевому органу. Вот что писали бойцы 1-го Ворошиловского партизанского отряда.

    «Нашему боевому другу — «Партизанской правде».

    В наших тяжелых условиях партизанской борьбы с ненавистным врагом правдивое большевистское слово справедливо приравнено к боевому штыку.

    Газета «Партизанская правда» укрепляет уверенность в правоте нашей борьбы, вселяет дух бодрости и самоотверженности в схватках с проклятым врагом».

    Сила «Партизанской правды» была в тесной связи с массами.

    Орловский обком партии в своем приветствии газете по случаю годовщины ее существования отмечал, что «Партизанская правда»

    «…неустанно раздувала пламя партизанской борьбы в тылу врага и… стала боевой газетой народных мстителей, могучим организатором масс в борьбе с немецкими оккупантами».

    В лице партизанских газет орловские коммунисты обрели оружие огромной организующей и мобилизующей силы. Партизанские газеты распространялись далеко за пределами «малых советских земель». Дятьковскую газету, например, читали не только в северных районах Орловщины, но и на юге области, на Смоленщине. Газета южных партизан «Партизанская правда» распространялась по всей юго-западной части Орловщины, попадала в Курскую область и многие районы УССР.

    Население жадно искало возможности прочитать советскую газету. Командир Клетнянского партизанского отряда Шкляров рассказывает, что партизаны, уходя в глубокую разведку, нередко просили вместо продовольствия газету. Они говорили, что с ней всегда будут сыты, так как каждого человека с советской газетой крестьяне встречают радостно и угощают всем, что имеют.

    Новое качество приобрели и другие формы партийно-политической работы. Из преимущественно подпольной эта работа превратилась в широкую и разностороннюю легальную работу среди многочисленных масс партизан и населения «малых земель».

    Особое внимание партийные организации уделяли тому, чтобы обеспечить высокую боевую активность каждого коммуниста. Итоги каждой крупной боевой операции, как правило, обсуждались на партийном собрании. И горе тому коммунисту, который проявил малодушие в ходе боевых действий. Вот, например, как проходило одно из таких партийных собраний в партизанском отряде им. Димитрова Трубчевского района. Собрание было созвано сразу же после боя. На повестке дня стоял вопрос: «Об авангардной роли коммунистов в бою». После сообщения комиссара отряда об итогах боя в прениях выступило девять коммунистов. Они сурово осудили трех товарищей, не проявивших необходимого для коммунистов мужества в бою. Партийное собрание вынесло этим товарищам строгие партийные взыскания за малодушие. Партийные собрания являлись школой воспитания мужества, стойкости и отваги.

    Значительно повысился и уровень работы комсомольских организаций. Комсомольцы во всем были боевыми помощниками коммунистов. Особенно большое внимание они уделяли изучению боевой техники. По сообщению секретаря Навлинского райкома ВЛКСМ Карповой, уже в сентябре 1942 года каждый комсомолец в районе овладел какой-либо военной специальностью. 455 человек освоили пулемет, 170 — миномет, 38 — артиллерийское дело, 69 комсомольцев стали гранатометчиками, 42 — автоматчиками и 65 — подрывниками.

    Партийно-политическая работа в массах значительно поднялась и в качественном отношении. Этому во многом способствовала установившаяся авиасвязь с «Большой землей» — советским тылом.

    «В это время широко развернулась и политико-массовая работа в отрядах и среди населения, — пишет А. В. Суслин. — Мы почти ежедневно получали в достаточном количестве свежие газеты и журналы, и наши комиссары, политруки и парторги ничуть не выглядели отсталыми в политическом отношении. Лекции, доклады, беседы и политзанятия у нас шли своим чередом на самые разнообразные темы, политинформации по сводкам Совинформбюро проходили ежедневно».

    Вот, например, какие лекции были прочитаны в июле 1942 года в «партизанском крае» южного массива Брянских лесов: «Коммунистическая партия — организатор побед над врагом», «Роль партизан в Великой Отечественной войне», «Героические традиции русских партизан», «Внутренняя слабость фашистской Германии», «Что несет фашизм крестьянству», «Чудовищные зверства фашистов в оккупированных районах» и т. д.

    Отличительной особенностью этой лекционной работы являлось то, что она проводилась регулярно, с широким охватом населения и партизан. Так, в Навлинском, Трубчевском, Суземском, Дятьковском и других районах в каждом освобожденном селении проводилось не менее 3—4 лекций и докладов в месяц. Еще чаще устраивались беседы, читки сообщений Совинформбюро.

    В Суземском районе в качестве агитаторов работало 90 коммунистов, в Трубчевском — 110 коммунистов и комсомольцев, в Навлинском было свыше ста комсомольцев — докладчиков и агитаторов.

    Наряду с этими формами политико-массовой работы большое распространение получили митинги, единые политдни в целом по району, агитбригады и различные виды художественной самодеятельности. Митинги обычно устраивались перед выходом на боевые операции, после удачных боев, а также в честь героически павших в боях партизан.

    Значительное распространение получили на «малых советских землях» единые политдни, проводившиеся одновременно по всем селениям и партизанским отрядам целого района на одну какую-либо актуальную тему. Ко времени проведения политдня из числа партийного, советского и комсомольского актива подбирались докладчики и тщательно инструктировались. Политдни давали возможность привлечь внимание партизан и населения к тому вопросу, который райком партии считал в данный момент наиболее важным.

    Большой размах получила в это время художественная самодеятельность и выступления агитбригад. Так, навлинская агитбригада с мая по октябрь 1942 года выступила 240 раз. Она обслужила десятки тысяч партизан и местных жителей.

    Агитбригады выступали с монтажами на такие, например, темы: «Били, бьем и будем бить», «Сильнее удар по врагу», «Мы победим», а также на местные партизанские темы. Нередко выступления той или иной агитбригады прерывались неожиданным нападением противника. Тогда члены бригады вместе с партизанами вступали в бой и заканчивали свое выступление после того, как атака врага была отбита.

    Усиление политико-массовой работы партийных организаций вело к дальнейшему повышению авторитета коммунистов, укреплению их связей с массами партизан и населения. А это сказалось на росте самих партийных организаций, который носил поистине бурный характер.

    Так, навлинская районная партийная организация приняла в партию с июня 1942 года по январь 1943 года 296 человек, Суземская — за 1942 год 210 человек, Севская — с мая по октябрь 1942 года 91 человека, Трубчевская — с 25 апреля по 15 сентября 1942 года 209 человек.

    Это был приток в партию отважных, беззаветно преданных партии и Советской Родине людей.

    В партию принимали лишь тех, кто доказал в боях с врагом свое несомненное право носить высокое звание коммуниста. Так, например, лучший подрывник брасовских партизан П. М. Цыганков, прежде чем подать заявление в первичную парторганизацию, пустил под откос два эшелона врага и обучил многих товарищей подрывному делу. Решения партийных организаций о приеме в партию обычно гласили: принять в члены (или кандидатом в члены ВКП(б)) как показавшего свой героизм в боях с немецко-фашистскими оккупантами.

    Столь значительный приток в партию людей, на деле доказавших свою беззаветную преданность ее идеалам, способствовал дальнейшему повышению боеспособности орловской партийной организации.

    Большую роль в развитии партизанского движения сыграло партийно-комсомольское подполье. Получая постоянную и все более активную поддержку населения, подпольщики расширяли сферу своей деятельности, охватывали ею все новые и новые селения, множили число подпольных организаций, все глубже проникали в ключевые пункты области: Брянск, Бежицу, Комаричи, Локоть и другие. Там создавались крепкие, ведущие разностороннюю деятельность партийные и партийно-комсомольские подпольные организации.

    Крупная подпольная партийно-комсомольская организация, например, была создана в райцентре Комаричах коммунистом А. И. Енюковым и комсомольцем П. Г. Незымаевым. Не ограничиваясь агитационной работой среди населения, она развернула успешную террористическую и диверсионную деятельность, мешала фашистам угонять советских людей в Германию, с успехом вела работу по разложению полицейских формирований, оказывала немалую помощь партизанам. Проникнув в полицейский полк, размещавшийся в Комаричах, подпольщики захватили всю артиллерию и сдали ее партизанам.

    Сильные подпольные партийные организации действовали в поселке Локоть, в Навле, Брянске, Бежице и т. д.

    Коммунисты Орловщины своей неустанной, самоотверженной и многосторонней работой среди населения и партизан обеспечили дальнейший подъем партизанского движения, превращение его в подлинно всенародную войну, добивались повышения боевой активности партизанских отрядов. Регулярный выпуск партизанских газет, широкая устная пропаганда и агитация, единые политдни, агитбригады, рост сети партийно-комсомольского подполья и упорная и кропотливая деятельность подпольщиков — вот что характеризовало массово-политическую работу орловских коммунистов на третьем этапе партизанского движения.

    Партизанское движение на высшем этапе
    (сентябрь 1942 года — сентябрь 1943 года)

    Сталинградская битва и последующие блистательные победы Советской Армии вызвали новый подъем партизанского движения.

    В конце августа 1942 года 11 руководителей орловских партизан (И. С. Воропай, И. А. Гудзенко, М. И. Дука, И. В. Дымников, Д. В. Емлютин, Е. С. Козлов, В. И. Кошелев, А. П. Матвеев, Г. Ф. Покровский, М. П. Ромашин и М. И. Сенченков), а также руководители украинских и белорусских партизан (С. А. Ковпак, А. Н. Сабуров, В. И. Козлов и другие) были вызваны в Москву для встречи с руководителями Коммунистической партии и Советского правительства. На приемах в Центральном штабе партизанского движения и у товарищей К. Е. Ворошилова и И. В. Сталина руководители партийных организаций и партизан получили конкретные указания о дальнейшем развертывании партизанского движения. Эти указания и легли в основу деятельности партийных организаций и партизанских отрядов Орловщины.

    Еще сильнее разгорелось на Орловщине пламя партизанской войны.

    В результате зимнего наступления Советской Армии орловские партизаны оказались в полосе расположения армейских тыловых учреждений и фронтовых частей противника. Они расстраивали фронтовые коммуникации оккупантов, затрудняли им подброску подкреплений к фронту, перегруппировку, маневрирование войск и размещение различных воинских учреждений. Чтобы обезопасить свои ближайшие прифронтовые тылы и фронтовые части, фашисты в последние месяцы 1942 года и первую половину 1943 года предприняли против орловских партизан три крупных наступления с участием фронтовых частей. Начались длительные и упорные сражения за массив Брянских лесов. Выполняя приказ командования Советской Армии, орловские партизаны в жестоких битвах с превосходящими силами врага отстояли Брянские леса, не дали врагу воспользоваться этим прекрасным естественным плацдармом для скрытой концентрации сил, размещения прифронтовых баз и переформирования его потрепанных частей.

    Партизанские соединения сохранили Брянские леса для Советской Армии.

    Наряду с ожесточенной борьбой за массив Брянских лесов партизаны Орловщины значительно усилили разрушительную работу на всех многочисленных железных дорогах Брянского узла. Их диверсионная деятельность отличалась высоким мастерством, смелостью замыслов и крупными масштабами операций. Блестящими страницами вошли в историю партизанской войны взрывы Навлинского и Выгоничского мостов. Успешно проведя эти операции, орловские партизаны на целый месяц вывели из строя две важнейшие вражеские железнодорожные магистрали, соединяющие Брянск с Харьковом и Гомель с Брянском.

    С каждым месяцем нарастала сила партизанских ударов. Партизаны нападали на воинские части противника, взрывали склады, уничтожали вражеские аэродромы, проводили серии массовых операций по взрыву рельсов на всех железных дорогах, расположенных в районе деятельности партизан. Только партизаны южного массива Брянских лесов к моменту соединения с частями Советской Армии подорвали свыше 17 тысяч рельсов. Эта «рельсовая война», развернувшаяся со второй половины июля 1943 года, застала оккупантов врасплох. Нехватка рельсов вынудила их снимать на двухколейных дорогах рельсы со второй колеи. Двухколейные дороги превратились в одноколейные. Более чем вдвое сократилась пропускная способность наиболее крупных железнодорожных линий, а некоторые дороги, например Брянск — Орел, были совсем закрыты. Железнодорожные коммуникации были в значительной мере парализованы в самый трудный для противника момент.

    Резкое сокращение возможностей эксплуатации железнодорожных коммуникаций в момент стремительного натиска Советской Армии (Курская битва и последующее наступление наших войск) вынудило немецкое командование сосредоточить перевозки на шоссейных и гужевых дорогах. Но и там действовали партизанские отряды и диверсионные группы. Фашистские захватчики вынуждены были направлять все больше и больше сил для охраны своих коммуникаций. Все это не могло не ослаблять сопротивления гитлеровской армии; фашистские мародеры лишались возможности увозить в Германию советских людей и народное добро.

    Партизанское движение на Орловщине выросло в грозную и могучую силу. Численность партизан в течение последних 10—12 месяцев увеличилась больше чем на 11 тысяч человек и ко времени освобождения области дошла до 42 тысяч человек, объединенных в 88 партизанских отрядов. Неизмеримо повысилась их боевая активность.

    По данным Орловского штаба партизанского движения, только с сентября 1942 года по январь 1943 года партизанские бригады южных районов области уничтожили несколько десятков тысяч гитлеровцев, пустили под откос 239 воинских эшелонов, подбили 284 танка. Наибольших результатов боевая деятельность партизан достигла в последний месяц перед встречей с частями Советской Армии. Партизанские отряды южных районов за этот месяц уничтожили свыше 7 тысяч гитлеровцев, пустили под откос 82 поезда, взорвали восемь железнодорожных мостов, уничтожили 458 автомашин.

    Партизанская война разрасталась на основе неуклонного повышения уровня партийно-политической работы. Этому в значительной мере способствовало усиление руководства со стороны обкома партии, создание окружных и ряда новых районных комитетов партии. Значительно улучшилось качество партизанских газет и увеличилось их количество. Дополнительно было создано шесть партизанских районных газет, что еще выше подняло организующую и мобилизующую роль партийной печати, ее влияние на партизан и население.

    Больше, чем раньше, выпускалось листовок и обращений. С апреля 1942 года по сентябрь 1943 года было выпущено более 40 названий листовок общим тиражом свыше 200 тысяч экземпляров. Вот наиболее типичные названия листовок: «К гражданам Трубчевского района», «К рабочим лесопильного завода», «К колхозникам Клетнянского района», «Письма из Германии», «Солдатам и полицейским», «Ответ орловских партизан обер-бургомистру Каминскому».

    Кроме партизанских изданий в массово-политической работе широко использовались центральные и областные газеты и журналы, регулярно поступавшие с «Большой земли».

    Таким образом, арсенал партийной пропаганды орловских коммунистов был весьма разнообразным.

    В это время выявилось некоторое несоответствие структуры руководящих партийных органов растущим потребностям и масштабам партизанской деятельности. В ряде районов не было райкомов партии, а в тех районах, где райкомы были, они работали независимо друг от друга; обстановка же требовала единства действий. В целях преодоления этого несоответствия в октябре 1942 года обком ВКП(б) вынес решение о создании двух окружных комитетов партии: в южных районах — Навлинского во главе с А. В. Суслиным и в северных — Дятьковского во главе с С. Г. Туркиным. Позднее, в июле 1943 года, в западных районах области по решению обкома ВКП(б) был создан Новозыбковский окружком во главе с И. К. Ефименко. Окружкомы были сформированы и по комсомольской линии. За короткое время была создана стройная система партийных и комсомольских органов. К концу партизанской войны в оккупированных районах Орловщины работали три окружных, 29 районных и городских комитетов партии и столько же комитетов комсомола.

    Направляющая роль партийных органов в развертывании партизанской войны была поистине огромной. В этом можно убедиться на примере работы Новозыбковского окружного комитета партии. Работал он всего полтора месяца до прихода частей Советской Армии, но сделал очень много. За это время число коммунистов возросло с 36 до 137 человек, комсомольцев — с 87 до 253 человек, количество партизан увеличилось в пять раз. На большей части территории власть оккупантов была парализована, большинство старост стали тайно работать на партизан.

    В деревнях и селах регулярно проводились читки сводок Совинформбюро. Среди населения было проведено 230 собраний и 130 митингов. Трудящиеся района собрали 593 тысячи рублей на постройку самолета «Новозыбковский партизан». Вопреки приказу оккупационных властей, запретивших проводить осенний сев 1943 года, окружком партии мобилизовал сельское население на проведение осенне-полевых работ; был засеян большой озимый клин в 320 гектаров в фонд Советской Армии.

    Еще во время оккупации по призыву окружкома население восстановило 27 школ и подготовило их к учебному году.

    Новозыбковские подпольщики распространили среди населения, полицейских и войск «РОА» 7 тысяч брошюр и листовок, 9400 сообщений Совинформбюро, 730 писем к солдатам и полицейским. Благодаря смелой и настойчивой работе подпольщиков на сторону партизан перешло 265 полицейских и 700 солдат «РОА».

    Ближайшим следствием улучшения руководства партизанским движением со стороны обкома партии, повышения качества печатной пропаганды и создания 22 новых окружных и районных партийных комитетов (дополнительно к 10 существовавшим ранее) явилось дальнейшее оживление внутрипартийной работы.

    В каждой первичной парторганизации регулярно проводились партийные собрания, в районах — партийные активы. Повестки дня партийных собраний и активов были самыми различными, но все обсуждаемые вопросы в конечном счете преследовали одну цель — способствовать повышению авангардной роли коммунистов и боевой партизанской деятельности. К каждому коммунисту предъявлялись высокие требования. Партийные организации понимали, что только при этом условии они могут вести за собой массу партизан.

    После каждой боевой операции коммунисты собирались на внеочередные собрания. Здесь тщательно разбирались итоги операции и обсуждалось поведение в ней каждого коммуниста. Отличившимся выносили благодарность, ничем не проявившим себя — порицание, а за малейшее малодушие выносилось строгое партийное взыскание. Подобное направление внутрипартийной работы содействовало неуклонному повышению авангардной роли коммунистов в боях с врагом. Можно определенно сказать, что не было ни одной боевой операции, где бы ведущую, руководящую роль не играли коммунисты.

    В наиболее трудные моменты борьбы коммунисты шли на самопожертвование, без колебаний отдавали свою жизнь во имя победы.

    «В течение сентября погибли в боях 8 секретарей парторганизаций, — писал в своей докладной записке С. Г. Туркин. — Такие потери вызваны тем, что секретари парторганизаций, организуя партийные и непартийные массы, идут впереди их на разгром немецких бандитов».

    В майских и июньских боях 1943 года дятьковская окружная партийная организация потеряла свыше трети своего состава; в случае ранения или полного окружения последний патрон коммунисты расходовали на себя, чтобы не попасть живыми в руки врага.

    На самые ответственные и опасные участки сражений неизменно шли коммунисты. Они увлекали за собой партизан и обеспечивали высокую, поистине легендарную боеспособность партизанских отрядов.

    В решающие моменты коммунисты увлекали партизан в атаку, создавая тот перелом в настроении бойцов, без которого не достигается победа. В начале июня 1943 года при прорыве вражеского кольца окружения партизаны 3-го батальона отряда им. Ворошилова попали под ураганный огонь противника. Они вынуждены были залечь. Угроза гибели партизанского батальона и опасность невыполнения ответственнейшего боевого приказа были предотвращены героическим порывом коммунистов. С возгласами «Вперед, герои! За нами Родина!» коммунисты бросились на гитлеровцев и увлекли за собой в стремительную атаку весь батальон. В результате этой атаки партизаны пробили во вражеском кольце большую брешь и вышли из-под удара.

    История орловских партизан насыщена славными боевыми подвигами коммунистов. Навсегда остался в памяти боевых соратников подвиг молодого коммуниста Бориса Бескова и его трех товарищей по диверсионной работе: Виктора Грушкина, Ивана Емельянова и Василия Шпака. Эти бесстрашные диверсанты несколько часов сражались с отрядом фашистов в сто человек и, уничтожив несколько десятков гитлеровцев, пали смертью героев. Их подвиг повторила группа подрывников во главе с коммунистом Башкиным. Уничтожив много фашистов и расстреляв все патроны, Башкин и его товарищи с возгласами «За Родину!» подорвали себя последней гранатой.

    Вся страна знает знаменитого навлинского подрывника Героя Советского Союза коммуниста Алексея Ивановича Ижукина. Его боевой группой пущено под откос 11 эшелонов врага, взорвано 16 мостов, в том числе девять железнодорожных, склад боеприпасов и 20 автомашин. В результате диверсионной деятельности группы Ижукина истреблено свыше 3 тысяч немецких солдат и офицеров, уничтожено более 20 танков, около 120 автомашин и не менее ста вагонов с боеприпасами. Он подготовил 40 партизан-подрывников, из которых каждый имел на своем счету от двух до пяти сброшенных под откос эшелонов врага.

    Советские люди склоняют головы перед славной памятью героев-партизан коммунистов Подымалкина и Дзынова, комсомольца Безготова. С минами в руках они бросились под вражеские эшелоны; каждый из них ценой своей жизни уничтожил поезд с военной техникой и живой силой противника.

    Охрана моста перебита. Теперь надо быстро уложить взрывчатку. На снимке: диверсионно-подрывная группа Навлинского соединения «Смерть немецким оккупантам» под командованием Героя Советского Союза А. И. Ижукина.


    Орловские коммунисты были инициаторами многих интересных начинаний. Так, например, в сентябре 1942 года они организовали предоктябрьское социалистическое соревнование между отрядами, взводами, диверсионными группами и отдельными партизанами. Формой учета соревнования был установлен «личный боевой счет мести». По инициативе коммунистов в каждом партизанском отряде были созданы специальные диверсионные группы, соревновавшиеся между собой за лучшие боевые итоги. В дятьковских отрядах было организовано 58 таких групп общей численностью в 675 человек. Среди них было 324 коммуниста, что составляло 2/3 всего состава дятьковской окружной партийной организации. Уже к 28 октября 1942 года дятьковские диверсанты пустили под откос 12 вражеских эшелонов.

    Боевыми помощниками коммунистов во всех начинаниях были комсомольцы. Следуя примеру коммунистов, они являли образцы воинского мастерства и инициативы, а по ним равнялась вся партизанская молодежь. По их призыву среди молодых партизан развернулось замечательное движение за создание комсомольско-молодежных боевых групп и расчетов. К июлю 1943 года на Орловщине действовало свыше 600 групп и расчетов, соревновавшихся друг с другом. О ценности этого почина говорит тот факт, что только за ноябрь, декабрь 1942 года и январь 1943 года комсомольские группы диверсантов пустили под откос 72 вражеских эшелона.

    Комсомольцы показали себя бесстрашными, мужественными бойцами. Оказавшись в окружении немецких солдат, комсомолец Вася Байданов дрался не только до последнего патрона, но и последним патроном убил еще одного фашиста, а затем, чтобы не попасть в руки врагов живым, перерезал себе горло бритвой. Секретарь комсомольской организации Валя Гамова, непременная участница всех боевых выступлений своего отряда, всегда шла впереди, увлекая своим примером товарищей. В одном бою она получила четыре ранения, но продолжала сражаться. Вместе с командиром отряда Волковым она уничтожила несколько десятков фашистов. Подрывник Бежицкого партизанского батальона комсомолец Титов взорвал восемь вражеских эшелонов, два танка, 17 автомашин.

    В ходе боев партийные организации несли огромные потери. Однако их ряды не только не редели, а постоянно росли. На место павших коммунистов становились лучшие бойцы партизанских отрядов. Так, только в сентябре и октябре 1942 года в дятьковскую районную партийную организацию, состоявшую из 391 коммуниста, было подано 207 заявлений о приеме в партию. Заявления подавали отличившиеся в боях партизаны, такие, как Г. В. Пухтеев, взорвавший два немецких эшелона и уничтоживший при этом 183 немецких военнослужащих и пять танков; Ф. С. Кузьмин — командир передового взвода, имевший на своем «лицевом счету» не один десяток подорванных вражеских автомашин с живой силой и грузом.

    Быстро росли партийные организации Рогнединскои бригады. С 6 июня 1942 года по апрель 1943 года они приняли в члены и кандидаты партии 350 человек. Столь же значительным был рост партийных организаций партизанских отрядов, расположенных в южном массиве Брянских лесов. Только с 20 ноября 1942 года по 31 марта 1943 года они приняли в партию 814 человек, в результате чего численность коммунистов увеличилась на 44 процента.

    Заявления о приеме в партию, как правило, подавались перед боем или перед выходом на боевое задание. Например, группа партизан отряда им. Свердлова получила задание внезапным ударом взорвать железнодорожный мост. Перед выходом на задание шесть партизан из этой группы подали заявление о приеме в партию. Один из них писал:

    «Я иду в бой с заклятым врагом. Если меня сразит пуля врага, прошу считать меня коммунистом. Заверяю, что буду драться с фашистскими гадами до последней капли крови».

    В ходе операции все шесть партизан, подавших заявления о приеме в партию, первыми ворвались на мост, перебили охрану и обеспечили уничтожение моста. По возвращении с задания они были приняты кандидатами в члены партии.

    Быстро росли и комсомольские организации. Только за три первых месяца 1943 года комсомольские организации Рогнединской партизанской бригады увеличили свои ряды на 300 человек.

    Усиление внутрипартийной работы позволило поднять на более высокую ступень массово-политическую работу среди населения и личного состава партизанских отрядов. Пропагандистская и агитационная работа еще более сблизилась с боевой практикой партизан. В отрядах стали чаще читаться такие лекции, как «Боевыми делами встретим героическую Красную Армию», «Слава герою — презрение трусу», «Бить гитлеровцев везде и всюду», «Присяга красного партизана», «Лучшие патриоты советского народа».

    Агитация и пропаганда приобрели еще большую организованность и размах. Окружкомы и райкомы партии составляли месячные планы агитационно-пропагандистской работы, были созданы постоянно действующие группы лекторов и докладчиков из числа хорошо теоретически подготовленных коммунистов. Кроме того, к чтению лекций и докладов был привлечен командно-политический состав партизанских отрядов. В это время партизанские соединения стали регулярно посещать работники обкома партии и комсомола, которые, как правило, всегда выступали с докладами перед партизанами и местным населением.

    Повседневную агитационную работу среди партизан проводили агитаторы. Они имелись в каждом специализированном подразделении: у диверсантов, разведчиков, автоматчиков, артиллеристов, пулеметчиков. Благодаря этому политическая агитация значительно приблизилась к боевой партизанской жизни, стала более конкретной. Немалую роль в агитационной работе играло местное радиовещание.

    Оживилась и пропагандистская работа. Во всех отрядах действовали кружки по изучению марксистско-ленинской теории. В помощь самостоятельно изучающим отдельные проблемы марксистско-ленинской теории были организованы лекции, доклады, консультации и беседы.

    Действенным средством мобилизации партизан и населения на усиление борьбы с немецко-фашистскими захватчиками явились массовые митинги. Эта форма политической работы применялась и на прошлом этапе, но реже: лишь после крупных побед или в связи с героической гибелью кого-либо из партизан. Теперь же митинги проводились перед каждым более или менее значительным выступлением. Среди населения митинги, как правило, проводились каждый раз, когда Советская Армия одерживала крупную победу над гитлеровскими захватчиками.

    Интересной и содержательной формой политико-массовой работы среди партизан и населения стали выступления ансамбля партизанской песни и пляски. Наряду с агитбригадами он обслуживал партизанские отряды южных районов Орловщины и населенные пункты, контролируемые партизанскими отрядами. Помимо унаследованных от агитбригад политмонтажей ансамбль широко использовал в своей работе песни, партизанские частушки, публицистические статьи Алексея Толстого и Ильи Эренбурга. Эффект от выступлений ансамбля был очень большой. Часто после этих выступлений в партизанские отряды вступали новые люди, а население усиливало партизанам свою помощь.

    Таким образом, на последнем этапе партизанского движения коммунисты Орловщины сделали массово-политическую работу еще более богатой по идейному содержанию, более разнообразной и доходчивой, более приближенной к боевой практике партизан и задачам всенародной борьбы против немецко-фашистских захватчиков. Личным примером мужества и отваги, искусным руководством и хорошо поставленной массово-политической работой орловские коммунисты обеспечили неуклонный рост мощи партизанского движения.

    Широкое развитие получила и подпольная деятельность. При этом следует отметить, что условия для подпольной работы к концу оккупации чрезвычайно усложнились.

    «Враг сильно насторожен, — писал секретарь Навлинского окружном а партии А. В. Суслин в своей докладной записке от 2 февраля 1943 года, — и все населенные пункты… в радиусе 15—20 километров от нашего «партизанского края» держит на осадном положении…»

    Блокированные в лесах вместе с партизанами партийные комитеты оказались изолированными от населенных пунктов. Однако эти препятствия не остановили развития подпольной борьбы. Подпольные организации росли, расширяли круг своей деятельности, изыскивали новые организационные формы работы. К числу их относились антифашистские комитеты, подпольные подрывные и террористические группы, подпольная агентура.

    Антифашистские комитеты представляли собой массовые организации, состоявшие из коммунистов, беспартийных патриотов, а также комсомольцев и несоюзной молодежи. Создавались эти комитеты под руководством парторганизаций и работали по их заданиям. Задачами антифашистских комитетов были: разложение воинских формирований противника, массово-политическая работа среди населения, организация саботажа фашистских мероприятий, разведка, диверсии и пополнение партизанских отрядов. Через эти комитеты партийные организации усиливали воздействие на массы, укрепляли связи с ними.

    Диверсионные и террористические группы подпольщиков вносили серьезный вклад в дело борьбы с оккупантами. Так, одна из таких групп в Севском районе, заминировав в шести местах большаки, подрывала автомашины и, срезав 20 телеграфных столбов, на несколько дней нарушила телефонную и телеграфную связь фашистской администрации. Одна из диверсионных групп Трубчевского района сняла 3 километра проводов связи, подорвала автомашину с гитлеровцами. В Брасовском районе диверсионная группа взорвала гараж с танками, автомашинами, мотоциклами и запасы бензина.

    Террористические группы подпольщиков совершили несколько покушений на видных фашистских чиновников, в том числе на обер-бургомистра Локотского округа Каминского. Эти покушения настолько запугали фашистское начальство, что Каминский, например, вынужден был держать для своей личной охраны целый батальон солдат.

    Агенты-одиночки выполняли преимущественно разведывательные задания. Благодаря им, по свидетельству Орловского штаба партизанского движения, разведывательная деятельность резко оживилась.

    Значительно более широкую, чем раньше, работу подпольщики развернули среди солдат, полицейских и различных воинских формирований врага: «русско-немецких» батальонов, войск «РОА», «восточных» подразделений и т. д. В этом заключалась одна из основных особенностей подпольной деятельности последнего периода. Партийные организации распространяли среди личного состава этих формирований обращения, письма, листовки, газеты, пропуска для перехода на сторону партизан и Советской Армии на русском, немецком и венгерском языках. Советские листовки регулярно подбрасывались даже в кабинеты обер-бургомистра Каминского и немецкого коменданта Клетни. Работа подпольщиков среди вражеских формирований являлась одной из причин массового перехода полицейских и солдат различных подразделений на сторону партизан. Им была предоставлена возможность искупить свою вину перед Родиной активной борьбой с оккупантами. Около 4 тысяч человек перешли в партизанские отряды, и многие из них боевыми делами в рядах партизан смыли с себя позорное прошлое. Так, например, с 23 июня по 9 сентября 1943 года одна из групп, вошедших в Дятьковские партизанские отряды, пустила под откос три вражеских эшелона, а другая взорвала пять штабелей с орудийными и зенитными снарядами. Часть перебежавших партизаны оставляли во вражеских формированиях для разведывательной и диверсионной работы.

    Весьма успешно работали орловские подпольщики в подразделениях «РОА». Набранные преимущественно путем насильственной мобилизации, части «РОА» представляли собой благоприятную среду для антифашистской агитации. Под влиянием этой агитации солдаты «РОА» иногда целыми подразделениями с оружием в руках переходили на сторону партизан или Советской Армии. По мере нараставшего наступления советских войск углублялся процесс разложения полиции, «РОА» и «русско-немецких» батальонов, усиливалась действенность пропаганды подпольщиков.

    Неоценимы заслуги подпольных организаций в спасении советских людей от угона в Германию или уничтожения. Подпольщики уводили население в лес под защиту партизан и прятали его, спасали многие селения от сожжения их фашистскими оккупантами, осуществлявшими при отступлении политику «выжженной земли».

    Неуклонно ширилась деятельность подпольных партийных организаций среди населения, которое под влиянием подпольщиков все активнее помогало партизанам и участвовало в антифашистской борьбе.

    Не считаясь с жестокими репрессиями, непокоренный народ в самых различных формах демонстрировал свою горячую любовь к Советской Родине и жгучую ненависть к ее врагам. Орловские коммунисты развивали в народе эти высокие моральные качества. Благодаря огромной воспитательной и организаторской работе коммунистов борьба народных масс против фашистского нашествия приняла организованный, целеустремленный характер, явилась мощной поддержкой Советской Армии в ее героическом единоборстве с немецко-фашистскими захватчиками.

    Эта поддержка со стороны орловских партизан сказалась и в выводе из окружения ряда подразделений и частей Советской Армии, и в подготовке для нее многочисленных пополнений, и в оттяжке с фронта немалых сил противника, и в могучих партизанских ударах по его военной машине. Серьезный вклад в дело разгрома врага орловские партизаны внесли и тем, что предотвратили угон в Германию значительной части трудоспособного населения области и лишили фашистских захватчиков возможности использовать в полной мере экономические ресурсы Орловщины, наладить планомерную эксплуатацию железных дорог и овладеть важнейшим стратегическим плацдармом — массивом Брянских лесов.

    Партизанское движение Орловщины служит ярким примером того, насколько значительной и эффективной была помощь партизан Советской Армии.

    Почему немецкие оккупанты не смогли погасить пламя партизанской войны?

    История знает немало примеров активного участия народных масс в партизанском движении, вызванном национально-освободительными или же революционными гражданскими войнами. Но до Великой Отечественной войны не было еще случая, когда бы на партизанскую борьбу поднялось все население, независимо от социального положения, национальности, пола и возраста.

    В материалах Орловского штаба партизанского движения сохранились очень интересные данные о социальном, национальном, поло-возрастном составе, а также уровне образования значительной части орловских партизан. Среди 25 с лишним тысяч партизан, которых удалось взять на персональный учет, оказалось: рабочих — 10 098, колхозников — 8 007 и служащих — 7 756. Следовательно, в партизанских отрядах Орловщины было 38,8 процента рабочих, 31 процент колхозников и 30,2 процента интеллигенции. Эти цифры наглядно отражают и ведущую роль рабочего класса в партизанском движении, и активное участие в нем советской интеллигенции и колхозного крестьянства, и свойственное социалистическому обществу морально-политическое единство советского народа. В этом и заключалась одна из важнейших причин непобедимости советских партизан.

    Среди орловских партизан русских насчитывалось 17 493, украинцев — 3 999, белорусов — 2 570 и представителей других национальностей — 1794. Таким образом, партизанское движение являет яркий пример боевого содружества народов нашей страны при ведущей роли русского народа. Нерушимая дружба народов была одним из могучих источников силы и мощи партизанской войны.

    Очень важным фактором мощи и силы партизанского движения являлся высокий интеллектуальный уровень его активных участников. Из учтенных орловских партизан высшее и среднее образование имели 9 010 человек (35 процентов), неполное среднее — 10 113 (39 процентов) и начальное образование — лишь 6 833 человека (20 процентов). Малограмотных было совсем немного.

    В высоком культурном уровне партизан заключался секрет умелого использования ими разнообразных видов оружия, без чего в век сильного развития военной техники была бы немыслима успешная партизанская война.

    Среди орловских партизан женщин было 4 073 (15,8 процента), молодежи до 18 лет — 1206 (4,9 процента), от 18 до 25 лет — 5 279 (20,2 процента), людей в возрасте от 26 до 45 лет — 18 564 (71,8 процента) и свыше 45 лет — 807 (3,1 процента).

    Вряд ли история знает пример столь массового участия женщин и молодежи в вооруженной борьбе.

    Ни жестокий террор фашистских захватчиков, ни величайшие трудности и лишения не могли сдержать массового наплыва населения в партизанские отряды.

    Массовость партизанской борьбы тем более беспримерна, что ко времени фашистского вторжения бо?льшая часть наиболее активных и квалифицированных рабочих и служащих Орловщины эвакуировалась с заводами, фабриками и другими государственными и кооперативными организациями в глубь страны или же вошла в состав Советской Армии. В Орловской области только коммунистов и комсомольцев эвакуировалось и вступило в ряды Советских Вооруженных Сил 117 тысяч человек. Это составляло свыше 60 процентов областной партийной и свыше 80 процентов комсомольской организации. Это не могло не сократить резервы партизанского движения. И все же волею советских людей, восставших против оккупантов, Орловщина стала центром мощной партизанской борьбы. Число участников этой борьбы росло с поразительной быстротой. Достаточно сказать, что с декабря 1941 года по сентябрь 1943 года численность орловских партизан возросла с 880 человек до 42 тысяч, то есть более чем в 47 раз.

    Вполне очевидно, что столь массовый характер партизанское движение могло принять только в стране победившего социализма. Борьба за защиту социалистических завоеваний придавала партизанскому движению беззаветно смелый, исполненный величайшего героизма характер, превратила историю советских партизан в одну из самых героических страниц всемирной истории.

    В великих завоеваниях социализма, в правильности политического курса Коммунистической партии лежат наиболее глубокие корни силы и мощи партизанского движения.

    Подготовив своей правильной политикой почву для беспримерного по массовости и героизму партизанского движения, Коммунистическая партия в суровую годину тягчайших военных испытаний развернула в оккупированных районах страны гигантскую, многостороннюю деятельность по организации всенародного сопротивления фашистским захватчикам. Партийное руководство являлось неисчерпаемым источником силы, стойкости и организованности партизанского движения. Партийные организации выпестовали и возглавили поистине всенародную партизанскую армию. Коммунисты являлись боевым авангардом всего народа, и их нерушимые связи с массами не смогли порвать ни страшная машина фашистского террора, ни лживая пропаганда оккупантов. Красноречивым свидетельством глубоких связей партийных организаций с народом явился огромный рост числа коммунистов в тылу врага. Тяжелые потери несли коммунисты в боях с фашистскими бандами, но ряды их все росли и росли. За время партизанской борьбы число коммунистов Орловщины увеличилось почти в три раза. В ряды партии вновь было принято свыше 2500 человек.

    Столь значительный рост рядов коммунистов в тылу врага, высокая массовость руководимого ими партизанского движения, самоотверженный героизм народных мстителей являются замечательным подтверждением той непреложной истины, что в лице Коммунистической партии наш советский народ имеет такую авангардную силу, равной которой не знала история.

    Справедливо говорят, что для политической партии лучшим экзаменом являются переломные этапы истории, когда трудности, лишения, жертвы и потери в борьбе достигают наибольших размеров. Этот экзамен великая Коммунистическая партия выдержала блестяще, когда в условиях самой страшной по своим масштабам и ожесточенности войны высоко подняла знамя всенародной партизанской борьбы в тылу озверелого врага и неустрашимо несла это знамя до полного изгнания захватчиков с советской земли.


    В. К. Гоголюк
    «БРЯНСКИЙ ПАРТИЗАНСКИЙ КРАЙ»

    Тяжелый «Дуглас», прорезав яркими лучами фар темноту осенней ночи, плавно садится на укатанную дорожку центрального аэродрома «Брянского партизанского края». На горизонте небо расцвечивается огненными пунктирами трассирующих пуль, и где-то вдалеке, захлебываясь, строчит пулемет.

    А на аэродроме тишина и спокойствие. Только громко трещат в сигнальных кострах поленья сухой смолистой сосны. У пассажиров, впервые прилетевших на партизанскую землю, эта странная тишина вызывает беспокойство и тревогу.

    Но напряжение быстро проходит. Дежурный по аэродрому четко, ничуть не хуже, чем на первоклассных авиационных линиях, представляется прибывшим и любезно приглашает пассажиров в машину.

    — Здесь, в лесу, где кругом враги, — автомашины? — недоуменно говорит кто-то из прилетевших, но его обрывает хорошо знакомый сигнальный рожок «Эмки»…

    — В объединенный штаб, — дает указание шоферу дежурный по аэродрому. И видавшая виды машина, чихая и кашляя от партизанского бензина-скипидара, лихо несется по темным, узким просекам.

    …А вот и остановка.

    В глухом чернолесье, где раньше свободно разгуливали медведи, под шатром развесистых кленов, кряжистых дубов и золотистых сосен обосновался объединенный штаб — центр крупнейшего «партизанского края».

    По обе стороны широкой просеки — «центральной улицы» — чинно, словно по линеечке, стоят добротно срубленные землянки. Из маленьких окошек тонкими стрелами падает на землю оранжевый свет.

    Где-то неподалеку шумят моторы — это электростанция. На все лады завывают, будто провода в февральскую вьюгу, позывные радиостанций, словно бубенцы разгоряченных троек, звенят телефоны.

    — Немецкую разведку пропускайте в лес по седьмому маршруту. За ней ведется наблюдение… — приказывает спокойный, но усталый голос.

    — Как там у вас с уборочной? — надрывается в первой землянке могучий бас. — Дали два трактора, а вам еще мало!

    — Алло, алло! Суземский райисполком? Прошу сообщить о состоянии школ, — настойчиво требует охрипший женский голос.

    — Скипидарный завод вашего района треба подтянуть! — горячится где-то неподалеку украинский тенорок. — Хлопцы набрали у немца автомашин, а горючего черт мае, вот я и мотаюсь по лесу, як наскипидаренный…

    — Просто не верится — как в сказке! — восхищенно сказал один из гостей, направляясь в землянку.

    — Да, брат, — подтвердил другой, — довелось нам с тобой увидеть наяву сказки Брянского леса…

    * * *

    К весне 1942 года партизаны были полными хозяевами Брянских лесов. Они контролировали огромную территорию. С севера на юг их владения простирались на 180 километров, а с востока на запад — на 60 километров. Этот край по своим размерам не уступал небольшим государствам Западной Европы. На этой сравнительно мало заселенной территории партизаны освободили и удерживали свыше 400 сел и деревень с населением около 200 тысяч человек.

    Партийные организации ряда районов (Навлинский, Суземский, Трубчевский, Дятьковский) стали выходить из подполья и приступили к восстановлению Советской власти в освобожденных зонах.

    Если посмотреть на топографическую карту с нанесенной на ней обстановкой того времени, то «Брянский партизанский край» своими очертаниями весьма походил на огромный ромб. С запада его омывали студеные воды красавицы Десны, с востока замыкала железнодорожная магистраль Москва — Киев, с юга подходили привольные украинские степи. Северное острие края вплотную подходило к Западному фронту, непосредственно защищавшему Москву. Глядя на карту, партизаны образно называли свой край «брянским пирогом».

    — Хорош наш пирог, — шутили они, — да вот только начинка немцам не по зубам…

    К весне 1943 года территория освобожденной партизанами брянской земли еще более увеличилась.

    — От Дмитриева-Льговского (Курская область) до белорусского города Костюковичи и от Дятькова до Новозыбкова на несколько сот километров тянется наш «партизанский край». Это же целая «партизанская республика»! — Так говорил партизанам секретарь Орловского обкома партии А. П. Матвеев.

    Как же могло случиться, что в то время, когда фашистские передовые части осаждали Ленинград, стояли на подступах к Москве, рвались к Волге и к отрогам Кавказских гор, в их глубоком тылу родилась, жила и боролась «партизанская республика»? Немецкие военные историки до сих пор ищут ключ к разгадке этой «тайны».

    А для советских людей здесь не было никакой «тайны». Весь народ поднялся на великую битву, чтобы защищать от врагов свою землю, свое отечество, свои октябрьские завоевания. Одни бились в регулярных частях Советских Вооруженных Сил, другие в партизанских отрядах, третьи в подполье. У всех была одна цель — разгромить и прогнать врага, помочь освобождению народов Европы, стонавших под фашистским сапогом. И эта благородная цель рождала небывалый энтузиазм, мужество, отвагу.

    …Ранней осенью 1941 года, когда немецкие войска подходили к Десне, тысячи трудящихся западных районов Орловской области ушли вместе с Советской Армией. Часть людей осталась для подпольной работы в городах Почеп, Погар, Трубчевск и других. Вскоре стали создаваться партизанские отряды. Базой им послужили дремучие Брянские леса. А до них, как говорится, рукой подать: перемахнул Десну — и на месте.

    В потайных местах заблаговременно были заготовлены запасы оружия, продовольствия, одежды и медикаментов. И люди, дух которых не сломили неудачи первых месяцев войны, стали готовиться к борьбе с сильным врагом — борьбе долгой, тяжелой и беспощадной!

    В Брянские леса уходили патриоты и из других районов бывшей Орловской области. На юге стали лагерем партизаны Навлинского, Суземского и Севского районов во главе со своими партийными руководителями, на востоке — Брасовского и Комаричского, на севере — Выгоничского, Брянского, Дятьковского и Жуковского. На северо-западе, в Клетнянском районе (Клетнянские леса), действовали районные подпольные комитеты партии: Клетнянский, Унечский, Мглинский, Жирятинский и другие.

    Слабое вооружение, а подчас и полное отсутствие оружия не останавливало патриотов.

    — Был бы дух могучий да кулак пахучий, — говорили партизаны, — а ружье найдется!

    — Главнейшее наше преимущество, — отмечал один из зачинателей партизанского движения на Брянщине — секретарь Навлинского райкома партии Александр Васильевич Суслин, — это, прежде всего, конечно, народ наш, советский народ, умный, отважный, терпеливый, преданный идеям Советской власти. Народ-воин, имевший славные традиции борьбы с иноземными захватчиками. Затем и другие факты. Когда народ берется за оружие, тогда и природа, в особенности лес, становится союзником и опорой, опасной для неприятеля. Словом, вся земля воюет…

    С первых же дней оккупации области немцы пытались различными посулами и разнузданной антисоветской пропагандой склонить население на свою сторону. На все лады расхваливали они пресловутый «новый порядок». Но все их потуги оказались тщетными — народ буквально ощетинился против захватчиков.

    Бессильным оказалось и «универсальное средство» — террор. Оккупанты дотла спалили Белоусовку, Пигоревку, Уты, Павловку, Ямное, Рясное и десятки других сел. Пожары пылали в Суземском, Дятьковском, Трубчевском, Навлинском районах. Сожжена больница с находившимися в ней советскими людьми в селе Салтановке. В одном только Выгоничском районе фашисты стерли с лица земли до двадцати сел, оставив без крова тысячи раздетых и голодных детей, женщин, стариков. Гитлеровцы издевались над населением со всем присущим им садизмом. В поселке Навля они железными крюками зацепили за челюсти и повесили колхозников Семенцова, Варвару Филимонову и других. Иллюстрацией к «новому порядку» может служить и приказ военного коменданта, расклеенный на улицах Брянска:

    «Кто пойдет на улицах позже шести часов — смерть (капут), кто не отдаст поклон германскому офицеру или солдату — тюрьма (лагерь), кто будет агентовать на пользу советским разбойникам (партизанам) — смерть (капут): обер-лейтенант Штрумпф шутки не любит.

    Комендант города обер-лейтенант Штрумпф».

    Тюрьму и «капут» — вот что несли гитлеровские захватчики советским людям. Весьма характерным является и такой образчик установленных фашистами порядков: владельцы скота в деревнях поступают вместе с животными в распоряжение имения «Оствальд». Так был переименован Брянский совхоз. Новоявленный «хозяин» — некий барон из Пруссии — и обратился к населению с этим приказом.

    Вскоре «хозяин» посетил свое имение. Однажды, когда мороз был такой, что птицы падали на лету, пьяный барон устроил катанье на санях, запряженных шестью женщинами.

    — Ви есть мой польный собственность. Бистро, шнель, шнель! — орал разгоряченный садист, натягивая вожжи и сопровождая пьяные окрики ударами кнута.

    Захватив совхоз, партизаны ликвидировали фашистского выродка со всей его челядью. Но такие картинки «нового порядка» никогда не забудутся.

    Многие годы прошли с тех пор. Но и теперь, когда глядишь на пожелтевшие листы в архивах, ясно встают в памяти боевые дни.

    О необычайно напряженной обстановке говорят странички письма, посланного брянскими партизанами на «Большую землю». Здесь ярко рисуется состояние вражеского тыла и настроение нашего народа. В письме нет и малейшего намека на страх или растерянность. Каждая строчка этого патриотического послания наполнена пафосом борьбы и твердой верой в победу.

    «…В селах, занимаемых партизанскими отрядами, население активно помогает партизанам в борьбе с немецкими оккупантами. Во всех населенных пунктах партизанских районов организованы группы самообороны, несущие караульную службу, куда входят женщины, подростки, старики, не могущие нести службу в боевых отрядах… Население оказывает партизанам большую помощь в создании продовольственных баз: во всех населенных пунктах партизанских районов население ввело самообложение и аккуратно вносит на базу продукты питания, а в июне шесть сельсоветов Трубчевского района, освобожденные партизанами от немецких оккупантов, организовали для партизан красный обоз с хлебом, мясом и другими продуктами питания.

    Весенний сев в 1942 году был проведен в партизанских районах преимущественно коллективно, а многие колхозы Навлинского района посеяли специальные участки для партизанских баз».

    Так, помогая друг другу в общей борьбе, партизаны и население Брянщины образовали единый, несокрушимый боевой лагерь.

    Уже с первых дней вражеской оккупации действовало 18 подпольных районных комитетов партии и 16 районных комитетов ВЛКСМ. Народ знал своих партийных руководителей, доверял им, шел за ними. Такие партийные вожаки, как секретарь Брянского горкома партии Дмитрий Ефимович Кравцов, секретарь Навлинского райкома партии Александр Васильевич Суслин, секретарь Брянского районного комитета партии Михаил Петрович Ромашин, секретарь Трубчевского райкома партии Алексей Дмитриевич Бондаренко, секретарь Погарского райкома партии Георгий Семенович Куприн и многие другие, были душою всенародной борьбы против захватчиков.

    Большинство личного состава первых партизанских отрядов составляли коммунисты и комсомольцы. В партизанском отряде Навлинского района, созданном в первые дни оккупации, 60 процентов были коммунистами и комсомольцами. И так было повсюду.

    Партийные организации отрядов в это суровое время предъявляли коммунистам высокие требования: быть в авангарде партизанской борьбы, являть собой образец беззаветного служения народу.

    «Каждый член партии и кандидат в члены партии обязан быть образцом дисциплины и самоотверженности в борьбе с фашистами. Члены и кандидаты партии должны… отрешиться от условий мирною времени, перестроить себя на военный лад, усилить свою энергию и показать волевые качества в борьбе с коварным врагом…» —

    говорилось в решении партийного собрания партизанского отряда Трубчевского района.

    В тяжелые дни, когда Брянские леса были опоясаны огненным кольцом блокады, коммунисты и комсомольцы личным примером увлекали партизан на массовый героизм и беспримерную стойкость. Не считаясь ни с какими лишениями и опасностями, они высоко несли знамя партии, всегда были с народом, во главе его священной борьбы. Партийные организации вели широкую политическую работу среди населения, организовывали местных жителей на всемерную борьбу с врагом. Они вносили в партизанское движение политическую целеустремленность, боевой накал, вселяли в сердца людей великую веру в победу.

    О неразрывной связи партийных организаций с народом, о их безграничном авторитете среди партизан и населения убедительно свидетельствует рост партийных и комсомольских рядов. Так, если в ноябре 1941 года в партизанских отрядах Трубчевского района было 52 коммуниста и около сотни комсомольцев, то в августе 1943 года в трубчевских отрядах насчитывалось более 400 коммунистов и столько же комсомольцев. Число коммунистов в отрядах Брянского края за период партизанской борьбы возросло вдвое[149].

    К концу сентября 1941 года в Брянских лесах было создано около 20 партизанских отрядов, насчитывавших в целом до 2500 бойцов. Правда, дислоцировались они на первых порах не всегда удачно, что давало возможность немецким войскам проникать в глубь лесного массива, использовать выгодные коммуникации, грабить население и сжигать населенные пункты. Но, по мере роста отрядов и их боеспособности, они перестали ограничиваться оборонительными боями, смело выходили на коммуникации противника, взрывали мосты, разрушали дороги, линии связи, пускали под откос вражеские эшелоны, уничтожали немецкие склады, захватывали обозы, навязывали врагу бои в невыгодной для него обстановке — словом, создавали невыносимые условия для захватчиков и их пособников, преследовали и уничтожали их на каждом шагу, срывали все их мероприятия.

    Такого рода активная боевая деятельность была присуща почти всем отрядам, располагавшимся в Брянских лесах. С ростом сил их операции принимали все более широкий размах, становились все ощутимее для врага. Так, 26 декабря 1941 года партизанский отряд Суземского района «За власть Советов» (командир И. Я. Алексютин, комиссар — секретарь Суземского райкома партии Н. С. Паничев) провел крупную операцию по разгрому и захвату районного центра. Ему помогали пришедший с Украины небольшой Харьковский отряд под командованием К. Погорелова и сформировавшийся в Брянском лесу отряд из окруженцев-военнослужащих под командованием А. Н. Сабурова. Вот как это произошло.

    …Ранним морозным утром группа партизан в форме полицейских, двигаясь от поселка Побуж, «конвоировала» по улицам Суземки двух «захваченных партизан» — коренных суземцев Ивана Белина и Филиппа Попова. И. М. Белин был начальником разведки отряда «За власть Советов», частенько до этого пробирался в Суземку и хорошо знал состояние вражеского гарнизона. Ф. И. Попов также знал огневые точки противника как свои пять пальцев. Они-то и вели ударную группу в звериное логово.

    …Шествие движется. «Конвой» щедро осыпает «арестантов» окриками и бранью. Идут в ход и приклады. Жители, зная хорошо своих отважных земляков-партизан, с жалостью и гневом взирают на эту процессию.

    Но вот начальник конвоя подает команду остановиться у главного опорного пункта немцев — здания комендатуры. Фашистская охрана воспринимает эту картину оживленно и даже весело. Как же — поймали партизан!

    Миг — и летят в окно гранаты. Строчат автоматы. Группа под командованием И. М. Белина ликвидирует огневые точки. Паника охватывает гитлеровцев — никто не может понять, что происходит. А на помощь ударной группе вихрем несутся по улицам Суземки основные партизанские силы.

    Результаты боя были солидными: половина гарнизона вместе с начальником полиции перебита, остальные взяты в плен. Захвачены трофеи: три автомашины, восемь станковых и 10 ручных пулеметов, автоматы и большое количество патронов. Запасы муки и других продуктов, которые хранились на немецких складах, были розданы населению.

    Суземская операция интересна во многих отношениях. Она была проведена не темной ночью, а днем, так как разведка установила, что после ночного бдения усиленная охрана в селе снималась и основная масса немецких солдат отдыхала. Решающим фактором успеха операции было объединение сил. Суземцы хорошо знали свой поселок и подходы к нему, а «окруженцы» знали военное дело. Вместе они составляли внушительную силу.

    Вскоре дал о себе знать партизанский отряд Брасовского района. Этот отряд в ночь под рождество разгромил гарнизон в поселке Локоть. Было уничтожено несколько десятков фашистов и захвачены трофеи. В январе 1942 года отряды Трубчевского района совместно с другими отрядами провели операцию по разгрому трубчевского гарнизона противника. В этой операции особо отличился партизанский отряд под командованием В. И. Кошелева.

    Серьезно беспокоили врага партизанские отряды Выгоничского района. Находясь вблизи железнодорожной магистрали Гомель — Брянск, имевшей для немцев большое стратегическое значение, они частенько отправляли на «тот свет» мчавшиеся на всех парах на восток немецкие эшелоны с живой силой и техникой.

    А о партизанском отряде под командованием Филиппа Стрельца и Василия Бойко уже шла слава в народе.

    Лейтенант Филипп Стрелец, попав в окружение, решил во что бы то ни стало пробиться к линии фронта и снова воевать в рядах Красной Армии. Но в Навлинском районе работники райкома партии убедили его остаться в тылу врага, доказав всю важность и необходимость действий партизан.

    Прославленный командир партизанского отряда Герой Советского Союза Ф. Е. Стрелец.


    Надо заметить, что многие солдаты и офицеры, попавшие в окружение, неудержимо пробивались к линии фронта, туда, где «настоящая война»…

    — А что — партизаны! — говорили некоторые из них с легкой иронией. — Военизированные кустари-одиночки!

    Но вскоре они убеждались, что партизаны — серьезная сила, могущая оказать большую помощь Советской Армии.

    Как и многие, Филипп Стрелец решил принять участие в партизанской войне с оккупантами. Вскоре ему было поручено сформировать партизанский отряд.

    Прошло немного времени, и оглушительные взрывы стали слышны то на одном, то на другом участке железной дороги. В конце 1941 года отряд Стрельца разгромил немецкий гарнизон в селе Острая Лука Трубчевского района и совершил ряд других дерзких операций.

    Филиппа Стрельца знали во многих районах как талантливого и бесстрашного командира. Это был человек «крутого нрава» в бою и изумительной простоты и обаяния в обращении с бойцами и населением.

    — Для немцев Стрелец — темная гроза, — говорили в народе, — а для нас утро ясное…

    О нем создавались легенды. Некоторые песни о нем напоминали древнерусские былины о народных богатырях:

    …За рекой за Десной и за Навлюшкой,
    Во дремучем лесу да в дубравушке
    К дубу-сосенке близко озерца
    Собираются орлы да на клич Стрельца[150].

    4 февраля 1942 года в операции по разгрому железнодорожной станции Полужье отряд Стрельца уничтожил свыше 150 фашистских захватчиков. Около сотни фашистов было ранено. Партизаны подорвали немецкий эшелон и все оборудование станции. В этой операции бесстрашный командир Филипп Стрелец геройски погиб. Филиппу Стрельцу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Его отряд стал называться именем своего отважного командира.

    Вести о дерзких операциях Стрельца, Суземского, Трубчевского и других отрядов быстро облетели Брянские леса. Эти бои имели большое значение. Они показывали, что борьба идет, ряды борцов с фашистскими захватчиками растут с каждым днем.

    Недаром выгоничский бургомистр, охваченный паникой, строчил коменданту Брянска:

    «Партизаны настолько обнаглели, что являются в села среди белого дня. Старосты и старшины управ почти все захвачены партизанами, новых назначить невозможно, все отказываются служить… Крестьяне вывозят в лес продукты и прячут скот, а потом заявляют, что все забрали партизаны. Если ваши вооруженные силы не помогут водворить порядок, я затрудняюсь гарантировать выполнение военных поставок».

    Обобщая опыт первых боев, где участвовали сотни бойцов с большим количеством вооружения, подпольные райкомы партии приходили к выводу, что главным в успехе этих операций являлось объединение сил. Становилось ясным, что сила и мощь отрядов неизмеримо возрастут, если они будут объединены и будут действовать по одному плану, под единым командованием.

    Настойчиво проводил эту мысль член бюро Орловского обкома секретарь Трубчевского райкома партии Бондаренко.

    — Один отряд, облюбовав себе уютный сектор в лесу, оставляет без всякого внимания соседний, более важный, а что получается с разведкой? Скажем, десять разных отрядов ведут в каком-то направлении разведку, бросая на это сотни людей, а получают «сведения», о которых одиннадцатый отряд, заполучив эти данные неделю тому назад, забыл и думать. А бывает и так, что один из отрядов, проведя успешно операцию, захватит богатые трофеи, а другой сидит «зубы на полку», не имея патрона… А что будет, если немец на нас навалится? Переловит он нас всех в отдельности, как котят…

    Выдвинув свое предложение об объединении, Бондаренко торопил с решением вопроса. Он писал соседнему — Выгоничскому райкому партии:

    «Дорогие друзья! Мы узнали о ваших замечательных делах… Пора нам объединиться. Эта задача теперь стала первоочередной. Партийным организациям нужен единый руководящий центр, а отрядам — единое командование. Обсудите этот вопрос и дайте свои соображения. Обнимаю вас всех и крепко целую.

    Ваш А. Бондаренко».

    Друзья из Выгоничей не замедлили с ответом. Они писали:

    «Мы за объединение отрядов и за централизованное руководство партийными организациями. Ты член обкома партии — тебе и карты в руки. Берись за это дело, рассчитывая на нашу полную поддержку»[151].

    За объединение отрядов были не только партийные организации и командование партизанских отрядов Брянских лесов. Эту точку зрения горячо поддержал командир большого, хорошо вооруженного отряда, пришедшего из Курской области, Г. Ф. Покровский[152]. С большим желанием принял предложение об объединении командир крупного отряда военнослужащих, сформировавшегося в Хинельских лесах, И. А. Гудзенко и другие.

    А отряды быстро росли и пополнялись. Местные рабочие, колхозники, интеллигенция брали оружие и шли биться за родную землю.

    Брянский лес становился притягательной силой для всех, у кого сердце пылало любовью к Родине и ненавистью к врагу. Сюда устремлялись патриоты, бежавшие из плена, концентрационных лагерей и фашистских застенков.

    «Окруженцы» — военнослужащие, вливавшиеся в партизанские отряды, были людьми, уже понюхавшими пороху. Они знали, как нужно бойцу и командиру вести себя в условиях современного боя. А вопрос повышения военной подготовки каждого бойца в отдельности и партизанских формирований в целом с каждым днем приобретал все более важное значение. Ход событий все больше и больше убеждал, что только монолитная сила объединенных, обученных отрядов, поддержанных народом, может отстоять этот зеленый бастион в тылу врага — «партизанский край» Брянских лесов.

    Одобрив инициативу партийных организаций и командования партизанских отрядов Брянских лесов, действовавших в западных и южных районах Орловской области, обком партии и Военный совет Брянского фронта 23 апреля 1942 года вынесли решение об объединении партизанских отрядов и создании единого командования. Командующим объединенными партизанскими отрядами юго-западных районов Орловской области был утвержден Д. В. Емлютин, комиссаром — секретарь Трубчевского райкома партии А. Д. Бондаренко. В состав объединенного командования вошли также М. В. Балясов (командир бригады «За власть Советов»), В. А. Андреев (начальник штаба партизанских отрядов Выгоничского района), Н. П. Коротков (член бюро Трубчевского райкома партии).

    Теперь в объединение входили все партизанские отряды, действовавшие на территории Брянского, Навлинского, Брасовского, Комаричского, Севского, Суземского, Трубчевского, Погарского, Почепского и Выгоничского районов.

    Итак, родившийся в первые месяцы войны в центре России крупнейший «партизанский край» с действующими здесь разрозненными партизанскими отрядами, насчитывавшими в своих рядах до 25 тысяч бойцов, получил централизованное руководство. Это неизмеримо усилило его боевую мощь и способствовало активизации, повышению эффективности партизанских действий.

    И не без явной скорби говорит об этом событии бывший начальник главного разведывательного управления германского генерального штаба сухопутных сил генерал-полковник К. Типпельскирх[153]. Давая схему расположения советских и германских войск на линии Кронштадт — Ливны, Типпельскирх вынужден признать, что брянские партизаны представляли для группы армий «Центр» грозную силу.

    Анализируя контрнаступление советских войск зимой 1941/42 года, Типпельскирх пишет:

    «…когда русские и дальше к югу начали наступление против частей 2-й армии, угрожая прорваться в направлении Орла, а со стороны Тулы оказали сильное давление на северный фланг 2-й танковой армии, обе армии вынуждены были отступить дальше на юго-запад… 2-я танковая армия потеряла связь со своим левым соседом — 4-й армией. Кроме того, в ее глубоком тылу, там где в начале октября бушевал огонь Брянского сражения… возникла большая партизанская область, вскоре достигшая 170 км в ширину и 70 км в глубину. Она была первой из многочисленных партизанских областей, которые планомерно создавало и поддерживало русское командование в тылу группы армий «Центр» вплоть до 1944 года. Эти области требовали постоянной борьбы с ними…»

    Ничего не скажешь — откровенное признание!

    Объединенное командование партизанских отрядов установило бесперебойную радиосвязь с «Большой землей» и со своими отдаленными отрядами, организовало телефонную связь со всеми районами и штабами бригад, реорганизовало партизанские отряды, объединив их в более крупные соединения — бригады, выявило и перераспределило оружие и боеприпасы по отрядам и бригадам, с учетом выполняемых ими задач, организовало подготовку минеров, подрывников, связистов, приступило к формированию артиллерийского полка (резерв Объединенного командования) и танкового батальона.

    Объединенный штаб принял меры к улучшению снабжения партизан и местного населения, в частности ликвидировал соляной голод, царивший среди населения и в отрядах[154]. Были организованы эвакогоспитали, налажено производство скипидара как основного горючего для автотранспорта, тракторов и танков.

    Штаб потребовал от соединений начать массовую диверсионную деятельность на коммуникациях противника, с тем чтобы парализовать движение на железнодорожных линиях Брянского узла. Важность этой задачи трудно переоценить. Брянск является крупнейшим железнодорожным узлом. Действуя в паутине железных дорог, партизаны наносили гитлеровцам чувствительные удары. В результате частых диверсий дорога Харьков — Льгов — Брянск работала с большими перебоями, а дорога Харьков — Сумы — Хутор Михайловский — Унеча была выведена из строя. Когда немцы восстановили на этой дороге мост через Десну в районе станции Знобь, разрушенный в 1941 году Советской Армией, то партизанский отряд им. Чапаева Погарского района вновь взорвал его. Не работала также дорога Москва — Брянск — Киев на участке Середина-Буда — Навля. Значительно активизировалась деятельность партизан на главной магистрали: Гомель — Брянск.

    Наряду с объединением командования был создан единый партийный центр — Навлинский окружной комитет, возглавивший работу партийных организаций нескольких районов области. Здесь насчитывалось свыше четырех тысяч коммунистов — сила внушительная!

    Секретарем окружкома избрали секретаря Навлинского райкома партии Александра Васильевича Суслина. Окружком партии приступил к энергичной деятельности. Были восстановлены органы Советской власти — райисполкомы и сельсоветы. Они открыли больницы, школы, библиотеки, оказали большую помощь населению, пострадавшему от варварских набегов фашистов.

    Перед окружкомом стояла задача не только руководить боевыми действиями, но и восстанавливать колхозы. И надо заметить, что урожай в 1942 году был выращен богатый. В жаркие дни косовицы окружком обеспечил своевременную уборку урожая, привлекая в помощь населению партизанские отряды.

    Прекрасными организаторами колхозного производства в тяжелых условиях партизанской борьбы показали себя председатель колхоза «XIII лет Октября» П. Г. Гаридов, председатель колхоза «Свобода» П. Ф. Лобачев и другие, и в этом большая заслуга окружкома партии.

    Важным событием в жизни «партизанского края» явился выпуск газеты «Партизанская правда» — органа окружкома партии.

    Это была небольшая по размерам, но боевая газета. Каждый номер рождался в великих муках. Оборудование партизанской типографии немногим отличалось от «техники» времен Ивана Федорова. Но это не снижало энтузиазма создателей газеты — редактора Николая Короткова, опытного журналиста Александра Бутова, молодого поэта Василия Рослякова и других. Партизаны любили свою газету. Она сплачивала их ряды, несла им живое слово партии. Не хватало бумаги. Но и тогда, когда редакция, как говорится, «садилась на мель», ее работники не опускали рук. Газета выходила на серой, оберточной бумаге, листочках школьных тетрадей. Правда, печаталось несколько экземпляров, но газета была!

    — Пока есть большевики, «Партизанская правда» выходить будет! — говорили жители края.

    Словом, работа кипела!

    Вскоре наладилась прочная связь с обкомом партии и командованием Брянского фронта. В мае 1942 года партизаны получили лаконичную радиограмму штаба Брянского фронта:

    «Готовьте аэродром, вышлем самолеты».

    Радости не было границ! Теперь надо было в считанные дни в полном смысле слова с корнем вырвать сотни деревьев — богатырских дубов, кудрявых лип, золотистых сосен, белых берез, чтобы подготовить посадочную площадку.

    Вскоре началось регулярное воздушное сообщение с «Большой землей». Партизаны доставляли командованию Советской Армии свежие разведывательные данные — захваченные у противника важнейшие документы, карты, фотоснимки. Советский тыл поставлял партизанам вооружение, боеприпасы, медикаменты, продукты, одежду. Доставив грузы, самолеты забирали на «Большую землю» тяжелораненых, оставшихся без родителей детей и партизанскую почту. Осторожно уложив раненых и устроив поуютнее ребят, пилоты бережно упаковывали почту, зная, что каждый самодельный конверт, надписанный при свете костра огрызком карандаша, на «Большой земле» был для кого-то долгожданной, дорогой весточкой.

    А вскоре партизаны обзавелись своими собственными самолетами. Это был замечательный подарок Брянского фронта — тройка юрких «ПО-2». В руках бесстрашных летчиков во главе с командиром звена Борисом Лахтиным они не только надежно обеспечивали связь, но и успешно справлялись с заданиями разведки, перевозили раненых, а иногда даже бомбили врага[155].

    Командир партизанского авиационного звена «ПО-2» Герой Советского Союза Б. А. Лахтин.


    Побывавший на аэродроме Смелиж (Суземский район) известный в нашей стране рекордсмен-воздухоплаватель и парашютист П. П. Полосухин, делясь впечатлением о состоянии и размахе работы партизанского аэропорта, рассказывал:

    «Утром пройдясь по лагерю, я поразился его размерами. А ведь здесь находился только штаб соединения! Осмотр посадочной площадки убедил меня в том, что она сделана добротно. Рядом с площадкой на опушке леса стояли замаскированные самолеты. Все здесь больше напоминало расположение регулярной воинской части, нежели партизанский лагерь. Правда, воины были одеты в самую разнообразную форму…

    За короткую ночь аэродром принял несколько самолетов…»

    Об интенсивности работы аэродромов говорят факты: только за два с половиной месяца зимы 1942/43 года Третий гвардейский корпус авиации дальнего действия доставил на партизанские аэродромы Смелиж и Салтановка свыше 300 тонн боевого груза, помимо медикаментов и теплой одежды.

    Большое значение для жизни и развития «партизанского края» приобретала радио-телеграфная связь. С «Большой землей» она была установлена. Теперь надо было, не откладывая в долгий ящик, решить вопрос внутренней связи. Все силы были брошены на этот важный участок. Не хватало материалов. Приходилось собирать провода и материалы повсюду, уносить их из-под носа врага. И вскоре штаб вздохнул свободно: проводами был опутан весь «партизанский край» — общая длина телефонных линий достигла 600 километров!

    Одновременно объединенный штаб усилил мощность радиоузла. В первое время только две радиостанции держали связь с «Большой землей» и одна — со штабами бригад. Но уже к началу 1943 года узел располагал 13 радиостанциями, поддерживавшими связь на 19 направлениях.

    Где-то там, далеко на Западе, за сотни километров от родного «партизанского края», кочевали неутомимые партизанские разведчики, собирая ценные сведения о противнике и передавая их по радио в Брянские леса, а отсюда данные разведки шли дальше — на «Большую землю». Нельзя не сказать несколько теплых слов о замечательных партизанских радистах. Они проявляли неутомимую изобретательность и всегда, в любых условиях обеспечивали надежную, бесперебойную связь. Душой радистов был начальник радиоузла Виктор Ломанович. Поработав до войны радистом на Крайнем Севере, он знал железный закон Арктики: «Что бы ни случилось с рацией — связь должна быть обеспечена». И здесь, где шумел теплый ветер, где зрели пунцовые, сочные вишни и ароматные яблоки, закон Арктики имел для него прежнюю силу. День и ночь Ломанович со своими помощниками кроил и перекраивал трофейную аппаратуру, приспосабливая ее для четкой и бесперебойной работы.

    Осенью 1942 года в лесном поселке Гуры, где дислоцировался объединенный штаб партизанских отрядов, состоялась первая партийная конференция «партизанского края». Присутствовало 180 делегатов от всех партийных организаций обширного «партизанского края». В работе конференции приняли участие представитель обкома партии — заместитель председателя Орловского облисполкома Алешинский и представитель командования Брянского фронта — полковник Калинин.

    Доклад о состоянии объединенных сил партизанских отрядов юго-западных районов Орловской области и задачах по усилению их боевой деятельности сделал А. Д. Бондаренко. Радостно вспыхнули глаза у делегатов конференции, когда они узнали, что объединенные силы партизанских отрядов имеют в своем составе многие тысячи отважных бойцов, вооруженных современной техникой, готовых выполнять любые задания советского командования, разрушать тылы врага, наносить гитлеровцам серьезные удары. А бить врага было чем. Партизаны имели на вооружении: винтовок — 15 100, станковых пулеметов — 192, ручных пулеметов — 392, орудий разных калибров — 81, бронемашин и танков — 21, минометов — 136, снарядов — около 5 тысяч штук, патронов — свыше 2 миллионов.

    С яркой, зажигающей речью выступил А. В. Суслин. У слушавших его выступление как живые вставали перед глазами герои, отдавшие свою жизнь во имя Родины. Подрывник Алексей Безгодов, не задумываясь, бросился с миной под вражеский эшелон и взорвал его, пожертвовав собой. Вот секретарь Комаричского райкома партии А. И. Сидоренков, ценой своей жизни спасший отряд от разгрома. Многие патриоты геройски погибли в боях с врагом. Но на место погибших приходили новые сотни и тысячи мужественных людей. Ведомые коммунистами, воспитанные партией, вооруженные советским народом, они были грозной силой для гитлеровской армии.

    Партийная конференция явилась крупным шагом на пути дальнейшего развития партизанского движения в крае. Она подвела итоги боевой деятельности, обобщила опыт работы партийных организаций, зажгла тысячи сердец пафосом борьбы во имя Родины, во имя победы. Решения конференции легли в основу огромной, разносторонней работы партийных организаций по усилению военной, политической и хозяйственной деятельности «партизанского края».

    Вся жизнь в большом «партизанском крае» была подчинена главной цели: везде и всюду, всеми возможными средствами бить гитлеровских захватчиков, приближать день победы. Партизаны Орловщины наносили фашистам серьезные удары.

    На 1 мая 1942 года партизанами, по неполным данным, было истреблено 19 845 вражеских солдат, 237 офицеров, один генерал, 2090 полицейских и других предателей, взято в плен 74 офицера и 172 солдата. Это больше целой немецкой дивизии. Кроме того, было сбито стрелковым оружием, уничтожено в эшелонах и путем налетов на аэродромы 44 самолета, пущено под откос 32 эшелона, в том числе пять эшелонов с техникой и два бронепоезда, разрушено 205 километров железнодорожного пути, взорван 41 железнодорожный мост, 84 моста на шоссейных и грунтовых дорогах, взорвано и сожжено 42 танка и бронемашины, 418 автомашин, шесть цистерн с горючим, девять тягачей, свыше двадцати складов и баз с продовольствием и вооружением. Смелыми налетами партизан было разгромлено девять воинских штабов и восемь полицейских управлений.

    Партизаны захватили богатые трофеи: 10 танков и бронемашин, 14 орудий, 154 пулемета, 400 винтовок, 14 автомашин, 135 лошадей, 146 повозок. За это время было собрано и передано командованию фронта много разведывательных данных о противнике. Таковы итоги героической восьмимесячной борьбы бесстрашных партизан.

    Разумеется, все это не могло не встревожить немецкое командование. Оно решило блокировать Брянский лес, рассчитывая, что окруженные партизаны, не имея продуктов, боеприпасов, начнут массами выходить из «зеленого котла» с поднятыми руками.

    Выполняя план блокады, немцы уже к марту 1942 года стянули к району Брянских лесов большое количество войск. На железнодорожных линиях курсировали бронепоезда, все искусственные сооружения (мосты, трубы) охранялись специальными подразделениями, имевшими сильные огневые средства, вдоль полотна дорог были расставлены часовые на расстоянии видимости друг друга. А на участке между Брянском и Унечей оккупанты пытались даже соорудить по обеим сторонам железной дороги забор. Особое внимание гитлеровцы сосредоточили на укреплении обороны железнодорожной магистрали Гомель — Брянск. Вдоль дороги были вырублены леса, сооружены дзоты и установлены минные поля.

    Но странное дело! Первая часть их плана — блокада леса — была, как считали гитлеровцы, выполнена успешно, а вот вторая часть, которая должна бы осуществиться «сама собой», не выполнялась.

    Партизаны не шли к немцам с поднятыми руками. Наоборот — сила партизанских ударов становилась более ощутимой. Партизаны искали и находили все новые и новые методы борьбы. Их не останавливали минные поля, не пугали стаи немецких овчарок и до зубов вооруженные заслоны карателей. Неутомимые разведчики находили новые тропы, по которым партизаны смело выходили на оперативный простор. Перефразируя известное выражение Суворова о том, что «там, где пройдет солдат, там пройдет и армия», можно сказать: там, где партизан находил тропку, проходил целый отряд. Много изобретательности проявили в эти дни подрывники. Так, прославленный подрывник навлинских отрядов Алексей Ижукин не только весьма эффективно использовал железнодорожные мины оригинальной конструкции И. Г. Старинова, но и, организовав собственное производство мин, искусно применял их на практике. А когда подступы к железнодорожным объектам на суше стали особенно усиленно охраняться, отважный подрывник перенес свои действия на воду. Сконструировав специальную бесшумную лодку, Ижукин с группой товарищей погрузил в нее 250 килограммов тола и в одну из темных ветреных ночей без единого шороха подплыл к большому железнодорожному посту у станции Синезерки. Вскоре раздался сильный взрыв, и фермы моста рухнули в воду. Вместе с мостом «приказала долго жить» и его охрана.

    Большую активность проявляли дятьковские партизаны, действовавшие на севере Брянских лесов. Как пример можно указать на операцию, которую провела группа партизан под командованием Н. В. Куликова. При нападении ее на гарнизон в деревне Ходиловичи большинство немцев было перебито, а оставшиеся в живых бежали на аэродром, где фашисты в панике уничтожили 17 своих самолетов. Дорого обошелся немцам визит партизан!

    Партизанские отряды, действовавшие в Дятьковском районе (сведенные впоследствии в бригаду), координировали свои действия непосредственно со штабом Западного фронта и штабом 10-й армии.

    Гитлеровцы с каждым днем убеждались, что тактика блокады не оправдывает себя. Они держали прикованным к «партизанскому краю» значительное количество войск, а желаемого эффекта не получалось. Вот как оценивал сложившуюся обстановку командир 108-й венгерской дивизии генерал Абт, долгое время воевавший против брянских партизан:

    «Первая особенность «малой войны» состоит в том, что она ведется в лесах, в темноте, с очень маневренным противником, который способен нападать на нас с боков и сзади. Так называемый фронт не спасает нас от проникновения больших сил партизан в наши боевые порядки. Мелкие группы противника рассекают наши тылы… Мы не имеем успеха в ведении «малой войны» потому, что противник с большим мастерством использует свое маневренное преимущество. В результате только за последнее время мы потеряли восемьсот героев убитыми».

    Взвесив и оценив обстановку, немецкое командование приняло новый план. Гитлеровцы были намерены разрезать лесной массив на секторы и, сжимая каждый сектор в отдельности, «выдавливать партизан» по частям и уничтожать их.

    Операция готовилась тщательно и в большом секрете… для своих солдат и офицеров. Что касается партизан, то они знали о ней с момента зарождения ее плана и своевременно разработали необходимые «профилактические» меры: перегруппировали силы, в течение нескольких дней соорудили в лесу запасной аэродром.

    И вот в сентябре 1942 года, бросив против партизан две венгерские пехотные дивизии и восемь карательных батальонов при поддержке авиации и танков, немцы повели общее наступление.

    Разрезав лес по направлению рек Ревны и Навли, гитлеровцы решили, что основная их задача выполнена. Но увы! Втягивая противника в «мешок», парализуя работу его тылов, партизаны наносили фашистам внезапные удары в спину. Исключительно ожесточенный характер приняли бои на рубежах, имевших для партизан особо важное значение. В течение многих дней по всему лесу слышны были разрывы снарядов крупнокалиберной артиллерии, ни на минуту не прекращали своих действий вражеские бомбардировщики и штурмовики.

    Тяжело пришлось партизанам, однако они не только выдержали, но и опрокинули врага, с честью отстояли свой свободный край.

    Вот как описывает те напряженные дни участник боев Н. Прохоров:

    «…От Гололобова (Навлинский район) гитлеровцы вели наступление на партизан широким фронтом, силой нескольких соединений. В районе Никольского фашисты потеснили отряд имени Щорса. Он с боями отступил в глубь леса и остановился в урочище, недалеко от поселка Гавань.

    Под Гололобовом с фашистами принял бой сильный, хорошо вооруженный Первый Ворошиловский отряд. Ворошиловцы задерживали наступление, но несли потери. Один батальон оказался отрезанным в маленьком поселке, однако стойко продолжал вести бой. Партизаны не признавали окружения. На помощь Первому отряду торопился Второй Ворошиловский отряд под командованием И. А. Гудзенко, известный по всему Брянскому краю. Один за другим спешно прибывали отряды и с ходу вступали в бой.

    Объединенный штаб стягивал к району боев основные силы. Весь лес пришел в движение. В это же время партизанские группы разведчиков, подрывников, просачиваясь сквозь вражеское кольцо, уходили в тыл, минировали железные и шоссейные дороги, подрывали и жгли склады противника. В дни наступления фашистов партизанские отряды вдвое увеличили количество диверсионных групп на вражеских коммуникациях.

    Все ночи на партизанских аэродромах горели затейливо выложенные костры… Скользя по темной поверхности леса мощными прожекторами, один за другим приземлялись транспортные самолеты. Спешно выгружалось вооружение и боеприпасы. Сбавив газ, пилот выскочит на минуту из кабины, чтобы угостить партизан куревом, и едва успевает опорожниться портсигар или кисет, как он уже торопливо нахлобучивает шлем и бежит к машине, полной детей и раненых партизан.

    А в воздухе уже кружит другая машина, требуя места для посадки. Сверху, откуда-то из-за облаков, плавно опускаются под белыми куполами парашютов огромные мешки, повисая стропами на деревьях.

    Москва посылала в эти дни своим далеким защитникам только оружие и боеприпасы. Разве уж какой-нибудь очень сердобольный и опытный интендант, улучив удобную минуту, когда заглядится пилот, бросит в машину сверх положенного груза ящик табаку или мешок соли.

    …Грозовая, вдохновенная была пора в Брянских лесах»[156].

    Большую помощь партизанам в это время оказывал Орловский обком партии. Секретари обкома А. П. Матвеев и Н. Г. Игнатов непосредственно руководили отправкой в «партизанский край» оружия и боеприпасов. А когда бои приняли особенно напряженный характер, в Брянские леса прибыл первый секретарь обкома А. П. Матвеев и возглавил руководство крупнейшими операциями. Благодаря усилиям обкома партии и командования фронта партизаны всегда чувствовали живую связь с «Большой землей» — со своей Советской Родиной.

    В упорных боях с 17 сентября по 3 октября 1942 года партизаны сорвали планы врага. «Партизанский край» выстоял. За время ожесточенных боев славные бойцы вывели из строя около 3500 солдат и офицеров, подбили пять танков, две бронемашины, шесть орудий, три миномета, захватили много пленных и большие трофеи. Резко возросло количество крушений вражеских эшелонов. Если за год борьбы орловские партизаны пустили под откос 85 гитлеровских железнодорожных составов с живой силой и техникой, то за последние четыре месяца 1942 года было уничтожено 225 вражеских эшелонов. В октябре партизаны уничтожили 3700 захватчиков, а в ноябре — в два раза больше[157].

    Партизаны сражались с беспримерным мужеством. Героизм был поистине массовым, нормой поведения в бою каждого партизана и партизанки. Подрывник Александр Подымалкин трижды минировал железнодорожную магистраль. Но охрана перед проходом поезда обезвреживала мины. И вот, когда для очередной закладки мины оставались считанные секунды, Подымалкин на глазах вражеских патрулей бросился с миной под поезд. Взорвав паровоз и 12 вагонов с автомашинами и боеприпасами, отважный партизан геройски погиб во имя Отчизны.

    В одном из боев была ранена и схвачена фашистами член партии партизанка Варя Филонова. Растерзанную и исколотую штыками, каратели водили ее по поселку Алтухово для устрашения населения. Уже с петлей на шее Варя успела крикнуть: «Да здравствуют советские патриоты!»

    Группа партизан отряда им. Жданова Навлинского района под командованием кандидата в члены партии Анатолия Башина, возвращаясь после выполнения задания, была окружена противником численностью до 80 человек. Пять смельчаков заняли круговую оборону и приняли бой. Но боеприпасы на исходе… Остается по нескольку патронов и по одной гранате.

    Вот вражеская пуля сразила комсомольца Рубекина, замертво падают Андрей Кащеев и Иван Исайкин, но комсомольцы не сдаются. Наконец все патроны вышли. Петр Аксенов и Анатолий Башин приготовили последние гранаты, крепко обнялись. Подпустив врагов вплотную, герои взорвали себя и их.

    Так поступали славные советские патриоты-партизаны, для которых Родина была дороже жизни. Навечно будут вписаны их имена в летопись священной борьбы советского народа против гитлеровских захватчиков.

    Партия и правительство высоко оценили заслуги брянских партизан. В конце 1942 года Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР более тысячи из них были награждены орденами и медалями.

    А наиболее отличившиеся в боях партизаны — Бондаренко Алексей Дмитриевич (комиссар объединенных партизанских отрядов), Дука Михаил Ильич (командир бригады им. Кравцова), Емлютин Дмитрий Васильевич (командир объединенных партизанских отрядов), Ижукин Алексей Иванович (подрывник бригады «Смерть немецким оккупантам»), Ромашин Михаил Петрович (командир бригады им. Щорса), Рябок Владимир Самсонович (секретарь Дятьковского райкома ВЛКСМ), Стрелец Филипп Евдокимович (командир отряда) — были удостоены высшей награды — звания Героя Советского Союза.

    Роль «Брянского партизанского края» возрастала. Это был уже не просто «партизанский край». Теперь на него возлагались новые специальные задачи, и он уже входил в планы Верховного Главнокомандования как важный плацдарм в тылу врага.

    Надо заметить, что Ставка придавала большое значение «рейдовикам» — партизанским отрядам и соединениям, уходившим в глубокие рейды по тылам противника. Используя слабую концентрацию немецких войск в далеких тылах, рейдовые отряды организовывали крупные диверсии, взрывали военно-промышленные объекты, мосты, переправы. Они проводили большую политическую работу среди населения, поднимая новые слои народа на борьбу с врагом.

    Удобное расположение «Брянского партизанского края», наличие там сильной партизанской армии и крупных аэродромов, способных принимать любые типы самолетов, а также бесперебойная двусторонняя связь с «Большой землей» — все это превращало его в отличную базу для рейдовых отрядов других областей. Нередко преследуемые превосходящими силами противника, многие отряды спешили сюда как в свой родной дом. Брянские леса становились для них спасительной гаванью в бушующем море. Здесь находили поддержку соединения дважды Героев Советского Союза С. А. Ковпака и А. Ф. Федорова, отряды Харьковской, Сталинской, Сумской, Курской, Смоленской и других областей.

    Вот как отзывался о помощи «Брянского партизанского края» один из командиров крупных украинских партизанских соединений Герой Советского Союза генерал-майор М. И. Наумов:

    «…В первую очередь мы, украинские патриоты, должны выразить огромную благодарность Брянскому краю и Белоруссии за то, что партизанские отряды Украины нашли там приют и поддержку в тяжелое для них время, помощь вооружением, боеприпасами и, главное, людьми»[158].

    Возросшее значение «Брянского партизанского края» хорошо понимал и враг. Достаточно сказать, что к зиме 1942 года для охраны коммуникаций и непосредственной борьбы с партизанскими отрядами, действовавшими в Брянских лесах, оккупанты вынуждены были сосредоточить тыловой корпус под командованием генерал-лейтенанта Бернхарда, три пехотные венгерские дивизии и различные «русско-немецкие» формирования численностью около 4500 человек. Наряду с боевыми действиями против карателей партизаны под руководством окружкома партии проводили большую работу по разложению полицейских формирований. В результате свыше трех тысяч полицейских, коварно обманутых фашистскими прихвостнями, перешло на сторону партизан.

    Большую работу по разложению полиции и вовлечению полицейских в партизанскую борьбу проводили коммунисты и комсомольцы Дятьковской партизанской бригады. В своих воспоминаниях командир этой бригады Г. И. Орлов пишет:

    «Мы готовились разгромить гарнизон в деревне Верхи, состоявший из немцев и полицейских. Гарнизон был сильно укреплен. При штурме мы понесли бы большие потери. Тогда мы решили прибегнуть к новому средству. Наши разведчики Андриянов, Хохлов, Марченко и Варадуля помогли выполнить эту задачу без потерь. Они связались с знакомыми надежными жителями дер. Верхи и в течение месяца жили в деревне нелегально, ведя работу по разложению полиции. Жизнь их была на волоске… Однако работа продвигалась успешно. В назначенный день наши разведчики получили пароль, схему расположения гарнизона и постов. В день операции на пути в деревню бригаду встретили полицейские, ожидавшие партизан. Бригада вошла в деревню без единого выстрела, уничтожила немецкую охрану и взяла трофеи… Впоследствии из бывших полицейских вырос сильный отряд, который при разгроме немецких гарнизонов всегда действовал на главном направлении…»

    В борьбе против партизан противник рассчитывал не только на свое военно-техническое превосходство. Фашистское командование внимательно изучало методы партизанских действий и пыталось противопоставлять замыслам партизан самые разнообразные тактические приемы. Поэтому постоянно возникала необходимость разрабатывать новые методы борьбы.

    Объединенный штаб «Брянского партизанского края» кропотливо изучал методы борьбы партизанских отрядов, не только входивших в объединение, но и действовавших в северных районах Брянских лесов, а также рейдовых отрядов других областей и республик; разбирал буквально каждую боевую операцию, каждый диверсионный акт. На основе обобщения этого богатейшего опыта штаб разрабатывал и с успехом применял на практике новые приемы.

    В Брянских лесах, на стыке трех республик, собирались для обобщения и обмена опытом командиры партизанских отрядов РСФСР, Белоруссии и Украины. С чувством большого удовлетворения вспоминает дважды Герой Советского Союза С. Ковпак о днях, когда стала реальной возможность обмена опытом с брянскими партизанами.

    «…Здесь мы впервые встретились с представителями брянских партизан, договорились с ними о созыве совещания всех командиров и комиссаров отрядов, действовавших в Брянских лесах. Мы хотели обменяться опытом.

    Ясно было, что борьба предстоит упорная и долгая, что мы всерьез должны стать военными людьми, что надо как следует учиться воевать»[159].

    В Брянских лесах прошли суровую школу партизанские генералы В. Андреев, П. Вершигора, А. Горшков, М. Дука, М. Наумов, А. Сабуров. Партизанскую борьбу начал в Брянских лесах прославленный партизан Герой Советского Союза Д. Медведев[160].

    С осени 1942 года, после проведенного в Кремле совещания руководителей партии и правительства с группой командиров и комиссаров партизанских отрядов ряда областей и республик, стали уходить из Брянских лесов далеко за Днепр, в Полесье, Западную Украину, в Карпаты в большие рейды соединения партизан Украины, а Брянские леса оставались для них надежным тылом. П. Вершигора в своей книге «Люди с чистой совестью» писал:

    «…Перенесение опыта крупных партизанских отрядов из Брянских лесов на правый берег Днепра, в Полесье, Киевщину, Ровенщину и Житомирщину — это была политическая цель рейда; в ходе рейда были нанесены удары по военно-промышленным объектам и узлам коммуникаций врага — это была военная цель»[161].

    А война шла…

    Наступал 1943 год. Летняя кампания 1942 года закончилась для немецкой армии тяжелым поражением. Сталинградская катастрофа стоила гитлеровцам не только потери 330 тысяч солдат и офицеров. С этого момента стратегическая инициатива перешла в руки Советских Вооруженных Сил. После победоносного Сталинградского сражения Советская Армия наступала на огромном фронте от Балтийского моря до предгорий Кавказа. Особенно глубоко наши войска вклинились в районе западнее Курска (Курский выступ). Героические части Советских Вооруженных Сил стремительно приближались к «партизанскому краю». В районе Суземки партизаны встретились с воинами 11-го танкового корпуса. Они двигались на рубеж Десны.

    Встреча партизан отряда им. Чкалова с воинами Советской Армии на южной опушке Брянского леса. Март 1943 года.


    Это были незабываемые дни! Партизаны бросались в объятия опаленных порохом войны братьев-танкистов, несших знамя победы на Запад. И даже разудалые переливы двухрядки не в силах были унять слез радости…

    Но битва еще не закончилась. Предстояли новые тяжелые бои. Понесшее поражение на советско-германском фронте зимой 1942—1943 года гитлеровское командование пыталось восстановить престиж немецкой армии в глазах не только своих сателлитов, но и мирового общественного мнения. В создавшейся обстановке Гитлер видел один выход — наступать! Но где и как? Раздумывая над стратегической картой Восточного фронта, руководители генерального штаба Германии не без оснований опасались Курского выступа, который в любой момент мог быть использован советским командованием для развития операций на юг — в тыл группы армий «Юг», и на северо-запад — в тыл группы армий «Центр». Начальник германского генерального штаба генерал-полковник Цейтцлер в противовес плану, предложенному Гитлеру командующим группой армий «Юг» фельдмаршалом Манштейном — развивать операции на Украине, — предложил осуществить мощный одновременный удар с севера и юга на основание Курского выступа.

    Свой план Цейтцлер аргументировал заманчивыми перспективами: окружив и уничтожив крупную группировку советских войск на Курской дуге (Курский выступ), немецкие танковые армии должны были взять реванш за Сталинград, разгромить подходившие советские резервы и снова ринуться в район Донбасса…

    Этот план был одобрен Гитлером. Операция, получившая название «Цитадель», должна была, по замыслу немецкого командования, начаться не позднее первых чисел мая.

    Гитлер придавал огромное значение этой операции. Перед самым днем наступления в своем приказе по войскам он указывал:

    «Это наступление имеет решающее значение. Оно должно быть осуществлено быстро и решительно. Оно должно дать нам инициативу на весну и лето.

    Победа под Курском должна явиться факелом для всего мира»[162].

    Учитывая создавшуюся обстановку, Ставка Верховного Главнокомандования Советских Вооруженных Сил приняла решение несколько оттянуть передовые части Центрального фронта, заняв оборону на участке Рыльск — Севск — Дмитровск-Орловский. Покидая гостеприимные Брянские леса, советские танкисты не сказали партизанам: прощайте. Они сказали:

    — До скорой встречи, друзья!

    Для проведения операции «Цитадель» гитлеровское командование привлекло семь танковых и четыре армейских корпуса, в состав которых входили семнадцать танковых, две моторизованные и двадцать две пехотные дивизии. Кроме того, между главными ударными группировками на фронте Сумы — Дмитровск-Орловский оборонялась 2-я немецкая армия, имея в своем составе девять пехотных и одну охранную дивизию…[163]

    Оборону Орловского плацдарма несла вторая немецкая танковая армия, а также части 9-й армии.

    Таким образом, «Брянский партизанский край» оказался в клещах двух сильнейших армейских группировок: группы армий «Центр» и группы армий «Юг». Будучи расположенным в зоне основных коммуникаций противника, питающих эти армии, и примыкая непосредственно к тылам немецких фронтовых частей, «партизанский край» приобретал для командования Брянского, Центрального и Западного фронтов Советской Армии большое значение. Командование фронтов учитывало, что удерживаемый партизанами в тылу врага огромный плацдарм с 40-тысячной армией закаленных в боях бесстрашных партизан в предстоящих битвах будет представлять большую силу. Оценивая значение и роль брянских партизан в операциях на Курской дуге, бывший командующий Брянским фронтом генерал армии М. М. Попов в статье «Фланговый удар Брянского фронта» писал:

    «…В тылу противника в полосе Брянского фронта действовали партизанские отряды и бригады, патриотические дела которых широко известны. В их составе было много кадровых военных, вынужденных сражаться с врагом за линией фронта. Мы считали помощь партизан важным фактором успеха предстоящего наступления»[164].

    Чтобы сорвать подготовку операции «Цитадель», брянские партизаны по указанию обкома и командования фронтов усилили удары по противнику: они совершали дерзкие набеги на вновь созданные врагом аэродромы, посадочные площадки, тыловые базы. Одновременно не прекращались удары по коммуникациям гитлеровцев. Еще в феврале 1943 года брянские партизаны впервые в Великой Отечественной войне провели крупную операцию по одновременному минированию ряда важнейших коммуникаций противника. Операция проводилась по заранее разработанному плану, во взаимодействии с авиацией Брянского фронта, наносившей удары по железнодорожным станциям.

    Особого успеха в этой операции добилась бригада им. Кравцова под командованием Героя Советского Союза М. И. Дука, действовавшая на линии Брянск — Карачев. Для выхода на исходные позиции бригада совершила форсированный 80-километровый марш. В дальнейшем подобные операции по одновременному взрыву больших участков железнодорожного пути получили название «рельсовой войны». В марте 1943 года, в разгар подготовки немцами операции «Цитадель», когда днем и ночью спешили на восток немецкие эшелоны с живой силой и техникой, на главнейшей питающей фронт магистрали Гомель — Брянск партизаны взорвали на реке Десне у станции Выгоничи трехсотметровый двухколейный мост, известный под названием «Голубой мост».

    Это был замечательный подарок Советской Армии. Для немцев взрыв «Голубого моста» был тяжелым ударом. Срывались все сроки сосредоточения войск и их материальное обеспечение, а все это ставило под угрозу саму операцию «Цитадель».

    Как же была осуществлена операция по взрыву «Голубого моста»? Партизанам было известно, что на охране моста стоит сильный гарнизон, опоясанный целой системой инженерных сооружений. Лесные массивы в радиусе 100 метров были срублены, и «лысые» поля минированы. В дзотах денно и нощно несли вахту немецкие солдаты, а рядом с ними рычали овчарки. Но все же не раз сюда пробирались отважные партизанские разведчики — в осеннюю слякоть и зимнюю вьюгу. Но бывало и так, что одни возвращались ни с чем, другие совсем не возвращались…

    И вот, когда грузонапряженность на линии Гомель — Брянск возросла в несколько раз и большинство немецких эшелонов с живой силой и техникой следовало в район Орла, штаб фронта потребовал: взорвать мост во что бы то ни стало.

    Практика показала, что хорошо разработанная операция, имеющая в своей основе живой, оправданный обстановкой «сюжет», — это уже залог победы. План операции «Голубой мост» объединенный штаб партизанских отрядов разрабатывал особенно тщательно. Были учтены все мельчайшие детали, так как «мелочей» в таком деле не бывает.

    Идея операции была следующая: нанесение главного удара с запада, откуда немцы меньше всего могли его ожидать, с одновременным отвлекающим ударом на соседние гарнизоны: Выгоничи, Кресты, Полужье, Лопушь…

    И вот наконец все трудности, связанные с сорокакилометровым форсированным маршем, позади. Отряды на исходных позициях. Главное условие — скрытность подхода — соблюдено. Каждую секунду в темноте мартовской ночи может раздаться сигнал к атаке…

    Выполнение задачи было поручено партизанской бригаде им. Щорса, Первому Ворошиловскому отряду и приданным им группам из бригад им. Кравцова и «Смерть немецким оккупантам». Общее командование было возложено на командира бригады Героя Советского Союза М. П. Ромашина — человека храброго, волевого, хорошо освоившего военное дело.

    Прежде всего нужно было парализовать техническую и живую связь гарнизона моста с соседними гарнизонами. С этой целью группе из бригады им. Кравцова под командованием Волкова было приказано разгромить гарнизон на станции Полужье, в семи километрах восточнее моста, чтобы воспрепятствовать подходу немецких резервов из Брянска. Первый Ворошиловский отряд под командованием Г. Ф. Покровского, имевший на вооружении 45-миллиметровые противотанковые пушки и тяжелые минометы, получил приказ разгромить противника на станции Выгоничи и в населенном пункте Кресты, прикрывавшего мост с запада. Но надо было еще взорвать полотно железной дороги и связь на участке Бородино — Хмелево. Эта задача поручалась сильной группе подрывников под командованием опытного минера Воробьева.

    Осуществление второго этапа — нападение на мост — зависело от умения ударных групп бесшумно сосредоточиться в непосредственной близости к мосту с западной стороны.

    Итак, все идет по строгому расписанию… На рассвете 8 марта 1943 года пушечные залпы Первого Ворошиловского отряда, прогремевшие на станции Выгоничи, возвестили начало атаки.

    Штурмовые группы под командованием командиров отрядов Н. Д. Тарасова, А. Т. Писарева с криками «ура» бросились на вражеские укрепления. Застрочили автоматы, пулеметы, в немецкие дзоты полетели гранаты…

    Исход боя решила внезапность нападения. Всего 26 минут потребовалось для того, чтобы ликвидировать гарнизон, уложить на мосту 800 килограммов тола и поджечь бикфордов шнур. Мощный взрыв — и моста не стало. Было убито 165 и взято в плен 12 гитлеровцев.

    В этой операции партизаны потеряли 10 человек. Смертью храбрых пали комиссар отряда Т. В. Жиляев и начальник разведки В. И. Алексеев.

    Партизаны возвращались на свои базы, а в стане врага от станции Полужье до Хмелева пылали подожженные партизанами железнодорожные сооружения. Конечно, в первые месяцы партизанской войны вплоть до второй половины 1942 года о проведении таких операций партизаны могли только мечтать. Теперь же крупнейшая операция с фронтом в 30 километров с участием большого количества бойцов и разнообразной техники стала им по плечу. Прежде всего это стало возможным благодаря возросшему мастерству ведения боя как рядовых партизан, так и командиров. Намного усилилось и вооружение отрядов. Одними из важнейших факторов, обеспечивших успех операции, явились умелая разведка и бесперебойная связь. Объединенный штаб непосредственно был связан с «КП» оперативной группы, со всеми отрядами. Все это обеспечивало четкость в работе, взаимодействие участвовавших в операции сил и привело к заслуженному успеху.

    А вот бывший начальник военно-транспортного управления группы армий «Центр» Герман Теске и сейчас не может понять, как же случилось, что «в марте 1943 года крупный партизанский отряд взорвал железнодорожный мост важнейшей стратегической железной дороги в самом центре немецкой ударной группировки, готовившейся к наступлению на Курск…»[165]

    Через три дня объединенному штабу стал известен приказ командующего группой армий «Центр»:

    «Заключения комиссии о сроках восстановления моста считаю неосновательными, приказываю восстановить мост в течение трех недель. Работы вести круглые сутки…»

    Но приказ генерала фон Клюге не был выполнен в срок. На восстановление моста потребовалось ни много, ни мало — ровно 30 суток.

    Вряд ли нужно доказывать, что означало в те дни парализовать на целый месяц важнейшую кровеносную артерию фашистской армии. Это была крупнейшая победа партизан и их серьезный вклад в дело разгрома врага на Курской дуге.

    Вскоре после этой операции журнал «Большевик» отмечал:

    «…Взрывы крупных — Навлинского и Выгоничского — мостов с уничтожением их гарнизонов, совершенные орловскими партизанами… войдут блестящими страницами в историю Отечественной войны»[166].

    А спустя месяц партизаны 2-й Клетнянской бригады под командованием Т. М. Коротченкова и П. В. Лебедева взорвали большой железнодорожный мост через реку Беседь.

    Славную страницу в историю «Брянского партизанского края» вписали клетнянские партизаны. В Клетнянских лесах действовала крупная партизанская группировка, имевшая к 1943 году в своем составе около 10 тысяч бойцов. Основным формированием партизан была партизанская бригада, во главе которой стояли командир и комиссар. Всего было пять бригад, каждая из которых действовала смело и умело. В составе этих бригад были не только местные партизаны, но также бойцы и офицеры, оказавшиеся в окружении. Кроме того, здесь действовали отряды, пришедшие из Белоруссии и других мест.

    Действуя на коммуникациях Брянск — Смоленск, Унеча — Кричев, Унеча — Брянск, клетнянские партизаны провели ряд удачных операций, имевших важное значение для Западного и Брянского фронтов. Насколько эффективны были их удары, можно судить по цифрам, которые приводит в своих воспоминаниях бывший секретарь подпольного Клетнянского райкома партии А. Ф. Семенов. Только один отряд «За родину» под командованием И. А. Панасенкова пустил под откос 43 вражеских эшелона (разбито 438 вагонов, 100 платформ, 18 цистерн), взорвал три железнодорожных моста и 17 километров железнодорожного пути.

    Одной из крупных операций клетнянских партизан, действовавших совместно со Смоленскими отрядами, был разгром в ноябре 1942 года станции Пригорье на магистрали Смоленск — Брянск.

    Свои действия партизанские бригады согласовывали с командованием Западного и Брянского фронтов. Но клетнянские партизаны, преследуемые карательными экспедициями немцев, не в силах были постоянно удерживать район Клетнянских лесов и вынуждены были менять базы, что затрудняло их боевые действия. Весной 1943 года две бригады — 2-я и 5-я — совершили диверсионные рейды в оккупированную Белоруссию.

    Взрывы Навлинского, «Голубого моста» и моста через реку Беседь показали возросшие возможности партизан в нанесении мощных ударов по врагу и оказании действенной помощи Советской Армии. Об этом убедительно свидетельствовали и многочисленные сообщения немецких генералов и офицеров.

    Так, командир 442-й дивизии особого назначения, входившей в состав второй танковой армии, генерал-лейтенант Борнеманн 17 мая 1943 года в тревоге доносил высшему командованию:

    «На протяжении прошедших полутора лет несколько раз наши войска пытались ликвидировать партизанские отряды в так называемых Брянских лесах. Войска доходили до центральной части района, в котором действовали партизаны, по затем в течение двадцати четырех — сорока восьми часов русские отбрасывали их на исходные позиции. Попытки истребить партизан ни разу не имели успеха, а только приносили нам большие потери. Партизаны продолжают занимать огромное пространство за спиной второй танковой армии. В связи с этим линии движения и подвоза блокируются противником. Подобное положение больше нетерпимо. Оно представляет огромную опасность для армии».

    Чувствуя, что иметь за своей спиной мощный «второй фронт» становится все более невыносимым, гитлеровское командование решило провести самое крупное наступление против партизан Брянщины.

    За полтора месяца до наступления на Курский выступ немцы двинули против партизан огромную армию. На этот раз все войска, «охранявшие» партизан, были сведены в одну группировку. В придачу к ней были сняты с фронта еще три дивизии. Общая численность экспедиционных войск превышала 50 тысяч. Командовал этой огромной, армией «лихой каратель», командир 442-й дивизии особого назначения генерал-лейтенант Борнеманн.

    Уже сам факт, что в момент подготовки битвы на Курской дуге, когда обе стороны прилагали максимум усилий для получения превосходства в живой силе и технике перед решающими боями, брянские партизаны приковывали к себе пятидесятитысячную немецкую армию, имел большое значение для Советской Армии. А если учесть большие потери в живой силе и технике, которые несли каратели, то станет ясным, во что обходилась фашистам борьба с «партизанским краем».

    К этому времени под руководством объединенного командования действовало 12 партизанских бригад, артиллерийский полк, бронетанковый батальон и звено самолетов «ПО-2».

    Противник начал наступление на партизанские отряды на рассвете 20 мая 1943 года. В наступлении участвовали: 137-я, 407-я, 492-я немецкие пехотные дивизии, отдельные части 405-й пехотной дивизии, 980-й гренадерский полк 221-й стрелковой дивизии, венгерская пехотная дивизия, 7-й немецкий артиллерийский полк, имевший на вооружении 105-миллиметровые орудия, 7 й батальон танковой группы в составе 46 танков, 11-й и 12-й артиллерийские дивизионы и другие отдельные части и подразделения.

    Полевые войска поддерживались авиацией. Против партизан было брошено большое количество самолетов «Фокке-Вульф-189» и «Ю-88». В период ожесточенных боев за населенные пункты Чернь, Красная Слобода, Смелиж, Чухрай, Ямное количество самолето-вылетов авиации противника достигало 350 в сутки.

    Фашистские каратели рассчитывали путем одновременного концентрированного удара по основным силам партизан и действиями сильных ударных групп с севера, востока и юга разрезать лесной массив на ряд изолированных участков, разобщить партизанские формирования, лишить их общего руководства, оттеснить партизанские силы к реке Десне и там уничтожить их. Противник намечал сплошную проческу лесов с севера на юг и с востока на запад. Чтобы не дать партизанам вырваться из зоны лесов, гитлеровцы увеличили гарнизоны, установили усиленные заслоны и укрепили имевшиеся по правому берегу реки Десны оборонительные сооружения. Гитлеровское командование тщательно разработало схемы маршрутных троп, дорог, просек, захвата тактически важных пунктов и последовательного окружения партизанской группировки.

    Готовясь к решительным боям с карателями, объединенному штабу пришлось серьезно подумать, какую избрать тактику борьбы. Было много предложений, вокруг которых разгорались жаркие споры. Одни предлагали «собрать все войско» и двинуться через линию фронта. Этот вариант не нашел поддержки, так как «партизанский край» был необходим не только для местных партизанских нужд — его использование предусматривалось Верховным Главнокомандованием Советской Армии. Предлагалось также занять круговую оборону и биться «до последней капли крови». Но это привело бы лишь к истреблению партизан.

    Был принят единственно правильный в создавшихся условиях план маневренных боев. Только маневрируя, можно было сохранить свои силы и успешно вести борьбу с превосходящими силами карателей. Задача состояла в том, чтобы по возможности не вступать в неравные бои, а ускользать от противника, «распыляться» и вновь собираться за его спиной, нанося врагу внезапные разящие удары. Опыт показал, что такие действия больше, чем что-либо, изматывают врага и повергают его в панику. А у страха, как известно, глаза велики — там, где действует один отряд, противнику мерещатся десять…

    Однако маневренная борьба осложнялась тем, что фашистские каратели на своем пути предавали огню и мечу все живое. Население искало защиты у партизан, и партизаны никогда не оставляли его в беде. Но это сковывало маневренность отрядов.

    К 31 мая создалось весьма тяжелое положение для основной группировки партизанских отрядов, действовавших на юге. Плотное кольцо окружения сжималось, грозила катастрофа. Выход был один — прорыв! Бригады были сосредоточены в районе поселка Воловня. По указанию объединенного штаба прорыв должны были осуществить Первый Ворошиловский отряд (командир П. Г. Катков, комиссар А. Ф. Князев) и бригада «За Родину» (командир Г. Х. Ткаченко, комиссар Н. А. Кастырин).

    После осуществления прорыва бригады «За власть Советов» и Комаричского района имели задание зайти в тыл противника в районе Негино — Селечня — Суземка — Гаврилова Гута и внезапным мощным ударом разгромить противника. На прежнем рубеже для прикрытия оставалась бригада им. Фрунзе.

    Обстановка настолько осложнилась, что успех уже решали не часы, а минуты. Атакующим отрядам надо было в течение нескольких часов короткой летней ночи оторваться от противника и занять исходное положение для прорыва.

    Вспоминая те грозные дни, командир бригады «За власть Советов» Я. Киселев рассказывает:

    — На рассвете 1 июня 1943 года, когда мы вышли на широкую просеку в районе Воловни, вся просека длиной в несколько километров и шириной около 100 метров была битком забита. Помимо партизанских отрядов тут было население, которое спасали партизаны. Это был грозный поток, готовый прорваться через любые преграды.

    Достигнув исходного положения, быстро и бесшумно развернулись бригада «За Родину» и Первый Ворошиловский отряд. А спустя час со стороны противника раздались дикие вопли, взрывы, пулеметная стрельба. Лес содрогнулся от мощного русского «ура!».

    Наш удар был настолько ошеломляющим, что фашисты бросили орудия, повозки и кухни с дымящимся завтраком. Многотысячный людской поток хлынул в прорыв… Эту просеку, где и сейчас заботливо оберегается зеленый холмик братской могилы, партизаны прозвали «Просекой великого прорыва».

    Исключительно важное значение в ходе боев имела связь. Перейдя на кочевой образ жизни, связисты все тяжелое оборудование центрального радиоузла зарыли в землю — радиосвязь осуществлялась только посредством маломощных радиостанций «Север» От частых переправ через реки и сильных дождей батареи быстро выходили из строя, временами терялась связь с «Большой землей», что грозило для партизан серьезными последствиями. Но за год работы в крае партизанские радисты приобрели опыт, сноровку и могли работать в самых тяжелых условиях.

    В развернувшихся боях связисты сыграли большую роль, обеспечивая связь объединенного командования с маневренными группами и с «Большой землей». Особо отличились радисты северного участка Афанасьева, Мельников и Савченко. Благодаря их самоотверженной работе партизанские отряды, действовавшие в северной части «партизанского края», могли бесперебойно принимать самолеты с боеприпасами и вооружением.

    В результате ожесточенных боев с 20 мая по 3 июня 1943 года партизаны убили и ранили около 4 тысяч солдат и офицеров, подбили и уничтожили много автомашин, захватили ценные трофеи[167].

    Вместе со многими сотнями своих подчиненных нашел себе могилу в Брянских лесах и сам командующий карательной экспедицией — генерал-лейтенант Борнеманн. В подбитой автомашине он оставил партизанам «на память» важнейшие секретные документы гитлеровского генерального штаба, карты обстановки и дислокации соединений в полосе Центрального, Брянского и Западного фронтов. Все эти документы были немедленно переправлены в Москву, в Центральный штаб партизанского движения.

    Так бесславно закончилась последняя попытка немцев уничтожить «Брянский партизанский край».

    В июле 1943 года началась величайшая битва на Курской дуге. Гитлеровское командование вынуждено было оттянуть свои войска от «партизанского края» и бросить их на передовые линии против регулярных частей Советской Армии.

    Военный совет Центрального фронта по представлению Орловского штаба партизанского движения утвердил план взаимодействия брянских партизан с частями войск фронта. Перед брянскими партизанами были поставлены ответственные боевые задачи:

    «Для срыва подвоза противником к линии фронта по железным дорогам и большакам резервов и переброски их с одного фронта на другой в период с 26 августа по 5 сентября 1943 года парализовать движение по железным дорогам и большакам в тылу противника на участках: Брянск — Локоть; Брянск — Хутор Михайловский; Брянск — Гомель; Кричев — Унеча; Унеча — Хутор Михайловский; Новозыбков — Новгород-Северский — и вывести из строя большак Суземка — Трубчевск».

    Артиллеристы Клетнянской бригады «За Родину» ведут обстрел шоссейной дороги Брянск — Рославль. Сентябрь 1943 года.


    Партизаны с честью выполнили эту задачу. Почти полностью было парализовано железнодорожное движение на этих важнейших для немецких войск направлениях. С 21 июля по 27 сентября орловские партизаны взорвали свыше 17 тысяч рельсов.

    Одновременно с боевыми действиями перед «партизанским краем» встала новая огромной важности задача — спасти население от угона в немецкое рабство. Оставляя советские города и села, остервеневшие гитлеровские захватчики зверски истребляли мирное население, угоняли юношей и девушек на каторжные работы в Германию, пытались превратить покидаемые ими районы в «зону пустыни».

    Газета «Партизанская правда» писала в те дни:

    «…Эта попытка организованного массового грабежа и истребления советских граждан, предпринимаемая немецко-фашистскими властями, должна встретить со стороны всех партизанских отрядов, партизан и партизанок Орловщины самый решительный и немедленный отпор. Не ослабляя своей боевой деятельности по разрушению вражеского тыла, партизанские отряды в то же время должны с удвоенной энергией срывать эти варварские мероприятия оккупантов…

    Отбивать на дорогах колонны советских граждан, отправляемых в немецкое рабство, обозы с награбленным народным добром, скот и хлеб; организовывать новые партизанские отряды, оказывать всяческую помощь населению, которое ищет и будет искать защиту у партизан; не давать отступающим гитлеровцам сжигать села и деревни — таковы неотложные задачи нашего «партизанского края». Надо напрячь все силы, чтобы с честью их выполнить».

    Партизаны справились и с этой задачей. Они отбили у врага колонны, насчитывавшие до 30 тысяч мирных жителей, которых фашисты гнали в свой тыл на каторжные работы — на верную гибель.

    И вот наступил незабываемый день новой встречи партизан с советскими воинами. Сколько было радости, счастливых слез и жаркого веселья!

    Брянским партизанам было чем поделиться со своими братьями по оружию.

    Партизанская бригада им. Сталина под командованием В. Бойко, взаимодействуя с частями Красной Армии, пустила под откос семь железнодорожных эшелонов и уничтожила до тысячи гитлеровцев.

    Партизаны бригады имени Суворова под командованием А. Казанкова обеспечили переправу частей Советской Армии через многоводную реку Беседь. Кроме того, они пустили под откос 18 вражеских эшелонов с живой силой и военной техникой.

    Не менее внушительны были боевые показатели и других бригад.

    Замечательно проявили себя в этих последних решающих боях партизанский танковый батальон и артиллерийский полк, имевший на своем вооружении 18 пушек разных калибров, 122-миллиметровую гаубичную батарею, минометную батарею и батарею зенитных пушек.

    Мастеров огня — командиров орудия Михайлова, Краснова, наводчиков Шкуричева, Котова, Ворожейкина, Сафронова знали во всем «партизанском крае». Много трудов для создания боевого артиллерийского полка положили заместитель командира объединенных отрядов М. Балясов и командир полка Л. Галкин.

    Многотысячные соединения «партизанского края» наносили мощные удары по врагу во взаимодействии с частями Советской Армии.

    Боевые действия партизан южных массивов Брянских лесов сорвали оборону противника, помогли частям Советской Армии в течение двух дней захватить большую территорию, продвинуться вперед, на юго-запад. Мощные удары брянских партизан по тылам противника ускорили разгром орловской группировки немцев.

    Один из видных гитлеровских генералов, Л. Рендулич, впоследствии писал:

    «…Бывали случаи, когда во взаимодействие с частями Красной Армии вступали силы партизан, насчитывавшие до 10 тысяч человек»[168].

    В жаркие дни боев, развернувшихся на Курской дуге, многочисленная армия брянских партизан обрушилась на тылы противника. Партизаны своими операциями содействовали частям Советской Армии в освобождении городов Брянска, Бежицы, Клинцов, районных центров Дятькова, Трубчевска, Жуковки, Клетни, Выгоничей, Почепа, Навли и других.

    На протяжении двух лет тяжелой борьбы «Брянский партизанский край», этот мощный зеленый бастион, над которым гордо реяло красное знамя, являлся живой притягательной силой для всех, жаждавших борьбы и мести.

    За два года брянские партизаны уничтожили свыше 70 тысяч вражеских солдат и офицеров, в том числе трех генералов. Более двух тысяч гитлеровских вояк было взято в плен. Партизаны пустили под откос сотни эшелонов противника с живой силой и техникой. Было взорвано 42 железнодорожных моста и 218 деревянных мостов на шоссейных дорогах, свыше полутора тысяч автомашин, семь бронепоездов, 320 танков, сбито 68 самолетов, сожжены сотни складов с горючим, боеприпасами, обмундированием и продовольствием, вырезано 350 километров телефонного кабеля. Славные партизаны-диверсанты взорвали свыше 18 тысяч рельсов, или около 300 километров железнодорожного пути.

    …19 сентября 1943 года в израненном, дымившемся Орле состоялся парад партизанских отрядов Брянских лесов.

    На трибуне члены Военного совета Брянского фронта. Вот как описывала этот незабываемый день газета «Красная звезда».

    Мимо трибуны идут партизаны. Идут прославленные отряды «За власть Советов», «За Родину», имени Ворошилова, имени Сталина, имени Героя Советского Союза Стрельца, имени Кравцова, имени Чапаева, имени Щорса и многие другие. Помните, мы часто встречали эти названия в сводках Совинформбюро!.. Идут партизаны-разведчики, знающие все потаенные лесные тропы, подрывники, чье оружие — гремящий тол, диверсанты — специалисты по крушениям немецких эшелонов, мастера внезапных налетов. Идут в ватниках, в шинелях, в крестьянских куртках. Идут с русскими автоматами и противотанковыми ружьями, с венгерскими карабинами, с немецкими ручными пулеметами.

    Вот плотный, коренастый Алексей Ижукин, Герой Советского Союза, знаменитый подрывник. У нас хранится его рассказ о первой операции, зафиксированный самодельным звукозаписывающим аппаратом на смытую рентгеновскую пленку. Это сделал в Брянском лесу партизанский радист Виктор Ломанович… Вот командир бригады Герой Советского Союза генерал-майор Михаил Дука.

    Идут люди, свыше двух лет боровшиеся в немецком тылу и видевшие вокруг себя страшное горе народа: и черные печи сожженной деревни, и морщинистую старуху в ветхом платке, рыдавшую на пепелище своего дома, и синие личики отравленных младенцев, и душераздирающий крик девушек, не раз услышанный разведчиками-партизанами на товарных станциях, когда, смешавшись с толпой, они скорбно смотрели на составы, увозившие в Германию сотни невольниц.

    …По площади, замыкая парад, проехали броневики с надписью «Орловский партизан». Вскоре участники парада смешались с толпами горожан. В парке началось народное гулянье. На площадях играли оркестры, выступали московские и ленинградские артисты. Из окрестных деревень приехали крестьянки с корзинами яблок и помидоров. На улицах они угощали своими гостинцами партизан.

    До поздней ночи не утихал город, не смолкали песни. Орел праздновал свою встречу с партизанами.

    Радостной и волнующей была эта встреча! Приятно было сознавать, что в исторических победах под Орлом и Курском есть доля большого ратного труда стойких партизан Брянщины.

    Итак, факел, о котором хвастливо говорил Гитлер перед курским наступлением, погас, не успев загореться…

    Зато ярко пылало знамя победы нашего великого советского народа!


    Н. В. Колесов
    ПОДМОСКОВЬЕ В ОГНЕ

    Хороша земля Московская! Хороша своей истинно русской нетленной красотой, славна своими заводами и колхозными фермами, электростанциями и тучными нивами, созидательным трудом своих сынов и дочерей.

    Зайдешь в любое село с его новыми домами, в любой город с его широкими улицами и скверами, выйдешь на живописный берег водохранилища или изумрудную лесную лужайку — все дышит миром и светлым покоем. И кажется, что это биение жизни, этот покой никогда не нарушались, что голубое небо никогда не омрачалось дымом пожарищ…

    Но если приглядеться внимательней, наблюдательный взор не сможет не заметить полустертые временем следы минувших исторических бурь. Вспомни: не раз земля Московская видела врага лицом к лицу, не раз полыхала огнем, не раз кровью за кровь платила недругам своим.

    …Много суровых непогод за свою многовековую историю пережила страна наша, пережила земля Московская, но буря 1941 года, пожалуй, самая жестокая и грозная. Немало примеров воинской доблести хранят древние камни, родные поля и леса, но такого мужества, самопожертвования, героизма, какие проявил советский человек в дни Великой Отечественной войны, не видели они еще никогда.

    По зову Родины, по зову Коммунистической партии поднялся народ наш на защиту своей свободы и независимости. Поднялся во имя мира, во имя жизни своей и будущих поколений против черных сил войны и смерти — против фашизма.

    …Идут годы. Зажили раны родной земли, зарастают следы великих битв. Но в памяти народа бессмертны героические деяния его сынов: и тех, кто в солдатской шинели прошел трудный путь от Москвы до Берлина, и тех, кто с трофейным автоматом в руках бесстрашно бился в тылу врага.

    Сравнялись с землей, заросли молодой зеленью окопы боевых рубежей и партизанские землянки, восстановлены разрушенные бомбежками города и взорванные мосты и дороги. Жизнь, всепобеждающая, яркая, радость творчества и созидания бурлит на подмосковных просторах, на всей советской земле. И всюду, куда бы вы ни приехали, живут и трудятся хорошие мирные люди — вчерашние участники грозных событий. Вот, скажем, идут где-нибудь под Можайском или Рузой учитель и агроном, а может, колхозный бригадир и инструктор райкома партии. Идут по дороге, говорят об урожае, о новом колхозном клубе, а то и о международных делах. И вдруг один из них остановится возле ничем не примечательной ложбинки, у обочины или на перекрестке и скажет:

    — А помнишь? Отсюда, да-да, именно с этого места ты подорвал гранатой машину с фашистами…

    — Верно… А ты еще — помнишь? — ранен был, но автомат не бросил, огнем прикрывал нас…

    — Да… А Василия жаль… Вот тут — помнишь? — он упал и больше не поднялся…

    — Помню! — твердо и решительно говорит советский человек.

    — Помним и никогда не забудем! — повторяют люди, снимая шапки у обелисков и братских могил.

    — Помним и никогда не забудем! — как клятву, повторяют молодые голоса на широком Минском шоссе у перекрестка дороги, ведущей в село Петрищево, у того перекрестка, где на гранитном постаменте замерла бронзовая фигура девушки с гордым, устремленным вдаль взглядом. Зоя!..

    Здесь, на подмосковной земле, свершила она свой бессмертный подвиг — один из тысяч и тысяч больших и малых, известных и неизвестных подвигов советских людей на фронтах и во вражеском тылу.

    …Разбегаются от Москвы дороги, лучами расходятся, направляясь к близким и далеким городам. И почти на каждой из них — на одной дальше, на другой ближе к столице — здесь, на земле Московской, есть невидимая ныне черта. Рубеж, который в ту памятную, трудную для нас осень не перешли фашистские полчища.

    По эту, московскую, сторону черты насмерть стояли советские воины, не пустившие врага в столицу и отсюда же начавшие свой исторический победный путь на Запад. А по другую сторону — там, в глубине подмосковных лесов, в окрестностях Волоколамска и Осташева, Можайска и Вереи, Рузы и Клина, Истры и Уваровки, Малоярославца и Угодского Завода, — сражались с оккупантами отважные партизаны Подмосковья. Их героические дела — частица общенародного ратного подвига в дни Великой Отечественной войны.

    * * *

    Ощетинясь надолбами и колючей проволокой, опоясанная траншеями и блиндажами, непреклонная и суровая, готовая к бою стояла Москва в грозные осенние дни 1941 года. Все тревожней и скупей становились сводки Советского Информбюро. В середине октября рядом с таганрогским и харьковским направлениями в сводках стали упоминаться можайское и малоярославецкое. Двадцать девятого октября — волоколамское…

    С юго-запада к столице рвались бронированные дивизии Гудериана, с запада и северо-запада — армии генералов Гоота, Хюпнера и других. Гитлер и его генералы бросали в бой все новые и новые силы. Каждый шаг вперед стоил гитлеровцам десятков тысяч убитых и раненых, сотен сожженных танков и сбитых самолетов. Но в своем яростном стремлении захватить Москву и этим предрешить свою победу фашистские стратеги не считались ни с какими потерями…

    А Москва сражалась. Держалась стойко, мужественно, нанося по наступающему врагу все более сокрушительные удары. Столица нашей Родины, как и вся страна, стала в те грозные дни военным лагерем. Пророчески звучали тогда слова поэта:

    Мать-Москва!
    Неприступный город!
    Мы поднялись со всех сторон, —
    Не взойдет на Поклонную гору
    Этот жалкий «Наполеон».
    Если предки твоих героев
    Шли с мушкетами и дубьем,
    Мы идем
    Огневой стеною,
    Мы железом и сталью бьем.
    Не впервой нам встречать врага,
    Часовые твои не дремлют.
    Стой, Москва,
    Как стоишь века!
    Обожжется вражья нога
    О твою накаленную землю!

    «Враг у ворот Москвы!»

    «Родина-мать зовет!» — эти слова доходили до каждого сердца.

    Тринадцатого октября 1941 года состоялось собрание партийного актива столицы. Московский комитет партии обратился к активу, ко всем трудящимся города с призывом защищать Москву до последнего вздоха.

    — Над Москвой нависла угроза, — говорил на этом собрании секретарь МК и МГК партии А. С. Щербаков, — но за Москву будем драться упорно, ожесточенно, до последней капли крови…

    В дни, когда по приказу Государственного Комитета Обороны Москва была объявлена на осадном положении, трудящиеся города все, как один, по зову родной Коммунистической партии встали на защиту столицы. Москвичи строили оборонительные рубежи, брали в руки оружие. На предприятиях и в районах города формировались рабочие батальоны, полки народного ополчения. Рабочие, служащие, студенты шли защищать родную Москву. На защиту ближайших подступов Московский городской комитет партии направил несколько сформированных им коммунистических батальонов.

    Сердце Советской Родины — Москва была в те дни не только штабом, где сосредоточилось руководство боевыми действиями на фронтах Отечественной войны от Белого до Черного моря. Выполняя директивы Центрального Комитета Коммунистической партии, изложенные в речи Председателя Государственного Комитета Обороны И. В. Сталина, партийные, советские и комсомольские организации столицы развернули огромную работу по созданию специальных отрядов и групп для борьбы в тылу врага, по организации помощи советским патриотам, действовавшим на временно захваченных врагом территориях Украины, Белоруссии, Прибалтики, западных областей РСФСР.

    Готовились к своей опасной и сложной борьбе и партизанские отряды, которые должны были действовать в районах Московской области, временно оккупированных немецкими захватчиками. В помощь патриотам Подмосковья столица послала более полутора тысяч смельчаков-добровольцев, готовых сражаться с врагом до последней капли крови.

    Призыв Центрального Комитета партии о развертывании борьбы в тылу фашистских войск явился боевой программой для московской областной партийной организации, окрылял и вдохновлял патриотов на героические дела. Московский областной комитет ВКП(б), во главе которого стоял А. С. Щербаков, заблаговременно, еще до того как гитлеровские полчища вступили на территорию Московской области, развернул разностороннюю подготовку к боевым действиям в тылу врага. Уже в начале октября решением Московского комитета партии был создан руководящий партизанский центр во главе с секретарем обкома тов. Яковлевым. Этот центр впоследствии осуществлял прямое оперативное руководство боевыми действиями в тылу врага, держал постоянную связь с командованием Западного фронта Советской Армии. Оперативные группы этого центра во главе с членами обкома партии были направлены в районы области и впоследствии непосредственно руководили действиями партизанских отрядов и работой подпольных райкомов партии.

    …Враг подходил к границам земли Московской. И сразу же пришло в движение большое число людей — от партийных и советских руководителей до бойцов будущих партизанских отрядов.

    Ключом била в эти дни жизнь в райкомах партии. Как обычно, шли туда люди, но было их в те тревожные дни куда больше. Райкомы подбирали командиров партизанских отрядов и групп связистов, договаривались о явках, сигналах, паролях, составляли списки партизан. По ночам из районных центров уходили в лесные массивы, на будущие партизанские базы, машины и подводы с оружием, боеприпасами, продовольствием. На лесных опушках гремели выстрелы и разрывы гранат — будущие партизаны учились владеть оружием.

    …Волоколамск. В кабинете секретаря райкома партии часто звонит телефон. Заходят люди — получают короткие распоряжения. Враг близко, и работники райкома еще и еще раз проверяют, все ли готово к предстоящей борьбе.

    Да, кажется, все предусмотрено. В густых лесах создана хорошо замаскированная база — четыре жилые землянки на 25—35 человек каждая, в других землянках — кухня, склады для хранения продуктов, боеприпасов, горючего. В лагере оборудована телефонная связь. Есть даже лесная типография. В случае если придется в неравной схватке отдать базу врагу, есть еще одна — запасная, так же хорошо оборудованная и подготовленная.

    …Секретарь райкома партии А. И. Бормотов уточняет с командиром отряда учителем И. Н. Назаровым обстановку перед уходом в лес. Базы подготовлены, снабжены всем необходимым. Командиры и комиссары здесь, в райкоме, обсудили состояние готовности отрядов к боевым действиям. И когда первые фашистские танки подошли к селу, Александр Иванович Бормотов одним из последних покинул районный центр, чтобы уже на следующий день начать борьбу с оккупантами…

    И так всюду — в Можайске и Рузе, Верее и Лотошине, Солнечногорске и Клину, Угодском Заводе и Истре — во всех районах, где мог появиться враг, коммунисты Подмосковья и плечом к плечу с ними комсомольцы и беспартийные — тысячи патриотов грудью вставали на защиту Родины, шли в ряды партизан.

    …Фашисты упорно рвались к Москве. Ценою неслыханных потерь в живой силе и технике им удалось захватить Можайск, Волоколамск, Клин, Истру, Ново-Петровское, Осташево, Лотошино… К концу ноября гитлеровцы дошли до тех рубежей, на которых окончательно захлебнулось их наступление и с которых 6 декабря 1941 года неудержимо рванулись вперед на врага советские воины, навсегда развеяв миф о непобедимости фашистских полчищ.

    Взгляните на карту Московской области того времени (сейчас территория ее несколько меньше). В конце ноября 1941 года положение было таким: гитлеровцам удалось временно занять семнадцать районов — Боровский, Верейский, Волоколамский, Высокинический, Коммунистический, Высоковский, Осташевский, Лотошинский, Клинский, Солнечногорский, Ново-Петровский, Шаховской, Рузский, Уваровский, Можайский, Малоярославецкий и Угодско-Заводский. Десять районов: Дмитровский, Зарайский, Истринский, Красно-Полянский, Наро-Фоминский, Звенигородский, Каширский, Серпуховский, Лопасненский (ныне Чеховский) и Химкинский — были оккупированы частично.

    …Черные, страшные дни переживала земля Московская, временно захваченная врагом. Всюду, куда ступала нога фашистского солдата, — в городах и поселках, селах и деревнях гитлеровцы совершали чудовищные преступления: грабили и убивали мирных жителей, разрушали и жгли города и села, уничтожали памятники культуры[169].

    По дорогам Подмосковья скрежетали гусеницы фашистских танков, над заснеженными полями клубился черный дым. А в Снигирях и под Яхромой, южнее Серпухова и за Наро-Фоминском гремели бои: защитники столицы стояли насмерть, сдерживая натиск озверелого врага. В промерзших траншеях и полуразрушенных снарядами блиндажах держали оборону советские солдаты. Показывая всему миру пример стойкости и мужества, они отбивали десятки атак — и лопались, как мыльные пузыри, гитлеровские «окончательные», «последние» и прочие категорические сроки взятия Москвы.

    В эти тяжелые дни тысячи людей с красными ленточками на шапках, сжимая в руках оружие и глядя прямо перед собой сухими строгими глазами, клялись верно служить Родине, сражаться за ее свободу и независимость до полной победы над врагом.

    Бойцы Можайского партизанского отряда дают клятву биться с врагом до последней капли крови. Слева комиссар отряда секретарь райкома партии И. М. Скачков.


    «Я, сын трудового народа Советской Родины, — произносили перед строем своих товарищей партизаны Уваровки, — даю священную клятву до последнего дыхания вести борьбу с заклятым врагом — германским фашизмом, не щадя своей жизни. Быть до конца преданным великому делу народных мстителей — партизан.

    Если же я по злому умыслу или по своей трусости, корысти или недисциплинированности нарушу великую клятву партизан, то пусть покарает меня рука моих товарищей как изменника, предателя Родины».

    «Я, гражданин СССР, перед лицом своих товарищей-партизан и всех советских патриотов, — говорили бойцы Шаховского отряда, — принимаю на себя высокое звание советского партизана.

    Я клянусь всеми мерами уничтожать фашистских гадин.

    Клянусь всеми силами помогать Красной Армии…»

    Присяга патриотов на верность великому делу разгрома врага, на верность социалистической Родине и Коммунистической партии звучала в лесах Осташева и Волоколамска, Можайска и Солнечногорска… Всюду поднимались на борьбу с врагом простые советские люди — рабочие и колхозники, учителя и врачи, школьники и домохозяйки — коммунисты и беспартийные. Брали в руки оружие внуки тех, кто вместе с машинистом Ухтомским сражался в боевых дружинах в грозные декабрьские дни 1905 года, младшие братья и сыновья тех, кто штурмовал Зимний и в лавах Первой конной брал у белых Ростов и Воронеж. Шли в отряды те, кто своими руками возводил Ленинскую Шатурскую электростанцию и организовывал первые колхозы на земле Московской.

    На защиту завоеваний Великого Октября вставали тысячи и тысячи патриотов, для которых понятия «Родина», «Коммунистическая партия», «социализм» были неразрывны с их собственной жизнью, стали ее смыслом и целью. И если враг посягнул на все, что было завоевано народом, если встал вопрос о жизни или смерти Советского социалистического государства — могло ли хоть одно честное сердце остаться в стороне от этой священной борьбы!

    …Принимая присягу, давая священную клятву бороться с врагом, советские люди хорошо понимали, что эта борьба будет тяжелой и упорной. Они знали, что враг жесток и коварен, понимали, что он вооружен до зубов, что в распоряжении фашистского командования огромный аппарат (от гестапо до карательных отрядов), накопивший в порабощенных странах Европы опыт борьбы с патриотами. Наши люди знали, что эта борьба будет стоить многих и многих жертв. Но ничто не могло запугать их. Сорок один партизанский отряд действовал на временно захваченной фашистами территории Московской области! В ходе боев отряды народных мстителей ширились и росли — они постоянно пополнялись уходившими в леса патриотами.

    Основной ударной силой партизанского движения были коммунисты и комсомольцы. В партизанские отряды Подмосковья ушло около 1500 членов Коммунистической партии, более 300 комсомольцев. В рядах партизан сражались 69 секретарей райкомов и горкомов партии, 31 председатель исполкома районных и городских Советов, 22 секретаря РК и ГК ВЛКСМ и десятки других руководящих партийных и советских работников.

    Первоначально на вооружении партизан было около 1500 винтовок, 32 станковых и 94 ручных пулемета, около ста автоматов, свыше 2500 пистолетов, 3000 мин, 15 тысяч бутылок с горючей смесью, подрывные пакеты, гранаты. Но партизанские «арсеналы» постоянно пополнялись автоматами, винтовками, боеприпасами, пулеметами и даже минометами и пушками, отбитыми у врага.

    Заранее созданный партизанский центр, будучи постоянно в курсе всех дел, осуществлял оперативное руководство так называемыми партизанскими группами, которые объединяли по нескольку районов — в каждом из них был свой партизанский отряд. Во главе группы районов-отрядов стоял работник Московского комитета партии, а командирами и комиссарами отрядов были, как правило, секретари райкомов партии, председатели райисполкомов и другие руководящие работники районных организаций.

    Между отрядами, а также между группами отрядов и центром была налажена постоянная связь. Она осуществлялась по радио, а также через связных. Это ответственное дело было поручено преданным, хорошо подготовленным людям. С риском для жизни выполняли они опасную работу, постоянно и прочно держали связь между отрядами и уполномоченными Московского комитета партии.

    Благодаря этому партизанский центр, а значит, и Московский комитет партии в целом были в курсе боевых дел партизан. Они направляли и координировали усилия партизанских отрядов, обобщали и передавали командованию советских войск ценнейшую информацию, поступавшую с мест — от партизанских отрядов и подпольных организаций.

    На заседаниях бюро Московского комитета партии систематически обсуждались вопросы боевой деятельности партизанских отрядов и подполья. Обком партии постоянно направлял ход боевых операций, партийно-политическую работу среди населения, оказывал отрядам народных мстителей разностороннюю помощь.

    И с первых же дней прихода врага на московскую землю партизаны Подмосковья, неукоснительно претворяя в жизнь указания родной партии, постоянно ощущая ее руководящую, направляющую руку, начали широкую организованную борьбу против немецко-фашистских захватчиков.

    Партизаны выводили части, группы и отдельных бойцов советских войск из окружения; собирали и передавали в центр сведения о численности, дислокации и передвижении сил врага; вели разъяснительную работу среди населения — распространяли выходившую в Москве специально для этих районов газету «Московские известия», районные газеты, издаваемые в лесных типографиях, листовки, брошюры; уничтожали живую силу и технику врага; нападали на его коммуникации; боролись с предателями народа.

    Партизаны Подмосковья с честью держали свое слово — не давали врагу покоя ни днем ни ночью. Убедительнее всего об этом свидетельствовали сами враги. Взятый в плен под Волоколамском в дни декабрьского наступления советских войск Рудольф Мильс, например, заявил:

    «В 1914—1918 годах тоже была война. Но тогда в тылу можно было свободно отдыхать. А сейчас это невозможно. Русские нам не дают покоя. Война идет не на жизнь, а на смерть, но иногда это хуже смерти…»

    Яснее, кажется, сказать трудно!

    * * *

    …Морозный ноябрьский ветер гуляет над московской землей. Колючая поземка хлещет по стенам притихших, темных домов Волоколамска. На улицах пусто. Только изредка проходят, зябко кутаясь в шинелишки и тряпье, фашистские патрули. Бредут, боязливо оглядываясь, не снимая окоченевших пальцев с автоматов.

    В тусклом свете быстро наступающих зимних сумерек чернеет на городской площади виселица. На ней трупы повешенных гитлеровскими палачами юных патриотов — восьмерых комсомольцев-москвичей. У каждого на груди дощечка с короткой надписью: «Партизан».

    Молодые москвичи — бойцы одной из диверсионных групп, выполняя боевое задание, попали в засаду и были схвачены гитлеровцами. Жестоко расправились фашисты с юными патриотами и для устрашения жителей надолго оставили казненных висеть на городской площади.

    …Безлюдно и тихо в городе. Но тишина эта обманчива. На стенах многих зданий, на столбах и заборах белеют листки объявлений. Бросается в глаза напечатанная огромным шрифтом цифра: «10 000 рублей». Это награда, которая обещана гитлеровцами всякому, кто доставит им партизанских командиров Т. и М. — «живых или мертвых».

    Но, словно подчеркивая всю тщетность и бессмысленность фашистской затеи поймать неуловимых партизан даже за столь щедрую награду, рядом с объявлением немецкого коменданта, как грозное предупреждение оккупантам, приклеен другой листок:

    «Мы с вами, дорогие братья и сестры! Мы никуда, никогда не уйдем… Подымайтесь все от мала до велика на священную борьбу с врагом! Помогайте всюду и везде партизанам… Как бы ни были тяжелы наши потери, сколько бы нам еще ни пришлось пережить в этой великой борьбе, мы уверены в правоте нашего великого дела, мы победим!»

    Под листовкой подпись: «Волоколамский РК ВКП(б)».

    Подпольный райком действовал. Действовал и созданный им партизанский отряд.

    Опираясь на помощь и поддержку населения, партизаны не давали врагу покоя, всюду уничтожали его живую силу и технику. В лесной типографии регулярно выпускались листовки — они расклеивались в городе, ходили по рукам. И сколько ни срывали их оккупанты и полицаи, листовки появлялись вновь. Голос правды, голос Коммунистической партии, голос Родины доходил до сердца советских людей. Росли ряды народных мстителей, ярче разгоралась борьба против ненавистного врага.

    Гремели выстрелы на улицах города и в окрестных деревнях: партизаны уничтожали фашистов и предателей Родины. До хрипоты орали в трубки немецкие телефонисты, но не получали ответа: партизаны в нескольких местах порвали линии связи. Тщетно дожидались горючего фашистские танки — колонна автоцистерн ярким пламенем полыхала на дороге: ее подожгли партизаны.

    …Днем и ночью более недели работали фашистские саперы, сооружая мост на дороге Волоколамск — Клин. Наконец мост был закончен. Тронулась по новой дороге колонна — более ста машин с боеприпасами, продовольствием, горючим.

    Но не успела еще первая подойти к мосту, как он взлетел на воздух. А вслед за этим появились советские самолеты и ударили по стоявшим у разрушенного моста машинам. Около ста машин не досчитались гитлеровцы в этот черный для них день. Сделали это партизаны отряда «товарища Т.» — товарища Б. В. Тагунова. Это они взорвали мост и своевременно вызвали по радио авиацию…

    За короткий срок партизаны этого отряда уничтожили более трехсот фашистских солдат и офицеров, 46 автомашин и автобусов, три автоцистерны с горючим, сожгли склад боеприпасов, захватили тяжелое орудие, порвали более 20 километров телефонного кабеля.

    …В глухом лесу — просторная, крепкая землянка. Тепло; ярко горят керосиновые лампы. Идет партийное собрание отряда. Коммунисты принимают в партию своего боевого командира — Тагунова. И когда ведущий собрание спросил: «Кто за то, чтобы принять товарища Тагунова Бориса Васильевича кандидатом в члены партии?» — подняли руки все коммунисты. Единогласно.

    — Поступило заявление о приеме в партию, — продолжает секретарь райкома В. П. Мыларщиков, — от нашего боевого товарища Ильи Кузина…

    Слегка робея, сутулясь и прихрамывая заметнее, чем обычно, вышел на середину землянки широкоплечий, коренастый молодой парень. Взглянул на лица партизан — отлегло от сердца. В глазах боевых друзей светилось теплое участие, поддержка и уважение. О, это большая честь — доверие и любовь товарищей по оружию! И Кузин завоевал их по праву. Он не был новичком в борьбе с оккупантами. В первые же недели войны ушел бить врага. Правда, в армию Илью не взяли (с детства был хром), но зато он добился другого, не менее почетного дела. Штурмана пароходства канала Москва — Волга Илью Кузина по его настоятельной просьбе направили в тыл врага, в партизанский отряд на Смоленщину. Там в боях с врагом Илья был ранен и переправлен в Москву, в госпиталь. Подлечившись, Кузин снова попросился в партизанский отряд, и его послали в Волоколамск.

    В первую же неделю в отряде Тагунова Илья Кузин вместе с двумя подрывниками пробрался в расположение фашистской тыловой части. С риском для жизни смелые подрывники взорвали склад боеприпасов. В результате было убито несколько гитлеровцев, уничтожено большое количество авиабомб, снарядов, гранат, винтовочных патронов, несколько тонн бензина и другое военное имущество. В дальнейшем подрывник Кузин с боевыми друзьями взрывал мосты, минировал шоссейные и железные дороги. Он стал любимцем и гордостью отряда. Вот почему партизаны-коммунисты единодушно приняли его в ряды партии. Доверие партийной организации умножило силы и энергию партизана. Вскоре после памятного для него события — приема в партию — он вышел на новое боевое задание.

    …Медленно наступает зимний рассвет. Глухо шумят под ветром старые сосны, изредка сбрасывая серебристую снежную пыль на обочину дороги. Вдоль нее ползком движутся несколько белых фигур — они почти сливаются с сугробами.

    — Пора, — негромко говорит Кузин.

    Быстро и бесшумно (каждый знает свое место в боевой операции) партизаны приступают к делу. Один уходит вперед по дороге, другой — назад: это дозорные. Четверо во главе с Кузиным ловко закладывают в снег плоские коробки мин. Подрывники еще не успели закончить минирование, как донесся условный свист ушедшего вперед дозорного.

    — Илья! Колонна машин… — доложил он, подбежав к командиру группы.

    — Сколько!

    — За поворотом не видно, но думаю, не меньше пяти…

    В боевой операции дорога? каждая секунда. Промедление — смерть. Мгновенно оценив обстановку, Кузин распорядился:

    — Иван, Петро и ты, Николай, заляжете у того куста… Видите, справа, впереди?.. Остальные — за мной! Мы откроем огонь первыми, слева. Правая группа поддержит… Упустить гадов нельзя!

    Через две-три минуты партизаны уже были в засаде. Место они выбрали удачное. Дорога, сделав поворот, круто и прямо сбегала с высокого холма. У его подножья, там, где шоссе снова поворачивает, и были поставлены мины. Правда, партизаны успели заложить их всего лишь четыре. Кузин, учтя обстановку, увел свою группу вперед, навстречу машинам, и разместил партизан справа и слева от дороги примерно на середине спуска, где шоферы вынуждены будут тормозить.

    …Рассвело, и словно раздвинулся темный лес, отчетливо стала видна серовато-грязная лента дороги, кусты у обочин, телеграфные столбы. Из-за поворота на вершине холма показалась первая машина — бензоцистерна, за ней вторая — крытая брезентом, за ней третья, четвертая… Наконец, последняя — восьмая.

    Глухо урча моторами, колонна начала медленно спускаться по склону. Пропустив первую машину, Кузин скомандовал: «Огонь» — и швырнул гранату. На шоссе грохнул взрыв, и одновременно затрещали выстрелы. В ответ с двух или трех машин загремели ответные залпы — очевидно, в фургонах были солдаты.

    В этот момент Илья Кузин принял смелое решение. Он выскочил на дорогу, в два прыжка очутился на подножке крытой брезентом машины, в упор выстрелил из пистолета в сидевших в кабине офицера и шофера и кубарем скатился с подножки в кювет… Лишенная управления машина вильнула и с ходу врезалась в столб. В тот момент прогремел оглушительный взрыв: первая, уже спустившаяся машина подорвалась на мине. За ней еще одна. А в остальные с двух сторон летели гранаты… Еще одна машина замерла на дороге. Фашисты, соскочив на землю, беспорядочно стреляли в чашу леса, бросались в разные стороны, но всюду попадали под меткие пули партизан.

    Бой продолжался не больше пятнадцати минут. Бесформенными грудами на дороге и у обочин лежали семь разбитых, искалеченных машин. Почти пятьдесят фашистских трупов темнели на снегу. И затихал где-то вдали гул последней, восьмой машины — единственной, которой удалось вырваться.

    Забрав из сумки убитого фашистского офицера документы, прихватив трофеи — несколько автоматов и ручной пулемет, — партизаны скрылись в глубине леса… За эту и другие смелые операции отважному подрывнику Илье Кузину впоследствии было присвоено звание Героя Советского Союза.

    …Утром 18 октября 1941 года в районный центр Осташево ворвались первые фашистские танки. За ними мотоциклисты и транспортеры с пехотой. Когда наступил вечер, из одного дома на окраине Осташева вышла молодая женщина в надвинутом на глаза платке. В старом пальто и сапогах, с плетеной сумкой в руках, она ничем внешне не отличалась от других женщин. Едва ли можно было узнать в ней секретаря райкома комсомола Веру Прохорову. Она, комсомолка Надежда Зайцева, школьник комсомолец Анатолий Шумов и другие молодые патриоты были оставлены в районном центре для подпольной работы. На них лежала обязанность держать связь с партизанским отрядом, информировать народных мстителей о действиях оккупантов, расположении их войск.

    Выбравшись из села огородами, Вера Прохорова уже ночью докладывала комиссару отряда — секретарю подпольного райкома партии А. И. Бормотову обо всем, что успела увидеть и узнать в первый же день оккупации района.

    К утру смелая разведчица снова была на своей конспиративной квартире. Но вернулась она из леса не с пустыми руками: на дне ее корзинки под свеклой и морковью лежали аккуратно сложенные листки бумаги. Это были экземпляры районной газеты, выпущенной той же ночью. Редакция в полном составе вместе с наборщиками ушла в лес. Там, на партизанской базе, несмотря на трудные условия, газета регулярно выходила и столь же регулярно попадала к своим читателям.

    «Дорогие братья и сестры! — призывала газета. — Поднимайтесь на священную борьбу с лютым врагом… Срывайте планы гитлеровцев, помогайте частям Красной Армии и партизанскому отряду, немедленно уничтожайте предателей, рвите связь врага, сжигайте его склады с боеприпасами, уходите в партизанские отряды».

    Эти призывы падали на благодатную почву. На другой же день после прихода фашистов, 19 октября, группа гитлеровских солдат отправилась из райцентра в одно из ближайших сел. Шли спокойно, не торопясь. Но на полпути у опушки леса их встретил дружный залп. Пятеро фашистов остались лежать на дороге, шестеро бросились наутек. С этого часа оккупантам стало ясно, что покоя в Осташевском районе они не найдут: удары партизан, смелые налеты на вражеские автоколонны день ото дня усиливались.

    Колхозники села Щербинки Осташевского района читают расклеенную партизанами подпольную районную газету. 1941 год.


    Однажды в середине ноября в землянку к А. И. Бормотову и командиру отряда И. Н. Назарову пришла Вера Прохорова.

    — Что случилось? — спросил Александр Иванович.

    — Мы с Зайцевой несколько дней назад были в деревне Щербинки. Говорили с колхозниками, роздали им газеты, листовки, рассказали о положении на фронтах. А сегодня мне передали, что местный староста Барташев и полицай Кобызеев, увидев газету у двух женщин, избили их, пригрозили сдать немцам… И вообще оба холуя из кожи лезут, чтобы услужить фашистам… Указали солдатам, где колхозники спрятали продукты, вместе с немцами грабят население, выдали фашистам двух колхозных активистов, их расстреляли…

    — Значит, ты считаешь, Прохорова, с этими предателями быстрей кончать надо?

    — Надо! Плачет от них народ… хуже фашистов эти негодяи!

    Через несколько дней пасмурным ноябрьским вечером в Щербинку неожиданно ворвались партизаны. В центре села был собран сход Пришли все — от мала до велика. Партизаны вывели предателей. Был зачитан приговор:

    «За предательство русского народа, за пособничество немецким оккупантам в разграблении нашей Родины и нашего народа Кобызеев и Барташев приговариваются к расстрелу.

    Приговор окончательный и обжалованию не подлежит».

    Предатели молили о пощаде, но никто не хотел сказать и одного слова в их защиту. «Собаке — собачья смерть», — с гневом говорили колхозники.

    В тот же вечер партизаны провели в селе собрание. А. И. Бормотов познакомил жителей с положением на фронтах, рассказал о партизанской борьбе. После собрания несколько молодых ребят из тех, кто остался в деревне, попросились в отряд, а многие колхозники принесли партизанам теплую одежду и продукты.

    — Это вам, сынки, — говорили они, — крепче бейте фашистских гадов, а мы вам всегда поможем.

    Такие же собрания прошли в селениях Грули, Филатово, Соколово, Шанкино, Вишенки и других. И всюду крестьяне с радостью и надеждой встречали отважных патриотов, жадно слушали слова правды, старались помочь партизанам продовольствием, одеждой — всем, чем могли.

    Отряд Назарова стал поистине грозной силой для врага. Густые Осташевские леса надежно укрывали партизанскую базу. Почти каждую ночь и каждый день небольшими группами и целым отрядом уходили с этой базы на боевые операции отважные патриоты.

    Успехам отряда во многом содействовала точная разведка. Как правило, ее вели два самых юных партизана — осташевские школьники Толя Шумов и Володя Колядов. Оба они весной сорок первого года окончили девятый класс, были комсомольцами. Вместе со старшими товарищами, когда настал грозный час испытаний, принесли они мужественную присягу на верность Родине, вместе с ними повторяли слова:

    «За сожженные города и села, за смерть наших людей, за насилия и издевательства над моим народом я клянусь мстить врагу жестоко, безжалостно и неустанно!»

    Клятву свою юные патриоты сдержали. Их, бесстрашных разведчиков, командир отряда посылал на самые опасные участки, и комсомольцы постоянно доставляли партизанам ценные сведения о движении и дислокации войск противника, о количестве вражеских солдат и техники в том или ином населенном пункте.

    Однажды командир отряда Назаров послал Шумова, Колядова и молодого коммуниста Аксенова в селение Сумароково. На опушке леса партизаны остановились. Аксенов взглянул в бинокль.

    — Танки… Но сколько их в селе?

    — Пойдем уточним…

    Ребята отправились в Сумароково, прошли по всему селу и уже собрались покинуть его, как их остановил вражеский патруль. Фашистам и в голову не могло прийти, что это разведчики, поэтому их попросту впихнули в сарай, где уже находилось несколько мужчин и женщин. Через полчаса всех задержанных вывели под охраной в лес и заставили таскать бревна для «лежневки» — дороги, которую прокладывали фашисты через болото.

    Разведчики могли застрять здесь не на один день, но, на их счастье, над лесом промчалась эскадрилья советских самолетов и развернулась вдоль дороги. Раздались пулеметные очереди. Фашисты бросились кто куда, а ребята, воспользовавшись сумятицей, скрылись. Через несколько часов они уже докладывали командиру:

    — В Сумарокове пятнадцать танков. Все стоят в центре села, и только один на окраине…

    Назаров задумался.

    — Рискнем? — спросил он у комиссара.

    — Рискнем, но расчетливо!

    Три партизана и с ними командир отправились на рискованную операцию. Уже совсем рассвело, когда смельчаки были на окраине села. Разведчики не подвели: у старой кузницы стоял фашистский танк. Около него копошились несколько человек.

    — Прикрывайте меня! — шепнул Назаров партизанам и пополз вперед. Когда до машины оставалось чуть больше десятка метров, он швырнул одну за другой две противотанковые гранаты. Прогремели взрывы, вслед за ними затрещали автоматные очереди партизан. У фашистов началась паника. Загремели выстрелы. К взорванному танку бежали солдаты. Но партизаны уже были далеко.

    Вскоре юным разведчикам пришлось разлучиться. Колядов остался в отряде Назарова, Шумова же направили в отряд Проскунина… Здесь, на новом месте, Толю ожидала радостная встреча с матерью: Евдокия Степановна Шумова, инструктор райкома партии, была в этом отряде партизанским «старшиной» — обеспечивала бойцов продовольствием и одеждой.

    И в этом отряде юный разведчик Шумов не знал ни минуты отдыха, выполняя сложные задания. Без устали ходил он по явочным квартирам, доставляя подпольщикам листовки, номера районной газеты, отпечатанные в лесной типографии, приносил ценные сведения, которые передавали ему для партизанского командования оставленные на местах люди.

    В числе связных, людей высокого мужества и долга, была Мария Гавриловна Кораблина, учительница Солодовской средней школы. Женщина уже немолодая, беззаветно выполняла она свою трудную, опасную работу. На окраине соседней деревни Вишенки она замаскировала «почтовый ящик». В любую погоду — в метель и мороз, вечером и ночью ходила она к этому «ящику», оставляла в нем свои донесения о действиях и расположении врага, брала оставленные там связными газеты и листовки, разбрасывала и расклеивала их по деревне.

    Большинство односельчан не знало о ее подпольной деятельности, но кое-кто догадывался. Однажды Кораблину остановила на улице соседка.

    — Смотри, Мария Гавриловна, тебя полицаи подозревают. Уходи, пока не поздно.

    Да, уходить было нужно, но в отряде ждали от нее сведений, а главное, был канун Дня Конституции и утром народ должен был читать свою советскую газету. Иначе какой же праздник! И она снова пошла к «ящику». На этот раз встретилась с одним из партизан. Он передал Марии Гавриловне свежие газеты и листовки. Узнав о предупреждении, он также посоветовал: нужно уходить.

    Тревога была не напрасна. Под утро на квартиру Кораблиной ворвались полицаи и фашистский офицер. К счастью, листовки и газеты уже были переданы в надежные руки. Обыск ничего не дал, и полицейские ушли. Кораблина не стала дожидаться вторичного «визита» и ушла в другое село, где продолжала свою опасную работу.

    В условиях подполья, соблюдая строжайшую конспирацию, райком партии укреплял и расширял свои связи с массами, поднимал их на борьбу с фашистскими оккупантами. Подпольный райком постоянно помогал партийным организациям партизанских отрядов, своевременно вскрывал и устранял недостатки в их деятельности. Например, поначалу медленно развертывал боевые действия отряд под командованием В. Ф. Проскунина. Секретарь райкома А. И. Бормотов провел в отряде партийное собрание. Вместо ранее назначенного комиссара, оказавшегося нерешительным человеком, собрание рекомендовало комиссаром отряда Алексея Васильевича Горячева, смелого, волевого коммуниста.

    Вскоре отряд «товарища П.» провел ряд смелых операций. Впоследствии, когда после освобождения Московской области были подведены итоги боевой деятельности партизан, отряд командира Проскунина и комиссара Горячева был признан одним из лучших партизанских отрядов Подмосковья.

    Сугубо мирным человеком был учитель математики Осташевской средней школы Борис Александрович Свечников. Горячая любовь к Родине, к своему народу заставила его взять оружие, стать в ряды партизан. В отряде он избрал одну из наиболее опасных профессий — стал подрывником.

    …Это было в памятные декабрьские дни 1941 года, когда под ударами советских войск гитлеровские орды покатились от Москвы на запад. Командир отряда Проскунин вызвал к себе в землянку подрывника Свечникова и партизана Фомичева. Разостлав на столе карту и прибавив огня в «летучей мыши», он сказал:

    — Видите село Становище? Здесь, как донесла разведка, скопились отступающие танковые части немцев. Ночью они, вероятно, дальше не пойдут, а утром двинутся. Путь у них один — через вот этот мост. Вы его знаете — он хотя и деревянный, но танки выдержит…

    Помедлив, Проскунин, добавил:

    — Так вот, ребята, надо сделать так, чтобы к утру этого моста не было. Ясно?

    — Понятно, товарищ командир!

    Ночью две фигуры в белых маскировочных халатах осторожно стали пробираться по дну глубокого оврага. Он начинается прямо за околицей Становища. В конце оврага, там, где речушка становится более широкой, и стоит на крепких сваях мост.

    До оврага партизаны добрались через заснеженное поле сравнительно легко. Здесь же, чем ближе к цели, тем труднее. По мосту то и дело проносятся автомашины, проходят фашистские солдаты. Мост охраняется двумя часовыми — на одном и другом берегу.

    Осторожно, от куста к кусту пробираются два смельчака. Неожиданно под ногами Свечникова хрустнул лед, и партизан по пояс провалился в ледяную воду. В темноте Свечников не заметил, как с берега сошел на хрупкий лед — и вот на тебе! — неожиданная и мало приятная ванна.

    — Черт! — вполголоса выругался подрывник.

    — Что случилось? — с тревогой, тоже шепотом спросил шедший впереди Фомичев.

    — Провалился в воду! — ответил Свечников и, выбравшись на берег, снова пошел вперед.

    Брюки, ватник, валенки сразу же обледенели. Идти было трудно (к тому же за плечами солидный груз — несколько килограммов взрывчатки). А до моста еще метров двести.

    Но, как бы ни было тяжело, — вперед! Только вперед! Метров за полтораста до моста партизаны поползли. Минуты кажутся часами. Но наконец они у цели. Движение по мосту затихло, часовые пока ничего не заметили… Пора!

    Свечников быстро укрепил пакеты со взрывчаткой на сваях, Фомичев проложил и зажег шнур.

    — Теперь назад!

    Но… к мосту подходили автомашины. Забегали лучи карманных фонарей: к колонне спешили часовые.

    «Бежать? — подумал Свечников. — Могут заметить, и тогда операция сорвется… Остаться — значит вместе с мостом взлететь на воздух…»

    Свечников тронул за рукав товарища. Взглянули друг другу в глаза. «Останемся!» — без слов сказали друг другу.

    Прошла минута… Вторая… Машины въехали на мост, и, воспользовавшись шумом, Свечников, схватив товарища, кубарем покатился с откоса вниз, подальше от моста.

    За спиной сверкнул огонь, прогрохотал взрыв, и подрывник потерял сознание.

    Очнувшись, Свечников увидел родную партизанскую землянку и над собой встревоженное лицо комиссара Горячева.

    — А Фомичев? — спросил он.

    — Тоже жив! — ответил комиссар и осторожно пожал руку Борису Александровичу.

    Задание было выполнено. Фашистские танки через мост не прошли.

    …Много славных боевых дел, дерзких операций, смелых ударов по врагу было на счету осташевских партизан. 84 дня бесстрашно сражались с врагом три партизанских отряда этого района. Народные мстители везде и всюду уничтожали врага, а в дни наступления Советской Армии всемерно помогали ей своими действиями, нанося смелые удары по отступающим гитлеровским частям.

    Да, осташевским партизанам было чем гордиться! За восемьдесят четыре дня своей боевой деятельности они уничтожили:

    базу и две пятитонных машины с горючим; четыре танка; несколько десятков автомашин с живой силой врага, боеприпасами и продовольствием; не одну сотню фашистов, в том числе 34 офицера, среди них полковника; взорвали пять мостов; 40 раз перерезали связь противника; 68 раз минировали дороги.

    Когда морозным январским утром 1942 года партизаны входили в освобожденное Осташево, они могли с гордостью сказать:

    — Ратные труды партизан не пропали даром. Недаром пролита кровь. Враг изгнан с родной московской земли. Всходит заря нашей победы!

    Этой победы не дождался Толя Шумов… Незадолго до освобождения района во время одной из разведок в Осташеве Толю узнал местный полицай — кулацкий сынок Кириллин и выдал юного патриота гестаповцам, так же как незадолго перед этим предал врагу разведчицу комсомолку Шуру Воронову. Юные патриоты Воронова и Шумов погибли в застенках гестапо, но их имена свято хранятся в памяти народной.

    …В Осташевской средней школе висят портреты двух юношей — Толи Шумова и его друга и соратника Володи Колядова. Оба они погибли в то суровое время. Уже после прихода Советской Армии Володе поручили возглавить группу разведчиков воинской части. Хорошо зная местность, Володя вел разведчиков спокойно и уверенно. Задание было выполнено, а когда возвращались, шальная пуля врага сразила юного героя…

    * * *

    Вся страна, все прогрессивное человечество с восхищением и надеждой следили за самоотверженной борьбой нашего народа против фашистских поработителей. И в этой борьбе во время грандиозной битвы под Москвой достойное место занимали партизаны. Пламя народной партизанской войны охватило все районы Московской области, временно захваченные врагом.

    Нет, не знали покоя гитлеровцы на московской земле! Куда бы ни ступила нога фашиста — в каждом городе и селе, на лесных дорогах и железнодорожных путях подстерегала врагов партизанская пуля или мина. С захватчиками боролся весь народ. Советские люди помогали родной Советской Армии, партизанам всем, чем могли. Спаянные чувством любви к Родине и ненавистью к врагу, руководимые своим боевым авангардом — Коммунистической партией, Советская Армия, партизаны, все советские люди общими усилиями ковали победу. В эти суровые годы ярко проявились замечательные качества советских людей: бесстрашие, мужество, беспримерный героизм, верность социалистической Родине.

    …Председатель колхоза «XV лет Октября» Осташевского района Константинов два месяца прятал 300 красноармейцев, вышедших из окружения. Небольшими группами он переправлял их через линию фронта одному ему известными путями. Нескольких бойцов Константинов по их желанию направил к партизанам.

    …Беспартийная учительница Воздвиженской школы Высоковского района Уварова получала от партизан листовки и сводки Совинформбюро, размножала их от руки и распространяла среди колхозников.

    …В Клинском районе рабочая семья Благовых — мать и две дочери с риском для жизни доставали и передавали партизанам ценные сведения о противнике.

    …Молодая женщина, работница одной из наро-фоминских артелей Анфиса Егоровна Савушкина в дни войны стала отважной разведчицей. Она делала смелые вылазки в расположение гитлеровских частей, выясняла количество живой силы и техники врага. Добытые ценные сведения она умело передавала партизанам, а нередко и командованию Советской Армии, для чего не раз переходила линию фронта.

    …Пожелтевший от времени номер газеты «Московский большевик». Суббота, 22 ноября 1941 года. Над всей второй страницей заголовок: «Этих дней не смолкнет слава». А под ним чуть мельче: «Партизаны Подмосковья беспощадны к немецко-фашистским захватчикам».

    Статьи, заметки, корреспонденции повествуют о боевых делах партизан. Разумеется, по вполне понятным причинам ни названия районов, ни подлинные имена не указываются. В одной из статей — «Боевые дела» — рассказывается:

    «Партизанскому отряду товарища Р. разведка донесла, что в деревне Н. старостой назначен пропойца Буров. Он ходил с фашистами по дворам колхозников и отбирал продукты питания для своих хозяев, требовал от населения сдачи оружия и, угрожая колхозникам, настаивал, чтобы они вступили в его банду для борьбы против партизан.

    Народные мстители решили воздать должное подлому фашистскому холую.

    — Взять живьем или уничтожить эту предательскую шкуру, — приказал Р., посылая на поимку Бурова нескольких партизан.

    Под покровом ночи партизаны проникли в деревню. В окно дома, где немецкий прихвостень пьянствовал со своим помощником Соколовым, полетела граната, за ней бутылка с горючей жидкостью. От взрыва Соколов свалился замертво, а раненый Буров, отстреливаясь, с трудом выбрался из горящего дома.

    Благополучно выбравшись из деревни и возвращаясь к отряду, партизаны заложили мины на шоссе, а сами остались тут же в засаде. Через несколько минут показались два немецких грузовика с солдатами. Первая пятитонка с ходу наскочила на мину и вместе с сидящими в ней фашистами взлетела в воздух. Вторую машину постигла та же участь.

    Продолжая отходить, партизаны заметили на шоссе легковую машину в сопровождении трех мотоциклистов.

    — Штабники едут, — решили партизаны, — надо подстеречь.

    Залегли за пнями у опушки. Машина и мотоциклисты поравнялись с партизанами. Загремели выстрелы из леса, и два мотоциклиста кубарем слетели с седел, за ними в канаву — мотоциклы. Шофер и сидящие в машине два офицера также были убиты наповал.

    — Отъездили, — сказал один из партизан, забирая документы и уходя с товарищами в глубину леса.

    Партизаны, оставшиеся на базе отряда во время этих операций, также не сидели без дела. Разведка сообщила, что вблизи одной деревни спустился немецкий самолет. Отправленная туда группа партизан обнаружила «Хейнкель-3», экипаж которого оставил машину. Партизаны бросили бутылку с горючей жидкостью, за ней гранату — и пылающие куски «Хейнкеля» полетели в воздух».

    Эпизоды, рассказанные в этой корреспонденции, взяты из боевой биографии партизан Лотошинского района. Отрядом, который совершал такие смелые операции, командовал начальник райотдела милиции Розов. Комиссаром был первый секретарь Лотошинского райкома партии Грачев.

    Фашистов не на шутку встревожили дерзкие налеты и все более чувствительные удары, которые наносил им отряд «товарища Р.». Они решили покончить с отрядом. Скрытно, с большими предосторожностями была подготовлена карательная экспедиция — 300 солдат и офицеров, которым были приданы минометы, несколько станковых пулеметов и легкие орудия. Дорогу к партизанскому лагерю карателям показал предатель.

    Но разведка партизан действовала безупречно. Отряд, заранее предупрежденный о планах карателей, подготовил фашистам хорошую встречу. Не располагая достаточными для сражения силами, народные мстители заминировали все подходы к лагерю и, оставив там несколько боевых групп, быстро отошли на запасную базу.

    Взрывы мин и внезапные, с флангов и тыла, налеты боевых групп сделали свое дело. Оставив на подступах к лагерю десятки убитых солдат, каратели «захватили» лишь пустые землянки и вернулись ни с чем.

    …Много изумительных по отваге и дерзости операций было на боевом счету посланных москвичами истребительно-диверсионных отрядов и групп. Действуя во вражеском тылу, нередко бок о бок или совместно с партизанскими отрядами, а очень часто и самостоятельно, эти подвижные группы наносили немалый ущерб врагу. Так, группа Гаврильчикова, состоявшая из четырех человек, действуя в Малоярославецком районе, пустила под откос два эшелона противника.

    Группа Филоненкова несколько дней подряд устраивала засады на разных участках дороги Верея — Боровск. Отважные патриоты убили более 60 фашистов, уничтожили около 40 подвод с продовольствием и боеприпасами и несколько автомашин.

    …Один из истребительно-диверсионных отрядов в дни декабрьского наступления Советской Армии перешел линию фронта и, действуя в тылу врага, освободил от фашистов деревню Кожино (Звенигородский район). Наутро рота гитлеровцев-автоматчиков атаковала смельчаков. Отряд Сазонова, где было 30 человек, успешно отбил нападение и, перейдя в контратаку, разгромил противника. В бою было захвачено восемь станковых пулеметов, три миномета, четыре автомашины и другие трофеи.

    Грозной для врага силой были отряды патриотов, боровшихся с врагом на московской земле! Не случайно командир 7-й немецкой пехотной дивизии издал специальный приказ, в котором предусматривались самые жестокие меры — до расстрелов и виселиц — к каждому подозреваемому в связях с партизанами. Но такие приказы не помогали гитлеровцам. Удары партизан не только не ослабевали, но усиливались день ото дня.

    После освобождения Московской области стали известны имена несгибаемых патриотов, отдавших свою жизнь во имя победы, — имена героев, чья гибель стала шагом в бессмертие.

    …Преданный изменником-старостой секретарь Шаховского райкома партии комиссар партизанского отряда Потап Михайлович Базаев один сражался с отрядом карателей, уничтожил несколько фашистов и, не желая сдаваться в плен, последней пулей оборвал свою жизнь. Именем героя-комиссара был назван отряд шаховских партизан.

    …Вечером двадцать девятого ноября 1941 года сотни тысяч людей, как обычно, с волнением слушали по радио сообщение Советского Информбюро. В одном из разделов его говорилось, что соединенные силы партизан Угодско-Заводского района (ныне он входит в состав Калужской области) под общим командованием В. В. Жабо разгромили вражеский гарнизон, расположенный в Угодском Заводе.

    …Отряды вышли на задание поздно ночью. Рассредоточенные колонны вели В. Жабо и Виктор Карасев. Среди бойцов было немало москвичей: политрук С. В. Щепров, инженер комсомолец Н. П. Дубынин, рабочий С. Джанджаньян, командир группы подрывников коммунист Н. М. Ситников и другие.

    С этим отрядом шли на ответственную операцию группы угодскозаводских партизан. В одной из них шагал человек крепкого телосложения — партизан М. А. Гурьянов.

    Коммунист Михаил Алексеевич Гурьянов, уроженец Подмосковья, долгое время работал в городе Дедовске, а перед войной был избран председателем Угодско-Заводского райисполкома. Когда фашисты вступили в районный центр, М. А. Гурьянов был уже в партизанском отряде. Этот отряд — один из боевых в Подмосковье. Партизаны совершали дерзкие налеты на расположения и коммуникации врага, уничтожали его живую силу и технику.

    …В ночь с 23 на 24 ноября сводный отряд, разделенный на восемь боевых групп, ворвался с разных сторон в поселок Угодский Завод. Нападение было неожиданным, и поэтому, несмотря на серьезное сопротивление врага, партизаны прорвались к основным объектам — зданиям райкома партии и райисполкома, в которых разместились гитлеровцы.

    В этом бою беспримерную отвагу проявил М. А. Гурьянов. Он одним из первых ворвался в поселок, увлекая своим примером других бойцов. Уничтожив немало гитлеровцев, захватив важные документы, партизаны выполнили основную задачу и начали отход. Прикрывать отходивших, вести арьергардный бой было поручено нескольким партизанам, в том числе Гурьянову. И здесь он был тяжело ранен. Но, превозмогая жестокую боль, смельчак все же стал догонять своих. Он задыхался, порой казалось, вот-вот потеряет сознание, но шел… Неожиданно откуда-то сбоку выскочили фашисты. Как волки, накинулись они на раненого партизана, свалили его на землю, связали и потащили в свой штаб…

    Всю злобу за ночные страхи выместили фашистские изуверы на истекающем кровью партизане. Они зверски пытали его, требуя сообщить численность и месторасположение партизанских отрядов, но коммунист Михаил Гурьянов не сказал ни слова.

    А на следующее утро фашисты согнали к зданию райисполкома все население Угодского Завода. К балкону здания была привязана петля. Окруженный эсэсовцами, ослабевший от ран и пыток, Гурьянов собрал остатки сил, чтобы последние минуты жизни пройти гордо и прямо. Пусть знают враги, как идут на казнь советские люди! Нет, не дрогнет коммунист даже перед лицом смерти!

    Когда палач накинул на шею Гурьянову петлю, он успел крикнуть:

    — Всех не повесите, гады! Я не один — нас миллионы. Смерть фашизму! Да здравствует коммунизм!..

    …28 января 1942 года, через пять дней после того, как Московская область в тогдашних своих границах была полностью освобождена от фашистских захватчиков, в газетах появилось сообщение о вручении орденов и медалей первой группе партизан Подмосковья. Боевые награды получили: комиссар Верейского отряда И. И. Евтеев, комиссар Уваровского отряда П. И. Фомин, отважные партизанки Е. В. Малыгина, Е. И. Савельева и другие.

    Вручая патриотам награды, представитель Московского комитета партии говорил:

    — В тяжелых условиях приходилось жить и воевать народным мстителям. Но, невзирая на трудности, они с честью выполнили свой долг перед Родиной. Многие партизаны пали смертью храбрых. Страна никогда не забудет тов. Солнцева, замученного в Рузе, тов. Кузьмина, девушку Таню, фамилия которой еще не установлена…

    Таня! Имя этой девушки с волнением, болью и гордостью произносили в те дни советские люди в тылу, воины на фронте. 27 января 1942 года в «Правде» был напечатан очерк П. Лидова «Таня».

    Вот как описывал он, по рассказам очевидцев, последние минуты юной героини:

    «…Из комендатуры принесли часть татьяниных вещей: жакет, брюки, чулки. Шапка, меховая куртка и валеные сапоги исчезли — их успели уже поделить между собой унтер-офицеры. Тут же лежала ее походная сумка и в ней — бутылки с бензином, спички, патроны к нагану, сахар и соль.

    Татьяну одели, и хозяева помогали ей натягивать чулки на почерневшие ноги. На грудь Татьяне повесили отобранные у нее бутылки с бензином и доску с надписью: «Партизан». Так ее вывели на площадь, где стояла виселица.

    Место казни окружало десятеро конных с саблями наголо. На площади стояло больше сотни немецких солдат и несколько офицеров. Местным жителям было приказано собраться и присутствовать при казни, но их пришло немного, а некоторые, придя и постояв, потихоньку разошлись по домам, чтобы не быть свидетелями страшного зрелища.

    Под спущенной с перекладины петлей были поставлены один на другой два ящика из-под макарон. Татьяну приподняли, поставили на ящик и накинули на шею петлю. Один из офицеров стал наводить на виселицу объектив своего «кодака».

    …Фотограф снял виселицу издали и вблизи и теперь пристраивался, чтобы сфотографировать ее сбоку. Палачи беспокойно поглядывали на коменданта, и тот крикнул фотографу:

    — Скорее же!

    Тогда Татьяна повернулась в сторону коменданта и, обращаясь к нему и к немецким солдатам, сказала:

    — Вы меня сейчас повесите, но я не одна. Нас двести миллионов, всех не перевешаете. Вам отомстят за меня!

    …Палач уперся кованым башмаком в ящик, и ящик заскрипел по скользкому, утоптанному снегу. Верхний ящик свалился вниз и гулко стукнулся оземь. Толпа отшатнулась. Раздался и замер чей-то вопль, и эхо повторило его на опушке леса.

    Она умерла во вражьем плену на фашистской дыбе, ни единым звуком не выдав своих страданий, не выдав своих товарищей. Она приняла мученическую смерть как героиня, как дочь великого народа, которого никому и никогда не сломить! Память о ней да живет вечно!»

    До глубины души потряс людей подвиг неизвестной девушки. Но в каждом сердце жила уверенность, что героиня не останется безвестной.

    И через двадцать дней, 17 февраля 1942 года, был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР:

    «За отвагу и геройство, проявленные в партизанской борьбе в тылу против немецких захватчиков, присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая звезда»:

    1. ГУРЬЯНОВУ Михаилу Алексеевичу.

    2. КОСМОДЕМЬЯНСКОЙ Зое Анатольевне.

    3. КУЗИНУ Илье Николаевичу».

    Имена Михаила Гурьянова — председателя исполкома Угодско-Заводского райсовета, отважного партизана, казненного фашистами, и Зои Космодемьянской — восемнадцатилетней московской школьницы-комсомолки, той, которую под именем Тани уже знал весь советский народ, стояли рядом.

    Сходны и судьбы этих двух посмертно награжденных героев. Оба они до последнего дыхания боролись с врагом. Оба были схвачены в бою. Оба выдержали жестокие пытки. Оба мужественно, не дрогнув, встретили смерть, и оба — председатель райисполкома и московская школьница — навсегда остались в памяти нашего народа, вошли в историю нашей Родины одним из ярких примеров высокого патриотизма, могучей силы духа и подлинного героизма.

    …Есть в Подмосковье, в бывшем Рузском (ныне Можайском) районе, деревня Иваново. В центре ее стоит обелиск, вокруг которого растет молодой сад. Здесь похоронена тринадцатилетняя ленинградская пионерка Лида Матвеева. О ее подвиге советские люди узнали из газет всего четыре-пять лет назад.

    Лида Матвеева приехала в Иваново погостить к родным за несколько дней до начала войны и уехать домой в Ленинград не смогла. Однажды утром, во время декабрьского наступления Советской Армии под Москвой, из лесу на окраину деревни выехал советский танк. Зная, что на другом конце селения установлена фашистская противотанковая батарея, а дорога минирована, Лида смело бросилась навстречу танку и предупредила советских воинов об опасности.

    Гитлеровцы зверски расправились с юной патриоткой. Они жестоко избили ее, а затем согнали всех жителей в центр села, где стояла наспех сколоченная виселица. Полураздетая, с залитым кровью лицом, маленькая героиня шла на казнь гордо и смело. На том месте, где фашисты казнили ее, теперь возвышается обелиск и растет молодой сад.

    …О многом может поведать и древний подмосковный город Верея. Как и на Бородинском поле, здесь соседствуют памятники двух исторических битв: один — генералу Дорохову, который командовал русскими полками, освободившими Верею от наполеоновских войск в 1812 году, другой — пятерым верейским комсомольцам-подпольщикам, боровшимся с гитлеровскими захватчиками и геройски погибшим в 1941 году.

    Да, в Верее была своя «Молодая гвардия». Пусть количественно эта группа была меньше краснодонской, пусть не успела многого сделать, но верность Родине, сила духа, бесстрашие верейских комсомольцев Николая Нечаева, Владимира Скворцова, Константина Ракова, Бориса Захарова и Николая Конова роднят их с Кошевым и Тюлениным.

    Маленький город Верея, но и здесь фашисты не знали покоя. «Нечаевцы» слушали с помощью самодельного радиоприемника радиопередачи из Москвы, а затем на тетрадных листках писали сообщения Совинформбюро и расклеивали эти листовки по городу. «Нечаевцы» темной ноябрьской ночью спасли из фашистского плена пятьдесят советских людей — раненых солдат и запертых вместе с ними в бывшей церкви местных жителей, которых немцы подозревали в связях с партизанами.

    Группа Нечаева росла, действовала все более активно… Но выданные предателем пять комсомольцев были схвачены. Три дня пытали гитлеровцы юных патриотов, но ни один не сказал ни слова о тех, кто остался на свободе и продолжал борьбу. Немцы расстреляли героев-комсомольцев в глухом овраге за городом. Когда Верея была освобождена, советские воины и жители города с почестями похоронили юных патриотов в центре города — против той школы, где они учились до войны… И сейчас у подножья памятника Нечаеву, Скворцову, Ракову, Захарову и Конову всегда венки, а с весны до осени — живые цветы…

    Много славных дел совершили в грозный час испытаний патриоты Подмосковья. Их ратный труд, как ручеек в широкую реку, влился в бессмертный подвиг советского народа в Великой Отечественной войне…

    Тяжелые немецкие орудия выводились из строя на полях Подмосковья. На снимке: верейские партизаны у подорванного ими орудия.


    * * *

    Шестого декабря 1941 года советские войска, измотав противника в оборонительных боях, перешли на всем фронте под Москвой в наступление.

    Под ударами Советской Армии гитлеровские войска в панике покатились на запад, оставляя по пути множество боевой техники, десятки тысяч убитых. С треском провалился хвастливый гитлеровский плач окружения и взятия Москвы. Ломая сопротивление противника, советские войска освободили Рогачев, Солнечногорск, Клин, Истру, Наро-Фоминск. В эти горячие дни партизаны Подмосковья своими боевыми операциями всемерно содействовали успеху наступления наших частей…

    Сердца москвичей, всего советского народа радовались каждому новому сообщению Совинформбюро. Все новые и новые населенные пункты освобождает Советская Армия. Входят в родное село осташевские партизаны, возвращаются из лесов в родные села колхозники, со слезами счастья встречают своих освободителей жители Вереи и Рузы, Можайска и Волоколамска…

    Страшные следы оставили после себя фашистские варвары: дотла сожженные села, разрушенные города, уничтоженные культурные ценности. Но советские люди не опустили рук. С той же энергией и упорством, с каким они дрались против врага, взялись бывшие партизаны — коммунисты и беспартийные, все население за восстановление городов и сел, за налаживание нормальной жизни.

    Вышли из лесов, из подполья райкомы партии и исполкомы райсоветов. Снова возглавили районные партийные организации бывшие партизанские комиссары: В. П. Мыларщиков — в Волоколамске, А. И. Бормотов — в Осташеве, И. М. Скачков — в Можайске… Пришли восстанавливать свои школы учителя — вчерашние отважные партизанские командиры Назаров и Тагунов, бывший подрывник Свечников. В райком комсомола вернулась Вера Прохорова. Пришли восстанавливать хозяйство колхозники, рабочие. А многие бывшие партизаны не оставили оружия — влились в регулярные части Советской Армии и пошли гнать врага дальше на запад.

    К 23 января 1942 года Московская область (в старых своих границах) была полностью очищена от немецко-фашистских захватчиков. Советская Армия продолжала наступление, полностью рассеяв миф о «непобедимости» гитлеровских войск.

    После изгнания фашистов из пределов области Московский комитет партии подвел итоги боевой деятельности партизанских и истребительно-диверсионных отрядов и групп. Итоги эти оказались весьма внушительными. Не знали фашисты спокойствия на московской земле — воистину горела она под ногами захватчиков! Тысячи патриотов — верных сынов и дочерей Родины мужественно сражались против врага, посягнувшего на свободу и независимость родного Советского государства.

    Родина высоко оценила заслуги патриотов Подмосковья. В тот же день, когда Михаилу Гурьянову, Зое Космодемьянской и Илье Кузину было присвоено звание Героя Советского Союза, 17 февраля 1942 года, Указом Президиума Верховного Совета СССР была награждена большая группа партизан. Ордена Ленина были удостоены отважная разведчица из Наро-Фоминска А. Е. Савушкина, бесстрашный командир осташевских партизан учитель И. Н. Назаров. Орденом Ленина посмертно был награжден осташевский школьник — смелый партизанский разведчик Анатолий Шумов, орденом Красного Знамени — Владимир Колядов.

    В числе награжденных орденами и медалями — имена Б. В. Тагунова, А. И. Бормотова, Н. Зайцевой, В. Прохоровой, П. М. Базаева, В. Ф. Федорова, А. В. Баранова и многих, многих других патриотов…

    Гордится земля Московская своими сыновьями и дочерьми! Вечно живут имена людей, отдавших жизнь за Родину, в памяти их боевых друзей, в памяти всего нашего народа. Они всегда рядом с нами, в одном строю с живыми — со всеми, кто сегодня своим трудом крепит могущество любимой Родины, вдохновенно трудится над созданием лучезарного будущего человечества — коммунизма.

    Никогда не смолкнет слава незабываемых партизанских дней. На века вписаны в историю советского народа подвиги героев, не жалевших ни крови, ни самой жизни во имя великой победы!


    И. С. Кравченко,
    член-корреспондент, директор Института истории АН БССР
    С ПАРТИЕЙ ВО ГЛАВЕ

    22 июня 1941 года Советская Белоруссия одной из первых республик Советского Союза приняла на себя удар гитлеровской военной машины. Врагу удалось тогда в течение двух месяцев оккупировать всю территорию республики. Три года (1941—1944) фашистское кровавое иго тяготело над свободолюбивым белорусским народом, но врагу не удалось сломить его волю. С первого и до самого последнего дня вражеской оккупации на белорусской земле грозно полыхало неугасимое пламя всенародной партизанской войны. С беспримерным мужеством белорусский народ отстаивал честь, независимость и свободу своей Советской Родины, свои социалистические завоевания, великое дело Коммунистической партии.

    Как и на всей временно захваченной гитлеровцами советской территории, руководителем партизанского движения в Белоруссии была Коммунистическая партия, что явилось решающим условием высокой политической целеустремленности и организованности борьбы народных масс против фашистских оккупантов.

    Исходя из задач, поставленных в директиве Совета Народных Комиссаров и Центрального Комитета ВКП(б) от 29 июня 1941 года, Компартия Белоруссии в первые же дни вражеского нашествия перестроила всю свою политическую и организаторскую работу, целиком подчинила ее военным задачам. 30 июня 1941 года ЦК КПБ направил обкомам и райкомам партии директиву «О переходе на подпольную работу парторганизаций районов, занятых врагом»[170]. 1 июля Центральным Комитетом Компартии Белоруссии была принята директива «О развертывании партизанской войны в тылу врага»[171]. В эти же дни в Могилеве ЦК Компартии Белоруссии провел совещание работников, направляемых во вражеский тыл для организации партизанского движения. На этом совещании выступил К. Е. Ворошилов, который от имени ЦК ВКП(б) призвал коммунистов Белоруссии к активной борьбе с немецко-фашистскими оккупантами.

    Политика и организаторская деятельность партии повсеместно активно поддерживались народными массами. По зову Коммунистической партии сотни тысяч белорусов вступили в ряды Советской Армии. Жители городов и сел выходили на строительство оборонительных укреплений. Всюду шла энергичная подготовка к партизанской и подпольной борьбе.

    Большую роль в подготовке партизанского движения сыграло создание истребительных батальонов, вооруженных групп для охраны важнейших сооружений, мостов, линий связи и других объектов. На эти группы возлагалась также задача вести борьбу с немецкими парашютистами, диверсантами, шпионами. Такие боевые отряды — истребительные батальоны были созданы в городах и районных центрах. Во многих селах местные активисты организовали группы содействия истребительным батальонам.

    Истребительные батальоны оказывали большую помощь советским войскам. Они участвовали в боях с фашистами, вели борьбу с диверсантами и шпионами, охраняли государственные учреждения и военные объекты, патрулировали населенные пункты. С отходом советских войск на восток многие истребительные батальоны оставались в тылу врага и переходили к партизанским методам борьбы. Уже в июле 1941 года в не оккупированных врагом районах Белоруссии действовало 78 истребительных батальонов, которые вместе с группами содействия насчитывали, свыше 40 тысяч бойцов[172].

    Участие в боевых операциях истребительных батальонов явилось подлинной боевой школой для будущих партизан. Так, бойцы истребительного батальона Меховского района сбили на станции Бычиха немецкий бомбардировщик «Ю-88», а его экипаж взяли в плен; на территории Кузьминского сельсовета подбили автомашину и мотоцикл, уничтожив ехавших на них гитлеровцев; задержали несколько немецких шпионов и диверсантов. Лельчицким батальоном были захвачены два вражеских самолета, сделавших вынужденную посадку, и один самолет был сбит в воздухе. Стрешинский батальон вместе с небольшой группой воинов Советской Армии 16 июля 1941 года в течение всего дня вел бой с немецким подразделением, имевшим на вооружении шесть бронемашин. Советские патриоты одержали победу. Понеся большие потери, гитлеровцы бежали. В Жлобинском районе бойцы истребительного батальона вместе с воинами Советской Армии стойко сражались с наступавшими фашистскими войсками и на несколько суток задержали их продвижение.

    Так же стойко сражались с врагами части народного ополчения. Например, под Витебском отважно сражалась дивизия народного ополчения, сформированная из рабочих и служащих города. Ополченцы прочно удерживали левый берег Западной Двины почти на всем ее протяжении в черте города. При попытке противника форсировать Двину ополченцы уничтожили около сотни фашистских солдат. В обороне города Могилева приняли участие не только части Советской Армии и ополченцы, но и мирное население, которое возводило укрепления, тушило пожары, ухаживало за ранеными. Расчеты гитлеровцев взять город с ходу были сорваны. Воины Советской Армии и бойцы народного ополчения в течение пяти суток отбили много ожесточенных атак фашистских войск и сильно потрепали две дивизии гитлеровцев.

    Особенно напряженные бои велись за Гомель — последний не занятый врагом крупный город Белоруссии. В июне 1941 года в Гомеле был создан полк народного ополчения. Его бойцы участвовали в строительстве оборонительных сооружений, а с 14 августа стойко сражались с фашистскими войсками. Находившаяся на подступах к городу деревня Поколюбичи, которую обороняли ополченцы, несколько раз переходила из рук в руки. Сдерживая противника на подступах к Гомелю, полк народного ополчения дал возможность перегруппироваться советским войскам, находившимся на флангах; когда фашисты прорвались к окраинам города, улицы его покрылись сетью баррикад. Бои шли за каждый квартал. Много советских воинов и бойцов народного ополчения пало смертью храбрых, среди них командир Гомельского полка народного ополчения коммунист Ф. Е. Уткин. Впоследствии многие бойцы народного ополчения влились в партизанские отряды и группы. Однако основная масса партизанских отрядов создавалась непосредственно на местах, уже в условиях вражеской оккупации.

    * * *

    Пользуясь внезапностью нападения и огромным превосходством в силах, немецко-фашистские войска к 23 августа 1941 года оккупировали всю территорию Белоруссии. В республике воцарился жесточайший террор.

    Фашистские захватчики уничтожили не только государственную самостоятельность, но и территориальную целостность Белоруссии. Они свели ее территорию к небольшому пространству, состоявшему из Барановичской области и нескольких районов Минской, Вилейской, Брестской и Пинской областей. Белостокская область и часть Брестской были включены в германскую провинцию «Юго-Восточная Пруссия», южные районы Брестской, Пинской, Полесской и Гомельской областей были присоединены к рейхскомиссариату Украины, а восточная часть Белоруссии выделена в особую область армейского тыла.

    Вся территория Белоруссии была поделена на волости и округа. На местах неограниченная власть принадлежала немецким военным комендантам.

    Гитлеровцы готовили белорусскому народу трагическую участь. Согласно их людоедскому генеральному плану «Ост» 75 процентов белорусского населения предполагалось после «победоносного окончания войны» выселить в Сибирь, а остальных, «пригодных по расовым признакам», использовать в качестве рабов немецких колонизаторов. При этом фашистские захватчики рассчитывали на покорность белорусского народа.

    Однако в первые же дни пребывания на белорусской земле захватчикам пришлось пережить жестокое разочарование. Белорусский народ единодушно поднялся на вооруженную борьбу с оккупантами. Летом 1942 года одна из фашистских газет сокрушенно писала:

    «Таинственное ужасное проклятие тяготеет над нами в Белоруссии. Германские чиновники не находят здесь ничего, что могло бы облегчить их деятельность, им приходится бороться здесь с непреодолимыми трудностями. Крестьяне не хотят мириться с новыми условиями собственности. Ремесленники не откликнулись на наш призыв»[173].

    Чтобы сломить сопротивление народных масс, в ход были пущены все средства изощренного террора; в каждом крупном населенном пункте находились фашистские карательные органы — гестапо, жандармерия, полиция. Гитлеровцы повсюду сеяли страх и смерть. Нагайка и дубинка, пуля и виселица стали их орудиями управления белорусским народом. К этой гнусной деятельности они привлекали преступников-рецидивистов, бывших кулаков и других врагов белорусского народа, репрессированных в свое время Советской властью за совершенные ими преступления. Эти выродки назначались бургомистрами, старостами, полицейскими и другими чинами оккупационной администрации.

    С первых же дней захвата Белоруссии оккупанты начали безудержный грабеж ее богатств и зверскую эксплуатацию населения. В городах рыскали немецкие заводчики, коммерсанты, стремившиеся нажиться на ограблении белорусского народа. Ими были созданы частные фирмы «Борман», «Шарова-Верк», «Требец», «Шлахтхоф», «Троль» и другие, прибиравшие к своим рукам предприятия и национальные богатства республики. Оккупанты ввели в Белоруссии всеобщую трудовую повинность для населения в возрасте от 14 до 65 лет. За нищенскую плату людей заставляли работать по 14—16 часов в сутки. Жители городов и поселков голодали, ходили оборванными, многие рабочие жили в лагерях за колючей проволокой, как заключенные. Владельцы фирм и их управляющие издевались над рабочими, обходились с ними хуже, чем с животными.

    Фашисты хотели превратить Белоруссию в аграрный придаток Германии. Гитлеровский ставленник палач белорусского народа Кубе цинично писал в газете «Дейче Цейтунг ин Остланд»:

    «Крупные города Белорутении — Минск, Витебск, Гомель, Могилев — превращены в развалины. Нет необходимости восстанавливать эти города, так как город портит белорутена, потому что он привязан к земле»[174].

    Однако и в сельской местности положение было не лучше. В ряде мест появились немецкие помещики. В Минской, Гомельской, Барановичской, Полесской и других областях были созданы крупные имения. В них был введен рабско-крепостнический труд. Помещики и управляющие изнуряли крестьян непосильным трудом, подвергали их телесным наказаниям, обрекали на голод и нищету.

    Там, где колхозные земли не были переданы помещикам, оккупанты создавали так называемые «общинные хозяйства» во главе со своими ставленниками. Фашистские грабители рассчитывали, что при помощи таких «общин» им будет легче принуждать крестьян к работе и присваивать себе продукцию. В своих приказах оккупанты нагло заявляли:

    «Колхозная земля, колхозное имущество переходит в собственность германской армии»[175].

    Фашистские захватчики ввели омерзительную систему заложничества, требуя у населения выдачи партийных и советских работников, коммунистов и комсомольцев, арестовывали членов их семей, соседей, знакомых и, как правило, расстреливали их.

    Густая сеть тюрем, концентрационных лагерей, гетто, превращенных в настоящие фабрики смерти, покрыли всю Белоруссию. Ни в чем не повинных людей, в том числе женщин, детей, стариков, подвергали там изощренным пыткам, умерщвляли в «душегубках», сжигали, расстреливали, вешали, морили голодом, заражали болезнями. В созданном в июле 1941 года в Минске еврейском гетто погибло около 100 тысяч человек. Десятки тысяч советских людей умертвили фашисты в минском лагере военнопленных по Широкой улице. Характеризуя положение в Минске, подпольная газета «Звязда» в номере от 5 июня 1943 года писала:

    «Город Минск — центр культуры и науки белорусского народа — превращен немецкими оккупантами в застенок смерти и казни. Немецкие варвары опоганили нашу столицу, уничтожили все культурные учреждения, вывезли все ценности. Пусто и мрачно в городе. Над городом висит жуткая фашистская ночь».

    Массовое истребление советских людей происходило на всей оккупированной территории Белоруссии. Недалеко от Минска, около деревни Малый Тростенец, захватчики создали лагерь смерти. Здесь было расстреляно и сожжено в специально устроенных печах свыше 120 тысяч советских граждан. В районе местечка Озаричи Гомельской области гитлеровцы имели другой лагерь смерти, где также были расстреляны, замучены и умерли от преднамеренного заражения различными болезнями десятки тысяч человек.

    Большое количество мирных советских людей было погублено фашистскими карательными экспедициями. Гитлеровцы люто расправлялись с населением за малейшее выражение недовольства оккупационным режимом, неуплату налогов, несдачу сельскохозяйственных продуктов и другие «провинности». Например, в деревне Лютец Холопеничского района Минской области в июне 1943 года оккупанты заперли в трех домах 220 человек и сожгли их. Среди погибших было 108 детей и 65 женщин. Гитлеровцы сожгли всех жителей деревни Хатынь Плещеницкого района Минской области. Вопиющим обвинительным актом фашизму звучит составленный жителями соседней деревни документ об этом бесчинстве гитлеровских садистов. Текст документа гласит:

    «1943 г. дня 25 марта. Мы, жители дер. Солище, Каменского с/с, Плещеницкого р-на, Минской обл. БССР в количестве 7 человек: 1) Пучок Федор Федорович, 2) Урбанович Иосиф Антонович, 3) Урбанович Любовь Афанасьевна, 4) Пучок Нина Федоровна, 5) Зюзенко Артем Федорович, 6) Шкаревич Агафья Клементьевна, 7) Давидович Василий Иосифович — составили настоящий акт в присутствии партизан: Лапочкина Сергея, Середенко Ивана, Тарасевича Степана — о нижеследующем:

    22 марта 1943 г. фашистские изверги напали на соседнюю деревню Хатынь и сожгли все строения. Жителей дер. Хатынь в количестве 150 чел. они измучили и сожгли.

    Из общего числа сожжено мужчин взрослых — 40, женщин — 34, детей разного возраста от месяца до 14 лет — 70. Осталось в живых 6 чел., из них 3 здоровых и 3 раненых — обожженных.

    Гитлеровские палачи собрали всех жителей в один сарай, закрыли его и потом зажгли в нескольких местах. Когда сарай был охвачен пламенем, фашисты открыли ворота. Обгоревшие люди стали убегать из сарая, но палачи начали их расстреливать из пулемета у ворот.

    О чем и составлен настоящий акт»[176].

    В деревне Карпино Россонского района немецкие фашисты заживо сожгли на костре крестьянина Никиту Ивановича Толкачева, его жену Ульяну Тихоновну и их детей — 10-летнего сына Степана и 8-летнюю дочь Зину. Всего здесь было сожжено 25 человек — женщин, стариков и детей. По неполным сведениям, только с 25 января по 16 февраля 1943 года в Россонском районе фашисты расстреляли и сожгли 1245 человек.

    Ворвавшись 22 июня 1943 года в деревню Заречье Копаткевичского района, гитлеровцы учинили дикую расправу с жителями. Они замучили насмерть 75-летнюю Анастасию Каляду, 60-летнего Александра Павлючека, 90-летнюю Алену Павлючек. Крестьянина Михаила Короткина эсэсовцы пять раз подвешивали на яблоне, а затем полумертвого вынули из петли и ударили об землю. Тут же в присутствии родителей гитлеровцы изнасиловали двух несовершеннолетних девочек. Более 150 крестьян фашисты угнали на каторгу в Германию, а деревню подожгли. Сгорело 196 дворов.

    За годы оккупации немецкие фашисты замучили и убили в Белоруссии свыше 2200 тысяч мирных советских граждан и военнопленных, угнали в немецкое рабство около 380 тысяч человек, разрушили и сожгли 209 городов, в том числе столицу белорусского народа — город Минск, города Гомель, Полоцк, Витебск, Оршу, Борисов, Слуцк и многие другие, 9200 сел и деревень; разрушили и вывезли в Германию 10 338 промышленных предприятий; разрушили и разграбили 10 тысяч колхозов, 92 совхоза; отобрали у населения и угнали в Германию 2800 тысяч голов крупного скота; уничтожили 1137 больниц, поликлиник, амбулаторий, 1085 театров, клубов, школ, высших учебных заведений и музеев.

    Однако ничто не могло сломить свободолюбивый белорусский народ. Сопротивление врагу крепло, ширилось, выливалось в могучее партизанское движение, приводившее в трепет оккупантов.

    Партизаны отряда им. Суворова Минского соединения принимают присягу.


    Как и всюду, куда ступала нога фашистского завоевателя, зачинателями партизанской борьбы в Белоруссии были люди, глубоко преданные партии и Советской власти: коммунисты, комсомольцы, руководящие партийные и советские работники, беспартийные активисты, оставленные в подполье или оставшиеся в тылу врага в силу различных обстоятельств. Это были рабочие заводов и фабрик, железнодорожники, трактористы и комбайнеры, председатели и бригадиры колхозов, инженеры, учителя, агрономы, врачи, работники сельских Советов, передовые колхозники. Партизанские ряды пополнялись также и военнослужащими Советской Армии, оставшимися в немецком тылу и не имевшими возможности уйти за линию фронта. Обладая боевым опытом и военными знаниями, они представляли большую ценность для партизанского движения. Советские патриоты шли на смертельную борьбу с захватчиками добровольно, по велению сердца; их вела горячая любовь к Советской Родине и социалистическому строю, высокое сознание гражданского долга.

    Так, в первые же дни оккупации в Вилейском районе партизанскую группу организовал из местной молодежи комсомолец Александр Азончик. Под его руководством патриоты составляли и распространяли среди населения листовки, пустили под откос шесть вражеских эшелонов с живой силой и техникой, уничтожили 25 километров телеграфно-телефонной связи. В селе Домановичи Старобинского района партизан возглавил председатель колхоза Дмитрий Хомицевич, в деревне Загалье Любанского района — председатель сельсовета Степан Корнеев. На территории Соколищенского сельсовета Россонского района и смежного с ним Дерновичского сельсовета Дриссенского района боевой группой советских патриотов, состоявшей из 20 человек, руководил старый большевик, участник гражданской войны Павел Куксенок.

    Среди многочисленных фактов героической борьбы белорусского народа, развернувшейся в тылу врага в первые дни немецко-фашистской оккупации, особенно яркими были самоотверженные подвиги партизан Октябрьского района. Здесь борьбу трудящихся против фашистских захватчиков возглавили секретарь райкома партии Т. П. Бумажков и заместитель председателя райисполкома Ф. И. Павловский. Под их руководством еще до прихода немцев был создан партизанский отряд «Красный Октябрь». Вначале он состоял из 80 человек. Партизаны усиленно занимались военной подготовкой, заготовили и укрыли в надежных местах запасы оружия и боеприпасов. На военных занятиях особое внимание уделялось тактике партизанской борьбы и способам уничтожения танков противника. Заранее были заготовлены запасы бутылок с горючим. И когда в июле 1941 года в Октябрьский район вторглись немецко-фашистские войска, они сразу же встретили в лице партизанского отряда «Красный Октябрь» серьезного противника.

    Вот как рассказывает командир отряда Т. П. Бумажков об одном из первых боев партизан:

    «В один из июльских дней на территории нашего района появились фашистские танки. Они стремились форсировать реку… Тут и началась наша боевая работа. Выждав удобный момент, партизаны взорвали мост и встретили врага шквалом меткого огня из пулеметов и винтовок. Гранаты полетели под гусеницы танков. Пригодились и заготовленные бутылки с горючим. Переправа гитлеровцев через реку была сорвана. 15 вражеских танков и столько же бронемашин вышли из строя»[177].

    Вскоре на помощь партизанам Т. П. Бумажкова прибыл особый отряд советских войск — пехотинцы и бронепоезд под командованием подполковника Л. В. Курмышева. Воины и партизаны провели несколько совместных боевых операций. В бою у деревни Оземля Октябрьского района они уничтожили штаб немецкой дивизии и захватили 55 автомашин, 45 повозок, 12 мотоциклов, две радиостанции, много оружия, боеприпасов, снаряжения и ценные документы. В деревне Глума Бобруйского района партизаны и красноармейцы разгромили и уничтожили 34 автомашины, несколько мотоциклов и другое военное имущество противника.

    Подвиги партизан Октябрьского района получили высокую оценку Коммунистической партии и Советского правительства. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 августа 1941 года руководителям партизанского отряда «Красный Октябрь» товарищам Т. П. Бумажкову и Ф. И. Павловскому было присвоено звание Героя Советского Союза.

    Первые шаги партизанской борьбы в Белоруссии убедительно характеризуются действиями партизанского отряда Кличевского района Могилевской области. 13 июля 1941 года, через десять дней после оккупации Кличева, состоялось подпольное собрание кличевских коммунистов. На нем была избрана тройка для руководства партизанской борьбой и политической работой в районе. В нее вошли партийные активисты Я. И. Заяц, П. М. Викторчик и И. З. Изох. Вскоре был организован первый в районе партизанский отряд. Командиром его был утвержден И. З. Изох, комиссаром — Я. И. Заяц. Отряд развернул активную боевую деятельность. Партизаны взрывали вражеские склады, уничтожали автомашины, мотоциклы, живую силу врага. Только в 1941 году отряд разгромил 55 сельских управ и полицейских гарнизонов, отобрал у оккупантов и роздал населению 200 тонн продовольствия, подготовленного к вывозу в Германию. Коммунисты кличевской парторганизации провели в 52 селах собрания крестьян, на которых выступили с разоблачением лживой фашистской пропаганды и сделали доклады о положении на фронте. Боевые успехи партизан и развернутая коммунистами политическая работа в массах резко повысили сопротивление населения оккупантам. В 1942 году отряд увеличился за счет местных жителей в 9 раз и был способен проводить более крупные боевые операции. 20 марта 1942 года Кличевский районный отряд совместно с партизанскими отрядами под командованием Ливенцева, Свистунова и Котова разгромил Кличевский опорный пункт гитлеровцев. При этом было убито 120 фашистов и полицейских, уничтожен склад продовольствия. В итоге этой операции город Кличев, а к апрелю 1942 года и весь Кличевский район были полностью очищены от оккупантов. Эту зону партизаны удерживали в своих руках около двух лет.

    Смело действовали партизаны отряда, которым командовал отважный партизанский вожак Минай Филиппович Шмырев, названный народом «батька Минай». Этот отряд был создан в начале войны из рабочих и служащих Пудотьской картонной фабрики Суражского района Витебской области. Он начал боевую деятельность с первых дней оккупации. Командиром отряда стал директор фабрики М. Ф. Шмырев, комиссаром — парторг Р. В. Шкредо, начальником штаба — технолог П. Н. Голубев. К концу июля 1941 года в отряде было свыше 60 человек. 25 июля 1941 года партизаны провели первый бой с гитлеровцами. Разведка отряда сообщила, что неподалеку от хутора Самохвалиха расположился на отдых отряд немецкой конницы. Партизаны скрытно подобрались к противнику и открыли по нему огонь из пулеметов и винтовок. Фашисты потеряли около 30 человек убитыми. Партизаны без потерь ушли в лес. Подобные налеты и засады повторялись систематически. Вследствие этого в августе 1941 года гитлеровское командование вынуждено было объявить дороги Сураж — Усвяты, Сураж — Велиж и Усвяты — Велиж запретной зоной для своих войск, вывесить повсюду большие объявления: «Зона партизан». Только за август и сентябрь 1941 года партизаны отряда М. Ф. Шмырева провели 27 боев с немецкими подразделениями и совершили большое количество диверсионных актов.

    В апреле 1942 года отряд был преобразован в 1-ю Белорусскую партизанскую бригаду, командиром которой назначен М. Ф. Шмырев, а комиссаром — Р. В. Шкредо. К этому времени на боевом счету отрядов «батьки Миная» было 1300 уничтоженных гитлеровских солдат, 60 офицеров и один генерал, несколько десятков подорванных автомашин и 50 сожженных мостов. Партизаны освободили от фашистских гарнизонов 15 населенных пунктов, они помогли около 5000 юношам призывного возраста переправиться через линию фронта для службы в рядах Советской Армии. В боях с фашистами смертью героев погибли начальник штаба отряда Голубев, отважные партизаны Гуськов, Кудельский, Полубинский и многие другие. Но ряды партизан постоянно росли — на смену павшим героям приходили сотни новых бойцов. Чтобы заставить М. Ф. Шмырева прекратить партизанскую борьбу, гитлеровцы взяли в качестве заложников его малолетних детей. Не сумев добиться своего, фашисты расстреляли детей. Но тяжелое горе не сломило мужественного коммуниста. Боевая активность бригады «батьки Миная» постоянно усиливалась. Росла и популярность ее командира как вожака народных масс. Советское правительство высоко оценило заслуги М. Ф. Шмырева, присвоив ему звание Героя Советского Союза.

    Прославились своими боевыми действиями и пинские партизаны во главе с участником партизанского движения в годы гражданской войны и бывшим бойцом интернациональной бригады, сражавшейся против фашизма в Испании, В. З. Коржем (кличка «Комаров»). Пинский партизанский отряд был организован одним из первых в Белоруссии 26 июня 1941 года и начал свою боевую деятельность при обороне города Пинска. После захвата гитлеровцами города отряд оперировал на территории Пинской, Полесской и Минской областей. Начиная с июля 1941 года противник не мог свободно передвигаться по таким дорогам, как Ленино — Житковичи, Микашевичи — Житковичи: их прочно контролировали партизаны отряда В. З. Коржа. Они систематически устраивали засады на вражеских коммуникациях, наносили гитлеровцам большой урон. Действия отряда Коржа оказали большое влияние на развитие партизанского движения и подпольной борьбы не только в Пинской, но и в смежных с ней областях. Совершая рейды по соседним областям, партизаны Коржа разгромили много полицейских гарнизонов и создали несколько партизанских зон. Впоследствии отряд В. З. Коржа вырос в крупное партизанское соединение. Его командиру было присвоено звание Героя Советского Союза и генерал-майора.

    Широкий размах партизанского движения в первые месяцы вражеской оккупации Белоруссии обеспечивался огромной политической и организаторской работой партийных организаций, которая осуществлялась в чрезвычайно трудных условиях. Нужно отметить, что во многих случаях местным партийным органам не удалось полностью реализовать указания ЦК КПБ о заблаговременной подготовке к партизанской борьбе, подобрать до прихода немецких войск кадры руководителей отрядов и групп, организовать снабжение будущих партизан необходимыми материально-техническими средствами, закладку баз. И это естественно: партийные организации имели для этой цели крайне ограниченное время (от нескольких дней до двух месяцев). Все эти задачи пришлось решать в условиях частичной и в дальнейшем полной оккупации территории республики. Уже в первой декаде июля 1941 года ЦК КПБ направил в тыл противника 51 диверсионную группу в составе 520 человек[178]. 4 июля в помощь Витебскому обкому партии была направлена группа коммунистов во главе с секретарем ЦК КПБ В. Г. Ванеевым. В течение второй половины июля было сформировано и направлено в оккупированные районы 74 партизанских отряда и диверсионных групп общей численностью 2844 человека, преимущественно коммунистов и комсомольцев[179].

    26 июля в осажденном врагом Гомеле секретарем ЦК КПБ П. К. Пономаренко было проведено совещание секретарей обкомов и райкомов партии, а также других руководящих партийных и советских работников Белоруссии по вопросам организации и усиления борьбы белорусского народа против немецких захватчиков.

    Совещание наметило конкретные мероприятия по обеспечению партийного руководства партизанскими отрядами и подпольными организациями. В этот же день значительная группа участников совещания была послана в тыл врага для установления связи с уже действующими на местах партизанскими отрядами и для организации новых.

    Благодаря огромной организаторской работе, проделанной оставшимися в тылу врага коммунистами, и постоянно возраставшей помощи со стороны ЦК КПБ в начале августа 1941 года, по неполным данным, в Белоруссии действовал 231 партизанский отряд или группа, в которых насчитывалось свыше 12 тысяч бойцов[180]. Ряды партизан быстро росли.

    Особое внимание ЦК КПБ уделял усилению и расширению сети подпольных партийных организаций, подбору и расстановке руководящих партийных кадров. Это была весьма сложная и трудная работа. Необходимо было создать подпольные обкомы, горкомы и райкомы партии, подобрать для них опытных и инициативных работников, способных успешно осуществлять многогранную деятельность по руководству партизанским движением, борьбой подпольных организаций, массово-политической работой среди населения. Задача состояла в том, чтобы руководящие подпольные органы были, с одной стороны, хорошо законспирированы, а с другой, тесно связаны с партизанами, подпольщиками и населением, чтобы они могли оперативно осуществлять свои функции и регулярно поддерживать связь с ЦК КПБ и другими республиканскими органами.

    Вскоре в большинстве областей и районов Белоруссии были созданы и начали действовать подпольные обкомы, горкомы и райкомы, а также уполномоченные ЦК КПБ и обкомов, возглавлявшие руководство борьбой народных масс против захватчиков. Уже в июле 1941 года была создана минская областная подпольная партийная организация. В состав подпольного обкома вошли В. И. Козлов, И. Д. Варвашеня, И. А. Бельский, А. Ф. Брагин, А. Г. Бондарь, Р. Н. Мачульский и А. И. Степанова. Свою деятельность обком начал с создания сети подпольных организаций в районах области. В июле — августе член обкома А. И. Степанова установила связь с оставшимися на нелегальном положении коммунистами Слуцкого района и вместе с ними развернула активную политическую работу среди населения. Руководство политической работой и организацией партизанского движения в Любанском и Стародорожском районах было поручено членам обкома И. Д. Варвашене и А. Ф. Брагину. Они создали в районах руководящие партийные группы, непосредственно связанные с местным подпольем и партизанскими отрядами. В результате большой и сложной работы, проделанной представителями обкома и руководителями партийных групп, в партизанских отрядах этих районов были созданы партийные и комсомольские организации, в которых насчитывалось 136 членов и кандидатов в члены партии и более 200 комсомольцев. В Руденском районе по заданиям обкома большую работу вели секретари райкома партии Н. П. Покровский и Ф. В. Глебов. В течение июля — августа 1941 года райком собрал оставшихся в районе коммунистов, комсомольцев и беспартийных активистов и организовал их в партизанские группы, позже объединившиеся в отряды. Среди партизан района было 95 коммунистов — примерно половина довоенного числа членов партийной районной организации. Подпольный РК КПБ издавал и распространял среди партизан и населения Руденского и других районов Минской области газету «В бой за Родину». Только в сентябре — декабре 1942 года коммунисты отрядов по заданиям райкома партии провели в 109 деревнях Руденского, Пуховичского и Гресского районов собрания жителей, на которых были сделаны доклады о положении на фронтах Отечественной войны и в советском тылу. На собраниях присутствовало около 45 тысяч жителей. За это же время райкомом партии было отпечатано и распространено среди населения свыше 70 тысяч экземпляров газет и листовок. Агитаторы — коммунисты, комсомольцы и беспартийные активисты-партизаны по заданию райкома партии организовали население на срыв намеченной гитлеровцами мобилизации местных жителей в полицию и для отправки на работу в Германию. Трудящиеся района собрали и передали партизанам 450 тонн хлеба, 32 пулемета, 380 винтовок, много патронов и гранат, а также 16 тысяч рублей для передачи их в фонд обороны страны. В партизанские отряды за это время вступило 750 местных жителей.

    К сентябрю 1942 года на территории Минской области были созданы десятки первичных партийных и комсомольских организаций.

    Так же активно велась работа по собиранию сил, созданию партийных организаций и расстановке партийных кадров во всех других оккупированных областях и районах Белоруссии.

    С первых дней войны энергично действовал Гомельский подпольный обком партии. В его состав входили И. П. Кожар, А. А. Куцак, Е. И. Барыкин, А. Д. Рудак, А. Ф. Жданович и A. И. Казимиров.

    Большую и разностороннюю работу проводил Витебский обком партии, находившийся в прифронтовой полосе и имевший в области своих представителей. Для усиления организационной и политической работы на местах Витебский обком партии командировал в районы области опытных партийных работников. Вместе с ними были направлены небольшие отряды партизан с задачей развернуть партизанскую войну непосредственно в районах. В результате принятых обкомом мер в каждом районе были созданы подпольные райкомы партии и большое количество подпольных партийных организаций в городах, населенных пунктах и в партизанских отрядах. К весне 1942 года вся Витебская область была охвачена партизанским движением. Наряду с партизанами «батьки Миная» здесь действовали отряды под командованием А. Ф. Дункалова, Д. Ф. Райцева, М. Ф. Бирюлина и другие.

    2 октября 1942 года ЦК рассмотрел вопрос об образовании Барановичского обкома партии, утвердил его секретарями В. Е. Чернышева и Ф. А. Баранова. В помощь им ЦК КПБ направил партийных работников С. П. Шупеню, B. З. Царюка, Е. Д. Гапеева, Г. А. Сидорока и других. ЦК КПБ предложил В. Е. Чернышеву «принять меры к налаживанию работы партийного подполья, к усилению политической работы среди населения, к расширению партизанского движения на территории области, активизации действий существующих отрядов, созданию новых партизанских отрядов, установлению связи с ними».

    Решением ЦК КПБ от 16 ноября 1942 года уполномоченным в Белостокскую область был направлен Д. К. Сукачев. В эти же дни ЦК Компартии направил в западные области Белоруссии 12 групп организаторов партизанского движения — по 15—17 человек каждая, — состоявших из партийных, комсомольских и советских работников.

    Организаторская и политическая деятельность ЦК КПБ, подпольных обкомов и горкомов партии по развертыванию партизанского движения сливалась с инициативой снизу, со стороны широких народных масс.

    Особенно усилилось народное сопротивление захватчикам после разгрома немецких войск под Москвой, вызвавшего огромный энтузиазм у советских людей, оставшихся на оккупированной врагом территории. Пламя партизанской борьбы все более разгоралось.

    По мере развития партизанского движения и роста партийного подполья перед Центральным Комитетом Компартии Белоруссии все острее вставал вопрос об усилении централизованного руководства всенародной борьбой в тылу врага. Важным звеном в решении этого вопроса явилось образование групп ЦК КП Белоруссии.

    20 марта 1942 года ЦК КПБ создал Северо-Западную и Западную группы, состоявшие из руководящих работников ЦК КПБ и СНК республики.

    В постановлении ЦК по этому вопросу указывалось, что на спецгруппы возлагаются обязанности, связанные с отправкой людей в тыл врага, сбором информации и разведкой, а также организация выпуска листовок, обращений, призывов и контроль за их распространением. Каждая спецгруппа возглавлялась секретарем ЦК Компартии Белоруссии. Группы подчинялись ЦК и систематически отчитывались перед ним о своей работе.

    Через Северо-Западную группу для связи с партизанами Суражского, Городокского, Лиозненского, Россонского и Полоцкого районов ЦК посылал в тыл врага своих специальных связных, которые проделали большую работу по укреплению подпольных партийных организаций и партизанских отрядов. Так, например, связной ЦК В. Р. Романов, установивший связи с партизанскими отрядами, которыми командовали Шмырев, Райцев, Захаров, Дик, Бирюлин, в апреле 1942 года провел мероприятия по реорганизации их в 1-ю Белорусскую партизанскую бригаду. Эта бригада внесла большой вклад в дело развертывания партизанского движения в республике. До конца сентября 1942 года она удерживала в своих руках так называемые «Суражские ворота», через которые осуществлялось снабжение партизан вооружением и боеприпасами, переброска кадров для партизанских отрядов и подполья.

    Северо-Западная группа ЦК действовала до сентября 1942 года — до создания Белорусского штаба партизанского движения (БШПД). Через нее Центральный Комитет КПБ направил в тыл врага большое число руководителей партизанских отрядов, свыше 160 организаторских групп[181]. Кроме того, через Северо-Западную группу ЦК партизанам Белоруссии было послано значительное количество автоматов, пулеметов, винтовок, патронов, гранат и прочего вооружения и боеприпасов. Это была весьма существенная помощь белорусскому народу в его борьбе с немецко-фашистскими захватчиками со стороны Центрального Комитета Коммунистической партии и правительства Советского Союза, которые проявляли постоянную заботу о белорусском народе, героически боровшемся против немецко-фашистских захватчиков.

    Западная группа в силу сложившихся обстоятельств работала сравнительно недолго. В июне 1942 года она была реорганизована.

    При помощи групп Центральному Комитету Компартии Белоруссии вскоре удалось установить связи со многими подпольными партийными центрами и партизанскими формированиями. К июлю 1942 года ЦК КПБ только через свой радиоцентр имел связи с 88 отрядами и бригадами.

    Исключительно большое значение для централизации руководства партизанским движением, оказания ему всесторонней помощи и координации действий партизанских формирований с операциями Советской Армии имело создание в сентябре 1942 года Белорусского штаба партизанского движения (БШПД). Начальником БШПД был назначен второй секретарь ЦК КПБ П. З. Калинин, приложивший много сил и энергии для развития партизанского движения и подпольной борьбы в Белоруссии. Еще в мае 1942 года был создан Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД), начальником которого назначен первый секретарь ЦК КПБ П. К. Пономаренко. Это имело большое значение в деле централизации и усиления руководства партизанским и подпольным движением на всей оккупированной территории. Центральный штаб оказал огромную помощь партизанам Белоруссии, как и других районов страны.

    Длительное время БШПД находился под Москвой, на станции Сходня, откуда он мог лучше и оперативнее держать постоянную связь с партизанским движением в республике, так как в течение первых лет войны авиация дальнего действия базировалась на подмосковных аэродромах. Здесь, на станции Сходня, имелась хорошо оборудованная радиостанция для связи с рациями партизанских отрядов и бригад, отсюда же отправлялось партизанам Белоруссии вооружение, боеприпасы, медикаменты, а также оказывалась помощь людьми; сюда, в Подмосковье, прибывали для инструктирования многие подпольные работники и участники партизанского движения Белоруссии.

    Интересы бурно развивавшейся народной войны в тылу врага настоятельно требовали большого количества организаторов партизанского движения, руководителей подполья.

    Особую заботу ЦК КПБ проявлял о политической подготовке партизанских кадров. 10 декабря 1942 года ЦК рассмотрел вопрос «О программе и руководителях политических занятий в специальной школе»[182] и утвердил для изучения 11 тем по различным вопросам партийной и политической работы: «Партийно-политическая работа в тылу врага», «Политическая обстановка в Белоруссии и задачи партизанского движения» и другие. Для чтения лекций были выделены секретари ЦК, обкомов партии и другие руководящие партийные работники.

    В апреле 1942 года ЦК Компартии Белоруссии рассмотрел вопрос «О мерах по усилению партизанского движения и работы подпольных партийных организаций в Белоруссии»[183]. На этом же заседании было принято решение о формировании и обучении кадров для будущих партизанских отрядов. В соответствии с этим решением с апреля по октябрь 1942 года Центральным Комитетом КПБ было подготовлено, сформировано и направлено в тыл противника 14 партизанских отрядов по 50—60 человек каждый и 92 организаторские группы по 13—15 человек каждая[184].

    Мероприятия ЦК Компартии Белоруссии, предпринятые в 1942 году по подготовке кадров для работы во вражеском тылу, сыграли большую роль в развитии массового партизанского движения и подпольной борьбы на территории республики.

    Многие коммунисты и комсомольцы — выпускники специальных партизанских школ и курсов вскоре стали видными организаторами борьбы народных масс против оккупантов, отважными минерами, искусными разведчиками.

    В ходе борьбы среди руководителей партизанского движения выявлялись подлинные народные самородки, вожаки масс. К их числу относится замечательный советский патриот Константин Сергеевич Заслонов.

    Герой Советского Союза К. С. Заслонов.


    Перед войной К. С. Заслонов работал начальником Оршанского паровозного депо. Когда гитлеровцы напали на СССР, ему была поручена эвакуация имущества и оборудования депо на восток. После выполнения этого задания Заслонов был назначен инспектором по приемке вагонов депо им. Ильича Западной железной дороги. Но Константин Сергеевич неудержимо рвался в бой. В заявлении в руководящие органы он писал:

    «Наша страна в огне. Жизнь требует, чтобы каждый гражданин, в ком бьется сердце патриота, кто дышит и хочет дышать здоровым советским воздухом, встал бы на защиту нашей Родины. Я, начальник паровозного депо Орша Западной железной дороги Заслонов Константин Сергеевич, прошу Вашего разрешения организовать партизанский отряд».

    Разрешение было получено, и в ноябре 1941 года Заслонов с группой своих товарищей-рабочих вернулся в оккупированную врагом Оршу.

    За три месяца подпольной деятельности на Оршанском железнодорожном узле боевая группа Константина Заслонова организовала и провела 98 крушений немецко-фашистских поездов, вывела из строя и уничтожила свыше 150 паровозов, сотни вагонов и цистерн с горючим, большое количество вражеской боевой техники.

    Под руководством Заслонова партизаны организовали производство так называемых угольных мин. Это были небольшого размера куски взрывчатых материалов, покрытые угольной пылью, смешанной с клейким веществом. Попадая вместе с углем в паровозную топку, мины взрывали паровозы в пути.

    Гитлеровцы долгое время не могли разгадать причину таких взрывов.

    Заслоновцы применяли и другие методы срыва железнодорожного движения. Они замораживали систему водоснабжения, переставляли путевые стрелки, сталкивали встречные поезда, подкладывали под вагоны с военными грузами магнитные мины, поджигали различные военные объекты противника. Гитлеровцы сбивались с ног в поисках диверсантов. После каждой диверсии подозрения гестаповцев все больше падали на Заслонова. Однажды они даже арестовали его и подвергли допросам. Только исключительная выдержка, умение владеть собой и находчивость помогли Заслонову вырваться из фашистского застенка. Однако было ясно, что после этого Заслонов будет находиться под постоянным наблюдением фашистских ищеек. Поэтому 25 февраля 1942 года Заслонов и его товарищи покинули Оршу, оставив в городе для продолжения диверсионной деятельности несколько подпольщиков.

    Недалеко от Орши, в деревне Логи, боевые друзья организовали партизанский отряд, насчитывавший вначале 35 человек. Громя фашистские гарнизоны и производя на коммуникациях врага диверсии, партизанский отряд «дяди Кости» (так партизаны звали Заслонова) рос с каждым днем. В мае 1942 года заслоновцы разгромили несколько гитлеровских полицейских участков в Чашникском, Лепельском, Сенненском и Оршанском районах, уничтожили вражеский гарнизон в деревне Логи Оршанского района.

    В дальнейшем отряд «дяди Кости» еще более усилил удары по врагу. Вот записи из дневника Заслонова о боевых действиях летом 1942 года:

    «4/VI. На 52 километре перегона Стайки — Богушевск взорван железнодорожный мост по нечетному пути. Мост восстановлен 7/VI.

    8/VI. Перегон Стайки — Богушевск. Спущен под откос вражеский эшелон… Загромождены оба пути. Движение восстановлено через 22 часа.

    11/VI. Перегон Погост — Коханово. Спущен поезд, громадное крушение, очень большое число солдат убито и ранено. Движение было закрыто 18 часов.

    16/VI. Перегон Погост — Коханово. По нечетному пути спущен поезд, громадное крушение. Поезд следовал с автомашинами, орудиями. Паровоз вне колеи, на боку.

    26/VI. Перегон Орша — Хлусово. Спущен поезд…

    1/VII. Взорван мост на перегоне Мажеевка — Стайки около деревни Колотовки. Движение восстановлено 3/VII. Операцией руководил командир отряда тов. Комлев.

    …Ночь 12—13/VII На перегоне Хлусово — Хлюстино против Андриановской будки спущен поезд нечетного направления; было громадное крушение, в составе были орудия, автомашины и 5 вагонов дегазаторов. Движение прервано на 21 час. Операцию произвела группа тов. Позняка.

    Ночью 14—15/VII. Группа Шилина спустила два поезда около самой станции Хлюстино со стороны Москвы»[185].

    Вскоре заслоновский отряд вырос в партизанскую бригаду.

    В августе 1942 года бригаде пришлось вести ожесточенные бои с крупными регулярными частями противника. Четыре немецких бронепоезда со станций Красная и Шуховцы, несколько батарей артиллерии из окружающих деревень на протяжении пяти дней вели ураганный огонь по лесу, где находились заслоновцы. Фашистская авиация непрестанно бомбила лес с воздуха, а на земле его блокировали вражеские танки. Пьяные фашисты то и дело пытались атаковать партизан. Но каждый раз они получали решительный отпор. В результате партизаны не только отбили атаки врага, но и нанесли ему поражение, выйдя из этой схватки готовыми к новым боям.

    В письме Витебскому обкому партии Заслонов так описывал это сражение.

    «Пять дней держал бой. Против нас было сосредоточено 2 полка регулярных частей немецких солдат. В бою уничтожили более 1000 немцев. Сосредоточены были все рода немецких войск, 4 бронепоезда на станциях Красное и Шуховцы, артиллерия в деревнях Рудня, Горбово, Озерище, Волково, бронемашины и танки, пехота и лазутчики-автоматчики. Бой проходил 17, 18, 19, 20 и 21 августа. Врага режешь пулеметами, а он лезет, лезет и лезет, целая лавина. 25 августа бригаду из тяжелого оцепления вывел».

    Однако противник продолжал преследовать заслоновцев.

    Весь август, сентябрь и октябрь 1942 года партизанская бригада под командованием Константина Заслонова вела упорные бои с превосходящими в несколько раз силами гитлеровцев. Неся большие потери от ударов партизан, фашисты не унимались. Командование противника бросило против бригады три дивизии регулярных войск, но неуловимые заслоновцы всегда били врага там, где он их не ждал.

    В письме в советский тыл своим товарищам-железнодорожникам К. С. Заслонов писал:

    «Дела у нас большие… Каждый день что-либо новое, иногда рубаем — спасу нет немцам, иногда, когда невыгодно, — уклоняемся от боя. Очень много летит под откос поездов вместе с фашистами… Мы, партизаны, настолько насолили немцам, что (фашисты) делали облаву и вызывали на бой нас против 3-х дивизий, но, набив им морду, партизаны ушли. Сейчас моя голова подходяще оценена, цена растет после каждой операции, а операций много и важных. Сейчас моя голова оценена (немцами) в 50 000 марок, железный крест и, кроме того, кто меня живого или мертвого доставит немецким властям, тому будет (так обещают гитлеровцы) обеспечена прекрасная жизнь в самой Германии со всеми его ближайшими родственниками. Если кто из крестьян со мной проделает такую экзекуцию, тому будет предоставлено пожизненно в его личное пользование два крупных немецких имения»[186].

    В первой половине ноября бригада Заслонова после ряда боев прибыла в Сенненский район. К. С. Заслонов со штабом расположился в деревне Куповать. Вскоре стало известно о приближении крупной фашистской карательной экспедиции. 14 ноября утром фашисты, обстреляв деревню из пулеметов и минометов, пошли в наступление. Но все их атаки были успешно отбиты. Вспоминая это сражение, Герой Советского Союза В. Ф. Лобанок писал:

    «Обороной руководил сам Заслонов. В середине дня ценой больших потерь гитлеровцам удалось прорвать партизанскую оборону. Началась рукопашная схватка. Вот смертельно ранен любимый адъютант Заслонова Женя Коржень. Константин Сергеевич взял его на руки и занес в дом. Выйдя из дома, он, уничтожая из автомата на пути фашистов, во весь рост пошел по деревне. Когда умолкал автомат, слышна была его команда: «Огонь по фашистам!», «Рубай гадов!» У одного из сараев Заслонова смертельно ранила вражеская пуля. Лежа на земле, истекая кровью, герой поднял голову и произнес свои последние слова. То были слова команды продолжать бой до полного уничтожения фашистов»[187].

    Так в неравном бою с фашистами 14 ноября 1942 года смертью героя погиб один из выдающихся партизанских руководителей Великой Отечественной войны Константин Сергеевич Заслонов. В боевом донесении командования бригады в ЦК КПБ о гибели К. С. Заслонова говорилось:

    «14 ноября 1942 года в дер. Куповать Алексиничского сельсовета Сенненского района было 27 партизан и сам товарищ Заслонов. Утром этого дня им стало известно, что движется фашистский карательный отряд в количестве двух батальонов. Они устроили две засады в деревнях Кузьмино и Утрилово. В 12 часов дня 14 ноября 1942 года немцы открыли огонь по партизанам. Яростно сражались партизаны с немцами. Убито 150 немцев, и, по рассказам населения, немцы увезли 7 подвод раненых. Потери партизан — 6 убито, 6 ранено. В бою героически погиб комбриг товарищ Заслонов Константин Сергеевич, 1909 года рождения, орденоносец (награжден орденом Ленина). Бой длился 4 часа»[188].

    Дав клятву над могилой своего боевого командира беспощадно громить врага до полного его изгнания с советской земли, партизаны бригады Заслонова всегда были верны ей. Первым их боевым делом после похорон комбрига был разгром фашистского гарнизона в деревне Куповать.

    7 марта 1943 года К. С. Заслонову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, а после войны на станции Орша ему воздвигнут памятник как символ всенародной любви и признательности.

    Наряду с боевыми действиями в районах своего базирования некоторые партизанские соединения уже в 1941 году стали совершать такие важные в военном и политическом отношениях операции, как рейды по глубоким тылам противника. Так, в декабре 1941 года Минский подпольный обком партии и штаб соединения партизанских отрядов организовали большой рейд, начавшийся в январе и продолжавшийся по апрель 1942 года. Командование рейдом было поручено В. З. Коржу. В рейде приняли участие отряды Минской, Пинской и Полесской областей. Партизаны на 500 санях с боями прошли сотни километров через Стародорожский, Любанский, Копыльский, Старобинский, Краснослободский, Гресский, Узденский, Слуцкий районы Минской области; Глусский, Житковичский, Копаткевичский, Октябрьский, Петриковский — Полесской области; Ивенецкий, Мирский, Ляховичский, Клецкий, Несвижский — Барановичской области; Бобруйский, Березинский и Кировский районы Могилевской области. Участники рейда громили на своем пути немецкие комендатуры, полицейские участки, разрушали коммуникации и линии связи противника. Они совершили налет на город Слуцк, где перебили охрану лагеря и освободили советских военнопленных, а также забрали ценности из городского банка.

    Во время рейда партийные и комсомольские организации отрядов проводили большую политическую работу среди населения: сообщали сводки Совинформбюро, читали доклады, разъясняли пути борьбы с оккупантами. Многие местные жители тут же вступали в партизаны.

    Один из руководителей рейда — бывший секретарь Минского подпольного обкома партии В. И. Козлов рассказывает:

    «Рейд по областям Белоруссии принес нам огромную пользу. Он укрепил нашу связь с массами, выше поднял авторитет партизанского движения, почти удвоил состав наших отрядов»[189].

    Огромный размах партизанского движения в Белоруссии и его высокая эффективность были бы немыслимы без активной поддержки народных масс. Это вскоре поняли и оккупанты. Они пустили в ход все средства пропаганды и провокаций, чтобы дискредитировать партизан в глазах населения.

    Фашистские пропагандисты на все лады старались представить партизанское движение как явление антинародное, «бандитское». В отряды засылались различные разложившиеся элементы с заданием под видом партизан совершать насилия и бесчинства по отношению к мирным жителям. Правда, в большинстве случаев эти провокации сразу же разоблачались партизанами и населением. Тем не менее гитлеровцы на всех перекрестках истошно твердили о зверствах партизан. Дело дошло до того, что имперский начальник охранных отрядов «СС» и начальник немецкой полиции фашистский генерал Ценнер в звериной ненависти к партизанам 8 августа 1942 года отдал официальное распоряжение, чтобы во всех случаях вместо «партизаны» говорили «банда» или «банда грабителей»[190].

    Но все потуги оккупантов дискредитировать партизанское движение были напрасными. В глазах советских людей слово «партизан» означало: мужественный борец за свободу и независимость своей Родины, пламенный советский патриот, готовый пойти на все лишения и на смерть ради достижения победы над ненавистными немецко-фашистскими захватчиками.

    Главным методом, при помощи которого захватчики стремились разорвать связи партизан с населением, были жесточайшие репрессии по отношению к местным жителям, хотя бы в малейшей степени заподозренным в симпатиях к ним. Фашистская печать была полна угроз в адрес тех, кто помогает и сочувствует партизанам. Например, издававшаяся в Бобруйске фашистская газетенка «Новый путь» 26 октября 1942 года сообщала:

    «В ответ на покровительственное отношение некоторых крестьян к партизанам, а также в ответ на замалчивание партизанских махинаций германское командование вынуждено было применить к 100 человекам из числа жителей деревни Славная, имевшим связь с партизанами, суровую меру наказания — расстрел».

    Народ кормил и одевал партизан. На снимке: крестьяне деревни Печище Пинской области привезли партизанам хлеб.


    Объявляя об этих репрессиях, фашистская печать пыталась запугать население и под страхом смерти оттолкнуть его от партизан. Но разве можно оттолкнуть народ от самого себя? Ведь партизаны — это лучшая часть народа, взявшая в руки оружие, чтобы защитить свою свободу от оккупантов. Сила и неодолимость партизанского движения прежде всего заключается в его народном происхождении, в полной и активной поддержке партизан народом. Поэтому какие бы угрозы ни расточали оккупанты, к каким бы зверствам ни прибегали, они не смогли посеять рознь между партизанами и населением. В лице местных жителей партизаны имели прочную опору, добровольных помощников, разведчиков, проводников, связных. Население снабжало народных мстителей одеждой, обувью, продовольствием, собирало для них оружие и боеприпасы, а там, где это было необходимо, и само принимало участие в вооруженных столкновениях с захватчиками.

    «В Октябрьском районе, — вспоминают бывшие секретари Полесского подпольного обкома партии И. Д. Ветров и Н. И. Малинин, — трудно было отличить партизан от мирного населения. Партизаны были в каждой семье. Все, кто были способны носить оружие, находились в партизанских отрядах. 80-летний колхозник Агей Михайлович Мельник систематически ходил в разведку и всегда приносил ценные сведения о противнике. Два сына этого патриота были в отряде. Житель села Старая Дуброва Карп Толкачев, 73-х лет, разрядил брошенные фашистами на деревню и не взорвавшиеся 24 авиабомбы и выплавил из них тол для нужд партизан-подрывников»[191].

    Вот еще подобный пример. Небольшая группа партизан вела бой с карательным отрядом гитлеровцев возле деревни Новина Ленинского района. Партизанам пришлось отступить. В лес ушли и жители села. 79-летний Иван Цуба не успел скрыться. Каратели ворвались в деревню. Они потребовали от старика показать, где скрылись партизаны. Старик повел фашистов по болотистым местам, уводя в сторону от партизанского лагеря, а затем завел их в топкую, труднопроходимую местность в низине реки Лань. Дальше двигаться было некуда. Обманутые гитлеровцы зверски замучили славного патриота, повторившего бессмертный подвиг Ивана Сусанина.

    Можно привести немало примеров, показывающих, с какой любовью жители хранили все, что было связано с советским строем, с их социалистическими убеждениями, с какой самоотверженностью они стремились сохранить советский уклад жизни. Когда гитлеровцы ворвались на территорию колхоза им. Володарского Могилевского района, колхозник Иван Самсонович Разумнов ночью вырыл в своем огороде яму и спрятал в ней орден Ленина, которым был награжден колхоз. После освобождения района советскими войсками И. С. Разумнов принес в райком партии орден и орденскую книжку. 72-летний кузнец Григорий Седляр из деревни Акуниново в Западной Белоруссии спрятал от гитлеровцев портрет В. И. Ленина. Он хранил его в металлической трубе, которую закопал в землю. Когда жители Акунинова вышли встречать Советскую Армию, впереди всех шел Григорий Седляр, неся сохраненный им дорогой портрет Владимира Ильича.

    В августе 1941 года в неравном бою с фашистами возле деревни Анютино Чериковского района погибли три советских воина, пробиравшиеся болотом к своей части. Это были знаменщик 24-й дивизии старший политрук А. Барбашев и его товарищи. Свидетелем их гибели был житель деревни — старый русский солдат Дмитрий Николаевич Тяпин. Он похоронил воинов. В вещевом мешке погибших колхозник нашел знамя воинской части. С риском для жизни Д. Н. Тяпин хранил это знамя 28 месяцев до прихода советских войск и передал его советскому командованию.

    Советские люди, находившиеся в тылу врага, делали все, что было в их силах, чтобы помочь войскам Советской Армии в разгроме захватчиков. Это нашло свое выражение и в сборе средств в фонд обороны страны. Однажды в штаб партизанского отряда Копатевичского района зашла пожилая женщина.

    — Не знаю, к кому это мне обратиться, — тихо сказала она.

    — А по каким делам? — спросил командир отряда.

    — Слыхала я, сынок, что вы деньги на танки собираете. Так я вот принесла, — она бережно развернула платочек и положила на стол 600 рублей.

    Партизаны и население одной только Минской области за годы оккупации собрали и передали в фонд обороны страны 3 миллиона рублей деньгами и облигациями, 2810 рублей золотыми монетами, большое количество золотых и серебряных вещей.

    В суровых условиях фашистской оккупации особенно ярко проявились высокие моральные качества советских людей, их коллективизм и взаимопомощь. Оставшиеся в живых после гитлеровских погромов заботились об осиротевших детях, о стариках, коллективно отстраивали разрушенные жилища, делились с пострадавшими продуктами, обувью, одеждой. Например, в апреле 1942 года фашистские каратели сожгли много домов в деревне Загалье Любанского района. После отхода гитлеровцев под руководством председателя Загальского сельсовета С. Т. Корнеева колхозники сообща восстановили дома сгоревшей части села. 2 мая 1943 года гитлеровцы сожгли полностью деревню Застаринье Городищенского района и убили 390 жителей. Оставшиеся в живых дети и старики нашли приют у жителей окрестных деревень Буйневичи, Ялуцевичи, Сениченята, где их укрывали и кормили до освобождения района от оккупантов.

    Пользовавшиеся активной и всенародной поддержкой, партизаны с каждым днем наносили захватчикам все более ощутимые удары и оттягивали на себя значительные силы гитлеровцев. В городах и других крупных населенных пунктах для борьбы с партизанами и для поддержания оккупационного режима фашисты держали специальные гарнизоны. Как правило, во всех районных центрах Белоруссии постоянные гарнизоны состояли из 70—100 немецких солдат и офицеров и 100—150 полицейских. В ряде районных центров имелись специальные карательные отряды численностью 700—800 человек, а иногда и больше. Но этих сил врагу было явно недостаточно.

    Действия партизан удручающе влияли на моральное состояние гитлеровских войск. Вот, например, что писал в своем дневнике убитый партизанами гитлеровский офицер Фридрих Бушеле:

    «В мрачную пустыню вступили мы на танках. Кругом ни одного человека, но всюду и везде, в лесах и болотах, носятся тени мстителей. Это партизаны. Неожиданно, будто вырастая из-под земли, они нападают на нас, рубят, режут и исчезают, как дьяволы, проваливаясь в преисподнюю. Мстители преследуют нас на каждом шагу, и нет от них спасения.

    Проклятье! Никогда и нигде на войне мне не приходилось переживать ничего подобного. С призраками лесов и я не могу воевать. Сейчас я пишу дневник и с тревогой смотрю на заходящее солнце. Лучше не думать. Наступает ночь, и я чувствую, как из темноты неслышно ползут, подкрадываются тени, и меня охватывает леденящий ужас!»[192]

    Неуклонный рост партизанского движения серьезно тревожил командование немецко-фашистской армии. Уже 18 ноября 1941 года в секретном приказе № 42 имперского руководителя «СС» Г. Гиммлера была сделана попытка обобщения опыта борьбы с партизанами. В разделе «Подготовка операции» указывалось, что

    «основной задачей в борьбе против партизан должно быть уничтожение, а не изгнание… Предпосылкой каждой операции должна быть тщательная разведка…»

    Здесь же Гиммлер давал установку на использование в борьбе с партизанами предателей и изменников.

    «Такая разведка, — говорится в приказе, — может быть осуществлена успешно только гражданскими лицами, знающими местность, характер населения и владеющих языком».

    В «Основных положениях по борьбе с партизанами», утвержденных бывшим главнокомандующим гитлеровской армии генералом фон Браухичем, указывалось:

    «Партизанская борьба с вступающей на русскую землю армией с целью ослабления последней являлась во всех известных случаях истории действенным средством в руках русского военного командования. С большим успехом этот метод борьбы применялся против варягов, татар, шведов, Наполеона и против германских армий в мировую войну.

    В настоящую войну русское командование также широко применяет этот метод борьбы. Русские партизаны наносят удары не только по мелким войсковым частям и соединениям действующих войск, но и нарушают снабжение и связь в тыловых районах. Они также в форме немецких войск сближаются с солдатами и подрывают их боевой дух…»

    Инструкция Браухича требовала самой жестокой расправы не только с партизанами, но также и с населением, которое их поддерживало или даже сочувствовало им. Каждый немецкий солдат, согласно этой инструкции, мог и должен был убивать всякого советского человека, который покажется ему подозрительным.

    «Правильно поступает тот, — гласила инструкция Браухича, — кто полностью пренебрегает личными чувствами, действует беспощадно и бессердечно».

    Различные директивы, приказы и наставления гитлеровского командования для солдат и офицеров по борьбе с партизанами издавались часто, начиная от главной ставки германского командования и кончая отдельными офицерами — командирами карательных отрядов. Так, в секретной директиве разведывательного отряда 26-й пехотной немецкой дивизии от 11 сентября 1941 года указывалось, что во всех случаях, когда обвиняемые не могут доказать противоположного, их следует подозревать в принадлежности к партизанам.

    В директиве говорилось:

    «б) Следует расстреливать:

    Лиц в гражданском или полугражданском платье, которые подозреваются в хранении оружия или в том, что они принимали участие во враждебных действиях против германской армии.

    в) Следует вешать:

    Лиц, уличенных в явной принадлежности к партизанам. Устрашение усиливается путем вывешивания надписей (например, «так наказываются партизаны!»).

    Вышеуказанные положения являются приказом. В сомнительных случаях арестованным предъявлять самые строгие обвинения.

    На пунктах сбора пленных:

    а) освобождения, как правило, не допускать,

    б) гражданские лица, доставленные из частей как пленные, отправляются в лагеря пленных и возвращение или освобождение их запрещается».

    В приказе по одной из германских танковых армий от 19 марта 1942 года по вопросу борьбы с партизанами указывалось:

    «Боевые силы существовавших до сих пор отрядов значительно увеличились. Взаимодействуя с регулярными войсками, партизаны получили от них тяжелое оружие, противотанковые пушки и т. п. Это означает возникновение серьезной угрозы для снабжения фронта, особенно увеличивающейся в период распутицы.

    Следует по возможности еще в зародыше подавить организацию крупных партизанских отрядов. Борьба с партизанами должна вестись всеми средствами и во все большем объеме. При этом нужно примириться с тем, что лишь в редких случаях удается захватывать целые партизанские группы. Большей частью представляется возможным лишь расстраивать их деятельность или тревожить их. Но уже это является успехом».

    В соответствии со всеми этими указаниями и инструкциями гитлеровские войска на протяжении всего времени оккупации предпринимали многочисленные карательные экспедиции, направленные на разгром партизанских сил. Однако все их усилия неизменно заканчивались провалом. Так, например, в конце марта — начале апреля 1942 года многочисленные части гитлеровцев повели наступление на «партизанский край» Октябрьского района. Им удалось занять центр края — деревню Рудобелку, но уже через пять дней партизаны прогнали их оттуда. В июле 1943 года немецко-фашистские войска в составе свыше 60 тысяч человек пытались уничтожить партизан Барановичского соединения в Налибокской пуще. За три недели боев с партизанами гитлеровцы потеряли семь танков, четыре бронемашины, 60 автомашин, около тысячи солдат и офицеров убитыми. Потери партизан составили 129 убитыми и 52 ранеными.

    Еще большим провалом окончилась крупная карательная экспедиция гитлеровцев против Полоцко-Лепельского партизанского края. Стремясь очистить свой ближний тыл перед предстоящими боями с советскими войсками, командование немецко-фашистских войск в апреле 1944 года направило в район Полоцко-Лепельского партизанского края более 60 тысяч солдат и офицеров, располагавших 137 танками, 235 орудиями и большим количеством самолетов. На протяжении 25 дней партизаны вели упорные бои с превосходящими силами противника. В ночь с 3 на 4 мая в районе городского поселка Ушачи партизаны прорвали вражескую блокаду. В этих боях гитлеровцы потеряли свыше 20 тысяч солдат и офицеров, 84 танка, 236 автомашин, 22 бронемашины и два самолета.

    И так было всюду. Никакие «решительные», «чрезвычайные» и другие принимавшиеся гитлеровцами меры не могли остановить все усиливавшуюся партизанскую борьбу белорусского народа против оккупантов.

    * * *

    Наряду с партизанами сокрушительные удары по оккупантам наносили подпольщики городов и населенных пунктов, где размещались гарнизоны гитлеровцев. И здесь коммунисты поднимали и объединяли советских людей на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.

    Ярким примером героической борьбы подпольщиков является деятельность партийных и комсомольских организаций в Минске. Уже в июле 1941 года на Минском железнодорожном узле действовала подпольная партийная организация во главе с Ф. С. Кузнецовым. Подпольщики произвели много диверсий, засыпа?ли песок в буксы паровозов, портили оборудование, организовывали рабочих на затяжку ремонтных работ и т. д. Подпольной организации удалось установить связь с действовавшим в окрестностях Минска партизанским отрядом В. Т. Воронянского и направить к партизанам большое количество рабочих-железнодорожников, составивших впоследствии костяк отряда «Мститель». В августе 1941 года были созданы подпольные группы на Комаровке и Серебрянке.

    К весне 1942 года подпольные партийные и комсомольские организации действовали на многих фабриках и заводах Минска, в том числе на заводах им. Мясникова, «Большевик», им. Ворошилова, «Красная заря», «Автомат», в типографии им. Сталина, на радиозаводе и т. д. Подпольные группы создавались из коммунистов, комсомольцев и беспартийных активистов по принципу «троек» и «пятерок». В их создании активное участие принимали: молодой коммунист студент Института журналистики В. Омельянюк, партийный работник В. Никифоров, офицер Советской Армии И. Кабушкин, рабочие и служащие минских предприятий И. Казинец, С. Зайцев, К. Хмелевский, Н. Шугаев, А. Калиновский, И. Тимчук, В. Жудро, Н. Герасименко, В. Матюшко, М. Осипова, Я. Савицкая, В. Сержанович, Д. Короткевич, Г. Моисеенко, Ф. Кузнецов, В. Гурский, А. Дементьев, Цветков, М. Думбро, И. Белановский, И. Будаев и многие другие сыны и дочери Коммунистической партии и ленинского комсомола. Многие советские патриоты предоставляли свои квартиры для явок, хранения нелегальной литературы и оружия. Например, по улице Заславской, в доме 33 проживал рабочий Н. П. Дрозд. Он предоставил свой дом, сарай и погреб подпольщикам. Здесь хранилось оружие, шрифты, мины, листовки, укрывались бежавшие из фашистских застенков советские патриоты. Такие же квартиры имелись на улицах Добролюбова, Беломорской, 146, Цнянской, 35, Советской, 6, и других. Большую помощь оказывали подпольщикам медицинские работники: профессор Е. В. Клумов, врач В. К. Шикавко, медсестра А. И. Сидорович, фармацевт Л. Густарник и другие. Они обеспечивали подпольные организации медикаментами и перевязочными средствами, скрывали и лечили раненых и больных подпольщиков.

    Рост нелегальных партийных организаций в городе и необходимость усиления борьбы с захватчиками потребовали централизации руководства подпольной деятельностью. В конце ноября — начале декабря 1941 года был создан городской подпольный комитет партии в составе И. П. Казинец, С. И. Зайца (Зайцева), К. Д. Григорьева и Г. Семенова. В начале 1942 года комитет объединял 12 партийных звеньев и 6 комсомольских групп, в которые входили «тройки», «пятерки», «десятки».

    После произведенных немцами арестов в марте — мае 1942 года в состав подпольного горкома партии вошли Д. А. Короткевич, В. К. Никифоров, В. С. Омельянюк, К. И. Хмелевский и другие. Были созданы также районные партийные центры или подпольные райкомы партии. Подпольщики развернули большую работу среди населения города, организовывали на предприятиях диверсии, собирали и передавали в партизанские отряды оружие, переправляли к партизанам патриотов, стремившихся с оружием в руках сражаться с оккупантами.

    В окрестностях Минска при активном участии подпольщиков города выросли партизанские бригады В. Т. Воронянского, им. Сталина, «Штурмовая», 2-я Минская, им. Фрунзе, отряды Никитина, им. Сергея Лазо и другие.

    Подпольщики вели широкую политическую работу среди населения. Уже летом 1941 года в городе появились первые написанные от руки и на машинке листовки. Во многих конспиративных квартирах были установлены радиоприемники. Принимавшиеся по радио сообщения размножались и распространялись в городе и окрестных деревнях. Осенью 1941 года на квартире работника типографии им. Сталина М. П. Воронова был налажен выпуск печатных листовок.

    Фашисты ведут на казнь участников партийного подполья города Минска в октябре 1941 года. С презрением смотрят герои в глаза палачам. Слева К. И. Трусов. Фамилии двух его товарищей пока неизвестны.


    Деятельность подпольщиков была постоянно сопряжена с большим риском, а нередко и с прямой опасностью для жизни. Так, например, линотипистка В. Мацкевич в присутствии гитлеровцев, приспособившись к формату фашистской «Минской газеты», набирала советские листовки. Таким же способом она набрала и «Присягу партизан». В мае 1942 года в используемой немцами бывшей типографии им. Сталина Борис Пупко набрал на белорусском языке первый номер подпольной газеты «Звязда». Редактировал газету В. Омельянюк. Ему активно помогали М. П. Воронов и его сын Михаил, В. Сайчик и другие. После выхода первого номера газеты М. Воронов, его сын и жена, В. Омельянюк и ряд других товарищей были схвачены гитлеровцами и зверски замучены в гестапо. Но работа типографии не прекратилась. В июне 1942 года первый номер «Звязды» был переиздан. В связи с гибелью В. Омельянюка городской партийный комитет поручил издание газеты и листовок В. Никифорову, который привлек к работе Я. Савицкую и В. Казаченка. Им удалось выпустить 2-й, 3-й и 4-й номера и набрать 5-й номер «Звязды». Набирал «Звязду» Х. Александрович, печатали С. Благоразумов и М. Рынкевич. Квартиры для типографии предоставляли Т. Яковенко, семья Ходасевичей и другие.

    Выпуск подпольной газеты «Звязда» и листовок приводил в ярость оккупантов. Гестаповские ищейки сбились с ног в розысках подпольной типографии, а гитлеровский наместник в Белоруссии Кубе обещал за выдачу ее местонахождения 50 тысяч немецких марок. Но предателей не нашлось, и типография продолжала действовать.

    В сентябре 1942 года гитлеровцам удалось схватить многих подпольщиков, в том числе и членов городского комитета партии. От рук фашистских палачей погибли Исай Казинец, Вячеслав Никифоров, Александр Макаренко, Василий Жудро, Константин Хмелевский, Иван Кабушкин, Николай Герасименко, Дмитрий Короткевич, Александр Шугаев и многие другие активные работники подполья. Аресты продолжались. В застенки гестапо и концлагеря были брошены и замучены там сотни подпольщиков.

    После сентябрьских арестов 1942 года Минский подпольный горком партии как единый общегородской центр в самом городе больше не восстанавливался. Работу в городе возглавил созданный в октябре 1943 года горком КПБ, который находился за пределами города. Оставшиеся в городе подпольные низовые партийные организации и группы усилили конспирацию и в тесной связи с находившимися за городом партизанами продолжали героическую борьбу против оккупантов. Сотни патриотов, постоянно рискуя жизнью, распространяли в городе и окрестных селах советскую литературу, вели среди населения большую агитационно-массовую работу. При подпольных райкомах партии и в партизанских отрядах были созданы агитколлективы. В дни 25-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции подпольщики и партизаны вывесили в Минске и Минском районе на красных полотнищах более 700 лозунгов Коммунистической партии, расклеили 1300 плакатов, тысячи листовок и радиосводок Совинформбюро.

    Минские подпольщики вели большую диверсионную и разведывательную работу. Они достали и передали партизанам план города с подробным указанием военных объектов врага. Специальные дежурные на железной дороге сообщали в отряды о движении немецких воинских эшелонов. Важные сведения, регулярно передаваемые подпольщиками в партизанские отряды, поступали в штабы советских войск. Из Минска партизаны получали много одежды, обуви, мыла, медикаментов, перевязочных материалов.

    В разгар битвы под Москвой советские партизаны на станции Минск-товарная в декабре 1941 года вывели из строя систему водоснабжения. В результате из-за недостатка воды 50 паровозов бездействовали. В течение 10 дней гитлеровцы вынуждены были гонять паровозы на мост реки Свислочь и насосами качать в них воду, На Минском железнодорожном узле подпольщики сожгли пакгауз с военным имуществом и часть оборудования на заводе им. Ворошилова. На спиртзаводе они уничтожили значительную часть заготовленного к отправке в немецкую армию спирта.

    Отважно действовала группа подпольщиков под руководством А. А. Маркевича. Она распространяла в городе советские газеты, листовки, провела ряд диверсий. В 1942 году члены этой группы вывели из строя на радиозаводе партию радиоприемников, на заводе им. Ворошилова взорвали отремонтированный танк и сожгли 360 бочек бензина. На мясокомбинате подпольщики портили продукцию, предназначавшуюся немцами для отправки на фронт. На гвоздильном заводе они привели в негодность станки.

    Минский подпольщик Павел Ларин установил связь с солдатами так называемых частей РОА, которые формировались гитлеровцами для борьбы с партизанами. Переодевшись в немецкую военную форму, он заходил в казармы одного из батальонов РОА и проводил с солдатами беседы. В результате 160 солдат с оружием в руках перешли к партизанам. А несколько позже на сторону партизан перешел почти весь батальон.

    Активное участие в деятельности минского подполья принимала молодежь. Так, комсомолец Н. Кедышко вывел из строя механизм конвейера и электромоторы на городском хлебозаводе. Комсомольцы группы Галины Сасиной провели несколько диверсий на железной дороге. Галина Сасина, работая по заданию подпольщиков на немецком аэродроме, с помощью распропагандированных ею несших охрану солдат-чехов вывела из строя 6 вражеских самолетов. Секретарь подпольной комсомольской организации «Танюша» — Полина Кудрявцева, работавшая на радиозаводе, систематически приводила в негодность воинскую радиоаппаратуру. Группа комсомольцев во главе с В. Гудовичем, действовавшая на вагоноремонтном заводе, взорвала поворотный круг и находившиеся на нем два паровоза. Комсомолки К. Гурьева и Ю. Козлова, работавшие по заданию организации официантками в столовой «СС», 6 сентября 1943 года подложили в обеденный зал мину, которая взорвалась во время банкета. От взрыва погибло 16 и было ранено 32 эсэсовских офицера.

    Одним из замечательных дел минских подпольщиков явилась казнь палача белорусского народа, одного из ближайших сподручных Гитлера — генерального комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе. Произошло это так. Подпольщица коммунистка Мария Осипова получила у партизан и под видом торговки пронесла в город магнитные мины, которые были переданы подпольщице комсомолке Елене Мазаник, работавшей горничной в доме Кубе. Елене удалось пробраться в спальню Кубе, подложить мину под кровать и уйти. В ночь с 21 на 22 сентября 1943 года произошел взрыв — наместник Гитлера в Белоруссии был убит.

    Минские подпольщики казнили предателей белорусского народа: бургомистра Минска Ивановского, главу белорусских националистов Акинчица, редактора фашистской «Белорусской газеты» Козловского.

    Большую работу вели подпольные организации Витебска, Гомеля, Могилева, Бобруйска, Гродно, Барановичей и других городов Белоруссии. В Белоруссии не было такого города, где бы гитлеровцы чувствовали себя в безопасности, где бы не велась активная подпольная борьба против оккупантов. Так, в сообщении Совинформбюро от 9 сентября 1941 года говорилось:

    «В городе Барановичи в течение августа и за первые дни сентября убито 37 фашистских офицеров, 12 германских чиновников из органов городского управления и более 80 солдат. В гор. Вилейка советские патриоты за то же время уничтожили более 70 фашистских офицеров и солдат. Такие же сведения поступают из Витебска, Мозыря, Бреста и многих других оккупированных городов Белоруссии. Белорусские патриоты умело пользуются в борьбе с гитлеровским зверьем таким простым и могучим оружием, как огонь. В Белостоке партизаны подожгли и уничтожили три германских армейских склада, в Вилейке взорвали два склада с боеприпасами, в Бресте подожгли большой продовольственный склад»[193].

    В ряде областей и районов в Белоруссии наряду с партийными и комсомольскими подпольными организациями создавались также массовые беспартийные антифашистские организации, возникавшие по инициативе коммунистов, комсомольцев и беспартийных патриотов. Эти организации создавались преимущественно в западных областях, которые были воссоединены с БССР лишь в 1939 году, где вследствие этого партийная и комсомольская прослойка среди населения была незначительной. Антифашистские организации имели ярко выраженный народный характер и работали под руководством обкомов и горкомов партии.

    Первые антифашистские организации были созданы в Ружанском районе Брестской области осенью 1941 года по инициативе председателя Ружанского поселкового Совета И. П. Урбановича и заместителя председателя сельсовета М. Е. Криштофовича.

    И. П. Урбанович и М. Е. Криштофович прошли большую школу подпольной партийной работы в условиях белопанской Польши. И. П. Урбанович длительное время работал первым секретарем Брестского воеводского комитета Компартии Западной Белоруссии, а М. Е. Криштофович — вторым секретарем этого же комитета. Знание местных условий и приобретенный в прошлом опыт подпольной деятельности позволили им уже к концу 1941 года создать подпольные антифашистские группы в Пружанском, Каменецком, Шерешевском, Порозовском, Березовском и других районах Брестской области.

    В мае 1942 года на базе развернувшейся работы в районах был создан областной антифашистский комитет Брестской области под названием «Комитет борьбы с немецкими оккупантами» в составе секретаря Урбановича И. П. («Максим») и членов — Е. М. Афанасьева, М. Е. Криштофовича, И. И. Жишко и других. В области боевой деятельности комитет поставил перед собой следующие задачи: укрепить действовавшие в Брестской области партизанские отряды и создать новые, уничтожать предателей и изменников Родины, вести разведку вражеских сил и намерений. Задачи пропаганды и агитации были определены так: борьба с паникой, с неверием в победу Красной Армии и Советской власти, борьба с геббельсовской пропагандой. Чтобы противопоставить врагу нашу большевистскою пропаганду и агитацию, в первую очередь издать обращение ко всем гражданам и гражданкам Брестской области[194]. Начиная с мая 1942 года комитет стал регулярно издавать областную антифашистскую газету «За Родину». С апреля 1942 по апрель 1944 года в типографии комитета было издано листовок, обращений, текстов приказов Верховного Главнокомандующего, сводок Совинформбюро в общей сложности тиражом свыше 120 тысяч экземпляров[195]. Печатной пропагандой занимались также районные и сельские антифашистские комитеты и группы.

    «Комитет борьбы с немецкими оккупантами» за 1942 год — начиная с мая месяца — провел восемь заседаний. Среди рассмотренных вопросов были: организация комитета и определение его задач; создание типографии; о политической работе среди партизан и населения; утверждение партизанской присяги; о разгроме гарнизонов врага; о взаимоотношении партизан с населением; о добыче и распределении оружия[196].

    Комитет охватывал своей работой большинство районов области, где действовали 422 антифашистские организации, насчитывавшие в своих рядах 1893 человека[197].

    Таким образом, до создания подпольного обкома партии Брестский антифашистский комитет, по сути, осуществлял политическое и организационное руководство борьбой народных масс области против немецко-фашистских оккупантов.

    Центральный Комитет КПБ придавал большое значение деятельности антифашистских организаций, направлял их работу, помогал им советами, рекомендациями, материально-техническими средствами. В частности, в октябре 1942 года секретарь ЦК КПБ Ганенко, будучи в тылу врага, имел личную встречу с некоторыми членами Брестского антифашистского комитета (И. И. Жишко) и другими работниками антифашистских организаций и дал им конкретные указания о дальнейшей активизации их деятельности.

    Крестьянка деревни Демидовщина Антопольского района Брестской области Анастасия Петровна Шиш провожает на боевое задание своего сына Семена — командира отряда им. Кирова и внуков Василия и Петра — бойцов этого же отряда.


    В мае 1943 года был образован Брестский подпольный обком партии. Антифашистский комитет продолжал свою деятельность под его руководством вплоть до прихода Советской Армии. Руководитель Брестского антифашистского комитета И. П. Урбанович погиб в дни боев за освобождение области. Его боевой друг и соратник М. Е. Криштофович в настоящее время работает заместителем председателя Брестского облисполкома.

    Энергично действовали антифашистские организации в Барановичской области. Здесь имелись районные и сельские антифашистские комитеты и группы, возглавлявшиеся областным антифашистским комитетом.

    Первое заседание Барановичского областного антифашистского комитета (он именовался «Окружной Белорусский антифашистский комитет») было проведено 5 мая 1942 года. На этом заседании было принято решение:

    «Организовать по районам районные антифашистские комитеты, по сельским Советам — сельские антифашистские комитеты, а по деревням — антифашистские боевые группы»[198].

    Для выполнения этой задачи на места были посланы специальные представители комитета. Условия создания, задачи и обязанности антифашистских дружин и организаций определялись следующим образом:

    Антифашисты создают боевую организацию при наличии 3-х и более человек, ненавидящих фашизм и готовых всеми мерами помогать Советской Армии в борьбе с фашистской Германией. Каждый член антифашистской организации обязан:

    1) Быть преданным делу борьбы с фашизмом;

    2) Быть деятельным в борьбе с фашизмом;

    3) Повседневно крепить дисциплину в своей организации;

    4) Всячески наносить вред врагу;

    5) Вести разъяснительную работу среди населения. Разоблачать фальшь и обман фашистской системы;

    6) Помнить о фашистском окружении. Вести разведку;

    7) Предупреждать товарищей о грозящей им опасности;

    8) Запасаться оружием, готовиться к вооруженной встрече с врагом, истреблять врага всеми доступными средствами и мерами[199].

    Барановичский подпольный обком партии всемерно поддерживал деятельность антифашистских организаций. 19 декабря 1943 года обком принял специальное постановление «Об усилении работы и развертывании сети подпольных антифашистских организаций»[200].

    К весне 1944 года в северных районах Барановичской области имелось 358 антифашистских подпольных организаций, насчитывавших в своем составе 1453 человека[201]. Вот несколько примеров деятельности местных антифашистских организации Барановичской области. В Слонимском районе к концу 1943 года было создано около 40 антифашистских организаций. Эти организации были немногочисленны по составу, но они вели большую и полезную работу: собирали и хранили оружие, предотвращали вступление неустойчивых элементов в полицию, организовывали саботаж мероприятий оккупационных властей, занимались политической работой среди населения, вели разведку в интересах партизан, а нередко и непосредственно участвовали в боевых операциях.

    Антифашистские организации района приняли активное участие в формировании партизанского отряда им. Дзержинского, создали ряд боевых диверсионных групп и т. д. В самом городе Слониме действовала антифашистская организация, называвшаяся «Слонимский городской комитет по борьбе с оккупантами». Эта организация начала деятельность с осени 1941 года. Особенно ее работа развернулась с весны 1942 года, когда антифашисты наладили связь с партизанами.

    В Василишковском районе под руководством подпольного райкома партии вел работу «Антифашистский межрайонный комитет польских патриотов». Он состоял из пяти поляков. При комитете была боевая группа. В комитете имелся постоянный представитель райкома партии. Комитет проводил большую массово-политическую работу среди польского населения, выпускал листовки и обращения на польском языке, разоблачая в них польских буржуазных националистов[202].

    В Лидском районе действовала 21 антифашистская организация. Одна из них, работавшая в немецком госпитале в городе Лида, в течение трех месяцев 1944 года переправила к партизанам 143 солдата немецко-полицейского гарнизона города[203].

    Антифашистские организации действовали также в Минской, Вилейской, Белостокской, Могилевской, Витебской и Пинской областях. Так, в Дзержинском районе Минской области большую политическую работу среди населения проводил антифашистский комитет «Смерть фашизму», созданный осенью 1941 года, в составе Г. В. Будая, П. И. Хмелевского, И. А. Жуковца, С. Ю. Юховича и других, Под его руководством в деревнях Дзержинского района было создано свыше 20 подпольных антифашистских организаций и групп. Комитет был связан с минским городским партийным подпольем и вел работу по сбору оружия и созданию партизанского отряда им. Сталина. Впоследствии этот отряд вырос в крупную бригаду.

    В Могилеве с августа 1941 года действовала антифашистская организация под названием «Комитет содействия Красной Армии». К концу 1942 года в этой организации было 172 активных подпольщика — 45 коммунистов, 28 комсомольцев и 99 беспартийных. За время своего существования могилевские подпольщики-антифашисты совершили в городе 20 крупных диверсий. В ночь на 25 декабря 1942 года им удалось перебить охрану городской тюрьмы и освободить заключенных в ней советских граждан, большинство из которых ушло в партизанский отряд.

    Могилевский «Комитет содействия Красной Армии» издавал с апреля 1942 года по май 1943 года газету-листовку «За Родину» (с осени 1942 года она называлась «За Советскую Родину»). В газете-листовке, посвященной 1 Мая, комитет писал:

    «Пусть 1 Мая явится для нас днем единения всех сил, направленных против фашизма! Мы вместе со всем советским народом добьемся победы над врагом и будем равными в семье свободных народов Советского Союза! Только тот является настоящим патриотом своей страны, кто желает победы наступающей Красной Армии, кто помогает ей в тылу врага, кто содействует развитию партизанского движения, ибо только Красная Армия спасает нашу Родину!

    К борьбе, товарищи!

    Смерть немецким оккупантам!»[204]

    В газетах-листовках содержались призывы к населению вступать в партизанские отряды, разоблачалась лживая фашистская пропаганда, сообщалось о победах Советской Армии. Вышло в свет около 25 номеров таких газет-листовок. Печатались они на пишущей машинке и гектографе. На машинке работали учительница О. Карпинская и ее дочь комсомолка Таня. Гитлеровцам удалось выследить патриоток. Они были схвачены гестаповцами и замучены. Несмотря на зверские пытки, они никого не выдали из своих товарищей.

    Успешная деятельность антифашистских комитетов и групп, возникших, как правило, в первые месяцы войны, явилась ярким свидетельством высокого патриотизма и политической инициативы советских людей, искавших наиболее гибкие формы борьбы с немецко-фашистскими захватчиками.

    В составе антифашистских организаций были белорусы, русские, украинцы, поляки, евреи, представители многих других национальностей, люди разных возрастов и профессий, коммунисты, комсомольцы и беспартийные патриоты. Всех их объединяла ненависть к фашизму и горячая любовь к Советской Родине, к своему социалистическому общественному строю. Поэтому борьбу антифашистских организаций в Белоруссии нельзя отождествлять с антифашистским движением в буржуазных странах Европы, где прямо не преследовали социалистических целей и стремились лишь к ликвидации фашистской диктатуры. В дальнейшем, по мере создания подпольных обкомов и райкомов партии, антифашистские организации белорусских патриотов становились под их непосредственное руководство и являлись в руках партийных органов одной из форм организации широких народных масс, стремившихся к активной борьбе с оккупантами.

    Массовое сопротивление белорусского народа уже в первые месяцы войны показало захватчикам, что одного лишь безудержного террора недостаточно для поддержания установленного ими грабительского колонизаторского режима. Фашистские главари стали прибегать к различным формам идеологической обработки населения. Наряду с низкопробной клеветой на Коммунистическую партию и Советскую власть в ход был пущен излюбленный фашистами прием — они стремились отравить сознание белорусского народа ядом национализма. На поверхность всплыли привезенные из Германии бывшие белорусские помещики и капиталисты, которые при помощи печати, радио и других средств подняли истошную пропаганду националистических идей. По указке гитлеровцев стали организовываться различные националистические организации. Так, 22 октября 1941 года в Минске была создана так называемая «Белорусская народная самопомощь» («БНС») во главе с фашистским агентом Ермаченко. По замыслу гестапо «БНС» должна была вовлечь в орбиту своего влияния известные круги местного населения и тем самым создать для оккупантов некоторую опору в Белоруссии. Летом 1942 года гитлеровцы сделали попытку при помощи «БНС» создать белорусский полицейский корпус для борьбы с партизанами, но эта попытка лопнула в самом зародыше. Люди, которым предлагали вступить в этот корпус, прятались в лесах или уходили к партизанам.

    Чтобы привлечь на свою сторону белорусскую молодежь, фашисты в 1943 году учредили «Союз белорусской молодежи» («СБМ»). Основной задачей этого союза, как гласил его устав, являлся «отрыв белорусской молодежи от Востока и приобщение ее к арийскому Западу». И эта затея гитлеровцев с треском провалилась. За исключением некоторых отщепенцев и сынков возвратившихся в Белоруссию бывших помещиков, заводчиков, торговцев и других выметенных в свое время Советской властью эксплуататоров, в этот союз вовлечь никого не удалось.

    В конце 1943 года оккупанты, использовав националистическое отребье, создали так называемое белорусское «национальное правительство» — марионеточную «Белорусскую центральную раду» во главе с бывшим слуцким помещиком Островским. Это карикатурное бесправное учреждение было призвано создать у народа иллюзию национальной самостоятельности, привлечь его к укреплению фашистских порядков.

    Партизаны отряда им. Чернака Брестского соединения слушают родную Москву.


    Но фашисты явно просчитались. Белорусский народ не пошел на сделку с фашистами. Не считаясь ни с какими жертвами и лишениями, он самоотверженно боролся за свою родную Советскую власть, за нерушимый союз со всеми народами СССР. В конце концов провал всех этих затей были вынуждены признать и сами оккупанты. Гитлеровский министр оккупированных территорий Розенберг сокрушенно писал:

    «В результате 23-летнего господства большевиков население Белоруссии в такой степени заражено большевистским мировоззрением, что для местного самоуправления не имеется ни организационных, ни персональных условий, что «позитивных элементов», на которые можно было бы опереться, в Белоруссии не обнаружено».

    Фашистским захватчикам пришлось довольствоваться лишь жалкой кучкой морально и политически разложившихся людей, которые не могли представлять сколько-нибудь серьезную опору для оккупационного режима.

    Таким образом, благодаря огромной всесторонней организаторской и политической работе Коммунистической партии и высокому советскому патриотизму народных масс всю Белоруссию за короткий срок охватило пламя народной войны против немецко-фашистских захватчиков. Оккупанты не знали покоя ни днем, ни ночью, ни в городах, ни в селах. Они были вынуждены оттягивать с фронта большое количество войск и технических средств для поддержания порядка в тылу своих грабительских армий, вести настоящую войну с партизанами и подпольщиками, наносившими разящие удары по путям сообщения, средствам связи и гарнизонам захватчиков. Огромный ущерб, нанесенный противнику действиями партизан и подпольщиков, явился существенной помощью Советской Армии, перемоловшей лучшие дивизии и прогнавшей с советской земли армии разбойничьего германского империализма.

    Особенно бурно развивалось в Белоруссии партизанское движение в 1943—1944 годах. О его силе и размахе свидетельствует тот факт, что партизаны к началу 1944 года удерживали и контролировали свыше 60 процентов территории республики и более 20 районных центров[205]. По существу власть оккупантов держалась лишь в городах и вдоль железнодорожных магистралей. Но и там они чувствовали себя непрочно в связи с беспрерывными налетами народных мстителей. Успехи партизан уже не могла замалчивать и фашистская печать. Так, немецкая газета «Дейче альгемейне Цейтунг» 22 мая 1943 года писала:

    «Территория, расположенная вдоль верхнего течения Западной Двины, Березины, Припяти и Днепра, окаймлена городами Минск, Пинск, Гомель, Брянск, Смоленск и Витебск. Здесь свили гнездо большевистские партизанские отряды, развернувшие в тылу нашей армии ожесточенную борьбу. Многие из них прекрасно вооружены и снабжены радиоаппаратами, автомашинами и всевозможными военными материалами. Они ведут ожесточенную борьбу с немецкими оккупационными войсками, угрожал подвозу, железнодорожному движению, нашей восстановительной работе.

    Нельзя отрицать, что эта борьба стоит нам больших жертв, сковывает часть наших сил и наносит нам серьезный ущерб».

    Некоторые районы Белоруссии, такие, как Бегомль, Ушачи, Кличев и другие, удерживались партизанами почти в течение всей войны. На территории Витебской области одной из крупнейших партизанских зон была Ушачская. Она имела территорию в 3245 квадратных километров и около 80 тысяч населения.

    В «партизанских краях» шла полнокровная советская жизнь. На снимке: заседание правления колхоза в деревне Тимохи Сурожского района Витебской области. 1943 год.


    В 1943 году в этой зоне базировались 16 партизанских бригад, в которых насчитывалось 17 тысяч бойцов, имевших на вооружении около 700 станковых и ручных пулеметов и свыше 150 противотанковых ружей. В населенных пунктах стояли партизанские гарнизоны, между которыми имелась телефонная связь. Общая длина телефонной линии составляла 450 километров.

    В Ушачском «партизанском крае» работали восстановленные партизанами три небольшие электростанции, шесть мельниц, два скипидарно-дегтярных завода и более 150 мелких кустарных мастерских, обслуживавшие нужды партизан и населения. В имевшихся в крае типографиях печаталось восемь районных газет.

    Крупный «партизанский край» располагался на территории Бегомльского района Минской области. Он занимал площадь около 6 тысяч квадратных километров с 1088 населенными пунктами. Здесь базировалось 17 867 партизан.

    Большая партизанская зона образовалась с первых же дней войны на территории Октябрьского и смежных с ней районов. Центром зоны была деревня Рудобелка. Рядом находилась еще одна партизанская зона, образовавшаяся на территории Любанского и Старобинского районов. Постепенно границы этого «партизанского края» расширялись. В него вошли многие населенные пункты Копаткевичского, Петриковского, Житковичского, Глусского и других районов Белорусского Полесья.

    Кличевский «партизанский край» Могилевской области имел территорию около 30 тысяч квадратных километров и свыше 70 тысяч человек населения.

    Всюду, где позволяли условия, на территории «партизанских краев» восстанавливались органы Советской власти. Так, в районном центре Кличеве после изгнания гитлеровцев, 20 марта 1942 года, состоялось заседание подпольного райкома партии совместно с исполкомом райсовета, образованном после освобождения района от оккупантов. В принятом на этом заседании постановлении говорилось:

    Выполняя волю трудящихся района, при помощи которых вооруженными силами партизанских отрядов район очищен от немецких фашистов, Кличевский РК КПБ и исполком районного Совета депутатов трудящихся постановляют:

    1. Объявить с сего дня на территории Кличевского района Советскую власть восстановленной. Район считать на военном положении. Руководство всей политической, оборонной и хозяйственной деятельностью сосредоточить в районных и местных органах Советской власти.

    2. Восстановить в своих полномочиях все выборные и административные советские, хозяйственные и общественные органы, вся деятельность которых должна быть направлена на мобилизацию всех трудящихся района на оборону нашей Родины, а именно: а) сбор оружия и боеприпасов на территории района, б) содействие партизанским отрядам во всех их действиях, в) создание продовольственных запасов для партизан и населения, г) оказание помощи семьям красноармейцев, партизан и лицам, пострадавшим от террора фашистов, д) удовлетворение культурных и бытовых нужд трудящихся района[206].

    Партизаны удерживали в своих руках Кличевский район около двух лет.

    Так же строилась жизнь в Суражской, Оршанской, Освейской, Сенненской, Плисской, Ивенецко-Налибокской, Ленинской и других партизанских зонах. В каждой из них работали райкомы партии и комсомола, районные и сельские Советы депутатов трудящихся. Здесь действовали кожевенные заводы, маслозаводы, мельницы и хлебопекарни, пошивочные мастерские, в некоторых местах работали школы и библиотеки. Партизаны имели в Белоруссии 12 аэродромов, систематически принимавших с «Большой земли» советские самолеты.

    Создавая и обороняя освобожденные районы, партизаны главной своей задачей считали боевые действия на занятой врагом территории, и прежде всего на его коммуникациях. В 1943 году развернулась так называемая «рельсовая война». Она представляла собой мощные одновременные боевые операции по дезорганизации вражеских железнодорожных перевозок. В операциях участвовали все партизанские соединения и широкие слои местного населения. Сущность этих операций заключалась в том, чтобы на возможно более длительное время выводить из строя железные дороги на оккупированной территории и таким образом срывать и замедлять подвоз гитлеровцами военных грузов на фронт.

    В ходе «рельсовой войны» партизаны создали на железных дорогах Белоруссии чрезвычайно сложные условия для оккупантов. Об этом убедительно свидетельствуют перехваченные белорусскими партизанами суточные отчеты немецкого управления путей сообщения о происшествиях на железных дорогах. Так, в отчете за 16 октября 1943 года говорилось:

    «Положение крайне напряженное. Непрерывно увеличивающаяся деятельность партизан во всех районах достигла ко времени, указанному в донесении, угрожающих размеров. Сохранить движение с переключением больше невозможно. Линии подвергаются непрерывному нападению. Вокзалы переполнены из-за невозможности использования линий. Поезда задерживаются. Число негодных паровозов все увеличивается. Если не проводить всеохватывающих мероприятий, которые бы принесли результаты, потерпит крушение весь ход дела на перегоне Минск — Жлобин — Гомель, Брест — Лунинец — Гомель, Жлобин — Могилев и Орша — Кричев — Унеча».

    В августе — ноябре 1943 года партизаны взорвали свыше 200 тысяч вражеских рельсов. С начала «рельсовой войны» до изгнания гитлеровцев они подорвали более 300 тысяч рельсов. Железнодорожное движение на оккупированной врагом территории Белоруссии в периоды массового ведения «рельсовой войны» сокращалось в среднем на 40 процентов. А это значит, что почти половина фашистских грузов не могла своевременно попадать на фронт. Вряд ли нужно говорить о том, сколь существенную помощь оказывало это Советской Армии. «Рельсовая война» явилась одной из замечательных страниц героической партизанской борьбы белорусского народа.

    * * *

    Неуклонный подъем партизанского движения в Белоруссии обеспечивался огромной организаторской и политико-массовой работой партийных организаций среди населения, повышением уровня партийного руководства партизанскими формированиями и подпольем. Вопросы партийного руководства партизанским движением постоянно были в центре внимания ЦК Компартии Белоруссии. В феврале 1943 года в Москве состоялся пятый пленум ЦК КПБ, в работе которого приняли участие многие партийные работники, прибывшие из вражеского тыла.

    В своем решении пленум указал на необходимость дальнейшего повышения руководящей роли партийных организаций в партизанском движении и усиления политической работы среди населения.

    Определяя практические задачи деятельности Компартии Белоруссии в тылу врага на дальнейший период войны, пленум наметил:

    усилить политико-воспитательную работу среди населения временно оккупированных захватчиками территорий, довести до него правду о поражении фашистской армии под Сталинградом, поднять весь белорусский народ на истребление врага всеми средствами и способами;

    спасти население Белоруссии от ограбления и истребления его врагом;

    усилить политическую работу среди населения городов;

    не допустить угона советских людей в немецко-фашистское рабство, для чего усилить боевые операции партизан, и т. д.[207]

    Для проведения в жизнь этих задач имелись все необходимые предпосылки. Все шире разрасталось окруженное всенародной поддержкой партизанское движение, почти повсеместно в тылу врага действовали подпольные партийные и комсомольские организации.

    Решения пятого пленума ЦК КПБ были единодушно одобрены и приняты к неуклонному выполнению коммунистами Белоруссии, партизанами и всем белорусским народом. Они способствовали дальнейшему политическому и организационному укреплению сети партийного подполья, еще большему усилению партизанской борьбы.

    Особое внимание ЦК КПБ уделял руководству борьбой народных масс в западных областях республики. 22 июня 1943 года ЦК КПБ, рассмотрев вопрос «О мероприятиях по дальнейшему развертыванию партизанского движения в западных областях Белоруссии», разослал всем подпольным партийным центрам закрытое письмо «О военно-политических задачах работы в западных областях БССР»[208].

    Одновременно ЦК КПБ принял решение в течение июля — августа 1943 года усилить кадрами подпольные партийные и комсомольские организации западных областей. В районы Белостокской и Брестской областей для дальнейшего подъема партизанского движения решено было передислоцировать 40 партизанских отрядов. Были приняты меры по усилению печатной и устной пропаганды среди населения этих областей. Дополнительно здесь было создано 10 районных подпольных газет на белорусском и четыре на польском языках[209].

    Важнейшей задачей политической работы в Западной Белоруссии являлась изоляция и разоблачение буржуазных националистов. ЦК КПБ указывал, что подпольные партийные и комсомольские организации в своей политике по отношению к буржуазным националистам должны руководствоваться следующими положениями:

    1) западные области Советской Белоруссии являются неотъемлемой частью Белорусской республики. На захваченной немцами территории Белоруссии допустимы действия только групп, организаций и отрядов, руководствующихся интересами трудящихся Советского государства;

    2) существование различного рода организаций, направляемых польскими буржуазными националистическими центрами, должно рассматриваться как противозаконное вмешательство в интересы нашей страны;

    3) наша главная задача заключается в том, чтобы шире развертывать советское партизанское движение, вовлекая в него все слои населения, в том числе и поляков. Националистические отряды и группы, созданные польскими реакционными кругами, следует изолировать от населения созданием советских партизанских отрядов и групп из трудящихся поляков;

    4) всеми мерами вести борьбу против буржуазных националистических отрядов и групп[210].

    Вооруженные этими указаниями, коммунисты и комсомольцы западных областей Белоруссии усилили работу среди трудящихся поляков, стали шире привлекать их к антифашистской деятельности. Поэтому в большинстве случаев попытки польских буржуазных реакционеров организовать антисоветские выступления наталкивались на решительный отпор со стороны всего населения, в том числе и со стороны трудящихся поляков. Ставленник польского эмигрантского правительства поручик Милашевский летом 1943 года сформировал в Барановичской области вооруженный отряд для борьбы против советских партизан. Однако этот отряд был вскоре разоружен партизанами. Все трудящиеся поляки горячо одобрили это мероприятие и смелее включились в борьбу против немецких оккупантов.

    Среди населения юго-западных районов Белоруссии — Давид-Городокского, Столинского, Брестского и некоторых других — пытались распространить свое влияние украинские национал-фашисты — бульбовцы, бендеровцы, мельниковцы.

    В результате разносторонней организационной и политической работы партийных и комсомольских организаций антисоветские козни буржуазных националистов повсеместно терпели провал. Народные массы, в том числе и трудящиеся поляки, сплотившись вокруг коммунистов, дали решительный отпор националистам, пытавшимся своими демагогическими действиями отвлечь их от борьбы с немецко-фашистскими оккупантами. На территории западных областей Белоруссии советскими патриотами из местного населения были созданы сотни партизанских отрядов. Действовавшие здесь под руководством коммунистов антифашистские комитеты являлись признанными выразителями интересов масс, они направляли борьбу народа, разоблачали происки лживой фашистской пропаганды и буржуазных националистов.

    Одновременно с решением политических вопросов ЦК КПБ принимал меры по усилению связи с местными подпольными партийными организациями. Непосредственно в тылу врага представителями ЦК КПБ было проведено несколько кустовых совещаний партийных работников и руководителей партизанского движения. Так, осенью 1942 года совещания с участием связных ЦК были проведены в Витебской области. 7 декабря 1942 года было проведено кустовое совещание руководителей парторганов 36 подпольных партийных организаций Минской и Полесской областей.

    24 июня 1943 года ЦК КПБ рассмотрел вопрос «О мерах по расширению партизанского движения в Витебской области». Было отмечено, что Витебским обкомом партии проведена серьезная политическая и организационная работа по развитию партизанского движения в области. Но среди населения и партизан слабо еще была развернута печатная агитация и пропаганда. В связи с этим ЦК КПБ выделил в распоряжение Витебского обкома для партийных центров в тылу врага 10 портативных типографий и 15 радиостанций.

    На оккупированной территории Белоруссии длительное время проводили работу ответственные работники ЦК КПБ и ЦК комсомола Белоруссии.

    Выезд работников ЦК КПБ и ЦК комсомола в тыл врага позволил более глубоко обобщить опыт организаторской и политической работы парторганизаций партизанских отрядов и подполья, вскрыть недостатки и наметить конкретные меры по их устранению. Благодаря усилившейся помощи со стороны ЦК КПБ партийные органы на местах значительно улучшили свою работу. В качестве примера можно привести деятельность Минского подпольного обкома партии. С августа 1942 года он имел свой аэродром на острове Зыслав, в Полесье. Это был первый из 12 аэродромов, на которых приземлялись в «партизанских краях» Белоруссии советские самолеты с «Большой земли». В распоряжении обкома был также радиоузел, через который он поддерживал постоянную связь с московским центром, райкомами и партизанскими бригадами. На каждую группу районов были выделены парторги или уполномоченные, которые знакомили районные парторганизации с решениями обкома, инспектировали их, контролировали выполнение решений обкома и ЦК КПБ. 9 мая 1943 года на хуторе Подгалье Минский обком провел совещание секретарей подпольных райкомов партии, комсомола и редакторов подпольных районных газет. 17 июля 1943 года было проведено совещание комиссаров партизанских бригад, на котором присутствовало около 40 человек.

    В соответствии с решением обкома подпольные райкомы партии провели летом и осенью 1943 года по всей Минской области специальные собрания партизан и населения, на которых зачитывалось и обсуждалось обращение правительства и ЦК Компартии Белоруссии об усилении ударов по врагу и оказании всемерной помощи наступающей Советской Армии.

    Особое внимание обком партии обратил на усиление политической работы в городах. Минскому горкому было специально поручено напечатать максимальное количество текстов обращения и распространить их среди населения города, расклеить на улицах, площадях, в скверах.

    В системе партийного руководства политической работой в тылу врага, руководства партизанским движением и всей борьбой народа против оккупантов важную роль играли подпольные райкомы и горкомы партии, находившиеся, как правило, при партизанских отрядах и бригадах.

    В июле — августе первого года войны, когда враг занимал города и села Белоруссии, ЦК КПБ и обкомы оставляли подпольные районные партийные центры. Однако они сразу же встретились с огромными трудностями, хотя бы уже потому, что им почти невозможно было конспирироваться — каждый житель хорошо знал оставленных работников в лицо. Многие партийные руководители погибли в борьбе с оккупантами. Поэтому с развитием партизанской борьбы райкомы партии стали базироваться при партизанских формированиях. Этим также достигалось единство руководства партизанской борьбой, деятельностью подпольных организаций и политической работы среди населения. Как правило, секретари райкомов являлись одновременно комиссарами партизанских формирований или их командирами. К середине 1943 года районные комитеты партии действовали почти во всех районах Белоруссии.

    Политическая работа, проводимая подпольными райкомами партии в массах, была тесно связана с боевыми действиями партизан. Например, Дятловский подпольный райком 21 октября 1943 года, рассматривая вопрос «О подготовке к Октябрьским дням», наряду с мероприятиями по политико-массовой работе обязал все отряды Ленинской бригады в качестве подарка к празднику усилить боевую и диверсионную деятельность и определил конкретные задания каждому отряду.

    Политическую работу среди партизан и населения вели первичные парторганизации. В каждом отряде они составляли сплоченное ядро коммунистов, увлекавших за собой партизан, являвших пример стойкости, мужества, сознательного отношения к своему долгу.

    Большое место в своей работе партийные организации отводили проведению партийных собраний, являвшихся школой воспитания передовой части партизан — коммунистов.

    Обычно партийные собрания проводились один-два раза в месяц, чаще открытые. Повестки их заранее планировались. На обсуждение ставились такие вопросы, как прием в партию, боевая деятельность, отчеты коммунистов, вопросы массовой работы и руководства комсомолом.

    Чаще всего партийные собрания проводились перед боем и после завершения боевых операций, что давало возможность обсудить конкретные задачи каждого коммуниста или его поведение в бою.

    Важное значение придавалось вопросам приема в партию.

    «Хочу идти в бой коммунистом», — такие заявления часто раздавались на открытых партийных собраниях, проводимых перед боевыми операциями. Из среды белорусского народа выдвинулись десятки тысяч замечательных беспартийных патриотов, беззаветно преданных своей Родине, идеям Коммунистической партии, не жалевших своей жизни в борьбе с оккупантами. Они составляли тот резерв, из которого наша партия черпала боевое пополнение. В тылу врага в партию были приняты такие прославленные герои-партизаны, как Константин Заслонов, Петр Машеров, Федор Котченко, Михаил Мармулев, Владимир Тихомиров и многие другие.

    Заявление К. С. Заслонова о приеме его в ряды ленинской партии.


    Комсомолец Григорий Токуев был известен как лучший подрывник среди партизан Полесской области. Он прошел замечательный путь от рядового подрывника до командира специального комсомольско-молодежного диверсионного отряда. На боевом счету этого отряда 55 пущенных под откос эшелонов противника. В подрыве 19 эшелонов Токуев принимал личное участие. Советское правительство присвоило ему звание Героя Советского Союза, а партийная организация 125-й партизанской бригады приняла отважного партизана кандидатом в члены партии. 18 вражеских эшелонов лично пустил под откос Герой Советского Союза Федор Малышев. Его заявление о приеме в партию было единодушно удовлетворено коммунистами партийной организации. Отважно сражался с захватчиками молодой патриот Виктор Санчуковский. Фашисты публично расстреляли его отца, мать и сестру. Но им не удалось сломить волю патриота. Став подрывником, Виктор пустил под откос 15 вражеских эшелонов. Заявление Санчуковского о приеме его в партию было поддержано единогласно.

    К моменту изгнания немецко-фашистских оккупантов из Белоруссии парторганизации отрядов и подполья приняли в партию свыше 10 тысяч человек. В партию шли лучшие партизаны и подпольщики, доказавшие своей мужественной борьбой с оккупантами безграничную преданность ее великому делу, своим личным примером увлекавшие массы на героизм и самоотверженность во имя свободы и независимости Советской Родины.

    Авторитет коммунистов среди партизан и населения оккупированной врагом территории был исключительно высок. Они всегда были впереди, шли на самые трудные участки борьбы, показывая пример мужества и героизма, самоотверженного служения своему народу. В Белоруссии и за ее пределами широко известен героический подвиг славной дочери белорусского народа коммунистки Веры Захаровны Хоружей. Она прошла большую школу революционной борьбы за дело трудящихся в условиях белопанской Польши, будучи одним из руководителей комсомольского подполья в Западной Белоруссии. После воссоединения западных областей с БССР в сентябре 1939 года Вера Хоружая была на партийной работе в Пинской области. Там же был и ее муж Сергей Корнилов, тоже партийный работник. С первых дней Отечественной войны Вера Хоружая и Сергей Корнилов вступили в партизанский отряд В. З. Коржа. Вспоминая о начале войны, Хоружая писала:

    «В первый же день вторжения фашистских войск на советскую землю мы с мужем взялись за оружие. Я сказала ему:

    — Если ты будешь трусом, я перестану любить тебя, я тебя возненавижу!..

    Он обнял меня, крепкий и мужественный, и ответил, усмехаясь:

    — Посмотришь!

    Война разбудила в нем новую волну силы, энергии, инициативы. Он сразу как-то поднялся во весь свой рост и с первой минуты начал кипучую боевую деятельность, не зная ни сна, ни отдыха. Он знал, что нужно делать, и, уверенный в своей силе, решительный и смелый, распространял вокруг себя уверенность и спокойствие, так нужные в те грозные, черные дни»[211].

    В партию шли лучшие из лучших, смелые и стойкие бойцы. На снимке: прием в партию на заседании Бегомльского подпольного райкома КП(б)Б.


    С не меньшей уверенностью и спокойствием, с глубокой верой в святое дело борьбы с фашизмом взялась за оружие и Вера Хоружая. Сергей Корнилов погиб смертью храбрых в первые дни Отечественной войны, а его боевая подруга по заданию командования отряда перешла линию фронта и установила связь с ЦК КПБ.

    Вскоре она родила сына. Как мать малолетних детей она могла бы оставаться в советском тылу. Но В. Хоружая добилась, чтобы ее снова послали в тыл врага. В своих записках она писала:

    «И вот я должна оставить детей, потому что меня зовет война, борьба за наш край, за нашу власть, за нашу свободу, за мою Беларусь»[212].

    Оставив малолетних детей — четырехмесячного сына и пятилетнюю дочь — на попечение сестры и матери, Вера Хоружая по специальному заданию ЦК Компартии Белоруссии возглавила партийное подполье оккупированного фашистами города Витебска. В ноябре 1942 года фашистам удалось схватить ее. Палачи подвергли ее жестоким пыткам, но не смогли сломить волю мужественной дочери Коммунистической партии. Славная патриотка Вера Хоружая умерла героиней, какой была всю свою жизнь, борясь за лучшее будущее своего народа и всего человечества.

    Так же мужественно боролись с врагом сотни и тысячи коммунистов, сражавшихся в составе партизанских отрядов и в подполье.

    В. З. Хоружая.


    Важнейшим участком работы первичных партийных организаций являлось воспитание личного состава отрядов и бригад. Задача состояла в том, чтобы не только неустанно повышать боеспособность и воинское мастерство народных мстителей, но и развивать их политически, помогать им глубже осмысливать свою роль в народной войне, укреплять их дружбу с местным населением, решительно бороться с проявлениями недисциплинированности и аморальными поступками. Руководствуясь указаниями В. И. Ленина о том, что «развитие сознания масс остается, как и всегда, базой и главным содержанием всей нашей работы»[213], партийные организации систематически вели большую массово-политическую работу среди партизан. В отрядах проводились собрания, беседы и доклады о международном и внутреннем положении нашей страны, о боевых подвигах воинов Советской Армии и партизан, об укреплении воинской дисциплины, о взаимоотношениях с населением и на другие темы. Во всех отрядах ежедневно зачитывались сводки Совинформбюро. Огромная политическая работа проводилась и среди населения. Так, Копыльский райком партии в 15 сельсоветах района в 1943 году систематически вел политическую работу. В 182 селах этих сельсоветов ежемесячно проводилось около 300 собраний жителей. В Стародорожском районе 110 коммунистов и комсомольцев работали агитаторами среди населения. За 6 месяцев 1943 года они провели в 55 деревнях более 500 бесед и 200 собраний колхозников. Узденский подпольный райком партии в 84 деревнях района в 1943 году провел 195 митингов и собраний, свыше 300 докладов и бесед. В каждом отряде имелась группа агитаторов, состоявшая из коммунистов, комсомольцев и беспартийных активистов-партизан. В среднем агитколлектив отряда состоял из 15—20 человек. Кроме того, при каждом райкоме партии работала группа пропагандистов-лекторов в количестве 5—7 человек. Тематика бесед, докладов и лекций рекомендовалась райкомами партии. Она была разнообразна и охватывала в основном все вопросы, которые волновали партизан и население. Так, агитаторам Слуцкого района на период с 1 апреля по 1 ноября 1943 года была рекомендована райкомом партии следующая тематика бесед и докладов:

    1. Международное и внутреннее положение СССР. 2. Два года Отечественной войны. 3. Результаты летнего наступления Советской Армии. 4. Разгром немцев под Сталинградом. 5. Капитуляция Италии. 6. Герой Советского Союза Александр Матросов. 7. Обращение воинов-белорусов к белорусскому народу. 8. Герои-партизаны и т. д.

    Важное место в политической работе Компартии Белоруссии в тылу врага занимала печатная пропаганда. На территории оккупированной Белоруссии выпускалось много подпольных газет, десятки тысяч листовок, обращений, призывов. Эта работа резко усилилась после того, как в декабре 1942 года ЦК КПБ организовал в Москве производство типографских портативных машинок и засылку их в партизанские отряды.

    С января 1943 года в расположении Минского партизанского соединения начала регулярно выходить газета «Звязда» — орган ЦК КПБ, редактором которой был Михаил Барашков. Газеты издавали все подпольные обкомы партии и большинство райкомов. Всего на оккупированной территории Белоруссии за годы войны издавалось 162 подпольные газеты, которые являлись органами партийных и комсомольских комитетов, антифашистских организаций и партизанских соединений. Во всех партизанских отрядах и бригадах периодически выпускались стенные газеты.

    Секретарь Антопольского подпольного райкома партии А. И. Хромова знакомит крестьян с положением на фронтах Великой Отечественной войны.


    Подпольная печать несла в массы пламенные слова правды, звала советских людей на борьбу с оккупантами, воспитывала у партизан и населения ненависть к врагу и любовь к Советской Родине. На страницах подпольных газет часто помещались волнующие документы о замечательных подвигах партизан и подпольщиков. Так, например, на страницах газеты «Чырвоная змена» (орган ЦК и Минского подпольного обкома ЛКСМБ) было напечатано «Последнее письмо Ивана Козлова», замученного фашистскими палачами. Кандидат в члены партии И. Козлов был одним из активных подпольщиков города Минска. С сентября 1941 года в его доме была явочная квартира подпольщиков и разведчиков-партизан. Там же хранились медикаменты, радиоприемники, оружие, мины, подпольная литература — все, что пересылали партизаны подпольщикам города и подпольщики партизанам. Сам Козлов мастерски изготовлял печати, а также паспорта, пропуска и другие документы, которыми снабжал партизан и подпольщиков. Выслеженный гестаповцами, И. Козлов 26 октября 1942 года был арестован на своей квартире. Ему удалось переслать из тюрьмы небольшое письмо, которое попало в руки его товарищей, а затем было переслано в партизанский отряд.

    «Настоящий патриот тот, — писал И. Козлов, — кто смело смотрит в глаза смерти. Не надо слез. Не надо печалиться. Наша кровь не прольется даром. Крепитесь, крепитесь, не бойтесь, и не отчаивайтесь.

    Эх! Жить чертовски хочется! Мстить этим варварам — вот что нужно делать. Ну, если бы мне удалось… Можете представить вы, с каким бесстрашием, с каким остервенением и бескрайним наслаждением я бы уничтожал этих гадов ядовитых, а ведь я два года назад не мог зарезать курочку.

    Жить, жить! Вот как хочется! Да не прятаться за спину товарищей, а с оружием в руках в ежедневной борьбе с ненавистными шакалами — в этом вся прелесть и вся цель жизни. Жить для Родины, для русского свободолюбивого народа, бороться за честь и свободу его — в этом вся прелесть жизни, это в данный момент идеал жизни.

    Горячий привет живым, которые с оружием в руках отстаивают от лютого врага свою честь и независимость. Привет друзьям-товарищам…

    Ваш Ваня Козлов»[214]

    Это письмо советского патриота, опубликованное в газете, знали на память сотни партизан и партизанок Белоруссии. Помещение в подпольных газетах таких материалов вдохновляло многие тысячи людей на самоотверженную борьбу с оккупантами.

    В подпольной газете «За Советскую Родину» (орган Осиповичского райкома партии) 31 августа 1943 года было напечатано письмо партизанки Зины под заголовком «Слышу голос отца». Зина писала:

    «Мой отец на фронте, и я уже полтора года в партизанском отряде. Мой брат-партизан погиб в бою с немцами. За его смерть я мщу проклятым врагам-извергам. Я слышу твой голос, дорогой отец! Ты не знаешь, что твоя дочь в партизанах, что я вместе с тобой борюсь за освобождение нашей земли от гитлеровских поработителей. Обещаю тебе, мой дорогой отец, а вместе с тобой и твоим боевым товарищам, что со своими друзьями-партизанами буду еще сильнее громить врага. Бей и ты покрепче фашистов».

    После почти двухлетнего перерыва — в мае 1943 года вышел первый номер брестской областной газеты «Заря». В последующее время издание ее не прекращалось. Она выходила восемь раз в месяц тиражом 200—300 экземпляров. Бывший секретарь Брестского обкома партии С. И. Сикорский рассказывает:

    «Однажды партизаны-агитаторы приехали в деревню Здитово Березовского района. Партизаны рассказали крестьянам о последних событиях на фронтах и передали им свежий номер газеты «Заря»… Один старик потрогал газету, посмотрел на дату и, радостно улыбнувшись, сказал: «Да. Это наша родная газета. Мы слышим родные слова правды». Тут же начали в голос читать газету, а когда прочитали, у многих на глазах заблестели слезы радости»[215].

    Подпольные газеты, листовки, а также литература, направлявшаяся из советского тыла, в большом количестве распространялись среди партизан и населения. Подпольная литература заносилась во все населенные пункты, в том числе и во вражеские гарнизоны. Несмотря на усиленные посты гитлеровцев и полицейские заставы, партизанские газеты и листовки проникали в Минск, Могилев, Витебск и другие города и населенные пункты, занятые немецко-фашистскими гарнизонами. Подпольщики переправляли их различными способами и распространяли среди населения. Они наклеивали газеты и листовки на витринах, забрасывали в здания немецкой полиции, в служебные помещения гитлеровцев, посылали почтой. Подпольная литература доставлялась в места назначения в молочных бидонах с двойным дном, заделывалась в пустотелые дуги, в оглобли, в дрова, предназначенные для отправки в город. Часто листовки посылали в закупоренных бутылках по течению рек.

    Однажды недалеко от города Бобруйска партизаны захватили автомашину бургомистра города Паричи. Среди захваченных документов был пакет с несколькими номерами подпольной газеты «Звязда» и письмо гибитс-комиссару Бобруйского округа, в котором говорилось:

    «Большевистская газета «Звязда» найдена в деревнях Паричского района. Крестьяне отказываются сдавать заготовки хлеба, мяса и других продуктов и сырья. Крестьяне идут в партизаны. Жду вашего распоряжения».

    В политической работе в тылу врага широко использовались письма трудящихся из советского тыла, партизан — на «Большую землю», а также письма советских людей, угнанных на каторгу в Германию. Такие письма часто публиковались в партизанской печати. В газетах также часто помещались стихотворения, пословицы, меткие рассказы, песни, сложенные народом в тылу оккупантов.

    Вот несколько примеров партизанского юмора из газет:

    «Скажи, Вилли, куда пойдет наш поезд?

    — Известно куда — под откос».

    «Удача немца Карла:

    — Карл все же избежал партизанской пули.

    — А как это ему удалось?

    — Очень просто, он взорвался на партизанской мине».

    А вот строки из боевой партизанской песни:

    За страну родную нашу,
    Власть рабочих и крестьян
    Бьются грозные отряды
    Белорусских партизан.
    Эй, товарищ, выше знамя!
    Наши силы велики,
    Приближаются с боями
    Красной Армии полки…

    Там, где позволяли условия, проводились и такие массовые мероприятия, как демонстрация кинокартин, вечера художественной самодеятельности, собрания и митинги трудящихся, посвященные советским праздникам или каким-либо другим событиям.

    Так, например, во многих районах Минской, Витебской, Полесской и других областей демонстрировались не только для партизан, но и для населения такие кинофильмы, как «Разгром немцев под Москвой», «Оборона Ленинграда», «Чапаев», «Разгром немцев под Сталинградом».

    Большую роль в руководстве боевой и политической деятельности партизанских отрядов и бригад играли комиссары как непосредственные представители партии, проводники ее политики и директив. Круг вопросов, которыми занимались комиссары, был чрезвычайно широким. Они были организаторами партизанского движения, нередко на первых порах и командирами созданных ими отрядов. Опираясь на партийные и комсомольские организации, комиссары руководили политической работой среди партизан и населения, следили за соблюдением правильных взаимоотношений между ними, много внимания уделяли созданию резервов партизанского движения.

    Пятый пленум ЦК КПБ в своей резолюции отмечал, что «командир и комиссар должны быть кристально чистыми, что на них смотрит народ, желая получить от них пример, помощь, указания». Поэтому руководящие партийные органы особенно тщательно подбирали кандидатуры на должности комиссаров отрядов и бригад, внимательно следили за их работой, помогали им. Комиссары партизанских отрядов и бригад утверждались ЦК КПБ. Большинство комиссаров достойно выполняло свой высокий партийный долг, многие из них заслужили большую популярность и признательность в народе. Приведем несколько примеров.

    Решением Минского обкома партии на подпольной партийной работе в Бегомльском районе был оставлен С. С. Манкович. Он показал себя талантливым организатором масс. Работая комиссаром бригады «Железняк», С. С. Манкович провел большую работу по укреплению дисциплины личного состава и воспитанию его в духе беззаветной преданности Коммунистической партии и непримиримой ненависти к врагу. Особенно много внимания комиссар уделял воспитанию у бойцов высоких морально-боевых качеств. В результате боеспособность бригады неуклонно повышалась. За время боевой деятельности бригада пустила под откос 76 вражеских эшелонов, уничтожила 44 паровоза, 226 вагонов и платформ, взорвала и сожгла большое количество мостов, истребила несколько тысяч фашистских солдат и офицеров. В мае — июне 1943 года противник силой до 30 тысяч солдат и офицеров при поддержке артиллерии пытался окружить и уничтожить бригаду «Железняк». Завязались тяжелые бои. Здесь особенно ярко проявилось мужество и самоотверженность комиссара. Он всегда был там, где наиболее трудно, где решался успех боя. Деятельность С. С. Манковича, его личный пример сыграли большую роль в отражении вражеских атак. В ходе боев партизаны сорвали планы гитлеровцев и помогли соседним бригадам выйти из трудного положения.

    С. С. Манкович провел большую работу по разложению немецких формирований, созданных оккупантами для борьбы с партизанами. Под его руководством партизаны бригады «Железняк» издавали и засылали в части врага плакаты, лозунги, боевые листки, газеты, проводили беседы с солдатами. В результате проведенной работы целая бригада обманутых фашистами бывших красноармейцев во главе с командиром Гиль-Родионовым, арестовав немецких прислужников, перешла на сторону партизан и совместно с ними приняла участие в боях с противником.

    За выдающиеся заслуги в партизанской борьбе в Белоруссии С. С. Манковичу присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

    Командир отряда «За советскую Беларусь» Волынец и его сын Николай — разведчик того же отряда. Витебская область. 1944 год.


    Одним из организаторов партизанского движения в Октябрьском районе Полесской области был С. В. Маханько, в дальнейшем комиссар партизанской бригады № 123. Смелый и решительный, он пользовался большим авторитетом среди бойцов и командиров. Комиссар лично уничтожил 20 гитлеровцев, руководил многими боевыми операциями.

    Исключительную роль в развитии партизанского движения в Сиротинском районе Витебской области сыграл А. В. Сипко. До войны он работал в этом районе председателем райисполкома и по решению ЦК КПБ был оставлен в тылу врага для организации партизанского движения. С небольшой группой партийных работников А. В. Сипко в короткое время создал в районе несколько подпольных групп, на базе которых ранней весной 1942 года выросли партизанские отряды. Являясь членом, а затем и секретарем Сиротинского подпольного райкома партии, он энергично работал над укреплением партизанских отрядов, проводил большую политическую работу среди населения. Немецкая комендатура объявила, что за голову А. В. Сипко выдаст крупную сумму денег и отведет большой участок земли.

    А. В. Сипко был организатором и комиссаром одного из первых партизанских отрядов, который вместе с другими отрядами объединился в бригаду, насчитывавшую в августе 1942 года около 2 тысяч человек. При непосредственном участии А. В. Сипко этот отряд за апрель — июнь 1942 года разгромил семь волостных управ, немецкий гарнизон в местечке Сиротино, совершил нападение на пять вражеских воинских эшелонов с живой силой, взорвал восемь железнодорожных и шоссейных мостов, а также провел ряд других боевых операций. С января 1942 года и до момента соединения партизан с частями Советской Армии Антон Владимирович Сипко являлся комиссаром Витебской партизанской бригады им. Ленина.

    Большой любовью пользовался среди партизан и населения П. М. Машеров — комиссар бригады им. Рокоссовского, действовавшей в Россонском районе Витебской области. Комсомолец П. М. Машеров, работавший до войны сельским учителем, с первых же дней оккупации начал самоотверженную борьбу против гитлеровцев, а в апреле 1942 года с небольшой группой подпольщиков ушел в лес. Фашистские изверги расстреляли его мать, преследовали близких. Но они не смогли сломить волю патриота. Боевым крещением маленького отряда, насчитывавшего всего 15 человек, было нападение на машину с немецкими офицерами. В бою были убиты капитан Дретунской полевой жандармерии и несколько офицеров, взяты трофеи и документы с данными о подпольной партийной организации в Россонах. Вскоре П. М. Машеров становится командиром отряда им. Щорса. 4 августа 1942 года в бою у Бениславского моста П. М. Машеров командовал штурмовой группой, ворвавшейся на мост и перебившей немецкий гарнизон в рукопашной схватке.

    В марте 1943 года Машеров назначается комиссаром бригады. На этом посту он показал себя умелым, инициативным политическим руководителем. Он провел огромную работу среди местного населения, часто выступал с докладами и проводил беседы. За два месяца агитаторы бригады прочитали свыше 150 докладов, лекций и политинформаций, охватив более 20 тысяч трудящихся. За боевые заслуги перед Родиной П. М. Машерову присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

    Осуществляя организующую и направляющую роль в развертывании партизанского движения белорусского народа, Коммунистическая партия Белоруссии и ее местные организации в партизанских отрядах и в подполье сумели найти гибкие, оперативные формы руководства и политического воспитания масс. Благодаря постоянному партийному руководству партизанское движение в Белоруссии приобрело подлинно массовый, всенародный характер, отличалось высокой политической целеустремленностью, организованностью, способностью наносить врагу очень чувствительные удары.

    Вся страна помогала мужественным партизанам. На снимке: эшелон с вооружением, подаренным минским партизанам трудящимися города Чкалова.


    Особенно ярко проявились эти замечательные качества белорусских партизан в завершающий период войны, когда они во взаимодействии с Советской Армией начали освобождение своей обильно политой кровью земли от немецко-фашистских захватчиков.

    Стремительно продвигаясь вперед, Советская Армия в сентябре 1943 года вступила в Белоруссию. 26 ноября советские войска овладели областным центром — городом Гомелем. К весне 1944 года Советская Армия освободила от гитлеровских захватчиков 40 районов Белоруссии. Полное освобождение Белоруссии было ею осуществлено в июне — июле 1944 года.

    Белорусская операция Советской Армии началась 23 июня 1944 года. Боевые действия одновременно развернулись на участке протяженностью более 400 километров от Западной Двины до Припяти. 26 июня был освобожден Витебск, 28 июня — Могилев, 29 июня — Бобруйск, 3 июля — столица республики Минск.

    Освободив Минск, войска 1-го и 3-го Белорусских фронтов замкнули кольцо окружения вокруг немецко-фашистской группировки, сосредоточившейся в лесах восточнее города. Образовался «Минский котел», в котором Советская Армия полностью разгромила 30 дивизий противника.

    Во всех этих операциях активное участие принимали партизанские отряды и бригады. Когда части Советской Армии прорвали линию обороны врага и устремились на запад, партизаны помогали наступавшим советским войскам, нанося врагу одновременные мощные удары с тыла, захватывая населенные пункты, железные дороги, переправы и мосты. Например, отряды 1-й Вилейской партизанской бригады блокировали в районном центре Мядель гитлеровский гарнизон численностью более 3000 солдат и офицеров. С приходом частей Советской Армии вражеский гарнизон сдался. Партизаны удерживали до подхода советских войск районные центры Красная Слобода, Копыль, Старобин, Узда, Руденск и другие. Вливаясь в ряды Советской Армии, партизаны Белоруссии становились ее активными бойцами. Вот что об этом писал командующий армией генерал-полковник А. В. Горбатов:

    «…Партизаны Рогачевской, Кличевской и Кировской военно-оперативных групп общим числом до 3500 человек, которые уже влились в ряды Н-ского стрелкового корпуса, показывают… примеры отличной воинской доблести, мужества и героизма… показали непосредственно на поле боя хорошую воинскую выучку, боевую закалку… при форсировании рек Сервеч, Молчадь, Шара, Зельвянка, Рось, где они прорвали основные оперативные, глубоко эшелонизированные рубежи обороны противника…

    Белорусские партизаны были замечательными разведчиками и проводниками на родной земле и отважными бойцами специальных штурмовых групп. Отмечаю отличную боевую работу червенских партизан и Дзержинской бригады Баранова, которые умело и мужественно боролись против противника, стремившегося вырваться из Бобруйского и Могилевского «котлов»…

    Многие из белорусских партизан… уже награждены за свои славные подвиги орденами и медалями…»[216]

    Вместе с Советской Армией партизаны принимали участие в уничтожении крупных группировок противника, указывали ее частям кратчайшие пути через труднопроходимые лесные массивы, помогали вести разведку.

    Отступая под ударами Советской Армии, фашистские варвары задались целью превратить оставляемую ими территорию в пустыню, а советских людей истребить или угнать в Германию.

    Центральный Комитет КПБ, Белорусский штаб партизанского движения и подпольные обкомы партии разработали специальные мероприятия по спасению населения. Каждый партизанский отряд знал, какое село он защищает, куда выводятся жители в случае опасности, заботился о создании охраняемых лесных лагерей.

    В результате большой и трудной работы партизанам удалось спасти тысячи мирных жителей Минска. Только в лесах южной пригородной зоны города под защитой партизан нашли убежище свыше 5 тысяч семей трудящихся столицы республики.

    Пройдя Белоруссию, Советская Армия устремилась дальше, в Германию, и в ее столице добила фашистского зверя. В рядах Советской Армии до Берлина дошли многие белорусские партизаны — мужественные сыны своего героического народа. В числе трех воинов Советской Армии, водрузивших знамя победы над рейхстагом в Берлине и удостоенных за подвиг звания Героя Советского Союза, был М. А. Егоров — бывший белорусский партизан, сражавшийся на Витебщине.

    * * *

    В годы Великой Отечественной войны в Белоруссии сражалось свыше 370 тысяч партизан, объединенных в 1108 партизанских отрядов. Они были окружены поддержкой миллионных народных масс, составлявших неистощимые резервы партизанской армии.

    Партизаны Белоруссии внесли значительный вклад в дело разгрома немецко-фашистских оккупантов. За три года борьбы в тылу врага они убили и ранили около 500 тысяч гитлеровских солдат, офицеров, полицейских и их пособников, 47 генералов и других высших чинов немецкой армии; разгромили 948 гарнизонов и штабов противника, вывели из строя 21 радиостанцию, 7300 километров телеграфно-телефонной связи. Партизаны взорвали свыше 300 тысяч рельсов, пустили под откос 11 128 воинских эшелонов; нарушили работу 29 железнодорожных станций; повредили 37 водокачек. Они уничтожили 939 воинских складов, 305 самолетов, 1355 танков и бронемашин, более 20 тысяч автомашин и мотоциклов, сожгли 13 455 тонн бензина, разрушили на шоссейных и грунтовых дорогах 5529 мостов[217].

    Такой огромный размах партизанского движения, его сила и неодолимость коренятся прежде всего в его глубокой народности. Оно было непобедимо, как непобедим сам народ, отстаивающий свою честь и независимость, свою родную Советскую власть, свои социалистические завоевания. Еще раз сбылись пророческие слова великого Ленина о том, что

    «никогда не победят того народа, в котором рабочие и крестьяне в большинстве своем узнали, почувствовали и увидели, что они отстаивают свою, Советскую власть — власть трудящихся, что отстаивают то дело, победа которого им и их детям обеспечит возможность пользоваться всеми благами культуры, всеми созданиями человеческого труда»[218].

    Источником силы партизанского движения белорусского народа являлось руководство им со стороны Коммунистической партии и ее местных организаций. Партийно-комсомольская прослойка в отрядах составляла почти 1/3 всего боевого состава партизан.

    ЦК КПБ в целом, его секретари П. К. Пономаренко, П. З. Калинин, В. Н. Малин, Т. С. Горбунов, а также работники аппарата ЦК систематически занимались организаторской работой в тылу противника. В тыл врага за время войны Центральным Комитетом Компартии Белоруссии в числе многих руководящих работников были посланы два секретаря ЦК КПБ — Н. Е. Авхимович и П. И. Ганенко, 12 членов ЦК и членов ревизионной комиссии, секретари ЦК ЛКСМБ М. В. Зимянин, К. Т. Мазуров и Ф. А. Сурганов, многие секретари обкомов партии, в их числе товарищи В. И. Козлов, Р. Н. Мачульский, И. П. Кожар, А. А. Куцак, Е. И. Барыкин, И. Ф. Климов, В. Е. Чернышев, Ф. А. Баранов, С. И. Сикорский, И. Н. Бобров, A. Е. Клещев, П. Г. Шаповалов, Ф. М. Языкович, И. Д. Ветров, Н. И. Малинин, И. М. Кардович, Д. С. Мовчанский, B. Е. Самутин и многие другие партийные работники. В годы немецко-фашистской оккупации в Белоруссии действовало девять подпольных обкомов, 174 городских и районных комитета партии, 1113 первичных партийных организаций в партизанских бригадах и отрядах, 184 территориальные подпольные организации, в которых насчитывалось свыше 25 тысяч коммунистов[219].

    М. И. Калинин в Кремле среди награжденных партизан Белоруссии.


    Большую работу вел комсомол. В его первичных организациях в партизанских формированиях и в подполье сражалось более 73 тысяч комсомольцев[220].

    Белорусские партизаны во всем чувствовали могучую братскую поддержку народов Советского Союза, родной Коммунистической партии и Советского правительства. Только с лета 1942 года по март 1944 года партизанам Белоруссии с «Большой земли» было заброшено самолетами 3650 тонн боевых грузов и вооружения. К 1 марта 1944 года партизанским отрядам Белоруссии было доставлено из советского тыла более 60 тысяч винтовок, 5 тысяч пулеметов, 15 тысяч автоматов, 400 тонн взрывчатых веществ, 100 миллионов патронов и другое вооружение: противотанковые ружья, пистолеты, гранаты, мины и т. д.; послано большое количество медикаментов, перевязочных и дезинфицирующих средств. На «Большую землю» самолетами было вывезено свыше 12 тысяч раненых и больных, женщин и детей, партизан и партизанок Белоруссии.

    Советский тыл оказывал белорусским партизанам большую помощь в подготовке квалифицированных кадров, во многом способствовал повышению эффективности боевой деятельности отрядов и бригад.

    Партизанское движение в Белоруссии было сильно своими глубокими интернациональными связями. Плечом к плечу с белорусами отважно сражались в партизанских отрядах русские, украинцы, грузины, армяне, казахи, представители многих других советских национальностей. Белорусские партизаны держали постоянную связь с народами великого Советского Союза, которые вдохновляли белорусских братьев и сестер на подвиги, героическим трудом в советском тылу ковали победу над врагом.

    Белорусские партизаны рука об руку боролись против гитлеровцев вместе с партизанами, действовавшими в граничащих с Белоруссией районах Смоленской и Калининской областей, Украины, Польши, Литвы. В рядах белорусских партизан сражалось много чехословаков, поляков и представителей других европейских народов.

    Вдохновляющей силой, поднимавшей белорусских партизан на боевые подвиги, были славные победы Советской Армии, вселявшие в сердца советских патриотов твердую уверенность в неминуемом разгроме фашистской Германии и ее сателлитов.

    Партизанская борьба против немецко-фашистских оккупантов — одна из наиболее ярких страниц героической истории белорусского народа. Она будет вечно напоминать о мужестве и непоколебимости белорусского народа, о его беспредельной преданности Советской Родине, великому делу Коммунистической партии.

    Партия и правительство высоко оценили заслуги белорусского народа в партизанской борьбе в период Великой Отечественной войны против фашистской Германии. Свыше 100 тысяч партизан и партизанок Белоруссии награждены орденами и медалями Советского Союза, а 74 наиболее отличившимся партизанам присвоено звание Героя Советского Союза.

    Ныне белорусский народ вместе с народами всего Советского Союза вдохновенно трудится над воплощением в жизнь величественных планов строительства коммунизма, ради которого боролись и отдали свою жизнь многие советские патриоты.


    Г. Н. Шевела,
    аспирант Института истории АН БССР
    БОЕВАЯ МОЛОДОСТЬ (Из истории борьбы белорусских комсомольцев и молодежи в тылу немецко-фашистских оккупантов)

    Неувядаемой славой покрыл себя героический белорусский народ в годы Великой Отечественной войны против немецко-фашистских захватчиков. Свыше миллиона воинов-белорусов сражались на различных фронтах в составе регулярных войск Советской Армии, более 370 тысяч белорусских партизан с оружием в руках боролись против оккупантов. В городах и селах Белоруссии действовали мощные подпольные организации, подтачивавшие и разрушавшие оккупационный режим.

    Организатором и руководителем самоотверженной борьбы белорусского народа против оккупантов была Коммунистическая партия. Всюду в первых рядах белорусских советских патриотов выступала и героическая молодежь во главе со своим авангардом — ленинским комсомолом. Сотни тысяч его воспитанников ушли в ряды Советской Армии, а свыше 73 тысяч комсомольцев вели мужественную борьбу против фашистских захватчиков в составе партизанских формирований и партийно-комсомольского подполья.

    Борьба белорусского комсомола против вражеского нашествия началась в чрезвычайно сложных условиях, когда комсомольским организациям вследствие быстрого продвижения немецко-фашистских войск не всегда удавалось заблаговременно перестроить свою работу на военный лад, приспособить ее к задачам подпольной деятельности. Но именно в этих условиях проявились замечательные патриотические качества взращенной Коммунистической партией славной белорусской молодежи.

    Не дожидаясь призывных повесток, в первые же дни войны тысячи комсомольцев явились в военные комиссариаты и райкомы комсомола с требованием направить их добровольцами на фронт и в истребительные батальоны по борьбе с вражескими десантниками и диверсантами. Из Минской и Полесской областей[221] за несколько дней после начала войны были направлены в армию и истребительные батальоны несколько десятков тысяч комсомольцев[222].

    В тяжелых оборонительных боях вместе с воинами Советской Армии сражались и отряды народного ополчения, сформированные из трудящихся Белоруссии. В этих отрядах было много комсомольцев и несоюзной молодежи. Так, в рядах ополченцев города Могилева воевало более 400 комсомольцев. В первом взводе Коммунистического батальона могилевских ополченцев было 30 комсомольцев — студентов Могилевского пединститута. 28 из них погибли при обороне города Чаусы, но не отступили ни на шаг. Так же стойко сражались юные ополченцы вместе со своими старшими товарищами за город Могилев, сдерживая наступление врага в течение трех недель[223].

    Исключительно велика была роль комсомольцев в боевой деятельности истребительных батальонов. Они задержали и обезвредили много немецких парашютистов, диверсантов и шпионов, участвовали в боях вместе с частями Советской Армии, оказывали помощь в эвакуации раненых, оборудования промышленных предприятий и имущества советских учреждений, вели разведку по заданиям командования регулярных частей.

    Когда конный корпус Советской Армии под командованием генерала Городовикова в августе 1941 года прорвался в тыл врага и его части форсировали реку Птичь, то вместе с советскими кавалеристами действовали и истребительные батальоны. Комсомольцы — бойцы истребительных батальонов принимали активное участие в боевых операциях корпуса. Особенно успешно они проводили разведку на занятой противником территории. Так, комсомолец Владимир Кирковец из Мозырского истребительного батальона по заданию командования советской воинской части пробрался на занятую немцами станцию Птичь, где подробно разведал расположение вражеских войск. Доставленные комсомольцем сведения позволили советской авиации нанести внезапный и точный налет на скопление войск и техники противника и нанести ему большой ущерб. За смелую разведку отважный комсомолец Кирковец был награжден орденом Красной Звезды[224]. Так действовали комсомольцы во всех истребительных батальонах Белоруссии. Это была их первая боевая школа, первый опыт, который они затем приумножили, сражаясь с захватчиками в составе партизанских отрядов, организованных во многих случаях на базе истребительных батальонов.

    Патриотической борьбой белорусской молодежи руководили центральные и местные органы комсомола республики, деятельность которых направлял ЦК КП Белоруссии, областные и районные комитеты партии. Основываясь на директивах и постановлениях ЦК КПБ о переходе на подпольную работу и развертывании борьбы в тылу оккупантов, ЦК ЛКСМБ 27 июня 1941 года принял постановление «О задачах комсомольских организаций в связи с военной обстановкой».

    В постановлении говорилось:

    «1. Считать комсомол Белоруссии мобилизованным на Отечественную войну против банды фашистских гитлеровских варваров.

    2. Предложить всем ОК, ГК, РК ЛКСМБ принять активное участие в проведении всеобщей мобилизации в ряды Красной Армии и Флота.

    3. Предложить всем ОК, ГК, РК ЛКСМБ всех комсомольцев и несоюзную молодежь, не находящихся в РККА, но способных носить оружие, объединить в отряды по борьбе с парашютными десантами и диверсионными бандами противника.

    4. В кратчайший срок подготовить санитарные дружины из девушек-комсомолок и несоюзной молодежи.

    5. При условии оккупации противником отдельных районов комсомольским организациям целиком переходить в подполье, устанавливать тесные связи с партийными организациями и под их руководством, применять против фашистских бандитов все методы борьбы — партизанскую войну, диверсии, вести большевистскую политическую работу и разведывательную службу в тылу врага»[225].

    30 июня 1941 года ЦК комсомола Белоруссии обратился со специальным письмом ко всем комсомольцам, юношам и девушкам республики, в котором призывал молодежь вступать в ряды Советской Армии и в партизанские отряды, стойко оборонять родную землю от фашистских варваров. Текст этого письма был опубликован в республиканских газетах, а также широко распространен среди молодежи оккупированных районов.

    В целях более оперативного руководства деятельностью комсомольских организаций в военных условиях в июле 1941 года был перестроен аппарат ЦК комсомола Белоруссии. При ЦК образовались специальные оперативные группы: 1) пропаганды, агитации, печати, 2) организационная и военная и 3) группа кадров[226].

    Особое внимание ЦК ЛКСМБ уделил подготовке кадров для партизанской и подпольной деятельности в тылу врага. Работники ЦК тщательно подбирали будущих членов подпольных обкомов, горкомов и райкомов комсомола, инструктировали их, помогали правильно расставлять силы комсомольского актива в будущих партизанских отрядах и подпольных организациях. ЦК ЛКСМБ направил в штаб фронта большую группу комсомольцев для ведения разведки в тылу врага. В июле 1941 года ЦК ЛКСМБ направил в тыл врага 202 комсомольца из Витебской и Могилевской областей и свыше 400 комсомольцев из Гомельской и Полесской областей[227].

    Согласно решению ЦК комсомола Белоруссии на оккупированной территории для руководства подпольной работой комсомольских организаций остались 73 секретаря обкомов, горкомов и райкомов комсомола. Так, в Гомельской области были оставлены секретарь обкома Аркадий Рудак и секретарь горкома Александр Исаченко, секретарь Рогачевского райкома комсомола Адам Бирюков, в Минской области — секретарь обкома Сергей Пармон, в Полесской области — секретари райкомов Энна Шубенок, Марк Филитаров, Яков Эрлах и многие другие. Кроме того, для партизанской и разведывательной работы в тыл врага было направлено свыше тысячи комсомольцев-активистов.

    В 1942 году ЦК ЛКСМБ предпринял ряд мер по укреплению и расширению сети руководящих комсомольских органов в тылу врага, заслав на оккупированную территорию комсомольских организаторов. Летом и осенью 1942 года в тыл врага было переброшено 160 уполномоченных ЦК ЛКСМБ по областям и районам. На оккупированной территории были созданы специальные группы ЦК ЛКСМБ во главе с секретарями ЦК К. Т. Мазуровым и Ф. А. Сургановым, которые непосредственно руководили комсомольскими организациями партизанских отрядов и подполья.

    В тылу врага на оккупированной территории Белоруссии длительное время находился первый секретарь ЦК ЛКСМБ М. В. Зимянин, постоянно работали секретари и члены обкомов Ф. А. Башкинцев, А. А. Бирюков, А. Ю. Денисевич, Е. Н. Коноплин, С. И. Купцов, Н. М. Лыжин, В. И. Лузгин, А. И. Матыль, П. М. Машеров, М. Л. Пинязик, Ф. Д. Ромма, А. К. Рыбаков, Т. Н. Стрижак, Г. Ф. Фомичев, секретари подпольных горкомов, райкомов комсомола и другие комсомольские работники.

    Вся работа комсомольских органов в тылу врага направлялась Центральным Комитетом КПБ, а руководство комсомольскими организациями на местах осуществляли подпольные областные и районные комитеты Коммунистической партии.

    Работа по подбору и укреплению комсомольских кадров была в центре внимания ЦК ЛКСМБ на протяжении всей войны. За время оккупации Белоруссии в тыл врага было направлено свыше тысячи секретарей и членов обкомов, райкомов, горкомов комсомола и других руководящих комсомольских работников. Во главе комсомольских организаций подполья и партизанских отрядов были поставлены политически закаленные и мужественные коммунисты и комсомольцы, беззаветно преданные Советской Родине и Коммунистической партии, снискавшие глубокое уважение у комсомольцев и несоюзной молодежи.

    Комсомольские организации развернули большую агитационно-массовую работу среди молодежи, оставшейся в тылу врага. Только в 1942 году ЦК ЛКСМБ издал и переправил на оккупированную территорию 48 названий листовок общим тиражом в 2200 тысяч экземпляров, а также брошюры: «На бой, молодежь Белоруссии», «Молодежь Белоруссии борется» и другие. В мае 1942 года был проведен антифашистский митинг представителей белорусской молодежи, сыгравшей большую роль в мобилизации сил молодых белорусов на активную борьбу с захватчиками.

    В результате всех этих и других мероприятий уже в 1943 году во всех областях республики действовали подпольные обкомы, райкомы и горкомы комсомола, многие подпольные первичные организации в городах, поселках и селах. Комсомольские организации значительно выросли, усилилась их боевая активность. Так, в партизанских отрядах Минской области к осени 1943 года было 282 комсомольские организации, объединявшие 6205 комсомольцев и 419 подпольных территориальных комсомольских организаций, в которых насчитывалось 1685 комсомольцев. За год комсомольская организация области выросла вдвое, а количество комсомольских организаций — в два с половиной раза. Также выросли комсомольские организации и в других областях республики. На 1 ноября 1943 года в партизанских отрядах Белоруссии сражались 24 930 членов комсомола и в подпольных организациях — 7874 комсомольца[228]. В период оккупации на территории Белоруссии действовали 10 областных, 206 городских и районных подпольных комитетов ЛКСМБ. 5506 первичных комсомольских организаций работали в партизанских отрядах, бригадах и в глубоком подполье, объединяя в своих рядах 73 539 комсомольцев[229].

    Комсомольские организации были боевыми помощниками Коммунистической партии во всей ее многогранной деятельности по организации народных масс на борьбу против вражеского оккупационного режима. Личным примером, стремлением быть всегда там, где наиболее трудно, где решался успех дела, комсомольцы увлекали всю молодежь на беззаветное служение Родине, подчиняя все свои помыслы задачам разгрома озверевшего врага. Вместе с коммунистами комсомольцы явились цементирующей силой, сплотившей партизанские отряды и подпольные группы, которые буквально через несколько дней после начала войны стали наносить серьезные удары по военной машине гитлеровцев и их грабительскому оккупационному режиму.

    На борьбу с врагом поднялась вся молодежь Белоруссии. На снимке: вручение оружия молодым бойцам партизанского отряда им. Котовского.


    В первом партизанском отряде Пинщины, созданном в июне 1941 года под командованием В. З. Коржа, наряду со старыми партизанами — участниками гражданской войны и опытными подпольщиками были и молодые бойцы комсомольцы И. И. Чуклай, Э. Б. Нордман, Ш. И. Беркович и другие. В боях с оккупантами молодые патриоты с честью выдержали испытание и мужественно сражались с врагом. Комсомольцы проявили себя храбрыми и выносливыми воинами.

    Тепло вспоминают о них партизаны и население Пинщины.

    Ивану Чуклаю — самому молодому партизану — было 17 лет, когда началась война. 22 июня 1941 года в числе первых Иван явился в Пинский обком комсомола и попросил послать его добровольцем на фронт или в партизаны. Его зачислили в отделение разведчиков отряда В. З. Коржа. Отделением командовал муж замечательной белорусской партизанки Веры Хоружей — Сергей Корнилов. В первом же бою под огнем противника Чуклай пробрался к подбитому партизанами танку, убил водителя танка, снял пулемет, рацию и забрал документы. А через несколько дней небольшая группа партизан во главе с командиром отделения Сергеем Корниловым вступила в бой с эскадроном гитлеровцев. Неожиданным ударом партизаны нанесли фашистам большой урон, но и сами оказались в трудном положении. Их командир был тяжело ранен. Под сильным пулеметным огнем немцев Чуклай подполз к Корнилову и, рискуя своей жизнью, вынес его с поля боя.

    Однажды в бою по разгрому вражеского гарнизона у деревни Погост командование поручило Чуклаю с группой партизан взять кирпичный дом, в котором враги установили пулемет. Чуклай незаметно подкрался к дому, но в последний момент один из гитлеровцев заметил его и бросил гранату. К счастью, она не разорвалась. Иван, не растерявшись, схватил ее и швырнул в окно. Раздался взрыв. Фашистский пулемет замолк. Партизаны ворвались в деревню, и вражеский гарнизон был уничтожен.

    Ивана Чуклая избрали руководителем комсомольской организации отряда, а затем секретарем бюро межрайонного комсомольского центра[230]. В августе 1942 года, возвращаясь с боевого задания, группа партизан, в которой был Чуклай, попала в немецкую засаду. Прикрывая огнем своего автомата тяжелораненого комиссара отряда Н. И. Бондаровца, бесстрашный партизан дрался до тех пор, пока его не сразила вражеская пуля. За проявленные в партизанской борьбе мужество и отвагу комсомолец Иван Чуклай посмертно награжден орденом Ленина, а один из партизанских отрядов был назван его именем.

    В Пинской области к началу августа 1942 года действовали семь партизанских отрядов, а в 1943 году их было уже несколько десятков. Действия партизан подкреплялись работой возникших в городах и отдельных поселках подпольных групп. Комсомольцы были здесь наиболее активной силой — они выполняли ответственные задания партийных организаций и командования, пробирались во вражеские гарнизоны, вели широкую агитационно-массовую работу среди населения, участвовали в смелых диверсиях, мужественно сражались в открытых боях с оккупантами.

    Участники первой комсомольской конференции партизанских бригад Пинского соединения.


    Еще части Советской Армии и народные ополченцы вели бои за Гомель, а Гомельский обком партии во главе с И. П. Кожаром, А. А. Куцак и Е. И. Барыкиным перешел на нелегальное положение. В подполье остались также обком и горком комсомола.

    В августе 1941 года гомельские подпольщики-коммунисты и комсомольцы создали партизанский отряд «Большевик», выросший впоследствии в крупную партизанскую бригаду, насчитывавшую свыше тысячи бойцов. Бригада явилась инициатором партизанской борьбы на Гомельщине.

    В трудных условиях зимы 1941—1942 годов — при отсутствии связи с «Большой землей», часто не зная настоящего положения на фронтах и в стране, партийные и комсомольские организации Гомельщины добились значительного расширения партизанского движения и активизации подпольной борьбы в тылу врага. К концу 1941 и в начале 1942 года партизанские отряды были созданы в Чечерском, Лоевском, Речицком, Рогачевском и других районах области. Боевая активность, патриотизм и самоотверженность комсомольцев, массовое участие их в схватках с врагом, в диверсиях, разведке и в подпольной деятельности снискали им большое уважение среди партизан и местного населения.

    Комсомольцы явились застрельщиками диверсионной борьбы. Они находили остроумные способы извлечения взрывчатки из снарядов и авиационных бомб, сами изготовляли мины, минировали и взрывали вражеские эшелоны, мосты, железнодорожные рельсы. По инициативе комсомольцев были созданы комсомольско-молодежные диверсионные группы и группы охотников за железнодорожными поездами, автомашинами, офицерами и солдатами противника. Так, например, комсомолец Александр Титов возглавлял комсомольско-молодежную диверсионную роту, которая за время войны пустила под откос 40 вражеских эшелонов с живой силой и техникой, не считая большого количества мелких диверсий на коммуникациях врага. Комсомольско-молодежная диверсионная группа, руководимая комсомольцем Федором Котченко, взорвала 17 эшелонов. В этой опасной деятельности активное участие принимали руководители комсомольских организаций. Секретарь Гомельского горкома комсомола Александр Исаченко лично испытывал различные способы добывания тола из снарядов и мин. Он стремился найти наиболее удачные методы диверсий, сам изготовлял и устанавливал мины, подорвав при этом шесть вражеских эшелонов. Этот мужественный и неутомимый руководитель гомельских комсомольцев, пламенный патриот Советской Родины любые боевые задания выполнял с успехом и никогда не старался подчеркнуть свои заслуги, а их было немало. Отважный комсомольский вожак Александр Исаченко погиб в октябре 1942 года. Ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

    Героизм был поистине массовым, свойственным всей передовой молодежи, и прежде всего ее лучшим представителям — комсомольцам. Вот несколько примеров.

    К деревне Будиничи Борисовского района под прикрытием восьми немецких танков двигался отряд карателей. Находившийся в дозоре расчет противотанкового ружья комсомольца Ивана Скрынникова из бригады «дяди Коли» (командир бригады П. Г. Лопатин) Минского соединения смело вступил в бой, чтобы остановить танки и дать возможность партизанам занять оборону. Первым выстрелом комсомольцы подбили вражеский танк, но другие открыли по смельчакам прицельный огонь. Два товарища Скрынникова погибли. Командир расчета, будучи раненным, продолжал бой один. Загорелся второй танк. Раненный, истекая кровью, Скрынников продолжал борьбу, и танки повернули обратно. Подоспевшие товарищи застали Скрынникова уже мертвым, с крепко зажатым в руках противотанковым ружьем[231].

    Прикрывая партизанский отряд, пулеметчик комсомолец Михаил Сильницкий в бою у деревни Курино Суражского района 27 марта 1942 года подпустил немцев на 25—30 метров и расстреливал их в упор. Когда кончились патроны, отважный партизан бросился в рукопашную схватку, убил ножом еще одного и ранил двух гитлеровцев. Он был буквально растерзан озверевшими врагами. Михаилу Сильницкому посмертно присвоено звание Героя Советского Союза[232].

    9 августа 1942 года 13 молодых партизан попали в засаду у деревни Болонов-Селец Быховского района. Гитлеровцев было больше 200. В этом неравном бою юные патриоты уничтожили 73 врага и погибли смертью храбрых. Имена их надолго сохранятся в памяти белорусского народа. Это Владимир Валенд, Николай Вихрицкий, Владимир Зайцев, Григорий Зайцев, Василий Зуев, Иван Карнацкий, Яков Ковширко, Василий Кондратьев, Василий Крайко, Василий Кравцов, Михаил Лейбович, Михаил Поликарпов, Хамат Фалетов.

    3 декабря 1942 года в Копыльском районе Минской области немцы сосредоточили крупные силы, намереваясь окружить и разгромить партизанскую бригаду им. Ворошилова. Штаб бригады и партизанский госпиталь находились в деревне Лавы. Немцы бросили на эту деревню батальон своих солдат. Группа молодых партизан во главе с командиром взвода коммунистом Викентием Дроздовичем получила приказ задержать продвижение гитлеровцев. Командир расположил своих бойцов в засаде на кладбище деревни Клетище. 17 смельчаков отважно вступили в единоборство с батальоном немецких регулярных войск. Восемь раз гитлеровцы при поддержке минометного и артиллерийского огня атаковали храбрецов и каждый раз откатывались назад. Четыре часа длился этот неравный бой. Немецкое командование вынуждено было вызвать подкрепление. У партизан вышли патроны, были убитые и раненые. Оставшиеся в живых бросились в рукопашную схватку. Все 17 юных героев погибли, убив и ранив 85 гитлеровских солдат и офицеров, подбив две танкетки и броневик. Позже в стволе зарытого ими пулемета была найдена записка:

    «Погибаем за Родину, но врага не пропустили. Просим всех нас считать комсомольцами».

    Вот их имена: Викентий Дроздович, Иван Тумилович, Михаил Десюкевич, Эдуард Петрашевский, Дмитрий Титко, Павел Лыч, Константин Шытыко, Василий Астрейко, Григорий Никанович, Алексей Король, Николай Тертычный, Владимир Качановский, Францишек Климович, Николай Якимович, Александр Харитонович, Александр Жданович, Александр Ясюченя. Героический подвиг молодых партизан, в течение четырех часов сдерживавших наступление фашистов, дал бригаде возможность эвакуировать госпиталь и приготовиться к бою. Воодушевленные беспримерным мужеством юных героев, партизаны бригады им. Ворошилова дрались насмерть. Дорого стоила немцам эта их карательная экспедиция. Потеряв много солдат и офицеров убитыми и ранеными, они вынуждены были отступить[233].

    Партизаны бригады «дяди Коли» в июне 1944 года вели тяжелые бои с гитлеровскими воинскими частями у озера Палик. Группы партизан-комсомольцев из отрядов им. Чкалова и «Ленинец», прикрывая отступление своих товарищей, оказались окруженными врагами в болоте возле озера. Они мужественно отбивались от наседавших гитлеровцев. Но вот кончились патроны. Комсомолец Иван Липко кинулся с винтовкой в рукопашную и бился прикладом, пока не был скошен автоматной очередью. Антон Потапенко подорвал несколько врагов и себя последней гранатой. Алексей Канаш спрятался в болоте, но немцы его заметили и крикнули: «Выходи, сдавайся!» «Сейчас», — ответил Алексей. Он подошел вплотную к немцам и взорвал гранату. Медсестра Мария Галабурта, не желая сдаваться врагам, в последнюю минуту приняла яд[234].

    Молодой крестьянин деревни Руда Липичанская Гродненской области Михаил Белуш храбро сражался с фашистскими оккупантами в рядах Первомайской партизанской бригады Барановичского соединения. Весной 1943 года его приняли в комсомол. Михаил участвовал во многих боях и диверсиях, часто ходил в разведку, лично пустил под откос шесть вражеских эшелонов. 20 июня 1944 года партизаны Первомайской бригады получили приказ разгромить вражеский гарнизон в деревне Купицк Новогрудского района. Бойцы скрытно подошли к деревне, внезапно ворвались в расположение врага. Гитлеровцев охватила паника. Казалось, еще миг — и победа. Но партизанские цепи внезапно остановил губительный пулеметный огонь из вражеского дота. Атака захлебнулась. Партизаны залегли. Тогда Михаил Белуш незаметно подполз к доту и своим телом закрыл ствол вражеского пулемета, повторив подвиг Александра Матросова. Гитлеровский гарнизон был разгромлен.

    Комсомольцы были не только активными участниками партизанского движения, но и во многих случаях являлись непосредственными организаторами партизанских отрядов.

    В Россонском районе Витебской области комсомольцы П. М. Машеров и Л. С. Петровский создали подпольные комсомольские группы, на базе которых в начале 1942 года возник партизанский отряд, выросший позже в крупную бригаду. В Ушачском районе организатором партизанского отряда был комсомолец Владимир Василевский, работавший до войны директором Зайковской школы. К осени 1945 года в этом отряде было свыше 500 партизан. В. Василевский был комиссаром отряда, а затем его избрали первым секретарем Ушачского подпольного райкома комсомола.

    Комсомолец Мефодий Лысенок, колхозник из деревни Василищи Поставского района, организовал партизанский отряд из местных комсомольцев и молодежи. Этот отряд был одним из первых в Вилейской области.

    Работавший до войны заведующим избой-читальней в Видзовском районе комсомолец Владимир Мацук в начале 1942 года организовал из 24 местных комсомольцев партизанскую группу, которая впоследствии влилась в партизанский отряд «Спартак», где В. Мацук был назначен политруком роты. В Брестской области комсомолец Сергей Шиканов был одним из организаторов партизанского отряда им. Чернака и командовал им до соединения с частями Советской Армии. Бывший до войны секретарем комсомольской организации Иван Калилец организовал отряд, выросший в партизанскую бригаду им. Свердлова. В Мирском районе Барановичской области комсомольцы деревень Синявская Слобода, Погорелка и Бережная в первые дни оккупации создали две подпольные организации. Руководителями их были комсомольцы Иван Мацко и Евгений Кремко. Подпольщики оказывали большую помощь попавшим в окружение бойцам и командирам Советской Армии, выводили их к партизанам, выхаживали раненых. В лесу они установили радиоприемник, принимали сводки Совинформбюро и распространяли их среди населения. Комсомольцы организовали сбор оружия и передали партизанам 14 пулеметов, сто винтовок, три автомата, три миномета, пушку, шесть ящиков гранат и 20 ящиков патронов[235]. В июне 1942 года комсомольцы-подпольщики создали комсомольско-молодежный отряд им. Ленинского комсомола, выросший затем в партизанскую бригаду «Комсомольская». Позже из нее выделилась вторая комсомольская бригада.

    Многие комсомольцы занимали командные посты в партизанских отрядах и бригадах. В одной только Минской области к концу 1943 года 646 комсомольцев были командирами отделений, 118 — командирами взводов, 114 — командирами и политруками рот, 44 — командирами и комиссарами отрядов, четверо — командирами бригад.

    В Белоруссии действовали восемь комсомольско-молодежных партизанских бригад: им. Ленина, «Буревестник», им. Ленинского комсомола, им. Данукалова, им. Кирова, им. ВЛКСМ, 1-я Комсомольская, 2-я Комсомольская, а также 28 комсомольско-молодежных отрядов. Почти в каждом отряде были комсомольско-молодежные роты или диверсионные группы.

    * * *

    Наряду с мероприятиями по развитию партизанской борьбы Коммунистическая партия уделяла большое внимание усилению подпольной деятельности на оккупированной территории, особенно в городах. Партийные организации создали в Белоруссии широкую сеть подпольных организаций и групп, действовавших на протяжении всего времени оккупации республики.

    Как и в партизанских отрядах, комсомольцы Белоруссии приняли самое активное участие в деятельности подпольных организаций. Они выполняли ответственные задания по разведке вражеских гарнизонов, наблюдали за передвижением и скоплением войск и техники противника, совершали диверсии, спасали советских людей от угона на фашистскую каторгу, распространяли листовки, сводки Совинформбюро, вели антифашистскую агитацию, поддерживали веру советских людей в победу над врагом. Презирая смерть и опасность, комсомольцы-подпольщики совершили много славных подвигов, проявили высокие образцы мужества и отваги.

    В занятом немцами Бресте в июле 1941 года возникла подпольная комсомольская организация в составе 18 человек. Комсомольцы слушали радиопередачи из Москвы, распространяли в городе листовки, помогали советским военнопленным и окруженцам уходить из города, оказывали помощь семьям советских военнослужащих. В октябре 1941 года гестаповцам удалось напасть на след подпольщиков и арестовать их во время собрания. Комсомольцы мужественно вели себя на допросах. Они не назвали гитлеровцам даже своих фамилий. Известны только имена отдельных членов этой организации: Сережа (руководитель), Люба, Виктор, Наташа. Фашисты расстреляли бесстрашных комсомольцев[236]. Однако через несколько месяцев в Бресте создалась новая подпольная комсомольская организация.

    В Гомеле и его пригородах в период оккупации действовало свыше 20 комсомольских организаций и групп. В сентябре 1941 года была создана подпольная комсомольская организация во главе с Иваном Железняковым. В ней было до 35 человек. Наиболее активными членами организации были Владимир Радзевич, Петр Степанцов, Зина Боровикова, Александр Губанов, Валентин Смирнов. Подпольщики взорвали в Гомеле телефонно-телеграфный трансформатор, в результате чего была прервана связь Гомеля с Речицей, Калинковичами и Жлобином. Они вывели из строя три токарных станка на паровозоремонтном заводе, подорвали на сортировочной станции вражеский эшелон, уничтожив 11 платформ с автомашинами, подложили мину под железнодорожный состав с солдатами и офицерами, которая взорвалась во время движения поезда. Организация И. Железнякова была связана с партизанским отрядом им. Щорса. Подпольщики вели разведку в городе, вывозили из города для партизан оружие, боеприпасы и медикаменты, выводили к партизанам советских людей. Эта организация действовала до сентября 1943 года. Выданные предателем, Иван Железняков, Зина Боровикова, Петр Степанцов были арестованы гестаповцами и после жестоких пыток расстреляны. Остальным членам организации удалось скрыться или уйти в партизанский отряд.

    С осени 1941 года в Гомеле действовала сильная подпольная организация, которую возглавляли коммунист Роман Тимофеенко и комсомольцы Тимофей Бородин и Иван Шилов. Члены организации совершили крупные диверсии в городе: взорвали два цеха на станкостроительном заводе, где немцы ремонтировали танки; офицерскую столовую, паровозоремонтный завод, телефонную станцию, несколько паровозов и железнодорожных составов. Подпольщики организовали выпуск и распространение листовок, снабжали население советскими газетами, сводками Совинформбюро, добывали и пересылали партизанам медикаменты, оружие, боеприпасы, взрывчатку. Хорошо владея немецким языком, Иван Шилов, переодетый в форму немецкого офицера, проникал во вражеские учреждения и доставал ценные разведывательные данные. Отважные комсомольцы убили начальника гомельской фашистской полиции.

    Смело и мужественно действовали комсомольцы-подпольщики и так же достойно закончили они свой жизненный путь. Роман Тимофеенко героически погиб в схватке с гестаповцами летом 1942 года. Окруженный со всех сторон, он дрался до последней возможности, успев перед смертью убить немецкого офицера и жандарма. По доносу провокатора были арестованы Т. Бородин и И. Шилов. Они мужественно перенесли страшные пытки. Ни одного слова не добились от них фашистские палачи. Через тюремную уборщицу старушку Матрену Ковалеву им удалось передать из тюрьмы несколько записок родным. Одна из них написана на носовом платке[237].

    «Дорогие мои родители и братья! — писал Иван Шилов 9 мая 1942 года. — Я сейчас нахожусь в тюрьме. Обвинения предъявляются очень веские. Придется распрощаться с жизнью. Ну, что же делать? Не я первый и не я, видимо, последний… Знайте, что я умираю, любя вас, мои дорогие родители, свою жену и дочку, любя свою Родину…»

    20 июня 1942 года фашисты расстреляли И. Шилова и Т. Бородина. Позже советскими солдатами был взят в плен гестаповец майор Гартман, который вел дело гомельских подпольщиков. В своих показаниях Гартман сообщил:

    «Я сказал Бородину и Шилову, что у них есть средство облегчить свою участь. Надо только сказать, где находится партизанский отряд и где скрываются подпольщики. Я обещал подследственным заменить смертную казнь концлагерем, если они сообщат эти данные. Бородин ответил: «Чтобы там умереть от голода и пыток?» Шилов сказал: «Кончайте скорее. Все равно от нас ничего не добьетесь». Когда их увозили на расстрел, Шилов крикнул: «Прощайте, товарищи! Мы погибаем, но за нами победа!»

    Отважно действовали подпольные комсомольские организации, которыми руководили Ольга Радькова, Петр Воронин, Федор Соломин, Наташа Шахранская, Зоя Макаревич, Семен Асадченков, Люба Семукова, Анна Кирикова, Ядвига Казаплянская. Юная подпольщица, 15-летняя Валя Шишко была одной из лучших разведчиц в Гомеле. Она получала трудные и ответственные задания командования партизан и всегда выполняла их успешно. Только за 1943 год, выполняя задания горкома комсомола и партизанских отрядов, молодые подпольщики Гомеля вывели из строя 20 паровозов, уничтожили 18 цистерн с горючим, два вагона с авиамоторами, ремонтную мастерскую, склад горючего и смазочных материалов, военный катер[238]. Они вели систематическую разведку в городе, распространяли листовки, помогли уйти в партизанские отряды многим советским людям, доставили партизанам сотни винтовок, пять автомашин, много боеприпасов, медикаментов, мыла, бумаги. Им удалось достать и передать подпольному горкому комсомола списки немецких агентов.

    Мужественную борьбу с немецкими оккупантами вели комсомольцы-подпольщики города Минска.

    Осенью 1941 и зимой 1942 года в Минске были созданы подпольные организации рабочей молодежи на хлебозаводе «Автомат», кожзаводе «Большевик», вагоноремонтном заводе им. Мясникова, на заводе «Ударник» и на других предприятиях. Молодые подпольщики распространяли листовки, собирали оружие, боеприпасы, медикаменты, устанавливали связь с партизанами, спасали советских людей от фашистских зверств, например, вывели из минского гетто многих евреев. С укреплением связи между подпольщиками и партизанами минское комсомольское подполье расширилось и окрепло. Начиная с осени 1942 года и в последующее время минские подпольщики развили в городе активную боевую деятельность. Руководил подпольщиками непосредственно городской комитет комсомола в составе Н. Я. Николаева, Б. Ф. Мерзликина, В. И. Лебедева. В горком также входили Вера Верховодько, Николай Кедышко, Леонид Ярош, Полина Кудрявцева, Максим Зеляев, Владимир Трушко и другие[239]. Минский горком комсомола находился при партизанской бригаде «Штурмовая», которая действовала недалеко от Минска, и держал тесную связь с подпольщиками. Через связных подпольщики получали необходимые для диверсии средства, листовки, газеты, книги; получали задания и передавали партизанам сведения о противнике, оружие, медикаменты, боеприпасы; выводили из города в партизанские зоны советских людей.

    Во время оккупации в Минске действовало 46 подпольных комсомольских организаций и групп, которые насчитывали до тысячи активных членов[240].

    Подпольщики имели связных, явочные квартиры, личное оружие. В случае угрозы провала они имели возможность уйти в партизанские отряды.

    Наиболее крупной и боевой была организация минских комсомольцев под названием «Андрюша», состоявшая в основном из молодых рабочих города и учащихся. В ней насчитывалось до 300 членов. Деятельностью организации руководил штаб во главе с 18-летним штукатуром Минского строительного треста Николаем Кедышко. В состав штаба входили молодые рабочие Анатолий Тарлицкий, Леонид Ярош, Август Головацкий, Леонид Володько, Ядвига Бересневич, Леонид Домбровский, Виктор Авчаров, Владимир Трушко и студент Белорусского университета Виктор Михневич. Связными работали бывшая работница редакции газеты «Звязда» Мария Климович, работница библиотеки Надя Кедышко, ученица Влада Домбровская.

    Подпольщики имели восемь явочных квартир, подпольную «типографию» из четырех пишущих машинок, радиоприемник, склад боеприпасов и оружия. Штаб заседал поочередно в одной из конспиративных квартир, но чаще всего собирались на квартире у Виктора Авчарова по улице Могилевской, 56-а.

    Штаб держал постоянную связь с Минским подпольным горкомом комсомола, получал от него задания, подпольную литературу и мины. Он передавал для партизан данные разведки, медикаменты, боеприпасы, соль, мыло, обувь, одежду и другие необходимые предметы, которые подпольщики доставали в Минске.

    Подпольщики организации «Андрюша» совершили более 40 крупных диверсий. Уничтожив электромоторы и конвейер хлебозавода «Автомат», снабжавшего хлебом гитлеровцев, комсомольцы вывели этот завод из строя на три месяца. Они взорвали авиационную мастерскую, турбину электростанции, уничтожили 10 автомашин, в одном из воинских складов облили серной кислотой и привели в негодность несколько сот комплектов солдатского обмундирования. Другой крупный склад сожгли. Подорвали склад боеприпасов и бензохранилище. Группами и в одиночку комсомольцы устраивали ночью засады на улицах Минска и истребили свыше 50 гитлеровцев. Они вывели из Минска в партизанские отряды около ста советских граждан, бежавших из тюрьмы и лагерей.

    Комсомольцы проводили большую агитационно-массовую работу среди населения. Они распространяли среди жителей города листовки, сводки Совинформбюро, там, где была возможность, проводили беседы с населением. Однажды днем подпольщики Леонид Ярош и Владимир Недельцев распространили пачку партизанских листовок на Комаровском базаре, а одну из них наклеили на легковую машину немецких офицеров.

    Владимир Недельцев по заданию штаба устроился работать в типографию и вынес оттуда шрифт, который передали затем в горком комсомола.

    В борьбе с оккупантами погибли многие подпольщики этой организации. После взрыва на электростанции гитлеровцы расстреляли Анатолия Тарлецкого. Отважного вожака минских подпольщиков Николая Кедышко гестаповцам удалось выследить на одной из явочных квартир 6 ноября 1943 года. Окруженный врагами, он отстреливался до последней возможности, убил двух фашистов. Будучи раненным, поняв, что ему не спастись, Кедышко застрелился, чтобы не попасть живым в руки врагов. Последними словами его были: «Прощай, Родина!» В застенках гестапо были замучены члены штаба Леонид Ярош, Ядвига Бересневич и Виктор Авчаров. 16-летнюю подпольщицу Любу Кедышко, сестру Николая, фашистские палачи живой сожгли в крематории Освенцимского лагеря.

    Только разгром гитлеровской Германии спас от неминуемой гибели в лагерях смерти комсомольцев Владу и Леонида Домбровских, Надю Кедышко и Августа Головацкого.

    Часть подпольщиков после гибели и ареста большинства членов штаба ушла в партизанский отряд, а остальные во главе с Марией Климович и Виктором Михневичем продолжали борьбу с оккупантами вплоть до освобождения Минска нашими войсками. Арестованных членов подпольной организации Владимира Трушко и Бориса Кедышко гитлеровцы увезли в концентрационные лагеря во Францию. Но отважные патриоты сумели бежать оттуда. Они нашли французских партизан и продолжали вместе с ними борьбу против ненавистного фашизма.

    После окончания войны оставшиеся в живых подпольщики вернулись к мирному труду. Живут и трудятся в родном Минске Август Головацкий, Владимир Трушко, Влада Домбровская, Владимир Недельцев, Борис Кедышко. В Орше живет Виктор Михневич, Надя Кедышко уехала на Курильские острова.

    Небольшую, но боевую организацию возглавляла в Минске 19-летняя комсомолка Галина Сасина. В нее входили Александр Садовский, Андрей Мирошкин, Мария Старосенкова, Мария Субботко, Ольга Лавринович, Владимир и Людмила Величко. Войсками 3-го Белорусского фронта при освобождении Белоруссии были захвачены следственные документы гитлеровской службы безопасности в Белоруссии, в которых находились и материалы по делу подпольной комсомольской организации, руководимой Галиной Сасиной. В этих документах указывается, что 11 июля 1943 года подпольщики взорвали цех вагоноремонтного завода, часть депо и два паровоза. В другое время они пустили под откос эшелон. Галина Сасина и Андрей Мирошкин взорвали на Минском вокзале кухню при столовой для проезжающих немецких солдат, а через несколько дней подорвали эшелон с эсэсовцами-карателями. Во время этой операции А. Мирошкин погиб.

    Организация Г. Сасиной была связана с партизанским отрядом «За Отечество» бригады «Штурмовая». По заданию партизан Галина наладила связь с чехословацкими солдатами минского гарнизона. При их помощи подпольщики проникли на немецкий аэродром и уничтожили там шесть самолетов «Ю-88». Галина Сасина передавала в словацкую воинскую часть советские листовки. Отважная подпольщица перевела 10 словаков и чехов в партизанский отряд. Во время одного из переходов в партизанский отряд, 8 декабря 1943 года, фашисты ранили Галину. Истекающей кровью девушке не удалось уйти от преследования. Она была схвачена и замучена фашистскими палачами. Вместе с Галиной Сасиной погибли Владимир и Людмила Величко. Но организация продолжала действовать под руководством Марии Субботко, и только после того, как Субботко во время двенадцатого перехода из Минска в партизанский отряд тоже была схвачена гестаповцами и расстреляна, остальные члены организации ушли к партизанам.

    На паровозоремонтном заводе им. Мясникова действовала подпольная комсомольская организация во главе с Вильгельмом Гудовичем. Она взорвала эшелон с цистернами бензина, два станка. Подпольщики подбрасывали в топки паровозов мины, портили заводское оборудование. В. Гудович погиб в застенках гестапо, а часть членов организации ушла в партизанский отряд.

    В районе парка им. Челюскинцев действовала подпольная группа молодежи во главе с братьями Гурло — Кириллом, Николаем и Евгением. Подпольщики портили немецкие автомашины, вели большую работу среди чехословаков — солдат вспомогательных частей немецкой армии. Подпольщикам активно помогал сын Кирилла — 12-летний Марат. Он провел в партизанский отряд 15 чехов и словаков, передал партизанам два пистолета и 20 гранат.

    На фабрике им. Тельмана подпольную комсомольскую организацию возглавлял Анатолий Велюжин. Члены организации подожгли жандармскую казарму, взорвали общежитие немецких солдат, портили кислотой ремонтируемое на фабрике военное обмундирование. В разных районах Минска они уничтожили 20 гитлеровских солдат и офицеров. А. Велюжин погиб в схватке с гестаповцами 8 ноября 1943 года, а остальные члены организации ушли в партизанский отряд.

    К лету 1942 года в тесной связи с партийным подпольем и антифашистским комитетом в Могилеве действовало несколько подпольных комсомольско-молодежных групп, участники которых вели активную борьбу с оккупантами.

    В августе 1942 года группой под руководством комсомольца Сергея Соболевского на шелковой фабрике уничтожена водосмесительная станция. Фабрика лишилась подачи воды. Производство было остановлено. Комсомольцы Николай Шумский и Владимир Готвальд подорвали железнодорожный состав с горючим на станции Могилев и здание офицерской школы на улице Миронова. Группой Ивана Лысенковича за август — сентябрь 1942 года по приговору подпольного суда было расстреляно 15 предателей.

    В декабре 1942 года вместе с антифашистским комитетом комсомольцы организовали дерзкий налет на тюрьму и освободили томившихся там советских патриотов, многие из которых ждали смертной казни.

    В борьбе с оккупантами погибли Иван Лысенкович, Татьяна Карпинская, Каролина Чулицкая и многие другие отважные подпольщики, но на смену им становились другие, и борьба продолжалась с новой силой до конца оккупации города.

    Так же мужественно действовали комсомольцы-подпольщики Витебска, Орши, Лиды, Жлобина и других городов Белоруссии.

    Подпольные комсомольско-молодежные организации имелись не только в крупных городах, но и во многих поселках, на железнодорожных станциях, в сельской местности. Так, на станции Оболь Витебской области Сиротинским подпольным райкомом партии зимой 1942 года была создана подпольная комсомольская организация из учеников местной школы. Возглавляла организацию бывшая работница витебской фабрики «Знамя индустриализации» комсомолка Ефросинья Зенькова. Обольские подпольщики совершили 21 крупную диверсию. Только за один день 3 августа 1943 года комсомольцы Зинаида Лузгина, Илья и Евгений Езовитовы взорвали в Оболе электростанцию, льнозавод вместе с сырьем, привезенным из Витебской, Смоленской и других областей, кирпичный завод, дававший более 10 тысяч штук кирпича в сутки, мотовоз на торфоразработках. Подпольщики систематически портили связь, поджигали и взрывали машины, склады, поезда. Они распространяли среди населения листовки, добывали и передавали партизанам оружие, боеприпасы и медикаменты, вели разведку.

    В августе 1942 года гестаповцы арестовали двух членов организации — сестер Марию и Антонину Лузгиных. Девушки мужественно выдержали все пытки и не выдали товарищей. После их смерти организация действовала еще год. Но все же гитлеровцам удалось выследить и арестовать 26 августа 1943 года обольских подпольщиков. Два с лишним месяца комсомольцев зверски истязали в застенках гестапо, но палачам не удалось сломить волю юных патриотов. Смертью героев погибли Владимир и Евгений Езовитовы, Федор Слышанков, Николай Алексеев, Зинаида Лузгина, Мария и Дмитрий Хребтенко. Они были расстреляны в ноябре 1943 года. Уцелевшие члены организации соединились с партизанами.

    Уже будучи в партизанском отряде, бывшая обольская подпольщица, 16-летняя комсомолка Зинаида Портнова при выполнении задания была схвачена гестаповцами. Во время допроса девушке удалось схватить со стола пистолет. Она убила двух офицеров и одного солдата, пыталась бежать, но была схвачена и расстреляна. Указом Президиума Верховного Совета СССР руководительнице обольской подпольной комсомольской организации Ефросинье Зеньковой и отважной подпольщице Зинаиде Портновой (посмертно) присвоено звание Героя Советского Союза. 15 бывших членов организации награждены орденами.

    Ефросинья Зенькова, Аркадий Барбашов, Илья Езовитов — бывшие активные подпольщики — в настоящее время живут в Белоруссии. Ефросинья Зенькова работает в военкомате города Витебска, Аркадий Барбашов — воспитатель в детском доме в Оболи, Илья Езовитов — работник Минского железнодорожного узла.

    В первые дни оккупации Любанского района Минской области комсомольцы — председатель колхоза «12 лет Октябрьской революции» Адам Майстренко и учительница Феня Кононова создали разветвленное комсомольское подполье, на базе которого впоследствии образовались три партизанских отряда. Немало боевых подвигов на счету Адама Майстренко. В постановлении ЦК ЛКСМБ от 20 февраля 1943 года о представлении его к правительственной награде говорится, что он создал партизанский отряд. Участвовал во многих боях с немцами и полицией, проявив при этом выдающиеся бесстрашие и героизм. Лично истребил десятки немцев и их агентов. Им создана подпольная сеть комсомольцев по Любанскому району. Работу с подпольщиками организовал отлично. При помощи подпольщиков доставил в партизанские отряды много оружия и боеприпасов. В бою был ранен. Просить ЦК КПБ ходатайствовать о награждении Майстренко орденом Красного Знамени[241].

    Впоследствии Адам Майстренко возглавил Любанский райком комсомола.

    Феня Кононова, работая партизанской разведчицей, была схвачена гестаповцами. Она мужественно перенесла страшные пытки, но никого не выдала. Чтобы заставить Феню выдать партизан, гитлеровцы пытали ее на глазах у населения, держали раздетую и босую на снегу, сломали ей руку, рвали волосы, резали грудь. Избитую, полуживую, палачи утопили ее в реке Орессе.

    В городе Скиделе Гродненской области подпольная комсомольская организация была создана в конце 1941 года из бывших учащихся средней школы и школы ФЗО. Одним из ее руководителей был железнодорожный рабочий Владимир Кизевич. Подпольщики связались с партизанами и по их заданию поджигали немецкие склады, собирали и передавали партизанам оружие, распространяли листовки, сводки Совинформбюро среди населения. Арестованные по доносу предателя в сентябре 1942 года, они проявили необычайное мужество во время пыток и казни.

    Чтобы устрашить население и сломить его волю к сопротивлению, гестаповцы решили казнить комсомольцев публично. 13 сентября 1942 года они согнали жителей на площадь Скиделя и подвели к виселицам восемь юношей: Анатолия Зеленковского, Александра Ролика, Ивана Севрюка, Николая Деленковского, Федора Макарчука, Ивана Синицу, Ивана Счастного и Владимира Кизевича. Все они, кроме 27-летнего В. Кизевича, были моложе 20 лет, а Ролику, Севрюку и Счастному едва исполнилось по 17 лет. Изуродованные до неузнаваемости, еле держась на ногах, юные герои собрали последние силы и, стоя перед виселицей, обратились к народу с призывом бороться против фашистов. «Всех не перевешаете, палачи! Красная Армия за нас отомстит», — таковы были их последние слова.

    Мужество юных подпольщиков было признано и врагами. Комиссар полиции Гродненского уезда обер-лейтенант жандармерии Гааг в докладе начальнику «СО и полиции Белостокского округа писал:

    «Семь приговоренных во время казни произносили лозунги — за Сталина и за Красную армию»[242].

    * * *

    В составе партизанских отрядов и в подполье мужественно сражались тысячи славных девушек-комсомолок. Они стойко переносили все тяготы суровой партизанской жизни и напряженной, полной опасности подпольной работы. Многие девушки руководили подпольными организациями, возглавляли диверсионные группы, были незаменимыми в разведке. О многих наиболее выдающихся из них написаны книги, их имена с уважением произносит наша молодежь. О некоторых из них мы уже рассказали выше. Но героинь было значительно больше, и их мужественная борьба против немецко-фашистских захватчиков заслуживает всенародной признательности. Вот некоторые из них. В партизанской бригаде «Буревестник» (в Минской области) работала медицинской сестрой комсомолка Лидия Крипан. Вместе с отрядом она участвовала в 23 боях с гитлеровцами, вынесла с поля боя 50 раненых. На личном боевом счету Лидии было 12 убитых фашистов. Смелая партизанка всегда была в самых опасных местах боя. В 1943 году Лидия героически погибла при разгроме вражеского гарнизона «Красные луки». Комсомолка Мария Толкачева работала партизанской разведчицей в городе Кричеве. По заданию подпольного райкома партии она устроилась бухгалтером немецкой комендатуры и почти два года передавала партизанам разведывательные данные. Весной 1943 года Марию приняли в комсомол. В своем заявлении она писала:

    «В рядах большевистской партии и комсомола не состояла, но прошу считать меня коммунисткой. Я всей душой люблю свою Родину, а если надо, жизнь отдам за ее освобождение».

    И Мария доказала это на деле. Кроме разведывательной работы она распространяла листовки, организовала побег из концлагеря группы советских военнопленных. Девушка действовала осторожно, но все же фашисты заподозрили ее и 1 августа 1943 года арестовали. Долго мучили палачи Марию. Они выкололи ей глаза, вырвали волосы, сломали руки, но не добились от нее ни слова. Мария Толкачева погибла в застенках гестапо, оставшись верной своей клятве[243].

    Навсегда останутся в памяти белорусского народа славные боевые дела отважной группы девушек-комсомолок под руководством Елены Колесовой. Пройдя тысячи километров по оккупированной Белоруссии, отважные девушки подрывали вражеские эшелоны, храбро сражались в боях с фашистами. Они обучили искусству минирования сотни белорусских партизан. Елена Колесова погибла смертью храбрых при разгроме немецкого гарнизона в деревне Выдрице Минской области. Ей посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

    Одним из руководителей подпольной комсомольской организации в городе Гродно была член Гродненского горкома комсомола Елизавета Чапник (по кличке Мария Морозовская). Эта организация, созданная в январе 1942 года, была связана с подпольным обкомом комсомола и партизанской бригадой им. Кастуся Калиновского. В 1943 году подпольщики передали партизанам четыре пулемета, 40 винтовок, много медикаментов. Они совершали крупные диверсии в городе, печатали и распространяли листовки. По заданию организации смелая подпольщица неоднократно бывала в Белостоке и создала там крупную антифашистскую организацию из 126 человек. Гродненская подпольная комсомольская организация успешно действовала до дня освобождения города.

    Организатором и руководителем подпольной комсомольской организации в деревне Смольнице Пружанского района Брестской области была Мария Дмитрукович. Подпольщики участвовали вместе с партизанами во многих диверсиях, вели разведку, собирали оружие. Выданная предателем, Мария была арестована гестапо в апреле 1944 года. Зверски мучили ее фашистские палачи. На девушку напускали собак, которые рвали ее тело. Но ничто не сломило мужественную патриотку. Она умерла со словами: «На мое место придут сотни»[244].

    В Столбцовском районе смело действовала группа комсомолок-подрывниц в составе Веры Одинец, Полины Осиной, Александры Горбуновой. Члены этой группы пустили под откос восемь вражеских эшелонов, взорвали три моста и две автомашины с немецкими солдатами.

    Молодая учительница комсомолка Любовь Гайдученок в начале войны эвакуировалась в советский тыл. Но патриотка не могла сидеть в тылу, когда родную землю топтал коварный враг. Она просит ЦК комсомола Белоруссии направить ее в тыл врага на родную Минщину. Летом 1942 года Гайдученок уже в партизанском отряде. Она связывается с подпольщиками Минска. Проникает в город, неутомимо работает над созданием новых подпольных организаций молодежи, находит преданных патриотов в городе Минске и в окрестностях, организовывает их на борьбу с оккупантами. Не раз попадала она в засаду врагов. Мужество и находчивость помогали ей выходить невредимой из самых трудных положений. Но однажды в мае 1943 года с двумя товарищами Люба Гайдученок шла на новое задание. Партизаны попали в засаду. Раненная в ногу, Люба не могла уйти. Как старшая группы, она дала команду своим товарищам отходить, а сама прикрыла их отход огнем своего автомата. Не желая попасть в руки врагов, она застрелилась.

    Римма Шершнева весной 1942 года окончила среднюю школу в глубоком советском тылу, куда она эвакуировалась вместе со своей семьей. После многих неудачных попыток вступить в ряды Советской Армии или в партизаны Р. Шершневой удалось наконец в качестве связной ЦК ЛКСМБ попасть в тыл врага вместе с партизанским отрядом им. Гастелло. Вот что говорила Римма, прощаясь со своей матерью:

    «Не могу я сидеть здесь, когда землю любимой Белоруссии топчет поганый гитлеровский сапог. Ты, мама, надейся на свою дочку. Если мне и придется погибнуть, то свою жизнь я даром не отдам»[245].

    Находясь в тылу врага, Р. Шершнева выполнила ряд ответственных заданий ЦК комсомола Белоруссии по налаживанию связи с комсомольскими подпольными организациями и партизанскими отрядами, участвовала во многих боях. В одном из боев по разгрому вражеского гарнизона в деревне Ломовичи Октябрьского района на Полесье в декабре 1942 года командир роты партизан был тяжело ранен. Фашисты вели непрерывную стрельбу из пулеметов. Раненый командир лежал у самого дота гитлеровцев. Отважная комсомолка, пренебрегая опасностью, подползла к командиру и вынесла его из-под огня врагов. Вот уже скоро они будут в безопасном месте. Но в это время Римма была смертельно ранена. Отважная комсомолка погибла на боевом посту в 17 лет.

    Вся семья юной Любы Пушкаревой из Браславского района Молодечненской области ушла в партизанский отряд. Люба выполняла ответственные задания партизанского командования. Зимой 1942 года она была послана в Латвию и в городе Даугавпилсе и местечке Лауцесе связалась с латышскими подпольщиками. Латышские товарищи организовывали побеги советских военнопленных, которых Люба группами уводила из Латвии к белорусским партизанам. Отважная девушка в мороз и непогоду сопровождала советских людей к партизанам, проходила пешком по 200 километров. Так повторялось несколько раз. Всего Люба провела в партизанские отряды в Козланских лесах 230 человек. Обратными рейсами она привозила латышским подпольщикам газеты, листовки, мины. Гестаповцам удалось выследить юную партизанку. Ее арестовали. Зверски издевались над ней гитлеровские садисты. Допрашивал Любу начальник полиции округа Мюллер. Он избивал девушку до потери сознания, наматывал на железный крюк и рвал ее волосы. Но стойкая комсомолка ничего не сказала о своих товарищах. «Всех не перестреляете», — гордо заявила она фашистским палачам перед смертью[246].

    Отважно действовала в боях и в разведке Герой Советского Союза Анна Масловская. Рискуя жизнью, она не раз ходила в расположение вражеских гарнизонов и собирала там необходимые сведения. Анна проводила большую работу среди полицейских и солдат частей так называемых «РОА»[247], которых немцы вооружали для борьбы с партизанами. Многих из них девушка убедила в необходимости искупить свою вину перед Родиной, помогла им перейти в партизанский отряд. А некоторые полицейские стали помогать партизанам. Вот как рассказывает Анна Масловская об одном из таких случаев.

    «Это было в конце 1943 года. Прихожу к начальнику гарнизона Лынтупы Антанайтису. Он меня спрашивает:

    — Что вам надо?

    Отвечаю, что я послана штабом партизанского движения договориться с ним. Как он перепугался:

    — Вы идите отсюда, а потом придете.

    — Нет, господин комендант, вы обязаны сейчас же написать письмо партизанам, потому что я не могу прийти к ним с пустыми руками. Или вы будете работать с нами, или отказываетесь. Я должна принести ваш ответ партизанам.

    Он не знает, что делать, а я смотрю прямо ему в глаза и говорю:

    — Вы напишите им письмо!

    — Ну что я напишу? Пойти в партизаны я не могу, у меня семья, дети…

    А я ему отвечаю:

    — Вы поможете нам оружием, боеприпасами.

    Письмо он все-таки написал… Потом комендант в действительности стал помогать нам. В этот раз он дал нам три винтовки, боеприпасы. Все это я погрузила в санки и уехала»[248].

    Анна Масловская лично подорвала три вражеских эшелона.

    Многие девушки-комсомолки направлялись в тыл врага Центральным Комитетом Компартии и Штабом партизанского движения Белоруссии. Они проникали через линию фронта и проходили по оккупированной Белоруссии тысячи километров, смело и мужественно сражались с оккупантами, совершали диверсии, создавали комсомольское подполье, были секретарями и членами подпольных райкомов и обкомов комсомола, занимали командные должности в партизанских отрядах и бригадах.

    Вот одна из них, 18-летняя комсомолка Лидия Шумская. Летом 1942 года она перешла линию фронта и храбро сражалась в комсомольской партизанской бригаде Героя Советского Союза Алексея Данукалова, участвовала в подрыве многих вражеских эшелонов. Получив тяжелое ранение, она была отправлена на излечение в советский тыл, но, еще не оправившись как следует, она подала заявление о возвращении в партизанский отряд. Снова тысячи километров опасного пути, снова бои. В 1943 году Центральный Комитет комсомола Белоруссии направил Лидию Шумскую в Западную Белоруссию, где осенью 1943 года она стала секретарем Городищенского подпольного райкома комсомола Барановичской области. Здесь она провела большую работу по созданию и умножению комсомольских организаций.

    Простреленный вражеской пулей комсомольский билет партизанки Анастасии Теханович, погибшей в бою в декабре 1942 года.


    Такой путь прошли многие девушки-комсомолки, героически сражаясь плечом к плечу со своими отцами и братьями с немецко-фашистскими захватчиками в их тылу.

    * * *

    Наиболее ощутимые удары по оккупантам партизаны Белоруссии наносили массовыми диверсиями на вражеских коммуникациях.

    И именно в этой опасной, требующей большой выносливости, смелости и хладнокровия диверсионной работе особенно ярко проявились замечательные качества советской молодежи и ее лучшей части — комсомольцев. По инициативе комсомольцев летом 1942 года в Белоруссии развернулось широкое движение по созданию комсомольско-молодежных диверсионных групп и групп «охотников». Эти группы взрывали вражеские эшелоны, автомашины, мосты, рельсы, паровозы, доставали командованию «языков».

    Руководящие партийные органы и ЦК ЛКСМБ поддержали эту инициативу и проделали большую работу по ее распространению. В результате действия диверсионных и «охотничьих» групп приняли массовый характер.

    Только в Минской области за время войны действовало 569 комсомольско-молодежных диверсионных и «охотничьих» групп. Ими было подорвано 1765 вражеских эшелонов, 1488 мостов, уничтожено 2811 автомашин и мотоциклов, сотни километров телефонной и телеграфной связи. В Могилевской области было 350 таких групп, в Гомельской — 209[249], а всего в оккупированной Белоруссии действовало свыше 3000 комсомольско-молодежных диверсионных и «охотничьих» групп. Среди комсомольцев было развернуто соревнование за уничтожение большего количества немецкой техники и повреждение железнодорожных путей и других средств сообщения и связи, за истребление живой силы противника. Комсомольцы завели личные счета уничтоженных фашистов, взорванных эшелонов, мостов, автомашин, рельсов.

    Можно привести большое количество фактов, показывающих конкретные результаты этой замечательной инициативы комсомольцев. Так, группа «охотников» во главе с комсомольцем Новодворцем в течение двух месяцев вела «охоту» с противотанковыми ружьями на участке железной дороги Руденск — Пуховичи. За это время она подбила 23 паровоза, подорвала бронепоезд, убила свыше 60 гитлеровских солдат и офицеров[250].

    «Охотник» комсомолец Иван Усачев из партизанской бригады, которой командовал тов. Воронянский, много раз пробирался в расположение вражеских гарнизонов в Вилейке, Сморгони, Красном, где уничтожил 30 штабных офицеров. Он «добыл» и доставил в штаб отряда семь «языков». Отважный комсомолец погиб в бою в феврале 1944 года. Другой комсомолец этой же бригады, Юрий Миронов, уничтожил 27 оккупантов. Он неоднократно пробирался в немецкие гарнизоны в Минске и Вилейке, где собирал данные о противнике.

    Комсомолец Павел Ларин из отряда «Мститель» Минской области по специальному заданию командования пробрался в Минск, где вступил в так называемый «добровольческий батальон», сформированный немцами для борьбы с партизанами. Он создал там подпольную организацию и склонил 350 солдат этого батальона перейти с оружием и боеприпасами на сторону партизан.

    Василия Панаева из партизанского отряда им. Котовского Минского соединения прозвали «охотником за немецким начальством». Если надо было выкрасть и доставить командованию кого-либо из оккупационного начальства, то это обычно поручали В. Панаеву. И каждый раз он возвращался «не с пустыми руками». Однажды, пробравшись в немецкий гарнизон местечка Плещеницы, он с тремя товарищами выкрал начальника районной полиции. Дрожащий от страха гитлеровский холуй опомнился только в штабе партизанского отряда.

    Оккупанты прилагали огромные усилия к тому, чтобы не допустить партизан к путям сообщения, держали вдоль железных и шоссейных дорог большую охрану, построили укрепленные блиндажи, проволочные заграждения. Они вырубали леса на 150—200 метров по обеим сторонам дорог, через каждые полтора — два километра устанавливали огневые точки и казармы, где размещалась вооруженная охрана, ввели патрулирование вдоль путей, устраивали засады. Но ничто не помогало. Как и прежде, летели под откос эшелоны, взрывались мосты и машины. Сколько изобретательности, ловкости, мужества требовалось проявлять партизанам, чтобы преодолевать ухищрения немцев!

    Гитлеровцы пытались использовать для охраны коммуникаций местное население. Они выдавали жителям специальные повязки, вооружали их винтовками и выставляли их вдоль дороги. Задача этих «постов» состояла в том, чтобы при обнаружении партизан поднимать тревогу.

    Участие в охране коммуникаций было обязательным — за уклонение полагался расстрел. Но угрозы не останавливали советских людей. Они вели «охрану» дорог по-своему. Многие из выданных жителям винтовок пошли на вооружение партизан, а диверсии в ряде случаев стали проводиться еще организованнее. Вот, например, как использовал однажды подобных охранников комсомолец из диверсионной группы партизанской бригады Витебской области Василий Чувахов. Подойдя с группой товарищей к железной дороге, он взял у охранника винтовку, удостоверение на право охраны, повязку и, переодевшись в его одежду, сам стал «охранять» железную дорогу, а прежнего охранника партизаны отвели в сторону. К Чувахову подошли проверявшие пост немцы:

    — Партизан никс? — спросили они.

    — Никс, никс, — ответил Василий.

    Пропустив семь эшелонов, Чувахов заложил мину под восьмой эшелон с военными грузами и солдатами, шедший на фронт. Состав свалился под откос[251].

    Партизаны скоро нашли общий язык со многими такими охранниками, которые сообщали партизанам пароли, советовали, когда и как лучше подойти к месту диверсии. Они охотно отдавали партизанам винтовки и даже помогали им минировать пути. В большинстве случаев для доказательства невиновности охранников их связывали и оставляли, по их просьбе, другие следы «сопротивления».

    Ничто не могло остановить комсомольцев-диверсантов. Во многих случаях они сознательно жертвовали своими жизнями, чтобы выполнить поставленные перед ними задачи.

    Однажды комсомольско-диверсионная группа бригады им. Чапаева, действовавшая в Брестской области, получила задание подорвать эшелон на железной дороге Брест — Минск. Это была одна из важных дорог, по которой немцы обеспечивали фронт. Поэтому она особенно тщательно охранялась. Доты здесь стояли друг от друга нередко на расстоянии не более километра, а пути подхода к железнодорожному полотну простреливались из пулеметов почти везде. Партизаны никак не могли подойти к дороге и поставить мину. К тому же их вскоре заметили. Из дота открыли сильный пулеметный огонь. Тогда комсомолец Евгений Дудко подполз к доту и своим телом закрыл ствол пулемета. Своей смертью Евгений дал остальным товарищам возможность выполнить задание командования. Эшелон, шедший к фронту, был взорван[252].

    Николаю Гойшику из деревни Воля Барановская не было еще и 15 лет, когда фашисты расстреляли его отца за помощь партизанам. Вместе с матерью Николай ушел в партизанский отряд. Здесь он стал комсомольцем и поклялся беспощадно мстить оккупантам. Юный партизан стал хорошим разведчиком, а затем вступил в диверсионную группу и овладел профессией минера. За год пребывания в отряде Гойшик пустил под откос семь вражеских эшелонов и на шоссейной дороге подорвал минами три автомашины.

    28 апреля 1944 года должна была проходить Брестская областная подпольная комсомольская конференция, на которую был избран делегатом и Николай Гойшик. В честь конференции он дал обещание пустить под откос еще один эшелон. С группой товарищей он ушел к железнодорожному пути недалеко от станции Ивацевичи. Ночью не прошел ни один эшелон, а днем установить мину не замеченным немецкой охраной было нельзя. Решили ждать следующей ночи, И вдруг партизаны увидели, что движется воинский состав, на платформах которого пушки, а в вагонах солдаты и офицеры. Состав шел на фронт. Пропустить его было нельзя. И юный герой принял решение. С приготовленной миной он побежал к насыпи, а когда паровоз подошел ближе, бросился к нему и одновременно взорвал мину. Паровоз и 10 вагонов скатились под откос. В течение 15 часов гитлеровцы извлекали трупы и очищали путь от обломков эшелона. За это время по пути из Бреста на Минск не прошел ни один состав[253]. Николай Гойшик посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.

    Организатор подрывного дела в партизанской бригаде им. Ворошилова Минской области комсомолец Михаил Дурасов подготовил из комсомольцев и молодых партизан 40 подрывников. Он сам подорвал восемь вражеских эшелонов, при крушении которых разбито восемь паровозов, 83 вагона, убито и ранено около 400 немецких солдат и офицеров. В девятый раз Михаил подорвал следовавший на фронт состав с солдатами и офицерами, но тут он и двое его товарищей были окружены немцами. Оба товарища сразу же были тяжело ранены. М. Дурасов отбивался один до последнего патрона. А затем, зажав в руках противотанковую гранату, притворился мертвым. Когда к нему подошли немцы, он взорвал гранату. Вместе с бесстрашным комсомольцем погибло 11 гитлеровцев.

    У комсомольца Сергея Ковалевского фашисты расстреляли семью. Придя в партизанский отряд, он изучил подрывное дело и открыл свой счет диверсиям и убитым гитлеровцам. Он подорвал три немецких эшелона и 10 автомашин. Однажды минируя шоссе, Сергей попал в засаду. Уйти было невозможно. Видя, что немцы хотят взять его живым, Сергей пошел им навстречу и, приблизившись вплотную, взорвал мину.

    У многих партизан на личном счету было по нескольку десятков подорванных вражеских эшелонов. Командир комсомольско-молодежной группы подрывников 3-й минской партизанской бригады комсомолец Федор Бочило со своей группой подорвал 28 вражеских эшелонов. Взрывами было выведено из строя 20 паровозов, 160 вагонов, убито и ранено 389 немецких солдат и офицеров. Он организовал пять диверсий в городе Минске, где партизаны сожгли 80 тонн бензина, мотовоз, четыре автомашины, убили 20 гитлеровцев[254]. Много диверсий совершил в тылу врага воспитанник комсомола П. И. Кожушко. Лично им и при его участии с апреля 1942 года по декабрь 1943 года было пущено под откос 27 вражеских эшелонов, взорвано 12 крупных мостов и 10 автомашин[255]. В результате диверсий, проведенных руководимой Кожушко комсомольско-молодежной диверсионной группой, было уничтожено более двух тысяч немецких солдат и офицеров. Под руководством П. Кожушко летом 1943 года была создана особая партизанская школа, подготовившая 40 подрывных диверсионных групп. Отважный подрывник участвовал и в крупных диверсиях в городах, занятых врагом. Так, летом 1943 года он возглавил комсомольскую группу из пяти человек, которой было поручено произвести диверсию в городе Бобруйске. Неся на себе большой груз тола, подрывники прошли 80 километров и в грозовую ночь переплыли реку Березину. Через несколько дней задание было выполнено: машинное отделение Бобруйского шпалорезного завода было взорвано. Мужественный комсомолец награжден двумя орденами Ленина и тремя медалями. В настоящее время Павел Иванович Кожушко работает в Несвижском санатории Минской области.

    В Полесской области действовал диверсионный комсомольско-молодежный партизанский отряд под командованием Григория Токуева. Отрядом были подорваны десятки эшелонов, много мостов и автомашин. Большинство партизан этого отряда награждены орденами, а Григорию Токуеву присвоено звание Героя Советского Союза.

    По установившейся традиции каждый молодой партизан, прежде чем вступить в комсомол, должен был отличиться в боях или диверсиях, а став комсомольцем, еще крепче бить оккупантов. Вступая в члены комсомола, молодой партизан из отряда им. Чапаева Брестского соединения Дмитрий Дуко писал в своем заявлении:

    «Я пустил под откос семь вражеских эшелонов, принимал участие в десяти боях с фашистами, подготовил 12 подрывников. Я клянусь, что, став комсомольцем, увеличу свой боевой счет и не буду щадить жизни в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками».

    Вступив в комсомол, Д. Дуко в течение одного месяца подорвал два эшелона, подбил из противотанкового ружья паровоз и обучил новую группу партизан подрывному делу.

    Молодой комсомолец Василий Горевунов из партизанского отряда им. Лазо Барановичского соединения подорвал восемь эшелонов, уничтожил много проводов телефонной и телеграфной связи. Идя на выполнение очередного задания, он попал в засаду. Василий один бился с 28 полицейскими. Расстреляв все патроны и видя, что живым ему не уйти, отважный диверсант подорвал себя миной. Вместе с ним погибли и подбежавшие полицейские.

    Подобных примеров можно привести много, но и все сказанное убедительно свидетельствует о том, какой огромный вклад внесли белорусские комсомольцы-партизаны в успешную партизанскую борьбу на коммуникациях врага.

    За время партизанской борьбы с фашистской оккупацией комсомольско-молодежные группы партизанских формирований только Гомельской, Витебской, Полесской и Гродненской областей пустили под откос 1970 вражеских эшелонов, взорвали 709 железнодорожных и шоссейных мостов, 238 складов, уничтожили 17 самолетов, 75 танков, повредили свыше 30 тысяч рельсов, 349 километров телефонной и телеграфной связи. При диверсиях и в засадах было убито и ранено много тысяч немецких солдат и офицеров[256].

    Комсомольцы и молодежь принимали самое активное участие в «рельсовой войне». В самом начале ее большая группа руководящих комсомольских работников была направлена в партизанские отряды, где приняла участие в подготовке и проведении операции. Комсомольцы упорно овладевали подрывным делом, объединялись в комсомольско-молодежные группы. Только с 3 по 15 августа белорусские партизаны подорвали 95 тысяч рельсов. Движение поездов по железным дорогам Белоруссии сократилось на 40 процентов, а некоторые участки дорог не работали по месяцу и более. Так, участок железной дороги Барановичи — Лунинец после 5 августа 1943 года не работал в течение двух месяцев.

    * * *

    Белорусские партизаны и подпольщики били оккупантов не только оружием, но и словом. Под руководством партийных организаций комсомольцы проводили большую политическую работу среди молодежи и населения оккупированной Белоруссии.

    В дополнение к массовой партийной печати комсомольскими органами издавалось пять подпольных комсомольско-молодежных газет.

    Каждая боевая группа разведчиков и связных, выходившая на задание, брала с собой газеты и сводки Совинформбюро, с тем чтобы информировать население о положении на фронтах, о замечательных подвигах людей советского тыла, о военно-политическом положении страны. Комсомольцы проявляли много выдумки, чтобы незаметно для немцев перевозить политическую литературу. Например, связной старобинской подпольной организации Петр Лисун возил газеты и листовки под сиденьем телеги.

    Многие комсомольцы-партизаны и подпольщики являлись активными агитаторами и пропагандистами. Они пользовались малейшей возможностью для бесед с населением, разъясняли жителям важнейшие политические вопросы, разоблачали лживую фашистскую пропаганду.

    Политическая работа среди партизан и населения была важнейшей частью всей деятельности комсомольских организаций партизанских отрядов и комсомольско-молодежного подполья. Она постоянно находилась в центре внимания Центрального Комитета, подпольных обкомов и райкомов комсомола.

    Работники обкомов и райкомов комсомола часто выступали с докладами на политические темы перед партизанами и населением. Например, секретарь Витебского обкома комсомола Ф. А. Башкинцев в октябре — ноябре 1942 года выступил с докладами в 12 партизанских отрядах и в нескольких деревнях; помощник комиссара партизанской бригады по комсомольской работе В. Г. Баранов прочел 19 докладов для партизанской молодежи и жителей окрестных сел. Секретарь Ушачского РК ЛКСМБ В. Я. Василевский прочитал 10 докладов и лекций. Так же активно участвовали в агитационно-массовой работе и другие руководящие комсомольские работники.

    Лиозненский райком комсомола в ноябре 1942 года провел комсомольскую конференцию в партизанской бригаде, которой командовал Алексей Данукалов. В решении конференции говорилось: поручить комитетам комсомола отрядов закрепить комсомольцев-агитаторов за населенными пунктами в районах действий отрядов с тем, чтобы население всех деревень района было охвачено повседневной политмассовой работой. Чаще практиковать совещания агитаторов по практическим вопросам работы в масштабе бригады[257].

    Комсомольцы-агитаторы этой бригады провели большую агитационную работу среди партизан и населения. Они создали сеть распространителей печати. Когда не хватало печатных изданий, то комсомольцы переписывали листовки от руки. Только за один месяц они написали и распространили в Витебске 200 названий листовок. Комсомольцы нарисовали плакат с подписью «Смерть кровожадной собаке Гитлеру!» и вывесили его на столбах по дороге Сураж — Витебск. Подходы к стенду они заминировали. При попытке снять плакат взорвалось два гитлеровца. Плакат провисел шесть суток.

    Комсомольцы партизанского отряда Курмелева организовали детей и подростков и с их помощью собрали 4000 бутылок, заполняли их листовками, плотно закупоривали и пускали по течению в Западную Двину. Таким путем было распространено около 45 тысяч листовок[258].

    В партизанской бригаде (командир М. С. Прудников) комсомольцы создали молодежный ансамбль, участники которого выступали в отрядах и селах Дриссенского, Освейского, Россонского и других районов. Во второй половине 1942 года для партизан и населения Городокского, Полоцкого, Суражского, Витебского, Сиротинского и других районов был организован просмотр документального фильма «Разгром немцев под Москвой». Было дано около 300 сеансов. Их посетило свыше 50 тысяч человек.

    Руденский РК КПБ совместно с райкомом ЛКСМБ в ноябре 1942 года провел 21 митинг и много собраний в деревнях Руденского и Пуховичского районов. Этими мероприятиями было охвачено 15 тысяч человек. После этого только в бригаду, которой командовал Е. А. Иванов, вступило 380 человек молодежи, имевшей при себе оружие.

    В Минской области к концу 1943 года 1800 комсомольцев работали агитаторами и пропагандистами.

    В партизанской бригаде им. Жукова Барановичской области в октябре 1943 года среди населения работало 13 комсомольских агитационно-пропагандистских групп. За месяц они провели в деревнях Столбцовского и Кареличского районов 35 митингов, свыше ста докладов, много бесед, выпустили 10 стенных газет.

    Так работали комсомольцы во всей оккупированной Белоруссии. Молодые партизаны и подпольщики, презирая опасность, находили и применяли различные формы политической борьбы с оккупантами, приводя их в бешенство своими остроумными приемами.

    В ночь с 7 на 8 ноября 1943 года подпольщики Давид-Городокского и Ивановского районов Пинской области под руководством комсомольцев П. К. Дайнеко, Н. И. Докудовского, В. А. Романова вывесили во всех населенных пунктах, включая и те, где были немецкие гарнизоны, красные флаги. В Давид-Городке они заминировали подходы к флагам. Гитлеровец, пытавшийся снять флаг, подорвался на мине. Другие фашисты не решались разделить его участь. Целый день 8 ноября над Давид-Городком развевались красные полотнища, а взбешенные гитлеровцы стреляли по ним из пулеметов и автоматов.

    В ряде случаев агитаторов сопровождали повозки, на которых находились газеты, книги, листовки, радиоприемники. Комсомольцы Стародорожского района организовали конный агитотряд. В Осиповичском районе комсомольцы 161-й партизанской бригады летом 1943 года на агитповозке возили чучело Гитлера.

    Комсомольцы Барановичей изготовили штампы «Смерть немецким оккупантам!», «Не верьте немецкой брехне!» Оттиски их вскоре стали появляться на многих немецких газетах, приказах и распоряжениях. Гестаповцам и полицейским оставалось только в бешенстве посылать проклятья неуловимым агитаторам. Но и на этих проклятьях, если они излагались письменно в форме приказа или очередной посулы награды за поимку партизана, неизменно появлялся штамп: «Смерть немецким оккупантам!»

    В городе Столбцы немецкие наймиты из белорусских националистов по указке своих хозяев организовали читальный зал, в котором имелась фашистская литература. Под видом «читателей» сюда приходили комсомольцы-подпольщики и подкладывали под немецкие газеты антифашистские газеты и листовки.

    Комсомольцы Ивенецкого района Барановичской области в марте 1943 года нарисовали и распространили 270 карикатур. Такие карикатуры, как «С миру по нитке — Гитлеру петля», «Кому пироги и пышки, а кому синяки и шишки», «Немцам не до жиру — быть бы живу» и другие, пользовались особой популярностью среди населения.

    * * *

    Озлобленные неудачами в борьбе с партизанами, немецкие фашисты вымещали свою злобу на мирных жителях. Известны многочисленные случаи уничтожения гитлеровцами целых населенных пунктов вместе со всеми жителями.

    Партизаны всеми силами защищали мирное население от истребления и угона на фашистскую каторгу в Германию. Сотни тысяч женщин, стариков и детей укрывались в зонах действия партизанских отрядов. Десятки тысяч семей почти всю войну прожили вместе с партизанами в лесах и пущах Белоруссии. Среди них было много детей дошкольного и школьного возраста. Дети окружались всеобщим вниманием и любовью. Особенно большую работу проводили с детьми комсомольцы. Здесь во всей полноте сказалась замечательная традиция комсомола — забота о воспитании подрастающего поколения.

    В Налибокской пуще, где обосновалась база барановичских партизан, было более 10 семейных лагерей. В них находились многие жители принеманских деревень и городов, бежавшие под защиту партизан. Только в двух лагерях проживало 1480 человек, в том числе 240 детей. Многие дети не имели родителей и близких родственников, но были окружены всеобщим вниманием. Детей помещали в лучшие землянки и выделяли для них дополнительное питание.

    Трудно было с одеждой и бельем. Многие партизаны месяцами не могли сменить белье, но шелк парашютов, на которых сбрасывались грузы для партизан, прежде всего шел на одежду детям. Под руководством партийных организаций комсомольцы организовали учебу детей школьного возраста, развернули пионерскую работу, проводили с детьми игры, беседы Одним из первых пионерских отрядов в Налибокской пуще руководила комсомолка Чеслава Гениш В ее отряде было 35 пионеров. Она проводила с ребятами массовые игры, беседы о боевой деятельности партизан, о Советской Армии, выпускала пионерскую стенную газету.

    В семейных лагерях проводились и учебные занятия с детьми. Партизаны сделали в лесу столики и лавочки, собрали бумагу и карандаши. Текстами для чтения и диктантов служили сводки Совинформбюро и партизанские листовки.

    В районах, из которых партизаны изгоняли оккупантов, занятия детей организовывались уже в населенных пунктах. Так было, например, в Октябрьском районе Полесской области. Осенью 1942 года в этот район прибыл секретарь ЦК ЛКСМБ К. Т. Мазуров. Он собрал работников Октябрьского райкома комсомола и предложил им организовать работу школ в районе. При поддержке райкома партии комсомольцы энергично взялись за дело. Подобрали учителей, провели учительскую конференцию и родительские собрания. Работа шла в трудных условиях. Большинство школьных зданий было разрушено, не было учебников, тетрадей и даже карандашей. Но школы решено было открыть. 16 ноября 1942 года в Октябрьском районе начали работу восемь школ, а спустя несколько дней — еще пять. В них занималось свыше 400 детей.

    Бушует война, но дети должны учиться… Занятия в одной из школ, организованной комсомольцами отряда им. Калинина.


    Когда начали создавать школы, то некоторые товарищи усомнились в возможности этого дела. Трудности были большие: помещения разбиты, пособий, учебников, бумаги, карандашей нет. Все это искали так же, как оружие. Комсомольцы отряда Николая Розова, например, ходили в населенные пункты и собрали 150 карандашей, несколько десятков тетрадей и учебников. Когда проводили родительские собрания, то население всецело стояло за открытие школ.

    Учителями в школах были или партизаны, или подпольщики.

    Гитлеровцы часто подвергали бомбардировкам деревни Октябрьского района, в том числе и школы. Так, Рудобельская школа была полностью разрушена. Но занятия продолжались. И только весной 1943 года, когда фашистам удалось вторгнуться в Октябрьский район и население ушло с партизанами в лес, школы пришлось на время закрыть.

    Много семей находилось под защитой партизан в лесах Брестской области. В лагерях при партизанских отрядах им. Калинина и им. Василевского были организованы школы в лесу, в которых в 1943/44 учебном году обучалось 490 детей. Много стараний и инициативы в организации занятий с детьми приложили комсомольцы: руководитель школы Ф. П. Карабетян и пионервожатый П. И. Ивановский. В трудных условиях они наладили регулярные занятия. К концу учебного года 430 учащихся из 490 вполне удовлетворительно усвоили учебную программу[259].

    В свободное от занятий время ребята трудились: маскировали лагеря, приготовляли продукты, помогали по хозяйству, ремонтировали дороги. Были организованы пионерские отряды, работали кружки самодеятельности, которые выступали со своими концертами перед партизанами и в семейных лагерях.

    По предложению ЦК ЛКСМБ лучшие комсомольцы-партизаны и подпольщики закреплялись для работы среди детей как в семейных лагерях, так и в населенных пунктах. Многие комсомольцы заходили в школы и в дома жителей, беседовали с детьми, рассказывали им о партизанах, о Советской Армии, приносили им подарки и, когда позволяла обстановка, даже организовывали игры.

    Дети также принимали активное участие в борьбе с оккупантами, и многие из них лишились жизни в этой борьбе.

    В деревне Приплав Бобруйского района пионер Жора Никитин организовал сбор оружия. Когда в деревню приехали партизаны, Жора торжественно вручил им собранные патроны и винтовки.

    В отряде им. Сталина Пуховичского района связным и разведчиком был 14-летний Женя Андреюк. Этот мальчик принес в отряд много оружия и патронов. В отряде он брал листовки и расклеивал их по деревням. На станции Марьина Горка Женя подложил под эшелон магнитную мину. Она сработала точно, и через некоторое время эшелон свалился под откос. Мальчик действовал смело, но осторожно. Все же о нем узнали гитлеровцы. Они назначили за его поимку большую денежную награду. Женя был неуловим, но однажды гитлеровцам все-таки удалось его выследить. Окруженный со всех сторон, юный разведчик выстрелом из пистолета убил немецкого офицера. Но враги схватили его. На допросах ему загоняли иголки под ногти, били шомполами, ломали пальцы, однако фашистские изверги ничего не добились, Превозмогая боль, юный герой заявил: «Я фашистам не служил и служить не буду». Это были его последние слова. Осенью 1943 года фашисты повесили Женю в городе Осиповичи[260].

    13-летний пионер Вася Плеханов, уроженец деревни Трипутни Сиротинского района, собирал для партизан оружие и патроны. С декабря 1941 года он стал связным между подпольными комсомольскими группами деревень Дретунь, Труды и Гвозды. О его действиях узнали фашистские агенты, но поймать смелого патриота не могли. Вася каждый раз проявлял находчивость, действовал отважно и всегда уходил от преследователей. Весной 1942 года, когда работать тайно уже не было возможности, Вася пришел в партизанский отряд и стал разведчиком. Однажды днем он пробрался в деревню Дретунь и под угрозой расстрела привел оттуда в отряд фашистского тайного агента. В партизанском отряде Васю Плеханова приняли в комсомол.

    Пионер Гриша Соболевский из Синницкого сельсовета Бешенковичского района распространил среди населения более тысячи советских листовок и сводок Совинформбюро, принес партизанам два ручных пулемета, 15 винтовок, 7 тысяч патронов[261].

    Когда началась война, Гриша Подобедов из Чечерского района Гомельской области окончил 5-й класс средней школы. Старший брат его ушел в партизаны. Дознавшись об этом, гестаповцы расстреляли его отца, мать и сестру. Грише удалось бежать и найти брата. Его домом стал партизанский отряд. Мальчик много раз ходил в разведку, научился владеть оружием и выполнял ответственные поручения командования отряда. Однажды весной 1943 года Гриша с одним партизаном попал в засаду немцев. Первыми выстрелами его старший товарищ был убит, и Гриша один остался против 60 врагов. Юный герой решил биться до последнего. Он прибег к хитрости — положил у ног автомат и поднял руки. Убедившись, что перед ними мальчик, гитлеровцы повесили за спину оружие и подошли к нему. Но случилось неожиданное: Гриша схватил автомат и в упор разрядил в кучу врагов весь диск. Затем он стал стрелять из пистолета. Когда два гитлеровца, подкравшись сзади, пытались схватить его, юный партизан прижал к груди дуло пистолета и выстрелил в последний раз. Он умер стоя, этот герой-пионер, повергнув в изумление своих врагов[262].

    В Белоруссии широко известно имя партизана пионера Марата Казея из деревни Станьково Дзержинского района Минской области, награжденного орденом Отечественной войны I степени, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги».

    13-летний Марат Казей вступил в партизанский отряд им. 25-летия Октября в ноябре 1942 года. Юный партизан показал себя на редкость смелым и находчивым. Ему часто приходилось выполнять задания по разведке, бывать под пулями врагов. Однажды гитлеровцы неожиданно напали на деревню Румок Узденского района, где находилась группа партизан. Партизанам требовалась помощь. Надо было известить об этом находившийся неподалеку партизанский отряд. Но дорога к отряду уже простреливалась врагами. Двое связных, посланных командиром, погибли от пуль гитлеровцев на глазах у партизан. Тогда вызвался пойти Марат. Он сумел проскочить невредимым. Помощь группе пришла своевременно.

    За храбрость и находчивость юного партизана определили в разведку штаба бригады им. Рокоссовского. И мая 1944 года Марат Казей вместе с командиром разведки Владимиром Лариным, выполняя задание, находился в деревне Хоромецкое Узденского района. Неожиданно туда нагрянули гитлеровцы. Разведчики не успели уйти. Сраженный пулями, погиб В. Ларин, а под Маратом была убита лошадь. Разведчик успел добежать до небольшого кустарника неподалеку от деревни, где вступил в неравный бой с врагами. Юный герой отстреливался до последнего патрона. Гитлеровцы окружили кустарник и хотели взять Марата живым. В них полетела граната. Второй гранатой бесстрашный пионер подорвал себя и подбежавших к нему гитлеровцев[263].

    Памятник пионеру партизану Марату Казею в Минске, воздвигнутый на средства, собранные пионерами Белоруссии.


    В парке Минска, на берегу реки Свислочь, Марату Казею сооружен памятник. Его построили на средства, собранные белорусскими пионерами.

    Так вместе со взрослыми, своими старшими товарищами — комсомольцами, дрались против оккупантов и юные пионеры. Совершенно справедливо писал белорусский поэт Пилип Пестрак:

    «Если дети советские так беспощадно мстят, то сколько же отваги и гнева у их отцов?»

    * * *

    В своей самоотверженной борьбе против фашистских оккупантов героическая молодежь Белоруссии постоянно ощущала поддержку всей молодежи Советского Союза. За боевыми делами белорусских комсомольцев с горячим сочувствием и восторгом следила молодежь городов и сел нашей великой Родины. Вот, например, что писали в 1943 году комсомольцы Московского автомобильного завода белорусским партизанам:

    «…С любовью и радостью следим мы, москвичи, за Вашей героической борьбой. Мы горды, что Вы беспощадно уничтожаете немецких извергов, разрушителей нашей молодости и счастья, убийц наших отцов и матерей… Победа над ненавистным врагом требует напряжения всех сил. Мы вместе с Вами. Вы беспощадным уничтожением фашистских мерзавцев во вражеском тылу — мы самоотверженным трудом на производстве — приблизим радостный час победы»[264].

    Партизаны и партизанки комсомольско-молодежной партизанской бригады послали комсомольцам Московского автозавода ответное письмо. В нем говорилось:

    Дорогие товарищи москвичи!

    Шлем Вам, комсомольцам и комсомолкам, всей молодежи, братский привет и партизанское спасибо за самоотверженный героический труд в дни Великой Отечественной войны.

    Мы далеко от Вас. Глубина белорусских лесов, землянки, трясины болот согревают нас от зимних морозов, от бури и дождя. Но мы с Вами. Мы слышим Вас. Мы слышим сердце нашей великой Родины — Москву. Мы видим Ваш героический труд и заботу о нас. Они вдохновляют нас на новые героические подвиги в борьбе с немецкими захватчиками.

    Братья и сестры «Большой земли»!

    Фашистские варвары разорили свободную, счастливую жизнь Белоруссии. В сараи и казармы они превратили белорусские школы, на кострах сожгли книги, уничтожили памятники культуры. В жестокой неволе белорусская земля. Гитлеровские звери опоганили ее. Разорили народное хозяйство, сожгли города и деревни. Все, что строилось и наживалось годами, превращено в груды развалин. А действительных хозяев белорусской земли фашисты не считают людьми, гонят на каторжные работы в Германию, стремятся превратить в рабов.

    Сердца белорусов горят ненавистью к фашистам. Не единицы, не десятки и сотни, а десятки тысяч народных мстителей — белорусских сынов и дочерей — ведут неустанную борьбу с фашистами…

    Ваше письмо к нам мы получили самолетом. Мы от всей души благодарим за Ваше внимание к нам. Не поколебать фашистским людоедам силу нашего народа! Мы глубоко уверены, что и Вы, славная молодежь Московского автозавода, как и весь наш советский народ, полны желания работать так, как этого требует война, как этого требует наша Красная Армия, как этого требует наша партия[265].

    Белорусский народ и его замечательная молодежь в дни тягчайших испытаний Великой Отечественной войны продемонстрировали свою глубокую преданность Союзу Советских Социалистических Республик, и прежде всего своему старшему брату — великому русскому народу. Тщетно немецко-фашистские оккупанты искали себе опору в Белоруссии. Не удалось оккупантам создать свои организации и среди молодежи. В июне 1943 года гитлеровцы объявили о создании так называемого «Союза белорусской молодежи» по типу гитлеровской молодежной организации в Германии. Эта попытка оторвать белорусскую молодежь от Советского Союза и Советской власти, разложить ее политически и морально, превратить белорусских юношей и девушек в послушное орудие фашистской политики с самого начала лопнула как мыльный пузырь. Гитлеровцам, кроме привезенных из Германии агентов — сынков представителей выметенных в свое время белорусским народом остатков эксплуататорских классов и небольшой кучки уголовных элементов, никого в этот «союз» вовлечь не удалось. Это были вынуждены признать и сами фашисты.

    Руководитель политического отдела генерального комиссара Белоруссии Мирш сделал вывод:

    В Белоруссии молодежь была надлежаще организована в комсомол. О том, что идеологическое воспитание в Советском Союзе достигло своего, могли убедиться наши солдаты, которым приходилось сражаться с частями, состоящими из комсомольцев… В широких массах населения популярность и слава комсомола очень велики… Молодежь либо пассивна к нам, либо вовсе нас отрицает[266].

    Белорусский народ не покорился завоевателям. Сопротивление фашистскому режиму с самого начала носило всенародный характер, в нем участвовали стар и мал, мужчины и женщины, рабочие, колхозники и интеллигенция. Рука об руку с коммунистами действовали их неутомимые боевые помощники — комсомольцы. Их стойкость, героизм и самоотверженность, беззаветная преданность Советской Родине и делу Коммунистической партии являются живым примером для современной молодежи, призванной своим трудом воплотить в жизнь то, ради чего боролись и проливали кровь старшие поколения советских людей, — построить коммунизм.

    Коммунистическая партия и Советское государство высоко оценили боевые заслуги белорусской молодежи — партизан и подпольщиков, легендарное мужество которых известно всему миру. 35 тысяч комсомольцев награждены орденами и медалями СССР, 24 сына и дочери ленинского комсомола удостоены высокого звания Героя Советского Союза. За боевые заслуги в Великой Отечественной войне ленинский комсомол Белоруссии награжден орденом Красного Знамени.

    * * *

    Давно уже отгремели последние залпы Великой Отечественной войны. Под руководством Коммунистической партии и при помощи всех народов Советского Союза белорусский народ ликвидировал страшные следы фашистской оккупации и добился новых огромных успехов в развитии экономики и культуры своей цветущей республики.

    В славном труде за построение коммунизма самоотверженно участвует и 630-тысячный отряд белорусских комсомольцев. Героическими трудовыми подвигами на заводах, фабриках, на колхозных полях и новостройках белорусская молодежь приумножает замечательные традиции комсомола, своего свободолюбивого, талантливого народа, умеющего самоотверженно строить и защищать свою счастливую жизнь.


    Л. Е. Кизя,
    кандидат исторических наук
    В. И. Клоков,
    Герой Советского Союза
    УКРАИНА В ПЛАМЕНИ НАРОДНОЙ ВОЙНЫ

    Героическая история Украины знает немало примеров самоотверженной борьбы ее сынов и дочерей за свободу и независимость своей Родины. Но никогда еще украинский народ не был так сплочен, так стоек в борьбе с врагами, как в Великой Отечественной войне с фашистской Германией. Миллионы украинцев сражались с захватчиками на фронте, а на оккупированной гитлеровцами украинской земле мужественно вели борьбу сотни и тысячи партизанских отрядов и подпольных организаций, окруженных активной всенародной поддержкой. Героическая борьба украинских партизан и подпольщиков явилась подлинно народной войной. Трудящиеся Украины внесли большой вклад в достижение победы над врагом, ярко продемонстрировали высокий советский патриотизм, беззаветную преданность социалистическому строю, великому делу Коммунистической партии.

    Украина занимала особое место в разбойничьих планах гитлеровской клики и ее империалистических вдохновителей. Ее природные ресурсы и развитая промышленность, плодородная земля и процветающее сельское хозяйство давно привлекали внимание германских империалистов. Гитлеровцы надеялись использовать продовольственные и сырьевые ресурсы Украины для увеличения своего военно-экономического потенциала, чтобы продолжать грабительскую войну против народов мира.

    Германский фашизм угрожал самому существованию украинского народа. Гитлер и его сподручные стремились не только захватить Украину, уничтожить ее социалистический общественный и государственный строй, разграбить ее богатства и культурные ценности, но и ликвидировать украинский народ. Чудовищные замыслы германских фашистов до деталей были изложены в так называемом «Генеральном плане ОСТ»[267], предусматривавшем уничтожение и закабаление славянских народов. По этому плану предполагалось после «победы» переселить основную массу украинцев, белорусов и поляков в Сибирь, а оставшихся превратить в бесправных рабов немецких монополистов. В конечном счете, говорилось в плане «ОСТ», в течение примерно тридцати лет эти национальности должны полностью исчезнуть с лица земли.

    Перед лицом смертельной опасности украинский народ не пал духом. Он еще теснее сплотился вокруг Коммунистической партии, вместе с великим русским и другими народами СССР грудью встал на защиту Советской Родины, своих социалистических завоеваний.

    Руководствуясь директивными указаниями ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР от 29 июня 1941 года о перестройке деятельности партийных, советских и хозяйственных организаций прифронтовых областей, Коммунистическая партия Украины развернула огромную работу по мобилизации и сплочению народных масс на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками. В этих исключительно трудных условиях Центральный Комитет Коммунистической партии Украины во главе с Н. С. Хрущевым стал подлинным боевым штабом сражающегося народа.

    Рабочие, крестьяне и интеллигенция, мужчины и женщины, старики и молодежь сотнями тысяч выходили на строительство оборонительных сооружений, ремонт дорог, погрузку эвакуируемого оборудования предприятий, имущества колхозов и совхозов. Повсеместно развернулось движение женщин за замену ушедших на фронт мужчин. В городе Кадиевке Ворошиловградской области по инициативе комсомолки Александры Бабич впервые в истории угольной промышленности была организована женская бригада навалоотбойщиц. Только в Старобешевском районе по призыву знатной трактористки Паши Ангелиной сели за руль трактора 80 девушек. Рабочие и инженерно-технические работники сугубо мирных предприятий за короткий срок перестроились на выпуск военной продукции. Так, Киевский музыкальный комбинат уже на пятый день войны освоил производство противотанковых мин, выполняя задание на 140—150 процентов. Киевская фабрика перьев через несколько дней после нападения гитлеровцев на СССР начала выпускать гранаты «РДТ-33». Буквально под огнем противника героически трудились рабочие и работницы Одессы. Они изготовили для защитников города три бронепоезда, 69 станков, 1262 миномета, 1022 пулемета, 210 тысяч ручных гранат. И так было всюду. Призыв Коммунистической партии: «Все для фронта, все для победы!» — стал боевой программой украинского народа.

    Одним из замечательных подвигов украинских патриотов в первые дни войны явилось повсеместное создание истребительных батальонов, частей народного ополчения и команд — истребителей фашистских танков. Эти добровольные формирования плечом к плечу с Советской Армией стойко сражались с врагом во время обороны Киева, Харькова, Сталино, Днепропетровска, Полтавы, Ворошиловграда и других городов Украины. Уже к концу июня 1941 года в республике действовало 700 истребительных батальонов, многие из которых впоследствии перешли к партизанской борьбе в тылу врага.

    Пользуясь временными преимуществами, немецко-фашистская армия в первые дни войны оккупировала пограничные районы Украины и продолжала продвигаться в глубь республики.

    6 июля 1941 года Президиум Верховного Совета, Совет Народных Комиссаров и ЦК Коммунистической партии Украины обратились к украинскому народу с горячим призывом напрячь все силы на отпор врагу и развернуть широкую партизанскую борьбу в тылу гитлеровских оккупантов[268]. Одновременно ЦК КП(б)У и местные партийные организации провели ряд мероприятий, направленных на развертывание народной войны на оккупированной врагом территории. Секретари ЦК КП(б)У Н. С. Хрущев, М. А. Бурмистенко, Д. С. Коротченко и другие непосредственно занимались подготовкой партийного подполья и партизанских формирований. Ночью 25 июня 1941 года член Политбюро ЦК КП(б)У М. С. Гречуха по поручению ЦК провел в Новоград-Волынском специальное совещание секретарей обкомов КП(б)У западных областей Украины, на котором обсуждался вопрос о мобилизации населения на борьбу с врагом и организации партийного подполья и партизанских отрядов во временно оставляемых Советской Армией районах. 27 июня 1941 года по указанию прибывшего в город Проскуров секретаря ЦК М. С. Спивака Каменец-Подольский обком партии направил во все районы области группы коммунистов для организации партийного подполья и партизанских отрядов. В результате уже в первой половине июля в области были созданы 133 организаторские группы, составившие ядро будущих партизанских отрядов. Такая же работа энергично велась во всех других областях, которым угрожало вражеское вторжение. Так, например, бывший секретарь Черниговского обкома партии А. Ф. Федоров в своих воспоминаниях пишет, что 4 июля 1941 года он получил указание Н. С. Хрущева немедленно приступить к подготовке партийного подполья и партизанских отрядов.

    «Без промедления приступайте к отбору людей, — рекомендовал Н. С. Хрущев, — закладывайте в лесах базы для партизан, займитесь военным обучением подобранных людей»[269].

    О таких же указаниях, полученных от Н. С. Хрущева, пишет бывший секретарь Ровенского обкома партии В. А. Бегма[270].

    Для руководства работой по подготовке партийного подполья и партизанских отрядов на Украине решением Политбюро ЦК КП(б)У была создана группа ответственных работников в составе М. С. Спивака, А. Н. Зленко, Л. П. Дрожжина, П. И. Захарова, Н. А. Кузнецова и В. С. Костенко. Позднее, в ноябре 1941 года, эта группа по предложению Н. С. Хрущева, бывшего тогда членом Военного совета Юго-Западного фронта, была оформлена как оперативная группа при Военном совете фронта по руководству партизанским движением и подпольной деятельностью на оккупированной врагом территории Украины.

    ЦК Компартии Украины провел огромную работу по подготовке кадров и заблаговременной организации подпольных обкомов, райкомов, горкомов и партизанских отрядов во всех областях Украины, находившихся под угрозой вражеской оккупации. В 1941 году только в западные области Украины было направлено через линию фронта 800 коммунистов для организации большевистского подполья и партизанских отрядов. В середине июля был создан подпольный обком, 18 райкомов и 65 первичных подпольных организаций в Черниговской области, где для борьбы в тылу врага осталось 1590 коммунистов. Подпольный обком, три подпольных горкома, 31 райком, 196 подпольных партийных групп и 35 партизанских отрядов было создано в Сумской области. В августе 1941 года был образован Днепропетровский подпольный обком. И так было всюду.

    В 1941 году на Украине было создано 23 подпольных обкома, 63 горкома и 564 райкома партии. Только в восьми областях Левобережной Украины для подпольной работы и действий в партизанских отрядах было подготовлено более 33 тысяч человек[271].

    Заседание Холменского подпольного райкома партии. Справа налево С. Ярошенко, И. Курочка, И. Водопьян и секретарь Черниговского обкома КП(б)У Н. Н. Попудренко.


    Свою деятельность подпольные обкомы и райкомы партии начинали по-разному. Так, подпольные организации Киева, Харькова, Чернигова, Ровно, Одессы, Николаева и других городов, созданные в 1941 году, сразу же развернули активную боевую и политическую деятельность. Однако многие обкомы, горкомы и райкомы партии не смогли наладить работу в полной мере. Немало руководителей подпольных организаций, не имея опыта конспиративной работы, погибло в первые же дни вражеской оккупации. Часть организаций формировалась уже за пределами своих областей и попала в тыл врага только в конце 1942 — начале 1943 года. В результате основная работа по мобилизации населения оккупированных районов на борьбу с врагом легла на плечи низовых подпольных партийных организаций.

    Огромная работа была проведена по организации комсомольского подполья. ЦК ЛКСМУ создал на Украине девять подпольных обкомов комсомола, 213 горкомов и райкомов комсомола, 286 первичных комсомольских организаций. Кроме того, для подпольной работы было оставлено 566 комсомольцев-одиночек[272].

    Однако эти данные не могут в полной мере характеризовать сеть партийного и комсомольского подполья на Украине. После войны стало известно, что на оккупированной территории Украины работало много партийных и комсомольско-молодежных организаций, возникших самостоятельно. Опираясь на поддержку населения, эти организации стойко преодолевали трудности оккупационного режима, вели огромную политическую и боевую работу. Среди этих организаций были «Молодая гвардия» (город Краснодон), «Партизанская искра» (село Крымка), подпольная молодежная группа Н. Чаирского в Измаильской области, подпольная организация молодежи в городе Нежине, которой руководил комсомолец Я. Батюк, подпольная организация в городе Славуте под руководством доктора Ф. Михайлова, группы М. Мисюры, И. Кринько и других в Ровенской области, «Народная гвардия им. И. Франко» во Львове и многие другие. Следует отметить, что подпольных организаций, возникших по инициативе самих трудящихся, было значительно больше, чем созданных заблаговременно, и это как нельзя лучше подчеркивает подлинно всенародный характер борьбы советских патриотов в тылу гитлеровских оккупантов, показывает высокую политическую зрелость украинского народа, его непоколебимую верность делу Коммунистической партии и советскому социалистическому общественному строю.

    Наряду с подготовкой партийного подполья ЦК КП Украины, обкомы и райкомы партии провели большую работу по формированию партизанских отрядов.

    Так, большую роль в обороне столицы Советской Украины сыграли два партизанских полка, созданные по заданию ЦК КП(б) Украины в июле — августе 1941 года. Первый полк, численностью 1097 человек, принимал участие в боях на фронте в районе Новоград-Волынского, а второй, в количестве 1199 человек, — в районе Корсуня, Киева, Городища и Черкасс.

    В дни, когда враг приближался к Киеву, только что созданный партизанский отряд «Победа или смерть», насчитывавший 160 человек, где 75 процентов составляли коммунисты и комсомольцы, сначала вместе с ополченцами отбивал вражеские атаки на столицу Украины, а затем перешел линию фронта и действовал в Дымерском, Броварском, Бородянском, Бориспольском, Остерском, Высше-Дубечанском районах Киевской и Черниговской областей. Командовал отрядом старый коммунист С. П. Осечкин. В отряде было немало участников гражданской войны. Их опыт помог отряду в успешном проведении ряда боевых операций. Только с 10 по 25 сентября партизаны этого отряда вывели из строя восемь вражеских танков и более 250 солдат и офицеров. Смелым налетом на станцию Березань отряд освободил подготовленный к угону на Запад эшелон с советскими военнопленными, вывел из окружения подразделение Советской Армии и долгое время вместе с советскими частями держал оборону в районе сел Пички и Ошитки. К лету 1942 года было подготовлено и оставлено для действий в тылу врага 1565 партизанских отрядов и групп общей численностью 34 979 человек[273].

    Во главе партизанских отрядов партия ставила свои лучшие и опытные кадры. Большинство из них являлось руководящими партийными работниками. Например, командиром областного Черниговского партизанского отряда был один из секретарей обкома — Н. Попудренко, Ворошиловского отряда — секретарь горкома партии И. Яковенко, Корюковского отряда, действовавшего в Черниговской области, — секретарь райкома Ф. Коротков, 1-го Сталинского партизанского отряда, сформированного в Сталинской области, — старый коммунист офицер И. Боровик, Путивльского партизанского отряда — ветеран гражданской войны, соратник Чапаева и Пархоменко С. Ковпак.

    Коммунисты шли на самые трудные и опасные участки борьбы. Например, в южных областях Украины, где условия партизанской борьбы были наиболее тяжелыми, из 3652 оставленных в тылу партизан было 2447 коммунистов[274].

    Обкомы партии развернули широкую деятельность по обучению будущих партизан военному делу, готовили продовольственные базы и оружие и устанавливали связь партизанских отрядов с советским тылом. К этой работе были привлечены ветераны большевистского подполья и партизаны гражданской войны.

    По указанию Н. С. Хрущева было организовано изучение будущими партизанами минноподрывной техники и тактики ее применения в условиях современной партизанской борьбы.

    Принятые партией меры сыграли огромную роль в мобилизации и организации советских людей на решительную борьбу с врагом. До того как партия и правительство призвали народ развертывать партизанскую борьбу и создавать невыносимые условия для врага в тылу его грабительских армий, многие патриоты не знали, с чего начать борьбу.

    «…Народ, — писал М. И. Калинин, — если образно представить его в одном лице, нервно переступал с ноги на ногу, в нерешительности, что ему делать: как конкретно, практически защищать Родину тем, кто не призван в армию?»[275]

    С первых дней оккупации Украины фашисты установили режим разнузданного террора, насилий и убийств. Сотни тысяч советских людей были расстреляны и замучены гитлеровскими палачами, брошены в тюрьмы и концлагеря.

    Полное бесправие населения, сожженные жилища, виселицы, рвы, заполненные трупами убитых мирных жителей, — вот что принесли с собой фашистские захватчики, пытавшиеся вытравить из сознания украинского народа даже самую мысль о сопротивлении.

    Определяя задачи оккупационной политики гитлеровцев, рейхскомиссар Украины, палач украинского народа Эрих Кох говорил:

    «Нет никакой свободной Украины. Цель нашей работы должна заключаться в том, что украинцы должны работать на Германию, а не в том, чтобы мы делали этот народ счастливым. Украина должна дать то, чего не хватает Германии»[276].

    Чтобы ослабить историческое единство украинского народа и его сопротивление оккупантам, гитлеровцы расчленили Украину на четыре части. Указом Гитлера от 1 августа 1941 года Львовская, Дрогобычская, Станиславская и Тернопольская области были включены в состав так называемого «Польского генерал-губернаторства». Южную часть Украины — Черновицкую, Измаильскую, Одесскую области, южные районы Винницкой и западные районы Николаевской области были названы «Транснистрией» («Заднестровье») и переданы боярской Румынии. Территория Донбасса, Харьковской, Сумской и Черниговской областей, к которой была присоединена часть Брянской области РСФСР, составляла так называемую «военную зону» и была непосредственно подчинена командованию немецко-фашистской армии. Остальная часть территории УССР, а также южные районы Пинской и Брестской областей БССР составляли «рейхскомиссариат Украины».

    Для осуществления своего кровавого режима оккупанты привлекли значительные массы специальных войск и гестаповско-полицейских сил, имевших большой «опыт» подавления антифашистского движения в Западной Европе. Только в сельской местности аппарат полиции доходил до 500 полицейских на район[277]. Гитлеровцы привлекли для борьбы с советскими патриотами предателей и отщепенцев — украинских буржуазных националистов и злостных уголовников, создав из них так называемую шуцполицию.

    Гитлеровцы с первых дней войны убедились в неодолимом стремлении украинского народа отстоять свою Советскую Родину, свою свободу и социалистические завоевания. Поэтому они рассматривали безудержный кровавый террор как основное средство обеспечения своего господства.

    «…Наличных вооруженных сил для поддержания безопасности, — указывал в своем приказе от 23 июля 1941 года руководитель германских вооруженных сил Кейтель, — будет достаточно лишь в том случае, если всякое сопротивление будет караться не путем судебного преследования виновных, а путем создания такой системы террора со стороны вооруженных сил, которая будет достаточна для того, чтобы искоренить у населения всякое намерение сопротивляться. Командиры должны изыскать средства для выполнения этого приказа путем применения драконовских мер»[278].

    Яснее, кажется, сказать трудно.

    Путем массовых арестов и расстрелов оккупантам удалось ликвидировать многие подпольные партийные и комсомольские организации. Но поставить народ на колени было невозможно. На место погибших вставали новые бойцы.

    Особенно сложные условия организации борьбы народных масс были в западных областях Украины, где партийное подполье создавалось в особой спешке, иногда без соблюдения необходимой конспирации. Кроме того, положение усугублялось еще и тем, что в этих областях к моменту фашистского вторжения в самом разгаре была острейшая классовая борьба. Разбитые эксплуататорские классы помещиков и капиталистов, реакционное духовенство и другие антинародные элементы представляли собой социальную опору фашистов, насаждавших так называемый «новый порядок». Активными помощниками гитлеровцев в этих районах были банды украинских националистов. Разлагательную работу в ряде западных областей вели эмиссары польского эмигрантского правительства.

    Везде земля горела под ногами оккупантов. Так, например, шеф полиции города Хотина Черновицкой области уже в июле 1941 года сообщал своему начальству:

    «За последнее время выявлено 124 коммуниста, которые вели антирумынскую деятельность, пользуясь большой популярностью среди населения Хотина, Новоселицы»[279].

    Энергично действовали подпольщики Ровенщины. В предельно короткий срок Ровенский обком партии подобрал для работы в тылу врага 21 руководителя. Большинство из них с честью оправдали доверие партии. Особенно хорошо работало ровенское городское подполье, руководимое студентом Ровенского учительского института Т. Ф. Новаком. Владея четырьмя языками, в том числе довольно хорошо немецким, Терентий Федорович Новак со своими товарищами проникал в немецкие учреждения, включая гестапо и находившийся в Ровно рейхскомиссариат Украины. К концу войны численность большевистского подполья в Ровно превышала 400 человек. Благодаря хорошей конспирации ровенское подполье почти не имело провалов.

    В жесточайших условиях фашистской оккупации украинский народ от мала до велика поднимался на священную борьбу с захватчиками.

    Наиболее активно партизанское движение разгорелось в северных, лесистых районах Украины и в прифронтовой полосе.

    9 сентября 1941 года в Спадшанский лес вышел Путивльский партизанский отряд под командованием С. А. Ковпака. 18 октября он объединился с Путивльским партизанским отрядом под командованием С. В. Руднева, сформированным по решению Сумского обкома КП Украины из переправленных в тыл врага бойцов истребительного батальона.

    В леса Сумской области, граничащие с южными массивами Брянских лесов, стекались патриоты-одиночки и партизанские отряды, действовавшие в Харьковской, Киевской и других областях Украины. На границах Сумской области, в южной части Брянских лесов, действовало много орловских и курских партизанских отрядов.

    Выгодные географические условия Сумской области сделали ее в 1941 году центром формирования крупных партизанских отрядов на Украине. Так, осенью 1941 года начали боевые действия партизанские отряды Ямпольского, Середино-Будского, Знобь-Новгородского, Червоного, Шалыгинского районов Сумской области. С 12 сентября 1941 года в Сумской области начал действовать партизанский отряд под командованием К. И. Погорелова, созданный 27 августа 1941 года по указанию Харьковского обкома партии из рабочих и служащих харьковских предприятий.

    Важным событием в развитии партизанского движения в Сумской области был приход Харьковского партизанского отряда под командованием М. Воронцова, который имел постоянную радиосвязь с советским тылом, благодаря чему и другие партизанские отряды области получили возможность связаться с «Большой землей».

    Значительный боевой опыт до прихода в Сумскую область приобрел 1-й Сталинский партизанский отряд под командованием И. Боровика и В. Ушакова, выделенных по решению ЦК Компартии Украины в числе других офицеров Советской Армии на руководящую командно-политическую работу в партизанских отрядах. 12 августа 1941 года этот отряд перешел линию фронта, проходившую тогда по реке Тетерев, и на следующий день произвел налет на штаб немецкого полка в селе Белый Берег Малинского района, а 20 августа — на штаб немецкого полка в селе Макалевичи Радомышльского района. 29 августа немецкое командование бросило против партизан крупный карательный отряд. Прорвав окружение, партизаны прошли 600 километров по Житомирской, Киевской, Черниговской, Гомельской и Орловской областям и 22 декабря 1941 года остановились в южном массиве Брянских лесов.

    Всюду на пути движения отряда серьезную помощь ему оказывало население. Когда 1 ноября 1941 года отряд подошел к Днепру, киевский рабочий Москалец с риском для жизни угнал немецкую моторную лодку и переправил партизан на другой берег. Остальную часть отряда переправили через Днепр колхозники села Ново-Глыбова Черниговской области. Большую помощь партизанам оказала 11-летняя девочка Оля Медведева, которая по поручению крестьян предупредила их о готовящейся немцами засаде возле села Чапаева Гомельской области.

    Вначале сконцентрировавшиеся в Сумской области партизанские отряды взаимодействовали с частями Советской Армии, помогали оставшимся в окружении советским воинам переходить линию фронта. Так, например, Харьковский партизанский отряд им. Н. С. Хрущева под командованием К. Погорелова с 1 по 8 октября с боями вывел из окружения 700 советских солдат и офицеров 2-й стрелковой дивизии, а 15 октября перевел через линию фронта штаб одного из советских полков. По мере удаления фронта партизаны развертывали самостоятельную боевую деятельность в тылу врага.

    К этому же времени относится начало боевых операций других партизанских отрядов: Путивльского, Глуховского, Шосткинского, — которые, совершая частые налеты на одиночные автомашины, уничтожая мосты и линии телефонно-телеграфной связи, мешали противнику осваивать занимаемую территорию и нарушали связь его тылов с фронтом.

    Активно действовали партизанские отряды в лесах Черниговщины. В октябре — ноябре 1941 года черниговские партизаны пустили под откос вражеский эшелон, сожгли лесопильный завод и водокачку, взорвали два склада с боеприпасами, в начале декабря разгромили вражеский гарнизон в райцентре Погорельцы.

    Справа партизанка Черниговской области орденоносец Елена Олейник готовит обед. Она не раз ходила в разведку, приносила ценные сведения о противнике. Благодаря ее данным было проведено немало удачных операций.


    Успешные действия черниговских партизан стали возможными благодаря объединению мелких отрядов. Прибывший в расположение областного отряда секретарь обкома А. Ф. Федоров внес предложение объединить силы партизан. На заседании подпольного обкома было принято решение о слиянии Корюковского, Перелюбского, Холминского, Рейментаровского и областного отрядов в один крупный объединенный отряд им. Сталина. На базе этого отряда впоследствии было создано одно из крупнейших партизанских соединений Украины.

    Активные действия украинских партизан уже в начальный период войны вызвали серьезное беспокойство оккупантов. С октября по ноябрь 1941 года фашисты провели ряд операций, пытаясь в зародыше задушить партизанское движение в северных районах Украины.

    19 октября 1941 года фашисты бросили против Путивльского партизанского отряда под командованием С. А. Ковпака и С. В. Руднева сильный карательный отряд, поддерживаемый двумя танками. В жаркой схватке партизаны отбили атаки карателей, подорвали один и захватили второй танк. Удачный исход боя воодушевил партизан. Накануне 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции они уничтожили несколько мостов на реках Сейм и Клевень и два моста на дороге Путивль — Рыльск.

    1 декабря фашисты повторили попытку разгромить отряд. Они бросили против него 3000 солдат и офицеров, вооруженных артиллерией, минометами и танками. Но партизаны, хотя их было всего 73 человека, отбили первую атаку врага, вывели из строя свыше двухсот гитлеровцев. Однако силы были слишком неравные, и отряд вынужден был выйти из Спадшанского леса в Середино-Будский район Сумской области. Вскоре из местного населения здесь возникло еще четыре партизанских отряда.

    В содружестве с братскими русскими партизанами действовали в тот период многие другие партизанские отряды Сумской области. Так, например, партизаны Трубчевского района Брянской области с участием украинских партизан разгромили вражеский гарнизон в селе Радутном, захватив 12 пулеметов, гаубицу и миномет. Особенно большое значение это содружество братских советских народов имело в зимние месяцы 1941—1942 годов, когда фашистское командование, используя тяжелые для партизанских действий географические условия Украины, обрушило на украинских партизан серию ударов войсковых и специальных карательных частей.

    15 декабря 1941 года на разъезде Нерусса, находившемся в зоне влияния советских партизан, было проведено совещание командиров и комиссаров ряда партизанских отрядов Сумской области и смежных районов РСФСР. Участники совещания приняли решение создать штаб для оперативного руководства и координации действий всех отрядов. Это способствовало не только успешному отражению вражеских налетов на партизанский район, но и помогло значительно расширить его.

    Уже первые совместные боевые действия партизанских отрядов заставили оккупантов оставить многие села лесистых районов Украины и смежных с ними районов РСФСР. В феврале 1942 года партизаны контролировали почти все села Трубчевского, Суземского, Брасовского, Навлинского и Выгоничского районов Брянской области, Середино-Будского и Знобь-Новгородского районов Сумской области.

    Созданное на базе местных отрядов объединение партизанских отрядов Сумской области под командованием С. А. Ковпака удерживало под своим контролем пограничные районы УССР и РСФСР с центром в селе Старая Гута. По соседству с ними действовали 1-й и 2-й партизанские отряды им. К. Е. Ворошилова под командованием П. П. Гудзенко и Г. В. Покровского. Плечом к плечу обороняли значительный освобожденный от захватчиков район партизанские отряды Орловской и Сумской областей.

    В более тяжелых условиях проходила в тот период деятельность объединенного отряда Черниговской области под командованием секретаря Черниговского обкома КП(б) Украины А. Ф. Федорова. Весь декабрь 1941 года черниговские партизаны вели тяжелые бои с вражескими воинскими частями и карательными отрядами. Недостаток оружия и боеприпасов серьезно тормозил количественный рост отряда. Лишь 9 января 1942 года обкому партии и командованию отряда удалось установить регулярную радиосвязь с советским тылом и запросить помощи. В первой радиограмме секретарю ЦК КП Украины Н. С. Хрущеву А. Ф. Федоров сообщил:

    «Обком действует. При обкоме отряд — 490 человек».

    Получив из советского тыла оружие и боеприпасы, черниговские партизаны, несмотря на трудные зимние условия и непрерывные преследования превосходящих сил карателей, снова обрушились на враже