Электронная библиотека
Форум - Здоровый образ жизни
Саморазвитие, Поиск книг Обсуждение прочитанных книг и статей,
Консультации специалистов:
Рэйки; Космоэнергетика; Биоэнергетика; Йога; Практическая Философия и Психология; Здоровое питание; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй; Вредные привычки Эзотерика





ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА-СОСТАВИТЕЛЯ

В предлагаемой книге рассматривается события, связанные с двумя противоположными тенденциями в международной военно-морской политике 1920-х и 1930-х годов

Первая из них заключалась в том, что после Великой войны 1914–1918 гг. народы и правительства стран Антанты всерьез мечтали о Великом мире. Выйдя победителями из чудовищной бойни, разоружив своих бывших противников, они полагали, что отныне смогут решать все споры между собой цивилизованным путем — за столом переговоров. Поэтому они создали Лигу Наций (прообраз ООН), пошли на серьезные количественные и качественные ограничения своих военно-морских сил.

Суть второй тенденции сводилась к тому, что вопреки благим намерениям и официальным заявлениям руководства великих держав, за два десятилетия в мире произошли свыше тридцати международных военных конфликтов и локальных воин. При этом в пятнадцати из них боевые действия захватывали моря либо внутренние водные коммуникации.

Причины вооруженных столкновений были различными: борьба метрополий с национально-освободительными движениями в своих колониях, гражданские войны, споры из-за территорий, соперничество за рынки и за сферы политического влияния. Но, каковы бы ни были причины. здание международного мирового порядка настойчиво поджигалось с разных сторон. В конце концов, разгорелся «пожар» новой всемирной бойни, еще более масштабной и жестокой, чем первая.

Обе эти тенденции совершенно недостаточно отражены не только в популярной, но и в научной pуccкоязычной литературе. Соответственно. существует значительный дефицит первоисточников и доступных обзоров. В качестве таковых составителю пришлось использовать преимущественно периодические издания, а также исторические работы общего плана (не военно-морского). К сожалению, те и других дают далеко не полную картину описываемых событий, содержат неизбежные ошибки и неточности.

Тем не менее, составителю удалось собрать материалы, позволяющие достаточно ясно представить суть международной военно-морской политики периода 1920-х и 1930-х годов. Без всякого преувеличения, ее можно характеризовать следующим образом. Каждая из великих морских держав стремилась к тому, чтобы путем переговоров и соглашений максимально ограничить возможности своих потенциальных противников в тех видах вооружений, которые представляли для нес наибольшую опасность. Наиболее яркий пример — настойчивые попытки Великобритании добиться полного запрета подводных лодок.

Что касается приведенных в книге описаний военных конфликтов с участием военно-морских сил, то все они по-своему интересны. Однако наибольшее внимание составитель уделил действиям противоборствующих сторон на Балтике в 1919 году, во время гражданской войны в Испании и в ходе агрессии Японии против Китая в 1937-1939 гг.


ЧАСТЬ I
МЕЖДУНАРОДНАЯ СИТУАЦИЯ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ


Глава 1. РАЗОРУЖЕНИЕ ГОСУДАРСТВ ЦЕНТРАЛЬНОГО БЛОКА

11 ноября 1918 года, после четырех лет тяжелых сражений, завершилась Великая война, в которой участвовали 33 государства с общим населением 1,5 миллиарда человек — две трети тогдашнего населения земного шара. Главным театром военных действий являлась Европа. Но в той или иной мере война шла и в некоторых районах Африки и Азии, а также на всех океанах. Воюющие стороны поставили под ружье 74 миллиона человек — 48 миллионов в лагере Антанты, 26 миллионов в блоке Центральных государств.

Это была жуткая бойня, не прикрытая флером возвышенных идеалов, необычайно кровавое сведение счетов между империалистическими государствами, боровшимися за свою гегемонию в Европе и во всем мире. В ходе войны погибли более 10 с половиной миллионов человек, около 20 миллионов получили тяжелые ранения. Небывалыми оказались материальные потери. Но огромные жертвы были принесены напрасно.

Во-первых, войну фактически проиграли все главные участники — Великобритания и Франция, Германия и Австро-Венгрия, Россия и Турция, Австро-Венгрия и Болгария. Выиграли только США и Япония, которые сильно обогатились на военных поставках и приобрели статус великих держав.

Например, Великобритания заплатила за победу цену, значительно превосходившую реальные и мнимые потери от немецкой конкуренции в мировой торговле. Только се прямые военные расходы составили 8 миллиардов фунтов стерлингов, что в несколько раз превышало стоимость гигантского британского военно-морского флота. Но главное даже не это. Вступив в войну мировым кредитором, Великобритания к ее концу превратилась в страну-должника.

Северная Франция и вся Бельгия лежали в руинах. Генофонд французской нации оказался подорванным колоссальными потерями (1 млн. 383 тысячи одних только убитых и умерших от ран). Погибли либо превратились в инвалидов свыше трети французских мужчин «цветущего возраста».

Развалилась Российская империя, строившаяся более 350 лет. От нее отделились прибалтийские страны, завоеванные царями — Эстония, Латвия, Литва, Финляндия. «Окно в Европу», прорубленное Петром Великим на Балтике, сузилось до размеров форточки. Отпали также Польша, Бесарабия, Западная Белоруссия и Западная Украина. В ходе войны погибли либо умерли от ран около 4 миллионов русских солдат и офицеров. Не менее 12 миллионов человек стали жертвами гражданской войны, а свыше 4 миллионов бежали в зарубежные страны.

Германия потеряла часть своей территории в Европе и все заморские колонии. Материальные потери немцев — с учетом ограбления их по условиям Версальского договора — оказались просто фантастическими. К ним следует добавить 1 млн. 843 тыс. убитых и умерших от ран, более чем 2,5 млн. раненых, ставших инвалидами.

Рухнула древняя Турецкая империя. Ее владения на Ближнем Востоке и в Средиземном море достались англичанам, французам, итальянцам. Миллионам греков пришлось навсегда покинуть Малую Азию, где они жили тысячи лет.

Развалилась Австро-Венгрия — наследница тысячелетней Священной Римской империи. Она распалась на три независимых государства — Австрию, Венгрию и Чехословакию. Значительная часть бывших австро-венгерских территорий отошла к Италии, Югославии, Румынии и Польше.

Во-вторых, мирные договоры 1919-1920-х не установили порядок лучше довоенного. Фактически они стали лишь инструментом для наказания проигравших — Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и Турции. Именно эти несправедливые соглашения запрограммировали практически все основные политические кризисы и военные конфликты в Европе на последующие 20 лет.

В-третьих, победившая Антанта не вышла из войны единым. внутренне консолидированный монолитом. Составлявшие ее державы — Франция. Великобритания, США, Италия, Япония — демонстрировали различные, порой диаметрально противоположные взгляды на многие ключевые проблемы международной политики.

В-четвертых, общий расклад политических сил в Европе изменился в негативную сторону. Восточная и юго-восточная Европа превратилась в конгломерат «малых» государств, в общественно-политической жизни которых преобладала примитивная националистическая идеология. В 1920-е и 1930-е годы к их числу относились как «новые государства» — Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Венгрия, Чехословакия, Албания. Югославия — так и «старые» — Болгария, Греция и Румыния.

Те из них, кто имел общую границу с СССР, образовали так называемый «санитарный кордон», посредством которого Западная Европа надеялась оградить себя от Красной России, где утвердился политический режим принципиально нового типа, ранее неизвестный в истории. По своей сути он сводился к абсолютному господству во всех сферах общественно-политической, экономической и культурной жизни страны партии большевиков — полувоенной организации, состоявшей из представителей люмпен-пролетарских и маргинальных слоев города и деревни. Свою власть эта партия осуществляла в форме крайне жестокой диктатуры.

Главной целью большевиков являлась «мировая революция», то есть, захват власти сначала в Европе, а затем во всем мире. На практике это должно было выглядеть как сочетание вооруженных восстаний и других массовых выступлений пролетариата, инспирированных Коминтерном в разных странах, с вооруженной агрессией со стороны СССР, планировавшего придти «на помощь» угнетенным трудящимся.

Главные цели мирных соглашений 1919-1920 гг.

Определение условий мирных договоров между Антантой и странами Центрального блока оказалось довольно трудным делом. Франция, которая понесла наибольшие людские и материальные потери (если не считать Россию, оставшуюся за рамками всех договоров), стремилась максимально ослабить Германию в политическом, военном и экономическом аспектах.

Поэтому французы требовали возвращения Эльзаса и Лотарингии, оккупации Рейнской области не менее, чем на 25 лет, предельно возможного сокращения германских вооруженных сил, выплаты Германией огромной контрибуции французам за понесенные ими в ходе войны материальные и людские потери.

Кроме того, с целью недопущения самой возможности возрождения германской угрозы, Франция предлагала передать значительную часть земель Рейха его восточным соседям.

Великобритания придерживалась диаметрально противоположных взглядов. Желая по своей старой традиции сохранять равновесие сил в Европе, англичане с опаской смотрели на устремления Франции. Для британских политиков было вполне достаточно того факта, что Германия потерпела поражение, лишилась своих колоний и военного флота, а стало быть, перестала угрожать интересам Британской империи. Навязывание немцам французской версии условий послевоенного устройства значительно усилило бы позиции Франции в Европе, а этого Лондон не желал допускать.

Соединенные Штаты, в лице президента Томаса Вудро Вильсона, лично представлявшего свою страну в Париже, старались занять позицию третейского судьи. Более того, Вильсон был воодушевлен собственным проектом реформирования общественных отношений в послевоенном мире. Эти идеи были сформулированы в 14-ти пунктах его знаменитой декларации[1]. Кроме того, Вильсон усиленно продвигал идею создания Лиги Наций — международной организации, которая должна была развивать сотрудничество между народами и мирным путем разрушать всевозможные конфликты, споры, недоразумения между государствами.

Однако идея создания Лиги Наций поначалу встретила весьма сдержанную реакцию со стороны Великобритании и Франции. Оба государства опасались, что такая организация будет слишком сильно вмешиваться в их внутренние дела и в отношения с другими странами, которые далеко не всегда строились на базе равноправия и добросердечности. Кроме того, они рассчитывали на захват германских колоний и на раздел оттоманской империи, тогда как Вильсон предлагал учесть волю народов, населявших колонии этих стран.

По германскому вопросу Вильсон занимал позицию, промежуточную между английской и французской: кроме возвращения Франции Эльзаса и Лотарингии, гарантий доступа к морю для Польши, ликвидации колониальных владений и выплаты разумной военной контрибуции, никаких других карательных мер по отношению к Германии он не предусматривал.

Две другие «великие» державы — Италия и Япония — играли на этой конференции значительно меньшую роль, остальным 22 странам-участницам фактически вообще ничего не дали сказать.

Мирная конференция началась 18 января 1919 года в Париже. Теоретически, управление ее работой и принятие решений возлагалось на Высший Совет Послов, в состав которого входили представители пяти крупнейших держав; но фактически все решала «большая тройка» — президент США Вудро Вильсон, премьер-министр Великобритании Дэвид Ллойд-Джордж, премьер-министр Франции Жорж Клемансо. Эта же тройка выработала условия мирного договора.

Однако навязанные Тройкой решения никого не удовлетворили. Побежденные государства вынуждены были им подчиниться из опасения полной оккупации и экономических репрессий, другие государства (например, Советская Россия, страны Центральной Европы) не признали их либо целиком, либо в каких-то частях.

В конце концов, после долгих споров, в первых днях мая 1919 был принят текст договора, с которым ознакомили германскую делегацию. Немцы, конечно же, стали оспаривать большинство решений, в чем их поддержал Ллойд-Джордж. Запугав остальных членов Высшего Совета опасностью всеобщей революции в Германии, британский политик вынудил своих партнеров согласиться с тем, чтобы из-за неуступчивости Франции на западе пойти навстречу немцам на востоке, отказавшись от изъятия у нее ряда территорий.

После этой уступки германский парламент (Рейхстаг), невзирая на яростное сопротивление националистической и военной оппозиции, согласился с условиями мирного договора. Впрочем, заодно парламент отметил, что считает его несправедливым. 28 июня 1919 года в Версале был подписан мирный договор с Германией, который вступил в силу с 10 января 1920 года.

Договор с Германией

В первой части этого договора (статьи 1 — 26) провозглашалось создание Лиги Наций, во второй и третьей частях закреплялись послевоенные границы. Согласно им, Германия была лишена некоторых своих территорий. Эльзас и Лотарингия отходили к Франции, округи Эйпен и Мальмеди — к Бельгии, так называемый «Краик гульчинский» — к Чехословакии, город Познань, часть Померании и Силезии — к Польше. Город Данциг (ныне Гданьск) с окрестностями (1892 кв. км., 353.000 человек населения) получил статус «вольного города» под протекторатом Лиги Наций и с гарантией особых прав для Польши.

Кроме того, Германию заставили отказаться в пользу великих держав от округа Мемель (ныне Клайпеда), а также от Саарского угольного бассейна, который на 15 лет переходил под опеку Лиги Наций; в дальнейшем его судьбу должен был решить опрос местного населения. Мемель тоже получил статус «вольного города». Угольные шахты Саарского бассейна отдавались в эксплуатацию Франции в качестве военной контрибуции. Судьбы Шлезвига, Силезии, а также района Мазурских озер и земель вдоль Вислы должен был решить опрос местного населения.

Согласно 22-й статье, Лига Наций выдала мандаты на управление бывшими германскими колониями (2,9 млн кв. км., 13 млн. жителей в 1914 г.). Их получили Великобритания, Южноафриканский Союз, Австралия, Новая Зеландия, Франция, Бельгия, Португалия и Япония. Германия также отказалась от своих концессий и привилегий в Китае, Сиаме (Таиланде), Марокко и Египте.

Согласно ст. 80, Германия признала независимость Австрии, Чехословакии и Польши. Брестский мирный договор 1918 года (равно как и другие германо-советские договоры), а также Бухарестский договор были признаны недействительными.

В общей сумме Германия потеряла по Версальскому договору 1/6 часть своей европейской территории (705.000 кв. км., 6,5 млн. жителей, в основном, за счет Эльзаса и Лотарингии). а также все колониальные владения, что в значительной степени уменьшило ее экономический потенциал.

На всей левобережной части Рейнской области и в полосе шириной 50 км от реки на правом берегу Рейна была создана демилитаризованная зона. Все укрепления на островах Гельголанд и Дюне подлежали уничтожению (ст. 115).

В четвертой части договора оговаривалось, что гарантией выполнения его постановлений властями Германии будет являться оккупация войсками союзников трех рейнских областей — соответственно — на 5, 10 и 15 лет (оккупация могла быть прекращена раньше срока, если все положения договора будут строго выполняться).

В пятой части содержались положения, касавшиеся германских вооруженных сил. Отныне армия Германии (Рейхсвер) не должна была превышать 100 тысяч человек (включая 4 тысячи офицеров) и могла комплектоваться только из добровольцев, на контрактной основе. Срок их службы был определен в 12 лет. Германии запрещалось иметь впредь тяжелую артиллерию, танки, авиацию и химическое оружие, отменялся обязательный призыв на воинскую службу, подлежал ликвидации генеральный штаб.

***

Во время войны германский надводный флот понес следующие потери: 1 линкор-додредноут (Pommern), 1 линейный крейсер (Lutzow), 6 броненосных крейсеров (Blucher, Friedrich Carl, Gneisenau, Prinz Adalbert, Scharnhorst, Yorck), l9 легких и малых крейсеров (Arcade, Bremen, Breslau, Coln (1-й), Dresden (1-й), Elbing, Emden (1-й), Frauenlob, Hela, Gazelle, Karlsruhe (1-й), Koenigsberg (1-й), Leipzig, Magdeburg, Mainz, Nurnberg (1-й), Rostock, Wiesbaden, Undine), 64 эсминца, 38 миноносцев, а также более сотни тральщиков, других боевых кораблей и вспомогательных судов.

Подводный флот потерял 243 субмарины, из них 178 в ходе боевых действий и 65 по другим причинам (в результате аварий, навигационных ошибок, затопления экипажами и т. д.).

Тем не менее, он продолжал оставаться грозной силой, уступая по своей мощи лишь британскому. На 10 ноября 1918 года в состав германского флота входили: 39 линкоров (18 дредноутов и 21 додредноут), б линейных крейсеров, 8 броненосцев береговой обороны, 40 крейсеров (3 броненосных, 37 легких и малых), 302 эсминца и миноносца, 189 подводных лодок, 350 вспомогательных судов (без учета мобилизованных судов торгового флота). Общее их водоизмещение составляло 1.450.000 тонн.

Согласно условиям капитуляции, Германия должна была немедленно прекратить все военные действия на море и в 14-дневный срок передать победителям все подводные лодки. Костяк «Hochseeflotte» (Флота Открытого Моря)— 11 линкоров-сверхдредноутов, 5 линейных крейсеров, 8 легких крейсеров, 50 новейших эскадренных миноносцев — подлежал немедленному интернированию в английской бухте Скапа Флоу (Scapa Flow) на Оркнейских островах, вплоть до подписания мирного договора.

Однако по инициативе вице-адмирала Л. фон Рейтера, эту эскадру 21 июня 1919 года затопили собственные экипажи. В Скапа Флоу затонули 10 линкоров (Bayern, Friedrich der Grosse, Grosser Kurfurst, Kaiser, Kaiserin, Konig, Konig Albert, Kronprinz Wilhelm, Markgraf, Prinzregent Luitpold), 5 линейных крейсеров (Derflinger, Hindenburg, Moltke, Seydlitz, Von der Tann), 5 легких крейсеров (Bremse, Вгummer, Coln-2, Dresden-2, Karlsruhe-2) и 44 эсминца. Англичанам удалось предотвратить полное затопление одного линкора (Baden), 3 легких крейсеров (Emden-2, Frankfurt, Nurnberg-2) и 6 эсминцев.

Положения, касающиеся дальнейшей судьбы «Kaiserliche Marine», были изложены в статьях 181-197 Версальского договора. Отныне германский ВМФ должен был состоять из б старых линкоров-додредноутов типа «Deutschland» и «Lothringen», б легких крейсеров, 12 эсминцев и 12 миноносцев (статья 181). Кроме того, определенное, согласованное с правительствами Антанты, число тральщиков должно было поддерживаться в рабочем состоянии для ликвидации минных полей в Балтийском и Северном морях (ст. 182 и 193)[2].

Численность плавающего и берегового личного состава сокращалась до 15.000 человек, в том числе 1500 офицеров и мичманов (ст. 183). Пополнение персонала должно было осуществляться на строго добровольной основе. Срок непрерывной службы для офицеров и мичманов был определен в 25 лет, для матросов — в 12 лет, причем запрещалось военное обучение персонала торгового флота (ст. 194).

Вспомогательные крейсеры (32 единицы) подлежали разоружению и переоборудованию в торговые суда (ст. 187). Германии отныне запрещалось иметь, строить самой или покупать за границей подводные лодки (ст. 191).

Все подлодки и обслуживающие их вспомогательные суда должны были быть выданы союзникам, а находящиеся в плохом техническом состоянии — уничтожены (ст. 188).

Германии отныне разрешалось строить надводные корабли только для замены отслуживших свой срок единиц (ст. 181), причем новые броненосцы не могли превышать водоизмещением 10.000 тонн, крейсеры — 6000 тонн, эсминцы — 800 тонн, миноносцы — 200 тонн. Замена могла происходить через 20 лет (броненосцы и крейсеры) либо 15 лет (эсминцы, миноносцы) со дня спуска на воду корабля, подлежавшего замене (ст. 190).

Германия должны была выдать союзникам все военно-морское вооружение и оборудование, запасы которого превышали нормы, установленные для Рейхсмарине, запрещалось производить новое вооружение (ст. 192). Для обеспечения свободы мореплавания Германии запрещалось строить укрепления в районе Кильского канала со стороны как Балтийского, так и Северного морей; существующие здесь укрепления и береговые батареи подлежали уничтожению (ст. 195).

В остальных районах запрещалось расширять либо модернизировать существующие укрепления, находящиеся в них запасы боеприпасов следовало резко сократить (ст. 196). Кроме того, было запрещено использовать в военных целях мощные радиостанции в Науэне, Ганновере и Берлине, а также строить новые такие станции (ст. 197).

Положения, касавшиеся морской авиации, содержались в статьях 198-202. Самая главная из них, статья 198, запрещала Германии иметь морскую авиацию, за исключением тех 100 гидропланов, которые использовались до 1 октября 1919 года для поиска в море плавающих мин заграждения. Все остальные следовало немедленно передать союзникам вместе с дирижаблями. В общей сумме союзники получили от немцев более тысячи гидросамолетов и 8 дирижаблей.

Положения, касавшиеся торгового флота, излагались в приложении III к восьмой части договора. Параграф I гласил:

«Передать союзникам и дружественным им государствам все торговые суда грузоподъемностью брутто свыше 1600 регистровых тонн, 50 % всех судов грузоподъемностью от 1000 до 1600 брт, 25 % тоннажа рыболовных судов и 25 % тоннажа паровых катеров». В итоге союзники получили суда общим тоннажем около 4.716.000 брт.

Кроме того, Германия должна вернуть все коммерческие и другие суда речного флота, которые попали в руки немцев после 1 сентября 1914 года. Помимо этого, для восполнения потерь пострадавшим судовладельцам было передано 20 % тоннажа немецких речных судов по состоянию на 11 ноября 1918 года.

Из других статей, касавшихся мореплавания и водных путей сообщения, самой важной являлась статья 380, провозглашавшая демилитаризацию и открытие для всех государств Кильского канала, а также статья 331, по которой реки Эльба, Влтава, Одер, Неман и Дунай открывались для международного судоходства.

***

Согласно статьям 181 и 190, общий тоннаж боевых кораблей германского ВМФ не должен был превышать 108.000 тонн. Кроме того, в 1920 году Высший Совет Послов позволил держать в резерве еще 30 % от этого числа, что дало дополнительные 36.000 тонн.

В итоге, к концу 1921 года германский ВМФ (Reichsmarine) обладал суммарным тоннажем 144.000 тонн. В его состав входили 8 старых линкоров-додредноутов (включая два резервных), 8 старых малых крейсеров (из них 2 в резерве), 32 миноносца (из них 8 в резерве), 32 тральщика (5 в резерве). 18 патрульных кораблей, 5 учебных кораблей и 33 вспомогательных судна[3].

Весь остальной флот был передан союзникам или ликвидирован. Уничтожению, в частности, подлежали 151 недостроенная подводная лодка, а также лодки с серьезными техническими неисправностями. Кроме того, согласно статье 186, были разобраны на металл 2 недостроенных линкора (Sachsen, Wurttemberg), 7 линейных крейсеров (Furst Bismarck, Graf Sреe, Mackensen, Prinz Eitel Friedrich, и еще 3 без названия), 8 легких крейсеров (Frauenlob-2, Leipzig-2, Magdeburg-2, Rostock-2, Wiesbaden-2, плюс 3 без названия), 93 эсминца и миноносца.



«Schlesien» — один из шести устаревших линкоров Рейхсмарине

В рамках компенсации за корабли, пущенные на дно в Скапа Флоу, что якобы противоречило мирному договору (хотя это произошло за неделю до заключения такового), Германию принудили передать дополнительно 5 легких крейсеров (Graudenz, Koenigsberg, Pillau, Regensburg, Strassburg), а также вспомогательные суда и плавсредства (буксиры. плавучие доки, землечерпалки) общим тоннажем 275.000 тонн.

В конечном итоге, германские боевые корабли разделили между собой государства Антанты.

Великобритания получила 5 линкоров (Baden, Helgoland. Posen, Rheinland, Westfalen), 6 легких крейсеров (Danzig, Lubeck, Munchen, Nurnberg-2, Stettin, Stuttgart), 59 эсминцев и миноносцев (не считая кораблей, затонувших в Скапа Флоу, а зачем поднятых и проданных на металл), 105 подводных лодок.

США получили 1 линкор (Ostfriesland), 1 легкий крейсер (Frankfurt), 3 эсминца (G-102, S-132, V-43), 6 подводных лодок.

Япония — 2 линкора (Nassau, Oldenburg), 1 легкий крейсер (Augsburg), 6 эсминцев и миноносцев (А-70, S-51, S-60, T-181, V-80, V-127), 8 подводных лодок.

Все эти корабли были разрезаны на металл либо потоплены в качестве кораблей-мишеней.

Исключение сделали для Франции и Италии, которым разрешили около 30 новейших трофейных кораблей включить в состав своих флотов.

Франция получила 1 линкор (Thuringen), 4 легких крейсера (Kolberg, Konigsberg-2, Regensburg, Stralsund), 9 эсминцев, 4 миноносца, 49 подводных лодок. Из них в состав французского флота вошли все 4 легких крейсера (под названиями — соответственно — Colmar, Metz, Strasbourg, Milhouse), 9 эсминцев (Н-146, Н-147, S-113, S-133, S-134, S-135, S-139, V-79, V-130), 4 миноносца (А-66, 75, 76, 86) и 10 субмарин (U-79, U-105, U-108, U-119, U-139, U-162, U-166, UB-94, UB-99, UB-155).

Италия получила 10 подводных лодок как металлолом, а для продолжения службы под итальянским флагом 3 легких крейсера (Graudenz, Pillau, Strassburg; получили имена Ancona, Bari, Taranto) и 3 эсминца (В-97, S-63, V-116).

Одновременно, Высший Совет Послов в декабре 1919 года принял решение передать ряд небольших кораблей «малым странам». Бельгии — 14 миноносцев, 12 патрульных кораблей и 2 подводные лодки; Бразилии — 7 эсминцев и миноносцев; Польше — 6 миноносцев; даже Китаю достались две речные канонерки — «Ottег» (Ли Цзи) и «Faterland» (Ли Суй).

Боевые корабли, оставшиеся у немцев помимо вышеперечисленных (за исключением тральщиков), союзники передали в распоряжение министерства финансов Германии для дальнейшей продажи торговому флоту либо заводам по переработке металлолома. Это были 13 устаревших разоруженных линкоров-додредноутов, 8 броненосцев береговой обороны, 3 броненосных и 4 малых крейсера, 2 канонерки, 8 учебных кораблей, 113 эсминцев и миноносцев, 9 других кораблей. Что касается судьбы вспомогательного флота, то две трети его тоннажа достались Великобритании, оставшуюся треть поделили остальные четыре великие державы.



Германский легкий крейсер «Konigsberg» превратился во французский «Metz»



Крейсер «Stalsund» французы переименовали в «Milhouse»

В конце 1920 года, после окончания большей части работ по тралению в Балтийском и Северном морях, был произведен раздел флотилии «пахарей моря». У «Reichsmarine» остались 32 тральщика (из них 5 в резерве); остальные корабли (включая негодные) сдали на слом или продали: частично немецким коммерческим судовладельцам, частично за границу. 10 тральщиков купила Аргентина, 6 — Югославия, 4 — Польша, по 2 — Албания и Италия, по одному — Литва, Португалия и Иран.

Итак, с германской морской угрозой» было покончено. Как думали союзники — навсегда.

***

Для надзора за соблюдением отдельных положений договора, касавшихся армии и контроля над вооружениями, были созданы межсоюзнические контрольные комиссии. Восьмая часть договора накладывала на Германию обязательство по возмещению потерь, понесенных союзниками во время войны, причем способ оплаты и ее величину должна была установить международная комиссия по делам репараций. После длительной дискуссии сумма репараций 20 марта 1920 года была определена в 132 миллиарда марок, подлежавших выплате в течение 40 лет — до 31 марта 1960 года!

Только дебил не мог бы понять, что под видом мирного договора союзники (в первую очередь — французы) стремились полностью ограбить Германию, а немецкий народ превратить на 40 лет в своих рабов. Одним словом, восторжествовал лозунг древних римлян: «горе побежденным»! Ни о какой справедливости речь не шла.

Договор с Австрией

Поскольку Австро-Венгрия уже не существовала в виде единого государства, были подписаны отдельные мирные договоры с Австрией и Венгрией. Подписание мирного договора с Австрией состоялось 10 сентября 1919 года в парижском пригороде Сен-Жермен (Saint-Hermann-en-Laye). Он вступил в силу с 16 июля 1920 г.

Договор закреплял распад австро-венгерской монархии и создание Республики Австрия с территорией площадью 82,4 тыс. кв. км и населением 6,5 млн. человек, лишенной доступа к морю.

Австрия утратила следующие регионы: Чехия и Моравия вошли в состав Чехословакии; Буковина отошла к Румынии; часть Краины и Каринтии, а также Триест с окрестностями и южный Тироль — к Италии. Далмация, большая часть Краины, часть Каринтии и южная Истрия вошли в состав нового государства — Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев (Югославии).

Военная часть договора предусматривала сокращение вооруженных сил Австрии до 30 тысяч человек. Они должны были набираться по контракту, сроком на 12 лет. Австрии запрещалось иметь тяжелую артиллерию и танковые войска, предписывалось ограничить производство оружия, на нее тоже накладывались обязательства по выплате контрибуции.

***

Статьи 136-143 решали судьбу бывшего австро-венгерского флота.

За время войны он потерял 2 линкора-дредноута (Szent Istvan, Viribus Unitis), 1 броненосец береговой обороны (Wien), 2 крейсера (Kaiserin Elisabeth, Zenta), 4 эсминца (Lika (1-й), Streiter, Triglav (1-й), Wildfang), 3 миноносца, 8 подводных лодок (U-З, U-6, U-10, U-12, U-16, U-20, U-23, U-30).

На 5 ноября 1918 года в состав австро-венгерского ВМФ входили: 11 линкоров (2 дредноута, 9 додредноутов), 2 броненосца береговой обороны, 3 броненосных и 7 легких крейсеров, 2 мореходные канонерки, 26 эсминцев, 89 миноносцев, 20 подводных лодок, 35 вспомогательных судов, 18 блокшивов, а также 10 мониторов и 8 канонерок Дунайской речной флотилии. Их общее водоизмещение составляло 345.700 тонн (в том числе 243.700 тонн — боевые корабли). Попытка присвоения всех этих кораблей Народным Советом Сербов, Хорватов и Словенцев не удалась, ибо активно воспротивились великие державы.

Согласно положениям мирного договора, Австрия могла держать на Дунае всего лишь три патрульных корабля для полицейской службы. Все остальные морские и речные корабли следовало разделить между союзниками (ст. 136). Вспомогательные крейсеры, а также суда специального назначения предписывалось разоружить и переоборудовать в торговые суда (ст. 137). Все военные корабли, находившиеся в постройке (3 легких крейсера, 6 эсминцев, 16 подводных лодок, ряд малых кораблей) подлежали сдаче на слом.

Австрии отныне запрещалось строить либо покупать подводные лодки (ст. 140). Все военно-морское вооружение и оборудование надо было передать союзникам (ст. 141). Австрии запретили использовать в военных целях мощную радиостанцию в Вене и запретили строить новые станции такого типа (ст. 143).

Решения, касавшиеся воздушного флота, содержались в статьях 144-148. Австрия лишалась военной и морской авиации (ст. 144), ей запрещалось производство самолетов и авиационных моторов (ст. 147), а уже существующие самолеты и авиационное оборудование следовало передать союзникам (ст. 148). В частности, они получили около 320 гидросамолетов.

Судьбу австро-венгерского торгового флота определяло Приложение III к восьмой части договора. Правительство Австрии в порядке военных репараций должно было передать государствам Антанты все торговые суда (в 1912 году их тоннаж составлял 903.000 брт), а также все рыболовные и речные суда других стран, захваченные во время войны, начиная с 28 июля 1914 года. Для возмещения убытков от Австрии также потребовали передать пострадавшим странам 20 % австрийских речных судов по состоянию на 3 ноября 1918 года (параграф 5).

Согласно 136 статье договора, австро-венгерский флот был разделен между союзными государствами.

Больше всего трофеев получила Италия: 4 линкора (Erzherzog Franz Ferdinand, Radetzky, Tegettgoff, Zrinyi), 2 легких крейсера, 21 эсминец, 25 миноносцев, 13 подводных лодок, 22 вспомогательных судна, а также 12 буксиров. Из них продолжили службу под итальянским флагом 2 легких крейсера (Helgoland, Saida; соответственно — Brindisi, Venezia), 7 эсминцев (Balaton, Csepel, Lika-2, Orjen, Tatra, Triglav-2, Uzsok) и 10 вспомогательных судов (Hercules, Gaa, Lussin, Pluto, Pola, Taurus, Teodo, Uhl, Vesta, № 203), остальные пошли на слом.

Великобритания получила 4 линкора-додредноута (Arpad, Babenberg, Erzherzog Ferdinand Мах, Habsburg), 2 броненосца береговой обороны (Budapest, Monarch), 3 броненосных крейсера (Kaiser Karl VI, Kaiserin und Konigin Marie Тheresie, Sankt Georg), 3 легких крейсера (Admiral Spaun, Aspern, Szigetvar), 2 канонерки (Leopard, Panther), 25 миноносцев и 2 минных заградителя (Chameleon, Salamander). Все они пошли на слом.



Старый австрийский миноносец 92 F

Франции достались 3 линкора (Erzherzog Friedrich, Erzherzog Karl, Prinz Eugen), 2 легких крейсера (Kaiser Franz Joseph I, Novara), 4 эсминца (Dukla, Pandur, Reka, Satellit), 4 миноносца, 6 подлодок (U-4, 22, 31, 41, 43) и 2 минных заградителя (Basilisk, Dromader). Из них в состав французского флота были включены 1 легкий крейсер (Novara, переименованный в Thionville) и 1 эсминец (Dukla).

Все остальные корабли итальянцы, англичане и французы разобрали на металл, либо потопили в качестве мишеней на учебных стрельбах.

При этом разделе больше всех пострадала главная австрийская наследница — Югославия. Она получила всего лишь 16 старых изношенных миноносцев, не имевших никакого боевого значения, 9 вспомогательных судов и 6 блокшивов, плюс к ним 4 речных монитора для дунайской флотилии.

Остальные 20 австрийских миноносцев союзники разделили между Грецией, Португалией и Румынией. Греческий флот получил 7 миноносцев; португальский — 6, румынский — 7 миноносцев и 3 речных монитора для дунайской флотилии. Из трех оставшихся дунайских мониторов два были превращены в понтоны для обслуживания международной дунайской комиссии, еще один разобран на металл.

Таким образом, от довольно мощного флота двойной монархии, занимавшего в 1914-18 гг. 8-е место в мире, осталась лишь крохотная полицейская флотилия на Дунае, с базой в Линце (4 речных сторожевика, несколько катеров и вспомогательных пароходов общим водоизмещением 850 тонн)!

Договор с Венгрией

Он был подписан 4 июня 1920 года во дворце Большой Трианон в парке Версаля, но вступил в силу только 26 июля 1921 года. Столь поздняя дата объясняется прежде всего недавней революцией в этой стране, за которую венграм пришлось расплатиться чуть ли не в большей степени, чем за участие в мировой войне на стороне Германии.

Если взять за основу границы венгерского королевства 1867 года, то у Венгрии отобрали в пользу соседей 67,8 % территории, где проживали 59 % ее населения! Чехам отдали Словакию и Закарпатскую Русь; провинция Бургенланд временно вошла в состав Австрии; Трансильвания и восточный Банат отошли к Румынии; Хорватия, Бачка и западный Банат — к Королевству Сербов, Хорватов и Словенцев.

Венгерская армия была сокращена до 35 тысяч солдат, ей запрещалось иметь авиацию и танковые войска. Всеобщий обязательный призыв заменялся добровольной службой по контракту сроком на 12 лет, ограничивался выпуск продукции военного предназначения, на страну накладывалась обязанность выплат военных репараций.



Старый австрийский миноносец 93 F

В соответствии со статьей 120, Венгрия создала Дунайскую Речную Стражу, выполнявшую полицейские функции. Первоначально она состояла из 4 сторожевиков, 3 бронекатеров и 5 вспомогательных судов. В 1927-1929 гг. в нее вошли еще 5 сторожевиков, переданных Австрией.

Исключение было сделано лишь для строившихся тральщиков, которые следовало переделать в гражданские суда, достроить и отдать другим государствам в качестве репараций (ст. 122).

Кроме того, Венгрии запрещалось иметь авиацию, в том числе морскую, строить самолеты и авиационные двигатели, а уже существующее оборудование она должна была передать союзникам (ст. 128-132).

Договор с Болгарией

Он был подписан 27 ноября 1919 года в парижском пригороде Нейи (Neuilly-sur-Seine) и вступил в действие с 12 января 1920 года.

По этому договору Болгария передала Греции западную часть Тракии, а Королевству Сербов, Хорватов и Словенцев — округи Струмица и Цариброд. На Болгарию наложили обязательство по выплате военных репарации Греции, Югославии и Румынии.

Болгарская армия была сокращена до 33 тысяч человек (20 тысяч солдат, 10 тысяч полицейских, 3 тысячи пограничников), был также отменен всеобщий обязательный призыв в армию. Болгарии запретили иметь военную авиацию и флот.

К дню прекращения огня (30 сентября 1918 года) болгарский флот состоял из четырех старых миноносцев, одной подводной лодки, одной канонерки («Надежда»), игравшей роль учебного корабля и двух вспомогательных судов. Суммарное водоизмещение этого микроскопического флота составляло 2.253 тонны.

Его судьбу определили ст. 83-88 мирного договора. Болгарии разрешили держать на Дунае и в Черном море для охраны границ и рыболовства 4 миноносца без торпедных аппаратов и 6 сторожевиков, но с гражданскими экипажами. По мере износа их можно было заменить новыми кораблями водоизмещением до 100 тонн.

Согласно статье 83, единственная болгарская подлодка «N 18» (бывшая немецкая «UB-8») была передана Франции на лом. Но, поскольку состав болгарского флота была даже меньше, чем установил договор, то ей разрешили в 1921-22 гг. купить во Франции 6 сторожевых катеров (бывшие катера-охотники) для полицейской и пограничной службы.

Отныне запрещалось покупать подводные лодки (ст. 86); все морское вооружение и снаряжение по состоянию на 29 сентября 1918 года передавалось союзникам (ст. 87). Запрещалось использовать в военных целях мощную радиостанцию в Софии (ст. 88).

Болгарии запрещалось (ст. 89-93) обладать военной (в том числе морской) авиацией.

Договор с Турцией

Самые тяжелые условия мирного договора были навязаны Турции. Договор, подписанный в Севре (Sevres) 10 сентября 1920, сводил всю ее территорию к округу Константинополя и к части Анатолийского полуострова. Восточная Тракия (вместе с полуостровом Галлиполи), округ Смирна (ныне Измир), острова Имброс и Тенедос отходили к Греции; юго-западная Анатолия (район Анталии) и острова Додеканез — к Италии; юго-восточная Анатолия (Киликия) — к Франции; остров Кипр — к Великобритании. Ряд восточных территорий был предназначен для передачи новым государствам, спроектированным Вильсоном — Великой Армении и Курдистану.

Арабские владения бывшей османской империи разделили между собой Великобритания и Франция, получивший так называемые «мандаты» на управление ими. Франции достались Сирия и Ливан; Великобритании — Палестина, Трансиордания, Ирак. В Йемене и Хиджазе возникли независимые государства, земли на побережье Персидского Залива вошли в состав Королевства Неджд (с 1926 года — Саудовская Аравия).

Турция полностью отказалась от своих претензий на Ливию; проливы Босфор и Дарданеллы подлежали демилитаризации и переходу под международный контроль. Суверенитет Турции был ограничен путем установления союзнического контроля над ее хозяйством и финансами.

Турецкая армия не должна была превышать 50 тысяч человек (из них 35 тысяч жандармерии); Турции запрещалось иметь военную авиацию и танки; тяжелая артиллерия была ограничена всего лишь 96 орудиями, а почти весь военный флот следовало разделить между союзниками.

***

В день прекращения огня (30 октября 1918 года) турецкий ВМФ имел следующий состав: старый линкор-додредноут «Torgut Reis» (бывший немецкий «Wiessenburg»), линейный крейсер «Sultan Yawus Selim» (бывший немецкий «Goeben»), 2 легких крейсера (Hamidieh, Medjidieh), 12 эсминцев и миноносцев, 10 канонерок (плюс 3 серьезно поврежденные в резерве), 1 минный заградитель, а также 5 вооруженных транспортов. Общее водоизмещение 58.000 тонн. За исключением линейного крейсера, 5 эсминцев и 5 канонерок, все они давно устарели и не представляли серьезной боевой ценности.

Согласно решениям договора (ст. 181-190), турецкий ВМФ должен был состоять из 7 канонерок и 6 миноносцев. Все остальные корабли требовалось передать государствам Антанты. Канонеркам разрешалось нести два орудия калибра до 76 мм и два пулемета, миноносцам — одно орудие калибра до 76 мм, а торпедные аппараты предписывалось снять (ст. 181).

По истечении 20 лет службы со дня спуска на воду, эти корабли можно было заменить новыми (миноносцы — сторожевиками), причем водоизмещение новых канонерок не должно было превышать 600 тонн, сторожевиков — 100 тонн. Строительство или покупка любых других кораблей запрещалась, в том числе подводных лодок. Вспомогательные суда предписывалось разоружить. Запасы морских вооружений и снаряжения, превышавшие установленную квоту, надо было передать союзникам (ст. 187).

Экипажи кораблей ВМФ отныне могли набираться исключительно на добровольной основе. Срок службы офицеров был определен в 20 лет, унтер-офицеров и матросов — 12 лет (ст. 189). Все радиостанции в зоне проливов передавались союзникам (ст. 190).

Статья 191 запрещала Турции иметь свою военную авиацию, в том числе и морскую. Весь авиационный персонал демобилизовался (ст. 192), авиационное оборудование и снаряжение — передавались союзникам (ст.195).

Решения, касавшиеся черноморских проливов и прилегающих к ним островов содержались в ст. 177-179. Согласно статье 178, все береговые батареи и фортификационные сооружения подлежали разоружению, а железные дороги, проходящие по берегам проливов и на прилегающих к ним островам, уничтожению (чтобы исключить возможность размещения там железнодорожных батарей). С той же целью подлежали конфискации 4 железнодорожных парома. Контроль над зоной проливов и прилегающими островами возлагался на Великобританию, Францию и Италию, которые могли держать здесь свои военные гарнизоны, авиационные и морские части. Турции разрешалось размешать лишь небольшие полицейские силы, подчиняющихся союзникам.

Управлять зоной проливов должна была Международная Комиссия по Проливам, обладающая своим флагом, полицией, бюджетом и персоналом. Проход через проливы становился свободным для военных кораблей и гражданских судов всех стран, как в мирное время, так и во время войны. Ст. 179 определяла границу демилитаризованной зоны проливов, которая уходила на расстояние от 15 до 80 км вглубь европейской и азиатской частей территории Турции.

Согласно ст. 181, турецкие корабли (кроме тех, которые были ей оставлены), подлежали выдаче союзникам, а сильно поврежденные канонерки — разборке на металл.

Султан, которым с 1918 года являлся престарелый Мехмет VI, и его правительство покорно приняли все эти условия. Но во время подписания этого договора, турецкие представители в Севре уже не обладали реальными полномочиями. Великое Собрание Турецкого Народа отказалось ратифицировать договор, а свержение султана и победоносная война с Грецией (1919-1922) позволили Турции добиться гораздо более выгодных для себя условии при подписании нового мирного договора в Лозанне (1923).

***

По мнению руководителей держав-победительниц, благодаря всем этим договорам государства, якобы повинные в развязывании мировой войны (с себя страны Антанты такую вину полностью снимали) были сурово наказаны. А главное, руководители США, Великобритании и Франции верили в то, что благодаря масштабному разоружению стран Центрального блока и созданию Лиги Наций они полностью ликвидировали возможности для возникновения новых войн в Европе.

Однако это мнение находилось достаточно далеко от реальности. Так, хотя решения Версальского договора сократили тоннаж германского ВМФ в десять раз, лишили его подводных лодок и морской авиации, все же сам флот уничтожен не был. Более того, «Reichsmarine» остался самым сильным флотом в Балтийском море и представлял потенциальную угрозу для других стран региона.

Таким положением вещей Германия была целиком обязана Великобритании, которая, опасаясь роста французского влияния, хотела сохранить равновесие сил в Европе. Англичане рассматривали Рейхсвер и Рейхсмарине в качестве противовеса польско-французскому союзу, контуры которого уже обозначились в 1920 году.

На Балтике Рейхсмарине могли противостоять только шведский и советский флоты. Однако Швеция уже более 100 лет строго придерживалась политики нейтралитета, а советский Балтийский флот, вследствие утраты портов в Финляндии, Эстонии, Латвии и Литве, был изолирован в самой восточной части Финского залива. Кроме того, после мировой и гражданской войн он весьма значительно сократился в своей численности, испытывал очень серьезные трудности с кадрами и техническим обеспечением. Поэтому, хотя формально Балтийский флот несколько превышал Рейхсмарине по тоннажу, фактически он был намного слабее его.

Германия также располагала на Балтике множеством портов, мощными, практически не разрушенными верфями и оборонными предприятиями. В скором времени Рейхсвер и Рейхсмарине послужили костяком для создания Вермахта и Кригсмарине.

***

Короче говоря, система мирных договоров, составлявших так называемую «версальскую систему», хотя и сулила надежды на длительное сохранение прочного мира, не обладала достаточным «запасом прочности».

Прочный мир в Европе могло обеспечить только полное и точное выполнение всех пунктов заключенных договоров. А гарантией тому могла служить, прежде всего, солидарность США, Великобритании и Франции. Однако американский Конгресс не ратифицировал заключенные договоры и отказался сотрудничать с Лигой Наций. После поражения в Конгрессе, Вильсон потерпел неудачу и на президентских выборах в ноябре 1920. Новый президент Уоррен Дж. Хардинг, сторонник курса «строгого изоляционизма», сделал все, чтобы Соединенные Штаты отошли от активного участия в европейской политике.

После этого лидерами в Лиге Наций остались Великобритания и Франция. Но их пути все больше и больше расходились, что вместе со стремлением к изменению сложившегося расклада политических сил в Европе не гарантировало спокойствия в ближайшем будущем.

Желание большинства немцев взять реванш за поражение в мировой войне, крайне несправедливые и грабительские по отношению к Германии условия Версальского договора, мировой экономический кризис 1929 года — все это, вместе взятое, обеспечило приход к власти в 1932 году германских нацистов во главе с их лидером — Адольфом Гитлером. Своей целью они сделали установление контроля над всей Европой.

В СССР, возникшем на обломках бывшей Российской империи, утвердилась диктатура партии большевиков. Эту партию возглавлял Сталин, постепенно превративший диктатуру партии в режим своей личной власти. Он, как и Гитлер, тоже хотел подчинить себе всю Европу, создать общеевропейский Союз советских республик.

Столкновение между этими двумя диктаторами, а также между ними и остальной Европой, было неизбежно. В итоге всего через 20 лет после Версаля в Европе началась новая война, значительно более масштабная и жестокая, чем война 1914-1918 гг.


ГЛАВА 2. ПЕЧАЛЬНАЯ СУДЬБА РУССКОГО ФЛОТА

Поначалу, после стихийной февральской революции 1917 года, большевики усиленно заигрывали с балтийскими матросами, поскольку видели в них реальную силу, способную обеспечить захват власти в столице разваливавшейся на глазах Российской империи. Действительно, революционные матросы, не желавшие воевать с внешними врагами, оправдали оказанное им «высокое доверие». Они помогли Ленину и его сообщникам совершить государственный переворот в Петрограде 7-8 ноября того же года. Этот переворот спустя десять лет идеологи партии большевиков стали именовать Великой Октябрьской Социалистической Революцией.

В последующие годы более 75 тысяч моряков сражались в пехотных частях и в составе экипажей «сухопутных броненосцев» — знаменитых бронепоездов. Но сам флот был слишком слаб для решения даже такой задачи, как блокада морских коммуникаций противника, не говоря уж о достижении морского господства на Балтике, на Черном море или на Севере. Да и вообще судьба власти большевиков решалась в сражениях на суше.

Сомнения в полезности флота для дела «мировой революции» значительно усилились в результате неудачных действий новоявленных красных флотоводцев на Балтике в 1918-1919 гг. против англичан. Оказалось, что командовать боевыми кораблями гораздо труднее, чем расстреливать своих прежних командиров.

Кронштадтский мятеж 1921 года привел к полному разочарованию Ленина и его сподвижников в военных моряках. Пришлось даже устроить показательную «порку» балтийским «красным военморам». Вот что пишут по этому поводу современные историки:

«После подавления Кронштадтского восстания деятельность флота практически оказалась парализованной. Большая часть квалифицированных матросов старших возрастов оказалась среди «классовых врагов», судьба этих людей, не воспользовавшихся возможностью уйти по льду в Финляндию, оказалась очень печальной (расстреляли каждого второго повстанца из числа сдавшихся комиссарам — Авт.)… Фильтрационные комиссии безжалостно «вычищали» всех, кто давал малейшие основания для подозрений в нелояльности — в первую очередь «бывших офицеров», большинство из которых было арестовано летом 1921 года… В августе арестовали более половины из находившихся в Петрограде 977 флотских офицеров…

Флот, надолго ставший для партийно-государственного руководства страны символом серьезнейшей внутренней опасности, подвергся опале. Последовали резкие сокращения ассигнований и численности, которые «идеологи» маскировали «недостаточным количеством выделенных пайков». Тогда же из состава Морских Сил вывели береговую оборону, морскую авиацию и командные учебные заведения.»[4]

Одержав в 1918-21 гг. победу над своим народом, пытавшимся бунтовать против их власти, большевики устремили взгляды в Европу. Однако первая попытка насильственной смены власти на Западе (Польский поход, предпринятый в 1920 году Красной Армией под командованием Александра Егорова и Михаила Тухачевского) завершилась полным провалом. Стало ясно, что лихим кавалерийским наскоком Запад не возьмешь, надо серьезно готовиться к штурму «цитадели империализма».

В пределах контролируемой ими территории большевики провозгласили 30 декабря 1922 года создание нового государства — Союза Советских Социалистических Республик (СССР). Фактически эта была та же Российская империя, но в сокращенном виде. От нее отделились Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Западная Белоруссия, Западная Украина, Бесарабия. Кроме того, в Закавказье большевики уступили туркам большую часть Армении с городами Артвин и Карс, с огромным озером Ван и другими территориями, имевшими важное стратегическое значение.

С 1925 года в СССР началось и с каждым годом приобретало все более широкие масштабы планомерное военное строительство. Но при этом военно-политическое руководство СССР делало главную ставку на кавалерию, пехоту, артиллерию и бронепоезда, флот в своих перспективных военных планах оно фактически игнорировало. Почти до конца 30-х годов стратеги «мировой революции» считали флот не более, чем придатком сухопутных вооруженных сил, целиком от них зависящим и тесно с ними взаимодействующим.

Одно из последних писем Ленина генеральному секретарю ЦК РКП(б) Сталину, опубликованное в Полном собрании сочинений вождя, никогда не цитировалось в многочисленных трудах по истории советского флота, ибо не соответствует официальной версии о горячей ленинской любви к нему. Что же такое написал Ильич своему верному ученику и наследнику в ноябре 1922 года по поводу флота, раз его письмо постарались прочно забыть?

«Я думаю, что флот в теперешних размерах, хотя и является флотишкой… все же для нас непомерная роскошь… Флот нам не нужен, а увеличение расходов на школы нужно до зарезу… держать флот сколько-нибудь значительного размера нам, по соображениям экономическим и политическим, не представляется возможным»[5].

Итак, товарищ Ленин считал военный флот излишней роскошью для Страны Советов. Более того, он требовал скорейшей продажи за границу уцелевших и недостроенных боевых кораблей. Так, Ильич дал согласие на финансирование достройки черноморского крейсера «Адмирал Нахимов» (будущего «Червона Украина») лишь потому, что — как его убедили «военспецы» — тогда этот корабль можно будет продать какой-нибудь Турции или Греции значительно дороже, чем по цене металлолома.

Аналогичной точки зрения придерживались руководители Реввоенсовета и Наркомата обороны, среди которых кавалеристы и пехотинцы имели абсолютное большинство. Они тоже считали, что без флота можно прекрасно обойтись. По их мнению, судьба мировой революции будет решена на сухопутных полях сражений.

Остатки императорского флота

Кратко рассмотрим боевой состав того «флотишки», который находился в распоряжении руководителей СССР к концу периода восстановления экономики после мировой и гражданской войн.

Как известно, по состоянию на 1 августа 1914 года российский императорский флот по своей величине (тоннажу) занимал седьмое место в мире — после Великобритании, Германии, Франции, США, Японии, Италии. Среди тогдашних великих держав ему уступал только флот Австро-Венгрии. Но реальные боевые возможности русского флота были еще скромнее, чем величина. Во-первых, немногочисленные корабли находились в морях (на Балтике, в Черном море, на Каспии, в Японском море), изолированное географическое положение которых исключало взаимодействие флотов и усиление одних за счет других. Во-вторых, почти все имевшиеся в 1914 году корабли относились к числу безнадежно устаревших.

Правда, с 1909 года предпринимались попытки возрождения флота после полного разгрома в русско-японской войне[6].

В частности, выполнялась так называемая «малая программа судостроения» 1912-1916 гг. В рамках этой программы (включавшей также достройку ранее заложенных кораблей) планировалось построить до конца 1917 года 8 линкоров, 4 линейных и 10 легких крейсеров, 54 эскадренных миноносца, 30 подводных лодок — всего 106 боевых единиц основных классов. Однако в связи с мировой войной данная программа была выполнена лишь на 60 %. Флот получил от промышленности 7 линкоров, 32 эсминца и 24 подводные лодки; 1 линкор, 14 крейсеров, 22 эсминца, 6 подлодок (43 корабля) остались недостроенными.

В результате мировой и гражданской войн Российский флот понес огромные потери. Во-первых, погибли по разным причинам (не считая затонувших, но затем поднятых и снова вступивших в строй) 3 линкора, 4 крейсера, 7 канонерских лодок, 27 эсминцев, 23 подводные лодки, 4 заградителя, десятки малых боевых единиц (тральщики, посыльные и сторожевые корабли) и вспомогательных судов (учебные суда, плавбазы, транспорты и т. д.).

Это были следующие корабли. Линкоры — «Императрица Екатерина Великая», «Императрица Мария», «Слава». Крейсеры — «Жемчуг», «Олег», «Паллада», «Пересвет». Канонерки — «Гиляк», «Донец», «Кореец», «Кубанец», «Сивуч», «Уралец», «Черноморец». Эсминцы — «Бдительный», «Владимир», «Гавриил», «Гаджибей», «Гром», Громкий», «Доброволец», «Живой», «Живучий», «Исполнительный», «Казанец», «Капитан-лейтенант Баранов», «Керчь», «Константин», «Лейтенант Бураков», «Лейтенант Зацаренный», «Лейтенант Пущин», «Лейтенант Шестаков», «Летучий», «Москвитянин», «Охотник», «Пронзительный», «Сметливый», «Стремительный», «Стройный», «Счастливый», «Фидониси». Подводные лодки — «АГ-14», «Акула», «Барс», «Гагара», «Гепард», «Единорог», «Kapаcь», «Карп», «Кашалот», «Кит», «Краб», «Лебедь», «Лосось», «Львица», «Морж», «Налим», «Нарвал», «Орлан», «Пеликан», «Скат», «Сом», «Судак», «Угорь». Заградители — «Буг», «Енисей», «Ладога», «Прут».

Во-вторых, целую эскадру боевых кораблей и вспомогательных судов Черноморского флота (156 вымпелов) белогвардейцы увели в Константинополь (а затем часть их в Бизерту — французскую военно-морскую базу на территории Туниса).

Это линкор «Генерал Алексеев» (бывший «Император Александр III»). Крейсер «Генерал Корнилов» (бывший «Кагул»). Старый броненосец «Георгий Победоносец». Эсминцы «Беспокойный», «Гневный», «Грозовой», «Дерзкий», «Жаркий», «Живой» (затонул в пути), «Звонкий», «Зоркий», «Капитан Сакен», «Поспешный», «Пылкий», «Цериго». Канонерки «Гайдамак», «Грозный», «Джигит», «Кавказ», «Страж», «Урал», «Якут». Подводные лодки «АГ— 22», «Буревестник», «Тюлень», «Утка». Авиатранспорт Алмаз». Заградители «Аю-Даг», «Ксения», «Константин», «Николай», «Шилка». Посыльные суда «Гидра», «Днепровец», «Киев», «Лукулл». Тральщики «Альбатрос», «Баклан», «Веста», «Доброволец», «Жанетта», «Капитан 2 ранга Медведев», «Керчь», «Китобой», «Мери», «Мечта», «Ногайск», «Пандия», «Скиф», «Скорый», «Смелый», «Чурубаш». Парусно-моторное учебное судно «Моряк». Ледоколы «Всадник», «Горгипия», «Козьма Минин», «Илья Муромец», «Морж». Гидрографические суда «Беглицкий», «Веха», «Казбек», «Тендра». А также около 90 коммерческих пароходов, шхун, буксиров и военных транспортов (из них в состав Русской эскадры в Бизерте в ноябре 1920 года официально вошли 38 транспортов и 8 буксиров).



Русский ледокол «Козьма Минин» стал французским минным заградителем «Castor»



Русский ледокол «Илья Муромец» тоже стал «французом» — минным заградителем «Роllих»

Крейсер «Варяг» (Фл. СЛО), эсминцы «Автроил» (БФ), Спартак» (БФ) и «Счастливый» (ЧФ), тральщики флотилии СЛО Т-6, Т-12, Т-13, Т-14, Т-16, Т-17, Т-19, Т-22, Т-31, Т-ЗЗ, Т-34, Т-36, Т-41 и посыльное судно «Порыв» захватили англичане; крейсер «Прут» — турки. Более сотни боевых кораблей и вспомогательных судов (включая 10 недостроенных сторожевиков) достались финнам, эстонцам, латышам, румынам.

Так, финны захватили 5 старых миноносцев (Подвижный, Послушный, Прозорливый, Резвый, Рьяный), 21 посыльное судно (Беркут, Воевода, Виола, Кондор, Посадник, №№ 103, 104, 119, 120, 127, 128, 129, 212, 214, 215, 716, 217, 218, 219, 220, 222), 5 сторожевиков (Голубь, Гриф, Пингвин, Филин, Чирок), более 20 сторожевых катеров, 9 заградителей (Бурея, Воин, Дюна, Зея, Ильмень, Иртыш, Луга, Молога, Мста), 30 тральщиков (Алеша Попович, Груз, Добрыня, Дуло, Защитник, Капсюль, Комета, Крамбол, Микула, Минреп, Намет, Пламя, Планета, Поток Богатырь, Святогор, Ствол, Тумба, Фортрал, Цапфа, Чека, М-1, М-4, М-5, М-6, М-7, №№ 2, 3, 16, 17. 23), ряд вспомогательных судов. Эстонцы «прихватизировали» малые заградители М-2, М-8 и М-10, канонерку «Бобр», несколько вспомогательных судов.

Тридцать кораблей и судов Сибирской флотилии вице-адмирал В.К. Старк увел сначала в Шанхай, а затем в Манилу, где продал их. Среди них были канонерка «Манчжур», заградитель «Алеут», вспомогательный крейсер «Лейтенант Дыдымов», тральщики «Аякс» и «Патрокл», ледокол «Илья Муромец», транспорты «Байкал», «Камчадал», «Охотск», «Якут» и другие

В-третьих, множество кораблей в 1922-27 гг. большевики продали как металлолом. Так, в Германию были проданы на слом 15 кораблей Балтийского флота. Это недостроенные линейные крейсеры «Бородино», «Кинбурн», «Наварин»; крейсеры «Аскольд», «Адмирал Макаров», «Баян», «Богатырь», «Громобой», «Диана», «Россия», эсминец «Властный», канонерская лодка «Грозящий», подводная «Язь», учебные суда «Заря Свободы» и «Африка».

Различным советским предприятиям были переданы для разборки на металл недостроенный дредноут «Демократия» (бывший «Император Николай I») и 8 старых броненосцев: «Андрей Первозванный». «Республика» (бывший «Император Павел I»), «Евстафии», «Иоанн Златоуст», «Три Святителя», «Гражданин» (бывший «Цесаревич»), «Чесма» (бывший «Полтава»), «Борец за свободу» (бывший «Князь Потемкин»); крейсер «Рюрик», 7 недостроенных эсминцев («Брячислав», «Федор Стратилат», «Капитан Конон Зотов», «Капитан Кроун», «Мечеслав», «Михаил», «Сокол»); учебное судно «Освободитель» (бывший «Рында»).



Русское посыльное судно «Воевода» стало финским сторожевиком «Matti-Kurki»



Русский сторожевик «Филин» превратился в финский «Kajrala»



Русский сторожевик «Голубь» получил у финнов название «Uusimaa»

Кроме того, были отправлены на слом 60 устаревших эсминцев и миноносцев, 3 новые подводные лодки, ряд других боевых кораблей и вспомогательных судов. Эсминцы и миноносцы — «Беспощадный», «Бесстрашный», «Бесшумный», «Бодрый», «Боевой». «Бойкий», «Бравый», «Бурный», «Видный», «Властный», «Внимательный», «Всадник», «Гайдамак», «Генерал Кондратенко», «Грозный», «Громящий», «Дельный», «Деятельный», «Донской казак», «Достойный», «Жуткий». «Забайкалец», «Заветный», «Завидный», «Инженер-механик Анастасов», «Искусный», «Капитан Юрасовский», «Крепкий», «Легкий», «Лейтенант Малеев», «Лейтенант Сергеев», «Лихой», «Ловкий», «Меткий», «Молодецкий», «Мощный», «Пограничник», «Поражающий», «Послушный», «Прочный», «Прыткий», «Разящий», «Расторопный», «Резвый», «Ретивый», «Свирепый», «Сердитый», «Сильный», «Скорый», «Смелый», «Статный», «Стерегущий», «Сторожевой», «Страшный», «Твердый», «Точный», «Тревожный», «Уссуриец», «Финн», «Эмир Бухарский», подводные лодки «Вепрь», «Кугуар», «Угорь».

Что же осталось после всего этого?

По состоящего на 1 августа 1929 года Морские Силы Балтийского моря имели в своем составе 3 линкора («Марат», «Октябрьская Революция», «Парижская Коммуна»); 1 легкий крейсер («Профинтерн»); 1 канонерскую лодку («Красное Знамя»); 12 эсминцев типа «Новик» («Володарский», «Зиновьев», «Калинин», «Карл Либкнехт», «Карл Маркс», «Ленин», «Рыков», «Сталин», «Троцкий», «Урицкий», «Энгельс», «Яков Свердлов»); 9 подводных лодок типа «Барс» («Батрак», «Большевик», «Комиссар», «Коммунар», «Красноармеец», «Краснофлотец», «Пролетарии». «Рабочий», «Товарищ»); заградители «Баррикада» и «25 Октября»; 7 учебных кораблей («Аврора», «Девятое января», «Дозорный», «Комсомолец», «Красный Ленинград», «Ленинградсовет», «Яуза»); около 30-и вспомогательных судов.

Морские Силы Черного моря включали 1 легкий крейсер («Червона Украина»); 5 эсминцев («Дзержинский», «Незаможник», «Петровский», «Фрунзе», «Шаумян»); 5 подводных лодок («Коммунист», «Марксист», «Политработник», «Политрук», «Шахтер»); 5 канонерских лодок («Красная Абхазия», «Красная Армения», «Красная Грузия», «Красная Молдавия», «Красный Аджаристан»); заградитель «1 Мая», учебный корабль «Коминтерн», около 20 вспомогательных судов.

Эти жалкие остатки бывшего императорского флота не представляли сколько-нибудь серьезной угрозы ни для одного вероятного противника, за исключением разве что ближайших соседей, таких как Эстония или Румыния. Например, подводные лодки типа «Барс» (9 на Балтике) и «Нерпа» (1 на Черном море) морально устарели еще к моменту своего вступления в строй в 1915-16 гг. Линкоры типа «Гангут», как известно, обладали очень слабым бронированием, делавшим их легкой добычей для любого линейного корабля, спущенного на воду после 1913 года. Эсминцы, канонерки и заградители годились только для охраны собственных берегов, да и то в ограниченных пределах, поскольку тоже безнадежно устарели.

На Дальнем Востоке и на Севере военного флота у СССР до 1932-33 гг. вообще не было.

Помимо весьма скромного корабельного состава и устарелой материально-технической базы, имела место вопиющая нехватка кадрового командного состава и технических специалистов. Старый офицерский корпус в своем большинстве либо бежал в эмиграцию, либо навсегда покинул службу, либо был уничтожен во время революции и гражданской войны. Места прежних офицеров и адмиралов заняли рядовые матросы или унтер-офицеры бывшего императорского флота или же младшие офицеры ускоренных военных выпусков. Поэтому профессионализм командного состава всех звеньев оставлял желать много лучшего.

Поиски доктрины

Большевики с первых дней захвата власти в России постоянно твердили о том, что их главной целью является победа революции в «мировом масштабе». Однако уже к 1925 году они поняли, что даже в Европе, не говоря обо всем мире, с «пролетарской революцией» придется повременить Более того, идеологи РКП(б) уяснили очень важное обстоятельство: «недостаточно сознательные» пролетарии на Западе вряд ли смогут самостоятельно придти к власти. Поэтому необходимо оказать им «помощь» в деле захвата власти.

В 1925 году советское руководство прекратило необъявленную партизанско-диверсионную войну на территории Польши (велась в 1921-25 гг.) и начало планомерную подготовку к грядущему «Великому освободительному походу».

В докладе на Пленуме ЦK ВКП(б), состоявшемся 19 января 1925 года, Сталин сделал вывод о неизбежности в будущем новой «большой войны» и заявил, что «в связи с этим нс может не встать перед нами вопрос о нашем вмешательства в эти дела». Но для того, чтобы такое вмешательство стало возможным и успешным, требуется в кратчайшие сроки создать мощную военно-экономическую базу, которая станет надежным фундаментом для войны с «капиталистическим окружением».

В декабре 1927 года, выступая с отчетным докладом на XV съезде партии, Сталин поставил задачу «партийному активу» и руководителям всех ведомств — учесть противоречия в лагере империалистов. оттянуть войну» до того момента. пока «не назреют вполне колониальные революции», либо «пока капиталисты не передерутся между собой»

Давным-давно опубликовано множество подобных высказываний и документов, предельно откровенных, не составляющих никаких сомнений в изначально агрессивных устремлениях большевистского режима. С ними не знакомы лишь те, кто не желает знать правду, а упрямо повторяет ложь о миролюбивом характере внешней политики СССР, об исключительно оборонительном характере советских военных доктрин и планов и т. п.

В связи с ясно указанной в 1925-27 гг. «генеральной линией» партии и правительства, проблемы возрождения и дальнейшего развития флота стали предметом оживленной дискуссии среди военных моряков. При этом очень скоро определились две принципиально различные точки зрения на возможные пути развития советского флота.

Бывшие офицеры императорского флота, пошедшие на службу большевикам, составили основу так называемой «старой школы». В нее входили В.А. Белли (1887-1981), Е.А. Беренс (1876-1928), А.К. Векман (1884-1955), Л.М. Галлер (1883-1950), Л.Г. Гончаров (1885-1948), А.В. Домбровский (1882-1954), Б.Б. Жерве (1878-1934), А.В. Немитц (1879-1967), Н.Н. Несвицкий, Э.С. Панцержанский (1887-1937), М.А. Петров, Ю.Ф. Ралль (1890-1948), Е.Е. Шведе, А.В. Шталь (1865-1950) и другие.

Они считали, что в первую очередь нужно строить линейные корабли, крейсеры, авианосцы и эскадренные миноносцы, способные действовать в открытом море. Например, известный в те годы теоретик, начальник военно-морской академии М.А. Петров считал, что для войны с Великобританией Балтийский флот должен иметь в строю как минимум 8 линкоров, 16 крейсеров и 3 флотилии эсминцев (15-18 единиц). Иными словами, «старая школа» ратовала за создание сбалансированного флота, ядро которого обычно составляют крупные боевые единицы.

В отличие от этих «военспецов», «революционные новаторы» так называемой «молодой школы» предложили теорию «малой морской войны». Это были М.В. Викторов (1894-1938), К.И. Душенов (1895-1940), В.И. Зоф (1889-1937), И.К. Кожанов (1897-1938), С.В. Курков, И.М. Лудри (1895-1937), Р.А. Муклевич (1890-1938), В.М. Орлов (1895-1938), Ф.Е. Родин и прочее флотское начальство «пролетарского происхождения».

Их концепция заключалась в том, что для разгрома линейных, легких и десантных сил противника в прибрежной зоне вполне достаточно применить ограниченные по составу силы и средства. Основу этих сил, по мнению «новаторов-пролетариев», составляют торпедные катера (их в то время часто называли «москитами» — по аналогии с мошками, способными искусать до смерти крупное животное), подводные лодки и морская авиация; главными средствами обороны являются береговая артиллерия и стационарные минные заграждения. Основными формами боевых действий «малого флота» они считали «молниеносные» удары по вражеским эскадрам, противодействие операциям вражеских легких сил возле собственных берегов и поддержку сухопутных войск. Все это — без значительного удаления от своих баз.

Именно вторая из упомянутых концепций в период 1927-1936 гг. пользовалась официальной поддержкой «наверху». Во-первых, как уже сказано выше, главную ставку в будущих революционных войнах военно-политическое руководство СССР в то время делало на сухопутные войска. Во-вторых, денег и материально-технической базы для создания мощного флота «открытого моря» все равно не было. Существовавшее положение вещей нашло зримое выражение в организации вооруженных сил. Сейчас уже мало кто знает, что «красный флот» в 1920-1930-е годы являлся… частью армии! Руководство им осуществляло Управление военно-морских сил РККА.

В начале 1928 года высшее военное руководство страны призвало своих подопечных прекратить дискуссию и полностью определиться со «значением и задачами морских сил в системе вооруженных сил страны». Черту под спорами между «старой» и «молодой» школами подвело постановление Реввоенсовета СССР:

«При развитии Военно-Морских Сил стремиться к сочетанию надводного и подводного флотов, береговой и минно-позиционной обороны и морской авиации, отвечающему характеру ведения боевых операций на наших морских театрах в обстановке вероятной войны… Считать основными задачами Военно-Морских Сил PKKA:

А) содействие операциям сухопутной армии в прибрежных районах;

Б) оборону берегов в условиях совместного разрешения этой задачи средствами морских сил и сухопутной армии;

В) действия на морских коммуникациях противника; Г) выполнение особых морских операций.

По составу флота руководствоваться нижеследующим:

А) основным фактором, сообщающим операциям флота боевую устойчивость и активность действий, являются линейные корабли;

Б) развитие легких сил (крейсера, миноносцы, торпедные катера, сторожевые суда, канлодки) должно отвечать требованиям современной морской войны и соответствующей организации флота на наших театрах с учетом особенностей характера использования морских сил в будущей войне;

В) развитию подводного плавания уделять особое внимание, при учете специальных операций подводных лодок и обеспечения возможности совместных их действий с надводным флотом».

Этот документ интересен тем, что он представлял собой попытку объединения противоположных взглядов. В самом деле, в нем сказано, что флот должен действовать в основном возле своих берегов, а его главную силу составят подводные лодки. Но в то же время основным фактором «устойчивости» флота были названы линкоры (которые, напомним, имелись в количестве всего лишь трех безнадежно устаревших единиц).

Строительство «малого флота»

В соответствии с концепцией «малого» флота, шестилетняя программа военного судостроения, принятая Советом Труда и Обороны СССР в ноябре 1926 года, предусматривала постройку всего лишь 12 подводных лодок, 18 сторожевых кораблей и 36 торпедных катеров для Балтийского и Черного морей.

Программа была разделена на два этапа. В ходе первого из них (1927-1928 гг.) планировалось построить 6 больших подводных лодок, 8 сторожевых кораблей, 6 торпедных катеров. Одновременно следовало достроить 2 легких крейсера типа «Светлана» и 3 эсминца типа «Новик», спущенные на воду в 1915-16 гг.

Второй этап (1929-1932 гг.) предусматривал строительство еще 6 подводных лодок, 10 сторожевых кораблей и 30 торпедных катеров, достройку еще одного крейсера типа «Светлана», а также восстановление одной подводной лодки типа «АГ», одного эсминца типа «Новик» и поврежденного пожаром линкора «Фрунзе».

Всего в рамках этой программы, подвергавшейся изменениям, были достроены три крейсера: «Адмирал Нахимов» («Червона Украина», 1927 г.), «Светлана» («Профинтерн», 1928 г., позже переименован в «Красный Крым»), «Адмирал Лазарев» («Красный Кавказ», 1932 г.) и три эсминца: «Прямислав» («Калинин», 1927 г.), «Капитан Белли» («Карл Либкнехт», 1927 г.), «Капитан Керн» («Рыков», 1927 г. позже переименован в «Куйбышев»). Были восстановлены поднятый в 1925 г. в Новороссийске эсминец «Калиакрия» («Дзержинский», 1929 г.) и поднятая в 1928 г. районе Севастополя подводная лодка «АГ-21» («Металлист»).

В 1927-32 гг. были построены 6 подводных лодок типа «Д» (они получили «революционные» имена, соответствовавшие эпохе: «Декабрист», «Народоволец», «Красногвардеец», «Революционер», «Спартаковец», «Якобинец»), а в 1929-33 гг. — 6 подводных заградителей типа «Л» («Ленинец», «Сталинец», «Фрунзенец», «Гарибальдиец», «Чартист», «Карбонарий»).

В 1929 г. в указанную программу были внесены коррективы. Реввоенсовет СССР принял постановление об увеличении количества строившихся подводных лодок. На основе данного постановления в 1930 г. были заложены 4 подводные лодки типа «Щ» («Щука», «Окунь», «Ёрш», «Комсомолец»). Чтобы при этом не выходить за пределы отведенных на флот финансовых средств, пришлось сократить количество сторожевых кораблей, вместо 18-ти построили только 10 («Вихрь», «Вьюга», «Гроза», «Метель», «Смерч», «Тайфун», «Ураган», «Циклон», «Шквал», «Шторм»). Восстановление линкора «Фрунзе» (бывшего «Полтава») тоже было исключено из плана.

В связи с составлением Первого пятилетнего плана развития экономики СССР на 1929-33 гг., Реввоенсовет решил «пересмотреть программу строительства морского флота в сторону некоторого увеличения», по-прежнему делая упор на строительство подводных лодок и малых надводных кораблей.

Первый пятилетний план предусматривал строительство уже 18 больших (типа «Л») и 4 средних (типа «Щ») подводных лодок, 3 больших эсминцев (лидеров), 18 сторожевых кораблей, 5 охотников за подводными лодками, а всего 28 боевых кораблей, 22 подводных лодок и 37 вспомогательных судов.

Но одного желания вождей, без прочной материальной основы, оказалось совершенно недостаточным для претворения в жизнь даже этой скромной программы. Как известно, первый советский пятилетний план был провален по всем основным параметрам и заданиям, хотя советская пропаганда твердила об его выполнении и даже перевыполнении. Оказалась невыполненной и программа военного судостроения. Из предусмотренных к постройке 28 надводных кораблей были заложены всего лишь 18, немного лучше обстояло дело с подводными лодками.

Кадры

В довоенную эпоху в СССР был весьма популярен лозунг «кадры решают всё»! Спорить с ним не приходится. Действительно, главное — это люди, их квалификация и моральный дух. Поэтому давайте бегло прикоснемся к проблеме обеспечения советского флота квалифицированными кадрами.

Современный автор отмечает, что период 1920-1928 гг. характеризовался подготовкой специалистов для флота и его береговых учреждений «из числа лиц преимущественно рабоче-крестьянского происхождения, имевших недостаточный общеобразовательный уровень (5-6 классов средней школы и ниже) и не имевших военно-морского образования»[7].

Чтобы сделать для «пролетариев» доступным обучение в военно-морской академии, им сначала давали общее образование (по программе средней школы) на курсах продолжительностью от 6 до 24 месяцев. Однако, как известно, ускоренное образование всегда является неполноценным. Что же касается ВМА, то перегрузка ее программы ненужными предметами, постоянные изменения структуры и содержания учебных планов, слабая материально-техническая обеспеченность учебного процесса, репрессии в отношении преподавательского состава — все это сильно снижало эффективность обучения.

Весьма характерно то, что высшие военно-морские «командиры-пролетарии» до Гражданской войны на флоте либо вообще не служили, либо служили матросами, а специальное военно-морское образование у них отсутствовало.

Например, Михаил Викторов, который в период с 1924 по 1937 гг. последовательно командовал морскими силами на Балтике, на Черном море и на Дальнем Востоке, пришел на флот лишь в 1918 г. Все его специальное образование, это трехмесячные (!) курсы командного состава в 1924 г.

Ромуальд Муклевич в 1926-1931 гг. командовал ВМС СССР, в 1931-1934 гг. являлся инспектором ВМС; в 1934-1936 гг. был начальником Главного управления судостроительной промышленности. Он в 1915 г. окончил школу мотористов, затем служил в армии унтер-офицером. После революции продолжал армейскую службу до тех пор, пока Реввоенсовет республики не поручил ему командование сразу всеми морскими силами СССР.

Владимир Орлов в 1926-1931 гг. командовал морскими силами Черного моря, а в 1931-1937 гг. всеми морскими силами СССР. На флот он пришел в 1918 году, где сразу нашел занятие себе по душе: стал комиссаром. Главное комиссарское занятие заключалось в том, чтобы повсюду выискивать «контру» и вдохновлять «братишек» безжалостно ставить «контру к стенке» (варианты: топить в проруби, сжигать живьем, закапывать в землю, вешать за ноги — комиссары были весьма изобретательны по этой части). В 1919-1926 гг. Орлов возглавлял политотделы разного уровня. Военно-морское образование этого «стратега» и «флотоводца» заключалось в трехмесячных курсах, которые он прошел в 1926 году, перед тем, как возглавить Черноморский флот.

Под стать Орлову, Муклевичу, Викторову были все остальные «начальники флота» периода 1925-1938 гг. Именно такие «эрзац-специалисты» принимали ответственные решения, разрабатывали оперативные планы, руководили боевой подготовкой военно-морских сил СССР.

***

Итак, в период 1920-х и 1930-х годов Россия (CCCP) имела небольшие военно-морские силы, способные действовать лишь в незначительном удалении от своих берегов. Вдобавок, эти весьма скромные силы были разделены между несколькими морскими театрами. Соответственно, страны Запада вплоть до конца 30-х годов могли позволить себе не принимать русский (советский) флот в расчет.


Глава 3. ФЛОТЫ ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВ В 1919–1921 гг

Первая мировая война в огромной мере стимулировала качественное и количественное развитие военно-морской техники. Появились новые классы боевых кораблей и катеров — авианосцы и гидроавианосцы, сторожевики, охотники за подводными лодками, эскортные и патрульные корабли, торпедные катера, десантные суда[8]. Очень большое распространение получили подводные лодки, тральщики и заградители, такие виды вооружения как мины заграждения, глубинные бомбы, тралы, радиостанции, гидрофоны, а также средства маскировки (дымовые завесы, камуфлирующая окраска).

За время войны государства Центрального блока потеряли 390 боевых кораблей и 62 вспомогательных судна, а государства Антанты 418 боевых кораблей и 682 вспомогательных судна. Суммарное водоизмещение погибших боевых кораблей составило 1.866.000 тонн; вспомогательных судов (считая только суда водоизмещением свыше 500 тонн) — около 500.000 тонн. Потери в судах, зафрахтованных военно-морскими силами Антанты, составили около 1.200.000 брт.

К этим потерям надо добавить потери торговых флотов. В результате действии надводных и подводных кораблей одних только центральных государств погибли более 6000 судов общим тоннажем свыше 14.235.000 брт.

Но, несмотря на многочисленные трудности, промышленность великих держав сумела компенсировать понесенные ущерб и обеспечила флоты боевыми кораблями, необходимыми для успешного ведения войны. По состоянию на 1 января 1919 года состав флотов великих морских держав был следующим:

Великобритания: 52 линкора (сверхдредноуты, дредноуты, додредноуты), 11 линейных крейсеров (и 1 в постройке), 114 (17 в постройке) броненосных и легких крейсеров, 541 (61 в постройке) эсминец и миноносец, 155 (39 в постройке) подводных лодок, 7 (2) авианосцев. Общее водоизмещение (без учета строившихся кораблей) — 2.561.200 тонн;

США: 39 (13) линкоров, 0 (6) линейных крейсеров, 32 (10) броненосных и легких крейсеров, 229 (127) эсминцев и миноносцев, 80 (89) подводных лодок, общим водоизмещением 1.073.250 тонн;

Франция: 26 (5) линкоров, 27 броненосных и легких крейсеров, 273 эсминца и миноносца, 61 (11) подводная лодка общим водоизмещением 745.000 тонн;

Япония: 17 (4) линкоров, 4 (4) линейных крейсера, 26 (7) броненосных и легких крейсеров, 127 (15) эсминцев и миноносцев, 16 (33) подводных лодок общим водоизмещением 655.000 тонн;

Италия: 15 (1) линкоров, 15 броненосных и легких крейсеров, 152 (30) эсминца и миноносца, 70 (15) подводных лодок общим водоизмещением 390.000 тонн.



Британский линейный крейсер «Repulsе» (вступил в строй 18 августа 1916 года)

Правда, многие из этих кораблей были устаревшей конструкции и в ближайшем будущем подлежали списанию, либо уже давно стояли на приколе (линкоры-додредноуты, броненосные и бронепалубные крейсеры постройки 1890-1905 гг. и другие).

В ходе войны произошла фундаментальная смена ролей сил флота вследствие новых способов ведения боевых действий (широкомасштабное использование подводных лодок, мин заграждения, авиации, торпедных катеров), а также переход флотов от генеральных морских сражений и набеговых операций к повседневным боевым действиям (дозорная и патрульная служба, разведка, конвоирование, охота за подводными лодками, минные постановки, траление, обеспечение связи, охрана баз и побережья и т. д.).

Однако на эту революцию обратили серьезное внимание лишь немногочисленные энтузиасты новых видов оружия, в основном, представители авиации[9]. Адмиралы европейских держав в своем большинстве сохранили старые представления о якобы «решающей» роли линейных кораблей. Соответственно, они по-прежнему считали, что главную силу любого флота составляют линейные корабли и линейные крейсеры. Именно такие корабли рассматривались как наиболее ценные в боевом отношении, что вполне отвечало популярной во время войны концепции «fleet in being»[10].

Тот факт, что во время войны в Великобритании, Франции, Италии, Германии, России, Австро-Венгрии строительство линкоров и линейных крейсеров прервалось, был обусловлен исключительно экономическими причинами. Из-за огромных военных расходов бюджеты великих держав находились в плачевном состоянии.

Лишь в Японии и США, слабо участвовавших в европейской войне, дело обстояло иначе. Однако главную роль в этом играло возрастающее соперничество обоих государств в тихоокеанском регионе. Именно соперничество между ними стало основной причиной продолжения гонки вооружений после окончания мировой войны. Эта гонка оказывала также давление на Великобританию, которая, хотя и ослабла во время войны, из соображений престижа не желала уступать свое традиционное место «владычицы морей».



Эсминцы флота США, построенные в годы войны, в камуфляжной окраске

Остальные три государства Антанты не могли считаться конкурентами. В России шла гражданская война, ее экономика развалилась, тяжелая промышленность фактически перестала существовать. Экономика Франции и Италии была серьезно подорвана, а их флоты структурно и качественно устарели. Они не могли соперничать со своими союзниками. На какое-то время им пришлось ограничиться тем, что в качестве трофеев они получили современные корабли германского и австро-венгерского флотов.

***

Конгресс США принял 29 августа 1916 года план морских вооружений. Вместе с более поздними дополнениями, он предусматривал построить в течение 1916-1926 гг. 10 линкоров, 6 линейных и 10 легких крейсеров, 270 эсминцев и 84 подводные лодки.

Япония ответила на этот план так называемой «программой 8-8». Согласно ей, в 1916-1928 годы планировалось строительство 8-и линкоров, 8 линейных и 34 легких крейсеров, 77 эсминцев и 30 океанских подводных лодок[11].

Для достижения не только количественного, но и качественного превосходства над американским флотом, японцы использовали то обстоятельство, что их военно-морские базы находятся гораздо ближе к тем районам, куда были устремлены их политические и экономические интересы (Китай, юго-восточная Азия), чем базы ВМФ США. Поэтому они меньше внимания уделяли дальности плавания своих кораблей, зато старались всемерно усилить их бронирование и вооружение.

Чтобы сохранить за собой перевес в силах на Тихом океане, американцам надо было ежегодно вводить в строй по 2 линкора или линейных крейсера, одновременно расширяя и обновляя свои крейсеры, которых у них имелось сравнительно немного, причем в основном устаревших. Расчеты показывали, что к 1927 году перевес США над Японией в Тихом океане по количеству боевых кораблей первой группы уже исчез бы. Чтобы избежать этого, командование ВМФ США в 1918 году потребовало в дополнение к программе 1916 года построить еще 12 линкоров и 16 крейсеров. Однако конгресс ответил отказом и не выделил средств.

По сравнению с грандиозными планами США и Японии, намерения Великобритании выглядели более скромно. Как уже отмечалось выше, Англия вышла из войны должником США. Это существенно сказалось на ее военных расходах. Если в 1914–1919 гг. они соотносились с аналогичными расходами США в пропорции 7:6, то уже в 1921 году снизились до пропорции 1:8. Поэтому англичане прежде всего занялись реорганизацией своего огромного флота. В период 1919-21 гг. они отправили в резерв (т. е. поставили на прикол) или перевели в разряд учебных более 900 боевых кораблей и вспомогательных судов.

Тем не менее, Великобритания намеревалась построить 4 линейных крейсера (проект 1921 года, 53.000 тонн, 32 узла, 9 орудий калибра 406 мм), затем 4 линкора (тоже 53.000 тонн, 29 узлов, 9 орудий 457 мм), а после них еще 2 линейных крейсера, вооруженных шестью 508-мм орудиями. Остальные средства военно-морского бюджета планировалось использовать для окончания строительства наиболее ценных легких боевых кораблей из числа тех, что были заложены до декабря 1918 года.

Более того, поначалу англичане еще надеялись сохранить за своим флотом не просто первое место в мире, а первенство на основе старого принципа «two power standard» (он означал, что британский флот должен был обладать совокупной мощью двух сильнейших флотов после него). Ради этой голубой мечты» британское правительство попыталось получить финансовую помощь от своих доминионов, но безуспешно. В итоге на имперской конференции 1921 года в Лондоне ему пришлось согласиться с идеей паритета с флотом Соединенных Штатов (one power standard). Так что эпоха господства Королевского флота в Мировом океане стала приближаться к концу.

Но, к счастью для Англии, ее соперники не вынесли взятого ими темпа и тяжести гонки вооружений. Правительство США достаточно быстро поняло, что такая гонка неизбежно приведет к финансовому краху. Даже американская экономика, сильно обогатившаяся на военных поставках, не могла выдержать ее в течение долгого времени. Именно поэтому Конгресс не утвердил дополнительные кредиты на морские вооружения (по британским данным — 37 миллионов фунтов стерлингов ежегодно) и потребовал от нового президента Уоррена Хардинга (Warren Harding) серьезного ограничения военных расходов.

Япония тоже вряд ли смогла бы выдержать такое финансовое бремя. Экономике этой страны было весьма далеко до США, создание мощных вооруженных сил доставалось ей ценой тяжких лишений всей нации (по британским данным, бюджет японского флота в 1921-1922 гг. составлял 75 миллионов фунтов стерлингов).

Иначе говоря, к 1921 году великие морские державы оказались перед лицом серьезных экономических и финансовых проблем. В сложившейся ситуации им не оставалось ничего другого, кроме как найти взаимоприемлемый компромисс.


ЧАСТЬ II
ПОПЫТКИ ОГРАНИЧЕНИЯ МОРСКИХ ВООРУЖЕНИЙ


Глава 4. ВАШИНГТОНСКАЯ МОРСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В 1921-1922 гг

10 июля 1921 года государственный секретарь США (т. е. министр иностранных дел) Чарльз Эванс Хьюз (Charles Evans Hughes) предложил созвать конференцию девяти государств. Во-первых, в ней должны были участвовать страны, имеющие выход к Тихому океану — США, Япония и Китай. Во-вторых, страны, обладавшие колониями в данном регионе — Великобритания, Франция, Нидерланды, Португалия (плюс США и Япония). В-третьих, страны, имевшие концессии в Китае — Бельгия и Италия (плюс США, Великобритания, Япония, Франция).

Советская Россия не получила приглашение на том основании, что она утратила выход к Тихому океану в связи с образованием так называемой Дальневосточной республики — ДВР. Однако представителей ДВР, прибывших в Вашингтон, к участию в работе конференции тоже не допустили в связи с тем, что правительство ДВР — это марионетка, всецело зависящая от Москвы. В ответ правительство РСФСР заявило протест США, Великобритании, Японии, Франции и Китаю, подчеркнув, что оно не будет считать обязательным для себя ни одно принятое на конференции решение.

Конференция должна была обсудить два главных вопроса: ограничение морских вооружений и урегулирование положения на Дальнем Востоке. После стадии предварительных переговоров, она начала свои заседания 12 ноября 1921 года в Вашингтоне, под председательством Ч.Э. Хьюза.

В итоге работы конференции были подписаны три договора, ставшие победой американской дипломатии. Соединенным Штатам удалось затормозить японскую экспансию в бассейне Тихого океана и в Китае, а также установить принцип паритета с флотом Великобритании, не прибегая при этом к дорогостоящей гонке вооружений.

Первый из указанных договоров (договор четырех государств) подписали 13 декабря 1921 года США, Великобритания, Япония и Франция сроком на 10 лет. Стороны обязались соблюдать права каждого из государств-участников договора и гарантировали сохранность их владений на островах Тихого Океана (то есть, они разделили сферы влияния). После его ратификации терял силу англо-японский договор от 1902 года (продленный в 1911 году), оговаривавший интересы обеих стран в этом регионе, что облегчало американскую экономическую экспансию на Дальнем Востоке.

Второй договор (договор девяти государств) 6 февраля 1922 года подписали представители США, Великобритании, Японии, Франции, Италии, Нидерландов, Бельгии, Китая и Португалии. Он касался политики этих государств по отношению к Китаю. Участники договора обязались уважать суверенитет, независимость и административно-территориальную целостность Китая. В результате Японии пришлось вернуть Китаю полуостров Шандунь, захваченный ею в 1914-1915 гг. вместе с германской военно-морской базой Циндао. Возврат произошел до конца 1922 года. Одновременно договор обязал Китай и дальше проводить политику открытых дверей», что было на руку прежде всего именно американцам.

***

Третий договор касался военно-морских вооружений. Здесь исходная позиция США была достаточно ясной. Военно-морские флоты Австро-Венгрии и Турции удалось ликвидировать, а германский и российский (советский) флоты сократились до безопасного минимума. Осталось договориться лишь остальным пяти «великим морским державам».

Этот договор, известный также как «договор пяти государств» (США, Великобритании, Японии, Франции, Италии) — был принят после долгого периода споров. Госсекретарь США Хьюз заявил, что, договариваясь о разоружении, следует принять за исходную точку уже существующий потенциал флотов великих морских держав. При этом сравнение этих потенциалов надо производить по общему водоизмещению линкоров и линейных крейсеров, т. е. так называемых «capital ships». Тоннаж остальных боевых единиц следует суммировать и пересчитать на количество условных линкоров либо линейных крейсеров соответствующего водоизмещения.

Самым главным пунктом плана ограничения вооружений, предложенного Хьюзом, являлось провозглашение своего рода «каникул в строительстве линкоров» на срок не менее 10 лет.

Далее американская делегация предложила детальную программу разоружения, касавшуюся только трех самых крупных морских держав.

Соединенные Штаты, реализовывавшие план 1916 года, имели в тот момент 10 линкоров и 6 линейных крейсеров в разных стадиях строительства. Причем один линкор был уже почти полностью построен, готовность еще 2 составляла 80 %, а остальные 7 линкоров находились на стапелях.

Согласно предложения Хьюза, все 9 недостроенных линкоров и 6 линейных крейсеров следовало отправить на слом, что давало в сумме 15 кораблей общим водоизмещением 618.000 тонн (тоннаж кораблей, указанный Хьюзом, отличался от реального в пределах 6-7 %). Кроме того, он предлагал разобрать на металл 15 старых американских линкоров, за исключением «Delaware» и «South Dacota», что добавляло еще 15 кораблей общим водоизмещением 227.000 тонн, а всего 30 кораблей и 845.700 тонн.

Великобритании было предложено отказаться от постройки 4 линейных крейсеров по проекту 1921 года (172.000 тонн), сдать на слом все линкоры-додредноуты, а также дредноуты, построенные до серии кораблей типа «King George V» — это составляло 19 единиц. Итого 23 корабля общим водоизмещением 583.375 тонн.

Японии предложили отказаться от запланированного строительства 8 линкоров и линейных крейсеров, разобрать 3 линкора — «Mutsu» (готовый на 95 %), «Tosa» и «Kaga» (спущенные на воду), а также 4 линейных крейсера — «Amagi» и «Akagi» (спущенные на воду), «Atago» и «Takao» (на стапелях). Всего японцам было предложено отправить на слом 7 недостроенных кораблей общим водоизмещением 289.100 тонн. Кроме того, им следовало уничтожить все додредноуты — 10 единиц (159.828 тонн). А всего на слом должны были пойти 17 кораблей общим водоизмещением 448.928 тонн.

Тем самым три великие морские державы отказывались от 70 крупных военных кораблей общим водоизмещением 1.878.000 тонн. Пораженный масштабами такого «погрома», корреспондент лондонской газеты «Times» написал в своем репортаже: «Госсекретарь Хьюз за 35 минут потопил больше линейных кораблей, чем все адмиралы мира на протяжении веков»!

Через три месяца после подписания договора количество оставшихся в строю кораблей данного класса было бы следующим: 1) США — 18 линкоров, 500.650 английских тонн; 2) Великобритания — 18 линкоров и 4 линейных крейсера, 604.450 тонн; 3) Япония — 6 линкоров и 4 линейных крейсера, 299.700 тонн.

Одновременно Хьюз предложил установить максимально допустимый общий тоннаж линкоров для США и Великобритании по 500.000 тонн, для Японии — 300.000 тонн, для Франции и Италии — по 175.000 тонн.

Надо пояснить откуда взялись эти цифры. Согласно принятым на конференции положениям, каждый флот должен был складываться из двух групп кораблей: линейных и легких, при этом соотношение между группами определялось как 1: 1.

Суммарный тоннаж британского флота был установлен на основании математического равенства суммарного тоннажа флотов трех самых крупных европейских государств на 1921 год: Франции (575.000 тонн), Италии (345.000 тонн) и Германии (108.000 тонн) — всего 1.028.000 тонн, после округления 1 000.000 тонн.

Такой же предел тоннажа предусматривался для американского флота. Учитывая пропорцию между группами внутри флотов — 1:1, получаем по 500.000 тонн линкоров для каждой из обеих англосаксонских стран. Аналогичным образом были рассчитаны показатели для французского и итальянского флотов. Из упомянутого выше математического равенства следовало, что тоннаж каждого из них не должен превышать 1/3 тоннажа британского флота, т. е. 333.333 тонны для каждой страны, после округления — 350.000 тонн, из которых на долю линкоров приходилось по 175.000 тонн.

Что касается Японии, то ее тоннаж был определен следующим образом: под конец 1921 года водоизмещение американского флота составляло 2.052.000 тонн (считая вместе корабли в строю и в постройке), а японского — 1.042.042 тонны, т. е. около 50 % тоннажа флота США. Эту пропорции решено было сохранить, отсюда цифра 500.000 тонн для императорского флота. Японцы сумели выторговать еще 10 % американского тоннажа — в сумме набралось 600.000 тонн, из них для линкоров — 300.000 тонн.

Таким образом, пропорции тоннажа линкоров для 5 государств должны были составлять 5:5:3:1,75:1,75. Было также предложено, чтобы стандартное водоизмещение новых линкоров не превышало 35.000 тонн, а калибр орудий — 406 мм.

При этом американцы взяли за основу характеристики своих новейших линкоров типа «Colorado», стандартное водоизмещение 32.500 тонн, наибольшая ширина — 30 метров, осадка — 9,5 метров, вооружение — 8 орудий калибра 406 мм, дальность плавания — 10.000 миль на 10 узлах. Между тем, ширина шлюзов Панамского канала составляла тогда 35 метров. Иными словами, более крупные линкоры через этот канал не могли пройти.

Вторую группу боевых кораблей разделили на три категории: легкие надводные единицы (крейсеры и эсминцы), подводные лодки, авианесущие корабли (авианосцы и гидроавианосцы).

Для трех государств вводились лимиты в этой группе. Легкие надводные корабли США и Великобритании — по 450.000 тонн, Японии — 270.000 тонн; подводные лодки США и Великобритании — по 90.000 тонн, Японии — 54.000 тонн; авианесущие корабли США и Великобритания — по 80.000 тонн, Японии — 48.000 тонн.

Было также предложено достроить корабли данной группы, находившиеся в стадии строительства. А тоннаж, превышающий установленные лимиты, предлагалось пустить на слом только после полной замены устаревших кораблей. Срок службы устанавливался такой: для линкоров и авианесущих кораблей — 20 лет; для крейсеров — 17 лет, для эсминцев и подводных лодок — 12 лет.

В отношении всех остальных боевых единиц водоизмещением менее 3.000 тонн, со скоростью до 15 узлов, вооруженных орудиями калибра до 127 мм, никакие ограничения не предусматривались.

Страны-участницы договора должны были предоставлять всем заинтересованным сторонам всестороннюю информацию о сроках замены кораблей и тактико-технических данных строящихся новых единиц. Было предусмотрено, что подлежащие списанию крупные боевые корабли нельзя продавать третьим странам и что такие корабли для третьих стран нельзя строить на верфях стран-участниц.

***

15 ноября началась дискуссия по американским предложениям. При этом выявилось значительное расхождение мнений. Делегация Франция, оскорбленная тем, что Францию низвели до уровня второстепенной морской державы (паритет с Италией), требовала равного тоннажа с флотом Японии. Французы мотивировали это большой протяженностью своей береговой линии, а также необходимостью охраны коммуникаций, связывающих метрополию с колониями.

Франция планировала создать две линейные эскадры — атлантическую и средиземноморскую. Между тем, в рамках предложенных ей 175.000 тонн она могла иметь только 5 линкоров (по 35.000 т), из которых можно было составить всего одну эскадру. Ссылаясь на упомянутое выше математическое равенство, французы аргументировали, что благодаря ограничениям, наложенным на германский флот Версальским договором, они, французы, могли бы сохранить существующий тоннаж, то есть 575.000 тонн. Следовательно, общее водоизмещение их линкоров должно составлять 290.000 тонн, то есть почти тоже, что и у японского флота.

Однако эти требования встретили резкое сопротивление Великобритании, вечного соперника Франции. Англия не желала, чтобы недавний союзник увеличил тоннаж своего флота за счет немцев. Свою позицию англичане мотивировали тем, что в будущем германский флот может увеличиться и тогда упомянутое равенство будет нарушено, а три главных европейских флота превысят своим тоннажем британский флот. Кстати говоря, такой аргумент свидетельствовал, что спустя всего два года после Версаля англичане уже были готовы смотреть сквозь пальцы на возрождение германской морской мощи.

Оба англосаксонских государства твердо придерживались указанной позиции. Когда французская делегация затребовала директив из Парижа, Хьюз энергично надавил на французского премьер-министра Аристида Бриана (Aristide Briand), заявив, что в случае отказа именно Франция «в глазах мирового сообщества будет ответственна за срыв конференции по разоружению». Бриан капитулировал. В качестве компенсации французская делегация выторговала себе больший тоннаж легких единиц и подводных лодок, решительно отвергнув предложенные ей 200.000 тонн. Она потребовала 420.000 тонн, в том числе 90.000 тонн для подводных лодок.

Против этого, в свою очередь, стала протестовать Великобритания, которая еще слишком хорошо помнила то побоище, которое учинили ее коммерческому флоту германские субмарины. Британская делегация заявила, что такое количество французских подводных лодок представляет угрозу британской империи. Британский представитель лорд Ли (Lee) сказал: «Франции никогда не приходилось опасаться вторжения из Великобритании, имеющей слабую армию; британские линейные корабли не могут угрожать существованию Франции ни на один час. Зато Франция может совершенно уничтожить Англию с помощью подводных лодок». На этом основании он потребовал полного прекращения их строительства.

Но тут англичане встретили решительный отпор. Французский представитель парировал: «Если Англия не намерена использовать против Франции свои линейные корабли, которые она держит, по всей вероятности, для ловли сардинок, так пусть же будет разрешено бедной Франции строить подводные лодки для ботанических исследований морского дна». Французов поддержали итальянцы, японцы и американцы, тоже являвшиеся сторонниками этого вида оружия. Британской делегации пришлось уступить.

Японская делегация внешне казалась удовлетворенной третьим местом в мире. Японцев волновали иные проблемы, по сравнению с которыми вопросы тоннажа линкоров отходили на второй план. Они прежде всего опасались англо-американского сближения на Тихом океане и расширения американских военно-морских баз на Филиппинах и острове Гуам. Если бы это произошло, флот США значительно приблизился бы к японским островам.

На уступчивость Японии влиял еще один фактор, хотя и в меньшей степени — судьба линкора «Mutsu». Согласно американским предложениям, он должен был пойти на слом. Поскольку его строительство полностью завершилось 24 октября 1921 года, Японии важно было сохранить его, чтобы располагать двумя кораблями с артиллерией калибра 406 мм. Поэтому они предложили сдать на слом вместо него устаревший дредноут «Settsu» (он был спущен на воду в 1911 году; 12 орудий калибра 305 мм). Тем самым общее число уничтожаемых кораблей сохранялось, но суммарное водоизмещение оставшихся единиц возрастало на 13.600 тонн, до 313.000 тонн.

Участники переговоров встретили это предложение «в штыки». Им очень не хотелось оставлять в распоряжении японцев два новейших линкора большой боевой мощи. Однако неожиданно на помощь азиатам пришли американцы. Два их корабля с орудиями калибра 406 мм — «Colorado» и «West Virginia», готовые на 80 %, тоже предназначались на слом. Воспользовавшись прецедентом с «Mutsu», американцы пообещали, что они достроят эти два корабля, а вместо них разберут два более старых — «North Dacota» и «Delaware». Опять же, при этом общее число кораблей не менялось, но суммарный тоннаж возрастал на 25.200 тонн (до 525.850 тонн).

Тут уже резко запротестовали англичане, у которых вовсе не было ни одного линкора, сконструированного после Ютландской битвы. Самый мощный их корабль — линейный крейсер «Hood» — строился по старым чертежам, лишь частично измененным после сражения в мае 1916 года.



Американский линкор «Colorado»



Японский линкор «Mutsu»

Чтобы сломить сопротивление англичан, конференция согласилась на то, чтобы для сохранения равновесия Великобритания построила 2 новых линкора по 35.000 тонн с орудиями калибра 406 мм. Вступив в строй, они должны были заменить 3 корабля типа «King George V» и один типа «Orion», благодаря чему число линкоров в британском флоте сократилось бы до 20, тогда как их общий тоннаж составил бы 558.950 тонн, что давало превышение над американским флотом 33.100 тонн. Такое превышение стороны признали допустимым, поскольку все британские дредноуты были построены до 1916 года и в течение ближайших 10 лет все они приближались к верхней планке срока эксплуатации.

Разумеется, вопрос о «новейших» линейных кораблях для Франции и Италии даже не поднимался, что еще больше разъярило французов, имевших линкоры исключительно довоенной конструкции. Даже 5 недостроенных линкоров типа «Normandie» были заложены еще в 1913 году, то есть, морально они давно устарели. Чтобы подсластить горькую пилюлю, Франции разрешили временно сохранить тоннаж, превышающий допустимые 175.000 тонн, а именно 221.170 тонн, причем после 1927 года Франция могла начать замену старых линкоров на новые, но уже в пределах тоннажа, установленного соглашением.

Такое же разрешение получила Италия, чей линейный флот находился в состоянии почти плачевном (из 15 имевшихся у нее в 1921 году линкоров только 5 представляли реальную боевую ценность, остальные 10 являлись безнадежно устаревшими и, к тому же, сильно изношенными).

***

Поименный список линейных кораблей и линейных крейсеров, обладание которыми было разрешено, выглядел следующим образом.

Великобритания: «Ajax», «Barham», «Benbow», «Centurion», «Emperor of India», «Hood», «Iron Duke», «King George V», «Malaya», «Malborough», «Queen Elizabeth», «Ramillies», «Renown», «Repulse», «Resolution», «Revenge», «Royal Oak», «Royal Sovereign», «Thunderer», «Tiger», «Valiant», «Warspite».

Всего 22 единицы суммарным водоизмещением 580.450 тонн[12]. После вступления в строй двух новых линкоров, разрешенных к постройке («Nelson» и «Rodney»), были сданы на слом «Ajax», «Centurion», «King George V» и «Thunderer», а общий тоннаж 20 кораблей составил 558.950 тонн.

США: «Arizona», «Arkansas», «California», «Delaware», «Florida», «Idaho», «Maryland», «Mississippi», «OkIahoma», «Nevada», «New Mexico», «New York», «North Dakota», «Pennsylvania», «Tennessee», «Texas», «Utah», «Wyoming».

Всего 18 единиц суммарным водоизмещением 500.650) тонн. После окончания строительства, линкоры «Colorado» и «Vest Virginia» заменили линкоры «Delaware» и «North Dacota», а общее водоизмещение составило 525.850 тонн.

Япония: «Fuso», «Haruna», «Hiei», «Hyuga», «lse», «Kirisimа». «Kongo», «Mutsu», «Nagato», «Yamashiro».

Всего 10 единиц суммарным водоизмещением 313 300 тонн.

Франция: «Bretange», «Condorcet», «Courbet». «Diderot», «France», «Jean Bart», «Lorraine», «Paris», «Provence», «Voltaire».

Всего 10 единиц суммарным водоизмещением 221.170 тонн. С учетом того, что все эти корабли, спущенные на воду в 1909-12 гг., давно устарели, разрешалось построить 3 новых линкора стандартным водоизмещением по 35.000 тонн, с закладкой их в 1927, 1929 и 1931 гг. Однако Франция не смогла использовать данное разрешение в связи с недостатком средств.

Италия: «Andrea Doria», «Caio Duilio», «Conte di Cavour». «Dante Alighieri», «Giulio Cesare», «Leonardo da Vinci», «Napoli», «Regina Elena», «Roma», «Vittorio Emanuele».

Всего 10 единиц суммарным водоизмещением 182.800 тонн. Однако 4 последних корабля были спущены на воду еще в 1904-07 гг. и являлись броненосцами (додредноутами). Дредноут «Leonardo da Vinci», затонувший в Таранто от взрыва погребов 2 августа 1916 г., был поднят в ноябре 1919 г. и введен в док, но из-за недостатка средств не ремонтировался. Он был сдан на слом в 1922 г. Поэтому итальянцам тоже разрешили построить 3 новых линкора по 35.000 тонн, с закладкой их в 1927, 1929, 1931 гг. Нехватка средств не позволила воспользоваться этим разрешением.

***

После того как разобрались с линкорами, делегации снова занялись подводными лодками. Но теперь речь шла об ограничении подводной войны против торгового флота.

По этому вопросу докладывал член делегации США, сенатор Э. Рут (Е. Root). Суть его предложений сводилась к тому, что во всех случаях следует производить проверку груза. Если судно после проверки подлежит уничтожению, то необходимо гарантировать жизнь его пассажирам и экипажу. Без соблюдения этих условий судно нельзя атаковать, а если проверка невозможна, то надо отказаться от атаки. Нарушители этих постановлений подлежат суду как военные преступники.

Под давлением Хьюза предложения Рута были одобрены и 6 января 1922 года делегаты утвердили окончательный вариант текста отдельного договора, состоявшего из трёх пунктов, о правилах подводной войны против торгового флота. В пункте 1 содержались указанные выше предложения Рута; пункт 2 призывал от имени участников договора народы всего мира заключить всеобъемлющий договор, устанавливающий правила ведения подводной войны; пункт 3 призывал международное право принять запрет на использование подводных лодок для нарушения морской торговли.

Несмотря на то, что представители Франции подписали этот договор, французское правительство отказалось его ратифицировать, желая посредством расширения подводного флота компенсировать перевес линейного флота Великобритании. Англо-французские споры по данному поводу продолжались вплоть до лондонской конференции 1930 года.

***

В ходе дискуссий в Вашингтоне явно вырисовалась разделительная линия между участниками конференции. По одну ее сторону находились США и Великобритания, по другую — Япония, Франция и Италия. Обе группы преследовали противоположные интересы, обе хотели извлечь максимальную выгоду из принятых ограничений. Такая атмосфера, царившая на переговорах, не способствовала первоначальной идее Вильсона о полном разоружения.

Стало известно, что перед конференцией шли доверительные переговоры между англичанами и американцами, во время которых США получили согласие на свои главные предложения взамен на обещание, что в процессе общего морского разоружения британский флот сохранит свою позицию ведущего в мире. Правда, Великобритании все же пришлось отказаться от первой позиции среди флотов, но лучше было «делить ее с родственником», чем с японцами могло бы произойти, если бы гонка вооружении продолжалась.

C немцами, как с соперниками на море, можно было уже не считаться, Франция же вырвалась далеко вперед в отношении сухопутных сил. Поэтому усилия британской дипломатии были направлены на то, чтобы ограничить хотя бы морские силы Франции. При поддержке США эти старания увенчались успехом. В свою очередь, французам удалось избежать обсуждения проблемы ограничения сухопутных войск (к чему призывали англичане), так что у них тоже было свое утешение.

Что касается авианесущих кораблей, то в отношении их установили максимальное водоизмещение (27 тысяч тонн) и определили калибр главной артиллерии (не более 203 мм). Был также увеличен, по сравнению с американским предложением, их общий тоннаж, однако количественное соотношение сохранилось в пропорции 5:5:3.

Относительно крейсеров конференция не приняла никаких ограничений, кроме определения максимально допустимого тоннажа (10 тысяч тонн) и калибра главной артиллерии (203 мм).

По кораблям других классов, ввиду решительного противодействия Франции, не было достигнуто никакой договоренности. Единственно, подписали соглашение относительно постройки на верфях стран-участниц легких кораблей по заказу третьих стран, однако запрещалось продавать или передавать им уже построенные единицы.

***

6 февраля 1922 года была подписана окончательная редакция договора, вошедшего в историю под названием «Вашингтонского». Он состоял из трех разделов, содержавших 24 статьи. Первый раздел (статьи 1-20) содержал наиболее важные постановления, касавшиеся тоннажа и вооружения боевых кораблей основных классов.

Для участников договора были определены следующие суммы тоннажа. Линкоры — Великобритания и США по 525.000 тонн, Япония — 315.000 тонн, Франция и Италия — по 175.000 тонн (ст. 4). Авианесущие корабли (авианосцы и гидроавианосцы) — Великобритания и США по 135.000 тонн, Япония — 81.000 тонн, Франция и Италия — по 60.000 тонн (ст.7).

Максимально допустимое водоизмещение линкора устанавливалось в 35.000 тонн — без учета веса топлива и смазки, воды для котлов, боеприпасов, продовольствия, экипажа (ст.5), а калибр его главной артиллерии в 406 мм (ст.6). Только Великобритании в порядке исключения разрешили оставить в строю линейный крейсер «Hood» водоизмещением 42.100 тонн.

Водоизмещение авианосца не должно было превышать 27.000 тонн (ст.9), причем каждому из участников договора разрешили переоборудовать в авианосцы по два линкора либо линейных крейсера из числа предназначенных на слом, при том условии, что водоизмещение каждого из них не превысит 33.000 тонн. Калибр орудий авианосца ограничивался 203 мм, число таких орудий — 10 стволами для кораблей водоизмещением до 27.000 тонн и 8 стволами для кораблей большего водоизмещения (ст.10).

В договоре был дан поименный перечень тех линкоров и линейных крейсеров, которые могли оставаться в боевом составе флотов (приложение 5), а также постановления, касавшиеся срока службы и способов замены линкоров и авианосцев. За исключением кораблей, утерянных в результате несчастных случаев, которые могли заменяться немедленно, остальные корабли разрешалось менять на новые лишь после 20 лет эксплуатации.

Максимальное водоизмещение крейсеров было определено в 10.000 тонн, а калибр их орудий в 203 мм (ст. 12). Надо отметить, что в этом случае делегаты взяли в качестве образца британские крейсеры типа «Effingham», которые только что вступили в строй. Их водоизмещение составляло 9800 тонн, а вооружение было представлено семью орудиями калибра 190 мм.

Запрещалось в мирное время переоборудовать гражданские суда в военные корабли. Единственное, что разрешалось, это укреплять палубы, чтобы в будущем при необходимости на них можно было ставить орудия калибром до 152 мм (ст. 14).

В бассейне Тихого океана участникам договора разрешалось строить военно-морские базы в следующих регионах (ст.19): 1) Великобритании — на берегах Канады, Австралии и Новой Зеландии, а также в Сингапуре. Ей запрещалось укреплять базу в Гонконге; 2) США — на западном побережье Штатов, на Аляске, в районе Панамского канала, на Гавайях. Им запрещалось укреплять Алеуты, Филиппины и Гуам; 3) Японии — на самих Японских островах, в районе Корейского пролива, на Сахалине. Ей запрещалось укреплять Курилы, архипелаги Бонин, Пескадоры, Рюкю (Окинава) и остров Формоза (Тайвань).

***

Договор считался действительным до 31 декабря 1936 года (раздел 3, ст. 23), причем этот срок подлежал автоматическому продлению, если за два года до истечения ни один из участников его не расторгнет. Аннулирование договора тоже наступало автоматически через два года после выхода из него кого-либо из участников.

Через восемь лет после подписания договора должна была собраться новая конференция для уточнения ограничений, касающихся линкоров, в свете новых научно-технических достижений (ст.21).

От выполнения предписаний договора можно было уклониться лишь в случае войны, предварительно уведомив остальных участников (ст.22). Специальный протокол, приложенный к договору, содержал помимо упомянутого выше постановления, касавшегося методов ведения подводной войны, еще и запрет на использование отравляющих веществ в боевых действиях на море.

***

Оценивая результаты Вашингтонской конференции, надо подчеркнуть, что она на какое-то время смягчила разногласия между государствами Антанты. С другой стороны, она углубила и дополнила Версальский договор, став вторым важнейшим составным элементом так называемой Версальско-вашингтонской системы. формировавшей тогдашние международные отношения.

Разумеется, как и всякий договор, Вашингтонское соглашение представляло собой определенный компромисс. Уже только поэтому оно не могло сдержать гонку морских вооружений. Правильнее сказать, что это соглашение изменило курс военно-морской политики некоторых стран. Так, отсутствие количественных ограничений в категории легких надводных единиц и подводных лодок позволяло всем странам, особенно «обиженным» при распределении тоннажа больших кораблей (Японии, Франции, Италии) воспользоваться этой возможностью для увеличения своих флотов. В дальнейшем все они так и поступили.

В наибольшей мере результатами конференции были довольны правящие круги США. Хотя убытки американцев, связанные с уничтожением недостроенных линкоров и линейных крейсеров, составили около 357 млн. долларов, договор ограничил аппетиты Японии, возвратил в Китай полезную для США политику «открытых дверей», установил принцип паритета с ВМФ Великобритании. Таким образом, «доход» превысил «расход».

Реализация решений Вашингтонского договора

Итак, Вашингтонский договор внес конкретные качественные и количественные ограничения в строительство линкоров и авианосцев, а также качественные в строительство крейсеров, оставив при этом полную свободу действий при строительстве эсминцев, подводных лодок и кораблей других классов.

Линкоры

Согласно договору, к строительству новых линкоров сразу же приступила только Великобритания. Два новых корабля (напомним, взамен трех типа «King George V» и одного типа «Orion»), были заложены на стапелях уже в 1922 году.

Это были «Rodney» и «Nelson», спущенные на воду в 1925 году и вступившие в строй в 1927 году. При их конструировании были частично использованы проекты линейных крейсеров образца 1921 года, строительство которых прекратилось в соответствии с решениями конференции.

Имея стандартное водоизмещение 33.900 тонн (Rodney) и 33.950 тонн (Nelson), они были вооружены 9 орудиями калибра 406 мм с дальностью стрельбы 32 км, 12 пушками калибра 152 мм, 6 зенитками калибра 120 мм, а также 8 зенитными автоматами калибра 40 мм и 15 пулеметами. Кроме того, они имели по два подводных торпедных аппарата калибра 609 мм. Мощная броня (по ватерлинии — 356 мм, палубы от 76 до 159 мм, башни ГК 178-406 мм) защищала лишь жизненно важные части корабля, но все равно существенно снизила скорость, составившую всего 23 узла.



Британский линкор «Nelson»

Главная архитектурная особенность линкоров типа «Nelson» заключалась в том, что вся три башни 406-мм орудий (по 1300 тонн каждая) находились в носовой части. Трехногую фок-мачту сменила пятиэтажная надстройка призматической формы. Чтобы избежать ее задымления, трубу перенесли в сторону кормы, благодаря чему котлы оказались за ходовыми турбинами, а не перед ними. Большое внимание было уделено противоторпедной защите и разделению корабля на водонепроницаемые отсеки. Стоимость каждого линкора составила 14.893.538 фунтов стерлингов. В целом, получились очень мощные, но довольно тихоходные корабли.

Хотя после Вашингтонского договора в составе флотов великих держав остались только самые современные линкоры, срок службы которых не превышал 10 лет, однако вследствие непрерывного прогресса техники, а также в силу боевого опыта, приобретаемого в локальных конфликтах и «малых войнах», с ходом времени возникла необходимость их модернизации.

Усовершенствовали свои корабли не только участники договора, но и другие государства, имевшие линкоры либо броненосцы береговой обороны. В период 1922–1931 гг. такую модернизацию провели Великобритания (5 кораблей типа «Revenge», 5 типа «Queen Elizabeth»); Франция (3 корабля типа «Courbet», 3 типа «Bretagne»); Соединенные Штаты (2 типа «Florida», 2 типа «Wyoming», 2 типа «New York», 2 типа «Nevada»); Япония (3 типа «Kongo»); СССР (3 типа «Гангут»); Аргентина (2 типа «Rivadavia»); Чили («Almirante Latorre»); Турция («Yawus Selim»); Германия (3 старых броненосца типа «Schlesien»).

Модернизация заключалась, прежде всего, в установке нового оборудования для управления огнем, которое позволяло вести прицельную стрельбу на дистанциях свыше 20 км; в перестройке броневых башен для увеличения угла подъема стволов (например, увеличение угла американских 356-мм орудий с 15 градусов до 30 увеличило их дальнобойность с 19 км до 30 км; у британских 381-мм орудий переход от 20 градусов к 30 увеличил дальнобойность с 21 до 29 км); в усилении зенитной артиллерии (как правило, 4-8 орудий калибра 75-127 мм); в демонтаже торпедных аппаратов и части казематной средней артиллерии.

Кроме того, улучшалась противоторпедная защита путем устройства в подводной части корпуса специальных кессонов (так называемых «булей»). Они увеличивали ширину корабль на насколько метров и тем самым отдаляли место взрыва торпеды от собственно корпуса, что уменьшало последствия этого взрыва. Усиливалось также горизонтальное бронирование палуб для зашиты от авиабомб и от снарядов, выпущенных с большого расстояния.

Одновременно паровые машины заменялись на турбины, а вместо угольных котлов ставили котлы на жидком топливе — мазуте. Это значительно облегчало корабли, что позволяло увеличить либо скорость, либо бронирование. На верхней палубе размешали одну — две катапульты для запуска гидросамолетов, корректирующих огонь орудий ГК, а также краны для подъема этих самолетов с воды.

Модернизация кардинальным образом меняла первоначальный внешний вид линкоров. Постепенно все эти изменения привели к исчезновению разницы между линкорами и линейными крейсерами, так что к концу 1920-х годов, несмотря на сохранение теоретического разделения, практически они стали кораблями одного класса. Модернизация производилась до самого начала второй мировой войны.



Американский линкор «New Mexico»



Американский линкор «Pennsylvania»



Французский линкор «Bretagne»



Французский линкор «Courbet»

Авианосцы, гидроавианосцы, авиатранспорты

Согласно представлениям 20-х годов, корабельная авиация должна была наносить бомбовые удары по кораблям противника, корректировать огонь орудий главного калибра линкоров и крейсеров, производить разведку акватории и баз противника, защищать свои корабли от его авиации. Учитывая небольшую дальность полета тогдашних самолетов, все эти действия становились возможными лишь при использовании соответствующих кораблей — авианосцев и гидроавианосцев, имеющих оборудование, делающее возможным взлет самолетов и их посадку.

Поначалу оба этих класса занимали почти одинаковые позиции, но вскоре большая автономность авианосцев (возможность использования независимо от состояния моря, атмосферных условий и без ограничений скорости при взлете и посадке самолетов) решительно выдвинули их на первое место среди всех подклассов авианесущих кораблей.

Удобная стартовая палуба, делающая возможным взлет и посадку колесных самолетов, а также вместительные ангары привели к тому, что численность их авиагрупп быстро перевалила за 20, достигнув рекордной отметки 90 на американских авианосцах типа «Lexington». Кроме самолетов, авианосцы имели достаточно сильное артиллерийское вооружение (4-16 орудий калибра от 120 до 203 мм и пулеметы), поскольку считалось, что они сами должны защищаться от атак легких надводных кораблей противника. В то время еще не была решена проблема посадки на авианосцы скоростных бомбардировщиков, поэтому их авиагруппы состояли в основном из истребителей и разведчиков.

В 1921-1930 годы в строй вступили 13 авианосцев (5 в Великобритании, 3 в США, 3 в Японии), из них 9 являлись переоборудованными линейными крейсерами или линкорами, 2 — перестроенными гражданскими судами и только 2 были с самого начала спроектированы как авианосцы. Именно эти два корабля продемонстрировали выдающиеся конструкторские решения и принципы. Британский авианосец «Hermes», построенный в 1919-1924 годы, отличался длинной полетной палубой (182 м), под которой находились ангары. Все палубные надстройки и зенитная артиллерия находились по правому борту в так называемом «острове», благодаря чему почти вся ширина палубы (27 м) была доступна самолетам. Именно такое конструктивное решение позже стало образцом для большинства типов авианосцев.

Другой удачный вариант представлял собой японский «Hosho», построенный в 1918-1922 годах. Не слишком большая стартовая палуба (163x19 м) позволяла стартовать и садиться только легким самолетам, но надо учесть, что японцы добились максимальной ее площади, убрав первоначально запроектированные надстройки. Выброс продуктов сгорания из паровых котлов осуществлялся через трубы в бортах, ниже уровня полетной палубы, там же находились все орудия главного калибра. Такая схема общего расположения («гладкопалубная») стала типичной для более поздних японских авианосцев.



Японский авианосец «Hosho» — первый в мире авианосец специальной постройки



Американский авианосец «Lexington» — самый большой в мире в 1930-е годы

Транспорты гидросамолетов, обычно называемые гидроавианосцами, не имели стартовой палубы. Гидросамолеты взлетали с помощью катапульт, а после выполнения задания садились на воду возле корабля и на палубу их поднимали краны.

Поначалу на этот подкласс кораблей возлагали определенные надежды. Предполагалось, что они будут взаимодействовать с разведывательными силами флота, однако гидроавианосцам для подъема самолетов с воды на палубу нужно было останавливаться, что в условиях угрозы со стороны подводных лодок являлось слишком большим риском. Кроме того, запуск и прием гидросамолетов нельзя было производить в свежую погоду. Вдобавок, эти корабли являлись сравнительно тихоходными, а численность их авиагрупп уступала авианосцам.



Итальянский гидроавианосец «Giuseppe Miraglia»



Французский гидроавианосец «Соттапdаnt Teste»

В течение рассматриваемого периода времени вступили в строй 6 гидроавианосцев, из которых 3 являлись переоборудованными торговыми судами, а 3 три были специальной постройки. Если не считать Японии, где в 30-е годы построили еще 4 гидроавианосца, больше таких кораблей никто не строил вплоть до Второй мировой войны.

Крейсеры

Ограничение общего тоннажа линкоров вызвало рост интереса к крейсерам. Большая скорость и хорошая маневренность позволяли им уклоняться от боя с линкорами, избегать атак подводных лодок и самолетов, тогда как сильное артиллерийское вооружение давало возможность побеждать надводные корабли всех остальных классов. Но в начале 20-х годов вступали в строй последние из серий крейсеров, начатых постройкой еще во время войны.

Первыми крейсерами, полностью спроектированными и построенными после войны, стали законченные в 1926-27 годах французские крейсеры типа «Duguay Trouin» водоизмещением по 7250 тонн. Согласно концепции тогдашних французских теоретиков, они совсем не имели брони, но зато развивали скорость 34 узла (63 км/час). Такую же концепцию приняли итальянцы, которые до 1933 года построили 6 аналогичных крейсеров: 4 типа «Alberto di Giussano» (5.070 тонн, скорость 37 узлов) и 2 типа «Luigi Cadorna» (5.000 тонн, скорость 42 узла). Однако позже как итальянцы, так и французы отказались от концепции легких сверхскоростных крейсеров в пользу так называемых «вашингтонских» крейсеров.

Вашингтонский договор установил довольно высокие качественные лимиты для кораблей данного класса. Поэтому, как только были введены ограничения на количество линкоров, следующие за ними по значимости артиллерийские корабли — крейсеры — тут же заняли важное место в программах расширения и реорганизации флотов пяти великих морских держав на 1923-27 годы. До конца 1932 года было завершено строительство 40 крейсеров (не считая 2 британских типа «York» по 8390 тонн и 4 японских типов «Furutaka» и «Aoba» по 8100-8300 тонн) и строились еще более 10.

Обладая большим радиусом действия, «вашингтонские» крейсеры предназначались для контроля морских коммуникаций, дальней разведки и для нанесения артиллерийских ударов по кораблям и соединениям противника. Орудия калибра 203 мм обладали дальнобойностью на 30 % большей, чем 152-мм орудия, а снаряды (весом 113-123 кг) — значительной разрушительной силой снарядов. К тому же эти корабли отличались большой дальностью плавания (10.000 миль и больше), достаточно сильной зенитной артиллерией, мощным торпедным вооружением. Кроме того, они несли по 2-4 гидросамолета, запускавшиеся с катапульт.

При встрече с небольшими группами кораблей противника, вашингтонские крейсеры могли вести с ними бой, либо, благодаря большой скорости, уклониться от него. Высокая скорость являлась главным козырем этих кораблей. Для ее обеспечения приходилось весьма значительно увеличивать мощность машин. Чтобы получить нужный резерв водоизмещения, конструкторы ослабляли броню. Некоторые вашингтонские крейсеры обладали броней, сведенной до минимума, другие вообще ее не имели, например, британские крейсеры, которые презрительно прозвали «tin class» — «класс жестянок» (или консервных банок).

Данная особенность их конструкции вызвала много критических замечаний, тем более, что сами они представляли собой слишком большую мишень для снарядов и авиабомб (длина корпуса порядка 170-200, ширина около 20 метров). Была также проблематичной полезность орудий калибра 203 мм. Они не представляли никакой угрозы линкорам, а в условиях ограниченной видимости (ночью, в туман), когда дистанция боя сокращалась, 203-мм орудия существенно уступали 152-мм орудиям по скорострельности.



Британский крейсер «Frobisher» (типа «Еffiпghат»)



Американский крейсер «Wichita»

Кроме того, вашингтонские крейсеры были слишком дорогими. Они стоили в среднем 1,5-2 миллиона фунтов стерлингов. В частности еще и поэтому к концу 20-х годов определились две тенденции в строительстве крейсеров: согласно первой усиливалась броня, согласно второй — строили корабли меньших размеров, с более легкой артиллерией, зато дешевые и большими сериями.


Глава 5. ПЕРВАЯ ЛОНДОНСКАЯ МОРСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В 1930 г

Вашингтонский договор не установил никаких количественных ограничений в категории легких кораблей. Поэтому его участники обладали полной свободой выбора относительно того, сколько им строить новых крейсеров, эсминцев и подводных лодок.

Этой свободой воспользовались все главные участники договора. Во-первых, Франция, недовольная тем, что на конференции в Вашингтоне не учли ее требования, а также Италия.

Во-вторых, Великобритания и США, которые всегда уделяли большое внимание состоянию своего крейсерских сил. К тому же им в то время не требовалось увеличивать численность эсминцев и подводных лодок, поскольку кораблей этих классов у них после войны было более чем достаточно.

В-третьих, Япония. Японцы считали себя обиженными на Вашингтонской конференции в вопросе о количестве линкоров. Поэтому в качестве своего рода компенсации они интенсивно расширяли свои легкие силы.

В итоге, по состоянию на декабрь 1927 года, страны, подписавшие договор, строили в общей сложности 28 крейсеров, а во Франции, Италии и Японии, кроме крейсеров, в постройке находилось значительное число эсминцев (44 единицы) и подводных лодок (47 единиц).

Эту новую гонку вооружений попыталась притормозить Лига Наций. Еще в апреле 1927 года в Женеве состоялась конференция, главной целью которой было ограничение тоннажа легких кораблей (так называемая «крейсерская конференция»). Однако Италия и Франция отказались в ней участвовать, а остальные государства столкнулись лоб в лоб именно по вопросу о крейсерах.

В то время как Япония желала получить 70 % американского тоннажа в этом классе кораблей, между США и Великобританией разгорелся спор относительно «стандартного» типа крейсера. Американцы, провозглашая принцип ограничения общего тоннажа крейсеров, хотели в пределах отведенных им 400.000 тонн строить исключительно крейсеры «вашингтонского типа», с орудиями калибра 203 мм и значительной дальностью плавания. Англичане, наоборот, считали, что им нужно определенное количество крейсеров, а именно 70 единиц. Чтобы уложиться в отведенный им лимит общего тоннажа (572.000 тонн), они желали понизить «верхнюю планку» разрешенного водоизмещения и калибра орудий крейсера.

Конференция закончилась полным провалом. Дело даже дошло до обострения американо-британских отношений; оно выразилось в том, что конгресс США 13 февраля 1929 года одобрил законопроект о строительстве 15 новых «вашингтонских» крейсеров.

Только после смены правительств в обеих странах (новым президентом США стал Герберт Гувер, премьер-министром Великобритании — Джеймс Мак-Доналд), а также в связи с мировым экономическим кризисом, стало возможным снова приступить к переговорам. В конце сентября 1929 года была достигнута предварительная договоренность на этот счет. Дальнейшие переговоры, согласно статье 21-й Вашингтонского договора, должны были проходить с участием остальных государств — его участников.

Лондонская конференция морских держав

Заседания новой конференции по разоружению начались 21 января 1930 г. в здании британского парламента в Лондоне. Ряд морских государств прислал на нее своих наблюдателей (Испания, Нидерланды, Греция, Польша и другие).

Председательствовал на конференции британский премьер Мак-Доналд. В повестке дня значились вопросы дальнейшего ограничения морских вооружений, полной ликвидации подводных лодок (либо гуманизации подводной войны), а также установления строгих лимитов для тоннажа флотов государств — участников конференции. Вскоре определились три главных предмета спора: британско-французский, о ликвидации подводных лодок; франко-испанский, о паритете тоннажа флотов обеих стран; японо-американский, об увеличении соотношения тоннажа флотов обеих стран с 5:3 до 10:7.

Довольно быстро участники конференции пришли к соглашению относительно компромиссного метода ограничения морских вооружений. Он заключался в том, что для каждого государства устанавливался общий тоннаж флота, не подлежащий никакому пересмотру, который затем делился между классами кораблей. Компромисс состоял в том, что допускались некоторые «подвижки» тоннажа между классами кораблей, при условии точного соблюдения лимита общего тоннажа флота.

Основную часть заседаний (до 11 февраля) заняло обсуждение проблемы подводных лодок как средства войны. Главным их противником выступили Великобритания и США, главным сторонником — Франция. Англичане, которым для защиты своих протяженных коммуникаций требовалось очень много надводных кораблей, твердили, что подводную лодку нельзя использовать для обороны, а только для нападения, причем в первую очередь на торговые суда. Ликвидация их, с серьезным видом заявляли эти лицемеры, уменьшит военные расходы (ведь сами субмарины стоят дорого, а еще надо прибавить расходы на создание средств борьбы с ними). Кроме того, служба подводников более опасна, чем личного состава надводных кораблей.

Американцы сделали главный упор на финансовые аргументы. Дескать, одна тонна подводной лодки обходится при строительстве в два раза дороже, чем тонна надводного корабля, содержание же и ремонт подводной лодки стоят в 3-4 раза дороже.

Но французы твердили в ответ, что подводная лодка — это такой же корабль, как всякий другой, только обладающий возможностью погружения, и предостерегали от преувеличения значения подводных лодок. Они считали, что это оружие слабых (поскольку представляет угрозу для сильного надводного флота противника), которое должно использоваться прежде всего в целях обороны, не исключая, конечно, действий против торгового флота. Главное — распространить на подводные лодки международное морское право и тогда неограниченная подводная война не будет иметь места.

Позицию Франции поддержала Япония. Ее представитель заявил, что подводная лодка — это дешевое военное средство, наилучшим образом отвечающее задачам обороны, а их «гуманность» или «не гуманность» как оружия зависит лишь от того, как лодки используют люди.

В такой ситуации решающее значение приобрело мнение Италии. Англичанам не помогла попытка сыграть на франко-итальянских разногласиях, поскольку итальянцы, очевидно рассчитывая на смягчение позиции Франции по вопросу паритета их флотов, поддержали позицию Франции в отношении подводных лодок, правда не очень решительно (Мол, Италия согласится с запретом подводных лодок только в том случае, если к такому мнению придут все стороны).

Таким образом, проблема ликвидации подводных лодок утратила актуальность. В связи с этим была создана комиссия для разработки проекта конвенции, запрещающей подводным лодкам действовать против судов торгового флота вопреки нормам международного морского права.

Затем конференция приступила к рассмотрению главного вопроса — ограничения тоннажа легких надводных кораблей и подводных лодок, находящихся в составе флотов стран-участниц конференции. Согласно британским данным, тоннаж кораблей этих классов у пяти «великих морских держав» на 1 января 1930 года был следующим:

Таблица 1

Государство Крейсеры Эсминцы Подлодки
Великобритания 329.986 145.710 60.736
США 166.000 245.047 80.979
Япония 186.965 105.965 75.787
Франция 82.050 69.000 82.249
Италия 91.600 80.586 27.409

Для того, чтобы остановить реализацию весьма амбициозного французского «Закона о флоте», следовало навязать Франции паритет с Италией по тоннажу[13]. Французы на это не соглашались, и тогда Мак-Доналд попытался решить сначала другие проблемы. Основой для дискуссии послужили меморандумы, предоставленные 6-8 февраля британской, американской и японской делегациями.

Американцы хотели достичь паритета с Великобританией по легким кораблям к 31 декабря 1936 года, а по линкорам уже к 1 января 1931, для чего следовало списать 5 британских и 3 американских корабля этого класса. Некоторое превышение тоннажа линкоров следовало компенсировать соответствующим уменьшением тоннажа крейсеров. В остальных классах должно было соблюдаться равенство (по 135.000 тонн авианесущих кораблей, по 150.000 тонн эсминцев, по 60.000 тонн подводных лодок). Таким образом, оба флота должны были иметь тоннаж по 1.200.000 тонн.

Англичане предложили качественные ограничения: установить предельное водоизмещение авианосца — 25.000 тонн, крейсера с орудиями калибра 152 мм — 6.000 тонн, большого эсминца (лидера) — 1.850 тонн, эсминца — 1.500 тонн; сохранить запрет на строительство линкоров до 1936 года. При этом они хотели ограничить суммарный тоннаж авианосцев цифрой 100.000 тонн.

Много споров возникло по вопросу о паритете крейсеров. Согласно заявлениям англичан, равенство тоннажа не означало равенства в смысле количества единиц. Они утверждали, что Великобритания нуждается для защиты своих коммуникаций как минимум в 50 крейсерах общим тоннажем 339.000 тонн (15 крейсеров с 203-мм и 35 крейсеров со 152-мм орудиями), тогда как США (при лимите 315.000 тонн) — всего лишь в 36 крейсерах (по 18 единиц с орудиями калибра 203 и 152 мм).

Американцы согласились на 18 крейсеров с орудиями калибра 152 мм, водоизмещением до 10.000 тонн и с большой дальностью плавания, но зато потребовали 21 «вашингтонский» крейсер с 203-мм орудиями, что завело переговоры в тупик.

Американо-японские переговоры тоже продвигались с трудом. Японцы, находившиеся у черты полного финансового краха, стремились к сокращению вооружений, чтобы сохранить соответствующие пропорции с флотом США. Они утверждали, что их флот способен контролировать только Желтое и Восточно-Китайское море, тогда как со всех сторон им угрожает опасность (от англичан, американцев, русских, китайцев). Поэтому японцы хотели на каждые 10 американских крейсеров иметь 7 своих, а в классе подводных лодок они желали паритета.

Одновременно японские делегаты предложили: а) ввести мораторий на строительство линкоров до 1936 года; б) снизить водоизмещение одного авианосца до 20.000 тонн (чтобы уменьшить опасность авиационных налетов на их базы «в отдаленных уголках мира»); в) водоизмещение линкора — до 25.000 тонн, а калибр его орудий до 356 мм; г) водоизмещение крейсера со 152-мм орудиями — до 7.500 тонн; д) продлить сроки службы для кораблей этих классов.

Американцы отреагировали достаточно гибко, представив 1 марта встречное предложение. Согласно ему, японцы должны были сократить свой подводный флот до 60.000 тонн и согласиться на строительство американцами крейсеров со 152-мм орудиями по 9.000 — 9.500 тонн; взамен Штаты обязались до 1936 года иметь не более 15 «вашингтонских» крейсеров (150.000 тонн), что при уже существующих 12 японских (108.400 тонн) позволило бы Японии получить желаемые 70 % без постройки дополнительных кораблей.

Относительно удачные результаты этих переговоров заставили Францию несколько изменить свою позицию. Французы представили меморандум, по которому французский флот должен иметь к 1936 году общий тоннаж 724.479 тонн. При этом указывалось, что нынешний тоннаж составляет 681.808 тонн (включая все устаревшие и все строящиеся корабли). На самом деле здесь заключалась уловка: тем самым показывалось, что общая величина французского флота вырастет за 5 лет всего лишь на 42.671 тонну, и что эта величина столь значительно превышает тоннаж итальянского флота (около 435.000 т), что ни о каком паритете не может быть и речи.

Далее в меморандуме утверждалось, что Франция, как страна расположенная на берегах Средиземного моря и Атлантического океана, представляющая собой вторую в мире колониальную империю, с протяженными морскими путями, должна иметь соответствующий флот не только для охраны своих берегов, но и для обеспечения перевозок войск и сырья[14].

Поскольку Вашингтонский договор ограничил тоннаж французских линкоров, то эту задачу взяли на себя легкие корабли. Кроме того, французы предупредили, что в ответ на строительство немцами трех «карманных» линкоров типа «Deutschland», они построят два или три линейных крейсера[15].

Французские аргументы сильно возмутили итальянскую делегацию и серьезно обеспокоили британскую. Итальянцы заявили, что при всем своем стремлении к разоружению они не согласятся с тем, чтобы по общему тоннажу их флот был слабее, чем Средиземноморские эскадры Франции или Великобритании.

Англичане, сравнив французские требования с уже утвержденными цифрами для себя и американцев, увидели, что к 1936 году французский ВМФ достигнет 3/4 тоннажа их флота, а по некоторым классам кораблей даже превысит британский тоннаж (например, 99.629 тонн французских подводных лодок против 60.000 тонн британских). Следовательно, им потребовались бы дополнительно 150.000 тонн для легких кораблей. А это означало новый виток гонки вооружений, поэтому англичане стали резко протестовать против французских требований.

В свою очередь, французы не желали соглашаться с тем, чтобы мерилом величины их флота был тоннаж ВМФ Италии, утверждая, что паритет с Италией сильно ослабит морскую оборону Франции. Логика в их аргументах была: итальянский флот действовал лишь в Средиземном море, тогда как французский еще и в Атлантике, а также в Индийском океане, в Вест-Индии и в Океании.

Тогда французам предоставили на выбор три предложения:

— признать фиктивный паритет с Италией (так называемый «chiffres dе prestige»), тогда реальное количество итальянских легких кораблей не будет увеличено;

— обоим государствам взять обязательство в течение ряда лет (как минимум, пяти) не строить новых кораблей;

— Франция, признав паритет с Италией в Средиземном море, может построить дополнительные корабли для Атлантики, без права использования их в Средиземном море, причем Великобритания будет тому гарантом (по примеру договора в Локарно от 16 октября 1925 года, гарантировавшего нерушимость западных границ Германии).

В ответ Франция заявила, что готова отступить от своих требований в ответ на гарантии обшей безопасности. Такие гарантии должны быть обеспечены путем соглашения между великими державами, которые обязуются сообща выступить против возможного агрессора (речь тут шла о том, чтобы сильнее привязать США и Великобританию к европейскому континенту). Кроме того, французы выдвинули проект средиземноморского пакта о ненападении (так называемый «средиземноморский Локарно»).



Французский авианосец «Bearn»

Однако англосаксы заняли по отношению к этому предложению отрицательную позицию. США, не входившие в Лигу Наций и придерживавшиеся принципов изоляционизма, не желали ввязываться в европейские дела. Великобритания же, полагая, что за таким предложением кроется желание получить безусловный перевес в сухопутных вооруженных силах, заявила, что гарантии были даны ею уже в Локарно. Ничего сверх того для континентальной Европы она гарантировать не может. Японцев все это вообще не интересовало. В сложившейся ситуации Франция сочла невозможным пойти на снижение тоннажа своего флота.

Разногласия с Францией несколько сгладило японо-американское соглашение, принятое по инициативе японского министерства иностранных дел, несмотря на яростное сопротивление японского морского генерального штаба. Ценой снижения общего тоннажа подлодок до 52.700 тонн (из них 19.200 тонн подлежали замене после истечения срока службы в 13 лет), Япония получала право на 70 % американского тоннажа в категории легких кораблей на срок до 1936 года. После этой даты вопрос подлежал новому рассмотрению.

***

В итоге не оставалось ничего иного, кроме как подписать договор между Великобританией, США и Японией, с тем условием, что когда Франция и Италия договорятся между собой, то они присоединятся к этому договору. В итоге, Лондонский договор 1930 года получился не вполне определенным, поскольку установленные лимиты зависели от дальнейшего развития французского флота.

Но, хотя переговоры с премьер-министром Брианом закончились неудачей, Мак-Доналд, желая сохранить видимость согласия с Францией, заявил, что только чрезвычайные обстоятельства могут заставить Великобританию нарушить договор. На это Бриан, в свою очередь, ответил заверением, что Франция и Италия будут стремиться к подписанию договора, чтобы он стал, как и Вашингтонский, договором пяти стран.

Таким образом, формально конференция не была завершена, а лишь прервана до того времени, когда придут к соглашению Италия и Франция. После окончательного уточнения положений, касавшихся качественных ограничений некоторых классов кораблей и сроков их службы, а также ограничений в использовании подводных лодок против гражданских судов, 22 апреля 1930 года Лондонский морской договор был подписан.

***

Его текст состоял из пяти частей, содержавших 24 статьи. При этом условия третьей части распространялись только на три государства (США, Великобританию, Японию), тогда как содержание остальных четырех частей договора имели силу для всех пяти великих морских держав».

Запрет на строительство новых линкоров был продлен до 31 декабря 1936 года (статья 1), только Италия и Франция могли построить линкоры (по 70.000 тонн для каждой страны) с целью замены кораблей данного класса, отслуживших установленные сроки (20 лет).

Три других флота должны были вывести из боевого состава 9 линкоров и линейных крейсеров. Великобритания — 5 (Benbow, Emperor of India, Iron Duke, Marlborough, Tiger), США — 3 (Florida, Wyoming, Utah), Япония — 1 (Hiei). При этом «Iron Duke», «Wyoming» и «Hiei» разрешалось переоборудовать в учебные артиллерийские корабли путем сокращения количества башен ГК до трех, демонтажа зенитной артиллерии, главного броневого пояса и части котлов (чтобы скорость полного хода не превышала 18 узлов).

Для всех стран калибр артиллерии на авианосцах стандартным водоизмещением до 10.000 тонн был ограничен 155 мм (статья 4).

Предел надводного водоизмещения подводных лодок для всех стран был определен в 2.000 тонн, а калибр их орудий отныне не должен был превышать 130 мм. Однако каждый флот мог построить либо сохранить в своем составе три ранее построенных подводных крейсера стандартным надводным водоизмещением до 2800 тонн (статья 7). Это было сделано специально для того, чтобы сохранить в строю французский крейсер «Surcouf» (полное водоизмещение 3304 т, два 203-мм орудия), британский крейсер «Х-1» (2780 т, четыре 133-мм орудия), американский крейсер «Argonaut» (2710 т, два 152-мм орудия).

Не подлежали никаким ограничениям надводные корабли стандартным водоизмещением до 600 тонн, все классы вспомогательных кораблей и судов (за исключением бронированных, авианесущих, приспособленных для постановки мин), а также корабли водоизмещением от 600 до 2000 тонн при условии, что калибр их артиллерии не превышает 155 мм (максимум — 4 орудия ГК), отсутствует торпедное вооружение, а скорость не более 20 узлов (статья 8).

Корабли, не вписывавшиеся в указанные ограничения, были поименно перечислены в приложении 3 к части 2. Этот список включал 57 единиц (всего 243.000 т), причем одни корабли могли оставаться в строю вплоть до полного износа, тогда как срок службы других был ограничен конкретными датами. А именно: для кораблей водоизмещением 3-10 тысяч тонн, заложенных до 1 января 1920 г. он составлял 16 лет; после этой даты — 20 лет; для кораблей водоизмещением 2-3 тысячи тонн — 12 и 16 лет, соответственно; для подводных лодок — 13 лет.

Для США, Великобритании и Японии договор установил ряд ограничений в классах легких кораблей (статья 15). Так, корабли водоизмещением до 1850 тонн следовало считать эсминцами, больше этой цифры — крейсерами. Калибр орудий эсминцев не мог превышать 130 мм. Крейсеры разделялись на два подкласса: «а» (с орудиями более 155 мм) и «b» (с орудиями менее 155 мм).

Статья 21 установила для трех держав предельные цифры тоннажа боевых кораблей основных классов, которые они могли иметь к 31 декабря 1936 года.

Таблица 2

Класс корабля Великобритания США Япония
Крейсеры «a» 146.800 (15 единиц) 180.000 (18 единиц) 108.400 (12 единиц)
Крейсеры «b» 192.200 143.500 100.450
Эсминцы 150.000 150.000 105.500
Подлодки 52.700 52.700 52.700

В зависимости от потребностей флота, разрешалось до 10 % тоннажа крейсеров подкласса «b» перебросить в класс эсминцев, либо до 15 % тоннажа эсминцев передать на увеличение тоннажа таких крейсеров. Четверть всех крейсеров могла иметь стартовые палубы для колесных самолетов

США запрещалось вводить в строй 3 последних крейсера подкласса «а» раньше, чем в 1936-38 гг. Но зато они могли вместо них построить 3 крейсера подкласса «b» (статья 20).

До 31 декабря 1936 года разрешалось произвести замену устаревших кораблей в пределах следующего тоннажа. В подклассе крейсеров «b» Великобритания получила в этих целях 86.350 т; США — 14.100 т; Япония — 18.190 т. В классе подводных лодок: США — 24.000 т; Япония — 19.200 т.

Четвертая часть договора содержала статьи, определявшие правила подводной войны против коммерческого судоходства. Они требовали от подводников безусловного соблюдения положений международного морского права. В частности, категорически запрещалось топить коммерческие суда, не обеспечив сначала безопасность их экипажей и пассажиров. При этом было указано, что размещение людей в спасательных шлюпках их безопасность не обеспечивает.

Срок действия договора истекал 31 декабря 1936 года, после чего он, а также Вашингтонский договор 1922 года предполагалось заменить новым договором, для заключения которого предполагалось созвать новую конференцию в конце 1935 года.

Вину за отсутствие полного успеха конференции представители США и Великобритании возложили на Францию, хотя именно французская идея всеобщего соглашения о безопасности в Европе с современных позиций представляется наиболее перспективной.

Наибольшие выгоды от Лондонского договора получили Франция и США. Французы могли и дальше без особых помех наращивать свои легкие силы. Американцы добились полного паритета с Великобританией и обрели возможность обновления своего флота (начиная с 1932 года, они могли начать замену почти 250 старых эсминцев, так называемых «flash deck», отслуживших по 16 лет, и 39 подводных лодок).

Великобритания, по словам премьер-министра Мак-Доналда, сэкономила не менее 84 млн. фунтов стерлингов, которые пришлось бы истратить на строительство новых линкоров и подводных лодок. Только японцы остались недовольны выводом из боевого состава линкора «Hiei», а также навязанным им лимитом на тоннаж подводного флота.

Впрочем, пацифисты в разных странах Европы и Америки более или менее справедливо заявляли, что как Вашингтонский, так и Лондонский договор — это юридическое оформление перевооружения, а не разоружения. Во-первых, установленные ими ограничения заставляли конструкторов стремиться к обеспечению максимальных боевых возможностей новых кораблей при минимальном водоизмещении. Иначе говоря, вместо количества на первый план вышло качество. Во-вторых, многие классы вообще остались за пределами какой-либо регламентации (канонерки, охотники, торпедные катера, тральщики, и фактически, подводные лодки тоже).

Особенности морских вооружений в связи с Лондонским договором

Первые годы после подписания договора стали этапом интенсивного развития легких сил во флотах великих держав. Вслед за ними по тому же пути пошли малые морские страны. Все они стали поспешно строить на своих верфях, либо заказывать в других странах такие боевые единицы, как эсминцы, подводные лодки, крейсеры подкласса «b», боевые корабли других классов, не имевшие ограничений в договоре.

Рассмотрим немного более подробно те изменения, которые произошли под влиянием договора в следующие 5-7 лет в трех основных классах легких боевых кораблей.

Крейсеры

Сократилось до минимума строительство новых крейсеров подкласса «а» (с этого времени их стали называть «тяжелыми» — в смысле вооружения). Его продолжили лишь американцы. Кроме того, несколько таких крейсеров построили испанцы, немцы и русские. На первый план вышло строительство крейсеров подкласса «b», получивших определение «легкие».

В свою очередь, они подразделялись на три подгруппы: 1) большие (океанские) по 8-10 тысяч тонн; 2) средние (универсальные) по 6-7,5 тысяч тонн; 3) малые (эскадренные) по 3-6 тысяч тонн. До конца 1936 года пять великих морских держав построили или начали постройкой 46 легких крейсеров.

Остальные государства построили в указанный период 6 легких крейсеров стандартным водоизмещением от 2.500 тонн (китайский «Ning Hai») до 6.450 тонн (голландский «De Ruyter»). Среди них выделялся оригинальностью замысла шведский «Gotland» (4.225 тонн). Его создатели попытались объединить в нем возможности легкого крейсера (6 орудий калибра 152 мм, скорость 27,5 узлов, бортовая и палубная броня), гидроавианосца (11 гидропланов) и минного заградителя (100 якорных мин). Однако на практике такой симбиоз качеств оказался неудачным.

Фактически легкие крейсеры превращались в основу легких сил. Отсюда проистекало стремление к обеспечению их универсальности. Возобладало мнение, что они должны решать следующие задачи: а) охранять линкоры, тяжелые крейсеры и авианосцы от атак легких сил противника; б) вести ближнюю разведку; в) выводить в торпедные атаки свои эсминцы; г) обеспечивать повседневную деятельность флота.



Английский тяжелый крейсер «Suffolk»



Американский тяжелый крейсер «New Orleans»



Французский тяжелый крейсер «Foch»

Обладая высокой скоростью (от 32 до 40 узлов), они и сами могли производить торпедные атаки, поэтому все такие крейсеры получали две-четыре установки торпедных аппаратов калибра 533-609 мм (2, 3 или 4 аппарата в каждой установке). С учетом слабого горизонтального бронирования легкие крейсеры несли довольно сильную зенитную артиллерию (4-8 орудий калибра 75-127 мм, 4-8 орудий калибра 37-40 мм, от 6 до 16 крупнокалиберных пулеметов). Кроме того, они имели по 2-4 гидросамолета, а некоторые могли брать мины заграждения (до 200 штук). Дальность плавания колебалась в интервале от 4000 до 14500 миль на 15-16 узлах.

Эсминцы и лидеры

Если раньше эскадренные миноносцы являлись торпедно-артиллерийскими кораблями, то теперь они превратились в корабли универсального назначения, а термин «миноносцы» уже мало соответствовал реальности. Высокая скорость и маневренность, сравнительно небольшая осадка, достаточно сильное артиллерийское, торпедное, минное и противолодочное вооружение — все это позволяло им успешно решать разнообразные боевые задачи.

К числу таковых относились следующие: а) торпедные атаки крупных вражеских кораблей и зашита своих главных сил от аналогичных атак; б) борьба с подводными лодками; в) уничтожение малых боевых единиц противника; г) блокада вражеского побережья; д) постановка активных минных заграждений; е) ближняя и дальняя разведка; ж) охрана конвоев; з) дозорная служба в районе своих баз.

Эсминцы, как и легкие крейсеры, подразделялись на три группы: 1) большие (лидеры) стандартным водоизмещением 1.700-2.900 тонн, имевшие 5-8 орудий калибра 127-138 мм; 2) средние (собственно эсминцы) стандартным водоизмещением 1.200-1.600 тонн с 4-5 орудиями калибра 120-130 мм: малые (миноносцы) по 600-1.000 тонн, с 2-3 орудиями калибра 100-120 мм.



Французский эсминец «L'Alcyon»



Японский миноносец «Matsu»

Торпедное вооружение складывалось из 2-4 установок (по 3-4 аппарата калибра 533-550 мм). Почти все эсминцы могли брать якорные мины заграждения в количестве от 40 до 80 штук.

Их противолодочное вооружение не изменилось по сравнению с мировой войной. Это были глубинные бомбы, выбрасываемых из кормовых лотков и бортовых бомбометов. Зато значительному усовершенствованию подверглись шумопеленгаторы.

Согласно британской концепции, главное назначение эсминцев («истребителей», по английской классификации) заключалось в том, чтобы взаимодействовать с главными силами флота, защищать их от вражеских подводных лодок, производить торпедные атаки, эскортировать конвои. Все это требовало эсминцев среднего водоизмещения, но с большой дальностью плавания (5-6 тысяч миль на 15-16 узлах).

Французская концепция выглядела иначе. Эсминцы («контрминоносцы», по французской классификации) предназначались прежде всего для самостоятельных действий против легких сил противника. Они должны были иметь мощное вооружение и высокую скорость, позволяющую избегать встречи с вражескими крейсерами. Дальность плавания средняя, 3-4 тысячи миль на 17-18 узлах, что было вполне достаточно в Средиземном море, Бискайском заливе и в Ла-Манше.

Остальные страны так или иначе тяготели либо к британской, либо к французской концепции.

В рассматриваемый период пять великих морских держав построили или начали строительство 202 эсминцев. Девять других государств построили (или начали строительство) еще 50 эсминцев. Из них британской концепции соответствовали 30 кораблей (1.050-1.530 тонн, 34-37 узлов), а французской — 20 (1.850-2.700 тонн, 36-42 узла)

Вызывает недоумение тот факт, что французы, итальянцы и японцы построили довольно много миноносцев (соответственно, 12, 16 и 12 вымпелов) стандартным водоизмещением по 600-840 тонн. Вследствие недостаточной мореходности, скорости хода, дальности плавания, а также слабого противолодочного вооружения они не годились ни для торпедных атак, ни для борьбы с подводными лодками, ни для охраны конвоев. Во время войны пришлось их перестраивать, чтобы превратить в полноценные эскортные корабли.

Видимо, решающим фактором, обусловившим их создание, стала пресловутая «экономия средств». Эта капризная дама много раз «до» и еще больше «после» вызывала к жизни странные корабли, неспособные ни на что иное, кроме как быть обузой для моряков.

Подводные лодки

Англичане, когда предлагали установить верхний предел водоизмещения подводных лодок в 2000 тонн, надеялись, что все страны будут строить наиболее мощные подводные корабли. Благодаря этому, их общее число окажется небольшим. Увы, они жестоко ошиблись! Итальянцы, французы и японцы сделали ставку преимущественно на субмарины среднего тоннажа.

Тогдашние подводные лодки подразделялись на 4 основные группы; 1) подводные крейсеры (1.550-2.850 тонн, дальность плавания до 15 тысяч миль); 2) лодки открытого моря (700-1.500 тонн, дальность до 8 тысяч миль); 3) лодки прибрежного действия (150-650 тонн, дальность до 4 тысяч миль); 4) подводные заградители.

До конца 1936 года пять великих морских держав построили либо начали постройку 191 подводной лодки. Флоты одиннадцати других государств получили 40 субмарин. Кроме того существовали еще две страны, придававшие огромное значение подводному флоту — СССР и Германия.

В течение рассматриваемого периода (1930-36 гг.) большевики построили (либо начали строить) 163 подводные лодки. Из них 52 единицы составляли малые лодки типа «М-VI» (по 160 тонн); 83 — средние (75 типа «Щ» и 8 типа «С»); 28 — большие (6 лодок типа «Д», 3 эскадренные лодки типа «П», 19 подводных заградителей типа «Л»). Все они отличались плохим качеством постройки и низкими тактико-техническими характеристиками, усугубленными неудовлетворительным качеством корабельных систем, механизмов, приборов, торпедного вооружения. Как показала вторая мировая война, их реальная боевая ценность была невелика.

Немцы, которым Версальский договор запретил иметь подводный флот, не сидели сложив руки. Не сомневаясь в том, что наступят лучшие времена, несколько германских фирм создали в 1922 году в Гааге (Нидерланды) совместное конструкторское судостроительное бюро, укомплектованное на 90 % немецкими инженерами, проектировавшими в годы войны подводные лодки. По проектам этого бюро был построен ряд подводных лодок для ВМФ Испании, Нидерландов, СССР, Турции, Финляндии, Швеции.

В результате, когда Гитлер в 1935 году полностью отверг Версальский договор, немцы смогли менее чем за год построить 12 малых подводных лодок серии II-А и очень быстро перешли к строительству более крупных субмарин.

***

«Ахилессовой пятой» всех тогдашних подводных лодок являлась небольшая скорость подводного хода, не позволявшая им атаковать быстроходные надводные корабли. Поэтому во время своих походов они плавали преимущественно на поверхности воды, погружаясь только для атаки или бегства. Однако в надводном положении субмарины были весьма уязвимы для атак с воздуха, поскольку их зенитное вооружение являлось очень слабым. А под водой им требовалось погружаться все глубже и глубже, чтобы прятаться от быстро совершенствовавшихся гидроакустических приборов. Если во время мировой войны рабочая глубина погружения не превышала 60-80 метров, то теперь она достигла 100-130 метров.

Еще одним слабым местом подводных лодок являлись плохие условия обитания их экипажей. За редкими исключениями, автономность субмарин была не более 30-45 суток.


Глава 6. РИМСКИЙ ДОГОВОР 1931 г. И ЖЕНЕВСКИЕ ПЕРЕГОВОРЫ 1932—34 гг

После Лондонской конференции франко-итальянские отношения настолько обострились, что в Лиге Наций даже обсуждался вопрос о возможности вооруженного конфликта между этими странами.

В 1930 году Италия начала строительство 3 крейсеров, 4 эсминцев и 22 подводных лодок; Франция — 1 крейсера, 6 эсминцев, 11 подводных лодок, а также запланировала строительство 3 линкоров водоизмещением по 23.000 тонн для Атлантической эскадры.

Все это весьма беспокоило Великобританию, которая поспешно предложила свое посредничество для разрешения спорных вопросов. В начале сентября Первый Лорд британского Адмиралтейства Александер нанес визиты в Париж и Рим с целью зондажа политической обстановки.

Итальянцы желали паритета с Францией и упорно стояли на своем. Они грозили пересмотреть все соглашения по разоружению. Их позиция обеспокоила даже президента США Гувера, который поручил американскому послу в Бельгии Хьюго Джибсону оказать дополнительное посредничество с целью сгладить противоречия. Но переговоры наткнулись на сопротивление как французского премьера Бриана. так и итальянского премьера Грандье. В результате до конца 1930 года не произошло никаких сдвигов.

***

Второй тур переговоров прошел в феврале 1931 года и уже 1 марта был подписан так называемый Римский пакт (договор). регулировавший взаимные отношения между флотами Франции и Италии Этот пакт должен был явиться основой для достижения полного соглашения между пятью державами и в связи с этим его текст был послан на рассмотрение заседавшей в Лондоне конференции экспертов (так называемая «Малая лондонская конференция»).

Договор состоял из трех частей (всего 7 пунктов) и содержал помимо общих положений (часть третья), основные положения, касавшиеся структуры обоих флотов в контексте качественных ограничений, накладываемых Вашингтонским (часть первая) и Лондонским (часть вторая) договорами.

Обе страны могли до 31 декабря 1936 года построить по 34.000 тонн авианесущих кораблей и по 2 линкора водоизмещением по 23.333 тонны, с орудиями калибра до 305 мм, списав взамен соответствующее количество устаревшего тоннажа (Франция — 2 линкора типа «Danton», Италия — 33.640 тонн броненосных крейсеров типа «San Giorgio», «Pisa» и «Garibaldi»), причем был односторонне увеличен общий тоннаж линкоров, установленный для этих стран вашингтонским договором, — со 175.000 тонн до 181.000 тонн (часть I, пункты а, b, с).

После выполнения программ 1930 года вступал в действие полный запрет на строительство тяжелых крейсеров (часть II, пункт а). Тоннаж строящихся новых легких крейсеров и эсминцев не должен был превышать тоннаж единиц соответствующих классов, подлежащих замене до 31 декабря 1936 года. После замены старые корабли подлежали списанию. При необходимости вместо них можно было списать соответствующий тоннаж тяжелых крейсеров. Одновременно до 31 декабря 1936 года Великобритания, Франция и Италия обязывались не заменять ни одного эсминца, находящегося в строю менее 16 лет (часть II, пункт b).

После выполнения программ 1930 года и после замены тоннажа кораблей, выслуживших установленные сроки службы по состоянию на 31 декабря 1931 года (и их списания), вступал в действие запрет на строительство подводных лодок. При этом да 31 декабря 1936 общий тоннаж французского подводного флота не мог превысить 81.989 тонн. Дальнейшие судьбы субмарин должна была решить Женевская конференция, но если там не будет достигнуто никакого соглашения, то Великобритания увеличит общий тоннаж своих эсминцев (часть II, пункт с). Франция и Италия должны были принять как обязательные для себя все решения части III Лондонского договора, обязательные для Великобритании, США и Японии, в той степени, в какой они не противоречили Римскому договору (часть III, пункт а).

Сам договор не определял никаких постоянных пропорций между флотами стран-участниц ни по одному классу кораблей и не давал окончательного ответа на вопрос: подлежал ли замене тоннаж, устаревший на 31 декабря 1936 года (часть III, пункт b).

Таким образом этот договор был не столько двух, сколько трехсторонним соглашением, причем каждая из сторон получила от него какую-то выгоду. Великобритания зарезервировала за собой право на превышение тоннажа своих эсминцев, сохранила перевес в категории тяжелых крейсеров (15:14), приостановила строительство новых французских и итальянских легких кораблей (за исключением кораблей, строившихся по программе 1930 года, а также строившихся для замены устаревшего тоннажа). Новые линкоры этих стран должны были быть слабее британских.



Американский тяжелый крейсер «Astoria»



Американский тяжелый крейсер «Indianapolis»

Франция, в свою очередь, сохраняла перевес над всеми государствами в суммарном тоннаже подводных лодок и перевес над Италией по всем классам кораблей. Италия добилась равенства с Францией в категории тяжелых крейсеров (7:7), тогда как вопрос паритета в остальных классах кораблей остался открытым.

Таблица 3

Тоннаж, разрешенный Римским договором на 1936 год

Классы кораблей Великобритания Франция Италия
Линкоры 480.150 189.800 (46.666) 133.193 (46.666)
Авианосцы 115.350 56.146 (34.000) - (34.000)
Тяжелые крейсеры 146.800 94.851 70.000
Легкие крейсеры 192.200 не определено не определено
Эсминцы 150.000 240.340 (51.331) 153.363 (46.153)
Подлодки 52.700 81.989 (4.441) 52.700 (2.791)

* В скобках указан тоннаж новой постройки, входящий в суммарный.

Но, тем не менее, Римский договор не дал ожидаемых результатов. Пункт «b» его части III автоматически вызвал резкие разногласия в ходе заседаний военно-морских экспертов в Лондоне. Франция категорически потребовала для себя права замены в 1930 году устаревшего тоннажа легких единиц (около 43.000 тонн), на что не соглашались Великобритания и Италия. Таким образом, ни Франция, ни Италия не подписали часть III Лондонского договора, и дело дальнейшего разоружения на море теперь зависело от решений общей конференции по разоружению в Женеве.

***

Эта конференция, собравшая представителей 62 стран (из них 9 не входили в Лигу Наций), началась 2 февраля 1932 года. Ее заседания проходили в 6 комиссиях: общей, сухопутной, морской, авиационной, политической и по военным бюджетам.

К сожалению, прекрасную идею всеобщего разоружения делегаты «заболтали» в процессе споров по процедурным вопросам, в поисках оптимальных методов работы конференции, в бесплодных дискуссиях. Среди всего прочего, Германия попыталась получить разрешение бывших членов Антанты на отмену тех статей Версальского договора, которые ограничивали ее вооруженные силы. Поэтому нет ничего удивительного в том, что работа конференции растянулась на два года и не дала никаких конкретных решений.

С точки зрения разоружения на море самым интересным был первый этап конференции, продлившийся до 23 июля 1932 года. Многие государства внесли в морскую комиссию свои предложения по качественному и количество тому ограничению морских вооружении:

Франция предложила запретить использование линкоров, подводных лодок, тяжелых бомбардировщиков, артиллерии крупного калибра и химического оружия. Все эти боевые средства следовало передать в исключительное распоряжение Лиги Наций, чтобы стать оружием возмездия для возможных агрессоров;

Великобритания предложила ликвидировать подводные лодки, запретить использование отравляющих газов;

США предложили подключить к Лондонскому морскому договору все страны-участницы Женевской конференции, ликвидировать подводные лодки, снизить максимальный тоннаж для отдельных классов кораблей, запретить использование химического и бактериологического оружия;

Япония предложила ликвидировать авианосцы, запретить использование массированных авианалетов;

Италия предложила запретить артиллерийские орудия калибра свыше 100 мм, любые военные корабли водоизмещением свыше 10.000 тонн, авианосцы, подводные лодки, а также истребительную и бомбардировочную авиацию;

СССР предложил запретить артиллерию калибром свыше 203 мм, снизить тоннаж военных кораблей до 10.000 тонн, запретить строительство авианосцев, дирижаблей и тяжелых бомбардировщиков, а также запретить химическое и бактериологическое оружие;

Германия предложила запретить артиллерию калибром свыше 105 мм, полностью ликвидировать военную авиацию, ограничить качества определенных классов кораблей (линкоры — водоизмещение до 10.000 тонн; крейсеры — до 6.000 тонн, орудия до 152 мм; эсминцы — до 800 тонн, орудия до 102 мм).

Несмотря на определенное сходство взглядов, франко-германские и франко-англосаксонские противоречия по вопросам равенства вооружений и гарантий безопасности к июлю 1932 года завели переговоры в тупик. Чтобы выйти из него, президент США Гувер 22 июня огласил собственные предложения. В части морских вооружений он предложил странам-участницам Вашингтонского, Лондонского и Римского договоров на четверть снизить общий тоннаж их авианосцев, крейсеров и эсминцев, а тоннаж линкоров и подводных лодок снизить на треть по сравнению с ограничениями, указанными в данных договорах. Но его предложения не вызвали оживления затухающих переговоров.

***

На втором этапе конференции (21 сентября 1932 — 27 марта 1933 года) наступил кризис вследствие того, что германская делегация потребовала равноправия по вопросам вооружений. Этот кризис был ликвидирован принятием декларации от 11 декабря 1932 года, удовлетворившей требования немцев[16].

Среди проектов разоружения этого периода самым интересным был компромиссный французский проект (проект Эррио — Поль-Бонкура), предлагавший качественные ограничения для каждого класса кораблей, подтверждение установленных Вашингтонским договором количественных пропорций между тремя крупнейшими в мире флотами (5:5:3), снижение тоннажа всех остальных флотов до 100.000 тонн. Однако этот проект встретил весьма прохладный прием.

10 марта свой проект предложил британский премьер Рэмси Мак-Доналд. Дискуссия вокруг него заняла весь третий этап конференции (25 апреля — 29 июня 1933 года). В области флота он предлагал сохранить показатели тоннажа, установленные Вашингтонским, Лондонским и Римским договорами для государств-участников; другим странам предлагалось «заморозить» существующий тоннаж, что вызвало сопротивление, особенно тех стран, которые получили независимость после 1918 года и еще только приступили к созданию своих военно-морских сил.

Четвертый этап конференции (5 июля 1933 — 10 апреля 1934 гг.) не принес никакого прогресса в переговорах. Он привел лишь к тому, что немецкая делегация отказалась от дальнейшего участия в конференции. Стремление Германии к равенству в области вооружений с другим и странами, агрессивные происки японцев на Дальнем Востоке, вооруженные конфликты в Южной Америке — все это не способствовало созданию мирной атмосферы. После 8 июня 1934 года работа конференции прекратилась.

Аннексия Маньчжурии Японией и попытки захвата ею центрального и восточного Китая вызвали рост напряженности в японо-американских отношениях. Оба соперника в борьбе за контроль над Тихоокеанским регионом ускорили темпы развития своих флотов. Пока что они согласовывали свои действия с подписанными ими договорами, но стремились поскорее достичь дозволенных пределов. Однако японское правительство не скрывало того, что в дальнейшем оно уклонится от ранее навязанных ограничении — что, согласно статье 23, означало денонсацию Вашингтонского и Лондонского договоров.

В связи с этим американская и британская делегация решили провести с японцами предварительные переговоры для установления дальнейшего равновесия военно-морских сил, а также для достижения хоть каких-нибудь результатов в деле разоружения на море, крайне необходимых из-за огромных бюджетных расходов всех заинтересованных сторон.

***

Трехсторонние англо-американо-японские переговоры начались в октябре 1934 года в Лондоне, причем в них, в роли наблюдателей, участвовали также Франция и Италия. Глава японской делегации адмирал Ямамото не шел ни на какие уступки в следующих требованиях: а) признать паритет японского и американского флотов (тем самым его паритет и с британским флотом); б) ликвидировать авианосцы как оружие исключительно наступательного характера; в) признать подводные лодки оружием обороны; г) ограничить лишь общий тоннаж флота, при полной свободе распределения его между отдельными классами кораблей.

Поскольку стремления американцев были прямо противоположными (соотношение тоннажа обоих флотов как 5:3, ограничение тоннажа в отдельных классах, сохранение авианосцев, ликвидация подводных лодок), переговоры быстро зашли в глубокий тупик.

Денонсация Вашингтонского договора давала Японии ряд преимуществ: она сохраняла и увеличивала превосходство своих морских сил в тихоокеанском регионе (вопреки видимости, в 1934 году соотношение тоннажа флотов Японии, США и Великобритании в этом регионе составляло 4:3:2), а также могла превращать в военно-морские и авиационные базы ряд островов Океании.

Правда, США и Великобритания в этом случае получали такие же права, но Япония занимала более выгодное географическое положение и успела уже опередить обе англосаксонские державы, начав милитаризацию подмандатных ей островов с того дня, как она в 1933 году вышла из Лиги Наций. Кроме того, денонсация договоров развязывала руки японцев в деле захвата Китая, который они рассматривали как бездонный источник минерального сырья для японской экономики.

Поскольку срок подачи заявления о денонсации истекал 31 декабря 1934 года, а переговоры с англосаксами не сулили положительного исхода, японское правительство 29 декабря вручило участникам Вашингтонского договора соответствующую ноту.

Таким образом, 31 декабря 1936 года оба договора по разоружению переставали быть действительными, что обязывало Великобританию, согласно статье 23 Лондонского договора, инициировать процесс создания нового договора посредством созыва конференции государств-участников. Время подгоняло, поскольку подписание англо-германского морского соглашения, а также колониальная война Италии в Абиссинии (Эфиопии) вызвали значительный рост международной напряженности и ухудшили отношения между европейскими державами.


Глава 7. МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ФЛОТЫ (1931-1935 гг.)

Осенью 1929 г. весь мир испытал сильнейшее экономическое потрясение, коснувшееся всех областей хозяйственной жизни. В течение 1930-32 гг. кризис охватил страны Америки, Европы и Азии.

Наблюдался спад промышленного производства. В середине 1931 года оно составило лишь 62 % от уровня 1928 года; уменьшились заработки, общее число безработных достигло 30 миллионов человек, не считая сельского пролетариата и обнищавших ремесленников.

Кризис привел к брожению в рабочем классе, поскольку именно по нему он ударил сильнее всего. Волна забастовок захлестнула города и поселки, заводы и банки, университеты и школы. Зашевелились даже вооруженные силы в ряде стран, причем заметную роль здесь сыграл флот.

Первым взбунтовался британский Королевский флот. Остальной мир не мог в это поверить. Флот во все времена считался монолитом и опорой империи; поражала также необычная форма борьбы.

Забастовка в британском Королевском флоте (13-15 сентября 1931 г.)

Великобритания, несмотря на ограничения Вашингтонского и Лондонского договоров, сохранила за собой статус первой морской державы мира. Сеть британских военно-морских баз опутывала Восточное полушарие, словно щупальца гигантского осьминога. Гибралтар, Мальта, Александрия, Аден, Коломбо, Сингапур и Гонконг — самые важные из заграничных баз — были забиты военными кораблями разных классов, входившими в состав различных флотов, флотилий, эскадр и отрядов «Royal Navy».

Охраняя интересы империи, Королевский флот действовал в разнообразных географических, климатических и политических условиях, что требовало от экипажей его кораблей большой самоотдачи. Поэтому британские власти отказались от всеобщего призыва на флотскую службу в пользу добровольцев, служащих по контракту. Такая система комплектования позволяла выбирать среди множества кандидатов тех, кто лучше других был подготовлен в профессиональном плане, обладал соответствующими физическими данными и моральными качествами, а также проявлял лояльность по отношению к политике правительства и вышестоящего начальства.

Главным магнитом, притягивавшим добровольцев, являлись достаточно высокие заработки, а также целый ряд социальных привилегий для моряков и их семей. Были предусмотрены 12-летняя «полная» служба и «укороченная» 7-летняя.

Сдав соответствующий квалификационный экзамен, кандидаты могли получать очередное унтер-офицерское звание и, соответственно, более высокую плату. Шкала еженедельной оплаты простиралась от 5 шиллингов 3 пенсов (юнга палубной команды 2-го класса) до 4 фунтов стерлингов (старший боцман). Женатые моряки старше 25 лет получали семейную надбавку, существовали специальные надбавки для отличающихся по службе. Кроме того, матросы имели определенную перспективу служебного роста. В принципе, можно было дослужиться до звания старшего боцмана, а после 10 лет успешной службы в этом звании рассчитывать на производство в младший офицерский чин.

Чтобы подлатать имперский бюджет, правительство Рэмси Мак-Доналда летом 1931 года решило уменьшить величину жалования на флоте. Однако чиновники Адмиралтейства, которым поручили исполнить это решение, не придумали ничего лучшего, как равномерно «срезать» по одному шиллингу из дневной ставки каждого флотского служащего.

Такой ход, самый простой по замыслу и в реализации, оказался весьма обидным и несправедливым прежде всего для военнослужащих низших чинов, то есть для рядовых матросов, старшин и унтер-офицеров. Если вице-адмирал, получавший 6 фунтов в день, терял таким образом менее 1 % своего жалования, то старший боцман при 8 шиллингах и 6 пенсах терял уже 11,7 %, а рядовой матрос, получавший только 4 шиллинга ежедневно, терял 25 %. Наиболее чувствительным снижение жалования оказалось для женатых моряков моложе 25 лет, не получавших семейной надбавки; им посоветовали искать работу для своих жен.

Планируемое снижение жалованья широко обсуждалось экипажами. Моряки соглашались с тем, что ввиду плохой экономической ситуации в стране, их заработки должны снизиться, но сильно критиковали тот способ, которым это намеревались сделать власти.

10 сентября 1931 года Адмиралтейство разослало командующим всех флотилий, эскадр и отрядов секретные письма, содержавшие описание конкретных деталей снижения окладов и рекомендации о том, как проводить среди моряков разъяснительные беседы. По стечению ряда обстоятельств, эти письма не дошли до базировавшегося в Портсмуте, т. е. ближе всего к Лондону, Атлантического флота (переименованного весной 1932 года в «Home Fleet» — «Домашний флот»).

Атлантический флот уже долгое время готовился к осенним маневрам в шотландских водах, которые должны были начаться 15 сентября 1931 года. Но за день до выхода флота в море внезапно заболел его командующий адмирал Майкл Ходжес (Michael Hodges), чьим флагманским кораблем был линкор «Nelson». Чтобы не срывать учения, командование эскадрой Адмиралтейство поручило контр-адмиралу У. Томкинсону (W. Tomkinson), который являлся командиром группы линейных крейсеров.

11 сентября Атлантический флот (4 линкора, 2 линейных крейсера, 3 тяжелых крейсера, 1 легкий крейсер, 18 эсминцев, 6 подводных лодок, 1 минный заградитель, 2 плавбазы), вместе с группой обслуживания флота (корабль-мишень, бывший линкор «Centurion», 2 эсминца, 1 канонерка, 2 буксира), вышел из Портсмута.



Английский линкор «Rоуаl Оаk»

Флагман «Nelson» по причине болезни адмирала Ходжеса вышел из порта последним. Именно на него поступили директивы Адмиралтейства. Но поскольку Томкинсон, чьим флагманом был «Hood», уже находился в море, то для него на адрес командующего базы в Инвергордоне был послан дополнительный письменный приказ о проведении разъяснительной акции.

Приказ пришел вечером в субботу 13 сентября. Это было нерабочее время, никого из командования базы в наличии не было, потому приказ спокойно лежал в канцелярии до понедельника.

Тем временем флот 13 сентября вошел в шотландские воды. Томкинсон отправил легкие корабли и вспомогательные суда в Росайт, сам же с 11 оставшимися кораблями (4 линкора, 2 линейных и 4 тяжелых крейсера, а также минный заградитель) встал на рейде небольшого порта Инвергордон (Invergordon), расположенного в одной из бухт залива Морэй Фирт (Moray Firth).

Вечером свободные от вахты и службы члены экипажей сошли на берег. Их обуревали чувства гнева по причине снижения жалования. В воскресенье 14 сентября в матросской картине в Инвергордоне состоялось собрание, на котором обсуждались способы, как лучше всего противостоять несправедливому решению Адмиралтейства.

В конце концов, матросы приняли предложение коммуниста Фреда Коупмэна (Fred Copeman), сигнальщика с тяжелого крейсера «Norfolk»[17]. Его суть заключалась в том, чтобы экипажи линкоров «Rodney» и «Valiant», которые в понедельник первыми выходили на учения, отказались выполнять свои обязанности. Невыход этих кораблей с рейда должен был стать сигналом для выступления на остальных кораблях. Ответом на несправедливое постановление Адмиралтейства должно было явиться пассивное сопротивление экипажей. Опасаясь репрессий, Коупмэн предостерег моряков от открытого бунта. Присутствовавшие на собрании морские пехотинцы с «Норфолка», в количестве 50 человек, заявили о своей поддержке забастовки. Был избран забастовочный комитет, состоявший из представителей от всех экипажей во главе с Коупмэном (его координационным «штабом» стала сигнальная рубка крейсера «Norfolk»). Моряки в деталях обсудили, как вести себя завтра и что им делать. Возвращаясь на корабли, толпа моряков на набережной пела песню «Красное знамя».

Утром 15 сентября, после подъема флага, матросы на «Rodney» троекратно прокричали здравицу королю, подхваченную последовательно матросами других кораблей, стоявших на рейде. Затем экипажи разошлись по своим кубрикам, где проводили время так, как будто это был выходной или праздничный день. Свои обязанности исполняли только кочегары вспомогательных котлов, повара, стюарды и офицерские ординарцы. Каждый раз при смене вахты звучали крики «гип, гип, ура!», причем начинал «Rodney», а подхватывали по очереди соседние корабли. Это был знак того, что забастовка продолжается.

Невзирая на то, что все это являлось вопиющим коллективным неподчинением, нигде дело не дошло до столкновений между матросами и офицерским составом. Офицеры вели себя чрезвычайно тактично, более того, многие из них выразили солидарность с бастующими, а командиры кораблей даже записывали требования матросов, пытаясь самостоятельно выяснить мотивы неразумного решения Адмиралтейства и уговорить экипажи приступить к выполнению своих обязанностей.

Исключение составило выступление командира 2-й эскадры крейсеров контр-адмирала Эстли-Раштона (Astley-Rushton), который обозвал экипаж своего флагмана хулиганами и бездельниками, в ответ на что матросы его освистали.

Около полудня, по приказу Томкинсона, солдаты морской пехоты, вооруженные карабинами с примкнутыми штыками, заняли ключевые позиции на кораблях[18]. Однако эта явная угроза не подействовала на матросов и унтер-офицеров. Поскольку уговоры командиров не дали результатов (только на крейсере «Dorsetshire» экипаж после 15 часов дня решил прервать забастовку), Томкинсон приостановил маневры, уведомив об этом Адмиралтейство, и собрал в Инвергордоне все свои корабли. По его словам, он предпочел рискнуть своей честью, нежели допустить, чтобы в случае серьезных столкновений таковую утратил бы Королевский флот.

Известие о забастовке стало для членов правительства громом среди ясного неба. После переговоров с Адмиралтейством было решено простить «обманутых подстрекателями» матросов и пересмотреть роковое постановление.

15 сентября пополудни Томкинсону отправили новые директивы: объявить амнистию для всех участников забастовки, уведомить их, что снижение жалования не превысит 10 %, а также, что будут рассмотрены требования женатых моряков моложе 25 лет. После этого восстановить порядок среди экипажей и отправить корабли в порты приписки, где их уже ожидают специально созданные Адмиралтейством комиссии, которые должны рассмотреть все требования моряков.

Одновременно следовало заявить, что продолжение забастовки встретит энергичное противодействие Адмиралтейства, как дисциплинарное преступление со всеми вытекающими последствиями.

Во время построений на кораблях экипажам объявили о новом решении властей. Забастовочный комитет удовлетворился этими заверениями и, чтобы не перегибать палку, объявил по радио о прекращении забастовки. Одновременно на рее крейсера «Norfolk» взвился сигнальный флажок «Отбой тревоги». Так закончилась победная и единственная забастовка в британском флоте.

Отдавая себе отчет, что Адмиралтейство просто так этого выступления не оставит, депутат палаты общин коммандер Холс (Halls) потребовал от Первого Лорда Адмиралтейства Дж. Чемберлена (J.А Chamberlain), чтобы против забастовщиков не было принято никаких санкций. Имея против себя всю палату общин, Чемберлен дал слово, что «репрессий не будет».

Однако 36 моряков, входивших в состав забастовочного комитета, все же отправили для прохождения спецкурса в лагерь в Девонпорте, чтобы «освежить в памяти дисциплинарный устав и строевую подготовку».

Но опасения перед прессой, которая могла широко огласить факт существования такого «курса», разоблачить его настоящую цель и тем самым скомпрометировать Первого Лорда, привели к досрочному прекращению планируемой травли.

Все же Адмиралтейство не отказалось от планов мести. «Бунтовщики» вернулись в Портсмут, где по прошествии какого-то времени им заявили, что «для них нет рабочих мест» и уволили со службы, выдав бесплатные билеты на проезд к месту жительства и по 13 шиллингов для покупки гражданской одежды.

Это решение вызвало возмущение экипажей кораблей Атлантического флота, которые выразили свою солидарность с уволенными коллегами тем, что собрали деньги в их пользу.

Бунт на голландском броненосце «Dе Zeven Provincien» (4-10 февраля 1933 г.)

Гораздо более острую форму приняло выступление голландских моряков. В этом случае волнения по экономическим причинам были связаны с национально-освободительным движением народов Индонезии.

Голландское королевство в довоенный период представляло собой довольно обширную колониальную империю с колониями на азиатском и американском континентах (2,05 млн. кв. км, около 30 миллионов жителей). Жемчужиной в короне этой империи являлась Голландская Ост-Индия (ныне Индонезия), расположенная более чем на трех тысячах островов Зондского и Молуккского архипелагов, а также в западной части острова Новая Гвинея. Эксплуатация природных ресурсов этих территорий (пряности и масличные культуры, рис, сахарный тростник, кофе, чай, каучук, бокситы, олово, уголь, марганец, никель, серебро, золото, а главное — нефть) принесла Голландии в 1928 году доход в 54 миллиона гульденов.

На Ост-Индию с вожделением поглядывала бедная ресурсами Япония. Чтобы умерить японские аппетиты, Голландии приходилось держать в этих краях большую часть своего военного флота в виде Ост-Индской эскадры. В 1933 году в ее состав входили: старый броненосец береговой обороны «De Zeven Provincien» (спущен на воду в 1908 г.), 2 легких крейсера типа «Java», 8 эсминцев типа «Van Ghent», 15 подводных лодок типа «К» (с римской нумерацией), 50 вспомогательных судов и кораблей специального назначения, общим водоизмещением 69.084 тонн[19]. В ближайшем будущем эскадру предполагалось усилить несколькими кораблями, находившимися в постройке: легким крейсером «De Ruyter», 4 эсминцами типа «Isaac Sweers» и еще 6 подводными лодками типа «К».

Главной военно-морской базой была Сурабайя (на острове Ява), а вспомогательными Танджонг Приок (Ява), Макассар (Целебес) и остров Риув (на выходе из Малаккского пролива). Морская авиация насчитывала около 100 боевых и учебных самолетов типов «Фоккер», «Коолховен» и «Дорнье», находившихся на аэродромах Морокрембанган (возле Сурабаи), Танджон Приок, Амбон (Молуккские острова) и Таракан (остров Борнео).

Однако у этих, на первый взгляд значительных, сил имелось уязвимое место. Состав экипажей кораблей был смешанным, ибо Голландия, следуя примеру других колониальных держав, привлекла к военной службе на заморских территориях местное население. Например, в 1929 году в сухопутных войсках в Ост-Индии служили 30.296 индонезийцев и только 8.022 голландца; на кораблях соотношение составляло 52:48 в пользу индонезийцев.

В такой ситуации голландские власти, ввиду нарастания национально-освободительного движения (например, в 1925-27 гг. произошло восстание на острове Ява), в большей степени могли полагаться на военно-морские силы, чем на сухопутные. Вследствие этого, Ост-Индская эскадра выполняла еще одну, мало почетную функцию — она являлась своего рода резервом для полицейских сил, охранявших колониальное владычество Королевства Нидерландов.

Кризис 1929 года болезненно затронул Голландию. Доходы от колоний сократились на 9 млн. гульденов (16,7 %), правительству пришлось прибегнуть к жестким сокращениям бюджета. Они коснулись и военного флота; жалованье голландских моряков снизилось на 14 %, индонезийских — на 17 %. Эти 3 % разницы должны были, по мнению властей, укрепить престиж «белого человека», но на деле только озлобили индонезийцев.

Центром смуты стала военно-морская база Сурабая, гарнизон которой состоял из 4200 моряков, в том числе 2200 индонезийцев. Среди последних была создана нелегальная антиколониальная организация. Наибольшее влияние она имела на броненосце береговой обороны «De Zeven Provincien», 200 человек из экипажа которого входили в нее. Поэтому именно этот броненосец руководители организации избрали в качестве корабля, который первым поднимется на борьбу за права индонезийских моряков. В определенной степени революционные настроения охватили также и моряков-голландцев, среди которых большое влияние имели социалистическая партия и нелегальная коммунистическая партия. Однако командование базы ухитрилось не заметить повсеместного недовольства.

2 января 1933 года «De Zeven Provuncien» вышел из Сурабаи, направляясь на учения, которые должны были проходить вдоль побережья Явы и Суматры, со стрельбами в районе острова Сибероет. В течение месяца корабль заходил во все крупные порты обоих островов, а 2 февраля он вошел в Улеле — аванпорт Котарадии (остров Суматра).

Тем временем ситуации постепенно становилась угрожающей. 30 января пришла радиограмма, сообщавшая о бунте моряков на авиабазе Морокрембанган; на самом «De Zeven Provincien» имели место случаи братания индонезийцев с голландцами. Восстание на броненосце готовил комитет, который возглавляли индонезиец мат Кавиларанг (рулевой) и голландец мат Босхарт (машинист). Они напрасно ждали сигнала из Сурабаи.

В конце концов комитет решил поддержать сражающихся на суше товарищей: захватить корабль и направиться в Сурабаю. Восстание назначили на вечер 4 февраля, когда капитан и несколько офицеров должны были сойти на берег, чтобы отправиться на банкет, устраиваемый голландским резидентом.

Соотношение сил складывалось в пользу повстанцев: на броненосце оставались 69 голландцев (16 офицеров, 9 унтер-офицеров и 44 матроса) на поддержку которых восставшие возлагали большие надежды, против 187 индонезийцев (3 унтер-офицеров и 184 матросов). Повстанцы надеялись, что матросы-голландцы поддержат их. Главным препятствием являлось отсутствие оружия, удалось раздобыть всего лишь несколько пистолетов и гранат.

Когда командование корабля отплыло на банкет, среди экипажа воцарилось оживление, что привлекло внимание оставшихся на борту офицеров. Произошла стычка между поручиком ван Бовеном и одним из матросов, ускорившая восстание. По сигналу Кавиларанга матросы арестовали голландских офицеров и унтер-офицеров, почти без выстрелов захватили радиостанцию и ружейный парк.

Около часа ночи командиру броненосца командиру Эйкбоому (Eikboom) доложили, что его корабль стоит на рейде с погашенными огнями, но под парами. Когда встревоженный капитан появился на берегу, «De Zeven Provincien» уже снялся с якоря и выходил в море. Местный голландский гарнизон (800 человек) тут же поднялся по тревоге, но предпринятые меры явно запоздали. В порту находилось лишь вспомогательное судно «Aldebaran», на который прибыл командир броненосца с несколькими офицерами. Они пустились в погоню за взбунтовавшимся кораблем… со скоростью 8 узлов.

Одновременно о чрезвычайном происшествии было доложено командованию Ост-Индской эскадры в Сурабае, что повлекло немедленную мобилизацию сил. Спешно была сформирована группа кораблей, которую возглавил командир Ван Дульм (капитан крейсера «Java»). В нее вошли легкий крейсер «Ява», эсминцы «Piet Hein» и «Evertsen».

Утром 5 февраля эта группа двинулась в сторону Зондского пролива, поскольку по сведениям, полученным с судна «Aldebaran», мятежный броненосец направлялся к юго-восточным берегам Суматры. В район пролива вышли также подводные лодки «К-VII» и «К-XI», а в Танджонг Приок прибыло звено гидросамолетов-бомбардировщиков типа «Дорнье».

Известие о восстании на броненосце «De Zeven Provincien» молнией облетело весь мир. Многие газеты сравнивали взбунтовавшийся корабль с русским броненосцем «Потёмкин», восставшим в 1905 году. Голландское правительство собралось на чрезвычайное заседание. Оно опасалось, что бунт на броненосце может стать искрой в бочке пороха, каковой являлась тогда голландская Ост-Индия. Было решено срочно списать на берег всех матросов-индонезийцев с кораблей Ост-Индской эскадры.



Голландский эсминец «Piet Hein»

Утром 7 февраля «De Zeven Provincien», на котором никто понятия не имел о поднявшейся вокруг него шумихе и о нависшей над ним угрозе, находился возле острова Ниас, двигаясь со скоростью 7,5 узлов в юго-восточном направлении.

Однако революционный комитет, взявший на себя командование кораблем, вопреки ожиданиям властей не планировал никаких акций, могущих привести к кровопролитию. Цель выступления сводилась к трем требованиям: 1) улучшить экономические условия службы; 2) прекратить дискриминацию индонезийцев голландскими офицерами; 3) освободить моряков, арестованных после бунта в Морокрембангане. Именно ради этого корабль шел в Сурабаю. Радиостанция броненосца через каждые несколько часов посылала в эфир телеграммы, содержавшие указанные требования, заканчивая их фразой: «Все в порядке. Раненых нет — экипаж.» Эти радиограммы постоянно принимала радиостанция гидрографического судна «Eridanus», которое вместо «Aldebaran» теперь шло вслед за взбунтовавшимся кораблем и на которое перебрался Эйкбоом.

Утром 9 февраля «De Zeven Provincien» находился в районе острова Энганьо, в 108 милях от Зондского пролива. А в 9.30 к острову подошли корабли группы Ван Дульма и остановились, ожидая сообщений с «Eridanus».

Ван Дульм вполне обоснованно волновался по поводу предстоящего столкновения с броненосцем, который мог оказаться грозным противником. Броненосец мог выпускать 280-мм снаряды весом в 270 кг, которые с расстояния 10 км пробивали 150-миллиметровую броню. Крейсер «Java» имел бортовую броню 50 мм, а на палубе только 25 мм и стрелял 150-мм снарядами весом 46 кг, не слишком опасными для хорошо бронированного «De Zeven Provincien» (бортовая броня 150 мм, палуба 50 мм, башни ГК 250 мм). Оба эсминца (вместе 8 орудий калибра 120 мм) своими 24-килограммовыми снарядами не многим могли помочь; сомнительно было также, что броненосец позволит им подойти на расстояние прицельного торпедного залпа. Вся надежда оставалась на гидросамолеты, к которым присоединился четвертый бомбардировщик — «Фоккер Т-IV».

Ночь с 9 на 10 февраля прошла на кораблях Ван Дульма в нервном ожидании сообщений с «Eridanus» и присоединившегося к нему минного заградителя «Gouden Leeuw». Не было только рапортов с обеих субмарин, патрулировавших у входа в Зондский пролив. Впрочем, Ван Дульм не имел четкого плана по их использованию.

Утром была объявлена боевая тревога и зачитан приказ о введении на кораблях военного положения, а в 6.10 группа снялась с якорей и 20-узловым ходом кильватерной колонной («Java», «Piet Hein», «Evertsen») пошла к южному входу в пролив. С другой стороны сюда уже подходил «De Zeven Provincien», за которым на удалении 7 миль двигались «Eridanus» и «Gouden Leeuw».

Около 8.00 сигнальщики крейсера «Java» заметили броненосец. Короткий шквальный дождь на несколько минут скрыл его из вида, а когда погода улучшилась, то они увидели, что броненосец повернул к берегам Суматры.

Группа Ван Дульма легла на параллельный курс, одновременно уменьшив скорость и отклоняясь в северо-восточном направлении, поскольку расстояние между кораблями было всего 6 миль, а командир крейсера хотел избежать артиллерийской дуэли на близкой дистанции. Однако орудия броненосца молчали и Ван Дульм осмелел, тем более, что появилась авиационная поддержка — со стороны Явы приближались 4 гидросамолета-бомбардировщика.

На рее крейсера «Java» был поднят вымпел, приказывавший броненосцу остановиться и сдаться, но без результата. Броненосец продолжал свой путь. Тогда Ван Дульм послал с тем же приказом один из «дорнье». Гидросамолет пролетел над «De Zeven Provincien» и с высоты 600 метров троекратно повторил сигнал по радио, потом спустился до высоты 475 метров и снова троекратно повторил сигнал, давая кораблю 10 минут на ответ.

Революционный комитет броненосца никак не мог решиться на кровопролитие — мощные 280-мм орудия молчали. Вместо этого Кавиларанг и Босхарт от имени экипажа ответили «Ons niet hinderen» (Отстаньте от нас). Тогда по приказу Ван Дульма гидросамолеты начали бомбовую атаку на беззащитный, в сущности, броненосец.

Первая 50-кг бомба взорвалась прямо перед носом корабля, вторая попала в боевой мостик, уничтожив его левое крыло и радиорубку. От взрыва погиб 21 человек, многие были ранены, в том числе весь ревком во главе с Кавиларангом. В последующей неразберихе кто-то поднял белый флаг, и самолеты прервали атаку.

Броненосец остановился в 9.30, вскоре на его палубе высадились десантники с крейсера и эсминцев. Босхарта арестовали, тяжело раненного Кавиларанга перенесли на «Piet Hein». Под конвоем кораблей Ван Дульма и гидросамолетов «De Zeven Provincien» прибыл в Сурабаю, где были арестованы остальные члены экипажа.

Эпилогом неудавшегося восстания стало заседание военного трибунала в Батавии (ныне Джакарта), состоявшееся через год. Хотя члены трибунала пытались проявить определенную гуманность, приговоры все же были весьма суровыми.

Подлечившийся от ран Кавиларанг получил 18 лет тюрьмы, Босхарт — 16 лет, остальные 162 моряка (136 индонезийцев и 26 голландцев) получили в среднем по 4 года и 4 месяца заключения. Таким был ответ колониальных властей на их справедливые требования.

Офицеры броненосца тоже получили свое, но за другой состав преступления. Всех их обвинили в недобросовестном исполнении служебных обязанностей, из-за чего они прошляпили возникновение заговора на броненосце. Кроме того, тех офицеров, которые оставались на корабле, обвинили в пассивности и нерешительности. В конце концов часть одних офицеров уволили со службы, других понизили в чинах.

Военный флот на защите Греческой республики (1-13 марта 1935 г.)

В Греции революционное брожение приняло иной характер. Улучшение экономических условий там отошло на второй план в пользу борьбы за сохранение демократических свобод.

Тяжелое экономическое положение Греческой республики, провозглашенной 25 марта 1924 года, было вызвано последствиями недавней войны с Турцией, произошедшей в 1921-23 гг. К числу этих последствий относилась и необходимость разместить на своей территории 1,5 миллиона греческих беженцев из Малой Азии. Под воздействием мирового экономического кризиса ситуация становилась все более сложной. Вдобавок внутри страны имело место соперничество «агентов влияния» Великобритании, Франции, Италии и Германии за политическое и экономическое господство.

На парламентских выборах 1932 года правящая Либеральная партия и ее лидер Элеутериос Венизелос потерпели поражение. Власть перешла к так называемой «Народной партии» Панайотиса Кальдариса, провозгласившей курс на реставрацию монархии, причем монархисты считали целесообразным установление в стране монархо-фашистской диктатуры ради подавления нараставшей революционной волны

Противниками подобного развития событий являлись либеральная партия, а также слабосильные левые партии и левацкие группы. Под их влиянием группа либерально настроенных офицеров, которую возглавил генерал Н. Пластирас, в 1933 году произвела неудачную попытку военного переворота.

В марте 1935 года произошло второе восстание в армии. Непосредственным поводом для него стала «чистка» в армии, которую предпринял министр обороны генерал Кондилис. В ходе ее были уволены 26 старших офицеров армии и флота, придерживавшиеся республиканских взглядов, а на первый квартал 1935 года планировалось увольнение еще 40. Эта чистка высшего офицерства, а также заявления Кондилиса о том, что в своих дальнейших действиях он намерен опираться лишь на «предельно лояльных и дисциплинированных» офицеров-роялистов, вызвали опасения, что правительство уже начало осуществлять план монархического переворота.

В такой ситуации несколько групп офицеров и верные им части решили прибегнуть к силовому решению проблемы власти. Восстание было подготовлено поспешно, без учета собственных сил и возможностей, без ясного плана действий (например, не были даже определены кандидаты в состав нового греческого правительства). Центрами восстания должны были стать Македония (здесь был расквартирован IV-й фракийский корпус генерала Каменоса) и военно-морская база в бухте Саламин[20].

28 февраля произошло землетрясение на острове Крит, повлекшее значительные разрушения и жертвы. Общая неразбериха, вызванная этим стихийным бедствием, привела к тому, что правительство оставило без внимания сообщения губернатора Македонии Раллиса о зреющем заговоре. На флоте все нити заговора вели к старому броненосному крейсеру «Георгиос Авероф», которым командовал контр-адмирал Колиалеис[21]. Между прочим, на этом же корабле постоянно находился военно-морской министр адмирал Хаджикириакос, который покинул корабль всего за день до восстания, но он не заметил никаких признаков заговора (позже Хаджикириакосу из-за этого пришлось подать в отставку).

Восстание началось вечером 1 марта. В Афинах несколько групп заговорщиков захватили унтер-офицерскую школу и казармы королевских гвардейцев (эвзонов), после чего они двинулись к зданию Министерства обороны. Однако численный перевес афинского гарнизона, оставшегося верным правительству, привел к тому, что в ходе четырехчасового боя повстанцы были разбиты и генерал Кондилис овладел ситуацией.

По-другому развернулись события в Саламинской бухте. Здесь 30 флотских офицеров захватили арсенал в Пераме, откуда затем шлюпки с «Аверофа» развезли их по кораблям, стоявшим на рейде. Переговоры с командирами, в процессе которых повстанцы прибегали к угрозам и даже к использованию оружия, привели к тому, что к заговорщикам присоединились легкий крейсер «Элле», эсминцы «Псара» и «Леон», старый миноносец «Ники». Командование восставшими кораблями взял на себя вице-адмирал Деместикас (флагман — крейсер «Георгиос Авероф»).

Ситуация на остальных кораблях (2 старых линкора, 6 эсминцев и 6 миноносцев), которые почти все находились в ремонте или в резерве, оставалась неясной до утра 2 марта. Около 7.00 из Афин подошли правительственные войска, которые заняли арсенал в Пераме и установили полевые батареи на берегу Саламинского пролива, заблокировав кораблям выход в море.

Деместикас, однако, решил бороться. После артиллерийской дуэли (был поврежден ряд портовых объектов в Пераме), его корабли вышли в море. Перед уходом «Георгиос Авероф» и «Элле» обстреляли верные правительству корабли, незначительно повредив 7 единиц (в основном эсминцы), чтобы таким образом лишить власти возможности использовать их.

Отряд Деместикаса двинулся к острову Крит, откуда был родом Венизелос. Видимо, адмирал рассчитывал, что бывший премьер согласится взять на себя политическое руководство восстанием. По пути к отряду присоединились подводные лодки «Нереус» и «Катсонис», экипажи которых заявили о своей солидарности с восставшими. Правительство, оставшееся без боеспособных кораблей, послало в погоню бомбардировочную авиацию.



Действия греческого военного флота 1-13 марта 1935 года

Произошла также встреча посланника генерала Кондилиса, адмирала Типальдоса, с вице-адмиралом Деместикасом в прибрежных водах острова Милос. Деместикас отверг условия правительства, заявив, что у него достаточно снарядов, чтобы сражаться. Правительство, в свою очередь, объявило взбунтовавшиеся корабли пиратскими, а их экипажи — людьми вне закона.

После полудня начались воздушные налеты на корабли повстанцев, двигавшиеся с большим разбросом (из-за свежей погоды) и с разной скоростью. Во время налета на траверзе острова Китира бомбы повредили один из эсминцев и подлодку «Нереус». Старый миноносец «Ники» все больше отставал от группы, крейсеру «Георгиос Авероф» пришлось взять его на буксир. Артиллеристы «Аверофа» во время налетов сбили два гидросамолета.

В полдень 3 марта первые корабли отряда вошли в порт Ханья на Крите. Их прибытие улучшило положение восставших. Крит полностью присоединился к восставшим, находившиеся на острове правительственные войска были разоружены повстанцами генерала Канакакиса. Венизелос согласился возглавить антиправительственное движение, хотя и не был уверен в его победе (позже он сказал: «В моем возрасте (71 год) уже не становятся повстанцами»).

Вечером правительственные самолеты произвели налет на Ханию, попав одной бомбой в «Авероф». После этого налета корабли Деместикаса перешли в бухту Суда. Тем временем из Македонии пришло известие, что IV-й корпус тоже отказался подчиняться правительству.

Правительство объявило для борьбы с повстанцами частичный призыв резервистов и начало ремонт поврежденных в Саламине кораблей.

4 марта войска генерала Каменос захватили город Драма и порт Канала, после чего двинулись на Салоники, дойдя до реки Струма. Дальнейшее продвижение этих частей (7200 солдат, 128 орудий) остановили правительственные войска, которыми командовал прибывший в Македонию военный министр, генерал Кондилис.

Затем военные действия были прерваны на 24 часа в связи с тем, что правительство предъявило Каменосу ультиматум и дало время на его обдумывание. Генерал Кондилис использовал перерыв для усиления своих сил на македонском фронте. Транспортные суда, доставлявшие морем подкрепления для Кондилиса, не встречали противодействия со стороны кораблей Деместикаса. Между тем в это время правительство не располагало никакими морскими средствами, способными противостоять кораблям восставших. Поэтому для борьбы с ними была сформирована довольно крупная авиагруппа (22 самолета), которую, однако, нельзя было немедленно использовать из-за неблагоприятной погоды.



Греческий крейсер «Averoff»

5 марта группа спешно отремонтированных эсминцев (3-4 корабля) под командованием адмирала Хаджикириакоса двинулась к Криту; началось также наступление правительственной 3-й армии генерала Панайтакоса (15 тысяч солдат, 80 орудий, 21 самолет) у реки Струма, прерванное через два дня ввиду паводка и снежных заносов.

Деместикас, вместо того, чтобы послать свои корабли для борьбы с правительственными транспортами в западной части Эгейского моря, или хотя бы отправить подлодки в Салоникский залив, действовал в восточной части Эгейского моря. 6-7 марта десанты с крейсера «Авероф» и обоих эсминцев заняли (впрочем, без всякого сопротивления) острова Самос, Хиос, Лесбос, Лемнос и Тасос. Эсминец «Псара» даже вошел в залив Кавала, но там его атаковали правительственные самолеты и ему пришлось уйти из залива.

В портах этих островов и на Крите повстанцы захватили 20 грузовых судов, которые, однако, они не использовали для переброски войск с Крита в Македонию. Единственной помощью, оказанной войскам IV корпуса, стал приход 8 марта в порт Канала крейсера «Элле» и эсминца «Псара». Видимо, они должны были поддержать левый фланг войск Камсноса в устье реки Струма, но поскольку не было разработано никаких планов взаимодействия, а бои шли в глубине суши, оба корабля бесцельно стояли в порту. Правда, их присутствие несколько облегчило положение IV корпуса, так как теперь почти вся авиация 3-й армии была занята бомбардировками порта Канала.

Кроме того, правительственная авиация продолжала свои налеты на критские порты. 8 марта во время налета на бухту Суда зенитчики «Аверофа» сбили два самолета. Всего за этот период правительственная авиация сбросила на корабли Деместикаса до 12 тонн авиабомб, но сумели причинить лишь незначительные повреждения крейсеру «Авероф».

Возобновившееся 9 марта наступление правительственных войск привело к ожесточенным боям за городок Серраи (в 100 км на северо-восток от Салоник). В тот же день в греческие территориальные воды вошли военные корабли великих держав. Это были: британский линкор «Royal Sovereign», французские тяжелые крейсеры «Foch» и «Tourville», эсминец «Verdun», итальянский крейсер «Тrentо», эсминцы «Da Mosto» и «Pigafetta».

Предлогом, как всегда, стала защита интересов и безопасности своих граждан, а подлинной причиной — поддержка правительства Каладраиса (в рамках так называемой «балканской Антанты»). Турция же не преминула выказать свою неприязнь: в ее портах были арестованы 8 греческих коммерческих судов.

Вероятно, именно эта демонстрация чужих флотов и неудачи на сухопутном фронте вызвали серьезные трения среди заговорщиков и неверие в успех дальнейшей борьбы. Кроме того, беспрестанные налеты правительственной авиации, несмотря на их низкую эффективность, действовали на повстанцев угнетающе, поскольку они не могли противопоставить правительственным самолетам ни собственных самолетов, ни эффективной противовоздушной обороны.

10 марта правительственная авиация снова бомбардировала Канала и Хания. Во время часового налета на Кавала был поврежден крейсер «Элле». Этот факт привел к разногласиям между офицерами и матросами, которые высказались за прекращение борьбы. Ночью офицеры ушли с корабля, а остальной экипаж утром сдался властям. Налет на Хания оказался менее успешным — корабельная артиллерия сбила еще один самолет.

На следующий день правительственные войска захватили Серраи и выбили повстанцев с позиций на берегу Струмы. По официальным данным, жертв при этом было относительно немного: 3-й корпус — 15 убитых и 60 раненых;

4-й корпус — 40 убитых и 200 раненых. Кроме того, 3 тысячи повстанцев сдались в плен, остальные ушли в Болгарию и Турцию.



Греческий крейсер «Неllе» (1931 г.)

Поражение на Струме решило исход восстания. Утром l2 марта, оставленные своими офицерами, перешли на сторону правительства эсминцы «Леон» и «Псара», подлодка «Нереус», миноносец «Ники». Крейсер «Авероф» с Венизелосом и другими главными мятежниками на борту (всего 120 человек) вместе с подлодкой «Катсонис» ушел к островам Додеканез (Спорады), оккупированным итальянцами.

Беглецов высадили на острове Касос, после чего «Авероф» вернулся на базу в Саламине, где сдался властям. «Катсонис» же интернировали итальянцы на острове Патнос, но через неделю вернули греческим властям. К 13 марта все восставшие корабли снова оказались в Саламине, Крит тоже капитулировал.

Главной слабостью этого восстания было то, что заговорщики не сумели обеспечить себе надежную поддержку нижних чинов — солдат и матросов, считая, что те и так должны следовать за своими командирами. В результате восстание превратилось в типичный военный путч. Кроме того, не было почти никакого взаимодействия между разными центрами восстания (Крит, Македония, Тракия), что позволило правительству перехватить инициативу.

Плохо были использован флот. Вместо того, чтобы заниматься бессмысленным захватом островов, 5 марта следовало послать корабли в северную часть Эгейского моря и в Салоникский залив, парализовать там движение транспортов, доставлявших правительственные войска, и тем самым обеспечить успех наступления корпуса Каменоса. В конце концов, успех восстания зависел от победы на суше.

Опасения заговорщиков относительно планов правительства оправдались весьма быстро. В октябре генерал Кондилис произвел монархический переворот и 25 ноября 1935 года король Георгиос Второй вернулся на трон. Реставрация монархии усилила реакционную направленность внутриполитического курса греческого правительства, что дало возможность генералу Метакса 4 августа 1936 года установить в стране диктатуру.


Глава 8. ВТОРАЯ ЛОНДОНСКАЯ МОРСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В 1935-1936 гг

Осенью 1935 года британское правительство направило официальные приглашения правительствам США, Японии, Франции и Италии, в которых уведомило, что 9 декабря того же года в Лондоне созывается конференция пяти великих держав по вопросам военно-морского разоружения.

В отличие от предыдущей лондонской конференции, это не сопровождалось рекламной шумихой. Все понимали, что речь идет уже не о поддержании определенных пропорций между флотами великих держав, а о том, чтобы убедиться — возможна ли еще реализация самого принципа ограничения вооружений путем заключения международных договоров.

***

Открывая конференцию, Великобритания выдвинула следующие тезисы: а) ограничение японских морских сил согласно условиям Вашингтонского договора (5:5:3); б) уменьшение тоннажа и калибра главной артиллерии линкоров — до 25.000 тонн и 305 мм, авианосцев — до 22.000 тонн и 155 мм, легких крейсеров — до 7.000 тонн и 155 мм, эсминцев (лидеров) — до 1850 тонн и 128 мм, эсминцев до 1500 тонн и 128 мм; в) отказ от строительства новых тяжелых крейсеров; г) отказ от использования и строительства подводных лодок или, по крайней мере, снижение их водоизмещения до 250 тонн (чтобы они не могли действовать и океанских коммуникациях).

Кроме того, англичане предложили распространить все эти ограничения также и на другие страны (Германию и СССР) для чего провести с ними переговоры Еще предлагалось сделать прозрачными программы развития флотов путем взаимного информирования стран-участниц нового договора о строительстве, модернизации и закупки кораблей.

Американские предложения по главным вопросам мало отличались от британских: соблюдение вашингтонских ограничений для японского флота, отказ от подлодок, ограничение тоннажа кораблей отдельных классов или подклассов. Новым элементом в американских предложениях стала готовность понизить общий тоннаж своего флота на 30 % при условии, что остальные государства поступят так же.

Тезисы японцев не изменились: полный паритет их флота с США и Великобританией, отказ от авианосцев, легализация подлодок как оружия слабых, снижение общего тоннажа всех флотов до такого уровня, чтобы «ни один военный флот не обладал возможностью агрессии или угрозы». Положительное решение вопроса суммарного тоннажа японского флота являлось, по утверждению японцев, определяющим условием участия их страны в новом договоре.

Французские требования сводились к увеличению суммарного тоннажа в классах линкоров и легких надводных кораблей. Французы утверждали, что отведенные им лимиты тоннажа являются недостаточными для обеспечения двух оперативных регионов — атлантического и средиземноморского. А ведь нужно еще поддерживать связь с колониями и как-то противостоять угрожающему росту военного потенциала Германии. Французские делегаты предложили, чтобы вместо точного соблюдения ограничений по тоннажу, страны-участницы периодически открывали свои программы развития флота другим участниками — для контроля.

Итальянские предложения напоминали французские. Итальянцы выступал и за то, чтобы новый договор охватывал как можно большее количество стран. Притягательным элементом этого договора должна была стать гарантия «права каждого государства обладать таким вооружением, которое оно считает необходимым для защиты своих интересов, а не таким, которое путем арифметических вычислений определяют делегаты на переговорах».

Условием реализации такого подхода должна была стать практика предварительного оглашения своих военно-морских программ странами-участницами. Итальянцы утверждали, что обмен информацией о программах развития «привел бы к скреплению дружеских связей между государствами». Программы должны быть краткосрочными, с той целью, чтобы каждое государство могло составлять свои планы с учетом намерений партнеров.

***

При таком расхождении взглядов переговоры были весьма далеки от сотрудничества. Вопрос количественного ограничения вооружений быстро отошел на задний план ввиду неуступчивости Японии и отрицательной позиции Италии. Конференция отложила его рассмотрение «на потом» и принялась за проблему качественных ограничений, но и тут делегаты натолкнулись на многочисленные трудности.



Американский легкий крейсер «Brooklin»



Британский тяжелый крейсер «London»

Великобритания форсировала строительство легких крейсеров, необходимых для охраны ее морских коммуникаций.

Соединенные Штаты, учитывавшие вероятность военного столкновения с японским флотом в китайских водах, хотели строить крупные корабли с большой дальностью плаванья. Поэтому американцы не желали больше слышать об ограничении водоизмещения или вооружения надводных кораблей. Более того, они хотели увеличить стандартное водоизмещение линкора до 45.000 тонн, полагая, что в таком случае линкор будет обладать оптимальной боевой ценностью.

Японцы, желая переиграть американцев на дипломатическом поле, утверждали, что для обороны своего побережья им достаточно иметь «только» крейсеры и подлодки, а от авианосцев они готовы отказаться, поскольку это «исключительно наступательное» оружие.

Что касается Франции и Италии, то, если не считать их твердой позиции в вопросе сохранения подводных лодок как оружия «обороны», они не намеревались вносить какие-то существенные поправки относительно качественных ограничений. Более того, британское предложение. касавшееся ограничения водоизмещения и главного калибра линкоров, вполне устраивало французов (они уже строили в это время 2 линейных крейсера типа «Dunkerque» по 26.500 тонн с 8 орудиями калибра 330 мм).

Наибольшее согласие имело место по вопросу взаимного информирования о своих морских вооружениях. Поначалу комментаторы даже подавали этот факт под заголовками «большая победа конференции», «тормоз гонки вооружений», «заря всеобщего разоружения», не желая замечать того, что публикация точных данных о количестве и тактико-технических характеристиках новых кораблей ни в коей мере не мешает их строительству.

Эти восторги быстро утихли, когда в январе 1936 года делегации снова вернулись к проблеме количественных ограничений. Ввиду решительной позиции Японии требовалось либо уступить ее требованиям, либо полностью их отвергнуть, что грозило срывом переговоров.

Тем временем японцы, решившиеся уже на развитие своего флота без всяких ограничений, играли ва-банк. Так, они заявили англосаксам, что желают купить либо взять в аренду нефтяные месторождения на севере острова Борнео, поскольку в их стране нет нефти, и что положительное решение этого вопроса является условием подписания Японией соглашения о паритете морских сил. Данное предложение вызвало большое замешательство и, разумеется, было отвергнуто. Тогда 15 января японцы отозвали свою делегацию с конференции.

После выхода Японии из переговорного процесса стало ясно, что конференция закончится фиаско, поскольку даже соглашение по качественным ограничениям становилось бессмысленным, раз Япония не собиралась его выполнять.

В процессе переговоров проявились также разногласия внутри британской империи. Позиция Великобритании на конференции и предчувствие тяжести предстоящих финансовых расходов привели к стычкам с делегациями Канады, Ирландии и Южноафриканского Союза.

Еще в 1934 году правительство США объявило о предоставлении своей крупнейшей колонии — Филиппинам — статуса автономного государства. А уже во время работы конференции оно пообещало предоставить Филиппинам полную Независимость после истечения 10-летнего переходного периода»[22]. В связи с демонстративным уходом японцев с конференции этот жест приобрел символическое значение. Все делегации пришли к единому мнению, что он послужит своего рода противовесом провозглашенному Японией лозунгу «Азия для азиатов», под которым подразумевалось создание огромного государства в составе Японии и бывших колоний европейских стран, которым японцы обещали статус автономий.

После ожесточенных споров был окончательно свернут английский проект ликвидации подводных лодок. Более того, вместо 250-тонных субмарин, конференция под сильным нажимом Франции одобрила строительство подводных кораблей, почти в десять раз больших и с дальностью плавания как у крейсеров. Таким образом, очередная британская попытка «утопить подводные лодки» полностью и бесповоротно провалилась.

Внезапно, в середине марта 1936 года, когда почти все детали нового договора были согласованы, итальянская делегация демонстративно заявила, что не подпишет договор до тех пор, пока не будут сняты санкции против Италии, введенные Лигой Наций в 1935 году в ответ на ее агрессию против Абиссинии (Эфиопии). Дополнительные переговоры с Италией продолжались около десяти дней, но не дали никаких результатов.

В данной связи возникло замешательство, из-за которого делегаты забыли о перспективной идее распространения договорных ограничений на другие государства, прежде всего на спешно вооружающуюся Германию.

В итоге, новый морской договор подписали 25 марта 1936 года только три государства — Франция, США и Великобритания, а также некоторые британские доминионы: Канада, Австралия, Новая Зеландия, Индия. Делегации Ирландии и ЮАС отказались поставить под ним свои подписи.

***

Второй Лондонский договор состоял из пяти частей, содержащих 31 статью. Части первая и вторая определяли стандартное водоизмещение надводного и подводного корабля, разделяли корабли на категории с определением главных признаков каждой из них, устанавливали сроки службы кораблей (с дня завершения строительства) и ограничения, касавшиеся водоизмещения, артиллерийского и торпедного вооружения, скорости, бронирования.

Участники договора обязались ежегодно информировать друг друга о развитии своих флотов (статья II, часть III); при этом конкретизировалось, какие данные следовало сообщать друг другу и каким способом (ст. 12 и 19). Только начало войны, либо строительство другими странами кораблей, превышающих договорные параметры, освобождало участников от выполнения положений договора (ст. 24 и 25, часть IV).

Договор считался обязательным до 31 декабря 1942 года (ст. 27), причем британское правительство обязалось созвать новую морскую конференцию в 1941 году (ст. 28).

Оценивая результаты конференции, можно сказать, что она не оправдала возлагавшихся на нее надежд. Уход Японии перечеркнул планы инициаторов. Не было уже и речи о каких-нибудь ограничениях вооружений, что являлось главной целью переговоров. Введение достаточно иллюзорных ограничений качественного характера ни в коем случае не могло считаться успехом. Такие же сомнения вызывала договоренность об обмене информацией, поскольку подобный обмен целиком зависел от доброй воли участников.

То есть, это было поражение британской дипломатии как по вопросу количественных ограничений (бесконтрольный рост японских и итальянских вооружений), так и по вопросу качественных (неудачная попытка ликвидации итальянских и французских подводных лодок и французских «больших эсминцев», сохранения существующего предела тоннажа линкоров). Единственным британским успехом стал временный запрет (до конца 1942 г.) на строительство новых тяжелых крейсеров, что позволило англичанам сэкономить довольно значительные средства.

Наиболее значительный политический капитал приобрела Япония. Она могла теперь без всяких помех стремиться к достижению паритету с Великобританией и США. Другое дело, что эта цель находилась за пределами возможностей японской экономики.



Французский лидер типа «Guepard»



Французский лидер типа «Chacal»



Французский лидер типа «Le Fantasque»

Италия и Франция тоже могли быть довольны, поскольку так и не был определена верхняя граница тоннажа их флотов.

Ничто теперь не мешало начать безудержную гонку вооружений. После фиаско Женевской и Лондонской конференций, ввиду роста японских, итальянских и германских военно-морских сил, Великобритания начала интенсивное усиление собственного флота, желая не только сохранить свое превосходство над соперниками, но и увеличить его до таких размеров, чтобы оно стало фактором, не подлежащим никаким изменениям. При этом следует подчеркнуть, что Великобритания была далека от того, чтобы рисковать своей безопасностью ради защиты государств Центральной и Восточной Европы. Более того, она пошла по пути так называемого «умиротворения» Италии и Германии именно за счет этих государств. Тем самым она стремилась перенаправить агрессивные планы стран «оси». Но в вопросе морского господства Англия ревниво оберегала своих позиции.

Первым шагом, демонстрирующим эту позицию, стало уведомление участников первого Лондонского договора о том, что вследствие усиленного строительства подлодок и эсминцев в Италии и Франции, правительство Британии намерено воспользоваться 21 статьей упомянутого договора и увеличить общий тоннаж своих эсминцев от 150.000 тонн до 190.000, а также оставить в строю 5 старых легких крейсеров типа «С», превратив их в крейсеры ПВО (июнь 1936 года).

Следующим шагом, целью которого было исправление стратегической ситуации в районе Тихого океана, стала нота японскому правительству (декабрь 1936 г.), призванная подтвердить 19-ю статью Вашингтонского договора о запрете строительства укреплений на тихоокеанских островах. Поскольку японский МИД оставил эту ноту без ответа (японцы укрепляли подмандатные им острова с декабря 1934 года), англичане приступили к аналогичному строительству в Гонконге, находящемся «всего лишь» в 350 милях от Формозы (Тайваня). Кроме того, англичане попытались договориться с СССР и США, которым японская экспансия тоже угрожала.

Советский Союз в это время расширял военно-морские базы во Владивостоке, Петропавловске-на-Камчатке и Николаевске-на-Амуре, строил новые базы в Советской Гавани, бухтах Де-Кастри, Владимир, Ольга, Нагаево, создавал Тихоокеанский флот, усиливал Амурскую речную флотилию, возводил укрепления по берегам Амура и Шилки (от Хабаровска до Сретенска), а также на Сахалине (вдоль границы с японской частью острова) и на юге Камчатки.

Однако Япония, которой тогда принадлежали все Курильские острова и южный Сахалин, перекрывала советским кораблям выход в океан из Охотского и Японского морей, а японский флот по своей мощи был в то время просто несравним с советским[23]. Кроме того, в Маньчжурии и Внутренней Монголии находилась сильная армейская группировка японцев (Квантунская армия), которая могла нанести удар в сторону Байкала и заблокировать транссибирскую железную дорогу.

Получалось, что восточноазиатские воды уже превратились в своего рода японское «mare nostrum» («наше море» — лат.), а в ближайшей перспективе такой же акваторией должна была стать северная и центральная часть Тихого океана.

Укрепив подмандатные острова, Япония создала «первую линию обороны империи» (так ее назвал адмирал Суэцуту). Эту условную линию образовали морские и авиационные базы на островах Формоза, Палау, Маркус и Бонин, а также на Пескадорских, Марсианских, Маршалловых, Каролинских и Курильских островах. С севера и востока эта линия охватывала Филиппины и опасно приближалась к Голландской Ост-Индии, Новой Гвинее и Австралии. Тем самым она была пригодна не только для обороны, но и для наступления на азиатские владения «белых» держав.

В связи с этим США тоже начали строительство оборонительной линии на Тихом океане. Она шла от Датч-Харбора (остров Уналашка) через острова Уманак, Мидуэй, Уэйк и Гуам до Филиппин. В двух местах эта линия пересекала японскую — это были острова Гуам и Уэйк, находящиеся в 3.350 и 2.040 милях от Гавайев, где с 1919 года в Пёрл-Харбор располагалась главная база Тихоокеанского флота Соединенных Штатов.

В результате британско-голландского соглашения в юго-восточной Азии появилась еще одна антияпонская линия обороны: Гонконг, Сингапур, Бруней (остров Борнео), Сурабая (остров Ява), Порт-Дарвин (Австралия). Эту линию должны были прикрывать с флангов британские базы в Австралии и Новой Зеландии (Сидней, Мельбурн, Окленд, Порт-Чалмерс) и французские в Индокитае (Камрань, Сайгон, мыс Сен-Жак).


Глава 9. ПРОИГРАВШИЕ ПОДНИМАЮТ ГОЛОВУ

Англо — германское морское соглашение 1935 года

На рубеже 1934 и 1935 годов перевооружение Германии, проводимое втайне от стран Антанты, достигло такого размаха, что больше нельзя уже было делать вид, что оно проводится в рамках ограничений, предусмотренных Версальским договором.

16 марта 1935 года Гитлер, использовав введение во Франции двухлетнего срока воинской службы (вместо полутора лет), денонсировал статьи этого договора, касавшиеся воинской службы, и огласил закон об обязательной воинской повинности. В тот самый день мир узнал, что Германия уже имеет 20 пехотных дивизий (около 240 тысяч человек) и что она производит различные виды вооружения и военного снаряжения, запрещенные Версальским договором.

Рейхсмарине не отставал от других видов вооруженных сил. В марте 1935 года он имел в строю 3 новых броненосца типа «Deutschland», 6 легких крейсеров и 12 миноносцев.

Но, кроме них, в 1934-35 гг. было начато, вопреки договорным нормативам, строительство 2 линкоров по 26.000 тонн (типа «Gneisenau», 2 тяжелых крейсеров по 10.000 тонн (типа «Admiral Hipper»), 16 эсминцев по 1625 тонн, 20 подводных лодок по 250 тонн (первая из них вступила в строй уже 29 июня 1935 г.), 6 подводных лодок по 500 тонн и 2 лодок по 750 тонн, 5 торпедных катеров, 30 кораблей и судов других классов.

Когда информация об этих кораблях появилась на страницах европейской прессы в сопровождении неприязненных комментариев, в наступление перешла немецкая дипломатия, добившаяся заключения морского соглашения с Великобританией.

Выбор Великобритании в качестве единственного партнера по переговорам, при игнорировании остальных стран, позволил Гитлеру развалить иллюзорное единство западных союзников, а признание британской гегемонии на морях приятно щекотало самолюбие англичан. Ведь речь шла о военном флоте, основе существования и мощи империи.

Четкая формулировка германских требований (35 % от тоннажа «Royal Navy») впервые прозвучала 27 ноября 1934 года в Берлине, во время встречи Гитлера с британским послом Эриком Фипсом (Е. Phipps).

Сами переговоры проходили в Берлине и Лондоне в конце 1934 — начале 1935 годов. Гитлеру важно было как можно скорее заключить соглашение, поскольку оно узаконило бы все к этому времени нелегально созданное оружие, причем без всякого контроля со стороны союзников.

Напомним, что такой контроль должны были осуществлять представители Франции, Италии и Великобритании. Их совместный протест против введения Гитлером всеобщей воинской повинности, не подкрепленный решительными совместными действиями, остался чистой формальностью; более того, Великобритания продолжила переговоры с Германией (визит в Берлин министра иностранных дел Джона Саймона). Гитлер обольщал англичан планами мирного сосуществования и признания их доминирования на море, одновременно запугивая опасностью франко-советского сближения. Все это привело к принятию немецких предложений в качестве базы для дальнейших переговоров.

По инициативе французской дипломатии, обеспокоенной действиями немцев в сфере вооружений, 11-14 апреля 1935 года в Стреси (Stresy) прошла международная конференция с участием Италии, Франции и Великобритании. Она осудила односторонний отказ Германии от дальнейшего соблюдения Версальского договора и заявила о решимости трех государств-участников противостоять подобным действиям, угрожающим миру в Европе. Но, несмотря на это, британское правительство не прервало переговоры с немцами.

Осмелевший Гитлер отверг протест Лиги Наций от 17 апреля 1935 года, а 27 апреля Германия официально заявила о начале строительства 12 подводных лодок малого водоизмещение, тем самым окончательно поставив крест на ограничениях Версальского договора. Одновременно для успокоения англичан Гитлер выступил 21 мая в Рейхстаге с речью, посвященный, помимо прочего, планируемому морскому соглашению. Эту речь благосклонно восприняли в Великобритании. Британское правительство выразило готовность приступить к заключительной стадии переговоров и 2 июня 1935 года в Лондон отправилась немецкая делегация.

Почему Великобритания так охотно пошла на переговоры с Германией? Похоже, что англичане не видели необходимости (да и возможности) бороться со свершившимся фактом. Немцы, приступая к переговорам, уже имели готовый план возрождения флота, а ряд кораблей находился в заключительной стадии постройки. Этот план был бы выполнен и без согласия Англии, что означало бы поражение ее дипломатии и нанесло бы ущерб ее международному авторитету. Поэтому британское правительство решило не предпринимать действий, заранее обреченных на провал, а сделало вид, что все происходит с его ведома и согласия.

Да и международная ситуация была благоприятной для Гитлера — среди союзников по Антанте отсутствовало единство. В конце 1934 года, после долгого периода весьма прохладных отношений, произошло франко-итальянское сближение, выражением чего стал договор Лаваля-Муссолини от 7 января 1935 года. Взамен за поддержку своих выступлений против милитаризации Германии, Франция уступила Италии некоторые свои территории в Северной Африке и обязалась не противодействовать ее экспансии в Абиссинии (Эфиопии). Этот договор весьма обеспокоил Великобританию, которая предположила, что главной его целью является превращение Средиземного моря в «mare nostrum» («наше море») итальянцев и французов и вытеснение из него британских военно-морских сил. Сближение с Италией вменялось Франции в вину, тем более, что сама Британия вела с Италией весьма сложную игру вокруг Эфиопии и игра эта со дня на день приобретала все более угрожающий характер. В этих обстоятельствах заключалась вторая причина уступок британской дипломатии.

Английское правительство считало, что подписанием соглашения с немцами оно достигнет трех целей: получит возможность сконцентрировать главные силы британского флота в Средиземном море, без опасений ослабив группировку в Северном море; объявит «шах» французам путем возрождения угрозы им со стороны германского флота и тем самым заставит их следовать в русле британской политики; в-третьих, внесет раскол в немецко-итальянские отношения.



Германский броненосец «Deutschland»



Германский броненосец «Admiral Scheer»

Переговоры начались 4 июня. Немецкую делегацию возглавлял посол Иоахим фон Риббентроп, британскую — министр иностранных дел Джон Саймон (John Simon). После недолгого сопротивления англичане согласились на соотношение 35:100, однако настаивали, чтобы оно соблюдалось во всех классах кораблей, а не только в общем тоннаже флота. Немцы ответили согласием (они не мелочились хотя бы уже потому, что все данные о водоизмещении строившихся кораблей были ими сильно занижены).

Затем наступила короткая пауза в переговорах. В это время британское правительство, желая создать видимость своей лояльности по отношению к союзникам, уведомило правительства США, Японии, Италии и Франции о своих намерениях. Италия ответила предостережением, Франция выразила протест против такого соглашения. На англичан эти демарши никак не повлияли.

И вот 18 июня 1935 года морское соглашение (немцы называли его морским договором) было подписано. Это выглядело как обмен нотами между руководителями делегации.

По условиям договора, суммарный тоннаж германского флота не мог превышать 35 % суммарного тоннажа флотов Великобритании и ее доминионов — Канады, ЮАС, Австралии, Индии, Новой Зеландии. Это соотношение определялось как постоянное и касалось кораблей всех основных классов, за исключением подводных лодок. Превышение тоннажа в каком-то одном классе, допущенное по обоюдному согласию сторон, следовало компенсировать уменьшением тоннажа в каком-то другом классе.

В классе подводных лодок Германия, в рамках все тех же суммарных 35 %, могла иметь тоннаж, равный тоннажу подводного флота Содружества, однако добровольно обязалась в течение ближайших 7-и лет не превышать 45 % этого тоннажа. Для максимального использования отведенного немцам тоннажа, им позволялось слегка округлять показатели водоизмещения отдельных кораблей, не слишком отклоняясь от общего соотношения 35 %.

Нота Риббентропа подтвердила согласие с положениями договора, перечисленными в британской ноте. Кроме того, согласно разъяснениям Первого лорда Адмиралтейства, сэра Болтона Айрис-Монселла (Bolton Eyres-Monsell), данным 25 июня 1935 года в Палате Общин, Германия обязалась выполнять положения части IV (статьи 22) Лондонского договора 1930 года, касавшейся правил действий подводных лодок против коммерческих судов.

Итак, отныне германский флот мог руководствоваться следующими лимитами тоннажа при создании кораблей основных классов:

Линкоры — 183.750 т (7 кораблей по 26 тыс. т)

Авианосцы — 41.980 т (2 по 21 тыс. т)

Тяжелые крейсеры — 51.380 т (5 по 10 тыс. т)

Легкие крейсеры — 67.270 т (11 по 6 тыс. т)

Эсминцы — 52.500 т (35 по 1,5 тыс. т)

Подводные лодки — 23.715 т (47 по 0,5 тыс. т)

Приведенные данные требует некоторых пояснений. Для того, чтобы, не превышая границ 35 % суммарного тоннажа, иметь возможность достичь 45 % от тоннажа британских подводных лодок (23.715 тонн вместо 18.445), немцы согласились на 5.270 тонн уменьшить суммарный тоннаж авианосцев (с 47.250 тонн до 41.980). Кроме того, малое водоизмещение немецких подводных лодок первых серий (250-500 тонн) позволяло Кригсмарине иметь такое же общее число единиц, как у англичан (водоизмещение британских субмарин составляло 1200-1500 тонн).



Германский легкий крейсер «Emden»



Германский легкий крейсер «Coln»



Германский легкий крейсер «Leipzig»

Одновременно в классе линкоров Германия могла иметь половину от числа линкоров Королевского флота (7 против 15). Дело в том, что британские линкоры имели среднее стандартное водоизмещение 30.000 тонн, а у Германии были уже три «броненосца» по 10.000 тонн (на самом деле их полное водоизмещение составляло 16.000 т) и строились еще два по 26.000 тонн (в действительности по 38.900 т). На оставшиеся 81.000 тонн они могли построить еще 3 линкора по 26.000 тонн, либо 2 по 35.000 тонн.

Кроме того, соглашение не касалось вспомогательных судов и кораблей специального назначения (канонерок, минных заградителей, тральщиков, торпедных катеров, сторожевиков), предоставив немцам в отношении их полную свободу действий. Между тем, по некоторым данным, потребность Кригсмарине в кораблях и судах этих классов составляла до 130.000 тонн. Следовательно, с учетом их, суммарное водоизмещение германского флота должно было составить около 550.000 тонн.

Согласно статье 190 Версальского договора, немцы построили взамен устаревших единиц 75.600 тонн новых кораблей (3 броненосца, 6 крейсеров и 12 миноносцев). Этот тоннаж был вычтен из указанного в соглашении, так что им осталось построить «еще» 344.995 тонн.

Несмотря на то, что в Германии было тогда 11 верфей, которые смогли сразу же развернуть производство во всю мощь, столь обширная программа судостроения не могла быть реализована быстрее, чем за 8-9 лет, хотя немцы оптимистически уверяли, что справятся до конца 1940 года.

***

Получила ли Англия какую-нибудь пользу от этого соглашения? Британское Адмиралтейство утверждало, что да. Во-первых, оно обеспечило себе тылы на Северном море, чтобы иметь руки свободными в Средиземном море в случае конфликта с Италией (такой конфликт в 1935 году едва не начался из-за Абиссинии). Во-вторых, благодаря ему оно могло быть уверено, что правительство теперь выделит средства на модернизацию и строительство Королевского флота, чтобы противопоставить современному германскому флоту современный британский флот.

Но мировая общественность восприняла данное соглашение крайне отрицательно. Трудно было понять, почему Великобритания, два месяца тому назад решительно протестовавшая на форуме Лиги Наций против перевооружения Германии, решилась на такой шаг. Хотя немцы гарантировали нерушимость британского принципа «dominium maris», а германский флот должен был иметь в основном оборонительный характер, столь значительное усиление морского потенциала Германии не могло не беспокоить Францию и прибалтийские государства, ибо оно было нацелено в первую очередь против них.

Что касается Франции, то по официальным данным, суммарный тоннаж германского флота должен был составить «только» 85 % тоннажа французского флота. Однако с учетом того, что французские ВМС разделялись на два флота — Средиземноморский и Атлантический, а также того, что около 30 % их суммарного тоннажа приходились на устаревшие корабли (5 линкоров из 7-и, часть подлодок и эсминцев), то немцы фактически получали равенство в морских силах, если не перевес.

Поэтому Франция выразила протест против соглашения, а 27 июня 1935 года морской министр Франсуа Петри (Francois Pietri) заявил о планах дальнейшего усиления французского флота.

В сложной ситуации оказались в связи с англо-германским договором прибалтийские государства (Дания, Швеция. Финляндия, СССР, Эстония, Литва, Латвия, Польша). Еще Версальский договор гарантировал Рейхсмарине первое место на Балтике. Теперь же, после реализации новой программы, Кригсмарине получал подавляющее преимущество в Балтийском море над флотами всех этих стран, вместе взятых (420.595 тонн против 229.303).

Данное обстоятельство делало практически невозможным оказание помощи любой из этих стран морским путем (за исключением СССР, имевшего выход и к другим морям). В сентябре 1939 года в этом пришлось убедиться всем. Немцы же, угрожая морским коммуникациям, могли влиять на внутреннюю и внешнюю политику прибалтийских стран.

В самой Британии соглашение поначалу было принято достаточно благосклонно. Здесь существовали влиятельные политические силы, которые стремились к сближению с Германией, пусть даже ценой значительных уступок за счет государств Восточной Европы и Балтийского моря. Средний англичанин считал, что соглашение ограничит флот Германии. Однако после публикации более полных данных оказалось, что соглашение позволяло немцам трехкратно (с учетом вспомогательных судов даже четырехкратно) превысить лимит тоннажа, установленного Версальским договором.



Германский линейный крейсер «Gneisenau»



Германский тяжелый крейсер «Admiral Hipper»

Именно поэтому сэр Уинстон Черчилль (Winston Churchill) заявил, что когда у немцев было только 144.000 тонн, Королевский флот мог спокойно отправлять свои корабли в любую часть света, не опасаясь за Северное море. Теперь, когда у них будет в три раза больший тоннаж, потребуется держать гораздо больше британских кораблей в Северном море, ослабляя тем самым британское присутствие в других частях света. Таким образом, соглашением были довольны только германофилы, остальной части английского общества пришлось делать «хорошую мину при плохой игре».

Кто действительно выиграл, так это немцы: 1) Гитлер свел на «нет» усилия Франции по созданию антигерманской коалиции; 2) отделил Англию от ее латинских партнеров; 3) легализовал германские вооруженные силы, не поставив их под международный контроль и не сделав никаких уступок великим державам; 4) совместно с Великобританией окончательно денонсировал положения Версальского договора относительно ограничения немецких вооруженных сил; 5) вывел Германию из политической изоляции и вскоре начал реализовывать свои агрессивные планы.

Кроме того, именно это соглашение стало тем камешком, которое повлекло за собой лавинообразный рост гонки морских вооружений. Первой, как уже сказано, отреагировала Франция, за ней последовала Италия, ревностно следившая за своим паритетом с Францией. В свою очередь, Великобритания не могла остаться равнодушной к усилению морских сил этих держав, а это автоматически увеличивало тоннаж немецкого флота (поскольку была определена пропорция 100:35). На увеличение британского флота ответили американцы (они тоже блюли паритет), а вслед за ними японцы.

Эта новая волна гонки морских вооружений стала одной из главных причин созыва в конце 1935 года в Лондоне морской конференции пяти держав.

***

Новые германские корабли, строившиеся согласно положениям Версальского договора и соглашения с Великобританией, в общем, вписывались по своим характеристикам в рамки качественных ограничений, предусмотренных Лондонским договором 1930 года.

Исключение составляли три корабля типа «Deutschland», вступившие в строй в 1933, 1934 и 1936 годах в порядке замены безнадежно устаревших броненосцев (линкоров-додредноутов) постройки 1900-х годов.

По стечению обстоятельств, их стандартное водоизмещение (10.000 тонн), установленное Версальским договором, было точно таким же, как водоизмещение крейсеров, установленное Вашингтонским договором, тогда как калибр главной артиллерии (280 мм) был намного больше, чем у крейсеров (203 мм). Немцы официально классифицировали этот тип кораблей как броненосец (Panzerschiff), а англичане в шутку окрестили их «карманными линкорами».

При их постройке использовались самые последние достижения техники и металлургии (электросварка вместо клепки, высококачественные легкие металлы и сплавы, броня как элемент конструкции корпуса), благодаря чему выигрыш в весе удалось пустить на броню и вооружение. Восемь дизель-моторов общей мощностью 54.000-56.800 л. с. обеспечивали скорость хода до 28,5 узлов (52,7 км/час) и дальность плавания 19.000 миль (35.188 км) экономическим ходом 10 узлов (18,5 км/час). Вооружение, как уже сказано, было очень сильным: 6 орудий калибра 280 мм с дальностью стрельбы 27 км (в двух трехорудийных башнях), 8 пушек калибра 150 мм, 6 зениток калибра 88 мм (на первом корабле; у двух следующих по 6 зениток 105 мм), 18 зениток калибра 20-37 мм, а также 8 торпедных 533-мм труб (в двух установках по 4) и 2 гидросамолета. Бортовое бронирование было 60-80 мм, башен ГК 140 мм, палубы 40-45 мм.

Таким образом, по своей огневой мощи и броневой защите эти корабли превосходили все тогдашние тяжелые крейсеры. А от любого линкора, построенного до 1933 года, они могли легко уйти благодаря преимуществу в скорости. Более того, предназначенные для действий на коммуникациях противника, они ставили под сомнение пригодность тяжелых крейсеров, которые должны были оборонять такие линии. «Deutschland» стрелял снарядами весом 330 кг, которые на дистанции до 20 км легко пробивали броню любого крейсера, а вес его бортового залпа составлял 2164 кг. Современные ему тяжелые крейсеры выпускали снаряды весом 113-123 кг, а вес их бортового залпа составлял в среднем около 1000 кг. Так что становится вполне понятным то беспокойство, с которым флоты западных держав встретили появление «панцершифов».

Попытка создания Большого Флота в СССР

С учетом печальных итогов первой пятилетки, проваленной по всем основным показателям, летом 1933 года под руководством тогдашнего начальника Управления военно-морских сил РККА Виктора Орлова были составлены «Основные соображения по развитию ВМС РККА на вторую пятилетку (1933-1937 гг.)». Этот документ предлагал:

«При учете удельного веса трех основных элементов ВМС — флот, авиация и береговая оборона — необходимо в целях реального осуществления… задач исходить из следующего:

А) основа программы строительства ВМС — развитие флота (в первую очередь и главным образом — подводного) и тяжелой авиации, обладающих мощными маневренными свойствами. Основой программы строительства подводного флота должны остаться подводные лодки среднего тоннажа…

Для обеспечения и поддержки операций подводных лодок и для придания устойчивости всей системе морской обороны СССР, а также для успешной борьбы с противолодочными средствами противника необходимо определенное сочетание подводного флота с надводными кораблями — эсминцами, эсминцами-лидерами и крейсерами…

Реализация предлагаемых на утверждение Правительства основных мер по развитию ВМС РККА… обеспечит выполнение поставленных задач обороны морских границ СССР на базе тесного взаимодействия флота, авиации и береговой обороны, причем главная и решающая роль будет возложена в боевых операциях на подводные лодки и тяжелую авиацию».

Итак, морское начальство по-прежнему предлагало развивать «малый флот», способный вести боевые действия лишь на закрытых морских театрах, неподалеку от своих берегов. При этом оно учло тот важный факт, что тогдашняя советская промышленность не могла строить сразу много боевых кораблей, тем более — корабли крупнее, чем лидеры эсминцев.

Сталин согласился с основными идеями данного документа. Но приведенные в нем конкретные цифры, соответствовавший реальным возможностям отечественной промышленности, его не устроили. Ему, впрочем, как и другим «вождям» рангом пониже, ужасно хотелось получить все сразу и в большом количестве. В то время были чрезвычайно популярны лозунги типа «мы не можем ждать милости от природы», «пятилетку — в четыре года», «нет таких высот, которых бы не взяли большевики» и им подобные. Вдохновляясь идеями насилия над законами экономики, Совет Труда и Обороны принял 11 июля 1933 года постановление «О программе военно-морского судостроения на 1933-1937 rr.».

В соответствии с этой новой программой большевики вполне серьезно наметили построить всего лишь за 5 лет огромный подводный флот — 369 лодок (69 больших, 200 средних, 100 малых)! Их совершенно не смущал тот факт, что эта цифра превосходила общую численность подводных сил всех пяти великих морских держав, вместе взятых! Что касается надводных кораблей, то планировалось подвергнуть серьезной модернизации 3 старых линкора типа «Марат», построить 7 легких крейсеров и 45 эсминцев (включая лидеры), а численность торпедных катеров довести до 330 единиц[24]. В составе морской авиации предполагалось иметь в конце 1937 года свыше тысячи боевых самолетов (бомбардировщиков, торпедоносцев, штурмовиков), не считая разведчиков и транспортных машин.

В 1933 году, в соответствии с данной программой, на верфях заложили 31 подводную лодку, в следующем году — уже 52. Однако вполне закономерно такие масштабы и темпы оказались не по силам для «полудохлой» советской промышленности. Судостроительная программа второй пятилетки провалилась с еще большим треском, чем программа первой пятилетки. Вместо 369 субмарин удалось построить только 137 (37 % от плана), причем 52 из них (38 % от числа построенных) являлись малыми лодками серии VI и VI-бис, не имевшими никакой боевой ценности.

Что касается легких крейсеров, то на Балтике в ноябре 1936 г. был спущен на воду «Киров» (проект 26), а в декабре заложен «Максим Горький (проект 26-бис). На Черном море в июне 1937 г. сошел со стапеля крейсер «Ворошилов» (пр. 26); в январе того же года началась постройка крейсера «Молотов» (пр. 26-бис). Ни один из них не вступил в строй до конца пятилетки. Эсминцев и лидеров удалось спустить на воду 15 вместо 45. Семь на Балтике («Ленинград», «Минск», «Орджоникидзе», «Гневный», «Гордый», «Грозящий», «Сметливый») и восемь на Черном море («Москва», «Харьков», «Бдительный», «Безупречный», «Беспощадный», «Бодрый», «Бойкий», «Быстрый»). Были также построены около 170 торпедных катеров типа «Г-5». Вместе с серией катеров типа «Ш-4», построенной в 1927-32 гг. (59 единиц) и несколькими экспериментальными катерами, общая численность торпедных катеров составила 230 единиц — на 100 меньше, чем планировалось.



Советский тяжелый крейсер «Красный Кавказ»

Так неумолимые законы экономики, обойти которые попытались кремлевские вожди, пустили ко дну их мечты о многочисленных флотилиях подводных лодок и торпедных катеров, надежно охраняющих берега Советского Союза.

***

С середины 1930-х годов в международной политической атмосфере стал ощущаться сильный запах крови. На Евроазиатском континенте явно назревала «большая война». По мнению Сталина и его подручных, новая мировая война идеально соответствовало интересам Коминтерна. Они рассуждали достаточно просто. Первая мировая война обеспечила большевикам захват власти в России; следовательно, вторая «Большая война» приведет (так они думали) к созданию всемирного союза советских республик. Поэтому нужно срочно готовиться к этой войне, ускорить темпы и расширить масштабы создания могучей армии и мощного флота.

В то же время опыт гражданской войны в Испании наглядно показал, что для победы над «буржуями» в стране, не имеющей общей границы с СССР, требуется большой военный и транспортный флот. События в Испании завершились поражением испанских «левых» именно потому, что СССР не смог обеспечить ни материально-техническое снабжение, ни прямую военную поддержку революционных сил. Страна Советов не располагала транспортными средствами для крупномасштабной доставки грузов морским путем, а также не имела военного флота, способного защищать коммуникации на значительном удалении от своих баз.

Эти два обстоятельства (приближение новой мировой войны и негативный испанский опыт) повлекли за собой трансформацию отношения советского военно-политического руководства к проблеме флота. Генеральная линия партии претерпела разворот на 180 градусов еще в самый разгар войны в Испании. 26 марта 1937 года секретное постановление Совета Труда и Обороны оповестило всех «народных» комиссаров, что «создание линейного флота является одной из важнейших оборонных задач на ближайшие годы».

По мнению Сталина, линейные корабли и тяжелые крейсеры, помимо средства решения утилитарных задач, являлись материальными символами статуса великой державы, без обладания которыми в те времена невозможно было претендовать на полноправное участие в мировых делах. Чтобы разговаривать на равных с американцами (16 линкоров в 1937 г.), англичанами (13 линкоров) и японцами (10 линкоров), помимо мощных сухопутных войск требовались весьма серьезные аргументы на море в виде хотя бы двух десятков новых линкоров и тяжелых крейсеров, а вот их у СССР как раз и не было. Требовались серьезные усилия для исправления сложившегося положения.

Все те, кто не «сориентировался» и продолжали настаивать на приоритетном строительстве подводных лодок, торпедных катеров, сторожевых кораблей, автоматически попали в число врагов народа. Выступая на XVIII съезде ВКП(б) в 1939 году, нарком судостроительной промышленности И.Ф. Тевосян со знанием дела заявил «всесоюзному партийному активу». «Враги народа — агенты фашизма Тухачевский, Орлов и Муклевич и прочая фашистская мерзость — старались доказать, что нам не нужен мощный надводный флот». По иронии судьбы, большинство пресловутых «врагов народа», «агентов иностранных разведок» и «прочей фашистской мерзости» на флоте составили не бывшие «золотопогонники» из дворян, а «революционные новаторы-пролетарии».



Советский эсминец (лидер) «Ленинград»



Советский эсминец «Громкий»



Советский эсминец «Сильный»

В том же 1939 году на 1-й сессии Верховного Совета 1-го созыва было сделано сообщение уже для всего мира: «У могучей Советской державы должен быть соответствующий ее интересам, достойный нашего великого дела, морской и океанский флот».

Специально назначенные «товарищи» из числа ответственных сотрудников Наркомата обороны еще в 1937 году разработали и представили первый вариант проекта грандиозной «Программы строительства морского и океанского флота». В соответствии с ней, за десять лет (до 1 января 1947 г.) планировалось построить гигантский флот.

Он должен был иметь в своем составе 80 крупных кораблей (15 самых больших в мире линкоров, 15 тяжелых крейсеров, 28 легких крейсеров, 2 авианосца); 512 средних (20 лидеров, 144 эсминца, 96 сторожевых кораблей, 204 тральщика, 28 минных и 14 сетевых заградителей, 6 мореходных мониторов или канонерских лодок); 355 подводных лодок; более 500 боевых катеров (в том числе 348 торпедных катеров и 115 охотников за подводными лодками).

В случае выполнения этой программы Советский Союз автоматически превращался в морскую державу № 2 или даже № 1, способную (по крайней мере, в теории) завоевать господство на любом океанском театре военных действий. Вот что утверждает по данному поводу военно-морской историк, капитан 1-го ранга М. Монаков, на страницах журнала «Морской сборник».

«Большой флот», вне всякого сомнения, создавался… главным образом для ведения действий оперативно-стратегического масштаба в удаленных районах морей и океанов. В пользу этого говорят следующие факты:

1) крупнейшую группировку сил ВМФ предполагалось развернуть на Тихом океане;

2) дальность плавания новых линкоров и крейсеров должна была составить 6900-8000 миль, то есть, в 1,5-2,5 раза превысить дальность плавания кораблей, спроектированных и построенных в 1909-1935 гг.;

3) в своем классе тяжелые боевые корабли, построенные в СССР, должны были стать сильнейшими в мире».

Однако для реализации столь грандиозной программы требовались весьма значительные финансовые и материальные средства, огромные мощности судостроительной и всей остальной промышленности. Ничего этого не было. К своему большому удивлению Сталин узнал, что Великая Советская Держава, ценой максимального напряжения всех своих сил и средств, способна одновременно строить не более 4-х линкоров. На больше число не хватало ни металла надлежащего качества, ни комплектующих изделий, ни станочного оборудования, ни квалифицированных кадров, ни электроэнергии!

Наиболее трезво мыслившие руководители Наркомата ВМФ, спешно созданного в 1937 году для реализации программы строительства Большого Флота, осознали нереальность первого варианта «Программы». Поэтому в декабре все того же 1937 года они предложили Сталину значительно более скромный проект, рассчитанный на третью пятилетку (1938-1942 гг.). Он предусматривал строительство 11 легких крейсеров, 53 лидеров и эсминцев, 10 сторожевых кораблей, 89 тральщиков, 201 подводной лодки и 360 боевых катеров. Постройка линейных кораблей, тяжелых крейсеров и авианосцев откладывалась на более поздний период.

Однако общая неразбериха периода 1937-38 rr. (массовые репрессии на флоте и в промышленности, споры по поводу военно-морской доктрины, попытки заключения военно-политических договоров со странами Запада и т. п.) привела к тому, что и этот вариант не получил официального утверждения. Поэтому, когда речь идет о предвоенной программе строительства Большого Флота СССР, надо иметь в виду, что на самом деле таковой не существовало. Имелись лишь два основных варианта проекта, разработанные в 1937 году, а также отдельные предложения Наркомата ВМФ и общие пожелания Сталина, но официальный документ, с четко прописанными цифрами и сроками, так и не был утвержден. Строительство боевых кораблей шло в соответствии с отдельными годовыми планами, которые утверждал лично Сталин.

Тем не менее, на основе проектов программы, в 1938-1940 гг. в СССР начали строительство 3 линейных кораблей типа «Советский Союз», 2 линейных крейсера типа «Кронштадт», 5 тяжелых крейсеров типа «Горький», 7 легких крейсеров типа «Чапаев» («Чапаев», «Чкалов», «Железняков», «Куйбышев», «Фрунзе», «Орджоникидзе», «Свердлов»), около 50 эскадренных миноносцев и лидеров, более чем 100 подводных лодок. Увы, темпы их постройки абсолютно не устраивали ни руководство ВМФ, ни Сталина. Но, несмотря на массовые аресты, посадки и казни «вредителей», «шпионов», «врагов народа», ускорить строительство никак не удавалось.

К тому же одновременно началось перевооружение сухопутных войск и военно-воздушных сил на новую технику, тоже требовавшее огромного количества металла, производственных мощностей и рабочих рук. Поэтому Сталин, скрепив сердце, в октябре 1940 года решил временно отказаться от закладки новых линейных кораблей и тяжелых крейсеров, сосредоточив все усилия на строительстве подводных лодок и легких надводных кораблей, а также продолжая достройку всего лишь нескольких крупных кораблей.

Формально это его решение было оформлено как Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 19 октября 1940 г. «О плане военного судостроения на 1941 год». Помимо многого другого, оно предписывало прекратить строительство линкора «Советская Белоруссия» на заводе № 402 (Молотовск, ныне Северодвинск), выставленный на стапель металл разобрать, а вместо линкора заложить 4 эсминца типа «Огневой» (проект 30), со сдачей их флоту в 1943 г. Была также отменена закладка линкора «Советская Россия».

До июля 1941 года продолжались работы по строительству линкоров проекта 23 «Советский Союз» (в Ленинграде) и «Советская Украина» (в Николаеве), двух линейных (пр. 69), пяти тяжелых (пр. 26-бис) и семи легких крейсеров (пр. 68).


Глава 10. ПОСЛЕДНИЕ ПОПЫТКИ ДОГОВОРИТЬСЯ В 1936-1938 гг

Желая расширить действие положений Второго лондонского договора на другие страны, не принимавшие участия в конференции, Великобритания предложила провести переговоры на предмет заключения с ними двухсторонних договоров.

Такие предложения были направлены (в апреле-мае) правительствам СССР, Германии, Польши, Турции и скандинавских государств. При этом было официально заявлено, что такие двусторонние договоры должны в будущем облегчить заключение общего договора.

***

20 мая 1936 г. в Лондоне начались англо-советские переговоры. Свое возможное присоединение к договору СССР обусловил присоединением к нему Германии и возможностью свободно развивать военно-морские силы на Дальнем Востоке — ввиду отказа Японии подчиняться ранее наложенным на нее ограничениям.

Адмиралтейству планы строительства «Большого флота» в СССР представлялись «великой загадкой». С одной стороны, благодаря оголтелой пропаганде советской прессы и прокоммунистических изданий в западных странах, успехи в развитии советской тяжелой промышленности (в частности, судостроения) британские эксперты оценивали с большим преувеличением. С другой стороны, антияпонская направленность этого флота на Дальнем Востоке не противоречила интересам Великобритании. Поэтому англичане стремились извлечь хоть какую-то пользу. Например, подчинить программу расширения ВМФ СССРнормам и принципам, установленным двумя Лондонскими договорами, а также получить от большевиков информацию об их планах. Некоторые опасения у англичан вызывали лишь мысли о том, что слишком большие уступки советской стороне могут отрицательно сказаться на ходе аналогичных переговоров с Германией.

30 июля 1936 г. было заключено предварительное советско-британское соглашение на следующих условиях:

1) СССР получил право иметь в общей сумме столько линкоров и крейсеров, сколько имеет наименьший флот среди четырех великих морских держав, подписавших второй Лондонский договор; 2) СССР может построить до 1 января 1943 года для европейской части страны 2 линкора с 406-мм орудиями и 7 крейсеров со 180-мм орудиями; 3) Качественные ограничения Лондонского договора станут обязательными для СССР только в том случае, если Германия не будет строить корабли, выходящие за их пределы, 4) советский Тихоокеанский флот свободен от любых ограничений (в том числе от обязанности информировать об его составе) до тех пор, пока Япония не вернется к соблюдению положений договора.

***

Переговоры с Германией происходили в атмосфере недоверия, вызванного усилением активности гитлеровской дипломатии, которая носила явно выраженный антибританский характер. Немцы денонсировали локарнские договоры; заключили 25 октября 1936 г. договор о сотрудничестве с Италией; вместе с ней осуществляли интервенцию в Испании, где шла гражданская война; ремилитаризировали зону Кильского канала; денонсировали 13 ноября статьи Версальского договора, касавшиеся контроля над внутренними водными путями Германии.

Единственным позитивным фактом стало присоединение Германии с 23 ноября 1936 года, к первому Лондонскому договору (к части IV, касавшейся правил подводной войны). Германия поставила основным условием своего присоединения ко второму Лондонскому договору присоединение к нему СССР. Поскольку уже несколько месяцев шли советско-британские переговоры, то казалось, что не существует серьезных препятствий для реализации британских намерений, тем более, что в марте 1937 года СССР подписал положения четвертой части первого Лондонского договора о ведении подводной войны.

В конце концов, оба морских договора, британо-германский и британо-советский, были подписаны в Лондоне 17 июля 1937 года.

Британо-германский договор по вопросу ограничения морских вооружений и обмена информацией о строительстве новых кораблей содержал четыре уточняющих и дополняющих соглашения: 1) соглашение по качественным ограничениям (согласующиеся со статьями 1-10 Лондонского договора); 2) дополнительный протокол, касавшийся взаимного информирования о строящихся кораблях; 3) соглашение по вопросу строительства тяжелых крейсеров, которое разрешало Германии закончить строительство трех из пяти крейсеров, позволенных договором от 18 июня 1935 года (строительство остальных двух Германия могла завершить только в том случае, если СССР будет строить крейсеры водоизмещением по 9 тысяч тонн с орудиями калибра 180 мм); 4) соглашение, расширяющее договор от 18 июня 1935 года.

Это последнее соглашение было очень выгодным для немецкой стороны: оно подняло верхнюю границу водоизмещения в категории малых боевых единиц со 100 до 600 тонн; сократило срок службы для кораблей, построенных в соответствии с Версальским договором (броненосцы — 15 лет вместо 26, крейсеры — 15 лет вместо 20, миноносцы — 12 лет вместо 15).

Кроме того, легкие крейсеры и эсминцы входили отныне в одну категорию, благодаря чему немцы могли как угодно распределять численность кораблей этих двух классов в пределах выделенного им общего тоннажа (119.770 т). Наконец, во всех лимитированных категориях договор разрешил «округление» тоннажа каждого из строящихся кораблей. Приложенная к договору декларация устанавливала соотношение суммарного тоннажа обоих флотов как 35:100.

Гитлер ничего не потерял, подписав договор. Германские верфи под завязку набрали заказы на строительство кораблей и уже физически не могли увеличить объемы производства. Кроме того, он выиграл в тоннаже малых боевых единиц и в сокращении сроков службы кораблей, а еще на информации о строящихся кораблях. Эту информацию немцы намеренно искажали, чтобы дезориентировать англичан и других будущих противников. Таким образом, этот договор, хотя и демонстрировал полную лояльность немецкой стороны, на деле являлся просто бумажкой.

***

Британо-советский договор об ограничении морских вооружений и обмене информацией о строящихся кораблях содержал отдельные положения для советского флота в европейских водах (Балтика, Баренцево и Черное моря) и для Тихоокеанского флота.

В Европе СССР признал для себя обязательными положения второго Лондонского договора о качественных ограничениях и об обмене информации, причем до 1 января 1943 года он мог построить 2 линкора с орудиями калибра 406 мм и 7 крейсеров с орудиями калибра 180 мм.

На Тихоокеанский флот не накладывались никакие ограничения и не требовалось никого информировать об его усилении вплоть до момента заключения странами Запада договора об ограничении морских вооружений с Японией. Корабли для этого флота можно было строить на верфях в европейской части СССР, но запрещалось использовать их в других регионах, кроме Дальнего Востока.

***

Таким образом, усилия британской дипломатии «пристегнуть» ко второму Лондонскому договору Германию и СССР закончились успехом. Успешное разрешение этой проблемы обещало благоприятный исход переговоров с Италией, а в перспективе — и с Японией.

После снятия экономических санкций и признания де-факто захвата Абиссинии, в итальянском правительстве, казалось, царили настроения в пользу стабилизации ситуации в районе Средиземного моря, хотя итальянская интервенция в Испании ясно указывала, что внешняя политика Муссолини уже стала великодержавной.

В конце декабря 1936 года в Риме начались соответствующие переговоры обоих государств, которые 2 января 1937 года завершились подписанием британско-итальянской декларации о паритете сил в Средиземном море. В ней оба государства обязались не чинить друг другу препятствий на средиземноморских коммуникациях и заботиться о сохранении мира в этой акватории.

Обе стороны считали данную декларацию своим успехом: Италия — поскольку Англия признала ее державный статус в Средиземном море; Англия — поскольку она таким образом удерживала Италию от более глубокого вмешательства в войну в Испании, а также сохраняла определенное влияние на итальянские программы развития флота.

Когда 12 марта 1938, при полном попустительстве западных держав, ограничившихся лишь дипломатически ми протестами, произошло присоединение Австрии к Германии, правительство Чемберлена решило заключить соглашение с Италией, чтобы таким образом заставить Германию принять участие в переговорах по вопросу «пакта четырех» и одновременно вытеснить Италию из ее сферы влияния.

Муссолини, который сильно рассчитывал на британский военный кредит, упирался не слишком долго, благодаря чему 16 апреля 1938 года в Риме был заключен британо-итальянский пакт.

Документы включали главный протокол и трехсторонний итало-англо-египетский договор о «добрососедстве». Пакт был заключен на неопределенный срок и предусматривал проведение экономических переговоров относительно итальянских и британских владений в Африке. Этот договор предписывал Италии, среди прочего, вдвое уменьшить свои гарнизоны в Ливии, которые серьезно беспокоили Великобританию. Взамен за признание Великобританией Италии как колониальной империи, итальянцы согласились подписать положения второго Лондонского морского договора, что и произошло 2 декабря 1938 года.

Для Муссолини этот пакт стал поводом принять великодержавную позу. По крайней мере на Средиземном море «Regia Marina» должен был стать равноправным партнером «Royal Navy», а организованный в начале мая 1938 года по случаю визита Гитлера морской парад в Неаполитанском заливе, на который были собраны более 200 кораблей (в том числе 90 подводных лодок) общим тоннажем 240.000 тонн, должен был затмить недавно прошедший морской парад британского Королевского флота в Спитхеде. Он совпал по времени с заявлением дуче о том, что Италия обладает самым сильным в мире подводным флотом (105 единиц).

Вовлечение во второй Лондонский договор шести морских держав без сомнения явилось успехом британской дипломатии. Однако без Японии этот успех оказался неполным, а до переговоров с Японией дело так и не дошло.

Еще в сентябре 1936 года в ответ на британскую ноту о превышении договорных норм тоннажа эсминцев, японское правительство заявило, что это сделано по причине англо-американской угрозы (!) и что по той же причине Япония вынуждена оставить в строю дополнительно 20 старых подлодок (16.000 тонн) и 12 старых эсминцев (11.000 тонн).

Независимо от этого, Япония оставила в строю 5 старых броненосных крейсеров типа «Asama» и 1 типа «Kasuga», которые были предназначены для переделки в учебные корабли и минные заградители. Кроме того, началась модернизация линкора «Hiei», в свое время выведенного, согласно положениям первого Лондонского договора, с действительной военной службы и используемого в качестве учебного корабля

В это же время официальный правительственный бюллетень «Japan Advertiser» заявил на своих страницах, что Япония не намерена публиковать никаких данных о расширении своего военно-морского флота, «поскольку правдивых печатать не может, а ложных не желает, поэтому предпочитает молчать». Единственное, что она может делать, это сообщать класс, тип и стандартное водоизмещение корабля.

С этим заявлением совпали по времени напечатанные европейской прессой сообщения о намерениях Японии строить линкоры по 45.000 тонн с орудиями калибра 457 мм, тяжелые крейсеры по 15.000 тонн с орудиями калибра 280 или 305 мм, большие эсминцы по 2.400 тонн и подводных лодки по 3.000 тонн[25].

В конце января и начале февраля 1937 правительство Японии решило, а потом официально уведомило об этом Великобританию (28 марта), что оно не согласно с ограничением главного калибра линкоров цифрой 356 мм, в связи с чем максимальный калибр орудий линкоров второй Лондонский договор определил в 406 мм.

Известие о новых японских линкорах особенно задело США, которые, планируя строительство новых линкоров должны были учитывать пропускную способность Панамского канала. Чтобы свободно маневрировать кораблями Атлантического флота и противопоставить японским сверхлинкорам нечто равное по классу, нужно было расширить шлюзы Панамского канала до 45 м. Подготовительные работы по реконструкции канала были начаты (поначалу в тайне) уже в конце 1936 года.

Не сдерживаемое никакими договорами расширение японского военно-морского флота обеспокоило союзные державы, которые в начале 1938 года направили токийскому правительству совместную ноту, требуя оглашения размеров этого расширения. Японское адмиралтейство не отрицало факта строительства новых линкоров, выходящих по своим параметрам за рамки договорных ограничений, заявив при этом, что никакие ограничения ее — Японию — не касаются и что каждая страна имеет право использовать такие средства обороны, которые считает необходимыми.

После такого ответа в феврале начались переговоры морских экспертов государств-участников второго Лондонского договора на тему изменений, в связи с новой ситуацией, в положениях, касающихся ограничений на водоизмещение и калибр главной артиллерии линкоров. Английские и французские эксперты считали, что водоизмещение линкора должно быть порядка 40.000 тонн, американцы же требовали 45.000 тонн.

В конце концов, 30 июня 1938 года в Лондоне был подписан протокол об изменениях во втором Лондонском договоре, в котором Великобритания, США и Франция заявили, что с этого дня максимальное стандартное водоизмещение линкора составляет 45.720 метрических тонн, а калибр орудий 406 мм. 6 июля этот протокол подписали также СССР и Германия, что окончательно легализовало новое водоизмещение линкора.

Таким образом, отсутствие взаимопонимания с Японией поставило под вопрос целесообразность всех положений второго Лондонского договора и создало возможность начала новой неограниченной гонки вооружений[26].

Проблема морских вооружений в свете второго Лондонского договора

Рассмотрим некоторые типы кораблей, появившихся вследствие принятия договорных ограничений. Строила их в основном Великобритания, которая, верная букве договора, хотела своим уважительным к нему отношением показать пример другим странам.

Однако возобновившаяся гонка вооружений не способствовала успеху такой педагогики. Многие корабли, заложенные в 1937-1939 гг., строительство которых завершилось во время Второй мировой войны, обладали характеристиками, весьма существенно отличавшимися от тех, которые официально сообщались другим странам в порядке обмена информацией.

Линкоры

31 декабря 1936 года закончились так называемые каникулы линкоров. Напомним, что Вашингтонский договор сделал исключение только для Франции и Италии, а теперь и три остальные державы могли снова строить их.

Два первых британских линейных корабля были заложены уже 1 января 1937 года. Видимо, такая спешка сказалась на их вооружении, поскольку другие страны (Франция, Италия, США, Германия) в связи с отказом Японии ограничить главный калибр вооружили свои линкоры орудиями калибра 380 или 406 мм.

Пять британских линкоров типа «King George V» имели стандартное водоизмещение 35.000 тонн, размеры 227x31,4x8,5 м, скорость 29 узлов при мощности машин 110.000 л. с. Артиллерия включала 10 орудий калибра 356 мм, размещенных в двух четырехпушечных башнях (две по 12.550 тонн) и одной двухпушечной (900 тонн), из них 6 орудий в носу и 4 в корме. Вспомогательное вооружение состояло из 16 универсальных орудий калибра 133 мм в двухорудийных башнях, 32 зениток калибра 40 мм (по восемь стволов в установке) и 16 пулеметов (по 4 ствола в установке). Кроме того, каждый линкор имел одну катапульту и 3 гидросамолета.



Британский линкор типа «King George

Броня по бортам была 356-381 мм, на главной палубе 152-200 мм, на башнях ГК 229-406 мм. Экипаж насчитывал 1500 человек, запас топлива был 3680 тонн, дальность плавания достигала 14.500 миль на 10 узлах, либо 6.300 миль на 20 узлах. Все пять линкоров этого типа вступили в строй в 1940-1942 гг.

Одновременно модернизировались старые линкоры, с тем, чтобы сгладить различия в тактико-технических характеристиках между ними и новыми кораблями. Эго требовалось для создания однородных соединений линейных сил, а также для оптимального приспособления их к изменившимся условиям морской войны (массовое использование авиации).

Одни флоты пытались решать те же проблемы путем увеличения скорости и маневренности модернизируемых кораблей, другие — путем усиления горизонтального бронирования.

Так, итальянские линкоры типов «Conte di Cavour» и «Andrea Doria», благодаря замене турбин на более мощные, а также удлинению корпусов, увеличили скорость с 21 до 27 узлов (на 6 узлов). Японские линкоры типов «Fuso», «Ise» и «Nagato» увеличили скорость с 23 до 25,5 узлов (в среднем на 2,5 узла), типа «Kongo» с 27,5 до 30,5 узлов (на 3 узла).



Итальянский линкор «Andrea Doria» после модернизации



Японский линкор «Fuso» после модернизации

В отличие от них, на британских линкорах типа «Queen Еlisabeth». благодаря замене машин (выигрыш в весе составил 1500 тонн), толщина броневой палубы была увеличена на 76 мм (до 178 мм), на линейном крейсере «Renown» на 25 мм (до 127 мм).

Независимо от этого, существенно возросли калибр и число стволов зенитной артиллерии. Например, британские линкоры после модернизации имели от 8 до 20 пушек калибра 102-114 мм, от 16 до 32 автоматов 40 мм, от 8 до 16 пулеметов; французские — до 8 орудий 100 мм, 8 автоматов 37 мм и 8 пулеметов; японские — 8 пушек 127 мм (универсальный), 4 автомата 40 мм, 16-20 автоматов калибра 25 мм; итальянские — 8 пушек 100 мм либо 10 пушек 90 мм, 12-18 автоматов 37 мм, 12 автоматов 20 мм.

Во время модернизации, согласно третьей статье второго Лондонского договора, калибр главной артиллерии не менялся. Исключение допустили только итальянцы, которые рассверлили стволы 305-миллиметровых орудий своих старых линкоров до 320 мм, но при этом уменьшили их число с 13 до 10 стволов,

Переделки привели к прибавке водоизмещения модернизированных кораблей. У итальянских кораблей оно составило от 2830 до 3340 тонн, у британских от 1950 до 2496 (за исключением «Renown» — 4041 т), у японских от 2400 до 6400 тонн. Наиболее удачной модернизации подверглись японские и британские линкоры, благодаря чему эти страны получили сильные эскадры линейных сил, а самой неудачной — французские, которые на пороге новой войны уступали не только немецким линейным крейсерам типа «Scharnhorst», но и модернизированным итальянским линкорам типов «Conte di Cavour» и «Andrea Doria».

Авианосцы

В 1936-1939 годы великие державы построили, либо начали постройку 17 авианосцев. Достаточно либеральные качественные ограничения, наложенные на этот класс кораблей вторым Лондонским договором, обусловили тот факт, что как его участники, так и остальные страны в общем не вышли за рамки этих ограничений.

Авианосцы перестали вооружать орудиями калибра 150-203 мм для артиллерийских дуэлей с вражескими кораблями. Взамен они получили универсальную и автоматическую артиллерию для борьбы с воздушными целями.

Теперь авианосцы обладали большой скоростью, которая облегчала старт палубным самолетам и маневрирование, а также достаточно мошной горизонтальной броней, доходившей до 170 мм (японский «Shokaku»), стартовая же палуба достигала 245 метров длины (американский «Yorktown»).

Большинство самолетов корабельной авиагруппы являлись истребителями (для борьбы с бомбардировщиками и торпедоносцами противника), в меньшем количестве были представлены бомбардировщики, торпедоносцы и разведчики.

Независимо от строительства новых кораблей, японцы осуществили до 1938 года модернизацию трех своих авианосцев из четырех имевшихся (Akagi, Kaga, Ryujo). Модернизация включала переделку корпусов, замену турбин, усиление горизонтальной брони и зенитной артиллерии. Благодаря этому их водоизмещение выросло, причем прирост составил от 2600 по 11300 тонн. Увеличение скорости было незначительным (от 0,8 до 1.3 узла), зато число самолетов возросло на 12-30 машин.



Японский авианосец «Akagi» после модернизации



Японский авианосец «Ryujo» после модернизации

Из других государств только Великобритания модернизировала в 1939 году авианосец «Furious». Однако эта модернизация не была столь основательной, как японская. Она свелась лишь к замене 140-мм орудий на универсальный калибра 102 мм и к некоторым изменениям полетной палубы и надстроек.

Крейсеры

В 1937-39 годах великие державы построили, либо начали постройку 42 крейсеров, в том числе 12 тяжелых крейсеров построили США, Германия и СССР.

Договорные ограничения и учет опыта локальных конфликтов вызвали стремление строить крейсеры преимущественно среднего водоизмещения, быстроходные, с более мошной горизонтальной броней и более сильной зенитной артиллерией (6-12 орудии калибра 80-127 мм, 8-16 автоматов 37-40 мм, 12-30 крупнокалиберных пулеметов либо автоматов 20-25 мм). Стало модным монтировать автоматические пушки по 2 или 4 стволами на одном лафете.

Продолжало сохраняться торпедное вооружение, которой на японском крейсере типа «Тоnе» состояло из 12 торпедных труб калибра 610 мм в 4-х трехтрубных установках; остальные государства остановились на 2-х трехтрубных установках, тогда как американцы вообще от них отказались (и правильно сделали).

Советские крейсеры типа «Киров» (7 единиц) в сущности были попыткой синтеза легкого (скорость) и тяжелого (артиллерия) крейсеров. Их 180-мм снаряды весили 97 кг, тогда как снаряды калибра 203 мм в других станах весили от 113 до 123 кг, а калибра 150 мм — около 45 кг. Однако качество постройки этих кораблей оставляло желать много лучшего, броневая и противоторпедная зашита была слабой.

Еще четыре страны построили в этом время 8 крейсеров, в том числе испанцы построили 2 тяжелых крейсера типа «Canarias», с характеристиками, очень близкими к крейсерам великих держав.



Французский тяжелый крейсер «Algerie»



Итальянский тяжелый крейсер «Bolzano»

Под конец 30-х годов назрела необходимость модернизации тяжелых крейсеров всех типов. Великобритания в 1937-1941 годы сумела модернизировать 8 единиц типа «Kent». Они получили бортовую броню (140 мм) и усиление броневой палубы (до 120 мм), а также более мощную зенитную артиллерию (до 8 орудий калибра 102 мм, 16-20 автоматов калибра 40 мм, 8 пулеметов либо 20 автоматов калибра 20 мм). Это повлекло за собой увеличение водоизмещения на 700-1000 тонн. Для компенсации с них сняли торпедные аппараты, по одной катапульте и сократили число гидросамолетов.

Японцы подвергли похожей модернизации в 1938-1941 годах свои 7 крейсеров типов «Myoko» и «Takao», а также 4 корабля типа «Furutaka». Прирост водоизмещения составил при этом от 2280 до 3400 тонн. Кроме того, они перевооружили 6 легких крейсеров (4 типа «Mogami» и 2 типа «Тоnе») на 203-мм орудия. Вследствие этого водоизмещение кораблей типа «Mogami» выросло на 3900 тонн (8 орудий калибра 203 мм вместо 12 орудий 155 мм), а кораблей типа «Тоnе» на 2715 тонн (8 орудий 203 мм вместо 12 — 155 мм). Вследствие такой трансформации число японских тяжелых крейсеров равнялось теперь числу таковых во флоте США (18:18).

Среди других государств только Испания произвела в 1936-1938 гг. капитальную модернизацию легкого крейсера «Navarra» (бывшего «Republica»), благодаря чему его скорость увеличилась на 5 узлов.



Испанский легкий крейсер «Navarra» после модернизации

Стоит также упомянуть об итало-японской инициативе, касавшейся строительства сверхмалых подводных лодок. После периода изысканий в первой половине 30-х гг. Япония приступила к серийному выпуску субмарин типа «А» (46 тонн, 23 узла, 2 аппарата для 450-мм торпед, экипаж 2 человека), предназначенных для уничтожения кораблей противника в открытом море. Итальянцы строили сверхмалые лодки типа «СА», обладавшие примерно такими же характеристиками.


ЧАСТЬ III
ВОЕННО-МОРСКИЕ КОНФЛИКТЫ В ПЕРИОД МЕЖДУ ДВУМЯ МИРОВЫМИ ВОЙНАМИ


Глава 11. НЕОБЪЯВЛЕННАЯ ВОЙНА НА БАЛТИКЕ В 1918-1919 гг

В конце 1918 года, после капитуляции Германии, границы государств Восточной Европы официально еще не были определены. Их окончательный рисунок должен был установиться после подавления революции в России. Руководство Антанты хотело любой ценой свалить власть большевиков, тем более, что революционное брожение охватило некоторые страны Центральной Европы (Германию, Венгрию, Словакию), а в других странах ширилось забастовочное движение под лозунгом «Руки прочь от России».

Революцию в Германии, Венгрии и Словакии удалось подавить, но опасность ее возвращения оставалась, пока сохранялся большевистский режим в России. Кроме того, сам он по своей бандитской (экспроприация частной собственности), террористической (массовое истребление людей) и антихристианской (разгром православной церкви) сути представлял вызов буржуазно-либеральной цивилизации Запада.

Поэтому против «красных» были направлены военные силы Великобритании, Франции, США, Японии, Италии, Греции, не считая вооруженных сил Белого Движения. Однако, как известно, большевикам удалось дать отпор вооруженной интервенции и разгромить «белых».

***

Мирный договор, заключенный Россией в марте 1918 года с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией (Брестский мир) предусматривал расформирование оперативно-тактических соединений Балтийского и Черноморского флотов, вывод в резерв большинства боевых кораблей, демобилизацию их экипажей, личного состава частей береговой обороны и морской авиации. Кроме того, Балтийский флот лишился своих баз в Финляндии и Эстонии испытывал острый недостаток топлива, а также командного состава и корабельных специалистов.

Но 13 ноября 1918 правительство РСФСР в связи с капитуляцией Германии денонсировало Брестский мирный договор. Этот шаг снял формальные ограничения, налагавшиеся на армию и флот. Осознав угрозу скорой гибели своего режима, большевики принялись срочно создавать Красную Армию из рабочих, а также из беднейших и средних слоев крестьянства. В марте 1919 года РККА насчитывала уже более миллиона человек, в апреле в ней был введен институт военных комиссаров, а в сентябре для руководства всеми войсковыми операциями был создан Революционный Военный Совет Республики (РВС).

Гражданская война и борьба с интервенцией шли на восьми фронтах: восточном, северном, западном, украинском, южном, каспийско-кавказском, закавказском и ферганском, а также на Дальнем Востоке.

Значительное участие в этих действиях приняли сухопутные отряды военных моряков, а также речные и озерные флотилии. Всего во время гражданской войны были сформированы 36 таких флотилий, самыми крупными среди которых являлись Астраханско-Каспийская, Днепровская, Волжская, Онежская и Северодвинская. В их состав вошли вооруженные пассажирские и грузовые суда, буксиры, баржи, катера и различные плавсредства.

Однако война на внутренних водоемах очень сильно отличается от морской войны, а речные боевые корабли (тем более — переоборудованные из гражданских судов) имеют мало общего с кораблями открытого моря. Поэтому мы не рассматриваем гражданскую войну в России на реках и озерах.

Для данного исследования вполне достаточно краткого описания боевых действий на Балтике между Королевским флотом Великобритании и Красным флотом России.

***

В прибалтийских странах вооруженное противостояние местного населения германским оккупационным войскам (которые Антанта решила оставить здесь вплоть до скорого свержения большевиков в России) соединялось с борьбой местных большевиков за установление власти Советов. В ноябре-декабре 1918 года было провозглашено создание Эстонской и Латвийской Советских республик, правительства которых немедленно обратились за помощью к правительству РСФСР.

Красная Армия незамедлительно начала наступление. Оно привело к тому, что к середине декабря 1918 года значительная часть территорий обеих стран была освобождена от немцев. Действия в прибрежных районах требовали поддержки с моря. Поэтому Балтийский флот с 17 ноября, исходя из тактических соображений, был подчинен командованию 7-й армии «красных».

Несмотря на потери во время войны с немцами и захват части кораблей финнами и эстонцами, красный Балтийский флот все еще обладал внушительным корабельным составом. В его списках числились 4 линкора-дредноута, 3 линкора-додредноута, 9 крейсеров, 61 эсминец и миноносец, 22 подводные лодки, 11 минных заградителей, 14 тральщиков, 9 сторожевиков, 3 канонерки, 105 вспомогательных судов. Но большие трудности с ремонтом, кадрами и топливом привели к тому, что лишь небольшая часть этих кораблей могла нести боевую службу. Они образовали так называемый «действующий отряд» — ДОТ.

Подходы к Кронштадту и Петрограду с моря охраняли обширные минные поля, поставленные в 1914-1917 гг. Кроме минных заграждений, существовали несколько десятков береговых батарей и фортов в Кронштадте, на островах и по берегам Финского залива. Действующая морская авиация состояла из одного дивизиона (12 бомбардировщиков в Ораниенбауме, 8 истребителей в Петергофе).

Климатические и географические условия Финского залива (длина 410 км, наибольшая ширина 120 км, средние глубины 20-30 метров, многочисленные острова и мели, ледовое покрытие с конца декабря до середины апреля), а главное — оставшиеся с времен войны минные поля, значительно осложняли ведение здесь боевых действий.

***

Сознавая слабость своего ДОТа, начальник морских сил Балтийского моря, бывший контр-адмирал А.П. Зеленой (1872-1922) приказал расширить минные поля. Были добавлены еще три заграждения между Копорским заливом и Толбухиным маяком. Первое из них поставили в августе 1918 года (1435 мин), а 17-21 ноября и 8 декабря два остальных (еще 570 мин).

Усилив свою оборону, красный флот начал совершать вылазки за пределы «Маркизовой лужи» (так еще в 20-е годы XIX века моряки прозвали акваторию между Петроградом и Кронштадтом).

28 ноября три транспорта, под охраной крейсера «Олег» и миноносца «Меткий», высадили десант в устье Нарвы, который помог частям 7-й армии занять город Нарва.

Тем временем в водах Балтики появились корабли британского Королевского флота. Уже 23 ноября отряд контр-адмирала Александера-Синклера (Е. Alexander-Sinclair) вошел в Копенгаген. Он состоял из 5 легких крейсеров («Саrdiff» — флагман, «Cassandra», «Caradoc», «Ceres», «Calypso»), 9 эсминцев типов «V» и «W», 7 тральщиков и 2 минных заградителя («Princess Margaret» и «Angora»). На борту последних вместо мин находилось оружие и снаряжение для спешно формировавшихся вооруженных сил национально-буржуазных правительств Эстонии и Латвии, созданных раньше, чем их Совнаркомы. (Так, буржуазное правительство Эстонии было создано 11 ноября 1918 г.; 19 ноября в Риге его представители подписали договор с делегацией Германии о передаче ему всей власти; Эстляндская трудовая Коммуна была провозглашена 29 ноября в Нарве, после того, как ее заняли части Красной Армии). Подгоняемый британским послом, Александер-Синклер оставил свои тральщики, ожидавшие топлива, в Копенгагене, а сам поспешно двинулся в восточную часть Балтики.

Расплата за столь опрометчивое решение последовала незамедлительно. 5 декабря, когда британские корабли в туманную погоду шли от траверза острова Эзель к траверзу острова Даго, около полуночи крейсер «Cassandra», шедший в строю вторым после флагмана, наткнулся на мину, поставленную еще немцами и затонул в течение 20 минут (шлюпки с эсминцев «Westminster» и «Vendetta» спасли 440 моряков из экипажа погибшего крейсера).

Через неделю (12 декабря) эскадра вошла в Ревель (Таллин), где ее с энтузиазмом приветствовало правительство К. Пятса. Эстонский премьер-министр, перепуганный успешным наступлением частей Красной Армии, готов был превратить Эстонию в британский протекторат, лишь бы только корабли «Royal Navy» оказали ощутимую поддержку его правительству.



Театр военных действий в Финском заливе

В результате достигнутого на переговорах соглашения, 13 декабря крейсеры «Саrdiff», «Caradoc» и 5 эсминцев обстреляли красные войска на берегу в районе города Кунда, но на более решительные действия Александер-Синклер не отважился. Возможно, он опасался ответных действий русских кораблей.

Буржуазное правительство Латвии тоже взывало о помощи. Поэтому британский контр-адмирал разделил свою эскадру на две группы. В Ревеле он оставил коммодора Тесиджер (Thesiger) с крейсерами «Calypso» и «Caradoc» и 4 эсминцами, а сам с остальной частью эскадры ушел в Либаву (ныне Лиепая).

Первый бой с кораблями Красного флота произошел две недели спустя, когда передовые части 7-й армии красных находились всего в 25-30 км от Ревеля. Для того, чтобы разведать, есть ли в Ревеле британские корабли и действуют ли артиллерийские батареи на островах Нарген и Вульф, прикрывавшие подходы к Ревелю, «наморси» 3еленой решил послать из Кронштадта отряд под командованием комиссара Ф.Ф. Раскольникова, в составе линкора — додредноута «Андрей Первозванный», крейсера «Олег», эсминцев «Спартак» (бывший «Капитан 1-го ранга Миклуха-Маклай»), «Автроил» и «Азард»[27].



Британский легкий крейсер «Calypso» ставит дымовую завесу

Однако эта операция готовилась в большой спешке, без надлежащего рассмотрения ситуации. Разведку в районе Ревеля должны были производить одни эсминцы, под дальним прикрытием крейсера «Олег», стоявшего возле острова Гогланд, тогда как линкор «Андрей Первозванный» находился еще дальше, около Шпилевского маяка.

В день выхода в море, 25 декабря, выяснилось, что «Автроил» еще находится в ремонте и сможет выйти в море лишь вечером 26 декабря, а «Олег» и <Азард» патрулируют в заливе Кунда и присоединятся к «Спартаку» в пути. Поэтому Раскольников хотел отложить операцию, но уступил настойчивой просьбе командования 7-й армии. Вечером к нему присоединился «Азард», у которого, однако было слишком мало топлива, поэтому пришлось отослать его в Кронштадт. Утром 26 декабря возле Гогланда «Спартак» встретился с «Олегом». Раскольников оставил его на позиции, а сам на «Спартаке» пошел к Ревелю.

После обстрела островов Вульф и Нарген, а также захвата в качестве приза финского парохода, который был отправлен в Кронштадт, «Спартак» вошел в Ревельский залив и около 13.00 начал обстрел порта. Спустя 15 минут навстречу ему вышли эсминец «Wakeful», а немного позже еще крейсеры «Caradoc» и «Calypso». Красный эсминец немедленно лег на обратный курс. Однако «Спартак» не смог развить ход более 25 узлов, тогда как англичане шли 30-узловым ходом. Поэтому они догнали красный эсминец и обстреляли его. Экипаж «Спартака» охватила паника, в результате которой рулевые посадили корабль на мель Дивель, севернее острова Вульф. При этом он получил повреждения винта, рулевого управления и обшивки корпуса. После этого «красные военморы» сдались окружившим их британским кораблям. Вечером того же дня эсминец «Vendetta» стянул «Спартак» с мели и отбуксировал в Ревель.

Из показаний пленных коммодор Тесиджер узнал о том, где находится крейсер «Олег» и решил атаковать его на рассвете 27 декабря. Поэтому оба его крейсера и эсминец «Wakeful» отправились к Гогланду. Около двух часов ночи они заметили идущий навстречу корабль с потушенными огнями. Это был «Автроил», высланный для поддержки «Спартака». Тесиджер не хотел выдавать себя перед атакой на «Олега» и, решив (как вскоре выяснилось, вполне справедливо), что большевики не заметили его отряд, не стал вступать с ним в сражение. Корабли разошлись встречными курсами.



Трофейный эсминец «Спартак» на ремонте в Ревеле

Однако возле Гогланда «Олега» уже не было, поэтому Тесиджер повернул назад и предупредил по радио свои эсминцы о том, что к Ревелю идет корабль большевиков. На его перехват вышли эсминцы «Vortigern» и «Vendetta». Крейсер «Олег», как оказалось, тремя часами раньше сменил позицию; он перешел от Гогланда на юг, к острову Большой Тютерс.

Около 11.00 с «Автроила» заметили британские корабли вблизи маяка Ревельстон, находившегося у северной оконечности банки Дивель, и повернул назад. Но путь к Кронштадту ему отрезали корабли Тесиджера, с которыми он вскоре столкнулся на траверзе залива Кунда.

«Автроил» послал паническую телеграмму о помощи, которую приняла радиостанция «Олега». Старый крейсер сразу же отправился на помощь. Но его прогоревшие котлы не позволяли давать ход выше 12 узлов, поэтому в 14.45 он еще только миновал остров Малый Тютерс. Поскольку радиограммы с «Автроила» больше не поступали, на «Олеге» решили, что он потоплен и повернули в Кронштадт. Тем временем и этот эсминец, оказавшийся в прямом смысле между двух огней, после недолгого боя сдался англичанам и был отбуксирован ими в Ревель.

На двух кораблях англичане взяли в плен 14 «красных командиров» (включая Раскольникова) и 233 матроса[28]. Сами эсминцы они передали правительству Эстонии, создававшему в это время свой военно-морской флот.

Тем временем в Эстонию непрерывно прибывали добровольцы из Финляндии, Швеции и Дании. Кроме того, на ее территории формировался корпус русских белогвардейцев под командованием генерала Н.Н. Юденича (1862-1933), героя войны в Закавказье против турок.

Не опасаясь больше красных, корабли Тесиджера 4 января 1919 обстреляли позиции 7-й армии под Нарвой. С этого момента объединенные войска буржуазного правительства Эстонии, генерала Юденича и иностранных добровольцев перешли в наступление. К февралю они полностью выбили красных с эстонской территории. Большевикам удалось установить здесь свой гнусный режим только через 21 год, в июне — июле 1940 года.

***

Иначе обстояли дела в районе Риги, куда уже подходили отряды Красной Армии. Подготовка к эвакуации превратилась в паническое бегство, когда в ночь со 2 по 3 января 1919 года в городе произошло вооруженное восстание, организованное местными коммунистами. Группа Александера-Синклера ушла в Либаву. Туда же заградитель «Princess Margaret» доставил членов буржуазного правительства Латвии.

Здесь адмирал получил по радио приказ возвращаться в Англию. На выходе из Либавы крейсер «Calypso» наткнулся на затонувшие останки какого-то судна и повредил обшивку, а эсминцы «Verulam» и «Westminster» столкнулись друг с другом. Невзирая на эти помехи, эскадра 6 января 1919 пришла в Копенгаген, куда вскоре прибыла и группа Тесиджера. Здесь же Александер-Синклер встретился с новым командующим британскими морскими силами на Балтике, контр-адмиралом У. Коуэном (W. Cowan).

Эскадра Коуэна (British Baltic Force) состояла из 2 легких крейсеров («Caledon» — флагман и «Royalist») и 5 эсминцев. Так же, как и его предшественник, Коуэн разделил свои силы на две группы и попеременно действовал ими в эстонских и латвийских водах.

Если в Эстонии с «красными» удалось покончить, то в Латвии, невзирая на присутствие там более чем 30-тысячной добровольческой армии немецко-курляндского генерала фон дер Гольца (von der Goltz), Красная Армия продолжала наступать к югу от Риги. По просьбе латвийского премьер-министра К. Ульманиса, крейсер «Caledon» 9 февраля подверг обстрелу порт Виндава (ныне Вентспилс), вынудив красные части оставить город[29].

В середине февраля 1919 года эскадру Коуэна усилили еще 4 легких крейсера и 5 эсминцев, кроме того, в нее вошли эстонские эсминцы «Lennuk» (бывший «Автроил») и «Wambola» (бывший «Спартак»). Теперь у него было 6 крейсеров и 12 эсминцев. Но 21 февраля Адмиралтейство отозвало Коуэна в Лондон для обсуждения форм и методов дальнейших боевых действий на Балтике.

Тем временем военно-политическая ситуация в Латвии изменилась в пользу буржуазного правительства. Армия фон дер Гольца, поддерживаемая на севере эстонскими войсками, добилась первых успехов и к концу марта овладела почти всей территорией Курляндии (т. е. западной частью страны; ныне она называется Курземе). Дальнейший успех ее наступления напрямую зависел от бесперебойных поставок боеприпасов и вооружения из балтийских портов Германии.

Сложилась парадоксальная ситуация, поскольку согласно положениям условий капитуляции Германии (напомним, что Версальский мирный договор был подписан только 28 июня), эти порты должны были оставаться заблокированными союзниками. Перед Высшей Комиссией Контроля, созданной Антантой, встала нелегкая задача разрешения данного противоречия.

3 апреля Коуэн во главе части эскадры (2 легких крейсера и 10 эсминцев) вернулся в Либаву, эскортируя транспортное судно «Саратов» с грузом оружия и боеприпасов для войск фон дер Гольца.

Однако приход эскадры совпал с политическим конфликтом между правительством Ульманиса и фон дер Гольцем. Конфликт завершился тем, что немецкие «добровольцы» арестовали все латвийское правительство. Решительный демарш Коуэна, подкрепленный корабельными орудиями, направленными на берег, привел к освобождению Ульманиса, но повлек какой рост напряженности, что Коуэну пришлось срочно стянуть в Либаву все британские корабли из Ревеля, Гельсингфорса (Хельсинки) и Стокгольма.

Этот кризис прервало известие, доставленное эстонским эсминцем «Lennuk» о том, что восточная часть Финского залива очистилась от льда и что красные корабли вышли из Кронштадта. 25 апреля Коуэн перебазировал часть своей эскадры в Ревель и туда же стали прибывать обещанные британским Адмиралтейством подкрепления.

В мае пришли легкие крейсеры «Dragon», «Curacoa», «Cleopatra» и «Galatea», 6 эсминцев, 10 подводных лодок с плавбазой «Lucia» и 3 тральщика. В июне пришли легкие крейсеры «Danae», «Delhi», «Dauntless», 6 эсминцев, минный заградитель, авианосец «Vindictive» (9 колесных самолетов, 3 гидроплана), 10 тральщиков и 2 торпедных катера.

На корабли союзников Коуэн не рассчитывал, поскольку контр-адмирал Бриссон (Brisson), командующий французскими морскими силами на Балтике (26 вымпелов), сообщил, что матросы его кораблей симпатизируют большевикам, а флотилия флота США (14 эсминцев и канонерок) в соответствии с приказом президента Вильсона занималась исключительно охраной поставок продовольствия в Германию. Коуэна могли кое-как поддержать лишь слабые морские силы Эстонии и Финляндии. Вместе они имели в строю 2 эсминца, 4 миноносца, 4 канонерки, 4 заградителя и 7 тральщиков. Остальные корабли под их флагами были небоеспособны.



Британский легкий крейсер типа «D», действовавший на Балтике в 1919 году

В состав ДОТ красного флота входили в это время 2 линкора («Петропавловск» и «Андрей Первозванный»), крейсер «Олег», 12 эсминцев и миноносцев, 2 минных заградителя, 6 подводных лодок, 6 сторожевиков, 8 тральщиков, несколько вспомогательных судов.

Независимо от ДОТ, борьбу с интервентами вела созданная в марте 1919 года флотилия Советской Латвии, состоявшая из морской эскадры (с базой в Риге) и речного отряда (с базой в Витебске, на Двине). Эта флотилия включала несколько канонерок, тральщиков и бронекатеров.

В начале мая с территории Эстонии на Петроград двинулась «Армия Северо-Запада России» во главе с генералом Н.Н. Юденичем. 13 мая она прорвала фронт 7-й армии красных под Нарвой, захватила Псков и подошла к Гатчине. Британский флот поддерживал наступление белых войск. Он обстреливал объекты на берегу, высаживал десанты, ставил минные заграждения и блокировал восточную часть Финского залива, не позволяя кораблям Действующего Отряда оказывать помощь 7-й армии.

В свою очередь, ДОТ получил приказ не дать британским кораблям прорваться через минные поля и секторы обстрела береговой артиллерии к Кронштадту, а также поддерживать сухопутные войска, сражавшиеся с армией Юденича. В процессе реализации этих задач корабли обеих сторон развернули активную боевую деятельность.

***

Для «British Baltic Force» она началась неудачно. Утром 13 мая крейсер «Curacoa» (на который Коуэн перенес свой флаг), наткнулся на мину в 70 милях к западу от Ревеля и, получив тяжелые повреждения, еле добрался до порта. В тот же день крейсер «Cleopatra» и 3 эсминца («Shakespeare», «Scout», «Walker») вместе с эстонскими кораблями обстреляли позиции 7-й армии под Нарвой и Шпилевский маяк, а 15-17 мая обеспечили высадку небольших десантов в районе Усть-Луги и Копорского залива.

Утром 18 мая, после 9.00, с крейсера «Cleopatra» заметили идущие к Копорскому заливу корабли. Это были 4 тральщика ДОТ под охраной эсминца «Гавриил» (командир В.В. Севастьянов), направлявшиеся в этот залив для разведки минной обстановки. Коуэн решил отрезать им путь и вынудить принять бой, но красный командир быстро сориентировался в обстановке. Он немедленно развернул тральщики назад в Кронштадт, а сам около 9.20 вступил в бой, прикрывая их отход.

Бой «Гавриила» с британским крейсером и 3 эсминцами происходил на дистанции от 72 до 32 кабельтовых (13,5-6 км). Искусно маневрируя, «Гавриил» отвлек внимание от тральщиков, а потом, приведя за собой британские корабли к минному полю и находясь уже под защитой орудий «Андрея Первозванного» и форта «Серая Лошадь», около 10.30 оторвался от погони. Британский отряд повернул к острова Сейскар, где стал на якорь, оставив один эсминец сторожить фарватер среди минных полей.

На следующей неделе этот отряд усилили две подводные лодки. 29 мая все находившиеся здесь корабли, при поддержке самолетов, атаковали выходивший из-за заграждений в Копорском заливе отряд красных (эсминец «Азард» и 6 тральщиков). Отряд этот прикрывал линкор «Петропавловск», стоявший позади заграждений. Торпеды, выпущенные субмаринами L-16 и Е-27, цели не достигли. Более успешной была атака эстонского гидроплана, который сбросил бомбу, попавшую в тральщик «Клюз» и нанесшую ему повреждения. В итоге красные корабли отступили назад.

Получив сообщение о происходивших событиях, Коуэн прибыл сюда из Ревеля 30 мая вместе с 3 крейсерами и 6 эсминцами. Он встал на якорь возле острова Сейскар, послав в разведку эсминец «Walker» и две подводные лодки. На следующее утро русские возобновили попытки минной разведки в Копорском заливе. Оставив линкор «Петропавловск» в районе Шпилевского маяка, остальные корабли вошли в залив. «Азард» заметил обе британские субмарины, патрулировавшие в надводном положении и атаковал их, но они успели погрузиться.

Когда к месту стычки приблизился «Walker» и оба эсминца начали артиллерийскую дуэль на дистанции около 60 кабельтовых (11 км), в атаку вышли остальные британские корабли. 3 торпеды, выпущенные с подлодок Е-27 и L-16, в цель не попали. «Азард» и тральщики ушли от огня кораблей Коуэна под защиту «Петропавловска», который с расстояния 75-76 кабельтов (около 14 км) открыл огонь из своих 305-мм орудий. Англичане все же приблизились к нему на дистанцию 7,5 км, но затем снаряды линкора заставили их повернуть назад. Красные отошли за минные поля. Их преследовали гидропланы, которые нанесли повреждения тральщику «Запал».

Эти три стычки (18, 29, 31 мая) определили характер дальнейших боевых действий в восточной части Финского залива. Красный флот, не желая рисковать своими линкорами, осуществлял, провоцируя англичан, ограниченные операции, используя при этом в качестве прикрытия минные поля и береговую артиллерию. Британские корабли, опасаясь мин и береговой артиллерии, даже не пытались прорваться сквозь эти заслоны. Англичане ограничились блокадой на границах минных полей, причем временами упускали инициативу из своих рук.

Коуэн, чтобы как-то оживить боевые действия, требовал от Адмиралтейства прислать мониторы, торпедные катера, самолеты-бомбардировщики и торпедоносцы, а также тральщики, то есть то, что действительно могло принести успех в сложившихся условиях.

Одновременно он перенес свою главную базу из Ревеля в пролив Бьёркэ-зунд на финской стороне залива, между Куйвайстом (Койвисто) и островом Бьёркэ. Эта передислокация значительно приблизила британские силы к району боев на суше и к проходам в русских минных полях.

Когда 4 июня пополудни эсминцы «Гавриил» и «Азард» под прикрытием орудий «Петропавловска» вышли на патрулирование, их атаковали три британских эсминца, базировавшиеся в Бьёркэ. Англичане пытались оттеснить русские корабли к позициям британских подводных лодок.

Это им удалось. Как только оба эсминца противолодочным зигзагом вошли в сектор патрулирования L-55, то едва увернулись от выпущенных ею двух торпед. Но подлодка в результате торпедного залпа была выброшена на поверхность, где тут же попала под обстрел красных кораблей. Меткий выстрел из носового 102-мм орудия «Азарда» поразил ограждение рубки. После этого L-55 пошла на погружение, а поскольку она находилась на самой границе минного поля, то наткнулась на одну из мин, подорвалась и мгновенно затонула вместе со всем экипажем (44 человека).

9 июня около 22.00 «Азард» и «Гавриил» атаковали стоявшие на якорях около маяка Стирсуден 3 британских эсминца, а после обстрела укрылись от погони за минным полем. Чтобы избежать в будущем таких сюрпризов, заградитель «Princess Margaret» и эсминцы установили в конце июня собственное минное заграждение между мысом Стирсуден и северным краем русского минного поля.

***

В конце первой декады июня, в связи с успешно развивавшимся наступлением Юденича, Коуэн по радио обратился с призывом к красным морякам переходить на сторону англичан вместе с кораблями. Однако его призыву последовал только сторожевик «Китобой» (14 июня). Тем временем агенты британской секретной службы (Intelligence Service) начали подготовку к восстанию против большевиков в Петрограде и Кронштадте.

Один из них, некий Дюкс (Dukes), имевший кодовое обозначение ST-25, раздобыл часть карты минных заграждений вокруг Кронштадта. Пользуясь этим, лейтенант Эгар (Agar) решил использовать базировавшиеся в Териоках (30 миль к востоку от Бьёркэ, 55 миль от Петрограда) два торпедных катера (СМВ-4, СМВ-7) для ночной атаки на Кронштадтском рейде.

Срок операции совпал с восстаниями гарнизонов фортов «Красная Горка», «Серая Лошадь» и «Обручев». 13 июня они отказались подчиняться большевистским комиссарам.

Бунт представлял серьезную угрозу для Петрограда, поскольку линия фронта проходила в 12 км западнее «Красной Горки» и в случае ее прорыва белогвардейцы смогли бы обстреливать «колыбель революции» из тяжелых орудии фортов (8 — 305-мм и 8 — 254-мм пушек). К тому же британские корабли смогли бы тогда с помощью тральщиков легко пройти сквозь минные поля, оставшиеся без артиллерийского прикрытия. Когда 13 июня в 15.15 форт «Красная Горка» открыл огонь по Кронштадту, который отказался присоединиться к восстанию, войска Юденича одновременно атаковали Ораниенбаум (ныне Ломоносов).

Для того, чтобы ликвидировать мятеж и остановить наступление противника, большевистское руководство Петрограда срочно сформировало береговую группу войск (4,5 тысячи пехотинцев, бронепоезд, 2 бронеавтомобиля), поддерживаемую линкорами «Петропавловск» и «Андрей Первозванный», крейсером «Олег» и 4 эсминцами. 13-14 июня восставшие форты подверглись обстрелу корабельной артиллерии и налетам авиации.

Одновременно эсминцы своим огнем сдерживали натиск Юденича на Ораниенбаум, что дало возможность береговой группе на рассвете 15 июня начать штурм мятежных фортов. Атакующие подразделения поддержали своим огнем «Петропавловск», «Олег» и эсминец «Гайдамак».

К вечеру следующего дня форты были взяты; развивая успех береговой группы, отряды 7-й армии, подтянув резервы, перешли в наступление и отбросили белых к границам Эстонии. Быстрота, с какой был подавлен бунт, нс позволила Коуэну оказать восставшим хоть какую-нибудь помощь, однако благодаря Эгару он смог занести в свой актив весьма успешную операцию. Лейтенант Эгар решил торпедировать оба советских линкора, стоявшие в напротив форта «Красная Горка».

Ночью 16 июня его катера вышли из Териок, однако уже через полчаса СМВ-7 налетел на какое-то подводное препятствие и был вынужден вернуться назад. Пришлось на ходу менять план атаки, тем более, что оба линкора тоже ушли в Кронштадт, а их место занял «Олег».

Вскоре после полуночи 17 июня катер СМВ-4 приблизился к Толбухиному маяку. Во мраке ночи Эгар опознал силуэт «Олега» и выпустил в него торпеду. Сразу после взрыва, используя замешательство среди красных, СМВ-4 на скорости 35 узлов умчался прочь. Чуть позже трех часов ночи он прибыл в Териоки. «Олег» затонул в течение 12 минут, потеряв при этом 5 человек экипажа.

Поскольку атака была проведена молниеносно, а с красных кораблей никто ничего не заметил, долгое время считали, что «Олега» поразила торпеда, выпущенная с подводной лодки, либо сброшенная с гидроплана. Последняя версия подкреплялась тем, что на кораблях все-таки слышали шум двигателя.

***

22 июня британские самолеты совершили первый налет на Кронштадт. С началом боевых действий авиации сразу же возникла проблема удобных, с точки зрения близости к местам проведения операций, аэродромов. У англичан их не было.

Ситуация ухудшалась еще и тем, что авианосец «Vindictive» 6 июля сел на мель в районе Ревеля, откуда его стащили лишь через 8 дней, предварительно выгрузив 2200 тонн топлива, боеприпасов, продовольствия и других грузов. Самолеты с него перебазировали на поспешно строившийся аэродром в Койвисто, а гидросамолеты на якорную стоянку возле острова Бьёркэ.

30 июля эсминцы 20-й флотилии прибуксировали в Бьеркё 7 торпедных катеров (восьмой затонул во время шторма в Северном море) под командованием младшего лейтенанта К. Добсона, которые Коуэн, используя опыт Эгара, намеревался использовать против базирующихся в Кронштадте кораблей.

В июле усилилась активность красных подводных лодок. 10 июля на патрулирование за минными заграждениями вышел «Волк», а в ночь с 23 на 24 июля в Копорском заливе «Пантера» тремя торпедами атаковала идущую на поверхности британскую подлодку Е-40. Последняя, однако, от торпед увернулась, а на «Пантеру» обрушил град глубинных бомб миноносец «Watchman», тоже, впрочем, без всякого успеха.

В том же самом Копорском заливе глубинными бомбами, сброшенными с «Valorous» и «Vancouver», была повреждена красная подлодка «Вепрь», как раз когда она готовилась выйти в торпедную атаку на один из миноносцев. («Вепрю» все же удалось вернуться в Кронштадт).

16 июля в Бьёркэ прибыла с нетерпением ожидаемая флотилия тральщиков. По пути, однако, она потеряла подорвавшиеся на минах в районе западнее острова Даго тральщики «Myrtle» и «Gentian».

Чтобы пресечь на корню всякую активность противника, Коуэн в конце июля приказал постоянно патрулировать проход через минные заграждения. Эту задачу выполняли эсминцы и подводные лодки, которых прикрывали находящиеся в Бьёркэ и готовые тотчас оказать помощь 4 крейсера («Delhi», «Danae», «Cleopatra» и «Galatea»).

Одновременно активизировала свои действия британская авиация. 30 июля 12 самолетов совершили два налета на Кронштадт, сбросив на военный порт 16 бомб и повредив танкер «Татьяна». Слабость противовоздушной обороны российской морской цитадели привела к тому, что налеты британской авиации стали почти ежедневными, благодаря чему Коуэн хорошо ориентировался в текущем положении дел в системе обороны базы и в дислокации красных кораблей.

***

С целый вывода из строя обоих действующих линкоров, британский штаб разработал комбинированную морскую и воздушную операцию («Операция RK»). Под прикрытием воздушного налета в Кронштадт должны были вторгнуться торпедные катера и уничтожить базирующиеся там корабли и большой плавучий док.

По данным воздушной разведки, в это время в Кронштадте стояли, кроме дредноутов, крейсер «Рюрик», один крейсер типа «Диана», 4 подлодки, учебный корабль «Память Азова», а также несколько вспомогательных судов. Учитывая, что атака торпедных катеров могла вызвать ответный удар красных по Бьёркэ, корабли Коуэна сосредоточились возле выхода из минных заграждений (3 легких крейсера и 5 эсминцев).

Операцию решено было провести в ночь с 17 на 18 августа, когда затих сильный западный ветер и состояние моря заметно улучшилось.

В 22.00 флотилия Добсона вышла из Бьёркэ (7 катеров: СМВ-24, 31, 62, 72, 79, 86, 88). Около полуночи к ней присоединился лейтенант Эгар на СМВ-4. Во мраке ночи катера потеряли друг друга и шли двумя группами крейсерским ходом 18 узлов. Восточная группа, состоявшая из СМВ-4, СМВ-24, СМВ-62, СМВ-72 и СМВ-86, прошла на кронштадский рейд между островными фортами №№ 8 и 11; западная, в составе СМВ-31, СМВ-79 и СМВ-88 — между фортами № 7 и № 10.

С двух фортов открыли огонь по британским катерам, но это не встревожило Кронштадт и около часа ночи обе группы находились перед спящим портом. У его входа стоял на якоре в качестве сторожевого судна «Гавриил». По заранее распределенным ролям, атаковать эсминец должен был СМВ-24, а проделать проход с помощью взрывных зарядов в предполагаемом боновом заграждении — СМВ-79.

Примерно в 1.30 ночи 12 самолетов начали бомбардировку порта, вызвав на себя огонь противовоздушной обороны порта и отвлекая внимание экипажей кораблей от катеров, которым огонь зенитной артиллерии, сигнальные ракеты и свет прожекторов облегчал выполнение задания.

СМВ-79, после напрасного поиска боковых заграждений, которых на самом деле в природе не существовало, на полной скорости ворвался в акваторию порта, а за ним оставшиеся два катера. Первая торпеда угодила в «Память Азова», СМВ-31 выпустил обе свои торпеды в «Петропавловск», а СМВ-88 в «Андрея Первозванного». Только теперь катера были замечены, их начали обстреливать из орудий и пулеметов. Однако катера бешено маневрировали и, огрызаясь огнем собственных пулеметов, сумели выскочить из акватории порта, практически не понеся никаких потерь.

Второй группе не повезло. Неудачная атака СМВ-24 на «Гавриил» (из-за слишком большого заданного углубления торпеда прошла под его днищем) вызвала энергичный отпор Севастьянова. Потопив СМВ-24, он перенес огонь на вход в порт, после чего дальнейшее проведение операции стало невозможным.



Схема атаки британских торпедных катеров на Кронштадт

В замешательстве флагман второй группы катеров СМВ-62 столкнулся с выходящим из порта СМВ-79 и серьезно его повредил, после чего атаковал «Гавриила». Однако обе его торпеды прошли мимо, а сам СМВ-62 затонул, расстрелянный в упор. Снаряды эсминца попали и в два следующих катера — в двигатель СМВ-86 и в торпедный аппарат СМВ-72. В связи с этим СМВ-72 отказался от проведения атаки и, взяв на буксир СМВ-86, двинулся в сторону Бьёркэ.

Последний из катеров, СМВ-4, невзирая на огонь «Гавриила» дошел все же до входа в порт, выпустил по эсминцу торпеду, после чего повернул назад. Еще несколько минут продолжалась артиллерийская канонада, а потом с «Гавриила» спустили шлюпки, чтобы поднять на борт оказавшихся в воде британских моряков.

Во время атаки, длившейся не более 20-и минут, потери англичан составили: 3 потопленных катера и 5 поврежденных, погибли 15 офицеров и унтер-офицеров, еще 9 попали в плен. В результате атаки был потоплен учебный корабль «Память Азова», получил тяжелые повреждения линкор «Андрей Первозванный» (он так и не был восстановлен). Что касается «Петропавловска», то выпущенная в него торпеда ударила в берег, рядом с кораблем.

Это была последняя боевая операция торпедных катеров на Балтике в эту войну. Благодаря ей удалось на время снять угрозу со стороны красных линкоров. Однако минные заграждения и береговые батареи никуда не исчезли, поэтому этот успех не имел для эскадры Коуэна существенного значения, хотя, конечно, успешно проведенная дерзкая операция прибавила славы британским морякам.

***

Английская авиация, чтобы закрепить достигнутый успех, в своих ежедневных налетах на Кронштадт, в которых принимали участие по 6-10 самолетов (в период с 18 августа по 14 октября было сделано 60 налетов), пыталась развить успех, но безуспешно, хотя были попадания бомб в эсминец «Свобода», подводную лодку «Тигр» и в одно вспомогательное судно.



Затонувший учебный корабль «Память Азова»

31 августа частичный реванш за атаку катеров взяла подлодка «Пантера». Патрулируя в районе между островом Сейскар и Копорским заливом, она встретила два британских эсминца — «Vittoria» и «Abdiel». Когда оба корабля стали на якорь восточнее острова, «Пантера», подойдя на расстояние 700-900 метров, примерно в 21.20 выпустила по первому эсминцу две торпеды. Вторая из них попала в цель и в течение 5 минут «Vittoria» затонул. Его экипаж, за исключением 8 человек, был спасен с «Abdiel». Спустя четыре дня эсминец «Verulam» забрел на собственное минное поле близ маяка Сгирсуден и пошел ко дну, унося с собой 29 членов экипажа.

Чтобы перекрыть советским подлодкам выход в воды Финского залива, в середине сентября «Princess Margaret» и 6 эсминцев поставили минное заграждение на северо-западе от мыса Долгий Нос. Кроме того, этот район постоянно патрулировали 5 эсминцев 2-й флотилии. В сентябре была также произведена смена флотилий подводных лодок.

10 октября была объявлена блокада Петрограда в связи с новым наступлением Юденича. Еще это совпало по времени с наступлением войск генерала А.И. Деникина на Москву, а также с доставившим немало хлопот Антанте маршем белогвардейской армии Бермондта на Ригу, целью которого было свержение правого правительства Ульманиса.

Чтобы остановить это наступление немецких наемников, часть британских кораблей вошла 9 октября в устье Двины и артиллерийским огнем поддерживала обороняющие Ригу латвийские части.

Разделение сил ослабило эскадру Коуэна, что в какой-то степени отразилось на его взаимодействии с отрядами Юденича, которые 16 октября после взятия Красного Села находились всего в 15 км от Петрограда. Упорное сопротивление оказывали форты «Красная Горка» и «Передовой» (бывший «Серая Лошадь»). Чтобы их захватить, эстонцы под прикрытием двух легких крейсеров («Delhi» и «Dauntless») а также 4 эсминцев высадили 15-16 октября под Красной Горкой четыре небольших десанта (общей численностью около тысячи человек), которые после нескольких дней боев пришлось эвакуировать.

Для того, чтобы воспрепятствовать дальнейшей высадке десантов, командование красного Балтийского флота решило поставить минное заграждение в районе мыса Долгий Нос. С этой целью в ночь с 20 на 21 октября из Кронштадта с минами на борту вышли эсминцы «Гавриил», «Свобода» (бывший «Владимир»), «Константин» и «Азард». Операцией руководил Л.Н. Ростовцев.

Эта операция, проводившаяся без надлежащей разведки акватории, привела к потере 3 кораблей, которые во время сильного дождя 21 октября, между 5.45 и 5.50 зашли на британское минное поле, подорвались и затонули вместе с экипажами (удалось спасти не более 25 человек). Только замыкавший строй «Азард» смог вырваться из этой ловушки и вернуться в Кронштадт.

***

Несмотря на значительные успехи на море, интервенты так и не смогли захватить Петроград. Наступление Юденича забуксовало в районе Пулковских высот. А 21 октября 7-я армия, усиленная отрядами матросов, сформированными из экипажей кораблей, перешла в контрнаступление.

Во время боев за Красное Село действия красных войск поддерживали огнем своей артиллерии стоящие на якорях на Неве линкор «Севастополь», эсминцы «Всадник» и «Гайдамак». Вследствие этих обстрелов белые понесли серьезные потери. Британская эскадра не смогла оказать белым помочь, поскольку ее держали под прицелом орудия форта «Красная Горка».

Чтобы подавить сопротивление форта, Коуэн вызвал вооруженный двумя орудиями калибра 381 мм монитор «Erebus» который прибыл в Бьёркэ 24 октября. Тремя днями позже «Erebus» под защитой 2 легких крейсеров, 7 миноносцев и нескольких самолетов вошел в Коморский залив и в 3.30 начал обстрел Красной Горки.

Во время двухчасовой бомбардировки, к которой присоединились также легкие крейсеры, монитор выпустил 20 снарядов калибра 381 мм, но, несмотря на то, что огонь корректировался с самолета, не добился ни одного прямого попадания в орудийные установки. Ответный огонь форта был более успешен и, хотя он тоже не дал ни одного попадания, британская эскадра ушла.

30 октября «Erebus», под защитой двух эсминцев снова обстреливал форты, выпустив более 30 снарядов калибра 381 мм и опять без всякого успеха. Более того, красные сбили самолет, корректировавший огонь монитора. Это была последняя серьезная боевая операция эскадры Коуэна в водах Финского залива.

28 октября армия Юденича начала отступать от Петрограда, а после сокрушительного поражения 14 ноября под Ямбургом ушла на территорию Эстонии, где в декабре была интернирована и несколько позже распущена. Сам Юденич уехал в Англию. В ноябре и декабре 1919 года «British Baltic Force», если нс считать спорадического обстрела позиций красных, не вели никаких серьезных боевых действий.

В это время британская разведка донесла, что из Петрограда вышел на испытания линкор «Севастополь», а патрульные эсминцы сообщили об оживлении деятельности красных подлодок около Бьёркэ. Все эго ввергло экипажи кораблей Коуэна в состояние нервного напряжения.

В ноябре произошли антивоенные выступления на авианосце «Vindictive» и на тральщиках, экипажи которых потребовали возвращения домой с этой необъявленной войны. Даже на флагманском корабле Коуэна, крейсере «Delhi», экипаж отказался 25 декабря выходить на боевое патрулирование. Потеряв уверенность в собственных моряках, Адмиралтейство использовало в качестве предлога начавшееся замерзание Финского залива и решило вывести с Балтики большую часть кораблей.

Всем уже было ясно, что интервенция потерпела полное фиаско. Речь теперь шла лишь о том, чтобы завершить ее с наименьшим ущербом для своего престижа. На помощь пришли политики. Еще 23 октября 1919 года французский премьер-министр Жорж Клемансо сформулировал доктрину «санитарного кордона» — маленькие прибалтийские республики (Эстония, Латвия, Литва) вместе с Финляндией и Польшей должны были образовать защитный барьер, отделявший Советскую Россию от остальной Европы. Речь уже не шла о том, чтобы задушить революцию, а о том, чтобы остановить ее распространение на границах тех государств, которым Антанта гарантировала независимость. От планов интервенции пришлось отказаться.

Во второй декаде декабря британцы эвакуировали свои базы в Койвисто и Бьёркэ, в Англию вернулись также подводные лодки, тральщики и минные заградители, монитор «Erebus» и часть эсминцев, а под конец декабря два легких крейсера и еще 6 эсминцев. От всей эскадры Коуэна остались под командованием командора Даффа только два легких крейсера — «Caledon» и «Dunedin», а также 4-я флотилия эсминцев в Копенгагене. Эти силы несли охранную службу в водах Либавы, Ревеля и Мемеля.

16 января 1920 г. было решено прекратить блокаду советских портов, а в апреле — прекратить военные операции Королевского флота в Балтийском море, тем более, что политическая ситуация в этом регионе начала проясняться. В феврале 1920 года Эстония, в следующие месяцы Литва, Латвия и Финляндия подписали мирные договоры с Советской Россией.

На том и закончились боевые действия на Балтике.

За 13 месяцев (с 1 декабря 1918 по 31 декабря 1919 года) британский флот потерял здесь 6 боевых кораблей (1 легкий крейсер, 2 эсминца, 1 подводную лодку, 2 тральщика), а также 3 вспомогательных судна, 8 торпедных катеров и 37 самолетов. Получили повреждения по разным причинам 36 боевых кораблей и катеров, 25 вспомогательных судов.

Потери Красного флота составили 5 потопленных кораблей и 3 захваченных в плен (1 крейсер, 5 эсминцев, 1 сторожевик, 1 учебный корабль), 4 корабля были повреждены (в том числе линкор-додредноут «Андрей Первозванный», который позже был сдан на слом).


Глава 12. ДЕЙСТВИЯ ФЛОТА АНТАНТЫ ПРОТИВ ТУРЦИИ В 1918-1922 гг

30 октября 1918 года на палубе британского линкора «Agamemnon», стоявшего на якоре в порту Мудрос (остров Лемнос), представители Турции подписали с представителями Антанты соглашение о прекращении огня. Это соглашение ознаменовало начало демонтажа турецкой империи, поскольку страны-победительницы намеревались отобрать у нее все территории с арабским населением, а саму Турцию превратить в марионеточное государство, зависимое в политическом, хозяйственном и финансовом отношении[30].

Согласно этому документу, Турция должна была демобилизовать армию, сохранив лишь незначительные силы для охраны границ и поддержания внутреннего порядка. вывести свои войска с территории Персии (Ирана), Закавказья и Киликии, ликвидировать все гарнизоны на Аравийском полуострове, передать союзникам укрепления Босфора и Дарданелл, открыть эти проливы для свободного движения кораблей союзников.

Победители оговорили себе право оккупировать любой стратегически важный пункт на территории Турции, в турецкой части Армении, а также грузинский порт Батум, занятый тогда турками. Кроме того, они взяли под свой контроль все железные дороги, порты, средства связи и министерство снабжения. Турция должна была также передать им все военные корабли.

Это последнее условие, казалось бы, навсегда подвело черту под историей существования флота оттоманской империи. Прогрессирующий распад султанского государства и так уже самым пагубным образом отразился на материальном и моральном состоянии флота. Теперь же Турцию вообще лишали флота и оттесняли от проливов, что представляло собой угрозу самому существованию Турции как государства.

Это было тем более очевидно потому, что с самого начала все понимали: навязанные Турции условия капитуляции своей суровостью явно не соответствовали степени ее «вины». Причина была проста: Великобритания хотела навсегда устранить претендента на доминирование в восточной части Средиземного моря.

Франция, Италия и Соединенные Штаты «с пониманием» отнеслись к устремлениям англичан и всячески им содействовали. Штаты, правда, отвергали «колониальные» методы европейских держав во имя принципов «экономического равенства» и политики «открытых дверей», благодаря которым американские фирмы могли бы установить контроль над турецкой экономикой.

Была создана так называемая Союзная эскадра Эгейского моря, в состав которой вошли: британская группа (2 линкора, 7 крейсеров, 7 мониторов, 6 эсминцев и 2 канонерки), французская (6 линкоров, 4 крейсера, 6 эсминцев и 2 канонерки), итальянская (4 линкора, 2 крейсера, 3 эсминца) и греческая (2 линкора, 1 крейсер, 2 эсминца), не считая вспомогательных судов.

10 ноября 1918 г. в стамбульский порт вошел французский эсминец «Mangini», с которого высадился десант численностью около 100 человек; десант занял несколько немецких кораблей, стоявших в порту. Сама эскадра пришла в Стамбул 15 ноября, после того, как высаженные ею десанты захватили береговые укрепления в Босфоре и Дарданеллах. 23 ноября в город вошли части союзных войск под командованием французского генерала Франш д'Эспрейя (Franche d'Esperey), начав тем самым официальную оккупацию турецких земель.

Уже через несколько дней после подписания соглашения о прекращения огня, Великобритания заняла богатый нефтью район Мосула в Иракском Курдистане, порт в Александрете (ныне Исксндерун), взяла под свой контроль железную дорогу Стамбул — Багдад, некоторые города Киликии (Урфу, Аинтап и Маре). В январе 1919 года британские корабли высадили десант морской пехоты в Трапезунде (ныне Трабзон) и в Зонгулдаке, а 9 марта в Самсуне.



Границы демилитаризованной зоны черноморских проливов по Севрскому договору 1920 г.

С англичанами соперничали французы. 17 декабря их десант занял порт Мерсин, а в декабре — январе они заняли часть Киликии (округ Адани) и восточной Тракии.

Итальянцы тоже не отставали. 22 марта их линкор «Regina Elena» и эсминец вошли в порт Анталия, высадив 27 марта десант, который оккупировал город. 3 апреля этот десант был усилен батальоном пехоты, доставленным транспортом «Liguria». Два других итальянских корабля (эсминец и канонерка) пошли в порты Макри и Будрум, а 29 апреля итальянская эскадра под командованием капитана 1 ранга Мальяно (Мagliano) в составе линкора, 2 легких крейсеров и 3 эсминцев пришла в Смирну (ныне Измир).

Этот порт стал яблоком раздора между итальянцами и греками. 30 января 1919 года правительство Греции обратилось к заседавшей в Париже конференции послов стран Антанты с меморандумом. В нем утверждалось, что проживающие в Анатолии греки (свыше 2,5 миллионов человек) хотели бы, чтобы Анатолия вошла в состав греческого королевства, либо послужила основой для возрождения под протекторатом Греции государства Понт, существовавшего древности.

13 мая Совет Трех признал за Грецией право на оккупацию Смирны, о чем по его поручению британский адмирал Р. Уэбб (R. Webb) специальной нотой уведомил султанское правительство. Командующий морскими силами Антанты вице-адмирал Дж. Гоу-Калторп (G. Calthorpe) (флагман линкор «lron Duke») прибыл 14 мая в Смирну, где вручил текст ноты губернатору округа и командующему расположенных здесь турецких войск.

Султанское правительство не выразило протеста по поводу оккупации города, более того, запретило оказывать сопротивление оккупантам. Однако турецкая часть населения Смирны решила самостоятельно защищаться. Впрочем, они мало что смогли предпринять, поскольку уже на рассвете 15 мая началась высадка греческой 1-й пехотной дивизии на полуострове Чесме (район Кара Бурун) и в самом порту. Десант высаживался под прикрытием кораблей Антанты: линкоров «Iron Duke» (британский), «Arizona» (американский), «Caio Duilio» (итальянский), крейсеров «Averoff» (греческий), «Liguria» и «Piemonte» (итальянские) и 4 эсминцев.

Одновременно был высажен небольшой совместный англо-франко-американо-итальянский десант (800 человек) для того, чтобы принять от турок береговые укрепления смирнинской цитадели.

Во время высадки греков произошли столкновения с местными жителями, во время которых более 400 турок были убиты либо ранены (греки потеряли двух человек убитыми и двух ранеными). К концу мая они заняли весь смирнинский вилайет.

Действия греков вызвали недовольство итальянцев, которым по договору 1916 года, подписанному в Сен-Жан де Морьен (St. Jean de Maurienne), должны были отойти Смирна и юго-западная Анатолия. Ввиду фиаско их надежд, итальянцы в конце апреля приступили к самовольному захвату важнейших портов этого региона.

Уже 4 мая в Скаланова (ныне Кушадасы) под прикрытием 2 линкоров, крейсера, 4 эсминцев, 3 канонерок и 6 торпедных катеров высадился итальянский экспедиционный корпус, а 11-14 мая его части высадились также в портах Будрум, Мармарис, Фетхие и Макри, а на островах Родос и Лерос. В течение мая — июня итальянские войска оккупировали Айдын, Конью, Алкшехир и Афион-Карахисар.

Наконец 29 июля, под сильным давлением Великобритании, итальянцы и греки подписали соглашение о разделе сфер влияния в Анатолии и на Балканах. Согласно ему, итальянцы должны были эвакуировать некоторые районы в пользу греков.

Еще раньше, 22 мая, было подписано британско-французское соглашение о сферах влияния, по которому Палестина и Мосул переходили под контроль Великобритании, а Франция взамен получала Сирию, Киликию, богатый углем район Зонгулдака (на черноморском побережье Турции) и согласие на оккупацию Пандермие (Бандырма).

В октябре 1919 года французские войска начали занимать Киликию. Британский флот предоставил французам 4 транспортных судна, которые доставили в Мерсин более 20 тысяч солдат из африканских и греческих гарнизонов. Они оккупировали всю Киликию.

К концу 1919 года союзные гарнизоны на территории Турции и Ирака насчитывали уже 150 тысяч солдат, из которых 60 тысяч находились в Стамбуле и его окрестностях. Кроме этих войск, в турецких водах пребывали эскадры союзников: британская (4 линкора, 12 эсминцев, 15 кораблей специального назначения и вспомогательных судов); итальянская (1 линкор, 2 легких крейсера, 4 эсминца, 5 канонерок, несколько вспомогательных судов); французская (1 линкор, 20 крейсеров, эсминцев и канонерок); американская (1 линкор, 1 легкий крейсер, 8 эсминцев), а также почти весь греческий флот.

***

Однако бесцеремонные действия интервентов вызвали противодействие национально-освободительного движения, ведущей и направляющей силой которого являлась национальная буржуазия. Руководителем этого движения стал генерал Мустафа Кемаль (Ататюрк; 1881-1938). Он возглавил так называемый Комитет Представителей со штаб-квартирой в Анкаре, который потребовал от султанского правительства созвать в январе 1920 года парламента, распущенный в конце 1918 года.

Султанское правительство полагало, что парламент осудит национально-освободительное движение и выразило согласие, но его ждала неприятная неожиданность. Большинство членов Депутатского Собрания открыто поддержали кемалистов и 28 января приняли «Декларацию национального пакта», провозгласившую независимость Турции от диктата стран Антанты. В ответ на это Великобритания начала подготовку к вооруженной интервенции.

Вскоре началась морская блокада анатолийских портов. 19 февраля командующий силами союзников в Турции, генерал Дж. Милни (G. Milne), потребовал от командования турецкой армии, чтобы оно отвело свои войска на 3 километра от греко-турецкой демаркационной линии. Одновременно 18-20 февраля английские и греческие корабли перевезли из Тракии в Анатолию воинское подкрепление. 23 февраля в Стамбул вошли 6 линкоров и другие корабли британского Средиземноморского флота.

Султанское правительство не могло выполнить требование генерала Милни, так как части, контролировавшие демаркационную линию с турецкой стороны, являлись партизанскими отрядами, не признававшими правительства в Стамбуле. Опасаясь негативных последствий для себя, оно подало в отставку. Однако, вопреки ожиданиям англичан, премьером нового правительства стал не Дамад Ферид-паша, находившийся под чужеземным влиянием, а Салих (Salich), сторонник кемалистов.

В связи с этим англичане произвели 10 марта аресты ряда депутатов парламента, а в ночь с 15 на 16 марта атаковали Стамбул. Под прикрытием орудий союзной эскадры (к английским кораблям присоединились французские и итальянские корабли), стоявшей на якорях в Босфоре, в порту и в городе высадились отряды морской пехоты и моряков (свыше 4000 человек). Они заняли правительственные учреждения, казармы, почту, телеграф и портовые склады. При этом произошло несколько небольших столкновений с солдатами расквартированной в Стамбуле турецкой 10-й пехотной дивизии, оказавших некое подобие сопротивления.

Власть в Стамбуле взяло в свои руки британское командование во главе с генералом Уилсоном (Wilson). Оно заявило, что целью этой временной оккупации является «укрепление власти султана и выполнение условий мирного договора», а также «борьба с бессмысленной политикой турецких националистов».

Получив известие об оккупации Стамбула, роспуске парламента и низложении правительства, кемалисты 25 апреля 1920 года созвали в Анкаре новый парламент (Великое Народное Собрание), который единогласно избрал правительство во главе с Мустафой Кемалем.

Таким образом, Анатолия (азиатская часть Турции) перестала признавать султанскую власть и начала открытую вооруженную борьбу с интервентами. Правительство Кемаля создало Армию национальной обороны, в состав которой вошли партизанские отряды и те части бывшей турецкой армии, которые отказались подчиняться султану.

Британцы обязали султана ликвидировать кемалистское движение. В апреле 1920 года его приближенные начали создавать так называемую Армию халифата в составе трех дивизий, куда рекрутировались религиозные фанатики. Одновременно агенты султана, пытаясь развязать религиозную войну, спровоцировали восстания против кемалистов в разных районах страны. Британский флот оказывал султану всестороннюю поддержку, перебрасывая на своих кораблях султанские войска к различным участкам анатолийского побережья.

Однако эти усилия пропали даром. Уже в начале июня все восстания были подавлены, а разбитая под Гейве Армия халифата отступила к Стамбулу. Преследовавшие ее войска кемалистов 16 июня атаковали британские укрепления на полуострове Коджаэли (район Исмидие) Только огонь британских линкоров, вошедших в Измитский залив, вынудил их отступить.

Французская армия тоже попала в переплет. Освобождение партизанами Мараша в конце января 1920 года вызвало общенародное восстание в Киликии (февраль-июнь).

Только итальянцы смогли избежать военных столкновений с кемалистами. Уже в конце 1919 года они вывели свои войска из Коньи, обусловив уход из остальной части Адалии заключением экономического соглашения о предоставлении им права на эксплуатацию месторождений железа и цветных металлов в юго-западной Анатолии (такое соглашение действительно было подписано в Лондоне 13 марта 1921 г.).

***

Поскольку внутренняя контрреволюция не удалась, пришлось прибегнуть к интервенции извне. Этим занялась Греция, давняя противница Турции, заручившаяся обещанием англичан помочь в создании Великой Греции за счет турецких земель. Перед началом июньского наступления греческая армия в западной Анатолии насчитывала более 50.000 солдат (5 дивизий), еще до 70.000 находились в болгарской Фракии (Тракии) или же, в качестве резерва, на территории Греции.

Греческий флот представлял собой довольно внушительную силу. К началу 1920 года в его состав входили 2 линкора-додредноута американской постройки («Kilkis» и «Lemnos»), 2 крейсера («Georgios Averoff» и «Неllе»), 3 старых броненосца береговой охраны типа «Spetsai», 24 эсминца и миноносца, 2 подводные лодки и 14 вспомогательных судов, общим водоизмещением 75.000 тонн. Кроме того, после раздела австро-венгерского флота Греция получила в середине 1920 года еще 7 миноносцев (1900 тонн).

Главной базой флота являлся порт Пирей возле Афин, вспомогательными — Салоники, Патрас, Ираклион и Волос. Кроме них, в турецких водах греческий флот мог использовать в качестве оперативных баз Стамбул, Смирну и Мудрос. Действия флота должны была поддерживать немногочисленная морская авиация (на бумаге — 4 эскадрильи, но фактически всего несколько гидросамолетов).

22 июня 1920 года греческие войска начали наступление из района Смирны. Поддерживая греков, англичане высадили десант в Мудание (25 июня) и в Пандермие (2 июля). Англичане двигались навстречу грекам, которые 8 июля заняли Бурсу.

Действия греческих войск в прибрежных районах Мраморного моря поддерживали своим огнем британские корабли. До 11 июля англичане очистили от партизан полуостров Коджаэли; таким образом весь район проливов оказался в руках интервентов. После 3-х месяцев боев фронт стабилизировался по линии Исмидие — Эшкишехир — Думлупинар — Назилли.



Английский авиатранспорт «Canning» в Салониках (1920 г.)

Одновременно в середине июля греки начали военные операции в восточной Тракии. 20 июля в Родосто (ныне Текирдаг) высадилась их пехотная дивизия, которая двинулась на Андрианополь (ныне Эдирне), а другая дивизия, форсировав Марицу, атаковала город с востока и заняла его 25 июля. До конца месяца вся восточная Тракия была захвачена греками. Однако, невзирая на эти успехи, национально-освободительное движение в Анатолии не было подавлено.

Используя успех греческого наступления, страны Антанты навязали султану мирный договор, официально закреплявший раздел оттоманской империи. Турецкая делегация подписала его 10 августа 1920 года в Севре под Парижем.

Однако этот договор не признало правительство Мустафы Кемаля, в чьих руках находилась реальная власть в стране. Более того, он обострил противоречия между интервентами. Их не смогла преодолеть конференция, специально созванная в Лондоне (21 февраля — 12 марта 1921 года).

Большим успехом национального правительства в Анкаре стало подписание 16 марта 1921 года в Москве советско-турецкого договора о дружбе и добрососедстве. Это произошло вопреки ожиданиям западных государств, которые полагали, что недавняя армяно-турецкая война приведет к конфликту России с кемалистами[31].

Согласно условиям договора, РСФСР оказала Турции значительную военную и финансовую помощь (10 млн. рублей золотом, стрелковое оружие, артиллерия, боеприпасы), совсем не лишнюю для дальнейшей войны с греками.

Греческие войска (40 тысяч солдат, 144 орудия) 23 марта начали наступление на анкарском и конийском направлениях, но 26 марта — 1 апреля были разбиты Исмет-пашой во втором сражении под Инёню.

Тогда греки начали подготовку к новому наступлению. В частности, они произвели мобилизацию не только в метрополии, но и среди греков, проживавших в Тракии и Анатолии. Англичане предоставили им оружие, боеприпасы и снаряжение.

Для дезорганизации тылов турецкой армии, греческое командование ввело 8 июля (с согласия союзников) свои корабли в Черное море (2 линкора, 2 крейсера, 13 эсминцев), а также организовало восстание греков, проживавших в северо-восточной части Анатолии. Греческие корабли обстреливали турецкие города и поселки, поддерживая своих повстанцев.

Уже 9 июля греки начали новое наступление на Анкару. Их армия насчитывала более 97 тысяч человек при 345 орудиях. После 15 дней непрерывных боев им удалось отбросить турок за реку Сакария, от которой до Анкары всего 75 километров.

Для защиты столицы кемалисты мобилизовали всех, кто был способен носить оружие. Кроме того, они сумели использовать в своих интересах разлад англичан с итальянцами и французами. В августе французские корабли совершили 20 рейсов из Стамбула к черноморским берегам Анатолии, доставляя войскам Кемаля оружие и военное снаряжение. Со стороны Средиземного моря такую же помощь оказали итальянцы.

Греки пытались мешать, они даже задержали два транспорта (один французский, один итальянский) с оружием для кемалистов, но это им не помогло. Греки форсировали Сакарию 23 августа, после чего до 13 сентября происходила ожесточенная битва на плацдарме за рекой. В ходе его греческое наступление захлебнулось. Силы обеих сторон были настолько истощены, что в течение почти целого года после сражения они не предпринимали активных действий.

Успешное сопротивление турецких националистов привело к тому, что из лагеря интервентов вышли Италия и Франция. Их войска были эвакуированы из Анталии и Киликии, а 20 октября 1921 года в Анкаре был подписан франко-турецкий договор, аннулировавший Севрский договор. В обмен на выгодные для себя экономические привилегии, французы оказали кемалистам значительную финансовую и военную помощь. Войска, высвободившиеся в Киликии, правительство Анкары могло теперь направить на греческий фронт. Кроме того, открылась возможность использования в военных целях порта в Мерсине и значительной части багдадской железной дороги.

Перерыв в боях Мустафа Кемаль использовал для усиления армии. К 1 августа 1922 года она насчитывала уже около 110 тысяч бойцов, 323 орудия и 20 самолетов. Моральный дух солдат был очень высок, а их борьба пользовалась поддержкой мусульманского населения на всем Ближнем Востоке.

Греческая армия генерала Хаджи-Анестиса (130 тысяч бойцов, 348 орудий, 30 самолетов) занимала 600-километровый фронт от Кандиры (берег Черного моря) через Ильгин и Эгридир до устья реки Мендерес (берег Эгейского моря). Моральный дух в греческих войсках находился на низком уровне, война им надоела, имели место многочисленные бунты и факты дезертирства. Ограничившись исключительно обороной своих позиций, греческое командование отдало стратегическую инициативу противнику.

На рассвете 26 августа 1922 года, после артподготовки, турецкие войска перешли в наступление в районе Думлупинар. За неделю боев они разбили центральную и южную группы греков, взяв при этом в плен 12,5 тысяч солдат и захватив около 200 орудий. Попытка остановить турецкое наступление на линии Алашехир — Салихли закончилась новым поражением греков. Еще 14 тысяч их солдат оказались в плену.

Остатки греческой армии, бросая оружие и снаряжение, в панике устремились к портам Мраморного моря (Пандермие и Мудание) и Эгейского моря (Смирна и Дикили). Греческий флот получил приказ об эвакуации всех уцелевших солдат.



Схема эвакуации греческих войск из Смирны и с полуострова Чесме

Эвакуация началась 6 сентября в Смирне. Здесь находились около 10 тысяч военнослужащих, а также свыше 60 тысяч греческих и армянских беженцев. Сюда же направлялся ряд частей из состава центральной и южной групп греческой армии.

В порт вошли 3 линкора союзников (Iron Duke, King George V, Jean Bart), 2 французских крейсера (Edgar Quinet, Latouche-Treville) и 8 эсминцев. Греки не стали защищать город. Вместо этого они создали оборонительную позицию на перешейке полуострова Чесме. В связи с этим 20 греческих пароходов взяли на борт 15 тысяч солдат и добровольцев (из числа гражданских лиц) и доставили их в залив Бурла, прямо к перешейку.

В это же время турецкие отряды самообороны пытались защитить турецкое население Смирны от грабежей и погромов. В ответ греки подожгли много зданий. Греческая подводная лодка потопила на внешнем рейде Смирны старый пароход, в трюмах которого находились турецкие военнопленные.

Когда 9 сентября в город вошли турецкие войска, греческое население в страхе перед возмездием за убийства и грабежи начало на лодках и плавсредствах буквально штурмовать корабли союзников (к которым на следующий день прибавились итальянский линкор «Vittorio Emanuele» и британский крейсер «Cardiff»).

Турецкое командование, чтобы избежать столкновений с интервентами, пыталось остановить расправы над греками и армянами, но безуспешно. Греческие и армянские кварталы охватили пожары. Взяв на борт всех беженцев, которые смогли добраться до их кораблей, союзники 14 сентября вышли в море.

Тем временем погрузка греческих войск на транспорты в районе полуострова Чесме происходила без всяких помех до 16 сентября. Лишь в этот день турки атаковали оборонительный рубеж греков, но вскоре отступили под огнем орудий линкора «Kilkis» и крейсера «Неllе», стоявших в заливе Бурла. Последние греческие солдаты покинули Чесме 17 сентября.

***

Северная группа греческих войск отступала на Бурсу. Этот город они оставили 9 сентября, причем главные силы ушли в Панлермие, а одна дивизия (11-я) в Мудание. Однако турки не дали ей прорваться в этот порт и 10 сентября она сдалась туркам (6,5 тысяч солдат). Две другие дивизии (3-я и 10-я), при поддержке артиллерии линкора «Lemnos», крейсера «Averoff» и эсминцев попытались оборонять Пандермие на укрепленных позициях в окрестностях города. Но после четырех дней ожесточенных боев (10-13 сентября) турки прорвали оборону и к исходу дня 17 сентября полностью взяли Пандермие.

Остатки греческих войск отступили на полуостров Артаки, откуда 18 сентября они погрузились на свои корабли. Самыми последними эвакуировались два полка 15-й дивизии из порта Дикили.

Итак, к полудню 19 сентября вся Анатолия была свободна от интервентов. За три недели боев греки потеряли 35 тысяч солдат убитыми и 40 тысяч пленными, 284 орудия, 15 самолетов и большую часть снаряжения. Потери турок составили 12 тысяч убитыми и ранеными. Военное поражение вызвало государственный переворот в Греции: там был свергнут король Константин и провозглашена республика.

Победоносная армия националистов устремилась к Стамбулу. Но тут вмешались англичане. Желая сохранить свой престиж, они пригрозили Кемалю, что их флот начнет боевые действия в проливах и в Мраморном море. Правительству Анкары пришлось вступить в переговоры с союзниками.

Лишь 11 октября 1922 года, после долгих споров и предъявления множества взаимных претензий, в Мудание было подписано греко-турецкое соглашение о прекращении огня. Согласно ему, греки в течение 15 дней эвакуировали восточную Тракию, тогда как войска Антанты (без греческих частей) оставались в зоне проливов (до 15 км вглубь азиатского берега), а также в Стамбуле и на полуострове Галлиполи.

Условия мирного договора между Антантой и Турцией были выработаны на конференции, проходившей в Лозанне с 20 ноября 1922 года по 24 июля 1923 года. Между тем, еще 1 ноября султан Мехмет VI отрекся от трона и вся полнота власти перешла в руки правительства Анкары.

Поначалу представители Антанты пытались навязать кемалистам несколько измененный вариант Севрского договора, но те в ответ просто покинули конференцию. Пришлось союзникам пойти на серьезное смягчение своих позиций.

По новому договору, за Турцией остались восточная Тракия (до реки Марица), острова Имброс и Тенедос и вся Анатолия. Она утратила Додеканезские острова, остров Кипр, острова у западных берегов Анатолии (Лесбос, Хиос, Самос, Никария), а также все права на Ирак, Сирию, Ливан, Палестину, Трансиорданию, все привилегии в Египте, Судане и Ливии. Принадлежность района Мосула должна была решить Лига Наций (естественно, она решила ее в пользу Англии). Порт Александретта (Искендерун) перешел под контроль Франции, туркам удалось его вернуть только в апреле 1939 года.

Финансовые долги османской империи были разделены между всеми странами, входившими в нее.

***

Что касается проливов, то их режим регулировала специальная конвенция. Ее параграф 2 гласил, что коммерческие суда, военные корабли и самолеты всех стран, не находящихся в состоянии войны, могут свободно двигаться через Босфор и Дарданеллы в обе стороны.

В случае военных действий между какими-либо государствами, Турция имеет право закрыть проливы для военных кораблей и коммерческих судов этих стран, а также контролировать движение кораблей и судов государств, не участвующих в военном конфликте.

Ни одна страна не имеет права вводить в Черное море эскадру, численный состав которой превышает наиболее крупные военно-морские силы на этом ТВД (реально — турецкий флот, либо Черноморский флот CCCP). За один раз через проливы могут проходить не более 3-х иностранных военных кораблей водоизмещением до 10 тысяч тонн каждый. Подводные лодки должны идти через проливы только в надводном положении.

Оба берега проливов и Мраморного моря должны представлять собой демилитаризованную зону на 15 километров от кромки воды. На островах в Мраморном море, а также в Эгейском (Имброс, Лимнос, Самотракия, Тавшан Адалари, Тенедос) не должно быть никаких укреплений или береговых батарей. В Стамбуле могут находиться турецкий гарнизон численностью не более 12 тысяч человек, а также военно-морская база.

Общий контроль за ситуаций в проливах должна осуществлять Международная комиссия, состоящая из делегатов девяти стран: Болгарии, Великобритании, Италии, Румынии, СССР, Турции, Франции, Югославии, Японии.

***

Вывод войск союзников с турецкой территории завершился 2 октября 1923 года. А 29 октября была официально провозглашена республика Турция, которую вскоре признали все бывшие ее противники.

За 5 лет интервенции флот Антанты потерял в турецких водах 9 кораблей, но почти все они погибли по навигационным причинам. Это были британские эсминцы «Speedy», «Stonehenge», «Tobago», «Typhon» и тральщик «Kinross», французский эсминец «Carabinier» и канонерка «Bar-le-Duc», итальянские эсминцы «Centauro» и «Saffo», а также несколько вспомогательных судов.

Победоносное завершение борьбы с интервентами способствовало возрождению не только турецкого государства, но и его флота — как военного, так и коммерческого. Договор, подписанный в Лозанне, в отличие от Севрского договора, не содержал никаких количественных либо качественных ограничений для турецких ВМС. Западные союзники даже не потребовали от турок передачи им самого мощного и современного корабля — линейного крейсера «Явуз Селим», стоявшего на приколе в порту Стамбула.

Видимо, главной причиной отсутствия ограничений по флоту стало неверие представителей Антанты в то, что турецкая экономика, полностью разрушенная за 12 лет непрерывной войны, способна в обозримом будущем придти в более или менее нормальное состояние[32].

Однако союзники сильно ошиблись. Во-первых, турки сумели в период 1923-30 гг. капитально отремонтировать линейный крейсер «Yawus Selim», легкий крейсер «Medjidieh» и 3 миноносца, а также переоборудовали в тральщики 4 канонерки.

Во-вторых, Морской комитет (так новое правительство назвало военно-морское министерство), который возглавил Ишан-бей, уже в 1925 году разработал программу возрождения флота. В соответствии с ней, в Италии и в Голландии до 1930 года были заказаны 4 эсминца, 4 подводные лодки, 4 торпедных и 8 сторожевых катеров.

Началось также создание морской авиации. Для нее комитет покупал самолеты за границей, в основном, итальянские, фирмы «Savoia». Кроме того, был построен авиационный завод в районе Анкары.

В конечном итоге, к 1933 году Турция обладала небольшим, но вполне боеспособным флотом. Что касается торгового судоходства, то в 1927 году под турецким флагом плавали 154 судна общим водоизмещением 146.352 брт.


Глава 13. ПРОДОЛЖЕНИЕ «ПОЛИТИКИ КАНОНЕРОК» В 1923-1926 гг

В начале 20-х годов только три больших государства можно было бесспорно считать великими державами — Великобританию, Францию и Соединенные Штаты. Вместе со своими колониями, они располагали, с одной стороны, весьма значительной территорией и населением, а с другой — огромным экономическим и военным потенциалом.

Италии и Японии было далеко до них. Италия претендовала на роль великой державы, однако являлась слабой в экономическом и военном отношении. Япония имела мощные вооруженные силы, а также хорошо развитую промышленность, но была лишена собственного сырья. К тому же уровень жизни большинства ее населения оставался ужасающе низким СССР был очень сильно ослаблен гражданской войной, интервенцией и бойкотом со стороны большинства стран Европы. Германия, ослабленная в экономическом и военном отношении в связи с военными расходами, а главное — ограбленная по условиям Версальского договора, скатилась до положения второразрядной страны.

Упрощая, можно сказать, что в те годы понятие «великой державы» означало колониальную империю, обладавшую военным и коммерческим флотом, обеспечивавшим надежную связь метрополии с колониями. Только пять среди упомянутых государств более или менее подходили под такое условие. Это Великобритания, Франция, Япония, США и Италия. Именно они вплоть до начала Второй мировой войны считались великими морскими державами. Эскадры этих стран бесцеремонно вмешивались во внутренние дела и внешние дела третьих стран, не выказывая ни малейшего уважения к столь актуальному для всех времен принципу самоопределения наций.

Тем самым была продолжена пресловутая «политика канонерок», берущая начало в середине XIX века. Спектр подобных вмешательств был широким: от прямой вооруженной интервенции до демонстрации силы. Но в любом случае цель заключалась в том, чтобы заставить «непослушное» правительство более слабого государства пойти на «уступки».

Интервенция французского флота в Мемеле (1923 г.)

Мемель (ныне Клайпеда), это город и порт в устье реки Данге, впадающей в Куршский залив, для Литвы являлся тем же, что Данциг (Гданьск) для Польши[33].

Иными словами, для Литвы порт Мемель означал доступ к морю. Правда, при территориальном размене в 1921 году Литва получила от Латвии прибрежную полосу с рыбацким поселком Паланга, но в Паланге даже сейчас нет порта, способного принимать крупные морские суда.

Кроме того, Мемельский край имел для Литвы важное хозяйственное значение. Составляя всего лишь 3 % от всей территории Литвы и 6 % населения, он давал 30 % промышленной продукции страны. Через порт Мемель вывозилось до 80 % всех литовских экспортных товаров. Поэтому без преувеличения можно сказать, что именно здесь находилось сердце литовской экономики.

В тогдашней Литве 50 % населения страны составляли литовцы (остальные, это поляки, русские, евреи, латыши и немцы). Однако в самом Мемеле 83 % ее 37-тысячного населения были немцами. Тогдашний правовой статус Мемеля определялся тем фактом, что Литва еще не была де-юре признана великими державами, поэтому этот край нельзя еще было передать ей. Правда, Каунасский сейм объявил в 1921 году о присоединении Клайпедского края к Литве на правах автономного округа, но в силу того, что Литва отвергла план Хайменса (Hymens) о создании польско-литовской федерации, Совет Послов Антанты начал рассмотрение вопроса о превращении Мемеля в вольный город — по типу Данцига.

В ответ на это 8 января 1923 года в Мемеле произошло восстание, инспирированное литовским правительством, которое, однако, опасаясь реакции великих держав, официально от повстанцев открестилось. Восстанием руководил Революционный комитет помощи Малой Литве (так литовцы называли Мемельский край). Ревком располагал вооруженными силами общей численностью 6 тысяч человек, состоявшими из частей регулярной литовской армии и добровольцев. Ими командовал офицер литовского главного штаба полковник Половиньский (Polowinski).

15 января повстанцы заняли город и порт, заблокировав в казармах в северо-восточной части города слабый французский гарнизон. В ответ на протест управлявшего Мемелем французского комиссара, литовское правительство заявило, что не может вмешиваться в дела Ревкома на том основании, что Мемельский край не является составной частью Литвы.

Комиссару оставалось лишь вести переговоры с повстанцами, либо обратиться за помощью к своему правительству. Однако французская армия к тому времени была уже сокращена до штатов мирного времени, а наиболее боеспособная ее часть находилась в Германии, где оккупировала Рур и Саар.

Для решения проблемы командование французского флота решило направить в Мемель наспех собранную эскадру. Уже 11 января из Бреста туда ушли эсминцы «Algerie» и «Senegalais», а 15 января вслед за ними отправился линкор «Voltaire» с командующим эскадрой, адмиралом Лекером (Lequerre). В тот же день из Шербура вышли канонерки «Ailette» и «Oise».

Уже в пути командующий эскадрой получил известие, что верховный комиссар 15 января подписал с повстанцами соглашение, по которому власть в городе переходила к ним. 17 января оба эсминца пришли в Мемель, где их командиры могли сориентироваться в ситуации и сообщить о ней по радио Лекеру.

Линкор «Voltaire» пришел в Мемель только 22 января. Его размеры (146x25,7 м) и осадка (9 метров в полном грузу) не позволяли ему войти в порт, а состояние моря не дало возможности стать на якорь на внешнем рейде. Лекеру пришлось уйти в Данцигский залив, на рейд Готенхафена (ныне Гдыня), чтобы здесь дождаться улучшения погоды, и заодно взять уголь с транспорта «Saverne». Туда же прибыл танкер «Durance» с мазутом для эсминцев.

Два дня спустя «Voltaire» снова попытался встать на рейде Мемеля, но штормовая погода опять не позволила ему сделать это. Лекер вновь вернулся на рейд Готенхафена, перенес свой штаб на канонерку «Ailette» и 25 января наконец прибыл в Мемель, где вступил в переговоры с ревкомом.

Переговоры, однако, не дали никаких результатов. Комитет отказался передать власть французам, а сошедшие на берег патрули моряков подверглись обстрелу и вынуждены были вернуться назад.

Тогда французское командование решило силой добиться повиновения. План операции предусматривал захват города десантом с кораблей, при содействии 21-го пехотного батальона, находившегося в казармах, и все это при поддержке корабельной артиллерии. В связи с этим Лекер начал подтягивать к Мемелю все имевшиеся у него корабли. С 18 января в его распоряжение перешел и британский легкий крейсер «Caledon», находившийся в порту.

В ночь с 1 на 2 февраля корабли эскадры Лекера заняли исходные позиции для проведения операции. Канонерка «Ailette» вошла в реку Данге, где должна была охранять мост, соединяющий две части города; эсминцы «Algerie» и «Senegalais» стали у входа в порт, получив приказ в случае необходимости обстреливать железную дорогу, вокзал и подходы к казармам.

Линкор «Voltaire» должен был обстреливать с моря расположенные к северу от города деревни Альтхофф и Крюгенгёрге, где были расквартированы части повстанцев и находилась их артиллерия.

Десантный отряд (около 500 человек) состоял из матросов и офицеров линкора «Voltaire» и крейсера «Caledon». Канонерка «Oise» взяла на борт половину десантников с «Voltaire» и высадила их в порту. Этот отряд усилил подразделения пехотинцев в казармах. Вторую часть десанта с «Voltaire» принял танкер «Durance», который вошел в торговый порт и пришвартовался рядом с крейсером «Caledon». В целом, десант могли поддержать огнем 57 орудий калибра от 75 до 305 мм.

После этой демонстрации силы правительству Литвы был направлен ультиматум. Он содержал следующие требования: а) вывод повстанцев из города; б) введение вместо них смешанных полицейских сил (1500 французских солдат и матросов, 1500 литовских солдат); в) возвращение всей полноты власти над Мемельским краем в руки верховного комиссара Антанты, с тем условием, что Совет Послов в самое ближайшее время примет окончательное решение о государственной принадлежности края.



Демонстрация французского флота в Мемеле

Одновременно литовское правительство в неофициальном порядке было заверено в том, что если оно примет данный ультиматум — что позволит союзникам сохранить лицо» — то Мемельский край будет передан Литве.

Последний аргумент оказался самым убедительным. Уже 9 февраля ультиматум был принят, а 15 февраля Совет Послов Антанты передал Мемельский край Литве на условии предоставления ему автономии и гарантии полякам свободного транзита грузов через Мемельский порт.

Поскольку все решилось миром, дальнейшее присутствие эскадры Лекера стало излишним. 19 февраля 1923 года она ушла из порта, так и не сделав ни одного выстрела из своих орудий.

Итальянская интервенция на острове Корфу (1923 г.)

Корфу, самый большой среди островов Ионического архипелага (586 кв. км., около 100 тысяч жителей), является важным стратегическим пунктом у входа в пролив Отранто.

После того, как в 1922 году вождь итальянских фашистов Бенито Муссолини (1883-1945) захватил власть в стране и стал диктатором, он решил присоединить к Италии этот остров, с 1864 года принадлежащий Греции.

Политическая ситуация в Европе, казалось бы, благоприятствовала его плану. Обострение франко-германских отношений и разногласия Франции с Британией по вопросу оккупации Рурского бассейна ослабили внимание обеих держав к Средиземному морю. Требовался лишь предлог, чтобы заставить Грецию, ослабленную поражением в войне с Турцией, пойти на новые уступки[34].

Таким поводом стало убийство неизвестными преступниками 27 августа 1923 года, на дороге между Яниной и Санти Кваранти, пяти итальянцев, членов международной комиссии, уточнявшей албанско-греческую границу.

Реакция Муссолини последовала мгновенно. Вместо обсуждения этого инцидента в Лиге Наций, итальянское правительство направило 29 августа греческому правительству ультиматум, состоявший из 7 пунктов.

Итальянцы потребовали: 1) официального извинения от правительства Греции; 2) проведения заупокойной мессы по погибшим в католическом храме в Афинах, с присутствием всех греческих министров; 3) проведения в Пирее официальной церемонии «уважения» итальянского военного флага; 4) проведения срочного расследования, с участием в нем итальянского военного атташе; 5) смертной казни для всех соучастников преступления; 6) выплаты в пятидневный срок компенсации семьям погибших общей суммой 50 миллионов лир; 7) оказание воинских почестей останкам погибших на всем пути их транспортировки по территории Греции.

Большинство этих требований означало нарушение государственного суверенитета Греции. Расчет Муссолини заключался в том, что Греция отвергнет ультиматум, а это даст Италии повод для вооруженного выступления. Как он и предполагал, греческое правительство согласилось удовлетворить лишь некоторые требования итальянцев, категорически отвергнув те из них, которые затрагивали национальное достоинство.

Тогда Муссолини, под предлогом наказания Греции и якобы для того, чтобы заставить ее «уважать международное право», отдал приказ о захвате Корфу. Эта операция, главную роль в которой сыграл флот, происходила следующим образом.

***

30 августа были прерваны летние маневры итальянского флота в Средиземном море. На рейде главной базы Таранто собралась эскадра в составе 4-х линкоров, 4-х крейсеров, 22 эсминцев, 5 подводных лодок и 6-8 транспортных судов[35].

Главнокомандующий ВМФ, вице-адмирал Эмилио Соляри (Е. Solari) разделил эскадру на два отряда: главный, предназначенный для высадки десанта на Корфу, и блокадный, для осуществления блокады греческих военно-морских баз. Авиационное прикрытие операции осуществляла эскадрилья истребителей (около 15 машин).

В ночь с 30 на 31 августа на линкоры и транспорты погрузился десант, состоявший из пехоты и горных стрелков, всего 10 тысяч солдат. Утром 31 августа итальянские корабли вошли в греческие воды. Одновременно было прекращено морское сообщение с Грецией, а все греческие суда, находившиеся в итальянских портах, интернированы.

Около 15.00 днем 31 августа десантный отряд в составе 4-х линкоров («Andrea Doria», «Caio Duilio», «Conte di Cavour», «Gulio Cesare»), 13 эсминцев («Alpino», «Ardente», «Cantore», «Cascino», «Chinotto», «Insidioso», «Missori», «Montanari», «Рара», «Pilo», «Premuda», «Prestinari», «San Martino») и 6 транспортов, под командованием самого Соляри (флагман «Conte di Cavour»), подошел к рейду порта Керкира (Корфу).

Высадившийся на берег итальянский парламентер объявил местным властям, что по причине отклонения властями Греции итальянского ультиматума, итальянский флот устанавливает блокаду острова и в 16.00 занимает, как было сказано, «мирным путем» город и порт. Вскоре после этого итальянская эскадра вошла в порт. Здесь вице-адмирал Соляри потребовал от начальника греческого гарнизона (100 солдат и 150 жандармов), чтобы в течение одного часа, в знак того, что не будет оказано никакого сопротивления, на стенах старой крепости был вывешен белый флаг. Греческий комендант хотел сначала сообщить обо всем этом по телеграфу в Афины и получить инструкции от правительства, но итальянцы не разрешили ему сделать это. Тогда он отверг требование Соляри.

Желая сделать греков более сговорчивыми, адмирал приказал произвести несколько холостых выстрелов, а когда это не помогло, корабельные орудия калибра 120 и 150 мм открыли по крепости огонь на поражение. Одновременно прилетели истребители и стали обстреливать из пулеметов городские кварталы, примыкавшие к крепости. Во время бомбардировки погибли 20 человек (из них 16 детей), более 50 были ранены. Большинство из них были беженцами из Малой Азии.

Не имея никаких средств защиты от кораблей и авиации, греческий комендант после нескольких минут бомбардировки вывесил белый флаг. Это послужило сигналом для высадки итальянского десанта, который и высадился около 18.00 в поселках Мандукион (севернее города) и Кастрадес (южнее его), где когда-то располагались батареи береговой артиллерии. Оттуда итальянцы двинулись в город. Над крепостью был поднят итальянский флаг, а в порт вошли корабли итальянцев.

Греческий гарнизон был разоружен, но итальянское командование позволило жандармам и дальше нести службу по обеспечению порядка. Консулы и торговые представители иностранных государств, аккредитованные в Керкире, коллективно прибыли на «Conte di Cavour» с официальным протестом против бомбардировки острова и нарушения статуса его «вечного нейтралитета». Но Соляри заявил им, что занятие Корфу — это не акт войны, а «манифестация ради получения сатисфакции». Кроме того, он призвал жителей острова сохранять спокойствие и заниматься повседневными делами.



Итальянская интервенция на острове Корфу

1 сентября итальянские подразделения заняли островки, лежащие у берегов Корфу и все главные пункты на самом острове, в том числе радиостанцию. При этом за попытки сопротивления были арестованы 80 греков. Губернатором острова был назначен вице-адмирал Симонетти, в распоряжение которого прибыли 8 эсминцев, а Соляри с большей частью кораблей отправился к материковой Греции, чтобы усилить блокаду тамошних портов (прежде всего Пирея и Превезы).

Утром 2 сентября итальянские эсминцы высадили десанты на островах Паксос и Антипаксос (в 7-15 милях к югу от Корфу). Днем позже итальянские подводные лодки «Н-1», «Н-4», «Н-7», «Barbarigo» и «Provana» начали патрулирование на подходах к Корфу. Греческий флот, чтобы не дать итальянцам возможности спровоцировать вооруженные столкновения, ушел в Эгейское море.

В связи с итальянской агрессией греческое правительство направило жалобу в Лигу Наций. Его поддержало британское правительство, которое решило беспощадно пресекать любые попытки Италии нарушить «status quo» в бассейне Средиземного моря. Оно отправило к Корфу крейсер и приказало привести в боевую готовность эскадру на Мальте. Лига Наций тоже осудила итальянскую агрессию.

Встретив столь жесткий отпор, Муссолини был готов отступить, при том условии, что ему дадут «сохранить лицо». А пока что он прибег к шантажу, угрожая, что Италия выйдет из Лиги Наций. Такой путь разрешения конфликта отвечал интересам Великобритании, которая, ревниво оберегая свои позиции в данном регионе, в то же время хотела иметь возможности для сотрудничества с итальянским диктатором. Под давлением англичан Лига Наций передала греческую жалобу на рассмотрение послов великих держав.

Они 8 сентября приняли следующее решение: а) греки, в обмен на эвакуацию итальянцев с Корфу, выразят официальное соболезнование комиссии по делимитации; б) отслужат заупокойную службу в афинском кафедральном соборе; в) в порту Превеза, во время переноски останков погибших на корабль, окажут им воинские почести и такие же почести должны быть оказаны в Фалероне прибывшей туда на торжественную церемонию погребения эскадре кораблей союзников под командованием вице-адмирала Соляри. Кроме того, Греция должна заплатить компенсацию семьям погибших, сумму которой установит Международный трибунал справедливости в Гааге. В счет компенсации в швейцарском Народном банке греческое правительство должно депонировать 50 миллионов лир.

Одновременно была создана международная следственная комиссия, которая совместно с греческими властями должна была провести полное расследование инцидента до 27 сентября. Оба государства приняли эти условия, в связи с чем конфликт оказался исчерпанным. 13 сентября было восстановлено судоходство между греческими и итальянскими портами, освобождены греческие суда, интернированные в итальянских портах.

20 сентября в Фалерон прибыла союзная эскадра в составе итальянских линкоров «Conte di Cavour» и «Gulio Cesare», французского и английского крейсеров, 8 итальянских эсминцев. Проходя мимо находившихся там греческих линкоров «Kilkis» и «Lemnos» и миноносца, они отсалютовали им флагами и 21 выстрелом. Такие же почести воздал итальянской стороне греческий эсминец в Превезе, во время переноса останков погибших на два итальянских эсминца.

Международная следственная комиссия возложила вину за убийство на греческие власти, в связи с чем итальянцы получили денежную компенсацию в размере 50 миллионов лир. Кроме того, Совет Послов великих держав разрешил итальянцам добиваться от греческого правительства через суд в Гааге возмещения их расходов на операцию по захвату Корфу (1 миллион лир за каждый день). Греческая делегация в Лиге Наций выразила протест против такого решения, но греческое правительство, желая как можно скорее избавиться от итальянцев, ответило согласием на все условия.

Вывод войск с Корфу (а также с Паксоса и Антипаксоса) начался 23 сентября, официальный возврат грекам всей полноты власти произошел 27 сентября. Однако итальянские корабли продолжали оставаться в греческих водах вплоть до 29 сентября — для гарантии выплаты компенсации.

Таким образом, несмотря на формальную сатисфакцию, итальянская авантюра закончилась фиаско. Муссолини напрасно не придал значения Лиге Наций как органу, способному разрешать споры между странами мирным путем, а главное — неправильно рассчитал силу сопротивления агрессии.

Французский флот в борьбе с рифами (1925-1926 гг.)

В июне 1921 года в стране Риф (горная и прибрежная часть Марокко, принадлежавшая Испании) началось восстание берберских племен, которых возглавил Мохаммед ибн Абд эль-Керим.

Повстанцы (в Европе их называли рифами), сражались не просто за независимость и объединение Марокко, но также за превращение его в современное государство.

Испанцы обладали значительным перевесом в количестве войск и в тяжелом вооружении. Тем не менее, в 1921-24 гг. они потерпели поражения в сражениях под Анвалем, Мелильей, Месгаром, Сокко эль-Кемисом, Тетуаном, Дар Хакобом, а также в долине реки Лау. Под их контролем остались только города Мелилья, Сеута и Тетуан, и еще ряд хорошо укрепленных опорных пунктов (фортов). Так, в сражении под Анвалем 21 июля 1921 года погибли свыше 12 тысяч (!) испанских солдат, а также их командующий, генерал Сильвестр.

На освобожденных территориях (около 20 тысяч кв. км., где проживали более 500 тысяч человек), 19 сентября 1921 гола была провозглашена Республика Риф во главе с президентом Абд эль-Керимом. Там были созданы вооруженные силы, состоявшие из 8-тысячной регулярной армии и нерегулярных племенных отрядов (харка), насчитывавших до 70 тысяч человек.

Главными источниками оружия и снаряжения для рифских войск, ввиду отсутствия собственного производства, были военные трофеи и контрабанда из Европы. Последняя шла преимущественно морским путем, поскольку большая часть побережья, за исключением портов Лараш, Сеута и Мелилья, находилось в руках рифов.

Военного флота у повстанцев, разумеется, не было, северо-марокканские воды полностью контролировал испанский флот. Поначалу, когда бои шли далеко от моря, он занимался лишь доставкой войск, боеприпасов и снаряжения в Сеуту и Мелилью. Теперь же ему поручили блокировать побережье, чтобы перекрыть контрабанду оружия и поддерживать свои войска огнем корабельной артиллерии.

В боевых действиях, помимо базировавшегося в Марокко отряда канонерок (7 вымпелов), участвовали корабли, прибывшие из испанских портов. Например, 22 августа 1923 года 2 линкора, крейсер и 3 эсминца поддерживали своим огнем наступление пехоты на Тифарауин, а 21 сентября того же года отряд в составе 2 крейсеров, 4 канонерок, а также 12 эсминцев, обстреливал залив Алусемас.

Однако сравнительно небольшое число военных кораблей при большой протяженности береговой линии (450 км), к тому же изрезанной множеством заливов и бухт, усеянной скалами и мелкими островками, делало практически невозможным установление плотного контроля. Небольшие моторные шхуны и катера, а также каботажные пароходы по ночам легко преодолевали линию блокады. Использование для патрулирования крупных военных кораблей оказалось слишком опасным.

Так, 26 августа 1923 года во время несения службы по поддержанию блокады, линкор «Espana» (15.840 т) наткнулся на подводную скалу возле мыса Тре Форкас. Паника среди экипажа и неумелые аварийно-спасательные работы привели к тому, что линкор полузатонул, с сильным креном на один из бортов. После нескольких неудачных попыток подъема жестокий шторм осенью 1924 года перевернул его кверху дном. В начале 1925 года испанское морское министерство вынуждено было объявить о полной потере корабля. Позже его разобрали прямо на месте гибели. Этот случай стал поводом для отстранения всех крупных кораблей от блокады.



Побережье республики Риф

Чтобы их заменить, морское министерство решило использовать малые патрульные суда. Ими стали переоборудованный для патрулирования миноносцы из «номерной» серии (22 единицы по 180 тонн), а также купленные в 1922 году в Великобритании и Франции 11 рыболовных траулеров по 360-465 тонн, которые давали ход 10-11 узлов и были вооружены 1-2 пушками калибра 76 мм.

Теперь блокадные силы насчитывали 40 вымпелов (22 миноносца, 11 траулеров, 7 канонерок), что давало в среднем 1 корабль на 12 км патрулируемого побережья. Это было лучше, чем в 1922 году, но все равно недостаточно для успешной блокады, тем более, что осенью от боевого дежурства пришлось отстранить несколько миноносцев, которые вследствие изношенности корпусов не могли плавать в шторм. В начале 1924 года в марокканские воды прибыли современные канонерки «Canalejas» и «Canovas del Castillo», но это не исправило ситуацию.

Вместо погибшего «Espana» морское министерство направило к берегам Марокко в августе 1924 года линкор «Alfonso ХIII», ограничив его использование исключительно артиллерийской поддержкой сухопутных войск. Осенние штормы 1924 года принесли испанцам серьезные потери, особенно в районе Мелильи. Были разрушены портовые сооружения, выброшены на берег пять небольших вспомогательных судов, которые пришлось списать.

Таким образом, невзирая на крупные финансовые расходы (более пяти миллионов песо за 1923-24 гг.) и привлечение довольно значительных военно-морских сил, достигнутые результаты оказались более чем скромными.

К тому же потеря линкора «Espana» скомпрометировала испанский ВМФ. Всплыли на свет серьезные конструктивные дефекты кораблей испанской постройки, низкий уровень подготовки личного состава, некомпетентность офицерского корпуса, плохая организация службы и многое другое.

***

Между тем, поражение Испании стало бы началом распада колониальной системы. За ходом боевых действий в Марокко с огромным интересом следило арабское население всех стран Африки и Ближнего Востока. Поэтому колониальные державы не желали даже теоретически обсуждать возможность создания независимого арабского государства.

Однако на Испанию особенно рассчитывать не приходилось. Четыре года постоянных поражений деморализовали ее армию, а сама война с рифами («марокканский кошмар») вызывала отвращение не только среди народных масс, но и у значительной части правящего класса, поскольку расходы на нее во втором квартале 1924 года составляли уже одну треть всех государственных расходов Испании.

В этой трудной ситуации на помощь Испании пришла Франция. Официально — для того, чтобы спасти «престиж» великих держав, на самом деле — ради собственных колониальных интересов.

Третья Республика сама еще не до конца умиротворила свои марокканские владения, поэтому независимый Риф представлял угрозу ее владычеству во французской части этой страны. Весной 1924 года французское командование создало цепь блокпостов и фортов от Феста до Тазы, вдоль границы с испанской частью Марокко. Но в апреле 1925 года войска Абд эль-Керима скрытно спустились с гор, вышли на открытую местность и быстро двинулись на юг с целью уничтожения этой блокадной линии и освобождения от французов южного Марокко.

Менее чем за два месяца рифы захватили 43 французских укрепленных пункта из 66, расположенных на 80-километровом участке. Их гарнизоны оказали отчаянное сопротивление, но большей частью погибли. Бои в этом районе ускорили подписание 22 июня 1925 года франко-испанского соглашения о военном сотрудничестве и об установлении морской и сухопутной блокады республики Риф.

Для плотной блокады марокканского побережья были созданы объединенные морские силы. При этом раздельное командование обеими эскадрами сохранилось, а конкретные операции согласовывались на уровне штабов. Кроме блокады, эти силы должны были поддерживать свои войска артиллерийским огнем в прибрежной зоне и осуществлять десантные операции.

В отличие от немногочисленного испанского флота, французский флот располагал в Средиземном море значительным числом кораблей всех классов. Они составляли Средиземноморскую эскадру, два отряда береговой обороны (в Бизерте и Тулоне), учебную эскадру, отряд охраны рыболовства и гидрографическую группу — всего 116 боевых кораблей, не считая вспомогательных судов. С учетом испанского опыта, французы выделили для блокады исключительно малые суда — канонерки, сторожевики, вооруженные рыболовные катера, всего 76 вымпелов.

Помимо этого, для артиллерийской поддержки и десантных операций был создан так называемый Марокканский отряд под командованием контр-адмирала Алье (Hallier), в который вошли 2 легких крейсера (Metz, Strasbourg), 5-я флотилия эсминцев (Annamite, Bambara, Nova, Somali, Tonkinois, Touareg), 2 канонерки (Ducoedic, Du Chaffault), 4 сторожевика (Amiens, Antares, Montmirail, Regulus), плавмастерская «Vulcain» (бывший русский «Кронштадт») и 2 транспорта (Hamelin, Var). Базируясь в Мелилье, этот отряд должен был действовать по всему периметру восточной части рифского побережья.

Испанский флот поначалу представляла только блокадная эскадра контр-адмирала Гуэрры (Guerra): 6 канонерок (Bonifaz, Canalejas, Canovas del Castillo, Lauria, Laya, Recalde) и упоминавшиеся уже 11 вооруженных траулеров типа «Tetuan». Она базировалась в Сеуте и должна была охранять западную часть рифского побережья. По упомянутым ранее причинам от несения блокадной службы были освобождены «номерные» миноносцы. Кроме того, из экономических соображений испанское командование вывело из марокканских вод все крупные корабли, и только нажим французов заставил аннулировать это решение.

Морское министерство получило ассигнования в размере 6 миллионов песо, благодаря которому завершило переоборудование бывшего германского транспорта «Neuenfels» в авианесущий корабль «Dedalo» (10800 тонн, 11 гидросамолетов, 1 дирижабль, 2 привязных аэростата). Французы во время умиротворения Марокко уже давно широко использовали авиацию, но испанская армия, в силу устаревшей военной доктрины, экономической слабости, отсутствия необходимой техники и обученного персонала, никак не могла взять авиацию на вооружение. Таким образом, появление в составе флота авианесущего корабля показало армии хороший пример. В середине 1925 года «Dedalo» вошел в состав Марокканской эскадры.

***

Главной целью франко-испанского наступления являлся захват Аждира, штаб-квартиры Абд эль-Керима и столицы республики Риф. От планов захвата города со стороны суши быстро отказались, поскольку исходные рубежи для сухопутной атаки находились в районе Феса и Тазы, откуда до Аждира было шесть дневных переходов по бездорожью (100-150 км), а с учетом того сопротивления, которое неминуемо оказали бы рифы, это заняло бы очень много времени.

Поэтому решили наступать со стороны моря, тем более, что Аждир находится на левом берегу реки Гисс, примерно в 5 км от залива Алусемас (40 миль к западу от Мелильи, единственного удобного морского порта на побережье центрального Рифа).

В юго-западном «углу» залива, напротив Аждира, лежит остров Пеньон де л'Алусемас, один из трех островов небольшого архипелага, на котором испанцы построили форт. Он представлял собой опасный плацдарм возле рифского берега, откуда в любой момент могла начаться атака.

Понимая это, рифы попытались нейтрализовать эту угрозу, установив на берегу залива напротив острова 9 батарей (по две трофейные горных пушки калибра 47-65 мм в каждой). Две батареи разместились на восточном берегу, четыре на южном и три на полуострове Себадилья.

После долгих переговоров союзники решили, что десант высадят испанцы, а французы предоставят транспортных средства, обеспечат морское и воздушное прикрытие и предпримут ряд диверсионно-дезинформационных акций для отвлечения внимания рифов от настоящего места высадки.

Планируя операцию, испанское командование учло негативный опыт дарданелльской десантной операции 1915 года, особенно той ее части, когда шли бои за полуостров Галлиполи. Оно также подготовило специальные десантные средства. С этой целью были куплены 17 плоскодонных барж без двигателей, водоизмещением примерно по 800 тонн каждая. Переоборудование заключалось в том, что их снабдили двигателями внутреннего сгорания, а корпуса и надстройки покрыли броней из стальных листов толщиной до 25 мм. На баржах устроили помещения для людей и снаряжения, установили лебедки и опускающиеся сходни для высадки людей. Перестройка увеличила осадку барж до 240 см, но зато они могли теперь двигаться со скоростью до 6,5 узлов и брать на борт один легкий танк типа Рено и до 500 солдат со стрелковым вооружением.

Судя по всему, слухи о планируемом десанте дошли до ушей рифов, поскольку 20 августа, совершенно неожиданно их береговые батареи обстреляли остров Пеньон де л'Алусемас, причинив значительный ущерб форту. В ответ спустя несколько дней линкор «Alfonso ХIII» обстрелял побережье залива, а гидросамолеты совершили налет на Аждир.

Десантную операцию планировалось провести в два этапа: 8 сентября бригада генерала Переза (9.200 солдат), предназначенная для захвата Аждира, должны была высадиться на полуострове Себадилья; оставшаяся часть десанта — 12 сентября в районе устья реки Керт, чтобы отрезать Аждир от помощи рифских племен и усилить линию блокпостов, прикрывавших подступы к Мелилье.

Одновременно, с целью дезориентации Абд эль-Керима, французские войска должны были начать из района Феса атаку на плодородную долину реки Bepга, а испанцы — вторгнуться из Лараша и Тетуана на земли племени Джебаль. Десантниками командовал генерал Хосе Санхурхо (Jose Sanjurio), ставший позже одним из руководителей государственного переворота 1936 года.

В состав сосредоточенных в Мелилье десантных сил входили пехотные части, артиллерия и танки, всего 12 тысяч солдат и 16 танков. В район высадки предполагалось доставить их на 11 транспортных судах (в сумме 17.000 брт), в сопровождении госпитального судна, сама же высадка должна была производиться с помощью упомянутых 17 десантных барж. Две группы кораблей, французская и испанская, составляли силы поддержки десанта.

Базировавшийся на Мелилью отряд контр-адмирала Алье включал линкор «Paris», легкие крейсеры «Metz» и «Strasbourg», 6 эсминцев, плавбазу привязных аэростатов «Homard», 2 тральщика. 4 сторожевика типа «Amiens». Авиационную поддержку осуществляли 25 бомбардировщиков типа «Farman» (600 кг бомб), в том числе 12 гидросамолетов типа «Farman GL».

В состав отряда испанского вице-адмирала Йолифа (Yolif), базировавшегося на Сеуту, входили линкоры «Jaime I» и «Alfonso ХIII», легкие крейсеры «Mendez Nunez», «Blas de Lezo», «Victoria Eugenia», «Estremadura», эсминцы «Аlsеdo» и «Velasco», миноносцы № 11, № 17 и № 22, авиатранспорт «Dedalo», 6 канонерок и 4 сторожевика. Авиационную поддержку осуществляли 45 бомбардировщиков-торпедоносцев типа «Dornier Wal» (100 кг бомб).

Всего в операции должно было участвовать 38 боевых кораблей (212 орудий калибра от 75 до 305 мм), около 30 десантных и вспомогательных судов, а также до 70 самолетов (в том числе 27 корабельного базирования).

Оборона рифов в этом регионе состояла из укрепленной линии Сиди Дрис (18 миль на юго-восток от Аждира) с развитой системой полевых укреплений, с огневыми позициями для 7-и орудий и нескольких десятков пулеметов, а также из упомянутых береговых батарей в заливе Алусемас. Соотношение сил было следующим: в полевой артиллерии 9:1, в танках 16:0, в пехоте 12:1 (с учетом только сил десанта), в авиации 70:0.

Обеспечив себе столь большой перевес, интервенты приступили к дезинформационным действиям, чтобы ввести противника в заблуждение относительно места и времени высадки.

2 сентября оба отряда кораблей вышли в море и в течение четырех дней маневрировали вдоль побережья на участке от Сеуты до Мелильи. Затем 6 сентября испанский отряд произвел демонстрацию в устье реки Лау (25 миль к югу от Сеуты), а французский отряд атаковал укрепления рифов в районе Сиди Дрис.

Линкор «Paris» должен был подойти поближе к берегу и послужить «приманкой» для рифских батарей, которые, открыв огонь, выдали бы свое местоположение. После этого их должны были уничтожить своим огнем крейсеры. Для обеспечения этой операции тральщики «Diligente» и «Tapageuse» обследовали фарватер шириной 70 метров, дабы исключить посадку на камни, как это случилось с линкором «Espana».

В пределах этой узкой полосы медленно двигался «Paris», демонстративно подставив свой бронированный борт под практически безвредный обстрел малокалиберных пушек рифов. Оба крейсера держались вне пределов досягаемости их снарядов, ожидая, пока батареи не демаскируют свои позиции. Одна батарея «купилась» на провокацию, открыла огонь по «Paris» и через несколько минут была уничтожена огнем крейсера «Metz».

Остальные батареи молчали. Тогда французские корабли начали систематический обстрел всего района. Он продолжался всю ночь с 6 на 7 сентября, после чего днем крейсеры продолжили его, а «Paris» отошел дальше на запад и с дистанции 12 миль обстреливал подходы к Анвалю.

Канонада закончилась лишь под вечер, после чего эсминцы 5-й флотилии подошли к берегу и под прикрытием собственных орудий высадили на нескольких шлюпках небольшой ложный десант.

Когда стемнело, десант снова погрузился на шлюпки и вернулся на корабли. Чтобы скрыть его отход, эсминцы поставили дымовую завесу. Со стороны рифов не было оказано никакого противодействия — мощный артиллерийский обстрел сделал свое дело.

8 сентября французская группа ушла в залив Алусемас, где началась настоящая десантная операция. Одновременно сюда прибыл испанский отряд с главными силами десанта. Оба отряда начали артподготовку, причем французские корабли обстреливали собственно побережье залива, а испанцы сосредоточили свои усилия на полуострове Себадилья.

Массированный огонь корабельной артиллерии в течение уже первого часа уничтожили рифские батареи. Тем не менее, пока могли, они отвечали интервентам и даже один раз попали в линкор «Alfonso XIII».

В бомбардировке побережья приняли участие также гидросамолеты с «Dedalo» и дивизион гидросамолетов «Farman GL», а французские и испанские самолеты с полевых аэродромов произвели несколько налетов на Аждир.

Спустя несколько часов к северной оконечности полуострова Себадилья подошли транспортные суда и начали перегрузку людей и снаряжения на десантные баржи. Первый эшелон десанта (3 танка и 1200 солдат) на 3 баржах высадился вполне удачно, не встретив противодействия рифов. После этого к берегу двинулся второй эшелон десанта на 14 баржах (13 танков, 8 тысяч солдат).

Чтобы уменьшить осадку десантных барж и тем самым дать им возможность вплотную подойти к пляжам для высадки людей прямо на песок, танки спустили в воду недалеко от берега, и они проделали дальнейший путь, пользуясь собственными моторами. Это способ, напоминающий ныне практикуемые методы проведения десантных операций, был тогда применен впервые в истории. Еще до наступления сумерек весь десант оказался на берегу.

12 сентября, под прикрытием гидросамолетов с «Dedalо», испанцы высадили второй десант на запад от Мелильи, возле устья Керт. Одновременно были начаты отвлекающие операции в долине реки Bepгa и под Тетуаном, вследствие чего рифам пришлось обороняться на нескольких оперативных направлениях и оказание помощи Аждиру стало проблематичным.

Но, несмотря на это, испанские части, атаковавшие со стороны полуострова Себадилья, действовали достаточно вяло. Они не решились на лобовую атаку Аждира, который оборонял гарнизон, насчитывавший не более тысячи человек, а начали утомительное окружение рифской столицы с запада. Они форсировали реку Гисс, чтобы перерезать дорогу у Тамасинт — Аждир

Только через три недели начался штурм Аждира. 29 сентября к боям подключилась тяжелая корабельная артиллерия. Оба испанских линкора и «Paris» обстреливали столицу, дороги Тамасинт — Аждир и Аждир — Эль Арба де Мидар, а также ущелья под Анвалем. На следующий день отчаянное сопротивление рифов было сломлено. Испанцы заняли Аждир, получив, помимо первого за все эти годы политического и военного успеха, еще и удобную перевалочную базу для доставки людей, боеприпасов, продовольствия и фуража. Теперь была открыта дорога от залива Алусемас в глубь Рифа.



Испанский десант в заливе Алусемас 8 сентября 1925 г.

Однако начавшийся в октябре сезон дождей остановил все военные действия на суше до весны. Крупные корабли интервентов ушли в Сеуту и в Оран, тогда как малые суда продолжали нести блокадную службу без перерывов до конца войны.

Новое франко-испанское наступление началось 8 мая 1926 года. 130-тысячной армии интервентов и более чем 200 самолетам, рифы могли противопоставить максимум 15 тысяч плохо вооруженных людей. Главные силы Абд эль-Керима были разбиты в районе городка Таргист, а он сам 27 мая попал в плен. В середине июля Республика Риф перестала существовать, хотя партизанские действия рифов в горных дебрях Атласа прекратились только в 1934 году.

Таким образом, одна из самых первых национально-освободительных войн колониальных народов закончилась поражением. Военный перевес колонизаторов привел к победе над слабо вооруженными повстанцами. Одного стремления к национальной независимости оказалось недостаточно.


Глава 14. КИТАЙСКО-СОВЕТСКИЙ КОНФЛИКТ 1929 г. И РЕЧНАЯ ВОЙНА

В связи с окончанием Гражданской войны в России, на Дальнем Востоке встал вопрос о дальнейшем статусе Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Эта дорога была построена в 1897-1902 гг. царской Россией на основании китайско-российского договора 1896 года. Она представляла собой ответвление транссибирской магистрали, значительно сокращавшее путь до Владивостока. Отрезок длиной около 2500 км пролегал по территории Маньчжурии (от станции Маньчжурия, через Хайлар и Харбин, до станции Пограничный).

КВЖД вместе со своим административным аппаратом и отданной под его власть полосой отчуждения, прилегающей к колее, являлась своего рода «государством в государстве», жившим по своим внутренним законам. В 1898-1903 гг. был построен ее южный отрезок, так называемая Южно-Маньчжурская железная дорога, соединявшая Чанчунь с Дальним и Порт-Артуром, которые по мирному договору 1905 года отошли к Японии.

С точки зрения международного права, КВЖД должна была принадлежать РСФСР как правопреемнику царской России, поскольку была построена исключительно за счет русского государства. Тем не менее, на КВЖД претендовали многие — прежде всего Китай, а также Япония, США и Франция.

В 1921 году в Пекине начались переговоры о дальнейшей судьбе КВЖД между Дальневосточной республикой и Китаем. После ликвидации ДВР, в 1922 году переговоры продолжила делегация РСФСР. Она предложила вполне приемлемое решение проблемы: установить совместное управление железной дорогой. Наконец, 31 мая 1924 года было подписано соглашение между СССР и правительством Китая в Пекине, согласно которому КВЖД была превращена в коммерческое предприятие под совместным советско-китайским управлением.

Но в 20-е годы некоторые китайские провинции, которыми управляли военные губернаторы (их называли «милитаристами») лишь формально признавали власть центрального правительства. Фактически они превратили свои провинции в автономные государства. Нередко дело доходило даже до вооруженных столкновений между войсками милитаристов и правительственной армией. В этом плане наиболее специфическая ситуация сложилась именно в Маньчжурии. Эта провинция, которой правил генерал Чжан Цзолинь (1876-1928), была слабо связана с остальным Китаем в этническом, хозяйственном и административном аспектах.

Генерал Чжан Цзолинь заявил, что не признает соглашение между Пекином и Москвой, поскольку КВЖД полностью находится на территории Маньчжурии. Он потребовал от СССР заключения отдельного договора с ним. Советское правительство, желавшее решить дело миром, согласилось начать переговоры с Чжан Цзолинем как с главой провинциального маньчжурского правительства. 20 сентября 1924 года в Мукдене (ныне Шэньян) было подписано соглашение о статусе КВЖД, аналогичное по содержанию Пекинскому от 31 мая 1924 года. Центральное правительство в Пекине одобрило Мукденское соглашение.

Несколько позже, в результате гражданской войны 1925-27 гг., к власти в Китае пришла буржуазно-националистическая партия Гоминьдан. В апреле 1927 года в Нанкине она сформировала новое правительство, которое возглавил генерал Чан Кайши (1887-1975).

В связи с гражданской войной новые руководители Маньчжурии, которые пришли к власти после убийства Чжан Цзолиня, организованного японской разведкой в июне 1928 года, стали чувствовать себя еще менее зависимыми от центрального правительства. Поддерживаемые японцами и белогвардейцами, они устроили во второй половине 1928 — первой половине 1929 гг. ряд серьезных провокаций на КВЖД. В том числе арестовали ряд служащих (советских граждан), захватили речную транспортную флотилию и телефонную станцию КВЖД, систематически производили обыски в помещениях железнодорожных учреждений, налеты на советские представительства и т. д.

В начале июня 1929 года ситуация обострилась до крайности. На станцию Пограничный прибыли 10 эшелонов с китайскими (маньчжурскими) войсками численностью около 6 тысяч человек, 44 орудия и четыре бронепоезда. Китайские солдаты грабили советских железнодорожных служащих и всячески издевались над ними. Наконец, 10-11 июня войска провинциального маньчжурского правительства захватили всю КВЖД. Они отстранили от должностей всех руководящих советских работников, арестовали большинство советских граждан, работавших на КВЖД или в торговых организациях. Одновременно по всему маньчжурскому участку советско-китайской границы начались набеги белогвардейских банд на советскую территорию[36].

Всего за период с июня по октябрь 1929 года произошли 218 вооруженных столкновений в районе советско-китайской границы, в том числе на реке Амур. Большинство нападений белогвардейцев и китайцев производилось из района города Лахасусу (ныне Тонъян), где находилась группа китайских войск по командованием генерала Ли Ту и базировалась Сунгарийская флотилия.

Маньчжурские власти понимали, что правительство СССР не оставит безнаказанным захват железной дороги и вооруженные вылазки на границе, поэтому приготовились к отпору. Они провели мобилизацию населения, после чего в их распоряжении находилась армия численностью около 300 тысяч человек плюс к ней белогвардейские отряды общей численностью до 70 тысяч человек. К октябрю 1929 года эти силы были сосредоточены на четырех участках: 1) в районе станций Маньчжурия, Хайлар, Цицикар; 2) в районе Благовещенска; 3) в устье реки Сунгари (Лaxacycy, Фугдин); 4) в районе Приморья. Однако китайское (маньчжурское) командование сильно переоценивало боевые возможности своего воинства и белогвардейских формирований.

Кроме того, не оправдались их надежды на вооруженную поддержку со стороны японской Квантунской армии. В тот период Япония вела иную игру. Японцам было выгодно, чтобы маньчжурские китайцы потерпели поражение, так как они планировали в скором будущем отторгнуть эту провинцию от Китая и превратить ее в свою колонию под видом якобы независимого государства.

***

Для осуществления операции по «вправлению мозгов» китайцам на советско-китайскую границу из состава Сибирского военного округа были переброшены два стрелковых корпуса. В Забайкалье (на станцию Даурия) — 18-й; в Приморье (на станцию Никольск-Уссурийский) — 19-й. Несколько позже в район Чита — Даурия были также подтянуты 21-я и 12-я стрелковые дивизии и рота танков МС-1. ВВС Отдельной Дальневосточной армии к началу конфликта состояли из Забайкальской и Дальневосточной авиагрупп. В Забайкальскую авиагруппу входило около 40 самолетов, в Дальневосточную — 69 самолетов. Большинство из этих 110 машин составляли самолеты Р-1 (разведчик-легкий бомбардировщик). Кроме них, имелись несколько истребителей «Мартинсайд» и бомбардировщиков ТБ–1.

Из этих войск приказом РВС СССР от 7 августа 1929 года была образована Особая Дальневосточная армия (ОДА). Командующим ОДА был назначен В.К. Блюхер (1890-1938), один из наиболее выдающихся командиров периода Гражданской войны, кавалер четырех орденов Боевого Красного Знамени. В оперативное подчинение ОДА была передана Дальневосточная военная флотилия (до 1927 года — Амурская военная флотилия), под командованием И.И. Озолина.

***

В состав китайской флотилии входили 11 боевых единиц: 4 канонерки специальной постройки, 6 вооруженных пароходов и 1 плавбатарея. Главная тыловая база флотилии находилась в Харбине, операционная — в Лахасусу, зимняя — в Фугдине. Командовал флотилией адмирал Шэн Хуньли.

Канонерская лодка «Цзян-Хэн» (Kiang-Heng) была построена в 1907 году в Японии. Водоизмещение 565 тонн, паровая машина (ПМ) мощностью 950 л. с., скорость хода 13 узлов. Вооружение: одна 120-мм, одна 75-мм и четыре 47-мм пушки, четыре пулемета, два миномета. Канонерская лодка «Ли-Цзы» (Li-Czieh) была построена в Германии в 1909 году (314 т; ПМ 1728 л. с.; 15 узлов; две 88-мм и одна 52-мм пушки, три миномета). Канонерская лодка «Ли-Суй» (Li-Sui) была построена в Германии в 1902 году (280 т; ПМ 450 л. с.; 13 узлов; одна 88-мм, две 75-мм, две 52-мм пушки, два миномета). Канонерская лодка «Цзян-Пин» (Czian-Pin) была построена в Германии в 1912 году (140 т; ПМ 500 л. с.; 12 узлов; две 75-мм, две 57-мм пушки, два миномета).

Вооруженные пароходы «Ли-Чуань» (Li-Czuan), «Цзян-Ань» (Czian-An), «Цзян-Най» (Czian-Nai), «Цзян-Пай» (Czian-Pai), «Цзян-Тай» (Czian-Tai) и «Цзян-Тунь» (Czian-Tun) — это были небольшие колесные суда, захваченные китайцами у русских в 1918-1928 гг. Их вооружение составляли одна-две пушки калибра 47-52 мм и два миномета. Плавбатарея «Дун-И» (четыре 47-мм пушки, один 40-мм автомат, три 80-мм миномета и 2 пулемета) представляла собой буксируемую баржу.

Всего флотилия имела 38 орудий (3 — 120 мм, 4 — 88 мм, 7 — 76 мм, 10–52 мм, 14 калибра 37-47 мм), 23 пулемета и 22 миномета калибра 80 мм. Общая численность личного состава была 600 матросов и офицеров. Китайская флотилия значительно уступала советской флотилии как боевой мощью, так и подготовкой экипажей.

Учитывая слабость своей флотилии, китайцы, чтобы не дать русским войти в воды Сунгари (правый приток Амура, длиной 1927 км), укрепили район ее устья, построив с двух сторон реки (в Могонхо и Чичиха) две батареи (четыре 75-мм орудия, шесть 87-мм минометов, 4 пулемета).

В устье Сунгари они поставили заграждение из 60 гальванических и гальваноударных мин. Мины были поставлены и в двух протоках, соединяющих Сунгари с Амуром. Выше минных полей были установлены боновые заграждения, которые почти полностью перекрывали плес реки и ее протоки. В качестве дополнительного заграждения у входа в протоки стояли груженые камнем баржи, подготовленные к затоплению. На реке китайцы сняли все бакены, обозначавшие фарватер.



Советский монитор «Ленин»

***

В состав советской Амурской флотилии входили 4 монитора («Красный Восток», «Ленин» — флагман, «Свердлов», «Сунь Ят-Сен»), 4 канонерские лодки («Беднота», «Бурят», «Красное знамя», «Пролетарий»), 3 бронекатера («Барс», «Копье», «Пика»), минный заградитель «Сильный» и 2 тральщика. Однако часть орудий мониторов и канонерских лодок в 1915-16 годы были отправлены на Балтику и там захвачены финнами. Поэтому с артиллерией в начале 20-х годов на Амуре имелись проблемы. В некоторых башнях стояли деревянные стволы, аккуратно окрашенные и зачехленные. Тем не менее, китайцы что-то пронюхали. Их пропаганда утверждала, что все орудия на мониторах деревянные, за что китайцы позже жестоко поплатились.

Монитор «Свердлов» (бывший «Вьюга») был вооружен четырьмя 152-мм пушками в четырех башнях, двумя 76-мм зенитными пушками Лендера, одним 40-мм автоматом Виккерса. Остальные мониторы имели по шесть 120-мм пушек. Зенитное вооружение на мониторе «Красный Восток» (бывший «Ураган») состояло из двух 76-мм и одного 40-мм автоматов Виккерса, на «Сунь Ят-Сене» (бывший «Шквал») и «Ленине» (бывший «Шторм») — из двух 40-мм автоматов Виккерса.

Канонерки «Беднота» (бывшая «Вогул»), «Красное Знамя» (бывшая «Сибиряк») и «Пролетарий» (бывшая «Вотяк») были вооружены двумя 120-мм пушками и одной 76-мм пушкой Лендера (на «Пролетарии» вместо пушки Лендера стоял 40-мм автомат Виккерса). Канонерская лодка «Бурят» была вооружена двумя 75-мм пушками Канэ.

В состав Амурской флотилии входил 68-й отдельный авиационный речной отряд — 14 гидросамолетов МР-1. Но фактически в конфликте участвовали только 8 машин. Причем 4 гидросамолета МР-1 базировались на авиаматке «Амур», переделанной из монитора «Вихрь».

Всего флотилия имела 48 орудий (4 — 152 мм, 24 — 120 мм, 10–76 мм, 10 — калибра 37-40 мм) и 48 пулеметов. Численность экипажей составляла 930 командиров и матросов. Главной базой флотилии был Осиповский затон под Хабаровском, а маневренно-тыловой базой — Благовещенск.

***

Советское правительство решило нанести мощный удар по китайским (маньчжурским) войскам, находившимся в районе КВЖД. Боевые действия ОДА начались с Сунгарийской наступательной операции. Целью операции являлось уничтожение Сунгарийской военной флотилии и разгром китайских войск в районах городов Лахасусу и Фугдин. Задача разгрома лахасусской группировки китайцев и Сунгарийской флотилии была возложена на Дальневосточную военную флотилию (вместе с приданным ей 2-м батальоном Волочаевского стрелкового полка) и на 2-ю стрелковую дивизию[37].

В это время гарнизон Лахасусу составляли пехотная бригада и отряд морской пехоты (300 человек) — всего около 2,5 тысяч человек, которых поддерживали корабли Сунгарийской флотилии.

В ночь на 12 октября советские корабли подошли непосредственно к устью Сунгари и стали по диспозиции. В 6.10 утра две эскадрильи бомбардировщиков Р-1 (25 машин) начали бомбить корабли и береговые батареи китайцев, а через две минуты мониторы «Ленин», «Свердлов» и «Сунь Ят-Сен» открыли огонь по тем же целям. Китайская артиллерия ответила не сразу и вела беспорядочную пальбу по советским кораблям. В течение 15 минут артиллерийской подготовки тральщики ТЩ-1 и ТЩ-2, маневрируя под огнем противника, расчистили фарватер, благодаря чему минный заградитель «Сильный» и канонерки, на которых находился десант, смогли подойти к району высадки.

Между тем мониторы, двигаясь кильватерным строем, вели огневую дуэль с береговыми батареями и китайскими кораблями. На 20-й минуте боя монитор «Свердлов» потопил канонерку «Ли-Цзы», а еще через несколько минут тяжело повредил канонерку «Ли-Суй», поджег пароходы «Цзян-Тай» и «Цзян-Най». Повреждений «Свердлов» не получил, но в ходе стрельбы из строя по техническим причинам вышла система электропитания. На корабле погас свет. Прислуга орудий перешла на ручную подачу и наведение орудий. Но это не повлияло на ход боя.

Два снаряда с монитора «Сунь Ят-Сен», шедшего третьим в колонне, попали в горящий пароход «Цзян-Тай» и вызвали взрыв его порохового погреба. Пароход пошел ко дну. После этого артиллеристы «Сунь Ят-Сена» заставили замолчать плавбатарею «Дун-И». Во время поединка с ней он получил попадания трех снарядов, несколько матросов были ранены.

Монитор «Красный Восток» обстреливал береговые укрепления и батареи в районе деревень Могонхо и Чичиха. В течение 20 минут он подавил батарею в деревне Чичиха, затем перенес огонь на канонерку «Цзян-Пин» и спустя 10 минут потопил ее.

С кораблей флотилии на берег высадился десант обшей численностью около 3-х тысяч человек при 20 полевых орудиях. С реки его поддерживали своим огнем мониторы, канонерки и бронекатера. Выбив китайцев из прибрежных укреплений, десантные части, поддержанные огнем корабельной артиллерии, продвинулись к городу Лахасусу. Высадившийся первым 5-й стрелковый полк подошел к городу с северо-востока. 6-й стрелковый полк подошел к Лахасусу с юга. После семи часов ожесточенного боя, к 15 часам дня, десантники сломили оборону китайцев и ворвались в город одновременно с двух сторон. Завязались уличные бои.

Между тем десант в составе 2-го батальона Волочаевского полка и взвода моряков, высадившийся с минного заградителя «Сильный» в районе деревень Могонхо и Чичиха, сразу перешел в наступление. Несмотря на сопротивление противника, он стремительным ударом выбил его из укрепленных позиций и прижал к реке Сунгари.

Тральщики, протралив проход под правым берегом, дали возможность канонерским лодкам и бронекатерам выйти на Лахасусский рейд. В результате их обстрела береговые укрепления вокруг Лахасусу были разрушены. Китайцев охватила паника, они стали бросать свои позиции и отходить в окрестные леса. К вечеру город был в руках красноармейцев. Уцелевшие корабли противника отошли вверх по реке. Потери среди десантников составили 275 человек убитыми и ранеными.

По советским данным, китайцы потеряли 4 корабля, 200 человек убитыми, 98 пленными. В качестве трофеев были взяты плавбатарея «Дун-И», четыре баржи, два моторных катера, 12 орудий, 13 минометов, 15 пулеметов, около 300 винтовок. Примерно 2200 китайских солдат и офицеров разбежались по окрестностям.

***

После сражения у Лахасусу советское правительство предложило маньчжурским властям вступить в переговоры, но получило отказ Вместо этого китайцы начали сосредоточение крупных сил в городе Фугдин и его окрестностях. Они готовились перейти в наступление, как только Сунгари и Амур покроются льдом.

После боя под Лахасусу у китайцев остались лишь канонерская лодка «Цзян-Хэн» и три вооруженных парохода («Цзян-Най», «Цзян-Тунь», «Цзян-Ань»), стоявшие на рейде Фугдина. Но сухопутных сил они собрали здесь намного больше, чем в Лахасусу. В группировку входили две пехотные бригады, два эскадрона 43-го кавалерийского полка, а также вооруженные дружины и отряд полиции. Сюда же срочно перебрасывались из города Сань-Син два кавалерийских полка и ряд других воинских частей. На всем пути от Лахасусу до Фугдина китайцы уничтожили мосты, а в 14 км от Фугдина оборудовали довольно сильные артиллерийские позиции и линии окопов протяжением в 13 км. Укреплялся также город с расчетом на возможные уличные бои.

РВС Особой Дальневосточной армии решил провести операцию по разгрому Фугдинского укрепленного района. Она возлагалась снова на Дальневосточную флотилию во взаимодействии со 2-й стрелковой дивизией, 5-м Амурским и 4-м Волочаевским полками.

Ввиду приближающегося ледостава большинство кораблей Дальневосточной военной флотилии ушло на зимовку в Осиповский затон. Только монитор «Ленин», канонерки «Беднота» и «Красное Знамя» продолжали нести пограничную службу. Но в связи с новой операцией корабли флотилии, уже готовившиеся к зимовке, быстро привели в состояние боевой готовности.

Корабли флотилии, выделенные в эту операцию, разделили на две группы. Первая группа (ударная) получила задачу прорваться на Фугдинский рейд и уничтожить корабли противника вместе с их базой. В ее состав вошли мониторы «Красный Восток» и «Сунь Ят-Сен», канонерки «Красное Знамя», «Пролетарий», «Бурят», два тральщика, минный заградитель «Сильный» и бронекатер «Барс». Действиями ударной группы руководил командующий флотилией Озолин.

Вторая группа должна была высадить десант в районе села Тузаки и быстрым комбинированным ударом занять город и крепость Фугдин. В нее вошли монитор «Свердлов», канонерка «Беднота», бронекатера «Копье» и «Пика», а также 5 пароходов — «Даур», «Дзержинский», «Кубяк», «Накаренус», «Чичерин». Каждый из них буксировал две баржи с десантниками («Даур» одну). В состав десанта вошли 5-й Амурский полк, два батальона 4-го Волочаевского полка и эскадрон кавалерии. Этой группой командовал командир 2-й стрелковой дивизии И.А. Онуфриев.

Флотилия должна была ворваться на рейд Фугдина, уничтожить находящиеся там корабли противника и береговые укрепления, а затем высадить десант и овладеть городом. Монитору «Ленин» была поставлена самостоятельная задача: следовать за ударной группой, войти вместе с ней на Лахасусский рейд и высадить в городе корабельный десант, обеспечив таким образом тыл кораблей и частей, продвигавшихся вверх по Сунгари.

30 октября в 5.00 корабли двинулись вверх по Сунгари. Во главе ударной группы шли тральщики, которые, кроме контрольного траления, производили замеры глубины и ставили вехи, обозначавшие фарватер. Условия похода были очень тяжелыми из-за понижения уровня воды, начинающегося ледостава и обледенения кораблей, которое при температуре воздуха минус 11 градусов и силе ветра в 8 баллов наступало очень быстро.

На траверзе Лахасусу от группы отделился монитор «Ленин», у которого было особое задание, а в ночь с 30 на 31 октября бронекатер «Барс» высадил на сушу между Лахасусу и Фугдином диверсионную группу, которая повредила телеграфно-телефонную линию.

На рассвете 31 октября корабли подошли к рейду Фугдина. Около 6.30 началась артиллерийская дуэль между кораблями ударной группы и береговыми батареями и кораблями китайцев. Одновременно бомбардировщики и гидросамолеты атаковали порт и артиллерийские позиции. Под прикрытием огня мониторов «Красный Восток» и «Сун Ят-Сен» тральщики начали проделывать проходы через минное заграждение к местам высадки десанта. Уничтожение вытраленных мин осуществлялось при помощи зарядов взрывчатки подразделениями минеров на шлюпках.



Сунгарийская операция 7 октября — 2 ноября 1929 года

Хотя китайцы весь огонь своих пушек и пулеметов сосредоточили именно на тральщиках, последним удалось относительно быстро проделать два прохода, а затем, под прикрытием канонерок «Красное Знамя» и «Пролетарий» протралить фарватер к порту в Фугдине.

К 5 часам утра 30 октября корабли ударной группы заняли исходное положение на траверзе деревни Могонхо. В 5.30 они двинулись походным ордером: впереди группа тральщиков, за ними канонерки «Бурят», «Красное Знамя», «Пролетарий», мониторы «Красный Восток», «Сунь Ят-Сен» и минный заградитель «Смелый». Последним шел монитор «Ленин». Тральщики одновременно с тралением делали промеры глубин и обвехование фарватера. Войдя на Лахасусский рейд, «Ленин» высадил десант, который вступил в город Лахасусу.

Вторая группа кораблей начала движение в 8.45. Впереди шел монитор «Свердлов», за ним канонерка «Беднота» и три парохода. Все они вели на буксире по три баржи. Строй замыкал пароход «Даурия» с баржой на буксире.

Корабли благополучно миновали перекат «Восьмерка». Здесь командование решило высадить десант не в деревне Тузаки, как планировалось, а подойти ближе к Фугдину. В 14.30 на траверзе деревни Фанцзятунь тральщики обнаружили заграждение, возле которого маневрировали китайские корабли. Заметив советскую флотилию, они стали поспешно уходить вверх по Сунгари.

В 15 часов советские тральщики и канонерки подошли к заграждению. В это время по ним открыла огонь канонерка «Цзян-Хэн». Но снаряды ложились с большим недолетом. Командир бронекатера «Барс», подойдя к заграждению, установил, что оно состоит из семи затопленных барж с железными фермами на палубе и двух пассажирских пароходов, которые имели большой крен на правый борт, однако находились на плаву. Между затопленными баржами обнаружились небольшие проходы. В связи с наступившей темнотой советские корабли прекратили движение и встали на якорь.

Рано утром 31 октября начался бой, который продолжался весь день. С рассветом советские бронекатера и тральщики произвели разведку и траление. По протраленным проходам двинулись остальные корабли. Китайцы с укреплений в селении Гирин обстреляли советские корабли артиллерийско-минометным огнем. Тральщикам пришлось лечь на обратный курс. Тогда китайцы перенесли огонь двух своих батарей на канонерки «Красное Знамя» и «Пролетарий», которые в свою очередь тоже открыл и артиллерийский огонь по противнику. Но подавить огонь китайских батарей канонеркам не удалось, а «Пролетарий» получил небольшие повреждения. Им пришлось отойти.

Тогда в бой вступили мониторы, чье огневое превосходство было подавляющим. Вскоре они потопили уже поврежденные бомбардировкой с воздуха вооруженные пароходы «Цзянь-Най», «Цзянь-Тун» и «Цзянь-Ань». За время боя гидросамолеты МР-1 из 68-го отряда совершили девять боевых вылетов в район Фугдина. Помимо повреждения пароходов, они потопили канонерку «Цзян-Хэн».

После этого мониторы «Свердлов» и «Красный Восток», а также канонерки перенесли огонь на береговые батареи. Около 13.00 минный заградитель «Сильный» высадил передовую десантную группу для занятия плацдарма, а затем к Фугдину подошли пароходы с баржами, с которых в 15 часов начали высаживаться основные силы (5-й стрелковый полк и кавалерийский эскадрон). Высадка десанта растянулась до 17.00. Мониторы «Сунь Ят-Сен» и «Ленин» (который к тому времени уже подошел к месту боя) поддерживали своим огнем десантников, штурмовавших Фугдин.

В 15 часов на берег высадились 5-й стрелковый полк и кавалерийский эскадрон, которому предстояло глубоким обходом Фугдина отрезать пути отступления противника. Десантные части успешно продвигались вдоль берега и, несмотря на серьезное сопротивление китайцев, к 18 часам заняли восточную окраину Фугдина. Приблизительно в это же время остальные советские части заняли западную часть города. Китайцы отступали, сражаясь за каждую улицу. Спешившие им на помощь свежие силы (два кавалерийских полка) были отброшены назад огнем с канонерки «Красное Знамя».

Рано утром 1 ноября окруженные китайские части сдались и весь Фугдин оказался в руках Красной армии. Китайцы потеряли в сражении до 300 человек убитыми и около тысячи ранеными, а Cунгарийская флотилия была полностью уничтожена.

Решив поставленную боевую задачу, все советские корабли и войска 2 ноября ушли из Фугдина и 6 ноября прибыли в Осиповский затон. Только монитор «Красный Восток» сел на мель на Амуре, в 150 метрах от китайского берега, попытка снять его с мели не удалась, и монитор вместе с экипажем пришлось оставить там на зимовку. Он вернулся на базу лишь 14 мая 1930 года.

***

Наиболее серьезное в ходе этого конфликта наступление РККА было проведено в районе железнодорожных станций Далайнор (Даурия) и Маньчжурия. Целью Далайнор-Маньчжурской операции являлся разгром забайкальской группировки противника, располагавшейся в районе этих станций.

Возле станции Далайнор китайцы построили полевые укрепления. По фронту они вырыли три линии окопов полного профиля, между которыми построили блокгаузы с перекрытиями из рельсов и шпал, засыпанные сверху метровым слоем земли. С западного фланга имелись только две линии окопов, а с восточного местами вообще одна. В направлении главного удара китайцы вырыли также рвы шириной 3-4 метра и глубиной 2,5 метра, чтобы преградить путь советским танкам и бронемашинам. Общая численность их войск в этих двух районах составляла около 16 тысяч человек.

Для разгрома китайской группировки была создана Забайкальская группа ОДА. В нее вошли 21-я Пермская стрелковая дивизия, 5-я кавалерийская бригада, Бурят-Монгольская кавалерийская дивизия, отдельная танковая рота, 6-й и 25-й авиаотряды, 26-я бомбардировочная авиаэскадрильи, 18-й артдивизион корпусной артиллерии, 18-й саперный батальон, одна железнодорожная рота. Всего группа насчитывала 6090 пехотинцев и 1600 кавалеристов при 88 орудиях, 32 самолетах, 3-х бронепоездах и 9-и танках МС-1. Командовал Забайкальской группой комкор С.С. Вострецов (1883-1932), общее руководство операцией осуществлял В. К. Блюхер.

Наступление началось 17 ноября 1929 года. После трех суток ожесточенных боев, к вечеру 20 ноября советские войска разгромили китайцев в районе станций Маньчжурия и Далайнор. Они взяли в плен свыше 8 тысяч солдат и 300 офицеров маньчжурской (Мукденской) армии. Там же были захоронены 1035 убитых китайских солдат и офицеров. Преследуя остатки разбитых китайских (маньчжурских) частей, советские войска 27 ноября 1929 года заняли Хайлар.

***

В конфликте из-за КВЖД участвовали 18.521 бойцов и командиров РККА. Потери оказались невелики: убитыми 143 человека, пропавшими без вести 4 человека, ранеными или контужеными 665 человек. Основные потери понесли стрелковые части. Кавалерия потеряла только 11 человек убитыми и 7 ранеными. Дальневосточная флотилия не имела ни одного убитого и всего лишь четырех раненых, да и то трое из них получили ранения при разрыве собственного орудия. На авиацию, участвовавшую в боевых действиях, пришелся всего один раненый.

1 декабря 1929 года провинциальное маньчжурское правительство вынуждено было начать переговоры о мире, а 22 декабря в Хабаровске состоялось подписание советско-китайского соглашения о восстановлении прежнего положения на КВЖД. После этого советские войска были отведены из Маньчжурии.

***

Следует упомянуть о дальнейшей судьбе КВЖД. Осенью 1931 года Япония полностью оккупировала Маньчжурию. К концу сентября японские войска заняли все города к северу от Мукдена и город Цицикар. Центральное китайское правительство Чан Кайши 21 сентября внесло в Лигу Наций вопрос о событиях в Маньчжурии. В письме на имя генерального секретаря Лиги китайский представитель просил немедленно созвать Совет, чтобы предпринять такие шаги, «которые он сочтет правильными и эффективными для сохранения мира между народами». Представитель гоминьдановского правительства «настаивал» на прекращении военных действий со стороны Японии, на возвращении к статус-кво и на возмещении Китаю убытков.

Совет Лиги Наций приступил к обсуждению японо-китайского конфликта 22 сентября 1931 года. После того как китайская сторона изложила свою позицию, японский представитель Ёсидзава изобразил события в Маньчжурии как местный инцидент, который может быть разрешен непосредственно между Китаем и Японией, без вмешательства других держав. Была изложена японская версия о том, что военные действия в Маньчжурии Япония начала якобы в целях «самозащиты». В тот же день генеральный секретарь Лиги Наций послал Китаю и Японии одинаковые телеграммы с предложением «воздержаться» от дальнейших враждебных действий и найти возможность «отозвать» свои войска.

Тем временем японцы похитили из Китая Пу-И — последнего потомка династии Цин[38]. 9 марта 1932 года японцы заявили о создании в Маньчжурии «независимого» государства Маньчжоу-Го. Пу-И стал его регентом, а с 1 марта 1934 года — императором. Площадь этого государства составила 1.303.143 кв. км, а население — 35,8 миллионов человек.

Квантунская японская армия, насчитывавшая до сентября 1931 года всего лишь 11.500 солдат и офицеров, дислоцировалась в населенных пунктах по линии Юго-Маньчжурской железной дороги — в Порт-Артуре, Дальнем (Даляне), Инкоу, Лионине, Фынхуажене, Мукдене (Шэньяне) и некоторых других. Но к 15 декабря 1931 года она имела в своем составе уже 50 тысяч солдат и офицеров. Продолжалось ее дальнейшее усиление: в марте 1932 года из Японии прибыла 10-я пехотная дивизия, в начале мая — 14-я пехотная дивизия и части усиления. В начале 1933 года численность японской армии в Маньчжурии составила 100 тысяч человек.

Лига Наций отказалась признать Маньчжоу-Го. В ответ Япония 27 марта 1933 года вышла из Лиги. Одновременно началась целая серия вооруженных инцидентов на советско-маньчжурской границе, спровоцированных японской военщиной. Чтобы избежать нового вооруженного конфликта, правительство СССР обратились в июне 1933 года к «правительству» Маньчжоу-Го с предложением купить КВЖД за 250 миллионов йен, т. е. за те деньги, которые были потрачены властями России при постройке дороги. Японцы предложили только 50 миллионов. Торг продолжался почти два года. Наконец, 18 марта 1935 года было подписано соглашение, по которому КВЖД перешла в полное владение Маньчжоу-Го за 140 миллионов йен.


Глава 15. АВАНТЮРА ЯПОНСКОГО ФЛОТА В ШАНХАЕ В 1932 г

Помимо традиционных «белых» хищников, очень большую угрозу для Китая представляла Япония, которая с конца XIX века (японо-китайская война 1894-95 гг.) стремилась утвердиться на территории «срединной империи».

Интерес японцев к Китаю объяснялся в первую очередь экономическими причинами (неиссякаемый источник всех видов сырья и дешевой рабочей силы, бездонный рынок для сбыта японских товаров, безграничные возможности вложения капиталов). Поэтому Япония всячески стремилась превратить Китай в зависимое от нее государство, а также оторвать от него некоторые богатые провинции.

Вообще говоря, японская экспансия могла развиваться лишь в одном из двух направлений: либо на запад (Китай), либо на юг (Юго-Восточная Азия). В обоих случаях возникала угроза прямого военного столкновения с европейскими колониальными державами и США.

В данной связи японское военно-политическое руководство пыталось замаскировать свой экспансионизм под национально-освободительное движение азиатских народов во главе с Японией — как самой свободной от «белых колонизаторов» и самой сильной страной региона. Отсюда известные лозунги «Азия для азиатов» и «Да здравствует сфера совместного процветания Японии и восьми сторон Азии»!

Подобная идеология имела в 20-е и 30-е годы множество сторонников в японской армии и в японском флоте. Конкретная программа реализации идеи «совместного процветания» азиатов под мудрым руководством Японии содержалась в знаменитом «меморандуме Танаки». Еще 25 июля 1927 года его представил императору один из наиболее реакционных японских генералов, премьер-министр империи Гиити Танака. Первым шагом на пути захвата всей Азии должен был стать захват Китая, а чтобы захватить Китай, надо было сначала овладеть Маньчжурией и Внутренней Монголией (т. е. той частью Монголии, которая входит в состав Китая).

Реализуя эту программу, японское правительство под предлогом охраны жизни и имущества проживавших в Китае японских граждан открыто вмешивалось в китайские внутренние дела. Это вмешательство особенно усилилось во время экономического кризиса 1929-1932 годов, сильно затронувшего японскую экономику. По мнению милитаристских кругов, наиболее эффективным способом выхода из кризиса являлся захват богатой природными ресурсами Маньчжурии.

***

Чтобы обеспечить повод для подобных действий, японские диверсанты вечером 18 сентября 1931 года устроили взрыв на путях Южно-Маньчжурской железной дороги, в поселке Люцзякоу, южнее Мукдена. Эта магистраль — южное ответвление КВЖД, согласно Портсмутскому договору между Японией и Россией (1905 г.), находилась под японским управлением и охранялась так называемой Квантунской армией. Ее подразделения (1 дивизия и 6 охранных батальонов, всего 10.400 человек, в среднем 16 человек на 1 км пути), находились в Мукдене, Аньдуне, Чаньчуне, Инкоу, Ляояне, Порт-Артуре и других городах данного региона.

Ночью с 18 на 19 сентября японцы немедленно начали «ответную» акцию, якобы с целью зашиты своих граждан и своего имущества от «бесчинств китайских террористов». Атаковав численно превосходящие, (около 100 тысяч солдат), но захваченные врасплох, слабо вооруженные и нерешительно действующие китайские части, японцы за несколько дней захватили большинство городов, лежащих вблизи магистрали. Срочно доставленные из Японии подкрепления начали продвигаться вглубь территории Маньчжурии. Более или менее серьезное сопротивление им оказали лишь войска генерала Ма Чаньшаня, закрепившиеся на рубеже реки Нонни. Квантунская армия сумела прорвать оборону китайцев на этих позициях 19 октября, после чего она захватила Цицикар. а к концу года вышла на границу с СССР.

Китайское правительство направило жалобу в Лигу Наций, потребовав применения по отношению к Японии статьи 16 Пакта Лиги Наций, которая предусматривала экономические санкции против агрессора.

Чтобы выиграть время и одновременно создать видимость, будто бы армия в Маньчжурии действует против воли правительства и императора, представитель Японии в Женеве предложил создать специальную комиссию, которая бы изучила претензии обеих сторон на месте. Так 10 декабря 1931 года была создана «комиссия пяти» под председательством английского лорда Литтона (Lytton), которая незамедлительно отправилась в Маньчжурию для «изучения вопроса».

Тем временем 3 января 1932 года японцы заняли Цзиньчжоу, завершив захват всей Маньчжурии, кроме граничащей с Внутренней Монголией провинции Чжэхол (Чэндэ). Более того, Япония, якобы по просьбе маньчжурских сепаратистов, 9 марта 1932 года провозгласила псевдонезависимое государство Маньчжоу-Го, объявив его преемником» империи маньчжурской династии Цин, свергнутой в 1911 году. Во главе Маньчжоу-Го японцы поставили последнего китайского императора, 26-летнего Пу И. По сути дела, японцы повторили здесь трюк большевиков, создавших в 1921 году марионеточную Дальневосточную республику.

Покорение Маньчжурии прошло неожиданно легко. По японским данным, потери Квантунской армии составили 572 человека убитыми и 1326 ранеными. Императорский флот принял лишь косвенное участие в этой операции. Он эскортировал конвои с войсками из японских портов в маньчжурские и корейские порты, а также обеспечивал охрану своих коммуникаций.

Присутствие японского флота в китайских территориальных водах удержало от выступления слабый китайский ВМФ. Третья китайская эскадра (так называемая «мукденская»), подчиненная маршалу Чжан Сюэляню, уклонилась от боевых действий, ограничившись перебазированием из Таку и Вэйхайвэя в Циндао и в порты центрального Китая. Из состава речной Сунгарийской флотилии (6 канонерок и 12 малых кораблей) в руки японцев попали только 3 канонерки («Ли-Суй», «Цзян-Цзин» и «Цзян-Пин»), остальные либо погибли в ходе боев, либо их затопили сами китайцы при отступлении.

Шанхайская авантюра

Командование японского флота, ревниво следившее за успехами армии в Маньчжурии, решило своими силами провести подобную операцию в центральном Китае. Морской генштаб, тесно связанный с судостроительными корпорациями, считал, что захват одного из ведущих китайских портов (Шанхая или Кантона) позволит ликвидировать застой в японском судостроении, что «сможет вывести страну из экономического кризиса».

В конечном итоге выбор пал на Шанхай — крупнейший порт Китая и одновременно самый большой центр торговли и промышленности. Через него проходило 53 % всего китайского импорта и экспорта[39].

Захват этого города нанес бы сильнейший удар не только по всей китайской экономике, но также по интересам Великобритании, США и Франции, имевших в городе свои концессии[40]. Поэтому нападение на Шанхай было связано с немалым риском. Во-первых, в городе находились 11 тысяч британских, американских и французских солдат, а на реке Хуанпу стояли их корабли (2 легких крейсера, 26 канонерок и вспомогательных судов). Они могли оказать японцам вооруженное сопротивление. Во-вторых, западные державы вполне могли использовать японскую агрессию в качестве предлога для войны против Японии.

Однако японские адмиралы, вдохновленные пассивным отношением трех великих держав к захвату Маньчжурии, все же решились на вторжение. К тому же китайские военные силы в Шанхае были гораздо меньше, чем в Маньчжурии. Здесь находилась 19-я армия, состоявшая из трех пехотных дивизий (33.500 солдат, всего лишь 24 орудия и 40 минометов).

***

Китайский флот японцы вообще не брали в расчет как серьезного противника. В тот период он подчинялся военно-морскому министерству Нанкинского правительства и в организационном плане разделялся на две части.

Во-первых, так называемый Нанкинский флот (3 эскадры — первая, вторая и четвертая): 3 крейсера, 25 канонерок, 5 сторожевиков, 12 миноносцев, 11 речных канонерок и 1 авиатранспорт). Во-вторых, Мукденский флот, или упомянутая выше третья эскадра (3 крейсера, 2 канонерки, 1 миноносец, 1 сторожевик, 4 речные канонерки, 1 авиатранспорт)[41].

На первый взгляд, китайский флот имел вполне приличный численный состав, однако на самом деле он представлял собой скопище давно устаревших разнотипных кораблей, обладавших весьма низкими тактико-техническими характеристиками. Так, два «новейших» китайских крейсера типа «Чжао Ху» были построены в Англии еще 20 лет назад. Они имели водоизмещение всего лишь 2460 тонн, развивали скорость не более 18 узлов, были вооружены двумя 152-мм орудиями, двумя 102-мм и двумя 76-мм пушками. Иначе говоря, это были скорее канонерские лодки, чем крейсеры. Четыре других крейсера вступили в строй более тридцати лет назад — в 1898 году. Почти все канонерки, миноносцы и другие суда тоже были очень старыми и изношенными.

Морально-политическое состояние корабельных экипажей оставляло желать много лучшего. Чувство национального патриотизма им было чуждо, а отсутствие боевого опыта они заменяли сноровкой в несении полицейской службы со всеми ее злоупотреблениями. Последние имели столь массовый характер, что китайских военных моряков европейцы презрительно называли «опиумными контрабандистами». Несмотря на явные признаки приближения японской агрессии, китайский флот в целом выказывал преступную беззаботность. Отдельные его эскадры относились друг к другу чуть ли не враждебно, зато с японцами поддерживали почти приятельские отношения, что вызывало вполне понятное удивление европейских наблюдателей.

***

Базирующиеся в Шанхае силы японцев были невелики. Японская речная флотилия на Янцзы под командованием контр-адмирала Сесава (вскоре переименованная в 1-ю экспедиционную эскадру) состояла из 10 канонерок («Atami», «Futami», «Fushimi», «Hira», «Hozu», «Katata», «Kotaka», «Seta», «Sumida» и «Toba»), а сухопутный отряд — рота морской пехоты — едва насчитывал 400 человек. Всего же у японцев было около 700 солдат и моряков. Даже с учетом фанатичной храбрости японских вояк их было слишком мало.

Но все это не остудило офицеров Морского генштаба. Речь шла лишь о том, чтобы найти удобный предлог для начала военных действий, что оказалось делом несложным, ибо в Шанхае после аннексии Маньчжурии проходили многочисленные антияпонские выступления. После одной из таких демонстраций представители японского населения Шанхая по наущению японского генерального консула и контр-адмирала Сёсава 20 января обратились к своему правительству с просьбой ввести в город японские войска для зашиты их жизней и имущества.



Японский легкий крейсер «Yubari»

Откликнувшись на эту «просьбу», Морской генштаб немедленно отправил из Курэ первую группу кораблей (легкий крейсер «Oi» и 4 эсминца), которая 24 января прибыла в Шанхай. Еще через четыре дня туда пришла вторая группа (легкий крейсер «Yubari», минный заградитель «Tokiwa», авиатранспорт «Notoro» (16 гидросамолетов), канонерка «Ataka» и еще 4 эсминца). Они доставили 3 батальона морской пехоты, 12 бронеавтомобилей и 12 пушек, благодаря чему численность японских войск достигла 3500 человек.

***

Увидев все это, командование китайской 19-й армии начало в спешном порядке возводить оборонительные позиции на окраинах и в центре города, а также между Шанхаем и его аванпортом Усун (сам город находился в 25 км вверх от устья реки Хуанпу, впадающей в Янцзы).

Тогда японское командование потребовало от местных властей, чтобы китайские войска оставили город, а также заявило, что с полуночи 28 января оно расширит границы района, охраняемого японской морской пехотой, за пределы японского квартала Хонгкью.

В ночь с 28 на 29 января произошли первые вооруженные столкновения японских частей с китайскими. Встретив сопротивление, японцы ввели в бой авиацию. На рассвете 29 января гидросамолеты с «Notoro» подвергли город бомбардировке. Одновременно открыла огонь японская корабельная артиллерия.

Однако войска 19-й армии, поддерживаемые добровольцами (студенты, рабочие и полиция) вели ожесточенные уличные бои, оказывая упорное сопротивление агрессорам. Японцы понесли значительные потери (по китайским данным, около 800 убитых и раненых плюс 4 сбитых гидросамолета).



Британский тяжелый крейсер «Berwick»

Ситуация еще более осложнилась после энергичного протеста США, Великобритании и Франции, которые вовсе не собирались мириться с бесцеремонными действиями японцев. 2 февраля Государственный Департамент США представил проект урегулирования конфликта путем создания нейтральной зоны и потребовал от обеих сторон заключить перемирие. На последнее предложение японское командование, ввиду угрозы поражения, тут же согласилось.

Однако оно продолжало наращивать силы. Так, 2 февраля 4 эсминца доставили из Сасэбо батальон морской пехоты (800 человек и 4 бронемашины). 3 февраля японское правительство решило под прикрытием перемирия отправить в Шанхай экспедиционный корпус генерала Уэда численностью в полторы пехотных дивизии.

Ввиду серьезности ситуации западные страны срочно послали в Шанхай военные корабли для охраны жизни и имущества своих граждан. Вскоре туда пришли: британский тяжелый крейсер «Berwick», старый португальский крейсер «Adamastor», итальянские — тяжелый крейсер «Trento», эсминец «Espero» и минный заградитель «Lepanto», а также часть Азиатской эскадры США.



Японские операции в районе Шанхая (24 января — 3 марта 1932 года)

Японское командование планировало следующий порядок действий. Сначала посредством высадки десанта взять под контроль устье и нижние течение Хуанпу, а затем прорвать китайскую оборону и отбросить части 19-й армии из окрестностей Шанхая к условной линии Шицилинь — Лоцзенчен — Наньсян, то есть, примерно на 20 километров от западной границы города. Обеспечив тем самым безопасную доставку людей и снаряжения водным путем, японские войска вместе с гарнизоном района Хонгкью могли овладеть всем Шанхаем.

Дальнейшее продвижение не планировалось. Контролируя Шанхай, японцы смогли бы контролировать жизнетворную артерию Китая — реку Янцзы, осуществляя надзор за потоком товаров, взимая поборы с торговцев и судовладельцев.

6 февраля японское правительство отвергло американское предложение о посредничестве. В тот же день из Сасэбо отправился первый эшелон корпуса генерала Уэда — 24-я бригада. Войска разместились на легком крейсере «Jintsu» и на 12 эсминцах. Их прикрывали корабли 2-й экспедиционной группы, выделенной из состава 2-го и 3-го флотов для действий в китайских водах (авианосцы «Akagi» и «Hosho», 5 крейсеров, 16 эсминцев). Командовал группой вице-адмирал Номура.

На следующий день в полдень японские корабли вошли в Хуанпу. Поскольку перемирие еще оставалось в силе, 24-я бригада (8 тысяч солдат, 40 легких танков) под прикрытием 76 самолетов с авианосцев, барражировавших в воздухе, спокойно высадилась в трех километрах южнее Усуна. К 17.30 ее передовые подразделения заняли позицию на правом берегу реки Хуанпу. Теперь от китайских позиций их отделяла только река.

Главные силы бригады сосредоточились в районе железнодорожной станции порта Усун, не начиная, однако, боевых действий. Японские корабли вскоре ушли на реку Янцзы. 24-я бригада, угрожая левому флангу китайских укреплений и, блокируя форт Усун, должны была прикрыть высадку второго эшелона экспедиционного корпуса — 9-й пехотной дивизии, погрузившейся 9 февраля на гражданские транспортные суда.

Японское командование в этот раз отказалось от перевозки войск на военных кораблях и зафрахтовало 16 коммерческих судов водоизмещением от 3.200 до 7.000 брт. Они взяли свыше 15 тысяч солдат и около 50 танков. Под прикрытием кораблей группы вице-адмирала Номуры этот конвой отправился в Шанхай. Средняя скорость перехода составила 10 узлов; первые части дивизии прибыли а устье Хуанпу 13 февраля.

Перемирие к тому времени закончилось и чтобы войти в реку, требовалось подавить артиллерию форта Усун (несколько орудий калибра 120 и 152 мм). Поэтому в дело вступили японские крейсеры и эсминцы, а также бомбардировщики с авианосцев. Артиллерийскую дуэль затрудняло сильное движение кораблей и джонок по реке. Но если в отношении иностранных военных кораблей японцы проявляли вежливость и предупредительность (например, «попросили» отвести выше по реке крейсер «Berwick», чтобы над ним не пролетали снаряды), то безоружные гражданские суда (в том числе иностранные) они без всякого смущения использовали в качестве прикрытия от огня китайской артиллерии.

Под вечер снаряды японских орудий и авиабомбы заставили, наконец, умолкнуть пушки форта Усун, после чего японские транспорты вошли в реку Хуанпу. Первые подразделения 9-й дивизии высадились в районе железнодорожного вокзала Усун, усилив 24-ю бригаду; остальные двинулись дальше к Шанхаю. Часть их высадилась утром 14 февраля в шести километрах восточнее Цяньванчена, но большинство — в квартале восточной международной концессии.

15 февраля подразделения 9-й дивизии сменили отряды морской пехоты на позициях в центре города, а остальная часть десанта утром следующего дня высадилась непосредственно на территории международной концессии. Таким образом, вследствие полной пассивности китайского флота и авиации, в районе Шанхая сосредоточились до 25 тысяч японских солдат при 90 танках.

Бои возобновились 20 февраля, после того, как китайцы отвергли японский ультиматум. Они шли на окраинах города. Японцы, оставив в квартале Чапэй только подразделения морской пехоты, всеми своими силами обрушились на китайские позиции в районе Цяньванчен. Но за девять дней тяжелых боев они продвинулись всего лишь на 3-4 километра вглубь китайских позиций.

В это время корабли группы вице-адмирала Номура, во взаимодействии со специально выделенным «отрядом Усун» (из состава 9-й дивизии), обстреливали китайские позиции в районе форта Усун, левый фланг китайских войск и их тылы в районе форта Шицилинь.

Признав неэффективность своих действий, японское командование решило усилить экспедиционный корпус еще двумя пехотными дивизиями (до 33 тысяч солдат и 70 танков). Всеми этими силами командовал теперь генерал Сиракава, который 29 февраля прибыл на японскую эскадру, стоявшую в устье Янцзы, чтобы обсудить с Номурой план новой десантной операции и детали дальнейшего взаимодействия.

Начало операции они назначили на 1 марта. 9-я дивизия, продолжавшая связывать китайские силы, должна была обеспечить высадку 11-й дивизии в районе Усун. Японцы надеялись, что путем прорыва обороны на китайском левом фланге и одновременного удара китайцам в тыл, они возьмут противника в окружение, а затем либо уничтожат, либо принудят оставить район Шанхая и отступить в юго-западном направлении.

В рамках подготовки к проведению основной операции, вечером 29 февраля корабли экспедиционной группы обстреляли форт Усун, обеспечив высадку первого эшелона 11-й дивизии (22-й пехотный полк) южнее порта Усун. Этот полк усилил правое крыло 9-й дивизии.

Сама же десантная операция началась в 6 часов утра 1 марта высадкой главных сил 11-й дивизии в районе Цяньцзин (10 км к югу от Люхэ). Дивизия (с сокращенным тяжелым вооружением) была доставлена на 13 военных кораблях и 12 гражданских транспортных судах. Ее переброску прикрывали 34 военных корабля, в том числе 3 авианосца, находившиеся возле острова Чуньминь (к двум предыдущим присоединился «Kaga»), и около 140 колесных и поплавковых самолетов морской авиации.

Японцы быстро уничтожили китайские силы в месте высадки (до 100 человек, 3 пулемета) и 11-я дивизия закончила высадку еще до полудня. Далее она, при полной пассивности находившихся в этом районе китайских войск, двинулась на юг, захватив Цяньцзин, а на следующий день Люхэ.

Командование китайской 19-й армии не смогло разгадать истинных намерений противника, а проход судов и кораблей с частями 11-й дивизии вверх по Янцзы, судя по всему, оно вообще не заметило вследствие ночной тьмы и полного отсутствия разведки. Поэтому высадка десанта в тылу китайских войск оказалось для него полной неожиданностью.

2 марта китайские войска, опасаясь окружения, начали отступать по всей линии фронта в сторону Наньсяня, чтобы избежать неумолимо сжимавшихся японских клещей. С севера наступала 11-я дивизия, а с востока 9-я дивизия (на усунском направлении ее поддерживали 24-я смешанная бригада и 22-й пехотный полк; со стороны Ченъю — подразделения морской пехоты, оставившие свои позиции в Чапей). Вдобавок, отход китайской армии дезорганизовали непрерывные налеты японской авиации.

Утром 3 марта десантный корпус, состоявший большей частью из подразделений 14-й дивизии, высадился между фортами Усун и Баошань, после чего, при поддержке огня с кораблей и самолетов морской авиации, взял оба форта штурмом. Вечером 11-я дивизия захватила Цядинь, а ее передовые части подошли к уже занятому 9-й дивизией Наньсяню.

4 марта японские войска находились на линии Чжилякоу — Цзядинь — Наньсян — Ченъю — Шанхай. Внутри захваченной территории продолжалась зачистка от остатков разбитых китайских подразделений (при этом был занят форт Шицилинь).

***

Днем 5 марта японцы прекратили военные действия и согласились заключить перемирие. Такое решение им пришлось принять под сильным давлением США, Великобритании и Франции, имевших весьма существенные интересы в бассейне Янцзы и вовсе не желавших уступать занимаемые позиции.

По их инициативе вопрос о шанхайском конфликте был вынесен на обсуждение Лиги Наций. Невыгодная для Японии международная ситуация заставила императорское правительство пойти на соглашение с Китаем. Договор «о ликвидации последствий шанхайского инцидента» на принципах взаимного вывода войск из этого района был подписан 5 марта 1932 года.

Невзирая на оперативно-тактический успех (захват северо-западной части города и прилегающих к ней пригородных районов), «шанхайская экспедиция» фактически закончилось поражением японцев.

Чины Морского генштаба недооценили противника и переоценили собственные силы. Легкость захвата Маньчжурии вскружила им голову, и они ошибочно решили, что для захвата Шанхая достаточно всего лишь нескольких кораблей и полка морской пехоты. На деле им пришлось использовать три с половиной пехотные дивизии, несколько танковых батальонов, несколько эскадрилий бомбардировщиков и истребителей, при поддержке военных кораблей и морской авиации. Всего было задействовано около 60 тысяч человек, 150 танков, 180 самолетов, 63 боевых корабля (3 авианосца, 1 авиатранспорт, 8 крейсеров, 40 эсминцев, 11 канонерок) и 11 вспомогательных судов.

Японские потери, по данным самих японцев, составили 718 человек убитыми и 1788 ранеными, по данным китайских источников — 33.470 человек убитыми и ранеными, а также 29 сбитых самолетов и 16 подбитых танков. Видимо, истинная цифра потерь находится где-то в середине между этими крайними значениями.

Фиаско этой авантюрной операции на несколько лет остановило японскую агрессию в центральном Китае. Японцам пришлось заняться экономическим и военным усилением Маньчжурии как главного плацдарма для будущей экспансии в Китае.

Тем временем Лига Наций по предложению комиссии Литтона приняла 24 февраля 1933 года постановление, призывавшее Японию уйти из Маньчжурии.

В ответ на это японские войска вторглись в провинцию Чжехол, присоединив ее к Маньчжоу-Го, а 27 марта Япония вышла из Лиги Наций. В такой ситуации китайскому правительству, напрасно ожидавшему военного вмешательства западных государств, не осталось ничего иного, как признать факт отторжения Маньчжурии. 31 мая 1933 года оно подписало мирный договор с Японией, согласно которому признало независимость государства Маньжоу-Го от Китая.


Глава 16. ПЕРУАHCKO-КОЛУМБИЙСКИЙ КОНФЛИКТ 1932-1934 гг

Вооруженные конфликты между государствами Латинской Америки, по сравнению с жизненно важными для судьбы всего мира войнами в Европе и Азии, всегда походили на провинциальные склоки. Как правило, возникали они из-за пограничных споров — этих реликтов колониального прошлого. Кроме того, обстановку накаляло вмешательство великих держав, которые боролись здесь за сферы влияния.

К 20-м годам ХХ века государственные границы были уже почти все определены. Почти, поскольку специфические условия труднодоступного района Амазонии (бассейна реки Амазонки), изученного лишь в самом общем виде и слабо заселенного, где только реки служили путями сообщения, делали невозможной точную демаркацию границ.

Эти слова были особенно справедливы для территории Монтании (северо-западной части Амазонии), где различное понимание сути пограничных соглашений (при одновременном стремлении получить доступ к Амазонке и право свободного плавания по ней) вызвали ряд споров между Перу, Эквадором и Колумбией. Одним из них стал колумбийско-перуанский спор из-за Летисии, который привел оба государства к войне.

В соответствие с пограничным договором с Перу, подписанным 24 марта 1922 года (Trattato Salomon-Lozano), за Колумбией было признано право на часть провинции Байо Амазонас (Bajo Amazonas), а также право свободного плавания по Амазонке. На этой территории находились небольшие речные порты Летисия (Leticia) и Лорето (Loreto) — около тысячи жителей в каждом.

Хотя этот договор был ратифицирован (в октябре 1925 года Колумбией и в декабре 1927 года Перу) в начале 30-х годов, Перу, после того как пост президента занял полковник Л. Санчес Серро (L. Sanchez Serro), стало требовать его ревизии. Правительство Серро сначала развязало антиколумбийскую кампанию в прессе, а затем тайно подготовило «спонтанное» вооруженное выступление группы перуанцев численностью 250 человек, которой командовал инженер Оскар Ордонез (Oscar Ordonez). Следует упомянуть, что в этой группе 200 человек составляли разные авантюристы, которых Ордонез просто нанял, а еще 50 «борцов за справедливость» являлись солдатами перуанской армии из гарнизона в Чимботе (Chimbote).

В ночь с 31 августа на 1 сентября 1932 года группа Ордонеза захватила Летисию, изгнав оттуда колумбийский гарнизон (аж 12 человек!) и представителей власти, которые нашли убежище в соседнем бразильском портовом городке Табатинга (Tabatinga).

2 сентября «антиправительственное восстание» вспыхнуло в Лорето, другом маленьком речном порту этого района, расположенном в 48 километрах на юго-запад от Летисии. Бунтовщики, под предводительством местных владельцев плантаций сахарного тростника, потребовали возвращения Лорето в состав Перу.

Хотя официально правительство Серро открестилось от инсургентов, оно в тот же день отправило в Икитос роту регулярной армии и канонерку «America» с оружием и боеприпасами, чтобы занять оба городка под предлогом защиты своих граждан.

Таким образом, очень быстро всем все стало ясно. Правительство Колумбии объявило о введении с 11 сентября военного положения в районе Летисия (между реками Амазонка и Путумайо) и приступило к прокладке дорог в этот район из центра страны (расстояние от Боготы до Летисии по прямой линии составляет 1200 км). Одновременно оба государства привели в состояние боевой готовности свои пограничные гарнизоны.

***

К началу конфликта вооруженные силы Колумбии насчитывали около 4 тысяч офицеров, унтер-офицеров и солдат, составлявших кадровую основу для пяти пехотных дивизий и одной кавалерийской бригады. Ее военный флот состоял из 3 морских канонерок («Bogota», «Cordova», «Mariscal Sucre») и 6 речных («Barranquilla», «Cartagena», «Esperanza», «Narino», «Presidente Mosquera», «Santa Marta»), 7 сторожевиков и 6 вспомогательных судов общим водоизмещением 16.485 тонн (из них только 3.065 тонн приходилось на боевые корабли). Личный состав флота насчитывал 1500 человек, включая 250 солдат морской пехоты. Флот базировался на морские порты Картахена и Барранкилья, а также на речной порт Каукайя (Caucaya) на реке Путумайо.

Перуанская армия, как и колумбийская, имела пять кадрированных пехотных дивизий и одну кавалерийскую бригаду плюс к ним подразделения внутренних войск (национальной гвардии). Но их общая численность (12 тысяч человек) втрое превосходила численность колумбийских вооруженных сил. Перуанский флот тоже был значительно больше колумбийского.

В его состав входили 2 старых крейсера («Almirante Grau» и «Colonel Bolognesi»), старый миноносец «Teniente Rodriguez», 4 подлодки (R-1, R-2, К-З, К-4), 5 речных канонерок («America», «Cahuapanac», «Colonel Portillo», «Iquitos», «Napo») а также 5 вспомогательных судов общим водоизмещением 27.000 тонн (в том числе боевые корабли — 9.700 тонн). Личный состав флота составлял более 2 тысяч человек. Его базами являлись морские порты Кальяо и Пайта, и речной порт Икитос на Амазонке.

Коммерческий флот Перу насчитывал 38 судов грузоподъемностью 61.160 брт (по состоянию на 1929 год).

В боевых действиях приняли участие военно-воздушные силы. Слабая колумбийская авиация имела всего лишь 20 самолетов и гидросамолетов. Авиационный корпус Перу (АКП) насчитывал около 60 машин, входивших в боевую группу и пять учебных эскадрилий.

В районе конфликта обе стороны не располагали сколько-нибудь значительными силами. В Икитосе размещались около 500 перуанских солдат и речная флотилия в составе 5 канонерок, причем для боевых действий были пригодны только канонерки «America» и «Napo», тогда как три остальные, построенные еще в 1875-1886 годы (!) были маленькими (30-50 тонн), слабо вооруженными, и годились лишь для сторожевой службы.

У Колумбии сухопутные войска в этом районе вообще отсутствовали, а в Каукайе (700 км на северо-запад от Летисии) базировались 2 канонерки («Cartagena» и «Santa Магtа») и 4 сторожевых катера. Кроме того, в данной части страны у Колумбии не было аэродромов, что лишало ее возможности составлять войска, оружие и снаряжение по воздуху.

***

Для ведения войны надлежало спешно подготовить соответствующие силы и средства. Правительство Перу отправило для закупки оружия военную миссию в Японию и одновременно провело внутренний всенародный заём на 20 миллионов солей. Кроме того, оно начало подтягивать в район Летисии подразделения из гарнизонов в Пайта и Трухильо.

Тем временем колумбийское правительство поспешно вербовало в свою армию иностранных наемников (немцев и французов), которые в основном являлись специалистами в области авиации и артиллерии. Оно также закупало авиационную технику, B частности гидросамолеты, которые очень хорошо подходили для боевых действий в бассейне Амазонки.

Обе стороны также начали покупать военные корабли. Так, колумбийское правительство купило в 1933-1934 гг. в Португалии миноносцы «Douro» (его переименовали в «Antioquia») и «Tejo» (он стал называться «Caldas»), а в Германии сторожевики LM-15, 17, 19, 20 (в Колумбии они получили обозначения А, В, С и D). Но для того, чтобы эти миноносцы и сторожевики могли плавать, пришлось нанять 59 британских отставных офицеров, унтер-офицеров и матросов, в том числе капитанов для всех кораблей.

Перуанцы купили в Эстонии эсминцы «Lennuk» (назвав его «Almirante Guisse») — бывший русский «Автроил» и «Wambola» («Almirante Willar») — бывший русский «Спартак» Они также заказали в США речные канонерки «Amazonas» и «Loreto».

За спинами конфликтующих сторон маячили великие державы — США, Англия и Япония, которые, будучи заинтересованными в перуанской меди и олове, а также в перуанской и колумбийской нефти, старались усилить свое влияние в этом регионе и, соответственно, уменьшить влияние своих соперников. Поэтому Япония охотно предоставила Перу кредит для покупки оружия на сумму 20 млн. долларов, а США — кредит Колумбии на сумму 10 млн. долларов, рассчитывая взамен получить прибыльные концессии.



Перуанские эсминцы «Almirante Guisse» и «Almirante Willar»

Спорная территория, названная из-за своей формы «трапецией Летисии», занимала площадь примерно 10.850 кв. км., где проживали около 2000 человек. Здесь отсутствовали не только железнодорожные пути, но даже более или менее постоянные грунтовые дороги. С севера эту территорию ограничивала (на 90-километровом отрезке Ягуас — Тарапака) река Путумайо, а с юга (на 110-километровом отрезке Чимботе — Летисия) — Амазонка[42]. Две другие стороны «трапеции» — западная, 135-километровый отрезок Чимботе — Ягуас, и восточная, 145-километровый отрезок Летисия — Тарапака, проходили через дикие джунгли.

В этих условиях снабжение войск могло осуществляться лишь по воде, причем левый приток Амазонки — Путумайо плохо подходил для этой цели, так как почти на всем своем протяжении он являлся пограничным водоразделом. Верхний участок (240 км) был границей между Колумбией и Эквадором, а средний (850 км), от Гвепи до Ягуас, служил колумбийско-перуанской границей.

Оставалась лишь Амазонка — идеальная транспортная артерия. В этом смысле более выгодной ситуация была для Перу, по территории которого проходит начальный (Мараньон) и часть среднего участка реки (отрезок Напа — Чимботе). Кроме того, перуанские подразделения могли проникать в «трапецию Летисии» через джунгли на участке Ягуас — Чимботе (из Лимы в Икитос был организовал «воздушный мост»).

Колумбия же пришлось организовывать доставку войск и снаряжения исключительно водным путем. Сначала из Картахены или Барранкильи в Белен, а затем через территорию Бразилии вверх по реке. Общая протяженность маршрута составила около 7.000 км.

Поэтому оперативная инициатива находилась в руках перуанцев, поскольку более или менее значительные колумбийские силы могли появиться в «трапеции Летисии» не раньше, чем через месяц, и то при самых благоприятных обстоятельствах.

Используя данную ситуацию, правительство Перу 30 сентября 1932 г. потребовало пересмотра договора Саломона — Лозано. Одновременно с дипломатическим демаршем, перуанские части начали занимать «трапецию Летисии». К концу октября — началу ноября они вышли к реке Путумайо в районе Тарапаки.

Перуанцы, не мешкая, приступили к созданию системы обороны на захваченных территориях. По реке и по воздуху они доставляли из Лимы и Икитоса легкое вооружение (75-мм горные пушки и пулеметы), а вокруг Тарапаки, Летисии и Лорето возводили деревоземляные укрепления.

Для блокирования колумбийских канонерок на реке Путумайо в районе Каукайи были созданы многочисленные препятствия в виде деревянных плотин и земляных дамб, прикрываемых пулеметным и артиллерийским огнем с ближайших пограничных постов. К концу ноября на территории «трапеции» перуанские «повстанческие силы» под командованием «генерала» Оскара Ордонеза (бывшего инженера) насчитывали около 2.500 человек, 4 артиллерийские батареи (две в Летисии и две в Тарапаке) и 2 канонерки.



Перуанско-колумбийский конфликт (Летисия, 1 сентября 1932 года — 24 мая 1933 года)

Правительство Колумбии, отвергнув требования Перу, 3 октября подало жалобу в Организацию Американских Государств (ОАГ). Одновременно оно заявило, что направило в Летисию свою армию для «наведения порядка».

В действительности подготовка к вооруженной экспедиции заняла более трех месяцев. Только к середине декабря экспедиционный корпус сосредоточился в Картахене и Барранкилье. Наполовину он состоял из частей регулярной армии, наполовину из резервистов и добровольцев; всего около 1500 человек и 5 батарей полевой артиллерии (примерно 25 пушек калибра от 75 до 88 мм). Возглавил корпус вернувшийся из эмиграции во Франции генерал А. Васкес Кобо (А Vasquez Cobo), который одновременно исполнял обязанности главнокомандующего вооруженными силами Колумбии.

20 декабря экспедиционный корпус погрузился на транспорты «Mosquera» и «Воуаса», чтобы под охраной канонерок «Cordova» (флагман генерала Кобо) и «Barranquilla», а также сторожевика «Pichincha» отправиться на Амазонку[43]. Авиационное прикрытие должны были осуществлять 3 гидросамолета, находившиеся на борту авиатранспорта — переоборудованного торгового судна «Antochia».

Отряд колумбийских кораблей по пути брал топливо и продовольствие в Порт-оф-Спейн (остров Тринидад) и в Кайенне (Французская Гвиана). 31 декабря он прибыл в Белен, успешно завершив первый этап операции — морской переход (было пройдено 2.180 морских миль, т. е. 4.038 км). Поскольку бразильские власти еще 27 декабря дали согласие на переход колумбийских кораблей к Летисии. 2 января 1933 года эскадра Кобо вышла из Белена и направилась в Манаус.

По требованию Колумбии, конфликт 2 января обсуждался на заседании Совета Лиги Наций. Чуть раньше (30 декабря) Бразилия, обеспокоенная возможностью начала военных действий на ее территории, поскольку корабли обеих сторон плавали в ее внутренних водах, поспешила выступить с посреднической миссией. Согласительная комиссия ОАГ, после безуспешных попыток примирить противников, представила им бразильское предложение. Согласно ему, Бразилия должна была занять спорную территорию и управлять ею до полного разрешения спора. Кроме того, Совет Лиги Наций призвал Перу вывести свои войска из района Летисии и вступить в переговоры с Колумбией в Женеве.

Пока существовал шанс, колумбийское правительство старалось разрешить спор мирным путем, поэтому 9 января оно приостановило движение отряда генерала Кобо, после того, как тот достиг Манауса. Здесь к нему присоединился транспорт «Sucre» с грузом продовольствия. Теперь у генерала были 2 канонерки, 1 сторожевик, 1 плавбаза гидросамолетов и 3 транспортных судна.

Тем временем Бразилия начала концентрацию своих войск в районе колумбийско-перуанской границы, с целью защиты своего суверенитета. В начале января туда были отправлены из Манауса более 2 тысяч солдат под командованием генерала А. Моура а также 12 самолетов. Одновременно в порт Табатинга (на реке Ика, притоке Амазонки) прибыл броненосец береговой обороны «Floriano», а 1-я эскадра бразильского флота (легкий крейсер «Rio Grande do Sul» и 3 эсминца типа «Mato Grosso») под командованием командора Ф. де Кастро в Белене была приведена в полную готовность к боевым действиям.

Однако правительство Перу стояло на своих требованиях. В сложившейся ситуации 26 января Совет Лиги Наций разрешил Колумбии провести «вооруженную полицейскую операцию» для очистки «трапеции» Летисии от перуанских войск. Эту операцию должен был осуществить корпус генерала Кобо. Его отряд кораблей вышел из Манауса и через Теффе 28 января достиг порта Сан Антонио на реке Ика. Дальнейшее продвижение отряда было остановлено по требованию Бразилии до прибытия кораблей с войсками де Кастро, которые должны были контролировать выполнение колумбийцами предписаний о нейтральности бразильских вод.

3 февраля Перу отвергло посредничество Бразилии, и группа Кобо двинулась дальше. Однако, вопреки ожиданиям перуанцев, колумбийский генерал решил идти вместо Летисии (река Амазонка) к Тарапаке (река Путумайо). Одновременно с атакой этого городка, группа канонерок из Каукайи должна была спуститься вниз по реке и прорвать выстроенные там препятствия, восстановив судоходство на Путумайо. После того обе группы должны были соединиться.

Корабли Кобо 13 февраля достигли границы в районе Апапорис, успешно завершив второй этап операции — переход по Амазонке и Ике до Тарапаки, пройдя по этим рекам 2960 км (около 1600 морских миль). Наконец колумбийские корабли прибыли в район боевых действий.

Тут же, за пограничной чертой находился городок Тарапака. Корабли провели ночь на замаскированной якорной стоянке, а утром генерал Кобо отправил парламентера к перуанскому командиру, полковнику Г. Диасу. В своем письме он требовал, чтобы тот оставил городок. В ответ Диас попросил отсрочку на несколько дней, чтобы связаться с главным штабом в Икитосе.

Но прежде, чем Кобо успел принять какое-либо решение, утром 14 февраля (около 9.50) произошел налет трех перуанских самолетов на корабли отряда Кобо, которые все еще находились в территориальных водах Бразилии, причем главной целью их атаки была флагманская канонерка «Cordova». Атаку самолетов колумбийцы отразили огнем зениток, а сброшенные ими бомбы хотя и упали неподалеку, но никакого вреда кораблям не принесли. В полдень отряд пересек границу, причем противник больше его не тревожил. В соответствии с планом, обе канонерки и сторожевик двинулись вверх по Путумайо, обогнув укрепления Тарапаки, а транспортные суда остались на подходе к городку. Около 17.00 корабли стали на якорь.

Атака началась утром 15 февраля (в 7.30) налетом трех колумбийских гидросамолетов, которые обстреляли и подвергли бомбардировке позиции противника на реке и прилегающих холмах. Затем под прикрытием пушек канонерок («Cordova» и «Barranquilla») и сторожевика («Рichincha») началась посадка десанта (более 800 человек с пулеметами) на баркасы. Десант, которым командовал генерал Е. Рохас, успешно достиг берега и двинулся вглубь обороны противника. Меткий огонь канонерок подавил перуанские батареи, благодаря чему после четырехчасового боя (местами он переходил в рукопашные схватки), Тарапака была взята.

Запоздалый налет 3-4 перуанских самолетов на канонерку «Barrаnquilla» не помог, хотя она получила незначительные повреждения. Эти самолеты были отогнаны гидросамолетами Кобо. Колумбийцы захватили 6 пушек калибра 75 мм, много пулеметов и насколько десятков пленных. Остатки разбитых перуанских подразделений погрузились на баржу «Estefita» и ушли вверх по течению реки Рио Котухе (Rio Cotuhe) в Буэнос-Айрес (не в столицу Аргентины, а в маленькую деревушку под таким названием в самом центре «трапеции»), где начали возводить полевые укрепления. Занятие Тарапаки серьезно обострило конфликт. Оба государства разорвали дипломатические отношения между собой и объявили мобилизацию. Всего до конца конфликта в Колумбии были мобилизованы около 37 тысяч, а в Перу до 50 тысяч человек. За счет резервистов обе страны развернули свои кадрированные дивизии до полных штатов.



Действия 15 февраля — 27 марта 1933 г.

***

18-20 февраля произошли несколько стычек в воздухе, а бразильские войска закрыли пограничные переходы на реках. Вследствие этого отряд генерала Кобо не мог теперь войти в Амазонку, а перуанские канонерки — в Путумайо. Поэтому именно река Путумайо стала настоящей линией фронта, куда перуанцы перебрасывали пехотные части из Куско, Пуно и Арекипы, а колумбийцы из Кали и Боготы[44].

Понятное дело, что в таких условиях канонеркам из Каукайи не удалось пройти в низовья реки и совместно с отрядом Кобо установить контроль над ее водами. В силу невозможности соединения обе группы кораблей были подчинены общевойсковому командованию и до самого конца боевых действий они поддерживали свои войска на конкретных участках фронта.

Закрепившись в Тарапаке, колумбийские части двинулись вглубь «трапеции». Однако их продвижение через джунгли сильно тормозили проливные дожди и столкновения с перуанскими отрядами. Все это привело к тому, что занятие территории, которое по официальным заявлениям должно было продлиться не более недели, растянулось на неопределенный срок.

Тем временем командующий перуанскими войсками генерал Оскар Бенавидес (О. Benavides) направил против противника почти всю свою авиацию. Под ее прикрытием 20 февраля перуанцы атаковали колумбийский лагерь на острове Чавако в верхнем течение Путумайо. Успеха, однако, они не добились, а лишь потеряли один самолет, сбитый огнем с земли.

23 февраля эскадрилья АКП подвергла бомбардировке находившийся в районе Тарапаки колумбийские корабли, повредив канонерки «Cordova» и «Barranquilla». В этом, по тогдашним временам самом крупной в Америке воздушном сражении (против перуанцев в воздух поднялась колумбийская эскадрилья; всего в бою участвовали 25 самолетов), АКП потерял 3 самолета, которые были сбиты.

***

1 марта Совет Лиги Наций, полностью признав право Колумбии на спорную территорию, предложил создать международную комиссию для временного управления спорным регионом. И этот проект правительство Перу отвергло, так как оно по-прежнему надеялось решить проблему военным путем. Однако инициатива уже перешла в руки противника.

Колумбийские части, поддерживаемые продвигавшейся вверх по Рио Котухе канонеркой «Cordova», 17 марта атаковали деревню Буэнос-Айрес и захватили ее после двух дней боев. Используя то обстоятельство, что основная часть перуанской авиации действовала внутри «трапеции» (20 марта она подвергла бомбардировке колумбийские корабли в Тарапаке и Буэнос-Айрес), колумбийцы начали наступление на верхнем участке Путумайо, заняв 26 марта Пуэрто Артуро и атаковав укрепленный пункт противника в Гвепи (Guepi). Атаку поддерживали канонерки из Каукайи — «Santa Marta» и «Cartagena», благодаря чему 27 марта Гвепи был взят, а его гарнизон, состоявший из 500 человек, разбит и рассеян.

Занятие всех перечисленных поселений позволило Колумбии сделать часть реки снова судоходной и открыть линию снабжения из Пасто в Каукайю; кроме того, это имело большое политическое значение, поскольку означало перенос войны на территорию Перу.

***

Военные неудачи вызвали возмущение перуанской общественности. Для ее успокоения правительство заявило, что 17 апреля перуанские войска отбили Гвепи у колумбийцев, но это заявление являлось обыкновенным блефом. Однако, чтобы успокоить нарастающую оппозицию, в самом деле требовалась какая-нибудь эффектная победа. Данное обстоятельство стало причиной отправки на Амазонку наспех сколоченной группы кораблей.

В конце апреля 1933 года из Кальяо в «неизвестном направлении» вышли крейсер «Almirante Grau» и 2 подводные лодки типа «R». Ходили слухи, что их целью являются действия против колумбийских портов и судоходства в Карибском море, тем более, что 4 марта эти корабли прошли Панамский канал. Кроме того, в порту Бальбоа, в зоне Панамского канала, стоял в доке на ремонте котлов и машин перуанский крейсер «Colonel Bolognesi». Он вполне мог присоединиться к этой группе.

Однако в официальном заявлении правительства Перу говорилось, что корабли направляются в район конфликта, чтобы атаковать продвигающиеся вверх по Путумайо колумбийские корабли.

После короткой стоянки в Кюрасао, целью которой была очистка подводной части корпуса крейсера (впрочем, голландцы под нажимом США отказались провести ремонт) 8 марта перуанский отряд снова двинулся в путь, зайдя для дозаправки топливом и провиантом в Порт-оф-Спейн, а затем вышла к берегам Гвианы.

Этот рейд вызвал замешательство бразильских властей и сильную обеспокоенность колумбийцев, поскольку один только крейсер своей огневой мощью превосходил всю артиллерию корпуса Кобо (два 152-мм орудия и девять 76-мм, против трех 88-мм пушек и четырех 75-мм). Положение ухудшилось еще и потому, что пребывавший с конца апреля в столице страны Боготе генерал Кобо, по невыясненным причинам сложил с себя командование и снова вернулся во Францию.

Развязать критическую ситуацию помог случай. 30 апреля в Лиме террористы из так называемого Американского Народного Революционного Альянса убили президента С. Серро. В борьбе за власть экспедиция военно-морского флота отошла на задний план. Тем не менее, новый президент, бывший военный министр генерал Оскар Бенавидес, ее не отменил, хотя и согласился на предложение Лиги Наций о приостановке военных действий.

Видимо, он хотел таким образом обеспечить себе более сильную позицию в начинающихся в мирных переговорах, согласие на которые колумбийское правительство выразило 12 мая.

Прибытие перуанского отряда кораблей в район Тарапаки ожидалось 24 мая, однако неприязненная позиция бразильских властей, которые саботировали снабжение его топливом и продовольствием, а также угроза экономических санкций со стороны Лиги Наций вынудили правительство Бенавидеса начать переговоры еще до прихода эскадры.

Поскольку военные действия прекратились, дальнейшее продвижение отряда тоже приостановилось и в сентябре корабли вернулись в Кальяо.

Согласно подписанному 25 мая в Женеве соглашению о перемирии, войска обеих сторон должны были уйти из занимаемых ими районов, а назначенная Лигой Нации международная комиссия (представители США, Бразилии, Испании и Кубы) должна была от имени Колумбии взять на себя административное управление «трапецией» Летисии сроком на один год. Для поддержания порядка в распоряжение комиссии были переданы 150 колумбийские солдат.

Мирные переговоры начались 24 октября 1933 года в Рио-де-Жанейро.

Несмотря на некоторое обострение отношений в апреле 1934 года (когда Колумбия, опасаясь новой перуанской агрессии, послала в Летисию 2 транспортных судна, имевшие на борту 1650 солдат, а Перу направило в порт Рамон Кастильо эсминец «Almirante Guisse») под сильным давлением Бразилии 24 мая 1934 года был подписан мирный договор. Он подтвердил границы, определенные договором Саломона — Лозано, благодаря чему 19 июня 1934 года власть над «трапецией» Летисии снова официально перешла к Колумбии.


Глава 17. ИТАЛЬЯНСКО-БРИТАНСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ В 1935-1936 гг

«Ничто на свете не происходит без участия военного флота. Флот определяет положение народа в мировой иерархии во время мира, а во время войны, обеспечивая стране свободу действий на море, почти всегда решает судьбу победы сухопутных сил».

Эти слова итальянского диктатора Бенито Муссолини, по совместительству являвшегося еще и министром ВМФ, объясняют стремительное расширение итальянского флота. На его строительство ежегодно выделялось в 1926-30 гг. — 1 миллиард лир, в 1931-34 гг. — 1.25 млрд. лир, в 1935-36 гг. более 1,3 млрд. лир.

Столь стремительный рост морскоё мощи и явное желание превратить Средиземное море в итальянское «mare nostrum» («наше море» — лат.) серьезно беспокоило Францию, но еще больше — Великобританию, которая дотоле господствовала на этом ТВД.

Озабоченность британского правительства еще больше усилилась после того, как французское правительство Пьера Лаваля 7 января 1935 года подписало договор с Италией. В соответствии с этим договором Франция отказывала британскому флоту в использовании военно-морских баз в Южной Франции и Северной Африке в случае вооруженного конфликта с Италией.

***

Однако Италия создавала мощный флот не только для обороны своих морских рубежей. Он был необходим также и для реализации планов колониальных захватов в Африке и на Ближнем Востоке, то есть в регионах, традиционно входивших в сферу британского влияния и бдительно охраняемых британским Королевским флотом.

Италия, окончательно объединившаяся в единое государство лишь в 1870 году, достаточно поздно вступила на путь колониальных завоеваний. В 80-е годы ХIХ века итальянцы захватили Эритрею и Сомали, однако попытка захвата Абиссинии (Эфиопии) закончилась поражением под Адуа 1 марта 1896 г. Затем в 1911 году, во времена внутреннего кризиса оттоманской империи, итальянцы захватили Ливию. В этой кампании итальянский флот сыграл решающую роль. Он разгромил немногочисленный турецкий флот, обеспечил переброску в Ливию 56-тысячной итальянской армии, своим огнем поддерживал ее действия в прибрежной полосе и сам активно действовал на морских коммуникациях противника, срывая переброску турецких войск.

Теперь, имея уже некоторый опыт в колониальных кампаниях и значительно увеличившийся по своим размерам, итальянский флот должен был сыграть важнейшую роль в новых захватах. Первой целью была избрана Абиссиния — отчасти в плане мести за Адуа, но главным образом по причине имеющихся там природных богатств (уголь, железная и медная руда, золото, соль, кофе, табак, хлопок, сахарный тростник, каучук).

Итальянская Восточная Африка — в виде Эритреи и Сомали — представляла бы серьезную угрозу британским морским коммуникациям в Индию и на Дальний Восток. А Ливия и Абиссиния, охватывающие Египет и Судан подобно гигантским клещам, в свою очередь угрожали бы сухопутным коммуникациям, соединявшим Египет с Южноафриканским Союзом (автострада Каир — Капштадт). Наконец, захват озера Тана (исток Голубого Нила) позволил бы, угрозой реализации проекта поворота течения притоков Нила, оказывать давление на Судан и Египет.

Поэтому Великобритания была весьма заинтересована в том, чтобы Абиссиния оставалась независимой. В июне 1935 года, стараясь нейтрализовать назревающий Итало-Абиссинский конфликт, министр по делам Лиги Наций Энтони Иден (Anthony Eden) предложил Муссолини произвести новый раздел сфер влияния в Абиссинии, что дуче сразу отверг.

***

В том случае, если бы итальянское вторжение в Абиссинию повлекло за собой войну с Англией, итальянский флот должен был обеспечить достижение политических целей Муссолини. Дуче, зная, что Великобритания добровольно никогда не идет ни на какие уступки, решил принудить ее к этому путем шантажа.

Поэтому он приказал начать интенсивное усиление и расширение уже существующих военно-морских и авиационных баз Генуя, Специя и Ливорно в Лигурийском море; Неаполь, Палермо и Мессина в Ионическом мэре; Бриндизи, Венеция, Фиуме, Триест и Пола в Адриатике), а также строить новые (Маддалена, Кальяри, Сан-Пьетро и Сан-Антонио на Сардинии, Трапани, Марсала и Сиракузы на Сицилии, на островах Лерос и Родос (Додеканезский архипелаг), на острове Пантеллерия.

Интенсивно развивалась и авиация. В 1935 году итальянская авиапромышленность получила заказ на строительство 420 истребителей, 330 бомбардировщиков и 400 самолетов-разведчиков. Этот заказ означал удвоение итальянской авиации, имевшей в своем составе ровно столько же самолетов — 1250. Из них к флоту относились 73 корабельных гидропланов и 412 самолетов береговых эскадрилий.

В 1935 году итальянский флот включал в себя следующие корабли: 2 линкора (плюс еще 2 в модернизации), 1 гидроавианосец, 10 тяжелых крейсеров (считая 3 старых броненосных), 16 легких крейсеров (из них 7 старых), 87 эсминцев и миноносцев, 77 подводных лодок, 55 минно-тральных кораблей, 18 канонерок, 5 мониторов, 95 торпедных и противолодочных катеров, 45 учебных кораблей и вспомогательных судов. Общая численность личного состава была 2.964 офицера, 50 тысяч унтер-офицеров и матросов.

Итальянский торговый флот насчитывал 1.278 судов общей грузоподъемностью 3.149.809 брт (британский торговый флот имел в этот период 9.967 судов и 20.841.218 брт).

***

Британский флот (Mediterranean Fleet) в это время располагал в Средиземном и Красном морях 5 линкорами, одним авианосцем, 4 тяжелыми крейсерами и 5 легкими (из них 3 старых), 27 эсминцами, 6 подводными лодками, 10 заградителями и тральщиками, 4 канонерками и 5 вспомогательными судами. Морская авиация была довольно слабой. Она имела 60 самолетов корабельного базирования и 30 в составе береговых эскадрилий.

В противоположность итальянским, английские базы были расположены далеко друг от друга и их было мало. От самой западной из них (Гибралтара) до следующей — Ла-Валетта (на Мальте) — было 985 миль (1824 км). Четыре другие, расположенные в восточной части Средиземного моря: Александрия и Порт-Саид (Египет), Ларнака (Кипр) и Хайфа (Палестина), находились от Мальты на удалении 820-1030 миль (1518-1908 км). Базы Красного моря (Суэц, Порт-Судан и Аден) не могли принимать крупные эскадры и не имели средств ПВО. Такая военно-оперативная ситуация на ТВД благоприятствовала агрессивным намерениям Муссолини.

***

Планируя вторжение в Абиссинию, итальянское правительство должно было обеспечить снабжение Италии всеми необходимыми ресурсами на весь период действия экономических санкций, которые могла ввести Лига Наций. Ситуацию осложняла слишком большая протяженность коммуникаций, по которым следовало доставлять войска, продовольствие, вооружение, боеприпасы и снаряжение в тыловые базы снабжения на территории Эритреи и Сомали (путь от Неаполя до Массауа составлял 2100 миль, от Неаполя до Могадишо 4500 миль). К тому же эти пути проходили через Суэцкий канал, находившийся пол полным контролем англичан.

С учетом всех обстоятельств, следовало еще до начала военных действий сконцентрировать в Восточной Африке соответствующие силы и средства. Поэтому итальянцы ускоренными темпами осуществляли масштабную перестройку существовавших там небольших портов — Массауа и Ассаб в Эритрее; Могадишо, Мерка, Данте, Бендер Кассим, Алула, Чисимайо, Оббиа и Брава в Сомали. Так, порт Массауа в феврале 1935 г. мог одновременно принимать всего лишь 4 грузовых судна, а за месяц он обрабатывал не более 5 тысяч тонн грузов. В декабре того же года он мог принимать уже 50 судов, а месячный оборот грузов достиг 200 тысяч тонн!

Для обеспечения людей и судов пресной водой почти во всех портах итальянцы построили установки для дистилляции морской воды, обладавшие производительностью до 7500 тонн ежедневно. Кроме того, сюда прибыли плавучие опреснительные станции, а каждый уходивший из Италии корабль брал с собой максимальный запас пресной воды. Наконец, два больших морозильных судна обеспечивали производство необходимого количества льда.

В феврале 1935 года в Эритрею отправились первые транспорты с войсками Для их доставки военный флот зафрахтовал 93 коммерческих судна общей грузоподъемностью 725.000 брт (в том числе 10 пассажирских лайнеров), получил в свое подчинение 61 корабль, находившийся до того в распоряжении авиации и гидрографической службы, а также купил 12 транспортов (140.000 брт) за границей.

Для лечения больных и раненых людей предназначались 8 плавучих госпиталей («Aquileia», «California», «Cesarea», «Helouan», «Gradisca», «Tevere», «Urania», «Vienna»), каждый из которых имел от 550 до 807 койко-мест.

Главными задачами военного флота являлись, во-первых, обеспечение безопасности морских коммуникаций, связывавших Италию с ее североафриканскими владениями, а также с Албанией, архипелагом Додеканез, с советскими и румынскими портами в Черном море (доставка нефти); во-вторых, с Эритреей и Сомали. В общем, эта война неизбежно стала бы войной за господство на коммуникациях, поскольку Муссолини больше всего опасался экономических санкций и морской блокады.

Эти опасения объяснялись характером итальянской экономики, сильно зависевшей от импорта энергоносителей и сырья. Морским путем в Италию доставлялись из СССР, Румынии и Турции — нефть и зерно (более 1,5 млн. тонн в год); из обеих Америк — нефть, зерно, кожа, сахар, шерсть, мясо (3 млн. тонн ежегодно); с Дальнего Востока — нефть, зерно, хлопок и олово (1,2 млн. тонн ежегодно); из Великобритании — уголь, железная руда (12 млн. тонн ежегодно).

При этом наибольшее значение для современной войны имели поставки нефти и ее продуктов. Годичная потребность Италии в этом сырье составляла 2,7 млн. тонн, при собственной добыче всего лишь 240 тысяч тонн. Готовясь к войне, Италия создала значительные запасы топлива. По оценкам, их должно было хватить на 3-4 месяца, однако трудно было сказать какое количество горючего могло в действительности понадобиться.



Итальянские и британские базы в Средиземном море

Особенно это касалось флота, который всего за один час работы всех корабельных двигателей на максимальных оборотах сжигал около 20.000 тонн мазута, солярки и бензина. Между тем, в условиях Средиземного моря все крейсерские операции и рейды требовалось осуществлять внезапно для противника, то есть на полном ходу, следовательно, с большим расходом топлива. К тому же недостаточно мощный боевой потенциал флота (всего 2 линкора в строю) определял тактику уклонения его от генеральных сражений. Чтобы разрешить эту проблему, итальянцы решили в массовом порядке использовать авиацию, которая во взаимодействии с флотом могла не только компенсировать его качественные недостатки, но и вообще опрокинуть все тогдашние представления о стратегии и тактике морской войны.

Но все понимали, что в любом случае войну с Абиссинией нужно провернуть как можно быстрее, чтобы третьи страны просто не успели вмешаться, а мир оказался бы перед свершившимся фактом. Успешное же ведение войны прежде всего зависело от обеспечения надежного морского пути в Восточную Африку через Суэцкий канал и Красное море, то есть там, где господствовал британский флот. Поэтому, чтобы припугнуть англичан и «объявить им шах», итальянский адмирал Доменико Каваньяри (Domenico Cavagnari) предложил следующую дислокацию итальянского ВМФ, оптимально соответствовавшую оперативным требованиям в случае войны с Англией.

***

Были созданы 7 ударных групп в следующем составе.

Первая группа (база Специя) — 7 тяжелых крейсеров {«Bolzano», «Fiume», «Gorizia», «Роlа», «Triest», «Trento», Zara»), 23 эсминца (1-й, 2-й, З-й, 7-й, 8-й дивизионы), 17 подводных лодок (1-й, 2-й, 3-й дивизионы), 7 тральщиков и 70 самолетов (из них 21 на кораблях).

Эта группа, имевшая возможность действовать в западном, восточном и южном оперативных направлениях, обеспечивала главное прикрытие для всех остальных групп итальянского флота. Обладая значительной скоростью хода надводных кораблей (в среднем, 30 узлов), она могла за 12-14 часов прибыть из Специи в Сицилийский пролив, а за 20 часов — в Ионическое море, чтобы поддержать действующие там легкие силы флота.

Вторая группа (база Неаполь) — легкий крейсер «Attendolo», 12 эсминцев (4-й, 5-й, 12-й дивизионы), 18 подводных лодок (4-й, 5-й, 6-й, 7-й дивизионы), 19 торпедных катеров, 17 тральщиков и 100 самолетов (из них только 3 на кораблях).

Действуя из Неаполя, а также из Мессины, Трапани и Сан-Антиоко, эта группа должна была блокировать Мессинский пролив, авиация же должна была разбомбить британскую базу на Мальте (Ла-Валетта). Таким образом, ее задача заключалась в отделении восточной части Средиземного моря от остальной его акватории, в разрыве британской коммуникации между Гибралтаром и Суэцким каналом.

Третья группа (база Таранто) — 2 линкора («Doria», «Duilio»), 4 легких крейсера («Cadorna», «Colleoni», «Delle Bande Nere», «Di Giussano»), 19 эсминцев (1-я, 2-я, 4-я, 5-я разведгруппы, 9-й дивизион), 21 подводная лодка (8-й, 9-й, 10-й, 11-й дивизионы), 4 торпедных катера, 1 минный заградитель, 50 самолетов (из них 14 на кораблях). Эта группа должна была обеспечить безопасность морского пути в Ливию, прикрывать вход в Адриатику, а также удерживать греческий флот от вмешательства на стороне Великобритании.

Четвертая группа (Додеканезские острова) — гидроавианосец «Miraglia», 4 легких крейсера («Da Barbiano», «Diaz», «Duca d’Aosta», «Montecucolli»), 12 эсминцев (3-я разведгруппа, 10-й, 11-й дивизионы), 12 подводных лодок (12-й и 14-й дивизионы), 1 канонерка, 1 минный заградитель, 1 тральщик и 250 самолетов (из них 32 на кораблях). Базируясь на острова Лерос, Калимнос, Карпатос и Родос, эта группа, взаимодействуя с группой в Таранто, должно было сражаться с британским флотом в восточной части Средиземного моря, а также совершать обстрелы и воздушные бомбардировки британских баз в Александрии, Хайфе и Суэце.

Пятая группа (база Венеция) — 3 старых броненосных крейсера («Francesco Ferruccio», «Pisa», «San Giorgio»), 4 старых легких крейсера («Brindisi», «Libia», «Taranto», «Venezia»), 12 эсминцев (6-й, 13-й, 14-й дивизионы), 4 подводные лодки (15-й дивизион), 18 торпедных катеров, 23 тральщика и 25 самолетов (только 2 на кораблях). Эта группа, используя также порты Пола и Бриндизи, должна была обеспечить охрану коммуникаций в Адриатическом море и сражаться с югославским флотом, если бы он выступил на стороне Великобритании.

Шестая группа (база Триполи) — 4 миноносца, 2 канонерки и 12 самолетов. Ее задачей являлась охрана ливийского побережья.

Седьмая группа (база Массауа) — так называемая «легкая эскадра Красного моря» — 3 старых легких крейсера («Ancona», «Bari», «Quarto»), 5 миноносцев, 5 подводных лодок (13-й дивизион), 4 канонерки, 1 минный заградитель и 25 самолетов. Она должна была разорвать британское сообщение между Суэцом и Аденом, а также охранять побережье Эритреи.

Всего в состав этих семи групп входили 2 линкора, 1 гидроавианосец, 10 тяжелых и броненосных крейсеров, 16 легких крейсеров, 87 эсминцев и миноносцев, 77 подводных лодок, 41 торпедный катер, 3 минных заградителя, 48 тральщиков, 7 канонерок (почти весь итальянский флот) и 532 боевых самолета.

С оперативной точки зрения их дислокация была явно наступательной, поскольку давала возможность полностью заблокировать британские силы на слабо подготовленных к войне базах в восточной части Средиземного моря. Занимая центральное положение между Гибралтаром и Порт-Саидом, «Regia Marina» мог быстро и относительно безопасно концентрировать свои силы в любом месте для нанесения ударов в избранном направлении.

***

Что касается британского «Mediterranean Fleet», то в случае наступательных действий он должен был оперировать на внешних (по отношению к итальянским) линиях Средиземного моря, имея на своих флангах итальянские авиационные и морские базы (Додеканезские острова и Ливия). После выхода из Александрии и Хайфы, британские корабли сразу же натыкались на корабли итальянских групп IV, VI и III, которые в случае необходимости могли быть усилены за счет групп II и I.



Итальянский тяжелый крейсер «Gorizia»



Итальянский легкий крейсер «Luigi Cadorna»

В таких условиях действия к западу от Александрии были связаны для англичан с серьезным риском. Впрочем, риск представляло даже простое пребывание в портах восточной части Средиземного моря, лишенных в то время средств ПВО и потому беззащитных перед многочисленной итальянской авиацией, базировавшейся на аэродромы Додеканезских островов и Ливии.

Итальянские бомбардировщики и торпедоносцы Cant Z-501, Cant Z-506, Caproni Са-111, SIAI S-78, SIAI SM-79, SIAI SМ-81 развивали скорость в пределах 245-430 км/час, несли бомбовую нагрузку от 810 до 2200 кг, имели дальность полета 2000-2745 км. Это позволяло им атаковать не только Хайфу и Мальту (от Бенгази до Хайфы 1435 км, от Родоса до Мальты 1250 км), но также Суэц и Порт-Судан. В таких условиях роль Мальты как военно-морской базы становилась весьма сомнительной, в то же время утрата Мальты означала разрыв британских коммуникаций и разделение Средиземноморского флота на две отдельные группы — восточную и западную.

Угроза с воздуха вынуждала британский флот искать более безопасные убежища в Суэце, Порт-Судане и Адене, но это означало оголение восточной части Средиземного моря.

Уйдя в эти порты, британский флот оказался бы автоматически вытесненным из Средиземного моря. Иными словами, теоретически итальянский флот мог одержать победу без единого выстрела в силу одного лишь своего присутствия в нужных местах в нужное время. Правда, такая его «победа» все равно имела бы весьма ограниченный характер, ибо он не смог бы выйти дальше Гибралтара и Порт-Саида.

***

Чтобы ускорить уход англичан с египетских баз, Муссолини, используя вновь построенную прибрежную автостраду Триполи — Бенгази — Тобрук, направил к ливийско-египетской границе 4-ю пехотную дивизию, усиленную танковыми подразделениями. Ввиду слабости англо-египетской армии, она представляла серьезную угрозу Суэцкому каналу и Александрии, которые совершенно не были готовы к отражению нападения с суши.

Одновременно итальянцы развернули мощную пропаганду на арабском языке по радио, целью которой являлось подогревание довольно сильного движения египетских и суданских националистов. Антибританские передачи транслировали центральные радиостанции в Риме и Бари, а также африканские в Асмаре и Могадишо.

Интенсивно создавалась противодесантная оборона. Вдоль итальянских берегов, на островах Эгейского моря, в Ливии, Эритрее и Сомали были развернуты свыше 100 батареи береговой и зенитной артиллерии, для обслуживания которых мобилизовали резервистов. На случай закрытия англичанами Суэцкого канала, итальянцы создавали в Эритрее и Сомали значительные запасы оружия, боеприпасов, горючего и продовольствия.

Целенаправленные действия Муссолини открыли англичанам глаза на слабость их собственных позиций в районе вероятного вооруженного конфликта. Поэтому с целью сокращения диспропорции сил, а также для того, чтобы сделать дуче более уступчивым, англичане тоже начали усиливать сухопутные гарнизоны, соединения флота и авиации в Средиземном море.

Эти приготовления маскировали заявления в прессе о предстоящих маневрах «Mediterranean Fleet», а британский посол в Риме даже нанес 22 сентября визит Муссолини, уверяя его, что все эти меры предприняты исключительно вследствие антибританской кампании в итальянской прессе. Но стоит заметить, что в «дипломатии угроз» Италия была решительно настроена на войну, тогда как Великобритания — только на демонстрацию силы, которая позволила бы достичь компромисса за столом переговоров.

Увеличение состава британского Средиземноморского флота осуществлялось за счет Флота метрополии (Home Fleet) и Резервного флота (Reserve Fleet), а также эскадр, базировавшихся в восточноазиатских, индийских, Центральноамериканских, австралийских и новозеландских водах.

В течение сентября 1935 года в Средиземное море прибыли: из состава «Home Fleet» — линейные крейсеры «Hood» и «Renown», авианосец «Courageous», крейсеры «Achilles», «Leander», «Neptune», «Orion», 20 эсминцев, 6 подводных лодок и сетевой заградитель «Guardian»; из состава «Reserve Fleet» — 12 эсминцев, 4 подводные лодки, 2 минных заградителя и 10 тральщиков; из Восточно-Азиатской эскадры — тяжелый крейсер «Berwick», 6 эсминцев, 4 подводные лодки и минный заградитель «Adventure», из Цейлонской эскадры — тяжелый крейсер «Norfolk», легкие крейсеры «Emerald» и «Colombo», из Порт-Стенли (Фолкленды) — тяжелый крейсер «Exeter» и легкий «Ajax»', из Окленда (Новая Зеландия) — легкий крейсер «Diomede»,' из Сиднея (Австралия) — тяжелый крейсер «Sussex».

Одновременно усиливалась морская авиация (FAA) и авиация наземного базирования (RAF).

Вследствие угрозы итальянского нападения с воздуха на повестку дня встал вопрос о значении Мальты как морской и авиационной базы. Ла-Валетту от Сицилии отделяют всего лишь 65 миль (120 км), ее порт довольно тесный и здесь тоже не было береговых средств ПВО. Поэтому по решению Адмиралтейства все базировавшиеся здесь корабли и суда, включая большой плавучий док, были переведены в Александрию.

Тем самым англичане практически ликвидировали свой морской путь через Сицилийский пролив (150 км длины, 100 км ширины), безопасность которого обеспечивали корабли из Ла-Валетты. Базы в Гибралтаре и в Александрии находились слишком далеко, чтобы мешать безнаказанно действовать в этом проливе итальянским подводным лодкам и торпедным катерам, а также самолетам с нового аэродрома на острова Пантеллерия.

Однако две авиабазы, имевшиеся на Мальте (Калафрана и Хал Фар) остались. Базировавшиеся здесь английские самолеты должны были бороться с легкими силами итальянцев в окрестных водах, осуществлять налеты на их базы в Таранто (583 км), Неаполе (602 км) и даже на Сицилии и Сарлинии (740 км).

Правда, итальянцы не очень верили в возможность таковых, поскольку британская авиация уступала итальянским ВВС не только численно. Бомбардировщики-торпедоносцы Fairey Swordfish, Blackburn Baffin и Blackburn Shark развивали скорость всего лишь 220-265 км/час, имели дальность полета от 925 до 2035 км и бомбовую нагрузку в пределах 450-900 кг. Иначе говоря, они уступали итальянским самолетам того же класса по всем параметрам. Универсальный самолет SARO А-27 London (скорость 280 км/час, дальность 2740 км, бомбовая нагрузка 1500 кг) только еще начал поступать на вооружение RAF (20 машин).

В начале октября 1935 года дислокация британского флота была следующей (не считая вспомогательных судов).

Александрия: 5 линкоров («Barham», «Queen Elisabeth», «Resolution», «Revenge», «Valiant»), авианосец «Glorious», 5 тяжелых крейсеров («Australia», «Berwick», «Devonshire», «London», «Shropshire»), 5 легких крейсеров («Arethusa», «Delhi», «Despatch», «Durban», «Galatea»), 22 эсминца (3-я и 4-я флотилии), 6 подводных лодок (1-я флотилия), 2 канонерки и 91 самолет (из них 66 на кораблях).

Хайфа: (значение этого порта определяло наличие в нем трубопровода компании «Iraq Petroleum») — 2 тяжелых крейсера («Exeter» и «Norlolk»), 5 легких крейсеров («Achilles», «Ajax», «Leander», «Neptune», «Orion»), 19 эсминцев (2-я и 5-я флотилии), 4 подводные лодки (3-я флотилия) и 32 самолета (из них 7 на кораблях).

Порт-Саид: тяжелый крейсер «Sussex», легкие крейсеры «Colombo» и «Emerald», а также 14 самолетов (2 на кораблях).

Гибралтар: линейные крейсеры «Hood» и «Renown», авианосец «Courageous», 11 эсминцев (20-я флотилия) и 53 самолета (все на кораблях);

Суэц: легкий крейсер «Diomede», 9 эсминцев (1-я флотилия), 4 подводные лодки (из 4-й флотилии) и 15 самолетов.

Аден: 9 эсминцев (из 8-й флотилии), 6 подводных лодок (2-я флотилия), 2 канонерки и 9 самолетов.

Всего британские силы насчитывали 5 линкоров, 2 линейных крейсера, 2 авианосца, 8 тяжелых и 13 легких крейсеров, 70 эсминцев, 20 подводных лодок, 4 канонерки и 239 самолетов.

В целом, эти силы обладали весьма значительной боевой мощью. Но их дислокация указывала на исключительно оборонительные задачи флота. За исключением гибралтарской эскадры, все его силы были собраны в восточной части Средиземного моря, для обороны Египта и Суэцкого канала. База на Мальте, с которой можно было осуществлять рейды в Лигурийское море и Адриатику (тем самым угрожая промышленным районам Италии), была эвакуирована, благодаря чему стратегическая инициатива перешла к Италии.



Британский линкор «Valiant»

Избрать именно такой вариант дислокации англичан заставил, во-первых, значительный перевес итальянского флота в подводных лодках (77 против 20) и в авиации (532 самолета против 239), а во-вторых, менее выгодное расположение баз и трудности в их снабжении.

Правда, британский флот имел преимущество в линейных кораблях, которые после удачной модернизации стали значительно сильнее, чем прежде, но возможность их использования сильно ограничивали все те же итальянские подводные лодки, торпедные катера, бомбардировщики и торпедоносцы. Получался своего рода порочный круг. Для защиты линкоров требовалось много легких кораблей, которых у англичан в Средиземном море было мало, а с другой стороны, чтобы успешно противостоять итальянским легким силам, более слабым соединениям британских легких сил требовалась поддержка линкоров.

В итоге, итальянский флот обеспечил себе оперативную свободу, тогда как британский был ограничен в своих передвижениях.

***

Как следует подготовившись, итальянцы начали новую колониальную войну. 3 октября 1935 года, сразу после окончания сезона дождей в Восточной Африке, их 350-тысячная армия без объявления войны перешла границы Абиссинии. 7 октября Совет Лиги Наций заявил, что Италия совершила прямую агрессию против члена Лиги Наций, нарушив тем самым статью 12 Пакта Лиги.

Призыв абиссинского правительства о помощи был сочувственно встречен мировой общественностью, но только решительная позиция великих держав могла бы остановить агрессора. Увы, скоро выяснилось, что Абиссиния может рассчитывать исключительно на собственные силы.

Хотя Великобритания старалась произвести впечатление, что она готова к войне, на самом деле она не желала вступать в конфликт с итальянцами без решительной поддержки Франции. Французы же, рассчитывавшие на поддержку итальянцев против Германии и очень недовольные британско-германским морским соглашением, вовсе не стремились к этому. Более того, они отказали британским кораблям в использовании своих баз в западной части Средиземного моря, демонстративно усилили береговую и противовоздушную оборону порта Джибути, транзитом через который производилось снабжение итальянской армии в Абиссинии. Тем самым французы дали понять, что они настроены скорее против Великобритании, чем за нее. Наиболее наглядно их неприязнь к англичанам выразило предложение Лаваля, заключавшееся в том, что Великобритании следует вывести свой флот из Средиземного моря — «для разрядки международной напряженности».

Чтобы заполнить «пустоту», образовавшуюся в западной части средиземноморской акватории после отказа французов усилить свою эскадру и ею угрожать Италии, британское Адмиралтейство перевело в Гибралтар ядро своего «Home Fleet»: линкоры «Nelson» и «Rodney», авианосец «Furious», легкие крейсеры «Cairo» и «Sydney», 19 эсминцев (6-я и 21-я флотилии), а также перевело сюда из Новой Зеландии легкий крейсер «Dunedin».

Одновременно для демонстрации всему миру того, что британский флот не намерен уступать поле боя, в начале октября на обширном пространстве между Кипром, Хайфой, Александрией, Суэцем и Аденом начались большие маневры «Mediterranean Fleet».

10 октября Общее собрание Лиги Наций приняло решение о введении экономических и финансовых санкций против Италии с 18 ноября. Они включали запрет на экспорт в эту страну оружия, военных материалов и тех видов сырья, которые предназначены в первую очередь для военных целей (кроме нефти и угля), запрет на предоставление ей финансовых кредитов. запрет на импорт итальянских товаров. Кроме того, было принято положение о взаимопомощи для компенсации убытков, понесенных государствами, участниками санкций.

За введение санкций проголосовали 50 стран, против — только Италия. Еще три страны — Австрия, Венгрия и Албания — воздержались. Кроме того, санкции не приняли к исполнению США, Германия, Бразилия и СССР, которые не входили в Лигу Наций. Неполнота экономических санкция, при отсутствии каких бы то ни было мер военного давления на агрессора, изначально определили их малую результативность. Конец войне в Абиссинии могли положить лишь два фактора: эмбарго на поставки нефти и закрытие Суэцкого канала для итальянских кораблей.

Но если первый фактор зависел от солидарности всех государств, то второй — исключительно от Великобритании. В середине октября британское правительство серьезно рассматривало этот вопрос, однако быстро пошло на попятный, после того как Муссолини заявил, что закрытие канала будет означать первый шаг к войне со стороны Англии, и что Италия «не отступит перед риском развязать новую мировую войну».

Нефтяные санкции тоже не прошли вследствие противоречий между экспортерами нефти, стремившимися нажиться на усиленных поставках. Решающую роль сыграл отказ США и СССР прекратить такие поставки.

В итоге, Суэцкий канал остался открытым для итальянских военных кораблей и транспортных судов. Движение их было настолько оживленным, что в статистике движения через канал за 1935 год Италия перешла с четвертого места на второе.

Итальянские транспорты шли под охраной военных кораблей из Неаполя, Генуи и Кальяри, а после выхода из Суэцкого канала двигались дальше по двум конвойным трассам: одна вела к портам Эритреи (Массауа и Ассаб, время перехода 6 дней), вторая — к сомалийским портам (большей частью в Могадишо, Мерка и Брава, время перехода 10 дней). Часть судов направлялась в порт Джибути (французское Сомали), откуда грузы шли транзитом на фронт.

Во время прохода итальянских конвоев их сопровождали британские военные корабли, которые часто шли чуть ли не вплотную к их бортам. Итальянцы отвечали им тем же. Любую группу британских кораблей всегда сопровождали итальянские торпедные катера, а неподалеку время от времени всплывали итальянские подводные лодки.

Подобная «война нервов» могла привести к инцидентам с непредсказуемыми последствиями, но Муссолини заявил, что не собирается ничего менять, поскольку желает показать всем, что Италии есть «чем и с кем» воевать.

Считаясь с возможностью внезапного итальянского нападения, англичане усилили противолодочную и противовоздушную оборону своих баз, а также ограничили торговое судоходство в их водных районах. 18 октября штаб «Mediterranean Fleet» был переведен с Мальты в Александрию, что позволило более успешно готовить оборону зоны Суэцкого канала. Одновременно, опасаясь итальянского вторжения в богатый нефтью район Персидского залива, англичане начали строить укрепления на островах Куриа-Муриа, создавать склады мазута, бензина и угля на берегах арабских эмиратов. Эти склады охраняли британские и арабские воинские части.

Однако широко разрекламированные «большие маневры» Средиземноморского флота, ввиду непреклонной позиции Муссолини, оказались по результатам совершенной пустышкой, а ноябрьские штормы принесли британскому флоту некоторые потери: получили серьезные повреждения крейсеры «Devonshire» и «Durban».

В это же время, после успешно завершенной модернизации, приступили к ходовым испытаниям итальянские линкоры «Giulio Cesare» и «Conte di Cavour», что означало дальнейшее усиление итальянского флота.

Ничтожные результаты экономических санкций привели к тому, что британское правительство рассмотрело возможность блокады итальянских портов. Стало ясно, что ввиду «нейтральной» позиции Франции и Турции, а также слабости флотов других средиземноморских стран (Испании, Югославии, Греции) вся тяжесть блокады легла бы на «Royal Navy», который пришлось бы почти целиком сосредоточить на ТВД, оголив все другие районы мира. Эту идею пришлось оставить.

Понятно, что в условиях такой напряженности, начавшаяся 9 декабря в Лондоне конференция пяти великих морских держав, посвященная разоружению, проходила в неблагоприятной атмосфере. Как Италия, так и Великобритания думали скорее о довооружении. Италия временно отказалась от соблюдения ранее наложенных на нее ограничений. Британское Адмиралтейство в январе 1936 года заказало верфям первую партию торпедных катеров, а в феврале объявило заём в размере 250 млн. фунтов стерлингов на «обновление флота» (31 млн. из этой суммы предназначался для расширения баз на Мальте и в Гибралтаре).

Тем временем оба флота, приведенные в состояние полной боевой готовности, терпеливо исполняли свои ежедневные обязанности.

***

Деятельность итальянского флота в декабре 1935 — мае 1936 гг. сводилась к конвойно-транспортным операциям. Абиссинский фронт требовал постоянного притока людей и различных грузов, поэтому флот должен был обеспечить их быструю доставку.

В среднем, за период с февраля 1935 по февраль 1936 годов в итальянскую Восточную Африку ежемесячно перевозились: 24.902 человека, 1.603 лошади, 417 автотранспортных средств и 207.219 тонн других грузов, из них пять шестых в порты Эритреи и одна шестая — в Сомали.

В целом, за весь период войны флот доставил на фронт 380 тысяч солдат, 90 тысяч наемных рабочих, 40 тысяч лошадей и мулов, 900 орудий, 10 тысяч пулеметов, 700 самолетов, 300 танков, 25 тысяч автотранспортных средств, 4 млн. тонн других военных материалов и оборудования.

Кроме того, флот осуществлял медицинские функции, перевозя на своих госпитальных судах больных и раненых, а еще он обеспечивал радиосвязь. Для действий на суше из добровольцев был сформирован морской батальон «San Marco» (34 офицера, тысяча унтер-офицеров и матросов), который принял участие в боях на северном фронте.

Кроме того, на озере Тана в северной части Абиссинии была создана небольшая верфь. Строившиеся там малые военные суда должны были сражаться на Ниле, если бы дело дошло до войны с Великобританией.



Итальянские морские коммуникации

***

В противоположность итальянскому флоту, действия британского флота носили преимущественно разведывательно-дозорный характер. Британские корабли вели наблюдение за итальянскими конвоями, обследовали заливы на контролируемых ими берегах Средиземного и Красного морей в поисках итальянских диверсантов, упражнялись в методах борьбы с подводными лодками.

При этом не обходилось без происшествий. Например, в январе 1936 года эсминец «Comet» на скорости 25 узлов налетел вблизи Александрии на необозначенную на картах подводную скалу и серьезно повредил корпус. 19 марта на эсминце «Westcott», во время отработки учебной атаки подводной лодки, преждевременно взорвалась глубинная бомба, вызвав потери среди личного состава.

7 марта 1936 года германские войска, нарушив условия Версальского и Локарнского договоров, вошли в демилитаризованную Рейнскую область. Призрак новой войны, теперь уже в Европе, сразу отодвинул абиссинские проблемы на задний план. 5 мая итальянские войска заняли Аддис-Абебу, а 9 мая был опубликован декрет об аннексии Абиссинии.

В новой ситуации 15 июля 1936 года все санкции против Италии были отменены. В том же месяце была отменена боевая готовность британского флота в Средиземном море.

Война с Абиссинией обошлась Италии (до апреля 1936 года) в 7.469 млн. лир; из них на ВМФ было затрачено 725 млн., на армию 3.280 млн., на авиацию 850 млн. лир. Повсеместно было признано, что удар по престижу Великобритании Италия смогла нанести благодаря своей авиации и флоту, боевой потенциал которых предотвратил войну с Англией. Поэтому военный флот продолжал и дальше усиливаться; в 1936/1937 бюджетном году на его развитие было выделено 1.609 млн. лир.

Война с Абиссинией вызвала смещение вектора интересов внешней политики Италии с бассейна Дуная в район Средиземного моря, что позволило немцам успешно реализовать их планы в центральной и восточной Европе. Признание Италией ремилитаризации Рейнской области привело к разрыву альянса с Францией и, на правах взаимности (признание аннексии Абиссинии), к сближению с Германией (ось Рим — Берлин, 25 октября 1936 года), а затем и с Японией (антикоминтерновский пакт 6 ноября 1937 года). В свою очередь Франция начала искать поддержку у Великобритании, угнетенной ударом по своему престижу.

Англия приступила к интенсивному усилению своего флота и авиации, а также военно-морских баз (особенно Мальты). Чтобы ослабить итальянское влияние на Ближнем Востоке, британское правительство подписало с Египтом договор о дружественных отношениях и военное соглашение (12 августа 1936 года). Признав независимость Египта, англичане закрепились в сфере Суэцкого канала, получив право держать здесь 10-тысячный гарнизон.

***

Англо-итальянское противостояние принесло с собой некоторые новые взгляды на стратегию и тактику. Все поняли, что современная морская война, это война не только надводная и подводная, но еще и воздушная. Соответственно, она требует хорошо скоординированного взаимодействия между флотом и авиацией. Стало ясным значение системы базирования, наличия перспективных планов развития флота (учитывающих тенденции в изменении геополитической ситуации), а также готовности к мгновенному развертыванию серийного производства малых боевых кораблей (торпедных и противолодочных катеров, тральщиков, сторожевиков).

Однако были сделаны и ошибочные выводы. Так, многие эксперты посчитали, что в современной войне снова будут играть важную роль линкоры нового поколения — быстроходные, маневренные, хорошо бронированные, вооруженные сильной зенитной артиллерией, гарантирующей им надежную защиту от воздушных атак.

Любопытно отметить, что англо-итальянское противостояние вызвало появление нового подкласса крейсеров — противовоздушной обороны. Дело в том, что англичанам требовалось как можно скорее что-то противопоставить итальянскому господству в воздухе. Быстро увеличить численность авиапарка за счет самолетов новейших конструкций, равно как и построить много авианосцев было невозможно. Поэтому они пошли другим путем.

В британском флоте имелись 13 устаревших легких крейсеров типа «С» постройки 1917-1919 гг. (водоизмещение 4,2 тыс. тонн, 5 — 152-мм орудий, 2 — 76-мм зенитки, 2 — 40-мм автомата, 9 пулеметов, 8 — 533-мм торпедных труб; броня от 25 до 76 мм). Согласно статье 20-й второго Лондонского договора они должны были пойти на слом.

Однако, обладая скоростью 29 узлов, они могли успешно взаимодействовать с соединениями главных сил, а также охранять их в базах. Было решено превратить их в корабли ПВО и оставить в строю. Еще во время противостояния с Италией были перевооружены два первых крейсера данного типа — «Coventry» и «Curlew» (вступили в строй в апреле 1936 года). Вместо прежнего артиллерийского и торпедного вооружения они получили 10 полуавтоматических зенитных 102-мм орудий в одинарных установках, 16 зенитных 40-мм автоматов (в 8-и спаренных установках), а также посты управления зенитным огнем.

Удачный эксперимент побудил Адмиралтейство к перестройке в 1938-40 rr. остальных шести крейсеров. Они получили по 8 орудий калибра 102 мм в четырех спаренных установках, 4 — 40-мм автомата и 8 тяжелых пулеметов. Кроме того, строившиеся 10 легких крейсеров типа «Dido» еще на стапелях превратили в корабли ПВО. Их вооружили 10 универсальными орудиями калибра 132 мм. Они вступили в строй в 1940-42 гг.

Наконец, с 1938 года началось переоборудование в корабли ПВО части старых эсминцев типов «V» и «W», а также эсминцев типа «Shakespeare».


Глава 18. ПРИБЛИЖЕНИЕ «БОЛЬШОЙ ВОЙНЫ» В ЕВРОПЕ (1939 г.)

Гражданская война в Испании, японо-китайский конфликт и реваншистские устремления Гитлера (используя политику «свершившихся фактов» и заявляя о своем стремлении бороться с международным коммунизмом, он вынуждал Великобританию и Францию — главных гарантов «Версальской системы» устройства Европы — идти на все новые уступки), привели к дальнейшему обострению отношений между великими державами.

Бездарной попыткой разрешения непрерывно нараставших противоречий стал капитулянтский Мюнхенский договор (29-30 сентября 1938 года) и раздел Чехословакии

В связи с Мюнхенским кризисом был приведен в боевую готовность британский флот. Великобритания провела в сентябре 1938 г. мобилизацию резервистов флота (24 тысячи человек), сосредоточила корабли и оперативных базах, приступила к вооружению флотилий рыболовных траулеров, а также к комплектованию экипажей кораблей, находившихся в резерве. Кроме того, была усилена противовоздушная оборона военно-морских баз и верфей. Одновременно в состав «Home Fleet» вошли прибывшие из Средиземного моря линейные крейсеры «Hood» и «Repulse».

Правда, через десять дней мобилизацию приостановили, но осенние маневры британского флота в Северном море (сентябрь-октябрь), в которых приняли участие две трети всего состава «Home Fleet», носили явно антигерманский характер.

Британский Средиземноморский флот собрался в расширенной и модернизированной к тому времени базе Ла-Валетта на Мальте. Тогда же был разработан план авиационного налета на Таранто, реализованный через два года — 11 ноября 1940 года.

Франция провела мобилизацию своей атлантической эскадры, порты в Дюнкерке, Кале, Булони и Шербуре спешно готовились к военным действиям.

Соединенные Штаты отправили в Европу для защиты своих граждан линкор «Texas», легкие крейсеры «Philadelphiа» и «Savannah», а также эсминец «Sommers». Впрочем, после 30 сентября они вернулись в Норфолк.

***

Германия по-прежнему сохраняла видимость строгого соблюдения морского соглашения с Великобританией от 18 июня 1935 года, поскольку она еще не использовала все возможности для усиления Кригсмарине, официально предоставленные ей этим договором.

В конце декабря 1938 года британскому правительству была передана нота по этому вопросу, после чего 29 декабря в Берлине начались британо-германские переговоры. Германская делегация, основываясь на подпункте «f» договора, требовала установления паритета в суммарном тоннаже подводных лодок обеих стран, мотивируя это требование быстрым усилением Балтийского флота СССР, что, в общем, соответствовало действительности.

Кроме того, немцы информировали британцев о своем намерении начать строительство еще двух тяжелых крейсеров по 10.000 тонн, ввиду строительства в СССР как минимум 4 кораблей этого подкласса. Фактически эти два корабля (Lutzow, Seydlitz) уже давно строились под видом легких крейсеров со 150-мм орудиями.

Британская делегация дала согласие на равенство подводных сил, однако предложила, чтобы для успокоения общественного мнения достижение паритета растянулось на пять лет. Немцы отвергли это предложение. Такую же неуступчивость они проявили по вопросу тяжелых крейсеров. Англичане затронули еще и вопрос о максимальном водоизмещении линкоров, но немцы, уже планировавшие строительство кораблей типа «Н» водоизмещением 56.000 тонн, уклонились от обсуждения этого вопроса.

Тогда делегаты британского Адмиралтейства, оставив немцам свои предложения для обдумывания, 31 декабря уехали из Берлина. 18 января 1939 правительство Третьего Рейха уведомило Великобританию, что оно не приняло английские контрпредложения. Поэтому автоматически, ввиду предварительно выраженного согласия британцев, вступило в силу последнее соглашение с Германией по вопросу развития подводных сил.

Для Британии это стало неприятным новогодним сюрпризом, поскольку было вполне понятно, для кого представляет основную угрозу германский подводный флот. Аргументы, согласно которым главный противник — СССР (в строю и в постройке до 90 субмарин на Балтике), не соответствовали реальности. Как известно, борьба с подводными лодками требовала увеличения численности легких надводных сил (эсминцев, сторожевых и противолодочные кораблей), а также авиации, но никак не подводного флота. Первая мировая война показала, что наибольшую угрозу подводные лодки представляли для коммерческого судоходства.

Осуществляя ускоренное строительство малых (250 т) и средних (750 т) подводных лодок, немцы к 1 января 1939 года имели в строю и на стапелях 65 субмарин совокупным тоннажем 30.000 тонн (против 69 британских тоннажем 75.000 тонн). В рамках остающихся 45.000 тонн Германия могла построить еще 70 средних лодок в течение 3-4 лет, что позволяло им создать современный подводный флот численностью 135 единиц (фактически до 1 сентября 1939 года были заказаны 136 лодок). Используя в качестве баз германские и испанские порты, они могли довольно легко парализовать связь Британских островов с остальной частью империи.



Германская подводная лодка «U-1»



Германская подводная лодка «U-29»



Германская подводная лодка «U-37»



Германская подводная лодка «U-45»

Неудивительно, что британская пресса начала яростно требовать включения в программу развития флота на 1939 год строительство 30-50 эскортных кораблей (по 800-1000 т) для охраны конвоев.

***

В конце 1938 — начале 1939 гг. Германия также подняла вопрос о возвращении ей прежних колониальных владений в Африке (Камеруна, Намибии, Танганьики). Италия, в это же время начала дипломатический торг с Францией, относительно судьбы Туниса, Корсики, Джибути и своего (участия в наблюдательном совете Суэцкого канала. Однако неуступчивость Великобритании и Франции при покушении на их колониальные владения значительно превосходила «вялость» на европейской арене.

В марте 1938 года Германия совместно с Венгрией завершила окончательный раздел Чехословакии и вернула себе Мемель (Клайпеду), а Италия 7 апреля напала на Албанию. В обоих случаях действовали мощные эскадры этих стран. Однако у жертв агрессии отсутствовали собственные морские силы. Поэтому задачи эскадр заключались, во-первых, в демонстрации военной силы, а во-вторых, в доставке десантных войск и обеспечении их высадки.

Возврат Мемеля (22-23 марта 1939 г.)

После того, как литовцы проиграли выборы в клайпедский сеймик (11 декабря 1938 года), местные немцы выдвинули требование «возврата Мемеля (Клайпеды) в Рейх».

Одновременно вооруженные формирования местных нацистов устроили ряд антилитовских провокаций. Местное правительство, памятуя о судьбе Судетов и мюнхенском договоре, не посмело что-либо предпринять в ответ.

19 марта 1938 года в Берлине министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп потребовал от находившегося там проездом министра иностранных дел Литвы Й. Урбшыса (J. Urbszys) возврата Клайпеды (Мемеля) Германии в обмен на признание последней «особых интересов Литвы в клайпедском порту». В случае отказа Германия угрожала оккупировать всю Литву. Литовское правительство, учитывая военную слабость своего государства и отсутствие реальной поддержки со стороны Великобритании и Франции, главных гарантов сохранения статуса Клайпеды, решило уступить. Его делегаты прибыли в Берлин, где в ночь с 21 на 22 марта подписали договор о возврате Клайпеды (Мемеля) Германии.

В Мемель должны были войти пехотные и танковые части Вермахта, двигавшиеся по суше из Восточной Пруссии. Участие военно-морского флота носило в основном демонстративный характер. Оно должно было поведать миру о возрождении морской мощи Германии.

Эскадра, предназначенная для этой демонстрации, 22 марта сосредоточилась в Свинемюнде. В нее вошли броненосцы «Deutschland» (флагман), «Admiral Scheer» и «Admiral Graf Sрее», легкие крейсеры «Сoln», «Leipzig» и «Nurnberg», 17 эсминцев, 9 подводных лодок, 5 сторожевых кораблей, 12 торпедных катеров, 13 тральщиков и катеров-тральщиков. Всего 62 боевых корабля плюс 4 вспомогательных судна. На борту броненосцев и крейсеров находились подразделения морской пехоты и расчеты береговой артиллерии (около 1200 солдат).



Немецкий эсминец «Karl Galster»

Возглавил эскадру адмирал Герман Бём (Hermann Boehm). Участие в демонстрации столь крупной группировки боевых кораблей, а также присутствие на борту флагмана рейхсканцлера Адольфа Гитлера и командующего Кригсмарине, генерал-адмирала Эриха Рёдера, еще больше подняло политическое значение операции.

Во второй половине дня 22 марта корабли вышли на рейд Свинемюнде и, после того как на броненосец «Deutschland» поднялся прибывший из Штеттина Гитлер, взяли курс к Мемелю. Следующим утром эскадра прошла вдоль польского побережья и к полудню пришла на клайпедский рейд.

Корабли бросили якоря, штурмовые отряды перешли на миноносцы и тральщики, которые вошли в порт и высадили десант на береговые стенки. Оттуда морская пехота двинулась в город, куда в это же время входили сухопутные части, бурно приветствуемые местным немецким населением. Большинство литовцев спешно покинуло город и прилегающие районы.

Когда вхождение войск завершилось, на миноносце «Leopard» в порт прибыл Гитлер. Он принял военный парад, а затем произнес речь в городской ратуше и подписал документы о присоединении Мемельского края к Германии.

Вернувшись на «Deutschland», Гитлер приказал поднять на рее броненосца сигнал флагов: «Я обращаюсь к флоту. выражаю ему свою величайшую признательность за проведение этой операции». После 17.00 корабли ушли назад в Свинемюнде.

В Мемеле остались лишь тральщики и подводные лодки, как ядро будущей флотилии, которая должна была тут базироваться. Уже 24 марта Гитлер заявил, что этот порт станет базой флота и морской крепостью. До конца марта на территории будущей цитадели были развернуты 3 батареи береговой артиллерии и одна зенитная батарея. В апреле началось строительство военного аэродрома, долговременных укреплений и подземного хранилища топлива.

Обычно современные историки заявляют, что «произошла аннексия литовской Клайпеды», что это была «агрессия нацистов» и тому подобные вещи. Мы же считаем такие утверждения пропагандистским враньем.

Во-первых, Мемель сотни лет являлся частью королевства Бранденбург (Восточной Пруссии) и основную часть его населения составляли немцы. Мемель был отобран у Германии по Версальскому договору, предельно грабительскому, весь смысл которого заключался в лозунге «горе побежденным». Так что в данном случае нацисты всего лишь восстановили историческую справедливость.

Однако, во-вторых, его возврат явился прямым отрицанием Версальской системы устройства Европы. Отсюда и вопли насчет «агрессии».

Итальянское вторжение в Албанию (7-15 апреля 1939 г.)

Албания до 1912 года являлась одной из составных частей Османской империи. Но после поражения Турции в Первой балканской войне она получила независимость. 13 декабря 1924 года крупный албанский феодал Ахмед бег Зогу (Ahmed beg Zogu) совершил военный переворот и стал диктатором, а 1 сентября 1928 года провозгласил себя королем Албании.

Этот акт одобрило итальянское правительство, с которым Зогу активно сотрудничал. В 1926, 1927, 1928, 1936 годах были подписаны албано-итальянские соглашения о дружбе, сотрудничестве и военном союзе. В итоге, внешняя политика, экономика и армия Албании оказались под контролем Италии, которая постоянно вмешивалась в ее внутренние дела, а также не позволяла вести самостоятельную внешнюю политику.

В конце концов, в мае 1938 года итальянский министр иностранных дел Галеаццо Чиано предоставил Муссолини план захвата Албании. Он был разработан в связи с тем, что Италия поддержала германскую аннексию Чехословакии и получила взамен «добро» от Гитлера на оккупацию Шкиперии («Страны орлов», как сами албанцы называли свое государство).

Ввиду нависшей угрозы Зогу попытался заручиться поддержкой Великобритании, но это лишь ускорило конец его режима. 25 марта 1939 года албанское правительство получило итальянскую ноту, содержавшую требование дать согласие на ввод оккупационных войск. Через 10 дней (5 апреля) то же самое было изложено в виде ультиматума. Затем, не обращая внимания на соглашательские инициативы Зогу, готового пойти на любые уступки, Италия начала военные действия.

Албанские вооруженные силы в январе 1939 года насчитывали менее 20 тысяч человек (армия — 12.629 человек, в том числе 771 офицер; пограничники и жандармы — 6.500 человек; моряки — 141 человек). Они имели 64 пушки и 204 пулемета; авиация отсутствовала. Военно-морские силы включали 4 сторожевых катера (46 т, одна 76-мм пушка, два пулемета), 2 канонерки (бывшие немецкие тральщики по 230 тонн, одна 76-мм пушка) и королевскую яхту. Все они находились в порту Дураццо (ныне Дуррес).

Против таких вот «сил», рассеянных, к тому же, по всей стране, выступил итальянский экспедиционный корпус под командованием генерала А. Гуццони (А Guzzoni) численностью 38 тысяч человек. Он включал 2 пехотные дивизии, 4 полка берсальеров (элитные войска), подразделения фашистской милиции, батальон морской пехоты «Сан Марко» и 3 танковых батальона (150 танков, танкеток и бронеавтомобилей). Корпус погрузился в Таранто, Барии Бриндизи на суда транспортного флота, насчитывавшего до 50 единиц.

Их охрану на переходе и при высадке должна была осуществлять 1-я эскадра вице-адмирала А. Риккарди. В период операции в нее входили линкоры «Conte di Cavour» и «Giulio Cesare», тяжелые крейсеры «Fiume», «Gоriziа», «Роlа», «Zara», легкие крейсеры «Luigi Cadorna», «Duca degli Abruzzi» «Garibaldi», 4 эсминца типа «Freccia» (1480 т), 4 типа «Maestrale» (1449 т), 4 типа «Alfredo Oriani» (1568 т), 4 старых миноносца типа «Spica» (210 т), 7 вспомогательных судов.

Авиационное прикрытие вторжения обеспечивали 324 самолета воздушной эскадры «А» генерала Ф. Приколо (F. Pricolo) и 24 бортовых гидросамолета.

Экспедиционный корпус должен был высаживаться в четырех пунктах албанского побережья: в Сан-Джованни ди Медуа (Шенгин), в Дураццо (Дуррес), Валоне (Влёра) и в Санти Кваранти (Саранда). В составе корпуса были созданы 4 мобильные группы под командованием генерал Дж. Мессе, полковников Бернарди, Карасси и Скатини. Они состояли из подразделений бронеавтомобилей и мотоциклистов. После захвата плацдармов эти группы должны были устремиться к административно-хозяйственным центрам Албании — Тиране, Скутари (Шкодер), Эльбасану, Берату, Агирокастре (Гирокастра).

Одновременно легкие силы флота должны были заблокировать пролив Отранто, чтобы пресечь возможное вмешательство других стран, а линкоры и крейсеры огнем своих орудий должны были подавлять попытки сопротивления в пунктах высадки.

***

6 апреля шесть итальянских военных кораблей эвакуировали из Дурреса и Валоны несколько сот итальянских граждан. В тот же день после 14.00 из итальянских портов вышли транспорты с первым эшелоном экспедиционного корпуса (пехотная дивизия, 4 полка берсальеров, 3 танковых батальона), а около 100 самолетов совершили полеты над Дурресом, Тираной и Валоной, сбрасывая листовки с призывами не оказывать итальянцам сопротивление. Сама десантная операция началась рано утром 7 апреля.



Итальянское вторжение в Албанию

В Дурресе, самом крупном албанском порту, высаживалась группа Мессе. Между 3.30 и 4.00 утра на рейд порта вошла часть эскадры Риккарди («Giulio Cesare», 4 тяжелых крейсера и 2 легких, 7-10 эсминцев) для прикрытия и поддержки десантников. Около 4.30 эсминец «Lupo» высадил на мол несколько морских пехотинцев, которые должны были принять швартовы от приближавшегося к молу транспорта «Barletta» с пехотой на борту. Но подразделения албанского гарнизона, занявшие позиции на холмах с се верной стороны города (около 1000 солдат и до 500 жандармов) под командованием майора Б. Тсана, открыли огонь по итальянским солдатам, находившимся на палубе транспорта и на молу. Одновременно пушки албанцев (4 полевых орудия калибра 65 мм и батарея горных 75-мм орудий) обстреляла эсминец «Lupo» и транспорт «Barletta».

Застигнутые врасплох, итальянцы понесли потери и прервали высадку. Заранее сформированная авиагруппа (14 истребителей и 14 гидросамолетов-бомбардировщиков) начала бомбить и обстреливать позиции албанцев. Под их прикрытием около 5.30 на пригородных пляжах высадился второй, а спустя полчаса и третий эшелон десанта.

Но, поскольку албанские орудия стреляли все более метко и повредили уже два транспортных судна, открыли огонь итальянские крейсеры и линкор. Под прикрытием их огня в порт вошли новые транспорты, которые высадили на берег с южной стороны города подразделения пехоты, берсальеров, бронеавтомобили и артиллерийские батареи.

Это значительно улучшило ситуацию для итальянцев, поскольку части первого броска десанта залегли, а контратаки албанцев едва не сбросили их в море. Теперь же в тыл защитникам через город двинулись моторизованные подразделения (бронемашины, танкетки, мотоциклисты).

Несмотря на угрозу окружения, сопротивление албанцев не прекращалось. Не умолкали также их батареи, поскольку пушки итальянских кораблей стреляли недостаточно прицельно. Огонь албанских орудий прекратился лишь после четвертого по счету авианалета, но до того они успели повредить еще два транспорта в порту.

Подавление батарей совпало по времени с выходом к холмам моторизованных итальянских частей, что вынудило албанцев оставить занимаемые позиции. Большинство их отступило в сторону Тираны, а часть попыталась прорваться через город на юг, но эту атаку отразили итальянские 20-мм автоматические пушки, которые к тому времени установили на суше.

После 10.00 уже почти без помех началась высадка главного эшелона десанта (танки, артиллерия, берсальеры). Тем не менее, в разных частях города до полудня продолжались стычки с небольшими группами жандармов и вооруженных гражданских лиц.

Урок, полученный в Дурресе, привел к тому, что десанты в остальных портах предваряли бомбардировки с моря и воздуха. В Валоне высаживалась группа полковника Бернарди. Ее поддерживал огонь группы кораблей (линкор «Conte di Cavour», а также 3 крейсера и 3-4 эсминца, пришедшие из Дурреса). Высадка началась в 6.00. Албанские части, насчитывавшие несколько сот человек, не имели тяжелого вооружения, тем не менее они оказали отчаянное сопротивление.

Сама высадка, невзирая на огневой, численный и технический перевес итальянцев, происходила достаточно медленно и нерасторопно. Видимо, это было связано с тем, что основную часть десанта здесь составляли плохо обученные части фашистской милиции («чернорубашечники»). Сопротивление албанцев удалось подавить только после мощной авиационной и артиллерийской бомбардировки.

В Санти Кваранти высаживалась группа полковника Карасси. Ее прикрывала небольшая группа кораблей в составе легкого крейсера «Duca degli Abruzzi» и 4 эсминцев. Высадке предшествовали артиллерийский обстрел и воздушная бомбардировка города и порта, начавшиеся в 5.30. И тут немногочисленные албанские группы военнослужащих и гражданских добровольцев оказали сопротивление, подавленное итальянскими снарядами и авиабомбами.

Меньше всего подробностей известно о высадке в Сан-Джованни ди Медуа, видимо потому, что здесь албанцы оказали наиболее слабое сопротивление. В этом порту под прикрытием легкого крейсера «Luigi Cadorna» и 2-4 эсминцев высадилась группа полковника Скатини, в том числе батальон морской пехоты «Сан Марко».

К полудню 7 апреля сопротивление албанцев прекратилось. Потери итальянцев оказались невелики. В Дурресе они потеряли 11 человек убитыми и 44 ранеными, тогда как в Санти Кваранти только одного человека убитым и 10, ранеными. Данных о потерях в других портах нет.

Такой успех оказался возможен благодаря сильной поддержке со стороны авиации и тяжелых корабельных орудий.

Данных о потерях албанцев тоже нет. Известно лишь го, что они были весьма значительными. В боях за Дуррес погиб командующий крошечным албанским «флотом» контр-адмирал М. Улькинаку[45].

Развивая наступление, итальянские части тотчас двинулись вглубь страны. Тирана была занята на следующий день, а к 15 апреля итальянские войска оккупировали все основные населенные пункты страны (при этом города Корча, Кукес и Невойна захватили авиационные десанты).

После бегства Зогу и его семьи (9 апреля) марионеточное правительство Верлаччи вручило албанскую корону Виктору Эммануэлю. 14 апреля в Риме было торжественно провозглашено вхождение «королевства Албания» в состав итальянской империи на правах автономного государства. В скором будущем Албании предстояло стать плацдармом для нападения Италии на Грецию.

Выход Германии из англо-германского морского договора

Вступление частей Вермахта в Прагу в марте 1939 года окончательно доказало, что политика «умиротворения» Германии полностью провалилась. Британские власти наконец осознали необходимость вооруженного отпора агрессивным устремлениям германских нацистов и итальянских фашистов.

Поэтому, в связи с широким распространением слухов о скором нападении немцев на Польшу, Великобритания 31 марта официально заверила правительство Речи Посполитой, что она гарантирует независимость и территориальную целостность Польши. Франция заявила о таких же гарантиях 13 апреля. В этот день обе державы дали аналогичные гарантии Греции, Турции и Румынии (а не много раньше — Бельгии).



Французский минный заградитель «Pluton»

В ответ на столь решительные действия британского правительства Гитлер 28 апреля расторг морской договор от 18 июня 1935 года и соглашение от 18 июля 1937 года. Он заявил, что отныне Рейх будет соблюдать только качественные ограничения в отношении боевых характеристик кораблей основных классов.

Однако этот шаг не произвел на британское правительство особого впечатления, поскольку англичане были хорошо осведомлены о реальных возможностях германских верфей. Они знали, что для достижения паритета Кригсмарине с британским флотом немцам потребуется около 20 лет. Единственное преимущество выхода из договора для немцев состояло в том, что отныне им больше не надо было предоставлять англичанам сведения о своих военно-морских программах и о тактико-технических данных строившихся кораблей.

Одновременно Гитлер денонсировал договор с Польшей от 26 января 1934 года о ненападении.

Через два месяца (20 июня 1939 г.) последовало германо-итальянское соглашение о взаимодействия флотов обеих стран в Средиземном море. Оно напугало французов, отправивших большинство кораблей своей атлантической эскадры в западную часть Средиземного моря.

В то же время французская средиземноморская эскадра совместно с британским средиземноморским флотом сосредоточилась в восточной части Средиземного моря и в Красном море. Одновременно была усилена противовоздушная оборона и гарнизоны британских баз в Гибралтаре и на Мальте, а французы поспешно завершили строительство новой военно-морской базы в Мерс эль-Кебир под Ораном.

***

Расторжение немцами договора с Польшей ясно указывало на эту страну как на следующую жертву агрессии. Однако характер и размеры помощи, которую эти страны собирались оказать Польше, не внушали оптимизма высшему польскому командованию

Во время парижских переговоров (15-17 мая) с французским командованием, помимо прочего, обсуждался вопрос о возможности действий французского флота на немецких коммуникациях между Рейхом и Восточной Пруссией. Французы заявили, что в случае войны Балтика превратится в закрытое море, и что их действия в Гельголандской бухте нереальны.

Примерно такой же результат дали варшавские переговоры с англичанами, проходившие 23-30 мая. Британская сторона не желала посылать на Балтику никаких кораблей, мотивируя это отсутствием надлежащей базы. В грядущей войне Королевский флот должен был охранять собственные коммуникации, сражаться с немцами в Атлантике и Северном море, а также обеспечивать безопасность коммуникаций Средиземного моря (именно там должны были идти транспорты с военными грузами для Польши — транзитом через Румынию).

Завершились неудачей и попытки поляков добиться помощи в плане береговой обороны. Они хотели получить от Франции несколько батарей тяжелых орудий (калибра 240 либо 305 мм), но ничего не вышло.

Правда, англичане отправили в Польшу (через румынский порт Галац) кое-какое вооружение (6 орудий калибра 152 мм, 24 зенитные пушки 76 мм, 20 корабельных торпед калибра 533 мм, 20 авиационных торпед калибра 450 мм, 6 тралов, дрейфующие мины), но лишь в середине сентября, когда боевые действия на побережье уже завершались.

Не получило также одобрения со стороны Адмиралтейства предложение поляков об отправке для обороны польского побережья одного из старых британских мониторов типа «Erebus», вооруженного двумя 381-мм орудиями с дальностью стрельбы 23 км.

На июльской сессии британского Комитета начальников штабов был сделан вывод, что прямую помощь Польше может оказать лишь британская авиация — путем бомбардировки германских кораблей в море и в базах. С этой целью предполагалось использовать 524 самолета.

25 августа 1939 года был подписан польско-британский военный договор, однако он не смог удержать Гитлера от реализации его планов.


ЧАСТЬ IV
ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В ИСПАНИИ В 1936-1939 гг


Глава 19. МЯТЕЖ ГЕНЕРАЛОВ И ИСПАНСКИЙ ФЛОТ

Мятеж в Испании начался вечером 17 июля 1936 года после условного сигнала, переданного радиостанцией Сеуты: «Над всей Испанией чистое небо».

В этой стране, сильно отстававшей в экономическом отношении от всех других крупных стран Европы, 14 апреля 1931 года произошло свержение монархии, и была провозглашена республика. Но в последующие годы политическая обстановка в стране оставалась крайне нестабильной. Достаточно сказать, что один за другим произошли три восстания. В августе 1932 г. произошел армейский мятеж в Севилье. В январе 1933 г. вспыхнуло восстание радикалов в Барселоне, которое быстро перекинулось на другие крупные города и было с трудом подавлено правительственными войсками. В октябре 1934 г. восстали шахтеры в Астурии и анархисты в Каталонии. Эти восстания армия тоже подавила, причем весьма жестоко.

Наконец, 16 февраля 1936 года на выборах в парламент победили левые партии (республиканцы, социалисты, анархисты и коммунисты). Они сформировали коалиционное правительство (без анархистов), президентом стал левый республиканец Мануэль Асанья.

Правительство, под влиянием коммунистов и анархистов, немедленно начало проведение в стране радикальных политических и экономических реформ. Они сопровождались многочисленными конфискациями земли и другой собственности, а также актами насилия (особенно зверствовали на местах анархисты). B Испании началась, по сути дела, социальная революция: ограбление крупных и средних собственников (в деревнях нередко даже мелких); террор против «эксплуататоров и их пособников», гонения на католическую церковь. Многое из того, что там происходило, напоминало большевистскую революцию в России.

Понимая это, так называемые «эксплуататоры и их пособники» вовсе не собирались покорно ждать экспроприации своего имущества, политических прав, личной свободы и жизни. Генералы и старшие офицеры армии составили заговор с целью свержения «красного» правительства. Его возглавили генералы Хосе Санхурхо (Jose Sanjurjo), Франсиско Франко (Francisco Franco), Эмилио Мола (EmiIio Моlа) и Мануэль Годед (Manuel Goded).

Мятеж начался 17 июля в Сеуте (испанское Марокко), откуда на следующий день он распространился по всему Пиренейскому полуострову. Восстали военные гарнизоны в 12-и городах метрополии и в городах Испанского Марокко (в Мелилье, Сеуте, Тетуане). Гарнизоны Бургоса, Сарагосы и Уэски сосредоточились в Сарагосе под командованием генерала Э. Мола. Восстание в Барселоне потерпело поражение, его руководитель, генерал М. Годед, был схвачен республиканцами и расстрелян. В Севилье и Кадисе победили повстанцы.

На стороне мятежников, лидером которых после гибели генерала Санхурхо (20 июля) в авиакатастрофе, стал генерал Франсиско Франко (1892-1975), были аристократы, крупная и средняя буржуазия (включая зажиточное крестьянство), монархисты и фашисты, большая часть служителей церкви. На стороне правительства оказались рабочие и беднейшее крестьянство, значительная часть интеллигенции, государственных служащих, наемных работников коммунальных служб и сферы услуг.

***

Главной силой повстанцев была армия. В 1936 году испанские сухопутные войска насчитывали 143.600 солдат и офицеров. Из них в самой Испании, на Балеарских и Канарских островах дислоцировались 109.700 человек, а в испанском Марокко 33.900 человек (в том числе 14 тысяч — туземные марокканские войска, именуемые «regulares»; 11 тысяч — Иностранный Легион, именуемый «tercio»). В первую неделю (18-24 июля) на сторону мятежников перешли более 100 тысяч солдат и офицеров армии и гражданской гвардии (внутренних войск).

Сухопутная авиация насчитывала 277 самолетов, морская авиация — 62 машины (26 поплавковых гидросамолетов типов Martin F4A и Vickers Videbeest, 34 летающие лодки типов Macchi М18 и М41, Savoia S62; 2 автожира Cierva С30). Базами морской авиации являлись Маон (остров Менорка), Марин (Понтеведро), Сан-Хавьер (Картахена) и Прат де Лобрегат (Барселона). ВВС в основном остались верны республиканскому правительству.

***

Пиренейский полуостров с севера омывается водами Бискайского залива (Кантабрийское море), с запада — Атлантического океана, с юга и востока — Средиземного моря. Самая удобная связь с Марокко осуществляется только через Гибралтарский пролив (ширина от 14 до 45 км).

К востоку от полуострова, на удалении 83-300 км, расположен Балеарский архипелаг, а к юго-западу, в 1110-1300 км от него — Канарские острова.

Эта акватория, которой предстояло стать морским театром военных действий, имела для воюющих сторон огромное значение, поскольку ни одна из них не располагала на своей территории всем необходимым для ведения войны. Различные грузы требовалось доставлять морским путем из соседних стран, поэтому главной задачей обоих флотов неизбежно становилось обеспечение своих морских коммуникаций и блокада коммуникаций противника.

Установив контроль над Канарами, Балеарами и Гибралтарским проливом, можно было успешно заблокировать порты неприятеля, поэтому заговорщики, готовя мятеж, сильно рассчитывали на поддержку флота, который должен был обеспечить быструю переброску войск из Африки на полуостров.

Испанский военный флот (9-е место в мире по тоннажу) в июле 1936 гола имел следующий состав: линкоры «Espana» (бывший «Alfonso XIII») и «Jajme I», тяжелый крейсер «Canarias» (проходил приемные испытания); легкие крейсеры «Almirante Cervera», «Cervantes», «Libertad», «Mendez Nunes», «Republica», 12 эсминцев типа «Churrucha» (Alcala Galiano, Almirante Antequera, Almirante Ferrandiz, Almirante Miranda, Almirante Valdes, Churruca, Ciscar, Escano, Gravino, Jose Luis Diez, Lepanto, Sanchez Barcaiztegui) и 3 типа «Alsedo» (Alsedo, Lazaga, Velasco); 6 подводных лодок типа «С» (базировались в Картахене) и 6 типа «В» (базировались в Маоне); 12 номерных миноносцев (из них 5 были превращены в малые минные заградители); 16 канонерок (из них 5 в Сеуте и Мелилье); 8 кораблей охраны рыболовства, авиатранспорт «Dedalo», 2 учебных корабля и 21 вспомогательное судно.

Общее водоизмещение кораблей в строю составляло 141.429 тонн, численность их экипажей была около 11 тысяч человек, в том числе 764 офицера. В постройке находились тяжелый крейсер «Baleares», 2 эсминца типа «Churruca» (Jorge Juan, Ulloa), 2 подводные лодки типа «D» и 4 больших минных заградителя типа «Jupiter» (всего 19.972 тонны). В береговой артиллерии, организационно подчиненной флоту, насчитывалось около 150 орудий калибра от 102 до 381 мм.

Всего на кораблях, в военно-морских базах и арсеналах, а также в частях береговой обороны несли службу около 20 тысяч человек (из них около 12 тысяч — экипажи кораблей), в том числе 1233 офицера.

Испанский торговый флот насчитывал 877 судов общей грузоподъемностью 1.164.000 брт (11-е место в мире).

Главными базами флота являлись Эль-Ферроль, Кадис и Картахена; вспомогательными — Бильбао, Виго, Пальма, Сеута, Альхесирас, Малага, Маон. Кроме того, в случае необходимости корабли могли использовать коммерческие порты атлантического побережья (Сантандер, Сан-Себастьян, Хихон, Ла-Корунья), средиземноморского (Альмерия, Валенсия, Таррагона, Барселона) и африканского (Мелилья).

Самые крупные доки и верфи находились в Эль-Ферроле (Страна Басков), там строились линкоры и крейсеры. Кадис вследствие своего стратегического расположения у входа в Гибралтарский пролив служил базой испанского флота начиная с XVI века. Здесь находились военно-морские школы и учебные полигоны. На местной верфи строились канонерки, катера, вспомогательные суда. Верфь в Картахене строила эсминцы и подводные лодки. Здесь могли базироваться корабли всех классов, хотя имелись трудности с их снабжением.

На первый взгляд испанский флот казался достаточно сильным. Однако в действительности он не был готов к войне.

Во-первых, лишь часть кораблей реально находилась в строю. Остальные проходили модернизацию, ремонтировались либо достраивались. При этом нехватка средств обусловила затягивание сроков и строительства, и ремонта, и модернизации, а также низкое качество работ.

Во-вторых, техническая отсталость страны и отсутствие опыта современной войны пагубно сказались на уровне подготовки командирских кадров всех звеньев. Их профессиональный уровень был удручающе низким, что впоследствии отразилось на эффективности действий обеих сторон. Боевой подготовкой (т. е. учениями и маневрами) в испанском флоте пренебрегали; мало внимания уделяли отработке взаимодействия разнородных соединений кораблей (особенно подводных лодок с надводными кораблями), а также флота и авиации. Экипажи, как надводных кораблей, так и подводных лодок слабо владели методами использования торпедного и минного оружия.

В-третьих, среди личного состава сильно ощущалось классовое расслоение. Офицерский состав был сформирован за счет выходцев из обеспеченных классов, поэтому большей частью относился враждебно к республике, а тем более, к «левым» радикалам, чего не скрывал. Технические специалисты, представлявшие выходцев из мелкой буржуазии, в большинстве поддерживали правительство.

Среди унтер-офицеров и матросов, набиравшихся из рабочих, крестьян и мелкой буржуазии, вели оживленную политическую деятельность левые политические партии (республиканская, социалистическая и анархистская). Вследствие различий в политических взглядах, между матросами постоянно возникали серьезные конфликты, что отнюдь не способствовало единству экипажей и успешной боевой подготовке. Дисциплину в республиканском флоте вообще считали монархическим пережитком.



Линкор «Jaime I»



Тяжелый крейсер «Canarias»



Легкий крейсер «Libertad» (бывший «Principe Alfonso»)



Легкий крейсер «Mendez Nunes»

***

Первые шаги правительства свидетельствовали об его полной дезориентации. Правда, флоту было приказано предотвратить переброску войск мятежников из Марокко, но на корабли этот приказ приходил из Главного штаба ВМФ, который почти целиком поддерживал заговорщиков. Поэтому некоторые корабли заблаговременно пришли в Альхесирас именно для того, чтобы обеспечить… доставку марокканцев. Однако республикански настроенные офицеры связи из Морского министерства сообщили на эти корабли о начале мятежа и сорвали выполнение данного плана.

На суше, несмотря на то, что 70 % войск присоединились к мятежникам, их дела складывались совсем не так, как они планировали. Уже в день мятежа (18 июля) руководство двух крупнейших профсоюзов UGT и CNT призвало народные массы с оружием в руках зашивать республику.

Было срочно сформировано новое правительство Хосе Хираля, которое стало создавать свои вооруженные силы из добровольцев (отряды народной милиции). В ожесточенных боях «колонны» народной милиции затормозили наступление войск генерала Франко.

Кроме Марокко и Канарских островов, мятежники захватили острова Ивиса и Майорка (третий остров Балеар — Менорка — остался за республиканцами), провинции Наварра, Галисия, Каталония, часть Старой Кастилии; города Севилью, Кадис, Кордову, Бургос, Гранаду, Альхесирас, Эль-Ферроль и ряд других.

Однако в итоге под их контролем оказались три разные части метрополии, не связанные между собой, а также три заморские территории. Еще хуже было то, что главные ударные силы мятежников — Иностранный легион и марокканские «регулярес» (около 25 тысяч человек) — были отрезаны от полуострова, поскольку военный флот заблокировал Гибралтарский пролив. Заявления Франко, что военно-морской флот тоже перейдет на сторону восставших, поддерживая их со стороны моря», не оправдались.

Мятеж на кораблях и в базах ВМФ (18-23 июня 1936 г.)

Контакты с начальником Главного штаба ВМФ, вице-адмиралом Хавьером Сала (Javiero Sala), Франко установил еще в мае 1936 года, когда возле Канарских островов начались маневры флота — первые после длительного перерыва. Сала должен был убедить командующих соединениями кораблей принять участие в доставке войск мятежников из Марокко в метрополию.

Когда информация контрразведки об этом дошла до властей, помощник госсекретаря в Морском министерстве, генерал Ф. Матс (F. Matz) отозвал флот назад на базы, запретив ему заход в марокканские порты.

Линкор «Jaime I» и крейсеры ушли в Эль-Ферроль, эсминцы и подводные лодки типа «С» в Картахену, подлодки типа «В» в Маон (Менорка), часть канонерок — в Кадис. Остальная часть флота, не принимавшая участия в маневрах (канонерки, корабли охраны рыболовства, миноносцы, вспомогательные суда), была разбросана по портам Галисии, Балеарских островов и западноафриканского побережья.

Хотя 17 июля мятежникам удалось захватить корабли, стоявшие в портах Марокко и Канарских островов (в Сеуте и Мелилье — канонерки «Data», «Uad Quert», «Uad Lucus» и несколько транспортных судов; в Лас Пальмасе — канонерку «Arcila»), на базах и в портах Пиренейского полуострова события пошли по другому сценарию.

По мере поступления все новых сообщений о мятеже, правительство, как уже сказано выше, начало достаточно хаотично отправлять отдельные корабли и небольшие группы в Гибралтарский пролив, чтобы помешать переброске марокканских войск. Уже вечером 17 июля, после получения первого известия о восстании в Мелилье, туда из Картахены вышли эсминцы «Sanchez», «Lepanto» и «Almirante Valdes», а также 6 подводных лодок типа «С».

Эсминцы пришли в Мелилью на следующий день в полдень, но их командиры (за исключением командира «Lepanto» В. Фуэнтеса) намеревались перейти на сторону повстанцев. В свою очередь, Фуэнтес не мог выполнить приказ правительства из-за сопротивления своих офицеров. Но вскоре ситуация изменилась вследствие того, что верные республике экипажи арестовали своих офицеров и ушли из порта. Поврежденный «Almirante Valdes» (его капитан, которого силой заставили управлять кораблем, попытался выбросить его на отмель возле мола) и «Sanches» двинулись в Картахену, а «Lepanto» остался возле Мелильи. На рассвете 19 июля он сорвал первую попытку переброски марокканцев на полуостров, заставив повернуть назад транспорт «Vicente Puchol», прикрываемый канонеркой «Dato» и двумя самолетами.

18 июля пополудни с аналогичным заданием в район Сеуты отправился эсминец «Churruca», а к порту Лараче — канонерка «Laya». Экипаж последней, уяснив настроения офицеров, захватил корабль и увел его в Картахену.

Эсминец «Churruca», командир которого сумел скрыть от экипажа содержание правительственного приказа, принял на борт 100 легионеров и ушел из Сеуты, эскортируя транспорт «Ciudad de Cadiz», на котором находились еще 400 легионеров. Рано утром следующего дня оба корабля пришли в Кадис. После высадки солдат, корабли покинули порт. Уже в открытом море их тоже захватили экипажи и увели в Картахену.

В тот же день 18 июля, после получения информации о мятеже в Кадисе, туда из Эль-Ферроля были посланы легкие крейсеры «Libertad» и «Miguel de Cervantes», а из Виго — линкор «Jaime I». Их командиры, получив зашифрованный приказ от начальника службы связи Морского министерства, который был на стороне мятежников, попытались саботировать приказы правительства. Но вскоре изменилась ситуация в самом министерстве. Дежурные связисты арестовали своего начальника и стали передавать открытым текстом на корабли сообщения о фашистском мятеже.

Первыми их приняли радисты крейсеров «Libertad» и «Cervantes». Они передали эти телеграммы не командирам, а политическим вожакам экипажей («Cervantes» являлся флагманом командующего эскадрой вице-адмирала М. Миера), которые призвали офицеров подтвердить свою верность республике.

Вице-адмирал Миер (Mier) отказался подчиниться правительству (дело дошло до перестрелки на боевом мостике крейсера) и был арестован, а командование эскадрой днем 19 июля взял на себя созданный на «Libertad» Комитет защиты республики. В течение нескольких дней радиостанция крейсера передавала на другие корабли сообщения о действительной ситуации в стране, а также приказы и распоряжения. Мятежники не сумели организовать ответную радиовойну, что позволило консолидировать большинство корабельных экипажей вокруг республиканской власти.



Эсминец «Churruca»



Эсминец «Almirante Antequera»



Эсминец «Lazaga»

20 июля оба крейсера, выполняя приказ правительства, обстреляли Кадис, Сеуту и Мелилью, вступив в перестрелку с береговыми батареями мятежников.

Вечером 20 июля из Сеуты на двух паровых баркасах ушли в Альхесирас две роты «регулярес», которые оттуда направились в Кадис и Севилью.

В тот же день, после кровавой стычки со взбунтовавшимися офицерами, был захвачен своим экипажем линкор «Jaime I». Благодаря радиограмме с «Libertad», он не пошел в восставший Кадис, а прибыл 21 июля в Танжер, бывший в то время базой республиканских кораблей.

Столкновения произошли также на подводных лодках типа «С», во время их рейда в Гибралтарский пролив, после того как матросы поняли, что офицеры не выполняют приказ правительства. Последовав примеру «С-3», экипажи остальных лодок тоже арестовали своих командиров, после чего изменили курс и 22 июля пришли в Картахену.

***

Ожесточенные столкновения произошли на базах флота. В Кадисе находились крейсер «Republica» (в капитальном ремонте), канонерки «Canovas del Castillo», «Lauria» и «Zacatecas» (последняя строилась для Мексики, после начала мятежа была реквизирована франкистами и переименована в «Calvo Sotelo») и учебный корабль «Elcano».

19 июля, получив подкрепления из Марокко, переброшенные на «Churruca» и «Ciudad de Cadiz», мятежники ворвались в порт и в арсенал Каррака. 600 рабочих и матросов арсенала должны были получить оружие с канонерки «Canovas del Castillo». Этого, однако, не произошло, поскольку ее захватил десант мятежников с «Lauria», после чего оба корабля открыли огонь по арсеналу. Оборонялась также база в Сан-Фернандо (10 км от города).

Бои в этом регионе прекратились только 22 июля, а многих их участников франкисты расстреляли, в том числе капитан-лейтенантов Аскарате и Бьонди, оставшихся верными правительству.

Столь же неудачно для республиканцев закончились бои в Эль-Ферроле. Здесь находились почти законченные постройкой тяжелые крейсеры «Canarias» и «Baleares», большие минные заградители «Jupiter» и «Vulcano» (по 2100 т), ремонтировался линкор «Espana» и проходил доковый осмотр легкий крейсер «Almirante Cervera» (7475 т). Кроме того, в порту стояли эсминец «Velasco» (1044 т), канонерка «Xauen» (438 т), миноносцы № 2 и № 7 (по 180 т), минный заградитель «Contramaestre Casado».



Канонерка «Calvo Sotelo»



Канонерка «Canovas del Castillo»

Все эти корабли, за исключением «Velasco», заявили о своей верности республике, однако положение их экипажей было очень трудным, поскольку 19 июля мятежники захватили город и береговые батареи. Канонерка «Xauen» и оба миноносца смогли выйти в море, но до республиканских портов дошла только «Xauen». Миноносцам из-за нехватки топлива пришлось зайти в Пуэнтедеуме и Виверо, где их захватили франкисты, а экипажи расстреляли.

Тем временем ситуация на верфи и в арсенале все более осложнялась. Комендант арсенала, контр-адмирал Асарола, остался верным республике, но не согласился выдать оружие рабочим, что лишь ускорило падение арсенала. Затем мятежники начали обстрел находившихся на верфи кораблей.

Несмотря на обстрел, командир «Almirante Cervera», капитан-лейтенант С. Феррагут (S. Ferragut), намеревался вывести крейсер из дока. Его артиллерия повредила «Velasco» и подвергла бомбардировке арсенал, однако пулеметный огонь не позволил рабочим верфи затопить док. Кроме того, по техническим причинам корабль не мог взять топливо. «Almirante Cervera», правда, отбивал с помощью своей артиллерии атаки франкистов, но не имел возможности двигаться.

Тогда командование мятежников 21 июля передало по радио на крейсер фальшивую радиограмму от имени морского министра, который якобы приказывал Феррагуту прекратить огонь. Тот подчинился, но когда после капитуляции корабль захватили франкисты, они тут же расстреляли легковерного командира вместе с большей частью экипажа. Утром следующего дня крейсер «Cervera» открыл огонь по линкору «Espana» и заградителю «Casado», подавляя последние очаги сопротивления. После их капитуляции франкисты расстреляли многих матросов и офицеров, в том числе контр-адмирала Асарола.

Удачно для республиканцев пошли дела в Картахене, где базировалась большая часть легкого флота. Здесь также находились строившиеся эсминцы «Jorge Juan» и «Ulloa», две строившиеся подводные лодки типа «D». Военный губернатор генерал М. Кабрера, вместе с группой старших офицеров армии и флота, заявил о своей верности республике. Попытки поднять восстание на базе гидросамолетов Сан-Хавьер и в местном арсенале быстро подавили летчики, матросы и рабочие судоверфи.

В результате Картахена стала главной базой республиканского флота и оставалась ею до конца войны. Схожим образом развернулись события в Барселоне, где легко удалось подавить бунт на базе морской авиации Прат де Льобрегат.

На Балеарских островах, 20 июля, после ожесточенных боев мятежники овладели Мальоркой и захватили стоявшие в Пальме вспомогательные суда, но на Менорке они были разбиты. Экипажи подводных лодок типа «В», базировавшихся на Маон, сорвали попытки офицеров увести их в Мелилью. Стоявший в Рио Муни (испанская Экваториальная Африка) легкий крейсер «Mendez Nunez», примкнувший к мятежникам 20 июля, вышел из порта и двинулся в Эль-Ферроль. Но спустя два дня его захватили матросы. Они высадили офицеров на берег в Рио де Оро, а сами привели крейсер оттуда в Малагу лишь 20 сентября.

Таким образом, после пяти дней неразберихи, стычек и боев, испанские военно-морские силы разделились на две части. Во-первых, по-прежнему существовал республиканский флот. Он имел следующий состав: линкор «Jaime I», легкие крейсеры «Libertad», «Miguel de Cervantes» и «Mendez Nunez», 14 эсминцев (Alcala Galiano, Almirante Antequera, Almirante Ferrandiz, Almirante Miranda, Almirante Valdes, Alsedo, Churruca, Ciscar, Escano, Gravina, Jose Luis Diez, Lazaga, Lepanto, Sanchez Barcaiztegui), 6 миноносцев (№ 3, № 14, № 17, № 20, № 21, № 22; №№ 14 и 20 были переделаны в малые минные заградители), 12 подводных лодок (C-1-6, В-1-6), 5 канонерок (Laya, Tetuan, Uad Lucus, Uad Muluya, Xauen), а также несколько вспомогательных судов.

Во-вторых, возник франкистский, или «национальный» флот в следующем составе: линкор «Espana», тяжелые крейсеры «Baleares» и «Canarias», легкие крейсеры «Almirante Cervera» и «Republica» (вскоре его переименовали в «Navarra»); эсминец «Velasco», 5 миноносцев (№№ 2, 7, 9, 16, 19; два последних были переделаны в малые минные заградители), 9 канонерок (Alcazar, Arcila, Canalejas, Canovas del Castillo, Dato, Larache, Lauria, Uad Martin, Uad Quert), а также 12 вспомогательных судов.

С самого начала оба этих флота испытывали большие трудности с личным составом. Мятежникам не хватало матросов и унтер-офицеров, которые могли бы занять штатные должности на новых либо модернизируемых кораблях; республиканцам катастрофически не хватало офицеров[46]. Но вследствие того, что у франкистов кораблей было меньше, к тому часть их достраивалась либо находилась в ремонте, республиканский флот имел явный перевес.

Похожая ситуация наблюдалась и в авиации: из 277 армейских самолетов республиканцы сохранили 214 (а также 35 % офицеров и 90 % рядового состава), в морской авиации из 60 гидросамолетов и летающих лодок республиканцам принадлежали около 50.



Минный заградитель типа «Jupiter»

Приняв во внимание эти данные, можно понять, почему сначала получило распространение мнение, что подавление мятежа — вопрос всего лишь нескольких дней.

Однако на самом деле раскол в испанском обществе был очень глубок. Республиканцы допустили, по крайней мере, две серьезнейшие ошибки. Во-первых, они сильно напугали всех сколько-нибудь самостоятельных крестьян безответственными заявлениями ряда деятелей о планах коллективизации по примеру России. Во-вторых, гонения на церковь в стране, где католицизм укоренился чрезвычайно глубоко, были полным безумием. Каждая взорванная или закрытая церковь, каждый расстрелянный либо арестованный священник, каждый «раскулаченный» (то есть, просто ограбленный властями крестьянин) давали франкистам сотни новых сторонников.

Республиканской армии, несмотря на высокий моральный дух ее бойцов, столь же катастрофически, как и флоту, не хватало квалифицированных командных кадров. Кроме того, в ней тоже существовали серьезные политические противоречия между республиканцами, социалистами, коммунистами и анархистами. Среди высшего командования отсутствовало единство взглядов на цели войны, на ее стратегию и тактику.

Напротив, командование мятежников было едино в понимании конечных целей вооруженной борьбы, придерживалось единых взглядов на стратегию и тактику, а также имело единый план, хорошо координировало боевые действия на разных фронтах. Хотя своей численностью войска генерала Франко значительно уступали республиканским войскам, они воевали лучше.


Глава 20. СТЫЧКИ НА МОРЕ В НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ (ИЮЛЬ — ОКТЯБРЬ 1936 г.)

Испытывая огромную нужду в тяжелом вооружении и военной технике (танки, самолеты, пушки, минометы, грузовики, боеприпасы. корабли и т. д.), Франко обратился за помощью к Гитлеру и Муссолини.

Уже 22 июля группы его офицеров прибыли в Рим и Берлин с просьбой о содействии. Через несколько дней немцы и итальянцы решили оказать всестороннюю помощь мятежникам.

Такое решение было продиктовано соображениями военного и политического характера. Испания могла предоставить в будущем военно-морские базы и аэродромы, весьма ценные для войны против Великобритании и Франции. Гражданская война в Испании могла стать (и стала) прекрасным полигоном для испытаний новых образцов вооружения, для отработки новых тактических концепций и боевых приемов.

Наконец, итальянские фашисты и германские нацисты не хотели допустить политической и военной победы в Испании «левых» партий.

Блокада Гибралтарского пролива

Итак, уже 27 июля в Тетуан и Надор (Испанское Марокко) прилетели 20 немецких транспортных самолетов «Junkers Ju-52» и 12 итальянских «Savoia Marchetti SM-81». С 28 июля эти самолеты начали обслуживать воздушный мост Африка (Тетуан, Надор) — Севилья. Каждый из них выполнял 5-6 рейсов в день, доставляя за один раз от 16 до 40 солдат вместе с их оружием и снаряжением. За три первых месяца войны итало-германская авиагруппа перебросила через Гибралтарский пролив более 24 тысяч человек и 400 тонн военных грузов.

Доставка франкистам оружия, боеприпасов и снаряжения осуществлялись морским путем через Лиссабон и Кадис, куда в августе-сентябре пришли до 70 грузовых судов, преимущественно итальянских. В частности, всего за одну неделю (с 31 июля по 6 августа) германские суда привезли 42 боевых самолета, вместе с которыми прибыли 150 немецких пилотов и авиамехаников.

Доставкой военных грузов и специалистов из Германии занимался специальный «Штаб W» через свои филиалы в Испании — транспортное общество «HISMA» и бюро путешествий «UNION». Доставку добровольцев и военных грузов из Италии осуществляла итальянская Военная миссия (MMIS) при национальном правительстве, созданном франкистами 26 июля в Бургосе. В феврале 1937 г. эта миссия была переименована в штаб Корпуса добровольческих войск (CTV).

Попытки республиканского флота заблокировать морские коммуникации мятежников оказались безуспешными. Мадридское правительство понимало значение таковой, но мало что могло сделать. Для блокады зоны Гибралтарского пролива требовалась военно-морская база в этом районе, а все они были в руках фракистов. Только международный порт Танжер оставался свободным.

Пользуясь тем, что в нем находились корабли республиканцев, Танжер объявили временной базой флота. Вскоре тут находилась уже целая эскадра под командованием капитана флота (капитан 1-ro ранга) Педро Прадо: линкор «Jaime I», крейсеры «Libertad» и «Cervantes», эсминцы «Alsedo», «Churruca», «Ferrandiz», «Galiano», «Lepanto», «Miranda», «Valdez», миноносец № 17, канонерки «Laya» и «Uad Muluya», а также вспомогательные суда «Nador» и «Tofino».

Однако их пребывание в Танжере противоречило правовому статусу этой международной зоны, чем воспользовался Франко. Он сосредоточил на границе с зоной марокканские войска и потребовал от международной комиссии, управлявшей ею, чтобы она заставила корабли республиканцев уйти. Мадриду пришлось удовлетворить протест комиссии. Уже 25 июля республиканские корабли оставили порт (правда, отдельные суда еще несколько раз заходили в Танжер до 8 августа).



Крейсер «Libertad»

Ближайшая оперативная база республиканского флота (Малага) была удалена от Гибралтарского пролива на 62 мили (115 км). Это обстоятельство не позволяло обеспечить постоянное патрулирование в проливе. Действия республиканцев свелись лишь к обстрелу береговых объектов и к наблюдению за водами пролива с целью недопущения переброски марокканских войск по морю. Правительство, занятое в это время подавлением мятежа в метрополии, предоставило флоту действовать по собственному усмотрению. А ввиду того, что авиация мятежников все более усиливалась, лишенные поддержки с воздуха республиканские корабли могли сделать немногое. Именно поэтому, несмотря на благоприятные обстоятельства, они упустили шанс захватить один из марокканских портов посредством десанта.

22 июля крейсеры «Libertad» и «Cervantes» обстреляли Ла-Линеа, на следующий день вместе с «Jaime I» они обстреляли Сеуту, 25 июля Мелилью, на следующий день Альхесирас. Эти бомбардировки серьезно ограничили морские перевозки через пролив (до конца июля морским путем было переброшено не более 2 тысяч «регулярес»).

Но в начале августа сюда прибыли немецкие и итальянские корабли, которые открыто препятствовали действиям республиканского флота. Уже 3 августа в Сеуту вошел германский броненосец «Deutshcland». Когда отряд республиканцев (линкор «Jaime I», крейсер «Libertad», эсминец «Valdes») подошел к порту с намерением его обстрелять, «Deutschland» вышел на внешний рейд и своими маневрами не дал им возможности вести эффективную стрельбу. В тот же день корабли республиканцев обстреливали Тарифу и Альхесирас, но и здесь обстрел не удался из-за того, что на рейде Альхесираса стоял британский линкор «Queen Elisabeth». На следующий день республиканские корабли, обстреливавшие Лараче, атаковали итальянские бомбардировщики.

Приободренные помощью итальянцев и немцев, мятежники решились на проведение через пролив большого конвоя. 5 августа из Сеуты вышли пять транспортных судов (свыше 3 тысяч марокканцев и легионеров, 3 артиллерийские батареи, военные грузы), эскортируемые канонерками «Dato» и «Uad Quert», миноносцем № 19 и несколькими самолетами.

В это время восточную часть Гибралтарского пролива патрулировал эсминец «Galiano», а западную — эсминец «Lepanto». Первым атаковал конвой «Galiano». Произошла перестрелка между ним и «Dato», после чего эсминец стали бомбить самолеты. Понеся большие потери в людях (8 убитых, 28 раненых), он вернулся в Малагу. Спешивший ему на помощь «Lepanto» получил попадание бомбы и тоже лег на обратный курс, благодаря чему конвой вечером успешно прибыл в Альхесирас.

Получив сообщение о переброске марокканцев, из Малаги вышли «Jaime I», «Libertad» и «Cervantes», которые 7 августа подошли к Альхесирасу. В результате их бомбардировки была разрушена часть города и порта, потоплена канонерка «Dato» (вскоре франкисты подняли ее и отремонтировали), а несколько транспортов получили повреждения (среди них голландское судно «Dempo»).

В ответ авиация мятежников 7 августа атаковала и повредила патрулировавшую в проливе подлодку «С-3» (которую пришлось тащить в Малагу на буксире), а 13 августа она бомбила Малагу. При этом одна 250-кг бомба попала в «Jaime I» (47 убитых и раненых), незначительные повреждения получил «Cervantes».

Республиканская эскадра еще несколько раз (9-17 августа) подвергала обстрелам порты мятежниками (Сеуту, Ла-Линеа, Кадис, Тариф, Мелилью и Альхесирас), однако эти атаки становились все менее успешными из-за непрерывно усиливавшегося противодействия самолетов франкистов, пилотируемых итальянскими и немецкими летчиками.

Десант на Балеарские острова

Захват мятежниками Балеарских островов (за исключением Майорки) создал серьезную угрозу для восточного побережья республики. На островах были удобные аэродромы и порты. Поэтому автономное правительство Каталонии (Генералидад) предприняло в конце июля попытку отбить острова с помощью десантной операции. Кроме того, оно намеревалось включить архипелаг в состав автономного округа «Великая Каталония».

Инициатором этой операции выступил капитан авиации А. Байо (Вауо), которого и назначили командующим экспедицией. Десантники (около 3 тысяч бойцов каталонской милиции) погрузились на 3 пассажирских судна («Ciudad de Cadiz», «Mar Negro» и «Mar Cantabrico»), после чего под эскортом линкора «Jaime I», эсминцев «Miranda» и «Antequera», вместе с несколькими другими кораблями (миноносец № 17, канонерка «Tetuan», десантные баржи — ветераны десанта в заливе Алусемас (1925 г.), госпитальное судно «Marques de Comillas»), вышли 3 августа из Барселоны.



Десант на Балеарские острова (5 августа — 8 октября 1930 года)

5 августа десант, не встретив сопротивления, занял небольшой остров Форментера, а на следующий день он высадился на острове Ивиса (в районе Санта-Эвлалия) и полностью занял его в течение четырех дней. Воодушевленный этим успехом Байо, решил, используя в качестве оперативной базы порт Маон, захватить остров Майорка который оборонял гарнизон мятежников численностью более тысячи человек.

16 августа десант (3 тысячи человек на 4 транспортах) при поддержке артиллерийского огня линкора «Jaime I» и эсминцев высадился в районе Пунта де Амер, к северу от порта Кристо и после жестокого боя захватил эту местность. Тем самым десантники получили плацдарм глубиной 10-12 км (между Арта и портом Кристо). Они также заняли лежащий к югу от Майорки островок Кабрера.

Когда на следующий день мятежники сумели остановить дальнейшее продвижение десанта, на восточном берегу острова под прикрытием эсминца «Miranda» и 7 гидросамолетов высадился отряд милиции из Валенсии (1200 человек) под командованием капитана Г. Урибарри.

Казалось уже, что судьба острова решена. Однако вскоре начались раздоры между командирами республиканцев. Байо исполнял исключительно приказы Генералидад, а Урибарри — центрального правительства в Мадриде. В результате они не координировали действия своих частей.

Бои затянулись, что позволило мятежникам переломить ход событий в свою пользу. На остров были доставлены подразделения Иностранного легиона и отряды итальянских добровольцев. В действия также включилась (с 19 августа) итальянская авиация, которая провела массированные налеты на республиканские позиции и на базу в Маоне.

Центральное правительство опрометчиво признало действия на Майорке «каталонской авантюрой» и отказало каталонцам в дальнейшей помощи, а когда 3 сентября мятежники перешли в наступление, правительство в Мадриде решило, без согласования с каталонским Генералидад, немедленно эвакуировать свои войска с острова.

Приказ об эвакуации Байо передали с борта крейсера «Libertad», стоявшего на якоре в районе Пунта де Амер. Он был похож на ультиматум, поскольку эвакуироваться с острова надлежало за 12 часов, по истечении которых республиканский флот должен был уйти, оставив каталонцев на произвол судьбы. Под прикрытием огня с «Jaime I» и «Libertad», десантники погрузились на транспортные суда (бросив при этом часть пушек и пулеметов) и 4 сентября вернулись в Барселону.

Таким образом, ошибочное решение центрального правительства позволило мятежникам вернуть утерянные острова; Ивису и Форментеру 8 октября занял итальянский десант. При этом в их руки попала стоявшая в Ивисе канонерка «Tetuan», которую они передали мятежникам.

Вскоре Балеары превратились в главную морскую и авиационную базу итальянских добровольческих сил, откуда они постоянно угрожали морским коммуникациям республиканцев и портам восточного побережья.

Проблема доставки оружия и снаряжения

С августа 1936 года в Испанию стали прибывать отряды итальянских и немецких добровольцев. Благодаря этой помощи, мятежники в первой декаде августа возобновили наступление. 15 августа, после захвата Бадахоса, когда республиканские части оставили Эстремадуру, они смогли объединить два разделенных очага мятежа — Андалусию и Галисию вместе со Старой Кастилией, после чего начали первое наступление на Мадрид (20 августа).

До 29 сентября мятежники захватили Толедо, окружив столицу широким полукругом с северо-запада и юга, но затем наступление завязло и обе стороны перешли к позиционным действиям.

Перерыв в боях обе стороны использовали для создания регулярной армии. Республиканское правительство Ларго Кабальеро (L. Caballero) отказалось от использования частей милиции и 10 октября издало декрет о создании Испанской Народной Армии (ЕРЕ) и о всеобщей мобилизации, а 15 октября — о создании корпуса военных комиссаров.

Эти декреты появились почти одновременно с декретом франкистского правительства о создании «национальных вооруженных сил» (2 октября 1936 года). Но, вопреки своему названию, франкистская армия была не совсем «национальной». Ее наиболее боеспособную часть составляли наемные войска — марроканцы (регулярес) и Иностранный легион (терсио), после них шли части старой армии и жандармерии, а затем — отряды боевиков фашистской партии «фаланга».

Главной проблемой для обеих армий стало снабжение оружием, боеприпасами, военной техникой и снаряжением. Ввиду слабости собственной промышленности, ее можно было решить лишь путем закупок за границей. Но если мятежники без помех производили такие закупки в Италии и Германии, то республиканцы сразу же столкнулись с рядом трудностей, когда начали делать закупки в странах Западной Европы. Испанское правительство, вследствие слишком сильной своей «левизны», не пользовалось симпатиями правительств западных держав. Поэтому они склонялись к нейтралитету, который реально в большей мере работал на франкистов, чем на республику.

Создание франкистского флота и его действия в Бискайском заливе

Как уже сказано выше, в руки мятежников в занятых ими портах и базах попал ряд боевых кораблей и вспомогательных судов, имевших разную степень готовности. В принципе, поначалу могли выйти в море только несколько канонерок и миноносцев. Остальные корабли пришлось поспешно приводить в состояние боевой готовности.

Однако нехватка личного состава серьезно тормозила этот процесс. Офицерский корпус франкисты пополняли путем мобилизации офицеров запаса и ускоренным присвоением офицерских званий в унтер-офицерских школах ВМФ. Ряды матросов они заполняли вербовкой добровольцев.

Чтобы как можно быстрее создать хоть какое-то подобие флота, для несения патрульной службы были вооружены около 30 реквизированных судов и рыболовных траулеров. Все они получили одну 76-мм пушку в носу, одну 47-мм пушку в корме, два зенитных пулемета и устройство для постановки мин.

Что касается строившихся и ремонтировавшихся кораблей, то первыми вступили в строй те, что находились в портах северо-западного побережья страны, где захваченные мятежниками верфи работали без всяких помех.

2 августа вступил в строй крейсер «Cervera», несколько дней спустя эсминец «Velasco», 15 августа линкор «Espana». Вскоре завершились работы по сдаче тяжелых крейсеров «Canarias» (вступил в строй 24 сентября) и «Baleares», однако не было принято решения относительно дальнейшего использования крейсера «Republica» (долгое время он играл роль плавучей батареи в Кадисе).

29 августа, согласно декрету «национального правительства», на кораблях снова были подняты флаги цветов испанской монархии (красный-золотой-красный). Флот возглавил адмирал Х. Сервера (J. Cervera), занявший пост начальника главного штаба флота.

После провала первого наступления на Мадрид, генерал Эмилио Мола направил значительные силы, поддерживаемый итальянской авиацией, на север, против Ируна и провинции Гипускоа (с центром в Сан-Себастьяне). Занятие Ируна отрезало бы Басконию и Астурию от поставок оружия и снаряжения из республиканской зоны транзитом через Францию.

Наступление войск Мола поддерживали с моря корабли мятежников, обстреливавшие Сантандер, Гваделупу и Фуэнтеррабия. 17 августа «Espana» и «Cervera», после того, как власти Сан-Себастьяна отвергли ультиматум мятежников, начали обстрел города, длившийся несколько дней. Но во время перестрелки береговые батареи республиканцы повредили крейсер «Cervera», в связи с чем ему пришлось уйти на ремонт в Эль-Ферроль.

26 августа начались бои за Ирун. В обстреле этого города участвовал линкор «Espana», но и он в начале сентября получил повреждения и тоже ушел на ремонт в Эль-Ферроль. Падение Ируна (5 сентября) предопределило судьбу Сан-Себастьяна. Подвергавшийся непрерывным обстрелам с крейсера «Cervera» (который уже вернулся из краткосрочного ремонта) и с эсминца «Velasco», а также авиационным налетам, город пал 13 сентября.

Таким образом, мятежники перерезали сухопутные пути снабжения республиканцев и тут же, используя слабость республиканского флота в этом районе (его представляли миноносец № 3, канонерка «Xauen» и несколько вооруженных рыболовных траулеров), приступили к блокаде побережья. Их траулеры заминировали подходы к Хихону, Бильбао и Сантадеру, а «Espana», «Cervera» и «Velasco» приступили к задержанию идущих туда судов с оружием, снаряжением и продовольствием.

Реорганизация командования республиканского флота

Поначалу республиканский флот возглавлял Центральный Комитет, руководил которым капитан 1-ro ранга Педро Прадо, а роли «коллективных командиров» кораблей играли корабельные комитеты. Правительство Хираля сильно недооценило потребность в квалифицированных командных кадрах. Оно считало, что нехватку офицеров можно восполнить путем вербовки судовых офицеров гражданского флота, призыва резервистов, выдвижения способных унтер-офицеров на младшие офицерские должности.

Так же, как и в армии, одни офицеры флота остались в расчете на повышение в чине или в должности, другие же не хотели расставаться с уже достигнутым служебным положением. Те и другие служили, как умели, однако среди верных республике морских офицеров отсутствовали яркие индивидуальности. Нехватка офицеров высшего и среднего ранга, отсутствие среди тех, кто был, талантливых командиров сочетались с колоссальным падением дисциплины на кораблях.

Среди их экипажей очень большое влияние приобрели анархисты. Вследствие этого обстоятельства революционных энтузиазм повсеместно сочетался с такими недопустимыми на войне явлениями, как митинговщина, обсуждение приказов, пренебрежение морским церемониалом, несоблюдение правил противопожарной безопасности (советские специалисты позже вспоминали, что видели матросов, куривших не только возле пороховых погребов, но и в самих погребах!).

Иногда дело доходило до вооруженных стычек между матросами-анархистами и матросами — сторонниками других партий, что самым пагубным образом влияло на сплоченность судовых команд. Боевая учеба оказалась начисто заброшенной, полностью отсутствовала координации действий флота с сухопутными войсками и авиацией. Поэтому нет ничего удивительного в том, что, несмотря на значительный боевой потенциал, республиканский флот не добился никаких существенных успехов. Яркий пример — линкор «Jaime I». Тот бардак, который царил на этом мощном корабле, обусловил ничтожные результаты его боевой деятельности и трагический конец.

Довольно быстро правительство поняло, что флот нуждается в четкой организации и в мерах по поддержанию высокой боевой готовности, иначе нечего и мечтать о решении им сколько-нибудь важных задач.

Первым шагом на пути наведения порядка стало учреждение 2 сентября 1936 года должности командующего флотом и создание штаба ВМФ. Командующим был назначен капитан-лейтенант Мигель Буиса (Miguel Buiza), начальником штаба капитан 2-ro ранга Луис Хункверра (Luis Junquerra). После образования корпуса политических комиссаров были ликвидированы судовые комитеты (ноябрь 1936 г.) и распущен ЦК флота, а главным политическим комиссаром флота стал социалист Бруно Алонсо (Bruno Alonzo)[47].

Северный поход

Необходимость прорыва блокады мятежников в Бискайском заливе стала главной причиной отправки на север республиканской эскадры. Кроме того, она должна была доставить оружие и снаряжение для астурийских и басконских войск.

Впрочем, с оперативной точки зрения поход на север был не слишком удачным решением. Пришлось полностью прекратить патрулирование в Гибралтарском проливе, благодаря чему стала возможной переброска марокканских частей, а сам поход, как стало ясно немного позже, ничего не решал.

План ее разработал ЦК флота совместно с командирами кораблей. Все было учтено — порядок построения, курс, время прохождения конкретных рубежей похода. Много опасений вызывал проход через Гибралтарский пролив (мятежники уже начали устанавливать мощные береговые батареи в Сеуте и Альхесирасе), а в районе Эль-Ферроля существовала угроза атаки находившихся там крейсеров и самолетов мятежников (тем более, что республиканские корабли вообще не имели авиационной поддержки).

20 сентября корабли республиканской эскадры сосредоточились на рейде Малаги. В ее состав вошли линкор «Jaime I», легкие крейсеры «Libertad» и «Cervantes», флотилия эсминцев капитан-лейтенанта В. Рамиреса (Antequera, Diez, Escano, Lepanto, Miranda, Valdes). Эскадрой командовал М. Буиса.

На следующий день, в полдень, два бомбардировщика франкистов совершили налет на Малагу, сбросив шесть 100-кг бомб, которые, однако, не причинили никакого вреда. Вечером эскадра вышла в море, с таким расчетом, чтобы пройти через Гибралтарский пролив ночью. Крейсеры и линкор шли в кильватер друг другу (первым «Libertad», за ним «Jaime I», потом «Cervantes»), эсминцы поначалу шли в авангарде, а во время прохождения через пролив в арьергарде. За эскадрой следовал, оставаясь в пределах видимости, германский легкий крейсер «Nurnberg».

Во время прохода через пролив (сперва эскадра держалась ближе к гибралтарской скале, потом — к африканскому берегу, чтобы избежать обстрела сначала батарей Сеуты, потом Альхесираса) корабли были освещены прожекторами с берега. Но батареи огня не открыли (видимо, по причине слишком большого удаления кораблей от них). 22 сентября эскадра шла на запад, авиация противника не появилась, и перед наступлением сумерек она взяла курс на север.



Северный поход флота республиканцев (21 сентября — 13 октября)

Под вечер следующего дня эскадра вышла на траверз Эль-Ферроля, однако ожидаемой атаки крейсеров мятежников не произошло. В то же время атака этой базы, где имелись батареи орудий калибра 381 мм, не планировалась. Вечером над эскадрой появился самолет-разведчик. Поэтому северо-восточный курс она изменила на восточный только после того, как самолет улетел, уже в полной темноте.

Утром 24 сентября эскадра стала на якорь на рейде Хихона, отправив 3 эсминца под командованием Фуэнтеса к Сантандеру («Diez», «Lepanto» и «Valdes»).

Появление республиканских кораблей конечно приободрило защитников Астурии и Басконии, но не имело большого значения для дальнейшей судьбы этих провинций. В тот момент на сухопутном фронте наблюдалось некоторое затишье, а республиканские части без особого успеха наступали на Овьедо (30 км к югу от Хихона). Поэтому было решено использовать корабли для подвоза продовольствия и топлива и для обстрела приморских позиций мятежников. Для этого 27 сентября эсминцы перешли от Сантандера к Бильбао (линия фронта проходила в 40-60 км от города) и на следующий день они начали обстрел побережья.

С первого дня пребывания эскадры в этих местах возникли многочисленные трудности, связанные с ее обеспечением. Ни Хихон, ни Бильбао не были готовы к приему крупных соединений (тесная акватория, нехватка топлива, отсутствие противовоздушной обороны), а постоянные налеты авиации франкистов угрожали потерями. В то же время слабая ремонтная база не позволяла ликвидировать серьезные повреждения.

Когда пришло сообщение о появлении крейсеров мятежников в районе Гибралтарского пролива и о бое под Тарифой, стало ясно, что отправка эскадры на север была ошибкой. Удалось, правда, прорвать блокаду портов Бискайского залива, но чтобы сохранить эту ситуацию, требовалось постоянно держать эскадру здесь, что было невозможно. Во-первых, по изложенным выше причинам; во-вторых, вследствие необходимости охраны средиземноморских коммуникаций республики, поскольку уже начались поставки оружия и боеприпасов из черноморских портов СССР, преимущественно в Картахену.

Поэтому правительство решило увести эскадру назад. Правда, по просьбе автономного правительства Басконии (оно было создано 1 октября 1936 г.), в Хихоне остался эсминец «Diez». Все остальные корабли 10 октября оставили порт и легли на обратный курс. Сейчас проход через Гибралтарский пролив был сопряжен с большим числом трудностей. На эскадре серьезно опасались авиации мятежников (все время пути над кораблями кружили самолеты-разведчики) и стоявших в Кадисе крейсеров.

Через два дня республиканские корабли вошли в пролив. Во второй половине дня они отразили несколько воздушных налетов, которые осуществлялись с большой высоты и не причинили им никакого вреда. Хотя прохождение пролива заняло целый день (его длина 150 км), никакого противодействия кораблей и береговых батарей франкистов не было. 13 октября эскадра пришла в Картахену, а линкор «Jaime I» направился в Альмерию.

Бой под Тарифой

Готовясь к наступлению на Мадрид, франкистское командование должно было морским путем перебросить значительное количество сил и средств из Марокко. Для этого требовалось прорвать блокаду Гибралтарского пролива, однако флот мятежников был слишком слаб, чтобы пытаться это сделать. Однако уход главных сил республиканского флота на север дал шанс для реализации подобных планов, поскольку блокадную службу теперь несли только несколько эсминцев.

27 сентября крейсеры «Canarias» и «Cervera» перешли из Эль-Ферроля в Кадис. Поскольку переход остался незамеченным разведкой республиканцев, их появление в этом районе стало полной неожиданностью для блокадных сил.

Утром 29 сентября отряд мятежников внезапно появился в проливе. В тот день здесь патрулировали эсминцы «Almirante Ferrandiz» и «Gravina», которые ходили встречными курсами 15-узловым ходом между мысами Трафальгар и Марроки. Крейсеры франкистов шли в кильватер, первым двигался «Canarias».

В условиях хорошей видимости «Canarias» обнаружил «Ferrandiz» около 6.00 и с расстояния 21 км открыл огонь. Эсминец попытался уклониться от обстрела, уходя вглубь пролива, однако один из 203-мм снарядов попал в его артиллерийский погреб. Произошел взрыв, после которого «Ferrandiz» затонул в течение 30-и минут к западу от мыса Марроки (40 человек из его экипажа подобрало французское судно «Katoubia», остальные погибли).

Тем временем «Cervera» обстрелял эсминец «Gravina» и накрыл его с первого залпа. Эсминец попытался было вступить в артиллерийскую дуэль, но подавляющее преимущество противника (пять 120-мм орудий эсминца против восьми 152-мм орудий крейсера) заставило его спасаться бегством. Вход в пролив был для него отрезан, «Gravina» поспешно ушел на юг. «Cervera» погнался за ним. Погоня, во время которой эсминец шел 37-узловым ходом (68,5 км/час), а крейсер его непрерывно обстреливал, длилась два часа. Поскольку скорость крейсера была на 4 узла меньше скорости эсминца, в конце концов «Cervera» пришлось повернуть назад. Поврежденный эсминец вскоре пришел в Касабланку (Французское Марокко), где приступил к ремонту.

Так мятежники обеспечили себе безопасное морское сообщение с Марокко. Республиканский флот после возвращения из Бискайского залива уже не предпринимал попыток вернуть свое былое господство в этой акватории. Да это было и невозможно, так как из-за постоянных воздушных налетов он оставил Малагу и перебрался в Картахену. Теперь переведенные в Сеуту крейсеры мятежников могли начать операции на средиземноморских коммуникациях республиканцев.

Подводная война

Командование испанского флота до июля 1936 года не удосужилось разработать концепцию использования своих подводных лодок. К тому же качество проектов и техническое состояние имевшихся субмарин оставляло желать много лучшего.

Особенно это касалось лодок типа «В». Достаточно сказать, что четыре из шести лодок данного типа вскоре встали на ремонт, из которого они до конца войны так и не вышли. Качество торпед тоже было ниже всякой критики. Боевая подготовка экипажей находилась на очень низком уровне. Особую трудность для них представляло погружение и всплытие. То есть то, без чего подводная лодка просто теряет свое главное назначение. По этим причинам лодки большей частью стояли в портах и лишь одна-две из них выходили в море для обучения команд.

В июле большинство офицеров перешло на сторону мятежников, что еще больше снизило уровень боеготовности обеих флотилий. Главной их задачей стало препятствование переброске войск из Марокко через пролив. Оставшись почти без офицеров, экипажи лодок выполняли поставленные им задачи достаточно небрежно, практически без каких-либо успехов, зато несли потери (повреждение «С-3» 7 августа).

После падения Ируна и Сантандера, когда единственной дорогой для снабжения Басконии осталось море, командование решило перевести подводные лодки на север. В сентябре туда пришли «В-6», «С-5» и «С-2». Базируясь в Хихоне, они пытались бороться с кораблями мятежников, которые обстреливали побережье.



Подводная лодка типа «В»



Подводная лодка типа «С»

31 августа «С-5» (командир Р. Вердиа, один из немногих офицеров-подводников, оставшихся верными республике; вскоре его назначили командиром флотилии «C»), произвела неудачную атаку линкора «Espana». Торпеда в цель попала, но из-за своего скверного качества не взорвалась. А после торпедного залпа, плохо сбалансированную лодку выбросило на поверхность, где она подверглась обстрелу, получила повреждения и была отправлена в ремонт.

19 сентября в районе мыса Кабо Пеньас (на северо-восток от Хихона) затонула «В-6». В надводном положении она атаковала буксир националистов «Galicia» и повредила его артиллерийским огнем. Но тут подоспели корабли мятежников — эсминец «Velasco» и вооруженный траулер «Cariza-4». «Velasco» несколько раз поразил «В-6» своими 102-мм снарядами, от чего она затонула. Экипаж попал в плен и вскоре был расстрелян.

12 октября между Эстепоной и Малагой затонула при невыясненных обстоятельствах подводная лодка «В-5». Скорее всего ее потопил бомбами немецкий гидросамолет «Не-59».

Таким образом, в течение первых трех месяцев войны из строя были выведены 4 подводные лодки (2 потоплены, 2 повреждены). а еще 4 находились в долгосрочном ремонте. На практике это означало конец обеих флотилий как тактических соединений, способных результативно действовать на коммуникациях противника. Оставшиеся в строю 4 лодки могли сделать немногое. Такое положение вашей начало исправляться лишь в 1937 году, благодаря помощи советских инструкторов.

Впрочем, подобное неверие в возможность успешного применения подводных лодок царило и в стане мятежников. Они, довольствуясь помощью итальянских субмарин, до 1938 года вообще не имели собственных подводных сил.

Бунт в португальском флоте

Сотрудничество португальских фашистов с франкистскими мятежниками не пользовалось популярностью у народа Португалии. Антивоенные настроения захватили также армию и флот. Моряки открыто высказывали свои симпатии к испанской республике.

Когда распространились слухи о том, что правительство диктатора А. Салазара намеревается послать свои корабли на помощь франкистам, 8 августа (по другим данным 11 сентября) 1936 года на кораблях, стоявших на рейде Лиссабона, вспыхнул бунт.

Экипажи эсминцев «Lima» и «Dao», канонерок «Bartolomeu Dias» и «Afonso dе Albuquerque» с оружием в руках выступили против своих офицеров. «Dao» и «Albuquerque» были захвачены своими экипажами и попытались выйти в море, намереваясь добраться до какого-нибудь из республиканских портов.

Но эту попытку сорвал огонь береговых батарей и кораблей, верных правительству. Во время артиллерийской дуэли канонерка «Afonso de Albuquerque» выбросилась на берег, а «Dao», получив пробоину в носовой части, сдался. Хотя экипажи этих кораблей предстали перед военным судом и были сурово наказаны, Салазару пришлось отказаться от планов использования португальского флота на стороне франкистов.


Глава 21. ДЕЙСТВИЯ НА КОММУНИКАЦИЯХ (ОКТЯБРЬ 1936 — ОКТЯБРЬ 1937 гг.)

В связи с войной правительство испанской республики покупало оружие, снаряжение и военную технику в ряде стран (в основном, в СССР, Мексике и США). Эти грузы доставляли испанские, советские, британские, французские, голландские и норвежские суда. Создание и укрепление Испанской Народной Армии (ИНА), а также формирование добровольческих интернациональных бригад требовали непрерывного функционирования грузового конвейера[48].

Первыми советскими пароходами, прибывшими в Испанию, были «Кубань» и «Нева». 23 сентября они привезли в Аликанте продовольствие и одежду. Первым советским транспортом с оружием стал пароход «Комсомол», прибывший в Картахену из Одессы 13 октября 1936 г. Он доставил, помимо прочего, 50 танков Т-26. Следующим судном Черноморского пароходства с грузом оружия (25 истребителей И-15) был пароход «Курск», который пришел в Аликанте 2 ноября[49]. На день раньше его (1 ноября) в Бильбао прибыли пароходы «Андреев» (Балтийское пароходство) и «Турксиб» (Беломорское пароходство).

Всего за период с 13 октября 1936 г. по 1 сентября 1937 г. в республиканские порты прибыли 52 советских транспорта с военными грузами. Кроме того, корабли франкистов задержали в открытом море еще 96 советских судов, причем 3 из них они потопили.

Поставки советского оружия осуществлялись на основе советско-испанского соглашения, заключенного в сентябре 1936 года и оплачивались из золотого запаса республики, депонированного в СССР в октябре того же года (золото привезли в СССР республиканские и советские суда, которые от Картахены до Алжира шли под охраной республиканской эскадры).

Поскольку поставки оружия осуществлялись в основном по морю, постольку главной задачей республиканского флота в этот период войны стала охрана морских коммуникаций. Операции по их обеспечению часто переходили в сражения с фашистским флотом, пытавшемся перехватывать транспорты, шедшие в республиканские порты. Кроме того, республиканский флот производил рейды с целью уничтожения отдельных кораблей и небольших отрядов вражеского флота, либо с целью обстрела его баз и побережья. Иногда атакам подвергались коммерческие суда мятежников.

Под конец октября 1936 г. боевые действия шли на 4-х фронтах: северном (Астурия, Баскония) — отделенном от остальных трех; южном (Андалузия), центральном (Новая Кастилия) и восточном (Арагон). Республиканские войска в конце 1936 — начале 1937 года насчитывали около 150 тысяч бойцов (из них 20 тысяч иностранных добровольцев); войска мятежников — около 160 тысяч солдат (из них 56 тысяч итальянцев, 46 тысяч испанцев, 40 тысяч марокканцев, 10 тысяч немцев).

Провал наступления мятежников на Мадрид (6 октября — 16 ноября) привел кому, что они временно отказались от плана захвата столицы и перешли к действиям на дальних подступах к ней.

Оперативное разделение морских сип противников

В связи со стабилизацией фронтов, противники реорганизовали свои флоты для обеспечения их действий в основных оперативных зонах Средиземного моря и Атлантики.

Франкисты

В конце декабря 1936 г. флот мятежников был разделен на две части: а) Эскадру Юга и Средиземного моря; б) Эскадру Севера и Кантабрийского моря.

В первую вошли следующие корабли: тяжелые крейсеры «Baleares» и «Canarias», легкие крейсеры «Cervera» и «Republica» (второй из них проходил модернизацию), канонерки «Canalejas», «Canovas del Castillo», «Dato», миноносец № 19; несколько десятков вооруженных рыболовных траулеров. Эскадрой командовал вице-адмирал Ф. Морено (F. Moreno).

В начале 1937 года в эскадру Морено вошли 5 торпедных катеров типа «S», полученных от Германии (их назвали «Badajos», «Falange», «Oviedo», «Requete», «Toledo) и 2 итальянских катера (MAS 435, MAS 436 — переименованы в «Candida Perez» и «Javier Quiroga»).

В состав второй эскадры входили линкор «Espana», эсминец «Velasco», миноносцы № 2 и № 7, два вспомогательных крейсера, свыше 20 вооруженных рыболовных траулеров. Ею командовал капитан флота (капитан 1-ro ранга) Х. Лопес (J. Lopez).

Значительную помощь флоту франкистов оказала группа германских военно-морских специалистов (так называемая «Группа Северного моря»), состоявшая примерно из десяти офицеров и четырех десятков унтер-офицеров. Группу возглавлял капитан-лейтенант Мейер-Донер (Meyer-Donner). Она действовала в Эль-Ферроле, Кадисе и Севилье; часть ее офицеров исполняла функции советников в штабах обеих франкистских эскадр.

Немцы учили мятежников тому, как оборудовать и использовать имеющиеся корабли для постановки и траления мин, обучали экипажи торпедных катеров, исполняли обязанности специалистов по торпедному оружию, штурманскому делу и связи.

Главными задачами флот мятежников являлись: а) уничтожение судов республиканского торгового флота (блокада республиканских портов была объявлена 18 ноября 1936 г.); б) обстрел портов и побережья; в) высадка десантов. Хотя главной базой их флота считался Эль-Ферроль, большинство кораблей базировалось в районе Гибралтарского пролива (Кадис, Альхесирас, Сеута); расширялись также порты в Пальме, Польенса и Сольер на Майорке.

По обоим берегам Гибралтарского пролива с помощью немцев франкисты установили батареи тяжелых орудий. На испанской стороне (между Альхесирасом и Тарифой) появились 8 батарей 210-мм орудий, на африканской (между Сеутой и Лараче) — 4 батареи орудий калибра 210-280 мм (не считая 42-х береговых орудий в Сеуте, калибром до 280 мм).

Республиканцы

Создание Северного фронта потребовало перебросить в воды Бискайского залива часть кораблей из Средиземного моря. В течение ноября и декабря на Север ушли эсминец «Ciscar», подводные лодки «С-4» и «С-6».

Северный отряд (группа флота Кантабрийского моря) в декабре 1936 г. имел в своем составе эсминцы «Diez» и «Ciscar», миноносец № 3, канонерку «Xauen», подводные лодки «С-2», «С-4», «С-5», «С-6». Еще на Севере находился так называемый «Басконский флот». В него входили 2 флотилии сторожевиков (вооруженных рыболовных траулеров), каждая из которых насчитывала 4 корабля (1-я флотилия — «Аraba», «Bizkaya». «Guipozcoa», «Navarra», 2-я флотилия — «Donostia», «Iruna», «Gazteiz», «Santa Eulalia»). Кроме того, имелись 7 больших и 24 малых тральщика (переоборудованные рыболовные траулеры и катера), а также 2 транспортных судна («Guernica» и «Galdemas»)

Поначалу группой командовал капитан-лейтенант Наварро, а после его бегства во Францию. весной 1937 года, командующим стал капитан-лейтенант В. Фуэнтес. Помимо Бильбао, Сантандсра и Хихона, корабли группы Кантабрийского моря базировались на небольшие заливы Кастро Урдиалес, Сантона и Авилес. Возле всех пунктов базирования были устроены береговые батареи и выставлены минные заграждения.

В то же время республиканский флот в Средиземном море (командующий, капитан-лейтенант М. Буиса), не претерпел существенных изменений. В конце декабря его усилил эсминец «Gravino», вернувшийся из Касабланки; начались также работы по достройке в Картахене эсминцев «Jorge Juan» и «Ulloa». В январе 1937 года в СССР были куплены несколько торпедных катеров и катеров-охотников для охраны акватории Картахены.

С февраля 1937 года началось интенсивное обучение экипажей кораблей морскому делу и тактике. Корабли стали выходить на учебные стрельбы, учились маневрировать в строю, отрабатывалось взаимодействие с авиацией (в марте командующему флотом были подчинены 5-6 бомбардировщиков советского типа СБ).

Некоторую помощь во всем этом оказали советские специалисты, которые прибывали в Испанию с ноября 1936 года[50]. Командирами республиканских подводных лодок были назначены советские офицеры («С-1» принял капитан-лейтенант И.А. Бурмистров, «С-2» — капитан-лейтенант В.А. Егоров, «С-4» — капитан-лейтенант С.П. Лисин).

Интенсивно укреплялась береговая (381-мм орудия) и противовоздушная оборона Картахены (75-мм зенитки, самолеты-истребители И-16, убежища), усиливался ее ремонтный потенциал (доки), увеличивалась пропускная способность грузовых причалов и складов.

Вскоре Картахена стала главным перевалочным портом для грузов из СССР, здесь одновременно разгружались 3-5 транспортных судов). Однако из-за небольшой емкости складов горючего и тесноты внутреннего бассейна, Картахена не могла в должной степени обеспечивать стоянку крупных кораблей, поэтому линкор «Jaime I» в феврале 1937 г. перешел в Альмерию.

Начало блокадных действий на коммуникациях республиканцев

Советские транспорты с оружием и другими военными грузами для республики сначала самостоятельно шли вдоль африканского побережья до мыса Тенес (в 150 милях от Картахены), а оттуда под конвоем республиканских кораблей они направлялись в Картахену, Валенсию или Барселону. По мере того, как активизировали свои действия корабли франкистов, место рандеву переносилось все дальше на восток, вплоть до алжирского мыса Бон. Как правило, каждая конвойная операция сопровождалась столкновениями с кораблями противника.

После того, как национальное правительство Испании (Франко) признали Германия и Италия, с 18 ноября оно объявило блокаду республиканских портов в пределах 6-мильной прибрежной зоны. Однако великие державы отказали мятежникам в признании за ними прав воюющей стороны. Более того, Великобритания предостерегла, что она по-прежнему считает территориальными водами только 3-мильную зону, и что ее корабли будут оказывать сопротивление при попытках задержать их за пределами этой зоны.

Однако франкисты, осмелев от поддержки Германии и Италии, не собирались уступать, тем более, что корабли обоих этих стран, в соответствии с соглашениями, достигнутыми на римской встрече 17 ноября 1936 года, и, невзирая на протесты республиканского правительства, принимали непосредственное участие в блокаде. Досматривались не только суда, направлявшиеся в республиканские порты, но и вообще все грузовые суда, проходившие в обе стороны через Гибралтарский пролив.

Был также выработан следующий метод задержания судов, идущих из Черного моря. Фашистские агенты фиксировали их во время прохода через проливы Босфор и Дарданеллы и передавали эти сведения представителям итальянского флота либо авиации. Те, в свою очередь, передавали эту информацию на корабли мятежников. Основному преследованию подвергались советские и республиканские суда.

Средиземное море

Под конец октября 1936 г. боевые действия в районе восточного побережья значительно активизировались. Уже 23 октября в районе Малаги линкор «Jaime I» и крейсер «Libertad» вступили в перестрелку с крейсером «Canarias». Кораблю франкистов пришлось туго, его спас лишь налет итальянской авиации.

В начале ноября была предпринята первая попытка проведения из Касабланки эсминца «Gravina». Но во время прохода через Гибралтарский пролив группа республиканских кораблей (крейсер «Libertad» и 2 эсминца) была атакована крейсером «Canarias». В ходе боя «Libertad» получил повреждения, вследствие чего республиканские корабли вернулись в Малагу.

Используя свои крейсеры, мятежники пытались парализовать поставки оружия из Франции по суше со стороны Средиземного моря (между Порт-Боу и заливом Росас линия железной дороги проходит вблизи берега моря). 5 ноября «Canarias» обстрелял Росас, а затем высадил небольшой десант на двух моторных катерах, целью которого являлось уничтожение железнодорожного полотна. Но немедленное вмешательство каталонской милиции сорвало эту попытку.

В свою очередь республиканцы (андалузская милиция) начали наступление в районе Эстепоны, пытаясь захватить Ла-Линеа (портовый городок к северу от Гибралтара). Это наступление остановили марокканцы (1000 человек), переброшенные сюда 9 ноября из Альхесираса под конвоем крейсера «Cervera» и 5 вооруженных траулеров. На следующий день «Canarias» обстреливал Альмерию, а 17 ноября, перейдя вместе с «Cervera» в Пальму (Балеарские острова), он обстрелял залив Росас и начал блокаду Барселоны и северных портов восточного побережья.

С этого времени Балеары начали представлять все большую и большую опасность. Помимо франкистов, в свои авиационные и морские базы их превратили итальянцы. В середине ноября здесь базировались более 100 самолетов, 3 эсминца и 8 подводных лодок.

Когда 22 ноября 1936 г. из Картахены вышел отряд республиканских кораблей (линкор «Jaime I», крейсеры «Cervantes» и «Mendez Nunez»), чтобы направиться к Барселоне, то оно уже на внешнем рейде он подвергся торпедной атаке «неизвестной подлодки». «Cervantes» получил серьезное повреждение, «Mendez Nunez» сумел избежать попадания торпеды. Поскольку у франкистов в то время еще не было подводных лодок, было ясно, что это итальянская субмарина (позже выяснилось, что атаку произвела подводная лодка «Torricelli»)[51].

Аналогичный случай произошел с подводной лодкой республиканцев «С-З», которую 12 декабря в 14.30 потопила на рейде Малаги торпеда, выпущенная «неизвестной» субмариной. При этом спаслись только 3 члена ее экипажа[52].

Франкистское командование успешно использовало высокую скорость обоих своих крейсеров (33 узла), направляя их в различные пункты восточного побережья для создания обстановки непрерывной угрозы. 29-30 ноября «Canarias» подверг обстрелу Паламос, Палафругель и Эскале, а 19 декабря обстрелял залив Росас и пограничный железнодорожный туннель, повторив эту операцию 8 января совместно с «Cervera» (туннель был поврежден).

12 января мятежники предприняли попытку захватить Малагу, в связи с чем оба крейсера обстреливали порт, поддерживая наступающие части. Под их прикрытием 4 вооруженных траулера высадили в районе Эстепоны небольшой тактический десант, однако контратакой андалузской милиции десант был уничтожен, а захваченные траулеры республиканцы отбуксировали в Малагу.

Через два дня Малага, в связи с подготовкой нового десанта в Эстепоне, снова подверглась бомбардировке одновременно с моря (крейсеры «Canarias» и «Cervera», канонерки «Canovas del Castillo» и «Lauria») и с воздуха. Тогда в бой вступила республиканская авиация, которая нанесла повреждения «Cervera» (ушел на ремонт в Сеуту) и тем самым сорвала операцию. 16 и 18 января корабли мятежников обстреливали Барселону, но успешный огонь береговых батарей не позволил им уничтожить портовые резервуары с горючим.

Франкистская авиация тоже начала систематические налеты на базы республиканского флота и перевалочные порты. 15 ноября 34 немецких бомбардировщика Ju-52 бомбили Картахену, они потопили два стоявших в порту республиканских судна. 26 ноября этот порт подвергся новой бомбардировке с воздуха (8 самолетов) и с моря (крейсеры «Canarias» и «Cervera»). 19 декабря авиация противника сбросила мины на подходах к Малаге, Апьмерии, Картахене, Таррагоне и Барселоне. 11 января итальянские гидросамолеты (с гидроавианосца «Miraglia») бомбили Альмерию, а 24 февраля была подвергнута бомбежке Валенсия.

В ответ республиканские самолеты бомбили 8 декабря Кадис и Ивису, 16 января Альхесирас, а 21 января Сеуту.

Во время несения блокадной службы, начиная с 31 октября 1936 года, франкисты подвергли досмотру 33 судна (в том числе 20 советских), часть которых они задержали. Одновременно 14 февраля в итальянских портах были арестованы 7 республиканских судов.

Мятежники пошли на серьезное нарушение международного морского права, когда 14 декабря 1936 года крейсер «Canarias» потопил в открытом море, в районе Алжира, советский пароход «Комсомол».

27 декабря «неизвестная» подлодка произвела торпедную атаку республиканского судна «Magallanes», а 18 января «неопознанный» самолет в 40 милях от Барселоны сбросил бомбы на французский эсминец «Maille Breze». Это была первая атака военного корабля нейтрального государства, к счастью неудачная.

В феврале 1937 г. республиканские пароходы «Villa de Madrid» и «Сар Ferrat» затонули в результате диверсий. Агенты франкистов установили в трюмах этих судов мины с часовыми механизмами, взорвавшиеся тогда, когда они вышли в открытое море.

Бискайский залив

Здесь мобилизованные басконские траулеры несли антиблокадную службу, не пугаясь атак более сильного противника. Так, 16 ноября на траверзе Сан-Себастьяна произошла перестрелка между двумя такими сторожевиками и эсминцем «Velasco», причем корабль франкистов в итоге ушел под защиту береговых батарей. 9 января аналогичный бой с «Velasco» выдержал сторожевик «Navarra», а еще через два дня 2 басконских вооруженных траулера захватили вооруженный траулер мятежников.

В тот же день авиация республиканцев атаковала на траверзе Сан-Себастьяна линкор «Espana», налет повторился 11 января (попаданий не было) и 27 января (одно попадание в палубу). Ранее, 14 января, «Espana» и «Velasco» пытались обстрелять Бильбао, но были отогнаны огнем береговых батарей.

В декабре 1936 года погибла подводная лодка «С-5», которая после ремонта вышла в море на ходовые испытания и сразу наткнулась на два сторожевика мятежников. Не имея возможности погрузиться из-за дефектов ремонта, она приняла неравный бой и затонула от полученных повреждений.

Корабли мятежников до февраля 1937 года задержали в Бискайском заливе 6 судов (в том числе 3 советских). В ответ басконские корабли стали досматривать немецкие суда, что стало причиной серьезного инцидента. 26 декабря республиканский сторожевик задержал немецкий пароход «Palos» и отконвоировал его в Бильбао, где оно было разгружено. Тогда командующий немецким отрядом в испанских водах контр-адмирал Бём (Boehm) потребовал возврата груза и освобождения судна.

Отказ выполнить эти требования повлек за собой шантаж со стороны немцев. Легкий крейсер «Koenigsberg» попытался 2 января задержать испанский пароход «Soton», который, уходя от преследования, сел на мель возле Сантоны. Затем «Koenigsberg» задержал пароход «Marta Junquerra» и в тот же день броненосец «Admiral Graf Spee» арестовал пароход «Aragon» в районе между Альмерией и Малагой.

Бём требовал возвращения «Palos» и его груза до 8 января, а когда груз не был возвращен, он передал оба республиканских судна мятежникам. В свою очередь, республиканское правительство вынесло дело о конфискации военного груза парохода «Palos» на рассмотрение Комитета по делам невмешательства, однако без результата.

Потеря Малаги

Новое наступление франкистов на Мадрид (3-11 января 1937 года) опять закончилось неудачей, вследствие чего их командование решило сосредоточить усилия на южном фронте и нанести удар по Малаге.

Для этой операции были выделены около 40 тысяч солдат (из них 20 тысяч итальянцев) под командованием генерала Г. Квейпо де Льяно (G. Queipo de Llano).

С моря наступление должны были поддерживать силы флота (крейсеры «Baleares», «Canarias» и «Cervera», миноносец № 19, канонерки «Canalejas» и «Canovas del Castillo», несколько вооруженных траулеров).

Республиканские силы, защищавшие город, насчитывали около 40 тысяч бойцов милиции под командованием полковника Вильяба (Villaba).

Боевые действия начались 18 января бомбардировкой порта авиацией франкистов. Они наступали на Малагу с запада, юга и востока, захватив 22 января Марбелью, а спустя четыре дня — Альхаму. На этом испанские части выдохлись, и потребовалось ввести в бой итальянцев.

Отряд кораблей, который должен был поддерживать огнем войска, наступавшие в прибрежной полосе, находился в Альхесирасе, причем от атак республиканского флота его должны были защищать (разумеется, неофициально) броненосец «Admiral Graf Spee», легкий крейсер «Coln» и 7 итальянских подлодок.

2 февраля в бой вступила немногочисленная республиканская авиация, разбомбив под Монтельей автоколонну противника и подвергнув бомбежке «Canarias». Спустя два дня республиканские самолеты атаковали выходившие из Гибралтара британские корабли (3 линкора и 2 дивизиона эсминцев), ошибочно полагая, что это корабли мятежников. Из пяти бомб, сброшенных на «Royal Oak», три упали рядом с кораблем, но, к счастью, не причинили никакого вреда.

Наступление на Малагу началось 5 февраля, после подхода итальянских частей генерала М. Роатта. Франкистские крейсеры, маневрируя на рейде, подвергли обстрелу позиции республиканцев и альмерийское шоссе. С моря их прикрывали немецкие корабли. В это время канонерки и траулеры, двигаясь вдоль берега, непосредственно поддерживали наступавшие части и, кроме того, высадили тактический десант в тылу защитников города. Десант захватил Фуэнхиролу; 6 февраля итальянцы взяли Альмохию и Кольменар, а еще через день — Велес-Малагу, отрезав тем самым город от идущих из Мотриля подкреплений.

После этого началась поспешная эвакуация республиканцев по альмерийскому шоссе и по морю, на рыбацких лодках. Панику увеличил шквальный огонь (7-8 февраля), который вели по городу и его окрестностям крейсеры франкистов.

Отряд республиканских кораблей, вышедший 5 февраля из Картахены («Jaime I», «Libertad», «Mendez Nunez», несколько эсминцев), ввиду провокационных маневров немецких и итальянских кораблей не решился провести атаку.

Вечером 8 февраля итальянцы и франкисты взяли Малагу, через два дня они заняли Мотриль, а 14 февраля фронт установился по линии Альбуньол — Оргива (Albunol — Orgiva). В порту мятежникам достался гидрографический корабль «Artabro» и 2 вооруженных траулера; еще 1 траулер и 2 вооруженных катера были затоплены экипажами.

Вскоре Малага стала удобной базой франкистского флота, благодаря которой он смог усилить блокаду как республиканского побережья, так и Гибралтарского пролива.

Правда, потерю Малаги в какой-то степени компенсировали победы республиканцев в битвах на реке Харама (Jarama) 6-27 февраля и под Гвадалахарой (Guadalajara) 8-20 марта.

Установление контроля за морскими и сухопутными границами Испании

Уже в декабре 1936 года Комитет по делам невмешательства (КДН), созданный Лигой Наций, постановил представить обеим воюющим сторонам проект контроля сухопутных и морских границ Испании. Целью этой акции являлось пресечение идущего в страну потока добровольцев, оружия и военного снаряжения. 23 февраля 1937 года, после долгой процедуры обсуждения, Великобритания, Франция, Германия, Италия, СССР и Португалия подписали в Лондоне соответствующее соглашение.

Согласно ему, вдоль всего периметра испанского побережья вводилась 10-мильная патрульная зона, где должны были нести службу военные корабли упомянутых государств.

Создавались также 10 контрольных пунктов для досмотра судов, следующих в Испанию: Дувр, Шербур, Брест, Ле Вердон, Лиссабон, Мадейра, Гибралтар, Оран, Сеута, Марсель. Итальянские и германские корабли должны были патрулировать республиканское побережье; французские, британские, советские и португальские — берега территории мятежников.

Были определены пять зон патрулирования: от испано-французской границы до Коруньи (британский и португальский флоты), от Коруньи до границы с Португалией (французский и советский флоты), от границы с Португалией до Гибралтара (французский флот), от Гибралтара до Альмерии (британский флот), от Альмерии до границы с Францией (итальянский и германский флоты).

Осуществление контроля должен был начаться 6 марта. Однако 27 февраля СССР отказался от участия в этом мероприятии, в результате чего потребовалось провести необходимую корректировку плана[53].

8 марта новый план был принят, а 12 марта при КДН было создано Бюро невмешательства для руководства аппаратом контроля морских и сухопутных границ Испании. Его председателем стал голландец, вице-адмирал Ван Дульм (Van Dulm), а генеральным секретарем англичанин Ф. Хемминг (F. Heming). Были определены 8 зон и 10 пунктов морского контроля, а также 6 зон сухопутного.

Вопреки протестам республиканского правительства, которое заявило, что Испания, как суверенное государство, имеет полное право закупать оружие и военное снаряжение за границей, в ночь с 19 на 20 апреля контроль морских и сухопутных границ Испании был введен. Государства, в нем участвующие, выделили следующие силы для несения патрульной службы:

Великобритания

Зона 1 (линейный крейсер «Hood» и 5 эсминцев);

Зона 3 (тяжелый крейсер «Devonshire» и 9 эсминцев);

Франция

Зона 2 (3 эсминца);

Зона 6 (4 эсминца, эскортный корабль, минный заградитель);

Зона 7 (легкий крейсер «Jean de Vienne», 3 эсминца, эскортный корабль);

Германия

Зона 4 (броненосец «Admiral Graf Spee», легкие крейсеры «Coln» и «Leipzig», 4 эсминца, 6-8 сторожевиков);

Италия

Зоны 5 и 8 (легкий крейсер «Quarto», 5 эсминцев).

30 апреля правительства скандинавских стран обратились в КДН с просьбой, чтобы корабли, патрулирующие испанские воды, охраняли их суда от атак мятежников, однако Комитет не принял никакого решения по этому вопросу.

Контроль не оправдал возлагавшихся на него надежд, более того, он лишь углубил недоверие республиканского правительства по отношению к Великобритании и Франции, чьи корабли достаточно небрежно выполняли свои обязанности.



Зоны контроля морских границ Испании

В отличие от них, корабли Германии и Италии несли свою службу весьма усердно, так что контроль превратился в блокаду в пользу мятежников.

Действия на морских коммуникациях

Бискайский залив

Новые неудачи под Мадридом склонили генерала Франко к очередному изменению военных планов. На этот раз он направил главный удар против Басконии и Астурии. где находилась большая часть шахт и промышленных предприятий Испании (район Бильбао). Их захват значительно ухудшал экономическое и политическое положение республики. Для наступления на Страну Басков были предназначены испанские части (корпус генерала Наварро), итальянский корпус, немецкий Легион Кондор, почти вся авиация и артиллерия франкистов (всего 50.000 человек, 250 орудий, 60 танков, 200 самолетов).

Силы басконских республиканцев состояли из 4 дивизий национального Корпуса Эускади (43.000 человек, 46 орудий, 15 самолетов, 12 танков).

В связи с наступлением, в конце февраля в Бискайский залив прибыли тяжелые крейсеры мятежников «Baleares» и «Canarias», а в середине марта пришел легкий крейсер «Cervera». Кроме них, сюда же пришли большие минные заградители «Jupiter» (в марте) и «Vulcano» (в июле). Эти силы повели борьбу с республиканским торговым флотом и с иностранными транспортами, идущими в кантабрийские порты.

6 марта «Canarias» и «Velasco» атаковали на траверзе мыса Мачичако (район Бильбао) небольшой республиканский конвой — пароход «Galdemes», шедший под охраной эсминца «Diez», сторожевиков «Navarra» и «Donostia». После неравного боя, во время которого «Navarra» погиб, а поврежденные «Diez» и «Donostia» укрылись в Байонне и Ла-Рошели, пароход «Galdemes» был отконвоирован в Пасахес.

Чувствительной потерей для басков (особенно для их авиации) стало задержание крейсером «Canarias» спустя два дня в 100 милях к северу от Бильбао республиканского теплохода «Маr Cantabrico», шедшего из Мексики с грузом оружия и военного снаряжения (в том числе он вез 47 самолетов).

Теплоход загорелся в результате обстрела с крейсера и стал взывать по радио о помощи. Чтобы ввести противника в заблуждение, радист называл свой теплоход британским судном «Adda», вследствие чего к нему поспешили из французского порта Сен-Жан-де-Люз (St. Jean de Luz) 2 британских эсминца и еще 2 эсминца из Коруньи (La Corona). Обнаружив, что на самом деле это республиканское судно, эсминцы повернули обратно, а на теплоход «Маr Cantabrico» высадилась с «Canarias» призовая команда. Она потушила пожар, после чего теплоход был отконвоирован в Эль-Ферроль. Там франкисты расстреляли весь экипаж, а теплоход переоборудовали во вспомогательный крейсер.

30 марта на подходе к Сантандеру линкор «Espana» попытался задержать эсминец «Diez», возвращавшийся из Байонны после ремонта. Началась перестрелка, но республиканский корабль искусно маневрировал, благодаря чему избежал попаданий, оторвался от преследователя и благополучно прибыл в Сантандер.

На следующий день генерал Мола начал наступление против Страны Басков (Республика Эускади). Отрабатывая на практике новые тактические приемы, самолеты Легиона Кондор подвергли ковровой бомбардировке город Дуранго, где погибли около 2 тысяч жителей. Поддерживая наступление своих войск, линкор «Espana» и канонерка «Lauria» 3 апреля обстреливали прибрежную полосу восточнее Лекветио (Lequetio).

6 апреля мятежники объявили об установлении полной блокады Бильбао, но британское правительство ее не признало. Поэтому британский флот конвоировал коммерческие суда под английским флагом до границы трехмильной зоны территориальных вод, где охрану брали на себя республиканские корабли и береговые батареи[54]. Попытки задержания этих судов франкистами привели к нескольким инцидентам, самые известные из которых произошли 23-25 апреля.

23 апреля в 14 милях от Бильбао, крейсер «Canarias» и сторожевик «Galerna» попытались задержать три британских парохода («Мас Gregor», «Hamsterley» и «Standbrook»), шедшие под охраной линейного крейсера «Hood» и эсминца «Firedrake». Британские корабли открыли предупредительный огонь. В результате, во-первых, кораблям мятежников пришлось уйти ни с чем; во-вторых, спустя несколько часов в этот порт беспрепятственно прошли еще два британских судна. 25 апреля крейсер «Cervera» пытался задержать в районе мыса Кабо Майор британский пароход «Oakgrove», но вынужден был удалиться после вмешательства тяжелого крейсера «Shropshire».

Действия Королевского флота были полностью оправданы, поскольку флот франкистов систематически нарушал положения международного права. Например, 28 марта их корабли атаковали и повредили во французских территориальных водах республиканское судно «Маr Caspio», севшее на мель в устье реки Адур; через два дня они обстреляли в Бискайском заливе британский пароход «Magdalene», 6 апреля потопили в районе Бильбао французский пароход «Andras», а на следующий день — датский пароход «Adra».

Эти акты агрессии привели к тому, что французское правительство приказало своим кораблям оказывать помощь торговым судам всех стран в случае их задержания «чужими» кораблями как в территориальных водах Франции, так и в открытом море. Благодаря решительным действиям англичан и французов морская блокада несколько ослабла (например, 13 апреля в Бильбао вошли 19 республиканских судов и 6 британских). Правительство Франко даже выразило официальный протест против вмешательства британских кораблей (26 апреля).

Однако ослабление блокады не изменило положения на сухопутном фронте. Армия Страны Басков и особенно авиация были слишком слабы для того, чтобы успешно противостоять массированным налетам германских и итальянских бомбардировщиков, воевавших на стороне мятежников. Так, 20 апреля они бомбили Бильбао, при этом получила повреждения подводная лодка «С-6», стоявшая в порту на ремонте. А 26 апреля 1937 г. они безжалостно сравняли с землей старую столицу басков Гернику. Под бомбами погибли 1654 человека, еще 889 были ранены.

***

30 апреля 1937 года «национальный флот» франкистов понес тяжелую потерю. В тот день линкор «Espana» и эсминец «Velasco» пытались задержать в 3-х милях от Сантандера британский пароход «Knitsley». Подвергшись обстрелу, он вызвал по радио помощь — и она была оказана в виде 5 республиканских бомбардировщиков СБ, вылетевших с аэродрома в Сантандере.

По стечению обстоятельств их бомбы упали именно тогда (около 9.00), когда «Espana», совершая маневр, зацепил кормой мину, скорее всего, установленную самими мятежниками. Взрыв мины вызвал значительные повреждения, и линкор затонул в течение 30 минут. Баски после этого долгое время пребывали в счастливой уверенности, что это их авиация потопила «Espana». Напуганный случившимся, командир «Velasco» подобрал из воды только офицеров и поспешно удрал в Эль-Ферроль. Около 600 матросов (из экипажа численностью 854 человека) спасли местные рыбаки и сторожевик франкистов «Ciudad de Palma».

Средиземное море

После перебазирования большей части своего флота в Бискайский залив, франкисты могли использовать на Средиземноморском ТВД только авиацию и мины.

Воздушные налеты начались 19 февраля и первой их целью стал порт Альмерия, где стоял линкор «Jaime I». 5 марта авиация мятежников повредила республиканское грузовое судно «Legazpi», а 10 марта в 90 милях от Менорки она атаковала французское пассажирское судно «Djebel Antar». 13 марта мятежники бомбили аэродром Сабадель под Барселоной и в море возле Майорки, британские эсминцы «Havock» и «Gipsy» (впрочем, безуспешно). 6 апреля их самолеты атаковали возле мыса Сан-Антонио британский эсминец «Gallant». В апреле и в мае франкисты бомбили также Порт Боу, Альмерию, Кастельон-де-ла-Плана, Валенсию и Картахену.

Что касается мин, то 25 февраля вблизи мыса Креус подорвался на мине британский теплоход «Llandovery Castle», но все же он смог своим ходом дойти до Порт-Вендреса. 6 марта после подрыва на мине затонул недалеко от Барселоны греческий танкер «Loukia». Тоже в начале марта в районе мыса Креус подорвался на мине французский пароход «Marie Therese le Borgue», но ему удалось своим ходом дойти до Паламоса.

Большинство республиканских кораблей в это время находилось на ремонте, чем объясняется их низкая боевая активность. Так, 4 марта 6 эсминцев обстреляли Сеуту. Примерно тогда же вышла на боевое патрулирование в район Пальмы подводная лодка «С-1». Однако ее плачевное техническое состояние (в частности, утечка топлива из цистерн) привело к тому, что лодка быстро вернулась в Картахену.

Только в конце марта наступило оживление. 27 марта республиканские корабли обстреляли Малагу и Мотриль, 29 марта — Малагу, Мотриль и Мелилью, на следующий день — Ивису и Сольер. В ответ командование национального флота незамедлительно отправило в Средиземное море крейсеры «Canarias» и «Baleares».

В связи с их прибытием правительство республиканцев потребовало от М. Буисы, чтобы он дал генеральное морское сражение. Однако это было весьма трудной задачей, поскольку франкисты избегали столкновений с кораблями республиканцев, направляя все свои силы на борьбу с торговым флотом. Поэтому Буиса решил выманить противника путем обстрелов их портов. 5 апреля была подвергнута бомбардировке Сеута, на следующий день Сеута и Альхесирас. Тем не менее, франкисты и далее избегали прямых столкновений, ограничившись рейдами к республиканскому побережью. Например, 14 апреля они обстреляли Таррагону.

***

Только очередной рейд республиканской эскадры привел к сражению между двумя флотами. Вечером 15 апреля из Картахены вышли крейсеры «Libertad» и «Mendez Nunez», а также 5 эсминцев, к которым на рассвете следующего дня примкнули прибывшие из Альмерии линкор «Jaime I» и еще 2 эсминца. Эскадра взяла курс на Малагу.

Около полудня Буиса разделил корабли: «Jaime I», оба крейсера и 5 эсминцев пошли обстреливать Мотриль, Торрос, Альмунекар и Салобренью, а 2 оставшихся эсминца — Малагу. Обстрел производился с дистанции в пределах 7,5-13 км, причем ответный огонь вела расположенная в районе Мотриля батарея 150-мм орудий.

Иначе сложилась ситуация возле Малаги. Обстреливавшие город эсминцы были атакованы 6 торпедными катерами мятежников. Им пришлось прервать обстрел и вступить в бой с катерами, чтобы отогнать их прочь. Но когда они возобновили огонь, катера атаковали снова и вынудили их уйти в открытое море. Около 15.00 эсминцы присоединились к эскадре.



Бой в районе Малага — Картахена 16-17 апреля 1937 года

Тогда Буиса решил атаковать Малагу всеми силами. Но когда его корабли подошли к исходному рубежу, их атаковали бомбардировщики франкистов. Не имевшая авиационного прикрытия истребителей, республиканская эскадра повернула к Картахене.

Линкор «Jaime I» с двумя эсминцами около 20.00 отделился от эскадры и пошел в Альмерию. Все побережье было затемнено, навигация происходила только по приборам и в итоге линкор сел на мель около маяка Сабинал. Сообщение об этом Буиса получил под утро; оно вызвало у него вполне понятное беспокойство. Тем более, что за эскадрой постоянно следили разведывательные самолеты мятежников и германский легкий крейсер «Leipzig». Для уточнения обстановки Буиса отправил к Альмерии эсминец «Sanchez».

В то время как остальная эскадра шла в Картахену, последний в строю корабль (эсминец «Lepanto») был обстрелян с крейсера «Canarias». Как потом оказалось, оба тяжелых крейсера франкистов подошли к Картахене, чтобы тут дождаться возвращения республиканской эскадры и атаковать ее у входа в порт, когда у противника будет уже подходить к концу запас топлива и снарядов.

Судя по всему, данные о передвижениях кораблей республиканцев им передавал германский крейсер «Leipzig». «Canarias» должен был послужить приманкой: отступая, отвеса и корабли противника за пределы действия береговых батарей, под огонь орудий стоявшего дальше в море «Baleares», после чего оба крейсера, используя свою 203-мм артиллерию, решили бы исход сражения в свою пользу.

Но этот план не сработал. Буиса бросил свои 4 эсминца в торпедную атаку, прикрыв их огнем с крейсеров, а когда «Canarias» отошел дальше в море, Буиса приказал прервать преследование, невзирая на ропот вошедших в азарт экипажей.

Тем временем линкор «Jaime I» стащили с мели буксиры из Альмерии, которым помогали эсминцы, и вошел в порт. Возвращавшийся с этим известием эсминец «Sanchez» подвергся на внешнем рейде Картахены обстрелу с «Canarias», который снова приблизился к порту.

Поскольку крейсеры республиканцев уже вошли в порт, командир флотилии эсминцев В. Рамирес решил провести торпедную атаку. «Canarias», увидев, что его атакуют только эсминцы, пошел на сближение, но тут в бой вступила береговая батарея, которая двумя-тремя залпами 381-мм орудий заставила его повернуть назад.

К эсминцам присоединились оба крейсера, снова вышедшие из порта, однако мятежники, не принимая боя, поспешно ушли в море. Республиканские самолеты (6 бомбардировщиков) в связи с техосмотром двигателей не смогли атаковать уходящего противника. Таким образом, первое после длительного перерыва прямое столкновение обоих флотов закончилось ничем.

***

Главной задачей республиканского флота и дальше оставалось сопровождение транспортов из СССР. 5 мая «Libertad», «Mendez Nunez» и 6 эсминцев успешно провели в Картахену судно «Cabo Palos», доставившее, помимо прочего, 4 торпедных катера типа «Г-5». Из них была сформирована группа (командир Н.Л. Каневский), которая базировалась в небольшой гавани Портман под Картахеной.

Корабли мятежников продолжали охотиться за торговыми судами в Гибралтарском проливе. За период с 3 по 23 марта 1937 года они задержали в этом районе и конфисковали 30 судов с военными грузами для республиканцев. Более того, чтобы вообще прекратить торговые отношения других стран с республикой, франкисты пошли даже на то, чтобы задерживать и заставлять разгружаться в Сеуте суда, перевозившие плоды цитрусовых (4 датских, 2 норвежских и 2 голландских судна).

Были также совершены несколько воздушных налетов на порты республиканцев (в частности, 21 мая три бомбы повредили «Jaime I», в связи с чем он ушел на ремонт в Картахену), а 28 апреля «Canarias» и «Baleares» совершили налет на Валенсию, обстреляв город и порт.

7 мая столкнулись друг с другом торпедные катера франкистов «Candida Peres» и «Javier Quiroga», при этом второй из них затонул. Тогда итальянский флот передал мятежникам еще два торпедных катера, MAS-100 («Napoles») и MAS-223 («Sicilia»), Кроме того, в конце апреля франкисты получили первые подводные лодки — «Torricelli» (была названа «General Mola») и «Archimede» («General Sanjurjo»), которые с 12 мая начали боевое патрулирование.

Одновременно авиация франкистов продолжала минирование подходов к портам. 13 мая на одной из таких мин возле Альмерии подорвался британский эсминец «Hunter», получивший тяжелые повреждения (погибли 8 членов экипажа, 14 были ранены). Республиканский эсминец «Lazaga» отбуксировал его в Альмерию. Туда пришел за ним британский легкий крейсер «Arethusa» и увел на ремонт в Гибралтар.

***

3 мая 1937 года анархисты устроили в Барселоне антиправительственный путч, который правительственные войска подавили после четырех дней боев.

Этот путч вызвал правительственный кризис. Кабинет Ларго Кабальеро пал, новое правительство возглавил Хуан Негрин (Juan Negrin). 18 мая было создано Министерство Народной Обороны, шефом которого стал Индалезио Прето (Indalecio Prieto). Оно объединило три прежних министерства — военное, флота и авиации. Смена кабинета усилила центральную власть (были устранены анархисты), обеспечила укрепление Испанской Народной Армии (единое руководство), а также облегчила организацию единого военного хозяйства.

Инциденты с германскими кораблями в Средиземном море

24 мая 1937 года 5 республиканских бомбардировщиков совершили налет на Пальму (Балеарские острова), подвергнув бомбардировке порт. Несколько бомб упали вблизи итальянских кораблей — крейсера «Quarto», эсминца «Mirabello», транспортов «Barletta» и «Nevona».

Два дня спустя, во время следующего налета, по ошибке были сброшены бомбы на «Quarto» и «Barletta». Одна из них взорвалась в кают-компании транспорта (являвшегося плавбазой дивизиона торпедных катеров), убив 6 и ранив еще несколько офицеров.

29 мая отряд республиканских кораблей (крейсеры «Libertad» и «Mendez Nunez», 6 эсминцев) вышла из Картахены, чтобы встретить в районе Алжира республиканское судно «Magallanes», идущее из СССР с грузом оружия. Перед выходом в море было получено сообщение, что самолет-разведчик франкистов засек транспорт на траверзе мыса Бон.

Чтобы связать силы противника и не позволить им перехватить «Magalannes», Буиса решил провести отвлекающий обстрел порта на острове Ивиса, надеясь тем самым привлечь в этот район корабли франкистов, а затем под покровом ночи изменить курс и уйти к месту встречи. В атаке на Ивису должно было также участвовать звено бомбардировщиков. Около 19.00 отряд Буисы подошел к острову. В соответствии с планом, 2-я полуфлотилия эсминцев (3 корабля) отделилась от основной группы и с дистанции 5,5-7,5 км открыла огонь по порту. По данным разведки, в порту не было никаких кораблей. Между тем там стояли германские корабли: броненосец «Deutschland», миноносец «Leopard» и танкер «Neptun». Опознав «Deutschland», Буиса, чтобы избежать международных осложнений, прервал обстрел, обвал эсминцы, и после их возвращения двинулся на встречу с транспортом.

Однако по ряду причин, авиацию обо всех этих обстоятельствах уведомить не смогли. Два бомбардировщика СБ уже находились в воздухе. Когда после 19.00 они появились над портом, то в сумерках приняли однотрубный броненосец «Deutschland» за крейсер «Canarias», тоже однотрубный. В этом заблуждении их укрепили сами немцы, которые открыли по самолетам зенитный огонь.

Во время бомбежки две бомбы попали в броненосец, а две другие взорвались поблизости от него. Одна из них пробила палубу и взорвалась в кубрике. Погибли 23 человека, 83 были ранены (8 из них умерли позже), кораблю пришлось уйти на ремонт в Гибралтар.

Тем временем «Magallanes» на рассвете 30 мая встретился с республиканским отрядом и под его защитой двинулся в Картахену. В ночь с 30 на 31 мая в районе базы республиканские корабли встретились с броненосцем «Admiral Scheer» и 3 миноносцами. Опасаясь торпедной атаки республиканских эсминцев, шедших на левом фланге, немцы осветили свои флаги прожекторами. На следующий день итальянская авиация трижды бомбила порт, повредив ремонтировавшийся там крейсер «Cervantes» и потеряв при этом 2 самолета.

Бомбардировка броненосца «Deutschland» вызвала достаточно серьезные последствия. Гитлер созвал 30 мая чрезвычайное заседание правительства, которое решило в качестве ответа бомбардировать Альмерию. Уже утром 31 мая германский отряд («Admiral Scheer» и 4 миноносца) обстрелял город с дистанции 9,2-11 км. За 30 минут они выпустили 200 снарядов, в том числе 60 калибра 280 мм.

Береговая артиллерия исправно отвечала, она произвела 70 выстрелов из орудий калибра от 75 до 105 мм, однако не добилась ни одного попадания. Правда, немцы поставили дымовую завесу. В результате обстрела погибли 24 городских жителя, около 100 получили ранения, были разрушены несколько десятков строений, в том числе почти весь портовый квартал.

Кроме того, германское правительство заявило, что временно выходит из международного контроля морских границ Испании, однако и дальше будет блокировать ее побережье. При этом немецкие корабли получили приказ открывать огонь по любому республиканскому кораблю или самолету, который попытается к ним приблизиться.

Обстрел Альмерии вызвал бурю возмущения по всей Европе. Но вскоре, а именно 15 июня, германский легкий крейсер «Leipzig» подвергся в районе алжирского порта Оран атаке со стороны неизвестной подводной лодки, которая в течение 35 минут (с 9.25 по 9.58) выпустила в него 3 три торпеды. Все они прошли мимо. Второй раз этот же крейсер был атакован через три дня (в 3.37 ночи). От торпеды он увернулся, но в ходе маневрирования получил удар в подводную часть корпуса (видимо, столкнулся с подводной лодкой, либо не взорвалась попавшая в него торпеда).

Немцы, конечно же, обвинили в этой атаке республиканское правительство и, невзирая на его протест (во время атаки все правительственные подлодки находились в портах), потребовали от остальных держав проведения совместной карательной акции (вроде той, что они устроили в Альмерии), а также, чтобы испанское правительство выдало все свои подводные лодки. Поскольку Великобритания и Франция категорически отказались принять участие в подобном мероприятии, Германия и Италия с 23 июня отказались от участия в морском контроле.

«Неизвестные» (как позже выяснилось, франкистские) подводные лодки действовали также против республиканского торгового флота. Так, 1 июня они потопили в 50 милях от Барселоны теплоход «Ciudad de Ваrсеlоnа» (это сделала лодка «General Sanjurjo»), а 26 июня в 30 милях от Аликанте судно «Саbо Palos» стало жертвой субмарины «General Моlа».

В ответ каталонское правительство заявило 10 июня о формировании противолодочной флотилии района Каталонии. Аналогичное решение двумя днями позже приняло центральное правительство, которое создало противолодочную флотилию в районе Картахены.

Обе воюющие стороны действовали в июне довольно вяло. 7-8 и 27 июня крейсеры «Canarias» и «Baleares» обстреливали Паламос, Сан-Фелиу-де-Гиксольс, Калелью и Сагунто, а республиканские корабли (2 эсминца) 9 июня обстреляли Сеуту.

В июне республиканский флот понес серьезные потери. Сначала 6 июня транспорт «Magallanes», который снова отправился в СССР за оружием, протаранил во время смены курса охранявший его эсминец «Galiano». Это произошло примерно в 45 милях от африканского берега. Потеряв радиосвязь с транспортом, командование республиканского флота послало на разведку самолет. Экипаж самолета принял серьезно поврежденный эсминец за крейсер мятежников, в связи с чем было послано звено бомбардировщиков, едва не разбомбившее незадачливые корабли. Но в конце концов подошли четыре эсминца и успешно отбуксировали оба поврежденных корабля назад в Картахену.

17 июня, около полудня, на ремонтировавшемся в Картахене линкоре «Jaime I» произошел взрыв пороха в одном из погребов, а вспыхнувший от этого пожар вызвал детонацию снарядов зенитной артиллерии. Срочное затопление остальных погребов спасло корабль от полного уничтожения, однако он сел на дно гавани с креном на правый борт. На линкоре погибли (по разным данным) от 80 до 170 человек и еще 150-200 получили ранения или ожоги.

Причиной взрыва, скорее всего, стала не диверсия, а неосторожное обращение с боеприпасами. Так республиканский флот потерял свой самый сильный корабль, поскольку до окончания войны никакие ремонтные работы на нем уже не производились.

У мятежников 18 июня в Малаге погиб в результате пожара торпедный катер «Falange».

Падение Бильбао и Сантандера

Несмотря на июньские победы под Уэской и Гвадараммой, облегчившие положение республиканской армии, ситуация на северном фронте в целом оставалась очень тяжелой. Мятежники перешли здесь в наступление и 21 июня взяли Бильбао (при этом погиб республиканский сторожевик «Аraba», а сторожевики «Iruna» и «Gazteiz» попали в руки противника).

Развивая успех, франкисты повели наступление на Сантандер, но 5 июля были остановлены под Кастро — Урдиалес. В прибрежной зоне это наступление поддерживали крейсеры «Canarias», «Baleares» и «Сегvега», поскольку, используя развязанную итальянцами подводную войну на коммуникациях в Средиземном море. командование франкистов смогло направить в Бискайский залив основные силы своего флота.

После падения Бильбао республиканские корабли перебазировались в Сантандер. В этом порту не было ни запасов топлива, ни ремонтных средств, ни зенитных батарей. Несмотря на это, эсминцы «Diez» и «Ciscar» при поддержке сторожевиков решали поставленные перед ними задачи; охраняли побережье от высадки десантов, конвоировали суда, идущие в Хихон и Сантандер. Республиканские подлодки тоже пытались ослабить блокаду, безуспешно атакуя крейсеры мятежников (в частности, «Cervera» был неоднократно атакован лодкой «С-6», но из-за скверного качества торпед все атаки оказались напрасными).

Ввиду массированных авианалетов, а также многочисленных расправ франкистов с жителями захваченных ими городов, басконское правительство решилось на эвакуацию значительной населения, обратившись за помощью к великим державам. 3 июля британское правительство информировало франкистов и басконские власти, что оно удовлетворит эту просьбу и что британский флот обеспечит охрану судов, проводящих эвакуацию (до конца июля англичане вывезли более 12 тысяч человек, преимущественно женщин и детей). Французское правительство тоже объявило о своей помощи.

Одновременно, учитывая угрозу быстро приближающегося падения басконской автономной Республики Эускади, республиканцы начали вывозить в заграничные банки золото и государственные ценности.

Трудному положению республиканцев на севере могли помочь лишь решительные действия на других фронтах, прежде всего на центральном участке. Поэтому 5 июля началось наступление в районе Брунете, которое вынудило франкистов на месяц приостановить действия против Сантандера. А с 27 июля обозначился перерыв в боевых действиях, который обе стороны использовали для мобилизации резервов и подготовки последующих наступлений.

В это время в Бискайском заливе продолжалась борьба с блокадой мятежников (так, между 13 и 27 июля их корабли задержали три британских парохода — «Molton», «Mirapanu», «Candleston Castle»). Например, 1 августа, после боя с «Canarias», эсминцам Фуэнтеса удалось провести в Хихон танкер «Valetta» и насколько судов с продовольствием и углем. Спустя два дня оба эсминца угрозой торпедной атаки отогнали «Canarias», преследовавший республиканский танкер «Campuzano».

Третий такой бой произошел 14 августа в районе Хихона, где эсминец «Ciscar» атаковал минный заградитель «Jupiter» и сторожевик «Ciudad de Cadiz», несшие блокадную службу. Бой закончился серьезным повреждением заградителя «Jupiter», но никак не повлиял на ослабление блокады. Кроме того, на следующий день республиканский самолет нанес незначительные повреждения крейсеру «Cervera».

14 августа мятежники, подтянув резервы, начали штурм Сантандера и захватили его 26 августа. После этого республиканские корабли перешли в Хихон. Уже с первых дней здесь они стали объектом непрерывных атак франкистских бомбардировщиков. 16 августа они повредили два британских судна, стоявших на рейде, а 27 августа еще три. Двумя днями раньше (25-го) в результате очередной бомбежки получили повреждения эсминец «Diez» и подводные лодки «С-2» и «С-4».

Ввиду невозможности ремонтных работ в Хихоне, эти субмарины ночью 26 августа прорвались через патрули мятежников и прибыли на французские верфи («С-2» в Брест, «С-4» в Бордо). Эсминец «Diez» 1 сентября пришел в Фалмут (Великобритания). В Бордо пришли также сторожевики «Guizpocoa» и «Bizcaya», и тральщик «Ipareko-lzara»[55].

«Неограниченная подводная война» по-итальянски

В течение июля и августа 1937 года участились нападения «неизвестных» подводных лодок и самолетов на торговые суда, не только направлявшиеся в порты республиканской части Испании, но также проходившие через Гибралтарский пролив или выходящие из пролива Дарданеллы. Атакам подвергались и военные корабли, несшие патрульную службу в испанских водах. Нападения происходили в следующих районах:

1) В Сицилийском проливе и у берегов Алжира были атакованы 11 судов (из них 3 потоплены);

2) В Эгейском море нападениям подверглись 7 судов (из них 3 были потоплены;

3) У восточного побережья Испании атакам подверглись 9 судов (1 потоплено) и 2 военных корабля;

4) У северного побережья Испания были атакованы 3 судна.

Всего 30 судов, 7 из которых погибли.

Государственная принадлежность нападающих официально не была установлена, но все понимали, что эти атаки совершали итальянские и франкистские подводные лодки и самолеты.

Инициатором подобных действий, как выяснилось позже, был Муссолини, который 5 августа приказал начать охоту за торговыми судами, курсировавшими между советскими и республиканскими портами. Охотой занялись несколько итальянских субмарин, патрулировавших в районе мыса Матапан, между мысами Бон и Лилибео, а также между мысом Спартивенто и африканским берегом. Еще 6 лодок должны были заблокировать Барселону, Валенсию и Картахену. Кроме того, 4 эсминца действовали в Сицилийском проливе.

В общей сложности из состава итальянского флота в «борьбе с контрабандой» участвовали 56 подводных лодок (из них в августе — сентябре 1937 г. 20), 32 эсминца (в указанный период 27), 3 тяжелых и 7 легких крейсеров, канонерка «Eritrea» и до 100 самолетов.

Список их жертв является достаточно длинным. Так, 7 июля в районе Барселоны было торпедировано британское судно «Cid»; 30 июля у берегов Франции республиканское судно «Andutz Mendi»; 14 августа в районе Картахены республиканский эсминец Churruca» (его отбуксировал на базу эсминец «Antequera»). На следующий день возле острова Тенедос было потоплено республиканское судно «Ciudad de Cadiz».

Кроме того, 16 августа в том же районе (но ближе к полуострову Галлиполи) было потоплено республиканское судно «Mar Negro», а через три дня республиканское судно «Armuru». 30 августа в районе Алжира был потоплен советский пароход «Тимирязев». Следующими жертвами итальянских подводных лодок стали советский пароход «Благоев» (1 сентября в Эгейском море), и британский пароход «Woodford» (в тот же день в районе Валенсии). В ночь с 1 на 2 сентября подводная лодка «Iride» атаковала британский эсминец «Havock». 2 сентября возле Сантандера «неизвестная» лодка, действуя в надводном положении, пыталась заставить идти в Бильбао республиканское судно «Nuestra Senora del Carmen», однако без успеха.

Надводные корабли потопили 12 августа в Сицилийском проливе республиканский танкер «Campeador» (эсминцы «Ostro» и «Saetta»), 13 августа было потоплено республиканское судно «Conde de Abasolo» (эсминец «Turbine»); 14 августа в том же районе получил серьезные повреждения панамский пароход «George Мас-Knight» (эсминец «Freccia»).

В этот же период самолеты совершили 8 налетов на коммерческие суда, потопив 12 августа в районе Барселоны одно из них, датское судно «Edith».

Ввиду этих пиратских акций 19 августа республиканское правительство выразило официальный протест, направленный, вследствие отсутствия определенного адресата, народам Европы и Америки, а также обратилось 25 августа в Лигу Наций с просьбой созвать чрезвычайную сессию Совета Лиги для рассмотрения вопроса об агрессивных действиях итальянских кораблей.

Британское и французское правительства усилили свои эскадры на этом ТВД и заявили, что их корабли будут уничтожать любую подводную лодку «уклоняющуюся от объявления своей национальной принадлежности и без предупреждения открывать огонь по каждому самолету, приближающемуся к военному кораблю, либо атакующему гражданское судно».

Правительство СССР направило 6 сентября итальянскому правительству ноту протеста и требование компенсации в связи с потоплением двух советских судов. Итальянское правительство отвергло обвинение в том, что именно итальянские лодки потопили эти суда, однако с 15 сентября, после консультаций с Германией, решило соблюдать «большую осторожность при торпедировании большевистских судов».

Одновременно под франкистские флаги были переданы еще 2 подводные лодки — в качестве аргумента, что нападения совершают именно франкисты. Так в конце сентября во флоте мятежников появились еще две субмарины — «Gonzales Lopes» (бывшая «Ferraris») и «Aguibar Zablada» (бывшая «Galilei»)[56].

Не исключено, что часть перечисленных атак могли совершить и немецкие подводные лодки. В испанских водах в августе — сентябре 1937 года находились 8 «у-ботов» (U-14, U-19, U-25, U-26, U-28, U-30, U-31, U-36). Они базировались в Сеуте, заходили на Канарские острова и в Понта Дельгада (Азоры). Их плавбазами служили 4 транспортных судна — «August Schultze», «Liselotte Essberger», «Neptun» и «Wallin».

Конференция в Нионе

Возмущение, вызванное пиратскими действиями итальянских подводных лодок, вылилось в решительный дипломатический демарш Великобритании, Франции и СССР.

Эти государства 10 сентября 1937 года созвали в Нионе под Женевой конференцию по вопросу безопасности судоходства в Средиземном море. В ней также приняли участие Болгария, Египет, Греция, Румыния, Турция и Югославия. Италия и Германия от участия в конференции отказались, а представителей республиканской Испании туда не пригласили.

Конференция отказала обоим испанским правительствам в признании прав воюющих сторон и заявила, что они не имеют никаких полномочий для контроля торгового судоходства. Делегат СССР Максим Литвинов, не произнося слова «Италия», тем не менее обвинил ее в государственном пиратстве».

Нападения на гражданские суда были признаны пиратством, в связи с чем участники конференции получили право «предпринимать любые действия, признанные необходимыми для охраны своего торгового судоходства и против всякого рода нежелательного вмешательства в открытом море».

14 сентября был подписан договор об охране торгового судоходства в Средиземном море, содержавший 7 статей. Участники договора обязались охранять своими вооруженными силами любое торговое судно, за исключением судов сторон, участвующих в испанском конфликте (статья 1). Любая подлодка, атакующая гражданское судно с нарушением четвертой части первого Лондонского договора (1930 г.), подлежала уничтожению (ст. 2), даже если она не была «поймана с поличным», а просто находилась рядом с тем местом, где погибло судно (ст. 3).

Контроль за выполнением этих решений в Средиземном море к западу от Мальты был возложен на Великобританию и Францию (за исключением Тирренского моря), а в восточной части (за исключением Адриатики) — на всех участников договора в своих территориальных водах, на Францию и Великобританию — в открытом море (ст. 4).

Передвижения подводных лодок стран-участниц должны были осуществляться только в надводном положении и в сопровождении надводного корабля (ст. 5); были определены маршруты для движения гражданских судов (ст. 6) и ограничено право военных кораблей ходить по этим маршрутами (ст.7).

17 сентября в Нионе был подписан дополнительный протокол о совместных действиях по защите торгового судоходства от нападений авиации и надводных кораблей.

Кроме того, Великобритания и Франция, пытаясь добиться присоединения Италии к этому договору, созвали 21 сентября в Париже конференцию экспертов. Она закончилась успешно, поскольку 30 сентября Италия вынуждена была подписать соглашение по вопросу охраны гражданского судоходства в Тирренском море и в Адриатике. Для несения патрульной службы предназначались эсминцы, миноносцы и гидросамолеты.

Великобритания и Франция усилили свое присутствие в указанных акваториях дополнительными кораблями. Так, французы дополнительно задействовали отряд вице-адмирала Эстеви (Estevy), в составе 22-х эсминцев, гидроавианосца «Commandant Teste» и 30 гидросамолетов. Англичане направили легкий крейсер «Cairo», 9 эсминцев и несколько десятков гидросамолетов (частично базировавшихся на Мальте, частично на плавбазе «Cyclops»).

Падение Северного фронта

Бискайский залив

Когда 1 сентября мятежники предприняли новое наступление с целью окончательного захвата Астурии, их флот и авиация начали плотную блокаду единственного порта, оставшегося у республиканцев — Хихона. 7 сентября в этом районе был сбит французский транспортный самолет, на следующий день задержано британское судно «Stanwald», 21 сентября подвергся авианалету британский эсминец «Fearless».

Борьба с блокадой требовала таких сил и средств, которых у республиканского правительства просто не было, а базировавшиеся на севере корабли, хотя и действовали по мере сил и возможностей, но сделать могли немногое ввиду явного преимущества противника на море и в воздухе. Разве что в начале сентября подводная лодка «С-6» потопила торпедой миноносец мятежников № 7, обстреливавший Хихон.

Требовалось как можно быстрее вернуть на ТВД корабли, ремонтировавшиеся во Франции и Великобритании. Но там среди экипажей активно работали агенты франкистов. Когда эсминец «Diez» вышел в конце сентября из Фалмута, с него дезертировали 66 человек. Офицеры подводной лодки «С-4», стоявшей в Ле-Вердоне, открыто перешли на сторону Франко и вдобавок попытались угнать из Бреста лодку «С-2», ремонт которой подходил к концу.

19 сентября командир «С-4» Аррас (Harras) вместе с тремя своими офицерами прибыл на «С-2». Увидев, что на лодке присутствуют всего лишь 9 членов экипажа, они запугали их, а затем предложили командиру «С-2» Х.Л. Феррандо 3 миллиона песет за переход на сторону Франко. Когда тот отказался, Харрас попытался принудить корабельного механика Табуса запустить дизель-моторы. Произошло столкновение, во время которого погиб один из предателей, а остальные сбежали, уведя с собой Феррандо и Табуса.

Французская полиция пустилась в погоню, захватила нападавших и освободила заложников. Замешательство, вызванное этим происшествием, а также мелкий саботаж привели к тому, что ремонт обеих субмарин затянулся до начала 1938 года.

В первых числах октября 1937 года стало ясно, что падение Хихона — вопрос нескольких дней. Теперь республиканские корабли занимались в основном охраной британских и французских транспортных судов, эвакуировавших из Хихона гражданское население. В открытом море эту функцию брали на себя британские и французские военные корабли.

Хихон, подвергавшийся ежедневным бомбежкам франкистской авиации, больше не мог служить базой для кораблей. 18 октября, во время очередного налета были повреждены эсминцы «Ciscar» и «Diez», а также подводная лодка «С-6». Ввиду отсутствия возможности перехода в какой-нибудь французский порт для ремонта, на следующий день «Ciscar» был затоплен своим экипажем прямо в порту, а «С-6» вышла из порта и была затоплена на рейде с помощью зарядов взрывчатки.

«Diez» по инициативе своего командира Х.Х. Кастро, 20 сентября прорвался через блокаду мятежников и ушел в Бордо. Вместе с ним во французские порты ушли несколько сторожевиков, вспомогательных тральщиков и торговых судов. Это произошло вовремя, В ту же ночь в Хихоне произошел мятеж, который возглавил командир местного гарнизона. Мятежники захватили весь город, а на следующий день в него вошли части франкистов.

В порту в их руки, кроме затопленного «Ciscar», попали поврежденный миноносец № 3 и несколько сторожевиков (среди них «Santa Eulalia»). В первом квартале 1938 г. они подняли эсминец «Ciscar» и отвели его на ремонт в Эль-Ферроль.

С падением Хихона рухнул и северный фронт, хотя бои в Астурии продолжались еще несколько дней. Республика потеряла важнейшие центры тяжелой промышленности и оружейного производства, а также более 100 тысяч солдат убитыми, взятыми в плен, либо интернированными во Франции. Кроме того, было потеряно много военного снаряжения.

Средиземное море

Вследствие того, что основная часть его сил была занята в Бискайском заливе, действия франкистского флота на этом ТВД сводились к блокаде Гибралтарского пролива и к авианалетам с Балеарских островов на республиканское побережье. Время от времени сюда также приходили тяжелые крейсеры и вели охоту на республиканские конвои.

За период с 18 июля по 30 октября были задержаны, либо подверглись нападению 11 торговых судов, шедших без охраны, из них 4 потоплены.

Так, 19 сентября корабли франкистов потопили панамский пароход «Reina», 24 сентября в районе Барселоны их самолет разбомбил французский пароход «Oued Mel!ah», который затонул, а 30 сентября в том же районе при аналогичных обстоятельствах был потоплен британский пароход «Jean Weems».

Агенты франкистов 27 сентября захватили шедший из Севастополя в Валенсию республиканский пароход «Саbо Sacratif» и привели его в Неаполь.

Нападения производились и на военные корабли англичан и французов. Например, 4 октября британский эсминец «Basilisk» атаковала «неизвестная» подлодка (скорее всего это была U-24), а 24 сентября в результате бомбежки самолетами в Форнельсе на Менорке был потоплен французский противолодочный корабль С-91.

10 октября канонерки «Dato» и «Canovas del Castillo» атаковали в районе Алжира республиканское судно «Саbо Santo Tome», идущее из Одессы в Барселону с грузом боеприпасов и военного снаряжения. В ходе артиллерийского поединка (судно было вооружено двумя орудиями калибра 100 мм) на «Саbо Santo Tome» вспыхнул сильный пожар, затем взорвались перевозимые боеприпасы, и судно затонуло.

Базировавшиеся на Балеарах итальянские самолеты предпринимали массированные налеты на восточное побережье. 11-12 июля они бомбили Барселону, Валенсию, Аликанте и прибрежную железнодорожную линию, 28 июля — Барселону, а 3 октября — Валенсию. В ответ республиканские самолеты 7 октября бомбили итальянский аэродром в Пальме.

Как уже упоминалось, деятельность крейсеров мятежников была спорадической и сводилась к обстрелу портов (22 июля «Canarias» обстрелял Барселону) и к охоте за конвоями. Крейсеры использовали дальнобойность своей артиллерии, стараясь уничтожать транспортные суда на максимальных дистанциях, чтобы избежать прямых столкновений с кораблями охранения.

***

Одно из наиболее серьезных конвойных сражений состоялось 7 сентября в районе Алжира. Республиканский отряд под командованием М. Буисы, в составе крейсеров «Libertad» и «Mendez Nunez», эсминцев «Antequera», «Escano», «Gravina», «Jorge Juan», «Lepanto», «Miranda», «Valdes», конвоировавший идущие из СССР транспорты «Аldесса» и «Antonio», был атакован двумя тяжелыми крейсерами.

Произошел бой, в котором республиканский флот проявил волю к борьбе, но также показал недостаточную выучку личного состава, слабую подготовку командных кадров и неумение взаимодействовать с авиацией.

Конвой был обнаружен разведывательным самолетом франкистов в 8.35. В это время транспорты и крейсеры шли кильватерной колонной, слева от них шли 3 эсминца, справа — 4. Около 10.00 транспорты подверглись обстрелу снарядами крупного калибра, что на других кораблях приняли за разрывы авиабомб (сигнальщики все внимание уделили разведывательному самолету и невнимательно оглядывали морские просторы).

Вскоре, однако, они заметили приближавшийся справа крейсер мятежников, вследствие чего все военные корабли одновременным повернули вправо, чтобы заслонить транспорты и дать им возможность продолжать путь в Картахену, а затем пошли на сближение. Около 10.20 было установлено, что крейсер противника — это «Baleares», который к тому времени перенес огонь с транспортов на «Libertad».

В свою очередь около 10.40 оба республиканских крейсера открыли огонь с дистанции 16 км. После трех залпов снаряды «Libertad» попали в «Baleares». Крейсер мятежников отклонился вправо, а затем, увеличив скорость, вышел из зоны обстрела и сам прекратил огонь. Отряд продолжил погоню, но вскоре перестал стрелять, поскольку «Baleares» оторвался от преследования.

В это время «Aldecca» и «Antonio» шли вдоль африканского берега, направляясь к мысу Тенес. Вопреки предложениям советского советника (капитан-лейтенанта Н.Е. Басистого), Буиса продолжал погоню, в результате чего потерял связь с транспортами. Когда в конце концов он решил вернуться, то транспорты уже не удалось обнаружить (как позже выяснилось, они вошли во французские территориальные воды, а затем повернули к Алжиру).

Во время этих поисков республиканские корабли были атакованы фашистской авиацией, но не получили никаких повреждений. Около 17.20 в районе мыса Тенес отряд снова наткнулся на «Baleares», но он не принял боя и после обмена несколькими выстрелами ушел дальше в море.

Позже выяснилось, что в акции принимали участие оба тяжелых крейсера мятежников. «Baleares» должен был отвлечь корабли охранения от транспортов, а «Canarias» атаковать их и потопить. Но поскольку транспорты свернули со своего курса, «Canarias» не нашел их и присоединился к своему брату-близнецу, после чего крейсеры вновь атаковали республиканскую эскадру. «Baleares» теперь обстреливал «Mendez Nunez», а «Canarias» — «Libertad», причем после нескольких залпов оба добились попаданий.

Чтобы избежать поражения, Буиса начал маневрировать своими крейсерами и затребовал у Картахены авиационную поддержку. Однако республиканские бомбардировщики не смогли опознать противника среди сражающихся кораблей и, опасаясь разбомбить свои корабли, улетели назад.

Тогда Буиса направил в торпедную атаку эсминцы, ранее находившиеся за линией огня (4 атаковали «Canarias», 3 — «Baleares»). Когда, несмотря на шквальный огонь, эсминцы приблизились к крейсерам франкистов на расстояние 18,5 км, те прекратили огонь и полным ходом покинули место боя.

Хотя это столкновение завершилось тактическим успехом республиканцев, в оперативном плане они его проиграли, поскольку главная цель операции — сопровождение транспортов до самой Картахены — не была достигнута.

Похоже проходил бой ночью 17 сентября в районе Барселоны между крейсером «Canarias» и республиканским конвоем (3 транспорта и 3 эсминца). За 15-20 минут до наступления сумерек «Canarias» обстрелял конвой. В атаку против него устремились эсминцы «Antequera», «Gravina» и «Sanches». Они выпустили торпеды, но не попали, зато в ходе погони в наступивших сумерках потеряли контакт с охраняемыми транспортами. Утром их нашел «Canarias», одно судно потопил, а два отконвоировал в Пальму.

В начале октября 3 торпедных катера, охранявшие поврежденное республиканское судно в районе Аликанте, были атакованы бомбардировщиком мятежников. Слабое вооружение катеров (2 пулемета) не позволило им дать отпор. Бомбардировщик отогнал катера, повредив один, а транспортное судно загнал на мель.

***

До конца ноября количественный состав флотов противников мало изменился. Кроме потерянных на Севере кораблей, при неизвестных обстоятельствах в ноябре погиб один из 4 республиканских торпедных катеров, зато вступил в строй эсминец «Jorge Juan» (в сентябре).

В то же время из катеров-охотников типа «МО-2» и мобилизованных рыбацких судов 21 сентября была сформирована третья по счету флотилия противолодочной обороны (в районе Валенсии).

11 октября итальянцы передали мятежникам во временное пользование две следующие подводные лодки. Это были «Iride» (названная мятежниками «Моlа II») и «Onice» («Sanjurjo II»).

Впрочем, их передача (как и предыдущих субмарин) носила чисто формальный характер, поскольку сменились только названия и флаги. Экипажи остались итальянские, сами лодки находились в оперативном подчинении штаба итальянского флота. «Национальная» флотилия подлодок базировалась в Соллере на Майорке.


Глава 22. ДАЛЬНЯЯ БЛОКАДА ФРАНКИСТОВ (НОЯБРЬ 1937 — ЯНВАРЬ 1939 гг.)

Ликвидация Северного фронта позволила франкистам перебросить все свои морские силы (34 корабля) в Средиземное море. Они сосредоточились в заливе Польенса на Майорке, командовал ими вице-адмирал Ф. Морено (флагман «Canarias»).

Имея в своем распоряжении несколько удобных портов и многочисленную авиацию (тоже базирующуюся на Балеарах), эти силы могли успешно осуществлять полную блокаду республиканского побережья. А для того, чтобы свести к минимуму возможность прямых столкновений с еще достаточно сильным республиканским флотом, командование франкистов объявило 28 ноября 1937 года так называемую «дальнюю» блокаду портов. Линия этой блокады на востоке шла от острова Керкенна (возле порта Сфакс в Тунисе) до Мальты, от Мальты до Сицилии, от Сицилии до Сардинии, от Сардинии через Тосканские острова до побережья Италии; на западе она проходила между Сеутой и Альхесирасом.



Путь конвоев из СССР

Целью блокады являлось полное прекращение поставок оружия, боеприпасов и военного снаряжения для республиканцев. Кроме того, франкисты хотели принудить судоходные компании третьих стран расторгнуть договоры на перевозку либо поднять цены за фрахт.

На восточной линии блокадную службу несли крейсеры, вспомогательные крейсеры, большие минные заградители и канонерки; на западной — миноносцы и сторожевики.

Блокадная служба облегчалась тем, что в восточной части Средиземного моря франкисты располагали сетью тайных пунктов наблюдения. Их агенты информировали патрульные корабли о движении транспортных судов; к тому же географические условия (проливы и узкие проходы) не позволяли этим судам оставаться незамеченными. Помимо этого, корабли франкистов наводили на транспорты итальянские самолеты и флот. Поэтому блокада осуществлялась без особого напряжения сил (в среднем, на восточной линии постоянно находились два корабля, на западной — три). Во время штормов корабли укрывались в итальянских портах или же на своих базах.

11 октября 1937 года в состав национального флота вошли два эсминца, переданные Италией — «Ceuta» (бывший «Falco») и «Melilla» (бывший «Aquila»), водоизмещением по 1594 тонны, вооруженные пятью 120-мм орудиями. В феврале 1938 года был достроен большой минный заградитель «Marte» (2100 т), через месяц вступила в строй канонерка «Calvo Sotelo» (1600 т).

***

В этот же период произошли серьезные кадровые и организационные перемены в республиканском флоте. На рубеже 1937-1938 годов были сняты с руководящих постов люди, выдвинувшиеся в первый период войны (в первую очередь коммунисты); на многих кораблях были ликвидированы должности политкомиссаров, списаны на берег матросы — участники борьбы с прежним офицерским корпусом, прекращена политработа, либо же ее стали проводить в националистическом духе.

Инициатором таких перемен стал министр обороны Прието (I. Prieto), враждебно настроенный по отношению к коммунистам и анархистам. Он хотел перестроить вооруженные силы республики по образцу таких буржуазно-демократических государств, как Франция и США. В этом его поддерживали старые офицерские кадры, опасавшиеся дальнейшего развития революции, и генеральный комиссар флота Б. Алонсо, тоже являвшийся убежденным противником коммунистов и анархистов.

В начале 1938 года был отправлен в отставку командующий флотом М. Буиса. Новый командующий, капитан-лейтенант Луис де Убьето (L. Ubieto), еще меньше подходил для этой должности, чем прежний. Он пользовался доверием министра Прието, но других нужных качеств ему не хватало. Разумеется, все это не пошло флоту на пользу.

С начала 1938 года он должен был решать следующие задачи: а) обеспечивать прибрежные коммуникации между портами восточного побережья; б) взаимодействовать с армией в деле обороны побережья; в) воевать с флотом франкистов; г) действовать на их морских коммуникациях; д) противостоять дальней блокаде.

Увы, эта последняя задача была практически невыполнима, особенно на востоке. Здесь линия была слишком удалена (в среднем, на 500-700 миль) от республиканских портов, а дальние рейды, с учетом того, что в тылу остается база противника в Пальме, влекли за собой угрозу оказаться отрезанными от Картахены и Барселоны. К тому же у республиканцев не было подводных лодок и гидросамолетов дальнего действия, необходимых для такого предприятия. Эту ситуацию могло как-то поправить перебазирование части сил флота в Маон (на остров Менорка), однако этого не произошло.

Легче было действовать на западной линии блокады, удаленной от республиканских баз примерно на 200 миль, хотя здесь угрозу представляли многочисленные береговые батареи по обоим берегам Гибралтарского пролива. Вдобавок, присутствие в этом районе иностранных военных кораблей и торговых судов могло привести к множеству дипломатических конфликтов.

Тем не менее, республиканский флот ежедневно осуществлял боевые действия. На первый план вышли ночные поиски противника с целью торпедных атак, которые производили легкие силы.

К концу 1937 года была сформирована дозорная и противолодочная флотилия района Альмерии, чем завершилось создание так называемой мобильной морской охраны побережья. Теперь она состояла из четырех флотилий: 1) Каталонии (район от Сербере до Тортосы); 2) Валенсии (от Тортосы до Ла-Нао); 3) Картахены (от Ла-Нао до Аквилас); 4) Альмерии (от Аквилас до Альмерии), находившихся в оперативном подчинении у комендантов соответствующих военно-морских баз.

В отличие от мятежников, республиканцы имели весьма ограниченные возможности для увеличения своих морских сил. В январе 1938 года в строй вступил только эсминец «Ulloa», а формирование тактических соединений из торпедных катеров и катеров-охотников было затруднено. Эти катера поставлял СССР, но дальняя блокада сильно препятствовала поставкам.

С октября 1937 года доставка военных грузов через Средиземное море прекратилась.

С декабря месяца транспорты шли из Ленинграда или Мурманска в Гавр и в Бордо, а оттуда железнодорожным транзитом через Францию. Однако неприязненная позиция французского правительства привела к тому, что грузы поступали спорадически (часть их вообще не дошла до республиканцев, а была задержана на границе)[57].

Действия на морских коммуникациях

Объявление дальней блокады вызвало противодействие прежде всего британского правительства (29 ноября), которое заявило, что его транспортные суда отныне будут конвоировать корабли Королевского флота.

Поскольку протест был выражен в умеренных выражениях, а незадолго до того Великобритания и правительство Франко обменялись дипломатическими представителями (12 ноября), то в европейской прессе появились спекуляции на тему — признает ли Англия франкистов «воюющей стороной». Подобные настроения журналистов усилились в связи с заходом британского тяжелого крейсера «Sauthampton» в Пальму 8 февраля 1938 года.

В действиях против республиканских портов и торгового судоходства особую активность в этот период проявляла франкистская авиация. В ноябре и декабре 1937 года, а также в январе 1938 происходили бомбежки Барселоны, Таррагона, Неуса, Кастельона, Валенсии и Аликанте. 4 февраля самолеты франкистов потопили в районе Барселоны британский пароход «Alcira», а 22 февраля во время бомбежки Валенсии повредили одно британское и одно французское судно.

Снова появились (хотя и в меньшем количестве, чем в августе и сентябре 1937 г.) «неизвестные» подводные лодки. 11 января они потопили в районе мыса Сан-Антонио голландский пароход «Hannah» (он стал жертвой субмарины «General Моlа»), 21 января атаковали британский пароход «Clonlara», а 31 января потопили идущий в Барселону британский пароход «Endymion» (жертва субмарины «General Sanjurjo»).

Вследствие этих нападений 3 февраля 1938 года Великобритания, Франция и Италия (!) сделали совместное заявление об уничтожении любой субмарины, идущей в подводном положении западнее Мальты.

Надводные корабли франкистов за период с 17 декабря 1937 г. по 25 января 1938 г. задержали 7 судов. Из них 3 были освобождены в результате вмешательства британских и французских военных кораблей, а американский танкер «Nantucket Chief» был отпущен после конфискации груза.

Для дезорганизации внешней торговли республики национальное правительство в Саламанке уведомило 6 декабря, что торговые суда нейтральных стран, перевозящие овощи и фрукты из республиканских портов, тоже подлежат затоплению либо конфискации.

***

Самой серьезной операцией, предпринятой флотом франкистов против береговых объектов, стал рейд 24 января группы кораблей (крейсеры «Canarias» и «Cervera», эсминцы «Ceuta» и «Melilla») и 8-и гидросамолетов в пограничный с Францией район. Рейд заключался в артобстреле и воздушной бомбежке портов Боу и Сервера.

При этом франкистские корабли вошли во французские территориальные воды, а гидросамолеты атаковали эскортный корабль «Poursuivante», в связи с чем тем и другим дали отпор французские береговые батареи и зенитная артиллерия.

Республиканский флот, занятый боевой учебой и текущим ремонтом, в течение зимы не предпринимал серьезных акций, лишь 7 и 9 декабря его самолеты бомбили Пальму.

Чтобы упредить планируемое мятежниками наступление на Мадрид, республиканские войска начали 15 декабря 1937 года наступательную операцию под Теруэлем. Ожесточенные бои, длившиеся до 23 февраля 1938 года, действительно сорвали планы франкистов. Однако в скором будущем именно Теруэль стал исходным пунктом их нового наступления, нацеленного в этот раз к морю (до морского берега было от города 126 км) и предпринятого с целью отделения от республики ее северо-восточных провинций. В этом районе была сосредоточена весьма значительная часть сил мятежников (200 тысяч солдат, 700 орудий, 200 танков, 600 самолетов).

Сражение у мыса Палос

Имея у себя наиболее мощные корабли (два тяжелых крейсера) и обладая сильной авиацией, командование франкистов намеревалось уничтожить самые ценные боевые единицы республиканского флота — крейсеры.

В то же время республиканцы, желая устранить серьезную угрозу своим коммуникациям со стороны тяжелых крейсеров мятежников, решили уничтожить их на балеарских базах атакой легких сил (торпедных катеров и эсминцев). И хотя сама встреча противников произошла случайно, ей предшествовали разведывательные полеты авиации. В первые дни марта два республиканских самолета совершили разведывательный полет над Майоркой. Анализ сделанных снимков показал, что крейсеры мятежников стоят в бухте Пальма за боновым заграждением.

Приняв во внимание рекомендации советских советников, командующий республиканским флотом Л. Убьето, решил атаковать их торпедными катерами прямо на якорной стоянке. В ночь с 4 на 5 марта, в соответствие с планом, корабли ударной группы (3 торпедных катера и 4 эсминца) перешли из Картахены в Валенсию.

Однако франкистская разведка получила сведения о планируемой атаке республиканцев, и командование национального флота решило ее упредить. Из Пальмы вышел отряд под командованием вице-адмирала М. де Вьерна (М. devierna). Он имел следующий состав: крейсеры «Саnаrias», «Baleares» (флагман) и «Cervera»; эсминцы «Ceuta», «Melilla» и «Velasco», минные заградители «Jupiter» и «Marte» (528 мин на борту). Всего 57 орудий калибра от 102 до 203 мм и 48 торпедных аппаратов калибра от 450 до 533 мм.

Отряд направился к мысу Палос, в 15 милях к северо-востоку от Картахены.

Вьерна планировал на рассвете 6 марта перехватить выходящие в море корабли республиканцев и уничтожить их в дневном бою, используя перевес в тяжелой артиллерии (вес бортового залпа его крейсеров составлял 2048 кг, республиканских крейсеров — 700 кг). Дополнительной целью операции была установка минного заграждения на подходах к Картахене.

Ничего не зная о выходе отряда Вьерна, 5 марта около 18.00 вышла в море республиканская эскадра под командованием Л. Убьето, которая должна была прикрывать ударную группу «Gravina» (эсминцы «Gravina», «Lazaga», «Almirante Miranda», «Ulloa»), предназначенную для атаки рейда Пальмы. В ее состав вошли крейсеры «Libertad» (флагман) и «Mendez Nunez», а также 6 эсминцев — группа «Sanchez» («Sanchez Barcaiztegui», «Almirante Antequera» и «Lepanto») и группа «Jorge Juan» («Jorge Juan», «Escano» и «Almirante Valdes»). Всего 48 орудий калибра от 102 до 152 мм и 60 торпедных аппаратов калибра 533 мм.

Поздно вечером Убьето получил сообщение, что в районе Валенсии бушует шторм силой до 7 баллов, в связи с чем торпедные катера не могут выйти в море и атаку на Пальму следует отменить. Посовещавшись со своим советником (капитан-лейтенантом Н.А. Питерским), Убьето решил все же не возвращаться назад, а идти к Пальме для ночного поиска противника. Поэтому его эскадра взяла курс на северо-восток.

Тем временем Вьерна, намереваясь провести дневное сражение, решил на рассвете прийти в район Картахены. Поэтому он оставил в тылу под охраной эсминцев медлительные заградители (они шли не быстрее 18 узлов), а сам с крейсерами, кильватерной колонной («Canarias», «Ваlеаres», «Cervera») 30-узловым ходом двинулся к мысу Палос.

Незадолго до полуночи от соединения Убьеты отделилась группа «Jorge Juan», двинувшаяся на свободный поиск в район Ивисы. Республиканские крейсеры теперь шли кильватерной колонной («Libertad», «Mendez Nunez»), имея слева по борту группу «Sanchez».

Двигаясь встречными курсами, оба соединения наткнулись друг на друга 6 марта между 0.35 и 0.40 (на расстоянии около 70 миль от мыса Палос). Сигнальщики с «Sanchez», Идущего во главе своей группы, при свете звезд заметили пенный след колонны кораблей, а потом распознали темные силуэты франкистских крейсеров.

Передав это известие на «Libertad», «Sanchez» выпустил по кораблям противника две торпеды, но не попал, а идущие со скоростью 25 узлов корабли разминулись, не успев толком оценить ситуацию.

Около 0.50 Убьето получил радиограмму с «Sanchez» и опасаясь, что противник может отрезать обратную дорогу группе «Jorge Juan», изменил курс. Республиканские крейсеры повернули вправо и, дав полный ход, пытались перерезать дорогу крейсерам мятежников и одновременно отойти поближе к Картахене.



Сражение у мыса Палос 6 марта 1938 года

Вьерна достаточно быстро понял, что республиканцы хотят прижать его к берегу, отрезав путь в открытое море. Чтобы вырваться из ловушки, он двинулся полным ходом на юго-восток, оставив эскадру Убьето позади. Этим маневром он хотел избежать ночного сражения и, удалившись от берегов, дождаться рассвета, когда благодаря своей тяжелой артиллерии мог добиться весомого успеха.

Республиканцы, однако, не прекращали погоню, хотя наиболее тихоходный «Mendez Nunez» (29 узлов) начал отставать. После полуторачасовой гонки они нагнали противника. Эсминец «Sanchez», шедший во главе своей группы, и в дальнейшем постоянно находившийся слева по борту от «Libertad», около 2.13 с дистанции 2,8 км снова обнаружил мятежников, оставшись при этом незамеченным, поскольку все внимание противника привлекли республиканские крейсеры.

Почти одновременно с франкистами сигнальщики «Libertad» опознали крейсеры Вьерна, однако те первыми открыли огонь с дистанции 4-5 км. Артиллерийский поединок длился недолго. Достаточно сказать, что «Libertad» успел выпустить по «Canarias» всего лишь 27 снарядов калибра 152 мм, добившись трех попаданий. Франкисты использовали осветительные снаряды, а республиканцы — прожекторы.

В момент артиллерийской дуэли республиканские и франкистские крейсеры, вследствие маневрирования, шли встречными курсами. При этом крейсеры Убьето оказались слева от крейсеров Вьерна, а эсминцы республиканцев — справа от них.

Используя ситуацию, эсминцы с дистанции 2 км по очереди выпустили торпеды в оба тяжелых крейсера («Sanchez» — 4 торпеды, «Antuquera» — 5, «Lepanto» — 3). Примерно в 2.20 две торпеды взорвались возле борта шедшего вторым в строю крейсера «Baleares».

Корабль охватило пламя, поскольку одна из этих торпед попала в цистерну с мазутом и он, дав крен на левый борт, стал тонуть. Увидев это, остальные корабли, бросив флагмана на произвол судьбы, обратились в бегство.

Но Убьето не преследовал врага и даже не стал добивать тяжело поврежденный «Baleares». Решив, что пылающий крейсер неминуемо потонет, он двинулся в Картахену, куда пришел в 7 часов утра. Он также не использовал возможность послать вдогонку за отступавшим противником группу эсминцев «Jorge Juan», которая возвращалась от острова Ивиса и располагала 18 торпедами. Успешная торпедная атака этой группы могла превратить серьезное поражение отряда противника в его полный разгром.

Лишившись прикрытия крейсеров, минные заградители франкистов вместе с сопровождавшими их эсминцами, тоже легли на обратный курс. Итак, план франкистского командования окончательно провалился.

Между тем, горящий «Baleares» не затонул. На рассвете около него оказались два британских эсминца, патрулировавших в этом районе, «Boreas» и «Kempenfelt», которые приступили к спасению экипажа. Вернулся также и «Canarias», который намеревался отбуксировать поврежденный крейсер в один из портов Гибралтарского пролива (в Сеуту или в Кадис).



Легкий крейсер «Mendez Nunez»

Однако, когда он взял «Baleares» на буксир и потащил за собой, в воздухе появились республиканские самолеты-разведчики, которые Убьето направил к месту ночного боя.

Получив сообщение о том, что крейсер остается на плаву, главный авиационный советник Т.В. Малашкевич отправил против него все имевшиеся в районе Картахены исправные бомбардировщики (3 эскадрильи по 9 самолетов типа СБ)[58].

Эскадрилья М. Лисова, которая вылетела из Сан-Клементе, обнаружила корабли мятежников в 7.18. Самолеты, несмотря на сильный огонь зенитной артиллерии, произвели два бомбовые атаки с высоты 3500 метров. «Canarias» отдал буксир и маневрированием старался уклониться от падавших бомб. Все они упали возле борта «Baleares», а также между его кормой и британскими эсминцами. Осколки одной из них убили на «Boreas» одного матроса и троих ранили.

В 12.40 эскадрилья А. Стешина совершила второй налет, тоже с высоты 3500 метров. Как минимум одна 250-килограммовая бомба попала в «Baleares», который лег на борт и стал тонуть кормой. Небольшие повреждения получил и «Canarias».

Эскадрилья Л. Мендиола, которая в 13.30 намеревалась провести третью по счету бомбежку, обнаружила лишь большое пятно мазута на поверхности моря — последний след «Baleares». Из его экипажа численностью 765 человек британские корабли спасли 12 офицеров и 360 матросов. Среди погибших оказался и командующий отрядом мятежников вице-адмирал Вьерна.

На следующий день республиканские самолеты совершили контрольный вылет к месту гибели «Baleares». Там они по ошибке атаковали британские эсминцы «Blanche» и «Brillant», приняв их за корабли мятежников, но попаданий не добились.

***

Поражение в бою возле мыса Палос стало серьезным ударом для флота франкистов. Почти полтора месяца после этого он не проявлял никакой боевой активности, занимаясь ремонтом кораблей и заменой деморализованных экипажей.

Зато повышенную активность проявляла авиация, особенно итальянская, которая совершала массированные налеты на порты республиканцев.

Одновременно, 9 марта, как и предполагалось, франкисты начали наступление в районе Уэска — Теруэль по направлению к морю (арагонская операция).

Итальянская авиация 15 марта бомбила Таррагону, а 16-18 марта по особому распоряжению Муссолини совершила 17 налетов (через каждые три часа) на Барселону. Во время этих налетов погибли более тысячи человек, еще четыре тысячи были ранены, сам город подвергся значительным разрушениям. Кроме того, авиация совершила налеты на Кастельон-де-ла-Плана (17 марта), Сагунто и Беникарло (21 марта).

15 апреля они взяли Винарос и Беникарло, благодаря чему вышли на морской берег и полосой шириной в 30 км отрезали от территории республики ее северную часть — Каталонию.

Немецкие самолеты из легиона «Кондор» 17 апреля дважды бомбили Картахену. В этих налетах участвовали 67 самолетов, сбросившие более 250 бомб весом от 100 до 500 кг. Повреждения получили крейсеры «Libertad» и «Mendez Nunez», эсминец «Gravina». 25 апреля во время бомбардировки Валенсии были повреждены 4 британских коммерческих судна. Повторный налет на порт произошел 30 апреля, причем снова получили повреждения находившиеся там британские суда.

***

Республиканский флот начал в этот период ощущать нехватку зенитных орудий, торпед (в среднем на каждый эсминец осталось по 5-6 торпед), снарядов и топлива. Многие корабли уже исчерпали ресурсы вспомогательных механизмов.

Наиболее плохим техническим состоянием отличались подводные лодки, которые могли совершать походы длительностью не более 5-7 суток, вместо положенных по нормативам 45-50. Подвергавшиеся непрерывным бомбежкам базы не обеспечивали флоту надлежащих условий стоянки и ремонта. Купленные в СССР новые торпедные катера, которые шли по железной дороге из Гавра, были задержаны на французской границе.

22 марта 1938 г., после длительного ремонта, приступил к ходовым испытаниям крейсер «Cervantes», но это никак не увеличило боевой потенциал республиканского флота, поскольку не прошло и месяца, как на ремонт ушел «Libertad».

Напротив, флот мятежников, медленно, но верно набирал силы. Постепенно преимущество переходило на его сторону. Слабая авиация республиканцев, занятая в боях на арагонском фронте, могла направлять против кораблей мятежников лишь; значительные силы. В районе Алмерии 10 апреля ее самолеты сбросили бомбы на франкистскую либо итальянскую субмарину и нанесли ей повреждения.

В конце апреля 1938 года в Картахену вернулась из Бордо подводная лодка «С-4» под командованием капитан-лейтенанта И.А. Бурмистрова (псевдоним Л. Мартинес). После окончания ремонта, 18 апреля, субмарина вышла в море на ходовые испытания под надзором французской канонерки «Diligente». Но Мартинес (Бурмистров) применил хитрость. Он неожиданно погрузился и взял курс на юг. Спустя несколько часов поднял перископ, убедился, что французский корабль уже ушел и всплыл. Дальнейший путь «С-4» проделала в надводном положении. Гибралтарский пролив она форсировала ночью.

Действия авиации и флота в период боев на Приморском фронте

Разгром республиканских войск на арагонском фронте вызвал отставку тогдашнего министра обороны И. Прието. Его пост занял премьер-министр Хуан Негрин, который одновременно стал главнокомандующим всех вооруженных сил.

Тем временем 23 апреля мятежники начали новое наступление, целью которого являлся захват Валенсии, важного порта, лежащего немного южнее траверза Пальмы. И хотя город мятежники не взяли (25 июля наступление было прервано из-за начала сражения на реке Эбро), теперь в их руках оказалась более чем 200-километровая прибрежная полоса, что еще более ухудшило общее положение республики.

В связи с наступлением на восточном побережье, флот франкистов тоже активизировал боевые действия. Эсминцы, канонерки и сторожевики под прикрытием крейсеров «Canarias» и «Cervera» обеспечивали поддержку своих войск в районе побережья.

На рассвете 27 апреля 2 эсминца и 2 канонерки обстреляли правый фланг республиканской армии в районе Торребланка. Получасовой обстрел, во время которого были выпущены 250-300 снарядов (102-120 мм), привел к тому, что республиканцы оставили Алькосебру, благодаря чему мятежники смогли возобновить наступление.

11 июня две канонерки франкистов обстреливали фланг республиканской армии под Кастельон-де-ла-Плана, поддерживая свои войска, наступавшие на город, а 14-15 июня приняли прямое участие в штурме города.

Корабли франкистов совершали, кроме того, рейды к каталонскому побережью. Во время одного из них, ночью 26 мая, столкнулись друг с другом и получили серьезные повреждения эсминцы «Huesca» и «Teruel». Ремонт «Huesca» длился до середины июня 1938 г., а «Teruel» — до 5 января 1939 года. Но зато 1 июля после ремонта и модернизации вступил в строй легкий крейсер «Navarra» (бывший «Republica»), а в начале августа вышел из ремонта бывший республиканский эсминец «Ciscar».

28 июля отряд франкистов в составе крейсеров «Canarias» и «Navarra» и двух эсминцев произвел вылазку к Сагунто, однако был атакован 6 республиканскими самолетами и лег на обратный курс. Новая атака авиации, произведенная через час, привела к тому, что мятежники окончательно отказались от обстрела Сагунто. Предпринятый спустя два дня рейд того же соединения на Картахену завершился повреждением крейсера «Canarias» 100-кг авиабомбой.

На морской коммуникации между Барселоной и Меноркой действовали 3 торпедных катера франкистов — «Badajoz», «Oviedo» и «Requete». Чтобы по ошибке не атаковать гражданские суда третьих стран (в попытке задобрить Великобританию и Францию, чтобы добиться признания прав воюющей стороны), франкисты ограничили действия своих подводных лодок, используя их исключительно против военных кораблей республиканцев. По этой причине они вернули Италии 4 подводные лодки, полученные от нее в четвертом квартале 1937 года.

Борьбой с торговым флотом теперь занималась в основном франкистская авиация, которая почти непрерывно бомбила порты республиканцев на восточном побережье. В период с 25 апреля по 25 июня она атаковала 28 судов третьих стран, потопив 11 из них, причем погибли 17 моряков, а во время июльских налетов на порты были повреждены 7 британских судов.

По сравнению с успехами авиации, действия флота выглядели более чем скромно: 31 мая корабли мятежников задержали советское судно «Каганович», а 3 июля в районе Валенсии советский танкер «Чернов» с грузом 6 тысяч тонн нефти («Canarias»).

Нападения на британские суда вызвали многочисленные запросы в Палате общин. Вынужденный отвечать, премьер Невилл Чемберлен заявил, что правительство не может обеспечить охрану судов, поэтому их владельцы и капитаны сами должны оценивать риск и нести ответственность за принятые решения.

Тем не менее, британское правительство потребовало от Франко объяснений с целью избежать таких нападений в будущем. Национальное правительство в Саламанке заявило в ответ, что британские суда были потоплены случайно и предложило, чтобы в будущем все торговые суда заходили в какой-то один избранный порт, например Аликанте, где может быть создана не подвергающаяся бомбежкам нейтральная зона.

После занятия небольших портов Альфакес, Виньярос и Кастельон-де-ла-Плана, сюда была переброшена часть легких надводных сил. Они перерезали каботажную линию между Барселоной и Валенсией, что поставило под угрозу снабжение центральной и южной областей оружием и материалами, необходимыми для военной промышленности. Ситуацию еще больше ухудшило то обстоятельство, что 13 июня Франция закрыла свою границу с Испанией.

Разделение территории республики в полной мере выявило недостатки в организации командования республиканским флотом. Так, командующий флотом, подчиненный министру обороны (который одновременно являлся премьер-министром), находился в Картахене, тогда как морской генеральный штаб (МГШ), подчиненный начальнику генерального штаба, пребывал в Барселоне.

В оперативном плане начальник МГШ Педро Прадо был подчинен министру обороны, как главнокомандующему вооруженными силами, на равных правах с командующим флотом. Поскольку между ними отсутствовало служебное подчинение, всякое планирование морских и десантных операций носило не директивный, а рекомендательный характер и осуществлялось на основе взаимной договоренности.

Кроме того, министр обороны Хуан Негрин, сугубо штатский человек, был очень мало знаком с морским делом. Поэтому командующий флотом вице-адмирал (бывший капитан-лейтенант) Луис де Убьето всегда мог сбить его с толка и убедить в правильности своих решений, которые часто принимались под влиянием субъективных факторов и нередко шли вразрез с интересами республики. В частности, он утверждал, что не может рисковать, слишком часто посылая корабли в море, поскольку в случае их потери противник на следующий же день окончательно задушит блокадой порты республики.

В результате такого решения корабли стояли в Картахене, подвергаясь бомбежкам, а франкисты почти безнаказанно бороздили воды у восточных берегов Испании. Взгляды Убьето разделял и заместитель начальника МГШ Х. Санчес, сочувствовавший франкистам.

***

Снабжение Каталонии могло происходить исключительно морским путем, поэтому важнейшей задачей оставалось обеспечение безопасности каботажных коммуникаций. Портами отправления и назначения являлись Барселона и Таррагона (Каталония), Валенсия и Картахена (Альмерия), Маон (остров Менорка) и порты французского побережья.

При МГШ была создана конвойная секция, которая занималась транспортировкой военных материалов. Она располагала 8-10 транспортными судами с военными экипажами. Для обеспечения прохода этих конвоев из состава флота в мае 1938 года была выделена (и непосредственно подчинена начальнику МГШ) флотилия в составе 1-2 подводных лодок и 3 торпедных катеров на постоянной основе и 3-4 эсминцев, временно предававшихся ей для конкретных проводок. Эсминцы были перебазированы в Таррагону, а потом в Барселону.

В силу такого разделения морские силы республики осуществляли раздельные операции как бы на двух разных акваториях. Из-за своего малого хода (10-13 узлов) транспорты выходили из Барселоны (либо из Валенсии) с таким расчетом, чтобы ночью пройти вдоль занятого мятежниками побережья и утром оказаться в точке рандеву, где их дожидались корабли охранения. При этом широко использовались средства маскировки (смена окраски и названий, чужие флаги), часто навстречу транспортам посылалась подводная лодка, которая ночью сопровождала их в надводном положении.

Коммуникации между Францией и Каталонией обеспечивала Каталонская флотилия ПЛО (10-12 единиц). Зато немалые трудности представляло судоходство на линиях между Барселоной и Маоном, между Картахеной и Маоном, из-за присутствия сил мятежников в расположенной неподалеку Пальме. Как правило, переход из Барселоны занимал одну ночь, а его безопасность обеспечивали подводные лодки и торпедные катера.

Однако большая часть транспортов шла самостоятельно под покровом ночи (для доставки грузов использовались также парусники со вспомогательными моторами). Из Картахены сухогрузы шли поодиночке, как правило, с интервалом в несколько дней, замаскировавшись под суда третьих стран. Днем они шли на восток под флагом нейтральной страны, а ночью меняли курс на Маон.

Флотилия района Каталонии, подчиненная МГШ, тоже пыталась действовать на морских коммуникациях франкистов между Пальмой и портами восточного побережья. Однако она была слабой в количественном и качественном отношениях, и вдобавок связана по рукам и ногам строгими правилами совершения атак, поэтому ее действия не могли причинить какой-нибудь ущерб мятежникам.

Например, ночью 26 апреля подлодка «С-1» около 1.10 атаковала двумя торпедами в районе Кастельон — Тортоса крейсер «Cervera». Низкое качество торпед (одна потонула сразу после залпа, а другая, у которой был неисправен рулевой механизм, прошла в нескольких метрах перед носом цели) спасло крейсер от гибели.

Во мраке ночи выходили на свободный поиск торпедные катера, которые до рассвета ходили малым ходом вдоль берега. Однако отсутствие разведывательной авиации приводило к тому, что эти выходы на охоту привели лишь к преждевременной выработке ресурсов моторов, вследствие чего катера 1 июля стали на ремонт, продолжавшийся три месяца.

Республиканская авиация несколько раз бомбила Пальму (в частности, 30 мая были повреждены 2 транспорта), кроме того, она дважды бомбила Сеуту и Малагу, но без серьезных результатов. Бомбежки эти вскоре были прекращены, поскольку республиканское правительство опасалось ответных налетов франкистской авиации на открытые города (особенно на Барселону).

***

Важной, но не нерешенной задачей оставалось увеличение боевого потенциала республиканского флота, тем более, что постоянные налеты фашистской авиации уменьшили число находившихся в строю кораблей. Например, в мае, во время бомбежки Барселоны получил повреждения один из торпедных катеров, а 17 июля во время бомбардировки Картахены были повреждены крейсер «Cervantes» и эсминец «Valdes». 15 июня в результате прямого попадания авиабомбы в районе Валенсии затонула канонерка «Laya» (франкисты вскоре ее подняли и сдали на слом).

В период с середины апреля до середины октября 1938 года в республиканском флоте постоянно несли боевую службу 1 крейсер, 6-8 эсминцев, 1 подводная лодка и 3 торпедных катера (до 1 июля), не считая вооруженных траулеров, катеров-охотников и вспомогательных судов. Республиканский флот стал явно уступать флоту мятежников не только качественно, но и количественно.

Определенным успехом республиканцев стал прорыв в Картахену из Сен-Назера ремонтировавшейся там подводной лодки «С-2» (она перешла в Сен-Назер из Бреста после произошедших там событий). Лодкой командовал советский капитан-лейтенант Н.П. Египко (псевдоним Матисс).

Ремонт лодки вследствие саботажа, недисциплинированности части экипажа (анархисты) и препятствий, чинимых французскими властями, продлился на 2 месяца дольше по сравнению с ремонтом «С-4».

Не получив согласия на проведение ходовых испытаний после окончания ремонта, Египко самостоятельно провел их прямо в порту и ночью 17 июня вышел в море, не спрашивая разрешения французских властей. Через неделю (24 июня) он в погруженном положении преодолел Гибралтарский пролив и на следующий день успешно достиг базы.

Действия флота в период битвы на Эбро

Чтобы затормозить франкистское наступление на Валенсию, республиканцы 25 июля начали свое наступление на реке Эбро. В нем приняли участие и подразделения республиканского флота, особенно во время форсирования реки, когда им пришлось готовить средства для переправы (лодки, моторки, паромы, понтоны). Переправу сухопутных войск обеспечивали водолазы и батальон морской пехоты.

Поскольку войскам, участвовавшим в боях, требовалось непрерывно доставлять оружие, боеприпасы и снаряжение, оба флота были заняты охраной своих транспортов и одновременно охотились за транспортными судами противника.

Большинство боевых действий в этом время происходило в акватории между испанским берегом и Балеарами. Республиканский флот использовал в качестве маневренных баз своих легких сил Валенсию, Маон, Таррагону и Барселону, а национальный флот — Пальму, Алькудию и Польенсу.

Республиканские транспорты шли исключительно в безлунные ночи, поэтому франкистам, несмотря на то, что они использовали все наличные силы, не удалось перехватить на трассе Барселона — Валенсия ни одного судна.

Был, правда, один случай в августе, когда вспомогательный крейсер франкистов «Маr Cantabrico» остановил один транспорт республиканцев, шедший в Валенсию под французским флагом и с фальшивым французским названием. Но на вопросы, заданные в мегафон по-испански, с транспорта не ответили. Когда вопросы повторили по-французски, франкистам ответили на том же языке, сообщив вымышленный порт назначения (Танжер) и судовладельца. Франкисты поверили, и отпустили «француза» с миром.

Некоторых успехов добились корабли, занятые дальней блокадой. 18 сентября они задержали и отконвоировали в Пальму советское судно «Ташкент», 25 октября норвежские суда «Irania» и «Mexico» (в районе Сицилии), а 21 ноября еще одно норвежское судно «Petter» (в районе острова Пантеллерия).

Немногого добились и республиканцы, хотя причиной их неудач была слишком малая численность кораблей, действовавших на коммуникациях, а также их скверное техническое состояние. Например, подводная лодка «С-2» после перебазирования в Маон несла в сентябре патрульную службу на подходах к Пальме. Но уже через неделю ей пришлось вернуться на базу из-за неполадок в изношенных механизмах.

Временно приданные эсминцы (3-4 единицы в период с мая по сентябрь) использовались для перевозки золота и других ценностей из Картахены в Барселону. Всего они перевезли около 1500 тонн ценного груза.

***

Более успешно действовала авиация мятежников, хотя после британских протестов число потопленных ею судов сократилось. В августе, во время бомбежек республиканских портов, затонул британский пароход «Lake Lugano» (7 августа в Паламосе), а в открытом море были потоплены британский пароход «Stanforth» (19 августа в районе Барселоны) и французский пароход «Artois» (подорвался на мине 14 августа в Гибралтарском проливе). Получили повреждения в результате воздушных налетов в августе 3 судна, в сентябре — 11, в октябре — 6, в ноябре — 12.

В результате бомбежек понес потери и республиканский флот. 9 октября во время налета на Барселону затонула подводная лодка «С-1» (ее подняли 16 октября, но уже не ремонтировали), а 4 ноября во время налета на Картахену получил повреждения крейсер «Libertad».

Одновременно закончилась неудачей попытка прорыва через Гибралтарский пролив эсминца «Diez», возвращавшегося из Франции после ремонта. 20 августа он вышел из Гавра и, двигаясь со скоростью 15-18 узлов, в ночь с 25 на 26 августа оказался на траверзе Кадиса. Здесь он наткнулся на сторожевики франкистов «San Fausto» и «Соn», которые потопил огнем своих орудий, а уцелевших членов экипажей (23 человека) взял на борт.

Но на рассвете 27 августа, когда эсминец проходил мимо Сеуты, его заметили корабли мятежников (крейсер «Canarias» и 4 эсминца). Начался бой, во время которого «Diez» получил несколько попаданий. Один 203-мм снаряд попал в носовую часть и взорвался в кубрике, где находились пленные франкисты. Все они погибли. На некоторое время эсминец потерял ход, у него была уничтожена радиостанция, вышла из строя система корабельной связи; 3 человека погибли, 10 были ранены.

В связи с этим командир корабля поставил дымовую завесу и вышел из боя. Используя утренний туман, он укрылся в Гибралтаре. Тогда мятежники заблокировали залив Альхесирас, чтобы не эсминец не смог выйти из порта после ремонта. На рейде встали их эсминцы «Ciscar» и «Velasco», минный заградитель «Jupiter», а «Canarias» ушел в Сеуту.

30 августа британские власти, сославшись на свой нейтралитет, отказали поврежденному эсминцу в ремонтных работах. Спустя некоторое время им занялась бригада французских ремонтников, прибывшая из Гавра.

***

После завершения битвы на Эбро (ноябрь 1938 года) в распоряжении противников находились следующие военно-морские силы (не считая мобилизованных гражданских судов).

Республиканцы: 3 легких крейсера, 13 эсминцев (из них 5 в ремонте), 2 подводные лодки, 4 миноносца, 3 торпедных катера;

Мятежники: 1 тяжелый крейсер, 2 легких крейсера, 6 эсминцев, 2 подводные лодки, 5 миноносцев, 6 канонерок, 4 больших минных заградителя («Vulcano» вступил в строй в декабре 1938 г.), 6 торпедных катеров.

Франкистские корабли располагали более сильной зенитной артиллерией, современными гидрофонами и радиостанциями, имели полный боекомплект снарядов и торпед.

В то же время кораблям республиканцев не хватало зенитных орудий, боеприпасов (крейсерам пришлось передать свои торпеды эсминцам, было мало снарядов для орудий средних калибров), запчастей (главные и вспомогательные механизмы были сильно изношены), а также радиоаппаратуры, гидрофонов и горючего.

Действия рейдеров франкистов

Поздней осенью 1938 года движение республиканских и советских судов на линии из Черного моря прекратилось. В связи с этим, национальный флот перешел к крейсерским действиям в водах северо-западной Европы.

Эти действия вели 15 вспомогательных крейсеров, переоборудованных из крупных и средних торговых судов, обладавших большой дальностью плавания (вооружение состояло из 2-4 орудий калибра 102-152 мм и 4-8 зенитных автоматов калибра 20-40 мм).

Базируясь на Эль-Ферроль, Хихон, а также на германские порты Эмден и Вильгельмсхафен, они патрулировали в восточной Атлантике (особенно в районе Бордо), в проливе Ла-Манш, в Северном море и в проливе Скагеррак. Эти рейдсры охотились за республиканскими судами, доставлявшими советское оружие и другие военные грузы из Мурманска и Архангельска во французские порты. Но ввиду сильно сократившихся объемов поставок, результативность их действий оказалась ничтожной.

Наибольших успехов рейдеры добились в начала ноября. 2 ноября в 7-10 милях от восточного побережья Англии вспомогательный крейсер «Nador» (бывший «Ciudad de Valencia») атаковал большой транспорт республиканцев «Cantabria» (бывший «Alfonso Perez»). Поскольку судно пыталось уйти, рейдер потопил его огнем своих орудий. Часть экипажа (37 человек) была взята на палубу «Nador», остальных спасли местные рыбаки.

Спустя несколько дней вспомогательный крейсер «Ciudad de Alicante» в тех же водах, в 20 милях от устья реки Хамбер (район Халл), задержал республиканское судно «Rio Miera» и отконвоировал его в Эмден.

После падения Каталонии (февраль 1939 года), когда полностью прекратилась доставка грузов из СССР, рейдеры вернулись на свои базы.



Зона действия рейдеров франкистов

Когда война кончилась, часть их была возвращена торговому флоту, часть оставалась в составе военного флота до осени 1941 года.

Действия на море перед началом Каталонской операции

Осенью 1938 года (21 сентября) республиканское правительство Испании на заседании Лиги Наций сообщило о своем решении полностью вывести со своей территории всех солдат-иностранцев. Оно призвало франкистов сделать то же самое.

Суть дела заключалась в том, что на 1 сентября 1938 года из 570 тысяч бойцов национальной армии 168 тысяч (35 %) составляли иностранцы (марокканцы, легионеры, итальянцы, немцы и португальцы). В то же время среди 600 тысяч человек республиканцев, иностранцев было всего 22 тысячи в интербригадах (менее 4 %).

30 сентября Совет Лиги Наций решил направить в Испанию международную комиссию для контроля за выводом иностранных добровольцев, а 10 октября командование республиканской армии отдало приказ об отводе с фронта ингербригад. Однако Франко, как и следовало ожидать, отверг данную идею. Более того, 9 ноября министр иностранных дел Италии, граф Галеаццо Чиано, официально заявил, что Италия будет помогать Франко всеми средствами, в том числе людьми, «до окончательной победы».

В такой ситуации торжественные проводы бойцов интербригад, которые состоялись 28 октября в Барселоне, Мадриде и Валенсии, приобрели достаточно зловещий оттенок. Республика теряла хоть и небольшую, зато самую боеспособную часть своей армии. Это еще больше ухудшало ее и без того тяжелое военное и экономическое положение.

Битва на Эбро серьезно исчерпала резервы республики. С каждым днем все сильнее ощущалась нехватка бойцов, стрелкового оружия, артиллерии, танков, самолетов. Повсюду имела место недостача продовольствия. Заметно упал боевой дух, появились капитулянтские настроения.

Охватили они и военных флот. По примеру командующего Луиса Убьето, большая часть командного офицерского состава и комиссаров пассивно дожидалась завершения войны на суше, саботируя указания правительства и приказы министра обороны. Этот саботаж прикрывался заявлениями о необходимости сохранить флот, который, ослабленный воздушными бомбардировками, лишенный истребительной авиации, располагающий весьма слабой зенитной артиллерией, стал бы легкой добычей мятежников, если бы развернул широкомасштабные операции.

Лишь морально-политическое состояние рядовых матросов не вызывало нареканий. Они добросовестно служили республике, поддерживая, вопреки офицерской оппозиции правительство Негрина вплоть до октября 1938 года. Однако матросы не могли изменить ситуацию к лучшему.

Пассивность офицерских кадров и пассивность действий республиканского флота шли рука об руку. Ядро флота по-прежнему оставалось в Картахене, подвергаясь постоянным авиационным налетам, опровергавшим заявления Убьето о том, что он «сохраняет корабли для республики».

Ремонтные работы в условиях постоянной воздушной угрозы неизбежно осуществлялись поверхностно, а поврежденные подводные лодки вообще перестали ремонтировать. К концу 1938 года в строю числись только две субмарины, совершенно непригодные для ведения боевых действий.

В декабре была осуществлена новая реорганизация командования вооруженными силами республики. Был создан центральный штаб обороны республики (подчиненный министру обороны), который объединил генштабы сухопутных, воздушных и морских сил. Кроме того, в его подчинение перешли командующие всеми родами войск. Однако слабость правительства и отсутствие в нем единства взглядов не позволили изгнать из армии и флота пораженцев, капитулянтов, сторонников соглашения с Франко.

Не приходится удивляться, что в таких условиях республиканский флот отказался от участия в планировавшейся на 18 ноября десантной операции в Мотриле (в свою очередь, являвшейся составной частью республиканского наступления в Эстремадуре). Из-за этого, после двукратного переноса сроков (на 24 ноября и 8 декабря), пришлось вообще отменить наступление. Убьето объяснял свое решение тем, что имеет место серьезная нехватка топлива и что флот не может успешно действовать днем из-за слабой противовоздушной обороны кораблей.

Точно так же, когда англичане потребовали, чтобы ремонтировавшийся в Гибралтаре эсминец «Diez» прервал ремонт и покинул порт не позже 11 ноября, Убьето отказался послать в район пролива отряд надводных кораблей, несмотря на то, что мятежники сосредоточили там большую часть своих сил. В конечном итоге для охраны эсминца была послана практически небоеспособная подводная лодка «С-2».

Пока все это происходило, англичане позволили эсминцу «Diez» продолжить ремонт в Гибралтаре. Тогда лодке приказали по радио атаковать в проливе корабли франкистов. «С-2» находилась на позиции между Гибралтаром и Сеутой до 15 ноября. Днем она погружалась, а ночью патрулировали на поверхности. За четыре ночи командир субмарины насчитал 350 коммерческих судов, шедших в обе стороны пролива, и еще обнаружил два эсминца неизвестной принадлежности. Поскольку они шли с горящими судовыми огнями, а инструкция Запрещала атаковать освещенные военные корабли, то от присутствия здесь «С-2» никакого толка не было.

Впрочем, низкая активность республиканского флота не вызвала оживления деятельности флота противника. Лишь 6 декабря корабли франкистов задержали и отконвоировали в Пальму норвежское судно «Norseman». Кроме того после получения разведывательных данных о подготовке высадки десанта в Мотриле и о концентрации республиканских войск под Альмерией, три минных заградителя 14 и 15 декабря обстреляли Менолу, Кастель де Ферро и Альбуноль.

Зато авиация франкистов продолжала бомбить республиканские порты. 27 декабря она потопила в Барселоне английский пароход «Stancroft», еще 4 судна получили повреждения. Чтобы как-то погасить волну общественного возмущения в Великобритании, франкистское правительство в ноте от 30 декабря 1938 года обязалось выплатить после окончания военных действий компенсацию за все потопленные и поврежденные британские суда.

Чтобы усилить армию, правительство Негрина обратилось за помощью к советскому правительству, которое в середине декабря 1938 года открыло республике дальнейший кредит на сумму в 85 млн. долларов, что составило стоимость передаваемого Испании военного снаряжения (еще 250 самолетов, 250 танков, 650 орудий, 4000 пулеметов и т. п.). Однако французское правительство не пропустило весь этот груз в Каталонию.

Последний бой в Гибралтарском проливе

27 декабря Убьето приказал командиру эсминца «Diez», закончившего ремонт, выйти из Гибралтара и прорваться в Картахену. При этом он, вопреки инструкциям правительства по вопросу обеспечения безопасного прохода эсминца через пролив, не оказал «Diez» никакой помощи. Эсминцу предстояло прорываться в одиночку, лишь на выходе из Гибралтарского пролива его должен был ожидать крейсер «Mendez Nunez».

Поскольку пролив блокировал сильный отряд противника (непосредственно возле Гибралтара курсировали минные заградители «Jupiter», «Vulcano», «Marte» и канонерка «Calvo Sotelo», в Альхесирасе стоял вспомогательный крейсер, в Сеуте — эсминец), который в случае нужды мог поддержать второй отряд (3 крейсера и 3 эсминца), командир эсминца Х. Кастро потребовал изменить срок выхода.

В итоге было решено, что эсминец покинет Гибралтар в ночь с 29 на 30 декабря. Кастро надеялся, что перенос даты прорыва притупит бдительность франкистов. «Diez» вышел и 3 Гибралтара в 1.30 ночи 30 декабря, но его выход заметили шпионы в порту и световым семафором сообщили об этом на корабли франкистов. Развив полный ход, эсминец достиг мыса Европа, где его внезапно атаковали корабли мятежников; ночной мрак привел к тому, что противники едва не столкнулись друг с другом.

Когда «Diez» кое-как увернулся от столкновения с «Vulcano», тот обстрелял эсминец из пулеметов, а затем залпом в упор уничтожил все его прожекторы, повредил один из паровых котлов и механизмы рулевого управления. «Diez» немедленно открыл ответный огонь, однако первый залп «Vulcano» решил его участь. Утратив свое главное преимущество — скорость, он вынужден был искать спасения в британских территориальных водах. При этом его преследовал «Vulcano» и обстрелял подходивший к месту действия крейсер «Canarias» (который выпустил 12 снарядов калибра 203 мм).

Не имея иного выхода, Кастро выбросил корабль на берег в заливе Каталан с восточной стороны мыса Гибралтар. «Canarias» выпустил по приткнувшемуся к берегу эсминцу еще 3 снаряда, осколки которых ранили троих гражданских лиц и одного полицейского, оказавшихся на пляже неподалеку от поврежденного «Diez». Но тут подоспели эсминцы — британский «Vanoc» и французский «Basque». Они принудили «Canarias» прекратить огонь и отойти в открытой море, а затем, в свете прожекторов, приступили к спасательной операции.

Экипаж «Diez», среди которого были 7 убитых и 12 раненых, после спуска флага сошел с корабля и был доставлен в Гибралтар. Сам эсминец, после того, как его стащили с прибрежной отмели, был интернирован в Гибралтаре до конца войны.

Крейсер «Mendez Nunez», который должен был встретить «Diez», 29 декабря во время бомбежки Картахены получил повреждение от 250-кг бомбы. Из-за этого он не смог вовремя прийти в пролив. 11 января 1939 года экипаж «Diez» вернулся в Альмерию на двух британских эсминцах.

Действия морских сил во время Каталонской операции

23 декабря 1938 года началось наступление франкистов в Каталонии (около 300 тысяч солдат, 950 орудий, 250 танков, 500 самолетов).

Республиканская группировка Восточного района (176 тысяч солдат, 280 орудий, 240 танков и бронемашин, 134 самолета) оказала упорное сопротивление. Лишь 7 января 1939 года, когда ее потери достигли 40 % личного состава, франкистам удалось прорвать фронт под Балагером, после этого форсировать Эбро, взять Тортосу (13 января) и Таррагону (15 января), после чего продолжить наступление на Барселону.

Невзирая на давление общественности Франции и Великобритании, правительства этих стран не оказали никакой помощи республике, лишь демобилизованные добровольцы из бывших интербригад выразили готовность снова вступить в борьбу. В сложившейся ситуации правительство Негрина дала согласие и одна бригада (имени Ярослава Домбровского) 24 января прибыла на фронт.

Республиканский флот обеспечивал доставку войск, вооружения и снаряжения с центрального фронта в Каталонию. До 30 января эсминцы и транспортные суда перевезли около 12 тысяч солдат вместе с их оружием и снаряжением.

Отсутствие подходящей базы (Картахена находилась слишком далеко от района боевых действий, Барселону интенсивно бомбила авиация, а залив Росас не мог принять крупные силы) привело к тому, что возле Каталонии действовали незначительные силы республиканцев. Они включали подводную лодку «С-4», 3 торпедных катера, 3 миноносца, несколько катеров-охотников и вооруженных траулеров, до 20 самолетов морской авиации.

Хотя эти силы успешно охраняли свои конвои, примером чему могут быть боевые столкновения под Таррагоной (5 января) и Барселоной (13 января), они не могли помешать франкистам снабжать свои войска морским путем (преимущественно с Балеаров).

Несмотря на сильное давление со стороны министра обороны, Убьето оттягивал перевод крейсеров и эсминцев из Каргахены в Маон. Такая позиция командующего флотом граничила с предательством, поскольку республиканское командование серьезно считалось с возможностью высадки противником морских десантов в тылах своих войск к югу от Барселоны и в заливе Росас. Следовательно, для противодействия требовалось иметь крейсеры и эсминцы как можно ближе к этим районам.



Попытка прорыва блокады эсминцем «Diaz»

Но Убьето не верил в реальность десантов, более того, он считал, что стоящий в Картахене флот самим фактом своего существования отвратит противника от такого рода предприятия.

Тогда морской генштаб организовал специальную дозорную службу в районах предполагаемой высадки десантов (вооруженные траулеры) и выставил там минные заграждения. Одновременно с фронта сюда перебросили несколько батарей полевых орудий, превратив их в импровизированные береговые батареи, были также созданы маневренные моторизованные группы.

***

Впрочем, все эти меры уже не имели особого значения.

24 января франкисты окружили Барселону, а через два дня взяли её штурмом. Республиканское правительство оставило город. Мятежники подтянули подкрепления и продолжили наступление в сторону французской границы.

Незадолго до падения Барселоны из порта ушли миноносцы № 17, № 21 и № 22, на которых эвакуировались командование и штаб морской обороны Каталонии. Они прибыли в Порт Вандр (Port Vendres), где были интернированы французскими властями.

В порту франкистам достались две подводные лодки — серьезно поврежденная «С-1» и неисправная «С-2», поврежденное гидрографическое судно «Tofino» и 31 торговое судно разных стран (поврежденные либо полузатонувшие).


Глава 23. БЛИЖНЯЯ БЛОКАДА ФРАНКИСТОВ И ОКОНЧАНИЕ ВОЙНЫ (ФЕВРАЛЬ — МАРТ 1939 г.)

Морская блокада Каталонии

В конце января Луис де Убьето был наконец лишен поста командующего флотом, однако не отправлен в отставку, а назначен губернатором острова Менорка. Новым «старым» командующим опять стал Мигель Буиса. Одновременно начальника морского генштаба Педро Прадо сменил Х. Санчес.

Но персональные перестановки не сопровождались организационными переменами, например, улучшением условий базирования главных сил республиканцев.

Используя удаленность главной базы республиканского флота от района боевых действий (расстояние от Картахены до залива Росас составляет 385 миль), в ночь с 4 на 5 февраля 1939 года франкистское командование установило плотную блокаду всего побережья Каталонии, вплоть до французской границы. Блокадную службу несли крейсеры, эсминцы, минные заградители и вспомогательные суда.

Эта блокада парализовала морские коммуникации, соединявшие Каталонию с Францией, поскольку она осуществлялась на фоне почти полного бездействия республиканского флота. А переброшенные в начале февраля в залив Росас 3 республиканских торпедных катера типа Г-5 не могли хоть как-то ей противодействовать.

Отступление республиканской армии на север и активизация действий флота мятежников ослабили боевой дух войск береговой обороны, поэтому известие о предполагающемся десанте противника в заливе Росас вызвало переполох. Часть гарнизонов баз и подразделений береговой обороны бросила свои позиции и двинулась в сторону французской границы.

После того, как в ночь с 5 на 6 февраля 1939 года границу перешел новый начальник морского генштаба Санчес вместе со своими офицерами, сумятица переросла в панику. С 6 февраля организованная оборона каталонского побережья практически перестала существовать. К французской границе теперь отходили все находившиеся в Каталонии республиканские войска, преследуемые наступающими итальянскими и франкистскими частями. Днем б февраля на французскую территорию перешли президент Асанья, все правительство во главе с Хуаном Негрином, члены автономных правительств.

9 февраля мятежники дошли до пограничного пункта в Пертюсе, но бои с отрядами заслона продолжались вплоть по 14 февраля (всего границу с Францией перешли около 53 тысяч республиканских солдат и 550 тысяч беженцев).

В каталонских портах (кроме Барселоны) в руки франкистов попали, кроме торпедных катеров, поврежденных во время набега в залив Росас ночью с 7 на 8 февраля, несколько катеров-охотников и вооруженных траулеров, но часть кораблей сумела прорваться во французские порты, где они были интернированы.

Падение Каталонии породило капитулянтские настроения у нового губернатора Менорки. Посредничество между Убьето и Франко взяли на себя англичане (они видели, что республика обречена и хотели наладить приемлемые для себя отношения с национальным правительством). 7 февраля в Маон на борту тяжелого крейсера «Devonshire» прибыл эмиссар Франко граф де Сан-Луис (губернатор Мальорки), уполномоченный вести переговоры о капитуляции.

На следующий день Убьето сдал остров вместе со всем гарнизоном. Слабую попытку гарнизона Маона оказать сопротивление пресек налет итальянских и немецких гидросамолетов, которые подвергли город и порт бомбежке, причем одна из бомб упала неподалеку от британского крейсера.

Чтобы отметить свою победу в Каталонии, в конце февраля на рейде Таррагоны франкисты устроили грандиозный морской праздник. Парад кораблей, в котором участвовали 3 крейсера, 5 эсминцев, 4 подводные лодки, 3 минных заградителя, несколько канонерок и вспомогательных крейсеров, а также авиация (около 200 самолетов), принимал с борта вспомогательного крейсера «Маr Negro» лично генерал Франко. В своем обращении к морякам он подчеркнул важную роль национального военного флота в разгроме республики и обещал всемерное содействие его дальнейшему развитию после окончания войны.

Антиреспубликанский мятеж в Картахене

Из Франции премьер-министр Негрин прибыл в Мадрид, куда 10 февраля была перенесена резиденция правительства. Территория республики теперь сократилась до 10-и провинций с населением 10 миллионов человек. У республики все еще оставались четыре больших порта — Валенсия, Аликанте, Альмерия и Картахена.

Ее вооруженные силы, которыми командовал генерал Хосе Мьяха (Jose Miaja) насчитывали 700 тысяч солдат, 280 танков и бронеавтомобилей, 100 самолетов, 200 пушек и минометов. В боевом строю флота находились 3 легких крейсера, 12 эсминцев, 1 подводная лодка, несколько вспомогательных судов и кораблей специального назначения.

Правительство выражало готовность продолжать борьбу, однако число сторонников капитуляции неуклонно росло. Под их давлением, а также по совету британского и французского правительств, Хуан Негрин был готов заключить мир на следующих условиях: вывод всех иностранных войск, предоставление испанскому народу возможности самому выбрать политическое устройство страны: отказ от репрессий к участникам гражданской войны.

Однако 13 февраля национальное правительство издало декрет о привлечении к судебной ответственности всех лиц, всех политических и общественных организаций, воевавших на стороне республики. Следовательно, мирные переговоры утратили всякий смысл, не успев начаться.

Для усиления боеспособности армии Негрин решил заменить часть офицерских кадров и обещал поставку большой партии вооружения — 600 самолетов, 600 пушек, 10 тысяч пулеметов. Но французское правительство отказалось пропустить на территорию республики идущее транзитом советское оружие, а 27 февраля совместно с британским правительством оно признало правительство Франко.

В сложившихся условиях лишь немногие руководители республики высказались за продолжение войны, большинство выступило против. Командующий флотом Буиса даже пригрозил, что флот уйдет из испанских вод, если правительство немедленно не начнет мирные переговоры. 28 февраля подал в отставку президент Асанья, что еще более ослабило позиции Негрина. Одновременно сторонники капитуляции организовали антинародный заговор под лозунгом «прекратим напрасное кровопролитие».

4 марта в Картахене вспыхнул антиправительственный мятеж, инспирированный капитулянтами под руководством полковника Арментиа (Armentia). Одновременно в дело вступила пресловутая «пятая колонна», попытавшаяся захватить базу и стоявшие в ней корабли.

Ситуация стала угрожающей после перехода на сторону франкистов 3-го полка береговой артиллерии, которым командовал А. Эспа Руис (А. Espa Ruiz). Однако энергичные действия командующего сектором Картахены Х. Родригеса привели к захвату береговых батарей подразделениями, верными правительству.

Возникшее замешательство использовали для реализации своих пораженческих планов командующий флотом М. Буиса и комиссар флота Б. Алонсо. Действуя в соответствии со своими предыдущими заявлениями, они приказали республиканским кораблям выйти в море. Утром 5 марта порт оставили главные силы эскадры: легкие крейсеры «Libertad», «Cervantes» и «Mendez Nunez», эсминцы «Antequera», «Escano», «Gravina», «Jorge Juan», «Lepanto», «Miranda», «Valdes» и «Ulloa», подводная лодка «С-4» и танкер. На них находились около 2200 военнослужащих и гражданских лиц, в том числе комендант военно-морской базы Картахена, полковник Ф. Галан.

После двух дней бесцельного курсирования в открытом море, 7 марта Буиса привел эскадру в Бизерту, где ее интернировали французские власти. В тот же день подводная лодка «С-2» (которая ушла из Барселоны) сдалась франкистам в Пальме. В Картахене остались неисправные эсминцы «Alsedo», «Churruca», «Galiano», «Lazaga» и «Sanchez», а также 2-3 миноносца.

После ухода эскадры франкисты попытались захватить Картахену посредством высадки там десанта. Днем 5 марта в порт под прикрытием крейсера «Canarias» вошло транспортное судно «Castillo de Olite» с 3500 солдатами на борту. Но к большому удивлению нападавших, береговые батареи, которые уже снова перешли в руки республиканцев, открыли огонь и потопили этот транспорт. Около 600 десантников попали в плен. В тот же день мятеж в Картахене был полностью подавлен.

Антиреспубликанский мятеж в Мадриде. Падение Испанской республики

Иначе развернулись события в Мадриде. Командующий армией «Центр» полковник С. Касадо (S. Casado), подстрекаемый как франкистскими агентами, так и англичанами, 5 марта 1939 года отказался подчиняться правительству. Верные ему части заняли ряд ключевых объектов города.

В ночь с 5 на 6 марта социалист Х. Бестейро (J. Besteiro), который должен был обеспечить политическое прикрытие мятежа, сделал по радио антиправительственное заявление и перечислил состав созданного мятежниками Совета Обороны, который намеревался заключить с франкистами «почетный мир». Для подавления мятежа потребовалось снять с фронта воинские части, из-за чего положение республики стало критическим. В этой ситуации премьер-министр Х. Негрин 7 марта покинул Испанию.

После недели ожесточенных боев мятежники полностью захватили весь Мадрид и 18 марта обратились к Франко с предложением о мирных переговорах. Но франкисты не стали этого делать. Они предпочитали дождаться, пока республиканцы сами перебьют друг друга. Была лишь еще более усилена морская блокада республики.

К тому времени движение судов в республиканских портах практически замерло. Только 11 и 17 марта франкисты задержали британские пароходы «Stangate» и «Stanhope» (вскоре отпущенные вследствие вмешательства британского флота), а 29 марта — французские суда «Ploubazlanec» и «Lezardrieux».

25 марта Франко потребовал от Совета Обороны в Мадриде безоговорочной капитуляции и, не дожидаясь ответа, на следующий день начал наступление по всем направлениям. Предательская деятельность Совета Обороны принесла свои плоды — многие республиканские части сдались без боя. Продолжали сражаться до конца только те подразделения, которыми командовали коммунисты. 28 марта Мадрид пал, через два дня франкисты взяли Валенсию, а 31 марта Альмерию и Картахену.

В тот же день экипажи стоявших в Картахене (фактически уже списанных) подводных лодок «В-1» и «В-2» затопили свои субмарины. В Портмоне (под Картахеной) аналогичным образом поступили экипажи подводных лодок «В-3» и «В-4».

В ночь с 31 марта на 1 апреля руководители Совета Обороны в панике бежали за границу, а 1 апреля 1939 года Франко официально заявил, что гражданская война в Испании закончена.

***

27 марта, после долгих дебатов, в ходе которых вице-адмирал Дарлан требовал, чтобы возвращение флота произошло только после того, как Франко ясно выразит дружескую позицию в отношении Франции, французское правительство решило вернуть франкистам без всяких условий интернированные в Бизерте корабли. Двумя днями раньше Великобритания согласилась вернуть задержанный в Гибралтаре эсминец «Diez».

В Бизерту прибыли 2 транспортных судна франкистов, под командованием контр-адмирала С. Морено, на борту которых находились новые экипажи для интернированных кораблей. 31 марта эта эскадра ушла назад в Испанию. Кроме того, Франция вернула военные корабли, интернированные в Порту Вандр, а также 87 республиканских гражданских судов, которые во время войны нашли убежище в ее атлантических портах.

В связи с окончанием военных действий Франция и Великобритания отозвали свои боевые корабли из испанских вод.

***

Таким образом, военное поражение привело к падению народно-демократической испанской республики. Вместо нее возникло тоталитарное фашистское государство. Главой государства (caudillo), фактически — диктатором на 36 лет (до 1975 года) стал Франсиско Франко. Единственной политической партией в стране надолго стала фашистская фаланга.

Франкистская Испания еще 27 марта 1939 года присоединилась к антикоминтерновскому пакту. Германия и Италия ликовали. В недалеком будущем испанские порты могли обеспечить их флотам прекрасные оперативные базы для действий на британских и французских коммуникациях в западной части Средиземного моря и в восточной части средней Атлантики.

Для демонстрации новой стратегической ситуации, были организованы масштабные визиты германского и итальянского флотов. Уже 18 апреля 1939 года из Вильгельмсхафен вышла немецкая эскадра в составе броненосцев «Admiral Graf Spee» и «Deutschland» («Admiral Scheer» давно находился в испанских водах), легких крейсеров «Leipzig» и «Coln», 8-и эсминцев типа «Leberecht Maass», 15 подводных лодок и 4 вспомогательных судов. Эта эскадра посетила испанские, марокканские и португальские порты, она вернулась домой в середине мая.

Итальянская эскадра вышла из Неаполя 19 июня. В нее входили линкоры «Conte di Cavour» и «Giulio Cesare», 10 крейсеров, 20 эсминцев, 36 подводных лодок, несколько вспомогательных судов. До 9 июля она нанесла визиты в Пальму, Лиссабон и Танжер.

Но, забегая вперед, надо отметить, что немцы и итальянцы радовались преждевременно. Британская, французская и американская дипломатия предприняла поистине титанические усилия, направленные на то, чтобы удержать Франко на позициях нейтралитета. Эта деятельность увенчалась полным успехом. Как известно, Испания воздержалась от участия во Второй мировой войне, несмотря на настойчивые попытки Италии и Германии вовлечь ее в боевые действия на своей стороне.

***

Почти четырехлетняя гражданская война привела к весьма значительному упадку хозяйственного и человеческого потенциала Испании.

Согласно полуофициальным данным, в военных действиях погибли 1,2 млн. человек, в том числе 450 тысяч военнослужащих (из них 130 тысяч мятежников).

Испанский флот безвозвратно утратил (некоторые затонувшие корабли были подняты и отремонтированы) 21 боевой корабль, 3 торпедных катера и 12 вспомогательных судов.

Республиканцы потеряли 1 линкор, 1 эсминец, 7 подводных лодок, 5 канонерок, 3 сторожевика, 1 торпедный катер и 10 вспомогательных судов;

Потери франкистов составили 1 линкор, 1 тяжелый крейсер, 1 эсминец, 1 канонерку, 2 торпедных катера и 2 вспомогательных судна.

Общее водоизмещение этих 33 кораблей и судов составило около 60 тысяч тонн (не считая затонувшие вооруженные торговые и рыбацкие суда, а также катера).

Серьезные потери понес и гражданский флот. По данным франкистского адмирала Ф. Бастаррече (F. Bastarreche), которые он опубликовал в 1960 году, мятежники за время войны потопили 53 торговых судна общим тоннажем 129.000 брт.

Кроме того, они задержали и конфисковали 324 республиканских судна общим тоннажем 484.000 брт, а также 24 судна других стран общим тоннажем 166.000 брт. Кроме того, подверглись досмотру около тысячи судов под разными флагами[59].

Победа мятежников была бы невозможна без открытой и скрытой помощи со стороны Италии и Германии. За 33 месяца войны Италия передала франкистам 759 самолетов, 950 танков, 3.356 орудий и минометов, 4 эсминца, 2 подводные лодки и 9 торпедных катеров, а также много оружия и снаряжения на общую сумму 14 миллиардов лир.

Среднее количество солдат итальянского экспедиционного корпуса (CTV), постоянно находившегося в Испании, составляло 50 тысяч человек. Всего же за весь период войны в боях приняли участие более 250 тысяч итальянцев, из которых 3.819 погибли, а 11 тысяч были ранены. Итальянская авиация, насчитывавшая 340-350 самолетов, выполнила 86.420 боевых вылетов (135.265 часов в воздухе), произвела 5.318 бомбардировок, сбросила 11.585 тонн бомб.

Итальянский флот в общей сложности посылал на помощь франкистам 149 боевых кораблей и вспомогательных судов. В частности, они составили 17 конвоев, которые за 55 рейсов перевезли 100 тысяч человек. Еще 68 транспортов за 134 рейса перевезли 750 пушек, 4.370 автомобилей и 40 тысяч тонн боеприпасов и снаряжения, а 4 госпитальных судна (29 рейсов) обеспечили лечение 14.858 раненых и больных. Итальянские надводные и подводные корабли потопили более 72.000 брт республиканских судов. В боях погибли 38 итальянских моряков.

Помощь немцев в количественном отношении выглядела более скромно. Самое крупное их подразделение (Legion Condor) состояло в первую очередь из военных специалистов (летчики, танкисты, артиллеристы, минеры, связисты, гидроакустики, торпедисты). Всего за время войны через него прошли около 50 тысяч человек, в том числе 14 тысяч пилотов). Действовавшая в Испании германская авиация насчитывала 132 самолета.

Немцы передали франкистам 316 самолетов, около 200 танков, 700 пушек, 5 торпедных катеров, 7-8 тральщиков и много другого оборудования — всего на сумму 412 млн. марок. Кроме того, германские корабли обеспечили проводку морским путем 170 конвоев со снаряжением.

На стороне мятежников воевали также более 20 тысяч португальских солдат, из них 8 тысяч погибли в боях.

Нефть и нефтепродукты, столь важные для ведения современной войны, несмотря на эмбарго, доставляли частные американские компании. Всего за время войны они поставили франкистам 1 млн. 866 тыс. тонн нефти.

Действия Комитета по Делам Невмешательства сильно затруднили и ослабили оказание помощи республиканцам. Правда, они купили достаточно много оружия, боеприпасов, техники и снаряжения за границей, но доставить его в Испанию, особенно после марта 1938 года, удавалось далеко не всегда.

Большая часть этого оружия была куплена в СССР: 806 самолетов (прибыли 648), 1555 орудии (1186), 340 минометов, 362 танка (347), 120 бронеавтомобилей (60), 20.486 пулеметов (15.113), 500.000 винтовок (497.813), 110.000 авиабомб, 3,4 млн. снарядов, 500 тыс. ручных гранат, 862 млн. патронов, 1500 тонн пороха, 4 торпедных катера, 14 катеров-охотников, 64.977 тонн мазута, солярки, бензина.

Некоторое количество оружия было куплено в Мексике (155 орудий, стрелковое оружие и боеприпасы на сумму 1,5 млн. долларов), часть — в европейских стран (например, Польша продала республике 72 старых французских танка типа Renault-17).

Вопреки заявлениям франкистской пропаганды, на стороне республики не воевали регулярные части иностранных армий. В войне участвовали лишь гражданские добровольцы, входившие в состав интернациональных бригад. Всего в их рядах воевали около 35 тысяч человек, причем погибли более 6 тысяч.

***

Все историки сходятся в том, что война в Испании стала исследовательским полигоном, где будущие участники Второй мировой войны (немцы, итальянцы, русские) испытывали свое новое вооружение, проверяли правильность военных доктрин и теорий. Можно также сказать, что хотя эта война начиналась как гражданская, вследствие прямого либо косвенного участия в ней других европейских государств, она стала как бы общеевропейской войной в миниатюре.

В ходе войны был накоплен богатый опыт маневрирования войсками, проявилось огромное значение авиации и танков, а также противотанковой и зенитной артиллерии.

В плане морской войны были выработаны принципы взаимодействия флота и авиации, методы действий надводных и подводных сил на морских коммуникациях, заложены основы организации противовоздушной обороны военно-морских баз, найдены эффективные приемы бомбардировки кораблей с пикирования и на бреющем полете. Стала ясной необходимость значительного усиления зенитного вооружения кораблей, прежде всего за счет малокалиберных (20-40 мм) автоматов.


ЧАСТЬ V
ЯПОНО-KИTAЙCKAЯ ВОИНА

Гражданская война в Китае благоприятствовала реализации захватнических планов Японии. Используя то обстоятельство, что правительственные (гоминьдановские) войска были заняты борьбой с вооруженными формированиями коммунистов, весной 1935 года японские войска овладели частью провинции Чжахар и по договоренности с нанкинском правительством вошли в провинцию Хубэй.

Эти события вызвали волну возмущения по всему Китаю. Участники массовых забастовок и демонстраций под антияпонскими лозунгами требовали от центрального правительство создания общенационального «фронта зашиты от агрессора», а также «объединенной антияпонской армии». Дело дошло до мятежа частей 51-й армии в декабре 1936 года в Сиане. В итоге Чан Кайши пришлось подписать 10 февраля 1937 года соглашение с коммунистами, по которому обе стороны обязались прекратить войну между собой и организовать действенное сопротивление японцам.

Этот процесс объединения внутренних сил обеспокоил японское правительство. Оно решило, оставив на время дипломатические средства, предпринять против Китая «большую карательную экспедицию», причем экспедиция должна была носить молниеносный характер и весь «китайский инцидент» решить в течение одного месяца[60].

Главными целями экспедиции являлись, во-первых, разгром китайской армии (около 1,9 млн. человек); во-вторых, захват важнейших административно-политических и экономических центров (Пекина, Нанкина, Шанхая, Ханькоу, Кантона). В конечном итоге японцы хотели разделить Китай на несколько марионеточных государств (по типу Маньчжоу-Го), которые бы находились в политической и экономической зависимости от Японии. По их мнению, подобное положение вещей позволило бы, с одной стороны, в изобилии обеспечить японскую промышленность дешевым сырьем и энергоносителями; с другой — создало бы для нее колоссальный рынок сбыта; с третьей — закрыло бы Китай для США и Великобритании.

***

План предусматривал проведение наступательных операций с севера и с юга. С севера (из Маньчжурии) должна была действовать Квантунская армия (3 пехотные дивизии, 2 кавалерийские бригады, вспомогательные части); с юга (из района Шанхай — Нанкин) — силы военно-морского флота.

С китайской армией японцы мало считались. Она имела огромную численность (169 пехотных дивизий и 47 отдельных бригад, 12 кавалерийских дивизий, 1500 орудий и минометов, 500 самолетов, 100 танков и бронемашин), но фактически лишь частично подчинялась центральному правительству. В его прямом подчинении находились 71 пехотная дивизия и 10 бригад, 1 кавалерийская дивизия, вся авиация и бронесилы, а также часть военно-морского флота.

Остальные войска (98 пехотных и 11 кавалерийских дивизий, 9 пехотных бригад) подчинялись губернаторам ряда провинций (например, губернатору Гуанси — 25 дивизий, Сычуани — 20 дивизий, Шэньси — 12 дивизий), без согласия которых нельзя было ни использовать эти силы, ни даже вводить правительственные войска на подвластные им территории.

Кроме того, организация китайской армии не отвечала современным требованиям. Китайская пехотная дивизия насчитывала 10 тысяч бойцов и не имела собственной артиллерии, тогда как в японской дивизии было 25 тысяч солдат и 92 орудия. Благодаря этому, японская дивизия успешно сражалась с китайской полевой армией, состоявшей из 3-х пехотных дивизий, кавалерийского полка и полка артиллерии (всего 35 тысяч солдат).

Военно-морские силы противников

В 1937 году в состав японского флота входили 9 линкоров (десятый, «Hiei», был частично разоружен и служил учебным кораблем), 4 авианосца, 2 гидроавианосца, 12 тяжелых крейсеров, 5 старых броненосных крейсеров, 23 легких крейсера, 99 эсминцев, 8 миноносцев, 60 подводных лодок, 2 минных заградителя, 33 тральщика, 11 мореходных канонерок, 26 вспомогательных судов. Общее водоизмещение флота составляло 1.119.000 тонн (из них 890.174 тонн боевых единиц).

В постройке находились 2 линкора типа «Yamato», 2 авианосца типа «Soryu» (первый из них вступил в строй 31 декабря 1937 r.), 3 гидроавианосца, 3 легких крейсера, 13 эсминцев, 4 миноносца, 1 подводная лодка, 6 кораблей специального назначения. Личный состав флота насчитывал 134 тысячи человек, в том числе 70 тысяч приходилось на судовые команды.

Японский торговый флот насчитывал 2.564 судна общей грузоподъемностью 4.475.000 брт, что составляло 6,7 % тоннажа мирового гражданского флота.

Главными военно-морскими базами являлись Ёкосука, Сасэбо, Курэ и Майдзуру. Вспомогательными — Оминато, Хакодатэ, Рёдзюн (Порт-Артур) и Дайрен (Дальний), Цзилун и Такао (Формоза), Мако (Пескадоры), Титидзима (острова Бонин), Чинкай (Корея), Сайпан (Марианы), Коррор (Палау), атоллы Яп, Понапе и Трук (Каролины). В главных базах осуществлялся капитальный ремонт[61] кораблей и судов, а также строились и вооружались новые боевые единицы.

Систему главных и вспомогательных баз флота дополняли так называемые минно-торпедные и заправочные станции для подводных лодок, расположенные на многих из Каролинских, Курильских, Марианских, Пескадорских островов, в архипелагах Бонин, Рюкю и Палау.

Однако крупномасштабные действия флота ограничивала нехватка жидкого топлива, годовая потребность в мирное время составляла около 4 млн. тонн. Восполнялась эта потребность исключительно за счет импорта, в основном из голландской Ост-Индии (Индонезии). Разумеется, японцы создавали стратегические запасы топлива на всех четырех главных базах и ряде вспомогательных. Например, в районе Ёкосука находились резервуары с жидким топливом (около 12 млн. тонн) для действий всего флота в течение трех лет.

Организационно японский флот разделялся на Объединенный императорский флот (ОНА), бригады береговой охраны, эскадры охраны баз, учебные эскадры. Главную ударную силу представлял ОНА, состоявший из трех флотов:

1-го (линейного) под командованием адмирала О. Нагано (одновременно исполнявшего обязанности командующего всеми ОМС). Главная база — Ёкосука;

2-го (разведывательного) под командованием вице-адмирала Д. Ёсида. Главная база — Сасэбо;

3-го (китайского) под командованием вице-адмирала К. Хасегава. Главные базы — Рёдзун (Порт-Артур) и Дайрен (Дальний).

3-й Флот был создан в начале 1930-х годов и предназначался для действий в китайских водах. Ввиду слабости противника, его «костяк» составляли в основном устаревшие корабли, которые предназначались для блокады побережья и для обстрела очагов сопротивления.

В июле 1937 года 3-й флот включал: 10-ю эскадру крейсеров (флагман, старый броненосный крейсер «Izumo», легкие крейсеры «Tatsuta» и «Tenryu»); 5-ю эскадру эсминцев (флагман, легкий крейсер «Yubari», эсминцы «Asagao», «Fuyo», «Karukaya», «Kuretake», «Sanae», «Wakatake», корабль обеспечения — канонерка «Saga»); 11-ю сводную эскадру (флагман, канонерка «Ataka», эсминцы «Hasu», «Kuri», «Tsuga», речные канонерки «Atami», «Futami», «Hira», «Hozu» «Katata», «Kotaka», «Seta», «Toba»).



Японский крейсер «Izumo» — ветеран русско-японской войны 1904-1905 гг.

По мере роста интенсивности и расширения театра военных действий, 3-му флоту были приданы некоторые соединения 2-го флота, которые приняли участие в десантных операциях и в несении блокадной службы.

Действия флота поддерживала морская авиация. В 1937 году она насчитывала 450 самолетов и гидросамолетов на кораблях (206 на авианосцах, 244 на гидроавианосцах, линкорах, крейсерах) и 630 самолетов — на береговых аэродромах (в Кагосима, Касумигаура, Кисарадзу, Майдзуру, Оминато, Омура, Опама, Сасэбо, Саэки, Тамобэ, Татэяма, Хиро). Строились еще 400 колесных самолетов и гидросамолетов.

Пилоты морской авиации обучались взаимодействию с легкими силами флота, причем они специализировались в бомбометании с пикирования.

Японское военно-морское командование уделяло много внимания десантным операциям, как в плане подготовки личного состава, так и в плане производства средств высадки. Вследствие большой протяженности китайской береговой линии, обойтись без морских десантов не было возможности.

***

В отличие от японского флота, китайский флот считали второстепенным видом вооруженных сил. Правда, гоминьдановское министерство военно-морского флота разработало в 1929 году план его развития. План предусматривал строительство либо покупку 71 боевого корабля, в том числе 2-х линкоров. Однако политический хаос и финансовая слабость государства не позволили реализовать его в полной мере. Удалось лишь построить либо купить за границей 2 легких крейсера типа «Ning Hai», 6 канонерок и 10 торпедных катеров. Запланированное на 1933 год строительство еще 2 легких крейсеров, 4 эсминцев и 4 подводных лодок даже не начиналось.

К 1 июля 1937 года в состав китайского флота входили 8 небольших крейсеров (из них только 2 новых), 6-7 старых миноносцев, 25 мореходных канонерок, 18 речных канонерок, 22 сторожевика, 2 минных заградителя, 10 торпедных катеров, 2 малые плавбазы гидросамолетов, 13 вспомогательных судов. Общий тоннаж составлял около 71.000 тонн (из них. 54.300 тонн приходило на боевые корабли).

Кроме того, в Шанхае строились 1 минный заградитель (500 т) и 1 сторожевик, а в Германии были заказаны 10 торпедных катеров (по 50 т), 3 из которых вступили в строй до конца 1937 года.

Личный состав флота насчитывал более 10.000 человек. Главными базами флота являлись Шанхай, Фучжоу, Циндао и Вэйхайвэй, а вспомогательными — Кантон (Гуанчжоу). Амой (Сямэнь), Таку и Чифу.



Китайский легкий крейсер «Ping Hai»



Китайский легкий крейсер «Ning Hai»

Китайский торговый флот по состоянию на 1929 год насчитывал 218 паровых судов общей грузоподъемностью 319.224 брт. Но вдоль побережья и по рекам основные перевозки осуществляли нескольких десятков тысяч (!) парусных и парусно-моторных джонок.

Организационная структура китайского военного флота отражала административный хаос, царивший в стране. Центральному правительству подчинялся так называемый Нанкинский флот, тогда как губернаторам провинций Шандунь и Гуандун — Северный флот и Кантонский флот. Военно-морские силы разделялись на четыре боевые эскадры и одну учебную.

1-й эскадрой (Нанкинский флот) командовал адмирал Чжэн Шаогуань. Она считалась главной ударной силой центрального правительства и базировалась в Фучжоу. В ее состав входили новые легкие крейсеры «Ning Hai» и «Ping Hai», построенные в Японии (2500 т, 6 — 140-мм орудий), старые легкие крейсеры «Jing Suei» и «Hai Jung», старые миноносцы «Hu Ring», «Hu Ngo», «Hu Peng» и «Hu Tsuin», мореходные канонерки «Yat Sen» и «Yung Sui», 10 торпедных катеров, несколько сторожевиков и вспомогательных судов.

2-й эскадрой (Нанкинский флот) командовал вице-адмирал Чжан Личэн, она базировалась в Шанхае. В нее входили старые крейсеры — броненосный «Hai Czi» и легкий «Hai Szen», 9 мореходных канонерок — «Czu Czien», «Czu jiu», «Czu Tai», «Hsien Ning», «Ming Seng», «Kiang Czen», «Та Tung», «Tse Cziang» и «Yung Czien», а также 4 торпедных катера, несколько сторожевиков и вспомогательных судов.

В Шанхае также базировалась учебная эскадра в составе старого крейсера (по сути дела канонерки водоизмещением 1900 тонн) «Tung Czi» (вступил в строй еще в 1896 г.), речных канонерок «Kiang Hsi» и «Kiang Kun» и военного транспорта «Czen Hai».

3-я эскадра (Северный флот), под командованием вице-адмирала Сье базировалась в портах Циндао и Вэйхайвэй. В нее входили плавбазы гидросамолетов «Teh Szeng» и «Wei Szeng», миноносцы «Czien King» и «Tung An». 10 мореходных канонерок — «Czu Ju», «Czu Kuan», «Czu Tung», «Jung Szan», «Jung Tsih», «Jung Hsiang», «Kiang Heng», «Kiang Juan», «Kiang Li», «Ming Czuen», несколько вспомогательных судов.

4-й эскадрой (Кантонский флот) командовал контр-адмирал Цзян Шиюань, она базировалась в Кантоне (Гуанчжоу). Ее составляли старые легкие крейсеры «Czao Но» и «Hai Czou», мореходные канонерки «Fu Yu» и «Hoi Fu»; речные канонерки «Czien Yu», «Czin Szun», «Czung Yuen» и «Czung Kai», сторожевики «Kong Kung», «Kong Tai» и «Оn Pek», а также несколько вспомогательных судов.

Кроме того, несколько сторожевиков и небольших канонерок составляли отдельные группы, подчинявшиеся местным властям и входившие в состав территориальных подразделений береговой обороны, водной полиции, соляной монополии (флагманом была канонерка «Hai Czao») и таможенной стражи. Например, в провинции Чжэцзянь такой «местный флот» состоял из трех канонерок.

Офицерский состав и экипажи китайского флота были слабо подготовлены в профессиональном плане, а их морально-политическое состояние, за исключением нескольких кораблей нанкинских эскадр, оставляло желать много лучшего. Достаточно сказать, что в 30-е годы китайские матросы неоднократно бунтовали по разным поводам.

В середине 30-х годов флот приступил к созданию морской авиации, покупая самолеты в Италии, Великобритании и США. Однако хорошо обученных пилотов у него не было. По приблизительной оценке, в июле 1937 года китайский флот имел 20 гидросамолетов в Шанхае, Кантоне и Амое, плюс к ним 8 машин на двух плавбазах.

Качественная и количественная слабость китайского флота, в том числе отсутствие подводных лодок, способных угрожать коммуникациям противника, изначально определила ход будущих военных действий. Кроме того, подавляющим перевес японской авиации над китайской (при одновременно слабости ПВО в портах), обрекал китайские корабли на постоянные атаки с воздуха и неизбежное их уничтожение (правда, существовала теоретическая возможность отхода кораблей вверх по Янцзы, за пределы досягаемости японских самолетов).

Судя по всему, китайское командование не имело продуманного плана использования своего флота в надвигавшемся вооруженном конфликте. Во всяком случае, реально оно пыталось применять свои корабли лишь для спорадического обстрела подразделений противника, действовавших на морском побережье и по берегам рек.

Между тем, морской ТВД протянулся от границы с Маньчжоу-Го до самой границы с Индокитаем. Он представлял собой около 11 тысяч километров хорошо обжитого побережья с многочисленными портами, заливами и небольшими бухтами (особенно в средней и южной части), с множеством небольших островов. Здесь также находились устья великих китайских рек Янцзы и Сицзян, представлявших ввиду своей судоходности мощные транспортные артерии, ведущие далеко вглубь страны[62].

С учетом слабого развития железных дорог и крайне низкого качества грунтовых дорог (при полном отсутствии современных автострад) реки являлись наиболее удобными линиями снабжения войск для обеих сторон. Поэтому можно было не сомневаться, что направление главных японских ударов совпадет с направлением речных путей.

***

Предпринимая широкомасштабную военную операцию против Китая, японцы должны были учитывать наличие на ТВД военных гарнизонов иностранных государств, которые на основании заключенных с Китаем договоров и соглашений охраняли здесь интересы своих стран. Они находились, в основном, в особых районах (сеттльментах) пяти городов — Кантона, Амоя, Ханькоу, Шанхая и Тяньцзина. В Кантоне британская и французская концессии были расположены на островке Шамин; в Амое на острове Гуланьсу располагалась международная концессия (англо-франко-американо-японская); в Ханькоу находились французская и японская концессии; в Тяньцзине — британская, французская, японская и итальянская.

Кроме того, на территории Китая были расположены три иностранные колонии: британская (Гонконг), португальская (Макао), французская (район Гуаньчжоуван возле Кантона). В китайских водах постоянно находились военно-морские силы государств, имевших свои «интересы».

Великобритания держала здесь три оперативно-тактических соединения. Во-первых, так называемый «Китайский флот» (Гонконг и Сингапур): авианосец «Eagle», 5 тяжелых крейсеров типа «County», легкий крейсер «Birmingham», минный заградитель, 11 эсминцев типов «D», «S» и «W», 15 подводных лодок, 6 мореходных канонерок, 3 вспомогательных судна. Во-вторых, флотилию реки Янцзы (Шанхай) — 13 речных канонерок типов «Gannet», «Insect» и «Sandpiper». В-третьих, флотилию реки Сицзян (Кантон) — 5 речных канонерок типов «Insect» и «Robin».

США держали в китайских водах два соединения: Азиатский Флот (тяжелый крейсер «Augusta», 13 эсминцев типа «Clemson», 4 канонерки, 6 подводных лодок, 4 тральщика, 3 вспомогательных судна) и флотилию реки Янцзы, базировавшуюся в Шанхае (6 речных канонерок типа «Tutuila»). Кроме того, в Кантоне находилась американская речная канонерка «Mindanao».

Что касается остальных государств, то Франция держала в Шанхае так называемую «Группу флота в Китае»; (легкий крейсер «Lamotte-Picquet» и 4 канонерки); на реке Янцзы 3 речные канонерки; на реке Сицзян речные канонерки «Argus» и «Vigilante».

Италия направила сюда «Восточно-азиатскую группу» (легкий крейсер «Montecuccoli», минный заградитель и речную канонерку), Португалия — речную канонерку «Macau»[63].

Возможное столкновение с этими силами было для японцев крайне нежелательно, поэтому они официально заявили о том, что не собираются перекраивать существующие в Китае сферы влияния.

В надвигавшемся вооруженном конфликте императорскому флоту были поставлены следующие задачи: а) уничтожение соединений и отдельных кораблей китайского флота; б) осуществление десантных операций на морском побережье и на реках; в) охрана морских и речных конвоев; г) траление мин; д) поддержка сухопутных войск.


ГЛАВА 24. ДЕЙСТВИЯ ФЛОТОВ НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ ВОЙНЫ (АВГУСТ 1937 — ОКТЯБРЬ 1938 гг.)

Начало боевых действий

Чтобы создать повод для войны, японская военщина спровоцировала вооруженный инцидент в городке Люгоуцзяо, в 12 км к юго-западу от Пекина.

В ночь с 7 на 8 июля под предлогом «учений», подразделения японского гарнизона обстреляли размещенный в этом районе китайский пехотный полк. Утром японцы заявили, что, дескать, это китайцы стреляли по ним и пошли в атаку на китайские казармы. Однако она не принесла желаемого результата. Тогда японцы предложили китайцам перемирие, а сами стали готовиться к серьезным боям.

Собрав необходимые силы (40 тысяч солдат, до 120 орудий, 150 танков и бронемашин, около 120 самолетов), японцы начали массированное наступление. 30 июля они захватили Пекин, на следующий день взяли Тяньцзинь и Таку, после чего двинулись вдоль железнодорожных линий на запад и юг.

Конечной целью этого наступления с севера являлся захват провинций Хубэй, Шаньдунь, Шанси, Сычуань, Чжахар и создание на их территории марионеточного государства. Овладение к концу июля районом Пекин Тяньцзинь ускорило начало операции на шанхайско-нанкинском направлении, где решающую роль призван был сыграть императорский флот.

Взятие Шанхая

Приказ о штурме Шанхая тоже предварил спровоцированный японцами 9 августа вооруженный инцидент в районе аэродрома Хунчжао, во время которого погибли офицер и матрос из японского отряда, расквартированного в международной концессии.

Японцы заявили, что в качестве «наказания» за это убийство, они захватят город силами данного отряда (около 2 тысяч солдат) при поддержке десанта морской пехоты (4 тысячи солдат), который высадился 11 августа с кораблей 3-го флота в шанхайском районе Хонгкью (Hongkiu).

Шанхай должен был стать плацдармом для похода к Нанкину — в том случае, если правительство Чан Кайши не согласится на отторжение северных провинций Китая в форме очередного марионеточного государства.

Как уже упоминалось выше, японские силы в Шанхае были расквартированы на территории международной концессии (район Хонгкью и район Янцзепу), а также в казармах возле Северного вокзала. Эта территория была неудобной в оперативном отношении, для улучшения положения требовалось овладеть территорией к востоку от железнодорожной линии Шанхай — Усун.

Китайские власти по соглашению от 5 мая 1932 года держали в городе лишь охранные подразделения (около 10 тысяч солдат). Поэтому в ожидании столкновений оно перебросило сюда две исходные дивизии (№ 87 и № 88). 12-13 августа эти части заняли позиции в районе Северного вокзала, а также к северу от кварталов Хонгкью и Янцзепу, и в порту Усун.

На аэродромах, расположенных вокруг Шанхая и Нанкина, были сосредоточены до 100 китайских военных самолетов, которые составили 3 авиагруппы.

Одновременно в Шанхай прибыли все корабли 1-й эскадры (из Фучжоу) и часть кораблей 3-й эскадры (из Циндао; при этом для блокирования входа в Циндао китайцы затопили на фарватере старые канонерки «Czu Ju» и «Jung Hsiang» вместе с миноносцем «Tung An»).

Вскоре, однако, корабли обеих эскадр, ввиду подавляющего перевеса флота и авиации противника, отошли вверх по Янцзы (крейсеры, миноносцы, большинство канонерок) и вверх по Хуанпу (сторожевик, несколько торпедных катеров).

Возле Шанхая находились уже более 50 японских кораблей. Чтобы преградить им путь вверх по рекам, 11 августа в районе Цзянцзин (в 160 км к западу от Шанхая), а тремя днями позже на траверзе французской концессии, китайцы затопили более 60 старых военных кораблей, коммерческих судов и джонок.

В частности, возле Цзянцзина были затоплены списанные крейсеры «Hai Czi», «Hai Czou», «Hai Jung», «Hai Sben», «Tung Czi», плавбазы гидросамолетов «Ten Szeng» и «Nei Szeng. Кроме них, водную преграду составляли 28 грузовых судов. На реке Хуанпу китайцы затопили 6 японских пароходов, реквизированных ими в Шанхае, а также 20 больших джонок.

В шанхайский порт вошли и стали на якорь возле международной и французской концессий британские корабли (тяжелые крейсеры «Cumberland» и «Suffolk», легкий крейсер «Danae», 5 эсминцев), американские (тяжелый крейсер «Augusta», одна канонерка) и французские (2 канонерки).

***

Бои начались 13 августа, около 10.00, с атаки японской морской пехоты на китайские позиции к северо-западу от Северного вокзала. На следующий день обе стороны ввели в бой авиацию. 15 августа китайцы произвели массированный налет (около 40 самолетов) на японские позиции в международном квартале и на корабли, стоявшие на реке.

Однако слабая подготовка пилотов привела к тому, что большая часть сброшенных бомб взорвалась в жилых районах, вызвав значительные жертвы среди мирного населения (около 500 убитых и 900 раненых). Лишь несколько бомб упали среди кораблей, повредив эсминец и канонерку.

Уже на следующий день, в ответ на китайский налет, вице-адмирал Хасегава перевел авианосец «Kaga» поближе к порту Усун, благодаря чему японцы добились полного господства в шанхайском небе.

На земле их дела шли менее успешно. Здесь китайские контратаки остановили наступление японцев. Если бы не артиллерийская поддержка с кораблей, вошедших в Хуанпу и ставших на якорь вдоль набережной квартала Хонгкью, то подразделения морской пехоты были бы сброшены в реку.

На ее правом берегу, в китайском квартале Путун (Putung), заняли оборону против возможного десанта добровольческие отряды, сформированные из полицейских, студентов и жителей Шанхая. Однако они несли напрасные потери от огня крейсера «Izumo» (бортовой залп — 4 орудия 203 мм и 4 орудия 152 мм).

Командование обороны Шанхая решило устранить эту занозу. Но самолеты, атаковавшие крейсер 14 и 16 августа, не попали в него ни одной бомбой.

***

Тогда оно применило торпедные катера. Это было рискованное решение: атаковать крейсер предстояло на узкой реке (ширина не более одного километра), проходя под мостами, огибая затопленные корабли, под огнем не только кораблей, но и полевых батарей японцев.

Благоприятными обстоятельствами служили ночная мгла и совпадение времени ее проведения с наступлением подразделений 88-й дивизии на японские позиции, что должно было отвлечь внимание противника от реки. Атаку поручили 4 торпедным катерам (№№ 1, 2, 3, 4). Два первых (водоизмещение 14 тонн) были английской постройки, два следующих (18 тонн) — итальянской. Вооружение каждого катера составляли две торпеды калибра 450 мм и 2 пулемета, они могли развивать ход до 43 узлов (80 км/час), однако на реке это было ни к чему.



Атака китайских торпедных катеров на японский крейсер «Izumo» 17 августа 1937 года

Вечером 17 августа, около 19.30, катера отошли от пристани в Нандао (река Сучжоу, южный приток Хуанпу). Но вскоре на катере № 4 произошла поломка двигателей, поэтому он в операции не участвовал. Спустились сумерки, катера шли на малых оборотах вниз по реке, ориентируясь по зареву пожаров. Оставаясь незамеченными противником, они дошли до впадения Сучжоу в Хуанпу. Здесь они, повернув направо, развили ход около 40 узлов и строем фронта устремились к «Izumo», стоявшему на якоре примерно в 2-х км от них.

Около 23.00 японцы обнаружили катера и открыли по ним огонь. В этот же момент катера выпустили торпеды, целясь в силуэт крейсера, стоявшего поперек лечения реки Японский снаряды потопили катер № 1 еще во время атаки. Катер № 2, поворачивая назад, попал на мель и был расстрелян артиллерийским огнем. Катер № 3, у которого, видимо, было повреждено рулевое управление либо убит рулевой, на полной ходу врезался в каменную набережную и, разбившись, затонул возле правого берега.

Из пяти выпущенных торпед одна попала в левый берег перед японским консульством; еще две, поставленные на слишком большую глубину, утонули. Две остальные застряли в противоторпедной сети, натянутой вдоль бортов «Izumo» (о чем китайская разведка не предупредила командиров катеров). При этом одна из них взорвалась, повредив крейсер.

Японцы скрыли это повреждение, но им пришлось отвести крейсер вниз по реке, где он пришвартовался к плавучей мастерской. Оттуда он вернулся на исходную позицию лишь 23 августа (на период ремонта его заменяла канонерка «Atami»).

***

Несмотря на перевес японской артиллерии и авиации, контратака 88-й дивизии, начавшаяся вечером 17 августа, завершилась успехом. За два дня боев китайские части продвинулись вглубь позиций противника, на ряде участков они дошли до Хуанпу. Японцы были вытеснены в северо-восточную часть международной концессии и там заблокированы. Им также не удалось расширить фронт, высадив десант в Путуне.

Японское командование в целом повторяло схему своих действий в Шанхае в 1932 году, однако оно не сделало должных выводов из уроков той операции. Чтобы избежать очередного поражения, им пришлось снова подтягивать подкрепления (3-ю и 11-ю пехотные дивизии), которые высаживались днем 23 августа, в ночь с 24 на 25 августа и днем 1 сентября в тылах китайской обороны (районы Люхэ — Шицзилинь, Усун — Луцзя).



Японский десант в районе Шанхая (11 августа — 12 ноября 1937 года)

После ожесточенных боев японцы лишь 14 сентября оттеснили китайцев на вторую линию обороны (Люхэ — Лоцзян — Цзяньван — Северный вокзал), но прорвать ее уже не смогли. В конце сентября — начале октября в этот район были доставлены еще две дивизии (101-я и 13-я) и одна пехотная бригада, после чего японские силы возросли до 100 тысяч солдат, 350 пушек, 100 танков и 150 самолетов. Они составили центральный фронт под командованием генерала И. Мацуи.

Одновременно активизировала свою деятельность японская авиация. В конце августа десант морской пехоты захватил остров Чунминь в устье Янцзы, где японцы построили два аэродрома для бомбардировщиков. Получив две такие базы плюс авианосец «Kaga», японские самолеты бомбили не только Шанхай (8 августа они потопили миноносец «Hu Jing», а 25-го канонерку «Jung Czien»), но с 19 сентября начали также бомбить Нанкин и Наньчан.

***

Эти налеты представляли опасность прежде всего для немногочисленных китайских кораблей, которые стояли без движения возле пристаней на Янцзы, практически без противовоздушной обороны. Поэтому они представляли легкую добычу. Главной целью японских летчиков вскоре стал Цзянцзын, где за дамбой стояли крейсеры «Ping Hai» и «Ning Hai», канонерки «Yat Sen» и «Jung Sui», а также Нанкин, где базировались старые миноносцы и остальные канонерки.

В течение сентября и октября японская авиация значительно усилилась за счет прихода в устье Янцзы авианосцев «Hosho» (21 самолет) и «Ryujo» (36 самолетов). Это позволило японцам потопить большинство китайских кораблей.

23 сентября 60-70 самолетов атаковали и потопили под Цзянцзыном оба китайских крейсера, потеряв при этом 4 машины, сбитые огнем зенитной артиллерии. Поврежденные канонерки «Yat Sen» и «Jung Sui» китайцы увели в Нанкин, но уже через два дня японцы потопили «Yat Sen» во время бомбежки города.

Покончив с наиболее крупными кораблями, японская авиация начала охоту на уцелевшие остатки китайских эскадр. 27 сентября их самолеты обнаружили и потопили миноносец «Czien Kang», 1 октября миноносец «Hu Peng», днем позже канонерку «Czu Jiu», 3 октября канонерку «Ming Seng», 8 октября миноносец «Hu Ngo»; а 25 октября легкий крейсер «Jing Suei». Все эти корабли были потоплены на Янцзы, между Цзянцзынем и Уху.

Параллельно японская авиация непрерывно бомбила дамбу на Янцзы возле Цзянцзыня, стараясь проделать проход для своих кораблей в верховья реки.

Слабая китайская авиация, насчитывавшая всего лишь 30-40 машин, избегала воздушных боев. Она атаковала прежде всего японские корабли (27 августа в районе Шанхая был поврежден эсминец, 7 сентября еще два).

***

Новое японское наступление началось 12 октября. Китайским войскам пришлось 26 октября отступить за реку Сучжоу. После того, как в начале ноября провалились попытки форсировать ее, японское командование, воспользовавшись затишьем на северном фронте, перебросило под Шанхай еще три пехотные дивизии. Из них они сформировали отдельную армию (под командованием генерала Янагава), чтобы высадить ее в заливе Ханьчжоу (в 120 км к юго-востоку от Шанхая). Оттуда она должна была двинуться на Цзяцзинь — Биньван и Сучжоу, окружая защитников Шанхая с юга и запада.

Таким образом, взаимодействуя с войсками, расположенными к северу от Шанхая, эта армия должна была окружить и уничтожить китайские части (210 тысяч солдат, 230 пушек, 30 танков).

Для введения противника в заблуждение, японцы направили в район Люхэ группа транспортных судов, а в устье Хуаньпу сосредоточили большое количество десантных средств. Тем самым, китайцам дали понять, что новая операция будет проводиться в этом районе.

Высадка десанта (6-й, 18-й и 114-й пехотных дивизий; всего около 50 тысяч солдат), под прикрытием кораблей 2-ro флота, началась на рассвете 5 ноября в районе Цзиньшаньвэй — Нанья — Бэйся. Операцией командовал начальник штаба 3-ro флота, контр-адмирал Сугияма.

Чтобы держать китайцев в неведении относительно точного места высадки, японские крейсеры обстреливали местность Чжапу, как бы намекая, что это произойдет именно здесь (тут даже высадился отряд морской пехоты). Словом, японцы делали все возможное, чтобы оттянуть слабые китайские подразделения береговой обороны (из состава 78-й пехотной дивизии) от истинного места высадки.

Около 5.30 первый эшелон десанта, размещенный на 180 малых десантных судах, высадился на берег и захватил Цзиньшанвэй. До 9 ноября завершилась высадка всего десанта.

После этого японские силы в районе Шанхая были разделены на две группы войск — северную и южную, действовавшие на фронте протяженностью 120 км. Северная группа, при поддержке 6-и артиллерийских полков и 120 самолетов, начала форсирование Сучжоу. Южная, отражая китайские контратаки, наступала на Сунчжан, пытаясь форсировать Хуанпу и овладеть железнодорожную линию Шанхай — Цзяцзинь.

Опасаясь полного окружения, китайское командование решило эвакуировать Шанхай и отвести свои войска на новый рубеж обороны: Чжапу — Фэнъин — Цзяцзинь. 11 ноября защитники Нандао ушли на территорию французской концессии, где были интернированы, а главные силы китайцев покинули город на следующий день, затопив при отходе остатки своего флота (торпедный катер и 11 сторожевиков).

В Шанхае японцам достались недостроенные минные заградители «Tung Teh» и «Tung Hsin», а также сторожевики «Czang Ning», «Czeng Ning», «Czeng Sheng», «Ji Ning», «Kiang Ning» и «Wei Ning».

3 декабря японское командование устроило парад на территории международной концессии. Однако торжества не могли скрыть того факта, что своей главной цели — окружения и уничтожения китайской армии — оно не добилось.

Блокада китайского побережья

Упорное сопротивление китайцев и отсутствие перспектив быстрого разрешения конфликта побудили японское правительство ввести блокаду китайского побережья. Тем самым оно пошло на серьезное нарушение международного права, ибо официально Китай и Япония не находились в состоянии войны между собой.

В соответствии с заявлением командующего японским экспедиционным флотом, сделанном 25 августа 1937 года, зона блокады простиралась более чем на 2 тысячи миль: от пункта, расположенного в 100 милях севернее Шанхая до пункта Суатоу на юге.

Официально блокада распространялась исключительно на суда под китайским флагом. Однако японцы предупредили, что при малейшем подозрении они будут подвергать досмотру также и суда других стран, причем в случае обнаружения военной контрабанды применят к ним принцип «первой покупки» (т. е. выплаты за конфискованный груз суммы, установленной ими самими).

Поскольку «де юре» японский адмирал в данном вопросе не представлял свое правительство, а японский МИД не уведомил о блокаде в официальном порядке (путем рассылки дипломатических нот) ни одну из великих держав, многие политики и журналисты думали, что ввиду их протеста блокада не начнется. Однако никаких протестов не последовало. Более того, правительство США заявило 27 августа, что Китай и Япония в равной степени несут ответственность за убытки, понесенные американскими фирмами и частными лицами в результате блокады.

Когда позиция американцев, с которыми японцы считались более всего, таким образом, прояснилась, японское правительство 5 сентября разослало официальные уведомления об установлении блокады. Более того, в своем заявлении оно распространило ее на все китайское побережье, за исключением Циндао и Гонконга.

С целью осуществления блокады командование японского флота учредило два новых района контроля судоходства: северный (от границы с Кореей до северной границы блокадной зоны) и южный (от границы с Индокитаем до южной границы блокадной зоны). Одновременно были определены оперативные районы. Для 3-ro флота таковым стал предыдущий район «контроля судоходства» — от Шанхая до Суатоу, включая реку Янцзы. В оперативный район 2-го флота вошли оба новых района «контроля судоходства». Поскольку 2-й флот к тому же обеспечивал десантные операции на китайском побережье, командование Объединенного императорского флота передало 19 сентября 1937 года в его состав эскадру вице-адмирала Н. Тоёда (1 авианосец, 2-3 легких крейсера, 10-12 эсминцев).

Главнокомандующим японских военно-морских сил в китайских водах стал вице-адмирал Хасегава.

Японские власти потребовали от всех зарубежных судоходных компаний, чтобы те точно информировали японское правительство о маршрутах движениях своих судов в китайских водах и дали указания своим капитанам беспрекословно предъявлять для контроля документы на перевозимый груз. 11 сентября факт блокады признало британское правительство, через три дня — правительство США.

Однако все правила и условия красиво выглядели только на бумаге. Начав действовать, японский флот стал препятствовать не только китайскому судоходству, но и с судоходству третьих стран.

Например, 28 августа японцы задержали возле Усуна британский пароход «Shenking». Хотя Гонконг не входил в зону блокады, на подходах к нему только в сентябре японские эсминцы задержали два британских судна, а также потопили две рыбацкие джонки, обвинив их в перевозке контрабанды. Кроме того, южнее территориальных вод Гонконга они захватили более 100 грузовых джонок.

Одновременно группы кораблей из состава 2-го и 3-го флотов неустанно патрулировали китайское побережье, входили в заливы и устья рек, высаживали десанты на близлежащие острова. Все это японцы объясняли необходимостью борьбы с «военной контрабандой».

Так, 7 сентября они захватили острова Пратас (170 миль к юго-востоку от Гонконга) и Линьдинь (в 10 милях на юго-запад от Гонконга); в конце октября острова Хутоу и Вэнчжоу (в устье реки Вэнчжоу, в 250 милях южнее Шанхая) и три безымянных острова в районах Макао, Хачжоу (в 16 милях к юго-западу от Гонконга) и Кимой (возле Амоя). На этих островах они намеревались создать аэродромы либо пункты базирования кораблей. Части морской пехоты высадились также в заливе Цзюлинкань (остров Хайнань) и на Парасельских островах (150 миль к юго-западу от Хайнаня). Японские корабли часто появлялись в заливе Биас (в 30 милях к юго-западу от Гонконга) и в устье реки Чжуцян, обстреливая при этом укрепления Цзинцзигуфана и форты Хумэня.

Японские корабли и палубная авиация (60 самолетов авианосца «Akagi»), обстреливали и бомбили в сентябре остров Хайнань, города Суатоу и Кантон, а также железнодорожную линию Коулун — Кантон. 26 сентября во время воздушного налета на Кантон (ныне Гуанчжоу) затонула китайская канонерка «Hoi Fu», через день в районе Макао погиб сторожевик «Wu Feng», в начале октября пошла на дно канонерка «Fu Yu».

Слабый китайский флот мало что мог противопоставить японской блокаде. Но иногда его командование организовывало ответные воздушные налеты и атаки отдельных кораблей. Одна из таких атак привела к самому крупному в ходе этой войны воздушно-морскому сражению возле Кантона. 12-13 сентября японское соединение (авианосец, 3 крейсера и 5-6 эсминцев) совершило очередной рейд в залив Тая Вань. Там корабли обстреляли китайские береговые укрепления, авиация бомбила город Тамшуй, а высадившийся на берег десант уничтожил один из китайских военных складов.

На следующий день 5 японских кораблей (2 крейсера и 3 эсминца) начали обстрел фортов, защищавших ближние подступы к Кантону. В это время сюда прилетели несколько китайских самолетов и сбросили бомбы на японские крейсеры, получившие незначительные повреждения. Тем не менее, они срочно ушли дальше в море.

В ночь с 14 на 15 сентября из Кантона вышли легкие крейсеры «Czao Но» и «Hai Czou», которые на рассвете атаковали японские крейсеры и эсминцы. Их атака была отчаянной, но безнадежной. В ходе перестрелки оба китайских крейсера получили повреждения и вынуждены были лечь на обратный курс. На отходе их бомбили японские самолеты, которые нанесли крейсерам новые повреждения. Крейсеры с трудом дошли до устья реки Чжуцзянь, под защиту береговых фортов, пушки которых отогнали преследователей.

Здесь «Czao Но», чтобы не затонуть, выбросился на прибрежную мель, где 28 сентября его добили снаряды корабельных орудий японцев во время очередного рейда, а «Hai Czou» китайцы позже затопили в устье Чжуцзяня в качестве одного из элементов подводной преграды.

Несмотря на то, что японцы осуществляли блокаду малыми силами (в среднем, 1 корабль на 25 км побережья), она нанесла серьезный ущерб китайской торговле с Соединенными Штатами. Кроме того, доставку оружия и боеприпасов теперь приходилось производить по суше. Для этого китайцам пришлось поспешно, с большими затратами сил и средств, строить новые дороги.

Нанкинская операция

Чтобы принудить центральное правительство Китая к капитуляции, японское командование решило окружить и уничтожить прижатые к Янцзы его главные силы.

С этой целью из состава войск центрального фронта были сформированы две армейские группы — северная (5 пехотных дивизий) и южная (3 дивизии), насчитывавшие в совокупности 180 тысяч солдат. При поддержке кораблей 3-го флота и авиации, они должны были взять китайскую столицу — Нанкин.

Китайские войска в районе Шанхай — Нанкин насчитывали 300 тысяч солдат, но без тяжелого вооружения и с очень слабой авиацией (только 20 самолетов). Поэтому китайское командование не намеревалось вступать в генеральное сражение за столицу. Оно планировало причинить противнику как можно больше потерь, а затем оставить город и перебросить войска на левый (северный) берег Янцзы.

С 12 ноября шли бои за оперативный плацдарм Цзянгын — Уси — Хучжоу, откуда должно было начаться японское наступление на Нанкин. Сама операция началась 22 ноября. Главный удар в направлении Чаньчжоу наносила северная группа, тогда как южная группа, в обход озера Тайху, двигалась на Хучжоу, Нинго и Уху, пытаясь отрезать китайским войскам пути отхода на запад. Чаньчжоу японцы взяли 29 ноября, а Цзянгын пал 4 декабря.

При этом японские сухопутные войска с реки все время поддерживала артиллерия кораблей 3-го флота. Однако их дальнейшему продвижению помешала преграда из затопленных китайских военных кораблей, гражданских судов и джонок. Хотя японцы немедленно начали расчистку брекватера, пройти через этот рубеж им удалось лишь через три дня, что серьезно сказалось на ходе завершающего этапа операции.

Китайская оборона теперь установилась на рубеже Цзяньбинь — Лишуй — Данцзань, одновременно главные силы китайцев начали переправу через Янцзы западнее и на северо-западе от Нанкина (в район Букоу — Тайпинь — Уху).

На правом берегу остались только заградительные отряды и гарнизон Нанкина. Они не смогли задержать японцев, которые ускорили темп наступления, однако Уху и Тайпинь были взяты лишь 10 декабря, когда главная часть китайской армии находилась уже на левом (северном) берегу Янцзы. Массированные налеты японской авиации в районе переправ не дали ожидаемых результатов, тогда как корабли 3-го флота, застрявшие возле преграды, не смогли вовремя туда придти.

В последних боях за Нанкин участвовали советские летчики, прибывшие на его аэродромы 1 декабря (они прилетели на купленных китайским правительством в СССР 23 истребителях И-16 и 27 бомбардировщиках СБ). В тот же день они сбили над городом 5 или 6 японских бомбардировщиков (потеряв 2 своих), а на следующий во время налета на рейд Шанхая повредили 7 кораблей 3-го флота. Вплоть до 9 декабря, когда их перебросили в Наньчань, советские летчики в ходе ежедневных вылетов атаковали корабли на Янцзы и наступавшие части японцев. Всего они сбили в районе Нанкина 20 японских истребителей и бомбардировщиков.

Штурм Нанкина начался 10 декабря, но лишь приход японских кораблей, начавших обстрел из тяжелых орудий в сочетании с непрерывными воздушными налетами позволили японцам после четырех дней тяжелых боев захватить город Часть китайского гарнизона сумела уйти за реку в районе Букоу, так что японцы взяли в плен всего лишь 2 тысячи человек.

Если не считать политического эффекта, то нанкинская операция закончилась неудачей. Она в очередной раз похоронила надежды японского командования на скорое завершение войны. Разъяренная этим фактом японская солдатня устроили в Нанкине чудовищную резню гражданского населения. За 5 дней японские солдаты, действуя якобы «без ведома» командования, убили более 42 тысяч горожан.

***

День 12 декабря 1937 года стал роковым для гражданских судов и военных кораблей нейтральных государств, которые занимались эвакуацией собственных граждан из Нанкина в населенные пункты, расположенные выше по течению Янцзы. Поскольку эта эвакуация совпала с переправой китайских войск, река была забита различными плавсредствами. Поэтому не удивительно, что корабли нейтральных стран стали жертвами артиллерийских обстрелов и авиационных бомбежек японцев.

Более того, японцы специально стремились к тому, чтобы посредством таких обстрелов и авианалетов отбить у всех охоту вмешиваться в японо-китайский конфликт, а также подорвать престиж «белых варваров» в глазах китайцев. Инциденты, вызванные действиям полевых батарей 5-й и 114-й пехотных дивизий и самолетов 2-й смешанной авиагруппы контр-адмирала Т. Мицунами, вызвали обострение отношений Японии с Великобританией и Соединенными Штатами.

В Уху, около 8.15, японская батарея обстреляла снимавшуюся с якоря британскую канонерку «Ladybird», на борту которой находился британский военный атташе в Китае. В канонерку попали четыре снаряда, при этом один человек погиб, двое были ранены. Одновременно подверглась обстрелу стоявшая неподалеку на якоре канонерка «Вее», на борту которой находился командующий британской Флотилией реки Янцзы контр-адмирал Р. Хольт (R. Holt). Разъяренный адмирал направил резкий протест японскому командованию в Уху, которое выразило свои соболезнования и сожаления, однако не предприняло абсолютно ничего, чтобы избежать в будущем аналогичных «ошибок».

В этот раз их совершила авиагруппа контр-адмирала Т.Мицунами. Около полудня, когда на аэродром в Чаньчжоу пришло сообщение о большом караване судов с китайскими войсками в районе Хосиянь (29 километров от Нанкина вверх по Янцзы), туда были посланы 24 самолета под командованием капитана M. Окумия. Около 13.30 эти самолеты обнаружили американскую канонерку «Раnау», которая сопровождала три американских танкера — «Meiping», «Meian» и «Meihsia». Они сбросили бомбы, попав по одному разу в «Раnау» и в «Meiping», а затем обстреляли их из пулеметов.



Нанкинская операция (22 ноября — 13 декабря 1937 года)

В ходе второго вылета самолеты капитана Окумия сбросили бомбы на стоявшие на якорях выше Нанкина британские канонерки «Scarab» и «Cricket», однако не добились ни одного попадания из-за сильного зенитного огня с кораблей.

Тем временем канонерка «Раnау» стала тонуть, несмотря на то, что ее пытался взять на буксир танкер «Meihsia». В 14.00 экипаж оставил корабль, который полностью затонул в 15.54. В это же время на поврежденном танкере «Meiping» бушевал пожар, угрожавший взрывом цистерны с жидким топливом. В связи с этой угрозой танкер «Meihsia» дотащил его на буксире до одного из ближайших островков, где были предпринята попытка погасить пламя.

Но в 16.00 последовал новый авианалет, в результате которого цистерна все же взорвалась и оба судна погибли. А танкер «Meian», капитан которого погиб во время налета. выбросился на северный берег реки.

В общей сложности на канонерке и танкерах погибли 4 человека, еще 74 получили ранения. Спасшиеся члены экипажа доплыли до Хосияня, а оттуда на британских канонерках «Вее» и «Ladybird» и американской «Oahu» 17 декабря они прибыли в Шанхай.

В 15.30 японские самолеты атаковали стоявшие в Уху британские торговые пароходы «Tuckwo» и «Tatung». Первый из них сгорел, второй получил серьезные повреждения. Осколки бомб незначительно повредили канонерку «Ladybird» и ранили ее командира.

Оба государства, стремясь сохранить свой престиж (а также свои интересы в Китае), предприняли решительные дипломатические шаги. При этом США, помимо официальных извинений, потребовали еще и выплаты денежной компенсации до 24 декабря 1937 года, угрожая в случае отказа самыми серьезными последствиями.

Японское правительство намеренно оттянуло выражение извинений буквально до последней минуты, но компенсацию в размере 2.214.007 долларов оно уплатило. Одновременно вице-адмирал Хасегава выразил адмиралу Х. Ярнеллу сожаление о случившемся и глубокие соболезнования родственникам погибших моряков; контр-адмирал Мицунами был снят с должности командира авиагруппы, капитан Окумия получил выговор в приказе. Японцы принесли официальные извинения и британскому правительству. Время показало, что все это было обычной дипломатической уловкой.

***

За первые шесть месяцев военных действий обе стороны понесли серьезные потери в людях и технике. Японская армия потеряла около 70 тысяч солдат убитыми и ранеными и 137 самолетов. Военно-морской флот потерял 3200 человек убитыми, 250 самолетов и гидросамолетов и 4 транспортных судна. Кроме того, получили повреждения авианосец «Ryujo», легкие крейсеры «Tama», «Tenryu», «Sendai», «Oi», 3 эсминца и 4 речные канонерки.

Китайская армия, ввиду своей технической отсталости, понесла гораздо более серьезные потери: около 300 тысяч убитыми, ранеными и пропавшими без вести, 480 самолетов, 750 орудий и 35 танков. Китайский флот потерял практически все ценные корабли (8 крейсеров, 5 миноносцев, 18 канонерок, 2 авиатранспорта, 7 торпедных катеров, 2 минных заградителя, несколько сторожевиков и вспомогательных судов). Кроме того, погибли свыше 300 тысяч гражданских лиц.



Японский легкий крейсер «Sendai»

Потеря морских баз на полуострове Шаньдун

Начав в сентябре наступление вдоль железнодорожной линии Пекин — Букоу, японцы дошли в октябре до границы провинции Шаньдун. Ее губернатор, генерал Хань Фучу вместе с частью войск отступил без боя в провинцию Хэнань. Остальные части оказали японцам упорное сопротивление на подступах к железнодорожной линии Циндао — Цзинань, а также в районе Великого канала, соединяющего Хуанхэ и Янцзы.

На полуострове Шаньдун находились 3 китайские военно-морские базы: Яньтай (Чифу), Вэйхай (Вэйхайвэй) и Циндао. Из двух первых корабли Третьей эскадры уже давно ушли, тогда как Циндао оставался единственным незаблокированным портом северного побережья. Для охраны судоходства китайское командование оставило здесь несколько канонерок.

В октябре-декабре 1937 года корабли японского 2-го флота дважды пытались прорваться в Циндао с десантом и дважды береговые батареи сорвали эти попытки. Только захват японцами Цзинаня 24 декабря сломил сопротивление китайцев на полуострове. Уже на следующий день японский десант высадился в районе Хайчжоу, к юго-западу от Циндао, но все равно не смог захватить базу с суши, хотя полностью отрезал ее от основных сил.

Понимая тяжесть ситуации, командование базы затопило 25 декабря несколько кораблей и канонерок («Jung Szan», «Kiang Heng», «Kiang Li») у входа в порт. Однако эта акция, проведенная в спешке и без должной подготовки, не принесла желаемых результатов. 10 января 1938 года японские транспортные суда с десантом вошли в порт и на следующий день Циндао пал. Вэйхай был занят с суши, а Чифу захватил десант морской пехоты, который высадился там 3 февраля.

Усиление блокады побережья

Хотя весной 1938 года японцы добились новых военных успехов (19 мая они захватили Сучжоу и тем самым соединили северный и центральный фронты), однако сопротивление китайских войск не уменьшилось.

Это сильно беспокоило японское командование. Оно ошибочно считало, что решающее влияние на поддержание боевого духа китайской армии оказывают поставки из-за рубежа оружия и боеприпасов, которые все еще продолжались, невзирая на блокаду. Поэтому было решено всемерно ее усилить.

После падения Шанхая и Циндао основные усилия в блокаде японцы перенесли на южное побережье Китая. Именно здесь, в устье Чжуцзяня, находились два порта, через которые происходила доставка военных грузов — британский Гонконг и китайский Кантон. Из Гонконга поезда с оружием шли в Кантон по магистрали Коулун — Кантон, а оттуда, тоже по железной дороге, через Чжучжоу в Ханькоу и Фучжоу.

Не решаясь, из опасения серьезного конфликта с Великобританией, подвергнуть блокаде Гонконг, японцы решили массированными авианалетами парализовать железнодорожную магистраль Коулун — Кантон. Самый мощный налет состоялся 13 января 1938 года, когда 166 самолетов несколько часов подряд бомбили дорожную и железнодорожную сеть в районе Кантона и Гонконга, прервав движение грузов на несколько дней.

Параллельно, в конце января — начале февраля, небольшие японские десанты высадились в районе устья реки Чжуцзянь (под Макао — на островах Унькун и Тоньван) и в Нантоу недалеко от Гонконга.

Чтобы полностью пресечь попытки снабжения китайской армии по Янцзы, 18 января штаб японского блокадного флота в Шанхае объявил о закрытии судоходства по этой реке для судов третьих стран, начиная с 1 февраля.

Этот запрет стал сильным ударом по британскому и американскому транзиту, однако, вопреки ожиданиям, они ограничились лишь формальными протестами. Вскоре США начали выводить свои гарнизоны из северного и центрального Китая, а Великобритания приступила к переговорам с Японией о передаче последней таможенных пунктов на оккупированных китайских территориях. Переговоры завершились подписанием в апреле соответствующего соглашения.

***

Доставка военных грузов в Китай происходила также через вьетнамский порт Хайфон (во французском Индокитае), откуда они шли по железной дороге Ханой — Лаокай до китайской границы и дальше через Куньмин в Чунцин. Кроме того, существовал воздушный мост из СССР по маршруту Сары Осек — Ланьчжоу.

Благодаря помощи из СССР за относительно короткое время произошло возрождение китайской авиации. Уже 23 февраля 1938 года 28 бомбардировщиков СБ, пилотируемых советскими летчиками (командир — капитан Ф. Полунин) произвели из Ханькоу налет на Формозу (Тайвань). Во время бомбардировки японской авиабазы в городе Тайбэй и порта в Синьчжу они уничтожил и более 40 самолетов, ангары и трехлетний запас авиационного горючего.



Китайская канонерка «Hsien Ning»



Китайская канонерка «Yat Sen»

Любопытная операция была осуществлена в ночь с 19 на 20 мая. Звено бомбардировщиков СБ (командир, подполковник Сю Хуаньшэнь) пролетело над японскими городами Нагасаки, Фукуока, Сасэбо и Осака, сбросив… миллион листовок, призывавших японцев прекратить агрессию.

Однако в дальнейшем дальние рейды китайская авиация не предпринимала, поскольку начавшееся наступление японцев на Ханькоу потребовало сосредоточить почти все китайские самолеты в этом районе. Только возле Кантона она еще проявляла некоторую активность против японских кораблей, несших блокадную службу. В конце апреля — начале мая был даже произведен авианалет во взаимодействии с торпедными катерами. К сожалению, никаких данных об его результатах нет.

***

В начале мая 1938 года произошли смена командования японских морских сил в Китае. Эти перестановки объяснялись двумя причинами. С одной стороны, за 10 месяцев непрерывных боев адмиралы и старшие офицеры физически и психически сильно устали. С другой стороны, высшее японское руководство решило предоставить возможность приобретения боевого опыта широкому кругу высших офицеров.

Итак, главнокомандующим Морских Сил в Китае и одновременно командующим 3-м флотом стал вице-адмирал К. Оякава, его начальником штаба — контр-адмирал И. Кусака, командующим 2-м флотом — вице-адмирал Н. Тоёда, а отдельной Флотилией Янцзы — контр-адмирал Е. Кондо.

В тот период Япония держала в китайских водах 3-4 дивизиона крейсеров (9-12 тяжелых и легких крейсеров), 2 авианосца, 2-3 гидроавианосца, 8 дивизионов эсминцев (24-32 корабля), флотилию подводных лодок (плавбаза и 9 субмарин), минный заградитель, 25 тральщиков, 8-10 морских и 16 речных канонерок, до 200 вспомогательных судов.

Размах японской блокады серьезно беспокоил французские власти, которые опасались, что транзит оружия и других военных грузов через Индокитай может вызвать распространение зоны блокады на его побережье.

Играя на опережение, французы 4 июля 1938 года высадили свои войска на Парасельских островах, лежащих в 192-x милях от берегов Индокитая, напротив Тонкинского залива и ранее уже захватывавшихся японцами. Этот десант вызвал дипломатический конфликт, разрешившийся и пользу Франции.

Зато привела к неудаче совместная акция США, Великобритании и Франции, призванная вернуть свободу судоходства на Янцзы (заявление японского министра иностранных дел Хакиро Ариты от 14 ноября).

Десант, высадившийся 3 ноября в Фусине (в 35 км южнее Фучжоу), стал последним японским мероприятием по расширению блокады в первый период войны.

Всего за период 1937-1938 гг. потери китайского торгового флота в результате блокады составили 34 потопленных судна (около 50.000 брт) и 6 поврежденных. Из них 38 % стали жертвами японской авиации, а 62 % — ВМФ. Кроме того, были потоплены 628 грузовых и рыболовных джонок вместе с экипажами (около 10 тысячи человек).

Эти цифры, на первый взгляд, свидетельствуют о низкой эффективности действий японского флота (в среднем, ежемесячно через китайские и японские прибрежные воды проходили 96 только британских судов). Но значительно большее число иностранных судов было задержано и отпущено после конфискации груза. В итоге, морская торговля великих держав с Китаем пришла в полный упадок.

Захват Ханькоу

Наступление на Ханькоу (Ухань), очередную столицу Чан Кайши и важный транспортно-промышленный узел. должно было принести японским стратегам долгожданное разрешение китайского конфликта.

Поначалу они намеревались наступать вдоль железнодорожной линии Пекин — Ханькоу, однако подрыв дамб на Хуанхэ вынудил японцев изменить направление наступления. Решено было вести его вдоль Янцзы, как из района Уху вверх по реке, так и севернее его из района Хэфэй. Одновременно, захватив Цзюцзян, японцы намеревались двинуться на юго-запад, чтобы заблокировать железнодорожную линию и шоссейную дорогу Кантон — Ханькоу и отрезать китайским войскам путь к отступлению.

В этой операции, которой руководил генерал С. Хата, должны были принять участие два японских корпуса — 11-й (пехотные дивизии №№ 6, 9, 27, 101, 106 и формозская бригада), к югу от Янцзы; и 2-й корпус (пехотные дивизии №№ 3,10, 13, 16), к северу от реки. Всего 240 тысяч солдат, 376 орудий, 180 танков, около 300 самолетов плюс корабли Флотилии Янцзы, усиленные силами 3-го флота (до 80 единиц, в том числе крейсеры, эсминцы, тральщики, десантные суда), которые находились в районе Нанкин — Уху.

Китайское командование считало линию Янцзы самостоятельным оперативным направлением. Его инженерное обустройство, которым руководил командующий речной обороной генерал Лю Ифунь, началось сразу же после падения Нанкина. Предвидя дальнейшее японское наступление вдоль реки — на Ханькоу или через Цзюцзян на Наньчан (к северу от реки единственной дорогой на Ханькоу было старое, узкое, совершенно непригодное для автомобильного и гужевого транспорта в сезон дождей шоссе Хэфэ — Тайху — Хуанмэй — Ксишуй — Ханькоу), китайцы создали 7 укрепленных пунктов (Матань, Хукоу, Цзюцзян, Уси, Фуциси (Фучжикоу), Тяньчячжень, Ичан, Лотян), способных бороться с кораблями, идущими вверх по реке. Минные заградители установили минные поля. Были также созданы 3 речные преграды из затопленных судов возле Цзичжоу, Матаня и Хукоу (всего около 90 затопленных пароходов и джонок).

Особое внимание китайцы уделили обороне Матаня (5 фортов) и пролива Уху (здесь река пробивалась между отрогами горных цепей, ее русло сужалось до 800-900 м), у входа в который (на южном берегу) находился форт Фуциси, а у выхода (на северном берегу) — укрепления Тяньчячжень. До конца июля из 88 запланированных фортификационных сооружений китайцы успели построить 40. Кроме того, в этом районе имелись подвижные батареи для борьбы с японскими кораблями (48 пушек калибра 75-105 мм).

Восточнее Ханькоу были оборудованы два оборонительных рубежа, а вокруг города, на расстоянии от 10 до 60 км, проходили две линии полевых укреплений. Сам город тоже подготовился со стороны реки к противодесантной обороне, и систему которой вошли стоявшие в порту канонерки «Ming Chuen» и «Yung Sui». На территории иностранных концессий в пределах города тоже были возведены укрепления.

Всего в ханькоуской операции с китайской стороны приняли участие 106 пехотных дивизий, 1 танковый полк и артиллерия резерва верховного командования (более 1 миллиона солдат), при поддержке 281 самолета. Иначе говоря, на одного японского солдата приходились 4 китайских, что изначально ставило крест (невзирая на введение в действие в ходе операции еще 4-х японских дивизий) на главной цели японского наступления — окружении и полном уничтожении противника.



Китайская канонерка «Yung Sui»



Китайская канонерка «Ming Chuen»

Ввиду столь крупного численного преимущества китайцев, главную роль в прибрежных действиях должен был сыграть японский флот, тем более, что в это время произошел разлив Янцзы. Это позволило японским кораблям входить во многие притоки реки и в близлежащие озера.

Операции предшествовали массированные налеты японской авиации на районы сосредоточения китайских войск, на аэродромы и сам город. С воздуха его зашикали 4 авиагруппы (180 истребителей, большей частью с советскими пилотами), базировавшиеся на аэродромах в Ханькоу, Наньчане и Сячане. Происходили ожесточенные воздушные бои. Например, 29 апреля из 54 японских самолетов был сбит 21 при потере 2 своих; 31 мая тоже из 54 самолетов были сбиты 15, при потере одного своего.

Сама операция началась 8 июня. В течение трех дней японцы ликвидировали подводную преграду в районе Цзичжоу. Одновременно десант морской пехоты захватил Увэйчжоу, а корабли флотилии подвергли бомбардировке Датунь. Для наступления на Анькин и укрепления Матаня были выделены 12 тысяч солдат (на 8 транспортных судах) и 80 орудий. Эту группировку поддерживали 150 самолетов и группа кораблей (3 крейсера, 7 эсминцев, 7 канонерок, 8 тральщиков).

Высадившись ночью 12 июня восточнее и западнее Анькина, десанты уже к утру овладели городом (вместе с войсками, наступавшими из района Хэфэй), и вышли на подступы к Матаню, охранявшему протоку между Янцзы и озером Тэнпо. 22 июня возле Доньлю японцы высадили ложный десант (всего-навсего 100 морских пехотинцев), который ввел в заблуждение китайское командование. Оно перебросило туда из района Матаня 3 пехотные дивизии.

Эта ошибка позволила японцам двумя днями позже высадить новый десант под Матанем (6 тысяч солдат), который с ходу попытался захватить укрепления, но был отброшен назад гарнизоном цитадели. В ночь с 24 по 25 июня китайцы перегруппировали силы и начали серию контратак, сделав невозможной высадку дальнейших десантов в районе восточных фортов Матаня. Только после обстрела укреплений химическими снарядами (они содержали фосген и хлор) японцам удалось высадить десанты на северном берегу Тэнпо и на южном берегу Янцзы (2 тысячи солдат), откуда они двинулись на Пэнцзе.

Китайцы попытались в ответ нанести удар по японским тылам, но огонь орудий с кораблей, стоявших за очередной подводной преградой, сорвал эти попытки. 26 июня форты Матаня пали, а через три дня был захвачен Пэнцзе. 5 июля японцы заняли оставленный китайскими войсками Хукоу, закончив тем самым первый этап ханькоуской операции.

Во время боев японская авиация потопила на реке китайские канонерки «Czu Tai» (1 июня), «Hsien Ning» (1 июля) и «Kiang Czen» (20 июля).

Затем в действиях на Янцзы наступил 20-дневный перерыв, во время которого японские корабли вели интенсивную работу по ликвидации навигационных преград и минных заграждений на реке. Тем временем японское командование собирало силы для удара на Цзюцзян.

Цзюцзян, важный порт, транспортный узел и место переправы войск через озеро Поянь (2 буксира, 2 парома, 100 грузовых джонок), должен был стать оперативной базой для нанесения последующего удара в сторону Ханькоу. Поэтому японское командование выделило для атаки на город 4 пехотные дивизии и несколько десантных судов, поддерживаемых 20 военными кораблями и многочисленной авиацией. Хотя район Цзюцзяна обороняли 6 китайских дивизий, здесь на реке не были устроены подводные преграды и не установлены минные заграждения; кроме того отсутствовала зенитная артиллерия. Китайские войска остро это ощутили, когда 12 июля японская авиация начала свои губительные налеты (в частности, она уничтожила переправу через Поянь).

21 июля японская пехотная бригада, погрузившись на десантные суда, под прикрытием 12 боевых кораблей, вошла в Поянь и ночью 22 июля без артподготовки высадилась под Дакутанем), в стыке двух китайских армий. Буквально на плечах застигнутых врасплох китайцев японцы прорвались на 6 километров в глубь их обороны. Когда китайские контратаки были парализованы японской бомбардировочной авиацией, ниже Дакутаня высадился второй десант в составе пехотной дивизии, который двинулся по дорогам на Цзюцзян и Деан.

Для дезорганизации обороны города, утром 25 июля на южном берегу Янцзы (в трех местах западнее и восточнее Цзюцзяна) под прикрытием корабельной артиллерии и дымовой завесы высадилась бригада морской пехоты. Китайцы, увидев дым, решили, что это облако отравляющих газов и побежали, оставив свои позиции. Паника и угроза окружения привели к тому, что город был оставлен. На следующий день японцы его заняли. Однако предпринятое ими преследование отступавших китайцев, лишенное поддержки корабельной артиллерии, было остановлено в 40-50 км южнее Янцзы.

В начале августа японское наступление к северу от Янцзы затормозилось. После захвата Тайху (22 июля) и Хуанмэя (3 августа) японские дивизии почти до самого октября завязли в ожесточенных позиционных боях с 10-й и 7-й армиями китайцев, потеряв при этом часть захваченных территорий (26 августа китайцы отбили Тайху); только войска, наступавшие вдоль шоссе Хэфэй — Наньчан, после захвата Гуши (28 августа) вышли на левый фланг китайских армий.

В сложившейся ситуации японское командование решило перенести центр тяжести операции на юг от Янцзы и наступать вдоль реки, а для этого требовалось форсировать пролив Уху. Учитывая возможность высоких потерь, японцы попытались обойти укрепления Фуциси с юга, атакуя Жуйчань одновременно вдоль дороги из Цзюцзяна и со стороны реки. С этой целью в районе Ганькоу (Гуаньчжи) высадился десант морской пехоты численностью 1000 человек (12 августа).

После ожесточенных боев, во время которых снова были применены отравляющие газы, 24 августа Жуйчань был взят. Оттуда японцы двинулись на Дэань, Яньсин и Матоу.

8 сентября, во взаимодействии с десантом морской пехоты, был захвачен Матоу и начались трехнедельные бои за Фуциси. Одновременно по северному берегу реки 6-я пехотная дивизия наступала на Тянчжячжэнь.

Чтобы задержать продвижение противника вверх по реке, китайское командование бросило против него базировавшуюся в Ханькоу бомбардировочную авиацию. В частности, 27 июля 6 самолетов СБ бомбили 28 кораблей и судов японцев в районе Хукоу, 8 августа 5 бомбардировщиков СБ атаковали группу японских кораблей под Матанем, а 11 августа группу в составе 25 кораблей на рейде Цзюцзяна: утром 5 машин и вечером 7 бомбардировщиков. В ходе этих налетов они уничтожили и повредили до 20 кораблей и судов.

Чтобы защитить свой флот от этих налетов, японцы ввели систему речных конвоев: группы из 40-70 транспортных судов эскортировали малые и средние военные корабли, имевшие сильное зенитное вооружение. Кроме того, была усилена зенитная артиллерия в портах и в местах дислокации войск, а также создана сеть полевых аэродромов вдоль реки. С них японцы пытались перехватывать китайские бомбардировщики.

12 августа во время очередного налета на Цзюцзян китайская авиация потеряла 5 самолетов СБ (при этом японцы потеряли 5 истребителей); 18 августа во время бомбежки группы судов под Хукоу 9 самолетов СБ вели воздушный бой с 30 японскими истребителями (без потерь), а 19 августа, когда группа китайских самолетов-бомбардировщиков атаковала японские суда на участке Хукоу — Цзюцзян, 27 японских бомбардировщиков бомбили авиабазу в Ханькоу, потеряв в бою с 12 истребителями охраны аэродрома 2 своих самолета.

***

На суше из-за ожесточенного сопротивления китайцев (средний темп продвижения японцев составил 1 км в день), невзирая на применение отравляющих газов, японское наступление выдохлось. Оживило его только операция речной флотилии, которая прорвалась вверх по реке, высадив утром 19 сентября в Усу десант морской пехоты и захватив город.

Второй десант (бригада морской пехоты, усиленная артиллерией), высадился 24 сентября в тылах цитадели Тянчжячжэнь и спустя три дня захватил ее. Фуциси пал 29 сентября. Таким образом, после форсирования пролива японская флотилия на Янцзы обеспечила себе свободу маневра, а войскам — доставку провианта, боеприпасов и подкреплений водным путем.

Потеря укрепрайона Усу, высадка японского десанта в заливе Биас, вызванная им необходимость отвода 3-й квантунской армии (6 дивизий) с центрального фронта для усиления обороны Кантона, а также попытки окружения левого фланга китайской армии 2-м японским корпусом, который вел наступление вдоль железнодорожной линии Пекин — Ханькоу, привели Чан Кайши к решению (18 октября) оставить Ханькоу. Столицу перенесли в Чунцин (более чем в 2200 км на запад от Шанхая), а войска отвели на рубеж реки Хань и в окрестности Чаньшу и Нанчаня.

Первыми начали отход армии, находившиеся севернее Янцзы и продолжавшие вести бои с наступавшими японскими дивизиями. Достигнув железнодорожной линии Пекин — Ханькоу, ввиду провала плана по окружению главных сил китайцев, японские войска прекратили их преследование и направились вдоль железной дороги к Ханькоу.

Южнее Янцзы, ввиду отхода китайцев за реку Сюхэ, командование 11-го корпуса прекратило бои за Дэань и Унинь, перебросив войска на ханькоуское направление. 20 октября они захватили Дайе, а 24 — Яньцин и, при поддержке речной флотилии, порт Ичэнь. Ввиду отступления на юг китайских частей, которые должны были защищать Ханькоу, дальнейшее продвижение японских войск происходило без помех. 25 октября был занят Хуанянь, в тот же день корабли флотилии Янцзы вышли к Ханькоу, высадив следующим утром в Ханькоу десант морской пехоты и подразделений 115-й пехотной дивизии. Десант без единого выстрела вошел в оставленный город. Назавтра в город вошли также части 2-го корпуса.

В заключительных боях на реке японская авиация потопила канонерку «Yung Czi» (21 октября) и канонерку «Kung Czen».

***

Фактически ханькоуская операция завершилась 12 октября, когда японцы были остановлены на подступах к Чаньша. И хотя за 5 месяцев боев японские войска продвинулись на 350-400 км (со средней скоростью 2-3 км в день), однако им не удалось окружить и уничтожить слабо вооруженную современной военной техникой китайскую армию. Невзирая на весьма значительные потери (около 300 тысяч убитых, раненых и пропавших без вести, а также 212 сбитых самолетов), она сохранила свою боеспособность. Успеху японцев в немалой степени способствовало преступное отсутствие взаимодействия между китайскими армиями, обусловленное частными интересами их командиров (в боях участвовали войска шести провинций и центрального правительства), что в ряде случаев лишило китайцев возможности перехватить оперативную инициативу.

Потери японцев в живой силе были вдвое меньше (но и резервы у них тоже были значительно меньше китайских), зато почти одинаковыми в технике (200 сбитых самолетов, 50 потопленных и поврежденных кораблей и вспомогательных судов).

Хотя ханькоуская операция закончилась тактическим успехом японцев, она развеяла миф о непобедимости японской армии и ее техническом превосходстве.

Захват Кантона

Штурм Кантона (Гуанчжоу) был прежде всего ударом по интересам Великобритании, граждане которой являлись владельцами либо совладельцами многочисленных промышленных и торговых предприятии в городе и его окрестностях (в частности, немало англичан вложили деньги в железную дорогу Коулун — Кантон — Ханькоу).

Кроме того, захват Кантона создавал прямую угрозу Гонконгу, находившемуся примерно в 150 км к юго-востоку от Кантона. Заняв Кантон, японцы отсекали Гонконг от Китая, парализуя тем самым военные поставки для армии Чан Кайши и серьезно ограничивая британскую торговлю с Китаем, которая являлась главным источником доходов этой колонии.

Но страдали не только экономические интересы Великобритании. Самым существенным образом страдал ее престиж, поэтому японское правительство, опасаясь возможных осложнений, долго откладывало операцию. Подготовка к ней началась в первых числах мая 1938 года. В южной части Формозы происходило сосредоточение сил. Одновременно японцы внимательно следили за ситуацией в Европе. Мюнхенский договор убедил японцев в слабости Великобритании и устранил их опасения.

Операцию начали скрытно. 10 октября из Такао вышла, вместе с кораблями прикрытия, десантная группа (2 пехотные дивизии и 2 танковых батальона, составлявшие 21-ю армию генерала Фурусо). Два дня спустя, на рассвете, транспорты с войсками (всего 35 тысяч солдат) вошли в залив Биас и под прикрытием авиации (50 самолетов) и корабельной артиллерии начали высадку десанта в шести пунктах побережья. Кроме того, для дезориентации противника 15 октября небольшой десант морской пехоты высадился в Нантоу, к западу от Гонконга (через несколько дне и он был снят).

Высадка в заливе Биас (160-180 км от Кантона) стала для китайского командования полной неожиданностью. Правда, после начала войны было начато строительство укреплений вокруг Кантона, но по непонятным причинам только с северной стороны. Теперь же известие о том, что японцы высадились в тылу, вызвало панику в китайских частях.

Дислоцированные вдоль побережья 8 дивизий, 2 бригады и 4 отдельных полка пехоты, усиленные 3 артиллерийскими дивизионами, оказав незначительное сопротивление, начали отходить перед наступавшей двумя колоннами 21-й японской армией.

Северная колонна после захвата Хучжоу, Поло и Шилуня 19 октября овладела Дзеньчженем, откуда вдоль железнодорожной линии двинулась на Кантон. Западная колонна, после захвата Тамшуй и Тайпу, дошла до устья реки Чжуцзянь под Тайпинем. Охранявшие устье укрепления Хумэнь 22 октября захватил десант, доставленный на 12 транспортных судах под прикрытием крейсера, эсминца, двух канонерок и трех тральщиков. Он высадился по обе стороны от пролива Хумэнь, взял штурмом форты и удерживал их до подхода западной колонны.

Кантон был взят 22 октября почти без боя. Находившиеся там войска китайской 12-й армии (около 100 тысяч солдат) оставили наполовину разрушенный город (с сентября 1937 года японская морская авиация совершила около 600 налетов на город и порт). Противнику досталась вся артиллерия, многочисленные склады оружия, продовольствия и снаряжения.

Поскольку японцы прекратили преследование в 30-50 км к северу и северо-востоку от Кантона, китайские войска заняли к 15 ноября новые оборонительные позиции в районе Дзиньчжуань — Фогань (80 км на север) и Хэчжуань — Синфынь (150 км на северо-восток от Кантона). Ввиду слабости своих сил, японцы до июня 1939 года никаких действий на этом направлении больше не предпринимали.

Первыми их действиями после захвата Кантона стала ликвидация заграждения из затопленных судов и кораблей в устье реки Чжуцзянь, а затем — блокирование британской и французской концессий на острове Шаминь.

***

Захватом Ханькоу и Кантона завершился первый этап японо-китайской войны. Несмотря на большие военные успехи (захват всех главных портов и ряда крупных городов на континенте, уничтожение 90 % китайского флота и авиации), выявилось, что японская армия недостаточно сильна для того, чтобы покорить весь Китай в ходе одной кампании.



Кантонская операция 12-22 октября 1938 года

Японское командование допустило ряд серьезных ошибок, вытекавших прежде всего из легкомысленной недооценки противника и ложной уверенности в абсолютном превосходстве своей армии. Эти ошибки привели к тому, что китайская армия, невзирая на огромные потери в живой силе (около 510 тысяч убитых, более 700 тысяч умерших от ран и болезней), не была разбита. Война, ввиду огромной территории Китая и колоссального людского потенциала страны, приобрела затяжной характер, повиснув тяжким бременем на японской экономике. Один день войны стоил, в среднем, 4-4,6 миллионов иен. Затянувшиеся военные действия и высокие потери (около 300 тысяч убитых и раненых, более 570 сбитых самолетов) значительно ослабили боевой дух японской армии. Все эти факторы привели, в итоге, к краху японских планов захвата Китая чисто военным путем.

Вследствие серьезных экономических и военных трудностей японское правительство решило завершить войну в Китае путем политической торговли. Отныне все вооруженные акции должны были служить исключительно средством политического давления.

Приступая к реализации новых планов, японцы стали склонять Чан Кайши к «уступчивости» с помощью воздушных бомбардировок, используя аэродромы, расположенные в районе Ханькоу. Именно с них японские самолеты выполняли теперь рейды на Наньчан, Чанша, Ичан и Чунцин.

Вопрос о японской агрессии был вынесен на форум Лиги Наций, однако Лига не предприняла никаких решительных действий, кроме «морального» осуждения этой агрессии и рекомендации членам Лиги воздержаться от шагов, могущих принести ущерб Китаю (постановление от 6 октября 1937 года).

Брюссельская конференция 19 стран, заинтересованных в делах Дальнего Востока (3-24 ноября 1937 года) тоже не предприняла никаких конкретных шагов против агрессора, кроме призыва к обеим сторонам к мирному урегулированию спора.

Западные державы оказались в двусмысленной политической ситуации. С одной стороны, японская агрессия угрожала их интересам в Китае; с другой (и этого они больше всего опасались) она могла вызвать национально-освободительную войну китайского народа вообще против всех иностранных государств, грабивших Китай.

Исходя из этих соображений, эти страны поддерживали нормальные дипломатические отношения с обоими противниками, стараясь, однако, дипломатическим путем склонить Японию свернуть китайский конфликт.

Но предельное упрямство Японии, не желавшей поступиться хотя бы дюймом захваченной территории, привело к тому, что с начала 1939 года они стали оказывать Китаю финансовую помощь.

Сначала США 8 февраля выделили Китаю кредит в размере 25 млн. долларов для закупки оружия и военного снаряжения, затем Великобритания 15 марта и 18 августа выделила кредиты на общую сумму 3 млн. фунтов стерлингов. Не остался в стороне и Советский Союз, ибо успехи японцев угрожали безопасности его юго-восточных границ. Кремль выделил три займа на общую сумму 250 млн. долларов (1 марта и 1 июля 1938 г.; 13 июня 1939 г.).

До ноября 1939 года китайская армия получила только от СССР 985 самолетов, 82 танка, 1317 орудий, 14025 пулеметов, 1550 грузовых автомобилей. В ее рядах находились 3665 советских военных советников и военных специалистов, 200 из которых погибли.

Доставка военных грузов в Китай сначала осуществлялась морским путем через Сватоу и Кантон (до октября 1938 года), а также через Пакхой и Хайфон (до февраля 1939 года). Позже, по мере успехов японского сухопутного наступления и морской блокады, наземными и воздушными путями.

Поставки из СССР шли по так называемому Синцзяньскому тракту (3500 км), от Сары Озек в Казахстане до Сяньяна в провинции Каньсу. Воздушные мосты проходили по линиям Сары Озек — Хами — Ланьчжоу, либо Иркутск — Улан-Батор — Далань — Дзадагад — Ланьчжоу.

Американское и британское оружие доставлялось частично через Индокитай (до 6 июля 1940 года) по железной дороге Хайфон — Лаокай — Куньмин), а с января 1939 года — по созданной с большим трудом Бирманской дороге (3379 км): Рангун — Мандалай — Лашио — Куньмин.

Оба этих пути — Синьцзянский и Бирманский — находились далеко за пределами досягаемости японской авиации.


Глава 25. ДЕЙСТВИЯ ФЛОТОВ НА ВТОРОМ ЭТАПЕ ВОЙНЫ (ФЕВРАЛЬ — НОЯБРЬ 1939 г.)

После захвата Кантона и Ханькоу, японское правительство 22 декабря 1938 года предложило Чан Кайши заключить мир на своих условиях а) признание Маньчжоу-Го; б) вступление Китая в антикоминтерновский пакт; в) согласие на размещение японских гарнизонов в ряде городов и портов Китая; г) создание антикоммунистической зоны» во Внутренней Монголии; д) самое тесное «сотрудничество» в деле разработки китайских природных богатств.

Для Китая все эти условия были неприемлемы, поэтому китайский лидер их отверг.

Такой поворот событий обеспокоил японцев, ибо положение их армии в Китае было не из лучших. После наступления на Ханькоу многие дивизии имели едва ли 50 % личного состава, а вновь призванные рекруты еще не прошли курс обучения и не могли успешно действовать в широкомасштабных наступательных операциях.

Вследствие деятельности партизанских отрядов, организованных большей частью коммунистами (под конец 1938 — в начале 1939 года они насчитывали свыше 180 тысяч человек), трещала по швам система снабжения японской армии, которой приходилось выделять значительные силы для обеспечения тылов.

Правда, благоприятным фактором для японцев стал внутренний раскол в партии Гоминьдан и рост революционных настроений в китайском обществе, вызванный непрерывными военными поражениями. Сторонник сговора с Японией, вице-премьер Ван Циньвэй бежал 29 декабря в Шанхай, где стал открыто сотрудничать с агрессором. Его предательство в определенной мере дезорганизовало армию и местную администрацию.

Однако центральное правительство, вместо того, чтобы энергично противостоять предателям и саботажникам, использовало временное затишье на фронте для организации весной 1939 года нового наступления против коммунистов.

В такой ситуации японское военно-политическое руководство решило предпринять новую операцию с целью политического давления на центральное правительство Китая. Одновременно оно развернуло яростную антиевропейскую кампанию под лозунгом «создание нового порядка в Восточной Азии»).

Тотальная блокада побережья

Японцы создавали все новые препятствия для торгово-экономической деятельности великих держав в Китае. Помимо этого, они старались подорвать престиж европейцев в глазах китайцев путем устроения разного рода инцидентов.

Так, много шума вызвало блокирование американских, британских и французских кораблей, находившихся в верховьях Янцзы и в ее притоках.

Еще во время наступления на Ханькоу, в июне 1938 года, японцы почти полностью перекрыли возможности снабжения этих канонерок. Лишь эпизодически до них добирались отдельные суда, которым японцы чинили всяческие препятствия на пути, запугивая минными полями, авианалетами и возможными «ошибками». Наконец, в январе 1939 года японцы предложили западным союзникам увести заблокированные корабли в Шанхай. Этим предложением воспользовались американские канонерки «Luzon» и «Моnосасу», а также французская «Francis Gamier» (вторая французская канонерка «Doudart de Lagree» пришла в Шанхай лишь 20 ноября 1939 г.). Их переход в Шанхай под эскортом трех японских эсминцев и эскадрильи гидросамолетов больше напоминал конвоирование арестованного, нежели охрану от китайского нападения.

Командование британского флота из соображений престижа отказалось выводить свои корабли и начало долгие переговоры с японским командованием об юридическом оформлении соответствующих прав в этом районе. В конечном итоге британские канонерки ушли с Янцзы в Гонконг только после начала войны с Германией, 3 сентября 1939 года.

Следующей провокацией Японии, на этот раз нацеленной против Франции, хотя официально она была представлена как дальнейшая реализация плана полной изоляции Китая от внешней торговли морским путем, стал захват Хайнаня. Этот остров (34 тыс. кв. км., 2 млн. населения) лежит в восточной части Тонкинского залива, как раз на линии коммуникаций, соединяющих Сингапур с Гонконгом. Его отделяет от континента (конкретно, от полуострова Личжоу) пролив шириной всего лишь 28 км.

Японские десантные войска (более 20 тысяч солдат) высадились с транспортных судов в портах южного Китая (в том числе в Кантоне), откуда под прикрытием кораблей 2-го флота (авианосец, 3 легких крейсера, несколько эсминцев, флотилия малых сторожевых кораблей), двинулись в первой декаде февраля к острову. Оборону последнего осуществляли всего лишь два полка территориальной обороны и отряды местного ополчения.

Захват острова происходил в два этапа.

10 февраля транспортные суда вошли в пролив и высадили десантные подразделения на северном берегу острова, к западу от города Цзюньчжоу. Высадке предшествовала бомбардировка прибрежной местности авиацией и обстрел корабельной артиллерией. Первая из высадившихся колонн захватила Цзюньчжоу, вторая порт Хайкоу, третья двинулась вглубь острова.

Второй этап начался 15 февраля высадкой десантных частей в южной части острова, с юго-востока от залива Юлинькан. Отсюда японские колонны двинулись вдоль берега на запад и восток. Захват Хайнаня произошел почти без борьбы при ничтожном сопротивлении китайцев (во время боев за Цзюньчжоу погибли 195 китайских солдат).

Японские потери в личном составе и технике были невелики, лишь во время высадки китайская артиллерия повредила 2 транспортных судна и потопила большую баржу с солдатами.

Японское военно-морское командование утверждало, что захват Хайнаня ничем не затрагивает интересов европейских держав в этом регионе. Но в действительности этот факт означал нарушение договоров относительно статуса острова Хайнань, заключенных Японией, Великобританией и Францией с Китаем в 1897 и 1907 годы. Хайнань в скором будущем должен был превратиться в японскую военно-морскую и авиационную базу.

Несмотря на то, что захват этого острова явно создавал угрозу для Сингапура (т. е. для Великобритании), Индокитая (для Франции) и Филиппин (для США), он не вызвал действенных контрмер со стороны великих держав, ограничившихся формальными протестами.

***

В марте 1939 года в водах Южно-Китайского моря были сосредоточены значительные силы японского флота (1 авианосец, 3 тяжелых и 4 легких крейсера, 12 эсминцев, 10-12 вспомогательных судов). 31 марта с помощью этих сил японцы аннексировали острова Спратли (Наньша), включив их в состав японской империи.



Японский десант на остров Хайнань

Данная акция стала открытым вызовом в первую очередь Великобритании. Сами острова не представляли никакой ценности с точки зрения экономики (необитаемые скалы, окруженные коралловыми рифами), но с точки зрения стратегического расположения (внутри британского «треугольника безопасности» — Гонконг — Сингапур — Порт-Дарвин) они могли служить удобной воздушной и морской базой, угрожающей северной части Борнео, Малайскому архипелагу и Филиппинам.

В начале мая 1939 года Япония направила ноту западным державам, в которой потребовала выгодных для себя изменений в статусе шанхайской международной концессии и полного контроля над международной концессией на острове Куланьсу (Kulangsu).

Но в этот раз союзники проявили решительность. 17 мая американские, британские и французские воинские части заняли территорию шанхайской концессии, а корабли этих стран вошли в воды залива Амой и на следующее утро высадили три десанта, каждый равный по силе японскому десанту.

Сначала японцы проигнорировали эту демонстрацию силы, но когда они попытались подвергнуть досмотру стоявшие в порту британские суда, то чуть не произошло столкновение эсминца «Duchess», который помешал досмотру английского парохода, с японским крейсером (эсминец встал между ним и пароходом).

Жесткие действия великих держав привели к тому, что японцы оставили занятые территории. В отместку они усилили контроль над судоходством, задерживая и подвергая досмотру британские и французские суда, а также производя аресты среди пассажиров и членов судовых экипажей. Одновременно 14 июня они установили блокаду британской и французской концессий в Тяньцзине, на территории которых укрылись четверо китайских партизан, убивших одного из местных предателей, сотрудничавших с японцами.

Расширяя блокаду побережья, японские десанты заняли 21 июня порт Сватоу, на следующий день — район возле порта (вместе с городом Чжаочжоу), а 27 июня — крупный портовый город Фучжоу.

Во второй половине июля японцы высадили десант на острове Циньхай (архипелаг Чжусан), в 60 км от устья Янцзы. Тем самым был заблокирован порт Ниньпо у входа в залив Ханьчжоу. Таким образом, практически все китайское побережье было закрыто для морских сообщений с иностранными государствами.

Начало войны в Европе и связанный с этим отвод значительной части сил западных держав с Дальнего Востока развязали Японии руки, которая теперь без помех могла реализовывать свои военно-политические планы. Однако по той же причине операции флота в прибрежной зоне утратили свое прежнее значение.

До конца 1939 года, помимо десанта в районе Бэйхаи (Пакхой), японские войска высадились 11 сентября в Ваньмуне под Кантоном и 8 октября заняли город Шеки (к югу от Макао).

Участие речной флотилии в операциях японских войск

Отдельная флотилия реки Янцзы, которой командовал контр-адмирал Е. Кондо, в связи с расширением плацдарма в Ханькоу была переформирована и усилена. Весной 1939 года в ее состав входили 2 легких крейсера, 11 эсминцев и миноносцев, 6 канонерок, 10-12 тральщиков, до 80 малых десантных судов.



Китайская канонерка «Kiang Yuan»



Китайская канонерка «Сhu Kwan»

Флотилия почти в полном составе принимала участие в японском наступлении на Наньчан, целью которого являлось уничтожение находившихся в этом районе китайских войск (120 тысяч солдат, 74 пушки), занятие железной дороги Наньчан — Ханьчжоу, а также захват Униня и рубежей для последующего наступления на Чаньша. Созданная для этой операции японская группировка войск насчитывала около 110 тысяч солдат, 420 пушек, 117 танков и 200 самолетов.

Операция началась с демонстративной акции флотилии на озере Поянь. 13 марта полк морской пехоты был под прикрытием канонерок перевезен на десантных судах и высажен на западном берегу озера, где в течение трех дней он захватил несколько деревень. 18 марта японские самолеты бомбили остров Учжэнь. Одновременно 2 канонерки и 30 десантных судов безуспешно пытались высадить на него десант.

Тем временем японское командование подтянуло по речным путям к Цзюцзяню подкрепления (101-ю и 106-ю пехотные дивизии) и 17 марта начало штурм Наньчана. 19 марта шли бои за овладение переправами через реку Сюхэ, спустя два дня река японцы форсировали ее в районах Цзингоу и Цзянчань.

В боях за Наньчан активно участвовали морская и полевая авиации. С 21 марта группы по 30-40 самолетов ежедневно бомбили район Унинь — Хаоан — Наньчан.

После недели ожесточенных боев 27 марта Наньчан пал. В тот же день десантные подразделения, при поддержке речной флотилии и авиации, захватили остров Учжэнь. Затем японские корабли перешли к Наньчану (4 апреля), а после ликвидации преграды (затопленные джонки, нагруженные камнями) прошли в устье реки Ганьцзян. Продолжая наступление, японцы 29 марта захватили Унинь и 2 апреля — Хаоань.

Дальнейшее наступление с этого рубежа на Чаньша остановило контрнаступление китайцев в конце апреля. Оно привело к освобождению Хаоаня и закончилось на подступах к Наньчану. Японские потери составили 6300 убитых и около 30 тысяч раненых.



Действия японских морских сил в битве за Наньчан (13 марта — 3 апреля 1939 года)

Тем не менее, японское командование не оставило планов наступления на Чаньша, важный железнодорожный, шоссейный и речной узел (река Сянцзян). Его захват открывал дорогу в южные провинции Китая — Хунань и Гуанси. Поэтому с июня 1939 г. в Ханькоу началось сосредоточение войск для будущей операции. Одновременно на озере Донтинь собирались десантные суда. К середине августа в районе Ичжоу — Наньчан для наступления на Чаньша была создана группировка войск численностью 180 тысяч солдат, более 100 танков и 200 самолетов.

Используя высокий уровень воды (с 28 августа), главные силы японской флотилии вошли в озеро Донтинь и в реку Сянцзян. Они должны были поддерживать правый фланг своих войск, наступающих из района Донтинь и высадить десант морской пехоты для захвата Инцзяня.

С 19 августа японская авиация начала налеты на китайские аэродромы в районе Ицзяь — Чуньцзинь. При этом японцы потеряли 10 бомбардировщиков, сбитых советскими летчиками-истребителями (50 машин типа И-15бис и И-16; командир авиагруппы майор С. Супрун).

Завершив подготовку, 6 сентября японцы начали проведение демонстрационных акций к югу и к западу от Наньчана, создавая видимость генерального наступления в этом районе, тогда как настоящее наступление началось только 23 сентября.

Под прикрытием авиации и корабельной артиллерии был высажен десант на восточном берегу озера Донтинь, одновременно две пехотные дивизии форсировали Сянцзянь к югу от Ичжоу и Тунчженя. В ночь с 23 на 24 сентября был высажен второй десант, в 25 километрах на юго-запад от Ичжоу (3-я пехотная дивизия и батальон морской пехоты), который овладел Инцзянем.

На следующий день японская авиация бомбила позиции у реки Милоцзянь, на рубеж которой японские части вышли вечером того же дня. 26 сентября подразделения 3-й дивизии, которые высадились на восточном берегу озера Донтинь, обошли левый фланг китайской обороны, а в следующий день морская пехота зашла в тыл китайских войск.

Одновременно, благодаря подъему уровня воды, японские корабли вошли в южную часть озера Донтинь (5 канонерок, до 30 десантных судов), пытаясь высадить десант, но китайская батарея потопила несколько десантных судов и заставила японцев отойти.

Вечером 27 сентября японцы форсировали Милоцзянь и под прикрытием своей авиации, наносившей непрерывные бомбово-штурмовые удары, к вечеру 29 сентября вышли на рубеж, находившийся в 18 километрах от Чаньша. На следующий день японские корабли с озера Донтинь обстреляли китайские позиции, тогда как авиация бомбила Чаньша и его окрестности.

Однако наступление стало терять темп из-за нараставшего сопротивления китайцев и все более серьезных перебоев в снабжении. Причиной тому были контратаки китайцев. Используя авиацию и артиллерию из резерва верховного командования, они сумели перерезать японские коммуникации.

1 октября японцы начали отступать. Их корабли ушли из озера Донтинь (из-за того, что уровень воды стал понижаться) и отошли от Наньчана. Преследуя отступающего противника, китайские войска окружили и уничтожили часть японских войск в районе Дуньчень.



Китайская речная канонерка «Yung Hsiang»

К 10 октября линия фронта вернулась в то состояние, каким оно было до начала операции. Японцы потеряли 25-30 тысяч человек убитыми и ранеными; были потоплены более 20 десантных судов.

Однако китайская армия не продолжила преследование серьезно ослабленного противника. Вместо этого в октябре с фронта были сняты 8 дивизий и переброшены в провинцию Шэньси для борьбы с партизанами-коммунистами.

Десант в районе Бэйхая (Пакхоя)

Перенос военных действий на юг Китая был осуществлен в соответствии с приказом японского генерального штаба от 24 апреля 1939 года об активизации южного направления.

Предпринимая десантные операции в бассейне реки Сицзянь (район Бэйхай — Наньнин), японское командование поставило своей целью захват стратегического шоссе, соединяющего провинцию Юньнань с французским Индокитаем, а также железной дороги Ханой — Наньнин. Кроме того, планировалось уничтожить находившиеся в этом районе китайские войска, заблокировать границу с Индокитаем и построить здесь авиабазы для воздушного контроля дорог, соединяющих Китай с Бирмой, Лаосом и Вьетнамом.

Летом 1939 года японские корабли произвели разведки побережья, особенно в районе порта Бэйхай (Пакхой). В начале сентября в портах острова Формоза (Тайвань) и южного Китая (Амой, Сватоу) началось сосредоточение десантных сил, которые позже были доставлены на остров Хайнань. В начале октября они насчитывали более 12 тысяч солдат. 7 ноября в Хайкоу собралась группа кораблей под командованием вице-адмирала Такамацу (2 авианосец 2-3 крейсера, 10-12 эсминцев, нескольких канонерок, а также 40 транспортных и десантных судов), которая должна была обеспечить транспортировку и высадку десанта.

Силы китайцев в районе планируемой операции насчитывали три пехотные дивизии (46-я армия генерала Бай Чжуньси). Они занимали три линии полевых укреплений между побережьем и городом Наньнин. Кроме того, китайское командование намеревалось в случае высадки десанта разрушить сеть дорог, в первую очередь шоссе Бэйхай — Наньнин, полагая, что это существенно задержит продвижение японских частей.

В период с 1 по 13 ноября японская морская авиация бомбила ряд пунктов в этом районе (Лючжоу, Хуилинь, Наньнин), а также тылы китайских войск. Одновременно японские корабли производили обстрелы порта Дянбай (190 км к востоку от Бэйхая, на другой стороне полуострова Лэйчжоу), чтобы создать впечатление, что именно здесь будет происходить высадка десанта.

Тем временем японские транспорты, под прикрытием остальных кораблей группы, в условиях густого тумана, перешли в район острова Вэйчжао, откуда в ночь с 14 на 15 ноября двинулись к заливу Диньчжоу.

Утром следующего дня они уже находились в заливе. Крейсеры тотчас начали обстрел города Циньчжоу, а морская авиация — бомбардировку китайских полевых укреплений. Под прикрытием дымовой завесы, поставленной эсминцами, высадились первые эшелоны десанта в районе Циша, однако китайцы контратаковали и сбросили их в море.

Тогда Такамацу отвел свои крейсеры от Циньчжоу и они начали усиленный обстрел Циша и Лунминя. Благодаря этому около 7.00 два полка пехоты овладели этой местностью и дали возможность высадиться второму эшелону десанта (в том числе отрядам саперов, которые без промедления приступили к ремонту дорог). Весь оставшийся день авиация и корабельная артиллерия «перемалывали» китайскую оборону.

Вторая фаза высадки началась 16 ноября. Около 11.00 южнее Циньчжоу высадилась бригада пехотной дивизии с Формозы, а южнее Бэйхая — части морской пехоты. Они заняли Бэйхай и под прикрытием артиллерии (а также авиации) повели наступление на Ляньчжоу, но вскоре были остановлены очередной китайской контратакой.

На следующий день, невзирая на значительные потери, понесенные при высадке (более тысячи убитых и раненых), японцы начали общее наступление. В ходе его 5-я пехотная дивизия наступала в направлении Наньнина, формозская дивизия — на Циньчжоу и Датонг, морская пехота — на Ляньчжоу. Вечером того же дня был взят Циньчжоу, 19 ноября — Датонг, и 24 ноября, после трехдневного сражения с тремя подошедшими в этот район резервными китайскими дивизиями, — Наньнин.

Этим успехом японцы были обязаны прежде всего бомбардировщикам морской авиации, которые с 19 ноября непрерывно бомбили позиции китайских войск.

Японское наступление удалось остановить лишь 8 декабря на рубеже Куньлуньгуань, причем значительная заслуга в этом принадлежала китайской авиации (30 истребителей чжуньцзиньской авиагруппы, пилотируемые советскими летчиками под командованием С. Супруна).

В ожесточенных воздушных боях они разгромили группировку японских бомбардировщиков, дав возможность своим войскам закрепиться на новых оборонительных рубежах. Бои в этом районе продолжались до июня 1940 года. В конце концов Наньнин все же остался в руках японцев.

***

Таким образом, японско-китайская война продолжалась, поглощая значительную часть японских людских резервов. В середине 1939 года японская экспедиционная армия в Китае насчитывала уже 1 млн. 65 тысяч солдат, 3462 орудия, 942 танка и 1000 самолетов, не считая базирующихся в Маньчжоу-Го 270 тысяч солдат Квантунской Армии.

К 1 февраля (940 года расходы на войну в Китае составили 16,5 миллиардов йен, что вызвало острую нехватку товаров первой необходимости на внутреннем рынке (пришлось регламентировать распределение дров, угля, риса, тканей и обуви) и серьезно отразилось на многих отраслях японской промышленности, в частности на кораблестроении.

Грандиозные планы усиления военно-морского флота пришлось заморозить, поскольку «львиную долю» финансовых и промышленно-технических средств поглощали авиация и сухопутные войска. Особенно большие задержки имели место в строительстве линкоров, авианосцев и крейсеров. Среди 39 кораблей, спущенных на воду в 1938-39 гг., были всего 1 авианосец, 2 легких крейсера и несколько эсминцев.



Японский десант в районе Бэйхая

Несмотря на бесспорные военные успехи, общий баланс войны оказался не в пользу японцев. Хотя они оккупировали 22 % китайской территории (где проживали 37 % населения) и нанесли огромные потери китайской армии (1,1 млн. одних только убитых), однако ввиду сильного партизанского движения японцы реально контролировали лишь большие города и укрепленные пункты вдоль 16 железнодорожных линий.

Тем временем китайская армия усилилась. В середине 1939 года она насчитывала 3 млн. солдат, 1075 пушек, 213 танков и 150 самолетов, не считая еще 1,5 млн. человек в резервных частях, подразделениях территориальной обороны и в партизанских отрядах.

Война в Китае связала большую часть японской армии, затруднив агрессию японских милитаристов в других районах Азии. Можно даже сказать, что в конечном счете именно «китайское болото» не позволило им успешно реализовать план военной кампании в Юго-Восточной Азии в 1941-1943 годах.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Глава 26. СОСТОЯНИЕ ФЛОТОВ БУДУЩИХ ПРОТИВНИКОВ

Численный состав флотов

Итак, здравая в принципе идея всеобщего военно-морского разоружения потерпела полное фиаско в ходе попыток своего воплощения в жизнь. Агрессивная политика блока Германии, Италии и Японии; противоречия среди государств Запада и связанная с ними нерешительность Лиги Наций по отношению к агрессорам; попытки всемирной экспансии Коминтерна (в Испании, в Китае, в ряде других стран Европы и Азии) — вот главные причины ее провала.

Начиная с 1937 гола, великие морские державы снова развернули крупномасштабную гонку вооружений. Наиболее сильные в экономическом и промышленном отношении западные державы — Великобритания и США — хотели сохранить свое преимущество над остальными странами. Япония, Германия и СССР приняли амбициозные планы, направленные на ликвидацию этого преимущества. Франция и Италия тоже предусмотрели развитие своих флотов и морской авиации, хотя и с меньшим размахом. Вот как выглядели эти новые программы:

Великобритания. Бюджет «Royal Navy» на 1939 год предусматривал ассигнование 149 млн. фунтов стерлингов на развитие флота и 61 млн. фунтов на укрепление баз и морской авиации. Строились 187 кораблей общим тоннажем 870.000 тонн. Это были 9 линкоров (5 типа «King George V» и 4 типа «Lion»), 6 авианосцев типа «Illustrious», 25 легких крейсеров, 43 эсминца, 19 подводных лодок, 85 кораблей специального назначения и вспомогательных судов. К 1943 году суммарное водоизмещение британского флота должно было составить 1.925.000 тонн. Кроме того, около 1000 гражданских судов подлежали мобилизации и вооружению в случае начала военных действий.

Соединенные Штаты. Бюджет «U.S. Navy» на 1939 год составлял 773 млн. долларов. Независимо от него, 21 марта 1938 года Конгресс выделил дополнительный кредит с целью увеличения тоннажа флота на 20 % (Naval Expansion Act), который составил 1.083 млн. долларов. В итоге, к 1943 голу флот США должен был получить 6 новых линкоров (2 типа «North Carolina», 4 типа «South Dacota»), 4 авианосца, 1 тяжелый крейсер («Wichita»), 11 легких крейсеров типа «Atlanta», 91 эсминец, 28 больших подводных лодок, 90 кораблей специального назначения и вспомогательных судов общим водоизмещением 600.000 тонн.

Япония. Бюджет императорского флота на 1939 год предусматривал ассигнование 800 млн. иен на развитие флота, 533 млн. на развитие морской авиации и 300 млн. на модернизацию баз. В марте 1939 года был принят 6-летний план развития флота, реализация которого должна была обеспечить безусловное доминирование японского флота в бассейне Тихого океана.

К 1945 году он должен был увеличиться на 7 линкоров (в том числе 4 типа «Yamato»), 2 линейных крейсера, 37 авианосцев, 2 тяжелых крейсера, 21 легкий крейсер (в том числе 8 учебных), 125 эскадренных миноносцев, 142 эскортных миноносца и 726 подводных лодок (в том числе 180 малых). Общее водоизмещение этой армады оценивалось в 2.700.000 тонн!

Германия. Бюджет «Kriegsmarine» на 1938-1939 годы составлял 2 миллиарда марок. По официальным данным, к январю 1942 гола флот должен был иметь в строю 2 линкора типа «Bismarck», 1 линкор типа «Н», 2 линейных крейсера типа «Scharnhorst», 3 броненосца типа «Deutschland», 2 авианосца типа «Graf Zeppelin», 5 тяжелых крейсеров типа «Admiral Hipper», 10 легких крейсеров, 35 эсминцев, 35 миноносцев, 71 подводную лодку. Суммарное водоизмещение этих 166 боевых единиц составляло 440.000 тонн.

Но в конце 1938 года был разработан новый «План Z», главная задача которого сводилась к тому, чтобы за 10 лет (1939-1948 гг.) построить флот, способный уничтожить британский флот посредством действий на коммуникациях и в генеральных сражениях.

Согласно ему, к январю 1949 года германский флот имел бы 10 линкоров и линейных крейсеров, 15 броненосцев, 4 авианосца, 5 тяжелых крейсеров, 22 легких крейсера и 22 разведывательных крейсера, 68 эсминцев, 90 миноносцев, 249 подводных лодок, 10 минных заградителей, 75 торпедных катеров, 227 кораблей специального назначения и вспомогательных судов. Всего 797 новейших боевых единиц общим водоизмещением 1.200.000 тонн. В январе 1939 года рейхсканцлер Гитлер утвердил этот план, стоимостью 33 млрд. марок; одновременно он сократил время его реализации на 3 года (до 1 января 1946 года).

Франция. Бюджет «Маrinе Nationale» на 1939 год составлял 8.174 млн. франков, из них 5.122 млн. предназначались на строительство флота и баз, а 378 млн. на развитие морской авиации. К 1943 году французский флот должен был увеличиться на 4 линкора типа «Clemenceau», 2 авианосца типа «Joffre», 3 легких крейсера типа «Dе Grasse», 28 эсминцев, 26 подводных лодок, 180 кораблей специального назначения и вспомогательных судов общим водоизмещением 3.400 00 тонн.

СССР. Программа интенсивного развития ВМФ СССР начала воплощаться в жизнь с 1937 года. За период 1937-39 гг. в его состав вошли (без учета торпедных и других катеров) 144 корабля общим водоизмещением 107.350 тонн, в том числе 1 тяжелый крейсер, 4 лидера, 10 эсминцев, десятки подводных лодок и тральщиков.

Планы на 1939-1943 годы предусматривали постройку 4 линкоров типа «Советский Союз», 2 линейных крейсеров типа «Кронштадт», 1 легкого авианосца, 5 тяжелых крейсеров типа «Горький», 7 легких крейсеров типа «Чапаев», 50 эсминцев и лидеров разных типов, 130 подводных лодок. Общее водоизмещение строившихся кораблей составляло около 650.000 тонн. Морская авиация должна была получить около 400 гидросамолетов и летающих лодок, не считая большого количества самолетов наземного базирования[64].

Италия. Бюджет «Regia Marina» на 1939 год составлял 2.013 млн лир. К 1942 году итальянский флот должен был получить 4 новых линкора типа «Littorio», 12 легких крейсеров, 20 эсминцев и 39 подводных лодок общим водоизмещением 300.000 тонн, не считая кораблей специального назначения и вспомогательных судов.

Война прервала реализацию этих огромных военных программ. До 1 сентября 1939 года были начаты постройкой либо заказаны верфям только часть запланированных к постройке кораблей.

Однако их анализ показывает, что будущие союзники по антифашистской коалиции (Великобритания, США, Франция, СССР) обладали почти двукратным перевесом как по тоннажу (около 3,5 млн. тонн: 1,7 млн. тонн), так и по количеству боевых кораблей основных классов (1390:665) над государствами «оси». Даже в том случае, если бы Япония, Германия и Италия полностью реализовали свои планы развития флотов, этот перевес к 1945 году все равно удержался бы в границах 1 млн. тонн, что ставило под сомнение успех германо-итало-японских стремлении к доминированию на море.

Чтобы восторжествовать над союзниками, государствам «оси» следовало, во-первых, добиться победы на сухопутных фронтах, а во-вторых, пересмотреть свои доктрины в сторону широкомасштабного использования в боевых действиях на море палубной авиации, подводных лодок и активных минных заграждений.

Таблица 4

Состав крупнейших флотов на 1 сентября 1939 г.

(В скобках указано число строящихся либо заказанных верфям кораблей)

Класс кораблей Великобритания США Япония Франция Италия Германия СССР
Линкоры, лин. кр. 15 (9) 15 (6) 10 (4) 7 (4) 4 (4) 2 (2) 3 (5)*
Авианосцы 7 (7) 5 (3) 6 (3) 1 (2) - - (2) -
Т/крейсеры 17 18 14** 7 7 5*** (3) 2 (5)
Л/крейсеры 47 (21) 18 (17) 21 (10) 11 (3) 14 (12) 6 (6) 2 (7)
Эсминцы и лидеры 184 (32) 214 (70) 86 (36) 58 (16) 59 (6) 22 (9) 31 (39)
Миноносцы и сторожевики 12 (20) - 32 12 (14) 68 (6) 15 (30) 24 (1)
Подводные лодки 57 (12) 95 (29) 58 (35) 77 (29) 107 (19) 57 (79) 166 (77)

* 3 линкора типа «Советский Союз», 2 линейных крейсера типа «Кронштадт».

** В том числе 4 крейсера типа «Mogami» и 2 типа «Тоnе», заложенные как легкие (соответственно, 15 и 12 орудий 155 мм), но достроенные как тяжелые (10 и 8 орудий 203 мм).

*** Считая таковыми 3 «броненосца» типа «Deutschland».

Военно-морское вооружение

Кораблестроение

На перемены, происходившие в этой сфере, до конца 1936 года и даже позже, решающее влияние оказали качественные и количественные ограничения, установленные Вашингтонским и Лондонскими договорами. В значительно меньшей степени повлияло развитие техники и появление новых взглядов на характер будущей морской войны.

Поэтому можно утверждать, что флоты всех стран в период 1938-1940 гг. являлись плодом этих договоров (включая попытки обойти их), тогда как флоты периода 1918-1920 гг. были порождением опыта мировой войны, а также тогдашних материально-технических возможностей.

В то время как молодые школы» делали главную ставку на авиацию, подводные лодки или торпедные катера, большинство консервативно настроенных «стариков-адмиралов» не представляли будущую морскую войну без решающей роли линейных сил.

Тем временем повсюду бурно развивались легкие силы, численность которых, невзирая на договорные ограничения, значительно возросла, особенно в 1932-1939 годы[65].

В процентном отношении состав флотов шести государств (без СССР) в 1938 году, по сравнению с 1918 годом, был следующим: линкоры — 35,2:56,8; авианосцы 3,7:0,1, крейсеры — 22,5:20,5; эсминцы — 18,5:15,2; подводные лодки — 8,1:3,2; вспомогательные суда и корабли специального назначения — 7,1:4,2. Иначе говоря, объективно значение линкоров снизилось, тогда как значение кораблей других классов возросло. Особенно это касалось авианосцев и подводных лодок, что вскоре подтвердила новая война.

В кораблестроении, как уже сказано, доминировали тенденции к снижению веса корпуса при одновременном росте прочности конструкции. То и другое обеспечило использование новых материалов и технологий, в частности замена клепки на сварку. Наблюдалась также тенденция увеличения мощности машин при одновременном снижении их веса, что привело к существенному увеличению скорости и дальности плавания по сравнению с 1918 годом.

Кроме того, увеличивался ресурс живучести и непотопляемости. Делалось это за счет усиления бронирования, использования поперечных и продольных водонепроницаемых переборок, отсеков, противоторпедных камер, отказа от казематного размещения артиллерии и т. п.

Повсеместно произошел переход от твердого топлива (уголь) к жидкому (мазут, солярка, бензин), что позволило экономить на кубатуре угольных бункеров и котельных помещений. Для сравнения — при строительстве линкора стандартным водоизмещением 26.000 тонн, благодаря упомянутым новшествам, была достигнута — по сравнению с таким же кораблем образца 1914 года — экономия в весе корпуса 1560 тонн (6 %), машин — 1040 тонн (4 %). Таким образом, 2600 тонн (10 % водоизмещения) можно было использовать для усиления боевой мощи корабля.

***

В результате интенсивного развития военной техники в распоряжении военно-морского командования всех стран находились значительно более мощные боевые средства, нежели те, что использовались в предыдущей войне. Поэтому, хотя флоты количественно сократились, качественно они стали значительно сильнее, чем в период 1914-1918 годов.

Корабельная артиллерия

Она по-прежнему считалась главным и универсальным средством ведения боевых действий на море, с успехом реализующим разнородные тактические и оперативные задачи. Значительно выросли дистанция выстрела, пробивная сила снаряда и скорострельность орудий (особенно средних и малых калибров), были также усовершенствованы системы управления огнем, что позволило автоматизировать определение элементов движения цели, наведение пушек и ведение огня. Тяжелые крейсеры и линкоры могли теперь вести прицельный огонь на дистанциях до 145-190 кабельтовых (примерно 27-35 км).

Дальность выстрела возросла за счет повышения давления в канале ствола и за счет увеличения угла его подъема, а разрушительная сила снаряда увеличилась за счет роста его веса и габаритов, использования новых взрывчатых веществ и сортов стали. Для увеличения силы бортового залпа орудия главного калибра после первой мировой войны устанавливали исключительно в диаметральной плоскости кораблей, в двух-, трех— и даже четырехствольных башнях (например, на британских линкорах типа «King George V», французских типов «Dunkerque» и «Richelieu»).

Производились также эксперименты с новыми орудиями ранее не применявшихся калибров. Японский флот испытывал пушки калибра 460 мм, 200 мм, 155 мм, 127 мм, 102 мм, 80 мм, 25 мм; британский — 356 мм, 190 мм, 133 мм, 114 мм; французский — 330 мм, 130 мм, 90 мм, 37 мм; итальянский — 320 мм, 135 мм, 100 мм, 90 мм; советский — 180 мм, 100 мм, 85 мм, 45 мм, 25 мм; американский — 28 мм.

Одновременно совершенствовались орудия ранее существовавших калибров — их вес и габариты уменьшались, тогда как длина ствола увеличивалась.

Таблица 5

Сравнение боевых возможностей артиллерийских орудий

Данные ЛК «Maryland» ЛК «North Carolina» БРКР «San Diego» ТКР «Wichita»
Год 1919 1936 1912 1927
Калибр, мм 406 406 203 203
Длина ствола, м 18,3 20,3 9,1 11,2
Вес ствола, т 105 125 18,9 18
Угол возвыш., град. 25 40 25 65
Дальнобойность, км 32 38,7 18,5 27,8
Вес снаряда, кг 952 935 118 125
Выстр/мин 2 2 5 5

Велись работы по автоматизации артиллерии средних калибров (в Швеции, США, Великобритании, Франции) и ее универсализации. Пушки калибра 114-135 мм приспосабливались для стрельбы по воздушным целям (Например, французская счетверенная пушка калибра 130 мм с углом подъема ствола 85 градусов). С целью продления срока службы пушечных стволов повсеместно в орудиях калибра до 203 мм включительно стали применять сменные лееры[66].

Таблица б

Сравнение боевых возможностей артиллерийских орудий

Данные ЛКР «Leander» ЛКР «Belfast» ЭМ «Campbell» ЭМ «Jaguar»
Год 1923 1934 1917 1931
Калибр, мм 152 152 120 120
Длина ствола, м 7,6 7,6 6 6
Вес ствола, т 8,2 7,5 3,35 3,1
Угол возвыш., град. 45 80 35 90
Дальнобойность, км 20 21 16,2 18
Вес снаряда, кг 45 45 23 28
Выстр/мин 8 9 6 8

Рост воздушной угрозы обусловил непрерывное совершенствование зенитной артиллерии. Последняя подразделялась на крупнокалиберную (100-130 мм, досягаемость по высоте 10-11 км), среднего калибра (57-90 мм), малокалиберную (20-45 мм) и зенитные пулеметы (7-13 мм). Рост скорости самолетов повлек за собой увеличение скорострельности зенитной артиллерии (например, пушка калибра 37 мм давала до 200 выстрелов в минуту). Кроме того, для усиления плотности огня были созданы многоствольные установки (например, шведские, британские и американские 40-мм четырех— и восьмиствольные).

Торпедное оружие

Рост разрушительного действия, скорости и дальности хода торпед достигался посредством увеличения их калибра (диаметра), веса и типа используемой взрывчатки, усовершенствованием двигателя и топлива для него (например, велись эксперименты с кислородно-азотной смесью).

Однако малая вероятность попадания в цель на больших дистанциях (например, британская 609-мм торпеда проходила дистанцию 15-17 км на скорости 25 узлов за 19-22 минуты, в течение которых цель могла неоднократно изменить курс и скорость), определяла мнение, что торпеда, как и раньше, остается «оружием ближней дистанции».

Результативность торпедной стрельбы с надводных кораблей обеспечивалась установкой аппаратов с тремя или четырьмя торпедными трубами, централизованным наведением на цель и залповым пуском торпед. Торпедные катера и подводные лодки, имевшие неподвижные аппараты, жестко встроенные в корпус (на цель наводился весь корабль), не обладавшие такими преимуществами, вынуждены были подходить к цели на близкое расстояние.

На учениях в 30-е годы крейсеры отрабатывали торпедные атаки с дистанций в пределах 35-60 кабельтовых (около 6,5-11 км), эсминцы — 25-50 каб. (4,5-9,5 км), торпедные катера — 8-15 кабельтовых (1,5-2,8 км), а подводные лодки — 5-15 кабельтовых (0,9-2,8 км).

В основном, использовались торпеды калибра 533-550 мм — на кораблях и подводных лодках, 450-533 мм — на торпедных катерах, 450-457 мм — в морской авиации.

Велись интенсивные работы по созданию торпед с неконтактными взрывателями (магнитными в Германии, гидростатическими во Франции, акустическими в Германии, Великобритании и США), торпед с электрическими двигателями (США и Франция), что было вызвано стремлением ликвидировать след отработанных газов, демаскирующий торпеду. Этой же цели были подчинены опыты с новыми видами топлива (перекись водорода, жидкий кислород, спиртовые смеси и т. д.).

В Великобритании, Германии, Италии, США и Японии также шли работы по созданию торпед с дистанционным управлением, по радио (с самолета) или по проводам (с корабля), а также над торпедами нестандартных калибров (610 мм — в Японии, 609 мм — в Англии, 600 и 500 мм — в Германии, 400 мм — во Франции). В британском и американском флоте были сделаны попытки принять на вооружение так называемые циркулирующие торпеды (т. е. такие, которые в случае промаха ложились на обратный курс с поправкой на скорость цели), однако на практике они себя не оправдали.

Особый интерес среди новых торпед представляли японская 610-мм и французская 400-мм. Работы над бесследной дальноходной торпедой типа «93» (610 мм) велись в Японии с 1924 года. Принятая на вооружение в 1929 году, она имела 500-кг заряд ВВ и дальность хода 180 кабельтовых (33,3 км). Причем 22 км она могла проходить за 14-15 минут на 49 узлах (90,7 км/час), а 33 км — на 36 узлах (66,6 км/час). В качестве горючего использовалась специальная смесь перекиси водорода, жидкого кислорода и морской воды, благодаря чему не образовывался демаскирующий след. Таким торпедами были вооружены все тяжелые крейсеры и часть легких, а также новые эсминцы.

Работу над торпедой типа «1926 W» (400 мм) французы вели с 1926 года. При весе заряда ВВ 142 кг, она обладала дистанцией хода всего лишь 10 кабельтовых (1850 метров), которую преодолевала за полторы минуты на скорости 44 узла (двигателем служила турбина Стро, работавшая на спирте).

С 1929 года этой торпедой стали вооружать (помимо торпед калибра 550 мм) новые подводные лодки (по два 400-мм аппарата), а в 1935 году была принята на вооружение модель для установки на торпедных катерах типов «VTB-8» и «VTB-10».

Поначалу она предназначалась для уничтожения коммерческих судов, но в середине 30-х годов делались попытки приспособить ее для поражения вражеских подводных лодок, находящихся в погруженном положении (курсовой угол торпедного залпа определялся с помощью гидрофонов, а дистанционные взрыватели производили взрыв после прохождения определенной дистанции).

Кроме того, улучшались уже существующие типы торпед, в частности за счет увеличения веса заряда ВВ. Например британские 533-мм торпеды снабжались сменными боеголовками (длинной, и короткой) с различными зарядами.

Таблица 7

Сравнение некоторых торпед (британских 533-мм и российских/советских 457-мм)

Данные 533-мм (1912) 533-мм (1938) 457-мм (1912) 457-мм (1936)
Общая масса, кг 1000 1738 810 870
Масса ВВ, кг 144 300/340 116 200
Длина торпеды, см 675 774/750 588 600
Дальность/скорость 4 км/41 уз. 4 км/45 уз. 3 км/30 уз. 2 км/45 уз.
Глубина хода до, м 12 14 6 8

Мины заграждения

Продолжалось совершенствование существующих образцов контактных якорных мин заграждения, имевших гальванические, электрические, гидростатические, ударные и антенные взрыватели.

Рост разрушительной силы и радиуса действия мин достигался за счет увеличения веса взрывного заряда и длины минного линя. Примером может служить итальянская мина «Еllа А», имевшая два раздельных корпуса с зарядами 100 и 300 кг, соединявшихся тросом длиной 400 метров.

Интенсивная работа над неконтактными минами, особенно магнитными, велась в Германии и Великобритании. Во второй половине 30-х годов у немцев уже были четыре образца таких мин — донных и якорных (с зарядом 800 кг ВВ для установки с надводных кораблей, 1000 кг — с подводных лодок, 300 и 700 кг — с самолетов).

Совершенствовалось, разумеется, и тральное оборудование. Кроме контактных тралов (подрезающих или подтягивающих), проводились эксперименты с неконтактными тралами (электромагнитными и акустическими).

Серьезно были усилены минно-тральные силы (тральщики, минные и сетевые заградители). Большинство легких крейсеров и эсминцев получило оборудование для постановки мин заграждения, а также так называемые параван-тралы. Для постановки мин стали использовать и самолеты (мины сбрасывались на парашютах), что позволяло минировать любую акваторию.

Средства ПЛО

Основным противолодочным оружием в 30-е годы оставалась глубинная бомба с зарядом ВВ 200 кг, снабженная гидростатическим взрывателем (максимальная глубина взрыва 90 м), обладавшая радиусом поражения в пределах 20-40 метров. Такие бомбы сбрасывали из лотков в кормовой части корабля, либо выстреливали из специальных бомбометов на расстояние порядка 50-100 метров. Велись также работы по разработке специальных противолодочных торпед (Франция, США), в связи с чем совершенствовались средства обнаружения подводных лодок.

Существующие измерители шума (шумопеленгаторы, гидрофоны) позволяли засекать движение подводной лодки на удалении до 11-14 км (при благоприятной гидрологической обстановке) и определять ее курс с точностью до 2-4 градусов, на собственной скорости до 5 узлов. Чем выше была собственная скорость корабля, сильнее шум волн, выше плотность воды, тем хуже работали гидрофоны.

Но в самом конце 30-х годов английские специалисты создали принципиально новые приборы — гидролокаторы, работающие на ультразвуке. Они получили название ASDIC (Anti Submarine Detection Investigation Committee). Гидролокаторы позволяли надежно обнаруживать подводную лодку на расстоянии до 3-3,7 км, более точно определять ее курс, скорость и глубину погружения.

Морская авиация

В морской авиации произошло значительное увеличение скорости самолетов (до 500 км/час), дальности полета (в среднем до 5000 км), потолка (5000-8000 м) и бомбовой нагрузки (до 5-10 тонн), благодаря чему она стала самостоятельным родом военно-морских сил.

По назначению она подразделялась на бомбардировочную, истребительную, разведывательную, минно-торпедную и штурмовую; по месту базирования — на палубную и береговую; по особенностям взлета и посадки — на колесные самолеты, поплавковые самолеты и летающие лодки.

Морскую авиацию использовали для ведения воздушного наблюдения (патрулирование), наведения своих морских сил (тактическая разведка), нанесения ударов по морским и береговым целям, корректирования огня корабельной артиллерии, для прикрытия собственных соединений и баз.

Главным оружием самолетов бомбардировочной и минно-торпедной авиации являлись бомбы (массой до 5 тонн), мины и торпеды (калибром 350-457 мм); самолетов истребительной, штурмовой и разведывательной авиации — пулеметы (калибром от 7,3 до 13 мм), авиационные пушки (калибром 20-37 мм). Бомбометание производилось в горизонтальном полете (с высоты 3000-4000 м) и в пике (с высоты 500-1000 м).

Наиболее опасным, особенно для кораблей, не имевших брони (или с легкой броней), являлось бомбометание из пике, поскольку оно позволяло пилотам точно прицелиться и затрудняло эффективный огонь зенитной артиллерии[67].

Сбрасывание торпед самолеты осуществляли на малых высотах (25-50 м) и расстояниях (1000-3000 м) от цели, либо с больших высот (500-4000 м) на парашютах.

Широкое использование авианосцев позволяло использовать самолеты на удалении до 5500-7500 км от своих баз. Благодаря этому к концу 30-х годов авиация уже могла оказывать решающее влияние на ход боевых действий в море. Однако теория, как всегда, отставала от жизни. На всех флотах преобладало мнение, что авиация в принципе не способна серьезно угрожать крупным надводным кораблям. таким как линкоры и тяжелые крейсеры. Считалось, что солидное горизонтальное бронирование, сильная зенитная артиллерия, высокая скорость, хорошая маневренность, конструктивные особенности корпуса служат достаточной защитой от угрозы с воздуха.

Уже через несколько лет жизнь показала, что это далеко не так.

Более серьезным противником авиация считалась для подводных лодок. Для борьбы с ними в США и Франции использовали также дирижабли (скорость 80-135 км/час, потолок до 6-10 км), вооруженные авиационным и глубинными бомбами, а также пулеметами.

Радиосредства

Помимо традиционных визуальных (флаги, фонари) и звуковых (мегафоны, гудки) сигналов получила широчайшее распространение радиосвязь.

В 30-е годы вместо искровых радиостанций были приняты на вооружение мощные ламповые, работавшие на длинных (2000 м, 150 кГц), средних (200-2000 м, 150-1500 кГц), коротких (10-50 м, 6000-30000 кГц) и ультракоротких (1-10 м, 30000-300000 кГц) волнах. Благодаря таким станциям удалось обеспечить надежную связь с надводными и подводными кораблями, а также с самолетами на расстояниях до 21000 км!

Для обнаружения кораблей и самолетов противника повсеместно использовали радиопеленгацию (точность до 1,5 градусов на длинных волнах и до 2-2,5 градусов на коротких).

С середины 20-х годов в Великобритании, США, Франции и Германии велись работы по радиолокации. В 1936-38 гг. были установлены первые РЛС для наблюдения за воздухом: на линкоре «Rodney», крейсерах «Neptune» и «Sheffield» (Великобритания); линкорах «New York» и «Texas» (США); броненосце «Admiral Graf Spee», крейсере «Konigsberg», миноносце «Т-110», подводных лодках «U-39» и «U-41», а также на самолете Ju-52 (Германия).

Первые РЛС работали в диапазоне волн 1,5-16 метров, что позволяло обнаруживать самолеты на расстоянии от 5 до 80 км с точностью до 250 метров. Велись также работы над аппаратурой для обнаружения морских целей (диапазон волн 50-80 см, дальность действия 11-14 км). В 1938 году в состав Кригсмарине вступил разведывательный корабль «Strahl», оснащенный РЛС обнаружения морских (до 8 миль) и воздушных (40-60 км) целей.

В 1939 году в Великобритании, на юго-восточном и восточном побережье, от Дувра до Скапа-Флоу, была построена сеть радарных станций, позволявшая обнаруживать самолеты, летящие на высоте до 4500 м, на удалении до 100-150 км.

В Великобритании инженер Бард (Bard) проводил опыты по использованию инфракрасного излучения для обнаружения морских целей в условиях плохой видимости. Однако до начала войны он не смог добиться результатов, пригодных для практического применения.

Значительно продвинулись работы по созданию приборов для генерирования помех — акустических и электромагнитных шумов.

Маскировка

В качестве средств маскировки, помимо защитной и деформирующей (камуфляж) окраски, для укрытия кораблей стали применять химические средства. Дымовые завесы — «черные» (несгоревшие частицы нефти из корабельных труб) и «белые» (дымообразующие вещества: смесь Бергера, четыреххлористое олово с аммиаком и т. п.) — ставили с кораблей, с плавучих буев, с самолетов посредством дымовых шашек, а также дымовых снарядов и бомб.


Глава 27. ВОЕННО-МОРСКИЕ ДОКТРИНЫ БУДУЩИХ ПРОТИВНИКОВ

Один из выдающихся теоретиков того времени, французский вице-адмирал Рауль Виктор Кастекс (Castex) в своем трехтомном труде «Theories strategiques», изданном в 1929-1933 годы, пытался предвидеть облик будущей войны на море.

Он считал, что борьба, как и раньше, будет идти прежде всего за господство над морем. Такое господство достигается посредством: а) генерального сражения; б) блокады баз противника; в) систематических действий легких надводных сил, подводных лодок и авиации. Крупные боевые корабли, помимо участия в генеральных сражениях, должны поддерживать легкие силы, тогда как авиация должна поддерживать главные силы флота. Кастекс не отрицал полезность крейсерских действий на коммуникациях, но полагал. что они могут быть успешными только при поддержке главных сил флота.

Свою концепцию он противопоставил различным «молодым школам», представлявшим будущую морскую войну как массированное использование подводных лодок, авиации и легких сил. Кастекс утверждал, что полноценный флот должен быть сбалансированным, т. е. иметь хорошо продуманное пропорциональное соотношение надводных и подводных кораблей разных классов, а также морской авиации, и взаимодействующих друг с другом.

Кастекс предвидел важную роль фактора неожиданности в первые часы войны (стремительные налеты, особенно воздушные, на морские базы) и доказывал необходимость рассредоточения собственных сил. Одновременно он был далек от недооценки роли подводных лодок, утверждая, что благодаря им «морское господство» превратилось в «господство на поверхности моря» (слабая сторона могла развернуть масштабные наступательные действия субмарин против более сильного противника).

Посмотрим теперь, какие взгляды на характер морской войны, в отличие от теории Кастекса, господствовали в командных кругах главных морских держав.

Великобритания. Вследствие острого дефицита сырьевых и пищевых ресурсов, это государство не могло не то, что воевать, а просто существовать без непрерывной доставки минерального сырья, топлива и продовольствия по морю из многочисленных колоний и доминионов. Поэтому обеспечение безопасности морских коммуникаций являлось краеугольным камнем британской системы обороны и определяло задачи флота.

Он предназначался в первую очередь для охраны морских путей сообщения, в частности, для предотвращения атак флота противника на эти коммуникации и для сопровождения транспортов с войсками, мобилизованными в колониях и доминионах. Для решения этой задачи требовалось располагать большим количеством крупных и средних надводных кораблей.

Строительству малых кораблей уделялось меньше внимания, а значение подводных лодок и морской авиации вообще недооценивалось. Не были также разработаны принципы взаимодействия с другими родами войск, хотя с 1938 года производились попытки отработки взаимодействия с воздушными силами, особенно с авиацией службы береговой обороны. Что касается сухопутных войск, то считалось, что их следует «использовать в первую очередь для обороны морских баз».

США. Военно-морская доктрина Соединенных Штатов была более наступательной по своему духу. Американцы, последователи взглядов Мэхэна, считали, что главная задача флота — это активная борьба за господство на море, поскольку лишь при условии его достижения можно будет оказывать помощь союзникам, перебрасывая свои войска в Европу или в Азию.

Достижению данной цели должен был служить мощный надводный флот, способный разгромить морские силы противника в генеральных сражениях, в действиях на коммуникациях и в атаках на его базы. Флот должен был также блокировать побережье противника. Американская доктрина, как и британская, недооценивала стратегическое значение подводных лодок и морской авиации.

Япония. Напротив, в японской доктрине использованию авиации придавалось очень большое значение. Нанесение мощных ударов с воздуха по базам и военным объектам противника в момент начала войны считалось необходимым условием для установления господства в воздухе, без которого, в свою очередь, нельзя было добиться господства на море.

Учитывая превосходство британского и американского флотов, предполагалось уничтожить эскадры союзных флотов в базах и в море путем нанесения внезапных массированных ударов морской авиации (палубной и берегового базирования), чтобы затем ввести в бой собственные главные силы, прежде всего линкоры.

В морских сражениях, особенно в условиях ограниченной видимости, помимо бомбардировочной и торпедоносной авиации, предусматривалось широкое использование соединений эсминцев, вооруженных 610-мм торпедами, для осуществления массированных торпедных атак.

Однако японское командование недооценило значение подводного флота, особенно эффективность его действий на морских коммуникациях противника, вследствие чего отсутствовали планы надлежащего его использования (планировалось использовать субмарины для дальней разведки, проведения диверсионных операций — в качестве носителей сверхмалых подводных лодок или гидросамолетов, и даже для обстрела побережья противника).

Невзирая на постоянные споры о сферах компетенции между командованием армии и флота, обе стороны стремились к тесному взаимодействию всех родов войск, особенно в ходе морских десантных операций.

Германия. Немцы готовили свой флот прежде всего для войны с Великобританией. Главной его задачей должна была стать дезорганизация британской экономики путем массового уничтожения судов торгового флота. Но при выработке способов реализации этой задачи столкнулись две концепции.

Первая из них предполагала, что основной удар по британскому грузовому судоходству нанесут соединения крупных надводных кораблей (линкоров, броненосцев и тяжелых крейсеров), поддерживаемых эсминцами, а также самостоятельно действующие корсары (вспомогательные крейсеры).

Это вынудит противника рассеять свои силы и тем самым даст больше шансов германскому флоту. Ввиду слабости последнего, генеральные сражения с британским флотом не предусматривались. С осени 1938 г. немцы приступили к расширению своего надводного флота («план Z»). Но делалось это без всякой спешки, поскольку Гитлер заявлял командованию Кригсмарине, что война начнется не раньше 1944-1945 годов, и что для достижения своих целей в Центральной и Восточной Европе он не собирается использовать флот. Данная концепция являлась официальной, развитие Кригсмарине проводилось «под нее».

Согласно другой концепции, главным оружием против британского торгового флота должны были стать подводные лодки. Поэтому на их строительство следует направить основные силы. Требуется не менее 300 субмарин для того, чтобы парализовать английские морские перевозки в Атлантике. Эта концепция была отвергнута, поскольку, по мнению командующего Кригсмарине, генерал-адмирала Редера, действия «у-ботов» не сломят дух британского флота. Достижению этой цели должна была служить реализация «план Z».

Не были также выработаны принципы взаимодействия с другими родами войск, особенно с сухопутными войсками, а организационное подчинение морской авиации командованию Люфтваффе создавало много оперативных и тактических трудностей.

Франция. Французская военно-морская доктрина, опиравшаяся на опыт прошедшей мировой войны, носила пассивный характер. Франция обладала сильной сухопутной армией и значительными воздушными силами, благодаря чему могла успешно бороться с врагом на сухопутных фронтах.

Однако наличие у нее обширных колониальных владений требовало также охраны морских путей, соединявших эти владения с метрополией. Кроме того, вследствие значительной протяженности морских границ (атлантическое и средиземноморское побережье) требовалось держать крупные силы береговой обороны.

Обе задачи возлагались на флот, у которого, по мнению властей и высших военных чинов, условиями договоров по морским вооружениям были сильно урезаны возможности. Поэтому для успешного решения этих задач французский флот должен был тесно сотрудничать с британским флотом. Решено было совместно осуществлять морскую блокаду Германии и Италии, блокировать их военно-морские силы в базах и портах, охранять французские морские коммуникации (переговоры начальников штабов в апреле 1939 года).

Французская доктрина предусматривала взаимодействие всех родов войск, но не сумела разработать принципы такого взаимодействия. Таким образом, британская и французская доктрины фактически отдавали инициативу в руки противника.

Италия. Главными задачами итальянского флота были определены, во-первых, обеспечение морских коммуникации в Средиземном море и, во-вторых, борьба с морскими силами противника путем атак его баз и конвоев. Эти задачи итальянцы намеревались решать на основе взаимодействия надводных сил, подводных лодок и морской авиации. Взаимодействию флота с ВВС придавалось большое значение. Условием завоевания господства на море считалось обладание значительного числа линкоров.

Генеральные сражения с британским флотом тоже предусматривались, однако при этом итальянским кораблям следовало противопоставлять броне британских кораблей свою большую скорость и высокую маневренность, позволявшие им уходить от преследования превосходящих сил противника. Следовательно, итальянцы не особенно рассчитывали на успех в таких сражениях.

Итальянское военно-морское командование возлагало определенные надежды на подводные диверсионные средства и силы, но вплоть до начала войны не были выработаны методы их боевого применения.

СССР. Под влиянием опыта испанской гражданской войны, здесь была отброшена теория «малой морской войны» (массированное использование торпедных катеров, подводных лодок и авиации). Вместо нее приняли на вооружение теорию операционного использования разнородных сил (надводных кораблей, подводных лодок, авиации, береговой артиллерии) для нанесения концентрированных ударов. Такие удары следовало наносить в виде серии наступательных операций, проводимых флотом самостоятельно, либо во взаимодействии с другими родами войск, против соединений кораблей противника и его баз.

Но главной задачей флота считалась поддержка действий своих сухопутных войск в прибрежной полосе (артиллерийские обстрелы, десантные и противодесантные операции, минирование).

Единицами наибольшей боевой ценности, как наступательной, так и оборонительной, были признаны линкоры, способные долгое время вести мощный артиллерийский огонь.

В СССР, государстве вполне самодостаточном в экономическом отношении, проблема морских коммуникаций не играла такой роли, как в других странах. Поэтому прибрежные морские пути должны были охранять авиация и силы береговой обороны, а для действий на коммуникациях противника предназначались подводные лодки и морская авиация дальнего действия.

***

В целом, несмотря на многочисленные новинки в области военно-морских вооружений и техники, несмотря на колоссальное развитие морской авиации, флоты великих морских держав готовились к «прошедшей войне». Когда начались боевые действия, очень быстро выяснилось, что ни один флот не отвечает в полной мере тем требованиям, которые предъявила суровая реальность.


Примечания


1

Эту декларацию он изложил 8 января 1918 года, когда война еще была в самом разгаре, в послании к Конгрессу США в качестве плана послевоенного международного устройства.

Идеи Вильсона были таковы: 1) ликвидация тайной дипломатии; 2) свобода мореплавания; 3) уничтожение всех барьеров, препятствующих свободной торговле между государствами; 4) ограничение вооружений; 5) уважение странами-метрополиями волеизъявления населения их колоний; 6) вывод германских войск с территории России и признание прав народов России на самоопределение; 7) восстановление суверенитета Бельгии; 8) возврат Франции Эльзаса и Лотарингии и возмещение ей материального ущерба от военных действий; 9) установление границ Италии в соответствии с этническими границами проживания итальянцев; 10) предоставление широкой автономии народам Австро-Венгрии; 11) установление границ балканских стран в соответствии с этническими границами; 12) автономия для народов, проживающих в Турции (армян, греков, курдов и др.), а также свобода судоходства через проливы Босфор и Дарданеллы; 13) предоставление независимости Польше с обеспечением ей выхода к морю; 14) создание международной организации (Лиги Наций) для поддержания мира во всем мире.

(обратно)


2

На 10 ноября 1918 г. в составе флота числись 182 тральщика специальной постройки и около 120 вооруженных рыболовных траулеров.

(обратно)


3

Линкоры: «Braunschweig», «Elsass», «Hannover», «Hessen», «Lothringen», «Preussen», «Schlesien», Schleswig-Holstein». Крейсеры: «Amazone», «Arcona», «Berlin», «Hamburg», «Niobe», «Nymphe», «Meduse», «Thetis». Миноносцы: T-139, 141, 143, 144, 146, 148, 149, 151-158, 168, 175, 185, 190, 196; G-7, 8, 10, 11; V-1-3, 5, 6: S-18, 19, 23.

(обратно)


4

«Журнал «Тайфун», 2000, № 5, с. 23.

(обратно)


5

В.И. Ленин. ПСС, т. 45, с. 311-312.

(обратно)


6

В 1904-05 гг. русский флот потерял 17 броненосцев, 16 крейсеров 1-го и 2-го ранга, 6 канонерок, 2 заградителя, 23 эсминца и миноносца, около 30 вспомогательных судов.

(обратно)


7

См.: «Тайфун», 2002, № 1, с. 17.

(обратно)


8

Корабли и суда ВМФ в 20-е и 30-е годы разделялись на три основные группы:

а) боевые корабли открытого моря; б) корабли прибрежной зоны (береговой обороны, минно-тральные и т. п.); в) вспомогательные и специальные суда, (например, учебные, транспортные, гидрографические, спасательные и т. п.).

Эти три группы, в зависимости от потребностей флотов и от концепций, господствовавших среди адмиралов, в свою очередь делились на классы и подклассы. Каждый из них составляли корабли конкретных типов, различавшихся конструкцией, вооружением, скоростью и т. п.

В первую группу входили линкоры и линейные крейсеры, крейсеры (подклассы — тяжелые, легкие, ПВО), эскадренные миноносцы (подкласс — лидеры) и миноносцы, подводные корабли (подклассы — подводные крейсеры, лодки дальнего действия, лодки прибрежного действия, подводные минные заградители), а также авианосцы (подклассы — гидроавианосцы и авиатранспорты, позже перечисленные в группу вспомогательных судов).

Во вторую группу входили броненосцы береговой обороны, мониторы (морские и речные), канонерки и шлюпы (авизо), патрульные, сторожевые и противолодочные корабли, заградители минные и сетевые, тральщики, торпедные катера и катера-охотники, десантные корабли.

К числу вспомогательных судов относились плавучие базы (для миноносцев, подводных лодок, торпедных катеров, катеров-тральщиков), плавучие мастерские и госпитали, учебные корабли, транспортные суда и танкеры, яхты, гидрографические и спасательные суда, буксиры, ледоколы и т. п.

Такое разделение имело в каждом флоте свою специфику, не всегда совпадавшую с определениями международных договоров. Например, на лондонской конференции 1930 года было решено считать тяжелыми крейсерами те крейсеры, которые вооружены орудиями калибра свыше 155 мм. Крейсеры же с орудиями меньшего калибра надлежало считать легкими. Разумеется, такое деление не всегда выглядело убедительным. Так, советский крейсер «Красный Кавказ», имевший водоизмещение 7560 тонн и длину 170 метров, был вооружен четырьмя орудиями калибра 180 мм, поэтому должен был считаться «тяжелым». Между тем, американский «Бруклин» водоизмещением 9700 тонн и длиной 186 метров имел 15 орудий калибра 152 мм и считался «легким».

Не просто подобрать термин для точного обозначения тех кораблей с торпедным вооружением, которые в разных странах называли «эскадренными миноносцами», «контрминоносцами», «истребителями», «лидерами». По своему водоизмещению и вооружению некоторые из них превосходили легкие крейсеры периода Первой мировой войны.

Чтобы избежать путаницы, которая могла бы возникнуть при употреблении терминологии того времени, которая сейчас уже забыта, в данной работе в основном используются современные названиями классов кораблей (тральщик вместо траулера, гидроавианосец вместо плавбаза гидропланов и т. д.).

(обратно)


9