Электронная библиотека
Форум - Здоровый образ жизни
Саморазвитие, Поиск книг Обсуждение прочитанных книг и статей,
Консультации специалистов:
Рэйки; Космоэнергетика; Биоэнергетика; Йога; Практическая Философия и Психология; Здоровое питание; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй; Вредные привычки Эзотерика




ВСЕМИРНАЯ

ИСТОРИЯ

В 24 ТОМАХ ТОМ 8

КРЕСТОНОСЦЫ И монголы

МИНСК

ЛИТЕРАТУРА

1998

УДК 940.1(03) ББК 63.3(0)4 В 84

Авторы:

А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Я. М. Волчек, О. А. Воротникова, Л. Глобус, Л. С. КишкиНу Е. Ф. Конев, П. В. Кочеткова,

5. ?. Кудряшову Д. М. Нехайу А. А. Островцов,

Т. Я. Ревяко, Г. И. Рябцев, Н. В. Трус, Л. Я. Трушко,

С. А. Харевский, М. Шайбак

Редакционная коллегия:

Я. Л. Алябьева, Г. Р. Джум, С. М. Зайцев, 5. Я. Цветкову Е. В. Шиш

Охраняется законом об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой ее части, а также реализация тиража запрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

В 84 Всемирная история: В 24 т. Т. 8. Крестоносцы и монголы / А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек и др.— Мн.: Литература. 1998. — 528 с.

ISBN 985-6274-91-5.

Том восьмой «Всемирной истории» посвящен истории Европы и Азии с VII по XIII век нашей эры. Китай периода Танской империи, первые крестовые походы, становление Древней Руси вплоть до образования монгольской державы.

В 9400100000 ББК 63.3(0)4

ISBN 985-6274-91-5 (Т. 8) ISBN 985-6274-25-7

© Литература, 1996

ЧАСТЬ I

РАЗВИТИЕ СТРАН ЕВРОПЫ, АЗИИ И СЕВЕРНОЙ АФРИКИ В VII - XIII В.В.

ГЛАВА 1


КИТАЙ


Во всемир ном масштабе период раннего феодализма закончился в VII — XI вв. Разные страны вступили в период развитого феодализма не в одно и тоже время: страны Азии в более раннее время, некоторые страны Европы — в более позднее. В Китае период развитого феодализма начался в

VIII в.

ТАНСКАЯ ИМПЕРИЯ К СЕРЕДИНЕ VIII В.

Правление императора Сюаньцзуна (713 — 756 гг.) явилось временем расцвета Танской империи. Перепись 754 г. показала наличие в стране 9 610 тыс. дворов, или 52 880 тыс. человек облагаемого налогом населения. Государство также получало доходы от продажи соли и чая, от добычи железа, олова, меди, серебра в виде различных торговых пошлин и сборов. Быстрое развитие горного дела, ремесла и торговли создавало многочисленный слой зажиточных ремесленников-мастеров и богачей-купцов. Богатели и росли столицы — Чанъ-ань и Лоян, а также многие другие города. Высокого уровня достигли литература и искусство.

Но в то же время появились признаки наступающего кризиса экономического и политического характера, на основе которого росла Танская империя. Сущность этого кризиса состояла в отмирании государственной надельной системы и в развитии поместного хозяйства феодалов, другими словами, в отмирании одной формы феодальной собственности на землю и в укреплении другой. Историк Ду Ю (735 — 812 гг.) в своем историческом труде «Тун дянь» писал: «Хотя надельная система и существовала, но в годы Кайюань — Тяньбао законы ослабели и зло скопления земель превысило даже то, что было при ханьских императорах Чэн-ди и Лй-ди». Об этом говорил и правительственный указ 752 г. «Зло скопления земель» указ объяснял следующим образом: богачи заставляют крестьян вспахивать целину, а затем прибирают ее к своим рукам; в нарушение закона они скупают подушные и промысловые наделы, подделывают подворные списки с тем, чтобы утаить от государства крестьянские дворы и захватить их. Эти же богачи захватывают земли путем выдачи ссуд иод заклад надельных участков. Участки заново возделанной земли с самого начала отходили в собственность тех, кто их обрабатывал.

Такой способ приобретения земель в определенной мере был доступен для «крепких» в хозяйственном отношении крестьянских дворов. Но значительно в большей степени он был доступен для представителей господствующего класса, особенно для местных чиновников, у которых была рабочая сила в лице крестьян, которые обрабатывали «должностные» или «жалованные» надельт.

Закон говорил, что землю нельзя ни продавать, пи закладывать, потому что она является государственной собственностью. Но следили за выполнением этого закона местные чиновники, а они часто стремились к обратному, т.с. к тому, чтобы такие запреты не действовали. Самым выгодным для феодалов был упоминавшийся в указе 752 г. способ захвата земли путем сокрытия от государственного контроля крестьянских дворов и дальнейшего присвоения крестьянских участков. Наряду с феодальным землевладением широкое распространение в Китае получило землевладение, представленное категорией земель, «присвоенных по титулу». Другими словами, феодальное землевладение, которое ранее было характерно главным образом для высшей феодальной знати, получило теперь распространение и среди мелких и средних феодалов. В связи с этим значительно возрастало число крестьян, обрабатывающих участки земли, которые принадлежали отдельному феодалу. Это означало, что в Китае росло и укреплялось феодальное поместье. Налоги с надельного крестьянства составляли основной источник доходов казны, и, разумеется, уменьшение числа облагаемых дворов вело к сокращению налоговых поступлений. Правительство стремилось возместить убыль налоговых поступлений путем увеличения обложения. Так,

в 50-х годах VIII в., кроме обычных налогов с продукции, государство начало взымать еще особые подворные и земельные налоги. Если учесть, что к этому присоединялись поборы и вымогательства местных властей, то понятно, что крестьяне стремились бежать от непосильного бремени государственных налогов и от произвола чиновников. Но, отдаваясь под покровительство феодала, они попадали в зависимость от него.

Некоторые из крестьян превращались в держателей земли феодала или в работников, которые получали содержание от феодала и порой не имели даже клочка собственной земли. Продолжавшие оставаться на своих участках были вынуждены молоть свое зерно на мельницах, которые принадлежали владельцам поместий, пользоваться рабочим скотом, который принадлежал владельцу поместья, и отдавать за все это часть произведенного продукта.

Для надельной системы было характерно господство натурального хозяйства, соединение земледелия с ремеслом. В Китае общественное разделение труда все время прогрессировало. Развитие китайских городов времен Таиской империи демонстрирует, что многие из них возникали и развивались уже как ремесленные и торговые центры. Это свидетельствовало о росте товарного производства, обмена и торговли. Названный процесс не мог не захватить и деревню. Значительно усилилось имущественное расслоение в общине. Все это подрывало надельную систему.

Другой путь разложения надельной системы выглядел следующим образом. Развитие товарно-денежных связей открывало феодалу возможность превращения части прибавочного продукта, получаемого в виде ренты с крестьян, в товар. Уже сама возможность этого повышала ценность земли. Увеличение числа разоренного крестьянства, которое ^вынуждено было покидать государственные надельные земли, облегчало захват этих земель феодалами.

Упадок государственной собственности на земли, которая до этого являлась экономической основой централизованного управления страной, привел к ослаблению централизации. Свидетельство тому — установление в 733 г. должности областных правителей (дао) с присвоением им широких прав. Предполагалось, что местные власти получат таким путем возможность удерживать крестьян на надельных участках, ловить беглых и возвращать их на государственную землю. В дополнение к этому, императорам пришлось допустить и наличие у феодалов непосредственно подчиненных им воинских сил. Прежде это было допущено в пограничных районах империи, где с 677 г. начали формироваться особые пограничные войска (цзюнь чжэнь), которые имели самостоятельное управление и командование. Еще во второй половине VII в. на западной границе возобновились набеги тибето-тангутских племен. С этого времени начались волнения среди тюркских племен, которые обитали на северо-западной границе империи. К востоку от этих мест стали нападать на границы империи кидани — одно из крупных племен, ио мнению одних исследователей относящихся к маньчжуро-тунгусской группе, по мнению других — к монгольской. В 700 г. на северо-востоке страны появилось государство Бохай, куда вошли тунгусские племена, обитавшие по реке Сунгарн и нижнему течению Амура. Около сере-

дины VIII в. возникло государство на юго-западе, которое, включало местные племена, пз них одни были этническй близки к тангуто-тпбетдам, а другие — к племенам Индокитая. Китайские источники называют это государство Наиь-чжао. В пограничных войсках командующие пользовались в своих районах не только полнотой военной, по и гражданской власти. Это свидетельствовало о том, что часть правящего класса в пограничных районах уже добилась победы. В исследовании этого процесса в целом необходимо учитывать и неравномерность экономического развития разных частей Танской империи. Даже в условиях существования государственной собственности на землю в разных частях страны положение было различным. Так, в пограничных районах прежние формы наследственного землевладения были прочнее, чем в центральных частях империи, и это способствовало более раннему обособлению этих районов. Таким образом, создавались обширные пограничные наместничества. В 742 г. их было 10, что при большой протяженности имперских границ свидетельствовало об очень крупных размерах каждого наместничества. Цзедуши, их правители превращались в могущественную силу. Именно с их стороны и был нанесен первый удар старым порядкам в империи.

КРУШЕНИЕ НАДЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ.

ФЕОДАЛЬНЫЕ ПОМЕСТЬЯ ЧЖУ-АНТЯНЬ

Самым могущественным цзедуши был Ань Лу-шань, который управлял одновременно тремя наместничествами, под его подчинением находилась значительная часть современной Внутренней Монголии, Шанси и Хэбэй. Ань Лу-шань происходил из тюрок. Его военные силы состояли не только из китайских частей, сюда же входили отряды кочевников, главным образом киданей. В 755 г. он поднял мятеж против Сюаньцзуна и быстро захватил обе столицы империи — Лоян и Чанъань. Правитель бежал в Сычуань, после чего Ань Лу-шань провозгласил себя императором.

Однако Танская династия уцелела. Этому помогли раздоры среди восставших. Против Ань Лу-шаня выступили другие цзедуши, которые не желали подчиняться новому повелителю. Помогли правительственному лагерю и наемные войска, состоявшие главным образом из уйгуров.

В 757 г. Ань Лу-шань был убит. Мятеж возглавил Ши Сы-мин. Однако в 763 г. мятеж был подавлен, и, хотя династия уцелела, старой империи был нанесен сокрушительный удар. В пять раз сократилось число надельных дворов, находившихся под контролем правительства. Реальная власть в государстве начала переходить к владельцам феодальных поместий. Таким образом, ликвидация надельной системы была фактически узаконена, что нашло выражение прежде всего в реформе налогового обложения.

Закон 763 г. предусматривал замену прежнего земельного налога, промысловой подати и других повинностей, исчисляемых с души, единым налогом с имущества, в первую очередь с земли, независимо от возраста и трудоспособности облагаемых лиц. Этот переход потребовал имущественной классификации населения.

На 9 разрядов были поделены все владельцы земли в зависимости от количества имевшейся у них земли. По закону 780 г. налог с имущества стал взыматься два раза в год. Поэтому и сам закон получил название «закона о двух налогах». Обложению подлежали все, кто располагал землей, в том числе поместьями. Таким образом, земельная собственность, находившаяся в руках у феодалов, была официально признана.

Это обложение распространялось и на ту часть крестьян, которая до этого не облагалась, ибо надельная система учитывала только постоянное население. При надельной системе все пришлые, даже если они и оседали в данной местности, в дворовые реестры не включались. Таким образом, в деревне образовались две категории дворов: «хозяйские» и «гостевые». В первых крестьяне сидели на участках, закрепленных за ними при надельном распределении, во вторых — на участках, приобретенных иными путями.

Обследование 780 г. показало наличие в стране 1300 тыс. «гостевых» дворов, в то время как «хозяйских» насчитывалось 1800 тыс. Это свидетельствовало о разложении крестьянской общины с характерным ее делением на «хозяев», т.е. полноправных общинников, и на «гостей», т.е. на пришлых крестьян.

Поместье позднетанского времени выглядело следующим образом. В нем обычно находилась господская усадьба — ряд построек, окруженных садом или парком, вокруг располагались жилища тех, кто обрабатывал землю. Крестьяне составляли их основную массу, большей частью они были из числа «гостей». Они вели самостоятельное хозяйство,

И

а владельцу земли отдавали часть урожая — не менее 50^ процентов. Таким образом, «гости» сближались с другие ми держателями помещичьей земли, но в отличие от последних многие из «гостей» не имели никаких собственных средств производства. Орудия, рабочий скот, семена они получали от владельца поместья. «Гости» должны были, как и другие крестьяне, молоть зерно па господских мельницах и пользоваться господскими рисорушками. По своим размерам феодальные поместья были различны, но чаще всего они имели от 100 до 200 дворов. Размеры поместий в скором времени вырастали. Крупнейшим землевладельцем являлась буддийская церковь. О размерах монастырского землевладения можно судить по такому факту, что когда в 846 г. земли буддийских монастырей были на некоторое время взяты в казну, государство получило более 10 млн. цин земли, т.е. более 60 мл п. га.

РАЗВИТИЕ РЕМЕСЛА И ТОРГОВЛИ

Значительный рост слоя потребителей городских товаров в лице феодалов, а также в лице крестьян способствовал дальнейшему развитию ремесла и торговли. Возникали новые города. Особенно в тех пунктах окраинных наместничеств, где находились органы управления, а также в местах постоянных стоянок войск, вокруг крупных поместий. Большой толчок развитию торговли был дан, развитием торгового кредита. В это время появились векселя, или, как их тогда называли, «летающие деньги». Значительную роль играли ростовщические операции. Правительство, чтобы обеспечить себе как можно большее количество доходов, ввело государственную монополию на соль, водку и чай. Особенно большие доходы давала монополия на соль. Так, доход от соли составлял половину поступлений в казну.

ЛИТЕРАТУРА И ОБЩЕСТВЕННАЯ МЫСЛЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ VIII И В IX В.

Новые социально-экономические условия жизни общества накладывали свой отпечаток на общественную жизнь и литературу страны. В больших городах, прежде всего в Чанъаие

и Лояне, жили и творили многие писатели, ученые, публицисты. По своему происхождению они в большинстве принадлежали к семьям мелких чиновников, мелких землевладельцев, иногда они сами находились на службе. Такое положение делало их зависимыми от знати и бюрократии, что способствовало развитию угодничества по отношению к знати среди части этого слоя. Среди людей, сознающих свое умственное и моральное превосходство, напротив, зависимость рождала чувство протеста и недовольства. И именно из этой среды вышли писатели, которые создали произведения, действительно двигавшие вперед общественную мысль и литературу. В их среде горячо обсуждался вопрос о дальнейших путях развития страны и текущие злободневные дела.

В это же время своего расцвета достигает публицистика. Ярчайшим ее представителем был Хань Юй (768 — 823 гг.). Его перу принадлежат многочисленные статьи, послания, предисловия к различным сочинениям и т.д. При своем рассмотрении взаимоотношений между природой и человеком Хань Юй помещал человека в общий ряд всего существующего в мире, принципиально не отделяя его от.природы. Главный его философский трактат — «О человеке». Именно в человеке он видел не только личность, но и основу всей общественной жизни.

Философ призывал обратиться к древности, к древней литературе, и этим призывом положил начало важнейшему течению общественной мысли и литературы Китая VIII — XII вв. Под древностью Хань Юй понимал времена Чжоу-ского царства Хаиьскои империи Он считал, что в разнообразной литературе того времени отражена идея о чело-

веке, как о самой высокой ценности. Такой подход к древней/ литературе содержал явные элементы идеализации. Обращение к древности также было приемом, которым Хань Юй пользовался для критики существовавших в его время порядков. Яркий тому пример — выступление по поводу перенесения из Индии в Китай для помещения в императорском дворце кости якобы сохранившейся от пальца основателя буддизма. Философ был ярым противником религии, в кот-рой он видел лишь суеверие. В связи с этим Хань Юй выступил с острейшим памфлетом «О кости Будды». За этот памфлет, составленный в форме обращения к императору, который был ревностным приверженцем буддизма, Хань Юй поплатился ссылкой.

Художественная новелла также демонстрировала интерес к человеку и к его жизни. В это время в средневековом Китае впервые появилась художественная повествовательная литература на сюжеты из реальной жизни. Для этого времени характерен расцвет так называемой «Танской новеллы». Крупнейшим ее мастером был Юань Чжэнь. Самым прославленным поэтом второй половины правления Танской династии являлся Бо Цзюй-и (772 — 846 гг.). Славу он снискал человечностью своей поэзии, ее искренностью, простотой образов и форм. В его произведениях ярко звучит та любовь к человеку, к которой призывал Хань Юй. Особенно ярко это проявилось в тех стихотворениях, в которых он говорит о тяжелой доле простого человека.

СУДЬБА ЦЕНТРАЛЬНОЙ ВЛАСТИ В КИТАЕ

Непрерывная борьба внутри империи, которая тянулась два столетия (с 60-х годов VIII в. по 60-е годы X в.), переход к новым формам феодальной собственности привели к усилению политической раздробленности страны. Властвовавшие над обширными районами цзедуши появились и в центральных областях страны. Области, которыми они управляли, получили наименование фаньчжень. Их правители лишь номинально подчинялись императорам, в действительности они вели самостоятельную политику, вступая в столкновения друг с другом или заключая союзы. Развитие товарного обмена и производства' в некоторых районах страны привело к возникновению местных рынков. Города превращались в крупные экономические центры.

Рост феодальной раздробленности обострил классовую борьбу в стране. Крестьяне лишались земли. Неимущие, они соединялись в отряды, нападали на чиновников, владельцев поместий и на представителей буддийского духовенства. Оставшиеся на местах крестьяне нередко создавали дружины крестьянской самообороны с постоянными предводителями. Обычно они устраивали поблизости от своей деревни палисадное укрепление, куда укрывались в момент опасности. При необходимости дружины разных деревень соединялись и действовали вместе.

О том, что такие дружины нередко были очень сильны, говорит тот факт, что местные феодалы в своих междоусобицах нередко пытались их использовать. Для этого они присваивали предводителям крестьянских отрядов воинские звания и даже назначали их правителями небольших районов. Чаще всего этого удавалось добиться потому, что многие крестьянские вожаки выходили из зажиточной прослойки деревни и стремились выбиться в мелкие феодалы.

Самым ярким выражением обострения классовых противоречий явилось в это время мощное крестьянское восстание 875 — 884 гг., которое вошло в историю под названием «восстание Хуан Чао».

ВОССТАНИЕ ХУАН ЧАО

Начало восстанию было положено в провинциях Хэнань И Шаньдун. С 50-х годов IX в. в этих местах было особенно Много правительственных войск, ибо ему все время приходилось бороться с пограничными цзедуши. Обеспечивать содержание этих войск должно было население, что легло на него тяжелым бременем. Началось массовое оставление земли крестьянами. Беглые крестьяне объединялись в отряды, нападали на феодалов. Толчком к массовому восстанию послужил голод, начавшийся в провинциях Хэнань и Шаньдун вследствие засухи. Восстание возглавил в Хэнани Ван Сянь-чжи. Начавишсь в 875 г., крестьянское восстание быстро распространилось и на Шаньдун. Во главе его стал Хуан Чао, происходивший из зажиточной крестьянской семьи.

Сначала оба предводителя действовали то вместе, то порознь, но после того, как в 878 г. Ван Сянь-чжи был убит, все руководство перешло к Хуан Чао. Охватив территорию от Хэнани и Шаньдуна на севере до Гуандуна на юге, восстание приняло грозный характер для господствующего класса. Император Сицзун бежал в Сычуань, что оказалось переломным моментом в истории восстания. Хуан Чао в 880 г. провозгласил себя императором. Это сразу же ослабило его связь с силами, которые его поддерживали. Один из военачальников — Чжу Вэнь перешел на сторону правительственных войск. После этого в 883 г. Хуан Чао был вынужден оставить Чанъань. Руководитель восстания бежал в Шаньдун, где и покончил с собой. Этим восстание и закончилось, но крестьянские волнения продолжались в течение последующих 20 лет.

ПАДЕНИЕ ДИНАСТИИ ТАН

В подавлении восстания принимали участие не только силы центрального правительства. Против восставших выступил один из пограничных цзедуши — Ли Кэ-юн. Его войска состояли главным образом из уйгуров. После подавления восстания претендентами на власть в Китае выступили Ли Кэ-юн и Чжу Вэнь, военачальник, изменивший Хуан Чао. За измену Чжу Вэнь получил от императора «почетное» наименование «Цюань-чжун» («Полностью верный»). Он был ближе к трону и имел под своим командованием имперские войска. Благодаря этому он смог опередить Ли Кэ-юна и в 907 г. низложил последнего императора танского дома. Танская династия пала, но это событие не внесло особенных изменений в реальную обстановку.

Даже несмотря на раздробленность страны, которая наступила после падения Таиской династии, все же в государственном строе Китая сохранялись элементы централизации, делавшие политическое единство более прочным, чем в государствах Европы этого периода. Способствовало этому то, что для жизни населения имели важное значение общественные работы. Сообща устраивались и ремонтировались дамбы и плотины, предохранявшие поля и населенные пункты от разливов рек и наводнений. Большое значение имело сохранение и расширение оросительной сети. По своим масштабам эти работы далеко выходили за узкоместные пределы. Элементы централизации поддерживались также наличием сильно развитого товарного обращения и тесных экономических связей внутри страны. Господствующие классы были заинтересованы в сохранении центральной власти, исходя из той опасности, которую для них представляли широкие народные движения. Свою большую роль в сохранении некоторой централизации сыграла и внешняя обстановка. Никогда не переставала существовать угроза набегов со стороны кочевников.

НАПАДЕНИЯ КОЧЕВНИКОВ УЙГУРОВ И КИДАНЕЙ НА КИТАЙ ,

Новая опасность вторжений возникла на западных и на северо-восточных рубежах империи одновременно. На западе угрозой были уйгуры, на северо-востоке такую опасность представляли кидаии. В 40-х годах VIII в. после падения второго Восточно-тюркского каганата уйгуры образовали на этой территории сильную кочевую державу с центром в Монголии. В 840 г. государство уйгуров было разгромлено енисейскими киргизами. Но в северной части Восточного Туркестана сохранилось уйгурское владение с центром в Бишбалыке.

Уйгуры постоянно вмешивались в феодальные междоусобицы Китая. Военная слабость империи привела к тому, что уйгуры все чаще нарушали ее границы и вели себя внутри страны как завоеватели. Даже в самой столице — Чанъа-не с ними с трудом справлялись. Здесь они обосновались в большом числе и постоянно терроризировали население. Кочевники держали под своим контролем караванный торговый путь, который вел из Китая в Среднюю Азию.

Со стороны северо-восточных границ Китаю грозила еще большая опасность. Здесь находились кидани, точнее китаи. От названия этого племени происходит русское наименование страны - Китай, воспринятое от монголов. Племенной союз кидаией занимал Западную Монголию и прилегающие к ней часть Маньчжурии. Развивавшиеся с конца IX в. у них феодальные отношения подготовили условия для образования сильного государства. С этого времени начинается усиление киданей. В 907 г. один из правителей киданей — Амбагянь (в китайских источниках его называют Елю Апо-ки), используя ослабление Китая, вторгся в его пограничные области. Он старался привлечь туда китайское население, покидавшее местности, которые подвергались опустошению во время междоусобных войн. Крестьянам позволялось занимать земли, под покровительством находились ремесленники, на службу принимались китайские чиновники и военные. Племенные дружины превращались в настоящее войско. Используя опыт Китая, кидани приводили в порядок государственное управление. Амбагянь провозгласил себя правителем киданьского государства, уничтожив перед тем всех других претендентов на этот пост.

Этим было положено начало кнданьскнм завоеваниям. В 916 — 926 гг. были подчЛнены некоторые маньчжуро-тун-гусские племена Западной Маньчжурии. Были присоединены земли уйгуров, разбиты тангуты. В 926 г. под натиском киданей пало Бохайское царство. После этого киданьское государство превратилось в самую могущественную державу Северо-Восточной Азии того времени. Захват части Северного Китая создал благоприятные условия для дальнейшего расширения киданьских владений. В 947 г. киданьское государство приняло название Ляо. Однако китайское население не покорилось завоевателям. На всей территории Китая начали вспыхивать восстания. Озабоченные этим, кидани были вынуждены приостановить свои завоевания и ограничиться только северными частями провинций Шаньси и Хэбэй.

ЭКОНОМИКА СТРАНЫ В X — XII ВВ. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИМПЕРАТОРСКОЙ ВЛАСТИ

После образования киданьского государства в Китае была восстановлена общенмперская политическая власть. Чжао Куань-инь — один из наиболее сильных северных феодалов — сумел одолеть своих соперников и в 960 г. провозгласил себя императором, положив начало существованию новой династии — Суи (960 — 1279 гг.). Столицей империи стал город Бянь (современный Каифын).

Размеры феодальных поместий при Су некой династии, а также их число продолжали расти. Поместья были обложены поземельным налогом, но феодалы старались от него уклониться. По относящимся к концу XI в. донесениям чиновников можно заключить, что в это время владельцы 7 поместий из 10 не платили налогов. Таким образом, в Китае фактически установился налоговый иммунитет поместий.

Хозяйства крестьян этого времени делились на две категории. «Хозяйские дворы» составляли первую. В это время так назывались дворы, принадлежавшие крестьянам, которые имели собственную землю и свои орудия производства. Государству они платили налог деньгами или шелком — от 1/30 до 1/20 получаемой продукции - и несли в его пользу трудовую повинность. Ко второй категории относились «гостевые дворы». В это время так назывались дворы, принадлежавшие крестьянам, которые работали на государственной земле или на земле отдельных феодалов. Большая часть таких крестьян не имела ни своей земли, ни орудий производства. Все это они получали от владельца земли, отдавая за это, как правило, половину урожая. В сунской деревне сохранялись общинные учреждения. Так назывались общественные амбары, создававшиеся на основе общественных фондов, предназначенных на случай неурожая. Крестьянам из этих амбаров выдавались и зерновые ссуды под проценты.

Начиная с XI в., особое развитие получает горнодобывающий промысел. Резко увеличивается добыча железа и серебра. В связи с развитием ремесла, распространением в сельском хозяйстве железных орудий, а также в связи с производством вооружения потребность в железе резко выросла. В серебре нуждалась ювелирная промышленность, внешняя торговля, серебром откупались от завоевателей. Выросла добыча соли.

В подавляющей своей части все эти* промыслы развивались путем создания казенных мастерских. Такие мастерские устраивались в металлургической промышленности, где в отдельных плавильнях работало до 100 человек, а также в промышленности по выделке тканей, где в мастерских работало обычно человек по 60 —70. Имеются сведения и о мастерских с 600 — 700 работниками. Преимущественно, это мастерские по выделке некоторых видов шелковых тканей и вышивок, керамические мастерские, а также мастерские в области кораблестроения. Особо нужно отметить частичное использование в этих мастерских наемных работников. Что было характерно для предприятий по чеканке железной монеты и по производству оружия, а также для виноделия.

При этом плата выдавалась отчасти натурой, отчасти деньгами. Подобные мастерские имелись еще в очень немногих отраслях промышленного производства. Основная часть последнего продолжала развиваться как цеховое ремесленное производство. Но уже сам факт появления таких мастерских, учитывая широкое развитие внутренней торговли и денежного обращения, оценивается некоторыми исследователями истории Китая как зарождение условий, открывших возможность развития в дальнейшем элементов капитализма.

В Супской империи торговля развивалась главным образом внутри страны. Развитие внешней торговли сдерживалось тем, что пути на Запад по суше были в значительной степени преграждены тибетцами, уйгурами и тангутами. Лишь старые приморские города на юго-востоке — Гуанчжоу, Янчжоу и др. — продолжали процветать. Здесь вырастали богатейшие купеческие дома, купеческие гильдии развивали оживленную деятельность. Такие гильдии наряду с торговлей занимались ростовщическими операциями. Из Китая главным образом вывозилось золото, серебро, медные монеты, шелковые ткани и фарфор. Ввозились лекарства, пряности, благовония и слоновая кость. Огромный доход казне приносили таможенные пошлины. Товарно-денежные отношения в Сунской империи получали все больший размах. Потребность в деньгах непрерывно росла, а недостаточная добыча меди препятствовала выпуску медной монеты в нужном количестве. Поэтому расширялся выпуск железной монеты. Суиские монеты найдены археологами в Малайе, в Южной Индии, на острове Занзибар и даже на сомалийском побережье Восточной Африки, что свидетельствует о большом распространении китайских денег. В конце X в. стали выпускаться бумажные деньги, так называемые бянь-цянь — «удобные деньги». Их выпуском занимались крупные банкирские дома. К выпуску бумажных денег с 70-х годов

X в. прибегало и центральное правительство. Усиливалось ростовщичество. Особенно это наблюдалось в деревне, где ростовщики стремились захватить прежде всего в свои руки власть над общественными амбарами. Ростовщичество тяжелым бременем ложилось на плечи крестьян и ремесленного населения городов.

ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СУНСКОЙ ИМПЕРИИ XI - XII ВВ.

С момента возникновения история Сунской империи была историей непрерывной борьбы за сохранение китайской территории. На первых лорах наибольшую опасность представляли кидаии, которые, захватив часть Северного Китая, непрерывно организовывали новые походы на Китай. С большим трудом удавалось су некому правительству отражать эти набеги. Лишь в 1004 г. удалось заключить мир с ки-данями, но условия этого мира были для империи очень тяжелы. Правительство обязалось ежегодно платить киданям дань в 100 тыс. лан серебра и 200 тыс. кусков шелковой материи.

На западной границе империи существовала новая опасность. С 30-х годов XI в. усиливается тангутское государство, именовавшееся Си-Ся (1038 — 1227 гг.). Это было ознаменовано тем, что тангутский правитель Чжао Юань-хао разбил войска тибетского государства и уйгуров и отнял у Китая часть провинции Ганьсу. Чжао Юань-хао неоднократно вторгался в пределы империи. Видя трудность борьбы, правительство старалось откупаться от тангутов шелком и серебром. На этих началах в 1044 г. и был заключен с тангутами мир. Для правительства было понятно, что заключение мирных договоров не устраняло опасность со стороны киданей и тангутов. Видя это, правители империи и близкая к трону феодальная знать стали на путь укрепления экономической и военной мощи государства. Первую попытку добиться этого сделал один из крупнейших государственных деятелей того времени Ван Ань-шн, ставший в 1069 г. первым министром империи. По его замыслу, сделать страну богатой должны были законы, регулирующие рыночные цены и налоговое обложение. Он считал, что средства казны следовало пополнять за счет государственных зерновых фондов, используемых для продажи на рынке и для выдачи населению ссуд под проценты. Таким путем автор замысла рассчитывал предупредить повышение цен и тем самым несколько облегчить положение крестьянства.Это должно было обуздать и алчность ростовщиков, которые взымали с должников по 200 — 300 процентов. По проекту Ван Ань-ши казна должна была взымать только 20 процентов. Замена армии наемников всенародным ополчением должна была обеспечить военную мощь государства. Каждые 10 семей должны были в случае необходимости выставлять и полностью содержать по одному воину со всей экипировкой и оружием.

Задуманные Ван Ань-ши мероприятия вызвали сильнейшее противодействие со стороны других государственных деятелей — представителей феодальной бюрократии. Претворение в жизнь задуманных мероприятий ограничилось временем правления автора замысла. В 1086 г. после его смерти все «новые законы» были преданы забвению. Между тем усилилась внешняя опасность для страны. Империи стали угрожать чжурчжени.

Чжурчжешг были одним из маньчжуро-тунгусских племен, обитавших в Маньчжурии. Во главе с вождем по имени Л гуда они образовали племенной союз. В 1115 г. они выступили против кидапей п отняли у них часть территории. От этого времени ведет свое начало чжурчженьское государство, именуемое в китайской историографии как Цзннь. Супское правительство поспешило воспользоваться появлением у кидапей сильных врагов. С чжурчжеиями был заключен союз для совместного похода против кидапей. В 1125 г. под двойным ударом киданьское государство Ляо пало. По это означало, что вместо одной угрозы возникла другая. Неудачная для империи борьба с чжурчжеиями закончилась мирным договором. Согласно ему супское правительство отдало части провинций Хэбэй и Шаньси, уплатило 200 тыс. лай золота, 4 млн. лап серебра и выдало всех заложников.

Началась подготовка к новой войне. Супское правительство не хотело мириться с тяжелыми условиями договора, чжурчжени не удовлетворились тем, что уже захватили. В 1126 г. две чжурчженьские армии вторглись в Китай. Сун-скне войска были разбиты, ив 1127 г. чжурчжешг овладели всей северной частью страны. В распоряжении сун-ского правительства осталась только территория к югу от реки Япзцы. Сумская империя, таким образом, превратилась в Южно-Сунскую. Столицей стал город Ханчжоу, именовавшийся тогда Линьань.

По борьба с чжурчжеиями на этом не остановилась. Против захватчиков в Китае разгорелось народное движение. Борьбу с чжурчжеиями продолжали и некоторые военачальники империи, среди которых были дв^а талантливых полководца — Хань Ши-чжун и особенно Йо Фэй. Им удалось не только остановить дальнейшее продвижение чжурчженей, но и нанести им ряд серьезных ударов. Если бы не обнаружилась измена внутри самого правительства, это могло бы сыграть роль поворотного момента в борьбе с завоевателями. При дворе императора Гаоцзуна действовал тайный агент чжурчженей Цинь Гуй, занимавший пост первого министра. Он склонил императора к миру с чжурчжеиями. Йо Фэй и другие сторонники продолжения борьбы были убиты. В 1142 г. император заключил с чжурчжеиями мир, по которому за ними были признаны все их завоевания. Налагалась тяжелая дань в размере 250 тыс. лай серебра и

250 тыс. кусков шелковой материи. После этого отношения Южно-Сунской империи с чжурчженями не были однозначны. Были и прямые столкновения. В 1205 г. произошло последнее из таких столкновений. Для чжурчженей оно сложилось неудачно. Под влиянием внутренних междоусобиц их могущество начинает быстро падать.

Но главным для китайцев и чжурчженей была уже не междоусобная борьба. Перед теми и другими предстала одинаково грозная опасность. В 1206 г. возникло могущественное государство Чингис-хана.

ПРОСВЕЩЕНИЕ И КУЛЬТУРА

Существование Сунской империи ознаменовано культурным расцветом страны. Особенно это заметно в области просвещения. Главными очагами образования стали не правительственные школы, а частные (шуюань). В стенах таких школ созревали различные течения общественной мысли, мыслители вели оживленную полемику друг с другом, издавалась обширная и разнообразная литература. Именно в этой среде и развивалась так называемая «сунская наука» — комплекс политических, экономических, исторических и философских знаний.

В обстановке оживленной городской жизни широкое развитие получило книгопечатание, что в свою очередь способствовало распространению просвещения. Еще в I в. в Китае было изобретено изготовление бумаги из тряпья и древесной коры. В V — VI вв. здесь же был открыт способ печатания с камня. С начала VII в. появилась ксилография — печатание с гравированных досок. Правда, книги в VII — IX вв. размножались главным образом еще путем переписывания, но на юге страны, и особенно в провинции, Сычуань, с IX в. стало распространяться печатание и ксилографическим способом. Печатались при этом не только религиозные буддийские сочинения, но и политические трактаты, публицистические произведения w географические описания. В середине X в. было закончено печатание конфуцианского канона. Бин Шеи в 40-х годах XI в. изобрел способ печатания подвижным шрифтом. Сначала литеры изготовлялись из глины, в дальнейшем — из дерева. Литеры, отлитые из меди и железа, появились позднее.

В X в. в Китае появился компас. Первые сведения о приборе, для определения направления восходят еще к III в. до н.э. Но как прибор, практически применяемый в мореходстве, компас стал использоваться только во времена Суп. С этого же времени он стал известен и иноземным мореплавателям, в первую очередь, арабским купцам, посещавшим порты Юго-Восточного Китая. Через их посредство компас стал впоследствии известен и в Европе. В IX в. в Китае был изобретен порох, однако его практическое применение в военном деле началось лишь с XI в.

РАЗВИТИЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ, ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА

В X — XII вв. отличительной чертой прогрессивной общественной мысли был большой интерес к человеческой личности, что было характерно для позднетанской эпохи. В сунское время продолжателем Хань Юя был Оуян Сю (1007 — 1072 гг.) — историк и публицист и одновременно крупный общественный и государственный деятель. Его главный труд «История пяти династий» описывает полувековую историю между падением Танской династии и появлением Су некой. Оуян Сю выразил глубокую скорбь по поводу бедствий, которые переживала тогда раздираемая феодальными междоусобицами страна.

Другим грандиозным по замыслу и объему трудом является произведение государственного деятеля и историка Сыма Гуана (1019 — 1085 гг.). Этот труд получил название «Цзычжи тунцзянь» — «Всеобщее зерцало, помогающее правлению». Эта огромная в 294 книги работа посвящена истории Китая с начала V в. до н.э. и до образования Сунской империи, т.е. до второй половины X в. Уже само название говорит о том, что автор хотел не только поведать о фактах прошлого, но и научить своих современников извлекать уроки из этих событий. Работа Сыма Гуана является одним из важных источников для изучения истории Китая.

Расцвет философской мысли Китая происходит в XI — XII вв. Среди крупнейших мыслителей Чжоу Дун-и (1017 — 1073 гг.), братья Чэн Хао (1032 - 1085 гг.) и Чэн И (1033 - 1107 гг.), Чжу Си (ИЗО - 1200 гг.). Они создали новое направление в философии, именуемое в китайской литературе «сунской наукой», а в европейской — «сунской философией» или «пеоконфуциаиством».

В своих исходных позициях представители «сунской философии» действительно отправлялись от того круга идей, который представлен памятниками древней философской мысли, сложившимися в так называемые конфуцианские «пятикнижие» и «четверокнижие». В этом и есть суть того «обращения к древности», которое было характерно для китайской философии иозднетанского и сунского времени. Но обращение к классикам не сводилось к простому их копированию. Это было коренным пересмотром старых положений и создание на этой основе новой философской школы.

Здесь же мы находим элементы диалектического и стихийно материалистического подхода к бытию. Первым заговорил об этом Чжоу Дун-и, который понимал диалектику как переход от «движения» к «покою», а от «покоя» обратно к «движению» и т.д. По его мнению «движение» и «покой» — это два состояния развивающегося во времени материального бытия, представленного в виде «пяти основных элементов» воды, огня, дерева, металла и земли — в их взаимодействии.

Крупнейшим представителем этой философской школы был Чжу Си. В своих произведениях он стремился раскрыть единство во многообразии всего сущего, а также доказать объективность существования мира и возможность его познания. По его мнению единство существует на двояком фундаменте: на «иервоматерии» (цн) — материальной основе всего сущего — и-на «естественном законе» (ли), которым определяется самое бытие этой основы. Принципиальной разницы между человеком и предметами природы нет. Человек — это наиболее совершенное явление природы. Путь познания мира лежит через познание каждой отдельной вещи. Мыслитель допускал возможность вмешательства в формирование человеческой личности с целыо подавления в ней дурного и укрепления хорошего. Оригинально понимал Чжу Си «естественный закон» (ли). В истолковании этого «закона» важно учесть полемику, которая развернулась вокруг провозглашенного мыслителем положения о «познании вещей». Его противник Л у Сяп-шань (1139 — 1192 гг.) заявлял, что вещи заключены в душе человека и что, следовательно, «познание вещей» состоит в «познании своей души». Чжу Си утверждал, что вещи существуют вне человека и познаются путем их изучения.

Искусство во времена Сунской империи достигло своего расцвета. В истории китайского искусства в целом сунская школа живописи занимает выдающееся место. Любимыми темами художников в это время являлись пейзажи, животные, а также птицы цветы. Ярким представителем этой школы был художник Чжао Цзи. И теперь все трактаты по истории живописи восторженно говорят о его картине-свитке с изображением ивы,

ворон,тростника и диких гусей. Художники расписывали галереи во дворцах. Развивалась жанровая живопись. Ярким образцом является дошедшая до нас картина Гу Хун-чжуна с изображением ночного пиршества знатного вельможи Хань Си-цзая. Су некий фарфор приобрел мировую известность.

Первый значительный поэт сунского периода — Ван Юй-чэн (954 — 1001 гг.). Мелкий чиновник, выбивший-

с я из низов, служивший большей частью в самых отдаленных и глухих местах страны, он хорошо знал жизнь народа и воспевал в своих стихах нелегкий труд крестьян, выжигающих горные леса для новых полей, горькую судьбу нищих беженцев и тяжелую солдатскую службу. Сравнивая с жизнью народа свою жизнь чиновника, «не вспахавшего ни одного му земли, никогда не державшего в руках стрелы», но живущего в тепле и достатке, поэт испытывает глубокий стыд за себя и свое сословие.

На общем фоне тогдашней поэзии Ван Юй-чэн выглядит одиноким; в конце X и в первые десятилетия XI в. на литературной арене почти безраздельно господствует так называемая «сикуньская школа» — группа поэтов, подражавшая образному, изысканному и нарочито усложненному стилю танского поэта Ли Шан-иия.

Ниаболее известным среди мастеров цы этого периода был Лю Юн (987 — 1053 гг.), значительно усовершенствовавший жанр. До нас дошло около 200 его цы — больше, чем от какого-либо из современников поэта, — посвященных вину, любви, природе, описаниям достопримечательностей.

Реакцией на изощренность и формализм сикуньской школы было новое движение за «возврат к древности», душой которого стал выдающийся поэт и прозаик, крупный государственный деятель Оуян Сю (1007 — 1072 гг.). Стремясь вернуть литературе высокое этическое и государственное звучание, он призывал учиться у танского поэта Хань Юя, творчество которого Оуян Сю неустанно пропагандировал.

Особую известность получили несколько стихотворений Оуян Сю, посвященных трагической судьбе знаменитой красавицы древности — Ван Чжао-цзюнь (или Мин-фэй), наложницы ханьского императора Юань-ди (1 в. до н.э.), от-даной в жены вождю кочевников сюнну (гуннов) и умершей вдали от родины.

Оуян Сю был подлинным патриархом литературы, другом, наставником и покровителем целой плеяды группировавшихся вокруг него талантливых писателей. В числе его друзей и учеников были поэты Мэй Яо-чэнь, Су Шунь-цинь, Ван Ань-ши, Су Ши.

Ван Ань-ши (1021 — 1086 гг.) вошел в историю и как поэт, и как крупный реформатор — автор «Новых законов», которые он попытался провести в жизнь в царствование императора Шэнь-цзуна (1068 — 1086 гг.), чтобы облегчить тяжелое положение крестьянства, оградить его от произвола помещиков и торговцев и спасти тем самым страну от экономического кризиса, который неумолимо на нее надвигался.

Как писатель, Ван Ань-ши занимает одно из самых почетных мест в китайской литературе; он входит в число «восьми великих мастеров эпох Тан и Сун» и считается одним из лучших сунских поэтов.

Одним из самых талантливых представителей гражданской поэзии был рано умерший Ван Лин (1032 — 1059 гг.). Вершиной творчества Ван Лина является сатирическая поэма «Разговор с саранчой во сне» — одно из сильнейших и значительнейших творений всей литературы сунского периода.

Для великого Су Ши (1037 — 1101 гг.), не менее известного также под именем Су Дун-по, поэзия — лишь одна из граней его высокоодаренной натуры: он был и крупнейшим матером прозы (одним из «восьми великих» времен Тан и Сун), знаменитым художником и каллиграфом.

Творчество Су Ши оказало воздействие на самых разных по направлению и стилю поэтов — его современников, из которых наиболее известны Вэнь Тун (1018 — 1079 гг.) — знаменитый художник и поэт-пейзажист, писавший также о крестьянской жизни; Чжан Л эй (1054 — 1114 гг.) — последователь Бо Цзюй-и, стремившийся просто и без затей рассказать в своих стихах о тяжелом труде крестьянина, о его заботах и радостях; изящный стилист Цинь Гуань (1049 — 1100 гг.), поэзию которого Су Ши высоко целил, и, наконец, Хуан Тин-цзяиь (1045 — 1105 гг.), великолепный живописец природы, наиболее значительный из поэтов, группировавшихся вокруг Су Ши.

Хуан Тин-цзянь вошел в историю литературы не только как крупный поэт, высоко ценимый современниками (его имя ставили рядом с именами Су Ши и Ду Фу), но и как основатель так называемой «цзянсийской школы», в течение многих десятилетий оказывавшей большое влияние на развитие су некой поэзии, в том числе и на творчество ряда крупных ее представителей.

Самым известным, кроме Хуан Тин-цзяна, поэтом цзянсийской школы был Чэнь Ши-дао (1053 — 1101 гг.). Он был менее ортодоксален, чем Хуан, и стихи его отличаются большей простотой и естественностью. Излюбленные темы его поэзии — природа и деревенская жизнь.

Из других поэтов этого периода, писавших преимущественно в жанре Ши, следует отметить Тан Гэна (1071 — 1124 гг.), автора известного стихотворения «Допрос аре-

стованных» — острейшей сатиры на чиновничье сословие/ а также Цзун Цзэ (1059 — 1128 гг.) и Юэ Фэя (1103 — 1141 гг.) -- знаменитых военачальников и героев, прославленных организаторов сопротивления нашествию чжурчжэней.

Одним из величайших мастеров цы была поэтесса Л pi Цин-чжао (1084 — 1151 гг.), чьи стихи по праву принадлежат к числу высших достижений жанра.

Ян Вань-ли (1127 — 1206 гг.), известен как самый плодовитый автор в истории китайской поэзии. За свою долгую жизнь он написал свыше двадцати тысяч стихотворений, из которых сохранилась лишь часть.

Тогла же выделился и друг Ян Вань-ли — поэт Фань Чэн-да (1126 — 1193 гг.) — один из крупнейших певцов деревни, прославленный автор цикла из шестидесяти стихотворений под названием «Четыре времени года в полях и садах». В этих и во многих других своих стихах о деревне Фань Чэн-да стремится показать не только поэзию деревенской жизни, ее идиллистическую сторону, но и суровую прозу крестьянского существования; голод и неурожаи, поборы и притеснения.

Новый жанр — народная повесть — был создан народными рассказчиками, первые сообщения о которых восходят еще к IX в. В сунских столицах таких рассказчиков появлялось все больше и больше, а их искусство пользовалось популярностью. Их приглашали даже в императорские дворцы.

Сказители выработали понятный массовому слушателю язык и удобную для выступлений композицию. Они начали перелагать в новую популярную форму сюжеты предшествовавшей литературы, пользуясь при этом помощью «книжников» из числа образованных людей.

ГЛАВА 2


ТИБЕТ, ИНДО КИТАЙ, КОРЕЯ. СТРАНЫ ЮЖНЫХ МОРЕЙ


Экономическому и культурному подъему в Тибете и Корее, который наблюдался в VIII — XII вв., в значительной мере содействовали связи этих стран с Китаем и Индией. Развитие Индо-Китая и стран южных морей шло более медленными темпами. Но и здесь чувствовалось несомненное влияние Индии и Китая.

ТИБЕТ. ТИБЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ VIII И В IX В.

Распространив свою власть на прилегавшие к Тибету области Средней Азии и Восточного Туркестана, Тибетское государство во второй половине VIII в. достигло значительного могущества. С севера к Тибету отошла территория, заселенная тангутами и тогонцами (тугухунь) — одним из сяньбийских племен, на востоке — часть китайской провинции Сычуань. Тибетцы также владели четырьмя округами, входившими в среднеазиатскую провинцию Танскую империю. Для этого времени характерно интенсивное развитие феодальных отношений в Тибете. Господствующим классом в стране являлись феодалы, крупные земельные собственники. Заметное влияние оказывало соседство Тибета с Китаем, а также со Средней Азией, т.е. странами, в те времена наиболее передовыми и культурными, что способствовало и подъему собственно тибетской культуры. Значительным было также влияние Индии и Непала, что связано с распространением в Тибете буддизма. В VIII и первой половине IX в. некоторые тибетские правители выступали как ревностные покровители буддийской церкви. С санскрита на тибетский язык переводились буддийские сочинения. Строились монастыри. Из Индии призывались известные проповедники буддизма. При Тисрон-дэбцзане (740 — 786 гг.) из Индии прибыл Падма Самбхава. С его именем связано оформление тибетской разновидности буддизма, где большое место занял так называемый тантризм — мистическое учение о влиянии сверхъестественных сил на жизнь. Из Индии же шло распространение среди господствующего класса Тибета образованности, тибетцы знакомились с санскритом и индийской литературой.

Тибетские правители покровительствовали буддизму не только из стремления найти в буддийской религии и церкви опору для своей власти над населением, но и исходя из соображений внешнеполитического характера. Эта политика тибетских правителей также обеспечивала дружеские отношения с государствами Непала и Индии. Поддержка этих государств была нужна тибетским правителям в их отношениях с Танской империей. Путем насаждения буддизма в Восточном Туркестане тибетские правители старались укрепить свое влияние в этом районе. Буддизм был одним из орудий внешней экспансий. Все это сопровождалось борьбой между феодалами. Нередко с внешней стороны эта борьба принимала форму религиозных распрей. Одни поддерживали буддийскую церковь, другие были приверженцами старой религии Тибета, так называемой бон. Восходила она к примитивным верованиям в добрых и злых духов, к вере в магию, т.е. к верованиям, характерным для общества первобытно-общинной ступени развития. В то время эта борьба еще не разрослась до размеров, которые могли бы угрожать политической целостности государства. У феодалов были сильны общие интересы, которые выражались в стремлении укрепить свое положение и в старании вести активную внешнюю политику.

Военные захваты совершались по двум направлениям. Первое — в сторону Китая, второе — в сторону Восточного Туркестана. Последний привлекал тибетских феодалов главным образом тем, что по нему проходили торговые пути между Востоком и Западом. Контроль над этими путями обеспечивал постоянный источник крупных доходов в виде пошлин и сборов. В 40-х годах VIII в. в связи с такими стремлениями мирные отношения, установившиеся между Тибетом и Китаем в 730 г., были прерваны. В 763 г. тибетцам даже удалось на некоторое время захватить тайскую столицу. Империя лишь с большими усилиями отразила их нашествие. Стабильные мирные отношения установились только в 822 г., когда в Лхасе был заключен договор между Тибетом и Китаем. Обе стороны в торжественной обстановке принесли клятву соблюдать верность договору. Текст этой клятвы был выгравирован на каменной стеле, которая была водружена в столице Тибета. Стела эта сохранилась до сих пор как символ мирных отношений двух народов.

ТИБЕТ IX - XII ВВ.

Дальнейшая история Тибета ознаменована распадом того относительно единого раннефеодального государства, которое существовало здесь со времени Сронцзан-гамбо (VII в.). Среди тибетских феодалов начались распри, которые вновь принимали форму борьбы между сторонниками старой тибетской религии и приверженцами буддизма. Противникам королевской власти удалось убить короля Ралиачаиа (816 — 838), который опирался на буддийскую церковь. Па трои взошел его брат Дарма.

С этого момента началось преследование буддизма. Монастыри закрывались, монахи обращались в мирское состояние, буддийские сочинения сжигались. Индийцы, занимавшиеся переводом буддийских книг на тибетский язык, вынуждены были бежать на родину. В основе этого лежала борьба феодалов за дележ монастырских богатств и владений. Главной целью было также превращение многочисленных монахов в земледельцы, ремесленников и скотоводов, чей труд можно было эксплуатировать. В 842 г. после смерти Дармы на престол были возведены два его сына от разных жен. На каждого из них делала ставку определенная феодальная группа, что повлекло за собой новую вспышку ожес-

2 Зак. 998

33

точенной борьбы. Государство распалось на ряд независимых и враждующих друг с другом владений. Последствием распада могущественного Тибетского государства было усиление той ветви тибетцев, которая жила за пределами собственно Тибета. Это были тангуты, обитавшие в районе Кукунора и Амдо. Тоба Сыгун — один из вождей тан-гутов — в 875 г. установил свою власть над частью ны-

нешней провинции Нинся. Это означало возникновение нового тангутского государства, которое с XI в. под китайским наименованием Си-Ся превратилось в одно из могущественных государств Центральной Азии.

Такое развитие событий сказалось и на внутреннем положении Тибета. Усиление тангутов было новой военной опасностью, что заставило феодалов северо-восточной части страны объединиться. В 1015 г. здесь, а также в прилегавших районах Кукунора образовалось новое Тибетское государство,которое продержалось до ИЗО г. и пало под ударами чжурчженей. Остальные районы Тибета во многом жили обособленной жизнью, где

продолжали господствовать крупные феодалы, слабо связанные друг с другом.

Это время характеризуется прекращением гонения на буддистов. Буддийская церковь в Тибете стала постепенно возвращать свои позиции. Росло число монахов, открывались новые монастыри, что особенно было характерно для Южного Западного Тибета. Здесь снова появились проповедники буддизма из Индии. Особое значение в истории тибетского буддизма имел Атиша, один из известных индийских проповедников и писателей. Атиша в первой половине XI в. поселился в Тибете и вместе со своими учениками полностью посвятил свою деятельность проповеди новой разновидности буддизма, получившей наименование секты кадампа. Эта секта насаждала в монастыре строгий аскетизм и развивала тот мистический тантризм, который восходил ко временам Падма Самбхава. Атнша был родоначальником ламаизма, утвердившегося в дальнейшем не только в Тибете, ио и в Монголии. Для него был характерен переход от пантеизма в деизм и мистику, развитие учения о перерождении. Создавался обширный пантеон богов. Церковная организация ламаизма строится на авторитете «учителей» — лам, т.е. духовенства, высшими представителями с XV в. стали далай-лама и паичень-лама.

В XI в. среди буддийских деятелей нужно отметить известного иод именем Миларайба. Он по праву может быть назван самым выдающимся представителем средневековой тибетской литературы. Составленные им гимны говорят о нем, как о большом поэте. Его автобиография показывает нам выдающегося прозаика. Миларайба писал на простом, понятном всем языке. Религиозное содержание гимнов не помешало выявлению в его поэзии мотивов скепсиса, исканий и апелляций к человеческому разуму, стремящемуся к познанию. Вместе с тем в гимнах прослеживаются пантеистические элементы, которые делали для автора все существующее в мире единым целым. В его автобиографии, помимо сведений о жизин автора, представлены картины быта Южного Тибета того времени.

Влияние буддийской церкви и умножение богатств монастырей привели к превращению светских феодалов в феодалов церковных, это проявлялось в принятии ими различных духовных званий, вхождении в ряды князей церкви. Таким образом создавались предпосылки для превращения Тибета в теократическое государство.

ИНДО КИТАЙ. КОРОЛЕВСТВО КХМЕР (ЧЕНЛА, КАМБОДЖА) В IX - XII ВВ.

В истории кхмеров с 80-х годов IX в. начался новый период. В противоположность предыдущему, называемому Доангкорским, его называют ангкорским. Это объясняется тем, что столицей государства того времени стал город Ангкор vAiiKop). Этот период характеризуется политическим усилением государства кхмеров, расширением его территории 11 Расцветом культуры. Данные о внутреннем строе страны весьма скудны. Дошедшие до нас источники больше всего говорят о походах и завоеваниях кхмеров. Походы эти направлялись на запад и на восток. В первом случае — в сторону нынешней Бирмы, где в первой половине XI в. под власть кхмеров подпали племена мои. Во втором случае — в сторону Чампы, натиск кхмеров в этом направлении был особенно упорным. До 945 г. сюда было большое вторжение кхмеров. В первой половине XI в. кхмеры продвинулись почти до самого Тонкина и захватили часть территории Чампы, ослабленной до этого борьбой со своими северными соседями — вьетнамцами. В 1177 г. Чамда, установив с вьетнамцами мирные отношения, сумела нанести кхмерам ответный удар. Столица Ангкор была разрушена. Однако кхмеры быстро оправились от этого удара, и войска Чампы были изгнан. При Джая-вармане VII в 80 — 90-х годах XII в. столица была вновь отстроена. С этого времени до 20-х годов XIII в. Чампа фактически попадала под власть правителей Кхмера. Завоевания сделали королевство Кхмер самым крупным и могущественным государством в Индо-Китае. Им была подчинена вся центральная часть полуострова от границ нынешней Бирмы на северо-западе до нынешнего города Бандона на Малайском полуострове на юге.

На северо-западном берегу озер Тонле-сан в середине XIX в. в лесах были открыты памятники древней столицы кхмеров — Ангкор-том и храмы Ангкор-ват, которые относятся к IX — XII вв., укрепления, ворота, каменные мосты. В некоторых зданиях были найдены статуи различных божеств — двуликих и четвероруких, и четвероликих с восемью руками. В руках у божеств находились изваяния маленьких детей, птиц и животных, а у некоторых — изображения солнца или луны. Эти памятники, а также сохранившаяся мозаика и фрески представляют собой замечательные образцы культуры кхмеров.

ВЬЕТНАМ И ЧАМПА В IX — XII ВВ.

В 950 г. после распада Танской державы под предводительством Нго Вуонг Квена вьетнамцам удалось освободиться из-под власти китайских наместников.Образовалось независимое королевство Ко-Вьет. Или, как его называет китайская историография — Цюй-Юэ. Вследствие восстановления могущества Китайской империи под властью дома Суп второй половине X в. достигнутая вьетнамцами независимость была утрачена. Исходом было формальное признание со стороны королей вассальной зависимости от суиских императоров.

Китайские источники отмечают частые смены во Вьетнаме правящих домов. Это нередко сопровождалось перенесением столицы в другой город, а иногда и изменением наименования государства. Так, в 1010 г. с переходом престола в руки Ли Хонг Уана, основателя династии Ли, столица была перенесена в Тхан Лонг, а страна стала именоваться Да-Вьет. Подавление сепаратизма феодалов способствовало объединению страны, а также развитию сельского хозяйства и ремесла. Под посевы расчищались новые земли, в крупных масштабах проводились ирригационные работы.

История южного соседа вьетнамцев — Чампы — известна недостаточно. Источники повествуют главным образом о столкновениях этого государства с соседями. В связи с появлением независимого Вьетнами в X в. произошли столкновения с вьетнамцами, что привело к потере части территории на севере и к перенесению столицы государства Чампа дальше на юг — в город Виджайя (Биндинь). Также немного известно о культуре Чампы этого времени. Можно утверждать только то, что на эту культуру большое влияние оказала Индия. Индуизм здесь получил гораздо большее распространение, чем буддизм.

БИРМА. ГОСУДАРСТВО ПАГАН

С древних времен побережье нынешней Нижней Бирмы и район реки Менам'были заселены народностью мон. По языку она относится к аустро-азиатской лингвистической группе, к которой относятся языки народов Малайского архипелага. По своему этническому облику эта народность близка к индийским племенам меида и хаси. Образовавшие в первые века до н.э. царство Пегу моны рано подпали под влияние индийской культуры. С давних пор в их страну стали проникать индийские торговцы и религиозные проповедники. От индейцев моны заимствовали письменность. Сохранившиеся памятники XI — XII вв. говорят, что знаки их письма принадлежат к южноиндий-ск°й письменности, они почти полностью совпадают с ранними надписями, найденными в Чампе.

Ощутимым было также влияние народов Верхней БирмИ>т, которые принадлежали к тибето-бирманской этнической группе. Переселение тибето-бпрманцев в страну монов шло с давних пор. Первыми переселенцами были тибето-бирманцы племени пыо. Наиболее старые памятники — надписи, найденные в древнем городе Проме в верховьях реки Иравади, бывшем столицей возникшего в конце 1 — начале II в. царства, носившего то же название. Это отрывки из буддийского канона — «Трипитаки». Дошедшие статуи и бронзовые изделия свидетелы твуют о влиянии искусства индийской империи Гуптов.

В VII — VIII вв. в долину реки Иравади проникли новые волны переселенцев с севера. Постепенно они подчиняют себе местное население. Ими в середине VIII в. разрушена старая столица Прома и в IX в. построена новая — Паган. Этим было положено начало существованию Бирманского государства с династией Паган в качестве правителей (1044 — 1287 гг.). Во время правления короля Анауратха (1044 — 1077 гг.) королевство Паган превратилось в сильное государство с обширной территорией. В это же время к востоку от столицы была создана оросительная система, которая превратила этот район в житницу Бирмы. Можно проследить полное подчинение влиянию индийской культуры, которая пустила глубокие корни у побежденных монов. От монов была принята и письменность.

СТРАНЫ ЮЖНЫХ МОРЕЙ. МОРСКИЕ ПУТИ МЕЖДУ ВОСТОКОМ И ЗАПАДОМ. ТОРГОВЛЯ

В китайской литературе под наименованием стран Южных морей подразухмевается район Филиппинских островов и весь островной мир от Южно-Китайского моря и далее к югу. Термин «Южные моря» сохранился в Китае, Корее и Японии до настоящего времени в качестве географического обозначения этого района. Пути, проходившие по Южным морям, имели большое значение в отношениях стран Востока со странами Запада. Значение не меньшее, чем пути по суше — через «Западный край» (Стой), г.е. нынешний Западный Синьцзян, и восточную часть Средней Азии. Восточный морской путь шел из Китая к Филиппинам оттуда — к Борнео, Целебесу и Молуккским островам. Западный путь шел пз юго-восточных портов Китая в гавани восточного побережья Индо-Китая и Сиамского залива, оттуда — к Малайскому полуострову и далее Малаккским проливом — к Суматре. Здесь этот путь расходился. Один шел на юго-восток к Яве, Бали и другим островам современной Индонезии, другой шел на запад — в Цейлон и Индию, далее корабли плыли к Персидскому заливу..

Сначала морская торговля между Китаем и странами Южных морей развивалась медленно. По этим морям тогда плавали не китайские, а «куньлуньские», т.е. малайские и индийские корабли.

Уже с IV в. такие корабли стали заходить в Гуанчжоу (Кантон). С момента образования Танской империи положение стало меняться. В Гуанчжоу, Цзяочжоу и других портах Юго-Восточного Китая, кроме малайских и индийских торговцев, начали появляться, и число их стремительно возрастало, арабские купцы. С территории стран Южных морей вывозились золото, олово, эбеновое дерево, слоновая кость и камфара. Выше всего ценились ароматические вещества и особенно пряности. В страны Передней Азии и Европы важным предметом вывоза были пе- „

Львиная пагода. УШ — IX вв.

_ , Львиная пагода.

рец и гвоздика. Еще более vni — ix вв.

Ценным продуктом был

мускатный орех. В то время гвоздика имелась только на Молуккских островах, а мускатный орех — лишь на островах группы Бонда.

Благодаря развитию морской торговли ряд портовых городов в междуречье Тигра и Евфрата и по берегам Персидского залива процветал. Большие суда были неудобны для плавания по персидскому заливу. Арабы доходили Д° Курама на юге Индии, двигались вдоль побережья на мелких судах, а в Кураме переходили на большие корабли, благодаря этому Курам превратился в перевалочный пункт первостепенной важности. Другим перевалочным пунктов стал Палембанг -- главный город царства Сривиджайя иа Суматре.

СРИВИДЖАЙЯ

В восточной части Суматры, расположенной непосредственно против Малакки, с давних пор поддерживались тесные связи с государствами Индо-Китая. Здесь находилось царство Сривиджайя. Его столицей был город Палембанг. В западной части острова находилось другое царство, столицей которого был Парос, или Пас. Суматрд впервые упоминается в китайских источниках в VII в. Именно в это время стали устанавливаться торговые связи Китая с царством Сривиджайя. До того времени Сривиджайя составляла часть владений крупного государства, существовавшего на острове Ява. С приобретением самостоятельности царство стало быстро усиливаться. При этом важную роль играло его географическое положение. Его выгодность сделала это государство одним из посредников торговли между Западом и Востоком.

Согласно китайским источникам, Сривиджайя имела военный флот, который контролировал и охранял торговые пути. Также под властью этого государства находились почти все главные порты на Малайском полуострове. До середины IX в. правители Сривиджайи владели также и Явой. Даже на далеком Цейлоне чувствовалось их политическое влияние. Сривиджайя была наиболее крупным, богатым и могущественным государством в районе Южных морей вплоть до середины XIV в. Расцветом и усилением Сривиджайя во многом обязана многочисленным переселенцам из Индии, которые стали появляться на Суматре и иа Яве в древности.Выходцы из Индии принесли малайцам — основному населению Сривиджайи — свою культуру и свой язык. Сюда же проникли и древние религии Индии: брахманизм и буддизм. Знаменитый памятник буддийской архитектуры, выстроенный в VII — VIII вв. в Боробуду-ре иа Яве, красноречиво свидетельствует о распространении буддизма.

Образование в Корее государства с централизованным управлением стало возможным вместе с утверждением здесь [ч'юударствегшой феодальной собственности на землю. Мощным государством в Корее стало королевство Силла, которое во второй половине VII в. объединило территорию почти всего полуострова. Начинается подъем страны, который продолжился и в VIII в. Такому расцвету государства способствовало установление оживленных отношений с Танской империей. В Китай в течение всего VIII в. почти ежегодно отправлялись многочисленные посольства, в состав которых входили молодые люди знатных семейств. Они получали образование в Китае, изучали здешние порядки, возвращались домой, привозили с собой китайские книги и предметы искусства. Вступив в должность, они старались использовать те формы управления, которые видели в Китае. Из Кореи с посольствами ездили и буддийские монахи, которые получали в китайских монастырях богословское образование. Некоторые из них добирались до Индии. В Индии и странах Халифата в начале VIII в. побывал монах Хэ Чжо, проникший туда через Китай. Часть его записок — «Повесть о посещении пяти индийских царств» сохранилась и служит важным источником сведении о развитии этих стран в то время. Регулярно ездили в Китай и корейские купцы. Их обычный путь пролегал через Желтое море, а главными местами торговли были Чшиань и Чучжоу, где имелись даже особые корейские кварталы. Оттуда некоторые ездили и дальше — вдоль побережья Китая. Из своей страны купцы вывозили золото, серебро, лечебный женьшень и тюленьи шкуры. В Корею ввозились ткани, бумага и книги. Не такие интенсивные, но все же поддерживались отношения и с Японией. С 799 г. посольства в Японию и из Японии совсем прекратились. Причиной тому были периодические и частые набеги японских феодалов на корейское побережье. Так, в набеге 731 г. участвовало, по сведениям корейских источников, до 300 японских кораблей.

РАСПАД ГОСУДАРСТВА СИЛЛА

В Силлс надельная система пережпла ту же судьбу, что 11 в Таиской империи. Дальнейшее развитие шло по пути укрепления феодального поместья. Начало этого было заметно в начале IX в. Пользование государственными наделами становилось наследственным, что закрепляло землю в собственности отдельных феодалов. В вечном пользовании считались и монастырские земли. Владельцы поместий, стремясь защитить свои земли начали создавать собственные вооруженные отряды. Они были нужны и для борьбы друг с другом. Увеличение владений происходило не только за счет присвоения земель государственных, но и за счет захвата их у других феодалов. В течение IX в. в стране не прекращались междоусобные распри. В конце IX в. особо значительными были волнения крестьян.

Результатом этого стала утрата государственного единства страны. В конце IX в. в юго-западной части полуострова, на землях бывшего государства Пэкче, возникло «Второе Пэкче». На землях бывшего Когуре образовалось другое самостоятельное владение под названием «Второе Когуре», или Тхэбон. Лишь небольшая территория вокруг столицы оставалась под властью Силлы.

КОРОЛЕВСТВО КОРЕ (X — XII ВВ.)

Только в начале X в. было восстановлено государственное единство. В 918 г. один из военачальников государства Тхэбон, по имени Ван Гон, убил правителя и занял его место. В 935 г. ему подчинился правитель Силлы, который с этих пор превратился в одного из провинциальных феодалов. В 936 г. прекратило свое самостоятельное существование «Второе Пэкче». Восстановленное корейское государство получило название Коре (от этого названия происходит общепринятое в Европе наименование «Корея»). Его столицей стал город Сонгдо (нынешний Кэсон).

В известной степени свои успехом Ван Гон был обязан принятой им тактике по отношению к крестьянству. При занятии новой территории он объявлял, что снимает с крестьян все недоимки и налоги, чем и обеспечивал себе поддержку. Понятно, что это средство пускалось в ход лишь во время борьбы, когда надо было упрочить власть. В дальнейшем все возвращалось. Восстановление политического единства страны было в значительной степени номинальным. В Коре не прекращались феодальные усобицы.

Исторические связи корейского народа с китайским обусловили тот факт, что в своей внешней политике правители

Коре ориентировались па Сунскую империю. Эта необходимость, а именно союз с Китаем, диктовались также общей опасностью со стороны кпданей, которые угрожали как Сунской империи, так и Коре. В 926 г. соседнее с Коре маньчжурское государство Бохай было разгромлено, и кидани вплотную приблизились к границам полуострова. Коре чувствовали себя сравнительно спокойно, когда кидани вели захватнические походы в Китай. Но с упрочением положения кидапей в Северном Китае их взгляды направились против Коре. Переправившись в 1010 г. через реку Амноккан (Ялу), войска кидапей вторглись на Корейский полуостров. В 1011 г. пала столица Коре. Однако население не желало.с этим мириться. Против завоевателей также вели борьбу и еще сохранившиеся военные силы Коре. Народные массы формировали свои отряды. Поддержанному этими отрядами корейскому полководцу Кан Гам Чжану в 1018 г. удалось разбить киданей. С ними был заключен мир. Но и после этого вторжения в пределы Кореи продолжались. В 1125 г. кпданьское королевство Ляо пало под ударами чжурчженей и Сунской империи. Правители Коре вынуждены были признать себя вассалами чжурчженьекого государства Цзинь и обязались выплачивать ему дань.

В это время внутри Коре росло влияние буддийской церкви. Правители Коре сначала находили в буддийской церкви союзника в укреплении своей власти. Но непрерывно возраставшее могущество церкви вызывало недовольство со стороны светских правителей. Сначала начались столкновения королевской власти п светских феодалов с церковью, а в дальнейшем борьба светских феодалов с королевской властью, которая подпала под влияние буддийского духовенства. Не прекращались крестьянские восстания.

КОРЕЙСКАЯ КУЛЬТУРА XIII - XII ВВ.

В Корее в VIII — XII вв. наибольшего расцвета достигли прикладные искусства. В то время в соседних странах Ценились украшения из нефрита, которые выделывались мастерами Силлы. Сохранились замечательные изделия: браслеты, золотая корона, мечи, металлические пояса. Времена Коре ознаменовались расцветом производства фарфоровых изделий. В 991 г. в городе Сэген (современный Пхеньян) было создано государственное учреждение по изданию книг. Главным образом, это были буддийские сочинения. Издавались также исторические хроники, но все тогда еще совершалось рукописным способом. С 1022 г. здесь получила распространение ксилография (печатание с досок), металлический шрифт начал использоваться с 1232 г.

ГЛАВА 3


ЯПОНИЯ и ИНДИЯ


Несмотря на то, что Япония в своем историческом развитии тесно соприкасалась с Китаем, аналогичные изменения начались здесь гораздо позже. Конец VIII в. в Китае ознаменовался упадком надельной системы. Для Японии

VIII в. был периодом укрепления государственной собственности на землю. Переход к новой форме феодальной собственности на землю был завершен лишь к середине X в.

VIII В. НАРСКАЯ МОНАРХИЯ

В VIII в. была образована Нарекая монархия — раннефеодальное государство с централизованным управлением. Это стало возможным благодаря утверждению государственной собственности на землю. Наблюдался также подъем Производительных сил. Он обнаружился прежде всего в сельском хозяйстве. Широкое распространение получили железные земледельческие орудия. Литературные памятники того времени постоянно упоминают о прорытии каналов, °б устройстве водохранилищ, возведении плотин. Широко распространились рис, пшеница, рожь и просо. С развитием производительных сил и ростом населения увеличилась обрабатываемая площадь.

Развивались горные промыслы. Активно велась добыча железа, меди, золота, серебра, серы и слюды. В городе Пара особые группы различных мастеров обслуживали потребности императорского двора и знати. Мастера фактически оставались на положении полусвободных — томобэ. Это не свидетельствовало об отделении ремесла от сельского хозяйства, что видно из постановлений о наделах. В них предусматривались налоги продуктами не только с зерновых, но и с промысловых культур. Главным образом, это были ткани п сырье — шелк-сырец. Иногда поставлялись изделия кузнечного ремесла. В тех местах, где велась добыча железа, крестьяне должны были, кроме сельскохозяйственной продукции, вносить в качестве налога и часть полученного железа.

Наблюдалось развитие торговли. Так, в городе Нара были отведены места для двух рынков. Специально разработанными правилами торговля здесь регулировалась. В других важных пунктах страны также существовали рынки. В одних местах они были постоянными, в других — периодическими. Чаще всего они устраивались в портах, около стен буддийских монастырей, у почтовых станций.

Для этого времени показательным является некоторый подъем в области образования. Создавались школы, в которых занимались дети знатных лиц. Обучение здесь было почти целиком построено на изучении китайской литературы и законодательства. Влияние китайской культуры проникало в Нарекую монархию и другим путем. Вместе с посольствами, которые отправлялись в Тайскую империю, туда ездили молодые люди из знатных семейств, которые усваивали весь комплекс китайского образования. Для изучения в монастырях буддийской литературы и церковных уставов в Китай ездили и буддийские монахи.

ВЛАСТЬ ДОМА ФУДЗИВАРА

В Нарской монархии в течение всего VIII в. не прекращалась борьба внутри господствующего класса. Оттесненные от власти группами, пришедшими к ней после переворота Тайка, некоторые представители старой родовой и рабовладельческой знати стремились восстановить свое прежнее положение. Возглавил эту группу род Отомо. Во главе пришедшей к власти после переворота 645 г. группы был род Фудзивара. В 80-х годах VIII в. эта борьба закончилась поражением рода Отомо, что свидетельствовало о прочности становившихся феодальных отношений. Фудзивара стремились к ослаблению императорского дома. Им удалось захватить императора и перевезти его из города Нара в провинцию Ямасиро, где находились их владения. Здесь они начала возводить новую столицу государства. Возведенная в 794 г. столица получила название Хэйан-ке.

Этот город под именем Киото оставался столицей Японии до 1868 г.

Фудзивара старались ликвидировать представление о «божественном происхождении» императорского дома. По свидетельству литературных памятников IX —

XI вв., это в значительной' мере удалось. В них нет и следа концепции, развитой в «Кодзики» и «Нихонги».

Фудзивара присвоил себе посты регента и канцлера,

закрепив тем самым свое положение официально. С середины

IX до середины XI в., т.е. в течение двух столетий, члены дома Фудзивара находились в том или ином звании. Первое предусматривало управление в случае несовершеннолетия императора, второе давало власть при взрослом императоре.

РОСТ ФЕОДАЛЬНЫХ ПОМЕСТИЙ.

УПАДОК НАДЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

С утверждением власти дома Фудзивара был связан переход от господства государственной феодальной собственности к господству собственности отдельных феодалов. В стране уже существовали такие формы земельной собственности, как «должностные» и «ранговые» наделы, наделы за заслуги. Вначале владение такими землями носило условный характер, но постепенно на этой почве вырастали поместья, основанные на земельной собственности отдельных феодалов. Вне рамок надельной системы развивалось земельное держание, связанное с распашкой нови. Поднятые участки вставились в руках тех, кто их обрабатывал. Законодательное признание таких земель частной собственностью было закреплено в 743 г. Новая форма феодальной собственности полностью утвердилась к середине X в. Члены разросшегося дома Фудзивара, захватив важные посты и множество «наделов», постепенно превратили их в собственные поместья (Сеэн). Таким образом, они стали Крупнейшими земельными собственниками в стране. Рост поместий вызывал непрерывное сокращение числа государственных надельных дворов. Доходы центральной власти уменьшались, усиливалось налоговое обложение, что вызвало бегство крестьян с земли. Вспыхивающие крестьянские движения иногда имели широкий размах, как например в 877 — 884 гг. в провинции Тикуго. А в начале XI в. нападению крестьянских отрядов подверглась даже столица.

С X в. феодальные поместья были освобождены от всякого обложения. Ими был получен полный административный и судебный иммунитет. Они составляли «земли, на которые губернаторы провинции не имели права вступать» (кокуси фуню-но ти). Надельное крестьянство почти полностью исчезло к XI в.

ЛЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ. СЕГУНАТ

С ростом экономической и политической мощи крупных феодалов центральная государственная власть, при реальном правлении дома Фудзивара и только номинальном правлении императоров, потеряла в стране всякое значение. В событиях 1069 г. наглядно обнаружился переход к феодальной раздробленности. Враждебные дому Фудзивара феодалы, к которым присоединились и некоторые члены этой фамилии, похитили императора и увезли его из столицы в монастырь Хиэйдзан, который имел в своем распоряжении крупные военные силы. На престол дома Фудзивара был возведен новый император. Образовались два лагеря, ко-юрые с 1086 г. претендуют на положение центрального правительства в стране. Один с центром в Киото, второй с центром в монастыре Хиэйдзан. Это состояние продолжалось до 1167 г. Феодалы сотрудничали с тем пли другим лагерем настолько, насколько нм это было выгодно. Между ними шла ожесточенная борьба из-за новых поместий. Часто такие поместья располагались в различных местах страны. В середине XII в. дом Тайра имел более 600 таких поместий.

Все это вело к появлению у феодалов собственных вооруженных сил. Отряды формировались главным образом из наиуси, крестьянских старост. Они представляли наиболее крепкую и влиятельную часть крестьянства. Возникали новые порядки внутри поместья. В качестве вознаграждения владелец передавал своим дружинникам в пользование участки земли, чем было положено формирование ленных отношений, отношений сеньора и вассала. На этой почве создавались новые отношения между отдельными слоями феодалов. Стали складываться большие группировки феодалов со своими вождями. Из таких группировок ко второй половине XII в. наиболее крупными оказались две. Одна образовалась на востоке острова Хонсю во главе с домом Мииамото. Другая — во главе с домом Тайра — образовалась в юго-западной части Хонсю. Между ними разразилась борьба за власть над всей страной. Разгромом дома Тайра в 1185 г. она была завершена. В 1192 г. победители провозгласили своего вождя — сегуна (буквально — верховного военачальника) Минамото Йорнтомо, — правителем государства. От этого момента слово «сегун» превратилось в официальное обозначение военно-феодальных правителей Японии. Ставка сегуна имела наименование «бакуфу», что стало и наименованием правительства.

Последние попытки сопротивления новому правительству со стороны крупных феодалов были ликвидированы в 1221 г. Но императорская власть не была уничтожена. Йо-ритомо оставил императоров на престоле как исконных носителей верховных жреческих функций. Была отрезана всякая возможность вернуть власть императорам. Киото стал местом их пребывания. Командующий гарнизона следил за каждым шагом императора. Резиденцией сегуна и его правительства стало место главной ставки Минамото — селение Камакура. Теперь это город неподалеку от Токио на восточном побережье острова Хонсю.

КУЛЬТУРА ЯПОНИИ В IX - XII ВВ.

IX — XII вв. в Японии характеризуются расцветом искусства. Ярчайшее тому свидетельство — скульптура многочисленных буддийских храмов, живопись во дворцах знати, а также всякого рода произведения прикладного искусства. Больших успехов достигла архитектура. Особенно же процветали живопись и музыка. Уметь рисовать и играть на музыкальных инструментах считалось в то время столь же необходимым для образованного человека, как и слагать стихи.

IX в. ознаменован событием огромного значения: была создана собственная японская письменность. До этого времени японцы писали китайскими иероглифами, которые лишь с трудом приспосабливались для передачи японской речи. Новая письменность была звуковой: буквы в ней обозначали звуки языка, при этом она была и слоговой, т.е. каждая буква обозначала в ней слог. За письменностью упрочилось название «кана».

Это способствовало быстрому развитию литературы, что особенно касается художественной прозы. Ее основу составили народные легенды и рассказы. Сюжеты были заимствованы, главным образом, из жизни знати. Авторами произведений являлись представители феодальной аристократии, преимущественно из придворных кругов. Среди них было много женщин. В этой среде они часто получали широкое образование. Женщинам принадлежат два наиболее выдающихся произведения этих столетий: «Гэндзи-моногатари» («Повесть о Гэндзи») и «Макура-но соси» («Интимные записки»). Имена авторов Мурасаки-сикибу и Сэй-сенагон. Обе они были придворными фрейлинами. Известный роман «Гэндзи-моногатарп» описывает историю жизни знатного аристократа Гэндзи. Это реалистическое, нравоописательное произведение. Уже само появление на рубеже X и XI вв. такого романа свидетельствует ие только о раннем развитии повествовательной литературы, но и ярко демонстрирует ее высокий уровень.

Развивается и придворная поэзия. Выходят сборники — поэтические антологии. Важнейшая из таких антологий проявилась в начале X в. Ее название — «Кокинсю» («Собрание стихотворений древности и настоящего времени»). Стихотворения, помещенные в ней, стали для последующих времен классическими образцами поэзии. Главный составитель этой антологии Цураюки вошел в историю японской литературы как выдающийся поэт и как зачинатель литературной теории и критики. В предисловии к этой книге он изложил свои взгляды на поэзию и подверг разбору стихи некоторых поэтов.

ФОРМИРОВАНИЕ ИДЕОЛОГИИ САМУРАЙСТВА

На протяжении ряда десятилетий шла с переменным успехом кровопролитная борьба, закончившаяся к концу

XII в. разгромом и гибелью Тайра. Древняя аристократия во главе с императором полностью лишилась своего господства, власть перешла в руки нового сословия — суровых воинов (самураев). Во главе страны встали военачальники (сегуны), которые затем управляли Японией вплоть до буржуазной революции, так называемой Революции Мэйдзи.

В хэйаиский период в Японии была создана богатая и разнообразная литература, достигшая в своих лучших образах высокого художественного совершенства. Эта литература перестала развиваться с падением придворной аристократии, в среде которой она создавалась. Новые хозяева Японии принесли с собой свое мировоззрение, стали создавать свою культуру, глубоко отличную от утонченной, аристократической культуры предшествующих веков.

Неограниченная власть, оказавшаяся в руках воинов-самураев, побуждала их считать себя выше других людей. «Среди цветов — вишня, среди людей - самурай» — в этой формуле нашла выражение мысль о превосходстве воинского сословия над «простыми людьми». Понятно, что в самурайской среде должен был сложиться н свой особый кодекс поведения, взглядов, морали. Этот кодекс, окончательно оформившийся в XII в., получил название бусидо — «путь воина». Основной чертой его являлось стремление увековечить отношения господства и подчинения, иерархию внутри самого самурайства. Бусидо предписывал самураю беззаветную преданность военачальнику, готовность принести в жертву воинскому долгу не только себя, но и своих близких. «Когда стоишь перед господином, не оглядывайся ни иа отца, ни на сына», — гласила самурайская Пословица. Высшей доблестью считалось презрение к смерти. Гибель на поле боя возвышала воина, самоубийство (ха-Ракири), совершаемое вслед за кончиной военачальника, рассматривалось как дело чести. Искусство владения оружием, управления конем должно было отличать самурая, суровая жизнь в походах, аскетизм в быту должны были являться его уделом.

Все содержание и направленность бусидо глубоко согласовывались с идеологией буддизма, претерпевавшего в самурайской среде значительные изменения: исчезли эстети-

зация, любование внешней образностью, свойственные придворной знати.

Отношение к буддизму самурайства носило другие черты: оно отличалось суровым фанатизмом, слепой верой в карму — неразрывную цепь причин и следствий, определяющих жизнь каждого человека еще до появления на свет и в последующих перерождениях, так же как и судьбу его потомков, вплоть до последнего колена.

Все эти черты мировоззрения воинского сословия нашли полное воплощение в произведениях, получивших название гунки — военные эпопеи, или, точнее, историко-ге-роические повести. Гунки стали основной повествовательной литературы, оставшейся от начального периода господства самураев — первых веков классического Средневековья в Японии (периода Камакура). Это не значит, что японская литература того времени не знала других жанров и форм. Продолжилось успешное развитие поэзии (в частности, танка, иаиример, в творчестве Сайге-хоси (1118 — 1190) и Фудзивара Садаиэ (1162 — 1241)', зафиксировано в антологии «Сини Кокинсю» («Новая Кокинсю»), составленной в первой половине XIII в. Появились исторические трактаты типа «Гукаисе». Существовала обширная литература буддизма, теоретиками которого выступали Хоиэн (1133 — 1212), Син-ран (1173 — 1262) и Нитирэи (1222 — 1282). Однако самым распространенным и наиболее типичным жанром литературы в период Камакура оставались гунки.

Крупнейшие гунки — это записанные в XIII в. «Хогэн моногатари» («Сказание о годах Хогэн»), «Хэйдзи моно-гатари» («Сказание о годах Хэйдзи»), повествующие об определенных исторических моментах жизни Японии (годы Хогэн — 1156 — 1158, годы Хэйдзи — 1159 — 1160), а также «Хэйке Моногатари» («Сказание о доме Тайра»), «Гэмнэй Сэйсуйки» («Записи о расцвете и упадке Минамото и Тайра»). Позднее, в начале следующего столетия, появилось еще одно произведение типа гунки — «Тайхэйки» («Записки о Великом Мире»).

Материалом сказаний, основой для их сюжета стали исторические события — эпизоды борьбы двух сильнейших домов Минамото и Тайра.

Борьба Тайра и Минамото не была усобицей местного значения — она всколыхнула всю Японию. Самураи вставали под знамена того или другого из борющихся князей, образуя конные дружины, крестьяне сгонялись в пешие отряды, их хижины сгорали в огне пожаров, засеянные поля вытаптывались копытами самурайских коней. На протяжении трех десятилетий борьба двух могущественных домов определяла жизнь страны. Это были феодальные усобицы, близкие тем, которые раздирали общество и в Западной Европе и отразились там в ряде эпических циклов (например, во французских жестах цикла Гильома Оранж-ского).

История японской литературы не оставила последующим поколениям почти ничего, что могло бы послужить материалом для решения вопроса об авторстве. Единственное прямое указание — оно относится к «Хэйке Моногатари» — додержится в известном произведении XIV в. «Записи от скуки» («Цурэдзурэгуса»). Автор «Записок...» — поэт-отшельник Кэнко упоминает о том, что некий Юкинага, происходивший из аристократического рода и также нашедший убежище в монастыре, «сочинил» «Хэйке Мопо-гатарн» и научил слеица-сказптеля по имени Сюбуцу рассказывать его пароду.

В целом история сложения сказаний может быть представлена следующим образом: отдельные эпизоды в устном виде в среде воинов-дружинников, большей частью еще не приобщившихся к письменной культуре. Затем они разносились по стране бродячими моиахами-слепцами, постепенно складывались в циклы и в таком виде приходили в монастыри. Монастыри средневековой Японии, так же как и в средневековой Европе, были центрами культуры, здесь шла оживленная и кипучая жизнь.

Сюда сходились люди из всех уголков страны — крестьяне, бежавшие от поборов и притеснений, аристократы-изгнанники, не сумевшие сделать карьеру при дворе, и младшие сыновья родовитых фамилий, не получившие наследства, наконец, странствующие бива-бодзу — слепые сказители, приносившие в монастырь богатый запас сведений о бурных событиях междоусобных войн.

Ученые монахи составляли здесь летописи событий, переписывали старинные произведения — известно, например, что именно в монастыре в XIV в. был изготовлен древнейший из дошедших до нас списков литературного памятника Японии — «Кодзики». Так могли быть обработаны и записаны в монастыре и гунки. И хотя истоки их лежат в устном сказе, в них явственно ощущается позиция авторов, их взгляд на изображаемые события.

ИНДИЯ VII- XII вв.

Индия принадлежала к числу тех стран древней цивилизации, где развитые феодальные отношения появились сравнительно рано. Племена и народности Индии находились на различных уровнях экономического развития, что накладывало свой отпечаток на характер и темпы развития феодального общества в различных районах страны.

ФЕОДАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В VII - XII ВВ.

Сохранившиеся документальные источники раннего средневековья не позволяют проследить все пути возникновения феодального землевладения. В основном, это дарственные записи, сделанные на медных пластинках или на камне, благодаря этому они и дошли до наших дней. Рисуют они только один из путей развития феодального землевладения, а именно: раздачу земли правителями княжеств. Князья «махараджи» с большой щедростью одаривали отдельных лиц, храмы и монастыри участками из необрабатываемых земель, принадлежавших сельским общинам. Зачастую они передавали в частное владение и сами эти сельские общины. Так, но свидетельству надписи IX в., один из князей Западного Декана роздал храмам и брахманам 1400 сел. Дарения эти не предусматривали никаких обязательств со стороны феодального владельца по отношению к князю и были дарениями навечно, «пока светят солнце и луна».

Уже в VII в. в Индии существовали держания земли на условии несения службы. С прекращением службы или со смертью их держателей эти владения снова возвращались к князю. Но при обычной в стране системе перехода должности от отцов к сыновьям владения нередко становились наследственными. В начальный период раннего средневековья самим князьям принадлежала большая часть земли в Индии.

СЕЛЬСКИЕ ОБЩИНЫ

Сельская община была господствующим типом общин в это время повсюду. Исключение составляли наиболее отсталые в социально-экономическом отношении районы, где община была соседской. Сельская община состояла из группы малых и больших патриархальных семей. Каждая семья обладала наследственной долей пахотной земли и вела на ней самостоятельное хозяйство. Пахотная земля время от времени переделялась. По мере того, как в общинах росло имущественное неравенство, семей становилось все больше, и они стремились закрепить свои хозяйственные преимущества; эти переделы становились более редкими. Каждая сельская община имела ремесленников и общих слуг: кузнецов, плотников, гончаров, цирюльников, прачек, сторожей и пастуха. Они получали от общины содержание в виде определенной доли урожая. Кроме того, некоторые категории ремесленников и слуг вели собственное хозяйство на полученных от общины небольших участках земли. Если работа выходила за пределы обязанностей ремесленников перед общиной, она должна была оплачиваться особо. При ограниченных потребностях общинников, они редко нуждались в чем-либо сверх обычного порядка. Поэтому у ремесленников не было стимула улучшать примитивные орудия труда и делать свой труд более производительным и качественным.

Администрация общины состояла из сельского старосты и писаря. Писарь обычно был выходцем из брахманской касты. В обязанности старосты входило проводить в жизнь все решения общинного схода. Староста участвовал в разборе тяжб между членами общины, выполнял обязанности военного вождя, организовывал оборону общины в случае вражеского нападения на нее, защищал общинные интересы перед феодалом и отвечал за выполнение общинных повинностей. Староста и писарь получали содержание от общины значительно большее, чем ремесленники и слуги. Община выделяла им также и более значительные участки земли. Поскольку староста всегда был из числа крестьяи-общннннков, поэтому он имел, кроме своего служебного наследственного надела, еще и обычный надел в общинном пахатном поле. Сама эта должность была наследственной. Поэтому староста, писарь или брахман могли проявлять большую хозяйственную инициативу, создавать более крупные хозяйства, чем рядовые общинники. Этим создавалась возможность для превращения представителей сельской администрации в мелких феодалов. Об этом свидетельствует и эволюция термина тхакур. По утверждению индийских исследователей этот термин, бывший в VI в. одним из наименований старосты, затем превратился в один из феодальных титулов.

ФОРМА ЭКСПЛУАТАЦИИ.

БОРЬБА ОБЩИННИКОВ ПРОТИВ ЗАКРЕПОЩЕНИЯ

Основной формой феодальной эксплуатации крестьян-общинннков была продуктовая рента. Кроме нее на общинников налагалась трудовая повинность (виштхи), не связанная с сельскохозяйственными работами. В эту сферу входили работы на строительстве оросительных сооружений, крепостей, храмов, мостов, дорог, участие в охоте в качестве загонщиков, работа в усадьбе феодала и т.д. Кроме того существовали различные дополнительные поборы. 11о многочисленным сохранившимся надписям VI — XII вв. известно, что феодалами взьтмались особые поборы за скот, за ткацкие станки, за право постройки дома, за свадебные и другие семейные празднества. Местные власти собирали также с крестьян средства на содержание общественных сооружений, на оплату местного административного аппарата, па религиозные празднества и т.д.

Продуктовая рента, несмотря на жесткую эксплуатацию крестьян, создавала при наличии поливного земледелия, которое обеспечивало не менее двух урожаев в год, условия, при которых часть крестьян получала возможность иметь некоторый избыток сверх необходимого продукта. При большей массе такого продукта часть его поступала иа рынок. Существовали села, где имелись рынки, на которых продавались рис и другое зерно, овощи, пряности, растительное и животное масло. Наряду с натуральным обменом существовал и денежный обмен.

Предания, сохранившиеся в более поздних литературных памятниках, дают возможность судить, что общинники вели борьбу против закабаления. Согласно одному из них, борьба завершилась тем, что народ сам избрал себе махараджу. Этот махараджа положил начало династии князей из рода Пала и по преданию не принадлежал до избрания к феодальной знати. Но уже к VII в. в экономически развитых районах Индии основную массу общинников составляло феодально зависимое крестьянство.

РЕМЕСЛО И ТОРГОВЛЯ. ГОРОДА В VII - XII ВВ.

Переход от рабовладельческого строя к феодальному совершался в условиях вторжения эфталитов, набегов из Непала и Тибета, восстания народов и племен, что повлекло за собой гибель многих древних городов. Но городская Жизнь не прекратилась. Она сохранялась в тех пунктах, которые стали столицами феодальных княжеств, а также в приморских районах с их внешней торговлей. Феодалы поселяли в таких городах ремесленников, которые должны были удовлетворять их нужды. Особенно поощрялось производство предметов роскоши, которые шли на продажу.

Ремесленники производили ювелирные изделия из золота, серебра и драгоценных камней, тончайшие хлопчатобумажные и шелковые ткани. Славились своим изяществом изделия из слоновой кости и ценных пород индийских деревьев. Изготовлялись также оружие, изделия из кожи, убранство для коней и слонов и т.д. В дополнение к своему основному труду городские ремесленники занимались еще и земледелием. Аграрный характер индийского города сохранялся на протяжении всего средневековья.

Все ремесленники были объединены в профессиональные касты ткачей, ювелиров, оружейников и т.п. По мере дифференциации ремесла росло и количество ремесленных каст. В касты были объединены и торговцы. Во главе каждой касты стояли старшина и кастовый совет. В их обязанность входило следить за выполнением кастовых правил как в производстве, так и в быту. Нарушители наказывались штрафами и даже изгнанием из касты. Все эти кастовые организации были подчинены феодалам и на основе круговой поруки отвечали за уплату налогов.

С VII в. постепенно начала расти внешняя торговля Индии с другими странами Азии. Купцы бывали в Китае, Японии. В качестве посредников в торговле Индии большую роль играли арабские купцы. Большое место в индийском ввозе занимали лошади, это было монополией арабских и иранских купцов. Из Индии на Запад вывозились хлопчатобумажные ткани, пряности, перец, сахар, изделия художественного ремесла. Главными районами морской торговли были Гуджарат, Калинга, Орисса, Бенгалия и южная часть Декана.

ГОСУДАРСТВА ИНДИИ В VII - XII ВВ.

После падения империи Гупгов Северная Индия распалась на множество мелких княжеств. В конце VI в. на севере долины реки Джамны начало усиливаться княжество Стханешваром (Тханесар). Здешнему князю Харше после многих лет войны удалось объединить под своей властью почти всю территорию бывшей Гуптской державы. Около 620 г. он сделал попытку подчинить себе и деканские земли. Попытка окончилась неудачно, войско было разбито правителем Северного Декана Пулакешином II из рода Ча-лукьев и отступило. Держава Харши (столица Канаудж) представляла собой объединение массы мелких феодальных княжеств. Харша, как верховный собственник, дарил землю и раздавал ее за службу. С князей он собирал дань и требовал от вассалов, чтобы они являлись ко двору и становились под его знамена во время военных походов. В остальном каждое княжество вело самостоятельную жизнь.

Была установлена связь с Китаем, куда Харша отправил посольство. Ответное посольство возглавил Ван Сюань-цэ. Оно прибыло в Индию в 646 г., но к тому времени Харша был уже мертв. В 648 г. созданная им держава распалась. В начале VIII в. в Индию вторглись войска Арабского халифата под командованием Мухаммеда ибн Касима. Была завоевана южная часть долины реки Инда, или область Синд. Результатом завоевания стало образование двух княжеств во главе с арабскими эмирами. Одно было образовано в Мансуре, другое в Муль-тане. В конце VIII в. в долину рек Джамны и Ганга начались вторжения племен, живших на территории нынешнего Раджастхана и Северного Гуджарата. Пратихар — один из вождей гуджаратского рода — стал основателем небольшого княжества в Раджастхане у горы Абу. Постепенно он подчинил себе значительную часть этой области. В начале IX в. Пратихары вторглись в Джамна-Гангское двуречье и овладели Канауджем. Затем их власть распространилась на всю территорию

от Канауджа до Бенареса. Появившиеся здесь выходцы из Раджастхана и Гуджарата оседали на землю целыми родами, сохраняя свою военную организацию. Местные князья привлекали к себе на службу родовых вождей. Они наделяли их правом сбора в свою пользу налогов, рядом других привилегий, в ответ вожди обязаны были нести военную службу. Эти роды заняли привилегированное положение среди землевладельческого населения. Таким образом выделилась военная каста, именуемая раджпутами, т.е. «детьми раджи». Их главы были включены в состав феодальной знати аристократического сословия кшатриев.

Стремясь расширить границы своей державы, Пратихары столкнулись с бенгальскими князьями из рода Пала. Началась длительная война с участием вассальных князей. Результатов этих войн и грабительских набегов было дальнейшее ослабление свободной крестьянской общины. Многие общинники, уступая силе, были вынуждены признать власть феодалов над собой и платить ренту за обрабатываемую землю. Другие бежали и селились на земле более сильных феодалов, надеясь найти здесь защиту. Рост крупного феодального землевладения ослабил власть Пратихаров.

Данное политическое состояние Северной Индии ослабляло ее. Это способствовало успеху завоевательных походов в Индию. Начало им было положено в 1001 г. Махмудом, правителем сильной Газневидской державы, возникшей у границ Индии. Махмуд совершил ряд походов в Северную индию и разграбил всю ее западную часть. Из Индии были вывезены огромные богатства, уведены в рабство десятки тысяч индейцев. Многие города были превращены в руины. Разграблению и разрушению подверглись богатейшие храмы страны. Одним из них был знаменитый храм бога Шивы в Со-мнате, на Катхиаварском полуострове. Он владел более чем 10 тыс. деревень и скопил огромные богатства. Последствием этих походов было уничтожение державы Пратихаров и включение в состав Газнийского государства области Пенджаб — Пятиречья, образуемого пятью восточными притоками реки Инда. Экономическим последствием походов был подрыв производительных сил в индийском обществе.

В начале VII в. на западе Декана образовалась новая держава. Во главе стал род Чалукьев. Основатель этой державы Пулакешин II отразил нашествие Харши на Декан. На юге несколько раньше возникла держава Паллавов. Сюда входили земли, населенные тамилами. Экономическое развитие деканских областей, в отличие от Северной Индии, протекало значительно быстрее.

В арабских источниках сообщается также о государстве династии Раштракутов. Это были представители феодального рода. Воспользовавшись ослаблением Чалукьев в середине VIII в., они свергли их, объединив под своей властью значительную часть Западного Декана. По своему богатству и мощи новое государство стояло на четвертом месте после Византии, Арабского халифата и Китайской империи. В последней четверти X в. династия Чалукьев вернула свою власть. К этому времени на юго-востоке полуострова распалась тамильская держава Паллавов. Та-мнльские земли объединились под властью Чолов, обладавших сильным флотом. Чолы совершали нападения на Бенгалию и Цейлон. Правивший в начале XI в. царь Рад-жендра 1 владел даже частью Бирмы, Андаманскими и Никобарскими островами.

КАСТЫ

Само слово «каста» португальского происхождения. Оно означает род, племя, происхождение. Это перевод слова «джати», которым в Индии назывались и называются сейчас замкнутые группы людей, объединенные единством профессии или сословным положением. Зародились касты в глубокой древности, но свои строгие формы приняли именно в средние века. Ни один человек не мог быть вне касты. Переход из одной касты в другую не допускался. Всей жизнью касты руководили старшины и кастовые советы (пан-чаяты). В их обязанности входило следить за выполнением всех кастовых правил и обычаев. Они взимали также средства на общие нужды, судили за нарушение кастовых обычаев, а в особых случаях применяли высшую меру наказания — изгнание из касты, что лишало человека права на защиту со стороны касты, права на свою семью и семейное движимое и недвижимое имущество. На определенном уровне экономического развития положительная роль касты заключалась в том, что она, как наследственная организация, помогала накоплению производственного опыта, повышавшего качество производимых продуктов. В то же время строгая регламентация труда сковывала всякую личную инициативу. Постепенно каста стала оплотом рутины в области производства. Существовала иерархия каст. Высшими из них были две сословные касты: одна — брахманов, другая — раджпутов. К этим кастам принадлежали феодалы. Ниже находились касты торговцев и ростовщиков. Прочие касты, исключая лишь те, в которые входили высшие прослойки крестьянства, относились к так называемым шуд-рянским кастам. В свою очередь, шудрянские касты имели свою внутреннюю иерархическую структуру: среди них были касты высшие и низшие; последние охватывали самый угнетенный слой общества — рабов, общинных слуг и людей, вынужденных заниматься профессиями, считавшимися «нечистыми». В результате не только население городов, но даже небольших деревень состояло из людей, принадлежавших к различным кастам.

ИНДУИЗМ

Основной религиозной системой Индии был индуизм. Он объединил самые разнообразные верования и культы. Начиная от анимизма, тотемизма и кончая религиями со сложными богословскими учениями. В видении последователей индуизма над бесконечным множеством божеств, управляющих судьбами людей, стоят три великих бога — Брахма, Вишну и Шива. Из этих трех божеств наиболее почитаемыми являются боги Вишну и Шива, в чью честь князья воздвигали величественные храмы с их изображениями, где сотни жрецов-брахманов служили богам, как живым земным повелителЯхЧ. В своих обрядах жертвоприношения жрецы «кормили» pi «поили» бога. Изображение бога натиралось благовонными маслами, храмовые танцовщицы (девадаси) под звуки музыки исполняли обрядовые танцы. На празднествах, устраиваемых жрецами, собирались многие тысячи людей со всех концов государства.

Согласно учению брахманов все прочие божества, в какбм бы виде они не почитались, были только воплощением Вишну и Шивы или же формами, олицетворявшими шакти — созидательную или разрушительную силу этих великих богов. Результатом этого было то, что тенденция к вщработке единой религиозной системы вылилась в совмещение различных, часто противоречивых религиозных верований и обрядов. В основе этих разнообразных религиозный верований, совокупность которых и называется индуизмом, лежат древние аминистические представления. Основной является вера в то, что душа после смерти человека дыходит из тела. Для того, чтобы она достигла бога Ямы (бога загробного мира), сыновьям нужно совершить по умершим поминки. Если это не будет исполнено, то душа покойного сделается злым духом и будет вредить живущим. По грехам и добрым делам Яма отправлял душу умершего или в ад, или в рай на срок, который соответствует количеству совершенных человеком при жизни дурных и добрых дел. Только праведники, ведшие «святую» жизнь на земле, остаются на небе, чтобы наслаждаться блаженством. После пребывания в течение положенного срока в аду или в раю души остальных снова возвращаются на землю и вселяются в новую телесную оболочку. Так совершается до тех пор, пока они не достигнут определенной степени «святости», которая даст им право на вечное блаженство в загробном мире.

Согласно древним брахманским законам только безропотным выполнением обязанностей своей касты и религиозных обрядов, человек, принадлежащий к нишей касте, может обеспечить своей душе воплощение в оболочке человека более высокой касты.

Нарушение религиозного долга ведет к тому, что душа воплощается в существе еще более низком.

Люди, принадлежавшие к низшим кастам, считались «нечистыми» и должны были жить отдельно от тех, кто причислял себя к «чистым» кастам. «Нечистым» запрещалось брать воду там, где брали ее члены «чистых» каст. Они должны были иметь особые места для погребения своих покойников. Считалось, что люди таких каст столь «нечисты», что могут осквернить человека даже своей Храм Махадева в Кхаджурахо. тенью. Как правило «нечис- xib. тые» касты состояли из людей, бывших наследственно в рабской или крепостной зависимости. Сюда же входили люди «нечистых» профессий, которые занимались обработкой кож, имели дело с трупами и т.д.

Существовали и еретические движения. Их проповедники говорили о том, что перед лицом бога нет «чистых» и «нечистых» каст. Любой человек, кто бы он ни был, способен обрести «спасение» в загробной жизни через бхак-ти, т.е. через преданность и любовь к почитаемому им божеству.

В XII в. образовалась секта лингаятов, которые стали выбирать жрецов из членов своей секты независимо от кастовой принадлежности. Основателем этой секты был Ба-сава. В преданиях о его жизни говорится, что выступление лингаятов вылилось в восстание, в результате которого была разрушена столица государства Чалукьев — город Калиани.

КУЛЬТУРА ИНДИИ

Характер новых общественных отношений наложил свой отпечаток и на культуру индийского народа. О ней можно судить по сохранившимся памятникам архитектуры и скульптуры, по созданным в то время литературным произведениям. В древности почти единственным строительным материалом было дерево. Теперь при строительстве храмов его все больше вытесняют кирпич и камень. Из этих материалов создаются грандиозные здания. Так, высота центральной башни храма в Танджоре (XI в.), построенного в форме 14-этажной усеченной пирамиды, равняется 61 м. Руками безвестных каменотесов были созданы замечательные пещерные храмы, высеченные в каменистых массивах горных склонов. Примером архитектурного мастерства может служить знаменитый храм Кайласанатха в Эллоре (VIII в.) >

Средневековая индийская скульптура была подчинена задачам религиозного воздействия и поэтому не отличалась жизненной правдой. Фигуры поражали зрителя необычностью форм и поз. Особенным мастерством отличаются фигуры слонов и лошадей, поставленные в XII — XIII вв. около одного из храмов в Ориссе.

Литература этого периода идет по пути подражания классическим образцам литературы V — VI вв. Можно отметить стандартизацию поэтических форм, вычурность стиля. Эпические, лирические и драматические произведения писались на санскритском языке. Преимущественно в них перепевались любовные сюжеты, взятые из индийского эпоса.

В это время при дворах князей начала возникать специфически феодальная литература. Авторы в своих произведениях прославляли военные подвиги князей. В основе лежали факты реальной жизни. Благодаря этому такие произведения, как «Харшачарита» («Деяния Харши») Баны, «Внкраманкадевачарита» («Деяния князя Викрамадитья») Бильханы, «Рамачарита» («Деяния Рамы») Сандхьякары Наиди или «Притхвирадж Расаи» («Поэма о Притхвирад-же») Чанда Бардай, могут служить важными источниками по истории индийского средневековья. Такие писатели, как Чанд Бардай, писали уже не на санскрите, а на живом языке своего времени (хинди и др.).

Единственным известным историческим произведением этого периода является «Раджатараигини» («Поток царей») Кальханы. В нем изложена история кашмирских правителей.

Продолжает развиваться и индийская философия. Развитие ее идет в виде дальнейшей разработки старых идеалистических систем. Среди крупнейших представителей философии того времени южанин Шанкарачарья (IX в.). Он создал монистическую философию адвайты, согласно которой реально существует только неизменное духовное начало — атман, все же остальное является только иллюзией. Философ Рамануджа отвергал идею об иллюзорности мира и учил, что, кроме духовного начала, реально существует' также и материя, неразрывно связанная с душой и ею управляемая. Философ признавал также реальность мира и возможность его познания.

Толчок в развитии дается и юридической литературе. Свидетельство тому — появление ряда новых дхармашастр и комментариев к древним дхамашастрам. Написанный Виджнанешварой в XII в. трактат «Митактиара» («Комментарий») был крупнейшим произведением этого типа. От признается вплоть до настоящего времени авторитетом в области семейного права. Из работ по лексике следует отметить труды Халяюдхи (X в.) и Хемачандры (XII в.).

В XII в. жил крупный астроном и математик Бхаска-рачарья. Написаны новые медицинские трактаты. Автором известного трактата по терапии был Чакрапандита (XI в.). В это же время Сурешваром был составлен словарь медицинских трав «Шабдапрадипа». В основном, сосредоточием образованности были монастыри, храмы, при которых имелись своеобразные университеты. Наиболее знаменитыми из них были университеты в Наланде и Валабхи. По свидетельству китайского путешественника Сюань Цзана в Наланде было 10 гыс. студентов. Они обучались различным наукам, но преимущественно изучали буддийскую и брахманскую философию.

3 Зак. 998

ГЛАВА 4


ЕВРОПА. КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ. РАЗВИТИЕ ГОРОДОВ. ГОСУДАРСТВА КРЕСТОНОСЦЕВ


XI столетие является решающей гранью в переходе европейских стран от раннефеодального общества к сложившейся системе феодальных отношений. Возникают и достигают своего расцвета города, как центры ремесла и торговли, товарного производства. Они оказали огромное влияние на экономику деревни и содействовали росту производительных сил в сельском обществе.

НАТУРАЛЬНЫЕ ХОЗЯЙСТВА ПЕРИОДА РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ. ПРЕДПОСЫЛКИ К ОТДЕЛЕНИЮ РЕМЕСЛА ОТ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА

Натуральное хозяйство безраздельно господствовало в Европе в первые столетия средних веков. В деревне крестьянская семья сама производила сельскохозяйственные продукты и ремесленные изделия, удовлетворяя не только собственные потребности, но и уплачивая этим оброк фео-чалу. Характерной чертой натурального хозяйства было соединение сельского труда с промышленным. В поместьях крупных феодалов имелось лишь небольшое число ремесленников, не занимавшихся или почти не занимавшихся сельским хозяйством. Немногочисленны были и крестьяне-ремесленники, жившие в деревне и специально занимавшиеся наряду с сельским хозяйством каким-либо ремеслом. Обмен продуктов преимущественно сводился к торговле такими редкими, но важными в хозяйстве предметами, которые могли быть добыты лишь в немногих местах: железо, олово, медь, соль и т.п. Сюда же относились и предметы роскоши, которые не производились тогда в Европе и привозились с Востока: дорогие ювелирные изделия, оружие, шелковые ткани, пряности и т.д. Обмен этот осуществляли странствующие купцы (византийцы, арабы, сирийцы и др.). Производство продуктов, предназначенных на продажу, почти не было развито. В обмен на привозимые товары купцы получали лишь незначительную часть продуктов земледелия.

В период раннего средневековья имелись города, которые сохранились от античности. Новые города строились как административные центры, укрепленные пункты, либо церковные центры (резиденции архиепископов, епископов и т.н.). Но в описанных условиях эти города не могли быть сосредоточием ремесла и торговли. Исключение составляли лишь некоторые города раннего средневековья, где уже в VIII — IX вв. имелись рынки и развивалось ремесленное господство. В целом же это не меняло картины.

К X — XI вв. в хозяйственной жизни Европы произошли важные изменения. Развивалась техника, навыки ремесленного труда, совершенствовались отдельные ремесла: добыча и обработка металлов, кузнечное и оружейное дело, выделка тканей, обработка колеи. Шло производство более совершенных глиняных изделий с применением гончарного круга. Развивалось строительное, мельничное дело и т.д. Требовалась дальнейшая специализация ремесленника. Но это было несовместимо с положением крестьянина, который вс самостоятельно свое хозяйство и работал одновременно и как земледелец, и как ремесленник. Назрела необходимость превращения ремесла из подсобного производства при земледелии в самостоятельную отрасль хозяйства.

Известный прогресс в развитии земледелия и скотоводства также подготавливал отделение ремесла от сельско-

хозяйства. Значительный рост производительности труда в сельском хозяйстве стал возможен благодаря усовершенствованию орудий и способов обработки почвы. Особенно этому благоприятствовало распространение железного плуга, двухполья и трехполья. Благодаря этому в сельском хозяйстве увеличилось количество и разнообразие сельскохозяйственных продуктов. Сокращалось время для производства их, увеличился прибавочный продукт, присваиваемый феодалами и землевладельцами. Часть продукта стала оставаться в руках крестьянин, что давало возможность обмена части продуктов сельского хозяйства на изделия ремесленников.

СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ГОРОДА КАК ЦЕНТРЫ РЕМЕСЛА И ТОРГОВЛИ

К X — XI вв. в Европе появились все условия, необходимые для отделения ремесла от сельского хозяйства. Отделившееся ремесло — мелкое промышленное производство, основанное на ручном труде, прошло в своем развитии ряд стадий. Первой стадией стало производство изделий по заказу потребителя, когда материал мог принадлежать и потребите лю-заказчику, и самому ремесленнику. Оплата труда производилась либо натурой, либо деньгами. Такое ремесло в значительной мере распространилось в деревне, а не только в черте города, являясь дополнением к крестьянскому хозяйству. Но при этом товарное производство еще не возникало, ибо продукт труда на рынке не появлялся.

С выходом ремесленника на рынок начинается новая стадия в развитии ремесла. Ремесленник, специально занимавшийся изготовлением ремесленных изделий, не мог бы существовать, если бы не получал на рынке в обмен на свои изделия продукты сельскохозяйственного производства. Производя изделия для продажи на рынке, ремесленник становился товаропроизводителем. Таким образом, появление ремесла, обособленного от сельского хозяйства, определило зарождение товарного производства и товарных отношений.

Выделившиеся из массы зависимого сельского населения ремесленники стремились уйти из деревни, бежать из-под власти своих господ. Их целью было найти благоприятные условия для ведения своего самостоятельного ремесленного хозяйства, сбыта своей продукции. Это привело к образованию средневековых городов как центров ремесла и торговли.

Бежавшие из деревни крестьяне-ремеслениики селились в местах, благоприятных для занятия ремеслом. При этом учитывалась возможность сбыта изделий, близость к источникам сырья, относительная безопасность и т.п. Нередко для этой роли подходили пункты, которые играли роль административных, военных и церковных центров. Многие из таких городов были хорошо укреплены, что обеспечивало ремесленникам безопасность. Здесь же была сосредоточена значительная часть населения: феодалы со слугами и многочисленной свитой, духовные лица, представители королевской и местной администрации. Это тоже создавало благоприятные условия для сбыта своих изделий. Ремесленники также селились вблизи больших феодальных владений, усадьб, замков. Для этой цели подходили и монастыри, куда стекалось много людей на богомолье, населенные пункты, находившиеся на скрещении важных дорог, речные переправы и мосты, удобные для стоянки кораблей и бухт берега. В развитии внутреннего рынка города играли очень важную роль. Хоть и медленно, но расширяя ремесленное производство и торговлю, они втягивали в товарный оборот как господское, так и крестьянское хозяйство и тем самым содействовали зарождению товарного производства.

НАСЕЛЕНИЕ, ВНЕШНИЙ ВИД ГОРОДОВ

Раньше всего в Западной Европе средневековые города появились в Италии (Венеция, Генуя, Пиза, Амальфи, Неаполь и др.), а также на юге Франции (Марсель, Арль, Нар-бонн и др.). Здесь уже начиная с IX в. развитие феодальных отношений привело к значительному росту производительных сил и отделению ремесла от сельского хозяйства. Благоприятным фактором, содействовавшим развитию итальянских

11 франзуских городов, были торговые связи Италии и Южной Франции и Византией и Востоком, где существовали многочисленные и цветущие ремесленно-торговые центры, с°хранившиеся от древности. Такие города, как Константинополь, Фессалоника (Солунь), Александрия, Дамаск и Ьагдад, славились своим развитым ремесленным производством и ожив ленной торговой деятельностью. Чрезвычайно огатыми и многолюдными, с высоким уровнем материальной и Духовной культуры, были города Китая: Чанъань (Си-ань), Лоян, Чэнду, Янчжоу, и города Индии: Каньякубд-жа (Канаудж), Варанаси (Бенарес), Танджор и др. Возникновение и развитие средневековых городов в Северной Франции, Нидерландах, Англии, Юго-Западной Германии относится лишь к X и XI вв.

Центрами ремесла и торговли в Восточной Европе были Киев, Чернигов, Смоленск, Полоцк и Новгород. Так, уже в X — XI вв. Киев был значительным ремесленным и торговым центром, поражал современников своим великолепием. По свидетельству современников, к началу XI в. в Киеве было 8 рынков. Его называли соперником Константинополя. Отличался своим великолепием и Новгород, где в XI — XII вв. существовал водопровод, один из самых ранних городских водопроводов в средневековой Европе.

В X — XI вв. города древней Руси имели обширные торговые связи с Кавказом, Византией, Средней Азией, Ираном, Скандинавией, странами Центральной и Западной Европы. Русские мастера славились умелой обработкой металлов, изготовлением оружия, успехами в ювелирном деле.

Рано развились города и в славянском поморье по южному берегу Балтийского моря — Волин, Камень, Арко-на (современный Рюген), Щецин, Гданьск, Колобжег, города южных славян на Далматинском побережье Адриатического моря — Дубровник, Задар, Шибеник, Сплит, Котор и др. Побывавший в середине X в. в Праге известный арабский путешественник, географ Ибрахим ибн Якуб, писал об этом городе, что он «является богатейшим из городов в торговле».

В возникших в X — XI вв. городах основное население составляли ремесленники. Бежавшие от своих господ или уходившие в города на условиях выплаты оброка крестьяне, становясь горожанами, постепенно освобождались от личной зависимости феодалов. Став горожанами, ремесленники еще долго сохраняли следы своего сельского происхождения. В то же время в деревне продолжало суще-ствовагь натуральное хозяйство. На первых порах ремесленник выполнял одновременно и функции торговца. Купцы, как новый общественный слой, появились позднее. Появившиеся в европейских городах в XI — XII вв. купцы, в отличие от странствующих, занимались преимущественно торговлей, связанной с развитием местных рынков.

Обычно средневековые города были окружены высокими деревянными или каменными стенами с башнями и массивными воротами. От нападения неприятеля город защищали глубокие рвы. Жители города несли сторожевую службу и составляли городское военное ополчение. Постепенно стены не вмещали всех городских построек. Начали возникать городские предместья — посады. Они населялись главным образом ремесленниками, при этом ремесленники одной специальности обычно жили на одной улице. Так возникали оружейные, кузнечные, ткацкие улицы. Эти предместья тоже обносились новыми стенами и укреплениями.

По своим размерам европейские города были невелики. Как правило, они насчитывали от одной до трех-пя-ти тысяч жителей. Лишь очень крупные города имели население в несколько десятков тысяч человек. Многие жители города занимались сельским хозяйством. Вне города, а иногда и в черте города они имели свои огороды, поля, пастбища. Мелкий скот нередко пасся прямо на улицах. В городе часто случались пожары и эпидемии. Значительная часть зданий строилась из дерева. Улицы были крайне узкими, а верхние этажи домов нередко выдавались в виде выступов над нижними. Крыши домов, расположенных на противоположных сторонах улицы, чуть ли не соприкасались друг с другом. Центральным местом в городе обычно была рыночная площадь, неподалеку от которой располагался городской собор.

ГОРОДА В БОРЬБЕ С ФЕОДАЛЬНЫМИ СЕНЬОРАМИ В XI — XIII ВВ.

Земля, на которой возникали средневековые города, обычно принадлежала феодалам, поэтому города должны были подчиняться феодальному сеньору. В руках у него первоначально была сосредоточена вся власть в городе. Он был заинтересован в возникновении города на своей земле, поскольку промыслы и торговля приносили ему дополнительный доход. Стремление феодалов извлечь как можно больше дохода неизбежно приводило к столкновению с городом. От исхода этой борьбы зависело политическое устройство, которое получал город, и степень его независимости.

Крестьяне, селившиеся в городах, приносили с собой навыки общинного устройства. Строй общины-марки, измененный в соответствии с условиями городского развития, сыграл очень большую роль в организации городского самоуправления.

В зависимости от условий исторического развития борьба между сеньорами и горожанами, в процессе которой возникало и складывалось городское самоуправление, протекала в различных странах Европы по-разному. Например, в Италии, где города рано достигли значительного экономического расцвета, горожане добились большой самостоятельности уже в XI — XII вв. Такие города, как Венеция, Генуя, Пиза, Флоренция, Милан подчинили себе значительные области вокруг города и стали городами-государствами. Это были городские республики. В Германии так называемые имперские города, начиная с XII, а особенно в XIII в., подчиняясь формально императору, на деле являлись независимыми городскими республиками. В их право входило самостоятельно объявлять войну, заключать мир, чеканить свою монету и т.д. Такими городами были Гамбург, Любек, Нюрнберг, Бремен, Франк-фурт-на-Манне и др.

Амьен, Сен-Кантен, Бове, Лан — города Северной Франции — в результате упорной борьбы со своими феодалами также добились права самоуправления. Они могли выбирать из своей среды городской совет и должностных лиц, начиная с главы городского совета. Во Франции и в Англшг глава городского совета назывался мэром, а в Германии — бургомистром. Самоуправляющиеся города имели собственный суд, военное ополчение, финансы и право самообложения. Они освобождались от барщины и оброка — обычных повинностей. В их обязанности по отношению к феодальному сеньору входила ежегодная уплата определенной денежной ренты и посылка на помощь сеньору небольшого военного отряда в случае войны.

С развитием городов в XI в. на Руси усилилось значение вечевых собраний. Здесь, также как и в Западной Европе, горожанами велась борьба за вольности. Политический строй в Новгороде Великом представлял собой феодальную

республику, но большую политическую силу там имело торгово-промышленное население.

Достигнутая городами степень самостоятельности в уирав-цении зависела от конкретных исторических условий. Так, города Южной Франции, Италии и др. получили права самоуправления путем уплаты сеньору крупной суммы денег. Часто большие города, особенно города, стоявшие на королевской земле, не получали прав самоуправления, но пользовались рядом привилегий и вольностей, в том числе и Ираном иметь выборные органы городского управления, действовавшие, однако, совместно с назначаемым королем чиновником или другим представителем сеньора. Такие неполные права самоуправления имели во Франции Париж, Орлеан, Бурж, Лорис, Шартр, а в Англии — Оксфорд, Линкольн, Кембридж, Глостер. Города, не имевшие достаточно развитого ремесла и торговли и не обладавшие необходимыми денежными средствами и силами, оставались целиком под властью сеньора. Но в одном все усилия горожан разных государств совпали -- они сумели добиться личного освобождения от крепостной зависимости. Если бежавший в город крепостной крестьянин жил в нем в течение определенного срока (обычно один год и один день) он также становился свободным и никто не мог вернуть его в крепостное состояние. «Городской воздух делает свободным» — гласила средневековая пословица.

ЦЕХОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ГОРОДСКОГО РЕМЕСЛА

Ремесло составляло производственную основу средневекового города. Подобно крестьянину, ремесленник был мелким производителем. Он имел свои орудия производства, вел самостоятельно свое частное хозяйство, главной его целью было не получение прибыли, а добывание средств к существованию.

Особенностью средневекового ремесла в Европе была цеховая организация. Цехи представляли собой особые союзы-объединения ремесленников определенной профессии в пределах данного города. Они возникли почти °ДНовремеино с появлением городов. Так, в Италии они сУЩеетвовали уже с X в., а во Франции, Англии, Германии и Чехии — с XI — XII вв. Но окончательное оформ-Леиие цехов происходило позже. Оно заключалось в получении специальных хартии от королей, записи цеховых уставов. Цехи возникали как организации бежавших в город крестьян, которые нуждались в объединении для борьбы против разбойничего дворянства и в защите от конкуренции. Как и для городского самоуправления, образцом для цеховой организации был общинный строй. Ремесленники, объединенные в цехи, являлись непосредственными производителями. Каждый из них работал в своей собственной мастерской со своими инструментами и на своем сырье. Как и для крестьянского хозяйства, для средневекового ремесла были характерны традиционность и рутина. В ремесленной мастерской почти не существовало разделения труда. Такое разделение осуществлялось в виде специализации между отдельными цехами. С развитием производства это приводило к увеличению числа ремесленных профессий и, следовательно, количества новых цехов. Это не изменяло характер средневекового ремесла, но было определенным техническим прогрессом. Обычно ремесленнику Помогала его семья. Вместе с ним работали один пли два подмастерья и один или несколько учеников. Полноправным членом цеха являлся только мастер, владелец ремесленной мастерской. В цеховой иерархии мастер, подмастерье и ученик стояли на разных ступенях. Для того, чтобы желающий мог вступить в цех, ему в обязательном порядке предписывалось пройти две нижние ступени. Как правило, в первый период развития цехов каждый ученик мог сделаться через несколько лет подмастерьем, а подмастерье — мастером. Для большинства городов принадлежность к цеху являлась обязательным условием для занятия ремеслом. В условиях узкого рынка и незначительного спроса этим устранялась возможность конкуренции со стороны не входивших в цех ремесленников. В интересах ремесленников, входивших в цех, было обеспечение изделиям данного цеха беспрепятственного сбыта. Цех строго регламентировал производство, через избранных должностных лиц он следил, чтобы каждый член цеха выпускал продукцию определенного количества. Так, цех регламентировал ширину и цвет ткани, количество нитей в основе, предписывал пользование определенным материалом и инструментом. Уставы цехов строго ограничивали число подмастерьев и учеников, запрещали работу в ночное время и в праздничные дни, ограничивали количество станков, регулировали запасы сырья. Такая организация ремесла в тех условиях охраняла ремесленников от чрезмерной эксплуатации со стороны фео-

далов, обеспечивала существование мелких производителей, содействовала совершенствованию навыков труда, развитию техники. Цех был военной организацией, которая участвовала в охране города и выступала как отдельная боевая единица городского ополчения в случае войны. Цехи имели свои церкви или часовни, были своеобразной религиозной организацией, каждому цеху покровительствовал свой «святой». Осуществлялась взаимопомощь ремесленников. Она обеспечивалась за счет вступительного взноса в цех, штрафов и других платежей. Осуществлялась помощь нуждающимся членам цеха и их семьям в случае болезни или смерти члена цеха.

ЦЕХИ В БОРЬБЕ С ГОРОДСКИМ ПАТРИЦИАТОМ

В результате борьбы городов с феодальными сеньорами городское управление оказалось в руках горожан. Но право принимать участие в управлении городскими делами получили не все горожане. Как правило, результатами достигнутого пользовалась городская верхушка — богатые купцы, землевладельцы, городские домовладельцы. Этот слой городских богачей представлял собой наследственную городскую аристократию. На Западе она обычно имела наименование патрициата. В руках патрициата были все должности в городском управлении. В городах шла борьба за власть между цехами и городским патрициатом. В результате формировалось средневековое сословие бюргеров. Первоначально иа Западе словом бюргер обозначали всех горожан (от немецкого слова «Ьигд» — город). Городское население не было единым. Постепенно складывался слой купцов и состоятельных ремесленников. Подмастерья, ученики, поденщики, разорившиеся ремесленники и прочая городская беднота составляли массу городского плебейства (плебса). Слово «бюргер» приобрело новый смысл, им стали называть уже не просто горожан, а горожан лишь богатых и зажиточных.

РАЗВИТИЕ ТОВАРНО-ДЕНЕЖНЫХ ОТНОШЕНИЙ

По сравнению с предшествующим периодом, развитие товарного производства в городе и в деревне начиная с

XIII в. обусловило расширение рыночных связен и торговли. Развитие товарно-денежных отношений в деревне разрушало уклад натурального хозяйства и вовлекало в рыночный оборот часть сельскохозяйственных продуктов. Деревня пока еще могла отдавать городу лишь часть своей продукции, обеспечивая в основном свои потребности. Но и это было свидетельством роста товарного производства в деревне. Постепенно складывается внутренний рынок.

В XI — XII вв. во Франции, Италии, Англии и других странах большую роль во внутренней и внешней торговле играют ярмарки. На них производилась оптовая торговля таких товаров, как шерсть, льняные ткани, металлы, зерно и др. Крупные ярмарки играли большую роль в развитии внешней торговли. Так, в XII — XIII вв. на ярмарках во французском графстве Шампань встречались купцы из Италии, Англии, Чехии, Германии, Венгрии. Венецианцы и генуэзцы поставляли на шампанские ярмарки шелка, хлопчатобумажные ткани, ювелирные изделия, пряности. Хорошо выделанные сукна завозились фламандскими и флорентийскими купцами. Из Германии везли льняные ткани, из Чехии — кожи и изделия из металла, из Англии — железо, олово, шерсть.

Европейская торговля в XIII в. была сосредоточена в основном в двух районах. Средиземноморье служило звеном в торговле западноевропейских стран со странами Востока. Сначала главную роль здесь играли византийские и арабские купцы, постепенно первенство переходит к купцам Генуи, Венеции, Марселя и Барселоны. Другой район охватывал Балтийское и Северное моря. Здесь вели оживленную торговлю Новгород, Псков, Полоцк, а также города Скандинавии, Дании, Англии, Франции и др.

Развитию торговых связей мешало существование многочисленных таможенных застав на территории владений каждого сеньора, где взимались довольно значительные торговые пошлины. Такие же пошлины существовали и при переезде через мосты, при переправе через реки, при проезде по реке через владения феодала. В дополнение на купеческие караваны часто нападали разбойники. Но все же достигнутый прогресс создавал возможность накопления денежных капиталов в руках и купцов и ростовщиков. Этому содействовали также операции по обмену денег, ибо для того времени характерно большое разнообразие монетных систем и монетных единиц. Для этой цели существовала особая профессия менял. Менялы занимались не только разменными операциями, но и переводом денег, из которого возникали кредитные операции. Создавались специальные банкирские конторы, первые из них возникли в городах Северной Италии — в Ломбардии. Поэтому позднейшие учреждения, производящие операции под залог вещей, стали называться ломбардами.


КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ В СТРАНЫ ВОСТОЧНОГО СРЕДИЗЕМНОМОРЬЯ


Страны Передней Азии, Египта были одними из богатейших и культурных районов того времени. Еще с древности началась борьба за господство в них. Здесь пролегали пути международной торговли. За господство вели борьбу Византия и Иран, Иран и арабы, арабы и Византия. К этой борьбе в конце XI в. подключились и государства Западной Европы.

ПРИЧИНЫ ПОХОДОВ

В истории наименование крестовых походов получили военно-колонизационные походы западноевропейских феодалов в страны Восточного Средиземноморья, а также в земли, принадлежащие западным славянам и прибалтийским народам. Крестовые походы в страны Восточного Средиземноморья начались в конце XI в. и с перерывами продолжались до конца XIII в. Происходили они под видом религиозных мероприятий, чем и объясняется их название. В походах принимали участие различные слои общества того времени. Крупные феодалы — короли, графы и герцоги стремились расширить свои владения, увеличить доходы и усилить свое влияние в Европе. Главную силу крестоносных отрядов составляли мелкие феодалы — рыцари. К XI столетию основное средство производства в эту эпоху — земля оказалась на Западе поделенной между светскими и Духовными представителями господствующего класса. Был Установлен определенный порядок наследования. Существовало право старшинства или майорат, при котором земля Переходила от отца только к старшему сыну. В результате образовался многочисленный слой рыцарей, которые не имели своей земли и видели выход в захвате новых территорий, закрепощении живущих там крестьян. В крестовых походах приняли также участие представители купеческой верхушки многих городов, особенно Генуи и Венеции, которые стремились к ликвидации торгового соперничества Византии, тем самым стараясь укрепить свою

роль посредников между Востоком и Западом.

Активную роль в крестовых походах играла римско-католическая церковь, которая являлась крупнейшим феодальным собственником. Этим также объясняется ее заинтересованность в военно-колонизационном движении. Особым интересом церкви было то, что к этому времени западная и восточная церкви окончательно отделились друг от друга. С этого момента главным пунктом программы папства является стремление подчинить себе восточную церковь. По основному замыслу, власть римского папы должна быть поставлена выше всякой другой духовной и светской власти. Предполагалось увеличить количество ие-пархий и повысить таким образом доходы. Такие церковные области обязаны были уплачивать десятину. Нередко уходившие в поход отдавали свое имущество и сбережения на сохранение церкви.

В конце XI в. началась усиленная проповедь походов на Восток с целью захвата Сирии и Палестины. Духовенство призывало верующих к завоеванию Иерусалима, находившегося в руках у мусульман. Здесь, по преданию, находилась гробница Иисуса Христа. Церковью был выдвинут официальный лозунг: «Освобождение гроба господня»,

В то время господствовало преувеличенное представление о легкости завоевания стран Восточного Средиземноморья. Раздробленные здесь на ряд феодальных владений сельджукские эмираты постоянно враждовали друг с другом. Со всех сторон была окружена Византия, которая вынуждена была обращаться к Западу за помощью. В Европе издавна сложилось убеждение относительно «сказочных» богатств Востока. Многочисленные паломники, ходившие в Иерусалим на поклонение «гробу господню», купцы — неизменно удивлялись красоте и богатству зданий и храмов, изобилию невиданных товаров. Возвращаясь домой, они восторженно рассказывали о невиданных богатствах.

СИРИЯ И ПАЛЕСТИНА В XI В.

В 969 г. после распада Аббасидского халифата северная часть Сирии была завоевана Византией. Остальную Сирию, Ливан и Палестину захватили войска Фатимидско-го халифата, под властью которого Сирия и Палестина оставались до 70-х годов Х1в., вплоть до завоевания сельджуками.

Сирия и Палестина в X — XI вв. переживали экономический подъем. Здесь возделывалась пшеница, виноград, оливы, айва, персики, бобовые и овощные растения, спаржа, трюфели и др. Кроме того, в Палестине и в Приморской полосе Сирии разводили финиковые пальмы, цитрусовые деревья, бананы, сахарный тростник. Повсюду было распространено шелководство. Палестина и Сирия занимали первое место среди стран Передней Азии по производству оливкового масла, которое вывозилось в другие страны. Здешние города были центрами ремесленного производства местной и транзитной торговли. В долине Гута был расположен знаменитый город Дамаск. Арабские географы называли эту долину одним из четырех чудес света. Из Дамаска вывозились оливковое масло, парча, шелковые и хлопчатобумажные ткани, медная посуда, бумага, сушеные фрукты. Из Иерусалима, насчитывавшего в середине XI в. 40 тыс. жителей, вывозили хлопок, сыр, зеркала, лампы. Сирийские порты Триполи, Бейрут, Сидон (Сайда), Тир, Кесария и др. в XI в. вели оживленную морскую торговлю с Египтом, Византией, Сицилией и Италией. В портовых городах строились сУДа и происходила работорговля. Возле Бейрута имелись Железные рудники. Около Халеба вырабатывали лучшую °хРу. В каменоломнях Сирии добывался красный песча-Ник, в Палестине — зеленый, красный, черный, белый и Пятнистый мрамор, белый камень. Население Сирии pi Палестины в XI в. состояло из арабов и сирийцев, а также небольшого числа евреев и самаритян. Преобладал арабский язык. Кроме «правоверных» мусульман (суннитов), имелось много мусульманских ссктаитов, жили также христиане, в Палестине было много иудеев. До середины IX в. власти в Сирии и Палестине соблюдал?!- веротерпимость. Но по мере развития ислама в феодальную религию, он становился все более фанатичным и нетерпимым. Отношения между мусульманами и христианами сильно обострились.

Воспользовавшись ослаблением Сельджукской империи в 90-х годах XI в., египетские (фатимидские) войска вновь захватили прибрежную полосу Сирии и Иерусалим. Распад империи, война между сирийскими сельджуками и Египтом, междоусобия в Сирии и Палестине в значительной мере облегчили крестоносцам их завоевания.

ПОДГОТОВКА ПЕРВОГО ПОХОДА

Осенью 1095 г. в Клермоне (Южная Франция) на большом церковном соборе папа Урбан II возвестил о начале крестового похода. Перед многочисленными слушателями, собравшимися на Клермонской равнине за городом, была произнесена большая речь, рассчитанная на разжигание христианского фанатизма. «Земля, которую вы населяете, — сказал папа, обратившись к слушателям, — ... сделалась тесной при вашей многочисленности. Богатствами она не обильна и едва дает хлеб тем, кто ее обрабатывает. Отсюда происходит то, что вы друг друга кусаете и друг ~с другом сражаетесь... Теперь же может прекратиться ваша ненависть, смолкнет вражда и задремлет междоусобие. Предпримите путь ко гробу святому, исторгните ту землю у нечестивого народа и подчините ее себе». «Кто здесь горестен, — продолжал папа, — и беден, там будет богат». Перспективы богатой добычи нашли горячий отклик у публики. Собравшиеся закричали: «Бог того хочет! Бог того хочет!» — и бросились нашивать красные кресты на свою одежду. Весть о походе на Восток быстро облетела всю Западную Европу. Участники движения получили наименование крестоносцев. Церковь обещала участвующим в походе ряд льгот: прощение грехов, отсрочку долгов, охрану имущества и семей.

Походу феодалов предшествовал поход бедноты. Крестьяне стремились найти на Востоке новые земли для ио-селения. Бесконечные феодальные усобицы разоряли их хозяйства. Всюду царили голод и эпидемии. При таких условиях проповедники крестового похода (Петр Лмъснский и др.) встретили живой отклик. Крестьяне начали покидать своих сеньоров и готовиться к крестовому походу.

Неорганизованные отряды бедноты весной 1096 г. двинулись в путь. Крестьяне запрягли быков и вместе с семьями двинулись к Константинополю, при себе не имея ни оружия, ни денег, занимаясь в дороге нищенством и грабежами. Все это вызывало ожесточение со стороны местных жителей. Большинство крестьян были убиты еще в пути. По описанию летописца, бесчисленные, как звезды на небе или песок морской, крестьяне шли из Северной и Средней Франции и из Западной Германии вверх по Рейну и дальше вниз по Дунаю. Fie представляя даже, как выглядит Иерусалим и как далеко ои находится, крестьяне принимали за него каждый крупный город или замок.

Дошедшие остатки войска были спешно переправлены от Константинополя в Малую Азию византийским императором. В первом же бою крестьяне потерпели сокрушительное поражение. Их вождь Петр Амъенский бежал в Константинополь. Оставшиеся в живых были обращены в рабство. Только немногие отряды соединились впоследствии с отрядами рыцарей и сражались под Антиохией.

ПЕРВЫЙ КРЕСТОВЫЙ ПОХОД

В августе 1096 г. в первый крестовый поход двинулось феодальное рыцарство, прекрасно вооруженное и экипированное. Отряды из Нормандии возглавил нормандский герцог Роберт, из Лотарингии — Готфрид Бульонский, из Южной Франции — граф Раймонд Тулузский, из Южной Италии — Боэмунд Тарентский (Тарантский). Все отдельные °тряды соединились в Константинополе весной 1097 г. По сравнению с предыдущими годами положение Византии в это время несколько улучшилось. Император Алексей I Комнин думал лишь о том, как бы побыстрее освободиться от кРестоиосцев, способных, по его предположению, направь оружие против самой Византии. Крестоносцы были переправлены в Малую Азию. Путь оказался тяжелым. Одетые в тяжелую броню, от страшной жары ежедневно гибли Десятки рыцарей. Сельджукская легкая кавалерия непрерывно

тревожила налетами. Но большая часть крестоносцев сумела дойти до Малой Армении (Киликии).

Важное стратегическое положение занимала Эдесса. Захватив ее и окружающую территорию, крестоносцы основали здесь свое первое государство — Эдесскос графство. Началась осада Антиохии. Антиохия была обнесена толстыми стенами. Вверху их свободно проезжала колесница, запряженная четверкой лошадей. Осада длилась несколько месяцев. Взять город приступом не удалось. Только измена одного из военачальников гарнизона помогла крестоносцам овладеть городом, а затем и всей Антиохийской областью. Начались грабежи и резня мусульманского населения.

В штурме Иерусалима приняло участие около 20 тыс. человек. Взять город удалось только после длительной подготовки и отчаянного штурма. Генуэзские и венецианские купцы подвезли на своих кораблях лес для постройки стенобитных машин. Современник тех событий описывал захват - Иерусалима: «Язычники, совершенно устрашенные, сменили свою дерзость на быстрое бегство... не было места, где сарацины могли избежать убийц. Многие из них были убиты стрелами на крыше Соломонова храма (так летописец называл мечеть Куббат-ас-сахра, стоявшую на месте прежнего Сионского (Соломонова) храма), который они подожгли при бегстве, и сброшены с крыши на землю. В этом храме было зарезано почти десять тысяч человек. И если бы вы там были, ноги ваши до бедер обагрились бы кровью убитых. Что сказать? Никто из них не сохранил жизни. Но не пощадили ни женщин, ни малюток...».

Крестоносцы грабили город. Кто врывался в дом первым, тот считался собственником этого дома или дворца и всего, что в нем находилось. После овладения городом и его округой в 1099 г. крестоносцы основали Иерусалимское королевство. Все эти события вызвали страшное возмущение мусульманского населения в Сирии и Палестине.

ГОСУДАРСТВА КРЕСТОНОСЦЕВ

На востоке возникло четыре крестоносных государства. Во главе графства Эдесского стал брат Готфрида Буль-онского Балдуин, во главе княжества Антиохийского — Бо-эмунд, графство Триполи досталось Раймонду Тулузскому. Три этих княжества находились формально в вассальной за-вцсимости от королевства Иерусалимского, во главе которого ястал Готфрид Бульонский. Территория Иерусалимского королевства был разбита на феоды, за которые рыцари-кре-стоносцы несли военную службу. Феод представлял собой поместье или несколько поместий, разбитых на мелкие участки земли. Все местное население было превращено в крепостных. Владельцу поместья крестьяне обязаны были за свои наделы платить феодальную ренту. В общей сложности она доходила до 50 процентов урожая. Государства крестоносцев управлялись согласно феодальным обычаям — это записано в «Иерусалимских ассизах». Продолжал существовать типичный феодальный способ производства. Хозяйство в значительной части оставалось натуральным. Города побережья, являясь пунктами транзитной торговли, не выступали в качестве центров, объединявших местную территорию. Привилегированное положение в этих городах занимали колонии генуэзских, венецианских и французских купцов.

Все феодалы считались вассалами короля, но сам король был лишь первым среди равных, так как его действия ограничивались палатой баронов — собранием наиболее крупных феодалов королевства. Король не мог провести ни одного мероприятия без согласия этой палаты. Асси-зы точно перечисляли все случаи, когда король имел право требовать выполнения военной службы от своих вассалов. Иерусалимское королевство делилось на баронии, где существовали свои палаты баронов. В крупнейших городах имелись особые палаты горожан. В других государствах крестоносцев были установлены такие же порядки. Их политической децентрализации способствовали также притязания Церкви на политическое господство и ее борьба со светской властью, а также самостоятельность, которой пользовались на территории крестоносных государств духовно-рыцарские ордены.

Служба рыцарей не была ограничена здесь каким-ли-бо сроком. В западноевропейских странах рыцарь, получивший феод от сеньора, был обязан нести в его пользу водную службу всего 40 дней в году. Обычных военных сил РЬ1Царей-крестоносцев для защиты завоеваний территории ьгло недостаточно. Рыцарство стремилось также объединить Свои силы в подчинении и грабеже новых территорий. Уже

13 начале XII в. крестоносцы начали создавать постоянные в°енные организации, известные под именем духовно-ры-^аРских орденов. Свое название Орден тамплиеров (храмовников) получил потому, что именно ему была передана после завоевания Иерусалима крестоносцами мечеть Куббат-ас-сахра, стоявшая на месте прежнего Соломонова храма. Существовали также Орден иоаннитов, или госпитальеров, Тевтонский, или Немецкий, орден, осуществивший позднее кровавое завоевание Прибалтики. Члены духовно-рыцарских орденов считались одновременно монахами и рыцарями. Они давали монаше-

ские обеты и зависели непосредственно от римского папы. Это было мощное оружие папской теократии. Ордены не подчинялись власти тех государств, в которых были расположены их владения. Главной их задачей была борьба со всеми «неверными». Производительные силы на Востоке в это время находились на более высокой ступени развития, чем на Западе. Поэтому крестоносцы, завоевав территорию восточного побережья Средиземного моря, не внесли ничего нового в хозяйственную жизнь за-

хваченных земель. На захваченных землях крестоносцы вели себя как хищники и грабители. «Всякий, кто хорошо понимает дела франков (местное население называло их франками, поскольку наибольшее количество участников первого крестового похода было из Франции), — писал о крестоносцах арабский летописец XII столетия Усама ибн Мункыз в своей «Книге назидания», — ... увидит во франках только животных, обладающих достоинством доблести в сражениях, и ничем большим, так же как и животные обладают доблестью и храбростью при нападениях».

Народы завоеванных стран подвергались самой жестокой эксплуатации, тем более жесткой, чем больше были развиты в крестоносных государствах товарно-денежные отношения. Население ненавидело завоевателей. Летописец-крестоносец писал: «Все сельские местности в нашей стране были населены неверными и сарацинами; злее их не было врагов у нашего народа, и они были тем хуже, что находились в нашей стране, а нет более вредоносной чумы, чем враг, находившийся в доме. Они не только убивали наших, когда те неосторожно ходили по дорогам, и продавали их

13 рабство врагам, но также и отказывались от сельских работ, чтобы низвергнуть наших с помощью голода. Они лучше готовы были сами голодать, чем оказать какую-нибудь услугу нашим, которых они считали врагами. И не только вне городов были небезопасные дороги; также и в домах, расположенных за городскими укреплениями, едва можно было найти безопасное и спокойное место ...».

ВТОРОЙ И ТРЕТИЙ ПОХОДЫ

Положение владений крестоносцев на Востоке резко ухудшилось после потери Эдесского графства. В 1144 г. крестоносцы были вынуждены оставить захваченную мосульским эмиром Эдессу. С проповедью крестового похода снова выступила католическая церковь. Второй крестовый поход в Переднюю Азию (1147 — 1149 гг.) был начат под руководством французского короля Людовика VII и немецкого императора Конрада III. Этот поход закончился полной неудачей. Такой же исход ожидал и крестовый поход немецких феодалов в земли полабских славян.

Иерусалимскому королевству во второй половине XII в. опасность начала грозить уже не только с севера и северо-востока, но и с юга. В 1171 г. в Египте пала династия Фа-тимидов. Египетским султаном стал даровитый полководец Салах-ад-дии, или Саладин. Египет, мусульманские территории Сирии, Хиджаз составили одно государство — султанат, которое стало самым сильным из мусульманских стран Восточного Средиземноморья и в экономическом, и в политическом отношении. Таким образом, Иерусалимское королевство было зажато с юга и востока. Саладин объявил крестоносцам «священную войну». Страшное поражение было нанесено им при Тивериаде. В течение нескольких недель Саладин захватил Сидон, Бейрут, Аскалон, Яф-Фу, а в 1187 г. — Иерусалим. Отношение Саладина к побежденным было противоположно отношению к ним крестоносцев. В побежденном городе не было резни, а христиан выпустили за выкуп. В качестве выкупа за мужчину бралось По Ю золотых динаров, за женщину — 5, за ребенка — 1. ^ица, не внесшие выкупа, были обращены в рабство. Кресто-н°сцы, правившие в Иерусалиме около 100 лет, были изгнаны.

Захват Иерусалима стал толчком к организации третьего крестового похода (1189 — 1192 гг.). В нем участвовали три западноевропейских государя -- король Англии Ричард I Львиное сердце, король Франции Филипп II Август и германский император Фридрих I Барбаросса. Результатом было то, что Ричард Львиное Сердце захватил остров Кипр и совместно с Филиппом II — крепость Акру с ее округой. Фридрих I Барбаросса, ведший свое войско отдельно, в самом начале похода утонул при переправе через одну из речек Малой Азии. Иерусалим остался в руках у мусульман. В руках у крестоносцев — княжество Антиохийское, которое объединилось с графством Триполи в одно королевство, а также города Акра, Тигр и Кипрское королевство. Завоевания крестоносцев на Ближнем Востоке оказались недолговечны. Крестоносные государства, раздираемые внутренними противоречиями, не смогли противостоять объединившимся под властью Саладина Египту и Сирии. Враждебную позицию занимала по отношению к крестоносцам и Византия. Она вступала в союз с сельджуками и стремилась вернуть утраченные когда-то территории.

ЧЕТВЕРТЫЙ КРЕСТОВЫЙ ПОХОД

Римский папа Иннокентий III (1198 — 1216), при котором папство достигло наибольшего влияния в странах Западной Европы, с конца XII в. вновь начал проповедь крестовых походов. Крестоносным завоевателям было дано благословение и в странах Передней Азии и в Прибалтике. В четвертом походе в Переднюю Азию участвовали французские, итальянские и германские феодалы, в походе в Прибалтику — германские.

Идущие на Восток, решили начать свой поход из Венеции, где был хороший флот. Рассчитывая быстро захватить Египет, крестоносцы надеялись облегчить себе захват Иерусалима, находящегося во власти египетского султана. Венеция вела оживленную торговлю с Египтом. Венецианские купцы сумели использовать крестоносцев в своих интересах, направив их не на Египет, а на Византию, которая была торговой соперницей Венеции. Происходило это следующим образом.

Дожем (правителем) Венецианской городской республики в начале XIII в. был энергичный и хитрый Энрико Дан-доло — 80-летний старик, настойчивый в достижении своих целей. С вождями крестоносцев был заключен договор, согласно которому Венеция обязывалась перевезти на кораблях 4,5 тыс. всадников и 20 тыс. пехотинцев. Крестоносцы обязывались уплатить за это Венеции большую сумму денег — 85 тыс. марок серебром, рассчитывая на завоеванное. Энрико Дандоло распорядился перевезти прибывших в Венецию крестоносцев на один из ее островов. Затем он отвел свои корабли и предложил крестоносцам уплатить деньги по договору. Они смогли внести только 51 тыс. марок. Тогда венецианцы предложили возместить недостающую сумму «ратными услугами». В качестве цепы был указан город Задар (Зара), который находился под властью христианского венгерского короля и был торговым конкурентом венецианцев. Страдающие без пищи и питья иа острове крестоносцы согласились на предложение. Задар был захвачен.

Следующей целью для венецианцев был Константинополь. Незадолго до этого в Византии произошел дворцовый переворот. Император Исаак II Ангел был низвергнут, ослеплен и заключен в тюрьму. Его сыну Алексею удалось добраться до крестоносцев, которые отдыхали в это время после победы над Задаром на острове Корфу. С помощью Дандоло он убедил их двинуться на Константинополь. Было обещано огромное вознаграждение. В 1203 г. крестоносцы подошли к Константинополю и восстановили па престоле низвергнутого императора. Вскоре после этого Исаак Ангел умер. На попытку собрать Алексеем обещанные деньги с населения народные массы ответили восстанием. В 1204 г. крестоносцы штурмом взяли Константинополь и подвергли его невероятному разграблению. Византийский летописец Никита Акоминат так описывает разгром храма св. Софии: «О разграблении главного храма нельзя и слушать равнодушно. Святые налои, затканные драгоценностями и необыкновенной красоты, приводившие в изумление, были разрублены на куски и разделены между воинами вместе с Другими великолепными вещами. Когда им было нужно вывезти из храма священные сосуды, предметы необыкновенного искусства и чрезвычайной редкости, серебро и золото, которым были обложены кафедры, амвоны и врата, они ввели в притворы храма мулов и лошадей с седлами... Животные, пугаясь блестящего иола, не хотели войти, но они били их и ... оскверняли их кровью священный пол храма...». Новгородский летописец рисует события следующим °бразом: «Утром же, когда восходило солнце, они вошли в церковь св. Софии и ободрали двери и рассекли амвон, окованный серебром, и 12 столпов серебрянных и 4 иконостаса и тябло (часть иконостаса) иссекли, 12 крестов, кои были над алтарем... и трапезу ободрали, драгие камни и чудный жемчуг, а саму неведомо куда дели... иных же церквей [разграбленных] не может человек перечислить, ибо без числа... монахов, и монахинь, и попов обобрали до нитки, а некоторых и избили...». Погибла масса драгоценных произведений искусства.

После разграбления Константинополя крестоносцы оставили мысль по походе на Иерусалим, решив обосноваться на завоеванной территории!. На Балканах была занята примерно половина территории Византии. Здесь была основана Латинская империя, называемая так в отличие от Греческой (Византийской). За византийцами оставались только Эпир, часть Албании и некоторые владения в Малой Азии. Было очевидно, что прикрываясь лозунгом «освобождения гроба господня», крестоносцы преследовали чисто грабительские интересы, уничтожая не только мусульманские, но и христианские города и церкви. Во главе церкви в Византии был поставлен Константинопольский патриарх — представитель католической церкви. Он стремился навязать местному населению унию с католицизмом.

ЛАТИНСКАЯ ИМПЕРИЯ

Подобно другим государствам крестоносцев, в Латинской империи господствовали те же феодальные порядки, которые были зафиксированы в «Иерусалимских ассизах». В наибольшей выгоде от завоевания Византии оказалась Венеция. Она захватила 3/8 ее владений — важнейшие береговые пункты в Южной и Восточной Греции, предместья Константинополя (Галату), остров Крит и ряд островов архипелага. Имея в своих руках выход в Черное море, венецианцы постарались вытеснить с территории Балканского полуострова генуэзских купцов — своих торговых соперников. В самом Константинополе ими был занят особый квартал. Латинская империя не могла быть прочной. Захватчики столкнулись с упорным сопротивлением болгар, не допускавших распространения латинского владычества на своей территории, также вели себя албанцы. Укрепившись в северо-западной части Малой Азии, с востока на Латинскую импе-р и К) нападали византийцы. В 1261 г. Латинская империя пала, была вновь восстановлена Византийская империя. Власть перешла в руки династии Палеологов. Их активно поддерживали генуэзцы. Но разграбленная Византия больше никогда не смогла вернуть прежнего могущества.

ИСХОД КРЕСТОНОСНОГО ДВИЖЕНИЯ.

МОНГОЛЫ И КРЕСТОНОСЦЫ

Пятый, шестой, седьмой и восьмой походы уже не имели большого значения. Упорная борьба народов Передней Азии против чужеземных завоевателей, экономические и политические перемены в самой. Западной Европе обусловили упадок военно-колонизационного движения западноевропейских феодалов в Сирию и Палестину в XIII в.

Располагавший довольно сильной центральной властью египетско-сирийский султанат, при крепком феодальном ополчении п больших экономических ресурсах, сумел обеспечить себе поддержку сельджуков Рума (Малой Азии) pi некоторых других мусульманских государств в борьбе с крестоносцами. Понимая, что нм не удержаться, если Египет не будет ослаблен, крестоносцы Сирии и Палестины пытались организовать несколько экспедиций для завоевания Египта. Каждый раз пх ожидали жестокие поражения.

Правда, во второй половине XIII в. у крестоносцев появился новый союзник. Монгольские ильханы Хулагуиды, утвердившиеся в Иране и в странах Закавказья, взяв Багдад и казнив аббасидского халифа Мустасима (1258 г.), задумали покорить Сирию. Египетский султан взял на себя роль главного защитника ислама против крестоносцев. Заключив союз с государствами крестоносцев в Сирии и Палестине, Хулагуиды решили использовать борьбу христиан с мусульманами. Крестоносцев они рассматривали как своих вассалов. С 60-х годов XIII в. Хулагуиды вступили в дипломатическую переписку с римскими папами и одновременно вели переговоры с королями Англии и Франции, с Генуей. Основная цель этих переговоров была: добиться совместных военных действий названных государств и монголов Ирана (Хулагуидского улуса) против египетского султаната. Целыо было также стремление добиться расширения торговых связей. В 1260 — 1303 гг. хулагуидские Монголы предприняли ряд походов в Сирию и Палссти-иу. Придатком монгольских войск стали вооруженные силы крестоносцев. Война в Сирии и Палестине приняла еще более жестокий характер. В ходе войны хулагуидских монголов с египетским султанатом перевес оказался па стороне последнего. С поражением монголов гибли и государства крестоносцев. Египетские войска взяли Антиохию (1289 г.), затем — Триполи Сирийский, через некоторое время — Бейрут, Тир, Сидон и Акру (1291 г.)

На Западе после четвертого похода желающих продолжать завоевания не нашлось. В XI — XIII вв. в Европе происходили прогрессивные экономические изменения, а значит отпадали причины к участию в крестоносном движении. Купечество осталось довольно подрывом посреднической роли Византии в торговле между Западом и Востоком. В странах Западной Европы происходило расширение внутреннего рынка. Феодальное рыцарство получило возможность наниматься в королевские войска, значение которых возрастало с укреплением королевской власти. Взгляды рыцарства и католической церкви обратились иа более близкую Прибалтику, видя в перспективе подчинение Руси. Эти планы разрушила совместная борьба русского и прибалтийских народов против захватчиков. После восьмого крестового похода пало последнее владение западных христиан в Сирии — город Акра. Именно поэтому 1291 г. считают концом крестовых походов в Переднюю Азию. На Востоке рыцари сохранили лишь остров Кипр, завоеванный еще Ричардом Львиное Сердце. Итогом крестовых походов стало разорение стран Восточного Средиземноморья.

ЗНАЧЕНИЕ КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ

Для Западной Европы самым важным исходом крестовых походов был захват западноевропейскими странами торговых путей по Средиземному морю, находящихся ранее в руках стран Восточного Средиземноморья и Византии. Это способствовало оживлению торговли с Востоком. Разгромленная Византия уже не могла соперничать с северо-итальянскими городами. В этой торговле они получили первенствующее значение. Крестоносцы встретили на новых территориях высокую материальную культуру. Здесь они познакомились с шелководством, ие известными до тех пор на Западе земледельческими культурами, рисом, арбузами, фисташковыми п лимонными деревьями. В Европе начали пользоваться ветряными мельницами, познакомившись с их употреблением в Сирин. Мастера Западной Европы научились изготовлению тонких тканей, различной их окраске, более тщательной обработке металлов. Познакомившись с жизнью знати на Востоке, западноевропейские феодалы приобретали более изощренные вкусы, что привело к усилению эксплуатации крестьян. Такими были экономические последствия крестовых походов для западноевропейских стран.

ГЛАВА 5


АНГЛИЯ ПОД ВЛАСТЬЮ НОРМАНДИИ. ГЕРМАНИЯ В XI — XII ВВ.


В Англии развитие феодальных отношений по сравнению с Францией шло более медленными темпами. Здесь к середине XI в. уже господствовали феодальные отношения. Однако значительная часть крестьян оставалась свободной. Система феодальной иерархии еще не обрела своей законченной формы.

НОРМАНДСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ АНГЛИИ

Процесс феодализации в Англии был связан с нормандским завоеванием во второй половине XI в. Во главе завоевателей стоял один из наиболее могущественных феодальных сеньоров Франции — нормандский герцог Вильгельм. В походе в Англию, кроме нормандских баронов, принимало участие и множество рыцарей из других областей Франции, а также из Италии. Была привлекательной военная добыча, возможность захватить новые земли и новые поместья. Предлогом похода стала претензия нормандского герцога на английский престол. Это основывалось на родстве Вильгельма с умершим в 1066 г. английским королем Эдуардом Исповедником. По законам англо-саксов в случае смерти короля вопрос о занятии престола решал Уитена-гимот. Он избрал в короли не Вильгельма, а англо-сакса Гарольда.

В сентябре 1066 г. войско Вильгельма высадилось на южном побережье Англии. Оно превосходило по своей численности и вооружению войско англо-саксонского короля. Герцог Вильнельм имел твердую власть над своими вассалами, власть английского короля была слаба. Гарольду не оказали помощи и эрлы Средней Северо-Восточной Англии. Решающее сражение состоялось 14 октября 1066 г. близ Гастингса. Несмотря на мужественное сопротивление, англосаксы были разбиты. Король Гарольд был убит в бою. Вильгельм, захватив Лондон, стал королем Аиглии (1066 — 1087). Он получил имя Вильгельма Завоевателя.

Для того, чтобы подчинить себе всю Англию, Вильгельму понадобилось еще несколько лет. Происходило закрепощение свободных крестьян. Вспыхнул ряд восстаний. Особенно крупные восстания произошли в 1069 ив 1071 гг. на севере и северо-востоке страны, где имелось многочисленное свободное крестьянство.

Результатом завоевания было то, что у англо-саксон-ской знати были отняты почти все ее земли. В руки нормандских баронов попадали земли и поместья, порой находившиеся в различных областях страны. Следствием было то, что земли баронов оказались разбросанными в разных графствах. Это препятствовало образованию княжеств, независимых от короля. Личная доля Вильгельма составила около одной седьмой части возделываемых земель. В его же владения вошла и значительная часть лесов, которые были превращены в охотничьи заповедники.

По всей Англии Вильгельмом была проведена земельная перепись, что способствовало укреплению феодальных порядков. Она содержала данные о количестве земель, скота, хозяйственного инвентаря, сведения о числе вассалов у каждого барона, о количестве крестьян в поместьях и доходах Поместья. В народе эта перепись получила название «Книги Страшного суда». Такое название, возможно объясняется тем, что дававшие сведения под страхом сурового наказания обязывались ничего не утаивать, как на «Страшном суде», которым должно было завершиться существование мира. Перепись проводилась в 1086 г. В основном, она пресле-до вала две цели. Во-первых, королю нужны были точные сведения о размерах землевладения, материальных ресурсах и доходах каждого из вассалов. В соответствии с этим и предъявлялись требования относительно феодальной службы. Во-вторых, король стремился получить точные сведения с целью обложения населения поимущественным денежным налогом. Современный хронист писал: «Стыдно говорить об этом, а он [Вильгельм] ие стыдился это делать. Ни одного быка, ни одной коровы и ни одной свиньи он не оставил без того, чтобы не занести их в свою перепись...».

Многие из свободных крестьян были занесены в «Книге Страшного суда» в разряд вилланов. В отличие от Франции, в Англии так назывались не лично свободные, а крепостные крестьяне. Таким образом, нормандское завоевание привело к ухудшению положения крестьян и содействовало оформлению феодальных порядков в Англии.

Бароны, получая земли непосредственно от короля, являлись его прямыми вассалами. Королю они были обязаны денежными платежами и военной службой. Вильгельм требовал вассальной службы не только от баронов, но и от рыцарей, которые являлись их вассалами. Такая система получила в Англии более централизованный характер, чем на континенте, где действовало правило: «Вассал моего вассала — не мой вассал». Это сыграло существенную роль в усилении в Англии королевской власти. Королевская власть, при организации управления на местах, использовала традиции старинных собраний сотен и графств. Вильгельм не только сохранил все введенные в англо-саксонский период налоги, но и увеличил их. Как и в светской администрации, на высших церковных должностях, англо-саксы также были заменены нормандцами, выходцами из Франции. Это также укрепило положение Вильгельма и его баронов.

АГРАРНЫЙ СТРОЙ

По данным «Книги Страшного суда», в XI и в начале

XII в. население Англии составило около 1,5 млн. человек. Из них не менее 95 процентов жило в деревне и занималось сельским хозяйством. В основном, население занималось земледелием. На втором месте в Англии находилось скотоводство. В Йоркшире и Линкольншире, а также в южной части Оксфордшира значительное распространение получило овцеводство. Шерсть, важный предмет вывоза, вывозили преимущественно во Фландрию. Здесь фламандские ремесленники вырабатывали сукна, имевшие хороший спрос в различных странах Европы.

Манор — феодальное поместье, сложившееся еще до завоевания, основывало свое хозяйство на барщинном труде зависимых крестьян. Вилланы были преобладающим слоем крестьянства. Они имели часть или полный надел земли, долю участия в общинных выпасах и лугах и выполняли повинности в пользу лорда — владельца поместья. Главной повинностью виллана была барщина. Обычно она составляла три дня и более в неделю в течение всего года. Особенно в страдную пору, так называемые беде-рипе («помочи») поглощали в период сева, уборки урожая, стрижки овец большую часть времени крестьянина. Виллан платил оброк отчасти продуктами, частью деньгами и мог подвергаться произвольному обложению со стороны господина. В его же обязанности входил и ряд дополнительных тяжелых повинностей. При выдаче дочери замуж уплачивался особый взнос — меркет, при вступлении в наследство помещику отдавалась лучшая голова скота — гериот.

В английской деревне XI — XII вв., помимо вилланов, имелись малоземельные, зависимые крестьяне — кот-тарии. Они добывали средства к существованию при помощи Дополнительных занятий: были пастухами, кузнецами, плотниками и т.п. Низшие категории крепостных крестьян были сервы. Так в Англии назывались дворовые люди. Как пра-вило, они не имели своего хозяйства и выполняли в господской усадьбе и на господских полях самые тяжелые повинности. На протяжении XII в. сервы слились с вилланами.

Хотя после нормандского завоевания в Англии свободное кРестьянство не исчезло, но его численность сократилась, и правовое положение резко ухудшилось. Соседство слоя свободных крестьян наряду с крепостными — было важной особенностью средневековой Англии. Положение крепостного крестьянина постоянно ухудшалось. Увеличивались феодальные повинности, росли церковные поборы. Самым тяжелым из них была десятина. Церковь требовала не только десятой доли урожая зерна (так называемая большая десятина), но и скот, шерсть, продукты животноводства (малая десятина). Возрастал гнет королевских налогов.

ГОРОДА

Как центры ремесла и торговли, города в Англии начали возникать еще до нормандского завоевания — в конце

X в. Их развитие продолжалось и после завоевания. Результатом объединения Англии с Нормандией, а также Мэном (французским графством) было расширение и укрепление торговых связей с континентом. Особенно важным было развитие связей с экономически более развитой Фландрией. Здесь английские купцы пользовались покровительством короля. Сначала главным центром торговли была собственно столица — Лондон. В XII в. значительную торговлю с Фландрией, Скандинавией и Прибалтикой вели также города Южной и Юго-Восточной Англии. Предметами вывоза были шерсть, свинец, олово, скот. В XI — XII вв. в Англии значительное распространение получили ярмарки, которые посещались купцами из Фландрии, Италии и других стран. Особенно большое место на ярмарках занимала торговля шерстью. Ее продавали крестьяне, светские феодалы, монастыри.

Большинство городов Англии было расположено на королевской земле. Это затрудняло борьбу горожан за освобождение от власти сеньора. От феодальных платежей города освобождались путем уплаты сеньору ежегодной фиксированной денежной суммы, так называемой фирмы. Горожане пользовались правом самим производить раскладку и сбор этих средств среди жителей города. Похожим путем часто приобреталось и право самоуправления и суда, которое ограничивало или исключало вмешательство шерифа - королевского чиновника, стоявшего во главе графства, или лее бейлифа — представителя поместной администрации. Покупалось право иметь торговую гильдию — привилегированную корпорацию горожан. В нее входили купцы, а также некоторые ремесленники. В английских городах XII в. появляются и собственно ремесленные гильдии (цехи). В Лондоне гильдия ткачей возникла еще в конце

XI - начале XII в.

УСИЛЕНИЕ ВЛАСТИ КОРОЛЯ

Во времена правления Генриха I (1100 — 1135) — одного из сыновей Вильгельма Завоевателя — сложилась и оформилась система государственного управления с центром в королевском дворце. В управлении государством значительную роль стал играть постоянный королевский совет. Сюда наряду с некоторыми крупными феодалами входили и королевские чиновники. В первую очередь, это относится к судьям и лицам, занимавшимся казной и сбором налогов. В судебной курии короля заседали королевские судьи, но важное значение приобрели также разъездные королевские судьи, которые проводили судебные заседания на местах. Постепсно вырабатывалось так называемое «Общее право» — единое для всей страны феодальное королевское право, которое постепенно вытесняло право местное. При названном правителе оформилось и королевское казначейство. Оно получило наименование «Палата шахматной доски». Название эго связано с системой подсчета денежных сумм. Столы в казначействе были разделены продольными линиями па несколько полос, по которым.в определенном порядке раскладывались и передвигались стопки монет, что с внешней стороны напоминало игру в шахматы.

У Генриха I не было сыновей. После его смерти начались непрерывные феодальные усобицы, которые прекратились лишь в 1153 г. В этом году оба враждовавших лагеря заключили соглашение. Согласно ему Генрих Плаитагенет, граф Анжуйский, был признан наследником престола. В развитии феодального государства в Англии правление Генриха II Плаитагенета (1154 — 1189) стало важным этапом. Генрих II был деятельным королем, вынашивавшим обширные завоевательские планы. Для своего времени это был Довольно образованный человек, знавший кроме латинского и родного северофранцузского языка еще и провансальский и итальянский. Но этот король до конца своей жизни не выучил английского.

4 Зак. 998

97

При Генрихе II в состав королевства вошли владения анжуйского дома во Франции — графство Анжу, Пуату, Мэн и Турень. Английским королям по-прежнему принадлежала Нормандия. В результате брака Генриха II с Алиенорой в состав владений английского короля вошло и герцогство Аквитанское. Генрих П, используя значительное увеличение материальных ресурсов, провел ряд реформ, которые позволили укрепить ослабленную усобицами королевскую власть. Была проведена судебная реформа. За определенную плату каждый свободный человек мог получить разрешение перенести свое дело из любого поместного суда в суд королевский. В выигрыше от реформы были рыцари, а также зажиточные свободные крестьяне и горожане. Крепостного крестьянства эта* реформа не касалась. Следующей реформой была военная. Она заключалась в том, что военная служба феодалов в пользу короля ограничивалась определенным, сравнительно небольшим сроком. Король, взамен остальной службы, требовал уплаты особой денежной суммы, так называемых щитовых денег, которые позволяли королю нанимать к себе па службу рыцарей. Это уменьшало его зависимость от феодального ополчения баронов. Кроме того, всем свободным людям, в зависимости от их имущественного положения, предписывалось иметь определенное вооружение, с которым они должны были являться по приказу короля. Эти реформы содействовали централизации государственного управления.

ИРЛАНДИЯ

Завоевание Ирландии началось во второй половине XII в. На протяжении всего средневековья здесь были очень сильны пережитки родовых отношений. Прежде всего это отражалось в сохранении клановой организации. Кланы представляли собой крупные родовые группы, родовые объединения. Они не утратили здесь своего значения даже с развитием феодальных отношений. Земля продолжала считаться собственностью клана, а не отдельных его представителей. Владения вождя клана признавались лишь его пожизненным держанием. Между вождями кланов шли непрерывные войны. Такие же войны велись и против верховного вождя — короля.

Вторжения в Ирландию норманнов, начавшиеся с конца VIII в., разоряли страну и усиливали здесь внутренние усобицы. Около 1001 г. один из клановых вождей - король Манстера (область на юге Ирландии) Бриан Боройме, став «верховным королем», объединил под своей властью почти всю Ирландию. В 1014 г. в битве при Клоитарфе было нанесено решающее поражение норманнам и их союзникам. Бриан Боройме во время битвы был убит, но победа положила конец попыткам подчинить Ирландию. Однако междоусобная борьба здесь продолжалась.

В 1169 — 1170 гг. английские бароны, используя междоусобную борьбу вождей ирландских кланов, предприняли ряд завоевательных походов в Ирландию. В 1171 г. со своим войском сюда прибыл и Генрих II. Одержав победу, Генрих 11 вынудил ирландских вождей призвать его «верховным правителем». Английские бароны захватили часть ирландских земель в прибрежной юго-восточной части острова. В 1174 г. против захватчиков было поднято восстание. Однако раздоры между вождями кланов помешали изгнанию английских баронов из Ирландии. Английские феодалы получили новые подкрепления pi сохранили свое господство в захваченных землях. Отнятые земли постепенно стали собственностью английских феодалов. Свободные члены кланов превращались в крепостных.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

В XIII в. в социально-экономическом положении Англии произошли важные изменения. Это отразилось прежде всего в подъеме сельского хозяйства, быстром росте овцеводства, развитии ремесла и торговли. Со стороны выраставрпих городов рос спрос на продукты сельского хозяйства. Расширялась внешняя торговля с Фландрией, Нормандией, Германией, Скандинавскими странами. Предметом вызова была шерсть, хлеб, кожа. В XIII в. в Англии в связи с развитием товарно-денежных отношений, получила распространение Денежная рента. Процесс замены натуральных повинностей Денежными платежами получил название коммутации. Возможность продавать продукты на рынке, а значит получать Дополнительные прибыли, вызывала у феодалов стремление Увеличить повинности крестьян. Наблюдался рост феодальной эксплуатации.

Протесты крестьян против усиления эксплуатации нередко Приводили к серьезным волнениям, а также к открытым массовым выступлениям против владельцев поместий. Так, в 1278 г. такие волнения охватили ряд монастырей — монастырь Хармондсворт в графстве Мидлсекс, монастырь Халесоун, монастырь св. Стефана в Норфолке.

По мере роста имущественного расслоения среди горожан социальные конфликты в городах становились все более ожесточенными. Из растущих городов королевская власть стремилась извлечь как можно больше доходов. Горожане облагались дополнительными платежами. Это сопровождалось растущим недовольством горожан. Наиболее ярким его проявлением стало выступление в 1196 г. в Лондоне. Выступление возглавил популярный среди массы горожан, как защитник интересов ремесленников и бедноты, Уильям Фиц-Осберт, прозванный Длиннобородым. Движение было жестоко подавлено правительством. Уильям Фиц-Осберт и девять его единомышленников были повешены.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА 1263 - 1265 ГГ. ПАРЛАМЕНТ

Особо остро проходила политическая борьба в Англии в середине XIII в. Она подогревалась непрекращавшими-ся поборами, штрафами, вымогательствами. Земли и деньги раздавались фаворитам и французским родственникам короля. Огромные доходы из Англии извлекал и папа. Все это привело к открытому восстанию против короля. В июня 1258 г. в Оксфорде вооруженные отряды баронов потребовали от короля Генриха III (1216— 1272) удаления всех иностранных советников, отказа от произвольных поборов. Был составлен документ, получивший название «Оксфордских провизий» (предложений). Цель этого документа — свести королевскую власть под контроль баронов. Не имея сил для борьбы, король был вынужден признать «Оксфордские провизии». Однако установление баронской олигархии не соответствовало интересам рыцарей и горожан. В Вестминстере в 1259 г. на собрании баронов и рыцарей последние обвинили баронов в том, что «они ничего не сделали на пользу государству, как обещали, и имеют в виду только собственную выгоду». Рыцари выдвинули ряд требований, направленных иа защиту их интересов от произвола короля и крупных феодалов. Требования рыцарства составили так называемые «Вестминстерские провизии». Мнения баронов разделились. Одна часть, возглавляемая Симоном де Мои-фором, графом Лестерским, считала, что без союза с рыцарями и горожанами бароны не справятся с королевским произволом, и поэтому поддержала «Вестминстерские провизии». Другую часть баронов возглавил граф Ричард Глостерский. Эта часть отстаивала «Оксфордские провизии» и продолжала добиваться установления баронской олигархии. Видя противоречия в лагере противников, король отказался

выполнить требования. В 1263 г. началась вооруженная борьба, которая привела к гражданской войне. Борьбу против короля возглавил Монфор. Он опирался не только на баронов, но и на рыцарей, свободных крестьян и горожан.

14 мая 1264 г. на юге Англии при Льюисе произошло решающее сражение. Королевские войска были разбиты, король вместе с его братом и старшим сыном Эдуардом взят в плен. Для управления страной была создана комиссия из тРех лиц. Возглавил ее сам Монфор. В январе 1265 г. он созвал собрание, на которое, кроме баронов, были приглашены по два представителя от каждого графства и по Два горожанина от каждого из наиболее значительных го-Р°Дов. Это событие принято считать началом английского Парламента.

После победы над королем движение захватило самые широкие слои крестьянства. Начались вторжения в поместья, в первую очередь те, которые принадлежали сторонникам короля. Бароны испугались возникновения общекрестьянской войны. Многие из них стали переходить па сторону короля и бежавшего из плена его старшего сына Эдуарда.

4 августа 1265 г. в битве при Ившеме войска Монфо-ра потерпели поражение, сам он погиб в бою. Королевская власть снова укрепилась. Король пообещал соблюдать права и вольности баронов, рыцарей и горожан. Парламент был признан в том виде, в каком он был собран впервые — как представительство баронов, рыцарей и горожан. Исходом гражданской войны стало возникновение в Англии парламента. Это означало переход к более централизованной форме феодального государства, к феодальной монархии с сословным представительством.

В Англии проходило образование сословий — групп с наследственными правами и обязанностями, сложившихся на основе классовых отношений феодального строя. Такими сословиями, в большей часта стран Западной Европы, являлись духовенство — первое сословие, дворянство — второе сословие и горожане — третье сословие.

В новой монархии сословным представительством, как и ранее, первое место занимали духовенство и дворянство. Парламент был сословным учреждением. Привлечение в него представителей городской верхушки было свидетельством возросшей роли горожан в экономической жизни страны. Когда королевской власти требовалось установить новые налоги, она вынуждена была теперь обращаться к парламенту. В середине XIV в. парламент разделился на две палаты: верхнюю и нижнюю. Первая представляла собой палату лордов, где заседали светские и духовные магнаты, во второй — палате общин, заседали представители рыцарей и верхушки горожан. Крестьяне не имели никакого доступа в парламент.

ВОЙНЫ С УЭЛЬСОМ И ШОТЛАНДИЕЙ

Парламент утвердился окончательно при короле Эдуарде I (1272 — 1307). Королевская власть получила теперь возможность опираться на более широкие слои феодалов, на рыцарство и на верхушку горожан. При проведении своей внешней и внутреннем! политики она вынуждена была советоваться с парламентом. Кельтские княжества Северного Уэльса сохраняли независимость. С ними в 1277, 1282 --1283 гг. Эдуард 1 вел войны. Длительная захватническая война велась королем и с северным соседом Англии — Шотландией. Здесь Эдуард I встретил упорное сопротивление крестьян и горожан. Лишь в 1296 г., использовав предательство части шотландской знати, удалось подчинить Шотландию Англии. В 1297 г. против захватчиков и изменников вспыхнуло восстание шотландских крестьян и горожан. Его возглавил мелкий землевладелец Уильям Уоллес. Благодаря тому, что к крестьянам и горожанам примкнуло рыцарство, война в 1306 г. переросла во-всеобщую борьбу за независимость. После казни англичанами Уоллеса войну возглавил рыцарь Роберт Брюс. При Баннокберне в 1314 г. войска английского короля были разбиты. Шотландцы отстояли свою независимость.

КУЛЬТУРА В XI - XIII ВВ.

Широкое распространение в Англии в XI — XIII вв. получило народное искусство жонглеров. В англо-саксонских рукописях уже с X в. встречаются изображения людей, подбрасывающих шары и ножи, играющих на смычковом инструменте. Жонглеры были бродячими актерами, разыгрывавшими разные сценки. В то же время это были фокусники, рассказчики и иевцы, обрабатывавшие произведения устного народного творчества и исполнявшие их под аккомпанемент музыкальных инструментов. Это говорит о том, что жонглеры были преемниками глеоманов и скопов — англо-саксонских певцов-музыкантов. Особенной популярностью жонглеры пользовались иа ярмарках, сельских и городских народных празднествах. Они нередко являлись и авторами песен, поэм, баллад, которые первоначально исполнялись устно, а в XIV — XV вв. были записаны. Этнические и языковые Различия между английским населением и нормандскими завоевателями стерлись фактически уже к концу XII в. Трактат того времени «Диалог о казначействе» говорит: «трудно бьгдо разобрать, кто был по происхождению англичанином, а кто нормандцем». Крестьяне, горожане, большинство феодалов говорили на английском языке. Феодальная знать, Представители королевской администрации, юристы пользовались не только английским, но и французским языком, который употреблялся наряду с латинским в качестве официального языка в государственных учреждеиях. Английский язык включил в свой состав некоторое количество французских слов. В XI — XIII вв. народные поэтические произведения создавались на общенародном английском языке. Шедеврами этих времен являются исторические баллады и особенно многочисленные песни и баллады о Робин Гуде. Главный герой этих произведений отличается мужеством, силой, ловкостью, прекрасно стреляет из лука. Вместе со своими товарищами, мужественными и справедливыми людьми Робин Гуд скрывается в лесах. Он помогает беднякам, крестьянам, ремесленникам — всем обиженным. Робин Гуд принадлежит к числу самых популярных и любимых героев английского народа. В средние века в его честь проводились специальные празднества, игры и состязания. На сельских и городских площадях разыгрывались драматические эпизоды из баллад о Робин Гуде.

В XI — XIII вв. своего высокого уровня достигает искусство оформления книг. Особенно знаменита в этом отношении так называемая Винчестерская школа, миниатюры которой отличают рркие краски, богатство орнамента, тонкость пера.

В XI — XII вв. был воздвигнут ряд монументальных сооружений в романск<ж стиле: соборы в Оксфорде, Винчестере, Нориче и др. В конце XII в. в архитектурных сооружениях появляются элементы готики. Соборы в Чичестере, Линкольне, строительство которых началось еще в XI в. были закончены как готические постройки. Готические сооружения Англии характеризует большая протяженность зданий в глубину и меньшая высота, чем иа континенте Европы. От других европейских построек английские здания отличаются тем, что соборные башни и башни замков занимают в местной готике более самостоятельное место по отношению к основной части здания. Английскую готику отличает также своеобразное пересечение стрельчатых арок сводов, которое образует декоративные веерные узоры. Яркими образцами ^английской готики XIII в. являются соборы в Солсбери, Йорке, Кентербери, Питерборо и др., а также Вестминстерское аббатство в Лондоне.

Первым университетом Англии был Оксфордский, который возник во второй половине XII в. В 1209г. был основан Кембриджский университет. Как и в других странах средневековой Европы, английские университеты стали центрами

Церковной образованности. Но отдельные умы даже в этих стенах подвергали критике положения схоластической философии и богословия. Профессор Оксфордского университета Роберт Гроссетест (около 1175 — 1253) в своих комментариях к сочинениям Аристотеля подвергал сомнению многие из его положений. В средние века многие из них были превращены в одну из основ схоластической церковной догматики. Он же одиим из первых уделил специальное внимание естествознанию. Его перу принадлежит и несколько математических трактатов, в которых автор не ограничился ИзУчением признанных церковью авторитетов, а обосновал св°и положения данными, почерпнутыми из опыта и наблюдений.

Одним из самых смелых людей средневековья был выдающийся философ и естествоиспытатель Роджер Бэкон (около 1214 — 1294). Он утверждал, что в основу подлинной аУки надо положить опыт и математику, под которой то-

гда понимали не только собственно математику, но и физику и ряд других отраслей естествознания. Рассматривая три источника познания — авторитет, разум, опыт — Бэкон отвергал первый, считая, что сам по себе авторитет недостаточен без доводов разума, а разум может отличить истинное от ложного лишь в том случае, если его доводы покоятся на опыте. Опыт необходим для проверки и подтверждения выводов всех наук. Бэкон стремился к практическому использованию научных знаний. Целью науки он видел овладение человеком тайнами природы, увеличение власти над ней. Науки должны приносить пользу человеку — в этом смысл их существования. Работы Бэкона содержат немало обычных для его времени алхимических и астрологических домыслов, но вместе с тем в них содержатся зачатки точных научных знаний. Им был высказан ряд смелых догадок, многие из которых предвосхитили открытия и изобретения следующих столетий. Особенно основательно Бэкон изучал оптику. Он предсказал изобретение очков, увеличительного стекла, телескопа и микроскопа. Исследователь впервые в Европе составил рецепт изготовления пороха. За свои взгляды Бэкон на протяжении всей жизни подвергался всевозможным гонениям со стороны церкви.

14 лет он просидел в тюрьме, откуда вышел дряхлым стариком,без всяких средств к существованию.

Материалистическая тенденция еще более отчетливо была выражена у ученого-схоласта профессора богословия Оксфордского университета Иоанна Дунс Скота (около 1265 — 1308). Он был одним из видных представителей номинализма в средневековой философии. Согласно этому направлению, общие понятия являются лишь обозначениями (именами) для ряда единичных предметов, т.е. признавалась первичность последних и вторичность понятий.

Несмотря на преследование со стороны церкви, постепенно расширялось изучение подлинных законов природы. Элементы опытных знаний, хотя и медленно, но развивались в разных областях науки.

АНГЛИЙСКИЙ РОМАН

В силу определенных особенностей феодального строя у англосаксов в английском обществе до нормандского завоевания (1066) не сложился социальный тип, соответствующий континентальному рыцарю. Более патриархальный {] грубый, быт англосаксонской феодальной усадьбы отличался от быта континентальных замков XI в. Куртуазня, у>ке начинавшая складываться на континенте как этикет светского поведения, здесь еще была незнакома.

И само рыцарское сословие с его кодексом поведения п куртуазная культура были как бы принесены в Англию нормандскими завоевателями вместе с чужим французским языком (точнее, вместе с нормандским диалектом старофранцузского языка), — это обстоятельство в еще большей степени способствовало тому, что англосаксонская культура, все же сохранившаяся и при нормандских завоевателях, сознательно изолировалась от этих французских новшеств. Феодалы английского происхождения лишь постепенно восстанавливали свои права наряду с феодалами — потомками французских пришельцев. Только ирн Ричарде I, в конце

XII столетия, процесс несколько ускорился.

Вследствие этого и такие характерные явления, как куртуазная лирика и эпос иа различных наречиях старофранцузского и провансальского языков, были долгое время достоянием франкоязычного, по существу, пришлого феодального круга, охватывающего, впрочем, наиболее влиятельные слои светской и церковной знати, которая служила опорой для королей Анжуйской монархии. Положение стало меняться только в начале XIII в. Около 1205 г. некий клирик Лайамон создал большую эпическую компиляцию «Брут», в основу которой положил ряд источников, прежде всего известное латинское сочинение Гальфрида Монмутского.

«Брут» Лайамона представляет собой героическую поэму (полухронику, полуроман), где основное внимание уделяется истории британцев, предков англичан, со времени высадки легендарного потомка Энея на британском берегу и вплоть До трагического завершения вековой борьбы между бриттами и англосаксонскими завоевателями. Большую роль в этом повествовании играет группа сюжетов, связанная с королем Артуром. При этом, выступая как певец «англичан», Лайамон под ними подразумевает именно британцев. С них начинает он героическую традицию своего народа, движимый стремлением доказать, что таковая существует не только У Нормандцев и бретонцев, но и у самих островитян. Подчеркнуто «английский», антипормандский характер поэмы Ыл усилен п тем, что поэма написана на английской языке /I в-> а ис на старофранцузском. Конечно, произведение аиамона находилось под сильнейшим воздействием фран-

цузской средневековой поэзии, и это обнаруживалось не только в известной зависимости сюжета от Васа, но и в характере поэтической структуры, которая, несмотря на английскую основу, выдает тяготение вкусов ее автора к рыцарской французской поэзии. Но все же «Брут» Лайамона — ранняя форма рыцарского романа на английском языке, отмеченная значительным своеобразием.

В ХИГ и. появилось еще несколько английских рыцарских романов. Правда, они тоже основывались па более ранних (XII в.) нормандских версиях, но эти последние восходили к англо-датским сюжетам гораздо более далекого прошлого. Очевидно, эти англо-датские героико-приключенческие предания родились еще до 1066 г. и веками существовали в устной форме, будучи сначала в английской среде. После завоевания они стали достоянием нормандских труверов, жадных до забавных и увлекательных сюжетов, где бы они их ни находили.

При всем том эти романы имели существенное значение для английской литературы и достаточно долго вызывали интерес в самой пестрой среде читателей и слушателей; они не отличаются глубиной и своеобразием, которые присущи романам Кретьена де Труа или великим немецким поэтам

XII — XIII вв. Англия не дала ни одного блестящего и оригинального автора рыцарских романов. В названных произведениях а иг ло-датские мотивы романа — более позднего времени. В этом отношении они представляют большой интерес для сравнительного изучения повествовательных жанров феодальных литератур Запада и Востока.

Во второй половине XIII в. в Англии усиливается интерес к переводу французского романа па разговорный язык более широких кругов английского общества. Наверстывая некоторое отставание, английские переводчики знакомят своих читателей с основным фондом средневековой повествовательной литературы: здесь и роман о Флуцаре и Бланш-флор (ок. 1250 г.), и «Сэр Тристерм» (конец XIII в.) и многое другое.

Таким образом, поэты, создавшие могучую и своеобразную литературу двора Анжуйской династии на французском и латинском языках, сыграли гораздо более значительную роль в развитии средневековой литературы в целом, чем авторы английских рыцарских романов. Однако самое наличие романа^как нового жанра английской поэзии, защищающей интересы своей национальной традиции и воплощающей ее продолжение, не может быть недооценено.


ГЕРМАНИЯ


В то время, когда во Франции и Англии начали складываться централизованные монархии, в Германии, в силу особых исторических условий, продолжала усиливаться политическая раздробленность. Этому способствовали безуспешные попытки германских императоров подчинить себе славянские земли и Италию. Уже в XIII в. Германское королевство фактически распалось на княжества.

СОСТАВ ГЕРМАНСКОЙ ИМПЕРИИ

До XII в. в состав Германской империи входили Саксония, Фризия, Тюрингия, Франкония, Швабия, Бавария и Лотарингия. В XII в. сюда присоединились вновь захваченные земли: маркграфство Австрия, Штирия, Каринтия, Крайна, а также область расселения лужицких сербов между Одером и Эльбой. В вассальной зависимости от империи находились Чешское королевство и с конца XII в. Обод-ритское государство, Северная и Средняя Италия (Ломбардия и Тоскана) и с середины XI в. — Бургундия. В течение XIII в. немцы захватили Поморье (между Одером и Вислой), область расселения пруссов (между Нижней Вислой и Неманом), а также земли куров, леттов, эстов и ливов (в бассейне Западной Двины и по берегам Рижского залива до берегов Чудского озера на востоке). В конце XII и первой половине XIII в. имнррии принадлежало Сицилийское королевство. Названные страны отличались друг от друга по уровню и характеру общественного развития и поэтому не составляли экономического и политического единства. Феодальная раздробленность в это же время господствовала и в самой Германии.

РОСТ ГОРОДОВ

В экономике Германии большое значение города приобретают с конца XI — начала XII в. Одни из городов были лишь центрами ближайшей сельской округи, другие становились центрами ремесленного производства, имевшими связи с отдаленными рынками. Наиболее крупным таким городом был Кельн, где особо были развиты шерстяное и металлообрабатывающее производство. Находившиеся под властью феодальных сеньоров, города вели с ними непримиримую борьбу. С развитием товарно-денежных от-иошений происходили большие изменения как в помещичьем, так и в крестьянском хозяйстве. На рынок активно стала поступать зерновая, животноводческая, винодельческая продукция. Назрела необходимость перехода к ведению более интенсивного хозяйства. Для этой цели нужно было осушить болота, расчищать леса, разрабатывать пустоши. Натуральное хозяйство занимает господствующее положение, но уже в XII в. наметились новые формы экономического развития, совершался частичный переход к денежной ренте.

Могущество многих крупных феодалов росло. Они превращались в самостоятельных политических властителей — территориальных князей. В большой мере этому способствовало использование экономического роста городов. Это привело к ослаблению власти императора. Поддержка императорской власти отдельными германскими городами (Вормс, Кельн, Ульм и др.) была недостаточна. Города постепенно попадают под княжескую зависимость. В такой обстановке императорская власть Могла быть хоть сколько-нибудь независимой от крупных феодалов лишь путем частичного перехода к системе наемных войск и усиления роли личных королевских слуг (мииистериалов) в составе администрации. С этой целью германские императоры стремились увеличить собственные земельные владения. Необходимые денежные средства добывались путем эксплуатации богатых ломбардских городов. Доходы с большей части германских городов были утрачены.

ПОХОДЫ В ИТАЛИЮ В XII в.

Представитель династии Штауфенов (Гогенштауфенов) Фридрих I Барбаросса (Рыжебородый, 1152 — 1190) возобновил завоевательную политику в Италии. С целью обеспечения помощи со стороны крупных немецких князей Фрид-Рих I перед походом в Италию сделал им ряд серьезных Устуггок. Потребовав военной помощи при походах в Италию, °н предоставил Генриху Льву право на обладание Баварией и Саксонией и контроль в славянских землях.

Фридрих I стремился использовать для своих целей и богатые ломбардские города. К этому времени они превра-тились в самостоятельные коммуны. В планы императора Ходило посадить гуда в качестве новых сеньоров своих ставленников. Города оказали упорное сопротивление. К этому сопротивлению подключился и папа Александр III, который поддерживал ломбардцев из опасения, что после завоевания Ломбардии Барбаросса захватит и Среднюю Италию. Осада Милана происходила в 1158 и 1162 гг. После второй осады Фридрих взял Милан и жестоко расправился с его жителями. Город был разрушен, часть горожан изгнана, а часть превращена в крепостных крестьян. В знак окончательного уничтожения города Фридрих I велел провести плугом борозду по центральной площади Милана. Фридрих I рассчитывал на разногласия между ломбардскими городами. Его расчеты не оправдались. Бесконечные подати настроили против Фридриха I все городское население. Города объединились в мощную «Ломбардскую лигу». В 1176 г. состоялась решительная битва при Леньяно. Войска Фридриха I Барбароссы были наголову разбиты. Папа Александр III подверг Фридриха отлучению. При снятии отлучения императору пришлось проделать унизительную церемонию целования папских ног. Победа «Ломбардской лиги» содействовала усилению папства. Но борьба между ним и германскими императорами не была прекращена.

ПОХОДЫ ПРОТИВ ПОЛАБСКИХ И ПОМОРСКИХ СЛАВЯН В XII В.

В это время баварские герцоги из рода Вельфов начали захватывать земли на славянском Востоке. Генрих Лев стал захватывать земли в Вагрии, проводил политику разорения поборами и начал заселять эти земли немецкими колонистами из Вестфалии. Еще до Генриха Льва на реке Гавеле утвердился другой саксонский князь Альбрехт Медведь. Эти феодальные властители объединились ив 1147 г. возглавили предприятие, которому католическая церковь дала наименование «крестового похода против славян».

Первый удар крестоносцев пришелся на долю ободритов и лютечей. Во главе ободритов стоял князь Никлот. Благодаря его умелому руководству крестоносцам Генриха Льва было оказано мужественное сопротивление. Твердыня крепости Добин, союз со славянами с острова Руяна позволили Никлоту перерезать пути подвоза продовольствия саксонскому войску. Саксы были вынуждены заключить мир. Как писал немецкий хронист, «большой поход закончился незна-чц'гсльиымп. результатами», хотя ободриты н дали обещание принять христианство.

Походы в страну лютечеи также ничего не дали. После упорного сопротивления славян была снята осада главного города Поморья Щецина (будущий Штеттин).

Новый поход против ободрмтов Генрих Лев предпринял в 1160 г. Героическое сопротивление славян было сломлено, а после смерти Ник лота захвачена вся их территория. На этих землях в 1170 г. в составе Германской империи возникло Мекленбургское славянское княжество, в качестве владения непосредственно подчиненного Генриху Льву. Через 10 лет было захвачено и превращено в имперское княжество Поморье. В течение XII — XIII вв. в этих княжествах интенсивно шла насильственная немецкая колонизация.

Одновременно другие князья также стремились увеличить свои владения. Многие из них опасались роста могущества Генриха Льва. Этим воспользовался Фридрих 1. Генрих Лев был подвергнут суду, поводом для него послужил отказ оказать помощь Фридриху I в битве при Леньяно. Генрих Лев был лишен всех своих владений и изгнан из Германии. В это время идет оформление в качестве сословия так называемых имперских князей, т.е. крупнейших церковных и светских феодалов, державших земли непосредственно от императора и обладавших частичной политической властью в пределах своих территориальных княжеств. В XII в. земли светских имперских князей становятся наследственными феодами. Открывается путь к их преимуществу в политическом управлении. Иерархическая лестница германского общества выглядела следующим образом. Первым был император. Затем шли церковные светские князья, держатели имперских ленов; далее графы, которые держали имперские лены лишь через посредство князей. За графами стояли «свободные господа» — сословная группа, возникшая из верхнего слоя прежнего феодального дворянства. Их вассалами были рыцари. Внизу этой иерархии находились однощитиые рыцари, которые были лишены права иметь своих вассалов.

После поражения в борьбе с ломбардскими городами Фридрих I решил усилить собственное княжество. Для этой Цели была предпринята женитьба его сына на наследнице Сицилийского королевства. Планы подчинения других стран и народов также не были забыты. Уже на склоне лет Фрид-Рих I Барбаросса принял участие в третьем крестовом походе, гДе и был убит.

В XIII в. германские города достигают высокого уровня в своем развитии. Ремесленное производство и торговля растут, возникают новые купеческие гильдии и ремесленные цехи. Нередко германские города были связаны между собой. Тем не менее развивается внешняя торговля — с Италией, Францией, Фландрией, Брабантом, славянскими землями. Рост ремесленного производства, торговли и городов не привел к возникновению общегерманских рыночных связей. В Саксонии развивается добывающая промышленность, ткацкое дело. Прежнюю систему барщин и оброков феодалы с

XIII в. здесь считают невыгодной. Они начали отпускать на волю крепостных крестьян — латов, насильственно лишая их наследственных наделов. Эта земля сдавалась в краткосрочную аренду мейсрам — бывшим управляющим из тех же латов, а впоследствии из министериалов и мелких рыцарей. Рента с этих держаний платилась в виде зернового хлеба, идущего на продажу. Постепенно эти держгггели сами превращались в мелких феодалов. Последствием такой политики было то, что крестьянство Саксонии распалось на три слоя. Высший слой составили владельцы нескольких наделов, средний слой — малоземельные крестьяне, низший слой — крестьяне, лишенные земли.

В Юго-Западной Германии система взымання отработочной и продуктовой ренты в XIII в. сочеталась с частичным переходом к денежной ренте. Крестьяне сохраняли свои наследственные наделы. Рост денежной ренты здесь сказывался главным образом в обилии свободных оброчных держателей, так называемых чиншевиков. Несвободные крестьяне здесь делились на две группы: «зависимых по земле» и «лично зависимых» крестьян. Первые были лишены права перехода. Они выполняли многочисленные, но определенные повинности. Вторые (собственно дворовые холопы) несли нефиксированные повинности, не имели имущества и получали содержание от господина.

Разобщенность германских земель сказывалась и на политическом строе. Рост городов, развитие торговли германские императоры могли использовать лишь в незначительной степени. Этим ограничивался приток средств в казну. Многие города оказывались в составе территориальных княжеств. Местные князья стремились взять в свои руки и контролировать все городские доходы. Именно у них началось интенсивное накопление денежных средств.

В пределах Германского королевства возник ряд мелких государств. Власть князей непрерывно росла. В начале

XIII в. они приобрели высшую уголовную юрисдикцию, право чеканки монеты, основание таможен и право взимания податей. Фридрих II (1220 — 1250) из династии Штауфенов закрепил эти права привилегиями» Тем самым было юридически оформлено существование в Германии особого сословия князей (светских и духовных).

Фридрих II унаследовал Королевство обеих Сици-лий в Южной Италии. Он был в сущности не германским, а сицилийским королем. В своей политике он меньше всего руководствовался интересами Германии. В своей деятельности он стремился сочетать идею обожествления императорской власти с идеей сильной королевской власти. Он пытался добиться от западноевропейских королей подчинения ему, как «первому среди равных». Такая политика противоречила интересам нарождавшихся централи-зованных государств И ПО- Миниатюра из «Саксонского оерцала».

этому потерпела крах.

Фридрих II не давал никаких привилегий германским городам, запрещал городские союзы, цехи и выборы городских советов. У него постоянно имелись столкновения с папами, его неоднократно отлучали от церкви. Он выжимал денежные средства из богатой Сицилии, а Германия была фактически отдана на откуп князьям.

В 1234 г. политическое усиление князей привело к восстанию. В нем приняли участие горожане, королевские ми-нистериал, а также рыцари. Политический смысл этого восстания заключался в противостоянии политике раздробления Германского королевства, против княжевластия. А именно Фридрих II насаждал «мелкодержавие» князей. Восстание было подавлено. Однако, в результате всех этих неурядиц,

Германия была истощена и обескровлена. После смерти Фридриха II погибли все представители династии Штауфеиов. В Германии начался период междуцарствия (1254 — 1273 гг.). После этого Германия стала окончательно раздроблена на территориальные княжества.

КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ В ПРИБАЛТИКУ

Завоевательные походы в Прибалтику также способствовали раздроблению Германии. В 1186 г. архиепископ Бременский учредил особую должность епископа Восточной Прибалтики и назначил на нее своего ставленника. Епископы проводили политику насильственной христианизации местного населения, которое состояло из различных литовских и латышских племен. Военное наступление на земли ливов и эстов было предпринято силами духовно-рыцарского Ордена Меченосцев. Вдохновителем наступления на Прибалтику был папа Иннокентий III.

Несмотря иа упорное сопротивление ливов и эстов, к 1210 г. рыцари Ордена меченосцев завоевали Ливонию. При попытке захватить Эстонию они встретили сильное противодействие русских князей. Впоследствии в союзе с датским королем Вальдемаром меченосцы все же захватили Эстонию. С 1215 г. германские феодалы под предлогом крестового похода против «языческого» племени пруссов начали проникать в Пруссию. На помощь немецким рыцарям пришел Тевтонский орден, основанный в 1198 г. в Палестине. С 1230 г. он начал завоевание Пруссии. В 1237 г. Тевтонский орден и Орден меченосцев слились. Нависла угроза над Новгородом и Псковом. Русское ополчение во главе с новгородским князем Александром Невским нанесло захватчикам сокрушительный удар. Завоевание Пруссии завершилось в 80-х годах XIII в. В середине XIII в. закончилось завоевание Курляндии. Большинство местного населения Пруссии было закрепощено. В его обязанность входило не только нести барщину, но и уплачивать десятину с урожая в пользу ордена. Результатом двух крестовых походов против пруссов в 1233 и 1254 гг. стало уничтожение значительной части местного населения. Тевтонские рыцари стали насильственно расселять пруссов по разным округам Германии. Захваченные земли заселялись немецкими колонистами — крестьянами. В это же время в Пруссии начало складываться рыцарское поместье. В При-балтнке после завоевания было создано еще одно крупное территориальное княжество. Это в свою очередь еще более усилило разобщенность экономических районов Германии. Ряд новых н старых городов Прибалтики (Любек, Гамбург, Висмар, Росток, Данциг) вошел затем в «Великую немецкую Ганзу» — торговый союз, игравший важную роль в северном и восточноевропейском районах торговли.

ФОРМИРОВАНИЕ НЕМЕЦКОЙ НАРОДНОСТИ

Формирование немецкой народности задерживалось экономической и политической раздробленностью средневековой Германии. Население Северной, Средней и Южной Германии отличалось своими этническими особенностями. В XII —

XIII вв. на основе местных диалектов выработались литературные языки: верхненемецкий и нижненемецкий. Большинство литературных произведений этого времени написано на верхненемецком языке. Но в быту и в области права продолжали сохраняться различия между саксами и фризами с одной стороны, швабами и баварами - с другой. В XIII в. появились два памятника, так называемые «Сак-содское зерцало» и «Швабское зерцало». Они представляли собой запись феодального права Саксонии и Швабии.

КУЛЬТУРА

В XIII в. в Германии начала распространяться готическая архитектура. Переход от романского стиля к готике осуществлялся в Германии значительно медленней, чем во Франции. Поэтому для этого времени характерно то, что многие сооружения построены в так называемом «переходном стиле». Как и для других стран Западной Европы для Германии этого времени характерно распространение типа большого двухбашенного кафедрального собора из тесаного камня. Примером может служить Кельнский собор, строительство которого началось в середине XIII в. В северных областях Германии не было достаточного количества пригодного Для строительства камня. Поэтому здесь в употребление вошел кирпич. Строительство церкви в Любеке положило начало «кирпичной готике».

Иоанниты: черный (во время войны — красный) плащ с белым крестом. Орден основан в 1070 году в Иерусалиме как благотворительное монашеское братство при госпитале (странноприимном доме) Святого Иоанна, с XIII века использовался как чисто военная сила для целей экспансионистской политики церкви. С 1310 года орден владел островом Родос (родосскис рыцари), с 1530 года — островом Мальта (мальтийские рыцари).

Тамплиеры (храмовники): белый нлащ с красным крестом. Орден основан в 1120 году Гуго Пайенскпм в Ак-коие (Палестина) для защиты паломников-христиан от гроба господня. Тамплиеры давали обет бороться с неверными. Орден пользовался дурной славой из-за проводившихся им во многих странах денежных и ростовщических операций; по настоянию короля Филиппа IV распущен папой в 1312 году.

Немецкий орден: бельпГплащ с черным крестом. Возник в 1198 году на основе монашеского братства при странноприимном доме для паломников, учрежденном немецкими купцами под Акконом (Палестина). Участвовал в войне с арабами, с XIII века действовал в Европе, будучи одной из организаций, осуществлявших с помощью жестокого принуждения христианизацию пруссов. С 1226 года имел статут орденского государства, которое с 1237 года (после присоединения ордена меченосцев) охватывало также Лифлян-дию и Курляндию. Резиденцией великого магистра ордена с 1309 года был Мариенбург. В 1410 году орден потерпел поражение в битве при Грюивальде и с 1446 года находился в вассальной зависимости от Полыни.

НЕМЕЦКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Идеи движения за реформу монастырей вызвали в XI —

XII веках вторую волну литературы благочестивого содержания, которая прежде всего служила целям наставления мирян в духе клюнийского движения.

Ревнители аскетизма использовали в своей литературной пропаганде прежде всего традиционные формы. Так, старая формула исповеди была расширена и переосмыслена как сетование по поводу грехов, которое предоставляло доста-

точно места для глубоко прочувствованного индивидуального самообличения и искреннего раскаяния.

Большое значение для пропаганды аскетического обращения помыслов к загробному миру сыграло произведение «Memento mori», написанное монахом Ноткером в 1070 году и походившее на проповедь. Оно содержало общий призыв помнить о том, что ожидает человека после смерти. Однако

вскоре другие авторы перешли к более или менее пластическому описанию потустороннего мира, к образному представлению Страшного суда над всеми живущими и воскрешенными из мертвых в конце света (как, например, в тексте середины XII века «Страшный суд», сочиненном в Гамбурге), к изображению страданий в чистилище (как, например, в «Видении Павла», относящимся к тому же времени) и, наконец, к вселявшему страх живописанию ужасов ада и манившему своей привлекательностью изображению райского блаженства (в частности, в поэме XII века «Небо и ад»).

Важнейшей составной частью светской культуры дворянства была куртуазная (феодально-придворная) литература. Мы называем ее так, потому что основным ее носителем был господствующий класс, и ее существование было связано прежде всего с дворами крупных феодалов. Эта литература представляет собой настоящее систематизированное изложение феодально-рыцарского мировосприятия, форму мировоззренческой полемики.

Светская литература немецкого феодализма XII — XIII веков написана на высокоразвитом литературном языке, имевшем надрегиональиый характер. Создание этого языка является несомненным достижением куртуазной культуры. В то время как в деревне, так и в городе или в замке средством общения был диалект; творцы художественной литературы использовали язык, который обнаруживает черты наддиалектного, общего языка. Хотя эти общие черты часто чрезмерно подчеркивались, сравнение текстов, принадлежащих различным авторахМ, вряд ли вызовет сомнения в существовании нормы письменного языка.

Куртуазная лирика XII — XIII веков наряду с тематикой, связанной с любовыо к даме, разрабатывала другие темы и сюжеты: в ней были религиозные стихотворения, песни о крестовых походах и о природе, морально-дидактические и политические произведения.

Наши знания куртуазной лирики того времени опираются на дошедшие до нас рукописные поэтические сборники. Важнейшие из них: «Малый гейдельбергский сборник песен» (написан ок. 1300 года в Страсбурге), «Вейнгартенский сборник песен» (написан ок. 1300 года в Констанце), «Большой гейдельбергский сборник песен» (составлен в 1310 — 1330 годах в Цюрихе), который также называют «Сборник Манессе» (по имени инициатора его составления Рюдинера Мапессе), и «Иенский сборник песен» XIV века, имеющий особое значение благодаря содержащейся в нем нотной записи мелодий песен.

Классический этап развития лирики XII — XIII веков в Германии, особенно куртуазной любовной лирики, определяется творчеством почти одновременно заявивших о себе поэтов, которые в полемике с куртуазной идеей любви к даме высказывали и разрабатывали собственные поэтические идеи.

Алеманнскпй министериал, то есть служилый человек крупного феодала, Гартман фон Ауз (1160 — 1210) уделил в своих эпических произведениях и дошедших до настоящего времени пятнадцати песнях большое место теме любви к даме.

Значительное изменение эта тема претерпела,у тюрииг-ского поэта Генриха фон Морунгена (ок. 1150 — 1222), который пользовался покровительством MeiicencKoro маркграфа Дитриха IV п, будучи в преклонном возрасте (1217), поступил в монастырь Святого Фомы в Лейпциге, где и умер. Во многих из тридцати песен поэт остается в кругу традиционной для миннезанга темы безнадежной любви. Их основные сюжетные элементы — восхваление дамы, жалоба рыцаря на отсутствие награды за служение даме, описание страдании, которые жестокосердная госпожа причиняет любящему ее рыцарю. Однако особое своеобразие придает лирике Генриха фон Морунгеиа необычайно сильное изображение всепобеждающей силы любви к даме, описание счастья, переживаемого влюбленным рыцарем, которому снится исполнение его желаний.

Ми у одного лирического поэта того времени мы не находим такого диапазона чувств и тем, как у Вальтера фон дер Фогельвейде (1170 — 1230), ни у кого другого нет столь ярко выраженной политической ангажированности, такого богатства образов, поэтического совершенства. Четыре десятилетия отражал он в своих произведениях развитие политических событий, став словно летописцем своего времени. Ему мы обязаны и непреходящими по своей художественной ценности образцами любовной лирики развитого средневековья.

Творчество Вальтера фон дер Фогельвейде — вершина куртуазной лирики. В его время видное место занимали еще шесть лирических поэтов, выделявшиеся на фоне целого ряда менее значительных современников. Трое из них — Ульрих фон Лихтенштейн (1200 — 1275), Буркхарт фон Хоэнфельс (1190 — 1242), Готфрид фон Нейфен (1200 — 1280) — продолжали традиционные для миннезанга творческие направления. Новые пути прокладывали Нейтхарт и Тангейзер.

ЛИРИКА ВАГАНТОВ

По своей тенденции и выразительности жизнелюбивая Поэзия Тангейзера близко соприкасается с латпнскоязычной Поэзией вагантов. Вагаитами называли странствующих от Университета к университету студентов и не имеющих должности клириков, которые, будучи в зависимости от милости богатых меценатов, поставили им на службу свои позна-Ния в теологии или свое поэтическое искусство.

Знания они предпочитали приобретать в считавшихся прогрессивными и имевших особенно сильный состав профессуры французских университетах, прежде всего, в Парижском. Уже в XII веке в парижском университете высказывались новаторские научные идеи (особенно в области философии). Началом возрождения антидогматического направления в философии, выступавшего в теологическом обличье, было учение Пьера Лбеляра (1079 — 1142), самого значительного европейского философа XII века. Он заявил, что при толковании Библии и теологических сочинений решающая роль принадлежит человеческому интеллекту.

Такие философские учения, как учение Абеляра или учение Сигера Брабантского, обладали большой притягательной силой для молодой интеллигенции и решающим образом формировали ее умонастроения.

Для странствующих клириков было характерно неукротимое стремление к свободе, которое превратило нужду этих безместных и бездомных людей в добродетель духовной независимости. Поэтому из их среды вышли значительные лирические поэты. Их произведения сохранились в основном и большом сборнике XIII века, известном как <<Carmina bur ana» (от названия местонахождения рукописи -- города Бенедиктбейрен). Песни вагантов восхваляют любовные наслаждения, .радости, которые доставляют вино п игра в кости, различные прелести и красоты природы. В них выражается стремление к эмансипации человека от непомерного аскетизма и от религиозного догматизма церкви. Образцом для этой латиноязычной (а иногда и латиноско-немецкоязычной смешанной) поэзии служила поэзия античных авторов, обнаруживавших сходный образ мыслей, особенно Овидия. Использование латыни, международного языка науки, обеспечивало ей чрезвычайно широкую сферу воздействия, так как поэзия вагантов отнюдь не была явлением, характерным для развития только немецкой литературы.

Самой выдающейся фигурой среди этих поэтов, которые вмешивались и в политические конфликты, о чем свидетельствуют их агрессивные антипапские сатиры, был творивший во второй половине XII века автор, известный только под псевдонимом Архипиит.

Эпическая поэзия была доминирующим родом куртуазной литературы. Время ее наивысшего расцвета, не повторявшегося впоследствии ни на каком другом этапе развития немецкой литературы, приходится на XII — XIII века. В эпической поэзии отражается, хотя тз большинстве случаев и в отчужденной и зашифрованной сюжетной форме, тогдашняя жизнь во всем разнообразии общественных противоречий. Образцом для пес служили эпические произведения античной п старофранцузской литературы.

«Песнь об Александре» (ок. 1150) написана клириком по имени Лампрехт, по-видимому, жителем Рейнской области, на основе французского оригинала. Это первая эпическая иоэма на немецком языке о жизни Александра Македонского. Она относится к числу служивших религиозным целям произведений, пропагандировавших аскетизм.

«Песнь о Роланде» (ок. 1170) также является произведением этого переходного времени. Она была сочинена регенсбургским клириком Конрадом но поручению Генриха Льва. Прототипом служила старофранцузская эпическая поэма (chanson de geste) того же названия.

Первые эпические поэмы этого периода возникали порой одновременно с произведениями духовной и шпильманской эпики, иногда после них, прежде всего, в культурных центрах нижиерейнских областей и в Тюрингии, где при дворе ландграфа сформировался мощный культурный центр. Ранне-куртуазиая эпика характеризуется предпочтением античных сюжетов, более высокими требованиями к формальной стороне произведения и более выраженной художественной и идейной ориентацией на ключевые понятия феодальной идеологии. В этих произведениях иа передний план выдвигается мотив любви к даме.

К эпическим произведениям этого периода относятся поэмы «Тристан и Изольда» (1170), написанная брауншвейгским министериалом Эйльхартом фон Оберге, и «Энеида* Генриха фон Фельдеке. Одним из его последователей в Тюрингии считают гессенского клирика Херборта Фрицлар-ского, творца эпической поэмы «Троя» (ок. 1190).

Уже известный нам как лирический поэт Генрих фон Фельдеке сочинил после легенды о Серватии (ок. 1170) эпическую поэму «Энеида», которая благодаря прежде всего Мастерскому стиху и рифме считалась для куртуазной эпики классическим образцом. Создавая ее, Фельдеке опирался на старофранцузский «Роман об Энее» и на «Энеиду» Вергилия.

Творцом куртуазных романов о рыцарях короля Артура был старофраицузский поэт Кретьен де Труа (ок. 1130 — 1190), автор поэм «Эрек и Энида», «Клижес», «Ланселот, Или Рыцарь телеги», «Ивейн, или Рыцарь Льва» и «Персеваль, или Повесть о Граале». Его произведения оказали сильное влияние на развитие этого жанра на немецком языке. Эпические разработки сюжетов о рыцарях короля Артура у Гартмана фон Ауэ и Вольфрама фон Эшеибаха представляют собой вершинные точки развития куртуазного романа в Германии.

ГАРТМАН ФОН АУЭ

Перу этого великого поэта (1160 — 1210) принадлежат, наряду с трактатом о любви к даме, известным под названием «Книжечка» (1180 — 1185), легендой о кающемся грешнике Григории (1187 — 1189) и «новеллой» «Бедный Генрих» (1195), написанные по мотивам произведений Кретьена де Труа сюжетно связанные романы в стихах о рыцарях короля Артура — «Эрек» (1180 — 1185) и «Ивейи» (1200).

В своем первом романе «Эрек» Гартман фон Ауэ изображает конфликт между долгом и сердечной склонностью.

ВОЛЬФРАМ ФОН ЭШЕНБАХ

Дворянин из Восточной Франконии Вольфрам фон Эшеи-бах (1170 — 1220) стал знаменит благодаря своему роману «Парцифаль», полному глубоких мыслей и написанному великолепным языком. После него остались два незаконченных романа — «Виллехальм» и «Титурель». Сохранились также восемь любовных песен Вольфрама (из них пять мастерски написанных утренних песен), воспевающих супружескую любовь.

Последний период куртуазной эпической поэзии ознаменован творчеством таких поэтов, как швейцарец Ульрих фон Цацикхофен, написавший в конце XII века в подражание Гартману фон Ауэ роман «Ланцелот», уроженец Восточной Франконии Вирнт фон Графенберг, автор созданного в манере Вольфрама фон Эшеибаха романа о судьбе сына Гавана «Вигалойс» (начало XIII века), или писавший примерно в то же время бюргер из Каринтин Генрих фон Тюрлин, перу которого принадлежит роман о похождениях Гавана «Корона», отличавшийся чрезвычайно перегруженным сюжетом.

В ряду этих авторов выдающееся место занимает уроженец Торгау Рудольф фон Эмс (первая половина XIII века). До нас дошли пять его объемистых, частью незаконченных произведении, которые свидетельствуют о многосторонности автора, о богатстве и широте разрабатывавшихся им сюжетов и тем.

ГОТФРИД СТРАСБУРГСКИЙ

Идея служения даме, которая в куртуазной поэзии была поднята до уровня решающего средства воспитания культуры и нравственности, вступила в противоречие с феодальной практикой, что привело к утрате этой идеей своей прогрес-сивно-гуманистпческой сущности. Воспринять гуманистические начала классической средневековой эпики и развить их дальше выпало на долю горожанину из Страсбурга Готфриду (вторая половина XII — начало XIII века). Одновременно Готфрид решительно отказался от обычной характеристики литературного героя, типичной для куртуазной эпики. Идея высокой любви и изображение человека у него приобрели трагические черты, что указывает на новую эстетическую ориентацию.

Роман «Тристан и Изольда», написанный Готфридом в 1205 — 1215 годах по мотивам сохранившейся в отрывках поэмы Томаса Британского, остался незаконченным. Полная обработка этого сюжета была осуществлена в немецкой литературе уже Эйльхартом фон Оберге. Источниками сюжета о Тристане, разрабатывавшегося многими авторами, послужили сказания и сказки островных кельтов.

ПЕСНЬ О ИИБЕЛУНГАХ

Полны чудес сказанья давно минувших дней.

Про громкие деяиъя былых богатырей,

Про их пиры, забавы, несчастия и горе И распри их кровавые услышите вы вскоре.

(Псрсиод Ю.Корпсеиа)

Так начинается это монументальное произведение немецкого средневекового героического эпоса. «Песнь о Нибелунгах» сочинена ок. 1200 года. Ее автором был, как предполагают, австриец неизвестного происхождения.

Использованные в «Песни о Нибелунгах» сюжеты героических сказаний нашли отражение и во многих других произведениях. Например, в песнях Эдды о Сигурде и Атли, в «Саге о Тидреке» (1250), в «Саге о Волсуигах» (XIII в.), в поэме о Зейфриде, возникшей в XII — XIII веках и сохранившейся в редакции XIV века.

Сюжеты немецких народных сказаний (а именно не дошедшей до нас «Песни о Хильде») использует и неизвестный автор эпической поэмы «Кудруна» (1230 — 1240), в содержании и художественной форме которой заметны следы влияния «Песни о Нибелунгах».

ГЛАВА 6

РЫЦАРСТВО ВО ФРАНЦИИ

X — XI века во Франции характеризуются бурным ростом и развитием городов. Отсюда же берет свое начало борьба с феодальными сеньорами. Как и другие страны Западной Европы, Франция вступает в период развитого феодализма.

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО. ГОРОДА

В XI — XII вв. в сельском хозяйстве происходят заметные изменения. Повышается урожайность зерновых культур. В это время особенно широко культивируются пшеница, рожь, ячмень, лен и др. Господствующей системой земледелия было трехполье. Пахота производилась при помощи легкого бесколесного плуга и тяжелого колесного. Плуги имели железные ножи для разрезания почвы, а также широкие лемехи. Это позволяло не только поднимать, но и Переворачивать вспаханную землю. Вспашка почвы производилась часто не два раза в год, а три или четыре. Это способствовало лучшей обработке почвы, а значит и поднятию урожайности. Значительного развития достигают огородничество, садоводство, а в Южной и Юго-Восточной Франции и виноградарство. Увеличивается общая площадь пахотной земли. Ее рациональному использованию способствует широкое разведение крупного рогатого скота.

XI и XII вв. во Франции характеризуются быстрым развитием городов. Крупнейшими торгово-ремесленными центрами являлись Монпелье, Марсель, Тулуза, Арль, Тара-скон, Альби и др. После крестовых походов особенно бурно

начинают развиваться южнофранцузские города, которые получают дополнительные выгоды за счет транзитной торговли между Востоком и Северной Францией. Предметом вывоза из Франции были различные сукна, льняные полотна, металлы.‘С Востока поставлялись пряности, сахар, хлопок, предметы роскоши.

Северная Франция по своему экономическому развитию несколько отставала от Южной. Основным здесь было суконное и льняное производство. Крупнейшими центрами являлись Фландрия, Артуа, Пикардия, Шампань. С начала XII и особенно в XIII в. огромное значение в Северо-Восточной Франции приобрели ярмарки в Шампани, на которых активно торговали западноевропейские купцы.

Борьба за полное самоуправление городов давала хорошие результаты. В 1077 г. коммунальной хартии добился город Камбре. В скором времени таких результатов добились Амьен, Корби, Абвиль, Санс, Дижон и др. Такой борьбе активно противостояла католическая церковь. Аббат Гвиберт Ножан-ский писал: «А это новое и отвратительное слово «коммуна» означает, что все крепостные должны выплачивать своим господам обычные для крепостных подати один раз в год, подвергаясь за свои противозаконные поступки установленному штрафу. Отнесения лее прочих повинностей, которые обычно налагаются на сервов, они освобождаются полностью».

Положение крестьянства блестяще описывает один из памятников литературы середины XIII столетия — «Поэма о версонских вилланах». Это произведение принадлежит перу феодала. О повинностях автор пишет следующее: «Первая работа в году — к Иванову дню. Вилланы должны косить луга, сгребать и собирать сено в копны и складывать его стогами на лугах, а потом везти на барский двор, куда укажут ... Затем должны они чистить мелышчные канавы, — каждый приходит со своей лопатой, с лопатой же на шее идут они выгребать сухой и жидкий навоз... Но вот наступает август, а с ним новая работа... Они обязаны барщиной, и ее не следует забывать. Вилланы должны жать хлеб, собирать и связывать его в снопы, складывать скирдами среди поля и отвозить немедленно к амбарам. Эту службу несут они с детства, как несли ее предки. Так работают они на сеньора... А потом подходит время ярмарки на лугу и сентябрьский богородичный день, когда надо нести поросят. Если у виллана восемь поросят, то он берег двух наилучших, один из них — для сеньора, который, конечно, не возьмет того, что похуже... Затем они опять повинны барщиной. Когда они распахали землю, то идут за зерном в амбар, сеют и боронят. К рождеству надо сдавать кур... Затем идет пивная повинность...

Если виллан выдает дочь замуж за пределы сеньории, то сеньор получает пошлину... Затем приходит вербное воскресенье, богом установленный праздник, когда нужно нести пошлину за овец, так как с вилланов по наследству требуется эта повинность... На пасху вилланы опять повинны барщиной. Когда вилланы вспашут землю, идут в амбар за зерном, сеют и боронят...».

Усиление эксплуатации сопровождалось активным сопротивлением со стороны крестьян. В XIII в. один из крупных представителей католической церкви Яков Витрийский писал: «Берегись разбудить ненависть смиренных! Они могут причинить вам столько зла, сколько приносят блага. Отчаяние — опасное чувство. Бывает, что сервы убивают сеньоров и жгут их замки». Крупнейшим крестьянским восстанием XIII в. было «восстание пастушков». Оно разразилось во время неудачного для крестоносцев седьмого крестового похода в 1251 г.

5 Зак. 998

129

ФОРМИРОВАНИЕ ЕДИНОГО ГОСУДАРСТВА

Возникновение городов свидетельствовало об усилении экономических связей между отдельными областями Франции. Создавались реальные предпосылки для формирования централизованного государства. В ликвидации феодальной раздробленности были заинтересованы горожане (бюргеры). Бесконечные усобицы препятствовали развитию ремесла и торговли. В XII столетии королевская власть во Франции начинает усиливаться. Борьбу за централизацию страны ведут Капетинги. Королевская власть в своей борьбе опирается на средних и мелких феодалов. С развитием торговли денежные доходы Капетингов значительно возросли. Им удалось подчинить себе всех крупных феодальных сеньоров. Особенное значение имело правление Людовика VI (Толстого) (1108 — 1137). Но с победой над одним врагом появляется враг второй — короли Англии. В 1154 г. граф Анжуйский вступил на английский престол как Генрих II и положил тем самым начало Анжуйской династии, или династии Планта-генетов. В руках английских королей оказалась Англия и значительная часть Франции. Владения английского короля на континенте в XII столетии в шесть раз превосходили владения короля Франции. Выход к морю был закрыт. Вопрос об объединении Франции был непосредственным образом связан с борьбой против английского короля. Особенно решительный характер эта борьба приняла~эо времена правления Филиппа II Августа (1180 — 1223). Этот король опирался на помощь городов. Результатом борьбы стало подчинение централизованной власти Нормандии, Мэна, Анжу и части Пуату с городом Пуатье. В руках английского короля оставалась южная часть Пуату и герцогство Аквитания. Против Филиппа II Августа выступила обширная коалиция. В ее состав вошли граф Фландрии, герцог Лотарингии, английский король и германский император. Филипп II разгромил каждого из своих противников отдельно. Решительная битва состоялась в июне 1214 г. при Бувине. Соединенные войска германского императора и графа Фландрского были разбиты.

ЗАВОЕВАНИЕ ЮГА ФРАНЦИИ

В начале XIII в. северофранцузские феодалы с целью завоевания богатого юга Франции предприняли крестовый поход. Это мероприятие было благословлено римским папой Иннокентием III (1198 — 1216). Предлогом стала борьба с так называемой альбигойской ересью, которая получила свое название от города юга Франции Альби. Он являлся центром движения против католической церкви и феодалов. Еретические движения во Франции в XI — XIII вв. были тесно связаны с развитием города. Носителями этих идей


ft.«0*1 1 •?


V#' g/V 7 ЬА •г i 1 -11 * / ё f v

If

ГД 4' vVff


kr


V#

V., tv ^ u*» b

(tfuvM

А А Л*

1 *; j ?

Осада Тулузы. Эпизод из альбигойской войны.

Каменный барельеф из церкви в Каркассоне. Деталь. XIII в.

были главным образом ремесленники-ткачи. Богословская форма альбигойской ереси заключалась в отрицании важнейших церковных догматов и основных церковных таинств, упразднении дорогостоящей католической иерархии, отмене десятины, отказе от католических молитв, католических храмов и пр. Требования альбигойцев фактически сводились к ликвидации католической церкви. На первых порах к альбигойскому движению примыкала и часть южнофранцузского Рьщарства. Их целью был захват земельных богатств католической церкви. Преследуя лишь свои корыстные интересы, Рыцари легко предавали альбигойское движение и переходили на сторону врага.

С народным еретическим движением католическая церковь Вела жестокую борьбу. Еретики сжигались на кострах, приговаривались к пожизненному заключению. В 1209 г. отряды северофранцузских феодалов начали крестовый поход против альбигойцев. Во главе войск стал Арнольд -аббат крупнейшего монастыря Сито. Крестоносцы уничтожали города, истребляли жителей. Захваченные сжигались на кострах. Уничтожались не только альбигойцы, по и католики. Под прикрытием религиозных лозунгов проводился откровенный разбой. Хронист описывает следующий случай при взятии города Безье: «Узнав из возгласов, что там вместе с еретиками находятся и православные (католики), они (крестоносцы) сказали аббату: «Что нам делать, отче? Не умеем мы различать добрых от злых». И вот аббат (а также и другие), боясь, чтобы те еретики из страха смерти не прикинулись православными... сказал, как говорят: «Бейте их всех, ибо господь познает своих!». И перебито было великое множество».

УКРЕПЛЕНИЕ КОРОЛЕВСКОЙ ВЛАСТИ

Будучи занятым борьбой со своими противниками на севере Франции, Филипп II Август непосредственного участия в крестовом походе не принимал. Но поход был в интересах королевской власти. Уже при сыне Филиппа II Августа — Людовике VIII Тулузское графство было присоединено к королевскому домену. Королевский домен к концу XIII в. стал в несколько раз больше каждого из крупных феодальных владений во Франции.

Укрепление королевской власти продолжалось и при Людовике IX (1226 — 1270). Были проведены судебная, монетная и военная реформы. Это усилило значение центрального государственного аппарата. Было установлено, что важнейшие уголовные и политические дела могут разбираться только в платном королевском суде. Оговаривались условия возможности объявления феодалами войны друг другу. Феодалам было запрещено начинать войну раньше, чем через 40 дней после ее объявления. Это было сделано для того, чтобы за это время более слабая сторона могла обратиться к суду короля. Была введена обязательная для приема золотая монета. Чеканка монеты отдельными феодалами была запрещена. Единая полновесная королевская монета постепенно вытеснила остальные монеты в других феодальных владениях Франции. Началась замена феодального ополчения наемными войсками.

Носителями и выразителями драматургического, музыкального творчества народных масс во Франции в XI — XII вв. были жонглеры (скоморохи). Нередко они были одновременно и фокусниками, и акробатами, и дрессировщиками животных. Жонглеры, жившие при феодальных замках и обслуживавшие своим искусством феодальную змать занимали особое положение. Для жонглерского искусства существовали особые правила. В них значилось: «Умей хорошо изобретать и рифмовать, умей наступать в состязаниях, умей лихо бить в барабан и цимбалы и как следует играть па мужицкой лире; умей ловко подбрасывать яблоки и подхватывать их на нолей, подралсать пению птиц, проделывать фокусы с картами п прыгать через четыре обруча...». Народная сказка «О жонглере, побывавшем в аду» описывает гял<елые условия жизни народных певцов и актеров. Жонглер в этой сказке всегда весел, несмотря иа то, что у него ист денег и одежда его плоха. Когда он умер, то очутился в аду. Дьявол здесь судит свои жертвы. Ими являются попы, воры, епископы, аббаты и монахи. Все они были брошены в котел. В обязанности лсонглера вменялось поддерживать под котлом огонь. В своих сценках жонглеры высмеивали и феодалов, и представителей клира. За это жонглеры подвергались постоянным гонениям церкви. Церковь лишала народных исполнителей гражданских прав, допускала безнаказанность их убийств п запрещала их похороны па кладбищах.

Городская музыка тесным образом была связана с сюжетами и мотивами крестьянских песен. Искусство жонглеров также имело тесную связь с крестьянскими праздниками и обрядами. Популярнейшей в середине XIII в. была написанная горожанином Адамом де ла Аль (1238 — 1286) «Игра о Робене и Марион». В этом произведении изображалась история двух влюбленных — крестьянина Робена и пастушки Марион. Последняя была похищена рыцарем, но сохранила верность своему любимому.

Литургическая драма, т.е. инсценировка на латинском языке библейских сюжетов, которая разыгрывалась в помещении церкви ее служителями, по мере развития городов становилась все более светской. С середины XII в. театральные действия разыгрываются уже не иа латинском, а па французском языке. Постепенно вводились всевозможные эпизоды чисто бытового, комического характе-

ра. Пьесы (миракли) разыгрывались уже прямо на городской площади.

ШКОЛЫ

С развитием городов возникает потребность в грамотных людях, которые могли бы оформлять различные торговые сделки, документы, работать в органах городского самоуправления. Возникла потребность в новых школах. Их особенностью было то, что они были частными, т.е. не содержались на средства церкви. Преподаватели школ жили за счет средств, взимаемых с учащихся. Просвещение выходит за стены церкви.

В середине XII в. самыми известными из нецерковных школ Франции были школы Гильома Коншского и Петра Абеляра в Париже. Гильом Коншский объявил себя последователем Эпикура. Он стремился отыскать естественные объяснения всем природным явлениям. Трактаты Гильома Коншского были осуждены церковью.

Петр Абеляр (1079 — 1142 гг.) основал целый ряд нецерковных школ. Его лекции пользовались необычайной популярностью, а деятельность вызывала гнев католической церкви. В своих трактатах Абеляр утверждал приоритет человеческого разума по отношению к вере и церковным «авторитетам».

АРХИТЕКТУРА И ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО

Во второй половине XII столетия в Северной Франции берет свое начало готический стиль. Конструкцию и формы готических зданий во многом определяли необходимость экономии площади и стремление к грандиозности. Характерной особенностью готики было устремление зданий ввысь. Это достигалось при помощи остроконечных стрельчатых арок. Основой готического собора были столбы, состоявшие из пучка высоких и стройных колонн, на которые опирались нервюры стрельчатых арок. Исходя из своей конструкции, готические соборы, в отличие от соборов романского стиля, не нуждались в тяжелых и толстых стенах. В зданиях появились окна с разукрашенными яркой живописью стеклами (витражи). Здания также украшали многочисленные статуи, каменная резьба и орнаменты с растительными мотивами. Готические соборы были в Париже, Шартре, Бурже, Реймсе и других городах.

U’ Afo Ар

I ft/f M

»тж рлтрсЬш* * м«ф?' здп#г«т*тГ «tt 1л rwc "йе ?т%> Ь1ЛИ»« Нж&шщт шм/UUt

Ронсельванская битва.

Миниатюра из «Больших французских хроник». XIV в.

Техническое мастерство горожан возрастало. История сохранила ряд имен выдающихся архитекторов того времени. Большой интерес представляет работа Виллара из Оннеку-Ра> оставившего после себя целый альбом чертежей и рисунков.

Нарастание реалистических тенденций было характерно Для скульптуры того времени. Более жизненными становились изображения, сюжеты демонстрировали сцены жизни различных сословий. Народное искусство находилось в оппозиции к церкви. Нередко городские неизвестные скульпторы изображали на стенах соборов карикатурные фигуры клириков или животных в одежде попов и монахов. Встречались сатирические изображения и конкретных лиц — королей, епископов и богатых горожан, главным образом, в виде грешников, подвергающихся адским мучениям.

Высокого мастерства достигло искусство книжной миниатюры. Особенно славились им мастера Парижа! Замечательными памятниками искусства такого рода являются изготовленные для Людовика IX псалтырь и часослов.

ПАРИЖСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Как и в других западноевропейских странах, в XII столетии во Франции начала складываться высшая школа — университет. В это время так назывались объединения преподавателей и учащихся. Типичным средневековым университетом был Парижский. В 1220 г. он получил королевскую хартию, которая узаконивала его права. Обучение в средневековых университетах, велось на латинском языке. Преподаватели объединялись в особые организации — факультеты. Впоследствии под этим словом начали понимать определенное отделение университета. В Парижском университете имелось четыре факультета. Наиболее многочисленным был «младший» или «артистический». Это был общеобразовательный факультет, на котором изучалось семь «свободных искусств». По окончании названного факультета студенты принимались на три следующие «старшие» — медицинский, юридический и богословский. Университетская наука называлась схоластикой, т.е. «школьной» наукой. Ее характерными чертами являлось стремление опереться на «авторитеты», главным образом, церковные. К опыту было полное пренебрежение. Доказательства схоласты черпали из «священного писания». Трактаты Аристотеля составляли основу обучения на «младшем» факультете.

В середине XIII столетия церковь добилась полного руководства над университетами. У молодежи существовала огромная тяга к светским знаниям, в первую очередь, к античной философии. Арабские переводчики делали переводы с греческого и сирийского языков на арабский, а еврейские переводчики переводила с арабского на латинский. Церковь оидожила огромные усилия к тому, чтобы выхоластить из «свободных искусств» всякое положительное содержание. Зсе интерпретировалось в соответствии с требованиями католического вероучения.

Самым известным авторитетом того времени был католический богослов Фома Аквинский.

ГЛАВА 7

ИТАЛИЯ И ИСПАНИЯ
1.ИТАЛИЯ

В течение XII — XIII вв. Италия оставалась политически раздробленным государством. Итальянские города переживают период расцвета. Однако это не привело к образованию единого внутреннего рынка и складыванию централизованного государства. Политика германских императоров и папства сильно препятствовала объединению Италии. Ломбардия и Тоскана были подчинены Германской империи. К началу XIII в. папское государство включило в свой состав герцогство Сполето, а также Романью (по северо-западному побережью Адриатического моря). К середине XII в. вся Южная Италия объединилась под властью норманских королей и вошла в состав так называемого королевства обеих Сицилий, которое включало остров Сицилия, Апулию и Калабрию, герцогства Салерно и Беневент.

Ни в какой другой стране города не играли такой громадной политической роли, как в Италии. Именно здесь их торговые отношения достигли своего размаха. Раньше, чем в Других западноевропейских странах, города Италии начинают переживать и период своего роста, и период расцвета. Между итальянскими городами существовали большие различия. Венеция, Генуя, Пиза играли роль крупнейших торговых центров и занимались преимущественно внешней торговлей. Милан, ломбардские города, города Средней Италии являлись прежде всего центрами средневекового ремесла. Флоренция и ей подобные были центрами ростовщического капитала. Различным был и политический строй городов. В Венеции управляли разбогатевшие на заморской торговле землевладельцы. Во главе города стоял дож, которого выбирала городская знать. Он обладал пожизненной властью.

Наряду с Венецией одним из самых крупных городов Северной Италии была Генуя. Генуэзскими купцами были основаны торговые фактории в Крыму — Кафа (позднейшая Феодосия), Солдайя (Судак), — которые стали важными пунктами в торговле с Польшей, Русью, Ираном, Центральной Азией, Индией и Китаем. Для управления крымскими колониями был создан комитет. Кафой и другими колониями управлял консул — особое должностное лицо из Генуи.

Рост городов и торговли Северной и Средней Италии в XII — XIII вв. приводил к дальнейшему расширению внутреннего рынка.

В X — XI вв. города владели непосредственно территорией сам°го городского поселения и предместьями. В XII в. положение начинает меняться. Горожане скупают земельные радения феодалов, живших вне города. Светские и духовные Феодалы, становясь должниками города, нередко и сами теряли СВои земли. В результате этого некоторые города приобрели олитический контроль над целыми территориями. Такие города Ринято называть городами-государствами.

В XIII в. таким крупнейшим городским коммунам Италии, как Флоренция и Милан, принадлежала не только городская зона с. предместьями и землями в радиусе одной мили от города, но и подчиненная данному городу сельская территория. Этим коммунам принадлежала и территория, включавшая в себя другие города, которые либо были завоеваны Флоренцией или Миланом, либо оказались вынужденными подчиниться им в силу договоров (эта территория называлась дистретто). Мелкие города в свою очередь имели зависевшую от них сельскую округу и до подчинения сами являлись самостоятельными коммунами. Усиление городов-государств Венеции, Генуи, Пизы и других было связано в знчительной мере с внешней торговлей.

ВОССТАНИЕ В РИМЕ

Особенность развития Рима объясняется его положением, как столицы папского государства. Ремесленное производство здесь, главным образом, было рассчитано на удовлетворение потребностей папской курии, духовенства, а не иа сбыт продуктов за пределами города. Большое развитие получили ростовщичество и банковское дело. Цехи и гильдии были запрещены. Ремесленники и купцы страдали от чрезмерных пошлин и иодатей. Никаких политических прав эта категория людей не имела. В 1143 г. во время правления папы Иннокентия II в Риме вспыхнуло восстание. В нем приняли участие купцы, ремесленники, низшее духовенство и мелкие рыцари. Восставшие учредили сеиат, как главный орган управления городом. В 1147 г. во главе восстания стал Арнольд Брешианский — идеолог бюргерства и вождь римских народных масс. Он неоднократно изгонялся папами из Италии и жил во Франции, Швейцарии, Чехии. Ученик философа Абеляра, он воспринял рационализм и его основные идеи сопротивления авторитету церкви. Арнольд Брешианский требовал раздачи церковных земель народу. Он полностью отвергал иерархический строй церкви и само папство. Политическая программа Арнольда предусматривала создание народного собрания, восстановление должности народных трибунов и избрание императора - римлянина. Тем самым эта борьба была направлена и против германского императора.

Воспользовавшись противоречием между бюргерством и плебейством, папа Адриан IV в 1155 г. наложил на Рим интердикт, который сильно ударил по интересам купечества. Последнее предало Арнольда и согласилось на его изгнание цз Рима. Вождь восставших бежал, по затем был схвачен и в 1155 г. - повешен.

СИЦИЛИЙСКОЕ КОРОЛЕВСТВО

При сыне Фридриха I Барбароссы — Генрихе VI (1190 — 1197) норманское Королевство обеих Сицилий перешло в руки германской императорской династии Штауфенов. Генрих VI предпринял попытку осуществить свое господство в Южной| Италии путем назначения должностных лиц, пересмотра всех прежних привилегий. Это вызвало восстание южноитальянских феодалов. Оно было подавлено, но с этого момента в Сицилийском королевстве не прекращаются феодальные усобицы. Особенно они усилились во время пребывания на папском престоле папы Иннокентия III (1198 — 1216), когда после с\чертн Генриха VI Сицилийское королевство оказалось под непосредственным управлением папы. После смерти Иннокентия III королевство вновь перешло в руки Штауфенов. Германский император Фридрих II Го-генштауфен (1220 - 1250) - сын Генриха VI пытался превратить Сицилийское королевство в опору своей власти. Была предпринята попытка захватить Северную и Среднюю Италию. Началась новая длительная борьба императора с папой. В конечном счете Фридрих II потерпел поражение. Фридрих II опирался на мелкое рыцарство и боролся с крупными феодалами. Его политика в Сицилийском королевстве значительно отличалась от его же политики в Германии. Была Усилена централизация в области суда, управления и ленной системы. Были построены королевские крепости, началась °рган11зацпя наемного войска из сарацин. Вместе с тем Фрид-Рих II был врагом городского самоуправления.

В 1268 г. после падения Гогеитауфенов Королевство убеих Ciщплпй было захвачено Карлом Анжуйским, братом Фра11цузСКОГО короля Людовика IX. Его господство еще )(>лее усилило налоговый гнет п окончательно уничтожило °С1;атки городского самоуправления. В 1282 г. в Сицилийском королевстве произошло крупное восстание (так ,<иЬ1наемая «сицилийская вечерня»), направленное про-(Г|1П Французских феодалов. Остров Сицилия отошел к Ар-(),1скому королевству. Было образовано Неаполитанское королевство. Этим был довершен хозяйственный упадок Южной Италии.

КУЛЬТУРА

На итальянскую культуру того времени большой отпечаток наложила экономическая и политическая раздробленность. Важнейшими центрами Италии были Сицилийское королевство на юге и Тосканы в Средней Италии. В конце XII — начале XIII в. между населением этих центров имелись большие отличия в языке и культуре. В XI — XIII вв. наибольшего расцвета итальянская культура достигла в крупнейших городах: Флоренции, Венеции и др. В течение долгого времени она не превращалась в культуру общеитальянскую, а оставалась культурой отдельных городов-государств.

В конце XI в. в Италии получила распространение так называемая «рецепция римского права», т.е. возрождение норм римского права, регламентировавшего отношения простых товаропроизводителей между собой, и.приспособление этих норм к экономике и политический жизни средневековой Италии. Возникшая в конце XI в. Болонская юридическая школа обратилась к изучению и истолкованию «Свода гражданского права», который был составлен еще при Юстиниане I. Болонскую школу возглавил преподаватель риторики Ирнерий. В античном обществе римское право не только регулировало отношения купли и продажи, но и содержало учение о неограниченной политической власти главы государства. Этим стремились воспользоваться и папство, и империя.

Именно болонские юристы дали германскому императору Фридриху I Барбароссе идеологическое обоснование его притязаний по отношению к ломбардским городам. Болонские юристы заявляли, что «воля императора — закон». Именно поэтому Фридрих I взял их под свое покровительство. Болонская школа быстро превратилась в университет. Это был первый университет в Европе, который в XIII в. сделался центром изучения римского права и привлекал тысячи слушателей из разных стран.

Нечто подобное в Южной Италии в XIII в. пытался создать Фридрих II Гогенштауфен. В 1224 г. в Неаполе был основан университет, который в дальнейшем достиг большого расцвета. Кроме того, в Южной Италии в XIII в. имелись и другие университеты — в Палермо и Салерно.

Сицилийскую культуру отличало то, что в ней скрещивались греческие, арабские и норманские влияния. Она приобрела яркий аристократический отпечаток. Философы, медики, астрономы, поэты и архитекторы группировались, в основном, при сицилийском дворе Фридриха II Гогенштау-фена. Они обслуживали этот двор и потребности местных баронов. Поэты Южной Италии во многом подражали провансальским трубадурам.

Они создали свое литера-турное направление, которое оказало сильное влияние на североитальянскую поэзию конца XIII — начала XIV вв.

Развитию географических знаний в Италии способствовали тесные торговые связи итальянских го-родов-республик со странами Азии. Венецианец Марко Поло составил подробное описание своих путешествий по Китаю и Северной Индии. В 1275 — 1292 гг. им было предпринято путешествие через Сирию, Иран и Афганистан.

В архитектуре Италии

XII — XIII вв. большое распространение имел романский стиль. Итальянские архитекторы привнесли в этот стиль обычай покрывать внешние и внутренние стены церквей мраморными плитами правильной формы. Это ослабляло впечатление грузности стен, свойственное романскому стилю. Такой прием -был применен при постройке церкви ^ан Миниато аль Монте во Флоренции.

Готические памятники в Италии начинают строиться в в. Это флорентийские церкви, а также церковь св. уРанциска в Ассизи. Замечательным памятником искусства j Щ в* является кафедра крещальни (место, где совершается обряд крещения) в Пизанской церкви, созданная 1260 г. Николо Пизано, мастером южноитальянского пропохождения. Его продолжателем был его сын Джованни Пизано, который прославился своими рельефами на пизанской кафедре в Пистоне и особенно статуей мадонны в Падуе. Он внес в итальянскую скульптуру черты драматизма и реализма и тем самым наметил переход к искусству раннего Возрождения.

В это время можно выделить несколько школ живописцев — Луккская, Пизанская и Сиенская школы. Итальянская живопись XII — XIII вв. носила на себе следы сильного влияния византийской живописи. Но уже в творчестве флорентийца Чимабуэ наметилось преодоление иконописной византийской манеры.

КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ И ПАПСТВО

Папство было врагом политического объединения Италии. Его владения разрезали Италию на две части. После Григория VII наиболее видным представителем папской теократии был Иннокентий III. Он заявлял, что папская власть подобна солнцу, а императорская — луне, которая светит лишь отраженным солнечным светом. Тем самым он активно добивался признания за папством первенствующей роли не только в церковных, но и в светских делах. Его перу принадлежат слова, в которых он отмечает, что папы «поставлены господом над народами и царствами, чтобы вырывать, разрушать, созидать и насаждать...». Примечательным было то, что только император и самые могущественные короли могли целовать папе руку, остальные же короли и князья должны были целовать крест на папской туфле. Папская курия при Иннокентии III стала высшей Инстанцией в странах Западной Европы по всем церковным делам. Папство активно вмешивалось в политику. Иннокентию III удалось упрочить позиции папства не только в Италии, Швеции, Дании, Польше. Вассальную зависимость от папы признали короли Арагона н Португалии.

Папство выступало, по-прежнему, как инициатор и вдохновитель крестовых походов. Иннокентий III благословил походы немецких феодалов в Прибалтику. Им было санкционировано создание в 1202 г. Ордена меченосцев. В планы Иннокентия III входило подчинение русских княжеств. Четвертый крестовый поход 1202 — 1204 гг. на Восток закончился разграблением Константинополя п захватом Византии.

Изменения в экономической жизни стран Западной Европы наложили свой отпечаток и на хозяйственную жизнь церковных учреждений. Монастыри и церкви, в целях получения большого количества продуктов, усилили эксплуатацию зависимых крестьян. В Западной Европе папская курия сделалась крупнейшим банкиром.

Роскошная жизнь папского двора ничего общего не имела ни с аскетизмом, ни с пренебрежением мирскими благами. Высшее духовенство вело широкую торговлю всевозможными «святынями», реликвиями и мощами. По всей Европе монахи развозили и продавали на рынках, площадях и в церквах индульгенции — грамоты об отпущении грехов. Была составлена особая такса стоимости отпущения разных грехов. Можно было купить индульгенцию не только за совершенные, но и за будущие преступления.

Огромные доходы приносили крестовые походы. Для привлечения в Рим богомольцев 1300 г. был провозглашен «святым» годом. За поклонение в этот год было обещано отпущение грехов. Предприятие оказалось очень выгодным. С этой целью празднование «святых» или «юбилейных» лет было установлено папами сначала каждые 100 лет, а затем 50, затем через 33 года п, наконец, каждые 25 лег.

ПАПСТВО В БОРЬБЕ ПРОТИВ НАРОДНЫХ ДВИЖЕНИЙ

С усилением феодальной эксплуатации усиливались и социальные противоречия в гор<эде и деревне. Нередко борьба против феодальной эксплуатации по форме приобретала характер еретического учения. XIII в. был отмечен широким распространением таких ересей, которые были направлены против церкви и феодальных порядков. Центром возникновения духа критики чаще всего были города. Представители наиболее радикальных ересей проповедовали «возврат к простоте первоначального христианства». Под этим они понимали установление социального равенства. Многообразие еРесей объяснялось пестротой социального состава их по-Следователей. С XIII в. преследование еретиков заняло одно 113 главных мест в деятельности папства. Для борьбы с еретическими движениями была создана инквизиция. С XIII в. она ??ала регулярно действовавшим тайным церковным судом. Инквизиция наводила ужас на целые области. Тысячи невиновных людей подвергались ужасным пыткам. Наиболее распространенной карой была смерть на костре. Существенным интересом для церкви было и то, что имущество казненных переходило в ее руки.

Наряду с еретиками шло беспощадное преследование знахарей pi «колдунов», которые врачевали разлР1чные болезни. Основной причиной их преследования было стрем-ленР1е средневековой церкви к установлению своего монопольного влияния на массы. Ученые церковники писали целые исследования о ведовстве, устанавлршали различные разряды ведьм и степень их зависимости от дьявола. Пытками они заставляли несчастных людей, особенно женщин, сознаваться в таких «преступлениях», а после этого отправляли их на костер.

В начале XIII в. вознржли так называемые «нриценст-вующие» монашеские ордены. Их деятельность явилась как бы дополнением к деятельности инквизиции. Монахи этих орденов жили подаяршем и проповедовали народу «евангельскую бедность», аскетизм, воздержание и покорность. Представрггели Францрюканского, Доминиканского орденов бродили по всем городам и селам и показной «добродетельной жртзныо» и личной бедностью стремилрюь завоевать популярность в народе. ДоминР1канским орденом, несмотря на проповедь такой жизни 6ылр1 накоплены огромные.богатства. Именно ему папство передало все дело инквизи-ЦР1И. К Доминиканскому ордену принадлежал наиболее почитаемый церковью представитель церковной схоластики Фома Аквинский (1225 — 1274). Его произведение «Сумма теологии» получило наивысшее одобрение со стороны ка-толршеской церкви. Оно представляло собой срютематическое изложерше католР1ческого вероучения. В 1879 г. в эшдок-лике папы Льва XIII Фома был объявлен вечным и непререкаемым авторитетом в области религии, философрш, истории, политики и морали.

В середине XIII в. богословы из «нищенствующих» орденов захватили в свои руки руководство крупнейшими университетами в Западной Европе. Но ршенно в это время тео-кратр1ческие устремления пап столкнулись с прогрессивным ходом исторического развития. Постепенно складывались централР130ванные феодальные монархии. Это приводило к соперничеству королей с папами за власть. Королевская власть стала решительно пресекать вмешательство римских пап во внутренние дела. Первый удар папству был нанесен из Франции. Однако королевская власть и власть папы шли рука об руку в борьбе с народными движениями.

2.ИСПАНИЯ И ПОРТУГАЛИЯ

Основным фактом исторической жизни Испании XI —

XIII вв. была, как и прежде, реконкиста. В ходе ее на территории Испании постепенно сложились Кастильское и Арагонское королевства. Это были феодальные монархии с сословным представительством.

ПОБЕДА РЕКОНКИСТЫ

т

За два столетия Кастилия и Арагон настолько усилились, что оттеснили арабов к югу. Причины успехов реконкисты коренились во внутренней истории Халифата, названных королевств, а также в самом характере реконкисты с конца

XI по конец XIII в.

Кордовский халифат к 1031 г. распался на ряд мелких мусульманских эмиратов. Между ними происходили постоянные феодальные усобицы. Распадение Халифата было обусловлено ростом крупного феодального землевладения, усилением эксплуатации крестьянства и лишением городов их привилегий. В противовес этому испано-христианские государства, возникшие на севере Пиренейского полуострова, в XI — XIII вв. переживали начало процесса централизации. Силу реконкисты в этот период представляли отряды рыцарей, руководимых крупными феодалами и католической Церковью. Своим успехом реконкиста обязана также участию горожан и широких крестьянских масс.

В Кастилии и Арагоне растут города, процветает ремесло и торговля. В этих государствах начинается подъем производительных сил. Во второй половине XI в. при короле Леона Альфонсе VI (1065 — 1109) Кастилия объединилась с Леоном и Галисией. После этого военные силы объединившихся королевств отвоевали в 1085 г. у Халифата Толедо. Это .явилось переломным моментом в ходе реконкисты. Отвоеванный г°род стал опорным пунктом дальнейшего продвижения кастильцев на юг. С начала XII в. он стал столицей Кастилии.

В XII в. в период борьбы с Альморавидами начался но-вый этап реконкисты. Победы Альфонса VI вынудили враждовавших друг с другом мусульманских эмиров вступить в союз с Альморавидами, которые вторглись в Испанию После того, как в конце XI в. объединили под своей властью значительную часть Северной Африки.

На этом этапе реконкисту возглавил кастильский идальго Родриго Диас де Вивар (Сид), живший примерно в 1043 — 1099 гг. Впоследствии он был идеализирован в испанском народном эпосе. Родриго Диас стремился создать собственные феодальные владения. Под его руководством кастильцы нанесли решительное поражение Альморавидам. В 1094 г. войска Родриго взяли Валенсию и ряд областей вокруг нее. Этим

было остановлено дальнейшее продвижение Альмора-видов в Испанию.

После смерти Родриго Диаса Альморавиды вновь захватили Валенсию, однако ТоледО остался в руках у кастильцев. Политика религиозного, социального угнетения вызвала волну крестьянских восстаний. Эти восстания в 1110 и 1117 гг. слились с борьбой кастилийских и арагонских войск против мавров. К кастильцам присоединились изгнанники из Ан-далуссии. Вместе они отбили набеги Альморавидов, а арагонцы взяли в 1118 г. Сарагосу.

В это время среди африканских берберов большое значение приобрели Альмохады — одна из мусульманских сект, которая объединила вокруг себя берберские племена, обитавшие в горных областях Марокко. В начале XII в. они напали на Альморавидов в Африке, а в середине и во второй половине XII в. захватили все мусульманские территории Пиренейского полуострова.

В конце XII в. Альмохады оттеснили кастильцев на север. В начале XIII в. соединенные силы четырех королевств (Кастилии, Деона, Наварры и Арагона), а также и крестоносцев из других стран Европы, нанесли Альмохадам решительное поражение в битве при Лас-Навас-де-Толоса (1212 г.). Успех реконкисты после этой победы был обеспечен. В XIII в. многовековая борьба вступила в свой последний период. В 1236 г. кастильцы взяли столицу Кордовского халифата Кордову, а в 1248 — Севилью. В 1230 г. произошло окончательное объединение Леона и Кастилии, что сйособствовало продвижению кастильцев на юг.

В 30-х годах XIII в. Арагонское королевство захватило Балеарские острова, в 1238 г. — Валенсию, в 1266 — Мурсию. В 1282 г. к Арагону была присоединена Сицилия.

Кастильцы дошли до самого юга Пиренейского полуострова п взяли Херес, и приморский город Кадис. Таким образом, но второй половине XIII в. большую часть Пиренейского полуострова занимали Арагонское и Кастильское королевства. Первому принадлежали восточные области полуострова и побережье Средиземного моря, владения второго простирались с севера на юг от берегов Бискайского залива до Атлантического океана и Гибралтарского пролива. В 1143 г. в западной части Пиренейского полуострова сложилось самостоятельное королевство Португалия. За маврами осталась лишь небольшая область вокруг Гранады.

КРЕСТЬЯНСКИЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ

В XII в. кастильские крестьяне добивались личной свободы путем упорной борьбы. Дольше всего самые тяжелые формы эксплуатации сохранялись в церковных владениях. Именно здесь крестьянские восстания достигли своего наибольшего размаха. В первой половине XII в. в Галисии разыгралась настоящая крестьянская война.

На отвоеванных у арабов землях крестьяне также вели ожесточенную войну с феодалами. После взятия Толедо по соглашению между королем и аббатом поселенцам на землях Саа: гунского монастыря были предоставлены определенные привилегии. Вскоре здесь обосновались монахи-клюнийцы. Они не считались с этими привилегиями и заставляли крестьян выполнять барщину и уплачивать разные взносы. После неоднократных восстаний конца XI — начала XII вв. король был вынужден в 1152 г. дать жителям Саагуна новые привилегии.

Результатом длительной борьбы было то, что к концу

XII в. в Кастилии все повинности лично не свободных крестьян были твердо определены. Поземельно зависимые держатели коронных земель получили право перехода на церковные земли (и наоборот) при условии сохранения имущества переселенцев за их прежними владельцами.

КАСТИЛЬСКИЕ ГОРОДА

В XII — XIII вв. кастильские города значительно усиливаются. Это происходило в тесной связи с частичным ос-вобождепием крестьян. Королевские фуэрос. предоставляли права гражданства всем обитателям города без исключения. Кастильские города имели значительные военные отряды. Они состояли из горожан и рыцарей (кавальеро). Ополчения городов приняли активное участие в решительной битве при Лас-Навас-де-Толоса.

До середины XII в. ремесленное производство развивалось медленными темпами. Это было связано с относительно слабым развитием ремесла в крестьянском помещичьем хозяйстве Кастилии. Внутренний рынок был неразвит, внешняя торговля была довольно слаба. Успех реконкисты дал сильный толчок процессу дальнейшего отделения ремесла от сельского хозяйства и росту городского ремесленного производства в Кастилии. Участие городов в реконкисте приводило к тесному общению кастильских горожан с моса-рабами и мудехарами. Они занимались торговлей и ремеслом, и их приток в кастильские города заметно ускорил развитие городского ремесла и торговли.

Благодаря военной мощи и возрастающему экономическому значению, кастильские города в XII в. приобрели сильное политическое влияние. Они стремились использовать также раздоры между феодалами и их борьбу с королевской властью для закрепления своих вольностей. Города начали объединяться в союзы (эрмандады), которые добивались самоуправления и права иметь собственный суд. В 1298 г. эрмандады слились в общий союз. Они достигли такой силы, что их статуты запрещали всем, даже королю, малейшие посягательства на городские вольности.

КАСТИЛЬСКИЕ ФЕОДАЛЫ

В Кастилии и Леоне за время реконкисты большого могущества достигли духовные и светские феодалы. В распоряжении архиепископов, епископов, аббатств находились огромные земельные территории. Земли они также получали от королей и частных лиц в форме пожалований. В жизни Испании католическое духовенство начало играть огромную роль.

Многие земли в Кастилии принадлежали духовно-рыцарским орденам. В это время здесь существовали как прежние — Орден тамплиеров и Орден иоаннитов, так и вновь основанные для борьбы с арабами — Ордены св.Якова, Аль-кантара и Калатрава. Новые ордены отличались от прежних тем, что находились на непосредственной службе не у папства, а у светской власти.

Церковные феодалы обладали судебным и податным иммунитетом. Клирики были освобождены от всякого рода королевских податей, пошлин и подорожных сборов. Церковные феодалы и -духовно-рыцарские ордены использовали обширные кастильские плоскогорья для выгодного овцеводства.

Примеру церковных феодалов последовали светские. К концу XIII в. крупные кастильские землевладельцы, занимавшиеся овцеводством, объединились в союз — месту, которая получила от короля ряд привилегий. Это оказалось в ущерб крестьянским общинам, которые располагались на пути перегона стад. Они были вынуждены предоставлять месте за очень низкую плату свои луга иод выпас овец. Места имела также свою администрацию и суд. В результате военных захватов, королевских пожалований в руках у светских феодалов сосредоточилась масса земельных владений. Кастильские короли иногда предоставляли феодалам фактически ничем не ограниченную собственность на пожалованные им земли. За королем сохранялось лишь номинальное право верховного сеньора. Феодалы получали право суда над своими вассалами, освобождались от податей. Большое значение приобрело рыцарство.

КОРТЕСЫ

Общественный строй Кастилии нашел яркое выражение в характере сословно-представительского учреждения Кастилии — так называемых кортесах. Они выросли из «собраний» светской знати и духовенства, которые созывались королями Леона еще в X — XI вв. В конце XII в. в них впервые приняли участие представители городов. На кортесы начали собираться представители дворянства, духовенства и горожан. Каждое сословие заседало отдельно. Вместе с горожанами заседали и представители свободных крестьянских общин. В кортесах горожане приобретали все большее значение. XII — XIII вв. в Кастилии характеризуется наличием значительного количества свободных крестьян. К концу

XIII в. горожане оттеснили в кортесах на задний план да-^е дворянство и духовенство. Эти собрания всегда созывались только по инициативе короля. Собирались они нерегулярно, по довольно часто. В большинстве случаев -каждые два-три года, иногда — четыре раза в год. По началу они мели совещательное значение. В XIII в. добились присвоения себе элемента законодательной инициативы. Это касается так называемого права петиций, т.е. требований, предъявляемых королю по отдельным вопросам. Они получили очень важное право разрешать королю взимание новых налогов. Кортесы влияли на решение вопросов войны и мира, порядка престолонаследия.

АРАГОН И КАТАЛОНИЯ

Арагон и Каталония, несмотря на общие черты всего Арагонского королевства в целом, значительно отличались друг от друга. В Арагоне преобладало натуральное хозяйство. В противовес, Каталония представляла собой одну из самых развитых в экономическом отношении областей Пиренейского полуострова. Но политическое преобладание в Арагонском королевстве имел именно Арагон. Это объясняется тем, что феодалам здесь принадлежала сильная политическая власть. Арагонское дворянство обладало громадным количеством земельных владений. Так называемые рикос омбрес — высшая арагонская знать получала от королей сначала в пожизненное, а потом и в наследственное владение земли королевского домена — бароншц В их пределах владетели имели полный иммунитет. Из этих земель выделялись держания представителям среднего дворянства — инфансонам и держания, передававшиеся рыцарям (кавальеро или идальго) в феод на условии несения военной службы баронам, в свою очередь, бароны вместе со своими вассалами-рыцарями должны были участвовавать в королевских походах. Высшая знать освобождалась от всяких государственных податей. Своих владений она могла лишиться лишь но приговору верховного судьи Арагона. Неукоснительным правом рикос омбрес было право, в случае нарушения их вольностей королем, переходить в чужое подданство. Они могли заключать между собою союзы, объявлать войну королю и даже свергать его с престола.Огромные земельные богатства были сосредоточены и в руках арагонского духовенства.Особенно усилилось его положение во время борьбы с южнофранцузскимн еретиками — альбигойцами.

Крестьяне подвергались жестокой эксплуатации. В праве Л)С()Далон было распоряжаться жизнью и смертью своих подданных. В 1281 г. это было юридически закреплено сарагосскими кортесами.

Арагонские города сумели добиться ряда привилегий оин имели право участия в кортесах и могли заключать эрмаи-чады. Однако их политическое значение было слабее, чем значение городов Каталонии. По экономическому развитию они стояли ниже городов Каталонии и Валенсии. В отличие от кастильских, в арагонских кортесах заседало не три сословия, а четыре, так как светские феодалы делились па два «чина». Первое место в кортесах занимало духовенство, второе — высшая знать, третье — среднее и низшее дворянство, четвертое — горожане. Кортесы собирались каждые два года. Королевскую власть они ограничивали значительно в меньшей степени, чем это было в Кастилии. В Лрагоис господствовала диктатура высшей знати. Это нашло отражение в предоставлении дворянству в 1283 г. так называемой «Генеральной привилегии», а в 1287 г. — «Привилегии унии». Кортесы юридически закрепили за знатыо все ее сословные вольности, предоставив знати право защищать их с оружием в руках и низлагать короля.

Была учреждена должность верховного судьи Арагона. Он хоть и назначался королем, но фактически осуществлял контроль высшей зиати над королевской властью.

В кортесах вето одного депутата было достаточно для отклонения любого законодательного предложения. Король был обязан присягать кортесам в соблюдении всех вольностей арагонской знати. Верховный судья обращался к королю со следующими словами: «Мы, которые ничем не хуже тебя, делаем тебя, который ничем не лучше нас, своим королем при условии, что ты будешь соблюдать наши привилегии и вольности, -- а если пет, то нет».

С XII в. города Каталонии, в особенности Барселона, сделались крупными ремесленными и торговыми центрами. С середины XIII в. они принимают активное участие 1* торговле с Италией и Южной Францией. После захва-Га объединенным Арагонским королевством в XIII в. Сицилии э,'а торговля еще больше активизировалась. Активно разбивалось ремесло, особенно металлообрабатывающее и косвенное. Торговые интересы Каталонии способствовали Постепенному превращению объединенного Арагонского ко-1)0левства в морскую державу. С XII в. каталонские го-Р°Да начали борьбу за самоуправление.

В Каталонии положение крестьянства было столь же тяжелым, как и в Арагоне. Именно здесь получили свое распространение так называемые шесть «дурных обычаев». Согласно им, сеньоры имели право присваивать имущество крестьянина, умершего бездетным, и даже значительную долю его наследства при наличии детей. Сеньоры взимали сборы при выходе крестьянок замуж, взимали штрафы в случае пожара, практиковали насильственный привод кормилиц к своим детям и т.п.

Политический строй Каталонии был похож на арагонский. Первое место в кортесах занимало духовенство, второе — дворянство, а с 1218 г. доступ в кортесы получают и горожане.

ПОРТУГАЛИЯ

Португалия выделилась из королевства Леон и Кастилии в качестве самостоятельного государства в середине XII в. Независимость Португалии признало папство, ее король был объявлен вассалом папы. Это способствовало чрезвычайному усилению здесь духовенства и духовнорыцарских орденов.

Реконкиста закончилась в середине XIII в. В разных областях Португалии положение крестьянства было различным. В ранее завоеванных областях Северной Португалии крестьяне уже были закрепощены. На юге осталось много необработанных земель. Здесь сохранились свободные общины крестьянских поселенцев. После завершения реконкисты в Португалии рыцари, не находившие себе применения, устремились с захватническими походами в Африку. В период роста торговых отношений Португалии с различными странами Западной Европы рыцари стали принимать активное участие в мореплавании. До реконкисты Португалия была земледельческой страной. После нее она превращается в страну с многочисленными городами, ведущими активную внешнюю торговлю. Развивается кораблестроение.

Португалия представляла собой такую же феодальную монархию с сословным представительством, как и соседние государства. С конца XIII в. здесь собирались и действовали кортесы.

ФОРМИРОВАНИЕ ИСПАНСКОЙ НАРОДНОСТИ

формирование испанской народности совпадает со временем реконкисты. В первые столетия реконкисты наряду с официальным латинским языком существовали различные народные наречия. Они послужили основой разных диалектов. Самым распространенным был кастильский диалект. Он подвергся незначительному влиянию языка вестготов. В него были внесены некоторые элементы арабского языка. На этом диалекте в XII в. создавались литературные произведения. В XIII в. на него был переведен свод законов Леона и Кастилии. Существовали также леонский и каталонский диалекты. В последствии в Испании преобладание получил кастильский диалект, который лег в основу испанского литературного языка. Кастилия имела преобладающую роль в реконкисте. Кастильская народность составила ядро испанского народа.

КУЛЬТУРА ИСПАНИИ

Испанская архитектура этого времени развивалась под влиянием романского и мавританского стиля. Оказывали свое влияние византийский стиль и архитектурный стиль крестьянских базилик. Важнейшим памятником романской архитектуры здесь считается собор Сант-Яго-де-Компостела (XI в.). Черты романского стиля сильны и в архитектуре собора XII в. в Саламанке. В середине XIII в. начал развиваться готический стиль. Его главными памятниками являются соборы в Бургосе, Толедо, Леоне. Характерная черта испанской готики в XIII в. — то, что в ней продолжают со-храняться некоторые черты романского стиля, соединение с элементами мавританского.

АРАБСКАЯ ЛИТЕРАТУРА В ИСПАНИИ

У С распадом Кордовского халифата во второй четверти в- и образованием в Андалуссии множества разрозненных ‘ елких княжеств наряду с Кордовой центрами литературной 113ни становятся Севилья, Бадахос, Валенсия, Мурсия, тР°в Майорка, Хаэн, Гранада, Толедо, Альмерия. Для нового

этапа развития андалусской литературы характерен, наряду с преобладавшими традиционными восточноарабскпми жанрами, предопределявшими сюжеты поэзии и ее формы, определенный поворот к местной, испанской теме. Литературц Андалусии становится испано-арабской. Главную тему предшествующего этапа — тоску по утраченной родине на Востоке — сменяет новая тема: любовь к Андалусии. В андалусской поэзии сохраняются все традиционные арабские жанры; однако если в панегирике или сатире преобладает влияние традиционной восточноарабской поэзии, то в любовной лирике, юморесках и описаниях природы традиции значительно видоизменяются. Андалусские поэты уступают таким восточноарабским поэтам, как аль-Мутанабби или аль-Маарри по глубине мысли и философичности, но зато не уступают им, а иногда даже превосходят их ясностью выражения, изысканностью поэтической фантазии, плавностью и легкостью языка.

Одним из наиболее распространенных жанров андалусской поэзии был васф (описание). Живописные луга Испании, реки, озера, горы, сады и парки становятся предметом восхищения поэтов.- Впервые в арабской поэзии появляются описания моря и кораблей. Замечательные архитектурные сооружения испанских городов, дорогое, украшенное инкрустациями оружие, цветы и роскошные ткани, быт андалусских феодальных княжеских дворов с их пиршествами, музыкой и танцами, играми и развлечениями — все это привлекает внимание поэтов. Они умело перемежают традиционные описания известной им лишь по литературе пустыни с яркими картинами испанской природы.

Как и на Востоке, любовная лирика занимает в андалусской поэзии большое место, причем и здесь можно проследить два направления: «платоническое» и «эпикурейское». Воспевание вина и застольных радостей также становится одной из излюбленных тем андалусских поэтов.

Неустойчивость положения арабов в Испании, вынужденных постоянно вести борьбу с христианскими государствами и постепенно отходящих на юг под натиском реконкисты, оказала большое влияние на общий тон андалусской поэзии. Отсюда — и элегический плач по исчезнувшим династиям и оставленным врагу городам, и обращенные к Аллаху бесконечные мольбы о помощи, и размышления о «эфемерности бытия», постоянно повторяющиеся в арабской поэзии еще с доисламских времен и звучащие у андалусских поэтов, начиная с конца XI в., в контексте трагической судьбы с особой искренностью и убедительностью.

К числу писателей последних лет Кордовского халифата относится поэт и ученый Ибн Хазм (994 — 1064), с косого, собственно, и начинается расцвет арабской литературы в Испании. Ибн Хазм принадлежал к числу активных сторонников кордовских Омейядов; после падения династии он удалился в Альмерию, где написал единственное в своем роде сочинение — «Ожерелье голубки» (Таук аль-хамама»), нечто среднее между этикопсихологическим трактатом и художественным произведением.

Тема книги заявлена в заглавии: голубь в те времена был символом любовной страсти.

Автор воссоздает все основные ситуации и этапы любовного чувства; он пишет о природе любви, о ее признаках, о полюбивших во сне, о полюбивших по описанию, о полюбивших с первого взгляда, о посреднике, соглядатае, о единении, разрыве, верности и т.д.

За морально-психологическим, а подчас и философским анализом следуют примеры: анекдоты или короткие новеллы из жизни Андалусии того времени или литературные реминисценции. Согласно сложившейся в арабской прозе традиции, Ибн Хазм перемеживает прозаический текст поэтическими вставками, иллюстрирующими основную тему главы.

У Ибн Хазма нет высокомерного «гаремного» отношения к женщине, но вместе с тем он чужд какого бы то ни было мистического или куртуазного преклонения перед ней. В его сочинении сформулирован не рыцарский взгляд на честь с его идеей служения даме, а понятие просвещенного аНдалусского горожанина с его мусульманским представ-Лением о добродетели и достойном поведении.

«Ожерелье голубки» представляет большой культурно-Исторический интерес. Это памятник философских, нравственных и психологических представлений эпохи. В на-^ных рассказах-иллюстрациях, сохраняющих поэтическое аяние и для современного читателя, оживают быт и нравы с Рабской Испании X — XI вв.

Младшим современником Иби Хазма был выдающийся арабо-испанский поэт, кордовец Ибн Зайдун (1003 — 1071). Он прожил весьма бурную жизнь, полную взлетов pi падений, активно участвовал в политической борьбе, разыгравшей-ся вокруг кордовского престола. Его лучшие стихотворения посвящены любви к дочери омейядского халифа аль-Мустакфи — поэтессе аль-Валладе (ум. 1087?), славившейся своей образованностью и обилием поклонников.

Ибн Зайдун находился еще под большим влиянием восточноарабской поэзии. Он писал в традиционных жанрах панегирики, элегии и подражал поэтам Востока, заимствуя у них мысли и образы, а иногда даже вставляя в свои стихи целые строчки из их произведений. Однако в поэзии Ибн Зайдуна встречаются и чисто испанские элементы: поэт воспел испанскую природу, великолепие городов Андалусии, особенно Кордовы:

Привет вам от меня, окрестности Кордовы! Здесь, как всегда, цветы красу раскрыть готовы,

А тучи — слезы лшпъ над кущами дерев,

А воды — мирно течь, все горести презрев ...

( Перевод Ю. Хазаиова).

Широкую популярность у арабов завоевала его «Нуния» (поэма с рифмой на согласную «нун»), в которой поэт повествует о своей любви к аль-Валладе. В соответствии с традиционной схемой он жалуется на ее жестокость, клеймит клеветников, опорочивших его в глазах возлюбленной, клянется в верности и обещает быть покорным ее воле.

Не меньшей славой, чем Ибн Зайдун, пользовался в Андалусии его покровитель, поэт-эмир, правитель Севильи аль-Мутамид (1040 — 1096). Он проводил энергичную внешнюю политику, значительно расширил свои владения и даже овладел Кордовой. Однако страх перед королем Леона и Кастилии Альфонсом VI заставил аль-Мутамида обратиться за помощью к альморавидскому правителю в Марокко Йусу-фу ибн Ташифину, который, правда, остановил реконкисту, но заодно захватил владения аль-Мутамида, а самого коронованного поэта отправил в Марокко (в селение Агмат), где тот умер в плену. Традиция рисует аль-Мутамида щедрым меценатом, ко двору которого стекались литераторы и ученые со всей Андалусии.

Сохранились, главным образом, те стихотворения аль-Мутамида, которые относятся к периоду пребывания поэта в заключении в Агмате. Основная тема их — рассказ об испытываемых унижениях, воспоминания о счастливом прошлом.

Пленник, праздником в Агмате ты унижен, огорчен,

А ведь как любил ты прежде эти шумные пиры! Дочерей своих голодных, изможденных видишь ты,

Им в обед не бросят люди финиковой кожуры. Дочки, чтоб тебя поздравить, шли по грязи босиком, — Прежде ноги их ступали на пушистые ковры!..

( Псро нод М. 11стр(>вых)

При дворе аль-Мутамида в Севилье жил поэт, уроженец Сицилии Ибн Хамдис (1055 — 1132). Вынужденный покинуть родину после норманского завоевания в 1078 г., поэт перебрался в Севилыо и, став одним из приближенных аль-Мутамида, оставался при эмире до самой его смерти. Последние годы Ибн Хамдис провел в Тунисе и на острове Майорка.

Ибн Хамдис писал панегирики, любовные стихи и стихи, в основном, в жанре зухдийят, однако во всех жанрах чувствуется влияние восточноарабской поэзии (Омара Ибн Аби Рабии и Абу-ль-Атахии). Но главная тема поэта — испанская природа. Описывая реки Испании, цветущие луга, охоту, поэт обнаруживает удивительное мастерство и изобретательность в выборе эпитетов, сравнений и метафор. Образы Ибн Хамдиса пластичны и выразительны, язык прост и точен.

Выдающимся мастером описаний природы был и Ибн Хафаджа (1058 — 1139), по прозвищу аль-Джаннан (садовник), уроженец городка Алсиры (в Валенсии). Природа родной Валенсии, одной из самых красивых областей Испании, была для поэта неисчерпаемым источником вдохновения. Что бы ни писал Ибн Хафаджа, панегирик, элегию или стихотворение философского содержания, тема природы неизменно присутствует в них. Несмотря на известную склонность поэта к штампам восточноарабской поэзии, наблюдательность и совершенство формы делали его васфы образцом для других андалусских поэтов. Умело пользуясь традиционными поэтическими фигурами, Ибн Хафаджа создавал чарующие картины природы Андалусии, которая предстает в его стихах в виде цветущего сада, где царят мир и покой. Но человек в его поэзии на фоне величественной природы, с ее вечной, непреходящей красотой, выглядит слабым, обреченным иа прозябание и одиночество. Иби Хафажду называли «андалусским Санаубари»: влияние на него певца сирийской прц. роды, в равной мере как и Ибн ар-Руми, несомненно.

С конца XII в. намечается некоторый упадок андалусской литературы. Вторжение в Испанию Альморавидов и Аль-мохадов приводит к утрате арабскими княжествами поли-тической самостоятельности и к превращению Андалусии в провинцию Магрибинского государства. Андалусия постепенно «африканизируется» ; от былой интеллектуальной и религиозной терпимости не остается ни следа. Мосарабы (христиане, говорящие по-арабски) изгоняются из ее пределов. Фанатичные берберские военачальники (особенно с конца XII в.), стремясь возродить «простоту» и «чистоту» первоначального ислама, изгоняют из своих резиденций многих ученых и поэтов и приближают к себе мусульманских богословов-пуристов, разрушают замечательные архитектурные сооружения, жгут «еретические» книги. Однако в последний период своей истории Андалусия знала множество поэтов и ученых, людей большого таланта, творчество которых было популярно далеко за пределами мусульманской Испании.

Берберские завоевания на Пиренейском полуострове частично приводят к исчезновению среды, в которой ранее процветала придворная поэзия. Нетерпимые в своем религиозном рвении, а часто и невежественные африканские правители относятся к светскому искусству равнодушно, а иногда и враждебно. Да и литературный арабский язык они знают не настолько хорошо, чтобы должным образом оценить изысканную поэзию. Постепенно придворный панегирист превращается в странствующего поэта, ищущего слушателей среди городского люда и обращающегося к ним со стихами на разговорном языке.

Народная поэзия па .смешанном андалусском диалекте (жители Андалусии говорили па местном диалекте арабского языка и искано-романских диалектах, сохранявшихся с доа-рабскпх времен) прослеживается с конца IX в. Особенно широкое распространение получила диалектическая строфическая поэзия — заджаль, с упрощенной — с муваш-шахом — ритмической структурой и с преобладанием повествовательного элемента. Заджаль по языку, тематике,образам и структуре стоит ближе к фольклору и народной песне, чем мувашшах, что дало основание некоторым исследователям считать его переходной формой к более рафинированному мувашшаху.

Совершенства в сочинении заджалей достиг бродячий поэт и музыкант из Кордовы Ибн Кузман (1080 — 1160). Традиция повествует, что поэт вел вольную жизнь, с неизменным успехом выступая со своими песнями в городах Андалусии. Заджали Ибн Кузмана представляют собой сложный сплав арабских и романо-испанских поэтических традиций. Хотя большая часть заджалей Ибн Кузмана — панегирики, в них мало что сохранилось от классической касыды с ее бедуинскими мотивами. Как в их структуре так и в тематике, образах и языке ощущается влияние новой среды. Панегирики Ибн Кузмана обычно состоят из двух частей: любовного вступления с ярко выраженным эротическим элементом и панегирической части с обязательной просьбой о вознаграждении. Сочинял Ибн Кузман также застольные песни, в его заджалях часто встречаются бытовые картинки и описание природы.

Особенно отчетливо смешение двух культурно-поэтических традиций ощущается в лексико-грамматических особенностях жанра: в одних и тех же строках песен можно встретить слова и конструкции как арабского, так и романского происхождения. Ибн Кузман издевается над благочестивом, отказывающимся от застольных развлечений, и над узриг-ской «платонической» любовыо, противопоставляя ей земные, чувственные радости. Это сближает заджали *с некоторыми песнями провансальских поэтов XII — XIII вв.,провозглашавшими права земной любви в противовес религиозному аскетизму. В заджалях, как и в искусстве трубадуров, поэзия Тесц0 связана с музыкой.

Жестокая реакция, ограничившая возможности культурного развития Андалусии после берберских завоеваний, Не носила необратимого характера. И среди первых альмо-Ха4скпх правителей были люди просвещенные, например халиф

6 3*к. 998

161

Юсуф (1163 — 1184), везпром которого состоял один из самых замечательных людей арабской Испании, философ и писатель Ибн Ту фей ль (Абубацер,ум. 1185), вошедший в историю арабской художественной прозы своей знаменитой «Повестью о Хайе, сыне Якзана». Эта повесть — самое значительное произведение андалусской прозы, получившее широкую известность не только у арабского, но и у западноевропейского читателя. Это весьма своеобразное произведение принадлежит прежде всего истории философии, отражая тот сложный сплав рационализма и мистицизма, который сложился в средневековой арабской мысли под перекрестным влиянием идей древнегреческих философов (перипатетиков и неоплатоников) и восточного мистицизма. Однако фабульное построение повести вводит это произведение в сокровищницу арабской художественной прозы.

Философско-мистический смысл повести отражен даже в ее заглавии: арабское название «Хай ибн Якзан» означает «Живой сын Бодрствующего». Хай ибн Якзан начал свою жизнь на необитаемом острове. По одной версии, он был «из тех, кто рождается без отца и без матери», по другой — мать Хайя, тайно родившая его от некого Як-запа, бросила младенца в море, которое вынесло его на необитаемый берег.

Младенец был вскормлен газелью и вырос среди диких зверей. Наблюдая окружающую его природу, пытаясь осмыслить ее отдельные явления, Хай постепенно силою своего разума постигает общие законы жизни и основы мироздания. Этот процесс познания мира, описанный Ибн Ту-фейлем увлекательно и поэтично, складывается .в своеобразный гимн человеческому разуму, способному без помощи общества, самостоятельно выработать законы мышления, а затем силою логики овладеть всей полнотой человеческих знаний о мире. Однако высшую божественную истину совершенный человек Ибн Туфейля познает не разумом: духовный путь Хайя завершается мистическим откройенцем, интуитивным постижением «существа необходимо сущего» и экстатическим слиянием с этим божеством. Об этом автор лишь сообщает читателю, оговариваясь, что описать пути духовного откровения и состояние экстатического слияния с высшим невозможно.

В дальнейшем Хай отправляется к людям, стремясь разъяснить истину. Однако люди ие понимают поучений Хайя. Узнав человеческое общество с его порочными взаимоотношениями и ложными представлениями, Хай отчаивается исправить людей, которым не иод силу подняться «до высот умозрительного мышления», и возвращается в уединение на свой остров.

Стройная фабула повести тяготеет к философской притче о совершенном человеке и путях познания истины. Основная ситуация -- человек, один на один с природой постигающий мир, — окрашивает все события, происходящие по ходу повествования, своеобразной поэзией первооткрытия и придает произведению непреходящее поэтическое обаяние.

Симптомы наступающего литературного упадка в Андалусии были те же, что и в восточных арабских областях: появление искусственной поэзии и широкое распространение мистической суфийской лирики, которая, одиако, выдвинула ряд примечательных творческих индивидуальностей.

Суфизм преобразил традиционную поэзию, ввел в нее особый символический стиль. Согласно суфийскому учению, постижение божества и слияние с ним достигается мистической любовью к богу, поэтому значительная часть суфийской поэзии — стихи любовного содержания внешне мало чем отличаются от обычных газелей. В суфийских гимнах поэт обычно жаловался на любовные муки, сетовал на безнадежность своего чувства, воспевал прекрасную возлюбленную, ее вьющиеся локоны, всеиспепеляющнй взор, сравнивал ее с солнцем или свечой, а себя с мотыльком, сгорающим в пламени.

Каждый из этих образов превращается в суфийской лирике в символ с постоянным значением. Суфийские стихи непременно двуплановы, за видимым, «земным» планом кроется мистический смысл, что уводит поэзию из реального мира в область аллегорий и иносказаний, имеющих однозначный смысл.

Возлюбленная в суфийском словаре символов — бог или божественная истина, локоны возлюбленной — мирские соблазны, бурное море — плотские желания, испепеляющие молнии — божественное озарение и т.д. Поскольку состояние экстаза, ведущее к мистическому озарению, суфийские поэты уподобляли опьянению, большое место в лирике суфиев заняла «поэзия вина», отличающаяся от обычной застольной лирики лишь мистическим подтекстом. Ои придает их поэзии эмоциональную напряженность, страстность; к°нкретный, чувственный характер ее условного языка облекает духовные переживания суфия — как бы вопреки Их истинному смыслу — в пластически зримые, впечатляющие разы. В этой двуплановости, взаимопроникновении земного и мистического — секрет поэтического обаяния лучших образцов суфийской лирики.

Наибольшее развитие она получила в восточных областях арабского мира, где ее наиболее ярким представителем был Омар ибн аль-Фарид (1180 — 1234). Большую часть жизни провел он в уединении неподалеку от Каира; здесь предавался он посту, благочестивым размышлениями и молитвам.

Суфии почитали аль-Фарида как учителя, как святого; согласно преданию, его поэмы распевались на радениях. Особенно знамениты его «Винная касыда», в которой в образах традиционной застольной лирики описано экстатическое состояние божественного озарения, и «Большая Баыйя» («Поэма с рифмой на «т») — огромная поэма, содержащая страстный рассказ о мистическом опыте поэта.

Другой замечательный суфийский философ и лирик — Ибн аль-Араби (1165 — 1240), уроженец Мурсии (Андалусия), проживший большую часть жизни в восточных областях Халифата. Автор ряда Кплтууштя и скрипторий монастыря, трактатов Ибн аль-Араби опи-Испанская миниатюра, хп в. сывает свои духовные пере-

живания в пламенных любовных стихах. Жестокая возлюбленная, к которой обращены его страстные мольбы, — непознаваемая духовная сущность, а радости любви — соблазны грешного, но прекрасного мира, обессиливающие слабого человека и мешающие ему совершить восхождение к истине. Момент постижения высшей духовной сущности представляется поэту внезапным, подобным молнии озарением, испепеляющим человека. Ибн аль-Араби больше, чем Ибн аль-Фарид, погружен в реальные земные чувства. В его изящных газелях так живо звучит язык «мучительных страстей», что мистический подтекст порой едва уловим.

В поэзии Андалусии Ибн аль-Араби стоит несколько особняком (жил он, как уже говорилось, по преимуществу на

Востоке). Его современниками были несколько выдающихся поэтов и прозаиков, чьим творчеством завершается история литературы арабов в Испании.

Одним из наиболее значительных поэтов этого периода был еврей из Севильи, перешедший к концу жизни в ислам, Ибрахим иби Сахль аль-Исраили (1208 — 1251). Ему принадлежит ряд замечательных любовных стихотворений, в которых легкость и простота поэтического языка сочетаются со смелостью и изяществом образов.

К числу андалусских суфийских поэтов относится аш-Шуштари (1203 — 1269). Грустные элегии по поводу утраты арабами своих владений в Испании писал Салих ибн Шариф ар-Рунди (1204 — 1285).

Последним выдающимся писателем и поэтом Андалусии был историк Лисан ад-дин Ибн иль-Хатиб (1313 — 1374), везир гранадских эмиров, погибший от руки убийцы в тюрьме в Феце, куда он был посажен за свои философские теории, признанные еретическими. Ибн аль-Хатиб создал ряд исторических трудов, посланий и стихотворений, среди которых особенной популярностью пользовались его му-вашшахи любовного содержания. Широко известна элегия Ибн аль-Хатиба, написанная в предчуствии собственной смерти и отражающая то ощущение грядущей гибели и безысходности, которым были охвачены жители Гранады задолго до окончательной победы испанцев.

Стиль прозаических произведений Ибн аль-Хатиба чрезвычайно характерен для андалусской литературы его времени. В нем много общего с риторикой периода упадка восточноарабской литературы — напыщенность, искусственность и многословие, стремление к сложным метафорам и риторическим фигурам, страсть к цитатам и историческим экскурсам, к рифмованной прозе.

Андалусская литература, несомненно, составляет одну из замечательных страниц в истории средневековой арабской культуры. Однако мировое значение андалусской литературы, как и всей арабо-мусульманской культуры в Испании, определяется не только ее достоинствами как таковой, но и той особой посреднической ролью, которую она сыграла между Востоком и Европой. Прежде всего Через Андалусию в Европу вливались усвоенные арабами античные, древневосточные и собственно арабо-мусуль-манские культурные традиции, способствующие развитию европейской науки и мысли в века, предшествовавшие эпохе возрождения.

Испанцы во время реконкисты всегда восхищались культурой противника. В столицах христианских княжеств в Испании были приняты обычаи и придворные церемонии мусульман, были в почете арабская музыка и одежда, соблюдался арабский этикет в отношениях между высокопоставленными особами. Христианские киязья часто приглашали на свои праздненства арабских музыкантов и певцов, в числе их придворных были ученые и врачи из мусульманской Испании.

Важную роль в насаждении арабо-мусульманского влияния в Испании сыграла деятельность переводчиков. В середине XII в. в Толедо и Севилье были основаны коллегии переводчиков, благодаря которым Европа ознакомилась с арабскими трудами по математике и астрономии, медицине и естественным наукам, философии и алхимии. Среди переводчиков Толедо особенно большую роль играли образованные евреи, знавшие одновременно древнееврейский, арабский и латинский языки. В результате трудов переводчиков Испании сочинения Аристотеля, Платона, Евклида, Птолемея, Галена, Гиппократа и многих иных ученых Древности, равно как и ученых Востока — Ибн Сины, аль-Хваризми, Ибн Рушда и других, — стали известны доренессансной Европе в латинских переводах.

Но с арабского переводилась не только научная литература. Европа довольно рано познакомилась с дидактической и повествовательной литературой Востока, с животным эпосом «Калилы и Димны», «Синбадовой книгой» о женском коварстве, с некоторыми сюжетами «Тысячи и одной ночи» и разнообразного арабского фольклора. Возвышенная любовь, красочное описание которой содержалось еще в поэзии узритских лириков, оказала влияние на развитие «учтивых» чувств в Европе. Многими чертами любовная лирика арабов предвосхитила европейскую поэзию, например, лирику итальянского «нового сладостного стиля». Влияние арабской повествовательной литературы ощущается в «Книге благой любви» Хуана Руиса. Наконец, христианский мистицизм оказался не чужд влиянию суфийских сочинений багдадских и андалусских мистиков.

Особый интерес представляет установление связи арабской поэзии Испании с ранней провансальской поэзией, а через нее и со всей европейской поэзией в целом. Весьма заметно сходство между андалусской строфической поэзией в ее народном варианте заджаль и поэзией провансальских трубадуров.

Это сходство легко объяснить, если учесть, что испанское население одинаково хорошо владело и арабским диалектом Андалусии, и диалектами испанского романского языка, а бродячие певцы не считались с границами христианских и мусульманских княжеств и везде были желанными гостями. Широкое взаимодействие романских и арабских элементов Испании и связи Андалусии с ее христианскими соседями могут объяснить нам удивительное сходство тематики заджалей Ибн Кузмана с излюбленными темами трубадуров, сходство в системе рифм, числе и построении строф и в некоторых других особенностях метрики при коренном различии лирико-политических систем.

При всей интенсивности городской жизни арабский мир VII — XII вв. как Востока, так и Андалусии не дошел до великого социального брожения, знаменующего изживание средневекового и зарождение нового мировоззрения в Европе

XIV — XVI вв. А нашествие монголов в середине XIII в. на восточные провинции Халифата и успехи реконкисты Испании приостановили развитие ррабской культуры на многие столетия и, усугубив застойные явления в недрах самого арабско-мусульманского общества, воспрепятствовали наступлению великой переломной эпохи — переходу к Новому времени.

ГЛАВА 8

j

ВИЗАНТИЯ, ЮЖНОСЛАВЯНСКИЕ ГОСУДАРСТВА И СКАНДИНАВСКИЕ СТРАНЫ

Византия и южнославянские государства вступили в период сложившегося феодализма в XI — начале XII в. Социально-экономическое и политическое развитие болгарского и сербского народов происходило в условиях феодальной раздробленности и борьбы против византийского владычества. Независимости им удалось добиться только к концу XII в.

1. ВИЗАНТИЯ

ФЕОДАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Феодальные отношения в Византии окончательно оформились в XI в. Широкое распространение в это время получил институт пронии. В XI — XII вв. земли фиска начали раздаваться феодалам сначала в пожизненное, а затем в наследственное владение. Прониары взимали с крестьян подати и оброки. Институт прошш тесным образом был связан с так называемой экскуссией. Права экскуссин, т. е. освобождение от уплаты податей правительство давало светским феодалам, церквам и монастырям вместе с земельными пожалованиями. Это было важным фактором в укреплении частной власти феодалов над зависимым крестьянством. В XI в. значительная часть византийских крестьян была превращена в крепостных-парпков. Они были лишены права свободного перехода с земли одного феодала на землю другого. До этого рента вносилась крестьянами в виде налогов в казну феодального государства. С XI в. рента уплачивается непосредственно феодалам. В обязанности париков вменялась барщина, натуральные и денежные платежи, различного рода дополнительные взносы. Сбор податей сопровождался жестокостью обхождения. По свидетельству современников, пересчитывались «каждый волос па голове, а тем более каждый лист винограда или другого растения».

РЕМЕСЛО И ТОРГОВЛЯ

По уровню развития ремесла и торговли в XI в. Византия была выше многих стран Западной Европы. Особенно это характерно для городов Греции и Малой Азии. Широкое распространение получает производство шелковых тканей. Ими славятся Фивы, Коринф. В последнем развиваются также обработка металлов, гончарное и стекольное производство,. Приморские города Малой Азии производят металлические изделия. Центром производства предметов роскоши, ювелирных изделий, тканей продолжал оставаться Коистаитпноиоль.

Через Византию по-прежнему проходила транзитная торговля Европы с Востоком и Причерноморьем. Сохранялись и даже упрочились торговые связи с Закавказьем, Русью, славянскими странами Балканского полуострова. На западе Византия поддерживала торговые сношения с приморскими г°родамп Италии — Венецией, Амальфи, Пизой и др. Посетивший в 1171 г. Константинополь путешественник Вениамин Тудельскпй писал про этот город: «В него стекаются для торговли купцы со всех стран морем и сухим путем, э’го шумный город, пет подобного ему пи в одной стране, За исключением Багдада...».

XI в. в Византии характеризуется ожесточенными феодальными междоусобицами. Это было связано с усилением феодальной раздробленности. Обострилась борьба различных групп за престол. С 1057 но 1081 г. сменилось пять императоров. Все это привело к ослаблению Византийского государства. Его внешнеполитическое положение ухудшилось. Византия потерпела ряд неудач в борьбе с печенегами и тюр-камн-сельджуками. В 1071 году в битве при Манцикерге войска сельджукского султана Алп-Арслана нанесли сокрушительное поражение Византии. Был захвачен в плен император Роман IV Диоген (1068 — 1071). Византия потеряла почти всю Малую Азию и Армению. На юге Италии обосновался новый могущественный соперник — норманны, которые грозили Византии на западе. В Южной Италии норманский герцог Роберт присваивает византийские владения. В 1071 г. был захвачен последний оплот византийцев в Италии — город Бари. В начале 80-х годов норманны вторглись в Эпир и стали опустошать побережье Далмации. В 1081 г. к власти пришел ставленник провинциальной военно-служилой знати Алексей I Комнин (1081 — 1118). Видя внешнюю опасность, в условиях угрозы народных восстаний византийские феодалы временно сплотились вокруг новой династии.

Крестьянские восстания потрясали Византию на протяжении XI и XII вв. Возродилось павликианское движение. Его центром на Балканах стал город Филиппополь. Особо остро развернулась борьба в покоренной Болгарин. Народное движение здесь возглавлялось богомилами, учение которых было родственно учению павликиан. Тысячи крестьян участвовали в народном восстании в Дунайской Болгарии. Восставшие заключили союз с печенегами pi в 1086 г. нанесли поражение византийским войскам. Дунайская Болгария фактически стала независима от византийского правительства. Народные, восстания произошли и на островах Крит и Кипр. Это было вызвано тяжестью налогов. В 1147 г. вспыхнуло восстание на острове Корфу.

БОРЬБА С ПЕЧЕНЕГАМИ

Внешнеполитическое положение Византии значительно осложнилось в конце 80-х годов XI в. В 1088 г. в битве

при Доростоле Алексеи Комнин потерпел тяжелое поражение от печенегов. Они заняли Филинпоиоль и вторглись во Фракию. В Малой Азии военные действия против империи начал эмир Чаха. Он заключил союз с печенегами. Началась подготовка к совместной осаде византийской столицы. Алексей Комнин обратился за помощью к западноевропейским феодалам. Удалось привлечь на свою сторону половцев, которые раньше действовали совместно с печенегами. Весной 1091 г. печенегам было нанесено тяжелое поражение. По вымышленному доносу в 1093 г. был убит эмир Чаха. Грозная опасность временно миновала.

ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ

Крестовые походы оказали большое влияние на судьбу Византийского государства. В 1096 г. крестоносцы появились на территории Византии. Обеспокоенное правительство постаралось побыстрее переправить их в Малую Азию. Византия использовала победы крестоносцев над тюркамvi-сельджуками. Была восстановлена ее власть в городах — Смирне, Эфесе, Сардами. Уже в конце правления Алексея Комина и особенно при его преемниках Иоанне II (1118 --1143) и Мануиле I (1143 — 1180) отношения Византии с крестоносцами ухудшились. Имевшие в Византин свои торговые интересы венецианские и генуэзские купцы наносили своей конкуренцией большой ущерб византийскому ремеслу и торговле. Это вызвало расправу в мае 1182 г. с итальянскими купцами в Константинополе, что использовал Для захвата власти Андроник I Комнин (1182 — 1185). Он был вынужден пойти на проведение некоторых реформ. Был облегчен налоговый гнет, уничтожена продажа должностей, началась борьба с аппаратом чиновников. Андроник стремился опереться на византийское купечество. Все это вызвало озлобление со стороны крупных феодалов. По их подстрекательству против Византии выступил в 1185 г. сицилийский король Вильгельм II. Император потерпел военные неудачи. й Результате заговора 1185 г. Андроник I был казнен. Новую Династию основал Исаак II Ангел (1185 — 1204 гг.). Прав-Ление этой династии было временем политического и экономического упадка государства. Архиепископ города Афин ^ Михаил Акоминат писал: «Наша Афинская область, в ко-°Poii с давнего времени уменьшается число ее жителей вс лед-ствие непрерывных тяжелых поборов, в настоящее время подвергается опасности превратиться в то, что называется скифской пустыней». Войска и флот пришли в упадок. Ослабление Венеции использовали враги. Конкурент в торговле с Востоком — Венецианская республика — сумела направить против Византийского государства участников четвертого крестового похода. О соединении двух империй

мечтал германский император Филипп Швабский. Он имел династические связи с домом Ангелов. Когда Исаак Ангел был свергнут с престола своим братом Алексеем III (1195 — 1203), Филипц оказал поддержку его сыну — царевичу Алексею. Нападение крестоносцев на Византию было совершено под предлогом восстановления на престоле «законных» императоров. 13 апреля 1204 г. Константинополь пал. На развалинах государства была основана так называемая Латинская империя. С самого начала она была очень слабой. Императором был избран один из вождей четвертого крестового похода Балдуин Фландрский (1204 — 1205). В своих решениях он был связан согласием венецианцев и государственного совета.

Македония с городом Фессалоникой и Фессалия составили Фессалоникское королевство. Морея (Пелопонес) образовала Ахейское, или Морейское, княжество. В восточ-ной части Средней Греции возникло герцогство Афинское. 13 свою очередь, каждое из этих государств состояло из ряда феодальных владений.

После латинского завоевания всюду царил экономический упадок, были разграблены и разорены целые города и области. Очевидец событий, византийский историк Никита Хониат рисует следующую картину: «Города, до этого большие, прославленные и многолюдные, плодородные поля и пастбища, цветущие сады, изобилующие вечно струящимися водами, высокие дома, построенные с большим искусством и разукрашенные пестрыми красками... все это мы видим пустынным, безлюдным, населенным одними ехиднами и дикими зверями».

Местное население подвергалось жестокой эксплуатации. В 1205 г. при поддержке населения Фракии болгарский царь Калоян нанес сокрушительное поражение войскам императора Балдуина Фландрского. В битве под Андрианополем был истреблен цвет крестоносного ополчения. Император Балдуин был взят в плен. Это положило конец продвижению крестоносцев на Балканах.

На территории бывшей Византийской империи возникли независимые греческие государства: Никейская империя и Эпирский деспотат. В 1204 г. образовалась Трапезунтская империя. Первые два государства стали центрами сопротивления завоевателям. Михаилу VIII Палеологу (1259 — 1282) удалось отвоевать Константинополь.

Византийская империя была восстановлена в 1261 г. Теперь она представляла собой лишь небольшое раздробленное государство, в которое входили часть Фракии и Македонии, некоторые острова Архипелага, разрозненные владения на Пелопонесском полуострове и северо-западная часть Малой Азии с городом Никеей. Территория Византии сократилась в несколько раз.

КУЛЬТУРА

До XIII в. духовная культура Византии превосходила ^ЗДадную Европу. В философии была жива античная традиция. Наибольшее распространение имело учение Платона. Сдающимся византийским философом XI в. был Михаил Пселл. Его перу принадлежат многочисленные трактаты по философии, праву, логике, медицине, математике, музыке и другим наукам. Его ученик Иоанн Итал активно выступал против церковной схоластики. Намечается некоторый подъем в развитии естественных наук, особенно медицины. Большое значение имели медицинские трактаты Дамнастия, Стафаиа Магнетия и Симеона Сета.

Активно развиваются в XI — XII вв. история и филология. Наибольшей известностью пользовался исторический труд византийской принцессы Анны Комниной «Алексиада». Произведение отличает богатство фактического материала. В своей «Римской истории» Никита Хониат красочно изобразил захват и разграбление крестоносцами Константинополя.

Завоевание крестоносцами не принесло ничего нового в культуру Византии. По-прежнему она развивается самостоятельно, кроме того, в определенной степени усилился интерес к античности.

В XI — XIII вв. значительный расцвет переживают изобразительное искусство и архитектура. Наиболее выдающимися памятниками этого времени являются церкви монастыря Хора в Константинополе и церковь св. Пантелеймона в Фессалоиике. Украшавшие храмы того времени мозаики располагались по плану, который отражал феодальную иерархию Византии. В живописи реалистическая традиция сочетается с элементами условности. Большое распространение получила светская монументальная живопись. Высокого развития достигли прикладное искусство и книжная миниатюра. В изделиях из слоновой кости, камня, керамики, стекла находила отражение многообразная культура народов Византии.

2.ЮЖНОСЛАВЯНСКИЕ ГОСУДАРСТВА БОЛГАРИЯ

Несмотря на упорное сопротивление, болгары были завоеваны Византией. Болгария была лишена самостоятельности. Византийское правительство смотрело на порабощенную страну как на источник материальных средств, необходимых для ведения войн. Были увеличены платежи и повинности в пользу государства и феодалов. Практиковалась так называемая синона. Крестьяне в принудительном порядке должны были продавать сельскохозяйственные продукты по заниженным ценам. В пользу церкви взималась каноническая подать (каноникон). Лучшие земли раздавались византийским светским и духовным феодалам. Местные жители должны были содержать военно-административный аппарат. По сообщению современников, доведенные до крайней нужды крестьяне были вынуждены продавать своих детей в рабство. Войны с печенегами и половцами, которые вела Византия, с 1026 г. почти ежегодно опустошают восточную часть Болгарии. Византийское правительство проводит политику «эллинизации», т. е. насильственного обучения иа греческом языке. Школы со славянским языком обучения были закрыты. Памятники славянской письменности или уничтожались, или переделывались на греческий лад.

. Процесс становления феодальных отношений в Болгарии завершился к XI в. Однако рост производительных сил в стране был замедлен иноземным господством. Большинство городов переживает период упадка. Ускоряется процесс закрепощения крестьянства. Наблюдается дальнейший рост крупного землевладения, особенно церковно-монастырского. Значительная часть богатств Болгарии уходила из страны в виде налогов и поборов в пользу византийских феодалов. Эти процессы в будущем обусловили существенные затруднения при централизации Второго Болгарского царства.

БОЛГАРСКИЙ НАРОД В БОРЬБЕ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ

Уже в первые десятилетия утраты своей независимости болгарский народ начал активную борьбу с захватчиками. Вспыхивали восстания. Нередко их возглавляли болгарские феодалы, недовольные византийским господством. Первое массовое восстание в Западной Болгарии произошло в 1040 — 1041 гг. Причиной послужило недовольство переводом натуральных налогов в денежные. Восстание перекинулось в Сербию, охватило почти всю Македонию, Софийскую область, Эпир и часть Средней Греции. Совместное выступление болгарского и сербского народов возглавил внук болгарского Царя Самуила Петр Делян. В результате предательства °н был взят в плен. Лишь с большим трудом удалось подавить это восстание.

Второе восстание болгар разразилось в 1071 — 1073 гг. в Северо-Западной Болгарии. Его возглавил болгарин Георгий Войтех. Болгары и сербы и здесь боролись вместе. Дарем болгар и руководителем восстания был провозглашен сын зетского князя Михаила Константин Бодин, принявший имя Петра. Восстание было подавлено лишь с помощью немецких и норманских войск. Охваченная восстанием местность была превращена в пустыню. Но болгары не прекращают своей борьбы.

Против византийского ига боролись и богомилы. В 1084 г. во главе восстания в Филиипополе был богомил Травл. Они также являлись организаторами отпора захватчикам во время первого крестового похода. Византийское правительство вело непрерывную борьбу с богомилами. В Константинополе с 1140 по 1160 г. было созвано четыре церковных собора для осуждения богомильской ереси. В конце 80-х годов XII в. богомилы приняли участие в движении, в результате которого Болгария все-таки была освобождена.

БОЛГАРСКАЯ КУЛЬТУРА

Болгарский народ сохранил свой язык, культуру, несмотря на все гонения и политику «эллинизации». Византийское влияние распространилось лишь на часть болгарской знати, которая стремилась сохранить свои привилегии. С особой силой в народном творчестве звучала патриотическая тема. Большую популярность имели исторические песни, легенды, сказания, прославлявшие героическое прошлое болгарского народа. Народные мотивы пробивались и в области архитектурной орнаментики. В этот период зародился стиль украшения наружных стен здания своеобразным сочетанием кирпича с белым камнем, напоминающий узоры праздничных одежд болгарских крестьян. Этот стиль явился одной из наиболее привлекательных черт средневекового зодчества Болгарии. Он оказал большое влияние на архитектурную орнаментику в Византии. Памятником этого стиля является церковь св. Дмитрия в Тырново (XII в.). Прекрасным памятником архитектурного мастерства болгарского народа также является Боя некая церковь близ Софии.

Прежний расцвет болгарской культуры сменился для Восточной Болгарии трудным периодом византийского ига, который продолжался с 1018 по 1185 г., т. е. вплоть до создания Второго Болгарского царства. Литература на славянском языке преследовалась, повсюду насаждался греческий язык. Многие деятели болгарской культуры вынуждены были покиргуть страну, но они несли высокие достижения болгарской культуры другим славянским народам. Особенно значительна и плодотворна была их роль в Киевской Руси. Ими были принесены или вновь сделаны переводы памятников византийской и собственной литературы, во многом они способствовали становлению и развитию русской оригинальной книжности.

В самой Восточной Болгарии в этот период вне контроля церковной и государственной власти начинает преобладать народная, нередко апокрифическая литература. Возникают народные варианты житий, например «Житие Иоанна Рыль-ского», очень простое и наивное по своей композиции, или так называемая Солу некая легенда о Кирилле, содержащая его будто бы автобрюграфический рассказ о крещении болгар. Появляется даже апокрифическая летопись, где фантастический, легендарный элемент переплетен с реальными историческими данными. Болгарские правители в этой летописи крайне идеализированы, но изображение чуть ли не райского процветания независимой1 в прошлом Болгарии в летописи звучит как противопоставление византийскому рабству и призыв к его свержению.

Более благоприятными были условия для развития литературы в Западной Болгарии, где сохранялась государственная независимость. Впрочем, и здесь определенные трудности возникли с ликвидацией Охридскоп патриархии и подчинением церкви константинопольскому патриарху. Ох-ридские архиепископы — греки Феофилакт (1084 — 1107) п Дмитрий Хоматиан (1216 — 1234) способствовали развитию литературы на греческом языке, хотя и не пренебрегали при этом славянскими святыми — просветителями. Каждый из них, как отмечалось выше, написал па греческом языке «Житие Климента Охридского», а известный византийский писатель Георгий Скилица — греческое «Житие Иоанна Рыльского».

Очень важной для сохранения традиций болгарской письменности была широко развитая деятельность занаднобол-

гарских монастырей по переписыванию книг. Именно здесь в XI в. возникли такие замечательные памятники письменности, сохранившие древнеславянскую кирилло-мефодиевскую традицию, как Зографское и Асеманиево Евангелия, Синайские «Псалтирь» и «Требник», «Клоцов сборник» и т. д.

С возрождением болгарской государственности в 1185 г., казалось, были созданы благоприятные условия для развития

болгарской культуры. Однако почти непрерывные династические войны и феодальные междоусобицы и в последней четверти XIII в. нашествие монголо-татарских завоевателей создавали неустойчивую и тревожную обстановку в стране, приводили к гибели многих памятников письменности. Стабилизация происходит при царе Иване-Асене II (1218 — 1241). Столица Болгарии Тырново все более возрастает как культурный центр, его начинают сравнивать в самой Болгарии с Константинополем. Из Византии, оказавшейся в это время под властью крестоносцев, сюда стекаются реликвии и святыни. Перенесение в Тырново в 1233 г. мощей Пара-скевы-Петки Епиватской, византийской подвижницы начала XI в., с этого момента ставшей называться Тырновской, послужило поводом для составления летописного рассказа об этом событии и краткого про ложного жития святой. В них прославляется не только святая как защитница Тырнова, но и сама столица — «преславный град Тырнов». В кон-цс XIII в. возникает «Житие» зографских мучеников, пострадавших от латинян в 1275 г. В нем с особой горечью говорится о сожжении в Зографском монастыре 193 болгарских книг.

В сознании болгар книга оставалась драгоценным средством сохранения самосознания и символом живой преемственности традиций.

Именно в XIII в. в Тырнове были заложены основы для того взлета, который совершила болгарская литература в

XIV в. Уже тогда были созданы те ее произведения, которые оставались образцом литературного творчества как в самой Болгарии, так и в ряде других славянских стран.

БОЛГАРО-РУССКИЕ СВЯЗИ В XI - XII ВВ.

Русско-болгарские связи не были совершенно обо.рва-иы ни господством византийцев в Болгарии, ни передвижением кочевников (печенегов, а затем половцев) в южнорусских степях. В XI — XII вв. эти связи получили дальнейшее развитие.

Продолжая пользоваться услугами болгарских переводчиков (многие болгары, бежав из порабощенной Болгарии, жили в то время на Руси), русские книжники в свою очередь оказывали непосредственное влияние иа развитие болгарской культуры. В Болгарию начали проникать оригинальные произведения древнерусской литературы (например, жития княгини Ольги, Бориса и Глеба, Феодосия Печерского и др.), политическая направленность которых — борьба против каких бы то ни было поползновений Византии Подчинить себе Древнерусское государство — отвечала чувствам и симпатиям болгарского народа. Непосредственно связи с Русью сказывались и в других областях болгарской кУльтуры, например, в зодчестве, как об этом свидетельствует постройка церкви Иоанна в Месемврии в XII в.

Но русско-болгарские связи и в этот период отнюдь не Раничивались только культурным общением. О сущест-в°вании политических связей между Болгарией и Русыо го-в°Рят, например, известия летописей о плане геребовльского *нязя Василька Ростиславовича (конец XI — начало XII в.). g°Poino осведомленный о крайнем недовольстве населения °лгарии господством византийских феодалов, он высказал желание поселить часть болгар на русских придунайскнх землях. Однако этот план не осуществился из-за противо действия Византии.

ОСВОБОЖДЕНИЕ БОЛГАРИИ

Восстание против византийского ига началось в Северо-Восточной Болгарии в конце 1185 г. Непосредственным толчком к нему явилось введение новых обременительных поборов с населения. Для Византии этот момент был крайне неблагоприятен. В империи кипела острая борьба между феодальными кликами, приведшая к свержению Андроника Комнина. Еще далеко не полностью была устранена опасность вторжения норманнов. Поэтому византийское правительство не имело возможности сразу же направить в Дунайскую Болгарию значительные вооруженные силы. Возглавившие здесь восстание братья Петр и Асень, боляре из Тырново, умело использовали обстановку. Византийские гарнизоны в восточноболгарских городах были уничтожены. Восстание буквально в несколько недель распространилось вплоть до Старой Планины (Балканского хребта), встречая повсюду самую активную поддержку со стороны широких кругов населения. Вместе с восставшими болгарами против византийцев сражались половцы «и те, — как писал Хониат, — что происходят из Вордоны, презирающие смерть, ветвь русских, народ, любезный богу войны». Это были брод-ники — русское население, жившее в низовьях Дуная.

Почти два года Византийская империя напрягала все свои силы, пытаясь вновь поработить Болгарию. Только в Дунайскую Болгарию в 1186 — 1187 гг. было организовано три больших похода под предводительством императора Исаака II Ангела. Однако все они оказались безрезультатными. В 1187 г. Византия была вынуждена заключить с восставшими перемирие и тем самым признать независимость Северо-Восточной Болгарии.

В конце 80-х — начале 90-х годов началось движение и в других областях — в Македонии и в районах, расположенных к югу от Старой Планины. Многочисленные попытки византийцев подавить движение здесь также не имели успеха. К середине 90-х годов в Македонии образовалось несколько независимых болгарских княжеств. Таким образом, к концу XII в. почти вся территория, населенная болгарами, была освобождена от власти Византин. И хотя на этой тер-piiTopnii в результате особенности социально-экономического развития Болгарии в период порабощения образовалось не оДно, а несколько феодальных государств, это было крупнейшей победой болгарского народа.

СЕРБИЯ

Византийский гнет в сербских землях чувствовался менее остро, чем в Болгарии. Более отдаленная от Византии, а главное менее богатая и потому не столь привлекательная для византийских феодалов, Сербия в течение всего периода византийского владычества сохраняла известную долю самостоятельности. Почти во всех сербских княжествах продолжали существовать князья (жупаны) из сербской знати. Но и сербский народ был вынужден уплачивать Византии обременительные дани, десятину и всякого рода поборы. В XI — XII вв. Сербия не раз становилась ареной весьма разорительной для нее борьбы Византии с Венгрией и норманнами. Особенно опустошительными были набеги венгерских феодалов, в середине XI в. доходивших до Ниша на востоке и до Косова поля на юге.

В интересах укрепления своей власти византийцы всячески разжигали борьбу между сербскими феодалами, что способствовало сохранению феодальной раздробленности страны. Так же, как и в Болгарии, в Сербии основной силой в борьбе за независимость были народные массы. Уже во второй половине 20-х годов XI в. против византийцев восстало население Драчской области и Зеты (часть Черногории). Активно поддерживали широкие слои сербского народа также восстание болгар в 1040 — 1041 гг. под Руководством Петра Деляна, а затем и последующие восстания. Но отмеченные выше особенности положения Сербии Привели к тому, что роль местных правителей (жупанов) в борьбе за освобождение и объединение страны была здесь более значительной, чем в Болгарии.

Уже в первых восстаниях выдвинулся зетский князь Вой-Нислав, под руководством которого предки современных черногорцев дважды ( в 1040 и около 1043 г.) наголову разбили г,°слаиные против них византийские войска и освободили ^ою область от всякого подчинения Византии. При сыне °пнислава Михаиле (1051 — 1081) и при виуке Константине °Дине (1081 — 1101) к Зете был присоединен ряд дру-гпх сербских земель. Но ии экономические, ни социальные условия, порождавшие феодальную раздробленность, к этому времени еще далеко не были изжиты, и в начале XII в. Сербия распалась иа несколько самостоятельных частей, из которых лишь Зета все время сохраняла фактическую самостоятельность.

Новым центром, вокруг которого в XII в. начали сплачиваться сербские земли, оказалась Рашка — область, где в наибольшей степени сохранилось свободное крестьянство. Успехи великих жупанов Рашки — Вукана, Тпхомира и Стефана Немани (1159 — 1195) в объединении Сербии в значительной мере объяснялись тем, что наряду с феодальными дружинами они широко использовали ополчение крестьян. Области Рашки (Старой Сербии) являлись и колыбелью сербского искусства, в частности зодчества, отличавшегося монументальностью форм, своеобразием архитектурного декорирования, применением облицовки из мрамора и широким использованием для украшений зданий скульптурных изображений. Наиболее выдающимися памятниками сербской архитектуры XII в. были Великая церковь в Студенице и церковь Николая в Куршумяне. Сохранившиеся фрагменты фресок из церкви ‘в Студенице являются ярким свидетельством высокого уровня развития сербской средневековой фресковой живописи.

Наибольших успехов в объединении Сербии достиг Стефан Неманя — основатель династии Немаиичей, правившей в'Сербии до конца XIV в. В результате многолетних войн с Византией и некоторыми ее союзниками из сербских князей ему удалось объединить под своей властью значительную часть сербских земель и вынудить Византию признать около 1190 г. полную независимость его державы. Около этого же времени и тоже при активной поддержке народных масс сбросила с себя византийское иго и Босния. Таким образом, к концу XII в. сербские земли освободились от византийского гнета, хотя, как п Болгария, они еще далеко не объединились в едином государстве.

ХОРВАТИЯ

В XI в. Хорватия вступила в период феодальной раздробленности. В среде феодалов-племичей уже выделился слой великашей — крупных феодалов, обладавших боль-пмп земельными владениями и настойчиво стремившихся к расширению своих политических прав. Влияние королевной власти все время уменьшалось, и король все более превращался лишь в «первого среди равных». Притязания ве-дикашей особенно усилились во второй половине XI в., после того как феодалам удалось подавить народные движения конца 50-х — начала 60-х годов. Ослаблению королевской власти способствовали и крупные неудачи, постигшие Хорватию в XI в. в борьбе с агрессией венецианских купцов и венгерских феодалов. Около 1000 г. Хорватией было потеряно, за исключением Риеки (Фиуме), почти все Поморье, захваченное Венецией. В дальнейшем она лишилась и некоторых северо-западных областей. В последней четверти XI в. Хорватию раздирали на части феодальные междоусобицы и мятежи. Многочисленные претенденты на королевский престол добивались весьма кратковременного успеха или ценой самых щедрых раздач великашам королевских земель, пли при помощи папства, стремившегося использовать феодалов Хорватии в своих интересах.

Главной силой, боровшейся за независимость страны, были народные массы. В 1089 г. народное восстание уничтожило феодальную клику Звонимира (коронованного легатом папы Григория VII в 1076 г. и принявшего участие в совершенно чуждой для Хорватии борьбе за инвеституру) и ликвидировало вассальную зависимость Хорватии от папского престола. Однако другая феодальная клика, пришедшая к власти, опасаясь новых народных выступлений, также пошла на прямое предательство интересов родины ив 1102 г. заключила династическую унию с венгерскими королями Ар-падовичами. По условиям унии за великашами были не только закреплены, но и значительно расширены все те привилегии, которые они приобрели в XI в. Согласно акту об унии было признано, что все государственные дела, касающиеся Хорватии, король или его наместник могли решать только с согласия совета, или собора, состоявшего из крупнейших хорватских феодалов. Каждый венгерский король, возлагая на себя хорватскую корону, должен был клятвенно подтвердить вольности хорватских феодалов.

Потеря государственной независимости значительно ухудшило положение хорватского народа. Хорватия должна была ТеНерь тратить весьма значительные силы и средства на ор-1ацизацию военной помощи Венгрии в ее многочисленных в°инах. Часть территории Хорватии стала ареной ожесто-нных столкновений венгерских феодалов с византийскими и сербскими войсками. Все это тяжким бременем ложилось на плечи народных масс. И не случайно, что именно в XIJ в. в связи с обострением классовой борьбы в Хорватии в ней самое широкое распространение получило богомильство.

СЛАВЯНСКИЕ ГОРОДА АДРИАТИЧЕСКОГО ПОМОРЬЯ

Тяжелое положение Хорватии, Сербии и Болгарии не могло не затруднить развития славянских городов Адриатического Поморья (Далмации), экономически тесно с ним связанных. Главным тормозом дальнейшего развития и здесь был иноземный гнет, в первую очередь гнет купеческой республики Венеции, под власть которой Далмация попала еще около 1000 г.

Стремясь к установлению своей торговой монополии на Адриатике, Венеция не только вмешивалась в политическую жизнь поморских городов и назначала правителей городских общин, по и вводила всевозможные ограничения для мореходства и торговли славян. Венецианское правительство самочинно устанавливало торговые пошлины на привозимые и вывозимые из Далмации товары и пыталась регулировать цены в своих интересах. Строго регламентировался экспорт и импорт товаров. Кроме того, поморские города были обязаны прекращать торговлю с теми странами, которые враждовали с Венецией. Много сил и средств затратили венецианцы на борьбу с самобытной славянской культурой поморских городов. Тут они действовали главным образом с помощью католической церкви, получившей преобладание в Далмации еще в предшествующий период истории. С начала XII в. постоянные попытки подчинить себе Далмацию совершались также венгерскими королями и византийскими императорами. Эти попытки в свою очередь дорого обошлись поморскому славянству.

Поморские города отнюдь не безропотно подчинялись иноземному господству. Многие из них не раз поднимали вооруженные восстания, для подавления которых венецианцы были вынуждены снаряжать целые флотилии и прибегать к помощи ломбардских и немецких наемников. Особенно крупными были восстания в городе Задаре около 1171 и в 1180 г. В результате последнего восстания Задар с помощью венгров более чем на 20 лет освободился из-под власти [Зенецшг. Но соперничество между купечеством различных славянских городов, искусственно разжигавшееся венецианцами путем предоставления им неодинаковых прав, мешало объединению сил поморского славянства. Поэтому выступления отдельных городов, даже начинавшиеся удачно, не перерастали в объединенное восстание всей славянской Далмации. В этот период только Дубровнику удалось сохранить почта полную самостоятельность в своем внутреннем управлении и большие льготы в торговых делах, хотя и он должен был признавать верховенство то Византии, то сицилийского короля.

Таким образом, развитие южнославянских народов в

XI — XII вв. протекало в весьма трудных условиях. Тем не менее основная масса южных славян (болгары, сербы и босияки) уже к концу XII в. сумела сбросить византийское иго и восстановить свою независимость.

СЕРБСКАЯ,

ХОРВАТСКАЯ И СЛОВЕНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Возникновение и начальное развитие сербской письменности тесно связано с кирилло-мефодиевской традицией, с просветительской деятельностью многочисленных учеников и последователей Кирилла и Мефодия, создававших новые культурные центры. Ряд старославянских памятников, такие, как «Мариинское евангелие» (XI в.) и «Клоцов сборник» (XI в.), отражают некоторые особенности сербского языка и возникли, вероятно, на сербско-болгарском языковом но-граничье. Эти памятники дают основание для предположения, нто в Сербии в глубокой древности была известна глаголица, которая затем довольно скоро была заменена кириллицей. Древнейшие сербские памятники «Мирославово евангелие» (конец XII в.) и «Волканово евангелие» (начало XIII в.) писаны Уже кириллицей.

В хорватских землях, особенно в северной Далмации, глаголическая традиция сохранялась очень долго, почти до Нашего века. Самые ранние дошедшие до нас хорватские глаголические памятники -- «Венские листки» (отрывок мессы, в.), фрагмент легенды о сорока мучениках (XIII в.) и ^Р- — свидетельствуют о тесной связи ранней хорватской Письменности с кирилло-мефодиевской школой.

Эта связь, хотя и в слабой форме, заметна в древней-I,JeM памятнике словенского языка и литературы — Фрейзингенских (Брпжиньских) отрывках (конец X -- начало

XI в.), писанных латиницей. Фрейзингенские отрывки, однако, не положили начало словенской письменно-литературной традиции. Она не была продолжена, и лишь во второй половине XIV и в середине XV в. вновь появляются краткие религиозные тексты иа отдельных словенских наречиях — «Деловецкая (ратешская) рукопись» и « Стишская рукопись». Но некоторым глоссам в немецких текстах можно судить о существовании каких-то словенских текстов и формул и нерелигиозного содержания.

Иное положение наблюдается у сербов и хорватов, в среде которых в XII — XIV вв. славянская письменность и литературное творчество достигли больших успехов. Появились писатели, которые оказывали влияние иа развитие словесной культуры своих народов. Литература, оставаясь в рамках того или иного культурного ареала -- греко-славяиского или романо-славянского, развивала и свои самобытные черты и все ярче отражала историю и жизнь сербов и хорватов, содействуя развитию их народного самосознания.

Оригинальным произведением, в равной мере принадлежащим и сербской и хорватской литературе, была «Летопись попа Дуклянина» («Барский родослов»), датируемая

1149 — 1167 гг. Это прозаическое произведение, принадлежащее к так называемой приморской литературе, было написано, вероятно, на сербскохорватском языке, а затем переведено на латинский, господствовавший в то время в далматинских городах. «Летопись» сохранилась в двух более поздних списках — латинском и сделанном с него хорватском. Ее автор, поп из города Бара, довольно подробно описывает Дуклю (Дуклей в X — XI вв. называлась Черногория), ее государственное устройство с монархом и правителями областей — банами, с аристократией и крестьянами. Летопись содержит биографию князя Владимира, правившего в Крайне, приморской части Дукли, в конце

X в. В ней четко прослеживается стремление объявить династию и подвластную ей страну многовековой, признанной издавна Римом и Царьградом. В этом памятнике использованы мотивы народных эпических несен раннефеодального периода, предания и легенды, переработанные не без влияния греческих и латинских литературных произведений. Историческое повествование нередко ведется в литературных формах, с драматизированными сценами. Многие эпизоды сюжетно завершены, как, например, рассказы о борьбе сына и отца (князей Часлава и Радослава), об убийстве киязем Вла-длмиром Радомира. В «Летописи» приведено немало легенд, объясняющих названия городов и рек (Радославова скала, Дубровник, Бело). Есть в ней мотивы религиозных сказаний, как запись о князе Владимире, спасшем молитвой народ от ядовитых змей. В «Летописи» уже довольно ярко выражено литературно-художественное начало, что видно в последовательном сюжетном развитии, в истории о князе Владимире л Косаре, в мотиве освобождения пленника царской дочерью, психологических характеристиках, в изображении лиц как определенных типов.

Поп Дуклянин мечтал о возрождении прежней славы Дук-ли и создании «королевства славян» в ту пору, когда сама Дукля занимала небольшую приморскую полосу от Котора до Скадара. На ее границах вырастало и крепло новое государственное образование Рашка, присоединившее к себе потом и Дуклю, — Старая Сербия, превратившееся впоследствии в могущественное сербское государство Неманичей.

Феодальная сербская держава росла и крепла, и вместе с ее ростом в XII — XIV вв. увеличилось число образованных людей, переписчиков и писателей, служивших при дворах кпязей, королей и воевод или бывших монахами в крупных монастырях - центрах сербской культуры и литературы. Такие монастыри, как Дечаны, Студеница, Жича, Милешево, Грачаница и др., имели богатые библиотеки и свои скриитории. В ту пору, как отмечает одна сербская запись 1202 г., «мнозп иачаше книги и повести деяти». Крепли культурные контакты с Византией и соседними славянскими землями. В их осуществлении большую роль играл сербский монастырь на Афоне — Хилендар, который был основан в конце XII в. великим жупан Стефаном Нема--ией и возвысился при его сыне Савве Сербском, писателе и создателе независимой сербской церкви. Многие культурные и литературные сербско-русские и сербско-болгарские связи шли через Афон, где с XII в. существует русский монастырь св. Пантелеймона, в котором, как известно, первое иремя жил и принял монашество Савва Сербский (в ми-РУ Растко).

Памятники сербской литературы XIII — XI.V вв. довольно многочисленны и разнообразны. При преобладании церковных книг и переводной с греческого богословской литературы большое распространение получает литература Г1олусветского и светского характера, как переводная, так 11 оригинальная. С укреплением государственности все большее Значение приобретали такие жанры, как родословы, летописи, жития сербских святых, возникал особый стиль актовых и юридических документов. В лучших оригинальных произведениях того времени, прежде всего в сочинениях Саввы Сербского и его брата Стефана Первовенчанного, в ряду высоких морально-этических идей ярко звучит идея мира как необходимого условия процветания отечества, связанная со стремлением устранить феодальные междоусобицы и укрепить власть правящей династии Неманичей.

Распространенным жанром в сербской литературе были жития святых. Сербские жития представляли собой самобытное явление: они отличались от обычных житий святых, широко известных в литературах Европы, более живым п пространным изображением исторических событий и картин жизни; в них описывались религиозная и культурная деятельность высших сербских феодалов, канонизированных церковью. Сербские жития совмещают в себе особенности документальной письменности и художественных произведений.

Автором первого сербского жизнеописания был первый глава автокефальной сербской церкви архиепископ Савва (1175 — 1235), который в 1208 г. в составленные им правила жизни (типик) Студеницкого монастыря включил «Житие» его основателя — своего отца Стефана Немани (родоначальника княжеской, затем королевской династии), принявшего в монашестве имя Симеона. Сочинение Саввы отличается стройной композицией, живым изложением, драматическими сценками и значительной эмоциональностью. Есть в нем яркие детали быта и элементы пейзажа. Важную роль играет прямая речь героя (Немани), ей свойственна афористичность: в этом выражается, как считал Савва, его мудрость. Савва прославляет Симеона ( Неманю) за его религиозные подвиги, описывает последние годы его жизни и смерть. Рассказывая о похоронах Симеона, он упоминает, что отдать последний долг основателю сербского государства прибыли представители многих народов, в том числе «руси» (русские). Своей многосторонней деятельностью Савва положил начало целой школе писателей и способствовал развитию сербской письменности. За ним следовали его старший брат — король Стефан Первовенчанный, иеромонах Хнлен-дарского монастыря Доментиан, монах того же монастыря Феодосий, архиепископ Даниил и др.

Стефан Первовенчанный написал «Житие святого Симеона» (т. е. Стефана Немани, 1216), в котором поставил важные вопросы политики и жизни сербского государства конца XII - начала XIII в., описал деятельность своего отца Немани не только как религиозного подвижника, но и как правителя, освободителя и объединителя сербских земель, стража мира и справедливости, любимого народом. В произведении отражены патриотические и династические интересы Стефана. Его сочинения, по сравнению с сочинением Саввы, отличается более пространным повествованием об исторических событиях и тем, что в нем немало описаний чудес, часто вводятся библейские цитаты pi риторические рассуждения, не мешающие, впрочем, живости изложснрш и ясности стиля.

Доментиан (около 1210 — после 1264) — ученик св. Саввы Сербского и автор его обстоятельного «Жития» (1253), написанного под влиянием жития Немани Стефана Первовен-чанного с элементами »плетения словес» и византийской риторичности. В нем описывается жизнь Саввы от рождения до смерти, его борьба за самостоятельность сербской церкви и государства. Другое произведение Доментиана — «Житие Стефана Немани» -- еще менее оригинально, здесь иногда повторяются целые фрагменты из одноименного сочинения Стефана Первовенчанного, а также заметно влияние русской гомилетической (проповеднической) литературы. Особенно большое влияние на Доментиана имело знаменитое «Слово о законе и благодати» киевского митрополита Илариона (середина XI в.).

«Житие Саввы» составил и Феодосий (конец XIII — началоХ1У в.), переработав труд Доментиана (которого он называет книголюбцем). Феодосий исключил из него риторические цитаты и рассуждения, пррщал повествованию картинность и драматизм. Он создал своего рода средневековый исторический роман о Савве. Феодосий сумел раскрыть характер героя в его становлении, а отчасти и в развитии. Его рассказ живой, яркий, речь не редко ритмр13ованная. Феодосий был одаренным художником слова, его нрорьзве-Дение переписывалось в Болгарии и на Руси. Оно оказало влияние на возникновение в народе несен о Савве.

Крупным писателем рубежа XIII и XIV вв. был архиепископ Даниил (около 1270 — 1337) — государственный Деятель и глава сербской церкви. Он известен целым рядом произведений — житий сербских королей и архиепископов. Его перу, отчасти и перу его учеников, принадлежат ^нтия королей Уроша, Драгутина, Милутина, Стефана Де-ч‘Шского, королевы Елены, царя Душана, архиепископа Арония, Ионникия, Евстафия, представляющие собой весьма ценный исторический источник по значительному периоду сербской истории. Даниил — яркий представитель Хнлен-дарской литературы среды начала XIV в., для которой характерен аскетически-нанегирический стиль «плетения словес» с элементами реалистически-живописного изложения исторических и бытовых фактов. В сочинениях Даниила и его учеников описание событий и характеристика монархов и духовных лиц сочетаются с живым и увлекательным рассказом. Наиболее ярки и богаты деталями описания жизни короля Милутина, принадлежащие Даниилу, и биография Стефана Дечанского, «Житие» самого Даниила, написанные его учениками.

В сербской литературе XIII — XIV вв. поэзия носила главным образом религиозный характер (службы и т. п.). В «Житие Симеона» (Немани) Савва вставляет стихи о нем. По поводу перенесения мощей Саввы (1237) Афанасий сочиняет стихи, которые приводятся Доментианом в «Житии Саввы». Стефан Первовенчанный в 1215 г. за трапезой иоет сложенные им стихи о своем отце Немани. Эти стихи, которые автор называет «пение», отличаются религиозным пафосом, богатством сравнений, лиризмом, ритмичностью речи. В 1243 г. монах из Милешева сложил стихотворную молитву с просьбой к богу защитить землю и короля Уро-ша от неприятелей-чужеземцев и от погибели; Феодосий в 1290 — 1292 гг. в «Житие Саввы» вставил стихи о свободе и христианской любви. Он же создал патриотические молитвы о мире, в которых обращается к святым Симеону (Немани) и Савве с просьбой о помощи, о защите от насилия, от плена:

от нас псспь сто приемше,

спасайте рабы своя.

Митрополит сербский Яков писал стихи в середине XIV в.; царь Урош V в 1366 г. сочинил молитву Богородице. В этой религиозной поэзии все более усиливался светский элемент, особенно в форме выражения патриотических на-сторений.

Во второй половине XIV в., несмотря па жестокие междоусобицы и тяжелую борьбу с турками, литературная жизнь в Сербии не замирает. Наибольшего расцвета она достигла в начале XV в., при Стефане Лазаревиче, деятельном поборнике просвещения. Многочисленные исторические факты, в том числе и известия о церковных соборах 925 и 928 гг.

в Сплите (Далмации), свидетельствуют о том, что в Хорватии со времен Кирилла и Мефодия и изгнания их учеников из Моравии (885 — 886) установилась глаголическая традиция письма и богослужения на славянском языке. Очень рано эта глаголическая письменность из сферы церковной стала проникать и в светскую сферу, как явствует из многочисленных памятников делового и юридического характера, надписей и иных исторических документов. В последних ярко отражается вытеснение церковнославянского, прочно опирающегося на корилло-мефодиев-ские традиции языка, языком, близким к народному (к чаковскому диалекту сербохорватского языка).

Древнейший памятник такой нецерковной глаголической письменности —

«Башчанская плита» (ок.

1100), ценная с палеографической и историко-юридической стороны. Затем следуют более крупные памятники древнехорватского права «Закон винодольский» (1288), «Статут острова Крка» (1388) и др. На ряду с глаголической письменностью и литературой в Далмации и кириллической (с XII — XIII в.) в Боснии — развивается хорватская литература на латинском языке, которая также носит и церковный, и светский характер. К ней относится значительное историческое сочинение «Хроника» Фомы Архидьякона, или Фомы Сплитского (1200 — 1268). В «Хронике», обладающей рядом несомненных литературных Достоинств, описывается жизнь и деятельность епископов города Сплита, приводятся сведения о прошлом этого города, по истории Хорватии. Фома выступает в защиту церкви и латинского языка. Вторая часть «Хроники» посвящена современным автору событиям и носит автобиографичный характер. Фома довольно Живо передает эпоху бурной политической борьбы и турецких набегов, очевидцем которых он был. «Хроника» Фомы Архидьякона, как и более поздняя латинская «Хроника» Ивана Архидьякона из Горицы (XIV в.), написана под сильным влиянием «Летописи попа Дуклянина».

Особенностью хорватской литературы, отличавшей ее от Других южнославянских литератур, было раннее зарождение и развитие в ней религиозной драмы. Это обусловлено тем, что католическая церковь, в отличие от нравославной, не запрещала театральные представления, а, напротив, использовала их в своих целях. Этот род произведений возникал на основе драматических элементов церковного богослужения и в то же время воспринимал элементы античной драмы, а в еще большей мере - средневековых итальянских и немецких мистерий и мираклей. Драма впервые появилась в приморских городах. Из Задара она распространилась иа север и на юг. Наиболее популярны были стихотворные драмы «Рождение Иисусово», «Муки Иисусовы», «Воскресение Иисусово», а также драматизации житий — « Муки св. Маргариты», «Житие св. Лаврентия». Вначале драмы представлялись в церквах,, впоследствии — иа площадях городов и сел, что способствовало постепенной демократизации драмы и проникновению в нее фольклорных мотивов, комических и сатирических элементов.

Для хорватской литературы рассматриваемого периода, так же как и для литературы сербской, характерна популярность апокрифического жанра, связанного с ветхозаветной и новозаветной традицией. Апокрифы в раннем и более позднем Средневековье были, как и многие другие произведения, элементом международной, народно-христианской литературы, часто противоречащей социальным установкам церкви. К хорватам и сербам они проникали в основном из греческой и латинской литературы, но передавались и устным путем. Особой популярностью апокрифы пользовались в богомильской среде, которая на отдельные из них наложила свой отпечаток. К апокрифам, бытовавшим в Хорватии, Далмации, Боснии и Сербии, относятся сказания об Адаме, «Чтение от Авраама», «Протоевангелие Якова», «Никодимово евангелие», «Прение дьявола с Иисусом», «Откровение Ва-руха», «Хождение Богородицы по мукам» и примыкающие к ним видения, жития святых, легенды, среди которых важно отметить легенду о чешском князе Вячеславе (Вацлаве). Хорваты и сербы, так же как болгары и русские, включили в свой литературный обиход богатый репертуар дидактических повестей (об Акире Премудром, о Варлааме и Иоасафе и др.), исторических повестей — романов (об Александра великом — «Александрия», о Трое — «Троянская притча»), прений, диалогов и т. п. Большинство из них воспринято с востока — из Византии, многое — с запада, часть (например, легенда о святом Вацлаве, «Люцидарий») - от чехов. Сохранился ряд хорватских поэтических текстов XIV в., среди которых — рифмованная «Шибенская молитва» (похвала с13. Богородицы), рифмованная «Песнь св. Юрия», выполненные в восьмистопном размере стихи «Бог родился в Вифлееме», «Не будем думать об этом сегодня» и др., семистопные стихи «В это время года» и одно сатирическое стихотворение о католическом духовенстве. На раннюю хорватскую поэзию повлияли образцы латинской средневековой версификации и хорватской народной песни.

Боснийская кириллическая письменность возникла в

XII - XIII вв., когда туда проникла кириллица, более поздний л несколько видоизмененный скорописанный тип которой называется «босанчицей». Известны и хорватские кириллические памятники, среди которых древнейшим является надпись на пороге монастыря св. Ивана в Повлях (на острове Брач) и известные «Похвальные листки» 1250 г. из того же монастыря — хозяйственные записи монастырских угодий, надгробная надпись князя Мирослава Качича в Омишле (XIII в.) и др.

Этот расцвет деловой письменности, а также религиозной литературы как на латинском, так и на славянских языках подготовил дальнейшее развитие южнославянских литератур, которые создали в последующие столетия литературные памятники непреходящего значения и выдвинули яркие творческие индивидуальности, работающие в разных жанрах.

АНТИЧНОЕ НАСЛЕДИЕ И НОВЫЕ ВЕЯНИЯ В ВИЗАНТИИ

Со второй половины XI в. начинается небывалый до тех пор подъем светских тенденций культуры, которые стимулируют более всестороннее, чем во времена Фотия, усвоение античного наследия. В эту эпоху философ, ученый-энциклопедист, ритор, историк и политический деятель Михаил Пеелл (1018 — ок. 1078 или ок. 1096) обновляет традицию неоплатонизма и призывает к точным рассуждениям, основанным на силлогистике. Его ученик и преемник в сане * консула философов» Иоанн Итал довел тяготение к античному идеалистическому рационализму платоновского типа До прямого конфликта с христианством и церковной ортодоксией; по приказу императора Алексея I Комнина учение Итала было рассмотрено на церковном соборе 1082 г. и пре-

7 3*к. 998 дано анафеме. Богословы Евстратий Никейский, Сотирцх Паитевген, Никифор Василаки выступают с попытками рационалистического переосмысления христианской догматики э во многом аналогичными тому, что в ту же эпоху на За-паде осуществляли Росцеллин и Абеляр.

193

Самое яркое произведение Пселла, автора поразительно многостороннего, «Хронография», мемуарно-исторический труд, охватывающий события с 976 по 1077 г.

Характеристики персонажей «Хронографии» необычно чужды однозначной оценочности. Вот как Псе л л описывает Иоанна Орфанотрофа, фактического правителя империи в царствование безвольного Михаила IV: «Он обладал трезвым рассудком и умен был, как никто, о чем свидетельствовал и его проницательный взгляд; с усердием взявшись за государственные обязанности, он проявил к ним большое рвение и приобрел несравненный опыт в любом деле (...). За такие свойства его можно было бы и хвалить, но вот и противоположные: он был изменчив душой, умел приноровиться к самым разнообразным собеседникам и в одно и то же время являл свой нрав во многих обличиях (...). Присутствуя вместе на пирах, я нередко поражался, как такой подверженный пьянству и разгулу человек может нести на своих плечах груз ромейкой державы. И в опьянении он внимательно наблюдал за поведением каждого из пирующих, как бы ловил их с поличным, позднее призывал к ответу и расследовал, что они сказали или сделали во время попойки, поэтому его пьяного страшились больше, чем трезвого».

Отдаленная параллель творчеству Пселла — ехидные эпиграммы Христофора Мтггиленского (ок. 1000 — ок. 1050). С житейским опытом Пселла его опыт сравниться не мог, но и он знал изнанку жизни как чиновник, в конце жизни ставший главным судьей Пафлагонии.

Многообразный характер имеет творчество виднейшего византийского поэта XII в. Федора Продрома (род. ок. 1100).

Расцвет византийской культуры еще с 1071 г. (дата битвы при Манцикерте, после которой сельджукам отошла Малая Азия) имел фоном упадок византийской государственности и был насильственно прерван катастрофой 1204 г. Этот год — дата «латинского» завоевания: 12 — 13 апреля жадные до власти и добычи рыцари Четвертого Крестового похода штурмом взяли Константинополь, разграбили его и основали на развалинах византийского порядка собственное государство (современники чаще всего называли это госу' царство Ромапией, в науке принято обозначать его как. Латинскую империю). На престол ромейских василевсов сел фландский граф Балдуин; по всей Греции распространялось засилье иноземных феодгиюв, насильственно насаждались западные формы феодализма.

Никифор Влеммид (1197 — 1292) — один из наиболее характерных представителей никейского периода византийской литературы, когда так важно было не дать оборваться нити культурного преемства. Он родился в Константинополе и был увезен в детстве родителями в Малую Азию; позднее сам он основал в Имафийском монастыре школу, упоминаемую современником с высокой похвалой. Подготовленные им па основе античных образцов учебные пособия получили распространение не только в Византии, но и на Западе. Собственно литературная деятельность этого трудолюбивого просветителя включает риторические декламации, придворные стихи, сочинения по теологии.

Более примечательны, пожалуй, две его прозаические автобиографии, изобличающие повышенный интерес автора к собственной личности — чувство не столь уж средневековое, хотя, по-видимому, характерное для того момента истории византийской литературы, судя по тому, что один младший современник Никифора — Григорий Кипрский, патриарх Константинопольский в 1283 — 1289 гг. и учитель Никифора Хумна, тоже написал автобиографию. А на исходе античности сходным настроением отмечено сочинение Ливания «О моей судьбе» (IV в.). И тут и там отчетливо выступает несколько странное для нашего восприятия произведение ритора, придающего каждому мелкому случаю из своей жизни великое значение, но тут присутствует также очень искренняя и серьезная вера хранителя античного наследия в значении риторической культуры как синонима всего утонченного и благородного, как единственной альтернативы варварству.

Наставник Феодора II Ласкариса, Георгий Акрополит (ок. 1217 — ок. 1282) выполнял в царствование своего ученика и Позднее важные дипломатические и военные поручения. Главное его сочинение — «Хроника», излагающая события °т 1203 г. до обратного отвоевания Константинополя ви-311итийцами в 1261 г.

Трудное время 1204 — 1261 гг. не прошло для куль-Урного развития Византии бесследно. С одной стороны, водные конфликты между Западом и Востоком при всей их Осмысленной разрушительности неизбежно сопровождались культурными контактами. С другой стороны, византийская культура, восприняв некоторые импульсы западной рыцарской культуры, по-новому обращаясь к собственным античным истокам, вступает в новую фазу развития. Сама по себе ка-тастрофа византийской государственности будила мысль, за-ставляла взглянуть на вещи с большей, чем прежде, трезвостью и открытостью. Это особенно ощутимо в «Истории» Никиты Хониата (ок. 1150 — ок. 1215), дописанной уже в Никее: перед глазами историка лежит подвижный, нестабильный, противоречивый и пестрый мир, к явлениям которого плохо приложимы однозначные оценки.

3. СКАНДИНАВСКИЕ СТРАНЫ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ

Скандинавские страны — прежде всего Дания, Швеция и Норвегия — в средние века развивались довольно своеобразно. Прежде всего обращает на себя внимание замедленный процесс развития феодальных отношений во всех этих странах. Феодализм здесь сложился окончательно только с XII — XIII вв. При этом сохранилось большое количество дофеодальных социальных элементов: многочисленный слой свободного крестьянства; обширная, широко распространенная (в разнообразных формах) общественная, коллективная собственность на землю, леса, воды; функционирование до самого позднесредневекового периода народных собраний по отдельным округам; поздняя и менее глубокая по сравнению с другими странами Европы христианизация. Все черты наложили срой отпечаток на историю всех трех названных стран в средние века. Сыграла свою роль также их обособленность, сравнительно слабая политическая связь их со странами континента.

Обособленность Скандинавии, правда, не носила абсолютного характера. Скандинавские набеги в течение нескольких веков беспокоили Западную Европу. История Северной Германии, Нидерландов и Англии часто тесно переплеталась и далее с историей той или другой скандинавской страны, особенно Дании. Но в целом скандинавские етраны составляли особый угол Европы, сравнительно мало связанный с жизнью основных континентальных стран.

Из трех названных скандинавских стран Дания имела наиболее развитые феодальные отношения. Династия Эстридсонов, царствовавшая в Данин после распада государства Капута, была типично феодальной династией. Эстридсоны покровительствовали христианской церкви. Развитие церковного землевладения, введение церковной десятины, создание в Дании довольно большого количества епископств — все это составляло элементы феодализации страны в XI — XII вв. Другой стороной феодализации был рост крупного светского землевладения. Крупная военно-служивая знать и многочисленное рыцарство превращалось в землевладельцев, от которых в крепостной зависимости находилась масса крестьянства. Вначале в качестве крепостных эксплуатировались главным образом рабы, привезенные на эту землю. Рабов в свое время в Дании было очень много: в связи с датскими набегами на разные страны Европы. Но в XII — XIII вв. в крепостную зависимость попадали и свободные люди. Датские короли рано, уже в XI — XII вв., объявили своей королевской собственностью все незанятые, необрабатываемые, «пустые» земли в королевстве. Свободные крестьяне (королевские крестьяне), которые обязаны были уплачивать королю налоги и отбывать незначительные барщинные повинности (несколько дней в году), передавались королямр! частным землевладельцам по мере того, как складывалась в стране военно-феодальная система, делавшая короля зависимым от военно-служивых людей. Поступив в частную зависимость, ранее свободные крестьяне постепенно сливались с крепостными из рабов. И все же удельный вес свободных, незакрепощенных крестьян в Дании оставался даже в XV в. довольно высоким: в начале XV в. свободному крестьянину принадлежало по крайней мере 15 % всей земельной собственности в Дании.

ШВЕЦИЯ

РАЗВИТИЕ ФЕОДАЛИЗМА

В Швеции развитие феодальных отношений происходило сЩе медленнее, чем в Дании. Здесь дольше держались ро-

довые отношения. Сравнительная редкость населения, относительно малое количество удобных для земледелия земель и, наоборот, обилие гор и лесных массивов — все это затрудняло развитие крупнопоместного землевладения. Основная масса населения сохраняла положение независимых свободных общинников почти до самого конца средних веков. Обращает на себя внимание обилие и разнообразие общинных угодий в средневековой Швеции. Общинная земля — альменда в Швеции выступала в нескольких видах.

На родовые пережитки, существовавшие еще в средние века, указывало шведское, так называемое одальное право — право родичей на преимущество покупки земли, продаваемой землевладельцам. Наиболее крупное землевладение распространилось в южной Швеции, где находились наиболее удобные для земледелия массивы. Здесь к XII —

XIII вв. и сложились главным образом поместья шведской знати и епископов; сюда также проникали пришлые феодалы из Германии, приводившие часто с собой и собственных крепостных (преимущественно из обращенных в рабство пленных).

ЗАВОЕВАНИЕ ФИНЛЯНДИИ, СТОЛКНОВЕНИЕ С РУСЬЮ

Имея сравнительно мало удобных земель и небольшое количество крепостных у себя дома, в Швеции, шведские феодалы стремились компенсировать себя захватами на востоке. В XII — XIII вв. они старались захватить юго-восточное побережье Прибалтики, где соперничали с другими захватчиками — датскими и немецкими феодалами. С

XII в. шведы начали наступление на Финляндию. В 1147 г. («год крестовых походов») шведы организовали свой крестовый поход в Финляндию, в результате чего ими была завоевана значительная часть Финляндии, а финны вынуждены были креститься. Окончательно Финляндия была завоевана ими в XIII в. Однако шведские феодалы на этом не остановились. В 1240 г. они предприняли поход на Новгород. Но новгородский князь Александр Невский нанес им на реке Неве жестокое поражение (15 июля 1240 г.), после чего шведы долгое время не появлялись на русской территории.

НОРВЕГИЯ ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОГО СТРОЯ

Из трех скандинавских стран в Норвегии феодальные отношения были развиты в наименьшей степени. В этой гористой и лесистой стране с изрезанной фиордами береговой линией, где населению приходилось заниматься не столько земледелием, сколько скотоводством, рыболовством, лесным промыслом, -- феодальное землевладение развивалось слабо. На тех землях, которые были удобны для земледелия, феодалы эксплуатировали главным образом крепостных из рабов, захваченных в качестве пленников еще во время ранних скандинавских набегов. Светская и церковная знать рано образовали в Норвегии свою партию, которая называлась биглеры (буквально: «кривые жезлы», намек на епископский посох). Другая партия — демократическая — иосила не менее колоритное название — биркенбейнеры (буквально: «берестоногие», то есть лапотники). Кроме крестьян, к этой партии принадлежали мелкие дворяне, а также горожане.

ГЛАВА 9

ЗАПАДНОСЛАВЯНСКИЕ ГОСУДАРСТВА

1.ЧЕХИЯ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

Оформившееся в X — XI вв. Чешское государство к XI — XIII вв. превратилось в феодальную страну, подобно другим странам Европы.

Королевские дружинники, слившись со старыми знатными семьями лехов и владык, превратились в крупных и более мелких землевладельцев феодального типа. Они захватили большую часть земель в стране. В их поместьях работали крепостные, образовавшиеся в первую очередь из рабов, посаженных на землю («отроки», или «невольники»). Феодалы получали от короля иммунитетные права в виде суда над крестьянским населением (за исключением наиболее важных преступлений). Высший слой феодалов Чехии назывался панами (слово, происшедшее от наименования жупанов — племенных вождей), низший — владыками (первоначально владыками назывались главы больших патриархальных семей). В целом паны-бароны и идадыкп-рыцари составляли привилегированное сословие --шляхту (от слова лехи — знатные роды).

Постепенно к крепостным, образовавшимся из рабов, присоединялись зависимые крестьяне из бывших свободных крестьян-общинников. Положение таких зависимых крестьян обозначалось другим названием -- седляки, соответствующим французскому слову вилланы. Седляки с течением времени были лишены права оставлять поместье. Они выполняли определенную («урочную») барщину и платили фиксированный оброк. Но до самого конца XIII в. и частью в XIV в. в Чехии оставалось довольно значительная прослойка свободных крестьян — дедичей, владевших землей по старому наследственному («дедовскому») праву, сохранявших полностью свои общинные распорядки и зависимых от феодалов лишь по суду, да и то не по всем проступкам. В XIII — XIV вв. число дедичей, однако, быстро уменьшалось. Их общинные земли также поглощались крупным светским и духовным землевладением.

НЕМЕЦКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ

Отрицательную роль в социально-экономическом развитии средневековой Чехии сыграла немецкая колонизация. В XII и особенно в XIII вв. чешские короли и чешские ианы, с целыо иодиятия своих доходов широко привлекали в свои владения германских колонистов-кре-стьян и ремесленников. Одновременно в Чехию проникали и многие германские феодалы, приглашавшиеся на службу чешскими королями и получавшие от них крупные земельные владения. Большую колонизаторскую деятельность в Чехии проявили немецкие монастыри. Немецкая колонизация в Чехии значительно отличалась по своему характеру от колонизации немцами других славянских земель. Столкнувшись с высокоразвитой феодальной государственностью чехов, немцы проникали сюда постепенно, «мирно» и главным образов в города. Доходы чешских панов в Результате немецкой колонизации значительно возросли. чешскому народу она принесла бедствия и национальный гнет. Она создала в стране город с пришлым, чуждым и №>ке враждебным населением, тяготевшим к своему «фа-^сРланду» — Германии. Приток немецких колонистов привел Росту малоземелья чешских крестьян и к увеличению феодальных платежей помещикам, стремившимся свои доходы с крепостных земель довести до уровня доходов, по-лучаемых с земель колонистов.

Прибавление к своим местным помещикам пришлых немецких феодалов, чуждых коренному населению по языку и обычаям, еще более усиливало тяжесть феодально-крепостнического гнета для чешского крестьянства. В результате колонизационного пррцесса в Чехии создавались как бы две народности: угнетенная — чешская и господствующая — немецкая, что на определенном этапе развития этой страны должно было неизбежно вызвать крупные осложнения национального н политического характера.

ЧЕШСКИЕ КОРОЛИ И ИМПЕРИЯ

Противоречивым было положение и чешского королевства в системе германской империи. Чешские короли были вассалами императора. Правда, но мере упадка императорской власти в Германии, и чешские короли, подобно другим крупным князьям империи, стали фактически независимыми государями. Особенно выгодно сложилось положение богемских королей при Фридрихе II Штауфене и в период междуцарствия. Чешский король приобрел права князя-курфюрста. Сам он избирался сеймом чешских панов и во внутреннем управлении имел полную самостоятельность.

Но, с другой стороны, связь чешского короля с империей и обусловливала столь чрезмерное развитие в конце концов вредной для национальных интересов Чехии германской колонизации. Самый двор чешского короля и дворы панов обнаруживали признаки явной германизации. Чешские феодалы и придворные усваивали немецкий язык, одежду и т. п. и настолько отчуждались от своего народа, что иностранцы, посещавшие Чехию в XIII в., писали о ней как о стране с двумя национальностями. Знать — двор и феодалы — говорила на немецком языке и во всем старалась походить на немцев; простой народ — горожане-мещане и крестьяне — говорил по-чешски и сохранял свои старые народные обычаи и облик.

Но была и еще одна отрицательная сторона чешской унии с Германией. Чешские короли втягивались во внутригерманские усобицы и интриги; они сами претендовали на получение им-ператорской короны, порой лично участвовали в походах.

Характерным в этом отношении примером было царствование одного из наиболее крупных королей средневековой Чехии Пржемысла II (1253 — 1278). Пржеммсл II превратил чешское королевство в обширное многоплеменное государево. Кроме собственно Чехии, он владел еще Австрией, Цргирией, Каринтией и Крайной, продвинувшись на юг до Адриатического моря. Он же вместе с другими германскими феодалами принимал участие в 1254 г. в крестовом походе против пруссов и литовцев. И в честь его был назван город, ставший потом столицей Пруссии, — Кенигсберг («Королевская гора»).

Пржемысл II выставлял свою кандидатуру в германские императоры. Когда имперские князья избрали другого кандидата — Рудольфа Габсбурга, Пржемысл II отказался принести ему га леннуюга присягу. Это привело его к войне с Габсбургами и другими германскими князьями. В результате ее Пржемысл II потерял все свои владения вне Чехии, перешедшие с того времени к Габсбургам, и ослабил авторитет королевской власти в самой Чехии.

ЧЕШСКАЯ И СЛОВАЦКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Весь более чем пятисотлетиий путь развития средневековой чешской и словацкой литератур может быть рассмотрен по определенным историческим периодам, каждый из которых имеет свои характерные особенности. Первый из них, так называемый старославянский период развития письменности в Чехии и Словакии (конец IX — вторая половина

XI вв.), как и в других славянских странах, был связан с просветительской деятельностью братьев Кирилла и Ме-Ф°дия, которых в 863 г. в качестве христианских миссио-Неров послал в Великую Моравию по просьбе князя Ростислава византийский император Михаил III. Второй период пРинято называть латинским, так как он связан с господством в этих землях католической церкви, когда основным языком •Литературы и богослужения у чехов и словаков была ла-*Ь1нь. Этот период продолжался примерно с конца XI в.

Конца XIV — начала XV вв. Конечно, такая периоди-Ция условна, как и всякая иная. Латинские сочинения не-^еДко возникали и в X, и в XI вв., а в период господства *ть!ни появился не один памятник на старославянском и носком языках. Кроме того, следует иметь в виду, что многие

памятники в той или иной форме бытовали в Чехии и Словакии не на одном языке, а на нескольких ( старославян-ском и латинском, латинском и чешском, латинском и немецком и т. д.).

Возникновение древнечешской и древнесловацкой литератур происходило одновременно с зарождением раннефеодальной государственности у западнославянских племен

на территории современных Чехии и Словакии, стремившихся с помощью христианства укрепить свои независимые позиции, противодействовать политическому и культурному давлению Запада. Распространение славянской письменности на территории Великой Моравии обусловило общность первоначального культурного развития чехов и словаков, родство между их литературами, которое скреплялось также языковой и этнической близостью.

Памятники старославянской письменности, возникшие и бытовавшие на территории Чехии и Словакии, в своем первоначальном виде не сохранились. Однако о высоком уровне словесной культуры славян IX — X вв. позволяют судить их позднейшие списки, сохранившиеся в Болгарии, Сербии и России (рифмованное вступление к сборнику текстов из Евангелия, написанное Кириллом; Жития Кирилла и Мефодия, получившие позже название «Пан-нонских легенд» и др.).

Хотя просветительская деятельность Кирилла, Мефодия и их учеников на территории Великой Моравии была сравнительно непродолжительной, она не прошла бесследно. Память о ней сохранилась и в народных сказаниях. Выступления братьев-просветителей в защиту письменности на понятном народу языке впоследствии не раз служили опорой для тех, кто в разных формах на протяжении веков вносил свой вклад в развитие чешской и словацкой национальной культуры.

Примечательными памятниками древнейшего, старославянского периода в развитии чешской литературы были также легенды, т. е. жития чешских князей св. Людмилы и св. Вацлава, духовная песня «Господи, помилуй нас...» и некоторые другие произведения.

Старославянская легенда о св. Людмиле дошла до нас в кратком проложном изложении, житие св. Вацлава (Вячеслава) сохранилось полнее — в нескольких редакциях; достаточно ясное представление о его первоначальном тексте позволяют составить позднейшие русские и хорватские списки. Оба эти памятника датируются X в. Как и названные «Паннонские легенды», старославянские легенды о св. Людмиле и св. Вацлаве еще не обладают качествами, характерными для более поздних средневековых памятников этого жанра. Они не связаны с храмовыми праздниками, религиозными шествиями, не перенасыщены религиозной фантастикой. В отличие от легенд Зрелого Средневековья в них преобладает историческое повествование. Жития первых чешских святых сыграли большую роль не только в развитии литературы, но и в становлении государственного самосознания Чехии периода Пржемысловичей.

Духовная песня «Господи, помилуй нас...», которую датируют X в., сохранилась в списке, содержащем элементы чешского и старославянского языков. Последнее свидетельствует о том, что зарождение собственно чешской письменности было связано с распространением в Чехии и Моравии старославянского письма. Песня была очень популярна, ее пели не только в церквах, но и на разного рода торжествах (приезды князей, коронация и т. п.).

После падения Великоморавской державы (нач. X в.) Центр чешского культурного развития постепенно перемещается в Прагу, столицу древнечешского государства. Большинство чешских князей из рода Пржемысловичей ориентировалось на Священную Римскую империю, и это не замедлило сказаться на культурной жизни Чехии. Первоначально славянская и латинская церкви как бы сосуществовали. Традиции старославянской письменности поддерживались в Сазавском монастыре, где до 1097 г. сохранилось славянское богослужение. Один из алтарей Сазавского монастыря был посвящен русским святым Борису и Глебу. В Монастыре переписывались и хранились старославянские Рукописи, в том числе и русского происхождения, например глаголическое Реймс кое евангелие — апракос. Необходимо Подчеркнуть, что старославянская письменная традиция и связи с восточными славянами поддерживались в Сазавском монастыре не только до 1054 г., когда христианская церковь расчленилась на Западную (католическую) и Восточную (православную), но и после раскола.

К числу значительных латинских памятников времени сосуществования славянской и латинской письменности в Чехии, предположительно к X в., относят так называемую «Легенду Кристиана о св. Вацлаве и св. Людмиле». По своим художественным достоинствам это произведение — на уровне лучших образцов европейской латинской прозы. Увлекательный и поучительный рассказ о жизни и делах чешских князей сочетается здесь с постоянным подчеркиванием идеи защиты славянской культуры, с возвеличиванием славянской образованности. Эта патриотическая тенденция делает «Легенду Кристиана о св. Вацлаве и св. Людмиле« выдающимся произведением именно чешской литературы, хотя она и написана по-латыни.

К концу XI в. римская церковь окончательно вытесняет славянскую, и с этого времени господствующим языком у чехов становится латынь.

Из древнейших чешско-латинских произведений особый интерес представляют хроники. Первым чешским летописцем был Козьма Пражский (1045 — 1125). Он создал широко известную «Хронику Богемии». Это сочинение — одни из наиболее ярких образцов средневековых латинских хроник, пользовавшихся популярностью во всей Европе. Оно — не только ценнейший исторический источник, по и замечательное художественное произведение, в котором наряду с детальным описанием действительных событий поэтически передано содержание множества легенд и народных преданий. Пример Козьмы Пражского побудил к деятельности плеяду чешских летописцев, чаще всего монахов, которые на протяжении столетий дополняли и продолжали его хронику как на латинском, так затем и на чешском языке. Во многих хрониках, в том числе и в хронике Козьмы Пражского, отчетливо выражены патриотические чувства их авторов — чехов.

С латинской традицией связана и житийная литература XII — XIII вв., а также религиозные песни, проповеди, молитвы и легенды (в стихах п прозе). Центрами латинской образованности в XII — начале XIV в. были Святогеоргиевский монастырь в Праге и Эбраславский монастырь. К числу получивших распространение специфически чешских проповедей на латинском языке, пропзне-сенных и записанных в Святогеоргиевском монастыре на рубеже XI -- XII вв., относится, например, поэтическое восхваление св. Людмилы. В стенах Эбраславского монастыря возникла одна из наиболее значительных чешско-латинских хроник — Cronicon Aulac Reginae (Эбраславская хроника), доведенная до 1338 г.

Несколько иными были основные тенденции развития словацкой литературы, в частности, соотношение латинской традиции с литературой на народном языке.

После раскола христианской церкви (1054) богослужение на старославянском языке в словацких землях, как и в чешских, было быстро оттеснено богослужением на латыни. Период господства латыни в Словакии продолжался с XI до начала XV в. Упадку старославянской образованности в Словакии предшествовал распад Великоморавской державы (906 г.), за которым последовало постепенное отторжение словаков от родственных славянских народов и завоевание их страны венграми. В первой половине XI столетня при короле Стефане большая часть Словакии уже была включена в состав Венгерского'государства.

После падения Великоморавской державы пришедшие с востока венгры осваивают высокие по тем временам формы земледелия славян, используют опыт их государственной и церковной жизни. Во вновь образовавшемся Венгерском государстве начинают быстро развиваться феодальные отношения. В XIII в. после монголо-татарского нашествия, которому феодалы не оказали сопротивления, венгерский король Бела IV старается приблизить к себе своих подданных, одаривает их землями. Однако укрепление мощи отдельных феодалов имело противоположный результат: некоторые из них стали выходить из подчинения королю.

Уровень образования в рассматриваемый период был невысок. Писать умели немногие, даже среди духовенства. Так, например, даже в 1323 г. из одиннадцати каноников Спишского капитула писать умели только четверо. Немногочисленными центрами образованности были католические Монастыри, епархиальные, монастырские и приходские шко-лы. Практически до конца XIV в. вся письменность в Сло-вакии была связана с деятельностью католического духовенства. Нередко крупные феодалы использовали священников в качестве своих письмоводителей. После церковного раскола Распространением христианства в Венгрии полностью руководил Рим, используя для этого немецких миссионеров, ко-т°РЫе решительно искореняли все, что было связано с деятельностью Кирилла и Мефодия, прежде всего богослужение и письменность на славянском языке. Таков в общих чертах исторический фон периода господства латинской письменности в Словакии.

Наиболее значительными средневековыми латинскими произведениями, содержащими элементы искусных и ярких художественных описаний, в Словакии, как и в других странах,

. были легенды — жития. Древнейшее из них — «Легенда о св. Свораде и Бенедикте», автором которых является монах Маурус (ум. 1070), и «Легенда о св. Стефане», старший из трех вариантов которой возник в конце XI в. .

В «Легенде о св. Свораде и Бенедикте» описываются события, происходившие на словацкой земле. Из нее мы узнаем, что во время правления короля Стефана (997 — 1038) в Венгрию из разных стран прибывало множество миссионеров. Из Польши пришел тогда Сворад, крестьянин по происхождению. Вначале он был монахом бенедиктинского монастыря близ Нитры, а затем стал жить пустынником недалеко от Тренчина. Когда в 1025 г. Сворад умер, то выяснилось, что он носил под одеждой цепь, которая врезалась ему глубоко в тело. Позже Сворада стали считать чудотворцем. Далее в легенде рассказывается об ученике и последователе Сворада — отшельнике Бенедикте, который был убит разбойниками в 1028 г. Оба монаха-пус-тынника были похоронены в Нитранской базилике и причислены к лику святых. Легенда проста и незамысловата как по содержанию, так и по стилю изложения. Особое внимание в ней уделено прославлению достоинств Сворада и описанию чудес. Эта часть написана рифмованной прозой. Автор, который лично знал Бенедикта, подчеркивает скромность святых, любовь к физическому тру-цУ (корчевание леса). В отличие от установившейся традиции в произведении ничего не сказано о детстве и юности С1зятьтх. В целом оно дает представление о характере и образе мышления своего времени.

«Легенда о св. Стефане» богаче по содержанию. Она начинается с рассказа о деятельности пражского- епископа Воитеха и его помощника аббата Радлы, приглашенных в Венгрию для укрепления христианской церкви. Далее неизвестный автор прославляет заслуги сына венгерского князя Гейзы — короля Стефана, причисленного к лику святых, рассказывает о его борьбе с языческими князьями, о том, как он организовывал церковную жизнь, строил храмы и монастыри. Содержание легенды (о венграх в ней говорится как о чужеземцах) позволяет думать, что ее сочинитель не был венгром.

В отличие от старославянских легенд в латинских легендах большое место занимают фантастика и чудеса, прославление аскетизма и мученической смерти. В этих легендах говорится о возникновении и распространении христианства на территории Венгрии, однако в них ни разу не упомянуты имена Кирилла й Мефодия. Очевидно, это было связано с той неприязнью, которую питала к ним католическая церковь.

Косвенные данные свидетельствуют, что на территории Словакии в этот период возникали и драматические произведения религиозного содержания, и духовные песни. Однако тексты их не сохранились.

Указанием на существование связей Словакии со странами, сохранившими традиции старославянской письменности в период господства латыни, по-видимому, являются и так называемые «Спишские» кириллические отрывки Евангелия (XII - XIII вв.).

2. ПОЛЬША

РАЗВИТИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

XI — XIII вв. в Польше, как и в Чехии, были временем феодализации общественного строя. Королевские ^РУЖинники, еще во времена Болеслава Храброго жившие Равным образом при дворе короля, осели теперь в деревнях и стали крупными и средними землевладельцами-помещиками. Сокращение (в XII в.) торговли с Византией и арабским Востоком, в которой Польша раньше принимала активное участие, привело к усилению феодальной эксплуатации крестьян. Доходы от зависимых крестьян сделались главным источником существования землевладельцев. Как и в Чехии, класс польских феодалов в целом носил название шляхты. В узком смысле шляхтой позднее стала называться лишь низшая прослойка феодалов — польское рыцарство. Высший слой феодалов в Польше назывался, подобно чешским, панами. Одной из характерных особенностей польского феодализма была его прямая связь с разложением древнего родового строя. Большинство крупных землевладельцев восходило к знатным лехским родам. Старшие, сильные семьи лехов превращались главным образом в панов, более мелкие и слабые семьи тех же лехов — в рыцарей-шляхтичей. Последние еще долго считали себя родственниками богатых панов, носили их гербы, жили в качестве свиты и дружинников при их дворах, воевали под их знаменами в различных войнах. В действительности состав шляхты был шире. В нее входили не только бывшие королевские дружинники и младшие члены лехских родов, но и часть наиболее крепких свободных крестьян — кметей. Верхушка кметей превращалась также в рыцарей, в то время как обедневшие и ослабевшие кмети спускались до положения крепостных крестьян, сливаясь с теми крепостными, которые происходили от рабов, посаженных господами на землю.

В XI — XII вв. на почве закрепощения кметей в польской деревне не раз наблюдались серьезные волнения крестьян, облекавшиеся в форму восстаний за старую, языческую веру против новой, христианской, принимавшейся в первую очередь феодалами. Наиболее крупными из этих восстаний были восстание в 1035 г., в котором, кроме крестьян, участвовали также и рабы, и восстание крестьян в 1148 г., подавленное соединенными силами местных панов и пришлых немецких рыцарей. Процесс закрепощения кметей затянулся. Еще в XIII — XIV вв. значительная часть польских крестьян была лично свободна. Но и над ними паны имели права частного суда в силу иммунитетных грамот, получаемых от королей.

В условиях развития феодализма и оформления класса крупных и более мелких феодальных землевладельцев — панов и шляхты — Польское государство распалось на десятки мелких феодальных княжеств. Особенно это дробление началось в 1138 г., когда князь Болеслав III Кри-воустый разделил королевство между своими сыновьями, которые в дальнейшем дробили свои владения на еще более мелкие части. Силезия, Мазовия, Куявия, Великая Польша, Сандомирская земля, Краковская земля и другие стали каждая самостоятельным государством, где были свои великие и удельные князья. За удельными князьями шли местные паны, опиравшиеся в свою очередь иа зависимую от них мелкую шляхту. Фактически же власть в княжествах принадлежала именно крупным панам, которые использовали в целях своего усиления непрекращавшиеся усобицы размножившихся князей из рода Пястов.

Весь XIII и следующий XIV век в Польше были временем безраздельного господства крупных землевладельцев -- панов-магнатов. Обычно этот строй так и называется можиовладством, т. е. господством магнатов. Рыцарство в это время самостоятельного политического значения еще не имело.

В то же время в XIII в. Польша переживала трудные времена и в международном отношении. Немцы сумели захватить очень важные в экономическом и стратегическом отношении территории Польши. Тевтонский орден, переселившийся с 1226 г. на берега Вислы, к середине этого века захватил всю Пруссию и все Поморье и таким образом отрезал для Польши выход к Балтийскому морю. Великим бедствием для Польши было также татаро-монгольское нашествие. В 1241 г. татаро-монголы прошли через всю Малую и Великую Польшу, превращая польские города и села в гРУды развалин. Их набеги на южную Малую Польшу покорились в 1259, 1287 и других годах.

Результатом опустошения страны татаро-монголами был Упадок сельского хозяйства и начавших было развивать-Ся польских торгово-промышленных городов. Разорение стра-Пы открыло дорогу для немецкой колонизации, которой покровительствовали польские князья и паны. Заселяя города ^ Частью деревни, немецкие колонисты и в Польше (как в Чехии) усложняли и затрудняли процесс польского начального и политического прогресса. Особенно вредно

отразилась немецкая колонизация на судьбе польских городов. Польский город получил в результате совершенно чуждый немецкий характер, что крайне затруднило в дальнейшем процесс политической централизации польского государства и рост собственной местной польской буржуазии.

ПОЛЬСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Возведение христианства в ранг государственной идеологической доктрины динамизировало общий исторический процесс на польских землях и во многом определило направление развития культуры. Вся предшествующая традиция отвергалась как языческая, а следовательно, несовместимая с христианством. Это предрешило судьбы устного творчества — общенародной литературы дохристианского периода. Литература та до нас не дошла. Некоторые сведения

о ней, отдельные фрагменты запечатлены в древних хрониках, разного рода памятниках письменности или гипотетически реконструированы на основе фольклорных текстов позднейших эпох. Помимо песен, связанных с разнообразными обрядами, существовали и песни исторические, как, например, — согласно свидетельству хроники Яна Длугоша (2-я половина XV в.) — о победе (1205 г.) Лешека Белого над князем галицким Романом, о гибели княгини Людгарды, убитой по приказу ее мужа Пшемыслава II в 1283 г. Авторы хроник использовали в своих трудах давние легенды как отражение далекой истории. Устное творчество христианского периода существовало и развивалось, несмотря на преследования, параллельно с официальной литературой, по крайней мере, до XIV в. (Последнее историческое свидетельство о погребальных песнях дружины в честь почившего повелителя относится к 1370 г.). оно входило в фольклор и являлось связующим звеном с письменной литературой, особенно в позднейший период, когда латынь была вытеснена польским языком.

Существуя в общенародном сознании, это творчество не могло не воздействовать на новый тип культуры — по крайней мере с XI в., когда в Польше появились школы, созданные по западноевропейскому образцу и доступные для представителей всех сословий. Их выпускники становились духовными лицами, которые при всей общности воззрений с духовенством иноземным (вначале преобладающим 3 Польше) в то же время психологически были ближе своей национальной среде. Поэтому уже в самом возникновении национальной просвещенной среды таилась предпосылка будущего возникновения письменности на родном языке. Первые ясе века христианства в Польше были связаны с латинской письменностью — первой письменностью в истории национальной культуры. Впрочем, в связи с миссией Мефодия в Малой Польше представляется вероятным существование и кириллической письменности в части польских земель.

Первое сведение о латинском памятнике («Da-доте iudex»), созданном в Польше, относится приблизительно к 991г.: Мешко I вместе с женой и детьми отдает под опеку папы римского польское государство, описывая его местоположение и границы. По-видимому, к первым десятилетиям христианства восходит и начало летописного жанра (annales) в Польше. Вначале это было продолжение в основном франко-не-мецких образцов, привезенных западным духовенством, создававшим первые польские монастыри. Первые оригинальные польские летописи возникли в стольных городах Великой и Малой Польши — Познани, Гнезне и Кракове. Польские писатели, за небольшим исключением, были по происхождению иностранцами. Среди первых поляков, пишущих на латыни, — епископ Краковский Сула-Ламберт, продолживший (а может быть, и начавший) летопись краковского капитула, и сестра князя Казимира Обновителя (1016 — 1058) Гертруда, которой принадлежит авторство по крайней мере части молитв собственной ее Псалтири. В этот же период проявляются и первые в Польше образцы житийного жанра, созданные иностранцами: первый вариант жития святого Вой-теха (ок. 998 — 999), приписываемый папе Сильвестру или Иоанну Канапариусу, и «Житие Пяти Братьев-Мучеников» (нач. XI в.) — Бруно из Квефурта. Жития эти представляют интерес не только как памятники национальной письменности, созданные в соответствии с западноевропейскими канонами, но и как исторические свидетельства далекого прошлого, созданные вскоре после описываемых в них событий, и как отражение мировосприятия и психологии глубокой древ-пости. Вместе с христианством в польскую культуру и письменность входят различные жанры, связанные с литургией (гимны, молитвьг, проповеди, exempla).

В XI в. появляются и некоторые из ныне известных поэтических творений — не только литургические, но и эни-тафические, отражающие современные события.

Польская литература на латыни развивается по мере распространения и укоренения христианства, развития связанной с ним системы образования и дальнейшей эволюции феодальных отношений. Эти отношения обусловливали новые общественные потребности, тип меценатства и саму направленность духовного развития, постепенно, с нарастающим ускорением сближающего Польшу с Западом.

В XIII в. вместе с окончательным разделением всей территории на епархии развивается довольно разветвленная система школ (к началу XV в. их насчитывалось около 250) как в городах, так и в деревне. Для продолжения учебы поляки выезжают в университетские города Запада (прежде всего, в Болонью и Париж, а с XIV в. — ив открывшийся по соседству университет в Праге). С развитием национальной высокообразованной среды появляются первые польские ученые, снискавшие европейскую известность, как, например, выходец из городского плебса Витело (ок. 1230 — ок. 1314); физик, математик, философ, автор прославившего его имя трактата об оптике Матеуш из Кракова — ректор университета в Гейдельберге и др. Контакты с Западом динамизировали общекультурное развитие. Этому же способствовал и процесс централизации польских земель, начавшийся в

XIII в. Во времена Казимира III Великого (1310 — 1370) -с 1333 г. короля польского) окончательно преодолеваются последствия наступившей в первой половине XII в. феодальной раздробленности, отрицательно сказавшейся на развитии народа и государства. Создается единая государственна администрация, общие для всех земель свод законов и судебная система, реорганизуется армия. Создается централизованная монархия, опирающаяся на рыцарское сословие, мещанство и церковь, которую удается частично подчинить королевской власти. В новых общественно-политических условиях создаются предпосылки для развития городов, ремесел, торговли, а также культуры, науки и искусства. В этом отношении фактом эпохального значения станет несколько позже создание Краковского университета (1364).

С самого начала польская письменность развивалась в русле западноевропейской духовной культуры, что было предопределено самим типом принятого на польских землях христианства. Старейший из ныне известных каталог библиотеки при Краковском кафедральном соборе (1110) свидетельствует о наличии произведений Овидия, Теренция, Стация Персия, а из новых, христианских авторов -5о-)ТНЯ и Аратора. Программы польских школ включали эстетические груды, отражающие стилевой облик западной литературы и красноречия раннего Средневековья: трактаты Боэтня, Исидора Севильского, вероятно, также Кас-сиодора и, по крайней мере, некоторых представителей Карол ли и гского Возрождения.

Первая из иыие известных польских хроник была создана около 1113 — 1115 гг. при дворе Болеслава 1J1 Криво-устого (1086 -- 1138). Ее автор — монах-бенедиктинец, прибывший в Польшу, вероятно, из Венгрии, был, по-видимому, выходцем из Франции: поэтому-то он вошел в историю как Галл Аноним. Его творение охватывает польскую историю от древнейших, овеянных легендами времен до 1113 г. Материал был почерпнут из устных преданий, летоггисп Краковского капитула и — в описании современных событий — из рассказов очевидцев.

Идейное звучание и иные стилевые тенденции характеризуют «Польскую хронику» Виицснция Кадлубека (ок.

1150 — 1223), высококультурного человека своего времени, получившего образование в Париже, епископа Краковского (с 1208 г.), долгое время служившего при дворе Казимира II Справедливого (1138 -- 1194 гг., с 1177 — короля польского), который, по всей видимости, и поощрил его взяться за перо. Творение «магистра Виицеиция» (как его называют) охватывает период от древнейших времен до 1202 г. Кад-лубек использует хронику Галла Анонима, по одни события он опускает, другие только упоминает, некоторые Искажает, что связано с морализаторской трактовкой истории и идеей примата церкви над государством (это, однако, не лишает хронику патриотического звучания). Повествуя о Древнейших временах, Кадлубек восполняет отсутствие фактов беллетристическими мотивами, возможно, почерпнутыми из °бщеевропейскпх романов, где история народов Европы связывается с античными персонажами. Магистр Винценций живописует победы поляков над войсками Александра Македонского и Юлия Цезаря.

Особый интерес, не только историографический, но и ис-т°рико-литературный, представляет также «Великопольская хроника», первая редакция которой возникла в 1283 — 1296 гг.

и охватывает времена от 1273 г. (конец рукописи не сохранился). Вторая редакция возникла предположительно около середины XIV в. Создавая свое произведение в период феодальной раздробленности, автор, видимо, Годыслав (Гочальк) Башко - клирик кафедрального собора в Познани, значительное место уделил династии вслнкопольских князей. Помимо труда Кадлубека, он использовал летопись иознанского капитула. Чувствуется хорошая ориентация автора в современной ему политической обстановке. Над несомненным проявлением удельных тенденций преобладает идея объединения. Основное внимание автор придает фактам общегосударственного значения, оперируя точными датами, а главной своей задачей считает увековечение деяний князей и королей польских. В то же время его внимание привлекают рыцарские подвиги, и тут нередко исторические факты сочетаются с преданиями и литературными вымыслами.

В этот же период возникает и первая польская рыцарская поэма, упоминаемая как «Carmen Mauri». Ее героем был паладин Пиотр Власт (Влостовиц), воевода при Болеславе III Кри-воустом, а затем при его сыне Владиславе II Изгнаннике. Опасаясь грозного соперника, Владислав приказал его ослепить (иа рубеже 1145 -- 1146 гг.). Умер Власт в 1153 г. Предполагают, что поэма возникла в монастыре св. Винценцня (Вроцлав) — одном из многочисленных храмов, воздвигнутых Властом. Ее автор — Маурус, возможно, бенедиктинец (или норбертиаиец) из этого же монастыря, написал свое произведение вскоре после описываемых в нем событий. По другим предположениям, поэма могла возникнуть во второй половине XIII — начале XIV в.

3.ВЕНГРИЯ ОБРАЗОВАНИЕ ВЕНГЕРСКОГО ГОСУДАРСТВА

Венгерское государство образовалось в юго-восточной Европе в конце IX в. Венгры, или мадьяры, народ финно-угорской расы, пришли на Дунай с востока, из приазовско-донских степей (ранее они жили еще дальше в предгорьях Южного Урала). Венгры тогда были еще кочевниками-ско-товодами и сохраняли весьма отчетливо черты родо-племенного быта. Они делились на 7 племен, или орд, племена делились на роды (всего было 108 родов). Мясо и молоко было главной их гшщен. Мужчины большую часть времени проводили на конях. Среди вождей различных племен и родов особенно выделялись Альмоти и Арпад, под предводительством которых и произошло завоевание венграми территории среднего Дуная — древней Паисии. Венгры вытеснили или превратили в рабов местное разноплеменное население, состоявшее из германизированных кельтов, романизированных даков, славян и др.

В течение X в. венгры, хотя и переходили к земледелию, тем не менее продолжали в значительной степени заниматься и скотоводством. Их военный строй постоянно развивался. Венгерская конница внушала ужас Западной Европе своими набегами. Венгры опустошали и грабили северную Италию, Прованс, восточную Францию, южную и западную Германию. Лишь немецким королям Саксонской династии Генриху I Птицелову и Отгону 1 удалось разбить венгров (битвы при Мерзебурге и на Лехе — в 993 и 955 гг.). после этого венгры прекратили своп набеги иа Запад, стали более оседлыми, в их среду начало проникать христианство. В XI - XII вв. у венгров развивались феодальные отношения — под непосредственным влиянием европейского феодализма, особенно соседнего германского феодализма.

Главный князь венгров из рода Арпадов Стефан I (по-венгерски он назывался Вал к) (997 — 1038 гг.) получил от папы королевский титул (ок. 1000 г.). При Стефане христианство было окончательно объявлено государственной религией. Страна была разделена на административные округа (комитаты, т. е. графства); во главе округов стояли исианы (измененное славянское слово — жупаны). Испан созывал ополчение, собирал налоги в пользу короля и выполнял судебные функции. По всей Венгрии было построено много замков; обычно наиболее крупные замки и служили резиденциями испаиа. Часть таких замков довольно скоро превратилась в города.

ПРОЦЕСС ФЕОДАЛИЗАЦИИ В ВЕНГРИИ XII - XIII ВВ.

В XII - XIII вв. Венгрия окончательно превратилась в феодальное государство. Характерно, что феодализм, формы Которого распространились в Венгрии с Запада, долгое время возбуждал резкую оппозицию со стороны не только народных низов, но и части венгерской аристократии, еще не сразу порвавшей со старыми патриархально-родовыми традициями. Наиболее ярко протест против феодализма выражался в ряде восстаний и междоусобных войн, происходивших в Венгрии в течение всего XI в. под флагом борьбы за старую, языческую веру против новой, христианской. Только в самом

конце XI в. католическая церковь, наконец, прочно закрепила свои позиции в этом окраинном по отношению к Западной Европе и чуждом ей по населению королевстве. Нуждаясь в политической поддержке европейских феодалов, венгерские короли привлекали к себе на службу не только немецкое духовенство, но и светских рыцарей, предоставляя тем и другим крупные земельные пожалования. К XIII в. на плодороднейших равнинах Дуная и Тиссы создались многочисленные поместья крупной венгерской знати — баронов и епископов, а так-

Церковь бенедиктинского аббатства в многочисленные более

Болдве. мелкие рыцарские владе-

Первая половина ХП1 в. ния. ДОЛЖНОСТЬ ИСПана, как

когда-то должность графа у франков, — феодализировалась. Она стала наследственной. Земли, связанные с этой должностью, превратились в фамильные земли феодалов-магнатов. Крепостное крестьянство, вначале состоявшее почти исключительно из рабов, захваченных венграми во время их многочисленных войн, стало все более пополняться разорившимися и опустившимися свободными крестьянами-общинниками из венгров. Венгрия превращалась в страну особенно жесткого крепостного права в связи со стремлением феодалов возможно выгоднее использовать свои плодородные земли. Крестоносцы, участники многочисленных европейских крестовых походов, проходившие через Венгрию на Восток, способствовали экономическому оживлению Венгрии. В Венгрии развивались города, ремесла. Венгерская пшеница, скот, мясо и другие продукты сельского хозяйства находили большой и выгодный сбыт. Все эго вело к усилению крепостнического гнета и увеличению числа крепостных. В то же время в XI —

XII вв. Венгрия значительно расширила свои владения. К основным ее собственно венгерским владениям были присоединены на востоке — Трансильваиия, на юге — Хорватия и Далмация. Венгрия получила выход к Адриатическому морю. Она стала вмешиваться в дела Балканского полуострова. Длительные войны с Венецией и Византией характеризуют внешнюю политику Венгрии почти в течение всего этого периода. В XIII в. Венгрия сама принимала активное участие в крестовых походах на Восток (пятый поход).

ЗОЛОТАЯ БУЛЛА (1222 Г.)

Несмотря на военные успехи венгерских королей (впрочем, не раз чередовавшиеся с крупными неудачами), власть их внутри страны сильно ослаблялась по мере упрочения феодального строя и торжества крупного землевладения. Неудачный поход короля Андрея II в Египет во время пятого крестового похода дал повод к восстанию венгерской знати против короля. Вынужденный капитулировать перед восставшими бароиами-магнатами, имевшими на своей стороне большинство рыцарей, Андрей II подписал в 1222 г. важный политический документ, известный под названием Золотой буллы. Появившись спустя короткое время после издания в Англии Великой хартии вольностей, Золотая булла в общем отражала ту же тенденцию феодалов — закрепить юридически свои сословные права и привилегии, обеспечить постоянный контроль над королевской властью, вплоть до права феодальной войны против короля, в случае, если король не будет соблюдать того, что он обещал в булле. Подобно английским баронам в 1215 г. и польским панам 1454 г., Венгерские магнаты в некоторых пунктах делали большие Уступки рыцарям. Последние получали значительное влияние в местном самоуправлении («община комитата»); были ограничены нрава испанов; рыцари были освобождены от налогов. На венгерском сейме, который должен был собираться ежегодно, могли присутствовать и рыцари, и притом в неограниченном количестве. Однако, делая эти уступки мелким феодалам, знать не упускала из своих рук основного руководящего влияния в политических делах королевства. В то же время Золотая булла не давала решительно никаких уступок ни городам, ни крестьянам. Ее узко дворянский характер в этом целиком совпадает с содержанием польских Нешавских статутов.

ТАТАРО-МОНГОЛЬСКОЕ НАШЕСТВИЕ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

В 1240 — 1241 гг. Венгрию постигло большое бедствие. После завоевания Киева Батый вторгся в конце 1240 г. с громадными полчищами в Венгрию. На реке Шайо (при впадении ее в Тиссу) Батый разбил довольно большое венгерское войско. После этого Пешт и Гран, наиболее крупные тогдашние венгерские города, были разграблены и сожжены. Король Бела IV скрылся с двором и остатками войска в Далмацию. Но Батый не оставался долгое время в Венгрии. Сопротивление русских земель иноземному владычеству вынуждало его не распылять силы, а сосредоточить их исключительно в Восточной Европе.

Татаро-монгольское нашествие, несмотря на свою кратковременность, нанесло большой ущерб Венгрии. Значительная часть страны после ухода врага представляла собой полную пустыню. »Путник мог ехать на коне в течение двух недель, не встречая жилья», — описывал положение один современный хронист. Социальными последствиями татаро-монгольского нашествия в Венгрию было еще больше разорение и закрепощение венгерского крестьянства, с одной стороны, и усиление немецкой колонизации (существовавшей и до этого, но теперь особенно возросшей) — с другой. Немецкие поселенцы, преимущественно из Баварии, частью Саксонии, заселили большое количество пустующих земель в Венгрии. Многие из немецких колонистов поселились в горах Трансильвании и способствовали тем разработке различных руд (особенно серебра). Однако немецкая колонизация и в Венгрии несла с собой те же опасные последствия, какие наблюдались в Чехии и Польше. Венгрия получала чужеродный немецкий или полунемецкий город. Население Венгрии делалось все боле пестрым в этническом отношении; многочисленные немецкие колонисты и в Венгрии с течением времени превратились в политическую агентуру германских феодалов, надеявшихся рано или поздно присоединить к Германии Венгерское королевство, занимавшее весьма выгодное экономическое и стратегическое положение в юго-восточной Европе.

ВЕНГЕРСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Развитие средневековой венгерской литературы в основном шло теми же путями, что и соседней чешской, словацкой и польской литератур. Их сближали многосторонние исторические и культурные связи, общность религии и господство латыни.

Очагами письменности и образования стали в Венгрии монастыри (в XI в. — почти исключительно бенедиктинские) , а также епископские резиденции и сам королевский двор (в Эстергоме). Создаваемые там для учебных, богослужебных и других целей школы, скриптории, библиотеки послужили первоначальной опорой и питательной средой средневековой венгерской литературы. Одной из самых богатых была библиотека главного бенедиктинского монастыря в Паннонкальме.

Собственно венгерской письменностью на латинском языке следует считать, конечно, лишь создававшиеся для местного пользования, отвечавшие своим, венгерским потребностям юридические, государственно-правовые документы, религиозно-дидактические и историко-хроникальные записи, внутри которых в дальнейшем и стали постепенно вызревать элементы художественности.

Уже в XI — XII"вв. возникают многочисленные жития венгерских святых. Такова написанная около 1000 г. печским епископом Мором история святого Зерарда и Бенедека. Можно также упомянуть два жизнеописания причисленного к лику святых короля Иштвана (ок. 1077 г. и нач. ХП в.) и одно — епископа Геллерта, а также легенду о св. Ласло (конец XII в. ). Несмотря на господствующую в такого рода сочинениях абстрактную идеализацию, герои их подчас обнаруживают живые человеческие свойства, черточки, а Диалоги и неожиданные повороты действия придают занимательность повествованию.

Первыми произведениями венгерской поэзии на латинском языке были литургические гимны (XI в.), которыми дополнялся, разнообразился канонический богослужебный репертуар. С этих непритязательных, в несколько строк обращений к

Иштвану Святому, хвалебных или просительных, начинается история рифмованного стиха в Венгрии. К XI в. восходят также несколько венгерских обработок религиозных драм.

Церковь в своем общении с народом не могла совсем отказаться от употребления венгерского языка, и, по-видимому, уже в XI в. на него начинают переводить отдельные молитвы, проповеди. Таким переводом является, например, «Надгробное слово» (ок. 1200) — вольная обработка латинской погребальной молитвы. Оно заслуживает упоминания не только в. качестве древнейшего памятника такого рода, но и потому, что написано на редкость выразительным прочувственным языком.

Важнейшие произведения средневековой венгерской литературы — это, однако, исторические хроники и так называемые гесты. На существование их уже в XI — XII вв. указывают различные более поздние ссылки, а также заимствования (иногда прямо оговариваемые). Но самая древняя сохранившаяся геста — Gesta Hungcirorum — относится уже приблизительно к 1200 г. Написана она была писцом учрежденной королем Белой III придворной канцелярии, за которым укрепилось в истории литературы наименование Анонимуса. Это был, по-видимому, человек духовного звания, получивший, судя по осведомленности в античной классике и рыцарских романах, хорошее образование в одном из французских или итальянских университетов. До своей «Венгерской гесты», как он сам сообщает во введении к ней, им была составлена по литературным источникам еще история Трои.

Анонимус ставил своей задачей, по его же словам, описать в своей гесте «происхождение мадьярских королей и дворян», поскольку о славных предках этих последних сейчас можно узнать только из «лживых мужицких сказок» да «болтливых былин». За высокомерно «ученым» обещанием подлинности крылось, однако, всего лишь стремление героизировать прошлое складывавшейся феодальной олигархии, чтобы лучше обосновать ее притязания править наравне с королем. Поэтому, кроме передачи реальных событий, Анонимус выдумывает много мифических, долженствующих оттенить доблести древних венгерских вождей (число которых он тоже умножает, не желая обделить никого из крупных феодальных семейств). К их чести, он роднит древних мадьяр с гуннами; измышляет битву с войском киевского князя; выводит других славянских, а также валашских князей, побеждаемых венграми; сочиняет легенду о добровольном разделе власти над покоренной мадьярскими вождями территорией и т. д.

Все это щедро расцвечивается повествовательной орнаментикой рыцарских романов (богатые дары, посольства, поединки, вдохновляющие речи, обращенные к войску, ит. п.). Стиль Анонимуса свидетельствует о его немалой начитанности — на этот раз в правилах изысканного литературного письма. Искусно перемежает он, в частности, рифмованную латинскую прозу речью стихотворной, прибегая к ней в особо патетических местах; хорошо известны ему и другие риторико-стилистические ухищрения.

Своеобразие его повествованию придает сочетание с ними более простой, бесхитростной, даже наивномногоречивой манеры, которая порой перебивает ученое краснословие и восходит, вероятно, к не дошедшим до нас старинным героико-эпическим песням.

Большую известность у современников и потомков приобрела написанная около 1283 г. одноименная «геста» Шимона Кезаи, клирика короля Ласло IV. Противник анархического партикуляризма магнатов, от которого немало страдал народ, и сам незнатного происхождения, Кезаи в противоположность Анонимусу возвеличивал своей гестой твердую королевскую власть. Способом и формой этого стала у него поэтизация гуннского завоевателя Аттилы (которого он по стопам своего предшественника делает родоначальником венгерских королей) и вообще жизни, обычаев и древних свобод гуннов, которые не знали горя под рукой своего могучего повелителя и сами выбирали своих судей и военачальников.

Выдающееся творение средневековой лирики в Венгрии — «Плач» (полное название «Planctus destructionis Regni Hungariae per Tartaros», ок. 1241 — 1242) — только чисто формально связано с традиционным литургическим гимном. По сути же это — первое произведение венгерской патриотической лирики. Относится оно к XIII в. Неизвестный автор «Плача» видит в нашествии татаро-монгольских орд, опустошивших страну, наказание господне за грехи. Причем за грехи крупных феодалов: жадность, тунеядство и иные пороки, которых он живописует яркими красками. Подкрепляя своп обвинения потрясающими картинами народного разорения, автор горько сетует на отсутствие согласия между странами христианской Европы, хотя в заключение все же выражает надежду, что враг будет разбит и мир восторжествует на венгерской земле.

Несмотря на возникновение памятников венгерской письменности и на воздействие национального субстрата на литературу на латинском языке, основные жанры и формы последней остаются в Венгрии ведущими и в дальнейшем вплоть до эпохи Возрождения, яркого этапа в культурном развитии страны.

4. ВАЛАШСКИЕ, МОЛДАВСКИЕ И ТРАНСИЛЬВАНСКИЕ ЗЕМЛИ

Основной территорией, иа которой сложился и развивался румынский народ, были Карпатские горы, земли к юго-западу и югу от них до Дуная, Восточное Прикарпатье. В начале XIV в. на территории к югу от Карпат сложилось княжество, которое румыны назвали Цара Ромы-няска, что означает Румынская страна. В середине XIV в. в Восточном Прикарпатье образовалось княжество Молдавия, к северо-западу от них находилась Транснльвания. В исторической литературе княжества Цара Ромыняска длительное время было известно под названием Валахия. Возникло это название в нерумынских источниках, в которых румыны именуются волохами (или влахами). В некоторых нерумынских источниках и Молдавия называется Валахией, а в ряде источников Дара Ромыняска ц Молдавия именуются «Обе Валахии». В 1859 г. оба княжества добились автономии от Турции и объединились в единое государство, называющееся с 1861 г. Румынией.

В древности вышеназванная территория была населена дакнйскими племенами, по имени которых вся страна называлась Дакией. В начале II в. н.э. большая часть Дакии была завоевана римлянами. С этого времени Дакия стала укрепленной окраиной империи. В ее состав также вошли трансильванские земли, Банат и масть Валахии. Римское владычество продолжалось здесь около 170 лет. Разговорный язык римлян того времени -- «народную латынь» — восприняли местные жители. Ои стал основой формирования румынского языка. В конце III в. римляне оставили эту территорию. Иа восточных границах бывшей Дакии в VI — VII вв. появились славяне. Они прочно осели рядом с коренным населением. Такое соседство нашло отражение в географических наименованиях явно славянского происхождения. Славянским является и название «волохн». Волохи впервые упоминаются в «Повести временных лет». Румынская народность формировалась в сложном процессе ассимиляции коренным населением многочисленных элементов из различных этнических групп.

ФЕОДАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Основными занятиями местного населения с IV в. были земледелие и скотоводство. Было довольво развито садоводство, огородничество, пчеловодство, охотничий промысел. Успехов достигли гончарное дело, ткачество, обработка металлов. С развитием производительных сил усиливалось социальное неравенство, зарождались феодальные отношения. Зародыши феодальных отношений возникали здесь в условиях рабовладельческого строя, который сохранялся тут со времен крушения рабовладельческой Римской империи. В районах, иа которые не распространилось римское господство, зарождение феодального способа производства происходило одновременно с разложением первобытно-общинного строя. Существенный толчок в развитии давали связи с южными и восточнославянскими государствами.

В IX — начале X в. часть земель между Дунаем и Южными Карпатами была подчинена болгарским феодалам. В 865 г. здесь было принято христианство. В конце IX, а особенно в X в. здесь выросли монастыри. К этому времени возник ряд небольших феодальных государств, которые назывались кнезатами. Во главе кнезата стоял князь. Несколько объединенных кнезатов составляли воеводство во главе с воеводой.

В IX — X вв. на территории Молдавии рядом с местным населением жили восточнославянские племена — уличи и тиверцы. Население молдавских земель приняло христианство одновременно с принятием христианства в древнерусском государстве. В X — XI вв. сюда распространилась власть киевских князей. Киевский князь Владимир Мономах в 1116 г. назначал своих наместников в придунайские земли. На территории Молдавии существовали торгово-ремесленные города: Романов торг (Роман), Сочава (Сучава), Серег, Байя (Бая) и др. Города становятся значительными центрами внутренней и внешней торговли. Главными продуктами были хлеб, соль, мед, корабельный лес. Товары со-екладов в Малом Галиче, Берладе, Текуче направлялись в Византию и другие земли. В Трансильвании крупными центрами ремесла и торговли были Турда, Орада Маре, Клуж и др., а в Валахии — Кымиулунг, Арджеш, Тырговиште. Главным препятствием созданию сильного феодального княжества в XI — XIII вв. были слабые связи между отдельными воеводствами и киезатами. Постоянные набеги кочевников сопровождались значительными разрушениями. В конце IX в. сюда вторгаются угры (венгры), печенеги, в XI в. здесь появляются половцы. С конца XI в. Тран-сильвания находится в зависимости от Венгерского королевства. Политическое, экономическое развитие было подорвано нашествием в 1241 г. татаро-монголов. Золотой орде выплачивалась дань. В результате иноземного господства Молдавия оказалась в состоянии экономического упадка.

ГЛАВА 10

РУСЬ В ПЕРИОД РАЗДРОБЛЕННОСТИ

РАЗВИТИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Если до конца X в. феодальные отношения существовали еще вперемежку со значительными остатками общиннородового строя, то в XI — XII вв. они одерживают полную победу на всей территории древнерусского государства. В этот период происходит быстрый рост княжеского, боярского и монастырского землевладения. Киевские князья, считавшие ранее важнейшим средством обогащения военную Дружину (недаром даже князь Владимир говорил: «Не нужно мне много золота и серебра, нужна мне дружина, с ней я добуду и золото и серебро»), теперь интенсивно осваивают земли, и в летописи то и дело можно прочесть о княжьих, боярских и монастырских селах. Княжеские дружинники также не довольствовались уже прежним источником их материального обеспечения — военной добычей и данями. Эксплуатация земли и сидящего на ней сельского населения обещала им гораздо большее вознаграждение, чем рискованные военные походы. Поэтому дружинники охотно осе-Аают на земли, передаваемые им князьями, и развертывают на них свое вотчинное хозяйство. Происходит превращение дружинника-воииа в боярина-землевладельца.

Параллельно образованию боярского землевладения за счет оседавшей на землю дружины шел процесс роста местного, «земского» боярства, выраставшего из местной знати на базе разложения соседской общины.

С конца X в. иа Руси появился новый феодал — церковь, которая уже в XI в. становится крупным земельным собственником.

Рост княжеского, боярского и монастырского землевладения сопровождался безжалостным расхищением общинных земель и превращением вчера еще свободных общинников-смердов в феодально-зависимых людей. Другим путем обращения общинников-смердов в зависимый люд была кабала. В жизни древнерусской общины было немало случаев, когда отдельные общинники в силу тех или иных причин разорялись, выходили из общины, превращались в изгоев и неизбежно становились жертвой кабалы феодалов. Получив от феодала ту или иную материальную помощь, такой разорившийся общинник навсегда становился феодальнозависимым человеком.

Основным источником, из которого мы черпаем сведения об общественно-экономических отношениях Руси в XI —

XII вв., является «Русская правда» — сборник юридических норм, установленных киевскими князьями в XI — XII вв. на основе обычного права того времени. «Русская правда» дошла до нас в двух редакциях — краткой и пространной. Древнейшей из них является краткая редакция, которая в свою очередь состоит из двух частей, так называемой «Правды Ярослава», составленной в первой половине XI в., и «Правды Ярославичей», составленной, по мнению большинства ученых, в 1072 г., после народных восстаний 1068 — 1071 гг.

«Пространная правда» возникла в XII в., она гораздо больше (пространнее) краткой правды, богаче по содержанию и в отличие от нее разделена на статьи.

«Правда Ярославичей» и «Пространная правда» свидетельствуют о широком развитии феодальных отношений в древней Руси XI — XII вв. В исторической литературе давно уже утвердилась за «Правдой Ярославичей» название «Устава княжеского домена». По статьям этой «Правды» мы можем с достаточной полнотой восстановить картину крупного княжеского или боярского хозяйства. Это уже типичное для феодализма замкнутое натураль-

н°е хозяйство, производящее все необходимое для себя и Мало связанное с другими хозяйствами. Оно состоит из Пашен, выгонов для скота, бортных угодий, рыбных «ло-^Ищ» и т д jja СКОТных дворах имелись лошади, коро-свиньи, бараны; в птичниках — куры, утки, гуси и пр. °мимо скотных дворов и птичников, имелись гумна, клети Другие хозяйственные постройки. В «Русской правде» °минаются сельскохозяйственные орудия — плуг, борона.

Это большое и сложное хозяйство имеет своих администраторов — огнищанина, конюшего, подъездного тиуна княжьего, сельского и ратайного (наблюдавшего за пашнями), старост. О размерах таких хозяйств и количестве занятых в них зависимых людей можно судить по данным летописи. Так, летописец сообщает, что на дворе князя Святослава Ольговича находилось около 700 холопов (рабов), имелись специальные погреба, в которых хранилось 500 берковцев меда и 80 корчаг вина; в селах у его брата Игоря Ольговича «дом был добрый, много было вина, меда, а на гумне более 900 стогов».

Умножавшуюся изо дня в день феодальную собственность князья и бояре стремились защитить от порабощенного народа системой крепких наказаний за каждую попытку, направленную против их интересов. Именно в этом и состояла цель «Русской правды». «Русская правда» грозила двеиадцатигривенным штрафом каждому, кто «между гге-реореть любо перетес», то есть тем, кто нарушит границы феодальной вотчины. Она устанавливала штраф за похищение скота, птицы, разорение пасек и т. д. Классовый, феодальный характер «Русской правды» особенно ярко отражается в системе вир (штрафов), установленных за убийство представителей различных социальных слоев. Жизнь, имущество и честь феодально-зависимого человека охранялись в значительно меньшей степени, нежели людей свободных, не говоря уже о феодалах. Можно утверждать, что жизнь смерда, рядовича, закуна охранялась законодательством постольку, поскольку в этих феодально-зависимых людях был заинтересован феодал. Так, за убийство огнищанина или княжьего мужа полагалась вира (штраф) в 80 гривен, за свободного человека — 40 гривен, а за феодально-зависимого смерда — 5 гривен (так же, как и за холопа).

Княжеские, боярские и церковные феодальные хозяйства основывались на труде феодально-зависимых крестьян и отчасти рабов (холопов). Рабство в XI — XII вв. имело еще сравнительно широкое распространение. Труд рабов применялся в земледелии, ремесле. Из рабов состояла домашняя прислуга и часть вотчиииой администрации феодалов. Источники рабства в древней Руси были разнообразны. Плен, самопродажа, поступление в тиуны, или ключники, женитьба на рабыне. В рабство попадали, кроме того, за несостоятельность в оплате долгов, за преступления и т. д. «Русская правда» говорит о «потоке разграблении», т. е. кон-фнскацни имущества и обращении виновных семей в раб-ство за разбой, кражу коня, поджог гумна.

Несмотря на значительное количество рабов в древней русп XI - XII вв., значение рабства, несомненно, падало, рабский труд вытеснялся более прогрессивным трудом крепостных крестьян. Изменялось экономическое и правовое положение рабов в направлении, сближавшем их с положением крепостных крестьян. В документах XI — XII вв. довольно ясно отразилось стремление государственной власти к ограничению рабства. Пленных в XI в. сажали на землю. Они имели свои участки, дворы, семьи. «Пространная правда» говорит лишь о трех источниках рабства: продаже, женитьбе на «робе» и службе тиуном или ключником. Однако и в этих случаях она оговаривает условия, оберегающие свободного человека от превращения в раба. Угроза рабства снималась, если при вступлении в брак с рабыней или найме в тиуны заключался специальный «ряд» — договор. После восстания 1113 г. запрещалось обращение в рабство за взятые в долг деньги или хлеб. Происходит расширении прав холопов. От имени своего господина холопы могли вести торговлю, вступать в денежные сделки.

В отличие от античного общества, деятельность рабов в древней Руси никогда не составляла основы производства, тем более в XI — XII вв., когда происходил процесс интенсивного развития феодализма. Основными работниками па земле феодалов являлись закрепощаемые крестьяне. «Русская правда» знает несколько категорий феодально-зависимого населения, смердов, рядовичей, закупов, изгоев.

Смердами в Киевской Руси назывались крестьяне. Когда-то они были свободными общинниками, но по мере развития феодальных отношений все большая часть их попадала в феодальную зависимость. В «Русской правде» они упоминаются в числе людей, зависимых от крупных землевладельцев. За убийство смерда его господину уплачивался Штраф в размере пяти гривен. В случае смерти смерда его имущество, при отсутствии мужчины-наследника, переходило к его господину. Смерд дарился вместе с землей. Он прикреплен к ней. Закрепощенные смерды обязаны были ра-)()тать на барщине и платить оброк в пользу своих гос-п°д -j феодалов-землевладельцев. Обращение свободных с ме р д о в - об гц ин ни ко в в зависимых людей происходило прежде ‘кего путем насильственного захвата их земель феодалами > опирающимися иа сильную государственную власть. В °м случае смерды попадали под власть землевладельцев-князей, бояр, церкви целыми районами в составе своих общин. В то же время рост имущественного неравенства внутри общин стихийные бедствия и т. д. заставляли обедневших членов общины становиться в зависимость от феодалов под давлением экономической нужды. Смерд, разорившийся полностью, вынужден был покидать общину и искать спасения от голодной смерти у богатых людей. Такой общинник переставал уже быть смердом и превращался в рядовича, закупа «наймита». Смерд, как понимает его «Русская правда», всегда являлся владеющим средствами производства земледельцем, не зависимо от того, был ли он свободным или зависимым. В этом состояла разница в экономическом положении зависимого смерда от других категорий феодально-зависимых людей.

Наряду с закрепощенными смердами в Киевской Руси

XI — XII вв. существовали также свободные, независимые смерды. Они были подчинены только государству и платили ему дань. Мы не знаем, как велико было в XI — XII вв. число свободных смердов и каково было соотношение между свободными и несвободными смердами. Но одно несомненно: массив свободного крестьянина непрерывно таял. В Киевской Руси осуществлялся такой же процесс, как и в других феодальных странах: переход сельского населения из свободного состояния в крепостное.

Довольно распространенной категорией феодально-зависимых людей в древней Руси XI и XII вв., согласно «Русской правде», были рядовичи. Так назывались все те, кто становился в зависимость от феодала в силу заключенного с ним «ряда» — договора, соглашения. На основе этого «ряда» рядовичи работали и несли те или иные повинности в отношении хозяев. Рядовичи входили в состав рабочей силы феодальной вотчины. Отдельные из них, видимо, выполняли также функции низших агентов вотчинной администрации. По словам Даниила Заточника, «тиун князя — это огонь, вспыхнувший от можжевельника, который трещит, а рядовичи — искры». Источником рядовничества было расслоение внутри общины. Потерявшие средства производства смерды-общинники шли в кабалу к феодалам, заключали с ними «ряд» и становились рядовичами.

Одной из разновидностей рядовичей были тиуны. В большинстве случаев это вчерашние смерды, которые, вследствие стихийного бедствия, нападения кочевников, неурожаев, пожара и, главное, экономических процессов, протекавших внутри общины, лишались средств производства и выну-ждеиы были обращаться к соседнему землевладельцу за ссудой ' куной (отсюда закуп), попадая, таким образом, в феодальную зависимость. «Купон» могли быть деньги, скот, зерно, земля - «отарица» и т. д.

Закупы были ролейиые, т. е. сельскохозяйственные, и перолепные. В большинстве случаев закуп пес барщину у своего владельца-хозяина. Барским конем и инвентарем он обрабатывал господское поле, убирал урожай, пас коней. В то же время он вел свое хозяйство. Положение закупа характеризовалось чрезвычайно тяжелой формой зависимости. Феодал мог телесно наказать закупа (правда, «про дело», т. е. за вину). При попытке к бегству или кражу чужого имущества его обращали в холопа. Выйти из закун-иического состояния закуп практически не мог, так как прп этом он обязан был вернуть двойную «куну».

Только после восстания 1113 г., в котором участвовали, по-видимому, смерды и закупы, положение последних было смягчено. Изданный Владимиром Мономахом устав о закупах ограждал их от превращения в холопов.

Одним из частых видов закупничества были так называемые вдачи, которые получали в долг хлеб или деньги с условием погашения этого долга работой на протяжении определенного срока.

В источниках упоминается термин для закрепощаемых людей — челядь. Этот термин включал всю совокупность работавшего на вотчинника населения. В понятии челяди входили рабы, рядовичи и зависимые крестьяне.

В числе феодально-зависимого люда, трудом которого создавалось богатство и благополучие князей, бояр и церкви, немалую роль играли упоминаемые источниками изгои. Термин «изгой» связан своим происхождением со словом гоить — жить. Изгой — это «изжитый», вырванный из своей социальной среды человек, потерявший «жизнь», т. е. средства к существованию и вынужденный поэтому идти в кабалу к Феодалу. В источниках XII в. изгои — прикрепленные к земле хозяина люди. Они работают на господина, подлежат его суду; господин имел право передавать изгоя вместе с землей в другие руки. В случае смерти изгоя, без наследников, его имущество переходило господину.

Источники изгойства были разнообразны. Устав великого киевского князя Всеволода (XII в.) говорит и о незнающем

1 Рамоты поповиче, и о выкупившемся на волю холопе, и обанкротившемся купце. Нужно полагать, что изгои вы-Х()Дилп и из других слоев населения. Основную массу сельских изгоев составляли отпущенные на волю или выкупившиеся рабы, превращенные в крепостных.

Таким образом, основной рабочей силой иа частновладельческих землях в XI — XII вв. было попадавшее в'феодальную зависимость крестьянское население и отчасти переводимые на положение крепостных холопы.

ГОРОДА, РЕМЕСЛО И ТОРГОВЛЯ

XI — XII вв. -- время интенсивного развития и расцвета древнерусских городов. Если в IX — X вв. иа Руси было, согласно летописным данным, 25 городов, то в

XI в. источники называют уже 89, а в конце XII в. — 224 города.

К XI в. относится возникновение таких известных городов, как Владнмир-на-Клязьме, Владимир-Волынский, Рязань, Курск, Минск, Пииск, Витебск, Юрьев в Эстонии и др. В XII в. появляются Москва, Воронеж, Гомий (Гомель), Брянск, Новгород-Северский, Дмитров, Коломна, Трубчевск, Углич и ряд других.

Города вырастали прежде всего как ремесленные центры. Развитие производительных сил и углубление процесса отделения ремесла от земледелия вело к увеличению числа ремесленников и торговцев. Центром их деятельности были главным образом города. По подсчету Б. А. Рыбакова, в

XII в. в городах Руси имелось ие менее 64 ремесленных специальностей. Ведущими из них были специальности, связанные с металлургическим и кузнечным делом, гончарным производством, обработкой дерева, кожи и изготовлением предметов украшения. Русские ремесленники в совершенстве владели техникой тепловой и механической обработки железа и стали, что позволяло им создавать довольно широкий ассортимент (более 150) железных и стальных изделий. В ремесленных мастерских городов изготовлялись лемехи, топоры, зубила, клещи и другие орудия труда. Широкое развитие получило изготовление оружия — копий, мечей, щитов, кольчуг, шлемов и т. д.

Русские ювелиры-«серебряники» производили разнообразные изделия художественного ремесла из золота, серебра, бронзы и других материалов. Им была известна техника зерни (выделка узоров из мельчайших зерен металла), скани (выделка узоров из тончайшей проволоки) и черни (изготовление черного .фона для серебряных пластин). Славилась Русь своими тканями, особенно художественным шитьем. Много было в древней Руси ремесленников, занятых обработкой дерева — плотников, городников (строители городских укреплений), мостни-ков (строители мостов) и т. д. Многочисленны были также мастеровые, производившие глиняную посуду и стеклянные

изделия. По именам гончаров в древнерусских городах назывались иногда целые районы — концы, улицы (Новгород, Киев, Владимир-на-Клязьме).

Города были также центрами торговли. В них имелись рынки, где продавались продукты питания и ремесленные изделия, сюда привозили свои товары иноземные купцы. Однако говорить о сколько-нибудь развитом товарном производстве еще не приходится. В условиях господства натурального хозяйства рынок был ограничен, ремесло не только в деревне, но и в городе осуществлялось главным образом иа заказ.

Брлее развитой была внешняя торговля. Русские купцы ^ОДили в Среднюю Азию, Константинополь, Чехию, Польшу, ^Жную Германию, в Данию, Скандинавию, на остров Гот-Ланд. Русские города Киев, Новгород, Смоленск и другие в свою очередь посещались европейскими, греческими, араб-СКими, среднеазиатскими купцами.

В целях безопасности купцы ходили большими караванами по нескольку десятков, а иногда и сотен человек. Из Руси шли меха, мед, воск, сало, рыба и другие товары. Русь ввозила предметы роскоши, вина, фрукты, пряности.

С целью защиты своих интересов купцы и ремесленники древней Руси создавали свои объединения во главе с выборными старостами. Таковы купеческие организации «Ивановские сто» в Новгороде, «гречники» в Киеве, «батьщина» в Полоцке, а также ремесленные объединения плотников и городников в Новгороде. Однако это не были еще прочные ремесленные корпорации. Дальнейшее их развитие было приостановлено татаро-монгольским нашествием.

Некоторые из русских городов XI — XII вв. были весьма обширные. Новгород в начале XII в. имел 20 — 30 тысяч жителей. Еще обширнее был Киев, изумлявший иностранцев своими масштабами и богатством. В XII в. в нем жило несколько десятков тысяч человек. Крупными городами были Владимир, Галич, Смоленск, Полоцк и ряд других.

Население древнерусских городов разделялось на несколько социальных групп. Основную массу городского населения составляли ремесленники, среди которых наряду со свободными были ремесленники — холопы князей и бояр. Особая социальная группа — купцы. Высшим слоем купечества были гости-купцы, торговавшие с иностранными государствами или другими городами Руси. Из богатых купеческих верхов в XI — XII вв. пополнялось боярство, составлявшее городскую знать.

Древнерусские города состояли из двух частей: крепости — детинца и окружавшего его посада. Крепость, как правило, занимала наиболее возвышенную часть города; здесь жили князь, его слуги, дружина. Посад, населенный ремесленниками и торговцами, обычно тянулся вниз по реке. Так создавалось деление города на аристократическую «гору» и демократический подол.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА. ЯРОСЛАВ МУДРЫЙ

Рост феодального землевладения, усиление феодальной эксплуатации и классовой борьбы, рост городов, превращающихся в экономические и политические центры лежавших вокруг них областей, — все это не могло не сказаться на характере политического развития древней Руси в XI —

XII вв. Общая линия этого развития характеризуется нарастающим стремлением окрепших местных феодальных сил но главе со своими местными князьями к отделению от Киева. Сохранение государственного единства Руси становится все более трудным делом. Возникшая тенденция к раздроблению древнерусского государства, усиливаясь из десятилетия в десятилетие, в конце концов одержала победу.

Первые признаки феодального сепаратизма обнаружились уже в конце княжения Владимира, когда сидевший в Новгороде его сын Ярослав, выражая стремления новгородского боярства, прекратил уплату дани Киеву. Это был вызов общерусскому государственному единству со стороны второго по величине и значению города древней Руси — Новгорода. Намерения Новгорода не изменились и тогда, когда стало известно о подготовке Владимиром карательного похода против него. Отстаивая свои интересы, новгородские верхи во главе с Ярославом готовили Владимиру достойную встречу, которая, однако, не состоялась, так как Владимир в приготовлениях к походу умер.

После смерти Владимира киевский престол оказался в руках нелюбимого им сына — Святополка. Стремясь к единовластию, Святополк, прозванный «окаянным», убил своих братьев Бориса, Глеба Муромского, Святослава Древлянского и рассчитывал, видимо, истребить остальных. «...Избыо братию мою и приму власть русскую един» — таковы были, по словам летописца, замыслы Святополка.

Против Святополка выступил Ярослав. Новгородцы решительно поддержали своего князя, боясь, что победа Святополка приведет к восстановлению прежних отношений между Новгородом и Киевом.

Ярослав с дружиной около 4 тысяч человек Двинулся к Киеву и близ Любеча разбил полки Святополка. Тогда Святополк бежал к своему тестю — королю польскому Болеславу и при помощи поляков, а также немецких и венгерских наемников вернул себе Киев. Ярослав возвратился и Новгород. Однако борьба на этом не прекратилась. Союзники Святополка -- поляки, немцы, венгры — вызвали в Киеве возмущение народа. Их стали тайно истреблять. Болеслав вынужден был уйти из Киева восвояси, правда, захватив при этом города Червень и Перемышль.

Ярослав тем временем набрал новую дружину из новгородцев п, явившись к Киеву, снова изгнал ненавистного Киевлянам Святополка. Последний на этот раз нашел при-10т в печенежской орде. В союзе с печенегами Святополк в 1019 г. сделал последнюю попытку остаться великим киевским князем, но он и его союзники потерпели решительное поражение на реке Альте. Ярослав окончательно утвердился в Киеве.

Деятельность Ярослава Мудрого была направлена на укрепление власти киевского князя, внутреннее сплочение, расширение и укрепление международного положения древнерусского государства. В условиях пробудившегося феодального сепаратизма и обострения классовой борьбы разрешение этих задач связано было с большими трудностями, и тем не менее время Ярослава Мудрого мы считаем одной из ярких страниц древнерусской истории.

После победы над Святополком у Ярослава появился новый соперник — его родной брат Мстислав, князь Тмутаракани. В сражении в 1024 г. при Листвене (около Чернигова) победил Мстислав. Результатом этой победы явился раздел древнерусского государства на две части. Правобережье Днепра с Киевом и Новгород оставались за Ярославом, а земли к востоку от Днепра переходили к Мстиславу.

После смерти Мстислава (1036) обе части древнерусского государства вновь объединились под властью Ярослава.

Ярослав проводил энерпгчную внешнюю политику. В 1030, 1031 гг. в результате походов на Польшу им была возвращена захваченная Болеславом Храбрым Червонная Русь. Он ходил на Ятвягов (1038), на Литву (1040), на Чудь (1030), Емь (1042). В результате этих походов были укреплены и несколько раздвинуты западные и северо-западные границы древнерусского государства. В земле Чуди, к западу от Чудского озера, возник заложенный Ярославом город Юрьев (ныне Тарту).

С востока к границам Киевского государства двигались полчища новых врагов — печенегов, торков, берендеев и других. Для защиты южных границ Ярослав усиливает укрепленную полосу в Поросье. А в 1036 г. он нанес решительное поражение печенегам и отбросил их в Прндунай-ские степи.

В 1043 г. произошло последнее столкновение Руси с Византией. Византийское правительство пыталось использовать единство религии для подчинения Киевской Руси в политическом отношении. Эта попытка встретила упорное сопротивление со стороны Ярослава Мудрого, вплоть до открытия военных действий. Ярослав отправил к Византии большой флот. Однако буря рассеяла русские корабли, а сухопутные войска потерпели неудачу.

В 1046 г. был заключен мир, и дружественные связи с Византией закреплены браком сына Ярослава — Всеволода с дочерью византийского императора Константина Моиомаха.

Ярослав добился внутренней самостоятельности Киевской митрополии и даже самостоятельно поставил в 1051 г. митрополитом образованного проповедника Иллариона, русского но происхождению.

Во внутренней политике Ярослав продолжал борьбу за единство Русской земли и укрепление древнерусской государственности. Заподозрив своего брата Судислава в кознях, он заточил его в тюрьму. Ярослав урегулировал отношения с Новгородом, посадив там своего старшего сына Владимира. Источники тех времен подчеркивают большую законодательную деятельность Ярослава, направленную на укрепление государства.

В 1024 г. в Суздальской земле вспыхнуло первое, из известных по летописям, восстание смердов. Во главе восставших стояли волхвы, стремившиеся использовать антифеодальные настроения крестьян для борьбы за старую языческую веру против христианства. Ярослав, охраняя интересы феодалов — князей, бояр и церкви, сам ходил с дружиной в Суздальскую землю и жестоко подавил народное восстание.

Время Ярослава примечательно культурными успехами древнерусского общества. Собранные Ярославам писцы переводили па славянский язык многие греческие книги. Сам Ярослав недаром назывался Мудрым. По словам летописи, он любил книгу и «ночита е в нощи и дне». Есть основание считать, что в 1037 г. в церкви Софии в Киеве Ярославом была основана первая на Руси библиотека.

При Ярославе выросли и украсились постройками (церквами, соборами) многие древнерусские города. Столица государства — Киев — была обнесена новыми мощными укреплениями. В стене имелось несколько монументальных ворот. Главные из них, южные, назывались «Золотыми». Киев представлял собой огромный город — один из мировых центров ремесла и торговли. По словам Адама бременского, он был достойным соперником Константинополя.

Богатство и сила древнерусского государства обеспечила

завидное международное положение. Королевские дворы ЬвРопы стремились войти в сношения с великой восточной ^сРЖавой, породниться с ее княжеским домом.

Ярослав был женат на шведской принцессе Ингигерде (в православии Ирина), а норвежский принц Гаральд Смелый получил руку дочери его Елизаветы. Некоторые сыновья Ярослава были женаты на иностранных принцессах — например, Всеволод на греческой (византийской) принцессе, дочери императора Константина Мономаха. При дворе Ярослава находили приют и защиту норвежский король Олаф Святой и сто сын Магнус Добрый. Сестра Ярослава Мария (Доброгнева) была замужем за польским королем Казимиром I, его вторая дочь, Анна — за королем французским Генрихом I.

Внучка Ярослава Евпраксия вышла замуж за германского императора Генриха IV; другая внучка Евхимия — за венгерского короля; внук Ярослава, Владимир Мономах, был женат на дочери английского короля.

Все это также ярко характеризует международные связи Киевского государства. Но не только дипломатические нити тянулись на Запад. По оживленным дорогам шли в Киев целые караваны торговых повозок — из Регенсбурга (Германия) приезжали немецкие купцы для покупки мехов; в Западной Европе далее существовала специальная гильдия купцов, рус-сарнев, ведших торговлю с Киевом. Сохранилась грамота венгерского короля, дарованная одному монастырю, через владения которого проезжали купцы для торговли с Киевом. В грамоте говорится о предоставлении привилегий этим купцам.

Блестящее княжение Ярослава, когда Русь выступала еще могущественным единым государством, было вместе с тем и временем нарастания угрозы феодального раздробления. После его смерти признаки феодального дробления государства стали особенно очевидны.

НАРОДНЫЕ ВОССТАНИЯ

После смерти Ярослава в 1054 г. территория древнерусского государства была разделена между его сыновьями-Старшему сыну Ярослава — Изяславу достались Киевская и Новгородская земли, Святослав получил Чернигов и земли вплоть до Рязани, а кроме того, Тмутаракань на юге, Всеволод владел Переславлем на юге, Ростово-Суздальским краем и Белоозерьем на севере. Два остальных брата — Игорь и Вячеслав — получили небольшие территории: первый — Волынь, второй -- Смоленск.

Изяслав, Святослав и Всеволод, в руках которых сосредоточилась основная государственная территория, заключили между собой соглашение, по которому они должны были править государством совместно. Это была своеобразная попытка предупредить нарастающую угрозу феодального раздробления, избежать внутренних междоусобиц. Однако союз старших Ярославичей продержался недолго. Роковой удар По нему нанесло народное восстание в Киеве в 1068 г.

В том году произошло первое большое нападение па Русь половцев -- новых тэркских кочевников, сменивших в южнорусских степях в середине XI в. печенегов, которые были отброшены в Венгрию. Выступившие навстречу половцам Изяслав, Святослав и Всеволод были разбиты на реке Альте. Изяслав и Всеволод бежали в Киев, Святослав — в свой город Чернигов. Киевляне н сбежавшиеся в Киев из окрестных сел смерды, видя неспособность князей защитить их от половцев, созвали на торге вече и послали сказать Изя-славу: «Вот половцы рассыпались по всей земле, выдан, князь, оружие и коней, мы еще побьемся с ними». Изяслав, знавший антифеодальные настроения народа, отказался выдать оружие, боясь, что оно может быть использовано против феодалов. Это послужило толчком к широкому народному восстанию, давно уже назревавшему в Киеве. Восставшие бросились на двор воеводы Коснячко, но, не найдя хозяина п разграбив его двор, разделились на две части: одна устремилась к «поробу», чтобы освободить сидевшего там полоцкого князя Всеслава, вероломно заключенного Яросла-внчами, другая направилась «на княжь двор», где князь и его дружина, запершись, обдумывали создавшееся положение. Спасая свою жизнь, Изяслав и Всеволод оставили Киев. Киевляне освободили популярного в народе полоцкого князя Всеслава и провозгласили его своим князем. «Двор

разграбили, — бесчисленное множество золота и серебра в монетах и слитках».

Изяслав бежал в Польшу и вскоре вернулся оттуда вместе с польским королем Болеславом, приходившимся ему двоюродным братом, и польским войском. Киевляне вышли навстречу им к Белгороду, но Вееслав вместо того, чтобы руководить битвой, ночыо тайно покинул ряды киевлян и ушел в своп родной Полоцк. Оставшиеся без руководства киевляне Иеосумели оказать сопротивления. При помощи польских в°Пск Изяслав вступил в Киев и жестоко расправился с на-^лением. Летопись передает, что было казнено 70 наибо-ее видных повстанцев.

Киевляне были глубоко возмущены поведением пришедших с Изяславом поляков. Как и при Святославе, они стали тайно «отай» - избивать их. Болеслав вынужден был уитц назад в Польшу. Оставленный без польской поддержки, Изя-слав также недолго продержался в Киеве. В 1073 г. он был изгнан братьями Святославом и Всеволодом и снова вынужден был искать покровительства у польского короля.

Восстание. 1068 г. было наиболее крупным, но ие единственным проявлением классовой борьбы в древнерусском государстве в 60 - 70-х годах XI в. Рост феодального землевладения и усиление феодальной эксплуатации вызывали глубокое недовольство среди широких масс горожан и смердов, которые нередко поднимались иа открытую борьбу. Во главе народных движений обычно стояли волхвы, стремившиеся использовать социальный протест масс для борьбы за языческую веру.

В конце 60 — начале 70-х годов вспыхнуло народное восстание в Новгороде, возглавляемое появившимся там волхвом. Восставшие собирались убить епископа. Когда же епископ с крестом в руках вышел навстречу «замутившемуся народу» и сказал: «Кто хочет верить волхву, пусть идет за ним, кто же истинно верует, пусть тот к кресту идет», то все население города оказалось иа стороне волхва, с епископом остались лишь князь Глеб и его дружина. Сознавая, насколько рискованно в таких случаях терять время, Глеб зарубил волхва, а затем с помощью дружины иода-вил восстание.

В то же время в Ростово-Суздальском крае имело место мощное крестьянское движение, вызванное голодом. В восстании участвовало около 300 крестьян (смердов). Продвигаясь под руководством двух волхвов вверх по Волге и Шексне, восставшие отбирали у богатых хлеб, рыбу, мясо, захватывали их имения и нередко убивали самих. Когда восставшие достигли Белоозера, против них выступил Ян Вышатич — боярин князя Святослава Ярославовича, прибывший сюда за сбором дани. При опоре на белоозерскую знать Ян Вышатич подавил восстание.

Непосредственным ответом социальных верхов на антифеодальные выступления народа в 60 — 70-х годах было появление «Русской правды» Ярославовичей. Система высоких вир (штрафов) и наказаний, предусмотренная в этом документе, должна была оградить права и имущество князей и княжеских мужей от законных посягательств народа.

УСИЛЕНИЕ ФЕОДАЛЬНОГО РАЗДРОБЛЕНИЯ. КНЯЖЕСКИЕ СЪЕЗДЫ

Нарастание классовой борьбы ускоряло процесс феодального раздробления. В новых условиях Киев становился все менее способным оградить интересы всех феодалов на территории огромного государства. Возникла нужда иметь аппарат «обуздания» народа на местах поближе. Это, разумеется, отнюдь на содействовало укреплению престижа Киева. С 70-х годов стремление к обособлению отдельных частей государства от Киева нарастает с огромной быстротой. Древняя Русь вступает в полосу разорительных войн.

С изгнанием в 1073 г. Изяслава из Киева союз Яросла-вичей распался. В Киеве стал княжить Святослав, Изяслав отправился за помощью к иностранным дворам. В приготовлениях к борьбе с Изяславом Святослав умер (1076 г.), Киев перешел в руки Всеволода Ярославовича, однако через несколько месяцев тот вынужден был уступить его Изя-славу, вернувшемуся на Русь с помощью римского паны и польского короля.

Пока шла борьба за Киев между старшими Ярославовичами, в далекой Тмутаракани собирались силы, недовольные их властью. Сюда приходили князья, обиженные, «обделенные» киевской властью, с тем чтобы, опершись на кавказские племена и половцев, постоять за свои права.

Изяслав не успел еще отдохнуть после длительной дороги в Киев, как вместе с Всеволодом ему пришлось вступить в борьбу со своими племянниками Олегом Святославовичем и Борисом Вячеславовичем, которые пришли из Тмутаракани с половецким войском. Племянники были разбиты, но в битве с ними погиб и Изяслав. Киевским князем снова стал Всеволод (1078). При Всеволоде междоусобная борьба продолжалась, но особенно усилилась она после его смерти (1093), когда сын Святослава Ярославовича — Олег — развил •Лихорадочную деятельность в борьбе за вотчину отца -Чернигов.

Феодальные войны наносили огромный урон Русской Земле, тем более, что в борьбе друг с другом князья не останавливались перед использованием иностранной помощи. ^ ослаблением Руси усилились набеги половцев, которые опустошали пограничные области, угоняли в плен люден, г|Рерывали торговые связи Руси с Византией. Вместе с тем Феодальные войны ослабляли власть князей и феодального класса в целом над порабощенным населением, борьба которого неуклонно нарастала.

В этих условиях с целью предотвращения междоусобиц и сплочения сил феодалов перед лицом внутренней и внешней опасности появляется практика княжеских съездов. Первый из таких съездов состоялся в 1097 г. в Любече по инициативе занявшего после Всеволода киевский престол

Святополка Изяславовича и сына Всеволода — Владимира Мономаха.

На этом Съезде князья поставили один основной вопрос: «Зачем мы губим русскую землю, творя междоусобные распри? А половцы землю нашу расхищают и радуются, что между нами вражда. Будем же отныне жить в согласии и блюсти землю русскую».

Съезд провозгласил новый политический принцип: «Каждо да держать вотчину свою», т. е. каждый князь является закон-ным владельцем вотчины, унаследованной от отца, и не покушается на чужие. Это означало узаконение принципа феодального раздробления. Князья торжественно заявили, что если кто-нибудь нападет на чужую «отчину»,, то все они выступят против него. И тем не менее съезд не прекратил княжеские усобицы. Тут же после съезда владимирско-волынский князь Давид Игоревич жестоко расправился с князем Теребольским Васильком: выколол ему глаза и захватил его княжество. Это событие заставило князей снова собраться сначала на совещание в Городце, а затем в 1100 г. на съезд в Витичеве. Съезд наказал виновника вспыхнувшей распри — Давида Игоревича, лишив его «отчины», вместо нее он получил лишь небольшую волость «на прожиток».

В 1103 г. у Долобского озера произошел третий съезд князей. На этот раз вопрос шел об общем походе против

|1();ювцев, беспощадно разорявших Русскую землю. Инициалом съезда был

Владимир Мономах - сторонник решительной борьбы русских князей с половцами, на съезде возникли большие споры. Киевский князь Святополк и его дружина возражали против похода: «Не годится теперь, весною идти в поход, погубим смердов и пашню их». Владимир Мономах справедливо возражал на это, что лучшей защитой смердов их нашей, коней, хозяйства является разгром половцев. Он говорил, что если они не пойдут но весне в степи, то половцы нападут, сожгут нивы, захватят и уведут в л леи смердов, их жен и детей.

Предложение Владимира Мономаха было принято, и объединенные дружины князей тронулись в путь. Около реки Самары русские наголову разбили половцев. В 1111 г. русские нанесли новое поражение половцам на реке Донце. В результате этих походов половцы были отброшены из Черноморских степей к Волге и почти до середины XII в. не предпринимали походов на Русь.

Княжеские съезды, задуманные как мера поддержания некоторого единства Руси, в новых условиях не оправдали возлагавшихся на них надежд. Тенденция к полной самостоятельности феодальных владений явно брала верх над попытками сохранить политическое единство. Но прежде чем древнерусское государство окончательно распалось на части, оно пережило вспышку нового значительного усиления, связанного с княжением Владимира Мономаха.

ВОССТАНИЕ 1113 Г.

КНЯЖЕНИЕ ВЛАДИМИРА МОНОМАХА

В 1113 г. в Киеве вспыхнуло новое мощное народное восстание. При князе Святополке Изяславиче, алчном и жестком, положение киевских городских низов резко ухудшилось. В городе процветали ростовщичество и спекуляция. Народные массы разорялись и попадали в кабалу. Сам ^Нязь был тесно связан с ростовщиками и не гнушался нищими источниками обогащения. Когда в Киеве ощущался Недостаток соли, он конфисковал соль и стал продавать ^ По спекулятивным ценам. Имя Святополка было пена-р 1стно массам, в нем они видели главного виновника ца-вокруг алчности и жестокости. Поэтому смерть Свято полка послужила своего рода сигналом к восстанию. Восставшие, собранные вечевым колоколом, разграбили двор тысяцкого Путяты, дома евреев-ростовщиков, дворы сотским и угрожали пойти на вдову Святополка. Бояр и монастыри.

Перепуганные киевские бояре направили послов к Владимиру Мономаху с призывом прийти в Киев. Бояре считали, что только умный и рассудительный Владимир Мономах, известный в народе как организатор побед над половцами, может успокоить «мятежь в людях». Владимир Мономах приехал и был избран киевским князем. Вече для этого было организовано не на площади, а в самом Софийском соборе, где собралась только одна феодальная знать, которая и провозгласила Владимира князем.

Владимир Мономах усмирил восстание, но для смягчения классовых противоречий ему пришлось пойти на уступки народу. Было издано постановление о снижении процентов при займах у ростовщиков, кроме того, облегчено положение закупов. Закупы имели право жаловаться на насилие господина в княжеский суд. Все это говорит о том, что в волнении участвовали закупы как городские, так и сельские.

Владимир Мономах был незаурядной политической фигурой своего времени. При нем прекратились распри князей. Путем классового компромисса он укрепил позиции феодалов и временно усилил значение власти киевского князя.

Вступив на престол, Мономах не мог не признать принципа «каждо да держать отчину свою». Но в то же время он решительно пресекал малейшее неповиновение князей своей власти.

При Владимире Мономахе древнерусское государство на время снова обрело единство и стало грозным для врагов.

Успехи Владимира объяснялись в основном его выдающимися личными качествами. Еще до прихода в Киев он был известен как страстный борец за единство Руси и опытный, бесстрашный защитник ее от врагов. За свою жизнь он совершил 83 похода, пленил около 100 половецких князьков. Своим сыновьям он приводил примеры своей боевой доблести и призывал их быть храбрыми: «И с коня много падал, — писал он про себя, — голову разбивал дважды и руки и ноги свои повреждал в юности, не жалея жизни своей».

При Владимире Киев имел широкие связи с иностранными дворами. Напомним, что Владимир был внуком (по матери) византийского императора Константина Мономаха (отсюда его прозвище «Мономах»), а его жена Гита являлась дочерью английского короля Геральда. Дочь Владимира Ёвфимпя была замужем за венгерским королем Коломапом, другая дочь — за византийским царевичем Лвьом. На сестре Владимира Евпраксии был жеиат германский император Генрих IV.

РАСПАД ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА

Владимир Мономах умер в 1125 г. Еще при жизни он посадил своих сыновей по крупным городам древнерусского государства: Мстислава в Новгороде, Ярополка — в Переяславле, Вячеслава — в Смоленске и Юрия (Долгорукого) — в Суздале; Киевский престол достался старшему сыну, Мстиславу. Мстислав старался продолжить политическую линию отца. При нем Киев сохранил значение центра огромного государства. Однако Владимиру Мономаху и Мстиславу удалось лишь иа время приостановить распад древнерусского государства. После смерти Мстислава оно окончательно распадается на ряд самостоятельных или иолу самостоятельных княжеств. Наступил период феодальной раздробленности.

Причины феодальной раздробленности коренились в феодальных производственных отношениях, развивавшихся на базе роста производительных сил в деревне и в городе. Развитие феодального способа производства и его победа на всей территории древнерусского государства привели к возникновению местных экономических центров, которые в силу натурального замкнутого характера феодального хозяйства были слабо связаны друг с другом. Местные экономические интересы в условиях натурального хозяйства неизбежно порождали политический сепаратизм. Дружинники — бывшие спутники и единомышленники князя во всех его де-•jiax и походах, — силою которых поддерживалось единство *уси, стали вотчинниками-боярами, прониклись местными интересами к охладели к Киеву. Более того, власть Киева Стала тягостна им, так как требовала от них службы и материальных издержек.

Развитие феодальных отношений и усиление феодальной Эксплуатации вызывало резкое обострение классовой борьбы.

Го также сыграло немаловажную роль в обособлении отдельных земель и раздроблении древнерусского — государства. В условиях обострившейся классовой борьбы киевский князь не мог уже обеспечить права феодалов на всей территории древнерусского государства. Феодалы создают аппарат власти поближе к своим вотчинам. Средоточием местных политических сил становится главный город данной области. Здесь сидел местный князь со своей дружиной и своей администрацией, который, в силу своих вотчинных интересов и отражая интересы местного боярства, стремился к обособлению от Киева.

Феодальная раздробленность, таким образом, явилась естественным следствием развития феодального способа производства. Переход к ней имел прогрессивное экономическое значение, так как создание и оформление аппарата феодальной власти на местах содействовало дальнейшему развитию феодального производства. Вместе с тем утрата государственного единства Руси и княжеские усобицы подорвали ее политические силы, что было использовано внешними врагами.

КУЛЬТУРА

Длительное историческое развитие восточного славянства как оседлого, земледельческого народа, его тесные общения с другими народами и государствами того времени обусловили высокое развитие материальной и духовной культуры древнерусского государства. По своему характеру и направленности культура древней Руси была феодальной, поскольку «господствующей материальной силой общества» бьгл класс феодалов-землевладельцев. Но культура господствующего класса древнерусского' государства не исчерпывала и не могла исчерпать всей полноты богатства культурного наследия древней Руси, так как, помимо господствующего класса, народные массы создавали свою, собственную культуру, питающуюся вековыми традициями народной поэзии, живописи, зодчества, музыки, танца.

Наиболее полно и многогранно народное творчество древней Руси нашло свое выражение в устном поэтическом творчестве — фольклоре. Мудрые пословицы, обрядовые песни, сказы, героические былины из поколения в поколение проносили философию древнерусского человека, воспитывали его, были его спутниками в семейном быту и на поле брани-

Народная песня всегда сопровождала культовые обряды, недаром христианская литература обрушивается па песни и пляски, которые сопровождали «погаиские» обычаи, празднование «прескверного иразднпка Коляды», «русалии игры», пение скоморохов, аккомпанировавших себе на гуслях. Нам трудно по отрывочным данным восстановить полную картину календарной обрядовой поэзии, по всей вероятности, она была очень близка к более поздним ее формам, хорошо изученным этнографами.

Каждое празднество в древней Руси сопровождалось песней, переходящей в танец, который драматизирует обряд, приближая его к театрализованному представлению. Таковы свадебные «веселия», похоронные обряды и причитания. Свадебный обряд в древней Руси представлял собой причудливую картину сочетания языческих верований и нравов (умыкания, купли-продажи, заговора и мирских плясок) с христианскими молитвами. При похоронах надгробный плач но умершему иногда достигал очень выразительных поэтических форм (плач Ярославны).

Огромнейшую роль в бытовой жизни древнерусского народа играли пословицы и поговорки, былины, сказки, загадки. Эти формы фольклора вырастали самостоятельно, вне связи с обрядами, но они имели не меньшее значение в формировании политических и этических норм поведения людей. Сказки переплетались с легендами и былинами, преданиями. Эти формы народного творчества предшествовали писаной истории. Впоследствии летописцы широко использовали легендарный материал устного творчества народа, включив его в летописи как бесспорные свидетельства, но народ творил свою, неписаную повесть о своей истории. Так называемые былины «киевского цикла» во многом идеализировали историческое прошлое, восходя своими корнями к тем временам в жизни славян, когда личная доблесть представителя народа позволяет ему выдвинуться в герои. Богатыри древней былины — Микула Селянино-вич, Илья Муромец — представители трудового народа, это крестьянин или ремесленник-горожанин, прославившийся не только в ратном деле, но и в труде. Герои былинного эпоса - Добрыия, Казарин, Никита Кожемяка и Другие — мужественные богатыри, всегда готовые встать ,1а защиту земли русской, их величине в глубоком патриотизме, Широте взглядов, целостности характеров.

Новый период в развитии культуры древней Руси начинается с распространением письменности и грамотности в русском обществе. Вопрос о появлении письменности у восточных славян решается на основании целого ряда обрывочных данных, свидетельствующих о наличии славянской письменности задолго до создания азбуки Кириллом и Ме-фодием и принятия христианства древней Русью. Бесспорно, что образование древнерусского государства в IX в. должно было стимулировать потребность в письменности. Но в нашем распоряжении имеются свидетельства иностранных авторов, подтверждающие наличие специальных графических знаков — «черт и рез», при помощи которых восточные славяне писали еще в VIII в. Так, черноризец Храбр говорит: «Прежде убо словяне не имеху книг, ио чертами и реза-ми чьтяху и гадаху». Это замечание относится как к южным, так и восточным славянам. И, по всей вероятности, черты и резы являлись более дифференцированной разновидностью знаков письменности, известных у славян с древнейших времен. «Житие Кирилла» передает сказание о том, что Кирилл, будучи в Корсуни, видел у одного русского евангелие и псалтырь, написанные «русскими письмены». Хотя, житийная литература и не может быть отнесена к разряду достаточно достоверных источников, но в данном случае у нас нет основании сомневаться в правдивости сообщения «Жития Кирилла». Тем более, что археологические находки в Гнездове под Смоленском и в Новгороде являются вещественными доказательствами наличия у восточных славян начала X в. письменности. В 1949 г. археолог Д. А. Авсудин при раскопках одного из Гнездовских курганов нашел глиняный сосуд, датирующийся первой четвертью X в. На этом сосуде была надпись «гороухща», или «горусина». Надпись эта сделана графикой, близкой к южнославянской (болгарской) письменности X в. Начиная с 1951 г., археологи находят письменные памятники на бересте. Наибольшее их количество найдено в Новгороде, но подобные, хотя и единичные, находки бересты с надписями имеют место при раскопках Смоленска и Чернигова.

Берестяные грамоты интересны тем, что они представляют бытовую переписку городских жителей. Содержание грамот позволяет сделать выводы о том, что среди горожан грамотность имела довольно широкое распространение и являлась пе только достоянием феодальной верхушки и кругов духовенства, но и рядового торгово-ремесленного населения. Бесспорно, что прежде чем грамотность, письмо и привычка им пользоваться в повседневной жизни стали потребностью городских жителей, должен был пройти значительный отрезок времени, исчисляемый не одним десятилетием. Значит, создание русской письменности Отнести к IX в. или ранее, а деятельность Кирилла и Мефодия на этом поприще в X в. должна была ограничиться только некоторой реформацией уже существовавшей русской письменности и прежде всего созданием азбуки. Хотя с полной уверенностью мы утверждать этого не будем.

Письменная литература на Руси сначала была переводной; проникая из Византии, Болгарии и Моравии, она находила на Руси хорошо подготовленную почву и быстро распространялась, особенно в конце X в. и в начале XI в. Летописец сообщает, что князь Владимир основал школы, где обучались дети «нарочитой чади». При Ярославе Мудром, большом любителе и собирателе книг, было создано специальное книгохранилище при Софийском соборе. Книгу на Руси любили, берегли, ее первую спасали при пожарах, как самую большую драгоценность, завещали в монастырь «на помни души», и недаром составитель начальной летописи с восторгом говорит о книгах, как о реках, «напоящих вселенную».

Мало осталось подлинных книг и рукописей XI — XII вв., переживших татаро-монгольские погромы и страшные пожары последующих веков, но даже то немногое, что дошло до наших дней из богатого книжного наследия древнерусского государства, свидетельствует о высоком искусстве и любви к книге людей того времени.

В 1700 г. в Оружейной палате было обнаружено апра-косное евангелие, переписанное дьяконом Григорием для новгородского посадника Остромира (Иосифа) (1056 — 1057). Ранее книга находилась в новгородском Софийском соборе. По имени Остромира ее принято называть «Остромирово евангелие». В 1806 г. книгу обнаружили в комнатах Екатерины И и передали на хранение в Петербургскую Публичную библиотеку.

«Остромирово евангелие» написано на очень хорошем пергаменте в два столбца, на 294 листах. Текст дан крупным Уставом, в книге имеются изображения первых евангелистов Иоанна, Луки, Марка, а также чистый лист, на котором должен быть изображен Матвей, но лист остался пустым. Книга украшена рукописным старовизантийским орнаментом, есть богато расписанные золотом инициалы. «Ост-Ромирово евангелие» написано с Болгарского оригинала с большим количеством русизмов в славянском тексте. Евангелие — в богатом переплете с золотой застежкой.

Другим древнейшим памятником письменности является так называемый «Изборник 1073 г.», или «Изборник Святослава». Это своеобразная богословская энциклопедия. Она была переписана и переведена с греческого языка для князя Святослава Ярославича дьяконом Иоанном. По своему содержанию «Изборник» наряду с богословскими рассуждениями имеет и специальные трактаты о фигурах, метафорах, аллегориях (Херобоек), о месяцах у различных народов (Евсевия).

Написан «Изборник» на пергаменте на 266 листах, в два столбца. Устав более мелкий, чем в «Остромировом евангелии». Четыре листа заняты красочными иллюстрациями. На одной изображен князь Святослав со своим семейством. В разделе астрономии даются изображения знаков зодиака.

Из памятников письменности XI в. сохранились еще «Изборник 1076 г.» и «Архангельское евангвлие» 1092 г. и три новгородских менеи 90-х годов XII столетия.

XII в. донес до наших дней только восемь подлинных памятников письменности: четыре евангелия, два праздничных стихиря и два основных памятника. Эти документы поражают тщательностью отделки книги, а также богатством оформления.

Древнерусская литература, известная по более поздним копиям XII и XV в., большей части составлялась из догматической литературы, столь необходимой для церковных обрядов. Среди этой церковной литературы особое место занимает житийная литература. Хотя она по содержанию и близка к мотивам догматических произведений, но в ией уже встречаются всевозможные поучения и наставления чисто светского содержания, описание фактов, действительно имевших место в жизни того или иного канонизированного деятеля православной церкви. Но не только церковными книгами ограничивался круг чтения и просвещения кругов русского общества. Среди переводных книг, помимо церковных переписывались и произведения Сократа, Платона, Аристотеля, Демокрита, Пифагора и других античных авторов. Круг исторического чтения был представлен историей Александра Македонского — «Александрией», написанной в виде исторической повести, «Хронографами» — обзорами всемирной истории Георгия Амортола и Иоанна Маллы, «Космографией» Козьмы Индикоилова, «Иудейской войной» Иосифа Флавия и рядом других исторических сочинений.

Знакомство с греческой исторической литературой во многом способствовало составлению оригинальных исторических произведений в древнерусском государстве. Оригинальные исторические сочинения складывались под впечатлением огромных политических и культурных успехов древней Руси.

Естественно, что главной темой таких произведений становится независимость древнерусского государства, хвалебный гимн его князьям, выявление всемирно-исторической роли славянства среди иных народов мира.

Формой исторических сочинений сделались летописи. Летопись — эго произведение литературы, имеющее очень сложный композиционный облик, сюжетные линии, своеобразную архитектонику. Составители летописей ни в коем случае не походили на пушкинского Пимена, они творили не в тиши монастырских келий, а в гуще политических страстей, писали не беспристрастно, а проводили определенную политическую и классовую концепцию. Поздняя форма записей и этическая строгость языка служили только традиционной формой. Древнейшая летопись была составлена в 1034 г. в Киеве. Киевский летописец в сжатой, ясной и Доходчивой форме повествует об истории славянства и превозносит киевских князей Олега, Святослава, Владимира, Ярослава, которые, по его словам, возвеличили древнерус-скую державу. Впоследствии центром летописания в Киеве стал Киево-Печерский монастырь. В то же время в другом Крупнейшем городе древней Руси — Новгороде также зарождается летописание, характерной особенностью которого является интерес летописи к событиям Новгородской земли.

В конце XL и начале XII в. Киевская и Новгородская летописи были отредактированы сначала в Печерском, а потом в Выдубицком монастырях, дополнены сведения' ми, почерпнутыми из византийских хроник (особенно широко был использован материал «Хронографа» Георгия Амортола). Эта летопись известна в исторической науке под названием «Начальной летописи», или «Повести временных лет». «Повесть» ставит перед собой задачу рассказать о том, «откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве поче первее кияжити и откуда Русская земля стала есть». Причем история Киевской державы рассматривается летописцами как часть всемирной истории, летопись проникнута горячим чувством патриотизма, идеей близости всех славянских народов.

«Повесть временных лет» одновременно играла роль исторического сочинения и произведения, предназначенного для беллетристического чтения. В средневековой исторической литературе «Повесть временных лет» практически не имеет аналогичных произведений, равных по художественной силе воздействия на читателя и ясности историкополитической концепции.

Помимо летописания, отдельные образованные люди древней Руси выступали с поучениями и наставлениями, славя русскую державу, доблесть ее князей, величие ее народа. Таким произведением является «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона.

Самым выдающимся — памятником древнерусской литературы является «Слово о полку Игореве». Сюжетом этого глубоко патриотического, пронизанного народной поэзией произведения послужил неудачный поход 1185 — 1187 г. новгород-северского князя Игоря и его брата Всеволода (потомков Олега Черниговского) на половцев.

«Слово о полку Игореве» — героическая иеснь о мужественной борьбе русских с половцами. Эта несравненная жемчужина древнерусской поэзии родилась в сердце неизвестного народного поэта, взволнованного бедствиями своей родины и проникнутого глубокой к ней любовью. Автор «Слова» осуждает княжеские междоусобицы, подрывающие мощь государства, истощающие силы народные. Скорбя о неудаче Игоря, и стараясь пробудить симпатии к печальной участи жителей северских княжеств, певец «Слова» обращается с пламенным призывом сплотить все русские силы ради общенародных интересов защиты родины; неведомый бард зовет отплатить половцам «за обиду сего времени, за землю русскую, за рапы Игоревы».

В этом призыве к защите родины и в горячей любви к земле Русской, выраженных с гениальным художественным мастерством, скрыта тайна неотразимого обаяния, которым доныне пленяет этот памятник древнерусского творчества.

Другим художественным, в полном смысле этого слова, произведений Киевского периода до нас не дошло, хотя они, несомненно, были, о чем свидетельствуют многочисленные намеки автора «Слова» (намеки иа творчество Баяна) и общая направленность развития всей письменной литературы древней Руси.

Высокого уровня достигла в древней Руси материальная культура, ремесленное производство, архитектура, живопись. С конца X в. в Киеве и других городах Руси началось широкое строительство каменных и деревянных церквей, соборов, княжеских и боярских дворцов, крепостных сооружений, в которых наиболее полно отразились высокое мастерство и художественный вкус древнерусских строителей. В конце X в. Киев украсился великолепной Десятинной церковью. При Ярославе в древнерусской столице были воздвигнуты знаменитый Софийский храм и церкви Ирины и Георгия. Брат Ярослава Мстислав воздвиг собор Спаса в Чернигове и аналогичный ему собор в Тмутаракани. В середине XI в. свои «Софии» воздвигаются в Новгороде и Полоцке, строится Георгиевская церковь в Новгород-Юрьевском монастыре, Успенский собор — во Владимире, Спа-сопреображеиский собор -- в Чернигове (XII в.) и ряд других церквей и соборов.

Немногое из того, что было создано зодчими древней Руси, сохранилось до нашего времени. Большое количество архитектурных памятников древней Руси погибло уже в

XII в., во время татаро-монгольского нашествия. Но и те немногочисленные сооружения, которые дошли до нас, свидетельствует о зрелости и самобытности культуры древней Руси.

Наиболее замечательным памятником древнерусской архитектуры является Софийский храм в Киеве. Ярослав Муд-Рый, заложивший киевскую Софию, строил ее как соперницу известного Юстиниановского собора в Константинополе. ?>олее чем за 900 лет своего существования Софийский собор Разрушался и вновь восстанавливался, искажался перестройками, так что внешний его облик ныне мало напоминает прежний. I Jo внутреннее убранство н сохранившееся древнее устройство Софии позволяют составить представление о величии и великолепии этого храма. 13 своем плане София представляет собой четырехугольник, почти квадрат, все здание увенчано большим куполом на барабане, купол возвышается над средней частью собора, а над западной и восточной его частями высятся двенадцать глав. Внутренние помещения пышно украшены мозаикой и фресками, которые поражают искусной композицией и красочностью. Замечателен огромнейший образ богоматери, выполненный мозаикой на золотом фоне в верхней части полусферического свода главного алтаря. Фигура богоматери стоит на четырехугольном постаменте, который украшен жемчугом и драгоценными камнями. Наряду с религиозной тематикой есть изображения и с бытовыми сюжетами. Одна фреска, например, изображает семью Ярослава Мудрого, которая с зажженными свечами в руках идет в торжественной процессии. Другие фрески изображают княжескую охоту, музыкантов и скоморохов.

Великолепны своими внешними формами и внутренней отделкой новгородская София, Софийский собор в Новгороде, Спасские Черниговский собор, церковь Михайловского златоверхого монастыря, церковь Кирилловского монастыря и особенно церковь Покрова Богородицы на Перли близ Боголюбова.

Из гражданских построек сохранились только остатки дворцовых палат в Боголюбове, Золотые ворота — во Владимире. Каменная крепость — в Ладоге, фундаменты княжеского каменного дворца — в Киеве. В Галицко-Волынском княжестве выдающимся памятником зодчества был храм Иоанна Златоуста в городе Холме, подробное описание которого сохранилось в Галицкой летописи.

Великолепные каменные храмы Киева, Новгорода, Суз-даля воздвигались, как правило, в княжеских резиденциях и больших монастырях. Но наряду с этими храмами существовали деревянные церкви в селах и местечках. Таких деревянных церквей древности не дошло до нас ни одной, и мы судим о них по сохранившимся рисункам на иконах и по более поздним образцам. Древние зодчие, строившие из дерева, не были стеснены обязанностями подражания византийским образцам и могли свободно пользоваться приемами и принципами строительства, выработанными народом при построении жилищ, боярских хором, княжеских дворцов-Деревянная церковь — это четырехугольпын сруб, ранее шести- или восьмиугольный сруб покрыт двух- или четырехскатной крышей с крестом или небольшой главкой наверху. Иногда на одном, среднем срубе, помещали другой, меньший, придавая величественность строению, пристраивали к церкви крытые крылья (паперть), пищевики и т. д.

Если каменный собор украшали фрески и мозаики, лепные фронтоны и великолепные литые двери, то украшением

деревянных церквей служили поделки по дереву, хорошо знакомые русским плотникам-умельцам. Церкви покрывались чешуйчатой крышей, под ней различные подзоры, фронтоны в виде кокошников, фигурных решеток — все это было продуктом народной изобретательности.

Отход зодчего от византийских образцов храмострои-тельства неизбежно приводил его к народной строительной традиции из дерева, и не случайно в более поздние времена каменное строительство церквей стало воспроизводить их Деревянные формы-образцы.

Изобразительное искусство древней Руси было представлено фресковой и мозаичной живописью, иконописью и книжной миниатюрой. Древнерусские мастера-живописцы владели в совершенстве техникой фресковой живописи, т. е. росписью стен водяными красками по свежей сырой штукатурке. Не менее совершенна была и техника мозаики. Древнерусские мастера выкладывали из разноцветного стекла (смальты) огромные пс размерам и весьма совершенные по исполнению изображения.

Фресковая и мозаичная живопись была неотъемлемой частью храмовой архитектуры. Долгое время эта отрасль искусства имела на Руси почти исключительное назначение служить церкви и оставалась строго подчиненной ее уставам, не смея отступить от греческих канонов. Производимые живописцами изображения угодииков, библейских сюжетов были в глазах народа не картинами, а скорее священными предметами, освященными — преданиями и традицией.

Древней Руси известен был и такой вид живописи, как иконопись. Имена наших древнейших иконописцев остались, неизвестными, за исключением одного — киево-пе-черского монаха Алимпия.

С распространением книги на Руси было связано появление книжной миниатюры, которая представляет собой яркие красочные иллюстрации. Древнейшие высокохудожественные миниатюры содержатся в «Остромировом евангелии» и «Изборнике Святослава».

Расцвета достигло в древнерусском государстве ремесленное производство, и в частности, художественное ремесло. Ювелирные изделия русских мастеров, украшенные эмалью, драгоценными камнями, жемчугом, тончайшей тканью и т. д. славились в государствах Восточной и Западной Европы.

Древнерусское государство в XI -- XII вв. по своему культурному уровню ничуть не уступало другим передовым государствам того времени. Древнерусское государство было связано политическими и династическими интересами с крупными европейскими государствами и являлось могучей державой. В Европе со страной, именуемой Русыо, считались все государства.

Лишь татаро-монгольское нашествие замедлило ее развитие, в том числе и культурное, и надолго определило в дальнейшем отставание от других стран.

ДРЕВНЕРУССКАЯ НАРОДНОСТЬ

Одним из важнейших итогов существования древнерусского государства было формирование в его лоне древнерусской народности. Совместная государственная жизнь р течение примерно трех веков с ее боевыми походами, начало экономических связей, разрушение старых племенных связей, передвижения и взаимное проникновение населения разных мест, наличие общей религии и т. д. — все это не могло не вести к усилению языкового единства и накоплению общих черт в культурно-бытовой жизни восточных славян, объединенных древнерусским государством. О слиянии в киевский период восточных славян в единый народ говорят понятия «Русский народ», «Русская земля». В X — XII вв. возник и развился древнерусский литературный язык. Г1о всей древней Руси из уст в уста передавались былины, предания, сказки. Везде они были понятны и везде их слушали с одинаковым интересом. Население древней Руси было глубоко проникнуто сознанием своего единства, идея этого единства пронизывает устное народное творчество, летописи и многие древнерусские литературные памятники.

Сложившаяся в киевский период древнерусская народность не стала, однако, вполне устойчивой общностью. Экономические связи между отдельными землями, составлявшими территорию древнерусской народности, были очень слабыми, языковые, культурные и бытовые особенности в недрах древнерусской народности не успели стереться полностью. Все это привело к тому, что в новых общественно-экономических и политических условиях она потеряла свое единство и на ее основе развились русский, украинский и белорусский народы.

ФЕОДАЛЬНАЯ РАЗДРОБЛЕННОСТЬ

Утверждение феодального способа производства в Киевской Руси, победа отношений феодальных над общинно-родовыми должны были привести, и в конечном сче-привели к раздроблению древнерусского государства. й середине XII в. древнерусского государства уже не существовало. Оно окончательно распалось на ряд самостоятельных, экономически слабо связанных друг с другом феодальных земель — «полугосударств». Последние со временем, свою очередь, стали дробиться иа более мелкие княжения — уделы, наконец, внутри уделов возникали свои уделы. Результате этого процесса иа Руси сложилась пестрая

картина феодальной раздробленности со сложной системой феодального вассалитета и феодальной иерархии.

Борьба феодалов за землю, крестьян, за разделы вотчин, споры о старейшинстве наполняли эпоху феодальной раздробленности беспрестанными междоусобными войнами, которые тяжело отражались на жизни народа и ослабляли Русь перед лицом внешних врагов. И все же эпоха феодальной раздробленности отнюдь не означала упадка Руси. Ее наступление было закономерным явлением в развитии феодального способа производства. Она была вызвана дальнейшим развитием феодальных производственных сил, ростом феодальной собственности на землю, усилением местной землевладельческой знати, стремившейся укрепить государственный аппарат на местах. В эпоху феодальной раздробленности на базе роста производительных сил на Руси сложились и окрепли предпосылки для нового, более прочного объединения русских земель в едином Русском централизованном государстве.

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ

В XII — XIII вв. произошли заметные сдвиги в развитии производительных сил русских земель и прежде всего в главной отрасли хозяйства — земледелии. Продолжавшийся на Руси вплоть до татаро-монгольского ига подъем металлургии и развитие металлообработки способствовали улучшению земледельческой техники. Деревня получала во все возрастающем количестве более совершенные сельскохозяйственные орудия. В земледелии стал применяться плуг, отваливающий пласты земли. Для размола зерна наряду с ручной стала применяться водяная мельница. Весьма важным достижением было распространение паровой системы земледелия,.которая в это время все более вытесняла подсеку на северо-востоке и перелог в центральных и южных районах. Переход к трехполью значительно повышал используемость обрабатываемых площадей под посевами. В то время, как перелог и подсека давали возможность засевать лишь половину обрабатываемых земель, при трехполье засевалось 2/3 используемой площади. Вместе с тем применение навоза, распространившееся при трехполье, значительно повышало урожайность. В XII 7-

XIII вв. русским народом были колонизованы и введены в хозяйственный оборот значительные пространства земель

Р Поволжье, Подвинье, а также расчищены и распаханы новые зсмли в старых, обжитых районах.

Несмотря на отмеченные успехи, в целом сельское хозяйство развивалось очень медленно. Несколько быстрее ц!ЛО развитие ремесла.

РОСТ ФЕОДАЛЬНОГО ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЯ

Основным содержанием социально-экономического процесса, развертывавшегося иа фоне общего, хотя и крайне медленного подъема Руси с XII —XIII вв., было развитие вширь и вглубь феодальных отношений — рост феодального землевладения и феодальной зависимости крестьян. Организация феодального хозяйства и эксплуатация крестьян становятся главной заботой князей, их дружинников и местной феодальной знати. Феодалы энергично наступают на общинные так называемые «черные» земли. Силой, покупкой, кабалой и другими путями они захватывают общинные земли и подчиняют себе сидевших на них земледельцев. «Черных» земель становилось все меньше. За их счет складываются огромные феодальные вотчины. Прежде всего, в каждом княжестве растут княжеские вотчины — домены. Князья были не только верховными правителями своих княжеств, но и крупнейшими землевладельцами-вотчинниками, собственниками многих сел и городов. Вотчины князей вначале сливались с государственными землями, но постепенно они выделились под названием дворцовых земель. Летописи говорят об обширных дворцовых землях-владениях владимирского князя Андрея Боголюбского, галицко-волынского князя Даниила Романовича и других русских князей.

Наряду с княжескими вотчинами непрерывно росло боярское землевладение. Князья щедро раздавали боярам и служилым людям «черные» земли. Бояре путем прямой силы 11 ли кабалы захватывали общинные земли, а крестьян обращали в крепостных. Летописи и другие источники этих лет Нередко сообщают, как бояре хитростью и насилием «при-лага1°т дом к дому и села к селам».

От бояр не отставали монастыри и церковь. Церковь э сам°го начала заняла значительное место в феодальной ^оиомике руСИ в качестве земельного собственника. В

XIII вв. возникают новые монастыри, владеющие Мирными имениями.

Церковно-монастырское землевладение росло за счет княжеских пожалований, земельных вкладов князей, бояр, купцов на поминки души, всевозможных нрнкупок. Крупную роль играл захват — колонизация новых земель. 13 то же время монастыри и церковь наряду с князьями и боярами участвовали в захвате крестьянских «черных» земель.

Церковно-монастырские земли в отличие от земель светских феодалов не продавались и не переходили из рук в руки. Они навсегда закреплялись за церковью и монастырями.

Помимо крупных землевладельцев-вотчииников, летописи сообщают об усилении роли служилых феодалов-дворян. В Галицко-Волынской земле их называли «служилыми боярами» и «детьми боярскими», в Новгороде и Киеве — дворянами и «милостниками», во Владимир-Суздальской земле — дворянами. Название дворян произошло, видимо, от того, что они принадлежали к княжеским и боярским дворам, неся в основном военную службу. Князья жаловали своих слуг, они наделяли их землей вместе с сидевшими на ней крестьянами. В отличие от вотчин — наследственных владений бояр — земли дворян составляли условную собственность. С прекращением службы дворянином прекращались и его права на пожалованную землю.

Князья были заинтересованы о умножении числа своих слуг — дворян, поскольку они составляли их главную опору. Однако время широкой раздачи князьями земель за военную службу относится к периоду ликвидации феодальной раздробленности, когда, вступив в решительную борьбу с боярством, великокняжеская власть нуждалась в большой армии военных слуг. Что касается XII — XIII вв., то в это время дворянское землевладение было еще сравнительно ограниченным.

Основной формой феодальной земельной собственности и организационной формой феодального хозяйства в XII — XIII вв. была вотчина. В состав феодально-вотчинного хозяйства входили различные хозяйственные угодья: пашни, луга, лесные угодья с бортными рощами, ловища, т. э. места для ловли зверей, перевесица — места для ловли птицы, езы для ловли рыбы и т. д. Центром феодально-вотчинного хозяйства было село. Здесь жила челядь и другое зависимое население, управляющий хозяйством — дворецкий. Иногда в селе жил и сам господин.

К селу примыкали деревнн, находившиеся в пределах данного феодального владения. Деревня в три-четыре двора была главным объектом феодальной эксплуатации. Собственно «барская запашка» не играла большой роли в феодальном хозяйстве этого периода. Основные доходы владельца складывались из тех натуральных оброков, которые сносили на «боярский двор» зависимые крестьяне.

феодалыю-вотчиниое хозяйство носило натуральный, замкнутый характер. Основная масса продуктов как собственного хозяйства феодала, так и тех, которые поступали от крестьян в виде натуральных оброков, употреблялась внутри хозяйства. За пределы хозяйства уходила лишь небольшая часть продуктов, в обмен иа которые феодал покупал предметы роскоши и другие недостающие ему вещи. Одиако это не могло поколебать натуральной природы феодального хозяйства.

КРЕСТЬЯНСТВО

В XII — XIII вв. крестьянское население русских земель называлось смердами или сиротами. Положение крестьян в это — время резко ухудшилось. Значительная часть «черных» общинных земель оказалась захваченной феодалами. Из земледельцев-собствеиииков крестьяне превращались в держателей чужих земель. При бедности и неустойчивости крестьянских хозяйств это вело к потере крестьянами хозяйственной самостоятельности и личной свободы. В то же время в результате усиления налогового гнета со стороны князей и протекавших процессов внутри общины теряла хозяйственную самостоятельность и закабалялась часть крестьян, живших на «черных» землях. Наряду с зависимыми смердами, закупами, изгоями и другими видами феодальнозависимых людей в XII — XIII вв. появляются новые виды крестьянской крепости. Источники называют нам закладт ников, половников, прощенников. Закладники — это вчерашние смерды-общинники, которые в поисках сносных условий жизни «закладывались» за феодалов, становясь в зависимые от них отношения. Половники — это тоже бедные крестьяне, которые в силу хозяйственной беспомощности Шли в кабалу к феодалам, уплачивая им долю урожая. Пробен ники сидели на монастырских землях и платили оброк

Монастырям.

^ Следует отметить, что в XII — XIII вв. зависимые кре-Гьяне еще имели право перехода от одного феодала к другому, если они погашали задолженность и выполняли другие обязательства, вытекавшие из их зависимости. Однако немногие крестьяне на деле пользовались этим правом, так как выплатить ссуду практически было невозможно.

В формах эксплуатации крестьян феодалами произошли также изменения. Источники XIII в. указывают на распространение в это время натуральной ренты — натурального оброка. Крестьяне платили феодалам оброк продуктами своего хозяйства — рожью, овсом, овощами, льном, шерстью, мясом, молоком, медом.

Рядом с оброком продолжала существовать отработочная рента-барщина. Крестьяне пахали господскую землю, косили и убирали хлеб, сено, ловили в господских ловлях рыбу и т. д. Кроме того, они должны были строить укрепления, мосты, дороги и т. д. Довольно полный перечень крестьянских повинностей дает устная грамота митрополита Ки-приана Константиновскому монастырю, относящаяся, правда, к XIV в. Наряду с натуральным оброком, крестьяне монастырских сел должны были строить церковь, огораживать монастырь, ставить хоромы, сообща пахать игуменов участок, сеять, жать, сено косить, ухаживать за садами, ловить рыбу, пруды прудить, ходить на бобров, молоть зерно, печь хлебы, пиво варить, прясть розданный игуменом по селам лен и т.д.

Феодально-зависимые крестьяне продолжали вместе с тем уплачивать подати и нести повинности в пользу государства. Исключение составляли крепостные тех владельцев, которые имели иммунитетные грамоты, освобождавшие население их вотчин от государственных податей и повинностей. В этом случае крестьяне имели дело только со своим господином. Черносошные крестьяне платили государству и подати и ренту, совпадавшие в данном случае.

Распространение натуральной ренты в XII — XIII вв. закономерно. Низкий уровень техники не позволял феодалам широко развернуть собственное хозяйство. Барская запашка играет в этот период весьма ограниченную роль. Основная территория вотчина была занята крестьянскими хозяйствами, которые и обеспечивали феодалов всеми необходимыми продуктами.

В условиях ренты продуктами крестьянин все время работает в своем хозяйстве, у него возникает некоторая возможность создавать избыточный продукт. Труд крестьянина становится более заинтересованным и производительным. Поэтому переход к натуральной ренте означал известный толчок в экономическом развитии страны. Избыточную часть продуктов крестьянин продавал иа рынке. Феодал, в свою очередь, превращая в товар часть оброка, покупая на вырученные средства предметы, которые не производились в его вотчине. Таким образом, создавались предпосылки для развития городов, ремесла и торговли.

Среди работавших на феодала людей значительное место по-прежнему принадлежало холопам, хотя роль холопского труда в феодальной вотчине была значительно меньшей, чем зависимого крестьянства. Холопы были вотчинными ремесленниками, из них состояла многочисленная прислуга феодала. Холопы не имели никаких политических прав, являлись полной собственностью феодала. Однако экономические права холопов несколько расширяется. В письменных источниках говорится о появлении у них имущества.

ГОРОД

XII — XIII вв. характеризуются развитием городской жизни на Руси, которое продолжалось вплоть до татаро-монгольского нашествия. Возросло число городов, увеличилось городское население, усилилось его экономическое и политическое значение. Даже по далеко неполным данным наших летописей, на Руси до монгольского нашествия имелось около 300 городов.

Города развивались как ремесленные и торговые центры. В основе им роста лежало углубление процесса общественного разделения труда, дальнейшее развитие ремесла и торговли.

В ремесле выделились новые специальности, согласно археологическим данным их было не менее 60. Появились новые технические приемы. В металлургии, являющейся базой развития ремесла в XIII в., появляется новый вид сыродутного горна, позволявший улучшить качество металла и поднять производительность труда. Дальнейшее развитие получили кузнечное дело и другие виды обработки металлов, г°нчарное, дервообделочиое, ювелирное дело и т. д. Предъявление об уровне развития на Руси ремесла может дать Многочисленное и разнообразное вооружение князей и их ДРУЖин, изготовленное русскими мастерами. Мастера-ювелиры г°товляли великолепные изделия из золота, серебра, бронзы, драгоценных минералов. Они в совершенстве владели техникой черни, скани, эмали, росписи по меди.

В значительной степени ремесло было распространено и в деревне. Часть сельских жителей занималась ремесленным трудом: кузнечным делом, выделкой кож, изготовлением обуви, одежды и т.д. Важными центрами ремесла были, в частности, вотчины. В некоторых из них постепенно выросли города.

Нашествие татаро-монголов и установление ими над Русью своей власти подорвали производительные силы русских земель, надолго задержали развитие ремесла и городов на Руси.

В непосредственной связи с развитием ремесла находилось развитие торговли. Правда, основная масса ремесленников все еще работала на заказ, однако часть из них была уже связана с рынком. Рынки (торги) были обязательной принадлежностью каждого русского города. Здесь происходил обмен городских ремесленных изделий: орудий труда, оружия, посуды, обуви и т.д. на продукты сельского хозяйства: скот, птицу, рыбу, зерно, овощи и т.п. Здесь же сбывали свои изделия и некоторые деревенские ремесленники. В городах постепенно развивалось товарное производство.

Наряду с местной деревенско-городской торговлей существовала торговля между отдельными городами и областями. Наибольшее значение в межобластной торговле имели такие жизненно важные предметы, как соль и хлеб. Районами вывоза соли были Галицкая земля, Крым, а также север Руси. Торговля солью была настолько прибыльной, что ею охотно занимались даже князья. Хлеб в большом количестве ввозился Новгородом из Владимиро-Суздальской земли.

Отмечая некоторый рост внутренней торговли в XII —

XIII вв., необходимо иметь в виду, что основа внутренней торговли — товарное производство — имело в это время весьма ограниченные размеры, поэтому и сама внутренняя торговля не могла носить широкого характера. Развитию межобластной торговли мешали, кроме того, отсутствие удобных путей и политическая раздробленность страны.

Во внешней торговле на первое место в XII — XIII вв. выдвинулся Новгород. Торговое значение Киева было подорвано как его политическим упадком, так и перемещением путей европейской торговли с Востоком на Средиземное море. Новгород торговал с Голландией, Швецией, городами Северной Германии.

Кроме Новгорода, крупными центрами международной торговли были Смоленск, Витебск, Полоцк, Владимир-иа-Клязьме. В последний, по сообщению летописи «гость приходил из Царя-города и от иных стран» и «латинян и бол-гаре». Смоленск, Полоцк, Витебск, как и Новгород, имели торговые договоры с германскими городами.

В ряде заграничных городов появились русские торговые колонии, русские улицы в Византийском городе Сигтуне, в Риге, Булгаре. Русская колония имелась даже в далеком Ургенче.

Внешняя торговля в еще большей мере, чем внутренняя, тормозилась наличием на Руси множества политических границ, которые одновременно были и таможенными барьерами. Стараясь создать более благоприятные условия для торговли, в чем были заинтересованы сами владетели феодальных княжеств, князья нередко помещали в договоры друг с другом статью, чтобы для купцов «путь был чист без рубежа» и чтобы новых «мытов и пошлин не за-мышляти».

Основную массу населения городов составляли ремесленники. Далее по численности шли купцы, белое и черное духовенство, бояре. Помимо свободных, в городах жили холопы-ремесленники, холопы-купцы и другие зависимые люди, принадлежавшие князьям, боярам и монастырям. Ремесленники и купцы не были имущественно однородной массой. ^Реди ремесленников выделялась богатая верхушка. Из куп-Цов наиболее богатыми и почитаемыми были «гости» — торчавшие с другими городами и странами.

Тор го во-ремесленная знать и городское боярство составили городскую верхушку, стоявшую над городскими низами, /^рными» людьми, которая эксплуатировала и порабощала

• Углубление классовых противоречий, происходившее по Ре развития феодальных отношений, роста ремесла и тор-

говли приводило к нарастанию антифеодальных выступлений городских масс.

В XII - XIII вв. наблюдается усиление политической роли городов и городского населения. В условиях феодальной раздробленности города становятся экономическими и административными центрами прилегавших к ним областей, местами сбора их вооруженных сил. Ремесленники и купцы в крупных городах объединялись в свои профессиональные организации, ремесленники — «ряды», «улицы», «сотни», купцы — в «братчины». Это позволило городам более успешно бороться за свои права и вольности против наседавших на них феодалов. Крупные города Руси переживали в это время эпоху борьбы за городскую независимость.

Князья, борясь против бояр и друг с другом, стремились использовать силу городов. Города в обстановке феодальных войн и раздоров в свою очередь нуждались в княжеской защите. Однако, становясь под защиту князей, города неизменно требовали от них признания городских привилегий. Князья вынуждены были считаться с этими требованиями. Так, Всеволод Большое Гнездо предоставил «весь поряд» городам Владимиру, Суздалю, Ростову и некоторым другим. Князья вынуждены были признать вечевое устройство в Новгороде, Киеве, в Полоцко-Минской и Галицко-Волыиской землях.

Расцвету русских городов и их влияния огромный удар нанесло нашествие татаро-монголов и тягостное иго.

Следует отметить, что на том этапе экономическое и политическое усиление городов содействовало торжеству феодальной раздробленности. В дальнейшем города начнут играть иную роль. С ростом общественного разделения труда и экономических связей они становятся оплотом сил, направленных иа ликвидацию феодальной раздробленности и созданию единого Русского государства.

АНТИФЕОДАЛЬНЫЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ

Расширение сферы и увеличение степени феодальной эксплуатации, характерные для XII — XIII вв., вели к нарастанию антифеодальной борьбы и были разнообразны. Крестьяне портили господский инвентарь, истребляли господский скот, скармливали посевы, жгли имения, убивали приказчиков, а порой поднимались и на открытые восстания. Источники пестрят упоминаниями о крестьянской «татьбе» (воровстве) и «разбоях», — так назывались на официальном языке все эти формы борьбы эксплуатируемых.

На борьбу против феодалов крестьян вынуждали нищета и бесправие. Даже дворянский публицист XIII в. Даниил Заточник, для которого были ясны причины крестьянских выступлений, признавал, что «лешие смерть, нежели продолжен живот в нищете».

Распространенной формой крестьянского протеста были побеги. Крестьяне уходили от одного феодала к другому, бежали в другие княжества и даже в иные государства — Литву, Польшу, Ливонский Орден.

Иногда классовая борьба достигала своей наивысшей формы — народных восстаний. Крупные восстания имели место в Новгороде в 1206, 1207, 1215, 1228 гг., Галицкой земле в 1145, 1188, 1258 гг., Киеве — в 1146 г., Влади-мире-на-Клязьме — в 1174 — 1175 гг.

Феодалы беспощадно подавляли всякое выступление народа против феодальной эксплуатации. Крестьян подвергали штрафу, лишали имущества, избивали, сажали в порубы — тюрьмы, убивали на месте. Борясь против крестьянских побегов, князья в договорах друг с другом предусматривали взаимную выдачу беглых крестьян. «Русская правда» карала беглых крестьян обращением их в холопов.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ

В результате распада древнерусского государства ко второй половине XII в. на территории Киевской Руси возникло 13 отдельных феодальных княжеств и республик: Новгородская и Псковская земли и княжества Киевское, Переяславское, Черниговское, Галицко-Волынское, Турово-Пинское, Полоцко-Минское, Смоленское, Владимиро-Суз-Дальское, Муромское, Рязанское, Тмутараканское. Великие киевские князья некоторое время продолжали считаться Верховным главой раздробившейся Русской земли. Однако Верховеиство это было чисто номинальным. В системе политических образований Киевское княжество было далеко не самым сильным. Власть киевских князей неуклонно падала, а сам Киев превратился в объект борьбы между силь-нсйшими русскими князьями. Поход на Киев Андрея Бо-голюбского в 1169 г. еще более подорвал значение этого города, а нашествие татаро-монголов в 1240 г. превратило его в груду развалин.

Во главе русских земель, иа которые распалось древнерусское государство, стояли князья. Наиболее сильные из них вскоре стали присваивать себе титул великих князей и претендовали на объединение под своей властью другим русских земель.

Во всех землях князьям пришлось вести упорную борьбу с боярами, не желавшими усилеиия княжеской власти. Результаты этой борьбы в различных русских землях были неодинаковы, ибо неодинаков был уровень развития феодализма в них, а значит и соответствие классовых сил. В Новгороде, например, победу одержало сильное новгородское боярство, здесь сложилась феодальная аристократическая республика. Новгородские князья были выборными и имели весьма ограниченные права. Власть их ограничивалась в основном рамками военного руководства.

Во Владимиро-Суздальской земле, напротив, княжеская власть получила исключительно большое значение. Дело в том, что Северо-Восточная Русь в киевский период имела сравнительно низкий уровень развития феодализма. Поэтому здесь не успела сложиться сплоченная группа местных феодалов, способная противостоять княжеской власти. Владимиро-Суздальские князья быстро разгромили своих противников, создали обширный княжеский домен, равного которому не было в других русских землях, роздали земли своим дружинникам и таким образом укрепили свою верховную, фактически монархическую власть.

В Галицко-Волынской земле сложилась третья разновидность политического строя, характерную черту которого составляло то, что борьба князей с боярами здесь проходила с переменным успехом. В этой части Киевской Руси княжеская власть обосновалась довольно поздно, когда там на основе интенсивного разложения сельской общины уже вырос многочисленный слой местных феодалов. Опираясь на свои обширные вотчины, местное боярство играло крупную роль в политической жизни Галицко-Волынской земли. Они нередко сменяли князей по своему усмотрению, широко привлекали к борьбе с князем поляков и венгров. Мощь бояр не смогли сломить до конца даже такие сильные князья, как Роман и его сын Даниил. Политический строй Галицко-Волынской земли занимал как бы среднее положение между политическим строем Новгорода и Владимиро-Суздальской земли.

Политический строй других русских земель мало отразился в источниках, но, видимо, в них в той или иной мере повторялся один из охарактеризованных вариантов.

Общим для всех земель был иерархические порядок власти и подчинения. Господствующий класс был организован в систему феодальной иерархии, где каждый член, за исключением высшего и низшего, одновременно был и сюзереном, и вассалом. Законченные формы этот порядок получил, правда, лишь XIV в., однако в нем можно говорить и применительно к XII - XIII вв. На вершине феодальной иерархической лестницы стоял князь, ниже — его вассалы-бояре. У бояр имелись свои вассалы, менее сильные феодальные владельцы, последние, в свою очередь, имели зависимых от них людей. Бояре были вольными слугами у князей.

мелЧ!*\|< 7» 1<7*нЛН

ViA f b.t А Л *»

К* -1Л-Л К Л Ь ; ? i&i t Т* «"*«* «ре Йв9

<? то (глч( « © tJHг

ШЦ.А A f К > Л КА Л ткч Г АЛ.'

fcM С у-AiTtnfl Wpfw' Hjf •% К С M AsV*

AW С tf&tfttA HUft fifty. tffljy.t pjQjtTS л»н-с^Агв ул/i Hi rt

A M *T tr^ A T MH f.M пн ГОАВ b-й JlK 6tKt А и н * К;ЩА * TJbl M HС *^rrА;гн

fl * A:t *vH'^A Г1АЛ 4*1

л г^>Ti4,»'vAVf *.<Wfei k*f m r ,f ^ fi't " jsr e V'A* ^ ^ »<и лж к

rt A ft M АЖЛ Ar t А Й Д Ж I ftsil lf T I, . д .(’т f. ^ и к?*- ! .. -ftнjk aa• у **,. '?

nty %-а*д *

* ini »y. ь iv «.* jf'fieAA ^Д| V.«r ДМДагм Hiiftin «Г* r,;W,»*'^r .

g- v ; н qfejq

'?i- у M H И Дкгт $>&**?»

«Русская правда» по Синодальному списку. 1282г.

Они могли выбирать себе господина, переходить от одного князя к другому, не теряя при этом своих вотчин. Княжеские сборы и повинности с боярских вотчин вносились По месту их нахождения.

Являясь вассалами князей, бояре в то же время выступали как суверенные правители в своих вотчинах. Они осуществляли право суда и управления на территории своих вотчин. Наиболее крупные вотчинные владельцы имели вдобавок еще иммунитеты — пожалованные князьями льготы, °свобождавшие вотчины владельцев от княжеских налогов 11 повинностей.

В период феодальной раздробленности во всех русских Землях происходит дальнейшее усиление феодального государственного аппарата — возрастает число государственных (княжеских) и вотчинных чиновников. Их задачу составляло обеспечение власти феодалов над крестьянами и городскими низами; сбор с них ренты, налогов, штрафов н т.д. и подавление антифеодальных выступлений трудящихся.

На страже интересов феодального класса стояло феодальное законодательство, карательные органы и вооруженные силы. Судебным законом во всех русских землях по-прежнему оставалась «Русская правда», пронизанная идеей защиты имущества и власти феодала. Поднявших руку на феодальную собственность или феодальные порядки «татий», или «разбойников», заковывали в железо и бросали в тюрьмы — «порубы» и «темницы» — глубокие темные ямы.

Сильнейшим политическим орудием в руках феодалов были вооруженные силы, состав и организация которых ярко отражали общественно-политическую систему периода феодальной раздробленности. Вооруженные силы русских феодальных княжеств состояли из княжеских дружин, которые назывались теперь княжескими дворами, боярских полков и ратей и народных ополчений.

Постоянную военную службу несла лишь часть княжеского двора, она составляла профессиональное войско. Остальная часть княжеских слуг, составлявших его двор, жила в своих вотчинах и являлась к князю при первой необходимости. В случае войны на помощь к князю спешили также служившие ему бояре со своими дружинниками и полками. Однако основную вооруженную силу феодальных княжеств составляли не княжеская дружина и боярские войска, а народные ополчения. Они имелись в каждом княжестве, но созывались только в особых, крайних случаях.

Вооруженные силы периода феодальной раздробленности имели, таким образом, пестрый состав и в основной своей массе носили нерегулярный характер, что, несомненно, сказывалось на их боевых качествах.

Наиболее распространенным оружием были копье и топор, ими вооружалась пешая рать ополченцев. Оружием дружиннику служил меч. При осаде городов применялись пороки, пращи, тараны.

ФЕОДАЛЬНЫЕ КНЯЖЕСТВА

Из образовавшихся в результате раздробления древнерусского государства феодальных земель и княжеств наибольшего могущества и значения достигли Галицко-Волынское л Владимиро-Суздальское княжества и Новгородская земля. Остальные княжества, несмотря иа временный успех, не могли сравниться с ними.

ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКОЕ КНЯЖЕСТВО

Галицко-Волынское княжество сложилось на территории двух смежных древнерусских областей — Галичины и Волыни. Вначале здесь существовали два отдельных княжества — Галицкое и Волынское, затем они были объединены в одно. Галицкая земля занимала юго-западный угол древней Руси, охватывая территорию современной Молдавии и Северной Буковины. На юге она доходила до Черного моря и Дуная, на западе граничила с Венгрией, от которой ее отделяли Карпаты, на северо-западе — с Польшей, на севере — с Волынью и на востоке — с Киевским княжеством. Волынь занимала область Верхней Припяти и ее правых притоков. Соседями ее были Польша, Литва, Турово-Пинское княжество и Галичина.

Галицкая земля была густо заселена. С давних времен здесь процветало пашенное земледелие. На тучных черноземах выращивались обильные урожаи. Много было скота. На территории Галичины находились богатые соляные копи. Поваренная соль Вывозилась отсюда в русские княжества и соседние иностранные государства. Волынь также была древней богатой славянской областью.

В Галицко-Волынской Руси высокого развития достигли ремесла. Имелось сравнительно много городов (около 80). Крупнейшими из них были Владимир, Луцк, Бужск, Чер-вень, Белз, Пинск, Берестье — на Волыни и Галич, Пере-мышль, Звенигород, Теребовль, Холм — в Галичине. Столицы земель — Галич и Владимир — принадлежали к числу крупнейших древнерусских городских центров. Рост ремесла и сельского хозяйства способствовал развитию внутренней торговли. В то время Га л ицко- Волынская Русь вела бойкую торговлю с другими русскими княжествами и иностранными государствами, чему немало содействовало ее выгодное положение на водных и сухопутных торговых путях. Га-лицко-Волынская земля торговала с Византией, Придунайскими странами, Крымом, Польшей, Германией, Чехией и други-ми странами. В ее городах проживало немало купцов-ино-странцев — немцев, сурожцев, болгар, евреев, армян, а также купцов из других русских княжеств.

В Галицкой земле, как наиболее развитой части древней Руси, рано сложилось крупное боярское землевладение. Власть же князей здесь обосновалась довольно поздно — в конце XI в.

К моменту прихода сюда князей основные земли были уже захвачены местными боярами. Галицким князьям не удалось поэтому создать сколько-нибудь значительного княжеского домена. Это обстоятельство наложило глубокую печать на всю общественно-политическую жизнь Галицко-Волынского княжества. XII и XIII вв. истории Галицко-Во-лынской Руси наполнены почти непрекращающейся борьбой княжеской власти с боярством. Богатые и сильные галиц-кие бояре смотрели на князя как на своего ставленника, призванного оберегать их интересы от народа и от внешних врагов. У них имелся свой орган — боярский совет, с помощью которого они стремились держать в своих руках князя и направлять его деятельность. Княжеская власть опиралась на служилых феодалов, центром которых в основном стала Волынь, и на растущую мощь городов, заинтересованных в ограничении феодальных привилегий земельной знати и уничтожении феодальных барьеров, мешавших развитию ремесла и торговли.

Несмотря на ожесточенную борьбу, галицко-волынские князья не смогли сломить боярство, хотя отдельным из них удавалось намного поднять значение княжеской власти. Характеризуя власть бояр, летописец пишет, что они «князей себе называку, а сами всю землю держаху». В борьбе за власть бояре не брезговали никакими средствами. Онн охотно отдавались под защиту польских и венгерских феодалов. Переплетение внутренней борьбы с внешними войнами составляет характерную черту истории Галицко-Волынского княжества XII — XIII вв.

Галицкая земля обособилась от Киева к началу XII в. в линии правнуков Ярослава Мудрого — Ростиславичей. Несколько позже, в середине XII в., стала самостоятельной и Волынь. С середины XII в. оба княжества переживают значительный политический подъем. В Галицкой земле в это время правил один из выдающихся западнорусских князей — Ярослав Владимирович Осмомысл (1153 — 1187). Ярослав утвердил свою власть в устье Дуная, разбил киевского князя и овладел Киевом (1154), где посадил своего союзника, смоленского князя Ростислава, установил мир-

Ilbie отношения с Византией и союзные с Венгрией. Слава 0 могуществе Ярослава Осмомьтсла распространилась на всю русь и за ее пределами. Обращаясь к нему, автор «Сло-ра о полку Игореве» говорит: «Галичкы Осмомысле Ярославе! Высоко сидиши на своем златокованнем столе, подпер горы Угорскыи своими железными полки, заступив королеви путь, затворив Дунаю ворота».

Сын Ярослава Владимир вследствие столкновения с га-лицкими боярами бежал к венгерскому королю. Его бегством воспользовался волы некий князь — праправнук Мономаха, Роман Мстиславович и в 1188 г. захватил Галич, но не надолго. Ему пришлось вести упорную борьбу с галицкими боярами, которых поддерживал венгерский король. Только в 1199 г. Роману, при поддержке горожан, удалось объединить Галицкое и Волынское княжества. Он удачно вел борьбу с галицким боярством, отбирал у некоторых из них земли. Князь Роман в 1201 г. завладел Киевом. Его титул «Великого князя» был признан и в Галицкой земле, и в Новгороде, и в Византии. Вновь созданное могучее княжество обратило на себя внимание римского папы Иннокентия III, который хотел вовлечь его в орбиту своего влияния. Из Рима было направлено посольство к князю Роману с предложением королевского титула, но предложения папы были отвергнуты Романом.

В 1201 г. Роман в бою с поляками был убит. После его смерти остались два малолетних сына — Даниил и Василько.

Венгерский и польский короли, воспользовавшись удобным моментом, предъявили претензии на Галич и Волынь.

Вдова Романа со своими детьми вынуждена была бежать. Только после длительной борьбы Даниил Романович к 1238 г. утвердился в Галиче, опираясь на население городов. Оба княжества были вновь объединены. Даниил Романович (1238 — 1264) вел жестокую борьбу с боярст-вом, которое призывало и польских и венгерских интервентов против князя. Даниил даже перенес столицу в Холм, который и стал центром объединенного Галицко-Волынско-г° княжества.

Когда Даниил присоединил к своим владениям Турово-JАйнское княжество, то земли Галицко-Волынского княжества Доходили почти до Киева. Кроме того, Даниил вел борь-У с Литвой и Польшей. У литовского племени ятвягов он ?тнял значительные земельные пространства, а в борьбе с °льшей захватил Люблин.

Расцвету Галицко-Волынского княжества был нанесен УД«*р нашествием Батыя. Даниил не мог сразиться с полчищами татаро-монголов и был вынужден признать себя вассалом хана Золотой Орды. Однако он не оставил мыслей о борьбе и пытался организовать крестовый поход против завоевателей. Для этого им был заключен союз с римским папой. Даниил надеялся также получить поддержку у венгерского и польского королей. Однако после того, как татаро-монголы стали непосредственно угрожать вторжением, «союзники» Даниила не помогли ему. Папа Иннокентий IV упорно добивался распространения своего политического и церковного влияния в Галицко-Волынском княжестве, но Даниил сохранил полную самостоятельность в отношениях с Римом.

После смерти Даниила начались наиболее печальные страницы в истории Галицко-Волынского княжества. Беспрерывные усобицы между князьями привели к тому, что в 1349 г. Волынское княжество окончательно захватила Литва. Галицкое княжество попало под власть Польши, а закарпатская Русь сделалась добычей венгерского короля.

НОВГОРОДСКАЯ ЗЕМЛЯ

Территория Новгородской земли складывалась постепенно. Центром ее была древняя область поселения славян, расположенная в бассейне озера Ильменя и рек — Волхова, Ловати, Меты и Мологи. Крайним северным пунктом был город Ладога — сильная крепость в устье Волхова. В дальнейшем эта древняя область обрастала новыми территориями, из которых одни органически слились с первоначальным ядром Новгородской земли, другие составили своего рода колонии Новгорода.

В XII — XIII вв. Новгород владел на севере землями по Онежскому озеру, бассейном ладожского озера и северными берегами Финского залива. На западе Новгород укрепился в Чудской земле, где опорным пунктом его стал основанный Ярославом Мудрым город Юрьев (Тарту). Но особенно быстро шел рост новгородских владений в северо-восточном направлении, где Новгороду принадлежала полоса земли, вытянувшаяся до Урала и за Урал.

Собственно новгородские земли делились на пять больших областей пятин, соответственно пяти концам (районам) Новгорода. На северо-запад от Новгорода, в сторону Финского залива шла Водская пятина, она охватывала земли фин-с-кого племени водь; к юго-западу, по обе стороны реки Шелона — Шелонская пятина; к юго-востоку, между реками Достою и Ловатыо — Деревская пятина; на северо-восток (С Белому морю но обе стороны Онежского озера — Онежская пятина; за Деревской и Онежской пятинами, на юго-восток, лежала Бежецкая пятина.

Помимо пятин, огромное пространство занимали новгородские волости — Заволочье, или Двинская земля — в районе Северной Двины. Пермская земля — по течению Вычегды и ее притокам, по обеим сторонам Печоры — область Печора, к востоку от Северного Урала — Югра, на север, в пределах Онежского и Ладожского озер, — Корела, наконец, на кольском полуострове — так называемый Терский берег.

Население Новгородской земли занималось главным образом сельским хозяйством, в первую очередь, земледелием, которое составило основу новгородской экономики. Новгородские бояре и духовенство имели обширные вотчины. Здесь было развито также купеческое землевладение.

В земледелии новгородских пятен преобладала пашенная система, подсека сохранялась лишь в крайних северных районах. Ввиду неблагоприятных почвенно-климатических условий, урожаи были не высоки, поэтому, несмотря на широкое распространение земледелия, оно все же не покрывало потребностей новгородского населения в хлебе. Часть хлеба приходилось ввозить из других русских земель, главным образом, из Ростово-Суздальской и Рязанской. В неурожайные годы, которые были нередким явлением в жизни Новгородской земли, ввоз хлеба приобретал решающее значение.

Наряду с земледелием и скотоводством население Новгородской земли занималось различными промыслами: охотой за пушным и морским зверем, рыбной ловлей, бортниче-ством, разработкой соли в Старой Руссе и на Вычегде, Добычей железной руды в Вотской пятине. В центре Новгородской земли — Новгороде и его пригороде — Пскове Процветали ремесло и торговля. Новгород издавна сла-вился своими ремесленниками, плотниками, гончарами, кузнецами, оружейниками, кроме того, в нем жили сапожники, к°Жевники, войлочники, мостовики и много других ремес-Леиников разных специальностей. Новгородцы-плотники вЫписывались для работы в Киев и так прославились своим 1скУсством, что термин «новгородец» часто обозначал — «плотник».

Большое значение в экономике Новгорода имела внутренняя и внешняя торговля. Через Новгород проходили важнейшие торговые пути того времени из Северной Европы в бассейн Черного моря и из стран Запада в страны Восточной Европы. Это издавна способствовало развитию в нем ремесла и торговли.

Предприимчивые новгородские купцы уже в X в. плавали в своих утлых суденышках по пути «из варяг в греки», достигая берегов Византии. Широкий обмен существовал между Новгородом и Европейскими государствами. Сначала Новгород был связан с островом Готландом — крупным торговым центром Северо-Западной Европы. В самом Новгороде существовал готский двор — торговая колония, обнесенная высокой стеной, с амбарами и домами для проживающих иноземных купцов. Во второй половине XII в. завязываются тесные торговые связи Новгорода с союзом северо-германских городов (Ганзой). В Новгороде был построен новый немецкий торговый двор, выросла новая торговая колония. На территории этих торговых колоний иноземные купцы были неприкосновенны. Особый устав «Скра» регулировал жизнь торговой колонии.

Из-за границы в Новгород шли сукна, металлы, оружие и другие товары. Из Новгорода в разные страны везли полотно, пеньку, лен, сало, воск и т.д. Значительной была роль Новгорода как посредника в обмене между Западом и Востоком. Восточные товары для Европы шли Волгой в Новгород, а затем уже в западные страны. Только татаро-монгольское иго и господство Золотой Орды подорвало это посредническое значение Новгорода.

Не менее важную роль для Новгорода играла торговля внутри самой Новгородской республики и с Северо-Восточной Русью, откуда он получал недостающий ему хлеб. Потребность в хлебе всегда заставляла Новгород дорожить своими отношениями с владимиро-суздальскими князьями.

Многочисленное и сильное новгородское купечество имело свои организации наподобие западноевропейских купеческих гильдий. Наиболее сильной из них было так называемое «Ивановское сто» обладавшее большими привилегиями. Оно избирало из своей среды пять старост, которые вместе с тысяцким ведали всеми торговыми делами и торговым судом в Новгороде, устанавливали меры веса, меры длины и наблюдали за правильностью самой торговли.

Структура новгородской экономики определяла собой его социальный и политический строй. Господствующим классом в Новгороде были светские и духовные феодалы, землевладельцы и богатое новгородское купечество. В руках новгородских бояр и церкви находились обширные земельные владения. Один из иностранных путешественников — Ла-луа — свидетельствует, что в Новгороде были такие сеньоры, которые владели землями на сотни верст. Пример — боярская фамилия Борецких, которая владела огромными территориями по Белому морю и Северной Двине.

Помимо бояр и церкви, в Новгороде существовали также крупные землевладельцы, занимавшиеся разной торговлей. Это так называемые «житьи люди».

Владельцы вотчин эксплуатировали труд феодаль-но-зависимых людей — «половников», «поручников»,

«давных людей». Основной формой эксплуатации фео-дально-зависимого населения в Новгородской земле было взимание оброка. Собственное хозяйство феодала здесь не достигало больших размеров, и в нем работали главным образом холопы.

Крупные феодалы были хозяевами положения не только в своих вотчинах, но и в городе. Вместе с купеческой верхушкой они образовывали городской патрициат, в руках которого находилась хозяйственная и политическая жизнь Новгорода.

Особенности социально-экономического развития Новгорода обусловили установление в нем особого, отлично-г° от других русских земель политического строя. Первоначально в Новгороде сидели князья-наместники, посылаемые великими киевскими князьями. Они назначали посадников и тысяцких. Но сильные новгородские бояре и богатые горожане все неохотнее подчинялись подручным киевского князя. В 1136 г. новгородцы восстали против князя Все-в°лода и, говорит летописец, «всадиша князя Всеволода в епископском дворе с женой и детьми с тещей и стражье Стрежаху дено и нощь. 30 муж на день с оружием». Затем

Всеволод был выслан в Псков. С этого времени в Новгороде устанавливается новый политический порядок.

Верховным органом в Новгороде стало вече — народное собрание. Вече созывал обычно посадник или тысяцкий. Созывалось оно на торговой стороне иа Ярославском дворе звоном вечевого колокола. В концы посылались бирючи и подвойские кликать народ на вечевую сходку. Участвовать в вече могли все свободные люди, мужчины. Вече обладало большими полномочиями. Оно избирало посадника, тысяцкого, раннее назначавшихся князем, новгородского епископа, объявляло войну, заключало мир, обсуждало и утверждало законодательные акты, судило за преступления посадников, тысяцких, сотских, заключало договоры с иностранными державами. Вече, наконец, приглашало князя, а иногда изгоняло его («показывало ему путь»), заменяя его новым.

. Исполнительная власть в Новгороде сосредоточивалась в руках посадника и тысяцкого. Посадник избирался на неопределенный срок, он контролировал князя, следил за деятельностью новгородских властей, в его руках находился верховный суд республики, право смещения и назначения должностных лиц. В случае военной опасности посадник шел в поход в качестве помощника князя. По приказу посадника звоном в колокол собиралось вече, которое он возглавлял. Посадник принимал иностранных послов и, в случае отсутствия князя, командовал новгородским войском. Тысяцкий был первым помощником посадника, командовал отдельными отрядами во время войны, а в мирное время ведал торговыми делами, торговым судом.

В пользу посадника и тысяцкого шло так называемое поралье, т.е. известный доход с плуга; этот доход и служил посаднику и тысяцкому в качестве определенного жалования.

На политическую жизнь Новгорода оказывал огромное влияние новгородский епископ, а с 1165 г. — архиепископ. В его руках находился церковный суд, он ведал делами сношения Новгорода с иностранными государствами, а главное — он был самым крупным из новгородских феодалов.

С изгнанием в 1136 г. из Новгорода князя Всеволода новгородцы не устранили вовсе князя, но значение и роль князя в Новгороде резко изменилось. Новгородцы теперь сами избирали себе на вече (приглашали) того или другого князя, заключая с ним договор «ряд», который крайне ограничивал права и круг деятельности князя. Князь не мог без соглашения с вече ни объявить войну, ни заключить мир. Он не имел права приобретать земли в новгородских владениях. Он мог собирать дань, но только в определенных, назначенных ему волостей. Во всей своей деятельности князь бьгл подконтролен посаднику. Короче, новгородский князь был «кормленым» князем. Он был только военным специалистом, который должен был стоять во главе новгородского войска во время военной опасности. Судебные и административные функции у него отнимались и передавались начальным людям — посадским и тысяцким.

Новгородскими князьями, как правило, были Владимиро-Суздальские князья, наиболее сильные из русских князей. Они настойчиво стремились подчинить своей власти Великий Новгород, но последний решительно боролся за свои вольности.

Поражение суздальских войск в 1216 г. на речке Ли-пице завершило эту борьбу. Новгород окончательно превратился в феодальную боярскую республику.

Сложившийся в Новгороде и отделившемся от него в

XIV в. Пскове вечевой строй просуществовал до самого присоединения их к Москве.

Следует отметить, что вечевой строй в Новгороде отнюдь не был народоправством. Фактически вся власть находилась в руках новгородской верхушки. Рядом с вече новгородские верхи создали свой аристократический орган — совет господ. В него входили степенные (т.е. действующие) посадник и тысяцкий, бывшие посадники и тысяцкие, старосты новгородских концов. Председателем совета господ был новгородский архиепископ. Совет господ собирался в покоях архиепископа и решал предварительно все дела, какие выносились на вечевую сходку. Постепенно совет господ стал подменять своими решениями вечевые постановления.

Народ протестовал против насилия господ. Вечевая жизнь Новгорода знает не один пример столкновения между феодальной знатью и широкими слоями населения.

ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОЕ КНЯЖЕСТВО

Среди русских земель, на которые распалось древнерусское государство, Владимиро-Суздальской земле принадлежит особое место. Здесь, в Волжско-Окском междуречье, завязался новый центр русской жизни, сложилось ядро будущего Русского централизованного государства. В этой земле, на берегу Москвы-рекн, возник город, вокруг которого впоследствии произошло объединение русских земель.

Основную территорию Ростово-Суздальского края покрывали леса. Но среди них имелось немало больших и малых прогалин (ополий) с плодородными, удобными для земледелия почвами. Помимо славян, рано расселившихся в этом крае, здесь жили неславянские племена — весь, меря, мурома. Однако, уже в IX — X вв. они растворились в массе славянского населения, которое быстро возрастало как за счет естественного прироста, так и за счет притока из других земель — Новгородской, Смоленской. В конце XI — начале XII в. в Ростово-Суздальскую землю усиливается прилив населения с юго-запада, где нападение половцев, княжеские междоусобицы и усиливающаяся эксплуатация отравляли жизнь народа. Колонизация коснулась главным образом Ополыцины — безлесного пространства между Клязьмой и Волгой. В этом районе были расположены древнейшие города Волго-Окского междуречья — Ростов и Суздаль. По их имени и весь край стал называться Ростово-Суздальской землей.

В древних источниках его называли Залесским краем. По отношению к Киеву он действительно лежал далеко на северо-востоке, за глухой стеной могучих лесов. В былинах об Илье Муромце рассказывается, как трудно было в X в. пересечь эти лесные дебри, чтобы попасть из Северо-Восточной Руси в Киев. Но уже Юрий Долгорукий водил прямоезжей дорогой из Ростово-Суздальской земли в Киев целые полки.

В связи с освоением и хозяйственным развитием края, в нем появились новые города: Владимир-на-Клязьме, Юрь-ев-Пол^ский, Переяславль-Залесский, Дмитров, Москва и ряд других.

Население края занималось главным образом земледелием и скотоводством. Из «Ополыцины» в Новгород вывозились рожь, лен, хмель. Успешно развивались промыслы рыбные, соляные, ботные. На севере большое значение имела охота на пушного зверя. В городах Ростово-Суздальской земли было много ремесленников и торговцев. В то же время широко распространилось сельское ремесло.

Находясь на великом Волжском пути, Ростово-Суздальская земля имела широкие торговые связи с восточными и западными рынками. Памятниками этих связей являются многочисленные находки в Ростово-Суздальском крае восточных и западных монет.

В Ростово-Суздальской земле, так же как и в других частях Киевской Руси, происходило наступление феодалов на общинные земли. Сильные бояре «творили насилие» и порабощали «сирот» (крестьян). На захваченных общинных землях вырастали вотчины светских и духовных феодалов. Сильнейшими гнездами крупного местного боярства были области вокруг городов Ростова, Суздаля. Бояре этих городов, до утверждения здесь сильной княжеской власти, являлись фактическими хозяевами всего Ростово-Суздаль-ского края.

При разделе Киевской Руси между сыновьями Ярослава Мудрого Северо-Восточная Русь досталась Всеволоду Яро-славичу. Любечский съезд (1097) подтвердил права на нее сына Всеволода — Владимира Мономаха. Мономах наезжал в свою далекую вотчину, в которой он посадил своего сына Юрия. В 1108 — 1109 гг. на берегах реки Клязьмы Мономах заложил крепость, названную в честь его имени Владимиром.

После смерти Владимира Мономаха князем Северо-Вос-точной Руси стал его сын Юрий. При нем Ростово-Суздаль-ская земля окончательно выходит из-под власти Киева. Юрий старался застроить Ростово-Суздальскую землю укрепленными городами, церквами и монастырями. Им был основан Юрьев-Польский («польский» означает: среди полей, около города Владимира, в отличие от Юрьева поволжского), перенесен на другое место Переяславль-Залесский (1152), основан город Дмитров (1154), названный так в честь младшего сына Юрия — Дмитрия. С именем Юрия Долгорукого связано основание Москвы. Датой основания Москвы принято считать 1147 год, когда она впервые появилась на страницах летописи. В том году, согласно летописи, Юрий Долгорукий пригласил к себе в Москву друга и союзника своего князя Святослава Олеговича иовгород-северского. Свидание князей состоялось 4 апреля 1147 г. у полноводной Москвы-реки на лесистом холме. Юрий торжественно встретил своего союзника, «дал обед силен», князья обменялись Подарками и договорились о совместной борьбе против общих вРагов.

В 1156 г. на лесистом поле выросла первая деревянная кРепостная стена — будущий Московский Кремль. Лето-Писец рассказывает в связи с этим: «Князь Юрий взыде на Г°РУ и обозре очима своими семо и овамо (туда и сюда), по обе стороны Москвы-реки и за Неглинную, возлюбил села оные и повелел вскоре сделати град мал деревян».

Дата 1147 год, как начало Москвы, несколько условна. Это первое упоминание о ней, как уже существовавшем городе. Юрий приглашал новгород-северского князя не на пустое место. До него здесь были поселения — «Села Крас

принадлежали боярину Степану Ивановичу Кучке. В летописных записях XII в. Москва выступает иногда под именем Кучково. Боярин Кучка жил, по одним записям, в районе Сретенки, по другим — там, где теперь Чистые пруды. На дочери боярина Кучки Улите женат был сын Юрия Долгорукого — Андрей Боголюбский. Среди убийц Андрея Боголюбского в 1174 г. упоминаются братья Улиты.

В военном отношении ;! положение новой крепости,

! построенной Долгоруким, Г! было очень выгодным. Она

Белокаменная резьба на стене СТОЯЛа на КруТОМ ХОЛМе, за-

Дмитриевского собора во ЩИЩеннаЯ реКОЙ МОСКВОЙ

Владимире-на-Клязьме. 1194 г. И ее ПрИТОКОМ НеГЛИННОЙ.

Первоначально крепость была небольшой, всего 1200 м в окружности. Не менее выгодно было экономическое положение Москвы. Она оказалась в центре богатого района, сравнительно густо заселенного, на перекрестке речных и сухопутных дорог, идущим с запада — из Смоленска, и с юга — из Курска, из Рязани во Владимир, Ярославль, Новгород.

Несмотря на бурную деятельность, которую развил Юрий Долгорукий в Северо-Восточной Руси, застраивая и укрепляя Ростово-Суздальскую землю, его заветной целью было все же перейти в южную Русь. Он принадлежал к поколению, находившемуся под обаянием Киева. Сын Мономаха, Юрий, стремился сесть в Киеве и восстановить отцовскую державу, не подозревая, что развитие феодальных отношений со времени Мономаха сделало эту попытку невыполнимой.

д слава Киева, владевшая воображением Долгорукого, была делом прошлого, для его же времени она была не боль-цге как иллюзия.

Юрий Долгорукий долго и упорно боролся за киевский престол. Данное Юрию русским народом прозвище «Долгорукий» выражало именно это его стремление к далекому от Ростово-Суздальского края Киеву. Юрий дважды овладевал Киевом и дважды вынужден был бежать из него в Ростово-Суздальскую землю. Овладев Киевом окончательно в 1155 году, он уже не возвращался в Ростово-Суздальский край. Умер Юрий в Киеве 10 мая 1157 г., иа второй год великого княжения, после пира у «осменика» (княжьего судьи по мелким делам) Петрилы.

Юрий Долгорукий первый стал употреблять в своей печати изображение мечника на коне, его сыновья сохранили эту эмблему. Эта эмблема долго была гербом Москвы и московского князя и изображалась на русских монетах.

После смерти Юрия Долгорукого с 1157 по 1174 г. в Суздальской земле княжил его сын Андрей, по прозвищу Боголюбский, который повел борьбу с боярством, стремясь сосредоточить всю власть в своих руках. В этой борьбе киязь опирался на младшие города земли, населенные ремесленниками и торговцами.

Главным стольным городом Андрей Боголюбский сделал Владимир-на-Клязьме. Недалеко от Владимира находилось княжеское село Боголюбово. Андрей построил здесь замок и сделал Боголюбово местом своего постоянного пребывания. По имени этого родового княжеского села и сам Андрей получил прозвище Боголюбского.

Опираясь на новый центр, Андрей Боголюбский попытался подчинить своему влиянию остальные русские земли. Он повел борьбу с Новгородом.

Когда попытка захватить его кончилась неудачей, Андрей Боголюбский перехватил торговые пути, ведущие из Новгорода в Рязанскую землю. Это заставило новгородцев Уступить, и в Новгороде стал князем ставленник Суздальской земли. Со времен Андрея Боголюбского большинство князей в Новгороде обычно было из Владимиро-Суз-Дальской земли.

В 1169 г. войска Андрея Боголюбского взяли Киев. Однако он завладел Киевом не для того, чтобы стать правителем бывшего стольного города, терявшего свое значение. Дружина Разорила Киев, разграбила его и с богатой добычей ушла в свое далекое Залесье. Южные князья должны были признать волю Андрея. Под влиянием Андрея Боголюбского был Роман Ростиславич смоленский, князья полоцкие, туровские и пииские, которые по требованию владимирского князя присоединились к его походу на Киев в 1173 г.

Андрей Боголюбский предпринимал походы и на Восток. Он разбил наголову камских болгар ив 1164 г. взял с них богатую дань. В 1172 г. Андрей Боголюбский вторгся в мордовскую землю, население которой платило дань камским болгарам. Дружина Андрея захватила центр племени эрзя — Эрземас (Арзамас). В том же, 1172 г. Андрей Боголюбский послал своего сына Мстислава взять город Ибрагимов (на месте города Нижний Новгород). Дружина Мстислава сожгла город Ибрагимов, а окрестные жители были обложены данью. Позднее, в 1221 г. иа месте Ибрагимова был основан город Нижний Новгород, ставший важным стратегическим и, торговым центром Северо-Восточной Руси.

С момента своего княжения Андрей проявил властный характер и стремление к единодержавию он немедленно выгнал братьев из Суздальского княжества и даже отстранил от себя отцовских бояр, «хотя самовластец быти всей земли Суздальской», как говорит летопись. Но ему пришлось столкнуться с сильным местным боярством, опиравшимся на старые города — Ростов и Суздаль и не желающим подчиниться князю, потерять свои феодальные привилегии. В этой борьбе Андрей нашел поддержку у «мизинных людей» — младшей дружины, купечества, городских низов. Властное правление Андрея Боголюбского вызвало против него заговор бояр и старших дружинников. Во главе заговора стали бояре Куч-ковичи, потомки Боярина Кучки, у которого Юрий Долгорукий, отец Андрея, по преданию, отнял родовое имение Москву.

Заговор был открыт. Андрей казнил одного Кучкови-ча, но это не уничтожило заговора. Остальные бояре говорили: «Ныне казнит Кучковичей, а завтра казнит и нас, так промыслим же об этом иначе».

Братья казненного и Анбал — ключник (дворецкий) Андрея — ночью вломились в спальню княжеского дворца в Боголюбове и убили князя (1174).

Немедленно после убийства Андрея произошло восстание горожан и сирот-крестьян. Краткое упоминание в летописи об этом восстании свидетельствует о выступлении крестьянских масс, подвергшихся феодальному закрепощению.

Ростовские и суздальские бояре, убившие Андрея Боголюбского, посадили на княжение сразу двух князей, пле-

МЯН1ШК°В Андрея - Мстислава и Ярополка Ростиславичей, ,я в этом гарантию от великокняжеского самовластия. Однако против них вскоре восстали владимирцы. Они пригласили к себе братьев Андрея — Михаила и Всеволода. Михаил вскоре умер. Князем Северо-Восточной Руси стал Всеволод, по прозвищу Большое Гнездо (1176 — 1212).

Политика Всеволода была продолжением политики Андрея боголюбского. У многих из бояр, участников заговора, были отняты их родовые вотчины и присоединены к княжеским владениям. Лишенное экономической базы, боярство вынуждено было подчиниться воле великого князя.

Великий князь Всеволод опирался на младшую дружину, набираемую из всякого вольного люда. Певец «Слова о полку Игореве» говорил о дружине его, что если бы она села на ладьи и взялась за весла, то могла бы Волгу разбрызгать веслами, а если бы подошла к Дону и опустила туда шеломы, то вычерпала бы весь Дои.

При Всеволоде значение Владимиро-Суздальского княжества еще более возросло. Всеволод совершил победоносный поход на Рязань (1180) за то, что та поддерживала его врагов — ростовских и суздальских бояр. На этой же почве он столкнулся с новгородскими верхами. В Новгороде Всеволод по своему усмотрению ставил князей и посадников. Всеволоду продолжал подчиняться Киев. Его поддержки искали даже галпцкие князья.

Два раза Всеволод ходил на камских болгар и окончательно вытеснил их на левую сторону Волги. Четыре раза предпринимались походы на мордовские земли.

Систематическое вымогание дани после смерти Всеволода, при его сыне Юрии II, вызвало мощное восстание мордвы, к которому присоединились отчасти и крестьяне-сироты. Восстание во главе с Пургасом длилось несколько лет и с большим трудом было подавлено владимиро-суздальскими князьями.

Слава и влияние Владимиро-Суздальского княжества ^ходила за пределы Рус pi. Племянник Всеволода (сын Андрея Боголюбского) Юрий был женат на знаменитой гру-3инской царице Тамаре.

Перед смертью Всеволод завещал свою власть второму но старшинству сыну -- Юрию, так как старший сын Сг° — Константин, тесно связанный с ростовским боярством, °тказался ехать во Владимир. Всеволод приказал сыновьям 11оДчиняться Юрию, ему дали присягу на верность бояре, кУпцы, епископ. Однако после смерти Всеволода мощное Вла-димиро-Суздальское княжество раздробилось между его сыновьями, а затем между поколением сыновей, на ряд княжеств : Суздальское, Ростовское, Белоозерское, Тверское, Московское, Переяславское, Ярославское и Костромское^ которые, в свою очередь, стали делиться на ряд еще более мелких княжеств.

ГЛАВА 11

СТРАНЫ АЗИИ И ЗАКАВКАЗЬЯ

В странах средней Азии и Закавказья развитое феодальное общество сложилось в IX в. Освобождение от владычества Арабского халифата способствовало росту материальной и духовной культуры народов Средней Азии и Закавказья. Однако их дальнейшее историческое развитие было осложнено передвижениями тюркских кочевых племен.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ. ФЕОДАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

В IX — X вв. в Средней Азии наблюдался подъем сельского хозяйства. Получили большое распространение сельскохозяйственные культуры — рис и хлопок. В значительно больших размерах стали разводиться бобовые культуры, °вощи, лен (как масличное растение) и конопля. Увеличилось хозяйственное значение шелководства. В источниках X в. говорится о ста с лишним сортах винограда, разводившихся в Средней Азии.

В IX — X вв. сохранялись, хотя и уменьшились в размерах, государственные земли — султани (термин «султан» в то время означал «правительство»). Земли провинциальной знати — дехканов считались их мульками, т.е. от-чуждаемой собственностью каждого феодала. Владельцы этих земель не несли обязательной службы государству, но мульки были обложены поземельной податью (хараджем). Остальные категории земель не отличались от аналогичных видов земельной собственности, сложившихся в других странах, ранее входивших в состав Халифата. Это были «собственные» земли

(касс) фамилии Саманидов, а также земли религиозных учреждений (вакф).

При Саманидах, особенно в X в., фонд государственных земель уменьшился в результате раздачи их служилым людям в условное владение (икта). На правах икта передавались земли разных размеров — от целой области до одного селения или даже его части. Владелец икта должен был нести службу (военную или гражданскую) государству и получал за это право взымать в свою пользу с крестьян, сидевших на данной земле, харадж и все подати, ранее вносившиеся в казну. Юридически земли икта считались государственными и не должны были переходить по наследству, но на практике уже с X в. наблюдалось стремление владельцев икта превратить их из временных условных владений (бенефиция) в наследственные (феод, лен). Постепенное и закономерное превращение икта из бенефиция в наследственный лен завершилось между XI и XIII вв.

В Средней Азии крупная феодальная собственность на землю и воду соединялась с мелким крестьянским держанием и с издольной системой эксплуатации. Крупных господских хозяйств почти не было, а те, которые имелись, обслуживались рабами. Феодальная рента взымалась в смешанной форме, но ведущее место среди крестьянских повинностей занимала продуктовая рента. Феодальная рента или поступала целиком в казну (с государственных земель в качестве налога), или шла целиком в пользу землевладельца (с вакфов и с земель икта), или же делилась в определенной пропорции между феодалами и казной (с мульковых земель). Феодально зависимые крестьяне к земле прикреплены еще не были. Единицей обложения в Средней Азии был джуфт-л гав (буквально — «пара быков»), т.е. участок, который мог быть обработан при помощи одной упряжки быков в течение сезона (в среднем 6 — 8 га орошаемой земли). Нередко на одном таком участке работало несколько крестьянских семейств.

ГОРОД В IX - X вв.

В IX — X вв. в Средней Азии сложился типичный город феодального общества. Древнейшими его частями были цитадель и обнесенные стенами старый город (шахристан) с общественными зданиями и усадьбами знати, воздвигнутыми еще до арабского завоевания. Теперь же возникли рабады, т.е. торгово-ремесленные посады, в которых pi сосредоточилась вся хозяйственная жизнь города. Такие города, как Мерв, Ургенч, Бухара и Самарканд были в IX — X вв. центрами ремесленного производства и торговли. Здесь выделывались хлопчатобумажные и шелковые ткани, простые и высокохудожественные изделия из железа, меди и стали, изделия из бронзы (кувшины и чаши), изделия из поливной и неполивной обожженной глршы, из кожи (обувь, седла, колчаны) и т.д.

Ремесленники одной и той же специальности объединялись в корпорации, напоминавшие европейские цехи, и селились обычно в одном и том же квартале, где находились и их мастерские-лавки. Эти ремесленные корпорациР! состояли из мастеров (устад), подмастерьев (халифэ) и учеников (шагирд). Объединения ремесленников часто вели борьбу с государственной властью и местными феодалами, стремясь к освобождению от феодальных повинностей и к установлению цеховой монополии, но так и не смогли этого добиться. В Средней Азии центральная власть поддерживала местных феодалов в борьбе с городскими ремесленниками. Последние не имели здесь союзника и в лице КРУиного городского купечества. Феодалы вкладывали средства в караванную торговлю, и крупные купцы были тесно связаны с феодалами. Так же, как и на всем Ближнем и Среднем Востоке, в Средней Азии не было общегородского самоуправления, власть в городах, служивишх местопребыванием общегосударственных и местных правителей, осталась в руках феодалов. Самоуправление существова-Ло только в рамках отдельных корпорацрш (ремесленных, купеческих и духовных) и городских кварталов, имевших своих выборных старшин.

В городах, расположенных на караванных путях, купцы пользовались большим влиянием. Они торговали преимущественно предметами роскоши: китайским шелком, среднеазиатским стеклом, коврами, драгоценными камнями, пряностями и т.д. Торговые караваны ходили из средней Азии в Восточную Европу и Русь, на Волгу и Каму, где среднеазиатские купцы скупали у болгар, хазар и русских пушнину и кожи, русские и варяжские мечи, а сбывали им хлопчатобумажные и шелковые ткани, ковры, серебряные изделия, сухие фрукты pi т.д. Шелковые ткани из Бухары и Мерва вывозились в Сирию pi Византию. Через Семиречье из Средней Азии караванный путь шел также в Китай. В торговле с Русыо главную роль играл город Ургенч в Хорезме. Хорезмские купцы ездили не только в ИтР1ль и Болгар, но и в Киев. Автор XI в. Мервезр1 приводит Р1звестие, относящееся к концу X в., о хорезмских купцах, с которыми «падишах Руса Буладимир» (т.е. русский князь Владимир) беседовал о мусульманской вере.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ

Управление Саманидскрш государством осуществлялось через 10 ведомств (диванов): диваны великого везира, финансов, внешних сношений, почты, гвардир! pi др. Центральная власть играла важную роль в борьбе с постоянными на-падениямР1 тюркских степных кочевников. Однако политика централизации наталкивалась на упорное сопротивление дек-ханов. Феодальная раздробленность еще больше усиливалась в результате распространенР1я института икта. Стоявшие во главе областей правители — хакимы чаще всего были местными наследственными землевладельцами. Уже современники Саманидов, арабские и арабоязычные географы X в., говорят, что ряд областей Саманидского государства — Хорезм, Хутталян, Саганиан, Исфиджаб и другие феодальные владения не вносили хараджа в казну Саманидов и фактР1чески пользовались почти полной независимостью.

С середины X в. в Самаиидском государстве усилилась междоусобная борьба за власть внутри класса феодалов, в которую были вовлечены не только представители династии и крупные дехканы, но и тюркская гвардия в лице ее видных военачальников. Войско в Саманидском государстве состояло цз феодального ополчения дехкаиов п дворцовой гвардии, которая, так же как и при дворе аббасидских халифов, формировалась из молодых тюрок — гулямов (мамлюков). Военачальники гвардии, наделенные землями икта, вскоре сами превратились в феодалов. Опираясь на дехканское ополчение и на тюркскую гвардию, старинная провинциальная знать в лице крупных дехканов (а с середины X в. и новая военная тюркская аристократия) вели борьбу против центральной власти.

НАРОДНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В X В.

Начиная с 902 г. в Хорасане происходили многочисленные народные волнения и восстания, облекавшиеся в идеологическую оболочку карматства. В 907 г. вспыхнуло большое восстание в районе Херата. При Насре II (914 — 943) возникло движение в Бухаре, возглавленное хлебопеком Абу Бекром. Основными участниками движения были бухарские айяры (городская беднота), а также ремесленники, мелкие торговцы и окрестные крестьяне.

Карматы Хорасана и Средней Азии, так же как и карматы Ирака, Сирии и Бахрейна, отстаивали свободу крестьянства, выступали против победивших феодальных порядков, требовали передачи земель сельским общинам и установления социального равенства для всех свободных людей. Но на рабов идеи равенства карматы не распространяли. Они добивались только, чтобы рабы принадлежали не отдельным лицам, а сельским общинам и участвовали в обработке их земель. Против карматства особенно активно боролись «правоверное» (суннитское) мусульманское духовенство 11 военная знать Бухары. Саманид Iiyx II ибн Ilacp (943 — 954), став эмиром, жестокими мерами истреблял карматов во всем Саманидском государстве.

КУЛЬТУРА

IX - X века были временем расцвета материальной и духовной культуры народов Средней Азии. Высокого уровня Достигли архитектура и изобразительные искусства. Именно в этот период усовершенствовалась техника возведения сводов и куполов. Об этом свидетельствует девятикупольная мечеть в Хазаре с арками и куполами из сырцового кирпича и интереснейший памятник — караван-сарай Кырк-кыз в Термезе (VIII — X вв.), представляющий квадратное в плане здание с массивными башнями на углах, снаружи похожее на крепость, а внутри имеющее сложную систему купольных

и сводчатых помещений, соединенных коридорами. Выдающимися архитектурным памятником этого времени является мавзолей Исмаила Саманида (892 — 907) в Бухаре, построенный в форме куба, с красивым геометрическим узором по стенам.

В области прикладного искусства особенное развитие получила керамика, покрытая одноцветной, а затем и полихромной (многокрасочной) глазурной росписью. Для каждого района была характерна посуда с особой орнаментацией. Особенно хороша по выполнению и узору самаркандская керамика. Прекрасны большие блюда и вазы с черным и красным стилизованным узором на светлом, цвета слоновой кости, фоне. В узоры нередко вписаны орнаментальные надписи, содержащие пословицы и пожелания. Встречаются также изображения животных и птиц. Большим совершенством отличалась и глазурованная глиняная посуда с рельефным узором. Столь же высокохудожественными являлись изделия из бронзы.

В IX — X вв. в Средней Азии большое развитие получили научные знания. Повсюду возникали местные школы. Научные произведения писались на арабском языке, а с конца X в. и на языке дари. Так, например, на этом языке был написан ценный анонимный труд по географии «Худуд ал-алем» («Пределы мира»). В IX в. широкую из-местность приобрели имена среднеазиатских математиков Мухаммеда ибн Мусы ал-Хорезми, автора трудов по алгебре н географии, и Ахмеда ал-Фергаии. Абу Наср ал-Фара-6п (X в.) — один из величайших философов Востока, последователь Аристотеля — разработал учение о вечности материи и несотворенности мира.

Подлинным гигантом мысли был медик и философ рационалист Ибн Сина, или Авиценна (980 — 1037), как его называли в Западной Европе. В физике Ибн Сина продолжал традицию аристотелизма, в логике и в теории познания — материалистическую тенденцию ал-Фараби. Но материалистические выводы в трудах Ибн Сины выражены менее ясно, нежели у ал-Фараби, и нередко скрыты за мистической формой изложения. Мировую славу Ибн Сина заслужил главным образом двумя своими трудами на арабском языке — по философии («Китаб ашшифа» — «Книга исцеления») и по медицине («Ал-канун фи-т-тиб» — «Канон врачебной науки»). Латинский перевод последнего труда был издан на Западе в XV в. в числе первопечатных книг. Влияние Ибн Спны в восточной и западноевропейской медицине сохранялось до XVII в.

Величайшим ученым-эициклопедистом стран Средней и Передней Азии и Средиземноморья в средние века был хорезмиец Абу-р-Рейхан ал-Бируни (973 — 1048) — математик, астроном, филолог, географ и историк. Из многочисленных его сочинений следует отметить труд по хронологии истории Востока, превосходное историко-гео-графическое описание Индии, не дошедший до нас труд о восстании «одетых в белое», а также ряд арабских переводов из Птолемея.

ТЮРКСКИЕ КОЧЕВЫЕ ПЛЕМЕНА

Уже с VI в. степные пространства, лежавшие к севе-РУ и северо-востоку от земледельческих районов Средней Дзии, были заняты объединениями племен, говоривших на языках тюркской системы. Эти племенные объединения в

* в- находились на разных ступенях общественного раз-вития. На более высоком уровне развития среди этих племен Стояли уйгуры, жившие в северной части Восточного Туркестана. Согласно известиям китайских и персидских авторов, ^ в. часть уйгуров оставалась кочевниками-скотоводами, а часть их перешла к земледелию. В оазисах уйгуры-зем-ледельцы жили вместе со старинным местным населением иранского происхождения. Через страну уйгуров лежал караванный путь из Средней Азии в Китай. На этом пути находилось немало городов. У уйгуров сложилось раннефеодальное общество и возникло уйгурское государство. Уйгуры имели уже свою письменность, основанную на алфавите сирийского происхождения. До нас дошло немало письменных памятников — религиозных текстов и деловых документов на уйгурском языке. Старинная примитивная религия уйгуров — шаманство — к концу VIII в. была вытеснена манихейством, а на смену последнему пришел буддизм, который в X в. приняла часть уйгуров. Часть их около того же времени приняла христианство несторианского толка. До нашего времени сохранилось много развалин буддийских монастырей с фресковой живописью. *

В районе горной системы Тянь-Шаня, на территории нынешнего Кыргызстана жили киргизы (точнее - кыргызы), переселившиеся сюда в разное время с верховьев Енисея. Эти племена составили ядро сложившейся значительно позже киргизской народности.

В северных предгорьях Тянь-Шаня и в степях Семиречья (юго-восточная часть нынешнего Казахстана) кочевали племена карлуков и ягма, в районе озера Иссык-Куль — чигили. Степи в низовьях Сыр-Дарьи и между Аральским и Каспийским морями занимали огузы, часть которых, оставшаяся в закаспийсхих степях, сложилась позднее в туркменскую народность. В западной части нынешнего Казахстана в X в. кочевали кыпчаки, которые в византийских источниках назывались куманами, а в русских летописях — половцами. Кыпчаки позже (в середине XI в.) откочевали за Дон, к берегам Черного моря. В X в. причерноморские степи, вплоть до устьев Дуная, были еще заняты другими тюркоязычными кочевниками — баджанаками, т.е. печен-гами (согласно русским летописям). Башкиры, жившие примерно на той же территории, что и в наши дни, первоначально говорившие на языке финско-угорской расы к X в. уже тюркизировались.

Процесс классообразования у всех этих кочевников происходил в разное время. Даже еще в начале X в. огузы, судя по рассказу арабского путешественника Ибн Фадлана, жили в условиях разлагавшегося первобытно-общинного строя-Из общины выдвигались богатые скотоводы, владевшие стадами, в которых насчитывалось до 10 тыс. лошадей и до 100 тыс. овец, а также рабами. С другой стороны, появились скотоводы-бедняки, сохранявшие, однако, личную свободу. Все дела решались на сходках родовых старшин.

К концу X в. у огузов, чигилей, ягма, а еще раньше у карлуков и других кочевников степной полосы Средней Азии и нынешнего Казахстана, уже складывались ранне-феодальные отношения. Формирование классового общества шло у них в основном по одному общему пути. Древняя родовая кочевая община постепенно сменилась аульной кочевой общиной в которой земля (пастбища) находилась еще в общинной собственности, а скот — уже в частной собственности.

Накопление поголовья скота у богатых кочевников, в чем немалую роль играли набеги на соседних кочевников и на земледельческие оазисы, усиливало имущественное неравенство и приводило к выделению кочевой знати. Постепенно к ней перешло право распоряжения пастбищами, возникла феодальная собственность на землю и установилась феодальная зависимость массы рядовых кочевников от богатых и знатных.

Феодальные отношения у тюркских кочевников сохраняли, однако, нередко в течение многих столетий патриархальную оболочку. Сохранялось племенное и родовое деление. Специфика же феодальной собственности на пастбища (земли) выражалась в. том, что она сочеталась с общинным землепользованием (кочевки велись всей общиной), при этом земля не продавалась. Феодальные повинности рядовых кочевников в отношении кочевой знати (выпас скота, заготовка топлива, личная служба) выступали в форме родовой помощи, «древнего» патриархального обычая. Считалось, что глава племени или рода занят организацией военного Дела и охраны пастбищ, поэтому «черный народ» обязан ему «помощью» в личном хозяйстве. Во второй половине

X в. ханы и знать огузов, карлуков, чигилей и ягма приняли религию соседних развитых феодальных обществ — Ислам, навязав его массе кочевников.

В самом конце X в. на территории Семиречья и Восточного Туркестана феодализирующаяся военная знать ряда тюркских кочевых племен создала государство, получившее в исторической науке название Караханидского. Династия Ка-раханидов вышла из среды воинственного кочевого племени ягма. Караханидское государство объединило как кочевые тюркские племена, так и население старинных земледельческих районов и городов Семиречья и Кашгара. Тогда же стали складываться государственные объединения у огузов. Наибольшее историческое значение имело создание Сельджукского государства огузов, получившего свое название по имени вождя Сельджука и его потомков — Сельджукидов. Их владения первоначально находились близ города Дженда на нижней Сыр-Дарье. Из-за вражды с владетелем Дженда сельджукские огузы перекочевали южнее, к городу Нур, а около 1035 г. откочевали в район города Нисы и соседних оазисов. Во главе сельджукских огузов в то время стояли два брата — Тогрул-бек и Чагры-бек, внуки Сельджука, из огузского племени кынык.

ПАДЕНИЕ САМАНИДСКОГО ГОСУДАРСТВА.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ УЗБЕКСКОЙ НАРОДНОСТИ

В конце X в. Саманидское государство было завоевано Караханидами. Феодальные смуты и недовольство народных масс ростом феодальной ренты в этом государстве облегчили караханидским отрядам победу над Саманидами. К тому же, Караханиды еще до завоевания вошли в сношения с представителями мусульманского духовенства и с верхушкой тюркской гвардии Саманидского государства. Оседлые провинциальные землевладельцы — дехканы также были готовы поддержать Караханидов, рассчитывая с их помощью стать независимыми в своих владениях. К политической самостоятельности стремились и военачальники тюркской гвардии.

Еще в 977 г. один из тюркских военачальников, Се-бук-тегин, захватил Газну с прилегающей областью (в нынешнем Афганистане) и основал там, против воли Сама-нидского эмира, самостоятельное княжество, так называемое Газневидское государство. После этого Себук-тегин договорился с караханидским манси Насром о разделе Саманидского государства. Земли на юг и запад от Аму-Дарьи должны были достаться Газневидскому государству, а земли на север и восток от Аму-Дарьи — Караханидскому государству. В 999 г. Караханиды заняли Бухару и все земли за Аму-Дарьей (Мавераннахр). Саманидское государство перестало существовать.

После караханидского завоевания власть в Мавераннахре перешла в руки тюркской кочевой знати. Со времени прихода власти Караханидов в Мавераннахр переселилось огромное количество тюркского кочевого населения из Семиречья и Восточного Туркестана. Тюркское население имелось в Мавераннахре и до XI в., но тогда оно было немногочисленно. В XI-XII и последующих веках часть кочевников, больше всего из беднейших слоев, медленно переходила к оседлому земледельческому труду, смешивалась с оседлым таджикским населением и ассимилировала последнее, передавая ему свой язык тюркской системы, называемый современными лингвистами староузбекским. Сложилась народность, впоследствии получившая название узбекской.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ ПРИ КАРАХАНИДАХ

После завоевания Караханидами Средней Азии произошли изменения в фермах государственного управления. Саманидское государство с его относительно развитым бюрократическим аппаратом и с большим фондом государственных земель перестало существовать. Вместо него теперь сложилось Караханидское государство, в котором господствовала удельная система. Почва для нее была подготовлена уже раньше ростом феодальной раздробленности.

Караханидское государство в XI — XII вв. владело огромной территорией, в которую входили восточный Туркестан, Семиречье, Фергана и Мавераннахр. Члены Кара-ханидской дииастии в качестве удельных ханов (илек-ханов) владели отдельными районами. Во главе Караханидского государства стоял хан ханов (султан султанов, или тамгач-хаи, — так раньше называли тюрки китайского императора). ^Же с первой половины XI в. каждый из удельных ханов стремился максимально ослабить свою зависимость от тамгач-хана. В 1089 г. Караханиды были разбиты войсками Сельджукской империи, и им пришлось стать ее вассалами. В *128 г.* изгнанные из Северного Китая кочевники — ки-Дани (кара-катаи) захватили Семиречье и Восточный Туркестан. В 1141 г. они подчинили себе весь Мавераннахр.

Караханидские удельные ханы принуждены были стать вас-салами-данниками киданьского государя — гурхана. Самц кидани обосновались в Семиречье, где продолжали вести кочевой образ жизни.

ФЕОДАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В XI - XII ВВ.

В XI — XII вв. в Средней Азии произошло перераспределение земельного фонда. Неприкосновенными остались только вакфные земли. Большая часть прежних государственных и мульковых земель перешла в руки новых владельцев. При этом преобладающей формой феодальной земельной собственности в XI в. стала икта, которая в течение XI — XII вв. из временного бенефиция превратилась фактически в наследственный лен, феод. Икта получали теперь преимущественно представители военной кочевой знати, подвергавшие феодальной эксплуатации не только кочевников, но и в еще большей мере оседлых крестьян. К началу XIII в. крестьяне, сидевшие на землях икта, находились почти в полной зависимости от их владельцев. Владельцы икта пользовались правом налогового, а к началу XIII в. и судебного иммунитета. Представители кочевой знати, владея землями икта и получая с них ренту продуктами, обычно продолжали жить в степи. Прошло по крайней мере столетие, прежде чем они переселились в города. Переход мульковых земель дехканов к военно-кочевой знати из числа завоевателей и превращение земель в икта привели постепенно к полному исчезновению дехканов. При этом сам термин дехкан не исчез, но позже им стали обозначать простого крестьянина.

Икта обладала теми же основными признаками, какие были присущи и европейским ленам, но, кроме того, она имела и такие особенности, которых не знало феодальное землевладение в странах Запада. Как в Средней Азии, так и в других странах, впоследствии завоеванных тюркскими кочевниками (Иран, Азербайджан, страны Передней Азии), икта стала специфической формой господства военно-кочевой знати над оседлым крестьянством. Икта нередко включала территорию и земледельческого оазиса, и кочевой степи. Данные источников о положении феодально зависимого крестьянства в этот период очень скудны. Несомненно лишь, что оседлые крестьяне подвергались более тяжелой эксплуатации, чем кочевники, и что зависимость крестьян от феодалов в этот период все время росла.

КУЛЬТУРА В XI - НАЧАЛЕ XIII ВВ.

Под владычеством Газневидов и Караханидов условия для развития пауки и философии у народов Средней Азии были менее благоприятными, чем в X в. Реакционное суннитское духовенство теперь пользовалось несравненно большим влиянием и упорно преследовало светскую науку и философию. Тем не менее XI r XII века отмечены новыми культурными достижениями, главным образом в области филологии.

В XI в. караханидский тюрк, ученый-филолог Махмуд Кашгарский составил на арабском языке словарь тюркских диалектов своего времени. Его труд является важнейшим источником для изучения истории развития языков тюркской системы. К XI в. относится и творчество великого таджикского поэта-мыслителя Насир-и Хусрау (Насир-и Хосров, 1004 — 1088), автора прозаической «Книги странствия» (описания путешествия в Иран, Сирию, Египет и Аравию) и ряда поэтических произведений. Насир-и Хусрау примыкал к исмаилитам, редко критиковал феодальный строй и стоял за освобождение крестьян от зависимости. Последние годы жизни Насир-и Хусрау, скрываясь от преследования, жил в горах Бадахшана.

Первым произведением на староузбекском языке была дидактическая поэма «Кудатку билик» («Совершенное познание», 1069 г.) Юсуфа Баласагунекого. В ней автор советует караханидскому хану оказывать покровительство культуре оседлых народов, а земледельцам, ремесленникам и купцам отдает преимущество перед кочевниками. До нас Дошел также диван (собрание стихов) на староузбекском языке позта-суфия Ахмеда Ясави (XII в.).

Продолжала развиваться и архитектура. Характерными чертами построек были портал у главного фасада здания и украшение стен резной терракотой, с тонко выполненным растительным узором и стилизованными надписями. Лучшими памятниками зодчества XI — XII вв. являются: Дворец правителей в Термезе, мавзолеи в Узгене, Рабат-11 Малик («Царский рабат») — укрепленный караван-са-Рай с так называемыми «гофрированными» стенами и ор-паментами (XI в.) на пути из Бухары в Самарканд, минареты в Джаркургане, Бухаре и Вабкенте (XII в.) и купольный мавзолей султана Синджара в Мерве (XII в.). В Мерве к началу XIII в. было 10 библиотек, по словам географа Якута, «более богатых сочинениями, чем библиотеки любого другого города». В Мерве же в XII в. находилось и особое учреждение — дивэкуш, где изучались приемы техники шелководства.

СТРАНЫ ЗАКАВКАЗЬЯ

Со второй половины IX в. страны Закавказья вступили в период развитого феодализма. Хотя владычество Арабского халифата замедлило здесь рост производительных сил, все же в это время наблюдался определенный подъем земледелия; ремесло отделялось от сельского хозяйства; росли города, где развивалось товарное производство. Окрепшая местная феодальная знать, так же как арабские эмиры, превратившиеся в наследственных владетелей областей и округов, теперь стремились к независимости и отпадению от Халифата, власть которого была сильно расшатана освободительными народными движениями. Так сложились предпосылки для воссоздания местных государств в странах Закавказья.

В IX — X вв. на территории стран Закавказья образовались фактически независимые государства, представлявшие объединения более мелких феодальных владений. В Грузии это были Западно-Грузинское, иначе Абхазское, царство (с конца XIII в.), Тао-Кларджетское царство (с начала IX в. ) в бассейне реки Чорохи и в Картли, и княжество Кахети. В Армении сложилось большое Шаракское царство (к 866 г.) во главе с династией Багратидов, или Багратуни, четыре небольших армянских царства и несколько мусульманских эмиратов. В Южном Азербайджане возник большой Азербайджанский эмират, просуществовавший с 889 до 1070 г. В Северном Азербайджане (Арран и Ширван) образовались государства ширваншахов (между рекой Курой и Дербентом) и Гянджинский эмират.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ IX И В X ВВ.

В IX —X вв. в странах Закавказья наряду со старыми культурными растениями — ячменем и пшеницей — широко возделывались рис и хлопок, красильные растения (шафран и марена); возникло шелководство. Грузия, особенно Кахети, славилась превосходными лошадями и овцами. Как широко было развито здесь скотоводство, видно из того, что в 20-х годах

IX в. посланный халифом в Грузию арабский полководец наложил на жителей Кахетии дань в размере 3 тыс. кобылиц и 20 тыс. овец. К X в. вся земля в Грузии, кроме высокогорных районов, в которых еще и в последующие столетия сохранялся первобытно-общинный строй, принадлежала феодалам, составлявшим сословие азнауров, высшими их которых считались дидебули. В IX —X вв. в Грузии возникло много новых монастырей, выросло монастырское земледелие, феодальное по своему характеру.

Развитая феодальная безусловная земельная собственность (хайреник) существовала в этот период и в Армении. Земля и оросительные каналы находились во владении непосредственных вассалов царей, князей-ишханов и вассалов последних. Крупными феодальными землевладельцами, как и в Грузии были монастыри, среди которых выделялись Та-таев, Ахпат, Санаин и Гегард с их великолепными храмами. Татевскому монастырю принадлежало 47 селений. Феодалы вели собственное барщинное хозяйство. О масштабах господских хозяйств можно судить по сообщению историка Матфея Эдесского, писавшего о том, что в середине XI в. в «до-ме» (хозяйстве) хорепископа Давтака пахотные работы выполнялись 800 плужными упряжками, по 6 быков в каждой. Такие земли обрабатывались барщинным трудом крепостных крестьян (шинаканов), имевших и свое хозяйство.

Рост феодальной эксплуатации в Армении вызвал ободрение классовой борьбы. Идеологической оболочкой кре-Стьянских движений в это время было сектантское уче-нне тондракитов (от имени селения Тондрак), во многих чертах родственное учениям мапихеев и павликиап. Тоц. дракиты выступали против феодальной эксплуатации и сословных привилегий и считали, что земля должна быть общим владением на началах полного равенства. По учению тондракитов, истинное содержание христианства составляло равенство знатных и крестьян, мужчин и женщин. «Царство небесное» тондракпты хотели создать иа земле, лишив феодалов их владении и привилегий, установив новый и справедливый общественный строй, где все будут равны. Тондракпты отвергали господствующую церковь и все ее обряды, церковные службы и почитание икон, не признавали авторитета духовенства. Основоположником секты тондракитов был Смбат Зарехаванский (вторая половина IX в.), образованный проповедник, очень популярный в крестьянской среде.

В 910 — 918 гг. крестьянское движение против светских и церковных феодалов охватило всю Айраратскую область. С 30-х годов X в. до середины XI в. крестьянские восстания под тондракитскимп лозунгами происходили постоянно, чаще всего на юге и юго-западе Армении. По мнению ряда армянских и грузинских исследователей, крестьянский характер носило движение в Сюиике (Сюнии) в X в., возникшее в связи с основанием Татевского монастыря. Борьба окрестных селений с монастырем продолжалась около 75 лет, пока, наконец, повстанцы не были полностью истреблены ополчением феодалов Сюника.

Для феодального общества Южного, а отчасти и Северного Азербайджана со времени арабского владычества, при господстве крупного землевладения, были характерны мелкое крестьянское держание и отсутствие крупного господского хозяйства. Особенностью Азербайджана было наличие кочевого скотоводства. В X в. Северный Азербайджан стал одним из главных районов шелководства. Из Азербайджана в Иран, Ирак и другие страны в значительном количестве вывозились рабы - славяне, хазары и тюрки. Один из крупнейших невольничьих рылков Востока находился в Дербенте. Феодалы сажали теперь рабов, как и крестьян, на земельные наделы. В конце X в. в четырех селениях, принадлежавших ширваншаху, было посажено на землю до 5 тыс. его вольноотпущенников.

К IX - X 1313. 13 странах Закавказья сложился город как центр развитого ремесла и торговли феодального общества. Через страны Закавказья проходило много важных караванных путей, соединявших Константинополь и черноморские порты с Ираном и Средней Азией, с Багдадом и хазарской столицей Итилем в устьях Волги, с Волжской Болгарией п Русыо.

В Грузии город Артануджи, столица Тао-Кларджети в X в., служил важным складочным местом для товаров из Абхазии, Грузии, Армении, Трапезунта и Сирии. Тбилиси вел обширную торговлю со странами Северо-Восточ-ной Европы. Это подтверждается тем, что отчеканенные в X в. в Тбилиси и в других городах Закавказья монеты найдены в кладах, разбросанных иа огромном пространстве, вплоть до Северной России, Скандинавии и Восточной Германии.

Из городов Армении к концу X в. важнейшим стал Анп-резнденция Багратидов и крупный торгово-ремесленный и культурный центр. В Анн производились ткани, ковры, глазурованная посуда, фаянс и металлические изделия. В конце X в. в Анн насчитывалось до 10 тыс. домов и до 100 тыс. жителей. Знать и купцы занимали богатые кварталы, где находился царский дворец и величественные церкви -- собор, круглая церковь Спасителя и круглый трехъярусный храм царя Гагика, беднейшая же часть населения жила за городскими стенами в жалких хижинах и даже в пещерах, вырытых в обрывах над рекой Ахурян. Среди других городов Армении выделялись Арцн, Ахлат, Ван, Карс и Двпн. Из Двина вывозили красную краску из кошенили. Богатый торговый город Арцн, насчитывавший до 150 тыс. жителей, славился своими сукнами и коврами, производством металлических и фаянсовых изделий.

В Северном Азербайджане важнейшим городом был Бер-Даа, который торговал главным образом шелком-сырцом, вывозившимися для обработки в Иран, Хузистан и другие отдаленные страны, а также шерстью, лошадьми и мулами. Гянджа производила шелковые ткани, Дербент - льняные ткани, Нахчеваи — изделия из дерева. Близ маленького г°рода Баку разрабатывались нефтяные колодцы. Первое вполне определенное известие о добыче бакинской нефти относится к 80-м годам IX в., а в конце X в. вся нефть, использовавшаяся в государстве Бундов (Ирак и Западный

Иран), была из Баку. Нефть в то время находила применение преимущественно в военной технике. Из нефщ изготовляли, с примесью селитры и других веществ, зажигательную смесь, которую в особых сосудах метали в неприятеля. В Южном (Иранском) Азербайджане важнейшими городами были Марага и Ардебиль; с конца X в. отмечается рост Тебриза (Тавриза). В X в. широкие размеры приняла торговля городов Закавказья, особенно Бердаа и Дербента, с Русью и другими странами Восточной Европы через хазарский город Итиль. Из стран Закавказья туда везли текстильные изделия, растительные краски, серебряные изделия, оружие. Из Руси и Поволжья ввозили меха, кожи, мед, воск и рабов.

Средневековый город в странах Закавказья, так же как й в Средней Азии, состоял из укрепленной крепости — резиденции владетеля и из торгово-ремесленных предместий с обширными базарами и караван-сараями. Данные источников о внутренней жизни городов очень бедны. Все же эти данные говорят о том, что в городах Закавказья не было внутреннего самоуправления или имелись лишь его зачатки (в Ани). Города управлялись непосредственно местными феодальными владетелями или градоначальниками из местной феодальной знати, назначенными государями. В городе существовали ремесленные цехи, но при отсутствии городского самоуправления они не могли играть значительной роли, к тому же, часть ремесленников находилась в феодальной зависимости от владетелей городов.

УТРАТА НЕЗАВИСИМОСТИ АРМЕНИЕЙ.

КИЛИКИЙСКАЯ АРМЕНИЯ

Усилившаяся в X в. Византия стала вести с XI в. захватническую политику по отношению к царствам и княжествам Армении и Грузии. Воспользовавшись вторжением в Армению так называемых «иракских» огузов (1021 г.), Византия присоединила к своим владениям армянское Вас-пураканское царство (1022 г.). После этого византийское правительство стало непрерывно вмешиваться в дела круп-нейшего из царств Армении — Ширакского (Анийского)-В 1045 г. византийский император Константин IX Мон о-мах вероломно заманил в Константинополь, якобы для переговоров, анийского царя Гагика II и удержал его при своем дворе. Затем Анийское царство, при содействии части армянских феодалов во главе с католиком, привлеченных обещаниями разных привилегий, было присоединено к Византии.

Византийское правительство, однако, не доверяло армянским феодалам и под предлогом защиты государственных границ переселило большую часть этих феодалов вместе с их военными вассалами в Киликию, Северную Сирию и Болгарию. Это привело к ослаблению феодальных ополчений в самой Армении, что облегчило разгром и завоевание страны сельджуками. Сельджукские огузы вторгались в Армению, начиная с 1048 г., пять раз. Население городов оказывало им упорное сопротивление, но силы противников были слишком неравны. В 1065 г. сельджуки взяли, разрушили и сожгли столицу Армении — Ани. В 1071 г. они разбили при Ма-назкерте (Манцикерте) большое византийское войско. После этого Армения и почти вся Малая Азия были завоеваны сельджуками. Нуждаясь в больших необитаемых пространствах для кочевий, сельджуки беспощадно разрушали города и селения, истребляли или угоняли в плен население. В стране надолго прекратилось строительство, города пришли в упадок.

В связи с сельджукским нашествием много армянских феодалов, горожан и крестьян было вынуждено покинуть Армению и поселиться в Малой Азии, главным образом в Киликии, где в 1080 г. было основано армянское княжество, именовавшееся в 1198 г. царством. Киликийское армянское государство (1080 — 1375 гг.) играло значительную Роль в истории стран Средиземноморья. Здесь появились 11 новые центры армянской культуры — города Сис и Таре. В городах Киликии было развито изготовление самых различных тканей (особенно славились киликийские шерстяные ткани), ковров, кожевенных и железных изделий. Железо, медь, серебро, свинец и золото добывались в горах Киликийского Тавра. Города Киликии вели оживленную тор-г°влю с Венецией, Генуей и Пизой, с Францией и Каталонией, с Кипром, Сирией и Египтом, с Ираном и другими странами Население Киликии было пестрым. Кроме армян, там жило много греков и сирийцев, а в городах — итальянцев ц французов, имевших свои особые кварталы. Киликийскому армянскому государству приходилось, отстаивая свое существование, вести тяжелую борьбу: в XII в. с византийцами, в XII — XIII вв. с сельджуками, в XIII — XIV вв. с египетским султанатом.

АЗЕРБАЙДЖАН И ГРУЗИЯ

К 1070 г. сельджуки присоединили Южный Азербайджан с его столицей Тебризом к своим непосредственным владениям. В 1080 г. сельджукам вынужден был подчиниться после долгого сопротивления и ширваншах. На Ширван сельджуки наложили дань в 70 тыс. динаров, понизив потом эту сумму до 40 тыс. В 1088 г. войска сельджукского султана Мелик-шаха взяли Гянджу.

Еще около 1001 г. два царства Грузии — Тао-Клард-жетское и Абхазское — объединились в Грузино-Абхазское царство. При царе Баграте IV (1027 — 1072) грузинские войска с помощью городских старшин освободили Тбилиси, до того остававшийся под властью мусульманского эмира. С присоединением Кахети политическое объединение Грузии было закончено. Но царской власти пришлось бороться с сепаратизмом крупных феодалов (особенно из рода Липаритов), ослаблявшим силу сопротивления страны внешним врагам.

Сельджуки не раз вторгались в Грузию и опустошали ее. В 1030 г. они сожгли города Самшвилде, Кутаиси, Артануджи, разрушили ряд крепостей и монастырей. Царь Георгий II (1072 — 1089) был вынужден заключить мир на тяжелых условиях, сохранив за собой лишь земли за Лихским хребтом — Западную Грузию (Имерети) pi Абхазию и обязавшись платить дань сельджукскому султану. Восточная Грузия с Тбилиси вошла непосредственна в состав Сельджукской империи. Однако у грузинского народа нашлось достаточно сил для того, чтобы пережить эту катастрофу и начать борьбу за освобождение страны-Грузино-абхазский царь Давид IV Строитель (1089 — 1135) проявил себя крупным полргшческим деятелем. Чтобы начать успешную борьбу с сельджуками, Давид IV укрепил центральную власть в государстве, усмирив мятежную знать,

13 борьбе с которой он опирался на мелких феодалов и купечество. При Давиде IV была создана постоянная конница из 40 тыс. кыпчаков (половцев), бежавших из причерноморских степей после того, как они были разбиты войсками русского князя Владимира Мономаха. Кыпчакская ^ конница могла быть противопоставлена феодальному ополчению, не всегда покорному царю, а по своим боевым качествам, быстроте и подвижности эти кочевники ничем не уступали легкой сельджукской коннице. В то же время борьба с сельджуками в странах Закавказья приняла характер народной войны, в которой грузинский народ поддержали также армяне и азербайджанцы. Между 1101 и 1120 гг. была освобождена большая часть Восточной Грузии. В 1122 г. грузины освободили Тбилиси, который сделался столицей Грузии.

Положение Ширвана на рубеже XI и XII вв. было трудное. Ему угрожали сельджуки и кочевники-хазары. Хотя Хазарское царство было разгромлено в X в. русским князем Святославом, некоторые хазарские племена на Северном Кавказе в XII в. сохраняли еще свою независимость и нападали на Ширван. Помощь Ширвану в борьбе против них оказала Грузия. Победа соединенных грузинских и ширваиских войск в 1123 г. над сельджуками близ Шемахи обеспечила независимость Ширвана от сельджуков. С тех пор сложился тесный союз Грузии с Ши рваном, просуществовавший более . столетия.

ГРУЗИЯ И СЕВЕРНАЯ АРМЕНИЯ В XII - НАЧАЛЕ XIII ВВ.

Преемники Давида IV продолжали его политику. Опираясь на неизменную поддержку армянского населения, они вели борьбу с сельджукскими вассалами в Северной Армении. В царствование Тамары (1184 — 1213) были освобождены города Ани, Карс, Двин и весь север Армении, после чего там образовались вассальные владения армянских князей Захаридов. Последние получили название По имени одного из них, Закарии, выдающегося полко-водца, который находился на службе у грузинского ца-Ря и занимал высокий пост главнокомандующего войск Грузинского царства.

В XII в. Грузия достигла высокой ступени феодального развития. В стране окончательно сложилась система наследственных ленов и иммунитет. Господствующий класс состоял из высших владетельных феодалов — дидебулов, духовных землевладельцев (епископов и настоятелей монастырей) и мелких феодалов — азнауров. Оформилась феодальная иерархия. Одни феодалы были непосредственными вассалами царя, другие — вассалами дидебулов, епископов и т. д. Феодально-зависимые крестьяне (глехи), состоявшие из разных категорий, несли барщину или платили оброк земельным собственникам.

В XII — начале XIII в. Грузия являлась сильным государством. Освободившись от тяжкого ига сельджуков, страна вступила в период экономического подъема. Прокладывались каналы Самгорский, Алазанский и др. Развитие сельского хозяйства достигло такого уровня, что из Грузии вывозились зерно (пшеница), вино, шелк-сырец, шерсть, вата, меха, лошади и мулы. В XII — начале XIII в. в Грузии и освобожденной от сельджуков Северной Армении отмечался быстрый рост городов и ремесленного производства. Выделывались различные сорта шелковых и парчовых, хлопчатобумажных и шерстяных тканей, а также ковры, шали и т. д. Развивалось кожевенное дело, совершенствовалась выделка бронзовых и фаянсовых ювелирных изделий. Больших успехов достигли резьба по камню и техника строительного дела. В начале XIII в. в Ани насчитывалось до 38 различных видов ремесла. Главными центрами ремесла и торговли в Грузии были города Тбилиси, Дманиси, Самшвилде, Гори, Ахалцихе и Кутаиси, в Северной Армении — Ани, Лори, Двин и Карс.

В городах создавались мощные купеческо-ростовщические дома. Купечество и ремесленные цехи стали крупной общественной силой, хотя в городах наряду со свободными купцами и ремесленниками были также и феодально зависимые. Опираясь на духовенство, мелких феодалов и купечество, грузинские цари в XII — начале XIII в. вели борьбу с центробежными стремлениями крупных феодалов, особенно с владетельной фамилией Орбели. Грузинские цари в XII в. создали сильный центральный государственный аппарат во главе с мцигнобарт-ухуцеси (канцлер), которым всегда был архиепископ чкондидский, и с высшим царским советом.

При царице Тамаре ее министр финансов, по имени Кутлу Арслан, опиравшийся на купечество, добивался учреждения сословно-представительной палаты с законодательной властью, но эта попытка горожан была подавлена феодалами.

АЗЕРБАЙДЖАН В XII - НАЧАЛЕ XIII ВВ.

В Северном и Южном Азербайджане в XII -- начале ХШ в. было два крупных государства, являвшихся, впрочем, лишь политическими объединениями более мелких вассальных владений: Ширван (государство ширваншахов) — от реки Куры на юге до реки Самур на севере, и государство азербайджанских атабеков из династии Ильдегизидов и часть Северного Азербайджана до реки Куры на севере (со столицей в Нахчеване, потом в Тебризе). Ширван в этот период был центром борьбы за независимость Азербайджана, оставаясь неизменным союзником Грузии как в борьбе с северокавказскими кочевниками — хазарами и кыпчаками, так и с сельджукскими султанами Ирака и их вассалами — Иль-дегизидами. Политическое могущество ширваншаха Ахси-тана I (около 1154 — 1205), крупного политического деятеля, было настолько велико, что в источниках он называется «великим хаганом».

В XII — начале XIII в. экономика Азербайджана бы-ла на подъеме. Страна производила пшеницу, ячмень, рис и хлопок не только для местного потребления, но и на вывоз. Ширванский шелк-сырец в XII в. вывозили уже не только в Ирак, Сирию и Иран, но и в Италию для переработки в тамошних шелкоткацких мастерских. Предметами вывоза из Азербайджана служили также шерсть, красильные вещества, нефть, соль и медная руда. Города Тебриз, Марага, Ардебиль в Южном Азербайджане и Нахичеван, Байлакан, Гянджа, Шемаха в Северном Азербайджане были богатыми торгово-ремесленными центрами, особенно Гянджа, производившая шелковые ткани лучших сортов.

Преобладающим видом феодальной собственности на землю и воду в Азербайджане стала икта, превратившаяся фактически уже в наследственный лен (феод). Сельская об-Нщна сохранилась, но утратила свою прежнюю независимость. Города принадлежали крупным феодалам, которые часто являлись и участниками караванной торговли. Богатые купцы нередко были представителями феодальных владетелей, Торгуя от их имени и отдавая им их долю дохода товарами. Самоуправления в городах не существовало. Ремесленники были объединены в кооперации, связанные иногда с дер. впшескпмп братствами. В Азербайджане в XII в. получи-ло распространен не братство ахпев, тесно связанное с ремесленными корпорациями и выступавшее как организация оппозиции по отношению к феодальной знати. Ахни ставили своей целью взаимопомощь и поддержку ремесленников в борьбе с феодалами. Они развивали идеи защиты угнетенных от «тиранов» и отстаивали учение о законности тираноубийства.

В XI — XII вв. завершился длительный процесс формирования азербайджанской народности. Сложился азербайджанский язык тюркской системы, на котором создавались произведения фольклора, а позднее и письменной литературы.

СТРАНЫ ЗАКАВКАЗЬЯ И РУСЬ

В XI — XII вв. значительно расширились торговые и культурные связи Закавказья с Русыо. В начале XIII в. историк Ибн ал-Асир упоминает о русских купцах в Тебризе. Грузинские и армянские купцы торговали в Киеве, Галиче, Новгороде и других городах Руси. Грузинское и армянское слияние сказалось иа архитектурных памятниках Ростово-Суздальской земли. На торговые связи с армянами указывает факт построения на Руси, первоначально, вероятно, для армянских купцов, ряда церквей в честь св. Григория -- «Просветителя Армении». «Житие св. Григория», почитаемого и русской церковью, было переведено на русский язык. В переводе на армянский язык было известно русское «Житие Бориса и Глеба». Армянские живописцы и зодчие работали на Руси, а одна из церквей Ани была расписана русским живописцем. На укрепление политических связей Грузии с Русыо указывает тот факт, что царица Тамара в первом браке была жеиою Георгия (Юрия), сына русского великого князя Андрея Боголюбского.

КУЛЬТУРА В X - НАЧАЛЕ XIII ВВ.

В качестве отличительных черт культуры стран Закавказья в X — начале XIII в. следует отметить заметное ос вобождение се различным отраслей (особенно поэзии) от влияния религии и церкви, развитие светского мировоззрения, особенно в городах.

Продолжали существовать и различные монастырские школы. За пределами Грузии — в грузинских монастырях в Болгарии, на Афоне, в Иерусалиме и на Синае — они способствовали в известной степени сближению Грузии со славянским, греческим, сирийским и арабским культурным миром. Крупное значение в развитии грузинской культуры имела академия в Гелатском монастыре, близ города Кутаиси, основанная в начале

XII в. Здесь преподавались математика и другие науки, велась большая переводческая работа, создавались оригинальные труды по философии, математике, астрономии и праву. С этой академией связано творчество выдающегося грузинского-неоплатоника Иоанна Петрицкого (Ио-анэ Петрици, около 1055 —

1130). В своих обобщающих трудах и комментариях грузинские философы Ио-ан Петрицкий, Арсений Икалтоели (XI в.) и другие проявляли большой интерес к изучению философского и научного наследия античности. В области филологии и права выделяются труды Евфимия Афонского и Ефрема Мцире (XI в.).

В XII в. был составлен свод сочинений по истории Грузии разных авторов — «Картлис цховреба» («История Грузии»).

В X — начале XII в. в Грузии сложился новый архитектурный стиль. Преобладали прямоугольные удлиненные Крестово-купольные храмы с шатровым куполом на высоком Многогранном или круглом барабане. Было создано множество замечательных архитектурных памятников — соборы в Ошки и Кумурдо (X в.), в Алаверди и Самтависи, храм Свети-Цховели в Мцхете, так называемый «храм Баграта» в Кутаиси (XI в.), большой храм Гелатского монастыря (близ Кутаиеи)с замечательной мозаикой церкви в Икорте, Кватави Беанин с высокохудожественными фресками (XII —начало XIII в.) Эти храмы строили народные мастера — зодчие, каменотесы и резчики но камню, богато украшавшие церковные здания орнаментальной резьбой по камню, рельефной скульптурой, мозаикой и фресковой живописью. Последняя получила в то время широкое распространение и имеет в ряде случаев (росписи в Кинцвиси, Убиси и др.) выдающееся значение. Высокого уровня достигли художественное ремесло, пластика по металлу, выделка эмалей на золоте и т. д. Среди выдающихся мастеров искусства следует назвать имя зодчего Арсукидзе — строителя мцхетского собора Свети-Цховетли, живописца Теодорэ, златоваятелей Бека и Бешкека Опизари.

В Армении во многих монастырях — Санаине, Ахпате, Татеве и других —существовали высшие школы, где преподавались не только богословие, но и математика космография и другие науки. В городах появились светские школы, в том числе медицинские. В Армении особенно была развита историческая литература. Важными историческими источниками являются труды Товмы (Формы) Арцруни (X в.) и Асохика (начало XI в.). Большое значение для изучения истории Армении, а также Сельджукской империи и крестовых походов, имеют труды Аристакеса Ластиверт-ского (Ластивертци, XI в.) и Матфея Эдесского (XII в.).

Знаменитым представителем философии и филологии в Армении был Григорий Магистр (XI в.), в области математики и астрономии прославился Иоанн Саркаваг, реформатор армянского календаря (конец XI — начало XII в.).

В X и первой половине XI в. были созданы блестящие памятники армянской архитектуры — Ахтамарский храм (X в.), скальный монастырь Айриванк (Гегард), монастырские соборы в Ахпате, Саиаине и Татеве (X в.), монументальный собор в Ани в форме купольной базилики. В начале XI в. возродился сложившийся еще в VII в. тип круглой столпообразной или многогранной снаружи и мно-гоабсидной внутри церкви с шатровым куполом, образцами которой служат церковь Спасителя и трехъярусный храм Гагика в Ани. Отличительной чертой зодчества данной эпохи было то, что светская архитектура получила теперь большее развитие, чем это имело место в предшествующий период. Выдающимися памятниками ее являются крепость Анберд и постройки в Ани — царский дворец со стенной живописью, караван-сараи и гостиницы, дома богатых горожан, водопровод и особенно монументальные городские стены с башнями. Как церковные, так и светские здания этого периода украшались богатой орнаментальной резьбой по камню и рельефной скульптурой .

С середины XI в. строительство в большей части страны было прервано сельджукским нашествием. Но в конце XII и первой половине XIII в. в связи с освобождением Северной Армении зодчество вновь достигло расцвета. Из памятников этого периода выделяются изящная многогранная снаружи и шестиабсидная внутри, столпообразная трехъярусная «Пастушья» церковь и церковь Тиграна Оненца в Ани. Высокого развития в X — XIII вв. достигло также искусство фресковой живописи й миниатюры, а также гонимого церковью светского театра, пения и музыки. Крупнейшими мастерами искусства в этот период были зодчий Мануэл — строитель Ахтамарского храма — и выдающийся миниатюрист Торос Рослин.

В Азербайджане в X — XIII вв. развивались просвещение и науки — астрономия, география и медицина. В источниках упоминаются два труда по истории Азербайджана и труд по истории города Мараги, написанные по-арабски во второй половине X — начале XI в., но не дошедшие до нас. Выдающимся философом, последователем Аристотеля, был Бахманияр ибр Марзбан (XI в.), из школы Ибн Си-ны (Авиценны), автор ряда трактатов. Автором трудов по логике и филологии был Хатиб Тебризи (XI в.). Астроном Ферид-ад-дин Ширвани составил звездные таблицы. Как и в других странах Среднего Востока, в Азербайджане этого периода поэтические произведения писались преимущественно на языке фарси, а научные труды — на арабском языке. Просвещение и в значительной мере поэзия были проникнуты светским духом. В это время наблюдался несомненный рост культурных связей Азербайджана с Грузией и Арменией. Так, например, Афзал-ад-дин Хагани, азербайджанец и мусульманин, был выдающимся знатоком культуры Грузии, Армении и Византии.

В XII в. в Азербайджане выработался местный стиль архитектуры. Замечательными памятниками этого периода являются «Девичья башня» в Баку, два величественных башнеобразных многогранных мавзолея в Нахчеване, построенные знаменитым зодчим Эджеми, мавзолеи в Урмии и Ма-pare. Мавзолеи эти украшены орнаментальной резьбой ц0 камню (геометрический орнамент), орнаментальными надписями и фаянсовыми глазурованными плитками бирюзового и других цветов. Сохранилось много памятников крепостного зодчества. Таковы мощные крепости ширваншахов близ города Шемахи — Гюлистан и Кале-и Бугурд. Обе крепости имели искусно выстроенные водопроводы из гончарных труб. Процветало художественное ремесло, памятниками которого являются резные металлические изделия, особенно бронзовые сосуды, резьба по дереву и камню, цветной фаянс. Выдающийся памятник азербайджанского орнаментального искусства представляет створка «железных ворот» из города Гянджи с надписью 1063 г., ныне находящаяся в Ге-латском монастыре.

АРМЯНСКАЯ, ГРУЗИНСКАЯ И АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. КУЛЬТУРА

АРМЕНИЯ

После длительной и тяжелой освободительной борьбы против арабского владычества в конце IX — начале

X века была восстановлена политическая самостоятельность Армении. В 885 году образовалось Армянское царство Багратидов со столицей Ани, в 909 году — царство Арц-рунидов в Васпуракане, позднее — Сюникское царство. Восстановление политической независимости страны создало благоприятные условия для нового подъема экономики и культуры, особенно при армянском царстве Рубенидов и Киликии, которое просуществовало около трехсот лет (1080 — 1375) и поддерживало тесные связи со странами Западной Европы. В восточной части Армении развитие страны прервалось в середине XI века вследствие захватнической политики Византии и нашествия турок-сельджуков. Оно возобновилось в конце XII века, когда в северо-восточных областях Армении с помощью Грузинского царства образовалось княжество Захаридов. Начинается невиданный расцвет науки, книжной живописи (миниатюры), музыки, литературы.

В X — XII веках в науке и культуре видную роль стали играть также светские лица, среди которых выделяется видный князь Григор Магистрос (ок. 990 — 1059). Он был ученым, педагогом, обладал глубокими, поистине энциклопедическими знаниями в области античной философии, литературы, мифологии, точных и естественных наук. Большой интерес представляет программа обучения, предложенная Ма-гистросом. Система обучения в его школе была направлена против схоластики и догматизма, в ней много места отводилось гуманитарным и естественным наукам. Магистрос создал новый в армянской литературе жанр — эпистолярный. В его «Письмах» приводятся мифы и басни, собранные автором из литературных источников, а также записанные им. По своему стилю «Письма» Ма-гистроса художественнопублицистичны, эмоциональны, лаконичны.

Крупнейшими представителями литературы того периода были поэты Гри-гор Нарекаци и Нерсес Шнорали.

Нарекаци родился в Васпураканской области Армении, в семье ученого — епископа Хосрова Андзе-ваци. Воспитание он получил в Нарекском монастыре у своего двоюродного деда — Анания Нарекаци, прозванного современниками «великим философом». По окончании учения Григор Нарекаци был пострижен в монахи, а в последствии стал вардапетом монашеской братии в том же монастыре. Вскоре он прославился своими знаниями и благочестием; уже при жизни о нем слагали легенды.

Григор Нарекаци оставил богатое литературное наследие. В него входят гандзы (гимны в честь бога и святых), «Толкование на «Песнь Песней», «История Апаранского креста и Славословие св. Кресту и св. Богородице», «Славословие св. апостолам», «Славословие св. Иакову, епископу Ни-зибийскому», «Песни» («Таги») и самое крупное произведение — «Книга скорбных песнопений». Гимны, толкования и другие духовные сочинения Нарекаци мало чем отличаются от произведений традиционных жанров армянской церковной литературы. Но в них уже ощущается большой поэт.

Величие и гений Нарекаци раскрылись в его песнях, особенно в монументальной поэме — «Книге скорбных песнопений». Будучи творениями переходной эпохи, эти сочинения содержат в себе еще немало от мировосприятия Средневековья. Но главное то, что своими произведениями Нарекаци стремился разрушить традиционные каноны церковной поэзии, вывести поэзию на широкий путь свободного творчества, истинного вдохновения.

Величайшей заслугой Нарекаци является эстетическая концепция, которая проявляется в произведениях поэта. Нарекаци впервые в армянской литературе сделал природу объектом поэзии, и в этом усматривается связь его эстетических воззрений с естественно-научными взглядами Анании Ширакаци.

Нарекаци впервые в армянской литературе показал человека и его духовный мир как частицу живой природы. Естественно, изменилась и сама поэтическая форма. Характеризуя свою «Книгу скорбных песнопений», автор в эпилоге пишет: «Я накопил материал, сочетал, расположил, основал, построил, воздвигнул, показал, устанавливал как чудотво-рение единосущного предмета разветвленные главы изложения этого преполезного сочинения».

Новые гуманистические тенденции отчетливо ощущаются уже в песнях Нарекаци, продолжавших лучшие традиции армянской духовной поэзии, начало которой относится еще к V веку. Наиболее распространенным жанром духовной песни были тараканы. Первыми творцами их были Мес-роп Маштоц, Саак Партев, Иоанн Мандакуни и др. В последующие века в развитие этого жанра внесли свой вклад такие видные поэты, как Комитас, Ованес Саркаваг, Нерсес Шнорали, Нерсес Ламбонаци, Иоанн Ерзнкаци и др. Простые и изящные по форме и содержанию, шараканы исполнялись в сопровождении величественной мелодии. Однако как бы высоко мы не цени л pi шараканы, они, подобно всем духовным песням, связаны с определенным стереотипом как по религиозному содержанрпо, так и по поэтической форме, и это, конечно, ограничивало возможности их дальнейшего развития.

Нарекаци в своем творчестве, опрфаясь на лучшие образцы тараканов, создавал песнр! на новых эстетико-философских-основах. В песнях поэта вместе с приемами духовной поэзии используются приемы, восходящие к народной поэтике. Тематика песен Нарекаци остается прежней — религиозной, что явствует из их названий — «Песнь Рождества», «Песнь Явления», «Песнь Воскресения», «Песнь Вардавара».

Поэтический образ святой девы, нарисованный поэтом, выражает гуманистическое начало. Созданный Григором Нарекаци образ женщины идеальной красоты доминирует во всей армянской средневековой любовной лирике, вплоть до поэзии великого Саят-Новы (XVIII в.). Это был уже новый подход к осмысливанию и поэтическому воплощению традиционных религиозных образов и понятий; божественное наделялось живыми человеческими качествами pi тем самым как бы обожествлялось человеческое начало. Подобный подход наблюдается не только в литературе, но и в других видах армянского искусства того времени. Та же традиция воплощать в церковной архитектуре и скульптуре (монументальные росписи, горельефы, барельефы и фрески знаменитого Ах-тамарского храма, царских чертогов Гагика Арцруни, построенных в X в. зодчим Мануэлом), а позднее более отчетливо — в книжной живописи, в иллюстрациях Тороса Рослина (XIII в.): в его композрщионных миниатюрах на евангельские темы апостолы и архангелы представлены не в виде абстрактных символов, а в живых человеческих образах, с определенными психологическими чертамр! Нарекаци, наделяя образ девы Марии земными, человечески-MPi чертамр!, тем самым как бы хотел подчеркнуть, что нет непреодолимой пропасти между человеком и богом, чело-веческрш и божественным, и это давало ему возможность говорить «от всей глубины сердца» с самим богом.

Поэма «Книга скорбных песнопений» (1020) вобрала в себя все лучшее, что было создано армянской поэзией предшествующих эпох, и вместе с песнямР! положила начало новому этапу армянской литературы. Поэма Нарекаци состоит из 95 глав, в ней свыше 10 тысяч строк. Мы не знаем точно, сколько лет над ней работал автор. Известно лишь, что она была завершена за год до смерти поэта. На протяжении сотен лет «Книга скорбных песнопений» Нарекацр! пользовалась в народе большой популярностью и почиталась даже наравне со Священным писанием: полагали, что она обладает чудотворной силой: В то же время она была и недосягаемым образцом поэтического Р1скус-ства для армянских поэтов многих поколений.

По мысли Нарекаци, человек рождается совершенно чистым и добрым. Однако в этом несовершенном и грешном мире он утопает в грехах и преступлениях, растлевает свою первоначальную сущность. Но надежда не утрачена: он может спастись, уповая на бога, стремясь к нему, как к идеалу. Человек, говорит поэт, должен постоянно совершенствоваться, стремиться походить на бога, с тем чтобы иметь право соединиться, слиться с ним как со «светлым прообразом наивысшего совершенства» (М. Абегян). Спасение человека, по мнению поэта, — в его усовершенствовании. Эта гуманистическая идея и пронизывает все произведение.

Значительным явлением армянской поэзии XII века было творчество Нерсеса Шнорали (Благодатного, 1101 — 1173).

Родился Шнорали в Киликийской Армении, в княжеской семье (он был внуком Григора Магистроса). Получив образование в монастыре Кармир (вблизи Кесуна), он стал в 1166 году католикосом Киликии. Многогранной и плодотворной была деятельность Шнорали. Он известен как видный политический деятельt иоэт, публицист, ритор, педагог, композитор. Опираясь на традиции национально-ху-дожественного мышления, Шнорали достиг новых творческих вершин.

В основе творчества Шнорали лежит идея доступности искусства. В тематическом отношении поэзия Шнорали делится на религиозную и светскую. Лирическими гимнами, исполненными высокого мастерства, Шнорали во многом обогатил армянскую духовную поэзию. Рядом с традиционными мотивами в духовных песнях Шнорали звучит вдохновенный и приближающийся к языческому гимн солнцу и свету («При восходе солнца»).

Шнорали создал крупные поэмы религиозно-дидактического характера: «Слово о вере» и «Сын Иисус». В первой поэме, написанной в 1151 г., изложено содержание Евангелия. В поэме «Сын Иисус» (1152) заметно влияние поэтического произведения Григора Магистроса «Тысячестроч-ник к Мануче» и особенно «Книги скорбных песнопений» Нарекаци.

В содержании и направленности творчества Шнорали проявился его гуманизм, определявший философскую и эстетическую сущность его творчества. Так, в нравоучительно-дидактических стихотворениях поэта ставился вопрос о просвещении, нравственном усовершенствовании, гармоническом умственном и физическом развитии как отдельной личности, так и общества в целом.

Особое место в творческом наследии поэта занимают загадки в стихах — новый жанр в армянской литературе. Шнорали создал более трехсот загадок, написанных, по словам историка Киракоса Гандзакеци (1200/1202 — 1271), «для развлечения людей». Они делятся на светские и религиозные.

Известны «Послания» Шнорали — официальные документы католикоса, имеющие большую познавательную ценность как для биографии автора, так и для характеристики эпохи. Особого внимания заслуживают в них сведения о различных слоях духовенства. В то же время «Послания» Шнорали — замечательный памятник литературы, образец публицистики и риторического искусства. Творчество Шнорали связано с судьбами родного народа В ту эпоху проблема единения церквей имела не только религиозное, но и политическое значение. В 60-е годы XII в. византийская сторона вновь подняла вопрос о единении армянской и византийской церквей, желая осуществить свои давнишние намерения: подчинить армянскую церковь и тем самым лишить армян политической независимости. Шнорали придерживался активной позиции убежденного защитника суверенных прав армянской церкви, он был сторонником идеи равенства народов. Шнорали, подобно Нарекаци, не утешает читателя «перспективой» загробной, потусторонней жизни, он призывает народ к активной борьбе за свободу, величайшей добродетелью ои считал не христианское непротивление злу, а силу, мужество, доблесть.

В поэтичеком наследии Нарсеса Шнорали наиболее ценны его поэмы на светские темы — «Сказ в стиле Гомера о гайканском народе» (1221) и «Элегия на взятие Эдессы» (1145 - 1146). В «Сказе...» поэтически изложена «История врмени» Мовсеса Хоренаци. Это — первое в средневековой армянской литературе историческое произведение в стихах. Шнорали призывает своих современников следовать примеру доблестных предков, силою оружия отстаивавших независимость родины. Современная ему жизнь освещена в «Элегии на взятие Эдессы» — одном из лучших поэтических произведений средневековой армянской литературы, послужившей образцом для многочисленных произведений, посвященных событиям из истории Армении. В основу поэмы положен исторический факт — взятие Эдессы арабскими войсками в 1144 г.

В XII — XIII вв. зарождается и развивается прозаический жанр басни. Виднейшими средневековыми баснописцами были Мхитар Гош и Вардан Айгекци. Мхитар Гош (ок. ИЗО — 1213) родился в Гандже (Гаизаке). Он получил солидное образование, дважды удостоившись степени вар-дапета. Гош основал монастырь Нор-Гетик и школу при нем. С именем Гоша связано основание в Армении юридической науки. Широкую известность получил «Армянский судебник», состоявшй из «Церковных канонов» и «Светских законов». До Гоша в Армении несуществовало светского кодекса.

Гош был первым, кто ввел в литературу басни и притчи, ранее знакомые армянам в переводе и в устном народном творчестве. Богаты и многогранны по своему содержанию басни Гоша.

В них отражены важные стороны общественной жизни и быта народа, в силу чего они приобретют и познавательную ценность. Басни Гоша отражают противоречия между различными сословиями общества, высмеивают алчность князей, различные пороки; в них выражено народное самосознание, идея благородства низших слоев, защита прав угнетенного человека.

Жанр басен и притч обогатил новым качеством Вардан Айгекци (конец XII — первая половина XIII в). Родился поэт в Киликийской Армении, в селении Марата (провинция Длук), получал образование в монастыре Аркакахин и со степенью вардапета стал странствующим проповедником. В 1266 г. он обосновался в Айгекском монастыре (Киликия), где продолжал заниматься проповедями и литературным творчеством. Обычные проповеди, по-видимому, уже полностью не удовлетворяли слушателей. Чтобы привлечь слушателей, Вардан вводил басни и притчи в проповеди, что тогда было необычным.

Басни Вардана, прозванного Н. Я. Марром «Оракулом Армении», способствовали проникновению в литературу подлинно народного миропонимания и художественного мышления.

В плеяде армянских лириков особое место принадлежит Фрику (XIII в.), лучшие творения которого входят в сокровищницу бытовой поэзии. Фрик жил в восточной Армении и был свидетелем владычества монголов. Состоятельный мирянин, он разорился и вынужден был вместо податей отдать в залог сына, которого так и не смог выкупить. Сохранилось около пятидесяти стихотворений Фрика.

Параллельно с письменной литературой в Армении в V — XIII вв. развивалось устное творчество, на протяжени веков был создан богатейший фольклор во всех жанрах: легенды, предания, сказки, эпические песни и сказания, сгу-санские песни, песни о скитальцах (гариба, пандухта), песни колыбельные, плясовые, обрядные, военные, а также притчи, пословицы, поговорки и т.д.

Венцом устного творчества армянского народа является героический эпос «Давид Сасунский» («Сасунци Давид»), вобравший в себя наилучшие элементы творений народного гения. Он стоит в ряде выдающихся эпических памятников мирового фольклора.

Хотя историческим ядром «Давида Сасунекого» являются события середины IX в., сложение эпоса относятся к IX —

XIII вв.. Это монументальное произведение — своеобразная летопись многовековой героической освободительной борьбы армянского народа. Эпос создавался и передавался изустно из поколения в поколение сказителями-сгусанами и дошел до наших дней. В нем ярко воплотилось подлинно народные идеи и устремления, свободолюбие и патриотизм, мужество и отвага, непоколебимая вера народа в счастливое будущее, это глубокая убежденность в победе добра и справедливости. Идея народности наиболее ярко выражена в образе Давида.

В эпосе причудливо переплетаются мифическое и героическое, бытовые и любовные события и мотивы. Хотя герои эпоса и наделены мифическими, сверхъестественными чертами и страстями, в эпосе отражены нравы, обычаи, верования, быт и социальные отношения Армении Средних веков.

Художественная форма, разнообразные политические приемы эпоса «Давид Сасунскиц» тесно связаны с поэтикой випасанов — сказителей, с их богатым образным мышлением, полетом творческой фантазии. Ярки и многокрасочны батальные сцены эпоса.

ГРУЗИЯ

Задолго до появления письменности в Грузии была широко распространена устная народная словесность — мифы, эпические сказания, лирические песни, особой популярностью Пользовалось сказание о богоборце Амирани (двойнике Прометея), похитителе небесного огня, в наказание прикованном к скале Кавказских гор. Сказания об Амирани — отображены Па местных памятниках материальной культуры, а также в Древнегреческой литературе. 11ародная поэзия продолжала бытовать и после появления грузинской письменности, оказывая на нее сильное воздействие.

Наряду с богатой народной поэзией у грузинских племен, по-видимому, еще до нашей эры существовала и письменность, но ее памятники до нас не дошли: по всей вероятности, они были уничтожены воинствующей христианской церковью в период ее жесткой борьбы с язычеством. Христианская церковь была

нетерпима и беспощадна даже по отношению к произведениям, возникавшим в недрах самой же христианской религии. Так, по сведениям грузинских летописей того времени, были полностью уничтожены «дьявольские» сочинения грузинского церковного писателя V в. Мобидана.

Христианство становится государственной религией в Грузии в первой половине IV в. (ок. 337 г.) Из древнейших памятников грузинской письменности до нас дошли эпиграфические надписи первой половины V в. В 70-х годах того же века появляется подлинное произведение «Мученичество Шушаник» Якова Цурта-вели, написанное на развитом литературном языке грузинской народности. Совершенство литературного языка и стиля первых памятников грузинской церковной письменности, как оригинальной, так и переводной, и потверждает со всей очевидностью глубокую древность происхождения этой письменности. Несомненно, церковными писателями были использованы как дохристианское грузинское письмо, так и литературный язык.

Принятие христианства сыграло положительную роль в жизни грузинского народа. Грузия установила связи с передовыми христианскими странами Востока и Запада, что благотворно отразилось на развитии ее национальной культуры.

Историю древнегрузинской литературы условно можно разделить на три периода: с V до XI в. (период раннего феодализма), с середины XI в. до второй половины XIII в. (период развитого феодализма) и XIII — XVIII вв. (период позднего феодализма).

Грузинская литература начального периода, с V до XI в., носит религиозный характер, определяющийся условиями жизни грузинских племен. Грузинским племенам, так же как и соседним армянам и албанцам (предки азербайджанцев), приходилось' отражать натиск многочисленных иноземных поработителей. За преобладающее влияние в Закавказье, и в частности в Грузии, в IV — VII вв. соперничали Восточно-Римская (Византийская) империя и Персидское (Са-саиидское) государство. Во второй половине VII века Грузия попала под владычество арабско-мусульманских завоевателей. В XI в. в страну вторглись сельджуки. Христианская церковь в раздробленной, разобщенной стране была фактически единственной объединенной и организованной для того времени силой, значительной опорой в борьбе против внешних врагов. Построенная на феодально-иерархических началах грузинская христианская церковь, оказывала решающее влияиие на общественное мировоззрение, на развитие всей грузинской культуры.

Практические запросы церкви стимулировали переводческую деятельность грузинской христианской общины. На грузинский язык переводилась Библия («Псалтирь», Евангелие). Каноническими грузинская церковь признала переводы в редакции Георгия Святогорца, или Афонского (1009 — 1065). Переводы делались преимущественно с греческого и сирийского языков. ‘

Широкие литературные связи поддерживались с христианским миром через зарубежные грузинские монастыри в Палестине, на Синае, Афоне, Черной горе (в Сирии, около Аитиохии), в Петрицони или Бачково (на территории современной Болгарии), на Кипре и в других местах. Книжнолитературная деятельность велась и в многочиленных монастырях самой Грузии. При некоторых из них — в Гелатском монастыре, в Западной Грузии, и в Италка, в Восточной Грузии, — были созданы семинарии и академии. Семинария также существовала и при Петрицонском монастыре.

Переводы делались не только с иностранных языков на грузинский, но и с грузинского (на греческий, арабский). Так с грузинского была переведена на греческий язык Ев-фимием Святогорцем (995 — 1028) знаменитая «душеполезная» повесть «Мудрость Балавара» («Варлаам и Иоасаф»). Греческая версия этой повести легла в основу всех ее европейских редакций, в том числе и русской.

В XI — XII вв. большого размаха достигает грузинская философско-богословская литература. Сначала Евфимий Святогорец, а затем особенно плодотворно Ефрем Младший (ум. ок. 1103) и Арсен Икалтоели (ум. ок. 1125) переводят и комментируют разные богословоко-философские сочинения «отцов» христианской церкви.

Собственно историографическая литература Древней Грузии представлена рядом важных памятников XI — XII вв. (Леонтия Мровели, Джуаншера, Сумбата сына Давидова, Арсения, историков Давида Строителя и царицы Тамары, имена которых остались неизвестными). Все без исключения грузинские летописцы и историки развивают идею объединения страны и единовластия, освещая княжеское своевластие, феодальные распри и внутренние раздоры.

Общественный строй Грузии в XI — XII вв. принял форму сложившегося, развитого феодализма. Все успешнее отражая натиск внешних врагов и достигнув определенного прогресса в сплочении внутренних центростремительных сил, страна шла по пути объединения и полной политической самостоятельности. В эпоху правления Давида Строителя (1089 — 1125), Георгия III (1156 — 1184) и царицы Тамары (1184 — 1213) Грузия не только освободилась от иноземной зависимости, но, как сильная феодальная держава, стала играть большую роль в истории народов Ближнего Востока. Одновременно были сломлены сепаратисткие притязания местной родовой феодальной знати, а церковь была реорганизована и подчиена светской государственной власти. В 1122 г. Тбилиси вновь стал политическим и культурным центром объединения страны. В жизни грузинского народа это был период могучего подъема его материальных и духовных сил. В те годы были созданы монументальные памятники зодчества, много произведений живописи, чеканного искусства, художественного ремесла.

В Грузии того времени отмечается сравнительно высокий уровень науки, общественно-политической и философско-богословской мысли, в значительной степени свободной от церковной догматики и схоластики. Большое развитие получило книжное дело, словесное искусство. Наряду с дальнейшим развитием религиозной письменности, не позднее начала XII века зародилась и вскоре расцвела светская литература, особенно поэзия.

* XII век — классический период в истории грузинской средневековой культуры. В XI — XII вв. на грузинский язык переводились творения античных греческих писателей и выдающиеся прозведения персидско-таджикских и азербайджанских поэтов, в том числе «Шахмане» Фирдоуси, «Вамек и Азра» Унсури, поэмы Низами Ганджеви (по крайней мере, Лейли и Меджун», «Хосров и Ширин», «Искандернаме»),

«Вис и Рамин» Гургани и др. Воздействие высокоразвитой национальной грузинской культуры XII в. находит отражение в творчестве Низами и Хагани. Из литературного наследия грузинской классической Храм» Гелатском^онастыре(Грузия).

эпохи многое потеряно в

результате катастрофических событий последующих веков (татаро-монгольские нашествия). Однако, судя даже по сохранившимся немногим памятникам древнегрузинской светской литературы, можно сказать, что она была многообразна и богата.

В первой половине или в середне XII в. Саргис Тмогвели перевел с персидского известную поэму Гургани «Вис и Рамин» (по-грузински — «Висрамиани»). В своей основе сюжет поэмы «Вис и Рамин» имеет много общего с сюжетом знаменитого средневекового романа «Тристан и Изольда». И в грузинской поэме «Висрамиани» красочно, образно повествуется о нежной любви.

При дворе грузинских царей XII в. придворные историки писали хроники и исторические события, ученые-законо-веды обосновывали божественное происхождение царской власти, на торжественных дворцовых приемах поэты-одо-писцы выступали с чтением высокопарных, но изящных панегирических стихов.

Крупными поэтами-одописцами XII в. были Шавтели и Чахрухадзе. Иоанн Шавтели — автор панегирической поэмы «Абдул-Мессия».

Чахрухадзе составил сборник хвалебных стихов под названием «Тамариани». Прославляя царицу Тамару и ее супруга Давида Сосла, автор развивает идею о предвечности грузинской царицы и ее священной миссии по спасению христианского человечества.

Крупнейшее произведение грузинской поэзии классической эпохи — поэма Руставели «Витязь в тигровой шкуре». Достоверных биографических сведений о Руставели сохранилось очень мало. Поэма могла быть написана не раньше конца 80-х годов XII в. и не позднее первого десятилетия XIII в.

На колонне грузинского монастыря св. Креста в Иерусалиме до сих пор сохранился портрет Шота Руставели с надписью. По этой надписи Шота приписывается часть реставрации и росписи монастыря. В других документах, относящихся к тому же монастырю, Шота Руставели назван «мечурчлет-ухуцесом» т.е. государственным казначеем. В монастыре сохранилась поминальная запись о нем, датируемая первой половиной XIII в. В 1960 г. экспедиция грузинских ученых открыла в монастыре св. Креста оригинал Руставели. Он изображен на портрете мудрым старцем, в облачении светского вельможи, как и подобало государственному казначею царицы Тамары.

АЗЕРБАЙДЖАН

Уже X век был отмечен началом расцвета литературы на персидском языке, ставшем после ослабления арабского халифата литературным языком обширного региона мусульманского мира, в том числе и Азербайджана. Здесь развивается придворная литература.

Крупнейшим ее представителем в XI в. был Катран Таб-ризи (поёле 1010 — 1090 г.). Биографических данных о поэте почти не сохранилось. Известно, что он родился в Шадиабаде, близ Табриза. По его сочинениям можно было установтть, что между 1029 — 1038 гг. он выступал в качестве поэта-панегириста в Ганджане при дворе правителя Шаддадида Абу-ль-хасаиа Али Лашкари. Известно также, что Катран некоторое время провел при дворе Абу Дулафа Дайрани в Нахичевани, а затем на своей родине, в Таб-ризе, где поступил на службу к правителю Абу Мансуру Вахсудану ибн Мухаммаду (1029 — 1060) и его сыну Мам-лану ибн Вахсудану. Кат рай посвятил им большую часть своих пышных од.

Катран стремился перенести хорасанский литературный стиль иа азсрбайджаиокую почву. Об этом красноречиво свидетельствуют его касыды, в которых легко обнаружить влияние таких классиков персидско-таджикской литературы, как Рудаки (IX — X в.), Унсури, Фаррухи (X — XI в. ), кроме того, об интересе Катрана к персидскому литературному языку и его изучению говорит и его научный труд — словарь архаических слов персидского языка.

Стихи Катрана с точки зрения формы безупречны и, несмотря на некоторую изощренность, не трудны для восприятия. Поэт проявляет большую наблюдательность и умение живо воспроизвести образ даже в таком жанре, как ка-сыдавосхваление.

Начиная с XII в. в общественно-экономической и культурной жизни Азербайджана намечаются значительные сдвиги. Возникают новые самостоятельные феодальные государства. Эльдигизидов (столица Табриз, потом Нахичевань), Аксункуридов (столица — Мерага) и Ширваншахов (столица — Шемаха). Последнее было наиболее крупным и влиятельным и сыграло большую роль в борьбе Азербайджана за свою независимость.

В этот период успешно развиваются азербайджанские города Табриз, Барда, Ганджа, Шемаха, Нахичевань, в которых намечаются значительные успехи в ремесленном производстве, ковроткачестве, обработке шелка и кожи, производятся сельскохозяйственные орудия, текстильные товары, оружие, предметы домашнего обихода. Азербайджан развивает и укрепляет свои торговые связи не только с соседними Грузией и Арменией, но и с государствами Средней Азии, Ближнего Востока, Западной Европы, особенно с Древней Русью. Из Азербайджана вывозились тогда шелк, хлопок, шерсть, ковры, нефть, медная и глиняная посуда, рыба, сушеные фрукты. В Ширванском и Эльдигизидском государствах чеканились серебряные и медные деньги. Многие города Азербайджана, расположенные на транзитных путях, в особенности Табриз и Ганджа, быстро росли и становились важными экономическими и культурными центрами.

Развитие экономических и торговых отношений способствовало расцвету культуры и пауки, математики, астрономии, естествознания и географии, истории и философии.

До нас дошли замечательные памятники самобытной архитектуры и искусства Азербайджана XII и последующих иеков. В 1162 г. в Нахичевани известным азербайджанским зодчим Авджами Нахичевани, сыном Абубакра, был возведен сохранившийся до наших дней мавзолей Юсифа ибн Кусайра, в 1186 г. — мавзолей жены атабека Джихана Пехлевана — Моминехатун. К выдающимся древним сооружениям относятся также Худаферинский мост на реке Араке, знаменитая крепость Полистан близ города Нахичевани и Оглан в Лерикском районе, «Девичья башня» в Баку. Все эти памятники архитектуры свидетельствуют об исключительной талантливости их создателей.

Народы Закавказья — грузины, армяне и азербайджанцы, — издревле часто объединявшиеся между собой для защиты своей свободы и независимости от вторжения многочисленных иноземных захватчиков, (например, в XI в. в условиях Сельджукского нашествия), в XII в. вступили в еще более тесные политические, экономические и культурные связи. Представители культуры этих народов хорошо были знакомы с культурой и литературной жизнью друт друга. Азербайджанский язык, азербайджанская устная народная литературы, ашыгская поэзия и музыка были понятны и любимы среди грузин и армян.

В XII в. успешно развивается Азербайджанская лирика. В этой поэзии нашли свое художественное выражение призывы к справедливости и земному счастью, человеколюбию и свободомыслию, осуждение пороков общества, произвола правителей и высшего духовенства. Гуманистические и демократические мотивы обогащали творчество таких поэтов как Фалаки, Муджираддин Бейкалани, Иззаддин Ширвани и др. В феодальных дворцах, как и в XI в., процветала придворная поэзия, основными жанрами которой были касыды, газели. Создавались также рубаи (четверостишья) и маснави (эпическая поэзия).

При азербайджанских феодальных дворах служили поэты-панегиристы, во главе которых стоял обычно так называемый «царь поэтов» («мелик аш-шуара»). Одним из наиболее известных представителей придворной поэзии XII в. был Абу-ль-Ала Ганджеви, служивший Ширваншаху Ма-нучехру. Его талантливые ученики — Фалаки Ширвани и Хагани Ширвани также некоторое время состояли при дворе.

Среди персоязычных азербайджанских поэтов XII в. исследователи также упоминают имя поэтессы Мехсати, биографические сведения о которой носят исключительно легендарный характер.

Хагани прошел длительный и сложный творческий путь. Около шестидесяти лет свой жизни он посвятил литературной деятельности и оставил огромное творческое наследие. Но не все из его творений дошли до нас.

Ильяс ибн Юсуф Гаиджеви (даты жизни точно не установлены; по Е. Э. Бертельсу, 1141/43 — 1203/05) родился в Гендже, там же он получил образование. Поэт не покидал родной город, кроме одного кратковременного посещения ставки Кызыл-Арслан-шаха, пожелавшего встретиться с ним.

Ганджа в этот период был центром науки и культуры. В ием жили образованные и ученые люди. Такое же блестящее и всестроннее образование получил в Гандже современник поэта Абу-ль-Ала.

В стихах Низами говорит, что он знаком с разными науками. Низами в совершенстве владел персидским и арабским языками, а также был знаком с литературой на этих языках. Кроме того, можно предположить, что он знал и другие наречия.

О личной жизни Низами нам известно очень мало.

Литературное наследие Низами составляют эпические произведения, объединенные в «Пятерицу» («Хамса»), а также газели, касыды, четверостишия и другие произведения лирического жанра. По некоторым источникам (Доулат-шах Самарканди), принадлежал большой диван лирических стихов, содержащий до 20 тысяч двустиший — бейтов. К сожалению, из огромного наследия до нас дошли только б тысяч, 116 газелей, 30 рубаи.

ГЛАВА 12

РАЗВИТИЕ ИРАНА, МАЛОЙ АЗИИ И АРАБСКИХ СТРАН
1. ГОСУДАРСТВА ИРАНА В X - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XI ВВ.

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО,

РЕМЕСЛО И ТОРГОВЛЯ

В X и первой половине XI в. Иран переживал невиданный до того подъем сельского хозяйства и ремесла. Этому способствовало падение владычества Арабского, халифата и создание независимых феодальных государств. На западе Ирана было создано государство Буидов, на востоке Ирана и в Средней Азии-государство Саманидов.

В это время в Иране повсюду проводились большие оросительные работы. Крупные успехи были достигнуты в проведении каризов. Так, в Кермане по этим подземным протокам вода отводилась на расстояние свыше 100 км. В Фарсе во второй половине X в. по приказанию буидского государя Азуд-ад-Доулэ на реке Кур была построена знаменитая «Азу-дова плотина». Она была сделана из каменных плит с кре

плениями из свинца. Образовалось искусственное озеро. По его берегам поставили 10 больших водоподъемных колес. Около каждого колеса устроили водяную мельницу, а от водохранилища отвели каналы.

Большой прогресс был и в виноградарстве. Только в Хорасане было известно свыше 100 сортов винограда. Расширились площади сахарного тростника, олив, масляных и пряных

растений, бахчевых культур й т. д. Появились новые для Ирана культуры-цитрусовые.

В местностях, расположенных вблизи караванных путей и больших городов, часть продукции шла на городские рынки. В другие страны из Ирана вывозились пшеница, ячмень, рис, хлопок, шафран, изюм, финики, фрукты и т.д. На вывоз шли вина, мед, шелк-сырец, верблюды и лошади.

Это время отмечается прогрессом в технике ремесла. В большом количестве производились парча и золотое шитье. Большой популярностью пользовались льняные, шелковые и хлопчатобумажные ткани, шерстяные и шелковые ковры. Выпускалось фаянсовая посуда, покрытая разноцветной глазурью, с росписью и эмалями. В больших городах производились медные, серебряные и золотые предметы, оружие, лекарства. Парфюмерные изделия вывозились морем даже в Китай.

Процветала торговля рабами. Это были захваченные мусульманскими войсками в качестве военной добычи или привезенные работорговцами. В истории сохранились факты о том, как некий персидский купец во время морского рейса летом 936 г. вез на 400 судах 12 тыс. черных рабов из Африки. В городе Балхе существовала целая улица торговцев рабами.

ГОРОД

Крупные города с большим количеством населения лежали на путях караванной и морской торговли. Эти пути связывали страны Средиземноморья, Закавказья и Восточной Европы со Средней Азией, Аравией, Индией. Самыми крупными городами Ирана в это время были Шираз, Исфахан, Рей и Нишапур. Они имели население свыше 200 тыс. человек и занимали площадь около 42 кв. км. Главными центрами караванной торговли с Индией были Балх, Газна и Кабул. Важнейшими гаванями Персидского залива были Сираф и Ормуз. Отсюда продукция вывозилась в Басру, Аравию, Индию и Китай. Амуль и Сари — лучшие гавани на Каспийском море — торговали с Хорезмом, странами Закавказья, Поволжья и с Русью.

В Иране сложился тот же тип средневекового города, что и в Средней Азии. Всюду возникали ремесленные цехи и корпорации купцов. Но господствовала в городах чиновная и духовная знать. Эти феодалы чаще жили в городе, чем в своих поместьях. Сближение некоторых групп феодалов с крупным купечеством — характерное явление для Ирана, так же, как и для ряда соседних стран. Часть доходов передавалась в виде вкладов купеческим компаниям. Феодалам, в свою очередь, причиталась доля прибыли от торговли.

В X — XI вв. иерархия знатной верхушки выглядела следующим образом: раис — градоначальник, казий — духовный судья и глава духовенства округа, имам соборной мечети — духовное лицо, ведающее богослужением, мух-тасиб — цензор нравов, надзиравший за базарами и общественной жизнью, асас — начальник ночной стражи и др. Городского самоуправления не существовало. Юридически цеховые ремесленники были свободны. В то же время они платили подать продуктами своего ремесла государству и ремесленному феодалу.

На западе и юго-западе Ирана образовалось феодальное государство во главе с династией Бундов. Оно просуществовало более 100 лет — с 935 по 1055 г. Ахмед ибн Буйэ (или Бувейх) и его два брата, родом из бедных горцев южного берега Каспийского моря, были сначала наемными воинами, потом стали военачальниками наемных войск и завоевали в 935 г. Западный Иран, а в 945 г. — и Багдад. Впоследствии сложилась легенда о происхождении Бундов от потомков Сасанидов.

Ахмед ибн Буйэ подчинил себе халифа и заставил его дать себе звание «эмира эмиров». Он стал государем арабского Ирака и почти всей западной части Ирана.

За халифом была сохранена только духовная власть над му су льманами-су ннитами.

Хасан и Али-братья Ахмеда — правили в Ширазе и Рейе.

В государствах Самани-дор и Буидов существовали те же виды феодальной собственности, какие сложились еще при арабском владычестве. В обоих государствах сильно выросло условное феодальное зем-левладение-икта, которое постепенно превратилось в наследственное. К концу X в. завершился процесс превращения большинства свободных крестьян-общинников в феодально зависимых.

ГАЗНЕВИДСКОЕ ГОСУДАРСТВО

В 999 г. распалось Саманидское государство. Земли к югу и западу от реки Аму-Дарьи перешли под власть

государства Газневидов (977 —1187). Из небольшого вассального княжества оно превратилось теперь в большую империю. Газиевиды представляли собой династию тюркского происхождения. Они опирались на сложившуюся знать из военных ленников. Эта знать вела борьбу за земли со старинной восточноиранской провинциальной знатыо-дех-канами. Газневидское государство достигло наибольшего политического могущества при султане Махмуде (998-1030). Он начал завоевательные походы в Северную Индию. Они проводились под лозунгом «священной войны» мусульман с «идолопоклонниками-индусами». Всех походов было 17. По сообщению источников, из Индии было вывезено 57 тыс. рабов, ценностей на 20 млн. дирхемов и 350 слонов. Велась война и с государством Бундов. В 1017 г. был захвачен Хорезм.

2. СЕЛЬДЖУКСКОЕ ГОСУДАРСТВО

В XI в. сельджукские огузы из Средней Азии продвинулись в Иран и Переднюю Азию. Они столкнулись с другими завоевателями — караханидскими тюрками. Знать сельджукских огузов обратилась к султану Масуду с просьбой предоставить ей земли для кочевания в районе Абивер-да, Серахса, Нисы и Мерва. Было дано обещание нести за это военную службу. В 1035 г. Масуд предоставил часть просимых земель. Военно-феодальная знать сельджуков постоянно требовала новые земли. Против сельджуков Масуд направил свои войска. В 1040 г. состоялась решительная битва, в ходе которой сельджукские вожди Тогрул-бек и Чагры-бек нанесли войску Масуда полное поражение. Тем самым они открыли себе дорогу в Хорасан и Западный Иран.

Поражение государства Газневидов явилось следствием его внутренней слабости. Газневиды потеряли весь Хорасан, а в 1043 г. — и Хорезм. Во главе с Тогрул-беком было образовано Сельджукское государство. Между 1040 и 1055 гг. сельджуки завоевали весь Иран. Завоеванные территории были полностью разграблены.

Сельджуки захватили Ирак, Азербайджан, Армению. В 1055 г. они заняли Багдад. Аббасидский халиф Калим был вынужден дать Тогрул-беку титул султана. Сельджукская империя стала крупнейшей политической силой в Передней Азии. Были подчинены страны Закавказья. У Византии, после победы при Маназкерте в 1071 г., была отнята почти вся Малая Азия. В 1089 г. было подчинено княжество Кара-ханидов.

С конца XI в. сельджукские султаны опирались также и на иранских феодалов. Сельджукские султаны стали широко раздавать в икта не только деревни, но и целые области с городами. Мелкие икта раздавались низшим чинам феодального ополчения. Икта юридически еще не считалась наследственной, но на деле знать добилась превращения большей части как должностей, так и земель в наследственные. Постепенно крупные икта становились отдельными княжествами. С ростом феодальной раздробленности начался политический распад сельджукской империи. В 1077 г. в Малой Азии образовался Румский султанат. В XI — начале XII в. возникли Керманский, Сирийский и Иракский султанаты. Во власти верховного сельджукского султана оставался лишь Хорасан и небольшая часть Средней Азии.

ИСМАИЛИТЫ

Во второй половине XI в. в Иране активную деятельность развернула шиитская секта исмаилитов. В конце XI в. из среды исмаилитов выделилась особая воинствующая секта. Ее основоположником был Хасан ибн Саббах. В 1090 г. он и его приверженцы захватили в горах крепость Ала-мут, которая стала главной твердыней этой секты. Позже был захвачен ряд крепостей и замков в горах Альбурса, Кухистана и Фарса, а также в Ливанских горах в Сирии. Образовалось теократическое исмаилитское государство <1090 - 1256). Оно управлялось главою секты — «горным старцем».

В секте царила железная дисциплина. Исмаилиты были активными врагами сельджуков. В то же время они вели борьбу и с другими феодальными владетелями, в частно-

сти, с крестоносцами в Сирии. Чаще всего исмаилиты старались убивать враждебных им государей и политических деятелей. С этой целью они вербовали фидаев («жертвующих жизнью»). По названию наркотика, котором опьяняли себя исмаилиты из секты Хасана Саббаха, их стали именовать «курильщиками хашиша». Крестонсоцы в Сирии переделали это слово (хашишийун) в ассассин, получившее во французском и итальянском языках значение «убийца». Первоначально масса исмаилитов состояла из ремесленников и крестьян. Руководители секты, завладев замками и землями, постепенно становились крупными феодалами. Ис-маилитское государство к началу XIII в. превратилось в обычное феодальное государство.

РАСПАД СЕЛЬДЖУКСКОЙ ДЕРЖАВЫ В ИРАНЕ

В XII в. усилилось политическое значение Хорезма. Первоначально это был лишь крупный лен-икта Сельджукской империи. Развитие сельского хозяйства, выгодное расположение на караванных путях приносили Хорезму крупные материальные средства. В 80 — 90 годах XII в. хорезм-шахи присоединили к своему государству Мервский оазис и Хорасан. В 1194 г. хорезмшах Текеш захватил почти весь Западный Иран. При хорезмшахе Мухаммеде (1200 — 1220) к Хорезму были присоединены Мавераннахр с городами Бухарой и Самаркандом и бассейн реки Сыр-дарьи (1215 г.), а также весь Афганистан (к 1215 г.).

На рубеже XII и XIII вв. Иран снова пережил экономический подъем. В начале XIII среди феодалов обострились противоречия. Духовная и чиновная знать поддерживала централизацию управления. Военная, кочевая знать стремились к независимости от центральной власти. Борьба с багдадскими халифами окончилась неудачей. Вско|ре империя хорезмшахов стала добычей для татаро-монгольских завоевателей.

РЕЛИГИЯ

К началу XII в. в основном завершилось развитие суннитского богословия. Имам Мухаммед Газали составил сводный богословский труд «Ихья улум ад-дин» («Оживление богословских наук»). В нем автор сделал попытку «оживить» сухое мусульманское схоластическое богословие, сблизив его с суфизмом и превратив в «религию сердца». Газали объявил войну примитивному антропоморфизму, характерному для раннего ислама, а также атеистической философии, выпустив сочинение «Крушение философов».

Среди горожан Ирана с XI в. возрастало влияние суфизма, который в разных течениях принимал то правоверно-суннитский, то «еретический» оттенок. «Еретический» суфизм стал идеологией ремесленников и городокой бедноты. Бродячие проповедники-дервиши, последователи «еретического» суфизма, порицали «греховное» богатство, учили, что только бедняки могут «спасти свою душу». Шиизм в разных его разветвлениях превратился в Иране в идеологию городской бедноты и крестьянства. С середины

XI в. суннитское духовенство и сельджукские султаны, открыто выступавшие против светской культуры, усилили борьбу как против «еретиков», так и против философов-атеистов.

КУЛЬТУРА

Развитие изобразительных искусств в Иране было несколько задержано арабским завоеванием. Ислам враждебно относился к домусульманской художественной традиции персов. В Хорасане во дворцах знати существовала настенная живопись. Исключительных успехов достигла керамика. Главными ее центрами были Кашан и Рей. Кроме фаянсовых изделий из неглазурованной глины с резными орнаментами и надписями, широкое распространение получили керамические изделия с поливной глазурной массой. Высокого мастерства достигло искусство глазури с многоцветной росписью. Высшим достижением иранской керамики была известная с XII в. надглазурная роспись люстром. Люстр — золотистый красочный состав с металлическим отблеском различных цветов, получаемый в результате сложного обжига в двух печах, продолжавшегося сутки. В состав люстра входили медь, серебро, золото, Мышьяковый песок и т.д. С XII в. распространялась архитектурная керамика — стенные плитки разных форм для °блицовки фасадов зданий, иногда с росписью люстром.

Высокого мастерства достигло искусство росписи тканей и декорирования их узорными вышивками из золотых и серебряных нитей, а также изготовление орнаментованных металлических сосудов и других изделий.

Для архитектуры этого периода характерны многообразные мавзолеи-башни. Среди сохранившихся памятников зодчества преобладают культовые здания — мечети и медресэ.

Мечети раннеарабского типа представляют собой колонный зал, примыкающий к квадратному двору, обрамленному крытой галереей. Таковы Тарик-ханэ в Дамгане (X в.), соборная мечеть в Наине и др. Иранский тип мечети — это небольшое квадратное здание с круглым или эллипсоидным куполом. Таковы древнейшие части соборных мечетей в Исфахане (конец XI в.), в Ниризе, в Казвине (XII в.)

Начиная с XII в. эти купольные мечети стали сочетаться с квадратными дворами, обрамлен-

Миниатюра из поэм^Шахнамэ* Фирдоуси. ными крьГГыМИ галерея-

в* ми, имевшими четыре

высоких портала с глубокими нишами. Такова мечеть в Зиварэ (XII в.). Фасады и внутренность этих зданий украшались не только глазурованными фаянсовыми плитками, но и многоцветной росписью по штукатурке, облицовочными плитками из неглазурованной глины с резным орнаментом. Письменные источники сохранили много рааличных сведений о строительстве замков, дворцов, караван-сараев и других светских зданий. С X в. центрами культуры стали города Нишапур, Рей, Исфахан, Шираз, славившиеся своими библиотеками. Во многих городах возникли средние и высшие школы.

3. РУМСКИЙ СУЛТАНАТ

Румский (Конийскип) султанат образовался в завоеванной сельджукскими тюркамп-огузами Малой Азии. Он управлялся младшей ветвыо династии Сельджукидов (1077 — 1307). Название этого султаната произошло от слова «Рум». На Востоке так называли Восточную Римскую, или Византийскую империю. А большей ее частью была собственно Малая Азия. Румские Сельджукиды завоевали всю Малую Азию. Ее столицей они сделали город Никею. Одиако во время первого крестового похода Византии с помощью крестоносцев удалось отвоевать у Сельджукидов северную, западную и южную прибрежные части Малой Азии. В конце XI в. на юго-востоке Малой Азии сложилось Киликийское армянское государство. Сельджукиды были отрезаны от моря и им осталось лишь внутренняя область — Малоазиатское нагорье со столицей в городе Конья (по-гречески Иконий). В конце XI в. в северо-восточной части нагорья образовался независимый огузский эмират Данишмендидов. Византия, увлеченная покорением Киликии и Сирии, оставила без внимания государство Сельджукидов, что дало возможность последним значительно усилиться. В 1174 г. Сельджукиды захватили владения Даииш-меидидов, а в 1176 г. в битве при Мириокефале разгромили византийцев. После взятия в 1204 г. крестоносцами Константинополя Сельджукиды пробились к средиземному морю, взяв Анталыо, и к Черному морю, взяв Сииоп. Наибольшего политического могущетва Румский султанат достиг при султане Ала-ад-дине Кей-Кубаде I (1219 —1236), который совершил даже поход за море — в Крым, разбил половцев и захватил город Судак.

По своему этническому составу население Румского султаната не было однородным. Сюда переселилось значительное число тюрок-огузов, которые сохраняли кочевой образ жизни. В стране жило много греков, армян. Одни малоазиатские греки и армяне приняли ислам, постепенно усвоили тюркский язык огузов и ассимилировались с ними, другие остались христианами, хотя и усвоили тюркский язык. Третьи сохранили и христианскую веру, и свой язык. С конца XI в. в Малой Азии постепенно складывалась турецкая народность. Процесс формирования турецкой народности, включившей в себя впоследствии также часть других тюркизи-ровавшихся этнических элементов, завершился гораздо позднее.

Во главе племен тюрок-огузов стояли наследственные вожди. В феодальном ополчении каждое племя составляло тюмен (до 10 тыс. воинов). Господствующим племенем было племя кынык. Из него вышла династия Сельджукидов. В ополчение оно поставляло 4 тюмена. Обычное право — тюрэ оставалось у огузов основным законом государства наряду с мусульманским правом. Претендент на престол должен на быть обязательно из династии Сельджукидов. Требовалось признание его вождями и знатыо огузских племен. Для этого собирался съезд — курултай. В Малой Азии Сельджукиды установили систему военных ленов — икта. Земля раздавалась как кочевой, так и оседлой знати. Кроме того, имелись земли мульковые, владельцы которых не были обязаны нести службу султану, и земли вакфные, принадлежавшие мусульманскому духовенству. Земли султана именовались хасс.

Беи — вассалы султана — находились в различном положении. Особенно это касалось беев, владевших землями внутри страны, и пограничных беев. Последние пользовались значительной самостоятельностью. Они мало считались с центральной властью. Крупные вассалы — большие, или древние беи, были носителями тенденции феодальной раздробленности. В своем стремлении сохранить единство государства султаны старались опираться на средних беев. Это были недавно выдвинувшиеся небогатые феодалы. Опору центральной власти также составляли гражданские чиновники, в своем большинстве —персы.

Крупнейшими городами Малой Азии в это время были Конья, Кайсери и Сивас. Численность их населения доходила до 100 —120 тыс. человек. В XIII в. важным эко-номческим центром стал Аксарай. В городах существовали ремесленные корпорации, однако правами самоуправления горожане не пользовались. Особое влияние в городах приобрело братство ахиев. Своей целью оно имело участие в «священной войне с неверными». Ахии были тесно связаны с ремесленниками, производившими предметы военного снаряжения. В своем уставе они допускали тираноубийство. Внутри братства была широко развита взаимопомощь. Имелись общие кассы.

Результатом роста феодальной ренты и налогов стало народное восстание 1239 г. Во главе восстания стал дервишеский шейх, шиит Баба Исхак. Он объявил себя «посланником аллаха», призвав крестьян и кочевников к восстанию против сельджукского султана-суннита. Мюриды (послушники) Баба Исхака ходили по деревням и повсюду вербовали сторонников. Восстание заняло территорию от Евфрата до реки Кызыл-ырмак. Султанское войско было разбито, восставшие вступили в город Амасью. С большим трудом султану Кей-Хюсреву II удалось подавить восстание. Семьи всех участников были перебиты. В живых были оставлены лишь дети до трехлетнего возраста.

Рост феодальной раздробленности, восстание чрезвычайно ослабили Румский султанат. В 1243 г. монголы разбили сельджукское войско в битве у Кесэ-дага. Кей-Хюсре^ II признал себя вассалом монгольского «великого хана». В скором времени владения Румского султаната были разделены на две части. В своих владениях султан оказался также в руках везира, который был ставленником монгольского хана. Монгольский наместник находился в Аксарае. К 1307 г. Румский султанат окончательно распался на ряд эмиратов.

4. МАГРИБ И ЕГИПЕТ

После завоевания арабами Северной Африки в завоеванных территориях наблюдался упадок экономики. Коренными жителями здешних районов были кочевые, а частью оседлые берберские племена. Они сохраняли родовую общину, приняли ислам, но не примирились с владычеством Арабского халифата. Экономические связи Магриба с центрами Халифата были слабы. Берберы стремились к независимости. Все это привело к отторжению Магриба от халифата.

В 755 г. в Испании был образован Омейядский эмират. В 788 г. самостоятельный эмират образовался в Марокко. Возникли эмираты в Алжире и Тунисе. Их возглавила династия Аглабидов (800 —909). Аглабиды создали сильный пиратский флот, завоевали Сицилию и неоднократно грабили берега

Италии, Франции и Греции. Берберы были недовольны налоговой политикой. Это вылилось в восстание. Оно происходило под идеологической оболочкой исмаилитства. Среди берберских племен Туниса проповедь исмаилитства вел Абу Абдаллах аш-Шии. Он и возглавил восстание. Восстание одержало победу, Аглабиды были низвержены. Власть в Тунисе захватил глава секты исмаилитов Убейдаллах. Он предательски

убил своего соратника Абу Абдаллаха аш-Шии. Таким образом, в Тунисе и Алжире сложился исмаилитский халифат Фатимидов (909 — 1171). Его столицей стал город Махдия.

Египет стал независимым от Аббаситского халифата в правление тюркской династии Тулунидов (868 — 905). Здесь была основана самостоятельная династия Ихшидидов (935 — 969). В 969 г. войска фатимидского халифата завоевали Египет. Столица была перенесена в город Каир. К концу X в. фатимиды завоевали также Палестину, Сирию и Хиджаз с Мединой и Меккой.

Особенностью сельского хозяйства в Египте было то, что оно, как и раньше, полностью зависело от разливов Нила. Ирригационная сеть находилась в руках государства. Это усиливало власть фатимидского халифа. На многих землях снимали два урожая в год. Большое распространение в Египте имели виноград, финиковая пальма, апельсины, лимоны и другие плодовые деревья. Продуктами сельскохозяйственного производства велась активная торговля с Византией. Власть над Египтом давала Фатими-дам огромные материальные средства. Благодаря этому их центральный аппарат был более крепким, чем. в других государствах Востока.

Большинство сельского населения до XI в. сэстояло из коптов-христиан, потомков древних египтян. И христиане, и мусульмане оставались прикрепленными к земле. Каждые 30 лет производилась новая перепись земель. Основными налогами были подушная подать «джизья», уплачиваемая деньгами, и поземельная подать «харадж», взимавшаяся здесь деньгами также с купцов и ремесленников.

Товарное производство в городах Египта было более развитым, чем в других странах Средиземноморья. Так, в Каире только одному халифу принадлежало 8 тыс. домов, сдаваемых в наем и в аренду. Первое место занимало ткацкое производство. Своим качеством славились льняные, шерстяные, хлопчатобумажные и шелковые ткани. В Египте производились цветные фаянсовые изделия, стекло, тростниковый сахар, мыло и т.д. Велась активная торговля со странами Средиземноморья, Индией.

До XI в. в Египте проводилась политика веротерпимости. Халиф Хаким (996 — 1021), с целью ослабления недовольства мусульманского населения налоговой политикой, начал преследование.христиан и иудеев. Земли христианских монастырей были конфискованы.

ПАДЕНИЕ ФАТИМИДСКОГО ХАЛИФАТА

При халифе Мустансире (1036 — 1094) центральная власть в Фатимидском халифате ослабела. В середине XI в. были потеряны Алжир и Тунис, Сирия и Палестина были захвачены сельджуками и западноевропейскими крестоносцами. Причиной ослабления центральной власти было дальнейшее развитие института икта за счет фонда государственных земель. К концу господства Фатимидов икта в Египте фактически превратилась в наследственный лен. В XII в. фа-тимидам пришлось выдержать тяжелую борьбу с крестоносцами в Сирии. В 1071 г. норманнами была захвачена Сицилия. Позиции на берегах Средиземного моря были утрачены. Политическое могущество ослабевало. В 1171 г. военачальник Салах-ад-дин (Саладин), сирийский курд, при поддержке гвардии и феодального ополчения произвел военный переворот. Фатимпдский халиф Адид был низложен. Салах-ад-дин провозгласил себя султаном. Духовным главою был признан суннитский аббасндский халиф в Багдаде. Началось правление новой династии Эйюбидов (1171 — 1250).

Новый правитель вел успешную войну с крестоносцами. У последних сначала была отнята почти вся Палестина, а в 1187 г. — Иерусалим. Была захвачена большая часть Сирии. Главной силой войск были крупные феодальные ополчения. Все попытки крестоносцев высадиться в Египте были отражены. В то же время велась активная торговля с Венецией, другими городами Италии.

В Северной Африке в середине XI в. началось новое движение берберских кочевников и крестьян. Оно было направлено против притеснений со стороны местных феодалов. Религиозной оболочкой движения была борьба с «отступлениями» правящей верхушки от мусульманского закона и требование восстановить «чистоту исламской веры». Руководителем выступил богослов Абдаллах ибн Ясин. Его сторонники именовались ал-мурабитун, буквально «борцы с неверными в пограничных пунктах». Позже жители Испании это арабское наименование переделали в альмора-виды. Также стало называться и основанная около 1061 г. династия. Ее основал один из учеников Ибн Ясина Юсуф ибн Ташфин.

К концу XI в. альморавиды покорили почти весь Магриб. Столицей нового государства стал город Марракуш (Марокко). Когда мелкие мусульманские правители в Южной Испании были не в состоянии сопротивляться реконкисте, мусульманские эмиры призывали на помощь войска Альморавидов. Во главе ополчения берберских кочевников, направившихся в Испанию, находился Юсуф ибн Ташфин. В битве при Заллаке испано-христианское ополчение потерпело страшное поражение. Движение реконкисты было приостановлено. Ополчение же Юсуфа ибн Ташфина заодно захватило княжество мусульманских эмиров в Южной Испании.

Альморавиды вели политику притеснения христиан и иудеев. Науки подвергались гонению, книги сжигались. Резко снизился уровень культурной жизни.

АЛЬМОХАДЫ

В начале XII в. политика Альморавидов вызвала новое движение среди берберских кочевых племен Магриба. Оно облеклось в форму религиозной проповеди о необходимости вести борьбу против роскошной жизни знати и нарушений ею мусульманского закона. Возглавил движение бербер-богослов Ибн Тумарт. Он требовал «очищения» исламской веры от разных «новшеств». В IX — X вв. большое распространение получил культ святых и гробницы священных мест. Этот культ глава движения считал «идо-

допоклонством», отступлением от основного мусульманского догмата единобожия. Ибн Тумарт называл одних только своих последователей «единобожииками» (по-арабски ал-муаххидун, в испанском произношении альмохады). Он объявил себя махдием — посланным богом мессией, который своей целью видит восстановление веры. Берберское племя масмуда в 1121 г. признало нового махдия своим главой. Этим было положено начало теократическому Альмохад-скому государству. Был создан высший совет из десяти главных учеников махдия. Он руководил государственными делами. В исключительных случаях вместе с ним заседал и другой совет. В него входили 50 представителей берберских кочевых племен. Только последователи Ибн Тумарта назывались «мусульманами» и «единобожииками». Всем прочим «неверным» была объявлена война. Абд ал-Мумин в 1146 г. разбил войско Альморавидов и захватил город Марракуш и весь Магриб. В 1195 г. Альмохадам удалось нанести тяжелое поражение испано-христианским рыцарским ополчениям в Испании. Однако остановить реконкисту не удалось. Политика Альмохадов носила еще более реакционный характер, чем политика Альморавидов. Не были проведены реформы, государство слабело.

В 1212 г. альмохадские войска в Испании были наголову разбиты соединенными ополчениями испано-христи-анских государств. Альмохадское государство стало быстро распадаться на мелкие феодальные владения. Конец владычеству Альмохадов был положен в 1269 г. новой династией Меранидов.

ЛИТЕРАТУРА ИРАНА

К концу X в., после долгих междоусобных войн, государство Саманидов распалось. Территория за Амударьей перешла восточным тюркам Караханидам, которым литературные традиции на фарси были первоначально чужды и непонятны. Центр культурной и литературной жизни переместился из Бухары в незначительный дотоле город Газну. Поэзия носила здесь в основном панегирический характер, но развивались и лирические, и дидактические жанры. Это проявилось особенно в стихах Менучехри (ум. 1041)r~iBap-Рухи (ум. 1038) и «царя поэтов» (должность и звание были впервые введены Махмудом Газневи) Унсури (ум. 1039), автора трех приписываемых ему по традиции любовных поэм, из которых по дошедшим фрагментам более известна «Вамик и Азра».

Известна также ранняя версия поэмы «Варка и Гуль-шах» Айюки (первая треть XI в.), по структуре близкая к западноевропейской легенде о Тристане и Изольде.

Развивая особенности так называемого хорасанского (или туркестанского) стиля, восходящего к творчеству Рудаки, его относительную простоту и ясность, газневидские поэты довели до совершенства классические жанры — касыды, газели, маснави (поэмы со смежными рифмами), с их многочисленными разновидностями.

Сельджукские завоевания в середине XI в. привели к образованию мощной державы, простиравшейся от Средиземного моря до Северной Индии и восточных провинций Китая включительно. В державе Сельджукидов сложились благоприятные условия для развития караванной торговли и ремесла, расцвету которых, однако, довольно скоро стали препятствовать междоусобицы и набеги феодалов, грабивших богатые города. Тем не менее города росли и богатели, и в них появилась влиятельная прослойка из «людей базара» — ремесленников, цехового и караванного купечества, — чиновничества и духовенства, а также нарождавшегося образованного слоя феодального города. Новые, антифеодальные идеи проникали в литературу и накладывали отпечаток не столько на художественную форму произведений, сколько на их дух и содержание. Они проявляются в творчестве отдельных поэтов, во всех жанрах и всех школах, в том числе и у панегиристов. Оппозиционная идеология конкретизируется в религиозных ересях — суфийской, карматской (исмаилитской), в философских воззрениях, в идеях секуляризации, в обличении зла, в тираноборческих мотивах, пронизывающих литературу, в утопическом искании социальной истины. Бурное развитие с начала XII в. получили лирические жанры — газель и рубаи — как отражение возросшего личностного начала в литературе.

В недрах придворной поэзии зарождается новый, риторический стиль. Признаки отхода от прежней простоты и лаконичности в сторону риторического усложнения проявляются у крупнейших поэтов XI — XII вв.: Катрана Табризи (1010 — 1090) и Асади Гуси (ум. ок. 1070), живших в Азербайджане и Ширване; у газневийских панегиристов — основатели жанра «тюремной элегии» (хабсия)

Масуда Саада Салмана (1046 — ок. 1121), Абу-ль-Фа-раджа Руни (ум. в ИЗО г.) и Адиб Сабира (ум. 1150); у туркестанцев — Ам’ака Бухари (ум. ок. 1148 г.), Ра-шид-и Самарканди (ум. ок. 1150) и др.

Однако полного расцвета новый риторический стиль достиг в творчестве Рашида Ватвата (ум. ок 1182), Анварн (ум. ок. 1170), Хагани (ум. 1199), Захириддина Фарьяби (ум. 1201) и двух исфаханских поэтов — Джамалиддина ибн Абд ар-Раззака (ум. 1192) и сына его Камалиддина Исмаила (ум. 1237).

Панегирическое направление развилось как при центральном сельджукском (позже хорезмийском) дворе, так и в провинциальных центрах — газневийском и туркестанском (ка-раханидским), исфаханском и азербайджано-ширванском. Литераторы нередко переезжали из одного центра в другой . Правитель Табаристана Кай-Каус, автор своеобразного персидского «Домостроя» — «Кабус-наме» («Кабу-сова книга», 1082 — 1083), так сформулировал эстетическую концепцию этого направления: «В стихах не лги чрезмерно, хотя лживая гипербола и является достоинством стиха». Низами Арузи (ум. ок. 1160), автор книги «Маджма ан-навадир» («Собрание редкостей»), известной также под названием «Чахар макала» («Четыре беседы», ок. 1155), считал, что «поэзия — искусство превращать малое в великое, а великое — в малое, красивое облачать в безобразные одежды, а безобразное представлять в красивом обличии». Эта эстетическая коцепция нашла наиболее полное выражение в жанре панегирической касыды, против которой выступали оппозиционно настроенные поэты.

После Фирдоуси эпическая традиция развивалась в поэмах, как бы продолжающих и «дописывающих» «Шах-наме». Они удадао определены чешским иранистом Я. Рип-кой как вторичные эпопеи, которые, по утверждению ученого, все же не вдохновляются великим прошлым Ирана, а ограничены декоративным изображением экзотических, необычайных подвигов героев. Большинство этих эпосов воспевает систанских (от иранской провинции Систан) богатырей: «Гаршасп-наме», «Барзу-наме», «Бахман-наме», «Фарамарз-наме», «Шахрияр-наме» и др. По стилю этот Цикл больше напоминает рыцарский эпос, чем сильно отличается от героической эпопеи «Шах-наме». Первое произведение в этом ряду — «Гаршасп-наме» («Книга о Гар-Шаспе»). Поэма посвящена родоначальникам систанского рода богатырей. Кроме старинных мифологических и эпических сюжетов (победа Гаршаспа над драконом Аждаха и др.), «Гаршасп-наме», как и другие поэмы этого цикла, включает в себя много фантастического — путешествия в дальние края, чудеса на островах Индийского океана, поход за невестой и т. д., — разработанного автором в стиле сказочного эпоса. В некоторой степени источником «Гаршасп-наме» были старинные предания, восходящие еще

к авестийской традиции и последующей доисламской литературе, в частности, к парсийским риваятам (легендам) и другим произведениям, возможно также к «Китаб-и Гаршасп» Абу-ль-Муайяда Балхи.

Заслуживает внимания и поэма «Барзу-наме» о памирском богатыре-хлебо-робе Барзу, внуке Рустама. Есть данные о том, что в полном своем объеме поэма по размерам отнюдь не уступала «Шах-наме» Фирдоуси. Особенно известна та ее часть, которая входит как апокрифическая в приложение к «Шах-наме» и содержит описание начала богатырской деятельности Барзу. Авторство этого замечательного произведения приписывается поэту XI в. Ходжа Атаи ибн Якубу (ум. 1078). Барзу — это, видимо, образ древнего сакско-согдийского героя. Поэма заканчивается тем, что Кай-Хосров жалует Барзу инвеститурой (маншур) на земли Гура и Хирата (Герат), наставляя его быть праведным царем и всегда обходиться справедливо с земледельцами.

Все чаще стал встречаться риторический стиль и в отстававшей от поэзии светской художественной прозе. В XI в. был составлен первый из дошедших до нас свод поэтики Радуияни — «Толкователь красноречия»; здесь следует отметить и написанную сравнительно простым языком книгу «Кабус-наме». В прозе XII в. риторический стиль уже преобладает. В 1144 г. в Газне появился новый вариант «Калилы и Димпьг», составленный Абу-ль-Маали, в 1160 г. в Самарканде — «Синдбад-наме» Захири, отличавшийся изысканным слогом. В Азербайджане и Малой Азии независимо друг от друга появились столь же усложненные переработки старого дидактического западноиранского сборника «Марзбан-наме». «Макамат-и Хамиди» («Хамидовы макамы») Хамидиддина Балхи (XI в.) — первый персоязычный образец рафинированной риторики, рифмованной и ритмизированной прозы, составляющей особенности арабского жанра макам.

Арабское слово «макама», имевшее первоначально различные значения, приобрело в литературе смысл особой литературной формы, классическим образцом которой считались маками аль-Харири (1054 — 1122) на арабском языке, написанные рифмованной прозой. Это краткие плутовские новеллы, «споры», подобные провансальским «тенсонам» (муназира), пересыпанные остротами, прибаутками, поговорками и пословицами. При всем различии сюжетов в каждой из макам они связаны между собой единством рассказчика, от чьего имени ведется повествование, и главного героя — Абу Зайд из Саруджа. Все'произведение состоит (по разным рукописям) из 23 — 24 макам, отступая, таким образом, от канонизированного числа 50. В остальном Хамиди придерживается традиций аль-Харири: его книга состоит из остроумных новелл, в нее включены тенсоны «Молодость и старость», «Суннит и шиит», «Врач и астролог», «Весна, любовь и безумие», мистические и юридические словопрения и т.д. Для макам Хамиди характерны однообразное начало («Рассказал мне друг, что...») и концовка («Так и не знаю, каков был его конец»). Выспренный стиль книги изобилует парафразами, иносказаниями, усложненными образами, основанными на ассоциативных связях слов и понятий.

Тогда же появился политический трактат — «Сиясат-наме» («Книга об управлении») известного везира Сель-ДЖукидов Низам аль-Мулька. Насыщены художественноновеллистическими элементами исторические хроники того времени (Балами, Бейхаки и др.).

‘ Мукаммад ибн Хусейн Абу-ль-Фазл Бейхаки (995 — 1068) был в течение 19 лет секретарем (мунши) «дивана посланий» (диван-и расаил) при Газневидах и составил летопись этой династии в 30 томах под названием «Тарих-и ал-насир» («История рода Яасира»), от которой остались лишь отдельные части, посвященные царствованию Масу-да, сына Махмуда Газиеви, под названием «Тарих-и Масуди» (иначе «Тарих-и Бейхаки» — «Масудова история»). Бейхаки приводит множество притч и легенд, много сведений о Са-манидах. В целом это сочинение скорее дневник-мемуары, чем историческая летопись. Если до Бейхаки особенностью прозы являлось стремление сохранить традиции пехлевийской литературы, то впоследствии характерным становтся сближение с арабскими образцами, широкое внедренрю арабских слов и вычурность языка. В книге Бейхаки много исторических легенд и преданий.

В это же время в лрггературе появилось еще одно на-правленрю — поэзия религрюзных ересей — суфргзм и кар-матство.

Суфизм вобрал в себя некоторые черты манихейства, зороастризма, а также буддизма. Для обоснования pi разъяснения своих сложнейншх философскР1х идей суфизм использовал эротическую символику pi натуралистические образы плотской любви. Эти образы и символы выражали довольно туманные учения о том, что человек, ищущий истину, божество, должен пройти семь ступеней искания, ряд этапов познания pi самосовершенствования и только потом, на высшей ступени может слиться с божеством. С течением времени суфр1зм постепенно становился проявлением мусульманского благочестрш, с которым уже не боролся ортодоксальный ислам.

С первых веков развития суфизма в нем выделилась философско-этическая струя, не оформленная и не закрепленная в каком-либо братстве. Некоторые философы-суфии, особенно поэты, используя абстрактность суфизма и отсутствие твердых догм в этом учении, могли, как выражались они сами, «пускать в полет птиц своей мысли». Некоторые из суфиёв проповедовали идею благостр! труда и высокой роли труженика, порицают жестокость богатеев. В pix произведениях сквозь мистическую оболочку явно проступает оп-позицрюнность по отношению к господствующим порядкам, освященным исламом.

Ранняя суфийская поэзия (XI — начало XIII вв.) своей критР1Кой в какой-то мере отражала недовольство трудящихся слоев, возмущение ханжеством духовенства, но в своей позитивной программе она же гасила это недовольство, подменяя его идеями аскетизма, подвижничества и «ухода от MPipa сего».

Первые представители суфийской поэзии Лбу Саид ибн Лбу-ль-Хайри (957 — 1049) и Баба Тахир Урьян (первая половина XI в.) использовали народные формы поэзии — газели и четверостишия (рубаи).

Первый диван авторских суфийских стихов, приписываемый обычно Баба Кухи (ум. ок. 1050), является, но-видимому, поздней подделкой. Зачинателем суфийской поэзии и прозы на фарси следует считать Абдаллаха Ансари (1006 — 1086) из Балха (на территории нынешнего Афганистана).

К поэтам-суфиям принадлежал Санаи (1070 — ок. 1140), автор первой крупной суфийской дидактической поэмы «Ха-дикат аль-хакаик» («Сад истин», 1131). У него в большей мере, чем у других суфийскик поэтов, отразились настроения недовольства действ! ггелыюстыо, гуманистические устремления. Это можно обнаружить в таких произведениях, как «Султан Махмуд и старуха», «Султан из Абиверда» и др. В произведении «Султан Махмуд и старуха» простая женщина смело говорит шаху: «правитель живгет для закона и права, иначе на что нам такая держава». Гуманистические идеи облечены у Санаи в форму проповеди.

Считай плохим того, кто друзей па знал,

по хуже, кто имел их и потерял.

. Непрестанный труд — залог успеха.

Труженику долгий сои — помеха.

Много делай, мало говори.

Слово а созидаиье претвори.

Ты, быть может, и не сделаешь всего,

Но, трудясь, не потеряешь ничего.

(иереиод А. Кочетком)

Произведения Санаи сыграли большую роль в развитии дидактической линии в поэзии, долго служи образцом для поэтов последующих веков.

Суфийский поэтом был также нишапурец Аттар (род. 1141). В своей проповеди суфийской морали Аттар использовал народное творчество. Его поэма «Мантнк ат-Тайр» («Беседа птиц», ок. 1175) — замечательный литературный памятник суфизма — вдохновляла немало поэтов, таких, как Джала-ладдин Руми, Навои и др.

Коренную реформу в суфизме произвел на рубеже XI —

XII вв. теолог-энциклопедист Абу Хамид Газали, приспособив суфизм к мусульманской ортодоксии и придав ему форму благочестия и аскетизма.

Многие известные поэты X — XI вв., хотя и в разной мере, были сторонниками учения карматства. Элементы философско-этических взглядов карматства можно проследить, читая произведения Рудаки. Также можно их найти и у Фирдоуси, и у Ибн Сины.

Карматство под лозунгом своеобразного крестьянского «уравнительного коммунизма» выдвигало требования общности земли и имущества и, как и многие крестьянские движения Средневековья, было облечено в форму религиозной ереси.

В X — XI вв. карматами называли всех, кто выступал против существующего режима. К ним относили даже таких государственных деятелей, как Махмуд Газневи и могущественный всзнр Сельджукидов Низам аль-Мульк, а также многих иранских писателей и поэтов.

Однако карматство в дальнейшем превращается в широкую философскую систему, во многом противоречивую. Так, наряду с оппозиционностью, в карматстве встречается направление, сторонники которого проповедуют изуверско-мистическую, террористическую идеологию (поклонение «живому богу» — теократическому монарху).

Наиболее яркой фигурой раннего карматства был Абу Муин Насир сын Хосрова (1004 — 1080). Он родился в городе Кубадиане, развалины которого находятся возле одноименного городка на юге Таджикистана. Город этот был одним из культурных центров своего времени, хранившим древние традиции. Семья Насира принадлежала к местной староиранской земельной аристократии, отец его был состоятельяым правительственным чиновником. Будущий поэт еще в юности переехал в Балх для службы (подобно отцу своему) при дворе газневидов, а позже, около 1040 г., — в Мерв, где был финансовым чиновником при дворе сельджукского правителя Хорасана. В эти годы он немало путешествовал, побывал и в Индии.

В 1045 г., уже, вероятно, связавшись тайно с кармат-скими общинами, расположенными по пути в Каир, Насир Хосров спешно подает в отставку, бросает все и в сопровождении младшего брата и верного слуги отправляется в паломничество в Мекку. Свое путешествие в Египет (1046 -- 1052) он блестяще описал в широко известной и переведенной на европейские языки, в том числе на русский, язык, «Сафар-наме» («Книга путешествия», ок. 1052).

Из философских трудов Насира наибольший интерес представляют два — «Зад аль-мусафирин» («Путевой запас странников») и «Джами аль-хикматайн» («Гармония двух мудростей»).

Ярко и образно гуманизм Насира проявился в его поэзии (диван, состоящий из 12 тысяч бейтов, поэма «Ров-шанаи-наме» и др.). Поэт выступает против античеловеческой сущности деспотического государства Сельджукидов, против физической и нравственной тирании, против царей и мусульманского духовенства, жестоких вельмож, подобострастных стихокропателей-панегнристов, судей и тюремщиков.

Вершиной героического эпоса считается эпопея великого Фирдоуси «Шах-наме». Одной из особенностей этого жанра было включение в текст рассказов-обрамлений на любовные темы (например, о любви Бижана и Манижи, история любви жены Кей-Кавуса к своему пасынку Сиявушу и др.) или отдельные любовные сцены, в которых заметны романические элементы.

В XI — XII вв. эта тенденция оформилась в самостоятельное течение. Появился ряд романических поэм, авторами которых были выдающиеся поэты того времени, такие, как «царь поэтов» Унсури, романическое наследие которого, к сожалению, потеряно для нас. Ему приписывается, наиример, поэма «Вамик и Азра», имеющая в своей основе ранний рассказ об Александре Македонском. Получила известность поэма «Варка и Гульшах» другого поэта XI в. — Айюки. Арабский сюжет поэмы очень прост: взаимная любовь брата и сестры, их смерть, затем пробуждение их пророком к новой жизни и исполнение их желаний. Аналогичная сюжетная канва, кроме воскрешения, имеется в испанской и французской литературах XII в., в частности, в романе «Флуар и Бланшефлор». Отдельные мотивы книги Айюки сближают ее и с легендой о Тристане и Изольде.

Особое место в литературе XI в. занимает поэма «Вис и Рамин», написанная Фахриддином Асадом Гургани в Исфахане, видимо, около 1054 г.

Фахриддин Гургани занимает особое место в персидско-таджикской литературе. Как и у других ее выдающихся представителей, мы обнаруживаем у Гургани такие черты: выражение гуманистических идеалов просвещенного горожанина, хвалительное отношение к иранской древности, противостоящей исламу, и даже попытки ее воскрешения. Но если в центре внимания его предшественников и преемников стоит положительный идеал человека, то у Гургани главные персоналы, как правило, носители отрицательного начала, хотя некоторые из них перерождаются в положительных героев. Своим творчеством Фахриддин Гургани вносит в литературу Ирана сатирические элементы; думается, это может быть объяснено близостью поэта к широким демократическим кругам средневекового города. И если на средневековом Западе связь сатирических жанров со средой горожан была повсеместной, то в высокой иранской поэзии ее не было. Сатирические, сниженные мотивы не характерны для иранской поэзии того времени.

Едва ли не самым ярким представителем, более того, живым олицетворением этого века крайностей в поэзии можно назвать самого Анвари, который первоначально прославился как непревзойденный мастер касыды. Но именно он завершает свой поэтический путь таким резким памфлетом против придворной касыды, острее которого не писал никто в иранской поэзии, даже Насир Хосров:

О придворных поэтах речь мою разумей, —

Чтоб толпу лизоблюдов не считать за людей!

Ведай: мусорщик нужен в государстве любом, —

Бог тебя покарает, коль забудешь о том.

Если скопится мусор вокруг жилья твоего —

Без носильщика, брат мой, приберешь ли его?. .

А в поэте-рабе нет нужды никому,

И хозяйство вселенной не прибегнет к нему.

Коль тебе ради хлеба наниматься пришлось,

Так носи лучше мусор, а поэзию брось.

(перевод А. Кочеткова)

Сам Анвари на склоне лет избрал убогую келью дервиша (ум. ок. 1170).

Порицанию панегирической поэзии посвящали яркие строки в своих произведениях и другие придворные поэты — Камалиддин Исмаил, Захириддин Фарьяби и поэт из Азербайджана Хагани.

Вершиной поэзии гуманистического направления стал великий поэт, математик и философ Омар Хайям Гиясаддии Абу-ль-Фахт ибн Ибрахим (ок. 1048 — 1131).

До нашего времени дошло около двух тысяч рубаи, приписываемых Хайяму, но с относительной уверенностью, полагаем, можно отнести к Хайяму не более ста рубаи.

Годы учений и странствий Хайяма проходили в разных городах Хорасана и Мавераннахра — в Нишаиуре, Самарканде, Бухаре, Балхе. Он был не только выдающимся математиком, но и настоящим энциклопедистом своего времени. Имам Хорасана; Ученейший муж века; Доказательство Истины; Знаток греческой науки; Царь философов Востока и Запада — таковы далеко не полные почетные титулы Омара Хайяма в зените его славы. В философии он признавал себя последователем Ибн Сины. К двадцати пяти — двадцати шести годам он написал прославивший его алгебраический трактат. В 1074 г. был приглашен в Исфахан (на юге Ирана) — тогдашнюю столицу сельджу-кидского султана Малик-шаха — руководить обсерваторией. Там он составил в 1079 г. на основе длительных астрономических исчислений солнечный календарь, наиболее точный из всех существующих доныне. Там же он написал второй знаменитый математический труд ~ «Комментарии к трудностям во введениях книг Евклида» и некоторые короткие философские сочинения, в частости, «Трактат о бытии и долженствовании».

Свой трактат Хайям написал почти эзоповым языком в форме ответа на три вопроса судьи провинции Фарс, дабы снять с себя подозрения в том, что он не признает бытия бога и необходимости выполнять религиозные обряды. Когда в 1092 г. погибли покровители ученого Малик-шах и его главный везир Низам аль-Мульк и была закрыта Исфаханская обсерватория, Хайям пытался было заинтересовать наследников шаха астрономическими занятиями и составил на фарси занимательно написанную книгу «Ноуруз-наме» («Книга о празднике весеннего равноденствия ноуруз»). Но попытка не дала результатов. Через несколько лет столица Сельджукидов была вновь перенесена в Мерв. Хайям переехал туда и продолжал свою научную работу. Окруженный недоброжелателями из числа реакционного духовенства, он, видимо, придерживался правила «молчание-золото» и избегал публичных выступлений или, как пишет Бейхаки, «был скуп в сочинении книг и преподавании». Все же десять трактатов, составляющих, возможно, все письменное научное наследие Омара Хайяма, до нас дошли.

О том, что отношение духовенства к Хайяму принимало порой опасное для него направление, свидетельствует автор XI — XII вв. Кифти, который в «Книге мудрецов» рассказывает: «Когда же его современники очернили веру его и вывели наружу те тайны, которые он скрывал, он убоялся за свою кровь и, легонько схватив поводья своего языка и пера, совершил хаддж (паломничество в Мекку) по причине болезни, не по причине богобоязненности, и обнаружил тайны из тайн нечистых. Когда он прибыл в Багдад, поспешили к нему его единомышленники по части древней науки, но он преградил перед ними дверь преграждением раскаявшегося, а не товарища по пиршеству. И вернулся он из хадджа своего в свой город, посещая утром и вечерх5м15есто поклонения и скрывая тайны свои, которые неизбежно откроются. Не было ему равного в астрономии и философии.».

Из свидетельств современников и близких по времени преемников точно известно, что Хайям складывал четверостишия (рубаи).

Эстетический идеал Хайяма — это личность вольная, свободомыслящая, чистой души. Мудрость, любовь и жизнерадостность — таковы главные черты личности, которые воспевает Хайям.

Поэзия на языке фарси, развивавшаяся на северо-западе Ирана, в Азербайджане, с XI в. дает несомненное доказательство существовавших тогда тесных культурных связей с восточпоираиской поэзией, именуемой часто хорасанской школой. Недаром многие стихи известного азербайджанского поэта XI в. Катрана составители антологии впоследствии приписывали родоначальнику персидско-таджикской классической литературы Рудаки. Однако азербайджанская фарсиязычная поэзия существенно отличалась от восточиоиранской поэзии, что прежде всего выражалось в стиле. В жанровом плане такого отличия не было. Как в восточноиранской, так и в азербайджанской литературе доминируют лирические данры, в особенности касыда, как панегирическая, так и сатирическая. Исключение составляет Низами Ганджеви (1141 — 1203), чье творчество явилось вершиной развития гуманистических тенденций в фарсиязычной литературе XII в., особенно его знаменитая «Хамса» («Пятерица»). Для произведений Низами характерно осуществление своеобразного синтеза всего, что было передового у его предшественников, и, в частности, идейно-художественная разработка социальной утопии. Десятки авторов, писавших на фарси, на турецком, узбекском, туркменском, азербайджанском, курдском и Других языках вплоть до XX в., вдохновлялись сюжетами его «пятерицы» («Хамса»), преломляя их в духе своего времени. Значение творчества Низами далеко выходит за рамки азербайджанской литературы, его произведения занимают одно из первых мест в фарснязычной литературе средних веков.

Одним из замечательных поэтов фарснязычной поэзии был Джалал-ад-Дин Руми (1207 - 1279).

Руми родом из Балха (ныне Афганистан); в детстве, во время приближении орд Чингисхана, покинул родной край и со своим отцом, видным богословом, прибыл в Малую Азию, в Конийский султанат. Здесь он окончил медресе и вскоре стал проповедником созданной им суфийской системы. Она отличается пантеизмом и гуманистическим поклонением человеческому сердцу как высшему благу.

Влияние Руми перешагнуло через границы иранской культуры, захватив туркоязычный мир. Сын Руми, Султан Велед, продолжавший линию отца, стал одним из основоположников турецкой литературы.

В поэму Руми вошли не только притчи, но и народные басни, анекдоты, распространенные в Средней Азии и Иране в XIII в. и почерпнутые в имевшихся литературных обработках и устных источниках. Поэт повторял, что его грубые подчас.остроты «содержат не смех, а поучение».

Характерно, что Гегель подметил развитие диалектической мысли у Руми. Противоречивость Руми характеризовал и Гете: «В конце концов он вынужден искать спасительный выход в пантеистическом учении о единстве и многообразии. Приняв это учение, он столь же выигрывает, сколь и теряет, и сумма утешительного и неутешительного равна нулю». Раскрытие Руми идеи о слиянии человека с божеством дало повод для обожествления Человека с большой буквы, равного самому божеству.

В философски окрашенной поэзии XIII — XIV вв. было два главных направления, апеллировавших либо к рассудку — философско-дидактическое, либо к чувству — философско-лирическое. Высшего развития оба эти направления достигли у двух великих поэтов, уроженцев города.Шираза, центра области Фарс на юге Ирана, правители которой сумели откупиться от нашествия Чингисхановых орд. Первое направление преобладало в XIII в. и достигло высшего расцвета в творчестве Саади, второе — в XIV в. в творчестве Хафиза.

Оба эти поэта были связаны с подъемом средних городских слоев процветавшего Шираза, но не прямо, а примерно в той степени, как и Данте; а пол века спустя, Петрарка и Боккаччо — в Италии, с подъемом городской жизни Фло-pci щи и. Саади учился и Багдаде, десятилетиями бродил как нищий проповедник (дервиш) и исходил огромную территорию от Ирана и Сирии до Аравин (в Мекке он был несколько раз) н от Восточного Туркестана и Индии до Магриба на западе, попал в плен к крестоносцам и был продан в рабство.

Лбу Абдаллах Мушрифаддин ибн Муслихаддии Саади Шнрази, по-внднмому, родился не в 80-е годы XII в., как было принято считать ранее и что совпадало с образом столетнего мудреца, а после 1203 г. в Ширазе и умер в 1291 г. там же.

Стихи 1230 — 1240-х годов вошли в лирический сборник Саади «Куллият», одну из частей которого он называет «приятными стихами». Особенно разнообразен в лирике Саади жанр газели, которые он писал не только на фарси, но и по-арабски.

С 1250 г. Саади начал писать в Дамаске поэму «Книга Саади» («Саади-наме»), или «Бустан» («Плодовый сад»), законченную в Ширазе к 1256 г. и принесшую поэту признание и славу. За ней последовало самое известное произведение Саади «Гулистан» («Сад роз», 1258). Однако, став знаменитым, Саади отказывался от придворной службы.

Ты лучше горячую известь мешай обнаженной рукой,

Но, руки скрестив пред эмиром, ему услужая, не стой.

(перевод А. Старостина)

Исключительного мастерства достиг Саади в газелях. Это были и отдельные газели, и «венок газелей», объединенных двустишием-рефреном. Шедевром является «Караван» Саади, в котором он выразил щемящую боль разлуки с любимой. Эта газель замечательна передачей непосредственного чувства и музыкальностью.

Наибольшую славу снискал Саади своим «Гулистаном», состоящим из восьми глав, содержание которых охватывает равнообразиые стороны действительности и кодекса морали автора.

Не менее высоки и новы нравственные идеи стихотворного, тоже по форме дидактического произведения «Бустан». В «Бустанс» десять глав, название и содержание которых перекликается с «Гулистаном». В центре внимания -- высоконравственная, доброжелательная личность, красота человеческих чувств. «Красота человека состоит нс в одеянии, а в духе». «Если ты не печалишься о страданиях других, ты не достоин называться человеком», — писал поэт-гуманист.

Саади одним из первых восточных поэтов стал известен в Европе. На Руси первые переводы Саади появились в начале XVII в.

ЧАСТЬ II

ОБРАЗОВАНИЕ

МОНГОЛЬСКОЙ

ДЕРЖАВЫ

нмЯУДс—

—хооонс—

ГЛАВА 1

МОНГОЛЬСКОЕ ГОСУДАРСТВО ПРИ ЧИНГИС ХАНЕ И ЕГО ПРЕЕМНИКАХ

На необъятных просторах Центральной Азии и Южной Сибири, от озера Дайланор до Алтая и от Байкала до Великой Китайской стены, в X — XI вв. кочевали многочисленные племена монголов. В это время они не имели еще общего имени монголов. Соседние народы называли их татарами, по имени наиболее сильного из них союза татар. Термин «монголы» появляется позже — в начале

XIII в.

В XI — XII вв. кочевые татаро-монгольские племена переживали период распада родового строя, причем не только патриархата, но и матриархата. В XII в. монголы вели свое происхождение от мужского предка. В то же время в семьях огромную роль играл дядя — брат матери.

С распадом родового строя, выделением семьи и появлением кочевой общины имущество после смерти отца переходило обычно к младшему сыну, который назывался в завещательном документе господином огня и юрты. Пастбища считались родовым владением и по наследству не передавались.

Постепенно из родовых кочевий выделялись самостоятельные хозяйства. Обычно это были наиболее богатые хозяйства, которые стали кочевать «аилами», т.е. патриархальными семьями.

С разложением родового строя, с появлением богатых и бедных, появляются в кочевьях и рабы, которые часто переходили на положение зависимых людей.

Признаком разложения рода было появление также объединений племен, в состав которых входили части отдельных родов; возглавлялись они военачальниками («нойонами»), выбиравшимися из числа крупных скотоводов.

Феодальные отношения складывались у монголов на базе крупного скотоводческого хозяйства и собственности на пастбища.

Погоня за добычей, рабами и ценностями сталкивала монгольскую племенную верхушку феодалов с другими племенами и странами: на востоке — с Китаем, а на западе — с цветущими государствами Средней Азии.

В XII в. усиливаются монгольское племя кереитов. Один из племенных вождей кереитов — Кабул объединил вокруг своего племени другие кочевые монгольские племена и совершал набеги на Китайскую империю.

Китайское правительство старалось столкнуть татарские племена с монгольскими. Татарские племена нападали все чаще и чаще, и объединение монгольских племен скоро было разрушено.

Внук Кабула — Есугей продолжал борьбу с татарскими племенами. В 1155 г. у Есугея, который кочевал в это время со своим полеменем на реке Ононе, родился сын, получивший имя Темучина.

Когда Темучин вырос, он стал подвассальным вождя племени кереитов Ван-хана Торгула и входил в его дружину. Однако вскоре Темучин объединил вокруг себя наиболее сильные родовые организации племени кереитов.

В дружине из родовой знати вождя кереитов Ван-хана Темучин ходил походом против татар и разгромил их. После этого похода Темучин решил расправиться и с самим Ван-ханом. Он напал на его ставку во время пиршества и перебил приближенных. Таким образом, Темучин стал во главе уже целого племени кереитов.

Далее, Темучин присоединил к себе кочевое племя най-манов. Дружины кереитов и найманов он разделил на сотни, а сотни, в свою очередь, на десятки; сотни объединялись в тысячи. Во главе всех этих единиц он ставил своих военачальников, на которых он мог положиться. Себя же Темучин окружил гвардией, составленной из нукеров, т.е. зависимых от него людей.

В 1206 г., когда слава о военной доблести Темучина облетела многие кочевья, на реке Ононе собрался великий съезд — курултай. На этот съезд приехала из далеких кочевий племенная знать многих монгольских племен, и

Темучин был выдвинут великим ханом — повелителем многочисленных кочевых монгольских и татарских племен.

Сделавшись великим ханом, Темучин, по примеру китайских императоров, принял другое имя — Чингис-ха-на, под которым и вошел в историю.

Во время организации своего войска Чингис-хан не считался с родовой знатыо. Он выдвигал в полководцы людей, прославившихся своим героизмом pi отвагой.

Чингис-хан направил на север по Енисею старшего сына Джучи для покорения монголов лесных племен и взятия с них дани.

В районе Алтая Чингис-хану подчршились и стали платить дань уйгуры. В 1209 г. Чингис-хан двинул многочисленные полчища на Тангутское государство, в состав которого входил pi области Северо-Западного Китая. Тангутское государство принуждено было признать себя подвассальным и ежегодно давать дань — верблюдов, шерстяные ткани и шелковые изделия.

После захвата Тангутского государства полчища Чингисхана близко подвинулись к пределам Китая. С 1211 г. Чин-, гис-хан начинает совершать отдельные нападвния на се-веро-китайское государство — Цзинь. В 1215 г. орды Чиигис-хана нападают из Северный Китай, занимают столицу империи Цзииь — Пекин и захватывают громадные сокровища -- золото, серебро, шелк, фарфоровые изделия.

Двор Чингис-хана был окружен роскошью, присущей китайским ршператорам. При дворе Чингис-хана появляются китайские феодалы-советники, крггайские философы и выдающиеся мастера.

С захватом Северного Китая монгольское государство укрепилось pi выросло.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ ПОД ВЛАСТЬЮ ТАТАРО-МОНГОЛОВ.

ВТОРЖЕНИЕ ТАТАРО-МОНГОЛЬСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ В ЗАКАВКАЗЬЕ И ВОСТОЧНУЮ ЕВРОПУ

Когда полчища Чингис-хана вторглись в Китай, Му-хаммед-шах отправил к грозному завоевателю торжественное посольство с богатыми подарками. Чингис-хан принял посольство и известил Мухаммед-шаха, что он, Чингис-хан, считает себя властителем востока Азии, а Мухаммеда — господином запада Азии. Несмотря на такой обмен лю-

безиоетями, Чиигис-хан лелеял планы захвата Хорезмий-ского государства.

С целью разведки Чингис-хан отправил многочисленное посольство с дарами в Хорезм и предложил Мухаммед-шаху заключить мирный договор, но которому Мухаммед-шах попадал в вассальную зависимость от Чингис-хана. Взаимоотношения обострились, и в 1218 г. в городе Отраре было спровоцировано нападение на торговый караван монголов. Караван был разграблен, люди уничтожены.

Это был отличный повод для войны. Чингис-хаи заранее подготавливал себе почву в Хорезме, привлекая хо-резмийских купцов для торговли в своей громадной империи. Для обсуждения предстоящей войны собрался специальный курултай, где был разработан детальный план вторжения в Хорезм. Осенью 1219 г. началось продвижение громадной армии Чингис-хана. По некоторым источникам, эта армия насчитывала до 700 тысяч воинов. Новейшие исследователи считают однако, что всех сил у Чингис-хаиа было около 200 тысяч. Мухаммед-шах тоже собрал большую армию, но вследствие того, что он опасался своих феодалов, его армия придерживалась оборонительной тактики. Кроме того, она была разобщена, так как отсиживалась за стенами крепостей.

После падения пограничного города Отрара армия во главе с Джучи, старшим сыном Чингис-хана, двинулась вниз по реке Сыр-Дарье, другая армия была двинута вверх по реке, главные силы Чингис-хана пошли на Бухару.

Через несколько дней осады Бухара была взята. По приказу Чингис-хана все мужское население, способное носить оружие, было перебито. Так поступал Чингис-хаи во всех захваченных им городах, поголовно уничтожая боеспособную часть населения.

Вслед за Бухарой пала крупная крепость Самарканд. При взятии города Чиигис-хан пощадил духовенство и купцов; также бережно относился он к ремесленникам, которых направлял вглубь своего государства.

Во время осады Чингис-хан применял заимствованные у китайцев военные стенобитные машины, которыми могли пробивать бреши при штурме крепости.

Полководцы Чингис-хана — Субедей и Джебе — двигались по Аму-Дарье против главных сил Мухаммед-шаха. Отступая перед отрядами татаро-монгольских войск, Мухаммед-шах бежал в Багдад, но вернулся назад, чтобы снова набрать армию для отпора Чингис-хану, однако вторично потерпел неудачу и умер на одном из островов Каспийского моря.

Оставив часть войск для окончательного завоевания территории Средней Азии, полководцы Чингис-хана двинулись на юг, в Иран, оттуда направились на север, опустошив закавказские государства Армению, Грузию, Азербайджан.

В незавоеванной части Хорезма шахом был провозглашен сын Мухаммеда — Джелал-ад-Дин. Этот молодой полководец оказал упорное сопротивление завоевателям; принужденный со своими войсками отступить в Афганистан, он сумел здесь разбить один из отрядов татаро-монгол.

Однако это не облегчило его положения.

Теснимый со всех сторон, Джелал-ад-Дин со своими войсками отступил в северо-западную Индию.

Здесь на берегу реки Инда состоялось решительное сражение. Вначале центр татаро- монгольского войска был смят войсками Джелал-ад-Дина, но в решительный момент вступила гвардия Чингис-хана — десятитысячный отряд багатуров, и Джелал-ад-Дин был разбит.

После поражения Джелал-ад-Дина в 1221 г. вся Средняя Азия, Афганистан и даже часть Индии попали под полную власть Чингис-хана.

Из Закавказья татаро-монголы пошли далее на север, разбили аланов и кыпчаков и появились в Черноморских степях. Отряды их вторглись в Крым и разорили Судак. Половецкий хан Котян направил своих послов к русским южным князьям с призывом: «Если вы не поможете нам, то мы будем перебиты сегодня, а завтра — вы». Между половецкими и южнорусскими князьями в начале XIII в.

были уже налажены мирные и даже родственные отношения. Южнорусские князья откликнулись на призыв половецкого хана. Русская рать соединилась с половецкой и двинулась в степь, навстречу врагу (1223). Разведка русских князей, вступивших в бой с татаро-монгольскими передовыми частями, обратила татар в бегство.

В решительном сражении на реке Калке близ Азовского моря русско-половецкие полки потерпели поражение. Между русскими князьями не было единодушия. Когда дружины Мстислава Удалого и Даниила Галицкого были смяты побежавшими перед атакующим врагом половцами, они не были поддержаны киевскими полками. Затем татары осадили Мстислава Киевского в его лагере. Спустя три дня, поверив лживому обещанию татар о пощаде, он сдался и был убит вместе со всеми воинами.

«Бысть плач по Руси во всей земле слышавшим сию беду», — говорит летописец о битве при Калке.

Дойдя до Днепра, отряды монголо-татар повернули назад. На обратном пути они столкнулись с волжскими болгарами, которые нанесли им серьезное поражение. Отсюда они вернулись в свои монгольские степи.

В результате завоевательных походов Чингис-хана образовалась огромная империя, охватившая собой Монголию, Северный Китай, Южную Сибирь, Среднюю Азию, Закавказье. Столицей ее был город Каракорум, расположенный на собственно Монгольской территории на реке Орхон.

Огромное государство Чингис-хана lie было едино. После захвата ряда государств феодальные отношения, зародившиеся у монголов, получили возможность для дальнейшего развития. Каждый член дома Чингис-хана получал особый улус, владение.

Сохранились отрывки «ясы» (уложения) Чингис-хана, в которой отразились привилегии феодалов. По разделу, произведенному еще Чингис-ханом., третий его сын Угэдэй получил в свое управление Монголию и Северный Китай, второй сын, Джагатай — области Средней Азии, старший сын, Джучи — земли от Иртьша до Уральских гор и на юг до Каспийского и Аральского морей, но так как Джучи умер почти одновременно с отцом, улус достался его сыну Батыю.

После смерти Чингис-хана великим ханом был избран Угэдэй. При нем завоевания монголов продолжались. В 1231 г. Угэдэй вторгся в Северный Китай с тем, чтобы полностью завершить подчинение этой части Китая. Через три года война была окончена. Остатки государства чжурчженей перестали существовать. Весь Северный Китай перешел в руки монголов.

В 1235 г. на курултае в Каракоруме был решен вопрос о походе на юго-восток Европы под предводительством Батыя. В это же время монгольские войска снова вторглись в Закавказье.

ГЛАВА 2

ПАДЕНИЕ КИТАЯ, КОРЕИ, ЯПОНИИ И ИНДИИ

С образованием Монгольского государства началась полоса монгольских завоеваний. Завоевателей увидели на своих землях многие народы — кидани и чжурчжени, тангуты и китайцы, корейцы и тибетцы, таджики и хорезмийцы, тюрки и персы, индийцы и народы Закавказья, русские и поляки, венгры, хорваты и. др. Позднее, уже при преемниках Чингис-хана, корабли завоевателей подходили к берегам Японии, Явы и Суматры. Над культурными странами Средневековья пронесся губительный смерч.

Что же являлось причиной монгольских завоеваний? Источником дохода ханов, нойонов и нукеров была не только феодальная эксплуатация аратов, но и в не меньшей степени грабительские войны с соседними улусами и племенами. Когда же войны внутри Монголии прекратились, знать стала на путь внешних завоевательных войн. В интересах знати Чингисхан и вел непрерывные войны. Железная дисциплина, организация и исключительная подвижность конных монгольских ополчений, которые были оснащены военной техникой китайцев и других культурных народов, давали войскам Чингис-хана значительное преимущество по сравнению с малоподвижными феодальными ополчениями оседлых народов. Но не это играло главную роль. Решающее значение имела относительная слабость государств, ставших объектом завоеваний монгольской знати. Эта слабость вызывалась феодальной раздробленностью во многих странах, отсугствием в них единства, а в ряде случаев — боязнью правителей вооружить народные массы.

Грабительские нашествия кочевников на различные земледельческие страны Азии были обычно опустошительны. Нашествие же монгольских войск характеризовалось, кроме того, введенными Чингис-ханом и его полководцами приемами организованного опустошения культурных земель, массового истребления способных к сопротивлению элементов населения, террором и запугиванием мирных жителей.

При осаде городов пощада населению давалась только в случае немедленной сдачи. Если город оказывал сопротивление, то после его занятия полководцы Чингис-хана прежде всего выгоняли всех жителей в поле, чтобы завоевателям удобнее было разграбить город и вывезти все ценное. Затем всех воинов убивали, а ремесленников с семьями, так же как и молодых женщин и девушек, уводили в рабство. Здоровых юношей брали в обоз и для осадных работ.

Нередко бывало, что полководцы Чингис-хана поголовно истребляли не только жителей городов, но и население прилегающих сельских районов. Эго делалось в тех случаях, когда завоеватели почему-либо опасались возможности восстания в этой местности. Если для этой резни не хватало воинов, в ней заставляли участвовать рабов, следовавших за войском. После «всеобщей резни» в городе Мерве (Средняя Азия), взятом монголами в 1221 г., подсчет убитых продолжался 13 дней.

Эта террористическая система применялась только при Чингис- хане и его ближайших преемниках. Войны монголов второй половины XIII и XIV в. уже ничем не отличались от обычных феодальных войн, которые вели азиатские государства. Но в результате применения подобных методов в течение нескольких десятилетий Яньдзин и Бухара, Термез и Мерв, Ургенч и Герат, Рей и Ани, Багдад и Киев — крупнейшие в то время очаги цивилизации лежали в развалинах. Исчезли цветущие сады Хорезма и Хорасана. С таким старанием и с таким трудом созданная народами Средней Азии, Ирана, Ирака и других стран ирригационная систе-

ма была разрушена. Копыта многочисленныхк коней вытаптывали возделанные поля этих стран. Обезлюдели когда-то густонаселенные и культурные районы. «Не было от сотворения мира катастрофы более ужасной для человечества и тге будет ничего подобного до скончания веков и до страшного суда», — так охарактеризовал это время один из современников — арабский историк Ибн ал-Асир.

Ремесленников, обращенных в рабство, сначала уводили в Монголию, позднее стали эксплуатировать на месте, в больших мастерских, принадлежавших хану, царевичам или знати, отбирая у этих ремесленников всю их продукцию и выдавая взамен скудный паек. Такие мастерские были созданы во всех завоеванных странах. Труд рабов применялся также в скотоводческих хозяйствах знати.

Войны Чингис-хана и Чингисидов приносили огромные богатства знати, но они ие обогащали Монголию и монгольский парод. Напротив, в результате этих войн Монголия потеряла массу цветущей молодежи и была обескровлена. Значительная часть монгольской знати с подвластными ей аратами выселилась за пределы Монголии в завоеванные страны. В 1271 г. даже резиденция великого хана была перенесена в Северный Китай. В завоеванных странах представители монгольской кочевой знати завладели землями, обрабатывающимися оседлыми крестьянами. Повсюду утвердилась система наследственности военных чинов. Продолжая кочевать с подвластными ей племенами и не живя в своих поместьях, монгольская знать получала с сельского населения ренту продуктами. Оседлые крестьяне подвергались гораздо более жестокой эксплуатации, нежели кочевники-араты, которых, поскольку они составляли основной контингент ря-^ довых воинов в феодальных ополчениях, опасно было доводить до разорения.

ЗАВОЕВАНИЕ СЕВЕРНОГО КИТАЯ И ДРУГИХ ГОСУДАРСТВ

В 1207 г. Чингис-хан направил своего старшего сына Джучи на завоевание племен, обитавших к северу от реки Селенги и в долине Енисея. Есть основание полагать, что главной целыо этого похода был захват районов, богатых железоделательными промыслами, необходимыми завоевателям для выделки оружия. Джучи выполнил план

завоевания, намеченный Чингис-ханом. В том же 1207 г. завоеватели столкнулись с тангутским государством Си-Ся (в нынешней провинции Ганьсу), правитель которого обязался платить дань Чингис-хану. В 1209 г. Чингисхану подчинилась вся страна уйгуров в Восточном Туркестане. Однако главное внимание Чингис-хана было в это время направлено в сторону Китая. В 1211 г. против чжурчженей, владевших тогда северной частью Китая (государством Цзинь), выступили главные монгольские силы во главе с Чингис-ханом.

Чжурчжени, будучи сами завоевателями, чуждыми китайскому народу и ненавидимыми им, не смогли противостоять монголам. К 1215 г. в руки монголов перешла значительная часть территории Цзиньского государства. Завоеватели заняли, разграбили и сожгли его столицу — китайский город Яньцзин (совр. Пекин). Назначив одного из своих военачальников —

Му хули правителем отнятых от чжурчженей областей Китая, Чингис-хан с огромной добычей вернулся в Монголию. В ходе этой войны Чингис-хан познакомился с китайскими тяжелыми стенобитными и камнеметными орудиями. Поняв значение этих орудий для дальнейших завоеваний, он организовал их производство, использовав для этого вывезенных из Китая и обращенных в рабство мастеров.

ЗАВОЕВАНИЕ СРЕДНЕЙ АЗИИ И ГОСУДАРСТВА СИ-СЯ

Закончив войну в Северном Китае, Чингис-хан направил свои отряды на запад — в сторону Хорезма, крупнейшего в то время государства Средней Азии. Разгромив предварительно эфемерное государство Куч лука найманского, племянника Даян-хана (1218 г.), войска Чингис-хана начали завоевание Средней Азии (в 1219 г.). В 1220 г. завоеватели овладели Бухарой и Самаркандом. Хорезмское государство пало. Хорезмшах Мухаммед бежал в Иран и вскоре умер. Монгольские отряды, преследуя его сына Дже-лал-ад-дпна, проникли в Северо-Западную Индию, однако натолкнулись здесь на сильное сопротивление, остановившее их продвижение в глубь Индии. В 1221 г. завоевание Средней Азии -- разоренной и опустошенной, с превращенными в руины и пустыни городами и оазисами — было закончено.

В это же время одна из групп монгольских войск, руководимая военачальниками Чжебе (Джебе) и Субэтэем, обогнув с юга Каспийское море, вторглась в Грузию и Азербайджан, грабя и разрушая все на своем пути. Затем Чжебе и Субэтэй проникли на Северный Кавказ, откуда двинулись в южнорусские степи. Разбив сперва алаиов (осетин), а затем кыпчаков (половцев), кочевавших в этих степях, монгольские завоеватели вступили, как мы писали выше, в пределы Крыма, где захватили город Судак. В 1223 г. иа реке Калке произошло сражение между монгольскими завоевателями и ополчением русских князей. Отсутствие единства между последними, а также измена участвовавших в этом сражении половцев явились причиной поражения русского войска. Однако монгольские войска, понесшие большой урон убитыми и ранеными, оказались не в состоянии продолжать поход на север и двинулись на восток, против болга[э, живших на Волге. Не достигнув и там успеха, они повернули назад. После этого вместе с сыновьями Чагатаем, Угэдэем и Толуем Чипгис-хан из Средней Азии двинулся в обратный путь в Монголию, куда прибыл осенью 1225 г. Через год,, в 1226 г., Чпнгис-хан выступил в свой последний поход, на этот раз с целыо окончательно уничтожить тангутское государство Си-Ся. В течение года эта цель была достигнута. В 1227 г. Си-Ся перестало существовать, а оставшееся в живых население было превращено в рабов. В том же году, возвращаясь из этого похода, Чингис-хан умер. В 1229 г. состоялся хурал, на который съехались сыновья Чингис-хана, и его ближайшие родственники и сподвижники. Великим ханом был избран сто третий сын — Угэдэй, еще раньше намеченный на этот пост Чипгнс-ханом. Другим сыновьям по завещанию Чингисхана были выделены особые улусы. Одновременно хурал наметил план новых завоеваний, центральное место в котором занимало подчинение оставшейся под властью чжурчженей части территории Северного Китая.

В 1231 г. монгольские войска во главе с Угэдэем и Толу ем вновь вторглись в Северный Китай. Монголы иодступили к городу Бянь (совр. Кайфын), куда перебрались чжурчжень-ские государи после потери Яньцзииа. Осада города Бянь оказалась для монголов неудачной. Война затягивалась. Монгольские правители стали искать союзников. Они обратились к императору Южно-Сунской династии, властвовавшей в Южном Китае, с предложением принять участие в войне П|Х)тив чжурчженей, обещая за это передать ему провинцию Хэнань. Южносунекий император пошел на это предложение, рассчитывая с помощью монгольского хана разгромить своих старых врагов — чжурчженей. Суиские войска напали на чжурчженей с юга, монголы двйствовали с северо-запада.

Город Бянь был захвачен монгольскими войсками. После этого спорные пункты чжурчженей один за другим перешли в руки завоевателей. В 1234 г. был взят город Цай-джоу. Чжурчжеиьский царь покончил жизнь самоубийством. Государство чжурчженей перестало существовать. Вся его территория оказалась в руках завоевателей, которые при этом обманули сунского императора, не отдав ему обещанной провинции Хэнань.

ЗАВОЕВАНИЯ В ЗАПАДНОЙ АЗИИ И КИТАЕ

При великом хане Мункэ-каане монгольские завоевания продолжались как на западе, так и на востоке. Армии завоевателей, возглавляемые братом Мункэ — Хулагу, вторглись в Иран и оттуда прошли в Двуречье. В 1258 г. они взяли Багдад, положив конец существованию халифата Аб-басидов. Дальнейшее продвижение монголов в этом направлении было остановлено египетскими войсками, нанесшими им поражение (1260 г.). На востоке монголы, предводительствуемые другим братом Мункэ — Хубилаем, вторглись в китайскую провинцию Сычуань и проникли дальше па юг, в Дали. Осюда были направлены отряды для завоевания Тибета и Индо-Китая. Тогда же Хубилай начал войну за овладение провинцией Хубэй.

К этому времени территория Монгольской державы достигла своих наибольших размеров. Основную ее часть составляли собственно Монголия, Маньчжурия и Северный Китай. Здесь были две столицы — Каракорум на Орхоне и Кайпии в провинции Чахар. Эго был коренной юрт (домен) великих ханов. Районы Алтая с центром в Тарбагагае составляли улус потомков Угэдэя. Улус потомков Чагатая включал в себя всю Среднюю Азию к востоку от Аму-Дарьи, Семиречье, нынешний Синьцзян и районы Тянь-Шаня. В 1308 — 1311 гг. с этим улусом слился улус Угэдэя. Улус старшего сына Чингис-хана, Джучи, лежал к западу от Иртыша и включал в себя Поволжье, Северный Казказ, Крым, Хорезм, низовья Сыр-Дарьи и Иртыша. Улус Джучи (Кыи-чакское ханство) в русских летописях именовали Золотой Ордой, и это название прочно утвердилось за ним в литературе. Западная часть Средней Азии (к западу от Аму-Дарьи), Иран, Ирак и Закавказье (с 1256 г.) составили улус Ху-лагу, сына Толуя, часто называемый в литературе государством ильханов, или Хулагуидов.

ЗАВОЕВАНИЕ ЮЖНОЙ ЧАСТИ КИТАЯ И ОБРАЗОВАНИЕ ЮАНЬСКОЙ ИМПЕРИИ

Хубилай примирился с тем, что от Монголии фактически отпали западные улусы, и даже не пытался вернуть их под свою власть. Он направил все свое внимание на окончательное завоевание Китая. Осуществление планов Хубилая облегчалось междоусобицей, раздиравшей Южно-Сунскую империю. В 1271 г. Хубилай перенес столицу из Монголии в Яньцзин. Несмотря на упорное сопротивление народных масс Южного Китая и многих воинских частей, руководимых преданными своей стране военачальниками, монгольские завоеватели постепенно приближались к морским рубежам Южного Китая. К 1276 г. завоевание Южно-Супской империи монголами было закончено. Весь Китай оказался в руках монгольских феодалов. Еще до этого власть монголов признало корейское государство Коре. Последним крупным военным предприятием монгольских завоевателей была попытка подчинить себе Японию. В 1231 г. Хубилай направил в Японию огромный флот, состоявший из нескольких тысяч судов. Однако покорить Японию монголы не смогли. Их флот был застигнут тайфуном, спастись от которого удалось немногим кораблям. Не принесли монголам успеха и их попытки укрепиться в Индокитае.

В результате завоевании в состав Монгольской державы вошлрг Китай, Монголия и Маньчжурия. Политическое господство в этой державе принадлежало монгольским феодалам во главе с внуком Чннгпс-хана великим ханом Хубилаем, который одновременно стал и императором Китая. Он и его потомки почти целое столетие властвовали над Китаем и китайским народом (до 1368 г.). Хубилай дал своей династии имя Юань, ставшее обозначением не только китайских владений монголов, по и всей империи монгольских феодалов. Название это было китайским. В древней книге Китая «И-цзпн», трактующей вопросы бытия, говорится: «Велико Начало Цянь - источник всех вещей», «Совершенно Начало Кунь — жизнь всех вещей». Понятие «начало» в этих двух изречениях передано словом «Юань», и это слово стало наименованием империи монголов. Столицей империи стал г. Янь-цзин — бывшая столица чжурчженьского государства, получивший наименование Даду («Великий город»). Его монгольское название — Ханбалык.

МОНГОЛЬСКАЯ ИМПЕРИЯ И ПАНСТВО

Монгольские завоевания привлекли к себе пристальное внимание папства, попытавшегося использовать монгольских ханов в целях осуществления своих планов в Восточной Европе и в Передней Азии. Первым, кто сделал попытку установить связь с монгольскими ханами, был римский папа Иннокентий IV. Он послал к великому хану монаха Францисканского ордена Джованни Плано Карпиии, который в 1245 г. добрался до ставки Бату-хана, а оттуда направился в Каракорум, куда и прибыл в 1246 г. Плано Карпиии получил аудиенцию у великого хана Гуюка, которому вручил послание папы. Ничего, кроме надменного ответа, папский посол не добился.

В 1253 г. французский король Людовик IX, теснейшим образом связанный с церковью, послал к монголам Вильгельма Рубрука - монаха Францисканского ордена. Посланец французского короля, который только что совершил крестовый поход (седьмой) против Египта, закончившийся полным разгромом французской крестоносной армии, должен был разузнать о возможности союза «христианнейшего» короля с монгольскими ханами против египетских султанов. Рубрук из Константинополя проехал в Судак, а оттуда через Золотую Орду и Среднюю Азию направился в Каракорум, куда и прибыл в 1254 г. Мункэ, бывший тогда великим ханом, принял посла французского короля, но потребовал от последнего подчиниться его власти. В 1255 г. Рубрук вернулся в Европу.

Следующая попытка установить связь с монголами была предпринята папой Бонифацием VIII, направившим к ним

монаха Джованни Монте Корвино. В 1294 г. Корвино прибыл в Яньцзин. Хубилай разрешил ему жить в столице и построить там католическую церковь. Корвино перевел на монгольский язык Новый Завет и остался в Китае до конца своей жизни. Монголы в свою очередь делали попытки установить отношения с папством. Наиболее известной из этих попыток было посольство Раббан Саумы, несторианского монаха, по происхождению уйгура, направленного ильханом Аргуном к римскому папе. Целью посольства была подготовка союза с государями западных христианских стран для совместных действий в Сирии и Палестине против Египта, сопротивление которого остановило завоевательное движение монголов. Сау-ма побывал не только в Риме, но и в Генуе, а также во Франции (1287 — 1288 гг.). Результатов посольство Сауны не принесло, но описание этого путешествия послужило на Востоке источником сведений о странах и народах далекого Запада.

При Чингис-хаис аппарат управления Монгольским государством был весьма несложным. У него было некоторое количество уйгурских писцов, которые и обслуживали его личную переписку. В дальнейшем на службу к монгольским феодалам перешел ряд чиновников из Китая, главным образом из киданей и чжурчженей, принесших с собой навыки китайской администрации.

Чингис-хан завещал своим преемникам «Ясу» — ряд наставлений, которыми они должны были руководствоваться в делах управления империей. Согласно этим наставлениям, управление финансами и заведование военными и гражданскими делами лежало на четырех сановниках. При преемнике Чингис-хана Угэдэе в империи была впервые произведена перепись населения, а также установлены нормы обложения и организована почтовая связь. Вплоть до правления Хубилая языком официальной переписки в империи служил уйгурский язык, имевший свою письменность. Так как в это время стали переходить на монгольский язык, который тогда еще не имел своей письменности, Хубилай поручил одному из своих приближенных, тибетцу Пагба, буддийскому монаху, выработать монгольскую письменность на основе тибетского алфавита. Пагба выполнил это получение, и в 1269 г. был издан указ о переходе на монгольскую письменность.

Чингис-хан и его преемники одинаково покровительственно относились ко всем религиям и к служителям религиозных культов. Но Хубилай отдавал предпочтение одному из буддийских толков, так называемым «красношапочникам» — секте сакья, сложившейся в Тибете в XI в. Советником Ху-бнлая по делам религии был Пагба, глава секты «красношапочников».

Несмотря на гигантские разрушения, вызванные завоевательными войнами монгольских феодалов, торговые связи стран и народов, вошедших в состав империи, все же не прекратились. Развитию торговли способствовало также устройство монголами дорог и почтовой связи. Завоеватели нуждались в хороших дорогах и в налаженной работе почты по соображениям главным образом военностратегическим. Но этими дорогами широко пользовалось и купечество. Наряду с новыми путями поддерживались и старинные караванные пути. Один из них шел из Средней Азии вдоль северных склонов Тянь-Шаня в Монголию,

в Каракорум, а оттуда — в Яньцзин. Другой проходил из Южной Сибири вдоль северных склонов Саяна в Каракорум и Яньцзин.

Оптовая караванная торговля между странами Передней и Средней Азии и Китаем находилась в руках объединенных в компании мусульманских купцов, преимущественно персов и таджиков. Члены этих мощных компаний назывались уртаками. Они отправляли караваны с сотнями, даже тысячами людей и выочных животных. Уже Чингис-хан покровительствовал этой торговле, а затем его политику продолжали Угэдэй и его преемники — великие ханы, а также ханы улусные. Не довольствуясь доходами от пошлин, ханы и крупные феодалы сами вкладывали средства в торговлю, а уртаки отдавали им их долю дохода товарами. Хубилай и его наследники принимали активные меры к увеличению речных и морских перевозок в Китае, будучи заинтересованны в этом в связи с растущими потребностями в продовольствии, которое доставлялось к ним из Южного и Центрального Китая. При Хубилае же была начата реконструкция системы Великого Китайского канала. Однако торговля в Монгольской империи носила преимущественно транзитный характер, и поэтому она мало влияла на развитие производительных сил тех стран, чераз которые проходили торговые пути, и, в частности, на развитие производительных сил в самой Монголии.

Почти не выпуская металлических денег, Хубилай стремился перевести все денежное обращение на бумажные знаки. Ограничивая печатание и выпуск бумажных денег, он добился превращения этих денег в довольно устойчивую валюту. После фактического распада Монгольской империи торговля Передней и Средней Азии с Китаем очень сократилась. Но в китайской части империи заморская торговля продолжала развиваться по-прежнему. Она шла по старому торговому пути: из Персидского залива вдоль берегов Индостана к восточному побережью Индо-Китая, а оттуда к портам Юго-Восточного Китая. Торговлю вели арабские, персидские и индийские купцы. Их суда заполняли гавани Кантона, Янчжоу, Ханчжоу и Цюань-чжоу. Морская торговля велась и со странами малайского полуострова, а также с Явой и Суматрой. В орбиту этой торговли входили и Филиппины. Разумеется, успешное развитие торговли в Шаньской империи не может быть приписано деятельности монгольских хаиов. Монгольские правители Китая интересовались лишь получением в свою пользу торговых пошлин.

Такова была Монгольская империя. Она включала множество племен и народностей, глубоко различавшихся между собой по уровню общественно-экономического развития. Обладая особыми языками, особой культурой, все они были включены в состав Монгольской державы насильственно. Такое искусственное объединение не могло быть прочным. Порабощенные народы вели героическую освободительную борьбу против завоёвателай и в конечном итоге вернули свою независимость. Единая Монгольская империя просуществовала всего 4 десятилетия (до 1260 г.), после чего она распалась на фактически независимые улусы.

МОНГОЛИЯ ПОСЛЕ ПАДЕНИЯ ВЛАСТИ МОНГОЛЬСКИХ ХАНОВ В КИТАЕ

Во время правления Чингисидов (Юаньской династии) в Китае собственно Монголия стала только наместничеством для наследника престола. Но после изгнания монгольских ханов из Китая и утверждения там Минской империи (1363 г.) каан Тогон-Тимур со своими войсками бежал в Монголию. В результате завоевательных войн XIII —

XIV вв. Монголия потеряла значительную часть населения, оторвавшегося от родины и растворившегося среди других народов. Захваченные в виде военной добычи ценности обогащали только кочевых феодалов, что не оказывало влияния на рост производительных сил в стране. После восстановления Китайского государства экономика Монголии находилась в очень тяжелом положении. Монголия оказалась отрезанной от китайского рынка — единственного, куда монголы могли сбывать продукцию своего скотоводческого кочевого хозяйства и где они могли приобретать необходимые им продукты земледелия и ремесла.

Основой экономики Монголии в XIV — XV вв. оставалось кочевое экстенсивное скотоводство. Араты кочевали небольшими группами аилов, переходя с места на место в поисках пастбищ для скота в пределах определенного района, составляющего владение того или иного феодала, крепостными которого были эти араты. Феодалы раздавали свой скот на выпас аратам или использовали их в своих хозяйствам в качестве пастухов, доилыциков, стригалей. Наряду с отработочной рентой существовала и продуктовая: арат отдавал своему владельцу ежегодно несколько голов скота, некоторое количество молока, войлока и т.д.

В XIV — XV в Монголии происходил процесс дальнейшего развития феодальной иерархии. Во главе стоял хап из Чингисидов, ниже его стояли царевичи Чипгиси-ды (тайши), ниже их - средние и мелкие феодалы. Наследственные владения крупных феодалов именовались теперь улусами, или ту менами, независимо от численности выставляемого ими феодального ополчения. Каждый улус распадался на отоки, т.е. крупные группы аилов, объединенные тем, что они занимали под свои кочевья общую территорию во главе наследственного владетеля, являвшегося вассалом владетеля улуса. Поскольку отдельные районы Монголии экономически были независимы друг от друга, во второй половине XIV и в XV в. крупные улусы стали стремиться к политической самостоятельности. Авторитет и реальная власть монгольского хана все более и более падали. Различные феодальные клики возводили на престол и свергали то одного, то другого хана, однако всегда из Чингисидов. На рубеже XIV — XV вв. начались длительные междоусобные войны феодалов Восточной и Западной Монголии. В 1434 г., после победы племени опратов (из Западной Монголии) над восточными монголами (халха-монголами) Дайсун-хан ойратский оказался правителем всей Монголии. Но вскоре начались новые междоусобия, и страна снова распалась па ряд фактически почти самостоятельных владений (1455 г.).

В XV в. история Монголии характеризовалась, с одной стороны, как сказано, неирекращающимися феодальными междоусобиями, с другой стороны, частыми войнами с Минской империей, причем то монгольские феодалы нападали на пограничные районы Китая, то китайские войска вторгались в Монголию. В 1449 г. феодал Эссен-тайшин, фактически правивший Монголией от имени Дайсун-хана, разгромил войска Минской империи, взяв в плен самого императора Инцзуна. Монгольские феодалы в XV в. вели все эти войны с Китаем уже не ради завоевания территорий, как прежде, а главным образом для того, чтобы добиться от Минской империи открытия рынков для меновой торговли в пограничных районах Китая и, поскольку эта торговля находилась иод контролем государства, установления более высоких цен на коней и скот, пригоняемый монгольскими феодалами. Упомянутый выше Эссен-тайшин во время переговоров с представителями Минской империи упрекал их: «Зачем вы уменьшили цены на лошадей и часто отпускали негодный, порченый шелк?». Китайские представители оправдывались тем, что цены па лошадей снизились от того, что монголы с каждым годом пригоняли их все больше и больше. На рынки вдоль границ монголы доставляли коней, скот, пушнину, конский волос, а китайские купцы — хлопчатобумажные и шелковые ткани, котлы для варки пищи и другие предметы хозяйственного обихода, зерно и т.д.

ГЛАВА 3

ГОСУДАРСТВА чингисидов и их ПРЕЕМНИКОВ В СРЕДНЕЙ АЗИИ, ЗАКАВКАЗЬЕ, ИРАНЕ.

ЗАВОЕВАНИЕ МОНГОЛАМИ СРЕДНЕЙ АЗИИ

Завоевание Чингис-ханом Хорезмского государства, объединившего под своей властью к началу XIII в. Среднюю Азию, Иран и Афганистан, в значительной мере объяснялось его внутренней слабостью. Борьба между разными группами знати и феодальная раздробленность препятствовали организации обороны. Хорезмшах не доверял своим вассалам и боялся созывать их ополчения, вассалы враждовали друг с другом и с центральным правительством, а все вместе они боялись активности народных масс, не решались вооружать их для борьбы с внешним врагом. Поэтому, как свидетельствуют сообщения арабского историка Ибн ал-Асира, а также Джувейни, Рашид-ад-дина и других авторов XIII — начала XIV в., писавших на персидском языке, в Средней Азии, как и в Иране, а равно и в странах Закавказья, наиболее активными борцами против ополчений Чингис-хана были народные массы, в первую очередь организованные в цехи ремесленники и городская беднота. Завоеватели встретили очень сильный отпор, но в результате пассивности или прямой измены местных феодалов изолированные очаги сопротивления были подавлены монголами поодиночке.

Сначала Чингис-хан обменивался посольствами с хо-резмшахом Мухаммедом (1200 — 1220), стараясь через своих послов и купцов собрать как можно больше сведений о силах противника. Затем Чингис-хан начал активные военные действия (1219 г.), использовав в качестве предлога ограбление в городе Отраре на Сырдарье шедшего из Монголии торгового каравана. Хорезмшах, побоявшись соединить вместе все ополчения своих вассалов, рассредоточил войска по отдельным укрепленным городам и тем самым обрек их на пассивную оборону. Монгольское войско во главе с Чингис-ханом, взяв Отрар, направилось через степи к Бухаре.

Быстрота движения войск Чингис-хана не позволила провести нужных мероприятий для встречи с врагом. Крупные землевладельцы, купцы и высшее мусульманское духовенство, боясь за свои богатства и не доверяя народным массам, стали на путь предательства. Из-за их измены в начале 1220 г. были захвачены Бухара, Самарканд и другие города Зарафшан-ской долины. Серьезное сопротивление было оказано в Джен-де и особенно в Ходженте, где выдвинулся его героический защитник Тимур-Мелик, один из немногих военачальников, проявивших подлинную стойкость и большие военные способности. Хорезмшах Мухаммед, напуганный успехами Чингис-хана, бежал в Иран под предлогом сбора нового войска, но затем укрылся на одном из островов Каспийского моря, где и умер в конце 1220 г. После долгой и героической обороны Мерва и Ургенча их населением эти города были взяты и разрушены. К 1221 г. вся Средняя Азия была захвачена монгольскими завоевателями.

Последствия завоевания Средней Азии монголами носили катастрофический характер. Разрушены были замечательные ирригационные системы Мервского оазиса, Хорезма и других районов.

Ургенч, Мерв, Термез и другие города лежали в развалинах. Для управления земледельческими районами Ма-вераннахра великий хан Угэдэй по соглашению с улусным ханом Чагатаем назначил состоявшего на службе у Чингисхана богатого хорезмского купца Махмуда Ялавача, игравшего главную роль в упомянутых посольствах Чингис-хана к хо-резмшаху Мухаммеду. Потомки Махмуда Ялавача, сделавшиеся феодалами, управляли земледельческими районами Маверан-нахра до 1311 г. Они старались опираться на уцелевшую местную феодальную знать и мусульманское духовенство, а также на богатое купечество, которое быстро примирилось с монгольским владычеством. Чагатай-хан и его преемники в степях Семиречья, сохраняя кочевой образ жизни. Господство кочевников гибельно отразилось на экономике и культуре Семиречья. В течение XIII в. здесь почти исчезли земледельческие оазисы и города, вся страна превратилась в степь.

Завоеватели установили жестокие формы феодальной эксплуатации покоренного оседлого трудящегося населения. Крестьяне и ремесленники, оставшиеся в городах, были задавлены громадными налогами и повинностями, часть была обращена в рабство. Они работали в казенных мастерских на скудном пайке, получая ежедневно только хлеб и лишь три раза в неделю немного мяса.

ВОССТАНИЕ МАХМУДА ТАРАБИ

Невыносимое положение крестьян и ремесленников Бухарского оазиса вынудило их в 1238 г. восстать как против монгольской знати, так и против поддерживавших ее местных феодалов, в частности против бухарского садра, богатейшего духовного феодала, который и до и после монгольского завоевания сохранял в своих руках духовную и светскую власть в Бухаре. Восстание приняло религиозную окраску. Во главе его стал живший в селении Та-раб, близ Бухары, ремесленник, мастер по выделке сит, по имени Махмуд, прослывший среди народных масс мусульманского населения «святым». Узнав об успехах проповеди Махмуда Тараби, монгольские эмиры (нойоны) решили хитростью заманить его в Бухару и убить. Но прибытие Махмуда в Бухару послужило сигналом к народному восстанию. Восставшие низложили и прогнали бухарского садра, а Махмуда Тараби провозгласили султаном и халифом. Монгольские правители бежали. Соединив в своих руках светскую и духовную власть, Махмуд Тараби принял ряд жестких мер против местной знати. Вскоре монгольские власти вернулись в Бухару, приведя с собой войско. Тогда к восставшим присоединились крестьяне всех деревень, находившихся около Бухары, и монгольское войско было разбито. Но Махмуд Тараби в этой битве погиб. В новом сражении с монгольским войском восставшие потерпели поражение, потеряв около 20 тыс. человек. Победители по приказу Ча-гатай-хана расправились с побежденными с большой жестокостью и разорили Бухарский оазис.

СРЕДНЯЯ АЗИЯ

В начале XIV в. монгольские ханы Чагатаиды переселились из Семиречья в долину реки Кашка-дарьи, в город Карши, и, взяв в свои руки управление Мавераннахром, попытались создать крепкую центральную власть, сблизившись с местной знатью. Понимая, что без правильного поступления налогов сильная ханская власть не могла бы существовать, хан Кебек провел некоторые реформы по образцу реформ Газан-хана в Хулагуидском улусе. Последующие ханы приняли ислам. Это направление в политике чагатайских ханов вызвало простое сопротивление со стороны большей части монгольской кочевой знати, стоявшей за сохранение старинных установлений и кочевого быта, не желавших идти ни на какое сближение с местными феодалами и стремившейся к ничем не ограниченной эксплуатации крестьян и городских ремесленников в завоеванных областях. Казан-хан, продолжатель политики Кебек-хана, погиб в борьбе с мятежной кочевой знатью (1347 г.), а вождь ее, эмир Казагап, сделался фактически правителем Средней Азии, управляя от имени возведенного им на престол своего ставленника из числа потомков Чагатая. Еще до этого Семиречье и Восточный Туркестан, где монгольские кочевые традиции были енль-нее, чем в других местах, выделились в особое ханство, названное Могулистаном. После распада Чагатайского улуса на два ханства — Мавераннахр и Могулистан — между ними происходили постоянные войны.

Среди кочевых феодалов Мавераннахра, претендентов на власть в стране, в 60-х годах XIV в. выдвинулись два эмира — владетель Балха и Самарканда Хусейн и Тимур

из тюркизованного монгольского племени барлас. Тимур родился в 1336 г. и был сыном знатного, но небогатого бека. Он обладал большими организаторскими и военными способностями. Честолюбивый, волевой и беспринципный, молодой Тимур стремился достигнуть власти любой ценой. Он заключил союз с Хусейном, женившись на его сестре. Одно время Тимур служил могулистанскому хану, захватившему тогда Мавераннахр, потом попал в опалу и должен был бежать со своим отрядом за Амударью. Четыре года Тимур вел там бродячую жизнь феодала-разбой-ника, совершая грабительские набеги на окрестные владения. Однажды в Систане Тимур был ранен в правую ногу, после чего навсегда остался хромым, почему и получил прозвище Тимур-ленг (по-тад-жикски), т.е. «Тимур-хро-мец», или «Железный хромец», поскольку «Тимур» по-тюркски значит «железо». В европейском произношении Тимур-ленг превратился в Тамерлана.

Когда могулистанские войска были изгнаны из Мавераннахра, Тимур вернулся туда. Чтобы отразить новое вторжение могулистанских войск, в Мавераннахре созвали феодальное ополчение, во главе которого стали эмиры Хусейн и Тимур. Но ополчение было разбито и обращено в бегство близ Ташкента могулистанскими войсками (1365 г.), которые после этого пошли на Самарканд.

ВОССТАНИЕ В САМАРКАНДЕ

Самарканд в XIV в. оправился от последствий разгрома его Чиигис-ханом и превратился в крупнейший торгово-ремесленный центр Мавераннахра. После поражения феодалов Мавераннахра в 1365 г.

Самарканд был брошен ими на произвол судьбы. Город не имел крепостных стен, ибо монгольские ханы-кочевники в Средней Азии не позволяли укреплять города стенами, опасаясь восстаний горожан. Поэтому Самарканд, казалось, должен был стать легкой добычей могулистан-ских войск.

Среди ремесленников Самарканда в это время была значительная группа сербедаров — борцов против монгольского ига. Сербедаров возглавляли молодой студент медресе Мау-лана-задэ, старшина цеха трепальщиков хлопка Абу Бекр и «стрелок из лука» Хурдак Бухари. На собрании горожан в соборной мечети вожди сербедаров, заклеймив трусость и низость местных феодалов, предложили взять дело обороны Самарканда на себя с тем, что им будет поручено управление городом. Получив полномочия от народа, вожди сербедаров вооружили горожан и покрыли узкие улицы баррикадами, оставив свободной только главную магистраль города. По ней могулистаиские всадники въехали в город и попали в ловушку: со всех стен и переулков на них посыпались стрелы, камни и палки. Потеряв 2 тыс. человек, непривычные к уличному бою кочевники в панике обратились в бегство.

Власть сербедаров распространилась на всю Самаркандскую область. Источники дают очень скупые сведения, скорее намеки, относительно социальных мероприятий самаркандских сербедаров. Известно лишь, что сербедары хотели отменить налоги, введенные монгольскими завоевателями и не основанные на мусульманском праве (шариате). Они опирались на народные массы и враждебно относились к знатным и богатым. Весной 1366 г. эмиры Хусейн и Тимур со своими ополчениями двинулись к Самарканду. Скрыв свои враждебные намерения, они дали знать сербедарам, что благодарят их за защиту города от могулистаиских войск и одобряют их мероприятия. Поверив этому, сербедары в большом числе прибыли в ставку эмиров, но были там вероломно схвачены и почти все казнены.

После подавления сербедарского восстания в Самарканде эмиры Хусейн и Тимур оказались единственными претендентами на верховную власть в Мавераннахре, но разделить ее между собой они не захотели. В 1370 г. между обоими эмирами произошло открытое столкновение. Хусейн потерпел поражение, попал в плен к Тимуру и был им казнен. И кочевые, и оседлые феодалы Мавераннахра, напуганные сербедарским движением (иранские сербедары овладели к тому времени половиной Хорасана), нуждались в сильной центральной власти для борьбы с народными движениями и поддержали Тимура. Не будучи потомком Чингисхана, Тимур не мог стать ханом; он удовлетворился титулом великого эмира и стал управлять страной (1370-1405) от имени им же поставленного марионеточного хана из потомков Чагатая.

ПОХОДЫ ТИМУРА

Для того, чтобы упрочить свою власть и удержать феодалов Мавераннахра, особенно кочевую знать, от внутренних мятежей и междоусобий, Тимур начал большие завоевательные войны. Первые годы правления Тимур употребил на завоевание всей Средней Азии. Завоевать богатый Хорезм, где незадолго до того снова сложилось самостоятельное государство, ему удалось лишь в 1388 г., после пяти походов, во время которых был совершенно разрушен Ургенч. Затем Тимур разгромил войска Могулистана.

Тимур вел долгую и упорную борьбу с Золотой Ордой. Только после трех больших походов (1389, 1391, 1395 гг.) войска Тимура разгромили Золотую Орду. Во время последнего похода они разорили и ограбили также южную окраину Руси. Однако прочно присоединить к своим владениям территории Могулистана и Золотой Орды Тимур не пытался, понимая, что управлять этими обширными степями из отдаленного центра крайне трудно. Но Тимур стремился подорвать военную мощь и хозяйственную жизнь культурных областей Золотой Орды (Поволжья, Крыма), особенно ее транзитную торговлю. С этой целыо он полностью разрушил все ее большие города — Сарай Берке, Астрахань, Азов и др. Разрушение этих городов, а также Ургенча привело к тому, что в течение почти трех десятков лет вся средиземноморско-азиатская торговля направлялась только по караванным путям, проходившим через Иран, Бухару и Самарканд, подвластные Тимуру.

Начиная с 1380 г., Тимур стал предпринимать систематические походы для завоевания Ирана, а позже также Азербайджана, Армении, Грузии, Ирака, Сирии и Малой Азии.

Продолжавшиеся до 1404 г. походы натолкнулись на упорное сопротивление народов всех этих стран и сопровождались большими опустошениями и жестокостями, напоминавшими времена Чингис-хаиа. Грабя завоеванные области, Тимур употреблял часть богатств для обогащения феодальной знати Средней Азии, а также для проведения там при помощи принудительного труда каналов и для строительства городов. В Самарканд и другие города Маверан-нахра переселялись десятки тысяч ремесленников, художников и ученых, вывезенных из завоеванных стран. По рассказу кастильского посланника Клавихо, прибывшего ко двору Тимура в Самарканд в 1404 г., в одном только этом городе было до 150 тыс. ремесленников и купцов с семьями, переселенных сюда из других стран. Наибольшая военная добыча была захвачена войсками Тимура во время похода в Индию (1398 г.).

В начале XV в. создались напряженные отношения между державой Тимура и Минской империей. Зимой 1404/05 г. по приказу Тимура у города Ограра на Сырдарье стало собираться большое ополчение для похода иа Китай. Предлогом для войны Тимур объявил притеснения, чинимые среднеазиатским купцам и гонения на мусульман в Китае. Но военные приготовления были прерваны смертью Тимура (февраль 1405 г.) и последовавшими за ней междоусобиями в Тимуридском государстве.

Внутренняя политика Тимура отвечала интересам кочевой и оседлой феодальной знати, на которую он опирался. Оставив Среднюю Азию, кроме Ферганы, под своим непосредственным управлением, все остальные области он роздал членам своей фамилии, а также военной и духовной знати. Вскоре Тимуру пришлось столкнуться с их сепаратистскими стремлениями.

При Тимуре господствующим видом феодального землевладения стал союргал. Союргал (но-монгольски «пожалование») был наследственным пожалованием территорий разного размера под условием несения лицом, получившим союргал, военной службы в пользу государя, вместе с определенным числом всадников. Владетель союргала, помимо налогового иммунитета, получал также право полного судебного и административного иммунитета. Чиновникам центрального государственного аппарата доступ на территорию союргала был запрещен. Податная система при Тимуре была оставлена в прежнем виде.

При Тимуре была проведена реформа, касавшаяся феодального ополчения. Оно состояло теперь не только из кочевников, но и из оседлых жителей, взятых по набору, следовательно, из монголов, среднеазиатских тюрок и таджиков. Все зачисленные в ополчение делились на две очереди: одна шла в поход, другая оставалась для защиты тыла. Кроме самострелов, нефтеметных, камнеметных и стенобитных машин, войсками Тимура впервые на востоке было применено огнестрельное оружие.

Ради прославления своего имени Тимур воздвигал, чаще всего при помощи принудительного труда, пышные постройки, привлекая для этого лучших архитекторов, художников и мастеров. Были проведены большие работы по перепланировке и перестройке Самарканда. Однако ни блестящие постройки, ни искусственно вызванный расцвет ремесел и торговли в Мавераннахре, ни крупные оросительные работы не могут оправдать опустошения Тимуром богатых и культурных стран, разграбление городов и захват в плен ремесленников. Правление Тимура сыграло отрицательную роль и для самих народов Средней Азии, ибо все эфемерные успехи Тимура достигались за счет утверждения режима бесправия в Мавераннахре и нищеты в покоренных странах.

После смерти Тимура империя Тимуридов сразу же потеряла часть захваченных территорий. При сыне и преемнике Тимура, султане Шахрухе (1405 — 1447), под властью Тимуридов остались Средняя Азия, Афганистан и Иран. Преемники Тимура прекратили избрание марионеточных ханов их потомков Чингис-хана и сами приняли титул султана. Султан Шахрух перенес столицу в город Герат, а Мавераннахр отдал в удел своему старшему сыну Улугбеку, который правил в Мавераннахре в 1409 — 1447 гг., а после смерти Шахруха стал султаном всего Тимуридского государства (1447 — 1449). Улугбек приобрел известность не столько своей государственной деятельностью, сколько тем, что при нем Самарканд превратился в крупный центр научной и культурной жизни.

Улугбек враждебно относился к мусульманскому мистицизму (суфизму) и дервишеским орденам и навлек на себя ненависть дервишей. При поддержке дервишей сын Улугбека Абд ал-Латиф произвел дворцовый переворот, свергнул отца, а затем подослал к нему наемных убийц (1449 г.). При тимуридском султане Абу Саиде (1452 — 1469) усилилось влияние дервишеских шейхов. Среди них особенно выделялся глава дервишеского ордена накшбеидиев Ходжа Ахрар, крупнейший духовный феодал. После смерти Абу Саида Ти-муридское государство распалось на два султаната во главе с представителями двух ветвей династии Тимуридов: один в Хорасане и Афганистане, другой — в Мавераннахре. При последних тимуридских султанах Мавераинахра влияние Ходжи Ахрара и религиозная реакция особенно усилилась.

ОБРАЗОВАНИЕ УЗБЕКСКОГО И КАЗАХСКОГО ХАНСТВ.

РАЗГРОМ ТИМУРИДСКОГО ГОСУДАРСТВА

Еще в XITI в. в составе Золотой Орды сложились улусы: Синяя Орда в Поволжье, Белая Орда в западной части и улус Шейбана в северной части нынешнего Казахстана по рекам Тоболу и Иртышу. Улусы эти управлялись потомками внуков Чингис-хана — Батыя (Бату), Орды и Шейбана. С XIV в. тюркские кочевые племена Белой Орды и улуса Шейбана стали именоваться общим именем узбеков. В

начале XV в. улус Шейбана и Белая Орда объединились в одно Узбекское ханство, управляемое ханами из потомков Шейбана. Наибольшего политического и военного могущества держава кочевых узбеков достигла при Абулхайр-хане (1428 — 1468).

Социальный строй Узбекского ханства был раннефеодальным. Феодальные повинности были облечены в форму патриархальных обычаев. Племена делились на колена и роды, которыми управляла феодализованная племенная знать. Выше стояла другая группа знати — султаны (царевичи), потомки Чингис-хана. По степному обычаю хан обязан был выделить каждому султану удел (юрт) в составе того или иного племени, с территорией для зимнего и летнего кочеванья. Постоянные междоусобия делали Узбекское ханство непрочным политическим объединением.

При Абулхайр-хане стали, увеличиваться повинности рядовых кочевников. Два султана — Джанибек и Гирей, возглавив враждебную Абулхайр-хану группировку кочевых феодалов, использовали в своих целях недовольство массы кочевников, увлекли за собой некоторые племена и откочевали в долины рек Таласса и Чу. Там, в Семиречье, около 1465 г. образовалось самостоятельное ханство во главе с Гиреем, названное Казахским. Кочевые племена нового ханства стали именоваться казахами.

После смерти Абулхайр-хана государство узбеков временно распалось на уделы. Глава одного из уделов, Мухаммед Шейбанихан, способный полководец и опытный политик, после долгой борьбы объединил под своей властью ряд узбекских племен. Воспользовавшись феодальными междоусобиями и недовольством эксплуатируемых народных масс в Тимуридском государстве, Шейбани-хан сначала двинул войска в Мавераинахр, занял Бухару и Самарканд в 1499 — 1500 гг., а в последующие годы совсем изгнал Тимуридов из Мавераннахра. Так в Мавераннахре образовалось Узбекское государство Шейбанидов. В это государство ушли все кочевые узбеки с низовьев Сырдарьи, а их место там заняли казахи.

Первоначально термины узбеки и казахи означали только подданных того или иного ханства. Но в XVI в. кочевые узбеки слились со сложившейся еще ранее в Мавераннахре тюркской народностью (условно называемой в науке староузбекской) и дали ей свое имя — узбеки. Казахские племена, слившись с тюркскими племенами, осевшими в Семиречье с первый веков нашей эры и особенно со времен тюркского каганата VI — VII вв., и с тюркизованными монгольскими племенами Могулистана, в XVI в. сложились в казахскую народность.

КУЛЬТУРА НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ В XIV - XV ВВ.

Блестящего расцвета в XIV — XV вв. достигли архитектура и изобразительные искусства народов Средней Азии. Памятники архитектуры этого времени отличаются монументальными формами, в частности высокими порталами и куполами, и изысканностью своей отделки, К XIV в. относятся памятники старого Ургенча: минарет высотой в 60 м, мавзолей Наджм-ад-дина Кубра и Султана Али и замечательный мавзолей Тюрабек-ханым — один из шедевров среднеазиатской архитектуры, построенный в виде двенадцатигранной призмы снаружи и шестигранной внутри, с глубокими арочными стрельчатыми нишами в гранях. Внутри купол этого здания украшен поразительным по мастерству мозаичным плафоном.

При Тимуре были воздвигнуты: в Самарканде — ряд мавзолеев в архитектурном комплексе Шах-и Зинда с великолепными мозаичными композициями, грандиозная соборная мечеть Бибиханым с высокими арочными порталами и синим изразцовым куполом., мечеть-усыпальница Тимуридов Гур-и Эмир; в городе Кеше — дворец Ак Сарай; в городе Туркестане — большая мечеть Хаджи Ахмеда Ясави. Купола и фасады этих памятников богато орнаментованы мозаикой из разнообразных глазурованных плиток. Все эти памятники отличаются высоким художественным совершенством.

Из архитектурных памятников XV в. следует отметить мечеть-мавзолей шейха Сейф-ад-дина Бахарзи в Бухаре, чудесные по архитектуре и мозаикам медресе Улугбека в Бухаре и Самарканде — с изящным стрельчатым порталом, мечеть в Анау близ современного Ашхабада и мавзолей Ишрат-хана в Самарканде.

Высоким мастерством и своеобразием стиля отличалось прикладное искусство XIV — XV вв.: керамические изделия, резьба по дереву и мрамору. Не менее высокими художественными достоинствами обладало и искусство миниатюры.

В первой половине XV в., при Улугбеке, в Самарканде продолжала развиваться культурная жизнь на базе старинной среднеазиатской культуры. В медресе Улугбека преподавались не только богословие и право, но также точные и естественные науки. Была построена большая обсерватория с грандиозным (в 55 м высотой) секстантом, часть которого сохранилась до наших дней. В медресе читали лекции приглашенные Улугбеком крупнейшие астрономы эпохи: «Платон своего времени» Казы-задэ Руми,

Гийяс-ад-дин Джемшид и Али Кушчи. Улугбек и сам был выдающимся астрономом. Он много лет работал в своей обсерватории над составлением «Гурганских астрономических таблиц». Таблицы эти, отличавшиеся высокой степенью точности, были одним из важнейших астрономических сочинений средневековья и приобрели мировую известность. Улугбек создал также большую научную библиотеку. Под руководством Улугбека был составлен исторический труд «История четырех улусов». В Самарканде работали ученые, поэты, зодчие, живопис-цы-миниатюристы.

В XV в. в Герате жил и творил великий мыслитель и поэт узбекского народа Алишер Навои (1441 — 1501), бывший везиром тимуридского султана Хорасана — Хусейна Бай-кары. К числу лучших произведений Алишера Навои относятся «Фархад и Ширин», «Лейли и Межднун», «Семь планет». Гуманист, борец за раскрепощение мысли и за свободу чувств, Навои воспевал благородство, красоту и любовь. Он создал прекрасные образы нежных, любящих и в то же время сильных духом женщин. Навои воспевал также красоту человеческого труда и созидания

В столице султана Хусейна Герате жил также выдающийся поэт и мыслитель, классик таджиков и персов, Абд-ар-Рахман Джами (1414 — 1492), написавший семь поэм объединенных под общим заглавием «Хафт авранг» («Созвездие

Большой Медведицы»), и сборник нравоучительных рассказов «Бахаристан» («Весенний сад»). Мировоззрение Джами противоречиво: элементы гуманизма переплетаются в нем с мистицизмом. На персидском языке писали и крупные историки

XV в. — .Хафиз-и Абру (он же географ), Абд-ар-Реззак Са-марканди и Мирхонд.

ЗАВОЕВАНИЕ ЧИНГИС ХАНОМ ИРАНА

После захвата Средней Азии войска Чингис-хана жестоко опустошили Хорасан, Афганистан и Мазеидеран. Последний хорезмшах Джелал-ад-дин (1221 — 1231) некоторое время храбро сражался с завоевателями в Хорасане, и, хотя его усилия не встретили поддержки среди феодалов, ремесленники и бедная часть населения Мерва, Герата и других городов восстали и изгнали завоевателей.

Однако Джелал-ад-дин не решился опереться на поддержку народных масс, в частности городских ополчений, и вскоре потерпел поражение.

В результате нашествия войск Чингис-хана многие районы Ирана были совершенно опустошены, оазисы превратились в пастбища для кочевников, а оросительные сооружения в своем большинстве были разрушены. Города Нишапур, Рей, Казвин, Хамадан и другие остались без жителей. Так, например, после всеобщей резни, произведенной завоевателями в Герате, где раньше было несколько сот тысяч жителей, случайно уцелело только 40 человек, а в сельском округе осталось не больше сотни жителей. Во многих местах Ирана все поголовье скота было уведено или уничтожено.

Нашествие войск Чингис-хана рассматривалось современниками как катастрофа. «Сомнения нет, — писал персидский географ Хадаллах Казвини в 1340 г., — что разруха и всеобщая резня, бывшие при появлении Монгольской державы, таковы, что если бы и за тысячу лет никакого другого бедствия не случилось, их все еще не исправить, и мир не вернется к тому первоначальному состоянию, какое было прежде того события». Когда в 1236 г., при великом хане Угэдэе, было разрешено восстановить Герат (для этого туда вернули небольшую часть уведенных в Монголию пленных ремесленников с семьями), то первые поселенцы города прежде всего должны были заняться восстановлением оросительных канал он, а в пору пахоты все жители по двое запрягались в плуг, ибо не было рабочего скота.

МОНГОЛЬСКОЕ ГОСУДАРСТВО ХУЛАГУИДОВ

Завоевание Ирана монголами было завершено в 50-х годах XIII в. Великий хан Мункэ организовал для этого большую экспедицию под командованием своего брата Ху-лагу, который прежде всего взял одну за другой крепости исмаилитов в горах Альбурс (1256 г.). После этого, в 1258 г., Хулагу покончил с Багдадским халифатом Аб-басидов, во власти которых с середины XII в. находился Нижний Ирак. Хотя но завещанию Чингис-хана Иран и страны Закавказья должны были войти в удел потомков его старшего сына Джучи, в действительности этими странами управляли наместники великого хана. Хулагу самовольно создал здесь пятый монгольский улус для себя и своих потомков Хулагуидов (1256 — 1353), позже признанный великим ханом Хубилаем (1261 г.). Джучиды не примирились с этим и постоянно пытались захватить страны Закавказья: между Джу гидами и Хулагу идами происходили бесконечные войны. Хулагуиды носили титул ильхапа, т.е. «хана племен», в значении улусного хана. Их царство охватывало Иран, Афганистан, страны Закавказья, Ирак Арабский и восточную часть Малой Азии. Орда (ставка) йльхана находилась в Южном Азербайджане. Ильханы вели кочевой образ жизни. Воюя с сильным мамлюкским султаном Сирии и Египта и стремясь завоевать Сирию, ильханы заключили союз с крестоносцами, удерживавшими владения в Северной Сирии и остров Кипр. Но войны с султанами Египта были для ильханов неудачны.

Класс феодалов в государстве Хулагуидов состоял из нескольких групп: воеино-кочевой (монгольской, тюркской и курдской) знати, местного чиновничества, духовенства и местных оседлых (провинциальных) земледельцев. При первых шести ильханах, когда политически руководящей силой была военно-феодальная знать кочевых монгольских и тюркских племен, эксплуатация оседлых крестьян, не ограниченная патриархальными обычаями, как это было в среде кочевых племен, приняла особо жестокий характер. Во многих областях крестьянам приходилось отдавать государству и землевладельцам до 80% урожая.

Персидский историк Рашнд-ад-дии (начало XIV в.) рассказывает, что одни и те же налоги взимались по нескольку раз в год, и крестьяне, не имея возможности платить повторно, убегали, бросая деревин и дома. Те, кто оставался в деревнях, нарочно держали свои дома в полуразрушенном состоянии, чтобы избавиться от сборщиков нодатей и тяжелого постоя военных чинов и гонцов. Но и это не всегда помогало. «Когда сборщики, — говорит Рашид-ад-дин, — отправлялись но околоткам, они отыскивали какого-нибудь мерзавца, знавшего дома, и по его указанию извлекали людей из углов, подвалов, садов и развалин. Если не могли захватить мужчин, то забирали их жен, гнали их, как стадо овец, перед собой из околотка в околоток и приводили к налоговым чиновникам. Те подвешивали их за ноги па веревке и избивали; стенания и жалобы женщин поднимались до небес».

О масштабах упадка сельского хозяйства и городской жизни в Иране можно судить, сравнивая некоторые цифровые данные географов начала XIII в. и 40-х годов XIV в. В округе Хамадана в начале XIII в. было 660 селений, а в 1340 г. — только 212; в округе Исфераина число селений уменьшилось с 451 до 50; в округе Бейхака — с 321 до 40 и т.д. Географ Хамдаллах Казвини говорит, что многие прежние города превратились в деревни. В связи с упадком товарного производства в Иране и соседних странах Передней и Средней Азии по-прежнему, как правило, не вели. При монгольском владычестве в источниках впервые после VIII в. появляются известия о прикреплении крестьян к земле.

НАРОДНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В ИРАНЕ В XIII В.

Крестьяне отвечали иа огромный рост феодальной ренты, крепостническую политику, произвол и гнет завоевателей восстаниями. В 1265 г. в Фарсе под предводительством сейпда Шереж-ад-дииа произошло грандиозное народное движение, жестоко подавленное женской властью. В 1291 г. вспыхнуло восстание иранского кочевого племени луров, занявших город Исфахан. В 80-90-х годах XIII в. широкие размеры приняло крестьянское повстанческое движение в Иране и Азербайджане. Отряды из беглых крестьян и рабов, городской бедноты и обедневших курдских, лурских и даже монгольских кочевников, укрывавшиеся в горах, ущельях и лесах, действовали повсюду. Восставшие нападали на усадьбы и ставки эмиров, а также на караваны. В каждом селении и в каждом кочевье у восставших были друзья. Народ сочувствовал им, укрывал и прославлял их, а если кого-нибудь из них ловиши и вели казнить, народ роптал, заявляя: «Как можно казнить такого героя!».

В 1303 г. сектанты, которых Рашид-ад-дин называет маздакитами, но которые сами выдавали себя за дервишеский орден, пытались поднять восстание, но их планы были раскрыты, а главари арестованы. Казвини также сообщает (1340 г.) о существовании в Северном Иране (в округе Рудбар) тайной общины, которая была «сродни маздаки-там». Но едва ли маздакитство в XIV в. могло сохраниться как религиозная система. Вероятно, названные авторы, говоря о маздакитах, имели в виду только социальную программу древних маздакитов, которая заключалась в передаче всех земель сельским общинам и установлении социального равенства.

РЕФОРМЫ ГАЗАН-ХАНА

Тяжелое хозяйственное состояние Ирана и Азербайджана побудило правительство Газан-хана (1295 — 1304) изменить внутреннюю политику, сблизиться с мусульманской духовной и чиновной местной (персидской, таджикской и азербайджанской) оседлой знатыо, чтобы обеспечить ее поддержку, и в этих целях принять ислам и сделать его вновь государственной религией (первые ильханы были «язычниками», т.е. шаманистами, хотя покровительствовали христианам и буддистам).

Был проведен ряд реформ, в основном по инициативе упомянутого уже выше ученого — историка и медика Ра-шид-ад-дина, бывшего с 1298 г. везиром у Газан-хана. Руководящая политическая роль на время перешла от монголотюркской военно-кочевой знати к местной оседлой служилой знати, политическую программу которой и выражал Рашид-ад-дин. Были установлены точные размеры поземельной подати и определены сроки уплаты ее. Всякие произвольные поборы запрещались. Запрещался постой военных и гражданских чинов в домах райятов (крестьян и горожан). Во многих городах была отменена тамга — тяжелый налог на ремесло и торговлю, впервые введенный монгольскими ханами; в других городах этот налог был уменьшен наполовину. Восстанавливалась чеканка серебряной монеты. Запустевшие и заброшенные земли были отданы иа льготных условиях землевладельцам, с обязательством засеять и обработать их. Переводились на оброк работавшие в казенных мастерских (кар-ханэ) ремесленники-рабы, ранее получавшие только скудный паек. Реформы ограничили также произвол чиновников и кочевой знати. Были проведены широкие оросительные работы.

Но законодательство Газан-хана подтвердило прикрепление крестьян к земле и запрещение права перехода, существовавшее со времен Чингис-хана. Был установлен 30-летний срок для сыска беглых крестьян. Подати, хотя pi строго фиксированные, все же оставалргсь еще очень высокими. В Ху-зистане, например, с крестьян государственных (диванских) земель взимали в казну 60% их валового дохода. Газаи-хан суровымрг мерами подавлял крестьянские антифеодальные движения.

ФЕОДАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

После монгольского завоеванргя произошло перераспределение земельного фонда. Множество земель, принадлежавших местной знати, с прикрепленными к ним крестьянами перешло сначала в казну, а затем (к началу XIV в.) в руки к монголо-тюркской военно-кочевой знати, на правах икта илр1 мулька, а также к мусульманскргм религиозным учрежденршм. Огромными были размеры земель ильханской фамилии (ииджу).

По прямому требованию монгольской кочевой знати в 1303 г. был издан указ о наделении икта всех без исключения монголов, несших военную службу в феодальном ополчении. Под икта были отведены целые округа, отдаваемые в плен «тысяцким эмирам», т.е. главам племенных подраз-делепрш монголов, поставлявших ополчения номинально до тысячи человек (а иа деле обычно меньше). Тысяцкий эмир делил путем жеребьевки доставшийся ему округ между сотенными эмирами, те — между дасятскнми эмирами, а по-следние — между рядовыми воннами-лешшкамп, каждый из которых получал небольшой надел (одно селение или часть его) с прикрепленными крестьянами. Наследственность икта была подтверждена официально. Владельцы икта получили право налогового иммунитета. Налоговый иммунитет как льгота предоставлялся также некоторым собственникам муль-ковых земель и всем владельцам земель мусульманских религиозных учреждений.

XIII и первая половина XIV в. были периодом дальнейшего роста феодальной земельной собственности и развития феодальной иерархии и иммунитета. Происходил процесс концентрации земель в руках знати, отнимавшей земли у мелких феодалов то путем прямого насилия и захвата, то путем судебных процессов. О размерах крупной феодальной земельной собственности можно судить хотя бы по завещанию Рашид-ад-дина. Согласно этому завещанию, Рашид-ад-дину в государстве Ху-ласуидов принадлежало 12700 федданов орошенных пахотных земель, а кроме того, 39 тыс. финиковых пальм, множество садов (только в двух из них близ Тебриза работало 1200 рабов), 30 тыс. лошадей, 250 тыс. баранов, 10 тыс. верблюдов, не считая денежных средств и земель, еще при жизни выделенных Рашид-ад-дином своим 14 сыновьям и 4 дочерям. Собственные имения Газан-хана составляли 20 тыс. федданов земли.

1W1 it (\ ! ?>. 1" ? |ь>'з Г№ &-’?> •\ *гу Г-v , k 1*

Проведенные при Газан-хане реформы могли лишь несколько задержать, но не способны были предотвратить политический распад государства Гулагуидов. Экономика Ирана и после этих реформ далеко не достигла того уровня, на каком она находилась в начале XIII в. Упадок городов и товарного производства, ослабление хозяйственных связей между областями, распространение икта способствовали дальнейшему росту феодальной раздробленности.

После смерти ильхана Абу Саида (1335 г.) государство Хулагуидов сделалось ареной феодальных междоусобных войн. Политический распад его закончился к 1353 г. В Иране сложился ряд независимых феодальных государств. Самым сильным из них было государство Джелаиридов (династия монгольского происхождения) в Иране, Южном Азербайджане, Армении и Западном Иране.

НАРОДНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В XIV В.

ВОССТАНИЕ СЕРБЕДАРОВ В ХОРАСАНЕ

Большую роль в распаде государства Хулагуидов сыграли народные восстания. Главной движу щей силой этих восстаний в Иране были крестьяне и ремесленники. Сначала народные массы выступали вместе с иранскими мелкими феодальными землевладельцами; целью тех и других было свержение ига монгольской военно-кочевой знати. Когда это в ряде мест было достигнуто, там развернулась борьба между мелкими феодалами, добивавшимися только устранения господства монголо-тюркской кочевой знати, и крестьянами и ремесленниками, боровшимися против феодальной эксплуатации.

Идеологической оболочкой этих движений было шиитское сектантство в сочетании с некоторыми течениями мусульманского суфизма. В шиизме народные массы больше всего привлекало учение о втором пришествии двенадцатого имама — Махдия, своего рода мессии, который мыслился как избавитель от иужды, горя и угнетения, от тирании и насилия. Суфизм опирался иа дервишеские ордены или братства; некоторые из них были тесно связаны с ремесленными цехами, самая организация которых строилась по типу дервишеских братств. Нередко суфийская форма выражения идей, допускавшая аллегории и различное толкование принятой в суфизме терминологии, служила только прикрытием для религиозного вольномыслия, вплоть до атеизма, и для учения об уравнении пмуществ и общим владении землей.

Из народно-освободительных движений XIV в. наибольшее историческое значение имело так называемое сербедарское движение, начавшееся в Хорасане и направленное против монгольской кочевой знати и присоединившейся к ней местной феодальной верхушки. Идеологом движения был шейх Халифэ, шиит, проповедовавший в городе Себзеваре в форме суфийских поучений «мирские дела», а именно призывавший народ к восстанию против монгольской и примкнувшей к ней местной знати. Халифэ стал жертвой убийц, подосланных местным суннитским духовенством (1335 г.). Но его проповедь продолжил в разных городах Хорасана его ученик, шейх Хасан Джури, по происхождению крестьянин. Эти шейхи придали организации своих последователей форму дерви-шеского ордена. Каждый вступивший в орден приносил присягу, обязываясь держать наготове оружие и выступать по первому призыву. Хорасанская кочевая знать приказала схватить Хасана Джури и заключить его в тюрьму.

Весной 1337 г. (по другим данным — в 1336 г.)

Купол мавзолея Гур-и Эмир в Самар- ВСПЫХНуЛО ВОССТаНИе В Се-

канде.конец xiv — начало xv в. лении Баштан, близ Себзе-

вара, где крестьяне убили явившегося к ним на постой монгольского чиновника. По рассказу не дошедшего до нас источника — анонимной «Истории сербедаров», переданному историком начала XV в. Хафиз-и Абру, на сходке восставшие крестьяне говорили: «Люди ставшие властителями, творят много насилий. Если бог всевышний дарует нам помощь, мы уничтожим тиранию и устраним тиранов, а если нет, то пусть наши головы будут на виселице, но терпеть насилие и тиранию мы не будем». Так объясняют источники персидское название «сербедары», т.е. «весельчаки», «отчаянные», полученное восставшими.

Сперва сербедары вели партизанскую войну. Но вскоре восстание разрослось; к нему, кроме массы крестьян, ремесленников и городской бедноты, примкнули также местные землевладельцы. Восставшие взяли Себзевар, который стал столицей вновь возникшего Сербедарского государства. Сер-бедарское войско разбило наголову три ополчения монголотюркской военно-кочевой знати, освободив от ее власти важный город Нишапур и весь Западный Хорасан. К 1344 г. Сербедарское государство охватывало территорию в 550 км в длину и 2Q0 км в ширину. К середине 50-х годов

XIV в. Сербедарское государство было еще более расширено в результате присоединения района городов Туса и Мешхеда на востоке и областей Гурган и Кумис на западе.

Последний монгольский ильхан Тугай-Тимур-хан, кочевавший в Гургане, у юго-восточного берега Каспийского моря, пригласил сербедарских вождей к себе в орду якобы для заключения мирного договора, рассчитывая напоить их и схватить во время пира. Сербедарский правитель Яхья Керраби прибыл в орду с 300 (по другим данным, с 1000) сербедарами. Узнав о замысле ильхаиа, сербедары решили опередить его. На пиру в орде, в большом нльхан<лсом шатре, когда стали разносить чаши с вином, Яхья положил руку на голову. По этому условному знаку один из сербедаров вытащим из-за голенища сапога нож и убил ильхаиа, другие сербедары бросились на монголов с обнаженными саблями. Воины ильхана были частью перебиты, частью бежали, охваченные паникой. Ильхаиская орда была уничтожена (1353 г.).

Сербедарское государство просуществовало с 1337 по 1381 г. В нем все время происходила борьба между умеренным течением, опиравшимся на местных мелких землевладельцев, и течением, представленным дервишами ордена шейхов Халифэ и Хасана Джури, опиравшихся на ремесленников и беднейших крестьян и отстаивавших учение об уравнении имуществ. Борьба между этими течениями проявлялась, между прочим, в частных переворотах и в смене правителей (эмиров). И хотя чаще правили эмиры из мелких землевладельцев, по давление со стороны ремесленников и крестьян вынуждало их к значительным уступкам.

Так, в Сербедарском государстве крестьяне отдавали всего 3/10 урожая (натурой), а сверх того с них не требовали «ни одного динара». Правитель, сто приближенные, чиновники и иуксры (военных слуги) — все одевались в одинаковые простые одежды из шерсти или верблюжьего волоса. Войско, точнее ополчение, состояло из крестьян и мелких землевладельцев; последних источники называют «сер-бедарской знатыо». В списках ополчения числилось снер-ва 12, потом 18, наконец, 22 тыс. человек; все они получали жалованье от государства, чаще натурой — шелком-сырцом. При доме правителя ежедневно устраивалась общая трапеза для всех желающих. Сербедарские воины прославились как исключительные храбрецы. Они стремились к тому, чтобы по словам одного поэта, «из страха перед копьями сербедаров до страшного суда ни один тюрк (кочевник) не смог бы разбивать своего шатра в Иране». Сербедарами были проведены большие работы по восстановлению каризов.

Восстание в Мазенде-ране (1350 г.), именуемое сейидским (руководителем его был сейид Кавам-ад-дин Мараши), привело к образованию здесь так называемого Сейидского государства с центром с городе Амуле (1350 — 1392). По своему социальному составу и идеологии мазендеранское движение ничем не отличалось от хорасанского движения сербедаров. И здесь освободительное движение против монгольского ига переросло в борьбу крестьян и ремесленников против местных феодалов, прохо-

IЬНЫС UtlVAT 12x1 • _

Миниатюра работы Бехзада XV в. ДИЛО ПОД Лозунгами СОЦИ-

ального равенства и уравнительного распределения предметов потребления.

В 1365 г. произошло восстание сербедаров в районе Самарканда. Подобное же движение развернулось и в Гиля-не, в восточной части которого в 1370 г. образовалось еще одно сейидское государство с центром в городе Лахиджа-не. Пропаганда сербедаров распространилась далеко за пределы Хорасана. В 1373 г. произошло сербедарское восстание в городе Кермане. Многие из владельцев икта и высшего духовенства были казнены или заключены в тюрьму, их земли и имущество конфискованы. Восстание было подавлено после девятимесячной осады Кермана феодальным ополчением.

Образование империи Тимура в Средней Азии (1370 г.) имело непосредственное значение и для Ирана. Завоевание Ирана войсками Тимура было начато в 1381 г. и закончено к 1393 г. А 1381 г. войека Тимура заняли Сер-зевар и уничтожили Сербедарское государство. Новое восстание сербедаров в Себзеваре в 1383 г. было усмирено Тимуром с крайней жестокостью. В 1387 г. войска Тимура подавили народное восстание в Исфахане, вспыхнувшее под предводительством одного молодого кузнеца, а в 1392 г. разгромили народное движение в Мазендера-не. Жестоко расправляясь с восставшими крестьянами и ремесленниками, Тимур получал поддержку со стороны части крупных феодалов Ирана, особенно здешней монголо-тюркской кочевой знати, которая не могла справиться своими силами с народными восстаниями.

Преемник Тимура, султан Шахрух (1405-1447), управляя сам Харасаном, отдал Среднюю Азию в удел своему сыну Улугбеку. Другим сыновьям и внукам Шахруха были выделены уделы в Западном Иране. Шахрух старался опираться на персидскую и таджикскую чиновную знать и на мусульманское духовенство. Правительство Шахруха отказалось от новых завоеваний, с трудом поддерживая военно-административное единство уделов государства Тимуридов. Шахруху приходилось то и дело подавлять феодальные мятежи, нередко организуемые самими тимуридскими царевичами.

Боясь народных движений, правительство Шахруха вернулось к принятой в свое время Газан-ханом политике точной фиксации феодальной ренты. Но сделанные Шахрухом уступки крестьянству были лишь полумерами и не могли в корне изменить тяжелого положения угнетенных народных масс. В первой половине XV в. в Иране вновь вспыхнули народные движения.

НАРОДНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В XV В.

Уже в 1405 г. произошло новое восстание сербедаров в Себзеваре, подавленное лишь с большим трудом. В 1406 г. произошло народное восстание в Мазендеране. В XV в. руководящая роль в народных движениях перешла к ре-

месленникам. Среди ремесленников и городской интеллигенции Ирана и Азербайджана широкое распространение но лучила шиитская секта хуруфитов. Хуруфиты развивали учение об общности имуществ и всеобщем социальном равенстве. Близкий к хуруфитам поэт-суфий Касим-и Анвар среди своих учеников, организованных в общину по типу дервишеского братства, ввел общую трапезу и общее владение имуществом. Тайные организации хуруфитов боролись против господства феодальной знати. Особенно враждебно хуруфиты относились к Тимуридскому государству, в котором они видели царство даджжаля (антихриста).

В 1441 — 1442 гг. произошло крупное народное восстание в Хузитане. Во главе его стал сейид Мухаммед, по прозванию Мушаша («Лучезарный»), основатель одной из шиитских сект, проповедовавший скорое пришествие мах-дия (мессии) и называвший себя его предтечей. Восставших крестьян, ремесленников и беднейших арабских кочевников собралось до 10 тыс. человек; они называли себя фи-даями, т.е. обрекшими себя на смерть в борьбе за свое дело. Они уничтожили династию местного властителя, перебили феодальную знать и высшее суннитское духовенство и разбили наголову выступившее против них большое феодальное ополчение из Фарса. Восстание было подавлено одним из царевичей династии Кара Коюнлу, правившей в Азербайджане и Западном Иране. Но через несколько лет Мушаша вернулся, восстание снова вспыхнуло и завершилось созданием небольшого государства, похожего на Сербедарское, в районе города Хувейзы и в Хузистане. Оно просуществовало до начала XVI в. Руководители движения, завладев землями, отнятыми у прежних властителей, вскоре сами превратились в феодалов.

Народные движения XIV — XV вв. не прошли бесследно. Борьба народных масс против феодалов, роста феодальной ренты и жестоких порядков, установленных монгольскими завоевателями, имела исторически прогрессивное значение.

ГОСУДАРСТВА ИРАНА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XV В.

В период 1410 — 1468 гг. в Южном Азербайджане, Армении, Курдистане и Ираке Арабском сложилось государство тюркских (огузских) кочевников Кара Коюнлу. В верховьях Тигра и Евфрата сложилось другое такое же государство тюркских (огузскиз) кочевников — Ак Коюнлу. В 1467 — 1468 гг. войска Ак Коюнлу разгромили государство Кара Коюнлу и овладели Южным Азербайджаном, Армением, Ираком Арабским и Западным Ираном. Столицей государства Кара Коюнлу, а потом Ак Коюнлу был Тебриз, крупнейший хозяйственный и культурный центр всего Среднего Востока в XIII — XV вв. Хорасан оставался под властью Тимуридов.

Султану Узун Хасану (1453 — 1478), правителю Ак Коюнлу, пришлось вести упорную борьбу с военной экспансией османской Турции. Стремясь найти в этой борьбе поддержку, Узун Хасан заключил тесный союз с Венецией, но потерпел от османских турок сильное поражение при Терджане иа Евфрате, главным образом из-за недостатка артиллерии. Побывавшие при дворе Узун Хасана венецианские послы — Катерино Зено, Иосафат Барбаро, Амвросий Контарини — оставили ценные описания Ирана и соседних стран. При дворе Узун Хасана побывал в качестве посла русского великого князя Ивана III итальянец Марко Россо, пытавшийся договориться с Узун Хасаном о военном союзе против Золотой Орды.

ФЕОДАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В XIV - XV ВВ.

Все государства Ирана XIV — XV вв. были лишь военноадминистративными объединениями крупных и мелких феодальных владений. Феодальная раздробленность в эти столетия еще больше усилилась, а военно-леншш система достигла наибольшего развития. Самой развитой формой военного лена (феода) был союргал (с середины XIV в.) — наследственное пожалование, пользовавшееся как налоговым, так п судебным и административным иммунитетом. Но наряду с ним продолжал существовать и мульк, не связанный со службой государству; многие мульки теперь также пользовались правом налогового иммунитета. Иммунитет налоговый и судебный предоставлялся и многим вакфным (церковным) землям. Распространение иммунитета в государствах Тиму ридов и Ак Коюнлу ослабляло центральную власть, которая лишалась податных сборов и передавала верховенство в суде и военном деле целиком в руки местных феодальных владетелей. В то же время получил большое распространение институт тарханов, т.е. феодалов, располагавших, кроме иммунитета, личной свободой от судебной ответственности (до 9 проступков) и другими привилегиями.

К концу XV в. в связи с подавлением народных движений в Иране наблюдался новый рост феодальной эксплуатации крестьянства. В одном из указов перечислено 27, в другом 31, в третьем 15 названий различных лежавших на крестьянах податей и повинностей, составлявших в совокупности феодальную ренту, права на которую постепенно переходили от казны к отдельным феодалам в результате предоставления им права иммунитета. Феодальное общество Ирана все больше приобретало черты отсталости (упадок земледелия, обнищание крестьянства и т.д.). Кочевая знать, являвшаяся наиболее хищным и жестоким эксплуататором сидевших на ее землях крестьян, установила для них режим полного бесправия. Размеры феодальной ренты (в основном продуктовой) колебались в разных местах от 15 до 80% урожая. Площадь обработанных земель сократилась. Города приходили в упадок. Население крупнейшего города Исфахана уменынйлдось до 50 тыс. жителей.

КУЛЬТУРА ИРАНА В XIII - XV ВВ.

Монгольское завоевание отразилось на культурной жизни Ирана неблагоприятно. Однако монгольские ильханы охотно брали на службу ученых — врачей, математиков, которых они использовали в финансовом ведомстве, и астрономов, которых они делали придворными астрологами (звездочетами). От историков требовали восхвалять завоевания и деяния Чингис-хана и его потомков. При Ху-лагу-хане крупнейший математик и астроном Насир-ад-дин Туси (умер в 1277 г.) построил обсерваторию в Мараге с большой библиотекой. Здесь работали наряду с местными индийские и китайские астрономы.

Около 1260 г. Ата Мелик-и Джувейни создал на пер-

сидском языке большой исторический труд «Тарих-и джихан-гулай» («История миропокорителя», т.е. Чингис-хана). Ве-зир Газан-хана Рашид-ад-дин Фазлаллах Хамадани (1247 — 1318) составил не дошедшую до нас энциклопедию по естественным наукам, а вслед за тем написал на персидском языке большой исторический труд «Джами-ад-таварих» («Сборник летописей»). Первая часть его содержит историю монголов и созданных ими государств, в частности государства Хуладгуидов, вторая часть — историю всех известных тогда народов, от франков на Западе до китайцев . на Востоке, написанную в сотрудничестве со знатоками языков разных народов и их истории. Для составления этого труда Рашид-ад-дин приобрел, между прочим, при посредстве венецианских купцов ряд латинских рукописных сочинений по истории стран Западной Европы. Труд Рашид-ад-дина изобилует этнографическим и экономическим материалом. Важное значение имеют также исторический труд Вассафа (начало XIV в.) труды Хамдаплаха Казвини — исторический (1330 г.) и географический (1340 г.), содержащие подробное описание государства Хулагуидов.

В Ширазе родился и провел ранние и поздние годы ЖР13НИ гениальный персидский поэт Муслих-ад-дин Саади (1184 — 1291). Он прожил бурную жизнь, много странствовал, побывал в плену у индусов в Гуджарате и в рабстве у крестоносцев в Сирии. Саади — тонкий мастер стиха, автор всемирно известных сборников дидактических рассказов «Гулистан» («Цветник») и «Бустан» («Плодовый сад»), четырех сборников газелей (лирических стихотворений), элегии на взятие Багдада Хулагу-ханом и др. В своих произведениях он показал темные стороны феодального общества и его морали.

Одним из величайших персидских поэтов, отразившим в своих произведениях чувства и настроения горожан, являлся Хафнз (около 1300 — 1389), живший в Ширазе и умерший там же в нищете. Диван (собрание стихов) Хафиза отличается несравненным мастерством формы и тонким лирическим чувством. Тематика его стихов — красота и любовь, свобода чувств, цветы, вино, радости жизни, страдание неразделенной любви, скорбь об унижении человека, обличение ханжества и лицемерной офрщиальной морали. Любовники газели Хафиза ревнители мусульманства пытались истолковать как аллегории «мистической любви к богу», но эти попытки не имеют оснований.

Народная, антифеодальная тенденция в персидской поэзии представлена крупным поэтом, участником сербедарского движения Ибн-и Ямином (умер в 1368 г.) и Убейд-и Закани (умер в 1370 г.), гневно обличавшим в своих сатирах («Этика аристократии» и др.) растленные нравы и паразитизм феодальной знати, ханжество pi лицемерие духовенства. В творчестве Закани выступают атеистические мотивы. Его перу принадлежит аллегорическая поэма о народном восстании против феодалов, где изображается восстание мышей против угнетавших и пожиравших их длинношерстных котов. В творчестве крупного поэта XV в. Касим-н Анвара отразились ху-руфптские уравнительные тенденции.

Ужасы монгольских нашествий, беспросветный гнет завоевателей благоприятствовали росту влияния суфизма с его проповедью «бегства от мир», ухода к аскетизму и замкнутой созерцательной жизни. Крупнейшим из мистических поэтов был Джелал-ад-дин Руми (1207 — 1273), живший в Малой Азии, ио создававший свои произведения на персидском языке. В стихах Руми мистицизм и пантеизм переплетаются с гуманистической проповедью свободы мысли, широкой веротерпимости и протестом против угнетения человека человеком.

ТАТАРО-МОНГОЛЬСКОЕ ИГО В ЗАКАВКАЗЬЕ

Первый поход монголов в Закавказье в 1220 — 1222 гг. был своего рода разведкой с их стороны. Монгольские войска не задержались тогда в Закавказье, а проследовали через Дербентское ущелье на север, в Северо-Кавказские степи. Вслед за тем страны Закавказья пережили полосу междоусобных войн, связанных с появлением здесь Джелал-ад-Дина. Потерпев поражение на берегах Инда, Джелал-ад-Дин перебрался в Закавказье, где с 1225 по 1231 г. продолжал вести борьбу с монголами. Однако жестокая политика Джелал-ад-Дина в Закавказье лишила его поддержки со стороны широких народных масс и привела его в конце концов к окончательному поражению. В 1231 г., услышав, что монголы готовятся к вторжению в Иранский Азербайджан, он бежал в Тавр, где был убит курдом.

В 1235 — 1239 гг. в Закавказье вновь вторглись татары: «Многочисленные как саранча», повествует источник, завоеватели рассыпались по горам и ущельям.

В Грузии, Армении и Азербайджане появился татаро-монгольский нам:естник Аргун. Он вводил во владение отдельных князей Армении и Грузии и собирал так называемую «десятину» с населения Закавказья.

Население было переписано и должно было платить определенную дань. Татарские сборщики рыскали, «требуя налогов сверх сил и доводя этих людей до нищенства, стали мучить и терзать из тискам, скрывавшихся ловили и умерщвляли».

Армянское и грузинское духовенство получило от татар освобождение от налогов.

Только более чем через столетие — в XIV в., при Георгии V, Грузии удалось сбросить татаро-монгольское владычество. Но при его преемниках Грузию шесть раз подряд разрушал другой завоеватель — Тамерлан.

МОНГОЛЬСКОЕ ВЛАДЫЧЕСТВО В СТРАНАХ ЗАКАВКАЗЬЯ. БОРЬБА НАРОДОВ ЗАКАВКАЗЬЯ ПРОТИВ ЗАХВАТЧИКОВ

В 1220 -- 1222 гг. войска монгольских полководцев Джебе и Субэтэя опустошили Азербайджан и часть Грузни. В Азербайджане, как и в других странах, подвергшихся нашествию монгольских войск, во многих городах (в Ма-раге, Ардебиле, Шемахе) оборону взяли в свои руки ремесленники и беднота. В Байдакаие знать уже договорилась с монгольским послом о сдаче, но «чернь», т.е. городская беднота, восстала, убила посла и храбро обороняла город. Взяв Байлакан, завоеватели разрушили его и вырезали население. В 1222 г. войска Джебе и Субэтэя перешли на Северный Кавказ.

Войско последнего хорезмшаха Джелал-ад-дина, вернувшееся из Индии в 1224 г., держалось в Иране и Азербайджане еще несколько лет. Но^желал-ад-дин боялся доверить оружие народным массам, хотя горожане не раз предлагали ему свою помощь в борьбе с войсками Чингис-хана. В 1230 г. Джелал-ад-дин был разбит монголами на Мугани, а весной 1231 г. в городе Гяндже вспыхнуло восстание ремесленников и городской бедноты, направленное против Джелал-ад-дина и местной феодальной знати. Сильно поредевшее войско хорезмшаха отступило в верховья Тигра. Там еще раз разбитый монголами Джслал-ад-дии бежал в горы и был убит одним из курдских пастухов. В 1231 г. монгольские войска заняли Южный Азербайджан.

Между 1235 и 1230 г. монгольские полководцы снова опустошили Северный Азербайджан, Восточную Грузию и Армению, взяв и разрушив Гянджу, Шамхор, Ани, Карс, Дербент и другие города. В армянском городе Анн жители храбро оборонялись вопреки прямому запрету своего князя. Владетельные феодалы по одиночке сдавались монголам. Царица Грузии Русудан признала власть монгольского великого хана, обязавшись платить ему ежегодную дань в 50 тыс. золотых.

Азербайджан благодаря обилию прекрасных пастбищ стал основной областью, где кочевали монголы и тюрки. Он находился под непосредственным управлением ильханов. Местные владетельные феодалы либо исчезли, либо, как например шпрваншахи, были предельно ограничены в своих владениях и правах. В Армении, в горах Алатаг, также стали кочевать монголы. Здесь в течение XIII — XIV вв. происходил процесс постепенного вытеснения армянской знати пришлой военно-кочевой знатыо — монгольской, тюркской п курдской. Прежние феодальные порядки были заменены более примитивными формами феодального строя с нефиксированными размерами ренты.

Опустошения, проведенные монгольскими войсками при завоевании, рост экстенсивного кочевого скотоводческого хозяйства, налоговая политика первых ильханов — все это вызвало в Азербайджане и Армении такой же упадок сельского хозяйства и городской знати, как и в Иране. О размерах упадка можно судить по тому, что в области Сюник в начале XII в. числилось 1400 селений, а к концу XIII в. там осталось только 682 селения. В Нахчеване была заселена только 1/6 часть домов, а 5/6 пустовало. Вследствие перемещения караванных путей к югу города Северной Армении и Северного Азербайджана захирели.

В Грузни завоеватели поселились. В результате борьбы и сопротивления грузинского народа здесь уцелели и сохранились прежние формы феодализма. Уцелели также местная государственность и местная феодальная знать. Но попавшая в вассальную зависимость от ильханов Хулагуидов страна была разорена и до конца XIII в. переживала период хозяйственного упадка, хотя относительно меньшего, нежели в Армении и Азербайджане. Монгольские ханы, желая ослабить Грузию, содействовали расчленению ее на два царства (в Восточной и Западной Грузии) и на ряд княжеств (Самцхз и др.). Были установлены тяжелые поборы ильханов с населения грузинских земель, а крестьяне при креплёны к земле.

Как и в других странах, в Закавказье происходили восстания, направленные и против монгольского владычества, и против местных феодалов, которые поддерживали завоевателей. Большое крестьянское движение возникло в 1250 г. в Сюнике, в Армении. Оно было возглавлено мельником Давидом, называвшим себя «пророком» и проповедовавшим всеобщее равенство и раздел имущества. В 1260 г. в Грузии и на севере Армении произошли восстания против монгольского владычества. Главную массу восставших составляли крестьяне. Оба эти восстания были жестоко подавлены.

ГОСУДАРСТВА ЗАКАВКАЗЬЯ В XIV В. ВТОРЖЕНИЕ ВОЙСК ТИМУРА

После смерти хулагуидского ильхаиа Абу Саида (1335 г.) Грузия стала снова независимой и переживала значительный хозяйственный подъем. Грузинскому царю Георгию V Блистательному (1314 — 1346 гг.) удалось восстановить политическое единство Грузинского царства, присоединив Имерети и подчинение Самцхз. Георгий V стал чеканить свою монету. При нем же был составлен законодательный сборник для грузинских горцев (тушин, пшавов, хевсур и др.), у которых еще сохранились родовая община и патриархальный уклад.

, К середине XIV в. полностью восстановило независимость и расширило свои пределы царство ширваншахов в Северном Азербайджане. В 1382 г. в Ширване произошло восстание мелких землевладельцев и крестьян, направленное против феодальной знати. Восставшие провозгласили ширваншахом Ибрахима (1382 — 1417), мелкого землевладельца, хотя и знатного происхождения. Ибрахим проявил себя умным правителем. Он стремился политически объединить весь Азербайджан. Освобождение от ига чужеземных завоевателей способствовало хозяйственному развитию страны. Что касается Южного Азербайджана, вошедшего в государство Джелаи-ридов, то там сохранились монгольские формы и методы управления, поскольку руководящая политическая роль принадлежала военно-кочевой знати.

Армения, также в составе государства Джелаиридов, оставалась под властью феодальных владетелей из тюркской и курдской кочевой знати. В противоположность Грузии и Ширвану Армения, лишенная государственной самостоятельности и разоряемая набегами и Междоусобиями кочевых племен, переживала хозяйственный упадок. Надписи начала XIV в. в Ани ясно свидетельствуют о разорении этого некогда блестящего города, который к началу XV в. превратился в простое селение.

В период между 1386 и 1404 г. Азербайджан, Армения и Грузия были завоеваны и разорены войсками Тимура. Некоторые города и замки в этих странах оказали героическое сопротивление завоевателю. В Азербайджане крепость Алинд-жакала выдерживала блокаду в течение 14 лет. В Армении храбрые горцы Сасуна отразили нападение воинов Тимура. Но особенно упорное и эффективное сопротивление Тимуру оказала Грузия. Войска Тимура предприняли семь походов в Грузию, опустошив и обезлюдив страну в гораздо больших масштабах, чем в свое время это сделали войска Чингисхана. В 1404 г. грузинский царь Георгий VII вынужден был, наконец, признать верховную власть Тимура.

СТРАНЫ ЗАКАВКАЗЬЯ В XV В.

Владычество Тимура и его преемников вызывало ненависть народов Закавказья и не имело здесь никакой опоры. Вскоре после смерти Тимура и распада его империи Южный Азербайджан был захвачен тюркскими (огузскими) кочевниками Кара Коюнлу, а затем Ак Коюнлу.

Ширван оставался независимым в течение всего XV в. Могущество ширваишахов далее усилилось благодаря союзу с Тимуридами, а потом с Ак Коюнлу. В XV в. увеличился вывоз из Ширвана шелка-сырца генуэзскими и венецианскими купцами в Италию, где развивалась шелкоткацкая промышленность. Добыча нефти близ Баку в начале XV в. составляла 200 харваров («ослииых вьюков») в день; нефть вывозилась в соседние страны. Теперь уже Баку, а не Дербент стал главным портом Каспийского моря, почему и самое море получило название Бакинского. Феодальная зависимость крестьян в XV в. была тяжелее в Южном Азербайджане, нежели в Ширване. Во всем Азербайджане в XIV — XV вв. преобладающим видом феодальной земельной собственности стал союргал.

Армения вплоть до середины XV в. подвергалась грабительским набегам кочевников Кара Коюнлу. Деревни были разорены, многие обработанные земли сделались пастбищами для кочевников. Города превратились в незначительные местечки. Армянских феодалов почти полностью заменила кочевая знать тюрко-язычных и курдских племен. Часть армянского населения была уведена в плен, часть эмигрировала. Армянские торгово-ремесленные колонии сложились во Львове, в Венеции, в Крыму и т.д.

Грузия в XV в. также переживала грабительские вторжения кочевников Кара Коюнлу и Ак Коюнлу и связанное с ними экономическое разорение. Бесконечные вторжения кочевников способствовали политическому распаду Грузии. К 1490 г. в стране существовало три царства и несколько княжеств. В свою очередь, все эти государства были лишь военно-административными объединениями многих феодальных сеньорий (сатавадо). Продуктовая рента и барщинные повинности в Грузии в XV в. выросли. Для повышения оброка была увеличена емкость мер веса, в которых исчислялись размеры оброка с крестьян. Согласно законам владетели Самцхз Агбуги, крестьянин не имел права покинуть свой участок земли, подать его или передать другому без разрешения господина. Пеня за убийство азнаура (дворянина) была в 30 раз больше, чем за убийство крестьянина. В XV в. в Грузии продолжал развиваться налоговый, судебный и административный иммунитет.

Воспользовавшись политической раздробленностью Грузии, войска узун Хасана, государя Ак Коюнлу, опустошили Карт-ли, разорили Тбилиси pi Гори и увели 5 тыс. грузин в плен. Баграт VI был вынужден признать себя вассалом Узун Хасана, уступить ему Тбилиси и дать обязательство об уплате ежегодной дани.

Рост феодальной раздробленности, хозяйственный pi по-литрпеский упадок и усилие нажрша со стороны иноземных завоевателей — Ак Коюнлу и Турции — тяжело отразились на положенрш Армении и Грузии к концу XV в.

КУЛЬТУРА СТРАН ЗАКАВКАЗЬЯ

Монгольское завоевание и связанное с ним усиление социального гнета не могли не привести к упадку культуры в странах Закавказья. Но уже со второй половины XIII в. наметилось некоторое оживление культурной деятельности. Из памятников грузинского зодчества этого периода выделяется трехнефная купольная церковь* Са-фарского монастыря, с фресками pi богатой резьбой на камне. В XIII в. были построены монастыри Ахтала, Тимо-тис-убани pi Зарзма, интересные своей фресковой жршописыо и портретными изображениями. В конце XIII в. была перестроена церковь Метехского замка в Тбилиси.

В Армении из памятников светского зодчества необходимо отметить караван-сараи, дворец Саргиса в Ahpi и дворец Сах-мадина в Мрене (XIII в.) В церковной архитектуре этого периода новшеством являлись колокольни и обширные залы-притворы церквей, так называемые жаматунц, служившие и для собранрга светского характера. В Армении в XIII — XIV вв. в монастырях Гладзоре, Ах лате, Санарше, Татеве pi др. продолжали действовать старинные высшие школы, где преподавались светские науки. Из армянских историков этого времени наибольшее значение имели Киракос Гандзак-ский и Вардан Великий (XIII в.), оставившие ценные сведения о социальном строе и быте монголов, их завоеваниях и приемах управления. Степаннос Орбелян, автор истории княжества Сюник, собрал большое количество социально-экономического материала (начало XIV в.); Товма (Фома) Мецепский (XV в.) написал историю Армении в период владычества Тимура и его преемников. В монастырях сохранились библиотеки и мастерские по переписке книг, а также мастерские живописцев.

Особенно высоким искусством отличалась Ванская школа миниатюристов (XIV в.). К числу величайших армянских поэтов принадлежал Фрик (XIII в.), стихи которого проникнуты гневным обличением монгольских ханов, иноземных и местных феодалов, угнетавших народ, а также лирический поэт Константин Ерз-нкайский (около 1250 — 1340), гуманист и передовой мыслитель, автор замечательной поэмы «Весна».

Лучшими памятниками азербайджанского зодчества этого времени являются мавзолей Пир-ханега с художественной мозаичной облицовкой из фаянса разных цветов (XIII в.), башнеобразный мавзолей в Карабагларе (XIV в.) и замечательный архитектурный комплекс дворца ширваншахов в Баку с «судилищем» (диван-ханз) — восьмигранной ротондой с куполом, с прекрасным стрельчатым порталом, мечетью и усыпальницей, украшенной резьбой по камню и «сталактитами» (XV в.). Великолепна синяя мечеть в Тебризе с высоким порталом и стенами, облицованными изразцами из разноцветной, преимущественно голубой, глазури (XV в.).

В азербайджанской поэзии уже с XIII в. наряду с языком фарси стал применяться и азербайджанский. На языке фарси писал поэт Зюльфугар Ширвани (XIII в.), на азербайджанском языке — крупный поэт Несими, последователь шиитской секты хуруфитов, борец против феодального гнета и Тимуридов, сожженный как еретик в 1417 г. На азербайджанском языке и на языке фарси писал и крупный поэт хуруфит Касим-и Анвар (умер в 1433 г.).

ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА НАРОДОВ ЗАКАВКАЗЬЯ И ЕЕ ОТРАЖЕНИЕ В ЛИТЕРАТУРЕ

С ослаблением арабского халифата у подвластных ему народов усилилась тяга к независимости. На территориях Армении и Грузии начали образовываться сильные государства, стремившиеся окончательно избавить Закавказье от власти халифата. Арабские эмиры, и в особенности канд-жинский эмир Фадлун, принимали самые жестокие меры для удержания своей власти в Закавказье. Они совершали разорительные походы на непокоренные районы. В это время между грузинским царем Багратом и армянским царем Гагиком I существовала крепкая дружба и тесный союз. И они объединенными силами начали борьбу против Фад-луна. Особенно примечательно совместное выступление армяно-грузинских войск в 1011 — 1012 гг., когда они осадили город Шамхар и полностью разгромили вражеские войска.

Героическая борьба армянского народа против арабского халифата за свободу и независимость своей родины нашла яркое отражение в армянском фольклоре, в особенности в эпосе «Сасунци Давид» («Давид Сасунский»), или в четырех ветвях эпоса «Сасунекие богатыри». Это замечательное народное творение проникнуто возвышенными идеями гуманизма, любви к простым людям. Герои эпоса осуждают захватнические, грабительские войны, они заняты мирным трудом замледельца, строителя и вместе с тем отважно борются с притеснителями за освобождение своей страны. Идеи солидарности и дружбы в эпосе основаны на принципе уважения к свободе других народов. В образе героев эпоса, особенно в образе Давида Сасу некого , воплощены свободолюбивые чаяния трудового народа.

В эпосе «Давид Сасунский» нашла свое отражение и большая дружба армянского и грузинского народов. Давид .находился в родственных связях с грузином Горгизом (Георгий). И в эпосе с особой силой подчеркиваются добрые, дружеские отношения между армянским народным героем, богатырем Давидом Сасунским и грузинским богатырем Георгием (по другому варианту -- Амдолом). Георгий преду-иреждает Давида о грозящей ему опасности, и Давид доверяет ему безоговорочно. Их мечи никогда не скрещиваются; Давид прибывает в страну Георгия только ради любви и дружбы. Великий поэт считает это «всенародно высказанным мнением, поколениями скрепленной связью, навеки начертанным путем. Армянин или грузин, уклоняющиеся от этого пути, изменяют духу своего племени». Героический эпос, повествуя об освободительной борьбе армянского народа, зовет на славные подвиги наших современников, грядущие поколения. «Давид Сасунский» волнует и вдохновляет не только армян, но н сынов соседних народов, одной с армянами судьбы.

Со второй половины XI в. Закавказью стали угрожать турки-сельджуки. В 1063 г. они напали на Ани. Однако соединенными усилиями соседних народов и с помощью грузинских войск «на этот раз удалось прогнать турок...». Но в следующем 1064 г. прекрасная столица Армении — город Аии, где насчитывалось 10 тысяч домов и множество храмов, была захвачена н разрушена сельджукскими завоевателями. После падения Аии «тысячи армян переехали в Грузию, где... они жили спокойно и в полном равноправии с грузинами». В Грузии и особенно в Тифлисе и до этого жило много армян.

Согласно характеристике арабского географа X века Ибн-Хаукаля, «среди жителей Тифлиса безопасность и радушие господствуют для иностранцев: они питают дружеское расположение ко всякому, пришедшему к ним случайно, у кого хоть маломальская сметливость или отношение к предметам образования... Они много занимаются науками о преданиях и уважают тех, кто занимается этою наукою».

В 1089 г. царем Грузии стал 16-летний Давид, которому суждено было играть выдающуюся роль не только в жизни Грузии, но и Армении и всего Закавказья. Давид IV вошел в историю под именем «Давида Строителя».

В конце XI и начале XII веков усилились внутренние противоречия и междоусобные столкновения среди сельджукских властителей. Используя эти обстоятельства, Грузия собрала свои силы, окрепла экономически и политически и восстановила свою независимость. Давид IV отказался платить дань сельджукам, освободил от власти поработителей грузинские земли, объединив их в едином государстве. Чтобы закрепить все эти завоевания, Давид повел борьбу за освобождение от сельджуков важных стратегических пунктов на востоке Грузии и в районе Шеки, и на Юге — в армянском районе Лори. Вскоре он стал обладателем и Дарьяла. Давид провел реорганизацию армии и развернул дальнейшую борьбу за полное освобождение Закавказья от ига сельджуков. Все братские народы выступали вместе с грузинами.

В 1121 г. сельджукские объединенные войска напали на Грузию, но встретили решительный отпор. На севере Манг-лиса — Дидгорской возвышенности — враг потерпел серьезное поражение. В следующем 1122 году войска Давида освободили Тифлис и сделали его столицей грузинского царства.

Многие армянские хроники и летописцы, отмечая огромное значение освобождения Тифлиса, выражают большую радость ие только грузинского, но и армянского народов. Армянский летописец XII века Матевос Урхаеци передает, что грузинские войска разгромили сельджуков, взяли в плен 30 тысяч человек и до города Ани преследовали бегущих в панике врагов. «Султан Мелек и Хазни с большим позором спаслись бегством и вернулись в свою страну: из тысячи не спаслись даже сто». Далее летописец отмечал, что царь Давид разгромил врага и взял Тифлис. Взятие Тифлиса восторженно описывают летописец Вардан и многочисленные хроники. После того, как Тифлис был освобожден, а враг изгнан, Давид с еще большей любовью стал относиться ко всем народам, а мусульмане пользовались льготами.

В 1123 г. турки-сельджуки вторглись в Ширван. Грузинский царь Давид со своими войсками немедленно двинулся на помощь соседям и изгнал захватчиков. Грузинские войска большую поддержку оказывали освободительной борьбе армянского народа. Армянские патриоты в этой войне вместе с грузинами стойко сражались против турецких захватчиков. Поэтому освобождение Армении не представляло больших трудностей. Грузинское войско благодаря поддержке восставших армян наносило туркам поражение за поражением.

Многие армянские семьи были тесто связаны с грузинским двором. Армянские и грузинские источники сообщают интересные данные об этом. При дворе грузинского царя Давида Строителя находился армянский ученый Иоанн Има-стасер (философ), которого по религиозному сану звали Саркаваг, т.е. «Дьякон». Царь, как это указывается в источниках, «часто пользовался его мудрыми советами». Саркаваг хотел, чтобы между армянами и грузинами всегда царили братство и дружба. Царь Давид прекрасно знал армянский язык. «Давид IV отличался широкой и глубокой образованностыо, интересами к паукам и поэзии, религиозной терпимостью. Мудрый политик и передовой деятель своего времени - таким был этот великий строитель феодальной Грузни».

На армянском языке тогда существовала богатая историческая и богословская литература. Армянская хроника удостоверяет, что Давид высоко ценил переводы армянской литературы. Армянский летописец Вардан Великий сообщает, что Давид Строитель покровительствовал двум армянским монастырям — Ахнату «виноградники в числе многих земель, а то, что принадлежало им, он закрепил за ними».

Армянский историк Матеос Урхаеци с чувством большой благодарности описывает, как в тяжелое для армян время они нашли благоприятные условия жизни в Грузии. Грузинский царь Давид «приютил и любил армян. У него собрались остатки армянских войск и на грузинской земле построил (Давид) для армян город, церкви и много монастырей, а город назвал Гора (Гори) и все армяне радовались и веселились. Царь Давид имел от армянки сына, которого звали Деметре...».

Армянские и грузинские источники свидетельствуют о том, что «армяне с большим уважением относились к Давиду Строителю, который был покровителем Армении и ее церквей». Победы Давида вдохновляли жителей соседних с Грузией армянских районов. Армяне поднялись на борьбу в надежде, что с помощью Грузии смогут освободиться от чужеземного гнета. Жители Аии обратились к грузинскому царю Давиду с просьбой оказать помощь в освобождении от власти эмира Абул-Сувара. «20 августа у родников Вожака к Давиду явились руководители старейшин города и объявили о передаче ему города и крепостей». По просьбе армян Давид в августе 1124 г. с 60-тысячной армией вошел в Аии, освободил город и его окрестности от чужеземных поработителей. Взятие Ани царем Давидом армянские летописцы описывают как важное историческое событие в жизни армян. Матевос Урхаеци, ярко описывая это историческое событие, констатирует: «Город Ани, резиденция царей, освободился от рабства...».

Борьба крестьянства и горожан против сельджуков за независимость обусловила победоносное продвижение грузинских войск под руководством Давида Строителя в армянские области: «Действия грузино-армянских войск приняли характер освободительной войны». В этой борьбе политика Давида IV, «направленная к освобождению страны от иноземных завоевателен и ее объединению, находила сочувствие в массах населения сел и городов, беспрестанно страдавших от феодальных распрей и иноземных вторжений».

Борьба против сельджукских эмиров продолжалась и в последующие годы. В 1126 г. многочисленное сельджукское войско вторглось в район Ширака и осадило Ани. Население, как одни, встало иа защиту родного города. В этой неравной борьбе прославились многие герои и среди них девушка но имени Лйцемник. «Раненная стрелами, она продолжала участвовать в бою, воодушевляя своим примером армянских воинов». Несмотря на то, что защитники города оказывали героическое сопротивление, врагу все же удалось захватить Ани. Только в крупных военных сражениях 1161 — 1162 годов и в 1173 г. грузинский царь Георгий III с помощью армян вновь освободил Ани из-под власти сельджуков. «Объединенные грузино-армянские силы решительно отбили турецких захватчиков...». Правителем освобожденного города был назначен храбрый воин и полководец князь Саркис, который вошел в историю под именем «Мхаргрдзели» — Долгорукий. Георгий III находился в дружественных отношениях с шир-ваншахом Ахситаном. «В 1167 г. Царь Георги!} вступил в Ширван, отвоевал у врага города Шабу ран и Дербент и возвратил их Ахситану».

При царице Тамаре «армяне играют в Грузии, в частности в ее столице Тбилиси, видную роль. Достаточно сказать, что главнокомандующим войсками Грузии являлся армянин — прославленный полководец Захарий Мхаргрдзели (Закарэ Еркайпабазук), одержавший во главе грузинских войск ряд блестящих исторических побед над турками-сель-джуками и персами». Амирслас.алар (полководец) Захарий многое сделал для освобождения армянской земли от власти сельджуков. В 1199 г. окончательно был освобожден Анн, а в 1203 г. — Двпн.

В армии грузинских царей, особенно во время царствования Тамары, служили представители многих народов. Значительную часть, конечно, составляли армяне. В период царствования Тамары грузинское государство являло собой многонациональное и многоплеменное образование. Царица Тамара в своей жалованной грамоте на имя Гелат-ского монастыря от 1193 г. перечисляет следующие свои титулы: «Именем бога я, Тамара Багратунианн, волей бога царствующая царица абхазов, грузин, раиов, кахов, армян, шазиншах и ширваншах».

Освобожденные из-под власти сельджукских эмиров, армянские земли вошли в состав грузинского государства. Кроме области Ваианда с центром Карс, вошедшей в состав непосредственных владений грузинских царей, остальная часть Северной Армении «пользовалась полным внутренним самоуправлением. Грузинские цари не изымали даже с армянских земель налогов». В период царствования Тамары в Тифлисе на площади Дидубе — месте коронования царицы, время от времени происходили спортивные и другие состязания, где присутствовали связанные дружбой с грузинскими Баг-ратпдами ширваншахи.

В 1195 г. сельджукские захватчики, подстрекаемые багдадским халифом, снова напали на Ширван и изгнали оттуда ширваншаха Ахситаиа. Последний обратился за помощью к грузинской царице Тамаре. Вскоре грузинское войско, возглавляемое ее мужем, царем Давидом Сосланом, двинулось на помощь азербайджанским друзьям. В окрестностях Шамхора произошло ожесточенное сражение объединенных войск с врагом. Сельджуки потерпели поражение и оставили территорию Азербайджана. Народы Закавказья вели совместную борьбу против сельджуков и в XII — XIII вв. Их общими усилиями были освобождены Лии, Ширак, Лори, Ганджа, Двин и многие другие города и местности Закавказья.

Осенью 1225 г. против завоевателя Джела-ад-дина около Гарии выступили грузино-армянские войска иод командо-ванием атабека Иванэ Долгорукого. Но в этом сражении они не добились успеха. Вражеские войска, получив большие подкрепления, двинулись дальше к Тифлису и в декабре 1225 г. окружили город. Войска вместе с населением долго защищали город. Только осенью 1226 г. Джелал-ад-дину удалось ценою огромных жертв и с помощью предательства захватить город.

Киракос Гандзакеци и другие армянские летописцы описывают зверства и бесчинства Джелал-ад-дииа и восхваляют героические подвиги грузинских воинов, отдавших жизнь за родину. После захвата Тифлиса войска Джелал-ад-дина стремились овладеть Карсом и Ани, но безуспешно. Некоторые из защитников Тифлиса нашли убежище в Ани и принимали активное участие в обороне города. Для Джелал-ад-дина важнейшими стратегическими пунктами явились Тифлис, Ганджа и Двин. Поэтому армяно-грузипские войска и народные добровольцы вели упорную борьбу за освобождение этих городов.

В начале XIII в. Закавказье подвергается нашествию монгольских завоевателей. В 1235 г. под Ганджой, а в 1236 г. недалеко от Тифлиса азербайджанские, грузинские и армянские войска дали жестокое сражение монгольским завоевателям. Современники приводят интересные даннще о патриотических действиях сынов братских народов Закавказья. Так, в боях за Ганджу отличились азербайджанцы и армяне, многие из них обессмертили себя богатырскими подвигами. Историк Киракос Гандзакеци пишет, что жители города героически сопротивлялись врагу, но когда Ганджа папа, горожане «вошли в свои дома и сожгли все, чтобы врагу ничего не досталось». После захвата Ганджи монгольские орды вторглись в Грузию и, «как стая саранчи, покрыли страну».

Монгольское иго легло тяжким бременем на народные массы. Монгольские чиновники устанавливали высокие налоги, бесчинствовали, грабили население, захватывали драгоценности и все, что попадалось под руку. Народы Закавказья не раз восставали против тяжелого монгольского ига. В 1249 г. в Тифлисе состоялось совещание грузинских и армянских князей, на котором они договорились поднять восстание против монгольского ига. Однако это решение стало известно монгольским властям, которые и предотвратили восстание. Но волнешш не прекращались. Особенно примечательно восстание грузин и армян в 1260 г. во главе с грузинским царем Давидом VII. Народы Закавказья отвергли предложение Хулагу-хаиа участвовать в захватническом нашествии иа Египет, а также отказались платить налоги. В восстании активно участвовало население районов Ширак, Лори, Гехаркуник и Хачен. Однако 200-тысячное войско Хулагу-хана, напав на восставшие районы, разорило и разграбило все, что попалось на его пути.

Спасаясь от монгольских набегов, переехали в Грузию тысячи армянских семей. Так, из Эрзерума в Грузию переселился крупный торговец армянин Умек, который был тесно связан с грузинским двором. В 1251 г. Умек построил армянскую соборную церковь в Тифлисе по типу Ахлатской церкви. Поддержка грузинских царей позволила Умеку и другим армянским влиятельным лицам развернуть широкую деятельность в Грузии и, в частности, в Тифлисе.

Нашествие монголов пагубно отразилось на экономике и культуре Закавказья. В XIV в. оно переживало упадок в хозяйственной и культурной жизни, явившийся результатом бесчисленных набегов иноземных захватчиков. Города опустели. Когда-то цветущий Ани в конце XIV века можно было принять за село, как и Двии. Эмиграция армянского населения из Армении pi всего Закавказья принимала большие масштабы. Разоренные горожане и сельское население толпами искали приют в Малой Азии и Грузии, в районах Северного Кавказа, в Крыму и других местах.

В 20 — 30-х годах XIV в. власть монголов в Закавказье заметно ослабла. Воспользовавшись этим, грузинский царь Георгий V восстановил единство в стране и освободил ее от монгольского ига.

КУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ

Бесконечные разрушительные набеги вражеских орд не могли не отразиться на состоянии культуры закавказских народов. Однако благодаря исключительному трудолюбию и братской дружбе народы Грузии, Армении и Азербайджана сумели сохранить свою самобытную культуру и развивать ее в неимоверно трудных и сложных условиях. Все это нашло яркое отражение в литературе закавказских народов того времени.

Русский поэт Валерий Брюсов очень метко заметил, что лирика крупных представителей средневековой литературы Закавказья Низами, Руставели, Хагани, Нарекаци и Фрик является «духовной победой» братских народов края. К одному из крупнейших творений этой эпохи принадлежит поэма «Витязь в тигровой шкуре» Шота Руставели. «Книга эта — сокровищница грузинского народа», — так рценил ее основоположник новой грузинской литературы Илья Чавчавадзе. «В мировой литературе, — писал А. Исаакяи, — у меня есть любимейшие советники: Гомер, Саади и Низами, Байрон и Шиллер, Гете и Гейне, Мицкевич и вместе с ними Шота Руставели и Бараташвили». В творчестве Руставели особенно ценится свобода человеческой личности, дружба, верность другу, чистая любовь, которые противопоставляются темному царству, насилию и деспотизму.

С большой любовью отзывался о Шота Руставели Ов. Туманян. «Его поэма «Витязь в барсовой шкуре», — писал он, — очень красива, богата образами; особенно удачны первые строфы -- они благозвучны, текучи, как величавая и мирная река. Язык его богат, красочен и звучен». Поэма Руставели отличается яркостью образов, глубиной философской мысли и музыкальностью стиха. Ее герои -- побор-f11Lк11 прекрасной и светлой жизни. Они наделены чувством любви к родине, к человеку вообще, ко всем людям без различия веры и расы. Глубокая жизненная мудрость украшает поэму. Ее основные мотивы выражены в рыцарской любви к женщине, героической самоутвержденности, в неразрывной дружбе и взаимной верности побратимов.

Близки сердцу народов замечательные творения Низами Гянджсви. Произведения Низами были широко распространены в Армении и Грузии. Примечательно, что сам Низами очень многое знал об этих странах. В поэме «Искаиде-намэ» автор упрекает своего героя за то, что он не заботится об армянской земле. Видя Армению под игом чужеземцев, он спрашивает: «Почему она остается во мгле, как темная ночь?».

Замечательные поэмы Низами «Лейли и Меджнун», «Хос-ров и Ширин», «Искандер-намэ» проникнуты глубокой гуманностью, идеей дружбы и боевого сотрудничества закавказских пародов. Аветик Исааян писал: «Благодаря своим гуманным и свободолюбивым чувствам Низами был и останется величайшим зодчим братства кавказских народов, который всегда должен присутствовать во взаимоотношениях наших кавказцев. Низами не только гордость Азербайджана, но и духовное завоевание кавказских народов — Азербайджана, Грузии и Армении».

Герои произведений Низами — представители различных пародов — связаны узами любви и братства, и в этом наивысшее проявление величественных идей гуманизма большого писателя. Героиня поэмы «Хосров и Ширин» — армянская красавица Ширин. Поэт рисует ее как воплощение идеальной женщины: божественно красивой, высоконравственной, возвышенной и добродетельной, самоотверженной. Востоковед Бертельес свидетельствует о том, что Низами хорошо знал материальную и духовную культуру Армении и широко представлял ее в своих произведениях.

Армяно-азербайджанские литературные связи в эпоху Низами и в течение последующих веков неоднократно освещались в печати. Бессмертных героев Низами — Лейли, Меджнуна, Фархада, Ширин, Искандера и других — не раз воспевал талантливый армянский ашуг Саят-Нова. Начиная с XIII в., герои и любовные мотивы Низами в той или иной мере получили отражение и в произведениях армянских писателей — Хачатура Кечареци, Ахтамар-ци, Константина Ерзнкаци, Саят-Новы, Перча Прошяна, Раффн, Ов. Туманяна, В. Палазяна, Ав. Исаакяна, Ваана Теряна, Гегама Саряна и многих других.

Азербайджанский поэт и мыслитель XII в. Хагаине выражая чаяния своего народа, с величайшей любовыо относился к братским армянскому п грузинскому народам. Поэт вдохновенно писал:

Когда я пришел в благодатные земли армян,

Добро и приветливость в каждом увидел я взоре.

Трогательной и нежной любовыо он любил грузинку и изучал грузинский язык. Хагани, выражая свою любовь к грузинскому народу, писал: «Для меня всегда открыты большие двери Грузии, у Багратидов я всегда нахожу родной приют». Он прекрасно знал грузинскую литературу и ввел в свой поэтический лексикон много грузинских слов.

Много общего в верованиях, обычаях и сказаниях народов Закавказья. Однотипность их быта и социально-экономических отношений послужила основой для возникновения схожих обычаев и преданий. Так, достойны внимания следующие обычаи у армян. По преданию, сын армянского царя Артавазд был человеком недостойного поведения и завидовал отцу из-за любви к нему народа, за что подвергся проклятию уже умершего отца. Вследствие этого якобы Артавазд погиб во время охоты и был пленен злыми духами в ущельях Арарата. Жрецы предсказали необходимость опасаться появления Артавазда, ибо две собаки неустанно грызут его цепи и при освобождении он может опустошить армянскую землю. Поэтому к началу каждого нового года армянские кузнецы бьют молотом три раза по наковальне, креня таким образом цепи, которые к тому дню собаки делают тоньше волоса.

Согласно грузинскому преданию, в одной из пещер горы Ялбуза (Эльбруса) томится страшный узник Амиран. Рядом с ним лежит щенок, который гложет его оковы, стремясь разорвать их. Чтобы этого не случилось, ежегодно в утро страстного или великого четверга кузнецы всей Грузии ударяют три раза молотом по наковальне.

Очень интересен также обычай празднования Джанпо-люма у армян и грузин. С 1 мая по «день Вознесения» (а также накануне «Крещения») происходит ритуал гадания, называемый «Внчаки». Молодые девушки выбирают из своей среды одну, которая до восхода солнца молча уходит из дома и молча из семи родников набирает воду в кувшин. Другие подруги рвут цветы для украшения кувшина с водой. В этот же кувшин каждая из них кладет какую-нибудь вещь. Потом начинается пение пророческих куплетов. После каждого из кувшина вынимается какая-нибудь вещица, и та девушка, которой она принадлежит, относит к себе пророчество «вичакской» песни.

Таким образом, в условиях бесконечных разорительных походов иноземных нолчищ культура народов Закавказья не только сохранила свою самобытность, но и продолжила развиваться. Причем одним из крупнейших центров армянской культуры постепенно становится Тифлис. Здесь, как и в других городах Закавказья во второй половине XIII века, наблюдалось некоторое оживление торгово-экономической и культурной жизни. Марко Поло отмечал в свое время, что основное население Тифлиса составляют христиане — грузины и армяне. Имеются также магометане и евреи, но их мало. Путешественник писал, что здесь выделываются шелковые и другие ткани. Жители Тифлиса подвластны великому хану татар.

В Тифлисе армянская культура нашла благоприятную почву для развития. Тут армянские летописцы, народные умельцы и ученые создавали свои бесценные творения. Так, Хачатур Саркаваг завершил в 1304 г. во время царствования армянского Этума и грузинского Давида свою рукопись, а летописец Карапет Ахтамарци закончил в Тифлисе в 1432 г. свою памятную запись.

В армянских источниках Тифлис упоминается как важный административный и торговый центр, с начала VII в. такие упоминания имеются в «Книге писем» у Аиания Шнрака-ци, Себеоса, у Мовсеса Каганкатваци, который назвал Тифлис знатным и большим городом. Армянский летописец X века Ухтанес охарактеризовал Тифлис, как «...благоустроенный и прекрасный, знаменитый и выдающийся город и большую столицу».

Покровительство грузинского государства, которое в

XII — XIII вв. достигло значительного развития как в области экономики, так и культуры, оказало благотворное влияние на расцвет культуры северных районов Армении. Именно к этому времени относятся строительство Арнча, Гетика, Агар-цина, Б джин, Оромайра, церковь в Ани Тиграна Оненца и др. Значительно усилилась и литературная школа Ахпат-Са-наина, возглавляемая Иоанном Саркавагом, а затем Григором Тутеорди и Мхитаром Гошем, о которых грузинский историк

XII в. сообщает, что они «достигли вершин познания и науки».

Духовная близость народов была запечатлена в искусстве, литературе и, в особенности, в многочисленных архитектурных памятниках.

Народы Закавказья, ведя упорную борьбу против иноземных захватчиков, которые непрерывно вторгались в пределы их стран с юго-запад н юго-востока, все активнее стали искать и налаживать экономические и культурные связи со своим северным соседом.

Исторические связи закавказских народов с Россией уходят в глубь веков. Еще в X веке в походах византийских войск принимали участие русские и армяне. Во времена Киевской Руси связи восточных славян с закавказскими народами получили значительное развитие. Постепенно усиливалась и тяга русских к странам, находящимся по ту сторону Большого Кавказского хребта. Историк Мовсес Каганкатваци сообщает, что в 943 — 944 гг. русские проникли через Каспийское море в Закавказье н по реке Куре добрались до города Барды, где располагалась резиденция арабского наместника. Историк пишет, что арабские войска не могли противостоять русским, поскольку «их мощь была непобедима».

Свою прекрасную романтическую новеллу «Семь красавиц» Низами посвятил подвигу славян и сделал героиней «розовощекую славянскую княгиню», которая «цветом пламени сходна, как вода нежна». В поэме «Искандер-намэ» поэт восхваляет доблестных русских воинов, вождем которых был Кннтала. Своим геройством они превосходили воинов Александра Македонского. Низами писал об отваге русских:

...Скажу - сошлись два войска — ошибусь;

Два моря жаркой крови — Рим и Русь...

По русы, держат бой, разъярены,

Отвагой лица их озарены...

В XI веке армянские купцы имели оживленные торговые связи с русским городом Тмутараканью (Тамараныо), с торговыми центрами Киевской Руси, приволжскими и приду-найскими городами. Армянских купцов можно было встретить в городе Итиле (устье Волги) у болгар, в Новгороде Великом и в других местах. Из Закавказья вывозили шелковые ткани, ковры и другие изделия и украшения. Арабский путешественник Ибн-Фадлун, совершавший поездки по Руси в X веке, описывая княжеский шатер, отмечал, что «пол его был устлан главным образом армянскими коврами». Известно, например, и то, что в войсках князей Киевской Руси служили также армянские воины.

Придворным медиком у Владимира Мономаха являлся опытный лекарь-армянин. О наличии культурных связей с северными соседями говорит тот факт, что в Киеве и других славянских городах работали многие армянские живописцы и зодчие. В начале XIII века одна из церквей Ани была расписана русским иконописцем. Свой вклад в русскую живопись внесли армянские мастера. В одном из храмов в Новгороде Великом (Спаса Нередицы) найдены фрески с изображением «Григория Армянского» и «Девы Рипсимэ». В храме Василия Блаженного в Москве сохранился притвор «Григория Армянского». Примечательно, что еще в XII —

XIII веках были переведены с армянского на русский язык «Житие Григория Парфянского (Просветителя)», «Житие блаженных дев» и другие произведения. В то же время с русского на армянский язык было переведено «Житие Бориса и Глеба».

Немало примеров боевого содружества русских и армянских воинов. Так, в исторической Грюнвальдской битве 1410 года в составе русских войск против Тевтонского ордена немецких рыцарей-крестоносцев сражался и армянский полк.

НАРОДЫ КИТАЯ, КОРЕИ, ЯПОНИИ И ИНДИИ В БОРЬБЕ С МОНГОЛЬСКИМИ ЗАВОЕВАТЕЛЯМИ

XIII — XIV вв. ознаменовались для народов Азии непрерывной борьбой против монгольских завоевателей. Наиболее пагубно проявились последствия завоевания в Китае и Корее. Эти государства к концу XIV в. освободились от монгольского ига. Подчинить Индию, Японию и страны Южных морей монголам не удалось.

1. КИТАЙ

Монгольские завоеватели оставили в побежденном Китае весь действовавший в Сунской империи аппарат управления. Административное районирование страны было незначительно изменено. В составе центрального государственного аппарата было организовано особое «Управление ремеслами и художествами». О размерах ремесленного производства говорит тот факт, что только в одном Ханчжоу китайских ремесленников, обращенных в рабов, было несколько тысяч. Аппарат управления хоть и оставался прежним, но китайцы были от него в значительной мере отстранены. Все военные должности были оставлены за монголами. В привилегированное положение были поставлены выходцы из Средней и Передней Азии. Так, среди них оказалось много ремесленников, мастеров и художников. Мастера оказали большое влияние на строительное искусство Китая. Тактика монгольских завоевателей состояла в том, чтобы в управлении каждой из завоеванной стран опираться главным образом на чужеземные элементы.

ФЕОДАЛЬНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ

Во времена правления Хубилая (1260 — 1294) были проведены некоторые мероприятия в сельском хозяйстве. В столице было учреждено «Главное управление сельским хозяйством». Его органы находились и в провинциях. В 1271 г. было издано «Положение о сельскохозяйственных общинах». Согласно ему, каждые 50 дворов составляли общину, во главе которой стоял выборный староста. В его обязанность входило руководство сельскохозяйственными работами и наблюдение за порядком в общине. Эффект был невелик. Монгольская знать не помышляла о развитии сельского хозяйства. Главной ее целью было выжать как можно больше доходов. Китайские крестьяне уплачивали тяжелый поземельный налог, а также налог с каждого взрослого муж-таны. Сильно притесняла крестьян конная повинность. Лошади нужны были монгольскому войску, применялись для перевозок, на мельницах, при обработке земли. В монгольскую армию постоянно угонялось значительное число мужчин. Монгольская знать получала огромное количество земель. Многие из владений занимали площадь более 6 тыс. га. Во владениях имелось до 80 тыс. крестьянских дворов. Сын Хубилая получил таких дворов 106 тыс. Крестьяне утрачивали даже остатки личной свободы. Земли буддийских храмов и монастырей налогом не облагались. Монастырское землевладение даже расширялось. В конце концов, это вызвало беспокойство у монгольского правительства. В 1327 г. оно запретило монастырям покупать у населения землю.

В Китае все это время не прекращался рост торговоремесленных объединений (хан). Так, в Ханчжоу имелось таких объединений 15. Каждое владело большим количеством домов. Раньше в таких объединениях царили строгие правила, определявшие количество товаров, вид товаров, район торговли и т.д. С ослаблением правительственной регламентации производства права на производство товаров, торговлю стали переходить в руки самих торгово-ремесленных объединений. При монгольских правителях такая регламентация совсем исчезла. Объединения получили большую самостоятельность. Они вступали в соглашения друг с другом и таким путем сохраняли за собой монополию определенных видов производства и районов сбыта. В их обязанности входило почти бесплатно поставлять товар завоевателям. Налоги возлагались на объединение в целом, а оно уже само определяло долю каждого своего члена. Так завоева-

Мужская фигура, тели эксплуатировали ос-

XV в. Дерево. ?

м ^ ' тавшихся на свободе ре

месленников.

Страна была предоставлена произволу отдельных монгольских военачальников. Они не считались ни с законами, ни с указами великих ханов. Последствием такого беспредела было то, что ко времени изгнания монголов во многих местах совершенно не оставалось людей. Монголы ввели в обращение бумажные деньги. Постепенно контроль над их функционированием был утрачен, деньги обесценивались, товары резко дорожали.

КИТАЙСКИЙ НАРОД В БОРЬБЕ ЗА СВЕРЖЕНИЕ МОНГОЛЬСКОГО ИГА

К XIV в. вместо единой Монгольской империи возникло четыре монгольских государства. Власть монгольских завоевателей в Китае ослабела. Между монгольской знатыо не прекращались распри. Велась непрерывная борьба за престол. Больше всего страдали крестьяне и городские ремесленники, на их плечи легла вся тяжесть поборов. Китайские феодалы были оттеснены от правительственных постов. Свободнее чувствовали себя купцы. Монголы не препятствовали торговле. Но это уже не могло сколько-нибудь исправить положение. В середине XIV в. развернулась открытая борьба китайского народа с монгольскими ханами. Особенно ярко это проявилось во время правления последнего императора монгольской династии в Китае Тогон-Тимура (Шуньди).

В 1350 - 1351 гг. в Китае разразилось стихийное бедствие -- разлив реки Хуанхэ. Наводнением были охвачены большие территории нынешних провинций Хэнань, Хэбэй, Шаньдун. Бедствие послужило толчком к массовому движению. В 1351 г. Тогон-Тимур приказал согнать население на возведение защитных дамб. Народные волнения вспыхнули в двух местах: в Сюйчжоу и в Жаньяне, а затем охватили и другие места. Решающую роль в борьбе с завоевателями сыграло знаменитое в истории Китая восстание «Красных повязок». Образовалась крестьянская повстанческая армия. По цвету головных повязок ее называли «красной армией» (хун цзюнь). Ядром восставших были члены секты «Белого лотоса». Сюда входили и сам руководитель восстания Хань Шань-тун и его сын Хань Л инь-эр. В 1351 г. руководителями было поднято знамя восстания. В 1352 г. к ним присоединился предводитель другой группы восставших — Го Цзы-син. В его отряды вступил будущий император Чжу Юань-чжан, бывший служка буддийского монастыря.

Он создал свои собственные отряды и в 1356 г. захватил важнейший стратегический пункт в Центральном Китае город Цзиньлин (Нанкин). Энергичный руководитель, он вел борьбу и против чужеземных поработителей, и против своих соперников. Целью было сосредоточение власти в своих руках. В 1368 г. Чжу Юань-чжан объявил себя императором. Начала существование новая династия Мин, по имени которой стала именоваться и вся империя. Столицей стал Цзиньлин.

Под властью нового императора находилась только центральная часть Китая. На севере еще правили монголы. Чжу Юань-чжан направил туда свои войска. При поддержке китайского населения завоеватели были побеждены. Тогон-Тимур с остатками войск отступил во Внутреннюю Монголию. Монгольское иго, продолжавшееся около столетия, было свергнуто.

ЛИТЕРАТУРА

Невзирая на неблагоприятные условия, культура китайского народа продолжала развиваться. В XIII в. расцвело искусство романа и драмы. Первый развился на основе рассказов народных сказителей, драма выросла из представлений уличных скоморохов. Особенностью было то, что литературные произведения в это время создавались уже не на литературном языке времен Таи и Сун, а на народном языке. Развивалось книгопечатание. Наибольшую популярность получили два исторических романа: «Речные заводи» («Шуйху чжуань») и «Троецарствие» (Саньго чжи яньи»). Здесь показывались отважные, смелые люди, рисовались их подвиги, восхвалялась борьба с коварством, предательством, подлостью. Герои романов защищали народ от тиранов. Роман «Речные заводи» повествует о борьбе против тирании одного из императоров Супской династии. Героями «Троецарствия» являются известные деятели эпохи, наступившей непосредственно после падения Ханьской империи. Героическая тема нашла свое отражение и в пьесах.

ПРАВЛЕНИЕ ЧЖУ ЮАНЬ-ЧЖАНА

Первым действием нового императора восстановленного Китайского государства Чжу Юань-чжана (1368 — 1398) была расправа с крупными феодалами. Значительная часть знати была уничтожена. Другая — отстранена от управления своими землями. Своим сыновьям, ряду сподвижников новый император присвоил различные титулы. Доход с подаренных земель не поступал непосредственно в руки владельцев, а выдавался правительством в виде жалованья. Жалованье было установлено и всем гражданским и военным чинам империи. В своей деятельности император стремился опереться на мелких феодалов. Была введена система лицая — новая форма управления деревней. Она состояла в том, что каждые 110 дворов составляли отдельную единицу — ли. Десять дворов из этого числа принадлежали группе наследственных старост из числа мелких феодалов, поочередно управлявших всей общиной. Остальные же 100 крестьянских дворов делились на меньшие общины — цзя, по 10 дворов в каждой. У них были свои старосты. Обязанностью старост было собирать налоги. В этом отношении все члены цзя были связаны круговой порукой. Община сама занималась регулированием сельскохозяйственных работ и сама решала вопросы управления жизнью общины. В 1393 г. была проведена земельная перепись.

В реестры вносились не только данные о количестве земли, закрепленной Китайская ваза, за двором, НО И данные О XV в. Фарфор, расположении участков.

Реестры стали основой, по которой исчислялось налоговое обложение и определялись повинности.

Была проведена реорганизация системы управления. Упразднена «Верховная палата». Ее глава раньше держал в своих руках все нити управления. Теперь вся власть была сконцентрирована в руках императора. Он же производил все назначения на должности. Реорганизации подверглась и военная система. С давних времен армия формировалась путем созыва всенародного ополчения. С середины VIII в. в Китае была введена система наемничества. Император разделил население на «народ» (минь) и «армию» (цзюнь). Это означало, что некоторая часть населения включалась в постоянные территориальные войска, организованные в виде «военных поселений». Люди имели приписанные к ним участки, которые они сами обрабатывали.

После смерти Чжу Юань-чжана на престол, минуя сыновей, был возведен его внук. Один из сыновей Чжу Ди в 1403 г. сверг императора и захватил престол. Яньцзин он объявил «Северной столицей» государства. За прежней столицей Цзиньлпном было сохранено наименование «Южной столицы». «Вечная радость» — такое наименование дал Чжу Ди годам своего правления (1403 — 1424). С именем этого правителя связана полоса активной внешней политики Минской империи. Была возобновлена борьба с монгольскими ханами. Теперь Китай уже наступал. Во Внешнюю Монголию был направлен полководец империи Цю Фу. В сражении на реке Кероулен он потерпел поражение. Китайские войска вернулись обратно. Новый поход против монголов возглавил сам император. Битва состоялась в 1410 г. на реке Онон. Монголы были разбиты. В сражении на реке Тула (Тола) китайские войска нанесли поражение западным монголам — ойратам. Чжу Ди пытался укрепить влияние империи в королевстве Чосон. Так называлось корейское государство под управлением династии Ли. Начался захват прилегавших земель. К Китаю отошла вся Манчжурия и район нижнего течения Амура. В состав империи было включено государство Наньчжао. Вассалом стала Бирма. В 1407 г. к империи был присоединен Вьетнам. Народ завоеванной страны не примирился с потерей независимости. Особенно острой была борьба с захватчиками в 20-х годах XV в. В 1428 г. независимость Вьетнама была восстановлена.

В период с 1405 по 1431 г. приближенный императора Чжэн Хэ совершил семь морских экспедиций в Индию, в порты Персидского залива и в Африку. Это были первые крупные заморские экспедиции китайцев в район, уже давно хорошо освоенный арабскими, индийскими и персидскими мореплавателями. Масштабы экспедиций были впечатляющи. Так, в 1405 г. из гавани Люцзяхэ вышел флот из 62 кораблей, на которых находилось более 27800 человек. Это превосходило масштабы всех экспедиций, проводимых ранее. Для империи это означало освоение морских торговых путей. По замыслу императора, экспедиции должны были продемонстрировать мощь Китайской империи.

Дальнейшие изменения в управлении деревней произошли на протяжении XV в. Земли были окончательно разделены на «казенные» (гуаньтянь) и «гражданские» (миньтянь). Казенные земли составляли преимущественно поместья императора, членов императорской фамилии, титулованной знати,

должностных лиц и военных поселенцев. С помощью этой системы правительство держало феодалов под своим контролем. В выгодных условиях оказались чиновники. Они получали казенное жалованье, но не несли налоговой повинности. Земельная собственность ростовщических слоев стала быстро расти. Образовался слой «городских феодалов», которые жили в городе, а свои земли отдавали в аренду крестьянам. Это способствовало проникновению торгового капитала в деревню.

С усилением феодальной эксплуатации возникали новые очаги крестьянского движения. Особенно острые формы это приобретало в тех местах, где проникновение в деревню торгового капитала приобрело наиболее широкий характер. Недовольства охватили район нижнего течения реки Янцзы и провинцию Фуцзянь. Крестьяне требовали «справедливых мер». В разных местах страны размеры одинаково называемых мер сыпучих тел были различны. Феодалы меряли сдаваемые продукты наиболее выгодными для себя мерами.

От крестьян требовалось, кроме арендной платы зерном, поставлять ко двору домашнюю птицу, свинину, бобы и

топливо. Это входило в так называемый «дополнительный налог». Требованием крестьян была отмена дополнительного налога. Крестьяне-арендаторы также требовали освобождения от гужевой повинности. Борьба китайских крестьян породила своеобразные формы крестьянских объединений. Начались создаваться общества борьбы за справедливые меры (доукаохуэй) и объединения для совместных действий нескольких селений — чжангуан. Появились вооруженные крестьянские отряды — тяньбин. Наиболее крупное восстание разразилось в 1448 — 1449 гг. в провинции Фуцзянь. Его возглавил Дэн Мао-ци. Волнения также охватили часть провинции Чжэцзян. Они были подавлены. Однако борьба крестьян принесла свои результаты: поставки птицы, свиней и топлива феодалам были отменены. Была красноречиво продемонстрирована сила крестьянского сопротивления, та сила, которая в дальнейшем привела к укреплению крестьянского держания земли в форме так называемой системы «одно поле — два хозяина». При этом участок считался принадлежащим феодалу, но тот не имел права отнять его у своего постоянного арендатора — крестьянина.

Итогом восстаний стало развитие товарного производства в деревне. Крестьяне все чаще втягивались в рыночные отношения. С рынком начали связываться и крестьянские промыслы. До этого в виде налога крестьяне поставляли лишь сырье. Оно обрабатывалось в казенных мастерских. Теперь стало развиваться ремесленное производство в деревне. Купцами стали организовываться предприятия с наемными рабочими.

2. КОРЕЯ

Корейцы впервые столкнулись с монгольскими завоевателями в связи с вторжением на полуостров киданей. В 1125 г. киданьское государство Ляо перестало существовать. Земли киданей вошли в состав Цзиньского государства. Под натиском монголов чжурчженьское государство стало ослабевать. В 1215 г. оно потеряло часть своих владений в Маньчжурии. Этим воспользовались кидани и провозгласили свое государство Да-Ляо восстановленным. В 1216 г. отряды киданей перешли реку Амноккан (Ялу) и вторглись в северо-западную часть королевства Коре. Другие отряды, перейдя реку Туманган, вторглись в северо-восточную часть со стороны Приморья.

В это время королевством Коре правил Цой Чхун Хэн. Он обратился за помощью к монголам. Чингис-хан отправил на полуостров своп войска. Отряды киданей были разбиты. Однако с этого момента началось вмешательство монгольских феодалов во внутренние дела корейского государства.

Предлогом для отправки монгольских войск на полуостров послужило убийство в 1231 г. монгольского посла на пути из Коре в Монголию. На полуостров была отправлена армия под командованием Саритая. Северная часть Кореи была подвергнута опустошению. Правивший в это время Кореей Цой У вместе с королем бежал из столицы и укрылся в крепости на острове Канхвадо. Корея была вынуждена платить монголам большую дань. В последующие десятилетия отряды монголов несколько раз вторгались в Корею. Исходом завоеваний и политики было то, что в 1259 г. последний правитель из рода Цой был убит, крепость на острове Канхвадо разрушена, а наследник королевского престола увезен в Монголию в качестве заложника. Когда король Кореи умер, его сын возвратился туда, занял престол и, признав себя вассалом великого хана, отдал всю страну под власть монголов.

С властью иноземцев не примирился корейский народ. Против монгольских захватчиков и послушного им корейского короля в 1270 г. вспыхнуло народное восстание. Только с помощью монгольских войск удалось расправиться с восставшими. Повстанцы вынуждены были перейти на самый крупный остров у южного побережья Кореи Чечжудо (Квель-парт). Борьба длилась до 1273 г. В конце концов, силы повстанцев были разбиты.

С 70-х годов XIII в. до 70-х годов XIV в. Корея находилась иод властью монголов. Корейские короли сохраняли за собой престол. На деле их действия полностью контролировались монгольскими наместниками. Почти все короли и члены королевского дома женились на монгольских принцессах. Корейская знать стала быстро сливаться с представителями монгольской знати. Итогом было то, что над народными массами навис двойной гнет — собственных феодалов и иноземных. Монгольские наместники стремились превратить весь полуостров в базу для дальнейших завоеваний. На этот раз целью была Япония. Из корейцев были сформированы вспомогательные отряды. Все значительные пункты контролировались монгольскими отрядами. Были проведены стратегические дороги.

ПАДЕНИЕ МОНГОЛЬСКОГО ИГА

Положение в Корее стало меняться с общим ослаблением Монгольской империи. Главной опорой монгольской власти в Корее был гарнизон в районе современного города Енхин. В 1359 г. он был разбит корейскими войсками. Король поспешил упразднить внешние знаки подчинения монголам. Было отменено летосчисление по годам правления монгольских императоров в Китае, введенная при монголах номенклатура должностей была ликвидирована. В борьбе с монголами выделился Ли Хван Чжо — один из феодалов. В награду ему был пожалован пост командующего войсками и 10 тыс. крестьянских дворов.

В 1369 г. корейский король Конмин официально отказался считать себя вассалом великого хана. С ликвидацией зависимости от монголов обострилась внутренняя борьба. Конмин подпал под влияние представителя буддийского духовенства Син У. В 1374 г. был совершен дворцовый переворот. Короля и Син У убили. С этого момента развернулась борьба разных партий и групп за обладание престолом. Итогом стало падение самой династии.

В Корее шла ожесточенная борьба между старой феодальной знатью, интересы которой выражала так называемая «старая партия», и служилым дворянством, объединившемся вокруг «новой партии». Борьба шла за власть в государстве, за землю, за крестьян. Борьба между феодальной знатью и служилым дворянством определяла внешнеполитическую ориентацию «старой партии» на монголов, а «новой партии» — на Китайскую империю. Именно в последней опорой монархии было служилое дворянство. Феодальная знать здесь была оттеснена на задний план. Стоявший во главе «новой партии» Ли Сон Ге (сын Ли Хван Чжо) в 1389 г. возвел на королевский престол своего ставленника Конъяна. Тот оказался последним королем династии Коре. Конъян был свергнут с престола группой офицеров дворцовой гвардии в 1392 г. Королем провозглашен — Ли Сон Ге. Началось правление династии Ли (И). Было изменено название государства. Раньше оно именовалось Коре, теперь же — Чосон.

Столицей с 1396 г. стал город Ханъян (нынешний Сеул). Новый король Ли Сон Ге (1392 — 1398), возглавлявший «новую партию», хоть сам происходил из старой знати, был поставлен перед необходимостью в целях сохранения своей власти пойти на удовлетворение требований «новой партии». Земельные владения феодальной знати, были конфискованы и распределены среди дворянства. Новый король получил сильную опору.

КОРОЛЕВСТВО ЧОСОН. КУЛЬТУРА

Особенно упрочилась новая династия при правлении ее третьего короля Ли Хван Вона (Тхечжона). Как и отец, он пришел к власти в результате дворцового переворота. В противоположность полководцу Ли Сон Ге новый правитель был искусным политиком. От китайского императора ему удалось получить грамоту с пожалованием титула «короля Чосон». Этим выражалось признание китайским императором новых правителей. Действия против японских пиратов также увенчались успехом. Это обеспечивало спокойствие для юго-вос-точиых окраин страны. Укреплялось и внешнеполитическое положение Кореи.

Значительной реорганизации был подвергнут аппарат управления. Были созданы центральные правительственные органы — 6 палат. Между ними распределены различные отрасли управления. Высшим правительственным органом стал Государственный совет из 8 членов. Вся страна была поделена на 8 провинций. Они управлялись назначаемыми королем наместниками. Провинции делились на уезды. Управление здесь находилось в руках уездных начальников. Для назначения на должность нужно было иметь «ученую степень», которую кандидаты получали, выдержав специальный правительственный экзамен. Должностные лица назывались янбан. Их действия вызывали лютую ненависть со стороны крестьянства. Однако упорядочение системы управления и создание организованного административного аппарата способствовало подъему страны. Было запрещено владеть землей кому бы то ни было. Это стало привилегией лишь прямых потомков основателя династии. Большой удар был нанесен и крупным церковным феодалам. По указу 1401 г. у буддийских монастырей была отнята большая часть их земель. Упорядочен учет дворов, несколько уменьшены налоги.

При короле Сечжоне (1419 — 1450) произведен общий учет обрабатываемых земель и пересмотрены ставки налогового обложения. Они были приведены в соответствие с качеством земель, условиями орошения и другими факторами. Такими мерами правительство стремилось обеспечить планомерное поступление налогов.

Во время правления этого короля были упорядочены и торговые отношения с Японией. Торговля велась через три порта. Посредником в ней стал правитель острова Цусима. В 1420 г. с ним был заключен специальный договор. Он определял количество японских судов, которые могут заходить в корейские порты. Все суда должны были иметь специальное разрешение. Все это время не прекращается борьба с северо-восточными соседями — чжурчжеиями.

Лишь в 1*449 г. удалось занять их земли в районе реки Туманган и ввести туда военные гарнизоны. Этим, однако, борьба не закончилась. „

При седьмом короле династии Ли — Сачжо (1456 — 1470) был проведен ряд мероприятий, которые касались деревни. На случай неурожая и голода были организованы общественные амбары для хранения зерна. Поощрялось увеличение поголовья скота. Составлялись руководства по уходу за ним. Производился новый обмер полей. Ремонтировались старые и строились новые оросительные сооружения. Это привело к определенному экономическому подъему страны. Значительного развития достигли ремесло и торговля. Объединения ремесленников и торговцев напоминали европейские цехи и гильдии. Они добились от властей права на монопольную выработку и продажу определенных товаров. Возникали регулярные местные ярмарки. К началу XVI в. новая столица превратилась в самый крупный город страны с многочисленным населением и развитой торговлей.

Это время характеризуется расширением образования. Контроль над ним целиком перешел в руки конфуцианцев. Они были воспитаны на китайских классических книгах по философии, политике, экономике и истории. В 1403 г. была учреждена «словолитня», которая стала изготовлять металлические наборные знаки. Большие успехи были в астрономии и календарном вычислении. Учеными были сконструированы новые астрономические приборы, при которых устанавливалось положение звезд. Появились новые метеорологические инструменты. Один из них — «дождемер» — полагалось иметь повсюду для измерения количества осадков.

Важным событием в культурной жизни корейского народа было изобретение национальной письменности. Фонетический алфавит в обиходе получил наименование онмун. При дворе из лучших языковедов того времени был организован комитет для выработки этой письменности. Члены комитета хорошо знали китайское, японское, уйгурское, монгольское, киданьское, чжурчженьское и тибетское письмо, индийский алфавит деванагари. Были разработаны правила пользования алфавитом. В 1446 г. алфавит был опубликован в официальном документе под названием хунминчжонъым — инструкция по новой письменности. Последствия изобретения имели огромное значение для культуры всей Кореи. Распространялось просвещение, на народном разговорном языке развивалась литература. Однако благодаря усилию конфуцианских советников короля китайский язык остался языком государственных документов и всей политической, экономической и философской литературы.

3. ЯПОНИЯ

Ленные отношения в Японии окончательно сформировались к XIII в. Крупные феодалы превратились в сеньоров, а мелкие — в вассалов, которые были обязаны своим сеньорам военной службой. Эти два слоя классов феодалов составили военно-служебное дворянство. То было привилегированное сословие, в европейской литературе его представителей обозначают словом самураи (буквально — «слуги»). В Японии существует обозначение словом буси («воины»).

Таким иерархическим отношениям соответствовал и политический строй государства. В качестве верховного сюзерена во главе государства стоял сегун. В управлении страной он опирался на правительство — бакуфу — группу крупнейших феодалов-военачальников. Масса военно-с лужи лого дворянства распадалась на два слоя. Привилегированную часть составляли гокэнин («вассалы») — феодалы, являвшиеся непосредственными вассалами сегуна. Второй слой составляли хигокэнин («невассалы») — феодалы, не являвшиеся непосредственными вассалами сегуна. Простой народ именовался бонгэ, или «люди земли» (тигэ). Каждый крестьянский двор имел постоянный земельный участок. Крестьянин не имел права его покидать. Крестьяне вели самостоятельное хозяйство, но вносили владельцам поместья оброк в размере 40 — 60 процентов урожая. На плечи крестьян ложилась и военная повинность. В случае военных действий они были пехотинцами в отрядах своих господ.

«Простым народом» были также ремесленники и торговцы. С XIII в. они начали объединяться в особые корпорации дза. Они создавались при монастырях, во владениях отдельных феодалов и при самом правительстве в Камакура. От сеньоров ремесленники получали право монопольного изготовления и продажи какого-либо товара в определенном районе. Сеньоры обязывались ограждать их от нападения на дорогах, защищать от конкуренции. С ремесленников взималась натуральная рента в виде изделий их ремесла. Появились также объединения поставщиков продуктов питания — кегонин. Они отдавались под защиту монастырей или феодалов, и от них получали право на монополию какого-либо продукта. Появились в Японии и оптовые торговцы.

В XIII в. административное деление страны на провинции осталось в прежнем виде. Отличие состояло лишь в том, что во главе управления каждой провинции были поставлены «протекторы» (сюго) — уполномоченные сегуна. В своих руках они соединяли одновременно и гражданскую, и военную власть. На эту должность могли претендовать лишь наиболее сильные и преданные сегуну феодалы. В состав центрального правительственного аппарата входили главная административная палата, главная судебная палата и воинская палата.

Социально-экономические и политические условия в стране требовали изменения прежних законов, связанных с надельной системой. Возникла необходимость в создании нового свода законов. Он был создан к 1232 г. и получил наименование «Дзеэй-сикимоку». В 1219 г. управление страной было захвачено представителями дома Ходае. Сначала они находились в вассальной зависимости от правящего дома Минамото, но затем отстранили своих сюзеренов от власти. Представители дома Ходае правили Японией до 1333 г.

УГРОЗА МОНГОЛЬСКОГО ЗАВОЕВАНИЯ

Опасность вторжения монголов возникла в конце 60-х годов XIII в. В 1268 и 1271 гг. монгольские завоеватели посылали в Японию послов с требованием подчиниться верховной власти великого хана. Ответ не был получен. Правители (епккэиы) Ходае начали активно готовиться к обороне. Укрепления стали возводиться иа юго-западной оконечности острова Хонсю п северо-западном побережье острова Кюсю. Сюда были направлены дружины местных феодалов. Из глубины страны на помощь двинулись войска. Было построено большое число легких и подвижных судов.

Первое нападение на Японию произошло в 1274 г. Монгольские завоеватели сломили сопротивление японских отрядов на островах Цусима и Ики. Монгольский флот подошел к острову Кюсю у гавани И мацу. В ход были пущены огнеметательные орудия. Под прикрытием огня монгольские суда стали подходить к берегу. Японцам помогли два обстоятельства. В бою погиб монгольский главнокомандующий Лю, а также разразился тайфун. Все это внесло смятение в ряды наступавших. Монголы отступили. Монгольский хан Хубилай убедился, что для покорения Японии нужны более крупные силы.

Военные приготовления к новому вторжению велись одновременно в Китае и в Корее. Японцы не менее энергично стали готовиться к обороне. Предшествующая удача значительно ободрила их военный дух. Уверенный в успехе правитель Ходае Токнмунэ приказал перебить новых монгольских послов, явившихся в 1275 г. с требованием признать власть великого хана. В 1281 г. на Японию были двинуты сразу два флота. Численность судов доходила до тысячи. 100-тысячная армия состояла из монгольских, корейских и китайских солдат. Предполагалось, что флоты соединятся у берегов Кюсю. Однако южный флот к месту встречи запоздал. Японцы отразили атаку. Когда же подошли главные силы, страшный тайфун пронесся над Японией п вновь потопил большую часть монгольского флота.

Началась усиленная подготовка к третьему походу. Только неудачные действия в Индокитае и раздоры в собственном лагере феодалов заставили Хубилая отказаться от нового похода. Однако монголы еще долго держали японский народ в напряжении. Для отражения противника требовались большие материальные средства. Значительно усилились поборы с крестьянства. Ухудшилось положение низшей части феодального дворянства. Поскольку тот слой был опорой государственной власти, этим самым подрывались экономические основы всей страны. Была запрещена продажа дворянских земель купцам. Более решительной мерой стала отмена в 1297 г. всех сделок купли-продажи земли.

Еще одним последствием борьбы с монголами было то, что благодаря средствам, предназначавшимся для обороны юго-западных границ, усилились местные феодалы. В их распоряжении оказались крупные военное силы. Усилению местных феодалов способствовала и развитая в этом районе торговля. Именно в эти районы постепенно стал перемещаться жизненный центр страны.

ФЕОДАЛЬНЫЕ МЕЖДОУСОБИЦЫ

Такая обстановка привела к борьбе между феодалами юго-запада и феодалами востока. С вовлечением в борьбу новых групп феодалов разразилась междоусобная война. Город Камакура, последний оплот Ходае, в 1333 г. был взят войсками юго-западных феодалов. Дом Ходае перестал существовать. Сегуном провозгласил себя военачальник Асикага Такаудзи. Было положено начало периоду, который в японских исторических памятниках называется «периодом двух правительств» — северного и южного. Такое положение продолжалось с 1335 по 1392 г. Борьба истощила обе стороны. Юго-западные феодалы потеряли своих главных вождей. Обнаружилась тенденция к примирению. Она крепла по мере того, как заканчивался происходивший во время войны передел владений. Феодалы стремились к окончательному закреплению за собой захваченных земель. Все они в 1392 г. подчинились третьему сегуну из дома Асикага — Йосимицу. Южный император отрекся от престола в пользу северного. Таким образом, в конце XIV в. в Японии установилась новая се-гунская династия Асикага. Однако это не означало усиления централизации страны. Были воссозданы учреждения существовавшие еще в конце XII в. Их сфера действия ограничивалась лишь территорией, подвластной сегуну. Город Киото стал резиденцией новых сегунов. Вся остальная часть страны находилась в руках местных феодалов. У сегунов постоянно появлялись новые соперники из числа сюго — «протекторов» провинций. Постепенно они превратились из представителей сегуна на местах во владетельных князей. Такие столкновения до середины XV в. заканчивались для сегунов благополучно. В 1439 г. даже удалось ликвидировать самостоятельность наместничества Канто. Его правители были другой ветвью дома Асикага. Но это не улучшило положения. Постепенно отдельные столкновения вылились в междоусобную войну двух групп феодалов. Война 1467 — 1477 гг. вошла в историю Японии под наименованием «Смуты годов Онин». В это время всякие следы централизованного управления исчезли. Для Японии начинается период феодальной раздробленности.

ЭКОНОМИКА СТРАНЫ

Независимость крупных феодальных владений обусловила самостоятельное экономическое развитие отдельных районов страны. В сельском хозяйстве в это время намечался определенный подъем. Он был связан с увеличением числа сортов высеваемых культур. В XV в. на японских полях выращивалось до 100 сортов риса. Улучшилась техника полива. Благодаря этому во многих местах крестьяне стали снимать два урожая в год. Раньше посевы хлопчатника практиковались в южной части страны. Теперь они появились и иа востоке. Увеличилось число обрабатываемых земель. Это происходило из-за оседания на земле значительной части так называемых ронинов, недавних воинов-самураев, которые потеряли владения в междоусобных распрях. Подъему в сельском хозяйстве способствовало и некоторое смягчение повинностей. Раньше крестьяне должны были отдавать феодалам половину и больше урожая. Теперь эта норма составляла 2/5 урожая. Крестьянин стал более заинтересован в своем хозяйстве. Возрастал слой посредников по сбыту сельскохозяйственной продукции. С развитием ремесленного производства резко возросло количество корпораций — дза. Усилилось разделение труда. Работа в таких корпорациях велась не только непосредственно на заказчика, но и на рынок. Возникли купеческие дома, принимавшие особые фирменные обозначения — яго. В основном, они занимались оптовой торговлей солью, строительными материалами, рыбой, рисом и бумагой.

Увеличилось количество городов. Такие города, как Киото и Камакура, вырастали из административных центров. Такие, как Удзи-Ямада и Нара, возникали около крупных монастырей. Третьи города развивались в местах удобных гаваней. Наиболее значительными из них были Сакай, Яма-на, Оминато и Хаката. Самым типичным был. город — при-замковый посад. Такие города возникали в результате поселения феодалами значительной части вассалов в одно место — около замка сеньора. С увеличением числа потребителей сюда стало съезжаться ремесленное и торговое население. Наиболее крупными городами такого типа стали Ямагути — резиденция князей Оути — и Сумпу (Сидауока) — резиденция князей Имагава.

В это время в обращении находились медные монеты, ввозимые из Китая. Это была своего рода международная валюта в торговле во всей

_ Восточной Азии, Индокитае и

в странах Южных морей. С развитием денежного обращения в Японии увеличилась добыча меди, серебра и золота. Здесь применялась улучшен-Масуда Канэмицу. ная техника, большей частью

портрет работы Сэссю. заимствованная из Китая.

Главенствующее место в торговле занимали отношения с Китаем. Ее традиции восходили еще к XIII в. В Китай из Японии вывозились медь, сера, оружие, веера и т.д. Из Китая привозились шелк-сырец, парча, фарфор, лекарства, книги и т.д. Китайское прави-гельство выдавало специальные разрешения (лицензии), на основе которых пелась торговля. В них определялось количество судов, которые могли быть отправлены в Китай из Японии и наоборот. Это было связано п с признанием вассальной^зависимости сегунов от китайского императора. В 1402 г. Йоспмпцу согласился на эти условия и получил от китайского императора титул «Нипион-кокуо» — «короля Японии», что означало официальное значение, ибо Китайская империя в XV в. была самой могущественной державой Азии. Активная торговля велась и с Кореей.

ОБОСТРЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ

Одним из проявлений социальных противоречий в Японии в XV в. были столкновения ремесленного и купеческого населения с феодалами, во владении которых находились города. Иногда такая борьба увенчивалась успехом и город получал право самоуправления. Этого добились такие города, как Сакаи, Ямана и Оминато. Здесь возникли органы купеческого самоуправления, появилась своя городская стража. Значительно больший размах получила борьба крестьянства. На его плечи легли усиленные поборы во время междоусобных войн. В XV в. стали особенно часты вооруженные выступления крестьян. Поскольку во время войн многие из них были пехотинцами в отрядах феодалов, это способствовало приобретению ими определенного военного опыта. Наиболее крупное выступление произошло в 1428 г. Неурожай в этом году привел к жестокому голоду. Крестьяне не смогли выплатить налоги. Восстание охватило значительную часть центральных провинций вокруг Киото. Лишь с большим трудом властям удалось его подавить. В 1429 г. произошло крупное восстание в провинции Харима. Здесь крестьяне выступали непосредственно против феодалов, а не против ростовщиков и оптовых торговцев, так это было во время восстания 1428 г. в провинции Ямасиро. Произошло оно в тех местах, где велись главные военные действия во время «Смуты годов Онин». Крестьяне созвали общий сход и приняли решение изгнать войска феодалов. Началось формирование крестьянской армии. Предводителям обеих группировок было предъявлено требование: немедленно покинуть пределы провинции. Ослабленные многолетней борьбой феодалы, очутившись перед перспективой столкновения еще и с крестьянской армией, приняли это требование и увели свои войска. Новый сход восставших крестьян установил свои законы и выбрал своих уполномоченных. Только через несколько лет феодалы могли собраться с силами для того, чтобы разгромить этот очаг крестьянского движения.

В Японии с XII в. получили большое распространение различные буддийские секты. Некоторые из них охватывали довольно значительные слои населения и играли известную роль в крестьянской борьбе против феодалов. К такого рода сектам принадлежала секта Иккосю.

В среде господствующего класса с XIV в. распространение получила секта Дзен, усилившая в буддизме рациональную струю и отрицавшая значение буддийской обрядности. Своим культом воли и самообладания человека эта секта отвечала требованиям, которые предъявлялись к воспитанию самурая, как представителя господствующего класса. С сектой Дзен связано и развитие эстетики, оказавшее огромное влияние на японское искусство того времени — прежде всего на живопись, получившую особое развитие в XV в.

КУЛЬТУРА

В междоусобной борьбе XII — XV вв. сформировался тип японского самурая (буси), близкий к типу западноевропейского средневекового рыцаря. Свое художественное изображение он получил в рыцарском эпосе, возникшем и развившемся в эти века и принявшем форму гшунки — «военных эпопей». Наиболее выдающимися из них являются две эпопеи — «Хэйкэ-моногатари» («Повесть о Тайра») и «Тайхэйки» («Повесть о великом мире»). В первой из них, возникшей в конце XII — начале XIII в., рисуется борьба Тайра и Минамото, приведшая к образованию сегуната, во второй, созданной в середине XIV в., рассказано о борьбе между восточными и западными феодалами 30 — 40-х годов

XIV в. Обе эпопеи сложились на основе народных устных сказаний, которые странствующие сказители (обычно — слепцы) под аккомпанемент домры (бива) излагали речитативом перед своими слушателями и в которых повествовалось о событиях, сохранившихся в памяти народа.

В этих эпопеях отразилось и сложившееся в то время мировоззрение, характерное для воинов-феодалов. Оно стало впоследствии называться бусидо («путь воина») и представляет собой систему понятии и положений, определяющих отношение феодала-рыцаря к существующему миру, к обществу н к своему сюзерену. В основе этого мировоззрения лежит буддизм, а именно то его направление, в котором основное место занимает учение о карме — предопределение, судьбе. Это учение стало основой фатализма — характерной черты умонастроений японских самураев. В бусидо входит и этика, определяющая нормы поведения воина-рыцаря. Главное требование этой этики — верность своему сюзерену и служение ему.

XIV — XV века составляют значительную полосу не только в истории японской литературы, но и в истории театра. К возникшим ранее феодально-рыцарскому эпосу и роману в эти века присоединилась драма, неотделимая в то время от театра. Сценический текст рождался в процессе представления, а сами представления выросли из народных плясок п танцевальных сцен, соединенных с пением и музыкальным сопровождением. Сюжетами для представлений служили храмовые легенды и предания, героические сказания, романтические истории, бытовые происшествия и сказки. Именно это составляло истинное зерно таких пьес, несмотря на густые напластования буддийских верований, навязывавших тезис о «бренности» земного мира. Крупнейшим из авторов этих пьес был Сэами (1368 — 1443).

Сохранили свой народный характер фарсы (кегэи), развивавшиеся из уличных представлений бродячих комедиантов. Главное в фарсах — показ смешного сатирическое изображение феодалов и монахов, которые выводились чванными глупцами, распутниками и стяжателями. Постоянный персонаж в этих фарсах — хитрый слуга, обманывающий своего господина-феодала, или недалекий парень, вечно попадающий впросак. Большое распространение получила и поэзия. Сложением стихов с увлечением занимались горожане-ремесленники и торговцы. Они устраивали состязания, на которых специальные судьи давали своп оценки, зависевшие главным образом от соблюдения поэтами установленных правил. Возник ряд школ, имеющих-своих «мастеров», как называли тогда наиболее искусных поэтов, и своп правила.

Главным принципом в искусстве этого времени было стремление выразить определенное содержание при помощи минимума художественных средств и предельной внешней простоты. Наилучшим объектом, через который могло быть выражено самое сильное человеческое чувство и самая глубокая мысль, считалась природа. Отсюда — развитие жп-воииси с изображением гор и воды, цветов и птиц. Человек также мог изображаться на картине, но только как нечто единое с природой. Это направление в японской живописи создалось под большим влиянием китайского искусства того времени. Поэтому оно получило название «Китайской школы». Крупнейшим художником этой школы был Сэссю (1420 — 1506). Кано Масанобу (1453 - 1490) был основателем «школы Кано», впоследствии ставшей в японской живописи господствующей. В отличие от «Китайской школы» «школа Кано» культивировала красочность и яркую выразительность в рисунке и Каролине.

В XIV -- XV вв. в Японии получила большое развитие архитектура. Новое направление в архитектуре, гармонично совместившее в себе старые японские традиции с элементами китайской архитектуры, проявилось в постройках дворцов, буддийских храмов и жилых домов знати. Замечательными памятниками архитектуры этой эпохи являются известные «Золотой павильон» (Кинкакудзи) — 1397 г. в Киото, и «Серебряный павильон» (Гинкакудзи) — 1473 г.

4. ИНДОКИТАЙ ВЬЕТНАМ В XIII - XV ВВ.

Ко времени монгольских завоеваний Вьетнам превратился в сильное государство, оказавшееся в состоянии не только отстоять свою независимость сначала от монгольских завоевателей, а затем от властителей минского Китая, но и в конце концов поглотить своего соседа -- королевство Чампа. Вьетнам был феодальной страной, строй которой во многом воспроизводил те формы, которые наблюдались в Китае во времена’расцвета Танской империи. Основой феодальных отношений была государственная феодальная собственность на землю. Земля считалась принадлежащей королю. Поместья феодалов рассматривались как королевские пожалования. Землю в этих поместьях обрабатывали крестьяне, но своему положению близкие к крепостным. Наиболее тяжелые работы выполняли рабы, в которых обращались пленные из Чампы. В поместьях, созданных на захваченных у Чампы землях, такие рабы составляли главную рабочую силу. Городов насчитывав ось мало. Самым крупным городом являлся Тхан Л он. Государственный аппарат был сходен с китайским;

oir находился в руках чиновничества, для подготовки которого во Вьетнаме организовывались школы. К крупным событиям вьетнамской культуры этого времени следует отнести приспособление китайской иероглифической письменности к записи звуков вьетнамского языка. Тем самым получим свое оформление вьетнамски]! литературно-письменный язык. Появились ученные и писатели. Ле Ban Ху написал историю Вьетнама. Обучение в школах велось, как и в Китае, иа основе конфуцианства, получившего к тому времени широкое распространение в среде правящего класса Вьетнама.

В 1257,' 1284 и 1287 — 1288 гг. монгольские завоеватели вторгались во Вьетнам, но каждый раз вынуждены были уходить, натолкнувшись па упорное сопротивление вьетнамцев под руководством Трап Куок Туана, ставшим национальным героем вьетнамского народа. Успешное отражение завоевателей не привело, однако, к улучшению положения главных защитников страны - крестьян. Военачальники получили новые поместья за счет земель свободных землевладельцев. Земли свободных крестьян получили в свое владение и другие феодалы. Тем самым еще большее число крестьян превращалось в крепостных. Они отвечали на усиливавшееся закабаление восстаниями самое крупное и упорное из которых вспыхнуло в Хай-Дуонге под предводительством Иго Бе и продолжалось 16 лет - с 1344 по 1360 г.

Вьетнамцы испытывали большой нажим со стороны своего южного соседа — королевства Чампа. Чампам удалось даже захватить столицу Вьетнама. Отразить чамиов смог один из военачальников вьетнамцев — Хо Куй Ли. В1400 г. он заставил короля из правившего дома Трап уступить ему престол. Событиями во Вьетнаме решил воспользоваться император Минской династии Чжу Ди. По просьбе членов королевского дома Трап он послал во Вьетнам отряд, который должен был восстановить на троне «законного» правителя. Но этот отряд был разбит вьетнамцами, а претендент иа престол убит. Хо Куй Ли хорошо понимал, что опасность со стороны Минской империи этим не была устранена, и стал готовиться к борьбе. Был произведен учет дворов с целыо обеспечения армии и населения городов необходимыми продуктами, введена воинская повинность. В горах и по берегам рек возводились укрепления. Строились военные корабли, заготавливалось оружие. Во Вьетнаме двумя потоками — со стороны Юныганп и со стороны Гуанси -- хлынули войска китайского императора. В 1407 г. вьетнамцы были разбиты, а король Вьетнама и его отец взяты в плен и отправлены в столицу империи. Своим успехом китайские войска были в значительной мере обязаны тому, что правители Вьетнама крайней жестокостью вызвали сильное недовольство населения, которое ввиду этого не оказало серьезного сопротивления завоевателям. Заняв Вьетнам, Чжу Дп объявил его частью Китайской империи. Была установлена китайская система налогового обложения, непривычная и тяжелая для населения; объявлена правительственная монополия на соль; наложены запреты на многие местные обычаи, запрещено носить национальную одежду. Вьетнамская знать и чиновничество были полностью отстранены от всякой службы в аппарате управления. Начались преследования и казни подозреваемых в недовольстве. Вьетнамцы неоднократно поднимали восстания, и к 1418 г. китайские войска были вытеснены отовсюду, за исключением района Ханоя. После смерти Чжу Ди (1424 г.) его преемник поспешил отозвать свои войска, признав вождя восстания принца Ле Лой королем Вьетнама, а в 1428 г. новый правитель Вьетнама — Ле Тхай То присвоил себе титул «хоангде» (по-китайски «хуанди») — император.

ПАДЕНИЕ ЧАМПЫ

Появление в XIII в. у границ полуострова монголов на время приостановило борьбу Чампы с Вьетнамом. Но после того, как непосредственная опасность миновала, правители Вьетнама возобновили наступление на Чампу и заняли большую часть страны. После падения монгольской власти в Китае во второй половине XIV в. правителю сохранившей независимость Чампы удалось заручиться помощью китайского императора Чжу Юань-чжана. Эта помощь, несомненно, была вызвана желанием правителей Минской империи, стремившихся к завоеванию Вьетнама, усилить его врагов. Император заручился также обещанием короля Чампы очистить Южно-Китайское море от пиратов, действия которых наносили ущерб китайской торговле.

Армия и флот Чампы в 1371 г. повели наступление на Вьетнам. Столица Вьетнама — Виджайя была взята и подвергнута опустошению. Борьба, однако, затянулась и велась с переменным успехом. Наконец, при вторжении во Вьетнам в 1390 г. король Чампы из-за измены своих приближенных потерпел поражение и был убит. После этого в Чампе вспыхнула междоусобная борьба из-за престолонаследия. Только в 1402 г. король Чампы Джаясинха-варман V заключил мир ценою уступки Вьетнаму всей северной части страны.

Завоевание территории Чампы Вьетнамом сопровождалось уходом на юг значительной части чамов. На прежней их территории поселились Вьетнамцы. Переселившиеся на юг чампы, после распространения власти Вьетнама и на эти области, бежали в горы — в пределы Ченла, государства кхмеров. После присоединения к Вьетнаму земель королевства Чампа всем вновь приобретенным Вьетнамом территориям было дано название «Аннам», обозначавшее раньше только район позднейшего Тонкина, т.е. Северного Вьетнама. Теперь так стала называться вся полоса восточного побережья полуострова вплоть до южного его выступа — Кохинхины.

Чампа находилась на путях крупнейшей международной торговли того времени -- из южных портов Китая в сторону Малакки, стран Южных морей, Сиамского залива, а через Малаккский пролив и в сторону Индии. Чампа служила посредником в товарообмене между Китаем и странами Южных морей, и сама вывозила слоновую кость и благовония. до нашего времени на побережье Вьетнама сохранились памятники былой культуры Чампы, по своему облику близкие к индийским. Широко известны архитектурные памятники древности в Ми-Соне, Понагаре и Донгдуо.

БИРМА. ГОСУДАРСТВО НЕГУ

С древности крайний юго-запад современного Китая был заселен разными племенами, среди которых одними из самых многочисленных были племена, называвшие себя тай. Эти племена принадлежали к тибето-бирманской этнической группе. При образовании государства Наньчжао они вошли в его состав. Государство Наньчжао занимало в основном территорию современной китайской провинции Юньнань. С 859 г. его стали называть «Дали» — по названию столицы. Это государство просуществовало пять столетий — до эпохи монгольских завоеваний. Распространение китайцев на юг вызвало передвижение местных племен. Это произошло и с племенами тай: под натиском китайцев племена тай отходили к югу. Так они проникли на полуостров Индокитай, расселяясь главным образом по течениям рек Иравади, Салвин, Менам и Меконг. В верховьях Иравади, т.е. в районе современной Бирмы, они появились около середины VIII в. Здесь они сумели быстро подчинить себе местные племена пыо. Захват монгольскими феодалами Китая, повлекший за собой в 1253 — 1254 гг. разгром Наньчжао (Дали), усилил переселение племен тай на полуостров. Вторжение в 1277 г. монголов в Бирму, приведшее к па/^ению царства Паган, облегчило племенам тай закрепление в этом районе. Они завладели северной частью Бирмы и прочно осслп в ней. На юге царства Паган сохранила независимость часть племени мон и в 1277 г. образовала свое государство с центром сначала в городе Мартабан, а с 1369 г. — в городе Пегу. Таким образом, последствием монгольского нашествия на Бирму было крушение бирманского царства Паган и его распад на два отдельных государства. Такое положение сохранилось до середины XVI в.

СИАМ

К юго-востоку от Бирмы была другая группа племени Мон. Главным местом ее расселения был бассейн реки Менам. Здесь еще в VII — VIII в. образовались два государства монов: Дваравати — в нижнем течении реки Менам, Халииунджайя — в верхнем. Оба эти государства, находившиеся между Индией и Ченла индийской культуры. Челна — древняя цивилизованная страна — была гораздо сильнее, чем оба государства монов, и не раз пыталась подчинить их себе. В XI в. ей удалось присоединить Дваравати. Она удерживала Дваравати под своей властью, по-видимому, еще в XIII в. Об этом свидетельствуют надписи на языке кхмеров на каменных стенах, найденные в этом районе и относящиеся к XI — XIII вв. В XII в. кхмеры пытались овладеть Халипунджайей, но это им не удалось.

Передвижение племен тай, вызванное нашествием монголов, привело к проникновению многочисленных групп из племен тай на территорию Ченла. В первой половине

XIII в. они прочно утвердились по всему течению реки Менам и в верхнем течении реки Меконг. Их центр находился тогда в районе Луанпрабанга, нынешней столицы королевства Лаос. Часть племен тай, осевшая в районах верхнего течения реки Менам, в середине XIII в. построила город Челна. В 90-х годах XIII в. эта часть племен присоединила к своим владениям территорию южного соседа — Халипунджайю, которой не могли овладеть кхмеры, а в середине XIV в. племена тай отвоевали у кхмеров и Дваравати.

Рама Тибоди — король племен тай, обитавшей в районе Ченлай, подчинил себе другую часть, называвшуюся ско-тай, которая еще в конце XIII в. под предводительством своего короля Рама Камхэн захватила обширную территорию от Лу-анпрабанга на северо-востоке до Лигора на малайском полуострове на юге.

Так было закончено объединение двух главных групп тай и возникло большое государство Сиам. Название «Сиам», согласно объяснению китайских источников, сложилось из наименований двух ветвей тай. Столицей Сиама стал город Аютия, расположенный в нижнем течении реки Меконг, несколько севернее современной столицы Таиланда —

Бангкока.

У Ченлы по соседству оказалось сильное государство. Начались столкновения, причем перевес все время был на стороне Сиама. В XIV - XV вв. сиамцам удавалось даже не раз захватывать столицу Ченлы — город Ангкор. В 1431 г. был взят в плен и сам король Ченлы. Семья короля бежала в горы, где вскоре возник новый город Пномпень, с 1434 г. ставший столицей Ченлы.

Культура сиамцев не достигла такого блестящего расцвета как у кхмеров. Столице Сима было далеко до Ангкора. Но сиамцы быстро усвоили индийскую культуру. Еще в конце XIII в. у скотай появилась письменность, основанная, как показывает надпись на стеле того времени, на письменности кхмеров. Дармашока, правивший у скотай в первой половине XIV в., принял буддизм и содействовал его распространению. При Рама Тибоди, первом короле Сиама (1350 — 1369), образцом государственного устройства послужили древние индийские законы Ма-ну, на основе которых были выработаны законы королевства и созданы формы его управления.

5. ИНДИЯ. ДЕЛИЙСКИЙ СУЛТАНАТ

Северная Индия в конце XII в. вновь стала жертвой завоевателей. В 1175 г. правитель Газни Шихаб-ад-дин Мухаммед Гури, представитель династии Гуридов, пришедшей к власти после свержения династии Газневидов, вторгся в Пенджаб, где укрылся последний представитель династии Махмуд Газневи. Завоевав эту область, Мухаммед Гури двинулся дальше на восток. В 1192 г. он разбил под Тараином союзные войска индийских князей, выступивших ему на встречу во главе с князем Аджмира и Дели — Притхви Раджей (Раи Питорой) и стал господином всего Доаба (двуречья Джамны и Ганга). В 1199 — 1200 гг. были покорены Бихар и Бенгалия. Завоеванные индийские земли были включены в состав государственных земель державы Гу ридов, и Мухаммед Гури, как их верховный собственник, стал раздавать эти земли в условное феодальное Державине (икта) своим (по преимуществу тюркским) военачальникам, поставив над ними в качестве наместника Кутб-ад-дина Айбека. Успехи завоевателей, сумевших в течение 20 лет подчинить всю Северную Индию, объяснялись политической раздробленностью страны, обособленностью ее народов, племен и каст и остротой социальных противоречий внутри индийского общества. В 1206 г. Мухаммед Гури был убит. Военачальники, которым он роздал в феодальное держание индийские земли, отказывались принять нового правителя Газни своим господином и создали на территории Северной Индии собственное, независимое от Газани, государство, получившее название по имени своей столицы — Делийский султанат. Правителем этого государства был провозглашен прежний наместник султана Кутб-ад-дин Айбек.

Власть Айбека и его ближайших преемников была, однако, в значительной мере номинальной. За 36 лет, последовавших после смерти Айбека (1210 г.), на делийском престоле сменилось шесть султанов. Подоплекой кровавых дворцовых переворотов было желание феодалов добиться от султанской власти новых земель, пожалований и привилегий. Бесконечные усобицы между крупными мусульманскими феодалами, представлявшими господствующую верхушку в ДелнЛгком султанате, использовались покоренными раджпутскими князьями для восстановления своей независимости. Почти непрерывные войны внутри Делийского султаната, сопровождавшиеся грабежом и опустошением сотен и тысяч мирных селений, вынуждали общинников браться за оружие, звать на помощь вождей раджпутских кланов и их ответвлений, разгромленных захватчиками и отступивших в глубь территории между Пенджабом и Бенгалией, создавали здесь новые феодальные владения.

Монголы впервые вступили на индийскую территорию в 1221 г., преследуя правителя Хорезма Джелал-ад-дина. Монгольские отряды опустошили области Мультана, Лахора и Пешавара и ушли из Индии, взяв с собой, по свидетельству одной из индийских хроник, 10 тыс. пленных, которые по дороге были все убиты из-за недостатка продовольствия. В 1241 г. монгольские войска снова начали предпринимать одно вторжение за другим. В 1246 г. они овладели Мультаном и Учем. Необходимость обороны своих владений вынудила феодалов объединиться вокруг делийского султана Насир ад-дина Махмуда(1246 — 1265), фактически же под руководством его главного везира Гийяс ад-дина Балбана. Опираясь в основном на поддержку мелких и средних феодалов, Балбан сначала как везир, а затем, с 1265 по 1287 г., как государь сумел подорвать силу господствовавшей до этого тюркской феодальной клики. Он отбирал в казну земли тех держателей икта, которые не хотели подчиняться султану. Все свое внимание Балбан направил на оборону государства от монгольских завоевателей.

Для подавления эксплуатируемого крестьянства, захвата новых территорий, а также для защиты от внешних врагов в Делийском султанате при Балбане были созданы сильный государственный аппарат и огромная постоянная армия из чуждых индийскому народу среднеазиатских, афганских и иранских наемников. Его ближайшим помощником являлся главный везир, направлявший и контролировавший работу многочисленных ведомств, основными из которых были налоговое и военное. Территория Делийского султаната разделялась на несколько областей, для управления которыми султан назначал наместников (вали) из высшей мусульманской знати, часто из членов своей семьи. Основными функциями наместников было содействие чиновникам, а также иктадарам, как назывались владельцы икта, в сборе ими земельного налога и всяких иных поборов, и в подавлении народных возмущенный. Для этого наместники имели необходимый аппарат управления и постоянное наемное войско. Наместники распоряжались доходами от своих областей, но были обязаны в султанскую казну излишек, остававшийся сверх расходов гго управлению и содержанию войск. Области в свою очередь делились на налоговые округа, во главе которых стояли начальники, также из мусульман, с функциями, аналогичными тем, какие лежали на областных наместника х. Однако не следует преувеличивать степень централизации государственного управления. Наместники областей часто становились фактически независимыми правителями. Такими были, например, правители Бенгалии и других удаленных от столицы областей.

Мусульманские феодалы всячески поощряли переход индусов (т.е. последователей религии индуизма) в ислам. Они представляли мусульманам особые преимущества в занятии высоких постов в армии и в аппарате управления, давали налоговые льготы и ряд других более мелких привилегий. Наиболее полно влиянию ислама подвергся Западный Пенджаб.

ФЕОДАЛЬНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ

Завоеватели, пришедшие из Газни, нашли в Северной Индии множество больших и малых феодальных княжеств, находившихся под властью князей из различных раджпут-ских кланов (родов). В этих княжествах существовали различные формы феодального землевладения. Большая часть земель принадлежала самому махарадже, князю, являвшемуся в то же самое время главой господствующего рад-жпутского клана. Махараджа выделял из домена членам своей семьи в наследственное владение села и деревни с предоставлением всей полноты сеньориальной власти над общинниками. Земли, не входившие в княжеский домен, находились в руках вассалов махараджи. Условия владения землей вассалами фиксировались в грамоте (патта), даруемой махараджей. Одни вассалы обладали наследственными правами в своих владениях до тех пор, пока выполняли свои основные обязанности: являться под знамя махараджи по его первому требованию с количеством воинов, соответствующим размерам владения, и уплачивать дань установленного размера.

Другие вассалы были лишены наследственных прав, и их могли переводить с одного места в другое по воле махараджи.

Часть земли была роздана чиновникам и являлась натуральной форме их оплаты. С прекращением службы эти земли снова возвращались в руки князя. Наконец, часть земель принадлежала храмам. Рядовая масса раджпутов получала от главы своего клана, во владениях которого она селилась, землю с сидевшими на ней крестьянам. Фактически эти раджпуты представляли собою слой мелких феодальных ленников, обязанных с оружием в руках являться на службу по зову главы своего клана, а также платить ему небольшую долю своего дохода в знак вассальной зависимости.

Каждый феодальный землевладелец (как и князь на землях своего дома) взимал со своих крестьян оброк по собственному произволу. В Делийском султанате были созданы иные земельные порядки. Завоеватели уничтожили существовавшую для них земельную собственность отдельных феодалов и передали ее государству. Феодальная рента взималась государством в форме налога со всех обрабатываемых земель, в чьем владении они не находились. Земельные владения были оставлены тем феодальным владельцам, которые признали власть делийских султанов и согласились платить им земельный налог.

Представителями военно-служилой знати получили от султанов земельные владения в форме икта. Условия владения иктадаров были иными, чем у индусских землевладельцев, именуемых заминдарами. В отличие от заминдаров иктадары были обязаны содержать наемное войско в количестве, соответствующим их военным рангам. Жалуя своим военачальникам икта, государство фактически давало им не земли, а налог с них с тем, чтобы эти военачальники могли содержать себя и свои наемные войска. Вначале султан мог в любое время отнять икта, не говоря уже о том, что иктадаров в отличие от заминдаров часто переводили с места на место. Во второй половине XIV в. икта стали наследственными владениями. Султаны жаловали и мусульманских духовных лиц наследственными владениями, именовавшимися инамами. Кроме того, султаны выделяли те или иные села в категорию так называемых вакфных земель и передавали причитавшийся с них земельный налог на содержание мусульманских мечетей, школ, караван-сараев или ирригационных сооружений. Земли, являвшиеся доменом султанов, называли хасс. Общинники, обрабатывающие их, платили государственный земельный оброк непосредственно в казну.

Индийские феодалы, за редкими исключениями, не вели собственного хозяйства. Производство сельскохозяйственных продуктов было сосредоточено в общинах. Завоеватели использовали сельские общины как орудие эксплуатации крестьян, связав общинников коллективной ответственностью за уплату налога. Индийские общины по-прежнему оставались экономическими самодовлеющими мирками, жизнь которых текла по установившимся издревле обычаям. Общинные ремесленники снабжали землевладельцев нехитрыми предметами домашнего обихода и необходимым сельскохозяйственным инвентарем из материала, который давали им заказчики. Общинные слуги помогали при уборке урожая, содержали в исправности оросительные сооружения и стерегли общинные поля. В то же время в некоторых районах (около больших городов и вдоль торговых путей) все шире развивались торгово-денежные отношения. Часть оброка была переведена в денежную форму. В деревнях выделилась зажиточная верхушка, в руках которой сосредотачивалось фактическое распоряжение общинными землями.

В Делийском султанате возник ряд крупных городов. Это были прежде всего города-ставки, служившие местопребыванием султана и областных наместников. Самым крупным городом была столица султаната — Дели. Появление в том или ином месте феодала со своим двором, челядью и наемным войском создавало там спрос на продукты ремесла и сельского хозяйства, привлекало сельских ремесленников, ие находивших себе применения в обширном производстве.

Однако ремесленники работали исключительно иа узкий круг заказчиков. Крестьяне приходили в город лишь как продавцы сельскохозяйственных продуктов, понуждаемые к этому необходимостью уплатить денежные налоги или желанием обратить небольшой избыток своих продуктов, который им иногда удавалось уберечь от феодала, в деньги и спрятать их на черный день. Удельный вес той небольшой деревенской верхушки и мелких феодалов, которые приноравливались к городскому спросу и выращивали продукты непосредственно на рынок, был так незначителен, и их покупки продуктов городского ремесла были так случайны, что это совершенно не влияло на рынок сбыта городских ремесленников. Зависимость ремесленников от спроса феодалов была столь велика, что его прекращение, например, с переездом феодала на новое место, нередко вело к полной гибели города.

Имелись города, существование которых было связано с внешней торговлей. Это били порты в Бенгальском заливе и Аральском море и ряд перевалочных пунктов вдоль больших торговых трактов. В них наряду с феодалами господствовали крупные купцы, которые скупали продукты ремесла, а еще чаще, превратив ремесло с помощью ростовщических ссуд в долговых рабов, заставляли работать па себя почти безвозмездно. В результате такого, часто подневольного труда создавались прекрасные ткани, вывозившееся далеко за пределы страны. В обмен на эти ткани, а также на другие предметы ремесла и пряности, в Индию привозились товары из дальних стран. Самым ценным товаром, ввозившимся из стран Передней и Средней Азии, были лошади, необходимые для конных отрядов. Из Китая ввозились фарфор, шелк, изделия из лака и некоторые металлы. Чужеземным купцам приходилось расплачиваться за индийские товары золотом и серебром, которое частично перечерки-

валось в индийские монеты. Но основная масса драгоценных металлов оседала в стране в виде сокровищ.

ДЕЛИЙСКИЙ СУЛТАНАТ В ПЕРИОД РАСЦВЕТА

Делийское государство смогло отразить наступление монгольских войск. Но опасность со стороны монгольских ханов была столь велика во второй половине XIII в., что делийские султаны были вынуждены прекратить свое наступление на еще завоеванные ими территории Индии. Кроме внешних врагов, султанам приходилось вести борьбу с крупными феодалами. Султан Ала-ад-дин Хильджи (1296 — 1316) сумел, опираясь на свое сильное наемное войско, уничтожить опасных противников из числа наиболее влиятельных иктадаров и отбить три монгольских вторжения. Однако, содержание наемного войска требовало больших средств и истощало султанскую казню. Чтобы освободить казну от необходимости увеличить жалованье воинам, Ала-ад-дин ввел твердые цены на основные продукты, потребляемые войском. Одновременно с этим султан распорядился, чтобы во всем Доабе с крестьян, обрабатывающих государственные земли, брали поземельный налог размером до половины урожая и исключительно натурой. Было также приказано брать налог не только с пахотных земель, но и с пустошей, а также с каждой головы скота. Увеличив таким образом нормы поземельного налога, Ала-ад-дин смог создать в Дели большие правительственные запасы хлеба и фуража для того, чтобы посылать все это на столичный рынок, когда ощущался недостаток в привозе и цены на указанные продукты поднимались, несмотря на суровые меры, применявшиеся к нарушителям указа о твердых ценах.

В хронике, посвященной правлению Ала-ад-дина, рассказывается о восстании жителей города Дели. Во главе его встал Ходжа Маула, который убил ненавистного султанского чиновника, управлявшего городом. Восстание открыли тюрьму и выпустили Заключенных, захватили казначейство и арсенал и роздали деньги и оружие примкнувшим к ним горожанам. Восставшие нашли среди горожан человека по имени Алави, который считался потомком султана Илтутмиша (1211 — 1236), и провозгласили его императором. Восстание длилось около недели и было подавлено феодалами. Ходжа Маула пал в бою, а Алави был захвачен в плен и обезглавлен. Пленных участников восстания также предали мучительной смерти.

Султан организовал большой поход в Декан и в течение трех лет (1308 — 1311) завоевал его вплоть до реки Кавери. Султанат в эти годы достиг вершины своего могущества. Однако непомерная эксплуатация крестьян привела в конце концов к тому, что то там то здесь начали вспыхивать крестьянские восстания. В 1316 г. началась война с вассальными раджами Читора и Деогира, во время которой Ала-ад-дин умер. После его смерти разгорелась борьба за престол, победителем в которой в 1320 г. оказалёя один из крупных иктадаров —

Гийяс-ад-дин Туглук. В период этой смуты от Дели были отделены все деканские княжества, завоеванные Ала-ад-дином.

Мухаммеду Туглуку (1325 — 1351) пришлось вновь завоевывать отпавшие области. В 1326 г. для удобства управления своей огромной державой Мухаммед перенес столицу в Деогир. Этот временный переезд двора гибельно сказался на Дели. По свидетельству современников, в нем не оказалось и тысячной доли прежнего населения. Отъезд Мухаммеда ослабил позиции султана на севере, чем не преминули воспользоваться монгольские и делийские феодалы. Крупнейшие иктадары поднимали восстание за восстанием. Мухаммеду удалось откупиться от монголов, но борьба с иктадарами и областными правителями оказалась затяжной и заполнила все правление этого султана. Чтобы иметь возможность противостоять взбунтовавшимся феодалам, Мухаммед создал огромную армию, но ее содержание разоряло казну. Для пополнения казны Мухаммед увеличил и без того высокие налоги с крестьян и довел их до полного разорения. В стране начался голод, земледельцы бросали села и бежали в леса. Крестьян ловили и загоняли обратно в села. Но все было напрасно. Крестьяне брались за оружие и вместе с феодалами выступали против Мухаммеда. Чтобы засеять заброшенные поля, Мухаммед стал отдавать целые районы откупщикам, бравшим на себя обязательство вновь заселить опустевшие села. Но не помогло и это. В 1329 г., желая прекратить утечку серебра из казны, он стал платить жалованье армии медными деньгами, а также принимать их в уплату налогов. Но массовое производство мелких денег вскоре совершенно обесценило их, и это еще больше опустошило султанскую казну. В конце 1339 г. отпала Бенгалия, в 1340 г. — Маабар (юг нынешнего Мадрасского штата), в 1347 г. — север Деканского полуострова и одновременно области к югу от реки Тунгабхадры. В 1351 г., во время восстания в Гуджарате, Мухаммед Туглук умер. Средневековый хронист отметил это событие словами: «Государь освободился от своего народа, а народ от своего повелителя».

Преемник Мухаммеда Фирсоз отказался от борьбы с феодалами и примирился с утратой Бенгалии и Декана. Султан сделал все, что было в силах, для сохранения Гуджарата с портами, через которые Дели торговал со сторонами Передней Азии. Фироз признал за феодалами наследственные права на икта. Сокращение доходов казны в результате потери территории Фироз компенсировал уменьшением расходов на армию и заботой о восстановлении сельского хозяйства, разоренного его предшественником. При Фирозе были построены большие оросительные каналы между и Сатледжем к северо-западу от Дели.

УПАДОК ДЕЛИЙСКОГО СУЛТАНАТА

Со смертью Фироза между Туглукидами началась борьба за престол. Ослабление центральной власти воспользовались наместники областей. От Делийского султаната отделились Мальва, Гуджарат и Хандеш. В разгар этой борьбы в Северную Индию вторглись войска Тимура. В 1398 г., разбив войска пришившего тогда султана Махмуда Туглука, Тимур взял Дели, разграбил город и вырезал его жителей. Когда Тимур уходил обратно в Среднюю Азию, он увел с собой огромное количество пленников, прежде всего ремесленников. Столица Тимура Самарканд была в значительной мере застроена руками пленных индийцев. Области, по которым прошел этот жестокий завоеватель, были превращены в пустыню. С 1413 г. Делийский султанат перестал существовать как большая и сильная держава. Северная Индия распалась на ряд княжеств.

ГОСУДАРСТВО БАХМАНИ

Тогда как Делийская держава доживала последние дни, в Декане возникли два государства — одно в северной его части, названное по правившей там мусульманской династии государством Бахмани, другое — за рекой Туигабхадрой, названное по имени своей столицы — Виджаянгар и находившееся под властью индусских правителей. Государство Бахмани было создано деканскими иктэдарами и наместниками Делийского султаната, восставшими против Мухаммеда Туг-лука. Во главе государства они поставили с титулом шаха одного из крупных местных икгадаров — Лла-ад-дина Бахмани. Феодальные порядки в этом новом государстве были в основных своих чертах те же, что и в Делийском султанате. Но бахманпйские шахи, даже наиболее сильные из них, никогда не имели такой власти над своими феодалами, какой располагали султаны Дели в период расцвета султаната. Подлинными распорядителями судеб государств была кучка крупных иктадаров и наместников областей — тарафдаров. Шахский престол был игрушкой в их руках. Стремясь укрепить свою власть, бахманийскне шахи противопоставляли старой мусульманской аристократии, так называемым «де-канцам», представлявшим для них наиболее опасную феодальную клику, новых феодалов из среднеазиатских и иранских выходцев, так называемых «иноземцев», а так же организовывали походы против соседних индийских княжеств. Наиболее частыми были войны с государством Виджаянгар, богатства которого особенно привлекали бахманийских феодалов.

Русский купец Афанасий Никитин, проведший в Бахма-нийском государстве три года (1469 — 1472) и оставивший замечательное описание этого государства, писал: «А земля очень многолюдна, а сельские люди голы совсем, а бояре сильны добре и пышны очень». Разоренные крестьяне разбредались в разные стороны поисках пропитания. В столь же тяжелом положении находился и городской ремесленный люд. Феодалы за бесценок отбирали у ремесленников плоды их труда. Много ремесленников находилось в зависимости от ростовщиков и от купцов-скупщиков. Феодалы и купцы вели выгодную торговлю ремесленными изделиями. Они перепродавали их на рынках больших городов, или сбывали приезжавшим в Индию иностранным купцам, или сами снаряжали суда и вели эти товары в чужие страны. Кроме ре-

месленных изделий, из Индии вывозили рис, красители и особенно много пряностей, попадавших в руки феодалов в виде земельной ренты.

В правление шаха Мухаммеда (1463 — 1482) его всесильный везир Махмуд Гаван, выходец из Гиляна и глава феодальной клики «иноземцев», пытался подорвать силу «де-канцев», отняв у них часть доходов. Он раздроби л. существовавшие области (тарафы) и отдал часть новых областей своим сторонникам, не обделив при этом и себя. Махмуд Гаван заставил тарафдаров отдавать часть доходов в казну, фактически бывшую в его распоряжении, потребовал от них держать такое войско, которое предусмотрено их военным рангом, и поставил в крепостях, находившихся на их территории, шахские гарнизоны. Чтобы смягчить недовольство феодалов, он предпринял ряд походов и отнял у Виджаянагара богатый порт Гоа. Однако это не.спасло Махмуда Гавана от ненависти обиженных им феодалов. Он был казнен с согласия шаха тяготившегося властью везира и завидовавшего его огромным богатствам. После гибели Махмуда Гавана государство стало быстро распадаться. Один за другим тарафдары отказывались признавать шаха и создавали независимые княжества. Между 1490 и 1525 г. на территории бывшего Бахмани некого государства образовалось пять самостоятельных княжеств: Ахмед нагар, Берар, Бидар, Бид-жанур и Голконда.

ВИДЖАЯНАГАР

С распадом Бахмани крупнейшей державой в Декане стал Виджаяиагар. Возникнув в 40-х годах XIV столетия, т.е. одновременно с Бахмаиийским государством, как небольшое княжество, Виджаяиагар уже при первых правителях — Ха-рихаре J, а затем Букке — охватывал всю территорию к югу от рек Тунгабхарды и Кришны. Итальянец Николо Конти, побывавший в Индии в начале XV в., говорил о виджая-нагарском махарадже, что он «самый могучий из всех государей Индии». Через 40 лет это же самое сказал и Афанасий Никитин: «А индийский же султан кадам очень силен, и рати у него много, а сидит на горе в Внджаяиагаре». Окруженная несколькими рядами стен и защищенная полукругом гор, столица Впджаянагара часто видела у своих ворот бахманнй-екне войска, по им пи разу не удалось овладеть ею.

В Внджаяиагаре существовали более сложные земельные порядки. Здесь наряду с государственными землям, раздаваемыми в условное феодальное держание, существовала крупная и мелкая собственность феодальной знатп. Такими землями обладали и сами виджая нага реки е государи. Наконец, большое количество земли находилось в собственности храмов.

Господствующее положение занимала военно-служплая знать, наяки. Они получали от государя большие земельные пожалования при условии содержания определенного количества войска и уплаты в казну приблизительно половины своих доходов. При выполнении этих условий наяк располагал всей полнотой власти над населением, жившем в его владении. Но в случае невыполнения указанных выше условий государь сурово наказал провинившегося наяка и конфисковал его владение. Основным источником дохода виджаянагарских феодалов, как и в других государствах Ин-дни, была продуктовая и частично денежная рента. Однако в некоторых частях страны имелись феодалы, которые вели собственное хозяйство, пользуясь рабским трудом лиц из низших, «неприкасаемых» каст и сгоняя на барщину своих крестьян Обычно это были поместья, владельцы которых выращивали кокосовые пальмы и пряности на переработку и продажу.

КУЛЬТУРА

Самым примечательным фактом в культурной жизни Индии XII — XV вв. было развитие у ряда ее народов литературы на разговорных языках. Иа них слагали своп поучения проповедники сектантских течений индуизма. Появились поэты, писавшие свои произведения на родном для них разговорном языке. В XIV в. жили два виднейших поэта-лирпка — бенгалец Чандидас и бихарец Видьяпа-ти. Поэт Амир Хисрав положил начало поэзии на языке урду. В XV в. слагал свои песнопения в честь Кришны и Радхи религиозный проповедник бенгалец Чайтания Дева, и тогда же заложил основы литературы на языке асса-мп ученик Чайтании Девы Шанкарадева. Появились религиозные проповедники и поэты, создавшие произведения на языке хинди: Рамананда, Кабир (1140 — 1518), Иа-нак (1469 — 1538) и слепой Сурдас.

В XIII в. в Декане жил поэт Джияпешвари, почитаемый как основатель маратхской литературы, и слагал свои религиозные гимны маратх Намдеев. В XV в. зародилась литература на языке ория. Но особенно развивалась в это время литература на языках телугу, каннара и тамили. В XIII в. поэт Тиккала* продолжая работу поэта XI в. Наннайя, перевел на язык телугу пятнадцать частей Махабхараты. В XIV в. жил другой замечательный поэт народа телугу — Иерра-иреггада. На языке телугу писали правитель Виджаянага-ра Кришнадева Райя и поэт Джурджати.

Литература на тамильском языке получила толчок к развитию от антифеодального сектантского движения бхакти. Виднейшими поэтами, писавшими на тамильском языке, были Камбана, Оттокиттхана и Пухаленади. С тем же религиознореформаторским движением бхакти было связано и зарождение литературы на языке малаялп. В XV в. на этом языке писал поэт Черуссери Намбури. Завоевание Индии газнийскими феодалами и образование Делийского султаната не могло не отразиться на самых различных областях индийской культуры. Появилась индийская литература на языке фарси. На этом языке писал свои стихи также упоминавшийся крупнейший делийский поэт Амир Хисрав. Исторические хроники составлялись придворными писателями делийских султанов (Зия-ад-дином Бараии и др.). В этот период был составлен также ряд новых брахманских законодательных сборников и философских трактатов.

Утверждение ислама как государственной религии обусловило появление в Индии нового типа сооружений — мечетей и мавзолеев с характерными для них куполами, арочными проемами в стенах, широкими дворами, минаретами и полным отсутствием человеческих изображений. Архитектурными памятниками Делийского султаната являются сооружения около Дели с возвышающимся над ними замечательным минаретом «Кутб-мннар», постройка которого была начата при первом султане Кутб-ад-дине Айбеке. Из других памятников мусульманской культовой архитектуры следует отметить мечеть Атала Деви в Динаджпуре, соборную мечеть в Манду (Мальва), мавзолей в Мультаие и гробницы биджапурских князей в Декане.

ГЛАВА 4

РУСЬ И ГОСУДАРСТВА ЕВРОПЫ В БОРЬБЕ ПРОТИВ ПОРАБОЩЕНИЯ

Русь в XIII в. — это история крайне напряженной и исполненной героизма борьбы русского народа за свою независимость рдновременно против монгольских, немецких, шведских, датских, венгерских и польских феодалов. Борьба русского народа против иноземных захватчиков имела огромное значение для исторических судеб всех народов Восточной Европы.

НАСТУПЛЕНИЕ С ЗАПАДА

Вторжение немецких крестоносцев в Восточную Прибалтику явилось лишь одним из этапов их «натиска на восток», т. е. политики захвата немецкими светскими и духовными феодалами славянских земель. В X — XII вв. немецкие правители завоевали земли полабских и поморских славян и продвинулись к Висле. Но здесь они встретили сопротивление со стороны Польши и пруссов, населявших территорию Прибалтики вплоть до Немана. По-прежнему стремясь овладеть землями между Вислой и Неманом, немецкие феодалы решили в то же время создать второй очаг наступления — на Западной Двине.

В конце XII в. папская курия направила в область Западной Двины, где жили ливы (от имени которых вся территория, впоследствии завоеванная немецкими феодалами, получила название Ливонии), своих агентов-миссионеров с войском. Но ливы изгнали папских агентов. Тогда папа возглавил крестовый поход против народов Восточной Прибалтики. Новый поход возглавил бременский каноник Альберт, будущий епископ Ливонии. Получив помощь папы Иннокентия III, германского императора и датского короля, Альберт появился на кораблях с немецким войском в устье Западной Двины (1200 г.). Разбив ливов, захватчики заложили на месте их древнего торгового поселения крепость Ригу (1201 г.), а в 1202 г. основали немецкий рыцарский Орден меченосцев, ставший постоянно действующей вооруженной силой. При этом папской курией и немецкими хронистами широко использовались всевозможные измышления об отсталости местных народов и прославлялись крестоносцы, призванные якобы распространить среди данных народов «культуру» и «истинную» — католическую веру. Таким образом маскировалась полргтика грабежа и завоевания.

Полоцкий князь, которому была подвластна земля ливов, неоднократно предпринимал в союзе с литовцами походы в помощь ливам. Но полочане не имели достаточно сил, чтобы отразить наступление крестоносцев. Крепости Кок-несе, Селиилс и город Ерсике в землях латгалов и селов в 1207 — 1209 гг. были захвачены и разорены немецкими феодалами. Впрочем, опасаясь полоцкого князя, последние продолжали (до 1212 г.) вносить ему издавна шедшую с ливов дань.

Враги проникли и в Северную Латгалию, где заложили замок Венден (теперь Цесис), и тем самым создали угрозу Эстонии. Это задевало интересы Новгорода и Пскова. Однако обострение борьбы новгородского боярства с владимиросуздальскими князьями, а также обособленность Полоцка, Пскова и Смоленска отражалась иа обороноспособности прибалтийской территории, подвластной Руси. У враждовавших русских князей не было единого плана военных действий в Прибалтике. Новгородские войска выступали против немецких рыцарей на территории Тормы (1209 г.), Уганди (1210 г.), Ярвамаа и Харыомаа (1212 г.), они изгнали захватчиков из Отепя (Оденпе). Новгород продолжал получать дань с эстов, но немецкие феодалы разорили Саккала и дошли до реки Змайыги, близ русских границ. Немецкие захватчики несли покоренной земле невиданный гнет. Массами истреблялось население. Страна эстов варварски опустошалась. Положение эстов особенно ухудши лоси в 1219 г., когда в Северную Эстонию вторглись войска датского короля. На месте древней эстонской крепости Лин-

данисе датские захватчики построили новую — Ревель (Таллинн).

Эсты единодушно поднялись на врат, призвав на помощь новгородцев. Началась война русских и эстов против ливонских рыцарей. Союзниками Руси являлись литовцы, совершавшие походы в захваченные немецкими рыцарями земли в области нижнего течения Двины. Были совершены походы на Вен-ден (1218 г.) и окрестности Риги (1222 г.).

В 1223 г. Руси был нанесен тяжелый удар монгольскими завоевателями на реке Калке. Это отразилось и на положении в Прибалтике. Датские и немецкие феодалы заключили наступательный союз. Поход князя Ярослава Всеволодовича с новгородскими полками на Ревель (1223 г.) не привел к изгнанию захватчиков из Эстонии. Для этого нужны были более крупные силы. Между тем ливонские крестоносцы, получая постоянную помощь из Германии, в 1224 г. захватили Юрьев (Тарту), который совместно защищали русские и эсты. В 1227 г. немецкие рыцари разорили и заняли острова Саа-ремаа и Муху. Эти захватнические действия направляли папские легаты (послы). В 1227 г. папа Гонорий III потребовал подчинения от «всех королей Руси». В эти же годы папская курия энергично поддерживала вторжение в Юго-За-падную Русь венгерских и польских феодалов.

Лишь в 1234 г. войска князя Ярослава, утвердившегося в Новгороде, смогли нанести удар ливонским рыцарям. Суздальские полки и новгородская рать наголову разгромили немецких захватчиков на реке Змайыге. По мирному договору, заключенному с крестоносцами, Русь сохраняла свои права в Латгалии и части Эстонии.

Потерпев неудачу у русских границ, немецкие феодалы предприняли в 1236 г. большой поход на Литву. Поход крестоносцев закончился полным разгромом немецкого войска в битве при Шауляе и гибелью всех его главарей, включая и магистра Ордена меченосцев.

В это время захватчики ввели в борьбу новую силу — Тевтонский орден. В 1230 г. тевтонские рыцари вторглись в Хелминскую землю. Тесня и истребляя пруссов, они продвинулись к Вислинскому заливу и по его побережью до реки Преголы, утвердившись таким образом в Польском Поморье. Тевтонский орден угрожал не только Польше и Литве. В конце 30-х годов тевтонские рыцари во главе с Бруно попытались проникнуть в Галицко-Волынскую Русь. Они овладели Дрогичином. Но волынские войска под предводительством князя Даниила Романовича освободили город, захватив в плен рыцарей, в том числе и самого Бруно.

После поражений, которые были нанесены немецким крестоносцам, захватчики старались сплотить свои силы, готовясь к вторжению вг пределы Руси и Литвы. В 1237 г. при деятельном участии папской курии было достигнуто объединение Ордена меченосцев и Тевтонского ордена. В следующем году в Стенби было заключено новое соглашение

о союзе против Руси между немецкими и датскими крестоносцами. Из Германии, Дании и других стран прибыли свежие пополнения в Ригу и Ревель. Готовилось новое наступление на Русь.

Обострились отношения Руси и со Швецией. Финны (емь) решительно выступили против шведских феодалов, а русские войска поддержали финнов и в 1227 г. вытеснили из их страны шведских захватчиков.

РУСЬ И СОСЕДНИЕ НАРОДЫ

Русь была окружена многими неславянскими народами. Ее влияние распространялось на народы Прибалтики (литовцев, латышей и эстонцев), Финляндии и Карелии, некоторые народы Севера (ненцев, коми, юргу), Поволжья (мордву, мари, часть болгар, чувашей и удмуртов), Северного Кавказа (осетин и черкесов), а также на народы Северного Причерноморья (тюркские кочевые племенные союзы по-, ловцев, у зов) и Молдавии. Русь поддерживала связи с За-

1 кавказьем (населением Грузии, Армении, Азербайджана) и

Средней Азией. Уровень общественного развития этих народов был различен: у некоторых из них существовал еще первобытнообщинный строй, а у других -- уже сложившийся феодальный способ производства.

Народы Прибалтики в XI — XII вв. переживали время становления феодальных отношений. Государств у них еще не было. Крестьяне жили сельскими общинами, значительные группы которых составляли полуфсодальные-полу-патриархальные объединения во главе с представителями землевладельческой знати — «лучшими», «старейшими» людьми. Такие объединения были в Литве (Аукштайтия, Жемайтия, Делтува и др.), в Латвии (Латгалия, Земга-лия, Корсь и др.), в Эстонии (Ляанемаа, Харыомаа, Саккала и др.).

Население Прибалтики занималось замледелием, скотоводством и ремеслом, вело торговлю с соседями. В Прибалтике придерживалось дохристианских верований. Замечательными памятниками культуры.этого времени являются эстонский эпос «Калевилоэг», литовские и латвийские исторические песни и сказки.

Древние связи прибалтийских земель с Русыо были прерваны в начале XIII в. вторжением немецких и датских феодалов. Используя противоречия среди правителей, крестоносцы захватили эстонские и латвийские земли. Иначе сложилась история Литвы. Здесь на основе более высокого экономического развития возник сперва союз князей разных земель (1219 г.), а затем сложилось раннефеодальное государство с великим князем во главе. Первым литовским князем был Миидовг (1230 — 1264). Великое княжество Литовское с помощью Руси сумело отстоять свою независимость, отбив наступление немецких феодалов.

В Карельской земле, которая входила в состав владений Новгородской Руси, господствовало земледелие при наличии развитых промыслов (охоты и рыболовства), ремесла и торговли. С развитием феодальных отношений в 70-х годах XIII в. Карельская земля была выделена в самостоятельную административную область Новгородской Республики. Среди карел стало широко распространяться христианство. Культура и быт карельского народа получили яркое отражение в выдающемся памятнике народного карело-финского эпоса — «Калевале». С середины XII в. Шведские феодалы стали нападать на Карелию с целью ее захвата и порабощения. Карелы вместе с русскими отбили натиск шведских захватчиков и нанесли им тяжелые ответные удары.

Новгородской республике был подвластен народ коми, живший иа Вычегде. Коми занимались охотой и рыбным промыслом, но знали также земледелие и ремесло. У них началось разложение патриархально-общинного строя, появилась общинная знать — старцы.

В условиях родового строя жили на берегах Белого моря неицьг («самоеды»), а по склонам Северного Урала — югра. Видная роль в истории народов Поволжья, Прикамья и При-уралья принадлежала раннефеодальному государству волжских болгар. У них было развитое земледелие, а в крупных городах — Болгаре, Су варе и Биляре существовали разнообразные ремесла. В Болгаре проживали и русские ремесленники. В этот город съезжались купцы из Руси, Средней Азии, Закавказья, Ирана и других стран. Болгарские купцы торговали хлебом с Владимиро-Суздальской землей.

Среди народов Поволжья, подвластных Владимиро-Суздальскому княжеству, начало формирования классовых отношений наблюдалось лишь у мордвы, занимавшейся земледелием и бортничеством. Здесь выделялись «князья» отдельных областей. У других пародов — мари, чувашей, удмуртов еще господствовал первобытнообщинный строй. Башкиры — кочевники Приуралья только начали объединяться в союзы племен, во главе которых стояли старейшины (аксакалы). Большую роль здесь играли еще народные собрания.

У земледельческих и скотоводческих народов Северного Кавказа — аланов (осетин) и адыгейцев, существовали непрочные племенные союзы. Отдельные племенные вожди враждовали друг с другом. В пастбищно-скотоводческих обществах Дагестана имелись патриархально-феодальные объединения, возглавлявшиеся местными правителями: нусалами (в Аварии), шамхалами (в Кумукии), уцмиями (в Кайтаге). Часть из них находилась в зависимости от Грузии.

Население Крыма, состоявшее из аланов, греков, армян и русских, продолжало поддерживать политические, торговые и культурные связи с Русью, несмотря на притязание Византии на господство в приморских городах — Херсонесе (Корсуни), Судаке (Суроже) и Керчи (Корчеве). Связи народов Северного Кавказа и Крыма с Русью были ослаблены вторжением Северное Причерноморье половцев (середина XI в.).

На территории Молдавии, подвластной пиищко-волынским князьям, жили славяне и романизированное население, позднее сложившееся в молдавскую народность" Здесь имелись города: Малый Галич, Бырлад. Текуч и др.

Ряд народов, входивших в состав Древнерусского государства, продолжал развитие в рамках русских феодальных княжеств и областей. Литовская, латвийская, эстонская и карельская народности формировались в условиях тесного общения с русским народом.

Подвластные Руси неславянские земли несли бремя эксплуатации. Русские князья и бояре обогащались за счет угнетенных народов, получая с них дань — серебро, меха, воск и другие ценности. Но вместе с тем неславянские народы развивались в условиях экономического, политического и культурного взаимодействия с Русью. На землях этих народов строились города, селились русские крестьяне и ремесленники, появлялись купцы. Местное население сближалось с русским трудовым людом и усваивало от него более высокую культуру, втягивалось в рыночные связи и знакомилось с городским бытом и письменностью.

В Центральной Азии сложилось объединение киргизских племен, охватывавшее земли от Алтайских гор до Байкала и Саянского хребта, а также земли тувинские и минусинские. Киргизы занимались скотоводством, но знали земледелие и ремесла и вели торговлю с Китаем. К середине XII в. киргизы попали в зависимость от кара-китаев (кидаией), которые из Северного Китая продвинулись до Алтая и овладели Енисеем и Южным Семиречьем. Тяжелое для местного населения господство каракитаев было подорвано выступлением в конце XII в. монголо-язычных племен найманов, которые продвинулись от Алтая до Иртыша и Восточного Туркестана. Большая часть найманов впоследствии постепенно ассимилировалась в среде различных племен и народностей (киргизских, алтайских, тюрко-язычных племен нынешнего Казахстана), полностью утратив свой язык. Позднее все эти земли попали под власть монгольских ханов.

Некоторые народы Дальнего Востока, в частности, население Уссурийского края, где обитали предки нанайцев (гольдов), бассейна реки Хой (племя удягай — позднее удэгейцы), низовьев Амура (гиляки — нивхи), занимались преимущественно охотой и жили в условиях первобытнообщинного строя. В середине XII в. они попали под власть объединения племен чжурчженей, которые заняли владения киданей и создали государство Цзинь. В его состав входила большая часть Маньчжурии, Северного Китая и Монголии. Просуществовало это государство до начала монгольских завоеваний.

Некоторые народы Северо-восточной Сибири и Дальнего Востока находились на уровне культуры каменного века, селились в полу подземных жилищах, занимались рыболовством, охотой и, где позволяли условия, промыслом морского зверя. Из домашних животных они разводили только собак. Таков был образ жизни предков айнов и гиляков (нивхов) на Сахалине, ительменов и коряков — иа Камчатке, юкагиров — на Колыме, в низовьях Лены и Хатанги. В особенно суровых природных условиях протекала жизнь обитателей Арктики (предков эскимосов и приморских чукчей). Охотой и рыболовством существовали обские племена — манси (вогулы) и ханты (остяки), а на севере Западной Сибири — .ненцы. К востоку от Еиисея и восточносибирской тайге обитали oxoтничьe-pыбoлoвчeqкиe племена оленеводов — эвенков. В Прибайкалье жили предки якутов; они разводили рогатый скот и лошадей. Социально-экономический строй этих народов оставался более или менее неизменным вплоть до того времени, когда они оказались под воздействием русской культуры.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РУСИ

В период феодальной раздробленности Русь, оставалась крупной европейской страной, не имела единой государственной власти, которая вела бы общую для всей страны внешнюю политику. В середине XII в. русские князья вступали в союзные отношения с государствами, которые входили во взаимно враждебные коалиции.

Тем не менее наиболее крупные русские княжества оказывали существенное влияние на судьбы соседних стран. Еще в 1091 г., когда Византия искала всюду помощи против турок-сельджуков и печенегов, она получила военную поддержку от князя галицкого Васи лысо. Вообще же русские князья занимали по отношению к церковному центру православия — Византии гораздо более независимую позицию, чем другие европейские государства по отношению к центру католичества — Риму.

Папская курия стремилась вовлечь Русь в орбиту своей политики, но наиболее дальновидные папские эмиссары уже тогда видели несбыточность этих надежд. Так, на запрос одного из идеологов воинствующего католицизма — Бернара KfiepBoccicoro о возможности внедрения на Руси католичества краковский епископ Матвей в середине XII в. писал, что «русский народ, своей многочисленностью подобный звездам, не желает сообразоваться ни с латинской, ни с греческой церковью».

Русские князья активно вмешивались в международные отношения своего времени. Владимиро-суздальские и союзные им галицкие князья поддерживали дипломатические отношения с Византией, а их противники — волынские князья — с Венгрией. Войско галиц-ких князей значительно содействовало укреплению Второго Болгарского царства и помогло в начале

XIII в. болгарскому царю Ивану Асеню II вернуть престол. Русские князья способствовали усилению позиции мазовецких князей в Польше. Позже мазовец-кие князья некоторое время находились в вассальной зависимости от Руси.

Отдельные княжества Руси располагали значительными вооруженным силами, которые сумели отбить, а частично и подчинить половцев. Правители Византии, Венгрии, Польши, Германии и других стран стремились к династическим связям с русскими князьями, особенно с сильнейшими из них — владимиро-суздальскими и галицко-волынскими. Слухи о сокровищах Руси поражали воображение средневековых хронистов Франции, Германии и Англии.

Русские путешественники побывали в разных странах. Так, новгородский боярин Добрыня Ядрейкович посетил в начале XIII в. Византию. Он оставил интересное описание достопримечательностей страны. Черниговский игумен Даниил побывал в Палестине и также описал свое путешествие, совершенное вскоре после первого крестового похода. Летописи и другие памятники показывают хорошую осведомленность русских людей о странах Европы и Азии.

Тем не менее международное положение Руси в период феодальной раздробленности значительно ухудшилось. Это отмечали современники-публицисты. В «Слове о погибели Русской земли», созданном в первой половине XIII в., описывается красота и богатство Руси и в то же время с тревогой говорится об ослаблении ее международного значения. Прошли те времена, когда государи соседних стран трепетали от одного имени Руси, когда византийский император, опасаясь киевского великого князя, «великие дары посылал к нему», когда немецкие рыцари радовались, что они находятся далеко «за синим морем».

Ослаблению внешнеполитического положения Руси, сокращению ее территории способствовали феодальные распри князей, которые не прекращались даже тогда, когда в страну вторгались враги. Кочевники-по ловцы, заняв Северное Причерноморье, совершали опустошительные набеги на южные русские земли, уводили в плен и продавали в рабство русское население. Они подрывали торговые и политические связи Руси с Причерноморьем и странами Востока. Это привело к утрате Русью ее владений на Северном Кавказе, а также к потере Таманского полуострова и части Крыма, захваченных Византией. На западе венгерские феодалы захватили Карпатскую Русь. В Прибалтике земли латышей и эстонцев попали под удар немецких и датских феодалов, а земли финнов и карел — под удар тиведекпх. В XIII в. монгольское нашествие привело к завоеванию, разорению и расчленению самой Руси.

Русская культура играла большую роль и в жизни соседних земель. Русские летописи вошли в состав крупнейших польских хроник, на русских летописях основано летописание Литвы. Памятники русского ремесла сохранились в Чехии. Влияние русских фресок проявилось в Чехии, сказалось в росписях храмов Польши и Готланда. Русские косторезы пользовались заслуженной славой в Византийской империи и других странах.

БОРЬБА РУССКОГО НАРОДА С ТАТАРО-МОНГОЛЬСКИМ НАШЕСТВИЕМ

В августе 1236 г. хан Батый начал поход для захвата владений камских булгар и северо-восточных русских княжеств. Камские булгары были разбиты, и их государство было включено в улус Джучи. В следующем году (1237) войска хана Батыя появились в Рязанском княжестве. Рязанский князь послал гонца во Владимир с просьбой прислать войска. Однако великий князь владимирский Юрий Всеволодович отказал в помощи. 16 декабря монголы осадили Рязань, а 22 декабря взяли город приступом и сожгли. После этого монголы двинулись в Коломну. Высланные из Владимира под Коломну войска были разбиты. После Коломны, без больших затруднений, была взята Москва, тогда еще небольшой городок. Затем под натиском татар пали Суздаль и Ростов, а 3 февраля 1238 г. войска Батыя осадили Владимир.

Владимирский великий князь Юрий Всеволодович накануне подхода татар к Владимиру оставил столицу и отправился на север собирать войска для борьбы с врагами. Владимир защищали два его сына — Всеволод и Мстислав. Деревянные стены Владимира не выдержали стенобитных орудий. Монголы ворвались в город и подожгли собор, в котором собрались женщины и дети. Мужское население Владимира было почти все перерезано (7 февраля). Юрий Всеволодович с войском поджидал татар на реке Сити, впадающей в Мологу, приток Волги. Татары окружили войска Юрия и 4 марта 1239 г. все войско владимиро-суздальского князя было разгромлено. После этого войска хана Батыя беспрепятственно стали занимать отдельные княжества, двигаясь далее на север.

Татарские войска подошли близко к Новгороду. Однако продвижение измотало силы захватчиков и весеннее половодье рек остановило дальнейшее продвижение татар, ослабленных в предыдущих сражениях. Армия Батыя двинулась на юг.

По дороге небольшой городок Козельск задержал татар на семь недель героическим сопротивлением. Когда он был взят, все население, не исключая и младенцев, было перерезано. От Козельска татары двинулись на юг, в степь, и после завоевания земли половцев остановились у Волги.

В 1239 г. часть войск хана Батыя, выйдя из-за Волги, дошла до Оки, другая часть двинулась на Южную Русь, захватила Переяславль, Глухов, Чернигов. В конце 1240 г. громадная армия Батыя выросла у стен Киева. По словам летописца, из-за скрипа татарских обозов, ржанья коней и рева верблюдов не было слышно голоса человеческого. Татары разбили городские стены осадными машинами и засыпали город стрелами. 19 ноября 1240 г. древний Киев пал. Множество людей было истреблено, тысячи уведены в рабство.

После падения Киева монголо-татары двинулись на запад, захватили Галицко-Волынское княжество и заставили князя Даниила платить дань. Затем, разделившись на две части, монгольские войска вторглись в Венгрию и Польшу, разбили венгерского короля Белу IV на реке Сайо, а в Польше — армию краковского князя Генриха Благочестивого. Один из отрядов монголов прошел через Валахию и Трансиль-ваиию. Однако силы монголо-татар к этому времени были серьезно ослаблены. В 1249 г. Батый повернул обратно на восток. В это время (1241 г.) в Монголии умер Угэ-дэй и курултай должен был избрать нового великого хана. Для избрания нового монгольского хана Батый поспешил со своими вассалами в Монголию.

Так, кровью своих сыновей, ценой неимоверных лишений и бед русский народ спас Европу и ее культуру от страшного врага — татаро-монгольских завоевателей. Великий русский поэт А. С. Пушкин писал: «России определено было высокое предназначение, ее необозримые равнины поглотили силы монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы».

ТЕРРИТОРИЯ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

В результате пятилетней борьбы вокруг освободившегося престола великим монгольским ханом стал сын Угэдэя —

Гуюк-хан. Правление его продолжалось всего лишь два года. В 1248 г. после болезни он умер. Теперь наследовал внук Чиигпс-хана от его младшего сына — Мунке. При этом хане монгольская держава достигла наибольших размеров. На востоке монгольские войска под руководством брата Мунке — Хубилая, пройдя провинцию Сычуань, двинулись на Тибет н Индокитай. Другой брат великого хана — Хулагу расширил владения империи на западе. Его войска разгромили аббасидов и овладели столицей Халифата — Б:\г^,д^ч.

Мунке-хан был последним императором, управлявшего всей империей Чингис-хана. После его смерти огромная монгольская держава распадается; от нее отпадают западные улусы. Обширные, пространства Западной Сибири и Казахских степей получил брат Батыя — Ичен, и улус послужил основой образования Сибирского ханства. Персию, запад Средней Азии, часть Малой Азии и Закавказье получил брат Мунке — Хулагу. С 1256 г. этот улус получил название «улуса Хулагидов». Территория к востоку от Аму-Дарьи до Синьцзяна составляла Чагатайский улус.

Наиболее обширным из отложившихся от Монгольской державы улусов был улус Джучи. Восточные источники называют его Синей Ордой, русские летописи — Золотой Ордой. Золотая Орда занимала часть Средней Азии, Северный Кавказ, Крым, Северо-восточную Русь, черноморские степи, территорию камских болгар, Западную Сибирь до Иртыша. В устье Волги, недалеко от Астрахани, была основана столица Золотой Орды, называемая Сарай-Бату. В столице выстроили дворец хана, караван-сарай для купцов, дома наиболее знатных людей, приближенных хана.

Позднее, при хане Берке, столицу перенесли несколько выше по Волге, где и был выстроен новый город — Са-рай-Берке, на одном из рукавов Волги — Ахтубе.

Золотая Орда захватила территорию, населенную более культурными народами, чем сами завоеватели. И в Средней Азии, и на побережье Крыма, и в Камской Булгарии, и на берегах Волги сохранялись древние ремесленные центры, такие города, как Ургенч, Булгар, Сувар, Сурож и др. В этих городах существовали уже цеховые организации, в которых происходила острая классовая борьба. Конечно, эти древние центры культуры не могли не оказать своего влияния иа культуру и быт завоевателей. Золотоордынские феодалы начали перенимать тюркский язык, принимать мусульманскую веру. В первой половине XIV в., при хане Узбеке, мусульманство стало государственной религией Золотой Орды.

В Золотой Орде среди кочевого населения степей продолжался процесс развития феодальных отношений, хотя сохранились еще и пережитки родового строя. Монголо-татарское население, помимо разных барщинных работ, приносило своим феодалам-ханам, найонам (бекам) оброк в виде кумыса, лошадей, овец; в Камской Булгарии население платило оброк хлебом. Кроме повинностей, в пользу феодалов населением уплачивались также подати государству. Владения отдельных феодалов освобождались от уплаты податей государству. Такие феодалы назывались тарханами. Золотоордынские феодалы были связаны между собой системой вассалитета.

В сарае при хане существовал верховный совет из феодальной аристократии — диван. В диване обсуждались самые важные государственные дела — военные, административные, финансовые. Диван посылал в покоренные земли своих чп-новников-баскаков. Баскаки были на Руси, в Камской Булгарии, на Кавказе, в причерноморских городах и в Средней Азии.

Раскопки столицы Сарай-Берке показывают, что Золотая Орда внешне восприняла в покоренных государствах, особенно в Средней Азии, высокую культуру. В столице находились мечети из мрамора, богато украшенные, роскошный дворец самого хана с внутренними двориками, где были устроены фонтаны, а стены украшены орнаментами белого и зеленого цвета. Все это было создано руками согнанных из покоренных стран ремесленников.

В Сарай-Берке находился караван-сарай, где торговали восточные купцы, в город приезжали купцы из генуэзских колоний и русские купцы. Раскопки показали, что в этой столице находился водопровод, глиняные трубы которого хранятся в Москве в Историческом музее.

РУССКИЕ КНЯЖЕСТВА ПОД ВЛАСТЬЮ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ

Со времени походов Батыя Русская земля оказалась под властью татаро-монголов. Русские князья стали вассалами монгольских императоров if золотоордынских ханов. Чтобы остаться на своих княжениях, они должны были явиться в Орду и получить из рук хана ярлык (пожалование) иа княжение.

Первым из русских князей на поклон в Орду пошел Ярослав Всеволодович, который после гибели в бою с татарами брата Юрия (1238) стал великим князем Владимирским. Вслед за Ярославом в Орду направились другие князья Северо-восточной Руси. Некоторые из русских князей не желали повиноваться монголам. Наиболее решительными противниками монгольской власти оказались южные князья — Даниил Га-

лицкий и Михаил Черниговский, владения которых менее пострадали от татарского нашествия. Даниил Галицкий, борясь за самостоятельность, пробовал опереться на главу католической церкви папу Иннокентия IV. Однако новое движение татар на запад заставило южнорусских князей явиться в ставку хана. Михаил Черниговский при этом был убит в Орде. На северо-востоке враждебную позицию в отношении монголов занимали Андрей Ярославич, посаженный в 1249 г. на великое княжение, и тверской князь Ярослав Ярославич. Борьба этих князей также не увенчалась успехом. Андрей Ярославич принужден был спасаться от татар бегством в Швецию, тверской князь укрылся в Ладоге.

После Андрея Ярославича великим князем Владимирским стал прославленный в истории князь Александр Ярославич (Невский). Новый глава союза русских князей взял курс на мирные отношения с монголо-татарами. В тех условиях это была единственно правильная политика. Монголы были слишком сильны, Русь же — раздроблена и обескровлена. Только таким путем можно было объединить усилия русских князей в борьбе против выступавших с запада немецких рыцарей, а затем, накопив силы, сбросить татаро-монгольское иго.

Русские князья, как вассалы ханов, обязаны были по их зову являться к ним со своими вооруженными отрядами и принимать участие в татарских походах. При поездке в Сарай русские князья привозили хану и окружавшим его вельможам богатые подарки. На Русскую землю была наложена тяжелая дань, летописец называет ее неминучей даныо, так как уйти от ее уплаты было невозможно. В целях максимального сбора дани монголы производили в подчиненных им землях переписи населения. На Руси первая такая перепись была произведена в 1257 г. За единицу обложения был взят дом или семейство.

В течение 1257 — 1259 гг. монголы, несмотря на упорное сопротивление новгородцев, распространили дань на Новгородско-Псковскую землю, а также на Юго-Западную Русь.

Для поддержания своей власти и сбора дани монголы создали на Руси баскаческую военно-политическую организацию. По русским княжеским центрам монголы посадили своих воевод-баскаков. Во Владимире сидел старший баскак, которому подчинялись все остальные. Баскаки имели свое управление. В их распоряжении находились специальные военные отряды, командный состав которых состоял из завоевателей, рядовой — в основном из набранного насильно местного населения. Баскаки следили за взиманием дани, выполнением повинностей, осуществляли контроль за деятельностью князей. В случае каких-либо затруднений при сборе дани баскаки охотно пускали в ход вооруженную силу.

Помимо дани, взимаемой с дома или семейства, с земель, с плуга, существовали также различные пошлины (с ловли зверя, рыбы, с пчелиных ульев). С торговли взималась определенная пошлина, так называемая тамга. Сбор дани и пошлин производили специальные чиновники-данщики, пойлу жиики, гаможники. При переезде татарских чиновников население обязано было содержать их и давать им подводы. При баскаках установилась подводная повинность, были образованы специальные почтовые станции, так называемые «ямы», население обязано было давать лошадей и ямщиков для перевозки татарских чиновников.

Сбор дани производился исключительно жестоко, неимущие обращались в рабство. Тяжесть дани усугублялась еще тем, что она, как правило, отдавалась ханами на откуп жадным мусульманам откупщикам. Дань не бралась только с духовенства. Оно было освобождено от всякой дани и от каких-либо повинностей. Татары пытались использовать церковь в своих целях для слепого подчинения местного населения верховной ханской власти. Однако в этом отношении они достигли очень немногого. Наоборот, в ряде литературных произведений и проповедях того времени, сохранившихся до наших дней, проводилась мысль об объединении Русской земли для борьбы с врагом.

Владычество монгол, державшееся на терроре и насилии, вызывало решительный протест со стороны русского народа. Уже с середины XIII в. начали вспыхивать восстания в Новгороде, Ростове, Суздале, Ярославле. Волна народных антитатарских выступлений, захлестнувшая всю вторую половину XIII в., еще более усилилась в начале

XIV в. Восстания эти были потоплены в крови, но они не пропали даром. В конце XIII в. золотоордынские ханы вынуждены были передать сбор дани из рук данщиков-откуп-щиков — в руки самих русских князей. В начале XIV в. татары пошли на ликвидацию системы баскачества.

Дани, повинности и открытый террор не исчерпали всей тяготы монгольской власти на Руси. Другой, не менее пагубной стороной ее было стремление ханов помешать политической консолидации русских земель. Пользуясь правом назначения иа владимирский великокняжеский престол, татары разжигали среди русских князей междоусобицы. Они бдительно наблюдали, как бы тот или иной русский князь не усилился настолько, чтобы смог подчинить себе другие русские земли. В таком случае они старались передать великое княжение и связанные с ним материальные и политические выгоды другому князю. Противопоставить усилившемуся князю других князей и ослабить их во взаимной борьбе — именно так поступали татары, когда они разжигали вражду между князьями тверскими и ростовскими, а затем тверскими и московскими. Правилом татарских политиков был старый лозунг римских рабовладельцев: «Разделяй и властвуй».

' Нашествие татаро-монголов и их власть оказали глубоко отрицательное влияние на развитие Руси. В борьбе с татарами погибли многие тысячи русских людей. Татарское нашествие и иго подорвали производительные силы русского народа. Многие города и села были сожжены и разграблены, в татарский «полон» угнаны тысячи и тысячи люден. Политика татар, направленная на разжигание междоусобиц, тормозила процесс политического объединения Русской земли. Огромный урон понесла русская культура. Монголы, оставшиеся в основном кочевниками-ското-водамп, стояли на значительно более низком культурном уровне, чем русское население, и тормозили развитие Руси. Татаро-монгольское иго послужило причиной отставания Руси от Западной Европы, спасенной русским народом от нашествия.

Почти одновременно с монгольским нашествием с северо-запада русским землям стал угрожать другой страшный враг — немецкие рыцари. Первоначально их удар был направлен на прибалтийские племена.

Прибалтика была заселена различными племенами: эстами, л ивами, летгалами, курами, литвой, жмудыо, пруссами и другими, которые ко времени появления в их землях немцев вышли из состояния родового строя и вступили в период феодализма. У них уже существовала частная собственность на землю, на базе которой выделялась знать. Знать имела земельные владения, замки, окружила себя дружинами. Занимались эти племена земледелием, скотоводством, бортничеством, охотой. Из ремесел были развиты древодельное, кожевенное, гончарное, железоделательное и др.

Прибалтийские племена с XI в. имели оживленные сношения с русскими землями. Еще в 1030 г. Ярослав Мудрый основал в земле эстов город Юрьев (Тарту). Русские купцы из Новгорода, Полоцка вели торговлю по Западной Двине не только с эстами, ливами и летгалами, но и с островом Готландом.

Отдельные племена платили Полоцку дань; Полоцк защищал их от нападений шведов, немцев и датчан. Добрососедские отношения между ними нарушались редко.

В конце XII в. Восточная Прибалтика стала объектом немецкой экспансии. К этому времени немецкие феодалы и купцы в своем продвижении на восток дошли до Вислы, но, натолкнувшись на сопротивление Полыни и славянского племени пруссов, решили начать действовать со стороны Западной Двины.

Проникновение немцев в Прибалтику началось с миссионерской деятельности. В 1180-х годах к прибалтийскому племени ливов (отсюда пошло название Ливония) прибыли немецкие миссионеры (проповедники). Свою деятельность они вели под руководством бременского архиепископа. Когда лпвы оказали сопротивление введению новой религии, несшей им порабощение, архиепископ проспл папу о том, чтобы против прибалтийских народов был организован крестовый поход. С благословения папы из разбитых в Малой Азии крестоносцев в 1198 г. были организованы воинские силы, которые высадились в устье Западной Двины. Это вызвало восстание ливов (1198), причем во время восстания был убит немецкий епископ Бертольд. Новым епископом был назначен Альберт, «паршивый бременский каноник», по выражению Маркса. Альберт благословлял разбойную деятельность немецких рыцарей в Прибалтийской земле и при помощи рыцарей производил насильственное крещение. В устье Двины в 1201 г. крестоносцы построили крепость — Ригу, где Альберт устроил свою резиденцию. С целью создания вооруженной силы Альберт в 1202 г. учредил из прибывших захватчиков военно-монашеский орден, который из-за изображения креста и меча на рыцарской одежде стал называться Орденом меченосцев.

В 1207 г. германский император «пожаловал» Ордену меченосцев еще непокоренные земли в Прибалтике. Это развязывало руки для дальнейших действий «божьих рыцарей».

Разбойничьей деятельности меченосцев всячески содействовал римский папа Иннокентий III, который объявил всех сопротивляющихся язычников вне закона. Фактически католическое духовенство возглавляло разбойные походы немецкий рыцарей. В XIII в. немецкие рыцари захватили по нижнему течению Западной Двины крепости Кукенойс и Гер-цике, принадлежавшие Полоцкому княжеству, и в 1209 г. овладели нижним течением Западной Двины.

Рыцари организовали систематические облавы на местное население, захватывали молодежь, истребляли и грабили местное население.

Затем рыцари вторглись в пределы племени эстов.

Пока меченосцы захватывали земли ливов и эстов, южнее начала действовать другая организация немецких рыцарей — Тевтонский орден.

Тевтонский орден рыцарей был основан в Иерусалиме во времена крестовых походов. Он состоял преимущественно из германских рыцарей. Эти рыцари носили белый плащ с черным крестом на левом плече.

В начале XIII в. (1226) рыцари Тевтонского ордена были приглашены польским князем Конрадом Мазовецким, который передал тевтонам земли на севере Польши. В 1238 г. глава Ордена (гроссмейстер) Зальца получил от германского императора Фридриха II полномочие завоевать прусскую землю силами Ордена. Вновь завоеванные земли предоставлялись Ордену без обязательства какой-либо службы или повинности.

Захватывая земли плохо вооруженных пруссов, тевтонские рыцари заставляли жителей строить замки, укрепления, нести всевозможные барщинные работы. Пруссы оказывали отчаянное сопротивление завоевателям, но в ходе борьбы они были почти целиком уничтожены. К концу 30-х годов XIII в. владения Тевтонского ордена уже соприкасались с владениями рыцарей-меченосцев.

ОБРАЗОВАНИЕ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО

Не все племена Восточной Прибалтики стали жертвой немецкой агрессии. Против нее не устояли те племена, у которых еще не было сильной княжеской власти. Иное положение сложилось на юге Восточной Прибалтики, на территории Литвы. Здесь в XIII в. возникло сильное Литовское княжество, отразившее немецко-рыцарскую агрессию.

Литовские племена стояли несколько выше ливов, лет-галов, эстов и других племен Восточной Прибалтики по своему общественно-экономическому развитию.

В XI — XII вв. у литовцев постепенно происходит распад родового строя и формируются феодальные отношения, возникает крупное землевладение. Илатьевская летопись, описывая поход галицко-волынского князя Даниила в 1256 г., упоминает о захвате села Карковиси, где было найдено в житницах такое обилие хлеба, что его хватило на прокормление всей галицко-волынской дружины. Закрепощенные крестьяне-общинники несли барщину, а также платили оброк, преимущественно натуральный.

Литовские феодалы жили в замках, окруженные своими дружинами.

В начале XIII в. Литвой управлял союз князей во главе со старейшим князем. Нависшая опасность со стороны немецких рыцарей, которые покорив ливов, летгалов и часть эстов, стали нападать на Литву, ускорила образование в Литве сильного раннефеодального государства.

Объединение литовских княжеств в единое государство начинает князь Живинбуд, но наиболее успешно действует в этом отношении князь Миндовг, который справедливо считается основателем великого Литовского княжества. Миндовг, по словам русского (волынского) летописца, «нача изби-ват и братью свою и сыповце свои, а другия выгпа с земли и иача княжетп один во всей земле Литовской».

Литовские князья вели напряженную борьбу против немецких рыцарей, помогая другим прибалтийским племенам и их русским союзникам. В 1236 г. литовцы и жмудины наголову разбили близ Шауляя двинувшихся на их земли немецких крестоносцев. В бою пал и магистр Ордена меченосцев Волквин.

В середине XIII в. молодое Литовское государство попало в сложное положение. Агрессивная политика Мипдовга в отношении Руси привела к союзу Даниила с рижским епископом и внутренними врагами Миндовга. Миндовг ответил на это тем, что, уступив Ордену часть земли непокорной жмуди и ятвягов и приняв от него христианство, получил орденскую поддержку. Ему была преподнесена королевская корона. Но как только положение Миндовга упрочилось, он возобновил борьбу против немцев. Миндовг поддерживал Жемайтию, но при этом требовал подчинения своей власти жемайтских князей. Успешная борьба с немцами поднимала против них и соседнюю Земгалию. В 1253 г. немцы построили Мемельбург, заперев, таким образом, выход Литвы к морю.

В 1260 г. около Мемельбурга объединились войска прусских и ливонских рыцарей с ревельскими и датскими крестоносцами для наступления на литовцев.

В решительный момент местные племена — курши — присоединились к войскам Миндовга.

В битве у озера Дурбе немецкое войско было разгромлено. Были убиты оба магистра и командир ревельского отряда. Результатом этой победы явилось повсеместное восстание населения, захват немецких замков и отпадение от Ордена многих земель. Миндовг отрекся от «язвы христианства» , порвал с Орденом и отправил послов к Александру Невскому. Послы привезли ответ, что русские «рады перемене чувств» Миндовга и обещают помощь.

С галицко-волынским князем Даниилом Миндовг еще в 1252 г. заключил мир, скрепив его браком своей дочери с сыном Даниила Шварном.

Союз Даниила с Миндовгом был расстроен нападением на Литву татар в 1258 г., в котором по их требованию должен был участвовать и Даниил. После этого Литва снова стала совершать нападения на юго-западную Русь.

В 1268 г. Миндовг был убит в результате заговора подчиненных ему князей. После его смерти в Литве начались феодальные междоусобицы. Борьба между литовскими феодалами за великокняжескую власть продол жалась и при сыне Мнидовга В ой шелке. Пользуясь этим, немцы производили набеги на Литву и Жмудь, хотя и в это время они не раз были биты литовскими князьями.

Новое усиление великого Литовского княжества началось в конце XIII — начале XIV в., при князе Витене, который объединил под своей властью литовские земли и вел успешную борьбу с Орденом.

НАЧАЛО БОРЬБЫ НОВГОРОДА С НЕМЕЦКИМИ РЫЦАРЯМИ

В борьбе против немецких рыцарей население Прибалтики получало поддержку со стороны русских земель, и в первую очередь Новгорода и Пскова. Новгородцы в союзе с прибалтийскими племенами неоднократно отбивали нападения немецких рыцарей и наносили им поражения.

Псковская летопись свидетельствует о том, как новгородские и псковские дружины в 1217 г. наголову разбили немецких рыцырей в земле эстов. Епископ Альберт после этого срочно направился в Германию за пополнением. Новгородцы же совместно с эстами разрабатывали планы разгрома немецкого Ордена.

Поражения русских дружин на реке Калке ослабило русских на северо-западе. Полоцкое и Смоленское княжества, подвергшиеся нападениям Литвы, не могли противостоять немцам. На помощь к Ордену между тем пришли Дания и Швеция. В 1224 г. рыцари после ожесточенного штурма овладели городом Юрьевым. С падением Юрьева, переименованного немцами в Дерпт, под их власть перешла вся Эстония. Рыцари придвинулись непосредственно к Новгородско-Псковской земле.

Борьба Новгорода с Орденом осложнялась изменами новгородских бояр. В Новгороде и Пскове происходила ожесточенная классовая борьба. Новгородские и псковские бояре старались выдвигать своих кандидатов в посадники и тысяцкие, призывать своих ставленников — князей. Однако на некоторых вечевых сходках они получали отпор от новгородских «черных» людей. Иногда происходили столкновения между боярами и князьями. Побежденные на вече или в борьбе с князем отдельные новгородские бояре бежали и находили себе убежище у немецких рыцарей. Так, в 1238 г. некий новгородский боярин Борис и другие беглецы помогли рыцарям захватить пригород Пскова Изборск и подойти к самому Пскову. Но рыцари снова получили отпор и отступили.

Большая неудача постигла рыцарей в 1234 г., когда в ответ на их очередную попытку напасть иа русские земли против них выступил князь Ярослав Всеволодович. Дружины Ярослава — переяславская, новгородская и псковская — нанесли решительное поражение рыцарям на реке Змайы-ге и заставили их подписать мир «на вьсей правде» Ярослава.

Таким образом, попытки немецких рыцарей вторгнуться в русские земли не имели пока успеха.

Неудачны были попытки рыцарей вторгнуться и в глубь Литвы. В 1236 г., во время набега на Литву, войска рыцарей, как уже отмечалось, были наголову разбиты под Шав-лями (Шауляй). В марте 1237 г. рыцари Тевтонского ордена понесли поражение в борьбе против Галицко-Волынскрй земли. До этого они овладели русским городом Дорогочином. Но выступивший против них волынский князь Даниил Романович освободил Дорогочин, разгромил тевтонов и взял в плен самого предводителя рыцарей Бруно.

Неудача рыцарей-меченосцев и тевтонов заставила их в 1237 г. объединиться. Во главе этого объединения встал гроссмейстер Тевтонского ордена, меченосцы образовали ливонский филиал этого Ордена. Объединенные силы немецких рыцарей, учитывая тяжелую для Руси обстановку, стали готовиться к решительному наступлению на русские земли.

РАЗГРОМ ШВЕДСКИХ И НЕМЕЦКИХ ЗАХВАТЧИКОВ.

ЛЕДОВОЕ ПОБОИЩЕ

Тревожные времена переживала Русь в это время. Только Новгород и Псков с их землями уцелели от монгольского разорения, остальные русские княжества были опустошены и обескровлены. С запада русским землям угрожало великое княжество Литовское, претендовавшее на Полоцко-Минское и Смоленское княжества. Тяжелым положением Руси решили воспользоваться немецкие рыцари и шведские феодалы.

Первыми выступили шведы. Они стремились захватить Неву, Ладогу, а затем Новгород и всю Новгородскую землю. В июле 1240 г. шведские войска под руководством Бир-repa — зятя короля — высадились на берегах Невы, готовясь двинуться в глубь Новгородской земли. В Новгороде в это время княжил сын великого князя Владимирского Александр Ярославович, прославивший себя в борьбе с врагами как выдающийся полководец, государственный деятель и великий русский патриот. Александр зорко наблюдал за западными и северными рубежами Новгородской земли. Получив от своих людей известие о высадке шведов иа берегах Невы, Александр не стал терять время на сбор новгородского ополчения и выступил с одной своей дружиной и частью ополченцев к реке Неве. Поспешность, с которой собрался в поход Александр, вполне оправдала себя. Кичливый Биргер ие ожидал такого стремительного прихода новгородского князя. 12 июля 1240 г. шведы были наголову разбиты, несмотря на превосходство своих сил. Сам Биргер, по сообщению летописца, был ранен в лицо копьем Александра Ярославича. Шведы вынуждены были бежать. За блестящую победу на Неве Александр Яро-славич получил прозвище «Невского».

Зимой 1240 г. начали свое наступление на русские земли немецкие рыцари. Они вторглись в Псковскую землю, овладели пригородом Пскова Изборском, осадили Псков и при помощи изменника боярина Твердильт Ивановича взяли город.

Сделав изменника посадником Пскова, рыцари захватили Вотскую пятину и заложили крепость в Колорском погосте на Новгородской земле. Отсюда рыцари предполагали повести наступление далее на восток. Между тем в Новгороде, который теперь стал целью немецкого наступления, произошел конфликт между героем Невской битвы Александром Ярославичем и Новгородскими боярами. Последние, боясь укрепления власти Александра Невского, заставили его оставить город. Александр принужден был выехать в Переяславль.

Однако, когда над Новгородом нависла грозная опасность, народ на вече потребовал возвращения князя Александра. Немцы были уже в 30 верстах от Новгорода. Всюду они грабили, убивали, насильничали. Летопись говорит, что разорение было таково, что «не на чем и орати (пахать) по селам».

Александр вернулся в Новгород, организовал дружину из новгородцев, ладожан и напал на укрепление немецких рыцарей — Колорье. Летопись говорит: «Изверже град до основания, а самих немцев побита, ови с собой прн-веде в Новгород».

Крепость была уничтожена п разорена. На помощь Александру пришел его брат Андрей из Северо-восточной Руси с дружиной. Соединенные силы русских дружин двинулись на немцев и выгнали их из Пскова.

Отдохнув немного в освобожденном городе, Александр направился в землю эстов. Немцы, со своей стороны, тоже перешли в наступление, мобилизовав для этого все свои силы. При столкновении с русским дозорным отрядом рыцари одержали победу. Узнав об этом, Александр Невский немного отступил и занял позицию на льду Чудского озера, в районе Узмени, у Вороньего камня. 5 апреля 1242 г. на Чудском озере, еще покрытом льдом, произошла знаменитая битва. Рыцари двинулись своим излюбленным строем-клином, или, как называли русские, «свиньей». Клин состоял пз закованных в броню всадников и имел своей задачей раздробление и прорыв центральной части войск противника, а следовавшая за клином колонна должны была охватом разгромить фланги противника. Александр Невский противопоставил этой стереотипной тактике рыцарей, при помощи которой они одержали немало побед, новое построение русских войск, прямо противоположное традиционному русскому строю. Основные силы Александр сосредоточил не в центре, как это делалось обычно, а на флангах. Немцы ударили по центру «и ирошпбошася свиньею сквозь полк». По тогда немцы считали уже битву решенной в свою пользу, па них неожиданно посыпались мощные удары со стороны сильных русских флангов. «И бысть тут сеча зла, — говорит летописец, — и лед был залит кровыо». Борьба за родину воодушевила русских на великие подвиги. Они дрались мужественно, самозабвенно. В ожесточенной битве рыцари были разбиты и бежали. Русские гнались за ними на протяжении семи верст. Было убито около 500 рыцарей и много взято в плен.

Таков был урок, данный русским народом более 700 лет назад захватчикам — немецким псам-рыцарям.

Победа на льду Чудского озера спасла русский народ и другие народы Восточной Европы от немецкого рабства. В результате этой победы была остановлена немецкая агрессия на Восток, продолжавшаяся в течение нескольких столетий. В этом состоит огромное историческое значение русской победы 5 апреля 1242 г.

ИСКУССТВО РУСИ ВРЕМЕН ТАТАРО-МОНГОЛЬСКОГО НАШЕСТВИЯ

Владимиро-суздальская земля больше всего пострадала от нашествия Батыя в 1237 - 1238 гг. Уничтожение произведений искусства было тем более ощутимо, что многие из них были созданы буквально накануне нашествия. Только в 1237 г. епископ Митрофан поставил киот над престолом в Успенском соборе во Владимире, украшенный золотом п серебром. Ростовский епископ Кирилл в 1231 г. украсил собор в Ростове иконами «многоценными», пеленами, двумя киотами, напрестольной нндитией, сосудами и рипидамп, а также и «златыми» дверями, установленными в южном портале, напрестольными крестами и внес в храм мощи святых «в раках прекрасных». В 1226 г., т.е. уже через три года после битвы иа Калке, была заложена каменная церковь Спаса в Нижнем Новгороде. Л в 1234 г. князь Святослав Всеволодович «съ верши л церковь в Юрьеве п украсп ю...». В это же время создавались и «златые» двери для Рождественского собора в Суздале. Собор был расписан фресковой живописью, а его пол был выуощен красным «разполпчным мрамором».

Татары прежде всего опустошили самую богатую сокровищницу русского искусства — Успенский собор во Владимире. Они сорвали с иконы Владимирской Богоматери древний оклад из золота и серебра, украшенный драгоценными камнями; ограбили и другие церкви и монастыри -- сняли драгоценные оклады с напрестольных Евангелий, унесли кресты и сосуды, а также и одежды князей, которые принято было вешать в храмах на память о них. Разорив Владимир, татары двинулись к Ростову, а потом иа Ярославль и Го-родец и по Волге вплоть «до Галича Мерского». Другие пошли к Юрьеву, Переславлю, Дмитрову и Твери.

Нам предстоит выяснить, насколько опустошительным было уничтожение древних произведений искусства и как быстро протекал процесс восстановления древних памятников. Это имеет прямое отношение к выяснению преемственности традиций и появлению новых качеств в искусстве.

Разоренный татарами владимирский Успенский собор все-таки кое-что сохранил из домонгольского прикладного и изобразительного искусства. Здесь сохранился от храмовой утвари Андрея Боголюбского Сион XII в., позднее привезенный в Москву. Уцелел чтимый образ Владимирской Богоматери

XII в., на котором остался и фрагмент золотого чеканного и басменного оклада с семифигурным деисусом. Это, по-

видимому, часть того оклада, который вновь был сделан в XIII в. после пожара 1185 г., когда сильно пострадало церковное узорочье, данное Андреем Боголюбским. Возможно, отсюда же происходит и икона Вседержителя («Спас, златые власы»), написанная в начале XIII в. в традиции высокого владимиро-суздальского искусства. Уцелел и сильно пострадавший образ Богоматери Боголюбской XII в. В Ярославе

чудом сохранился большой храмовый образ начала XIII в. Богоматери «Великая Панагия» и моленная икона Спаса середины XIII в. ярославских князей Василия и Константина.

Меньше всего уцелело произведений прикладного искусства, которые привлекали своей драгоценностью, и их легче было унести. Тем не менее, когда в конце XIII в. татарская рать вместе с князьями Андреем Александровичем Городецким и Федором Ростисла-вичем Ярославским взяла Владимир, то Успенский собор еще хранил произведения прикладного искусства. Они вновь были разграблены: «... и чудное дно медяное выдраша, и сосуды свя-щенныя вся поимаша».

На протяжении всей второй половины XIII в. летописи не сообщают сведений о строительстве храмов во Владимире или Суздале. Раньше их пробуждается Ростов Великий. Уже в 1253 г. в Ростове освящалась вновь построенная деревянная церковь Бориса и Глеба внуками Константина Всеволодовича — Борисом Ростовским и Глебом Белозерским. Новый храм стоял недолго и, по-видимому, сгорел, а в 1287 г. был восстановлен заново и освящен ростовским епископом Игнатием.

О произведениях прикладного искусства в Ростове мы не имеем никаких данных. Но непрерывное возобновление храмов почти сразу же после Батыева погрома свидетельствует о том, что на Владпмиро-Суздальской земле еще были опытные строители, живописцы и мастера церковного «узорочья». И, несмотря на отсутствие самих произведений прикладного искусства XIII в., у пас нет оснований говорить о полном потере домонгольских традиций в искусстве. Судя по сохранившимся произведениям живописи XIII — начала XIV в., в них еще ярко выявлялись черты высокого искусства ростово-суздальской школы. В прикладном искусстве некоторое снижение уровня мастерства несомненно было за счет угона мастеров и снижения материальной базы для создания произведений искусства (прежде всего — отсутствие драгоценных металлов) и потери некоторых сложных технических навыков. Но оно обогащалось за счет народного искусства, а следовательно, ярче выявляло его национальные особенности. Последние проявились и в профессиональном искусстве ростовской живописи.

Черты народной интерпретации образов в простоватых, но эмоционально напряженных лицах уже выявлены в чеканке деисуса на золотом окладе XIII в. с иконы Владимирской Богоматери. В то же время это произведение сохраняет монументальное величие фигур с искусной домонгольской пластикой одежд в византийской традиции.

Новгород не был разорен во время татаро-монгольского нашествия, но новгородское прикладное искусство во второй половине XIII в. переживало большую ломку, как и искусство среднерусских земель. Это можно проследить прежде всего по иконографическим изображениям иа золоте и серебре, т.е. на произведениях, сделанных не простыми ремесленниками, а городскими мастерами прикладного искусства. Подписанных и точно датированных произведений новгородского происхождения, относящихся к этому времени, нет. В самом Новгороде и его окрестностях не сохранилось ни одного не разрозненного комплекса церковных или монастырских ризниц, кроме ризницы Софийского собора. Ценнейшим источником для выявления новгородских древностей является Оружейная палата Московского Кремля и ризница Троице-Сергиевой лавры. Археологические раскопки в Новгороде мало помогают разработке истории прикладного искусства, так как они дают больше рядового материала бытового назначения, как, например, кресты-тельники, височные кольца, серьги, булавки, перстни, браслеты.

В конце XV в. из Новгорода в Москву попало значительное количество древних новгородских произведений в качестве «поминков», полученных Иваном 111, и изъятий, произведенных после покорения Новгорода. Вывозил из Новгорода произведения искусства и Иван Грозный.

Великий Новгород был одним из центров производства перегородчатых эмалей в домонгольское время. Этот факт в настоящее время уже твердо установлен благодаря археологическим находкам. Исследователи располагают теперь довольно большим числом новгородских произведений с перегородчатыми эмалями XII — XIII вв.

В процессе сохранения и собирания художественного наследия Северо-восточной Руси после ее разорения татаро-монголами Твери принадлежит особо важное место. В Тверь бежали жители из многих мест Ростово-Суздальской земли, «...собраша жеся тогда во Тверь отвеюду бегдых много и вси совещашася межи собою с татары битися». Эти пришельцы из высокоразвитых центров русской культуры домонгольского времени переносили в Тверь знания и художественные традиции своей родины. Связи с древним Ростовом закрепляются и династическим браком. В 1294 г. Михаил Ярославич Тверской женится на дочери Дмитрия Борисовича Ростовского Анне: Как ни один другой центр культуры, Тверь быстро возрождалась после опустошительного нашествия Батыя. Уже в середине XIII в. по вс