Электронная библиотека
Форум - Здоровый образ жизни
Саморазвитие, Поиск книг Обсуждение прочитанных книг и статей,
Консультации специалистов:
Рэйки; Космоэнергетика; Биоэнергетика; Йога; Практическая Философия и Психология; Здоровое питание; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй; Вредные привычки Эзотерика


Жюль Верн

Цезарь Каскабель




ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


Глава I
КАПИТАЛ


— У кого еще есть монеты? Ну-ка, ребята, пошарьте в карманах!

— На, папа, возьми! — Маленькая девочка протянула отцу помятый и засаленный квадратик зеленоватой бумаги. На нем с трудом различались слова «United States fractional Currency»[1] вокруг портрета солидного джентльмена в рединготе и шестикратно повторенное число 10. Бумажка стоила десять центов[2], что равнялось почти десяти французским су[3].

— Откуда она у тебя? — удивилась мать.

— Осталась от последней выручки, — ответила Наполеона.

— А у тебя, Сандр, ничего не осталось?

— Нет, папа.

— А у тебя, Жан?

— И у меня пусто.

— Сколько еще не хватает, Цезарь? — спросила мужа Корнелия.

— Всего двух центов. Тогда получится кругленькая сумма, — ответил господин Каскабель.

— Вот они, хозяин, — сказал Клу-де-Жирофль, подкидывая маленькую медную монетку, которую извлек из потайного кармашка.

— Браво, Клу! — зааплодировала маленькая девочка.

— Отлично… Есть! — радостно воскликнул господин Каскабель.

Да, действительно «есть», говоря языком нашего честного бродячего артиста, и это «есть» составило почти две тысячи долларов, или десять тысяч франков.

Десять тысяч — это ли не богатство, когда оно накоплено лишь собственным талантом добывать деньги от щедрот почтеннейшей публики?

Корнелия поцеловала мужа, дети дружно последовали ее примеру.

— Теперь, — сказал господин Каскабель, — нужно купить сейф, хороший сейф с секретом, в который мы спрячем наш капитал.

— Неужели без сейфа не обойтись? — робко промолвила госпожа Каскабель, которую несколько пугала такая трата.

— Нет, Корнелия, не обойтись!

— Может, достаточно шкатулки?

— Что с вас взять! — возмутился господин Каскабель. — Шкатулка — это для побрякушек! Сейф или по меньшей мере несгораемый шкаф — вот что подобает для денег, а так как нам предстоит долгое путешествие с десятью тысячами франков…

— Ладно, иди покупай свой несгораемый шкаф, но поторгуйся хорошенько! — ответила Корнелия.

Глава семьи открыл дверь «великолепного и пышного» ярмарочного фургона, который служил жилищем его семье, спустился с железной подножки, закрепленной на оглоблях, и немедля устремился к центру Сакраменто.

В феврале в Калифорнии довольно холодно, хотя этот штат и расположен на одной широте с Испанией[4]. Но господин Каскабель, в широкой накидке, подбитой фальшивым мехом куницы, и теплой шапке, натянутой на самые уши, весело шагал вперед, не обращая никакого внимания на погоду. Несгораемый шкаф, обладать несгораемым шкафом — мечта всей его жизни, и она наконец сбывается!

Это случилось в начале 1867 года.

За девятнадцать лет до описываемых здесь событий нынешняя территория города Сакраменто представляла собой обширную пустынную равнину. В центре ее возвышался небольшой форт, нечто вроде блокгауза[5], построенного сеттлерами — первыми переселенцами — для защиты своего лагеря от западноамериканских индейцев. Но с тех пор как янки[6] отобрали Калифорнию у мексиканцев[7], слишком слабых, чтобы отстоять ее, страна преобразилась. Форт уступил место городу, ставшему одним из самых значительных в Соединенных Штатах вопреки пожарам и наводнениям, которые неоднократно разрушали его.

В 1867 году господину Каскабелю уже не угрожали ни индейцы, ни бандиты без роду и племени, которые нахлынули в эти края в 1849 году, когда северо-восточнее Сакраменто, на плато Грасс-Валли[8] были открыты золотые залежи и знаменитое месторождение Эллисон-Роуч, где в каждом килограмме кварцевой руды содержалось на целый франк драгоценного металла.

Да! Миновали времена неслыханной наживы, страшных разорений и бесчисленных невзгод. Даже Карибу[9] — та часть Британской Колумбии, что севернее штата Вашингтон и куда тысячи золотоискателей перебрались в 1863 году, — была уже ими оставлена. Поэтому господин Каскабель мог не бояться грабителей и спокойно хранить свои небольшие, заработанные, можно сказать, собственным потом сбережения там, где обычно, — в кармане накидки. Несгораемый шкаф вряд ли был уж столь необходим, как утверждал наш герой, но он предпочитал перестраховаться, собираясь пересечь просторы Дальнего Запада, гораздо более опасные, чем калифорнийские: это путешествие должно было привести его в Европу.

Итак, господин Каскабель мирно вышагивал по широким и чистым городским улицам. Великолепные скверы, оттененные еще не зазеленевшими красивыми деревьями, гостиницы и частные дома, столь же элегантные, сколь и комфортные, общественные здания в англосаксонском стиле, множество монументальных храмов придавали столице Калифорнии внушительный вид. Повсюду деловито сновали люди: торговцы, судовладельцы, промышленники; одни ожидали прибытия кораблей, передвигавшихся вверх и вниз по реке, чьи воды медленно катили к Тихому океану, другие толпились на железнодорожном вокзале Фолсона, с которого отправлялись поезда во внутренние районы Федерации.

Насвистывая французский марш, господин Каскабель приближался к Хай-стрит. Именно здесь он приметил магазин, принадлежавший сопернику Фише и Юре — знаменитым парижским производителям сейфов. Здесь, у Уильяма Дж. Морлана, цены были относительно невысоки, несмотря на общую для Америки непомерную дороговизну.

На месте оказался сам хозяин, господин Каскабель представился ему:

— Господин Морлан, имею честь… Я хотел бы купить несгораемый шкаф.

Уильям Дж. Морлан узнал вошедшего, что нимало не должно удивлять читателя. Разве не Цезарь Каскабель вот уже три недели услаждал весь город? И достопочтенный бизнесмен ответил:

— Несгораемый шкаф, господин Каскабель? Окажите любезность, примите мои поздравления…

— Но с чем?

— Если кто-то покупает несгораемый шкаф, значит, у него есть несколько мешков, набитых долларами, которые необходимо хорошенько спрятать.

— Как вам будет угодно, господин Морлан.

— Хорошо, возьмите этот. — Торговец указал на огромный ящик, вполне достойный занять место в офисе братьев Ротшильдов или других банкиров, привыкших ни в чем себе не отказывать.

— О… Что вы, что вы! — опешил господин Каскабель. — Да здесь можно свободно расположить все мое семейство! Настоящее сокровище, я согласен, но в данный момент еще рано запирать его на ключ. Господин Морлан, а сколько поместится в этом необъятном шкафу?

— Несколько миллионов в золоте.

— Несколько миллионов? Ну тогда я зайду в другой раз… попозже, когда они у меня появятся! Нет! Мне нужен небольшой, но крепкий сейф, который можно унести под мышкой, а во время путешествия поставить на пол фургона, не боясь, что он вывалится на дорогу.

— Извольте, господин Каскабель.

Бизнесмен показал на другой сейф, весом не более двадцати фунтов[10], снабженный солидным замком. Он стоял немного в глубине, будто хранил кучу денег или ценных бумаг в здании банка.

— Он выдержит и огонь, — добавил господин Уильям Дж. Морлан. — Отменное качество!

— Прекрасно! Прекрасно! — воодушевился господин Каскабель. — Этот подойдет, если только, конечно, вы откроете мне секрет замка.

— Замок с шифром, — пояснил торговец. — Нужно набрать на четырех циферблатах четыре буквы или слово из четырех букв. Всего получается около четырехсот тысяч возможных комбинаций. За время, что грабитель потратит на их перебор, можно будет повесить его миллион раз!

— Миллион раз! Это замечательно, господин Морлан! Но какова цена? Понимаете, если она превысит стоимость содержимого, то сейф будет слишком дорогим удовольствием…

— Совершенно справедливо, господин Каскабель. Я уступлю его всего за шесть с половиной долларов…

— Шесть с половиной? — возмутился Каскабель. — Такая цена мне вовсе не по нутру! Бог с вами, господин Морлан, надо быть круглым дураком! Сойдемся на пяти?

— Хорошо, господин Каскабель, но только ради вас.


После оплаты покупки Уильям Дж. Морлан, не желая обременять покупателя таким грузом, предложил ему помочь донести сейф до фургона.

— Помилуйте, господин Морлан! Ваш покорный слуга жонглирует гирями по сорок фунтов каждая!

— Э-э! А сколько они весят на самом деле, эти ваши гири по сорок фунтов? — спросил, посмеиваясь, господин Морлан.

— Ровно пятнадцать. Только никому не говорите, — прошептал господин Каскабель.

На том они расстались, в высшей степени очарованные друг другом.

Полчаса спустя счастливый обладатель сейфа добрел до цирковой площади, где стоял его фургон. Довольный собственной персоной, он наконец донес «кассу дома Каскабелей» до пункта назначения.

Ах! Как будут обожать эту «кассу» в его маленьком мире! Каким гордым и счастливым станет все его семейство! Теперь нужно сейф открыть, потом опять закрыть. Юный Александр попытался даже ради забавы залезть внутрь. Но у него ничего не вышло — сейф оказался слишком тесен для ребенка

Что касается Клу-де-Жирофля, то за всю свою жизнь он не видел ничего столь прекрасного, даже во сне.

— Его, должно быть, очень трудно открыть! — воскликнул он. — По меньшей мере не легче, чем закрыть.

— Ты никогда не говорил ничего более мудрого, — заметил господин Каскабель.

Затем приказным тоном, не терпевшим возражений, он отдал распоряжение, сопроводив его характерным жестом, исключавшим малейшее колебание:

— Дети, бегите как можно быстрее и купите что-нибудь на обед… королевский обед! Вот вам целый доллар… Я угощаю!

Славный человек! Будто не он кормил их каждый день! Но господин Каскабель любил шутки такого рода и сам же смеялся над ними добрым громким смехом.

В один миг Жан, Александр и Наполеона, захватив широкие соломенные корзины для продуктов, высыпали на улицу. Клу пошел вместе с детьми.

— Теперь, когда мы одни, нам нужно поговорить, — сказал господин Каскабель.

— О чем, Цезарь?

— Как о чем? О шифре для замка несгораемого шкафа. Это не значит, что я не доверяю детям! Великий Боже! Ангелочки! Или этому балбесу Клу-де-Жирофлю — олицетворению честности! Просто очень важно, чтобы шифр оставался тайной.

— Выбирай любое слово, какое сам пожелаешь, — сказала Корнелия. — Я полагаюсь на тебя.

— У тебя нет никаких предложений?

— Нет.

— Ладно. Мне хочется, чтобы это было имя собственное…

— О да! Правильно… Твое, например, Цезарь.

— Нельзя. Оно слишком длинное. Нужно только четыре буквы.

— Тогда сократи свое имя на две буквы! Ты вполне можешь написать «Цезарь» без «р» и мягкого знака! Думаю, мы вольны поступать гак, как нам заблагорассудится.

— Браво, Корнелия! Это идея… Одна из тех гениальных идей, что так часто посещают голову моей женушки! Но если уж мы решили лишить слово двух букв, то почему бы нам не отнять четыре… от твоего имени?

— От моего?

— Да! Возьмем окончание — ЕЛИЯ. Я нахожу это куда более изящным.

— Ах, Цезарь!

— Не правда ли, тебе нравится, что твое имя — ключ к нашей кассе?

— Да, но потому, что оно давно уже служит ключом к твоему сердцу! — величаво и нежно согласилась Корнелия.

Сияя от счастья, она крепко поцеловала своего славного муженька.

Итак, вследствие хитроумной операции, тому, кто не угадает слова «Елия», никогда не удастся открыть сейф семейства Каскабель!

Полчаса спустя дети вернулись с продуктами — ветчиной и солониной, нарезанной аппетитными ломтиками, а также удивительными овощами, которые производит калифорнийская земля: древовидной капустой, картошкой, огромной, как дыня, и морковью длиной в полметра. С ними могут равняться лишь те, удовлетворенно говаривал господин Каскабель, что растут без присмотра, сами по себе. Что касается напитков, то это всегда очень трудная задача — выбрать из всего разнообразия, которое доставляют американским глоткам природа и трудолюбие. В этот раз помимо кувшина пенистого пива каждый принес себе на десерт остроконечную бутылочку хереса.

В одно мгновение Корнелия и Клу — ее обычный помощник — приготовили обед. Стол накрыли в «гостиной» — том отсеке фургона, где температура поддерживалась на должном уровне с помощью кухонной плиты, стоявшей за перегородкой. И если отец, мать и дети ели с отменным аппетитом (впрочем, на отсутствие оного никто из них никогда не жаловался), то для этого имелся прекрасный повод.

Окончив трапезу, господин Каскабель тем торжественным тоном, каким обычно зазывал публику на представление, произнес следующую речь:

— Дети мои, завтра мы покидаем достойный город Сакраменто и его достойных жителей, которых мы таки заставили оценить нас, несмотря на цвет их кожи — красный, черный или белый. Но, к сожалению, Сакраменто находится в Калифорнии, Калифорния — в Америке, а Америка — это не Европа. Однако родина есть родина, а для нас вся Европа — Франция, и после многолетнего отсутствия нам пора наконец вернуться в ее пределы. Сколотили ли мы достаточный капитал? Собственно говоря, нет. Тем не менее мы располагаем неким количеством долларов, которые будут очень красиво смотреться в нашем сейфе, когда мы обратим их в золото или обменяем на французские франки. Часть этих денег поможет нам пересечь Атлантику на быстроходных кораблях с трехцветным флагом, под которым Наполеон некогда гулял по городам и весям… Твое здоровье, Корнелия!

Госпожа Каскабель склонила голову перед очередным свидетельством доброй дружбы, которую частенько демонстрировал ее супруг, как бы благодаря за то, что в лице детей она дала ему Алкиону[11] и Гераклов[12].

Затем он продолжил:

— Я хочу выпить также за наше путешествие! Попутного нам ветра!

Он прервал свою речь, чтобы налить каждому по последней чарке отличного хереса.

— Клу, ты, кажется, хочешь сказать, что, заплатив за плавание, мы опустошим наш сейф?

— Нет, хозяин… Правда, если сюда приплюсовать цену железнодорожных билетов…

— Железная дорога! Rail-road, как говорят янки! — воскликнул господин Каскабель. — Пусть это покажется наивным и безрассудным, но мы обойдемся без нее! Я рассчитываю сократить расходы на дорогу от Сакраменто до Нью-Йорка, путешествуя в нашем доме на колесах! Несколько сот лье не испугают, я думаю, славное семейство Каскабель, привычное к странствиям по свету!

— Еще бы! — солидно подтвердил Жан.

— Какое счастье, мы снова увидим Францию! — вздохнула госпожа Каскабель.

— Нашу Францию, где вы, дети, никогда не были, ибо родились в Америке, нашу прекрасную Францию, наконец вы узнаете ее! Ах, Корнелия, какая это будет радость для тебя, провансалки[13], и для меня, нормандца[14], после двадцати лет скитаний!

— Да, Цезарь, да!

— Знаешь, Корнелия, мне предлагают ангажемент[15] в театре Бэрнума, так я немедленно откажусь от него! Откладывать наш отъезд, ни за что!… Я отправлюсь в путь хоть ползком!… Мы больны тоской по родине, и эту болезнь можно вылечить, только вернувшись в родные края!… Я не знаю другого лекарства!

Цезарь Каскабель говорил сущую правду. Он и его жена одержимы только одной мечтой: возвратиться во Францию, и теперь, когда в деньгах не было недостатка, они могли ее осуществить!

— Итак, мы выезжаем завтра! — сказал господин Каскабель.

— Наверно, это будет наше последнее путешествие? — с надеждой промолвила Корнелия.

— Дорогая, — с чувством возразил господин Каскабель, — я знаю только одно последнее путешествие — то, на которое Господь Бог не выдает обратного билета!

— Хорошо, Цезарь, но, может, нам стоит отдохнуть теперь, когда у нас есть капитал?

— Отдохнуть, Корнелия? Никогда! Не нужно мне богатства, если оно приведет нас к праздности! Ты не имеешь права оставлять без употребления таланты, которыми так щедро одарила тебя природа! Или ты воображаешь, что я способен жить сложа руки и позволить ослабнуть моим суставам и мышцам? Думаешь, Жану удастся забросить свои занятия эквилибристикой, Наполеона не будет больше танцевать на проволоке с шестом или без него, Сандр перестанет забираться на вершину пирамиды из гимнастов, а Клу откажется от своей полдюжины пощечин в минуту и от восторгов публики? Нет, Корнелия! Скажи лучше, что дождь зальет солнце, рыбы выпьют море, но не говори, что однажды наступит час отдыха для семейства Каскабель!

Теперь осталось лишь завершить необходимые приготовления, чтобы отправиться в дорогу на следующий день, как только солнце взойдет над горизонтом Сакраменто.

Сборы закончились вскоре после обеда. Само собой разумеется, пресловутый сейф установили в самом надежном месте — в последнем отсеке фургона.

— Таким образом, мы сможем, — сказал господин Каскабель, — стеречь его днем и ночью!

— Решительно, Цезарь, то была отличная идея, — заметила Корнелия, — и я не жалею денег, потраченных на наш сейф.

— Может, он и маловат, дорогая, но мы купим другой, побольше, если наша кубышка вдруг располнеет!




Глава II
КАСКАБЕЛИ


«Каскабель!… Имя, известное и даже знаменитое на всех пяти континентах и в «прочих краях», — с гордостью заявлял тот, кто с честью носил его.

Цезарь Каскабель, уроженец Понторсона, что расположен в самом сердце Нормандии, в полной мере унаследовал находчивость, смекалку и остроумие, присущие народу этой земли. Но, как бы ни был он хитер и изворотлив, не стоит равнять его с другими, часто очень подозрительными членами фиглярской гильдии[16]. Будучи отцом троих детей и главой семьи, он искупал личными добродетелями незавидность своего происхождения и беспорядочность своей профессии.

В данный момент господину Каскабелю исполнилось столько лет, на сколько он выглядел, а именно сорок пять, ни больше, ни меньше. Он был в прямом смысле дитя своего отца, ибо колыбелью ему служила заплечная сума, которую отец таскал по всем ярмаркам и рынкам нормандской провинции. Мать Цезаря умерла, едва ребенок успел увидеть свет, а когда через несколько лет за ней последовал и отец, то Цезарю посчастливилось: его приняли в труппу бродячих циркачей. Там и прошло его детство, в кульбитах, сальто и смертельных трюках, голова вниз, пятки наверх. Затем он постепенно перепробовал профессии клоуна, акробата, силача, и так до того момента, когда он возглавил маленькое семейство, которое он исполу создал с госпожой Каскабель, урожденной Корнелией Вадарасс, из Прованса.


Цезарь был умен и изобретателен, и при том, что имел силу недюжинную и ловкость исключительную, его душевные качества не уступали физическим. Как известно, катящийся булыжник не обрастает мхом, но трется о неровности дороги, полируется, углы его затупляются, камень становится круглым и блестящим. Так и господин Каскабель за время сорокапятилетних странствий настолько обтерся, отполировался и округлился, что знал о жизни все, что можно о ней знать, и ничему не удивлялся, ничем не обольщался. От ярмарки к ярмарке он проехал всю Европу, затем отлично приспособился сначала к голландским и испанским колониям, потом к Америке. Вследствие того он научился понимать почти любое наречие и объясняться более или менее прилично даже на тех языках, которых, по его собственному утверждению, он совсем не знал, так как не стеснялся прибегать к жестам тогда, когда ему не хватало слов.

Цезарь Каскабель был мужчиной довольно высокого роста, с мощным торсом и гибкими членами; немного выступающая вперед нижняя челюсть выдавала энергию хозяина; крупная голова поросла жесткой шевелюрой, выцветшей под жаром всех солнц и дубленной всеми ветрами, усы без завитков под большим нормандским носом, две полубакенбарды на красноватых щеках, голубые, очень живые, очень проницательные и в то же время добрые глаза, рот, в котором сияли бы все тридцать три зуба, если бы к его собственным добавить еще один. На публике он являл собой настоящего Фредерика Леметра[17], с широкими жестами, фантастическими позами и речью декламатора, а дома был очень простым, очень естественным и обожавшим свою семью человеком.

Цезарь Каскабель отличался безукоризненным здоровьем, и, хотя возраст уже не позволял ему выступать в качестве акробата, он до сих пор восторгал своими силовыми упражнениями, которые требовали «работы бицепсов». Кроме того, он владел необычайным даром в таком жанре ярмарочного искусства, как чревовещание, или энгастримизм, который восходит к древности, поскольку, по словам епископа Евстафия[18], ворожея из Эндора[19] тоже была всего-навсего чревовещательницей. Стоило ему захотеть, как его глотка спускалась из шеи в желудок. Мог ли он петь дуэтом сам с собой? Ах! В этом можно было не сомневаться!

И, чтобы закончить его портрет, отметим, что Цезарь Каскабель питал слабость к великим завоевателям, особенно к Наполеону. Да! Он любил героя Первой империи настолько, насколько ненавидел его палачей — отродий Гудсона Лоу[20], проклятых Джонов Буллей[21]. Наполеон — вот человек! Цезарь никогда не стал бы выступать перед английской королевой, «даже если бы она умоляла его через своего дворецкого». Он так охотно и часто говорил это, что в конце концов сам поверил в свои слова.

Не надо думать, что господин Каскабель был директором цирка — этаким Франкони, Ренси или Луайалем, которые возглавляли труппы наездниц и всадников, клоунов и жонглеров. Нет! Простой фигляр, он выступал на площадях под открытым небом, если стояла хорошая погода, и под шатром, если шел дождь. С помощью этой профессии, капризный характер которой он хорошо изучил за четверть века, ему удалось заработать (и нам это известно) кругленькую сумму, спрятанную теперь в сейфе под замком с шифром.

Сколько труда, сил, а порой и бед она стоила! Теперь самое трудное позади. Семья Каскабель готовилась вернуться в Европу. Они пересекут Соединенные Штаты и возьмут билеты на французский или американский (но только не английский!) пакетбот[22].

Говоря по правде, Цезаря Каскабеля ничто не смущало. Для него не существовало препятствий, а тем более трудностей. Для него извернуться, выпутаться — было обычным и привычным делом. Он мог смело повторить за герцогом Данцигским[23], одним из маршалов его кумира: «Нашлась бы лазейка, остальное — за мной!»

Действительно, Цезарь за свою жизнь пробрался через множество лазеек!

«Госпожа Каскабель, урожденная Корнелия Вадарасс, чистокровная провансалка, несравненная ясновидящая, обладающая всеми прелестями своего пола, увенчанная всеми добродетелями матери семейства, одержавшая славную победу в Чикаго на первенстве по женской борьбе и завоевавшая титул «первой атлетки мира!» — именно такими словами господин Каскабель представлял публике собственную супругу. Двадцать лет назад он женился на ней в Нью-Йорке. Советовался ли он со своим отцом перед свадьбой? Конечно нет! Во-первых, потому что отец «не спрашивал моего согласия по поводу собственной женитьбы», говорил он, а во-вторых, потому что славного папеньки давно уже не было на белом свете. И поверьте, свадьба свершилась очень просто, без предварительных переговоров и формальностей, которые в доброй старой Европе так досадно мешают союзу двух предназначенных друг другу созданий.

Однажды вечером в театре Бэрнума на Бродвее, куда Цезарь Каскабель пришел как зритель, его поразили изящество, ловкость и сила молоденькой акробатки-француженки Корнелии Вадарасс в упражнениях на перекладине. Объединить свои способности с талантами юной грации, создать одно целое из двух существ, вообразить будущий выводок маленьких Каскабелей, достойных отца и матери, — такая цель показалась честному акробату само собой разумеющейся. Броситься за кулисы во время антракта, познакомиться с Корнелией Вадарасс, сделать ей предложение, приличествующее женитьбе француза на француженке, заметить в зале почтенного пастора, увлечь его в артистическую, уговорить освятить союз столь прекрасной пары — все было возможно в счастливейшей стране — Соединенных Штатах Америки. И разве такие скоропалительные браки чем-то плохи? По крайней мере, женитьба Цезаря Каскабеля на Корнелии Вадарасс — одна из самых удачных среди тех, что когда-либо праздновались на этом свете.

В то время, с которого мы начали свой рассказ, госпоже Каскабель минуло сорок лет. Красивая талия, может быть, чуть-чуть располневшая, черные волосы, темные глаза, а улыбка, как и у мужа, открывала полный ряд зубов. Что касается ее необычайной силы, то те памятные соревнования по борьбе в Чикаго, где ей достался почетный приз, свидетельствовали об этом. Нужно упомянуть, что Корнелия любила мужа так же, как в первый день, безгранично доверяла ему и безусловно верила в гений этого необычного человека, одного из самых замечательных самородков Нормандии.

Первенцу Жану, происшедшему от союза цирковых артистов, теперь уже исполнилось девятнадцать. Он не унаследовал склонности к силовым упражнениям, к работе гимнаста, клоуна или акробата, зато обладал замечательной ловкостью рук и верностью глаза, что делало его грациозным и элегантным жонглером; впрочем, он нисколько не кичился своими успехами. То был хрупкий задумчивый юноша, брюнет с голубыми глазами, похожий на мать. Прилежный и замкнутый, он старался учиться, где и когда только мог. Жан не стеснялся профессии своих родителей, но понимал, что способен на большее, чем фокусы на площадях, и обещал себе оставить родительское ремесло, как только окажется во Франции. Испытывая искреннее уважение к отцу и матери, он тем не менее тщательно скрывал свои мысли, понимая, что без родительской поддержки вряд ли сумеет достичь иного положения в обществе.


Второй сын, да, да, тот самый гуттаперчевый мальчик, был поистине логическим продолжением супругов Каскабель. Двенадцати лет, проворный, как кот, ловкий, как обезьяна, живой, как угорь, маленький клоун ростом три фута шесть дюймов, появившийся на свет головокружительным прыжком (если верить его отцу). Настоящий сорванец, проказник и притворщик, скорый на ответ, но добрый по натуре, заслуживавший иногда подзатыльники и принимавший их со смехом, так как никто никогда не злился на него всерьез.

Как мы уже заметили, старшего Каскабеля звали Жаном. Почему именно Жаном? Потому что так захотела его мать в память о своем прадядюшке, Жане Вадарассе, моряке из Марселя, который был съеден караибами[24], чем она особенно гордилась. Конечно, отец, которому посчастливилось именоваться Цезарем и который питал тайную страсть к великим полководцам, предпочел бы дать сыну другое, более историческое имя. Но он не стал спорить с женой по поводу первенца и согласился назвать ребенка Жаном, решив про себя, что наверстает упущенное, если Бог наградит его еще одним отпрыском.

Бог не стал медлить, и второй сын получил имя Александр, после того как предложения назвать его Гамилькаром[25], Аттилой[26] или Ганнибалом[27] не имели успеха. В семье было принято ласковое уменьшительное — Сандр.

После двух мальчишек семья увеличилась на одну маленькую дочку, которую госпожа Каскабель хотела назвать Урсулой, но та получила гордое имя — Наполеона, в честь узника острова Святой Елены.

Наполеоне исполнилось восемь лет. Белокурая, с розовым, живым и выразительным личиком, очень грациозная и ловкая, она была благовоспитанной девочкой, обещавшей стать красавицей и сдерживавшей обещание. В упражнениях на канате для нее уже не существовало секретов: маленькие ножки скользили и играли на металлической проволоке, словно у легонькой девочки за спиной росли крылышки, удерживавшие ее от падения.

Само собой разумеется, Наполеона была общей любимицей. Все восхищались ею, и она того заслуживала. Мать охотно тешила себя мечтой о том, что в один прекрасный день дочь удачно выйдет замуж. Разве не случалось такого в кочевой жизни акробатов? Почему Наполеона, став прекрасной молодой девушкой, не может встретить принца, который влюбится в нее и возьмет в жены?

— Ну да, как в сказках, — выражал сомнение господин Каскабель, более рассудительный, чем жена.

— Нет, Цезарь, как в жизни.

— Увы! Корнелия, времена, когда короли женились на пастушках, давно миновали; впрочем, в наши дни и пастушка может отказаться выйти замуж за короля!

Такова была семья Каскабель — отец, мать и трое детей. Наверно, стоило бы обзавестись еще одним отпрыском, имея в виду цирковой номер построения человеческой пирамиды, в котором гимнасты нагромождаются друг на друга парами. Но четвертый ребенок никак не хотел появляться на свет.

Здесь как нельзя кстати, как будто специально для того, чтоб помочь создать нечто оригинальное, появился Клу-де-Жирофль.

В самом деле, Клу удачно дополнил семью Каскабель. Труппа стала его семьей, а он — ее полноправным членом, хотя по происхождению был американцем. Один из тех несчастных сирот-чертенят, рожденных бог знает где (они и сами вряд ли могли ответить на этот вопрос), воспитанных из милости, кормившихся от случая к случаю, рано созревавших, он имел от природы доброе сердце и душу, удерживавшую его от дурных соблазнов и плохих советов нищеты. Стоит лишь пожалеть его несчастных собратьев, которые чаще всего вовлекаются в темные дела и плохо кончают.

Но не таков был Нэд Харли, которому господин Каскабель дал шутливое прозвище Клу-де-Жирофль — Гвоздика. Почему именно гвоздика? Во-первых, потому, что тот был худющий, как стебель этого растения; во-вторых, его амплуа состояло в том, чтобы во время представлений получать больше оплеух, чем гвоздик на поле в самое урожайное лето!


Двумя годами раньше господин Каскабель во время своего турне по Соединенным Штатам встретил это жалкое создание на грани голодной смерти. Труппа акробатов, с которой он выступал, только что распалась из-за бегства ее директора. Нэд исполнял роль «менестреля»[28]. Невеселая работенка, даже если она не дает умереть с голоду связавшемуся с ней. Намазываться ваксой, как говорят, «перевоплощаться в негра», надевать черные панталоны и рубаху, белый жилет и белый галстук, петь в компании четырех или пяти изгоев вроде тебя идиотские песни, пиликая на смешной скрипке, — жалкая роль! Все это так изрядно надоело Нэду Харли, что он был счастлив повстречать на своем пути Провидение в лице господина Каскабеля.

Если точнее, последний только что уволил своего шута, который, как правило, исполнял роль Пьеро. Верите ли? Этот паяц представился американцем, тогда как на самом деле был самым настоящим англичанином! Джон Булль среди бродячих артистов! Соотечественник тех палачей, которые… Дальше вы уже знаете… Однажды случайно господин Каскабель проведал про национальность сего самозванца. «Господин Уолдартон, — заявил он, — поскольку вы англичанин, вы немедленно нас покинете, или же ваш зад познакомится с моим сапогом, Пьеро несчастный!»

И несчастный Пьеро — господин Уолдартон — наверняка получил бы пинок в означенное место, если б не поспешил испариться.

Именно тогда Клу заменил его. Экс-менестрель нанялся выполнять любую работу как в представлениях, так и на кухне, если требовалось помочь Корнелии. Кроме того, в его обязанности входил уход за животными. Само собой, он говорил по-французски, но с чудовищным акцентом.

В сущности, Клу остался ребенком, сохранившим наивность, несмотря на свои тридцать пять лет. Он был чрезвычайно весел и забавен, зазывая публику на спектакль, и столь же меланхоличен в обычной жизни. В каждой вещи он скорее видел ее темную сторону, но, откровенно говоря, не стоило этому удивляться, поскольку вряд ли он причислял себя к тем, кому везет. Его остроконечная голова, вытянутое лицо, желтоватые волосы, круглые и глупые глаза, несоразмерно длинный нос, на котором помещалось полдюжины очков — что всегда вызывало дикий хохот, — оттопыренные уши, шея цапли, тощий торс, болтавшийся на ногах скелета, делали из него престранное существо. К тому же он никогда не жаловался, хотя… (сию поправку он никогда не забывал в своих рассказах), хотя злая судьба давала ему много поводов для жалоб. Впрочем, с тех пор как он вошел в семью Каскабель, он сильно к ней привязался, а Каскабели уже и вообразить не могли, как можно обойтись без их дорогой Гвоздички.

Такова была, если можно так выразиться, человеческая часть труппы бродячих артистов.

Животные же были представлены двумя славными псами: спаниелем — ценным охотником и надежным защитником дома на колесах, а также ученейшей и мудрейшей пуделихой, достойной стать членом академии в тот же день, как будет учреждена собачья академия.

Кроме двух собак, следует познакомить публику с маленькой обезьянкой, которая в соревнованиях по гримасам не без успеха соперничала с самим Клу, и чаще всего зрители весьма затруднялись, кому из них отдать предпочтение. Еще был попугай Жако, уроженец острова Ява, который болтал, бормотал, пел и трещал по двадцать часов в сутки благодаря урокам своего лучшего друга Сандра. И наконец, два старых добрых коняги тащили ярмарочный фургон, и Бог знает, как, пройдя столько тысяч миль, они еще не протянули свои негнущиеся от старости ноги.


Хотите знать, как именовали этих выдающихся животных? Одного звали Вермут, как любимого коня господина Деламарра, другого — Гладиатор, как неизменного победителя скачек, принадлежащего графу Лагранжу. Да, они носили эти знаменитые на французских ипподромах имена, нисколько не думая об участии в парижском Гран-При.

Что касается двух собак, то спаниеля звали Ваграм[29], а пуделиху — Маренго[30], и можно не сомневаться в том, кто оказался их крестным отцом.

Обезьянку назвали Джоном Буллем по причине ее крайнего уродства.

Ничего не поделаешь, простим господину Каскабелю эту страсть, проистекавшую прежде всего из патриотизма, вполне понятного даже во времена, когда подобные чувства уже не имеют прав на существование.

— Как можно, — говорил он, — не преклоняться перед человеком, который воскликнул под градом пуль: «Следите за белым султаном на моем шлеме, вы всегда найдете его…» — и так далее!

Если же ему возражали и говорили, что фраза принадлежала Генриху Четвертому[31], он отвечал:

— Возможно, но Наполеон вполне бы мог так сказать!



Глава III
СЬЕРРА-НЕВАДА


Сколько людей порой мечтают о путешествии в домике на колесах, подобно бродячим артистам! Не беспокоиться ни о гостинице, ни о постоялом дворе, ни о ночлеге, ни об обеде, особенно когда нужно пересечь страну с редкими поселениями и деревушками. Богатые судовладельцы путешествуют обычно на борту своих увеселительных яхт, пользуясь всеми преимуществами жилища, которое способно перемещаться, но мало кто прибегает к помощи специального фургона, хотя он ничуть не хуже яхты. И почему только артисты-кочевники познали радость «плавания по суше»?

В самом деле, фургон артистов — это настоящие апартаменты со спальнями и мебелью, это дом на колесах, и фургон Каскабелей вполне отвечал требованиям кочевой жизни.

«Прекрасная Колесница» — словно нормандскую шхуну прозвали они свой фургон, и будьте уверены, он оправдывал прозвище даже после стольких дальних странствий по Соединенным Штатам. Купленный с трудом три года назад благодаря жесткой экономии взамен старой колымаги, полностью лишенной рессор и покрытой брезентом, но очень долго служившей жилищем всей семье. Вот уже добрых двадцать лет господин Каскабель кочует по рынкам и ярмаркам Федерации, поэтому, само собой разумеется, его новый экипаж был произведен в Америке.

«Прекрасная Колесница» возлежала на четырех колесах. Снабженная крепкими стальными рессорами, она объединяла в своей конструкции легкость и надежность. Ее заботливо содержали, мыли, терли, драили, и она сияла бортовыми панно, раскрашенными в яркие цвета, где желтизна золота спокойно уживалась с красной кошенилью[32], выставляя на всеобщее обозрение название уже завоевавшей известность фирмы: «Труппа Цезаря Каскабеля». Своей длиной она могла соперничать с теми фурами, что курсируют еще по прериям Дальнего Запада там, где Великая Магистраль[33] — железная дорога от Нью-Йорка до Сан-Франциско — еще не протянула свои щупальца. Понятно, что две лошади могли тянуть такой тяжелый экипаж только шагом. И правда, груз был огромен. Не считая живших в ней хозяев, «Прекрасная Колесница» везла на своей крыше полотнища шатра с колышками и растяжками, а кроме того внизу, между передним и задним мостами, — подвесную сетку, нагруженную различными предметами — огромным барабаном, бубнами, корнет-а-пистоном, тромбоном и другими инструментами и аксессуарами, которые являются неизменными помощниками фигляра. Отметим также костюмы к нашумевшей пантомиме «Разбойники Черного леса», которую часто давала труппа Каскабелей.

Совершенный порядок и идеальная, фламандская[34], чистота царили внутри фургона конечно же благодаря Корнелии, не любившей шутить на сей счет.

Сзади фургон закрывался застекленной раздвижной дверцей, за ней находилось первое помещение, которое отапливалось кухонной печкой. Затем следовал салон, или столовая, в которой давались сеансы гадания; дальше — первая спальня, с расположенными друг над другом койками, как в корабельном кубрике[35]. Здесь разделенные шторкой спали: справа — два брата, слева — их младшая сестра. Наконец, в глубине фургона находилась комната четы Каскабель с кроватью, застеленной тонким матрацем и разноцветным стеганым одеялом; здесь же поставили небезызвестный сейф. Во всех уголках были прибиты дощечки, которые могли опускаться и подниматься, образуя полки или туалетные столики, и узкие шкафчики, где теснились костюмы, парики и другой реквизит для пантомим. Освещение составляли два керосиновых фонаря, настоящих морских фонаря, приспособленных к качке; они танцевали, когда экипаж следовал по ухабистым дорогам. Полдюжины маленьких окошек в свинцовых рамах пропускали дневной свет во все помещения через шторки из легкого муслина[36] с разноцветными шнурками; благодаря этому внутренние помещения «Прекрасной Колесницы» походили на каюту голландского галиота[37].

Клу-де-Жирофль, неприхотливый от природы, спал обычно у самых дверей фургона в гамаке, который он натягивал вечером между двумя внутренними стенками и сворачивал утром с первым лучом солнца.

Что касается собак, то ночные сторожа, Ваграм и Маренго, спали в сетке под фургоном, где им приходилось терпеть присутствие Джона Булля, несмотря на его непоседливость и любовь к проказам, а попугай Жако сидел в клетке, подвешенной снаружи у второго отсека.

Остается заметить, что обе лошади, Вермут и Гладиатор, ночами паслись вокруг «Прекрасной Колесницы», пользуясь полной свободой, так как их даже не стреноживали. И, общипав траву обширных прерий[38], где стол для них был всегда накрыт, а кровать, вернее ложе, всегда готова, они укладывались спать на той же земле, что кормила их.

Учитывая ружья и револьверы хозяев, а также двух собак, могу вас заверить, что ночью «Прекрасная Колесница» находилась в полной безопасности.

Таков был наш семейный экипаж. Сколько миль он прошел за три года через всю Федерацию от Нью-Йорка и Олбани[39] до Ниагары[40], Буффало, Сент-Луиса, Филадельфии, Бостона, Вашингтона, вдоль Миссисипи до Нового Орлеана, вдоль Великой Магистрали до Скалистых гор в стране мормонов[41], до самого сердца Калифорнии! Весьма полезные для здоровья путешествия, поскольку никто из труппы никогда не болел, за исключением Джона Булля, страдавшего несварением желудка настолько часто, насколько силен был его инстинкт удовлетворения собственного немыслимого чревоугодия.

Каким счастьем стало бы проехать на «Прекрасной Колеснице» через всю Европу по дорогам Старого континента! Сколько здорового любопытства она вызвала бы, пересекая Францию и Нормандию! Ах! Снова увидеть Францию, «снова увидеть Нормандию», как в знаменитой песне Бера[42], — вот к чему устремлялись все помыслы Цезаря Каскабеля!

По прибытии в Нью-Йорк путешественники намеревались разобрать, упаковать и погрузить свой фургон на борт пакетбота, идущего в Гавр, а в Гавре — снова поставить его на колеса — и в путь, к столице.

Господину Каскабелю, его жене и детям не терпелось поскорее отправиться в дорогу, наверное, столь же сильно, как их спутникам, иначе говоря, четвероногим друзьям! Вот почему они покинули большую площадь в Сакраменто уже пятнадцатого февраля, на рассвете, кто-то на собственных ногах, а кто-то сидя в экипаже, каждый по своему усмотрению.

Еще веяло прохладой, но день обещал быть погожим. Естественно, на борту «Прекрасной Колесницы» припасены и сухари, и различные мясные и овощные консервы, и можно будет пополнять запасы в городах и поселках. Кроме того, кругом достаточно дичи: бизонов, ланей, зайцев и куропаток. И разве Жан лишит себя возможности взять ружье и обеспечить его хорошей работенкой, тем более что охота ни запрещена, ни разрешена на бескрайних просторах Дальнего Запада? Жан давно уже стал необыкновенно метким стрелком, а спаниель Ваграм отличался от пуделихи Маренго первостатейными охотничьими качествами.

Покинув Сакраменто, «Прекрасная Колесница» взяла курс на юго-восток. Каскабели намеревались достичь границы Калифорнии самым коротким путем и перебраться через Сьерра-Неваду[43] по Сонорскому перевалу, что составляло около двухсот километров, после чего открывался путь к бесконечным равнинам Дальнего Запада. Здесь на бескрайних прериях изредка встречались мелкие селения и индейцы-кочевники, которых цивилизация мало-помалу вытесняла в безлюдные пространства севера.


Уже на выезде из Сакраменто дорога пошла в гору. Чувствовались отроги Сьерры, красиво обрамлявшей старую Калифорнию склонами, покрытыми черной сосной и торчавшими там и тут пиками высотой в пять тысяч метров[44]. Этим зеленым барьером природа обозначила границы края, который она некогда щедро одарила золотом и который ныне уже опустошен человеческой алчностью.

На пути «Прекрасной Колесницы» попадались довольно значительные города: Джексон, Мокелен, Пласервилл — известные аванпосты Эльдорадо[45] и Калавераса[46]. Но господин Каскабель останавливался там только для того, чтобы сделать необходимые покупки или провести ночь в большей безопасности. Он спешил пересечь горы Невады, земли, окружавшей Большое Соленое озеро, и огромный крепостной вал Скалистых гор, где его упряжке придется здорово потрудиться. Далее, вплоть до озер Эри и Онтарио, экипаж продолжит путешествие через прерию уже по торным дорогам, проложенным копытами лошадей и дилижансами[47].

Но как бы ни торопился господин Каскабель, ехать по горной местности весьма нелегко. Дорога неизбежно следовала извивам горных отрогов. К тому же, хотя эти края пересекались тридцать восьмой параллелью, то есть лежали на широте Сицилии и Испании, еще давали о себе знать последние холода. Эта разница в климате возникает из-за удаленности от Гольфстрима — теплого течения, которое рождается в Мексиканском заливе и, пересекая Атлантику, направляется к Европе;[48] поэтому в этих широтах Северной Америки гораздо холоднее, чем в Старом Свете. Но еще через несколько недель Калифорния вновь станет той плодовитой матерью, той плодородной землей, где одно зернышко злака превращается в сотню, где соседствует самая разнообразная продукция тропического и умеренного пояса: сахарный тростник, рис, табак, апельсины, оливки, лимоны, ананасы, бананы. Вовсе не золото составляет богатство калифорнийской земли, а необыкновенная растительность, произрастающая из ее недр.

— Мы будем скучать по этой стране! — говорила Корнелия, вовсе не равнодушная к лакомствам.

— Чревоугодница! — отвечал ей господин Каскабель.

— Э, не обо мне речь — о детях!

Несколько дней прошли в путешествии вдоль края лесов, по зеленеющим лугам. Бесчисленные пасущиеся травоядные не могли вытоптать и выесть полностью зеленый ковер, снова и снова возрождавшийся природой. Не нужно никого убеждать в урожайности калифорнийской земли, не сравнимой ни с какой другой. Это житница Тихого океана, и даже торговые флотилии, вывозящие ее плоды, не могут ее опустошить.

«Прекрасная Колесница» двигалась обычным шагом, по шесть-семь лье в день, не больше. С этой скоростью она уже провезла своих хозяев по всем Соединенным Штатам, где Цезарь Каскабель пользовался столь великой славой от истоков Миссисипи до Новой Англии[49]. Правда, раньше они останавливались в каждом городе Федерации, чтобы что-нибудь заработать. Теперь им незачем больше изумлять публику. Их путешествие с запада на восток было уже не артистическими гастролями, а возвращением в старушку-Европу с ее нормандскими фермами от горизонта до горизонта.


Поездка проходила весело, и скольким неподвижно стоящим домам лишь мечтать оставалось о таком счастье, как в доме на колесах. Путешественники пели, смеялись, шутили; иногда звуки корнет-а-пистона, на котором упражнялся юный Сандр, спугивали птиц, щебетавших не меньше, чем наше счастливое семейство.

Все шло замечательно, но без особых причин дни странствия не должны походить на сплошные каникулы.

— Ребята, — частенько повторял господин Каскабель, — как бы вам не заржаветь!

И во время остановок, пока упряжка отдыхала, семья работала. Не раз на этих репетициях собирались индейцы; Жан испытывал новые жонглерские приемы, Наполеона — грациозные балетные па. Сандр выворачивался чуть ли не наизнанку, как существо из каучука, госпожа Каскабель предавалась силовым упражнениям, а ее супруг чревовещал; нужно не забыть упомянуть также Жако, болтавшего без умолку в своей клетке, собак, работавших в паре, и Джона Булля, усердствовавшего в гримасах.

Заметим, однако, что Жан вовсе не пренебрегал своим учением Он читал и перечитывал несколько книг, составлявших маленькую библиотеку «Прекрасной Колесницы»: две-три книги по географии и арифметике и большие тома о различных путешествиях; он вел также «бортовой журнал», куда заносил в шутливой манере все перипетии «плавания».

— Ты станешь большим ученым! — говаривал иногда отец. — Ну, если уж тебе так хочется…

Господин Каскабель не сильно противился увлечениям своего первенца. В глубине души он так же, как и его жена, очень бы желал иметь в семье собственного «ученого».

После полудня двадцать седьмого февраля «Прекрасная Колесница» приблизилась к самому подножию Сьерра-Невады. Теперь их ожидал сопряженный с большими трудностями четырех- или пятидневный переход через горы. Как людям, так и животным предстояло преодолеть тяжелый подъем. Лошади могли не справиться с грузом на узких извилистых тропах, которые обрамляли склоны каменной громады. Хотя весна уже близилась, кое-где надвигалось ненастье. Нет ничего более страшного, чем проливные дожди, метели, сорвавшиеся с гор, шквалы в каменных ущельях, куда ветер обрушивается, как в воронку. К тому же часть маршрута проходила над вечными снегами, нужно было подняться на высоту более двух тысяч метров над уровнем моря, прежде чем открывался путь в страну мормонов.

Впрочем, господин Каскабель рассчитывал на средство, многократно испытанное в подобных ситуациях, а именно: взять в поселке на два-три дня еще пару лошадей и проводников, индейцев или американцев. Конечно, расходы значительно возрастут, но без этого не обойтись, если семья не желает переутомить свою упряжку.

Вечером двадцать седьмого февраля они достигли подножия перевала Сонора. Долины перед этим не имели крутых подъемов. Вермут и Гладиатор преодолели их без особых усилий. Но лошади не могли двигаться дальше даже с помощью всего экипажа «Прекрасной Колесницы».

Путешественники остановились недалеко от поселка, затерянного в ущельях Сьерры. Всего несколько домов, и на расстоянии двух ружейных выстрелов — ферма, куда господин Каскабель решил нанести визит тем же вечером. Он хотел найти там лошадей, которых с удовольствием примут в свою компанию Вермут и Гладиатор. Но прежде чем заночевать в незнакомом месте, нужно принять обычные меры предосторожности.

Разбив лагерь, они связались с жителями поселка, и те охотно согласились продать свежую провизию для людей и фураж для животных.

В тот вечер вопрос о «репетициях» был снят, силы путников иссякли. Позади остался трудный день, так как большую часть дороги пришлось идти пешком, чтобы облегчить работу лошадям. Господин Каскабель разрешил детям отдыхать после дневных переходов, пока они не переберутся через Сьерру.

Господин Каскабель окинул хозяйским взглядом лагерь и, оставив его под присмотром жены и детей, вместе с Клу отправился на ферму, ориентируясь по дыму из ее труб поверх деревьев.

Ферма принадлежала калифорнийцу, проживавшему здесь с семьей; он радушно принял бродячего артиста. Хозяин не замедлил предоставить трех лошадей и двух проводников. Они будут сопровождать «Прекрасную Колесницу» до развилки дорог, спускающихся на восток; оттуда они вернутся вместе со своей упряжкой. Только обойдется все это недешево. Господин Каскабель не любил бросать деньги на ветер, он слегка поторговался, и в конце концов они сошлись на сумме, не превышавшей запланированную на эту часть пути.

В шесть часов утра, как и договаривались, к лагерю Каскабелей подошли два человека с тремя лошадьми, которых впрягли перед Вермутом и Гладиатором. «Прекрасная Колесница» начала подниматься по узкому ущелью с лесистыми склонами. К восьми часам на одном из поворотов за массивом Сьерры полностью скрылись чудесные просторы Калифорнии, покидаемой труппой не без некоторого сожаления.

На крепких лошадей фермера вполне можно было положиться. Что касается проводников, то они вызывали некоторые опасения.

Два здоровенных парня, метисы, наполовину индейцы, наполовину англичане. О! Если бы господин Каскабель знал об этом, то живо спровадил бы их восвояси!

В общем, Корнелии их лица казались недобрыми. Жан наравне с Клу разделял мнение своей матушки. Но господин Каскабель не падал духом. В конце концов, их только двое, и если они вздумают выкинуть какой-нибудь номер, то встретят достойное сопротивление.

Никаких неприятных встреч в Сьерре не предвиделось. Дороги в ту пору уже стали безопасными. Прошли времена, когда калифорнийские золотоискатели — те, которых называли «бродягами» и «буянами», объединялись со злодеями разных мастей, чтобы облегчить кошельки честных людей. Суд Линча[50] заставил их образумиться.

Тем не менее господин Каскабель, как человек осторожный, решил быть начеку.

Люди, нанятые на ферме, оказались искусными кучерами. День прошел без происшествий, и уже с одним этим стоило себя поздравить. Разбитое колесо, сломанная ось — и хозяева «Прекрасной Колесницы», без необходимых для ремонта инструментов, вдали от обитаемых мест, очутились бы в чрезвычайно затруднительном положении.

Первозданный пейзаж ущелья завораживал. Никакой растительности, кроме черных сосен и мха, покрывавшего ковром землю. Нагромождения гигантских скал высились по берегам бурлившего на дне пропасти притока реки Уолкер, впадавшего в озеро с тем же названием, особенно на поворотах. Вдалеке в облаках вырисовывался Касл-Пик, самая высокая из вершин, живописно очерчивавших хребет Сьерра-Невада[51].

В пять часов вечера, когда из глубин узкого ущелья начали подниматься тени, путникам предстояло преодолеть трудный перевал. Из-за невероятной крутизны подъема пришлось частично разгрузить повозку и временно оставить на дороге нижнюю корзину и большую часть предметов с крыши.

Все принялись за дело, и нужно признать, оба проводника выказали необыкновенное рвение. Господин Каскабель и его домочадцы несколько изменили свое первоначальное мнение о них. К тому же еще два дня — и будет достигнута вершина, впереди останется только спуск, и дополнительную упряжку можно вернуть на ферму.

Выбрав место ночлега, пока возчики возились с лошадьми, господин Каскабель с сыновьями и Клу вернулись за вещами и перетащили их к фургону.

День завершился обильным ужином, и мечталось только об отдыхе.

Господин Каскабель предложил проводникам ночевать в одном из отсеков «Прекрасной Колесницы»; но они отказались, уверяя, что им удобнее под деревьями, что они привыкли спать на свежем воздухе, завернувшись в толстые попоны. К тому же так легче сторожить лошадей хозяина.

Через несколько минут лагерь погрузился в глубокий сон.

С рассветом путники уже были на ногах.

Господин Каскабель, Жан и Клу первыми покинули «Прекрасную Колесницу» и направились туда, где накануне паслись Вермут и Гладиатор.

Оба оказались на месте; но три лошади фермера исчезли.

Вряд ли они могли уйти далеко. Жан кинулся к проводникам; но и людей уже не оказалось в лагере.

— Где же они? — удивился он.

— Наверняка, — ответил господин Каскабель, — ищут своих лошадей.

— Ay! Ау! — позвал Клу пронзительным голосом, который эхом отозвался высоко в горах.

Никакого ответа.

Господин Каскабель и Жан, пройдя немного по своим вчерашним следам, тоже закричали во всю мощь своих легких.

— Неужели нам не напрасно не понравились эти рожи? — воскликнул господин Каскабель.

— Почему они нас покинули? — спросил Жан.

— Должно быть, провернули какое-то нехорошее дельце!

— Но какое?

— Какое?… Стойте! Сейчас узнаем!

И он бегом припустил к «Прекрасной Колеснице». Жан и Клу поспешили за ним.

Вскочить на подножку, толкнуть дверь, пересечь отсеки, устремиться к задней комнате, где стоял драгоценный сейф, — дело одной минуты; и господин Каскабель завопил что есть мочи:

— Украли!

— Сейф? — ужаснулась Корнелия.

— Да! Канальи стащили его!




Глава IV
ВЕЛИКОЕ РЕШЕНИЕ


Канальи!

Слово как нельзя более точно подходило гнусным прощелыгам. Но труппа не становилась от этого богаче.

Каждый вечер господин Каскабель обязательно проверял, на месте ли сейф. Однако, как он вспомнил, накануне, крайне устав после тяжких трудов, он не удостоверился, как обычно, в сохранности сейфа. Видимо, пока Жан, Сандр и Клу ходили вместе с ним к подножию за вещами, проводники, незаметно проникнув в последний отсек, завладели сейфом и спрятали его где-нибудь в кустах неподалеку. Вот почему они отказались ночевать внутри «Прекрасной Колесницы». Затем, дождавшись, пока вся семья уснула, удрали, прихватив лошадей фермера.

От всех сбережений маленькой труппы не осталось ничего, кроме нескольких долларов в кармане господина Каскабеля. К счастью, мерзавцы не увели с собой Вермута и Гладиатора.

Собаки, успев за сутки привыкнуть к чужим людям, не подняли тревогу, и злодейству ничего не помешало.

Где теперь искать воров, устремившихся через Сьерру? Где искать деньги? Как без денег пересечь Атлантику?

Отчаяние семьи выражалось слезами одних и яростью других. Поначалу господина Каскабеля обуял настоящий приступ бешенства; жене и детям с большим трудом удалось его успокоить. Но после этой вспышки ярости он снова стал самим собой, человеком, не тратившим времени на пустые причитания.

— Проклятый ящик! — не удержалась плачущая Корнелия.

— Конечно, — сказал Жан, — если б не сейф, то наши деньги…

— Да! Прекрасная идея посетила меня тогда — купить эту чертову железяку! — воскликнул господин Каскабель. — Решительно, покупая сейф, самое осмотрительное — ничего в него не класть! Не боится огня, говорил торговец. Прекрасное предостережение! Если б он еще не боялся воров!

Надо признать, это жестокий удар для семьи. Неудивительно, что все были удручены. Лишиться двух тысяч долларов, заработанных ценой стольких усилий!

— Что делать? — спросил Жан.

— Что делать? — повторил господин Каскабель, который, казалось, кромсал слова сжатыми зубами. — Очень просто! Необыкновенно просто! Без пары дополнительных лошадей мы не поднимемся на перевал… Что ж! Я предлагаю вернуться к ферме… Вдруг эти подонки там…

— Они могли там хотя бы появиться! — заметил Клу-де-Жирофль.

Вполне вероятно. Во всяком случае, как сказал господин Каскабель, у них нет другого пути, кроме обратного, так как вперед идти невозможно!

Запрягли Вермута и Гладиатора, и экипаж начал спуск по ущелью Сьерры.

Увы, это было слишком легко! Можно спускаться вниз быстро и весело. Но они шли понурив головы, в тишине, прерываемой время от времени только градом ругательств господина Каскабеля.


В полдень «Прекрасная Колесница» остановилась у фермы. Воры здесь не появлялись. Узнав о происшествии, фермер пришел в великую ярость, не беспокоясь, впрочем, о Каскабелях. Если у них украли деньги, то у него украли трех лошадей! У него! Но раз негодяи ушли в горы, то должны оказаться по ту сторону перевала. Скачите, догоняйте же их! Разгневанный фермер был недалек от мысли, что именно господин Каскабель — зачинщик кражи его животных.

— Вот тупица! — возмутился «зачинщик». — Почему же вы держите подобных мерзавцев у себя на службе и предлагаете их внаем честным людям?

— Откуда я знал? — ответил фермер. — Они мне никогда не нравились! Они пришли из Британской Колумбии…

— Так они англичане?

— Ну конечно.

— В таком случае все ясно, все — с самого начала! — крикнул господин Каскабель.

Кем бы ни были воры, кража свершилась, и положение сложилось отчаянное.

Но если госпожа Каскабель не могла справиться с собой, то ее муж, с его ярмарочной закалкой, обрел наконец обычное хладнокровие.

И когда все члены семьи собрались в «кают-компании» «Прекрасной Колесницы», состоялся очень важный разговор, в результате которого должно было «р-родиться великое р-решение», как резюмировал господин Каскабель, раскатисто произнося звук «р».

— Дети, бывают в жизни обстоятельства, когда волевой человек обязан на что-то решиться… Замечу, что обстоятельства эти, как правило, весьма неблагоприятны… Таков и наш случай… Спасибо этим злодеям! Англичане, инглишмены! Что ж, речь не о том, чтобы выбрать одну из четырех дорог, тем более что у нас их нет… Есть только один путь, тот, по которому мы пойдем, и немедленно!

— Какой же? — удивился Сандр.

— Я изложу вам сейчас, что пришло мне в голову, — ответил господин Каскабель. — Но, чтобы оценить, насколько выполнима идея, нужен талмуд с картами Жана…

— Мой атлас, — уточнил Жан.

— Да, атлас. Ты, я полагаю, силен в географии! Сходи за ним.

— Сейчас, папа.

Атлас разложили на столе, и господин Каскабель продолжил свою речь:

— Само собой разумеется, дети, что, хотя эти мерзкие англичане (как я сразу не догадался, что они англичане!) и украли наш сейф (зачем только мне в голову пришла идея купить его!), само собой разумеется, мы не отказываемся от намерения вернуться во Францию…

— Отказаться?… Никогда! — воскликнула госпожа Каскабель.

— Хорошо сказано, Корнелия! Мы желаем вернуться в Европу, и мы туда вернемся! Мы желаем снова увидеть Францию, и мы ее увидим! И вовсе не потому, что два мерзавца нас обобрали, а… Мне, прежде всего мне, нужен воздух родины, или я умру…

— Мы не хотим, чтобы ты умер, Цезарь! Мы отправились в Европу… и, несмотря ни на что, мы будем в Европе!

— Но каким образом? — спросил Жан с горячностью. — Да, каким образом?

— В самом деле, каким образом? — переспросил господин Каскабель, потирая лоб. — Конечно, давая представления по дороге, мы сможем день за днем зарабатывать и привести «Прекрасную Колесницу» в Нью-Йорк. Но у нас не хватит денег, чтобы оплатить проезд на пакетботе! А без пакетбота мы не сможем пересечь море! Разве что вплавь… Однако, кажется, это довольно трудно…

— Крайне трудно, господин хозяин, — ответил Клу, — вот если бы плавники…

— У тебя они есть?

— Кажется, нет…

— Тогда молчи и слушай!

И господин Каскабель обратился к старшему сыну:

— Жан, открой атлас и покажи на карте, где мы находимся!

Жан отыскал карту Северной Америки и положил ее перед отцом. Когда он ткнул пальцем в Сьерра-Неваду, чуть правее Сакраменто, все внимательно склонились к атласу.

— Вот здесь, — сказал он.

— Хорошо, — промолвил господин Каскабель. — Итак, оказавшись по другую сторону гор, нам придется пройти через всю территорию Соединенных Штатов до Нью-Йорка?

— Да, отец.

— И сколько же это лье?[52]

— Примерно тысяча триста.

— Хорошо! А затем нужно будет пересечь океан?

— Конечно.

— И сколько лье нужно проплыть по океану?

— Почти девятьсот до Европы.

— А Европа — это, можно сказать, уже Нормандия?

— Да, можно сказать!

— И сколько лье составит все это вместе?

— Две тысячи двести! — воскликнула малышка Наполеона, считавшая на пальцах.

— Видали! Она уже и арифметику знает! — восхитился господин Каскабель. — Итак, две тысячи двести лье?

— Примерно, папа, — ответил Жан, — думаю, что я правильно подсчитал расстояния.

— Что ж, дети, хвостик в две тысячи с небольшим лье — ничто для нашей «Прекрасной Колесницы», если бы Америку и Европу не разделяло море. А его нам не переплыть без денег, то есть без пакетбота…

— Или без плавников! — повторил Клу.

— Ты все о своем! — пожал плечами господин Каскабель.

— Итак, совершенно очевидно, — сказал Жан, — что на восток идти бессмысленно!

— Бессмысленно, сынок, совершенно бессмысленно! Но… Может, пойдем на запад?

— На запад? — Жан вопросительно посмотрел на отца.

— Да! Покажи по атласу, какой дорогой надо идти, чтобы попасть в Европу?

— Сначала нужно будет пересечь Калифорнию, Орегон и территорию штата Вашингтон до северной границы Соединенных Штатов.

— А дальше?

— Дальше будет Британская Колумбия…

— Тьфу! — возмутился господин Каскабель. — А ее никак нельзя обойти?

— Нет, отец!

— Ладно, пройдем! А потом?

— Потом мы дойдем до границы Колумбии с Аляской…

— Она принадлежит Англии?

— Нет, России; по крайней мере, принадлежала, так как давно поговаривают о ее присоединении…

— К Англии?

— Нет, к Соединенным Штатам[53].

— Чудесно! А что за Аляской?

— Берингов пролив, разделяющий два континента, Америку и Азию.

— И сколько лье отсюда до этого пролива?

— Тысяча сто.

— Запоминай хорошенько, Наполеона, ты сосчитаешь нам после.

— А я? — спросил Сандр.

— Ты тоже.

— Теперь, Жан, этот пролив, какой он ширины?

— Около двадцати лье[54], папа.

— О! Целых двадцать лье! — воскликнула госпожа Каскабель.

— Ручеек, Корнелия, можно считать, всего-навсего ручеек.

— Ручеек?

— Да! Впрочем, Жан, разве твой пролив не замерзает зимой?

— Да, отец! В течение четырех или пяти месяцев в году он покрыт льдом…

— Браво! И можно пересечь его по льду?

— Можно. Так и делают.

— Ах! Чудесный пролив!

— А дальше, — спросила Корнелия, — разве нет морей?

— Нет! Дальше — Азиатский континент, который простирается вплоть до европейской части России.

— Покажи-ка, Жан.


Жан разыскал в атласе общую карту Азии, и господин Каскабель начал ее пристально изучать.

— Устраивает, — сказал он, — если только в этой твоей Азии не слишком много диких стран.

— Не слишком, папа.

— А где начинается Европа?

— Здесь. — Жан указал пальцем на Уральский хребет.

— И какое расстояние от этого пролива… от Берингова ручейка до Европейской России?

— Тысяча шестьсот лье.

— А до Франции?

— Еще около шестисот.

— Так сколько всего, если считать от Сакраменто?

— Три тысячи триста двадцать лье! — одновременно выкрикнули Сандр и Наполеона.

— Молодцы! — похвалил господин Каскабель. — Итак, на восток — две тысячи двести лье?

— Да, папа.

— А на запад — примерно три триста?

— Да, то есть тысяча сто лье разницы…

— Разница не в пользу западного пути, — заметил господин Каскабель, — но по этой дороге нет моря! Итак, дети мои, если нельзя идти в одну сторону, нужно идти в другую — вот вам мое дурацкое предложение!

— Здорово! Путешествие задним ходом! — закричал Сандр.

— Нет, Сандр, не задним ходом, а в противоположном направлении.

— Прекрасно, отец, — согласился Жан. — Однако пойми: мы никак не сможем в этом году попасть во Францию, если пойдем на запад.

— Почему?

— Потому что лишних одиннадцать сотен лье — это весьма существенно для нашей «Прекрасной Колесницы» и для ее упряжки.

— Что ж, дети мои, не будем во Франции в этом году, значит, будем в следующем! И я думаю, раз уж нам придется пересечь Россию, с ее ярмарками в Перми, Казани и Нижнем Новгороде, о которых я весьма наслышан, то там мы и задержимся; и обещаю вам, что знаменитая труппа Каскабелей не ударит в грязь лицом и прилично заработает!

Что можно возразить человеку, у которого есть ответы на все вопросы?

Бывают души словно выкованные из стали. Под новыми ударами они сжимаются, закаляются, становятся более упругими. Именно это происходило со славными циркачами. За время своего трудного, полного приключений бродячего существования они вынесли множество испытаний, но никогда еще не находились в столь серьезном положении — сбережения пропали, обычные пути возвращения на родину отрезаны. Однако последний удар судьбы-злодейки оказался столь жестоким, что, почувствовав в себе новые силы, они смело смотрели в будущее.

Госпожа Каскабель, ее сыновья и дочь откликнулись на предложение отца дружными аплодисментами. И тем не менее оно было поистине безумным, и только страстное желание вернуться домой, в Европу, подвигало их решиться на подобный проект. Каково — пересечь северо-запад Америки и Сибирь, направляясь во Францию?

— Браво! Браво! — крикнула Наполеона.

— И бис! Бис! — Сандр не находил слов, чтобы выразить свой энтузиазм.

— Пап, скажи, — спросила Наполеона, — а мы увидим императора России?

— Конечно, если его императорское величество имеет обыкновение развлекаться на ярмарке в Нижнем!

— И он будет на нашем представлении?

— Да! Уж оно доставит ему удовольствие!

— Ах! Как бы я хотела расцеловать его в обе щеки!

— Может, хватит с тебя и одной августейшей щечки, дочурка? — ответил господин Каскабель. — Смотри, будешь его целовать, не испорти корону!

Что касается Клу, то он пребывал в полном восхищении от гения своего хозяина.

Итак, они остановились на следующем маршруте: «Прекрасная Колесница» пройдет через Калифорнию, Орегон и штат Вашингтон до англо-американской границы. У них оставалось около пятнадцати долларов — карманные деньги, не спрятанные, к счастью, в несгораемый шкаф. Понятно, что такой небольшой суммы не хватит на все дорожные расходы, поэтому им придется давать представления в городах и поселках. Впрочем, не стоило сильно огорчаться из-за этих задержек. Все равно надо ждать, пока пролив целиком замерзнет, образовав дорогу для экипажа. А это произойдет не раньше, чем через семь-восемь месяцев.

— И черт меня побери, — заключил господин Каскабель, — если мы не положим в карман несколько хороших гонораров до того, как окажемся на краю Америки!

И правда, «делать деньги» в северных районах Аляски, среди кочевых индейских племен, — сомнительное предприятие. Но не было никаких сомнений, что вплоть до северо-западной границы Соединенных Штатов, в той части нового континента, которую Каскабели еще не посещали, публика будет рваться на представления труппы хотя бы из-за ее доброй репутации и принимать по заслугам.

А дальше… Дальше, в Британской Колумбии, пусть там и достаточно городов, — ни одного концерта, ни за какие деньги! Господин Каскабель не опустится до того, чтобы выпрашивать шиллинги и пенсы! Хватит с них, что экипаж «Прекрасной Колесницы» вынужден пылить более двухсот лье по земле английской колонии!

Что касается сибирской бесконечной пустынной тундры, где редко встречаются даже самоеды[55] или чукчи, не покидающие прибрежные районы, то там, конечно, нельзя рассчитывать на какую-либо выручку. Впрочем, поживем — увидим.

Условившись обо всем, господин Каскабель постановил отправляться в путь на следующее утро.

Пока же Корнелия принялась, как всегда проворно, хлопотать по хозяйству и готовить ужин с помощью Клу.

— Какая удивительная идея, — произнесла она, — пришла в голову господину Каскабелю!

— Да, хозяйка, замечательная идея, как и все, впрочем, что варятся в его котелке… То есть, я хочу сказать, вертятся у него в мозгах…

— К тому же, Клу, в этом направлении нет моря, а значит, нет морской болезни…

— Разве что в проливе есть бортовая качка льда!

— Да ну тебя, Клу, с твоими шуточками!


В это время Сандр выполнил несколько головокружительных, восхитивших его отца прыжков. Наполеона грациозно танцевала, а собаки резвились рядом. Надо восстанавливать форму, ведь скоро — новые представления.

Вдруг Сандр вспомнил:

— А наши животные? Мы не посоветовались с ними насчет предстоящего великого путешествия!

Он тут же подбежал к Вермуту:

— Ну, старина, как тебе понравится добрый перегон в три тысячи лье?

Затем обратился к Гладиатору:

— А твои бедные старые ноги ничего не хотят высказать?

Кони дружно заржали, словно желая выразить свое согласие на дальнюю дорогу.

Тогда он обернулся к собакам:

— Ты, Ваграм, и ты, Маренго, станете вы зарабатывать своими номерами?

Ответом послужил радостный лай, сопровождавшийся многозначительными прыжками. Не стоило даже сомневаться, что собаки обегут вокруг света по одному знаку своего хозяина.

Теперь настал черед обезьянки высказать свое мнение.

— Что с тобой, Джон Булль? — удивился Сандр. — К чему этот озадаченный вид? Ты увидишь родину, малыш! Если будет слишком холодно, тебе сошьют теплую курточку! Ты не забыл свои гримасы и ужимки?

О нет! Джон Булль никак не мог их забыть и в доказательство состроил такую уморительную рожицу, что вызвал всеобщий взрыв смеха.

Оставался попугай. Сандр выпустил его из клетки, и тот прошелся, покачиваясь на лапках и подергивая головой.

— Эй, Жако, — спросил Сандр, — почему ты молчишь? Что, дар речи потерял? Мы начинаем сказочное путешествие! Ты с нами, Жако?

Жако извлек из глубины своей гортани целую сюиту членораздельных звуков, раскатывая «р» так, словно оно исходило из луженой глотки господина Каскабеля.

— Браво! — закричал Сандр. — Жако согласен! Жако с удовольствием сказал «да»!

И мальчишка, сделав стойку на руках, приступил к серии сальто и кульбитов под родительское «браво».

В этот момент появилась Корнелия:

— За стол!

В тот же миг все собрались в столовой и в два счета уничтожили еду, всю до последней крошки.

Казалось, теперь все стало на свои места, как вдруг Клу опять перевел разговор на несчастный сейф:

— Я думаю, господин хозяин, что эти два мерзавца здорово влипли!

— Почему? — спросил Жан.

— Потому что они не знают секретного слова и никогда не смогут открыть сейф!

— Не сомневаюсь, они принесут его обратно! — разразился смехом господин Каскабель.

Необыкновенный человек! Увлекшись новой идеей, он уже забыл про кражу и воров!



Глава V
В ПУТЬ!


Да! В путь, в Европу, и на этот раз малоисследованным маршрутом, который не стоит рекомендовать тем, у кого мало времени.

«Времени у нас больше, чем нужно, — думал господин Каскабель, — зато нам здорово недостает денег!»

Отъезд состоялся утром второго марта. На рассвете Вермута и Гладиатора впрягли в «Прекрасную Колесницу». Госпожа Каскабель с Наполеоной заняли место внутри фургона, ее муж и сыновья шли пешком, Клу управлял лошадьми, Джон Булль взгромоздился на крышу, а собаки бежали уже далеко впереди.

Погода стояла прекрасная. На кустах наливались соком первые почки. Весна исполняла свою великолепную прелюдию, характерную только для калифорнийских просторов. Птицы распевали в вечнозеленой листве каменных деревьев и белых дубов. Тонкие стволы сосен покачивались над зарослями вереска. Повсюду виднелись купы невысоких каштанов и яблонь, плодоносящих мансанильями[56], весьма недурными для производства индейского сидра.

Отслеживая по карте условленный маршрут, Жан не забывал и о другом — о свежей дичи. Впрочем, Маренго не позволил бы ему пренебречь долгом. Настоящий охотник и добросовестный пес созданы друг для друга. Нигде они не достигают такого взаимопонимания, как в землях, где дичь водится в изобилии. Калифорния именно такое место. Редко случалось, чтобы госпожа Каскабель не готовила к обеду зайца, куропатку, верескового петуха или парочку горных перепелов с элегантными хохолками и необыкновенно душистым и вкусным мясом. Если по мере продвижения к Берингову проливу охота на просторах Аляски будет столь же успешной, семье не придется сильно тратиться на ежедневное пропитание. Может быть, дальше, на Азиатском континенте положение изменится? Увидим, когда «Прекрасная Колесница» доберется до бескрайней страны чукчей.

Итак, все шло как нельзя лучше. Господин Каскабель не пренебрегал благоприятной погодой и стремился использовать ее на полную катушку. Они шли так быстро, как позволяла упряжка, по дорогам, которые через несколько месяцев из-за летних дождей станут непроходимыми. Получалось в среднем от семи до восьми лье в сутки, с привалом на обед в полдень и с шестичасовым ночлегом. Местность была не такой пустынной, как думалось путешественникам поначалу. На полях уже трудились земледельцы, которым эта богатая и плодородная земля обеспечивала зажиточность, столь желанную в любой другой части света. Кроме того, частенько попадались фермы, поселения, деревни, городки и даже города, особенно по левому берегу реки Сакраменто, в местах, преимущественно золотоносных, в силу чего за ними и закрепилось многозначительное название Эльдорадо.

Труппа, согласно плану ее хозяина, дала несколько представлений там, где выдался случай продемонстрировать свои таланты. В этой части Калифорнии никто не знал Каскабелей, но разве мало на свете добрых людей, желающих развлечься? В Пласервилле, Оберне, Мэрисвилле, Чаме и других более или менее значительных местечках, где публика несколько пресытилась «вечным американским цирком», который время от времени посещал их, Каскабели собрали добрый урожай «браво» и центов; общая сумма выручки составила несколько дюжин долларов. Изящество и бесстрашие мадемуазель Наполеоны, необычайная гибкость господина Сандра, чудесная ловкость господина Жана в жонглировании, дурацкие штучки господина Гвоздики знатоки оценили по достоинству. Не забывайте о двух собаках, творивших чудеса в компании Джона Булля. Ну а господин и госпожа Каскабель показали себя достойными своего доброго имени, первый — в силовых упражнениях, а вторая одолела всех пожелавших помериться с нею силой рук.

Двенадцатого марта «Прекрасная Колесница» прибыла в небольшой городок Шаста, над которым возвышалась гора с тем же названием высотой в четырнадцать тысяч футов[57]. На запад от него вырисовывался массив Береговых хребтов, который, по счастью, не было необходимости пересекать, чтобы достичь границы Орегона. Но местность оказалась сильно пересеченной; приходилось огибать горные отроги, тянувшиеся к востоку, по едва заметным дорогам, которые значились только на карте, поэтому фургон двигался довольно медленно. Города встречались все реже. Конечно, легче путешествовать вдоль побережья, где меньше препятствий; но для этого пришлось бы сначала перебраться через практически непроходимые перевалы Береговых хребтов. Поэтому мудрее, пожалуй, продолжать движение на север, чтобы обогнуть последние горы у границы с Орегоном.

Так посоветовал Жан — штурман «Прекрасной Колесницы», и команда с ним согласилась.

Девятнадцатого марта, миновав форт Джонс, «Прекрасная Колесница» остановилась в городке Уайрика. Теплый прием позволил им подкопить еще несколько долларов. Французская труппа дебютировала в этих краях. И что вы думаете? Здесь, в этой американской глубинке, полюбили детей Франции! Раз за разом их принимали с распростертыми объятиями повсюду, что не всегда случалось даже в некоторых соседних с Францией странах!

В этом городке они за умеренную плату наняли несколько лошадей для подмоги Вермуту и Гладиатору. Таким образом «Прекрасная Колесница» перебралась за хребет у подножия его самой северной вершины, и без всяких осложнений с проводниками.

— Черт возьми! — не преминул заметить господин Каскабель. — Это же не англичане! Я знал, что так будет!

Хотя путники не избежали трудностей и некоторых задержек, в целом странствие протекало без неприятностей, благодаря принятым мерам предосторожности.

Наконец двадцать седьмого марта, после четырехсоткилометрового перегона по Сьерра-Неваде, «Прекрасная Колесница» пересекла границу штата Орегон. С востока однообразие равнины нарушала гора Питт, возвышавшаяся как указатель солнечных часов.

И люди и животные, утомленные тяжелой работой, немного отдохнули в Джексонвилле. Затем, после переправы через реку Рог, продолжили путь по ее извилистому берегу, тянувшемуся на север насколько хватало глаз.


Взорам путников открылась горная страна, богатая и благодатная, похожая на Калифорнию. Повсюду простирались луга и леса. То и дело встречались индейцы шаста, или умпакас, объезжавшие поля. Но их опасаться не стоило.

В нескольких лье к северу от Джексонвилла, среди бескрайних лесов, местность находилась под защитой форта Лейн, построенного на холме высотой в две тысячи футов. Жан, усердно читавший книги из своей маленькой библиотеки, решил с пользой применить почерпнутые знания и нашел весьма своевременным сделать одно ценное замечание.

— Будьте внимательными, — заявил он, — эти места кишат змеями.

— Змеи?! — испуганно завопила Наполеона. — Змеи?! Быстрее поедем отсюда, папа!

— Успокойся, детка! — произнес господин Каскабель. — Мы примем кое-какие меры, чтобы избежать опасности.

— Эти гнусные твари опасны? — забеспокоилась Корнелия.

— Очень, мама, — ответил Жан. — Здесь водятся гремучие змеи, самые ядовитые на свете. Если их не трогать, они не нападают, но стоит только коснуться или нечаянно задеть их, как они вздымаются, бросаются и кусают; укусы почти всегда смертельны.

— А где они прячутся? — спросил Сандр.

— Под сухими листьями, — пояснил Жан. — Их нелегко заметить, но гремучие змеи шумят своими трещотками на хвосте, поэтому, как правило, есть время убежать от них.

— Что ж! — заключил господин Каскабель. — Внимательно смотрите под ноги и хорошенько слушайте!

Жан был совершенно прав, предупредив всех: в северо-западных районах Америки водилось не только очень много гремучих змей, но хватало и не менее ядовитых тарантулов.

Само собой разумеется, все стали крайне мнительны и осторожны. Кроме того, пришлось следить за лошадьми и другими животными, которые так же, как и хозяева, могли подвергнуться атакам насекомых и рептилий.

Жан счел необходимым добавить, что проклятые змеи и тарантулы имеют гнусную привычку проникать в дома, без сомнения, они не сделают исключения и для фургона. Нужно остерегаться их непрошеного визита в «Прекрасную Колесницу».

Вот почему каждый вечер с особой тщательностью все шарили под кроватями и шкафами, по углам и сусекам! Наполеона пронзительно кричала, то и дело принимая за гремучую змею свернутую веревку, хотя у той и не было треугольной головы. А как она испугалась, когда однажды, едва задремав, ей послышался шум трещотки в глубине отсека! Корнелия, впрочем, боялась не меньше, чем ее дочь.

— К черту! — закричал однажды ее муж, выйдя из себя. — К черту змей, которые пугают женщин, и женщин, которые боятся змей! Наша прародительница Ева была куда смелее и охотно болтала с ними!

— Ну… Так она же находилась в раю! — возразила девочка.

— И то было не лучшее из ее дел… — добавила госпожа Каскабель.

Понятно, что Клу нашел себе занятие на время ночных привалов. Сначала у него появилась идея разжигать большие костры, благо в лесу оказалось полно хвороста; но Жан заметил, что если свет и отпугнет змей, то может привлечь тарантулов.

Короче, труппа чувствовала себя гораздо спокойнее в поселках, где «Прекрасная Колесница» иногда останавливалась на ночь; здесь опасность казалась наименьшей.

Поселения располагались неподалеку друг от друга: Канонвилл на Коу-Крик, Розберг, Рочестер и Юкалла. Здесь господин Каскабель положил в карман немало: труппа зарабатывала больше, чем тратила; кроме того, луга кормили лошадей, лес поставлял дичь, а реки — великолепную рыбу, поэтому путешествие почти ничего не стоило. И небольшие сбережения понемногу увеличивались. Но увы! Как еще было далеко до двух тысяч долларов, украденных в ущельях Сьерра-Невады!

В конце концов членам маленькой труппы удалось избежать укусов змей и тарантулов, но спустя некоторое время их сильно взволновала другая напасть. Изобретательная природа придумала столько способов терзать бедных смертных в нашем бренном мире!

Экипаж, продвигаясь по территории штата Орегон, миновал Юджин-Сити. Очень приятное название явно французского происхождения[58]. Господин Каскабель хотел бы познакомиться с соотечественником, без сомнения, одним из основателей вышеупомянутого города. Он, наверное, был славным человеком, и хотя его имя не значилось среди правителей Франции — Карлов, Людовиков, Францисков, Генрихов, Филиппов… и Наполеонов, оно не становилось от этого менее французским.

Третьего апреля после остановок в Гаррисберге, Олбани[59] и Джефферсоне «Прекрасная Колесница» «бросила якорь» в Сейлеме — довольно крупном городе, столице Орегона, на одном из берегов Уилламетта.

Здесь господин Каскабель разрешил всей команде отдохнуть один день от путешествия, но не от работы, и городская площадь послужила им ареной, а хороший сбор компенсировал усталость.

Между делом Жан и Сандр, прознав, что река славилась обилием рыбы, предались утехам рыбной ловли.


Следующей ночью и родители и дети проснулись от нестерпимого зуда по всему телу. Сначала они решили, что над ними кто-то подшутил, как бывало еще принято на деревенских гуляниях.

Утром, посмотрев друг на друга, они застыли от изумления.

— Я стала красной, как индианка Дальнего Запада!

— А я раздулась, как воздушный шар! — воскликнула Наполеона.

— А я покрылся сыпью с головы до ног! — крикнул Клу-де-Жирофль.

— Что бы это значило? — возмутился господин Каскабель. — В стране чума?

— Мне кажется, я знаю, что это такое, — ответил Жан, изучая свои руки, покрывшиеся узорами красноватых пятен.

— Что же, что?

— Мы заразились йедром[60], как говорят американцы.

— Черт бы его побрал, твой йедр! Ну и ну! Можешь объяснить, что это еще за гадость?

— Йедр, отец, это растение: достаточно понюхать его, коснуться или, похоже, даже поглядеть на него, чтобы начались неприятности. Оно отравляет на расстоянии…

— Как, мы отравлены?! — закричала госпожа Каскабель. — Отравлены?!

— О мама, не бойся ничего, — поспешил успокоить Жан. — Мы отделаемся некоторым зудом и, возможно, легкой горячкой.

Объяснение абсолютно точное. Йедр действительно вредное для здоровья, крайне ядовитое растение. Ветер переносит почти неосязаемые семена этого кустарника, они слегка задевают кожу, и кожа краснеет, покрывается волдырями, украшается сыпью. Видимо, во время перехода через леса на подступах к Сейлему господин Каскабель и его домочадцы попали в поток семян йедра. Впрочем, всеобщее страдание от сыпи продолжалось не более суток, правда, в это время каждый чесался и расчесывался на зависть Джону Буллю, посвящавшему этому естественному для обезьян занятию большую часть жизни.

Пятого апреля «Прекрасная Колесница» покинула Сейлем, увозя с собой жгучее воспоминание о часах, проведенных в лесах у реки Уилламетт — милейшее название, несмотря ни на что, красиво звучавшее в ушах французов[61].

К седьмому апреля, преодолев расстояние в сто пятнадцать лье по штату Орегон и миновав Фейрфилд, Кейнмах, Орегон-Сити и Портленд, уже в ту пору довольно значительные города, труппа без новых приключений достигла берегов реки Колумбии.

К северу простиралась территория штата Вашингтон, покрытая горами восточнее маршрута «Прекрасной Колесницы» к Берингову проливу. Здесь начинаются ответвления Каскадных гор, известных вершинами Сент-Хеленс, высотой в девять тысяч семьсот футов[62], и Бейкер[63], высотой в одиннадцать тысяч футов. Казалось, природа, не растратив свои силы на бесконечных равнинах от побережья Атлантического океана до Каскадных гор, собрала всю свою созидательную мощь, чтобы воздвигнуть барьер на западной границе нового континента. Если вообразить, что земли Вашингтона — море, то справедливо заметить, что, с одной стороны, оно спокойное, тихое, словно заснувшее, с другой — взволнованное и бурное, а горные хребты — его пенные гребни.

Сравнение Жана очень понравилось господину Каскабелю.

— Да, это так! — подтвердил он. — После хорошей погоды — буря! Но наша «Прекрасная Колесница» — крепкое судно! Она не потерпит крушения! По местам, дети, и полный вперед!

Команда «занимала свои места», и корабль продолжал плавание по бурным горным хребтам. По правде говоря, продолжая сравнение, море начинало успокаиваться, и благодаря усилиям экипажа Каскабелев ковчег миновал самые губительные проливы. Если иногда он и сбавлял скорость, то только чтобы обойти подводные камни.

К тому же их тепло принимали в поселках и фортах, которые скорее походили на военные бивуаки. Окружавшую их изгородь никак нельзя было назвать стеной; однако размещенных за ней маленьких гарнизонов вполне хватало, чтобы сдерживать натиск кочевавших по стране индейцев.

Когда «Прекрасная Колесница» рискнула углубиться в страну Валла-Валла, ей также повстречались индейцы племен шинук[64] и нескуолли. Вечерами они окружали стоянку, но не выказывали враждебности. Больше всего индейцев интересовал Джон Булль, чьи гримасы вызывали у них приступы смеха. Прежде они никогда не видели обезьян и, без сомнения, принимали его за члена семьи.

— О да! Это мой младший братишка! — говорил им Сандр, несмотря на бурный протест госпожи Каскабель.

Наконец они прибыли в Олимпию, столицу штата Вашингтон, где по «всеобщей и единодушной просьбе» состоялось последнее представление французской труппы на территории Соединенных Штатов. Отсюда было уже рукой подать до северо-западной границы Федерации.

Дальнейший маршрут «Прекрасной Колесницы» пролегал по берегам Тихого океана, точнее, вдоль многочисленных заливов и капризных проливов между побережьем и островами Ванкувер и Королевы Шарлотты.

Путешественники миновали городок Стейлакум, затем обогнули залив Паггет и направились в форт Беллингем на берегу пролива, отделявшего острова от материка.

Затем они останавливались в Воткоме[65], у подножия вонзившейся в облака горы Бейкер, и в Скримиахму на берегу пролива Джорджия.

Наконец двадцать седьмого апреля «Прекрасная Колесница», пройдя триста пятьдесят лье от Сакраменто, достигла границы, установленной договором 1847 года и отделявшей Соединенные Штаты от Британской Колумбии.



Глава VI
ПУТЕШЕСТВИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ


Впервые в жизни господин Каскабель, непримиримый и кровный враг Англии, ступал на ее территорию! Впервые в жизни его ноги топтали британскую землю, оскверняясь англосаксонской грязью! Да простит нам читатель некоторую высокопарность выражений; несомненно, именно так думал бродячий артист, столь упрямый в своей патриотической ненависти, кажущейся теперь неразумной и несколько забавной.

Хотя Колумбия находилась далеко от Европы и не принадлежала к британскому союзу Англии, Шотландии и Ирландии, она от этого не становилась менее английской, чем Индия, Австралия или Новая Зеландия, и потому внушала непреодолимое отвращение Цезарю Каскабелю.

Британская Колумбия представляла собой часть Новой Британии, одной из самых значительных заморских территорий Соединенного Королевства, которая включала в себя Новую Шотландию, Доминион, образованный Нижней и Верхней Канадой, а также обширные земли, предоставленные в концессию Компании Гудзонова залива. Новая Британия простиралась от берегов Тихого океана до Атлантики. На юге она соседствовала с Соединенными Штатами, граница которых тянулась от штата Вашингтон до побережья штата Мэн.

И все же эта земля принадлежала Англии, а избранный труппой маршрут не позволял ее обойти. В общей сложности, чтобы пересечь Колумбию и достичь южной точки Аляски — российских владений на северо-западе Америки, придется пройти примерно двести лье. Для «Прекрасной Колесницы», привычной к долгим скитаниям, такое расстояние нипочем, тем не менее даже «двести лье по этой презренной земле — это двести раз чересчур», и господин Каскабель намеревался миновать их как можно скорее.

Отныне — никаких остановок, кроме привалов на ночлег. Никакой эквилибристики и гимнастики, танцев и борьбы. Англосаксонская публика вполне без них проживет! Труппа Каскабелей презирает монеты с профилем королевы! Бумажный доллар куда дороже серебряных крон и золотых соверенов!

Понятно, теперь «Прекрасная Колесница» старалась держаться подальше от городов и селений. Удачная охота по пути удовлетворяла аппетиты экипажа, что избавляло от необходимости закупать продукты у жителей проклятой страны.

Не подумайте, что подобное поведение всего лишь поза для господина Каскабеля. Нет, оно диктовалось самим его естеством. Наш философ, стойко перенесший последнюю неудачу и сумевший восстановить доброе расположение духа после кражи в Сьерра-Неваде, стал угрюмым и мрачным с того момента, как пересек границу Новой Британии. Он шагал с опущенной головой и унылой физиономией, надвинув шляпу на глаза и злобно косясь на безобидных встречных. Ему было явно не до смеха, в чем все и убедились, когда Сандр чуть не получил взбучку в ответ на несвоевременную шалость.

Судите сами: сорванец осмелился пятиться задом перед фургоном целую четверть мили, корчась и гримасничая изо всех сил!

Отец поинтересовался причиной такого утомительного по меньшей мере шествия, Сандр, подмигнув, ответил:

— Но мы же путешествуем задом!

Реплика вызвала всеобщий смех, даже у Клу, который нашел ответ довольно остроумным… во всяком случае, не совсем дурацким.

— Сандр, — произнес господин Каскабель ледяным тоном, грозно насупив брови, — если ты еще раз позволишь себе что-нибудь в этом роде, в то время когда мы не имеем права на шутки, я натяну тебе уши на пятки!

— Но почему, папа…

— Молчание в строю! В стране англичашек смеяться запрещено!

Больше никто не помышлял об улыбке в присутствии грозного шефа, хотя семья и не разделяла его антисаксонских взглядов.

Часть Британской Колумбии у побережья Тихого океана сильно пересечена. На востоке, вплоть до подступов к Арктике, ее обрамляет хребет Скалистых гор, а на западе — Берег Бьюта[66] — берег с живописными вершинами, изрезанный многочисленными фьордами, похожими на норвежские. Здесь вздымаются пики, подобных которым нет даже в европейских Альпах, и ледники, превосходящие толщиной и протяженностью самые значительные ледники Швейцарии. Например, пик Хукер высотой в пять тысяч восемьсот метров на тысячу метров превышает Монблан, и гора Броун также превосходит этот альпийский гигант[67].

«Прекрасной Колеснице» предстояло пройти между восточным и западным хребтами по широкой и плодородной долине, где открытые равнины перемежались с обширными лесами. По дну долины протекал мощный поток — река Фрейзер. Пробежав с севера на юг сотню лье, Фрейзер впадал в узкий морской пролив между побережьем материка, островом Ванкувер и архипелагом из маленьких островков.

Остров Ванкувер в двести пятьдесят географических миль в длину, в семьдесят три в ширину[68], сначала был куплен португальцами[69], а в 1789 году им завладели испанцы[70]. Когда он еще назывался Нуткой, его трижды обследовал Ванкувер[71], поэтому он долго носил двойное имя в честь английского мореплавателя и капитана Квадры[72]. К концу восемнадцатого века остров окончательно отошел к Великобритании[73].

Столицей Ванкувера являлась Виктория; другой крупный город назывался Нанаимо. Богатые месторождения каменного угля, которые поначалу разрабатывались Компанией Гудзонова залива, составляли основу одной из самых оживленных на острове отраслей торговли.

Чуть дальше на север за островом Ванкувер располагается остров Королевы Шарлотты — самый значительный в одноименном архипелаге[74], дополняющем английские владения в прибрежных водах Тихого океана.

Нетрудно догадаться, что господин Каскабель и не думал посещать столицы так же, как никогда не помышлял попасть в Аделаиду или Мельбурн в Австралии, Мадрас или Калькутту в Индии. Он прилагал все усилия, чтобы подняться по долине Фрейзера как можно быстрее, и общался только с представителями индейской расы.

Впрочем, в этой долине маленькая труппа легко разживалась дичью для пропитания. «По меньшей мере, — рассуждал господин Каскабель, — дичь эта, сраженная быстрым и верным ружьем моего старшего сына, служит пищей честным людям! В венах зайцев, оленей и куропаток не течет англосаксонская кровь, и французы могут употреблять их без угрызений совести!»

Миновав форт Ленгли, экипаж углубился в долину Фрейзера. Было бы бесполезно искать проезжую дорогу на этой почти не тронутой земле. По правому берегу реки вплоть до лесов на западе простирались широкие травяные луга, за лесом в дымке горизонта виднелись пики высоких гор.

Нужно заметить, что возле Нью-Уэстминстера — одного из главных городов побережья, неподалеку от устья Фрейзера, Жан предложил переправиться через водный поток на курсирующем между берегами пароме. Решение безошибочное: поднимаясь вдоль левого берега к истокам реки, «Прекрасной Колеснице» оставалось только следовать ее изгибам до поворота Фрейзера на восток… Оказалось, это самая короткая и известная дорога к тому району Аляски, который вдается в колумбийскую территорию.

Кроме того, господин Каскабель по счастливой случайности повстречал индейца, который согласился сопровождать их до русских владений; и глава труппы не раскаивался, что доверился честному аборигену. Конечно, он не рассчитывал на непредвиденные расходы, но господин Каскабель предпочел потратить несколько долларов на безопасность и скорость путешествия.

Проводник по имени Ро-Но принадлежал к тем племенам, вожди которых, «тихи», часто вступают в контакты с европейцами. Эти индейцы коренным образом отличаются от первобытных чиликоттов[75] — коварного, лживого и жестокого племени, которого на северо-западе Америки все стараются избегать. Несколькими годами ранее, в 1864 году, банда чиликоттов вырезала весь персонал строителей дороги на Берегу Бьюта. От их рук пал инженер Уодингтон, о котором скорбела вся колония. И наконец, ходили слухи, что именно чиликотты вырывали и пожирали сердца своих жертв, как австралийские каннибалы.


Поэтому Жан, прочитав рассказ об ужасной резне в книге о путешествии Фредерика Вимпера[76] по Северной Америке, счел должным предупредить отца остерегаться встреч с чиликоттами; но само собой разумеется, не посвящая в это остальных, дабы не пугать их. Впрочем, после тех зловещих событий, краснокожие, устрашенные казнью непосредственных участников преступления, старались держаться на расстоянии. Это подтвердил и проводник Ро-Но, заверив путешественников, что им теперь нечего бояться.

Погода оставалась благоприятной. После полудня бывало даже довольно жарко. На ветках под напором соков лопались почки; листья и цветы своевременно расцвечивались весенними красками.

Местность постепенно принимала свойственный северным странам вид. Долину Фрейзера окружали леса из кедра, тсуги и дугласовой пихты; некоторые экземпляры их у основания достигали пятнадцати метров в диаметре и возвышались над землей более чем на сотню футов. В лесах и на равнине в изобилии водилась дичь, и Жан почти рядом с фургоном обеспечивал ежедневные потребности в пище.

Этот район вовсе не напоминал пустыню. То и дело попадались поселения индейцев, где они, казалось, жили в полном согласии с представителями британской администрации. На реке иногда появлялись флотилии деревянных лодок из кедра, плывшие вниз по течению или вверх с помощью весел и паруса.

Нередко встречались двигавшиеся на юг отряды краснокожих. Закутанные в плащи из белой шерсти, они перекидывались парой слов с господином Каскабелем, понимавшим их с грехом пополам, так как индейцы пользовались странным местным наречием — шинук[77], смесью французских, английских и индейских слов.

— Вот это да! — радовался он. — Теперь я знаю шинук! Еще один язык, на котором я говорю, хотя никогда его не изучал!

Как сказал Ро-Но, шинук — язык Западной Америки, язык самых различных народностей вплоть до самой Аляски.

Благодаря раннему приходу тепла снег полностью растаял, хотя порой он держится до конца апреля. Таким образом путешествие протекало вполне благополучно. Стараясь не переутомлять упряжку, господин Каскабель все же предусмотрительно подстегивал лошадей, уж очень ему не терпелось быстрее оказаться за пределами Колумбии. Температура понемногу повышалась, что стало заметно по появившимся комарам, вскоре просто невыносимым. Очень трудно оказалось защитить от них «Прекрасную Колесницу», даже если по вечерам в ней не зажигали света.

— Проклятое зверье! — не выдержал как-то господин Каскабель после бесполезной борьбы с надоедливыми насекомыми.

— Хотелось бы знать, для чего создан этот мерзкий гнус? — поинтересовался Сандр.

— Он создан… чтобы пить нашу кровь… — изрек Клу.

— А также кровь англичан! — добавил господин Каскабель. — Итак, ребята, я категорически запрещаю их убивать! Для господ англичашек комаров никогда не будет слишком много, вот что меня утешает!

На протяжении этой части пути охота чрезвычайно удалась. Дикие животные показывались чаще обычного, особенно олени из горных лесов, спускавшиеся напиться чистой воды Фрейзера. Жан стрелял, не удаляясь от фургона, но мать все равно беспокоилась, считая сына весьма неосторожным. Трудно сказать, кто оказался расторопнее и ловчее — юный охотник или его спаниель Ваграм, ни на минуту не оставлявший хозяина. Несколько раз Сандр ходил с ними на охоту и был счастлив получить боевое крещение под руководством старшего брата.

Жан на своем счету имел всего несколько оленей, когда ему улыбнулось счастье и он подстрелил бизона. В то утро он избежал реальной опасности, так как подраненный первым выстрелом зверь бросился на него, но вторая пуля, посланная точно в голову, остановила животное в тот самый миг, когда казалось, что Жан вот-вот будет опрокинут, раздавлен и растоптан. Конечно, он не стал вдаваться в подробности. Все произошло в нескольких сотнях шагов от берега Фрейзера, поэтому пришлось распрягать лошадей, чтобы притащить огромную тушу, походившую из-за густой гривы на льва.


Известна польза этого жвачного животного для индейцев прерий, без колебаний идущих на него с копьем и стрелами. Шкура бизона — это стены вигвама, постель и одежда для всей семьи. Среди «платьев от бизона» есть и такие, что продаются за двадцать пиастров[78]. Мясо, разрезая на длинные ломтики, индейцы высушивают на солнце и получают таким образом великолепный запас на случай голода.

Если европейцы, как правило, употребляют в пищу только язык бизона — а это и в самом деле деликатес, — то труппа Каскабеля оказалась не столь разборчива. Ничто не могло смутить желудки юных обжор. Впрочем, Корнелия так искусно жарила, варила и тушила, что мясо бизона нашли просто превосходным и посвятили ему не одну трапезу. К сожалению, получились довольно скромные порции языка, но, по общему мнению, никто никогда не пробовал ничего более вкусного.

В течение первых двух недель путешествия по Колумбии не произошло ничего достойного упоминания. Однако погода стала портиться, и уже не за горами был сезон проливных дождей, которые могут помешать продвижению на север или по меньшей мере замедлить его.

Кроме того, Фрейзер грозил выйти из берегов вследствие сильного паводка, а разлив поставил бы «Прекрасную Колесницу» в крайне трудное, если не сказать опасное, положение.

По счастью, когда начались дожди и уровень воды быстро поднялся, река все-таки осталась в русле. Равнина, таким образом, избежала наводнения, которое обычно заливало ее до границы леса на склонах долины. Фургон, конечно, продвигался с большим трудом, поскольку колеса увязали в размытой почве; но под его водонепроницаемой и крепкой крышей семья Каскабель нашла надежное убежище, уже не раз спасавшее ее от бурь и непогоды.



Глава VII
СКВОЗЬ КАРИБУ


Почтенный Каскабель, почему вы не посетили эти края Британской Колумбии на несколько лет раньше! Почему дороги вашей бродячей жизни не привели вас сюда тогда, когда золото буквально валялось под ногами, и нужно было только наклониться, чтобы завладеть им! Почему Жан рассказывал отцу об этом необыкновенном периоде в прошедшем времени, а не в настоящем!

— Вот Карибу, отец, — сказал Жан в тот день, — а знаешь ли ты, что такое Карибу?

— Даже не догадываюсь, — ответил господин Каскабель. — Может, зверь? На двух лапах или четырех?

— Зверь? — крикнула Наполеона. — Большой? Злой? Кусается?

— Вовсе это не животное[79], — возразил Жан. — Так называется страна, страна золота, колумбийское Эльдорадо. Сколько в ней таилось богатств, и сколько людей она обогатила!

— И сколько разорила, представляю себе! — заметил господин Каскабель.

— Да, папа, я думаю даже, гораздо больше. И все же здесь были артели золотоискателей, получавшие до двух тысяч золотых марок в день. В одной из долин Карибу, в долине Уильям-Крик, золото черпали горстями![80]

Однако, как ни замечательно богата была золотоносная долина, слишком много людей нагрянуло сюда поживиться. И вследствие необыкновенного наплыва искателей счастья и всякого сброда, который тянется за ними, жизнь стала крайне тяжелой, не говоря уж о чрезмерной дороговизне всего и вся. Продукты вздорожали так, что за фунт хлеба просили доллар. В нездоровой среде распространились заразные болезни. Большую часть людей в Карибу ожидала нужда, а затем смерть. Разве не то же самое произошло несколькими годами ранее в Австралии и Калифорнии?

— Папа, — заключила Наполеона, — было бы очень мило найти на дороге большой кусок золота!

— Ну и что ты с ним сделаешь, малышка?

— Что сделает? — ответила за дочку Корнелия. — Конечно, отдаст своей мамочке, которая знает, как быстро обменять его на звонкую монету!

— Хорошо, поищем, — согласился Клу, — и, конечно, найдем, если только…

— Если только не найдем, это ты хотел сказать? — продолжил Жан. — А ведь именно так и случится, бедняжка Клу, и наша кубышка пуста… совсем пуста!

— Ну, хорошо! — крикнул Сандр. — Поживем — увидим!

Стоп, ребята! — повысил голос господин Каскабель. — Запрещаю обогащаться таким способом! Золото, найденное на английской территории… Тьфу! Пойдем, пойдем быстрее, не останавливаясь и не нагибаясь ни за чем, вплоть до самородка, будь он величиной даже с башку Клу! А добравшись до границы, пусть там и не будет таблички со словами: «Вытирайте ноги, пожалуйста», — тщательно вытрем их, дети, чтобы не унести с земли Колумбии и пылинки!

Он все тот же, Цезарь Каскабель! Но напрасно он так беспокоится! Скорее всего, никому из домочадцев не удастся подобрать даже крохотный самородок!

И все-таки, несмотря на запрет господина Каскабеля, во время движения пытливые глаза постоянно ощупывали поверхность земли. Бог знает, какие булыжники принимали Наполеона, а особенно Сандр за самородки. Впрочем, почему бы и нет? Среди золотоносных стран Северная Америка на первом месте. Австралия, Россия, Венесуэла и Китай — далеко позади!

Тем временем сезон дождей продолжался. Каждый день сильные ливни размывали дорогу, и путешествие становилось все труднее.

Проводник-индеец подстегивал упряжку. Он опасался, что речки и ручьи — до сих пор сухие притоки Фрейзера — внезапно раздуются. Как же их тогда переходить без брода? «Прекрасная Колесница» рисковала застрять в отчаянном положении на несколько недель, пока дожди не прекратятся. Нужно поторапливаться покинуть долину Фрейзера.

Как уже говорилось, не стоило бояться местных аборигенов с тех пор, как чиликотты ушли на восток.

Да, это, конечно, чистая правда, но зато здесь водились хищные животные, в том числе медведи, встреча с которыми по-настоящему опасна.

Случилось так, что Сандр, приобретя соответствующий опыт, чуть было не поплатился слишком дорого за грех непослушания своему отцу.

Семнадцатого мая, после полудня, семья остановилась на привал в пятидесяти шагах от ручья, который упряжка пересекла посуху. Ручей, стиснутый крутыми берегами, стал бы абсолютно непроходимым, если бы паводок превратил его в бурный поток.

Привал объявили часа на два; Жан ушел вперед, на охоту, в то время как Сандр, несмотря на приказ не удаляться, незаметно перешел назад через ручей, имея с собой только веревку длиной в дюжину футов вокруг пояса.

При виде яркой птицы с разноцветными и блестящими перьями у сорванца появилась идея проследить ее до гнезда и с помощью веревки вскарабкаться на дерево, чтобы завладеть добычей.

Удаляясь таким образом, Сандр по неосторожности совершал ошибку, тем более серьезную, что погода ухудшалась. Огромная туча быстро поднималась к зениту. Но попробуйте растолковать это пацану, увлеченному погоней!

И Сандр оказался вскоре на опушке густого леса на левом берегу ручья. Птица, порхая с ветки на ветку, казалось, не без удовольствия заманивала его.


Сандр впопыхах забыл, что «Прекрасная Колесница» через два часа отправится в путь, и спустя двадцать минут он уже находился в доброй половине лье от лагеря в чаще леса. Здесь не наблюдалось никаких дорог, только узкие тропинки в густом кустарнике у подножия кедров и пихт.

Птица с радостными криками перепархивала с одного дерева на другое, а Сандр бежал за ней, подпрыгивая, как молодой дикий кот. Тем не менее все его усилия оказались напрасны, и птица исчезла в густых зарослях.

Сандр чертыхнулся и остановился, раздосадованный неудачей.

Только тут сквозь листву он заметил, что грозные тучи заволокли небо, уже сверкали яркие проблески.

То были первые молнии, за которыми последовали продолжительные раскаты грома.

«Пора возвращаться, — подумал мальчик. — Что скажет папа?»

В этот момент его внимание привлек необычный предмет — булыжник с металлическими вкраплениями странной формы и величиной с сосновую шишку.

Естественно, наш сорванец вообразил, что это самородок, затерявшийся в глухой части Карибу! Он вскрикнул от восторга, подобрал камень, взвесил в руке и сунул в карман, дав себе слово никому ничего не рассказывать.

— Посмотрим, что все скажут потом, — пробормотал он, — когда я обменяю его на кучу звонких золотых!

Едва Сандр положил в карман драгоценную находку, как вслед за сильнейшим ударом грома начался настоящий ливень. И не успели отгреметь последние раскаты, как послышался рев.

В двадцати шагах от него над кустарником возвышался огромный медведь гризли.

Как ни отважен был Сандр, но он тут же рванул во все лопатки, а медведь припустил за ним.


Если Сандру удастся достичь русла ручья, пересечь его и укрыться в лагере, он будет спасен. Тогда гризли задержат на левом берегу или даже убьют, и он станет ковриком на полу «Прекрасной Колесницы».

Но дождь уже лил сплошным потоком, молнии сверкали все сильнее, небо полнилось громовыми раскатами. Сандр промок до нитки; к тому же ему мешала ставшая тяжеленной одежда; он бежал, рискуя упасть на каждом шагу, за что зверь сказал бы только спасибо. И все-таки ему удавалось сохранять дистанцию, и меньше чем через четверть часа он очутился на берегу ручья.

Но здесь — неожиданное и непреодолимое препятствие. Ручей, превратившийся в бурный поток, перекатывал камни, нес стволы и комли деревьев, вырванных из земли. Вода поднялась до уровня берегов. Броситься в эти водовороты — значит погибнуть, не имея шансов на спасение.

Сандр не осмеливался обернуться. Он чувствовал, что медведь уже рядом и готов крепко обнять его. Не было никакой возможности известить о себе обитателей «Прекрасной Колесницы», с трудом различимой за деревьями.

И тогда инстинктивно Сандр выбрал единственный путь к спасению.

В пяти шагах от мальчика стоял кедр, нижние ветви которого нависали над водой.

Броситься к стволу, обхватить его руками, цепляясь за неровности коры, подтянуться до первого разветвления и влезть на нижний сук — все это он проделал ловко и молниеносно. Даже обезьяна не смогла бы сейчас сравниться с ним в проворности и гибкости, что, впрочем, неудивительно для маленького гимнаста, который тут же облегченно вздохнул.

К сожалению, передышка оказалась кратковременной: медведь, остановившись под деревом, также намеревался залезть на него, и, даже если Сандру удастся забраться на самую верхушку, будет сложно ускользнуть от преследователя.

Но Сандр и тут не потерял голову. Разве не был он достойным сыном знаменитого Каскабеля, выходившего целым и невредимым из самых затруднительных положений?

Теперь надо покинуть дерево; но как? И как затем преодолеть поток? Из-за паводка, вызванного проливным дождем, ручей уже стал выходить из берегов и заливать правый берег, где находился бивуак.

Позвать на помощь? Маловероятно, что его крики услышат сквозь неистовые порывы ветра. К тому же если господин Каскабель, Жан и Клу-де-Жирофль отправились на поиски, то наверняка они пошли вперед по курсу «Прекрасной Колесницы». Вряд ли они предположили, что Сандр отправился обратно и пересек ручей.

Тем временем медведь медленно, но уверенно взбирался по стволу и уже показался у развилки, а Сандр все раздумывал, что делать.

И тут у мальчишки возникла идея. Он заметил, что некоторые ветви вытянулись над ручьем на дюжину футов, вспомнил о веревке на поясе, сделал из нее петлю и накинул на один из сучьев; потом согнул сук, подтянув веревку к себе, и схватился за его конец, удерживая в вертикальном положении.

Сандр проделал все быстро, ловко и с большим самообладанием.

Нельзя было терять ни секунды, так как косолапый уже влез на развилку и протянул лапу к мальчишке.

Вцепившись в конец согнутой ветки, Сандр позволил ей распрямиться, подобно пружине, и его перебросило через ручей, как камень, выпущенный из катапульты[81]. Затем, сделав сальто, он приземлился на правом берегу ручья, а гризли озадаченно смотрел на воздушные упражнения своей добычи.

— Вот он, проказник!

Так приветствовал господин Каскабель возвращение блудного сына. Сам он только что вернулся вместе с Жаном и Клу на берег ручья после тщетных поисков мальчишки вокруг лагеря.

— Шалопай! Ну и нагнал ты на нас страху!

— Папа! Надери мне уши, — ответил Сандр — я это заслужил!

Но вместо этого господин Каскабель не устоял перед желанием расцеловать его в обе щеки со словами:

— Не вздумай сделать так еще раз, или я тебя…

— Или ты меня еще раз расцелуешь! — продолжил Сандр, обнимая отца.

И тут он вспомнил:

— Э! А где мой мишка? Убежал? Тоже мне, охотник плюшевый! Ну и дурацкая же морда у него была!

Жан собирался подстрелить зверя, но тот успел отбежать на безопасное расстояние, а о преследовании его и речи быть не могло. Вода прибывала, и приходилось поторапливаться, чтобы уйти от наводнения; все четверо вернулись к «Прекрасной Колеснице».



Глава VIII
ДЕРЕВНЯ НЕГОДЯЕВ


Восемь дней спустя, двадцать шестого мая, экипаж почти достиг поворота Фрейзера на восток. Дождь не прекращался ни днем, ни ночью, но, если верить прогнозам проводника, непогода скоро кончится.

«Прекрасная Колесница» обогнула приток Фрейзера и взяла курс прямо на запад.

Еще несколько дней — и господин Каскабель увидит наконец границу Аляски.

За всю последнюю неделю пути, предложенного Ро-Но, путешественникам не попалось ни одного городка, ни одной деревни. Впрочем, их устраивали услуги индейца, так как он великолепно знал местность.

В одно прекрасное утро проводник предупредил господина Каскабеля, что неподалеку находится деревня, где при желании можно остановиться и дать отдых утомленным лошадям.

— Что за деревня? — спросил по-прежнему недоверчивый господин Каскабель, так как они все еще пребывали на колумбийской территории.

— Деревня Негодяев, — ответил проводник.

— Негодяев?! — воскликнул господин Каскабель.

— Да, — сказал Жан, — именно так значится на карте; но это, должно быть, из-за названия индейского племени ни-годи…[82]

— Понятно! Не надо лишних объяснений, — прервал его господин Каскабель. — Если в ней живет хотя бы полдюжины англичан, то это весьма подходящее название!

В вечерних сумерках «Прекрасная Колесница» сделала привал у околицы. Оставалось от силы три дня пути до границы Аляски и Колумбии, а там господин Каскабель вновь обретет присущее ему веселое и добродушное настроение, столь испортившееся на земле ее величества королевы.

Деревню Негодяев населяли индейцы; но жили здесь и англичане: охотники-профессионалы и просто любители, прибывавшие сюда на время охотничьего сезона.

Среди них было несколько офицеров гарнизона и некий баронет[83] — сэр Эдуард Тернер, надменный, грубый и заносчивый человек, кичившийся своей национальной принадлежностью, один из тех джентльменов, кто считает, что им все позволено только потому, что они родились англичанами. Само собой разумеется, он ненавидел французов не меньше, чем господин Каскабель презирал его соотечественников. Поистине, они были созданы друг для друга!

В тот же вечер, когда Жан, Сандр и Клу отправились за продуктами, собаки баронета неподалеку от «Прекрасной Колесницы» столкнулись с Ваграмом и Маренго, несомненно, разделявшими пристрастия своего господина.

Понятно, что спаниель и пуделиха, с одной стороны, и пойнтеры — с другой, сначала поссорились, а затем устроили шумную свалку и славную битву, потребовавшую вмешательства хозяев.


На гомон из дома на окраине поселка выскочил сэр Эдуард Тернер и начал угрожать хлыстом собакам господина Каскабеля.

Последний не замедлил предстать перед баронетом и заступиться за своих псов.

Сэр Эдуард Тернер — а он в совершенстве владел французским — сразу же сообразил, с кем имеет дело, и решил не церемониться; англичанин не постеснялся выразить «по-британски» все, что думает об артисте и его соотечественниках.

Легко представить чувства господина Каскабеля, услышавшего такие речи.

Однако, чтобы не нажить неприятности на английской территории и не попасть в трудное положение, которое могло бы помешать его путешествию, господин Каскабель взял себя в руки и ответил тоном, в котором не было ничего оскорбительного:

— Ваши псы, мистер, начали первыми и спровоцировали моих собак!

— Ваших собак? — заржал баронет. — Ха! Видали — собаки фигляра! Хорошая взбучка им только на пользу!

— Осмелюсь заметить, — возразил господин Каскабель, который, вопреки собственной решимости сохранять спокойствие, начал понемногу распаляться, — ваши слова не подобают джентльмену!

— Тем не менее это единственный ответ, достойный человека вашего сорта.

— Мистер, я стараюсь быть вежливым… А вы, вы — невежа…

— Эй! Полегче! Вы имеете дело с баронетом Эдуардом Тернером!

Гнев охватил побледневшего господина Каскабеля; глаза его загорелись, кулаки сжались, и он угрожающе двинулся к баронету, как вдруг раздался крик Наполеоны:

— Папа! Иди быстрее! Мама зовет!

Корнелия специально подослала дочку, чтобы отозвать мужа.

— Сейчас! — ответил господин Каскабель. — Скажи матери, Наполеона, пусть подождет, пока я разделаюсь с этим джентльменом!

Услышав имя девочки, англичанин взорвался самым презрительным хохотом:

— Наполеона! — повторял он. — Эта девица — Наполеона! Имя этого чудовища, этого монстра…

Тут терпение господина Каскабеля лопнуло. Он шагнул вперед и, протянув руку, почти дотронулся до баронета:

— Вы оскорбили меня, сэр!

— Кого оскорбил? Вас?

— Да, меня, а также великого человека, который одним духом проглотил бы весь ваш остров, если бы только высадился на него!

— Неужели?

— Он раздавил бы его, как клопа!

— Жалкий шут! — закричал сэр Тернер.

Баронет немного отступил и встал в стойку боксера, приготовившись к защите.

— Да! Вы меня оскорбили, господин баронет, и я требую сатисфакции![84]

— Что? Сатисфакции? Фигляру?

— Оскорбив его, вы стали мне равным! И мы будем драться на шпагах или саблях, стреляться из пистолетов, как хотите! Хоть на кулаках!

— А почему бы нам не обменяться ударами воздушных шаров, как паяцы в балагане?

— Защищайтесь, сэр!

— Разве дерутся с ярмарочными гуляками?

— Да! — Господин Каскабель дошел в своей ярости до предела. — Да, дерутся… или заставляют драться!

И, не думая, что противник, очевидно, превосходит его в боксе, поскольку английские джентльмены большие мастера этого дела, Цезарь Каскабель уже готов был наброситься на баронета, когда в перепалку вмешалась Корнелия.

В то же время подбежали офицеры полка сэра Тернера — его товарищи по охоте и, твердо решив не допустить, чтобы баронет скомпрометировал себя дракой с человеком низкого сорта, принялись осыпать бранью семью Каскабель. Впрочем, ругательства не могли вывести из себя почтенную госпожу Каскабель — по меньшей мере с виду. Она едва удостоила сэра Тернера отнюдь не лестным взглядом.

Жан, Клу и Сандр также прибыли на поле брани, и ссора уже грозила перерасти в битву, когда Корнелия скомандовала:

— Так, Цезарь, и вы, дети, тоже, все назад! Пошли! Все в «Колесницу», и немедленно!

Приказ прозвучал столь повелительно, что никто не посмел ослушаться.

Ну и вечер ожидал господина Каскабеля! Он кипел от ярости. Задели его честь, оскорбили его кумира. И кто — англичашка! Каскабель рвался в бой с ним, со всеми его дружками, со всеми негодяями деревни Негодяев, сколько бы их ни было. Дети горели желанием помочь отцу, а Клу только и говорил о том, с каким удовольствием он откусил бы надменному британцу нос… если только ухо не окажется вкуснее.

Корнелии стоило больших трудов успокоить разбушевавшихся вояк. В глубине души она признавала, что вся вина лежит на сэре Эдуарде Тернере, и не могла отрицать, что ее мужа, а затем и всю семью унизили и оскорбили недостойным даже для базарных торговцев образом.

Вопреки своим чувствам госпожа Каскабель не желала обострять ситуацию и не уступала, несмотря на всеобщий натиск, и, в очередной раз услышав торжественную клятву мужа задать хорошую взбучку баронету, который надолго ее запомнит, она не выдержала:

— Я запрещаю тебе, Цезарь!

И господин Каскабель скрепя сердце вынужден был подчиниться своей жене.

С каким нетерпением Корнелия ожидала рассвета, чтобы покинуть проклятое место! Она успокоится только тогда, когда труппа окажется в нескольких милях к северу. А чтобы не сомневаться в том, что ночью никто не покинет «Прекрасную Колесницу», она не только тщательно заперла двери, но и осталась сторожить снаружи.

В три часа утра двадцать седьмого мая Корнелия объявила подъем. Для пущей безопасности она стремилась отправиться в путь до рассвета, пока жители деревни, будь то индейцы или англичане, еще спят. То был самый верный способ помешать ссоре разгореться с новой силой. И, заметьте, даже в такой ранний час она чрезвычайно торопилась разбудить лагерь. Взволнованная и беспокойная, она смотрела по сторонам воспаленными глазами, ругала, шпыняла, изводила сонных детей, мужа и Клу, не разделявших ее чувств.

— Сколько еще до границы? — спросила она у проводника.

— Три дня, — ответил Ро-Но, — если не будет никаких задержек в пути.

— В пути! — вздохнула Корнелия. — Только бы никто не заметил нашего отъезда!

Господин Каскабель вовсе не забыл вчерашних оскорблений. Покинуть деревню, не воздав этому баронету по заслугам, для нормандца как француза и патриота просто невыносимо.

— Вот что значит, — повторял он, — забрести в страну Джонов Буллей.

Господину Каскабелю очень хотелось покружить возле деревни и дождаться встречи с сэром Тернером, он то и дело поглядывал на закрытые ставни дома сего джентльмена, но так и не осмелился отойти от грозной Корнелии. Она не отставала от мужа ни на шаг.

— Ты куда, Цезарь? Стой здесь, Цезарь! Назад, Цезарь!

Господин Каскабель только это и слышал. Никогда еще он не ощущал с такой силой, какую власть над ним имеет его милейшая подруга жизни.

К счастью, благодаря непрерывным окрикам сборы вскоре закончились и упряжка заняла положенное место между оглоблями. В четыре часа утра собаки, обезьяна, попугай, муж, сыновья и дочь были водворены в отсеки «Прекрасной Колесницы», на передок которой водрузилась Корнелия. Затем, как только Клу и проводник взяли лошадей под уздцы, отдала приказ трогаться.

Четверть часа спустя деревня Негодяев исчезла за окружавшими ее большими деревьями. Едва-едва начинался рассвет. Кругом — тишина, и ни одного живого существа на обширной равнине, протянувшейся к северу.

Наконец, поверив, что никто в деревне не обратил внимания на исчезновение «Прекрасной Колесницы», и окончательно убедившись, что ни индейцы, ни англичане не преграждают им дорогу, Корнелия испустила долгий вздох облегчения, весьма тронувший ее мужа.

— Ты здорово испугалась этих людишек? — спросил он жену.

— Да, очень, — только и ответила она.

Три следующих дня прошли без всяких инцидентов, и наконец проводник объявил, что они прибыли на границу Колумбии.

Только теперь, очутившись на территории Аляски, «Прекрасная Колесница» остановилась.


Настала пора рассчитаться с усердным и верным индейцем и поблагодарить его за службу. Ро-Но простился с труппой, указав, какого направления надо придерживаться, чтобы как можно скорее добраться до Ситки[85] — столицы русских владений.

Когда английские земли остались позади, господин Каскабель, казалось, должен был воспрянуть духом. Ан нет! Даже по прошествии трех дней он еще не отошел от грязной сцены в деревне Негодяев, тоска снедала ему душу. И он не удержался, чтобы не сказать Корнелии:

— Ты должна позволить мне вернуться свести счеты с этим милордом…

— Все уже сделано, Цезарь! — невинно ответила госпожа Каскабель.

Да! Сделано, и еще как!

Ночью, пока все спали в лагере у деревни, Корнелия следила за домом баронета и, заметив, как тот вышел и направился к «Прекрасной Колеснице», последовала за ним. Когда баронет углубился на несколько сотен шагов в лес, «первый призер кубка Чикаго» продемонстрировала ему один из тех приемов, что укладывают на лопатки даже опытных борцов. Сильно помятый сэр Тернер опамятовался только к утру и еще долго, должно быть, ходил в синяках, напоминавших ему об этой любезнейшей женщине.

— О Корнелия! Корнелия! — крепко обнял ее муж. — Ты отстояла, ты спасла мою честь… Ты всегда была достойна носить имя Каскабелей!



Глава IX
НЕ ПОЛОЖЕНО !


Аляска — северо-западная часть Американского континента между пятьдесят второй и семьдесят второй параллелью. Сам полуостров и прилегающий к нему Берингов пролив разделяются Северным Полярным кругом.

Посмотрите внимательнее на карту, и вы отчетливо увидите, что побережье Аляски напоминает профиль израильтянина. Лоб — это пространство между Лисбернским мысом и косой Барроу; глазная впадина — залив Коцебу; нос — мыс Принца Уэльского; рот — залив Нортон, а традиционная бородка — собственно полуостров Аляска, выдающийся далеко в Тихий океан и продолженный сыпью Алеутских островов. Что касается головы, то ее затылок упирается в северную оконечность хребтов Кордильер, последние отроги которых исчезают в Ледовитом океане.

Так выглядит на карте страна, по которой «Прекрасной Колеснице» предстояло пройти шестьсот лье.

Само собой разумеется, Жан тщательно изучил предстоявший маршрут — горы, водные преграды и рисунок океанского побережья. Он даже собрал небольшое совещание по данному поводу, семья с живейшим интересом выслушала его.

Благодаря ему все (даже Клу) теперь знали, что землю крайнего северо-запада Американского континента открыли русские; затем ее обследовали француз Лаперуз[86], англичанин Ванкувер и, наконец, американец Мак-Клюр во время поисков сэра Джона Франклина[87].

Частично эти края были изучены также благодаря путешествиям Фредерика Вимпера и полковника Баксли в 1865 году, когда встал вопрос о прокладке телеграфного кабеля между Старым и Новым Светом через Берингов пролив. Но во внутренние области Аляски до сих пор попадали лишь торговцы мехами и пушниной.

Именно в то время в международной политике вновь всплыла знаменитая доктрина Монро[88], согласно которой Америка полностью должна принадлежать американцам. Поскольку колонии Великобритании, Колумбия и Доминион могли присоединиться к Штатам только в более или менее отдаленном будущем, то, может быть, Россия уступит Аляску, то есть территорию в сорок пять тысяч квадратных лье?[89] Соответствующие предложения были высказаны московскому правительству[90].

Поначалу в Соединенных Штатах слегка посмеивались над государственным секретарем[91] господином Стюартом, когда тот поднял вопрос о присоединении владений моржей и тюленей, польза от которых казалась весьма сомнительной. Тем не менее господин Стюарт продолжал настаивать с упорством истинного янки, и в 1867 году в переговорах наметился определенный сдвиг. Можно было сказать, что подписание договора между Америкой и Россией являлось уже делом решенным.

Вечером тридцать первого мая семья Каскабель остановилась на границе, в роще больших деревьев. Теперь «Прекрасная Колесница» находилась на российской земле, а не на британской. Господин Каскабель мог вздохнуть спокойно.

К нему вернулось его доброе настроение, и столь заразительное, что все домочадцы разделили его. Теперь до самых границ Европейской России их маршрут пройдет только по московским землям, ведь обширные просторы Аляски и азиатской Сибири — все подвластно русскому царю.

Состоялся праздничный ужин. Жан подстрелил большого жирного зайца, которого Ваграм спугнул в густых зарослях. Извольте, настоящий русский заяц!

— По этому поводу мы откроем хорошеньку-ую бутылочку! — объявил господин Каскабель. — Боже правый! Кажется, по эту сторону границы даже дышится легче! Американский воздух, смешанный с русским! Дышите глубже, ребятишки, не стесняйтесь! Этого коктейля всем хватит, даже Клу, хотя у него нос величиной с локоть! Уф! Целых пять недель я задыхался в этой вонючей Колумбии!

Завершив торжественный ужин и поглотив последнюю каплю доброго вина, все разошлись по своим отсекам. Ночь прошла в полнейшем спокойствии. Оно не нарушалось ни приближением хищных животных, ни появлением диких индейцев. К утру лошади и собаки были готовы к выполнению своих обязанностей.

Подъем — на рассвете, и гости приветливой России — «родной сестры Франции», как говорил господин Каскабель, быстро свернули лагерь. Не было еще и шести утра, когда «Прекрасная Колесница» уже двинулась на северо-запад к Симпсон-Ривер, которую путешественники собирались без труда преодолеть на пароме.

Южная оконечность Аляски — узкая полоска земли, в целом носящая имя индейского племени тлинкитов. К ней прилегает множество островов и архипелагов, таких как Принца Уэльского, Крузова, Кую, Баранова и другие. На острове Баранова находилась столица Русской Америки, именуемая также Ново-Архангельском. По прибытии в Ситку господин Каскабель рассчитывал сделать остановку на несколько дней — прежде всего для отдыха, а также для подготовки к завершению первой части путешествия, которое оканчивалось Беринговым проливом.

Такой план вынуждал их идти узкими тропами, капризно извивавшимися вдоль прибрежных гор.

Они тронулись в путь, но не успели сделать и шагу по земле Аляски, как столкнулись с неожиданным и серьезным препятствием.

Гостеприимная Россия, сестра Франции, казалось, вовсе не расположена радушно приветствовать своих родных французских братьев в лице Каскабелей.

Россия предстала перед ними в виде трех похожих на калмыков, большеголовых и курносых пограничников крепкого сложения, с окладистыми бородами, в темных мундирах и плоских фуражках, которые внушают благолепное почтение стольким миллионам людей.

По приказу старшего из пограничников «Прекрасная Колесница» замедлила ход, и Клу, державший лошадей под уздцы, кликнул хозяина.

Господин Каскабель появился на пороге фургона; из-за спины выглядывали его сыновья и жена. Затем все сошли на землю и остановились в некотором трепете перед людьми в мундирах.

— Ваши паспорта? — спросил пограничник на русском языке; но господин Каскабель в этих обстоятельствах прекрасно его понял.

— Паспорта? — удивился он.

— Да! Во владениях его императорского величества не положено появляться без паспортов!

— Но у нас их нет и никогда не было, господин пристав, — как можно вежливее ответил господин Каскабель.

— В таком случае поворачивай оглобли!

Слова прозвучали столь ясно и однозначно, что непрошеным гостям послышалось, что перед их носом захлопнулась дверь.


Господин Каскабель скривился. Он понял, насколько строги правила российской бюрократии и сколь сомнительна вероятность соглашения. Какая непредвиденная неудача — встретить жандармов прямо на границе!

Корнелия и Жан с беспокойством ожидали окончания беседы, от которой зависела судьба их путешествия.

— Уважаемые московиты, — сценическим голосом сказал господин Каскабель, усиливая жестикуляцию, чтобы придать большую выразительность своей и так достаточно выразительной речи, — мы французы; мы путешествуем не только для собственного удовольствия, но, надеюсь, и для удовольствия других людей, в частности, благородных бояр, если только они пожелают почтить своим присутствием наши представления! Мы считали, что можем обойтись без документов на землях его царского величества, императора всей России…

— Никогда еще не бывало, чтобы кто-нибудь проходил на его территорию без особого на то разрешения… никогда!

— А может, получится один раз… один маленький разочек? — особенно вкрадчивым голосом произнес господин Каскабель.

— Нет! — сухо и жестко отрезал урядник. — Назад, и все! Без пререканий!

— Но тогда, — взмолился господин Каскабель, — где же выписать паспорта?

— Это ваше дело!

— Пропустите нас в Ситку, и там с помощью французского консула…

— В Ситке нет никакого французского консула! А кстати, откуда вы сейчас идете?

— Из Сакраменто.

— Ну вот и надо было доставать паспорта в Сакраменто! В общем, хватит упорствовать…

— Нет, не хватит, — стоял на своем господин Каскабель, — поскольку мы возвращаемся в Европу…

— В Европу… Этой дорогой?!

Господин Каскабель сообразил, что его слова показались уряднику крайне неубедительными, так как пробираться в Европу таким необычным образом — весьма и весьма подозрительно.

— Да… — добавил он — некоторые обстоятельства вынудили нас совершить такой крюк…

— Не имеет значения! — снова рыкнул жандарм. — Вам ясно сказано: без паспорта не положено!

— Может, мы заплатим пошлину… — не сдавался господин Каскабель, — и сумеем как-то договориться…

При этих словах он многозначительно подмигнул.

Но было похоже, что и на таких условиях не удастся достигнуть соглашения.

— Уважаемые московиты! — От отчаяния господин Каскабель предпринял еще одну попытку. — Возможно ли, чтобы вы никогда не слышали о семье Каскабель?

Он произнес свое имя так, словно династия Каскабелей была по меньшей мере равной династии Романовых.

Ничто не проняло бдительных стражей. Пришлось разворачиваться и возвращаться назад. Суровые и неумолимые жандармы даже отконвоировали «Прекрасную Колесницу» до границы со строгим предупреждением не пытаться перейти ее вновь. В результате господин Каскабель несолоно хлебавши вновь очутился на ненавистной земле Британской Колумбии.

Представьте себе, в каком неприятном и в то же время тревожном положении оказалась труппа. Гениальный план провалился. Обстоятельства вынуждали отказаться от путешествия, начатого с таким энтузиазмом. Западный путь в Европу через Сибирь стал несбыточной мечтой из-за каких-то бумажек! Дойти до Нью-Йорка через Дальний Запад, конечно, не составит труда. Но как пересечь Атлантический океан, если нет денег, чтобы купить билеты на пакетбот?

Надежда раздобыть по дороге нужную сумму была явно несбыточной. К тому же сколько времени понадобилось бы, чтобы ее накопить? Труппа Каскабелей, надо признать, уже несколько приелась в Соединенных Штатах. В течение двадцати лет она выступала практически во всех городах и селениях вдоль Великой Магистрали. Теперь ей вряд ли удастся выручить столько центов, сколько раньше иной раз доводилось собирать долларов. Нет! Идти на восток — это бесконечные задержки, может быть, пройдут годы, прежде чем они погрузятся на корабль. Необходимо любой ценой придумать какую-нибудь хитроумную уловку и попасть в Ситку. Вот о чем думали и совещались члены замечательной семьи, брошенные русскими жандармами на произвол судьбы.

— В хорошенькое положеньице мы попали! — грустно склонила голову Корнелия.

— Скорее безвыходное, — вздохнул господин Каскабель, — тупик!

Ну что ж, старый боец, герой площадей, неужели ты исчерпал все средства борьбы против судьбы-злодейки и готов сдаться ей на милость? Неужели ярмарочный шут, закаленный в переделках, переживший самые зловредные фокусы фортуны, не вывернется, несмотря ни на что? Иль пуста твоя пороховница, иль твой изворотливый ум, столь скорый на выдумку, не найдет способ выйти из тупика?

— Цезарь, — предложила Корнелия, — раз уж эти мерзкие жандармы никак не хотят пропустить нас через границу, давай попробуем обратиться к их начальнику…

— К начальнику?! Но их начальник — губернатор Аляски, какой-нибудь русский полковник, такой же непробиваемый, как его подчиненные! Он пошлет нас к самому черту!

— К тому же резиденция губернатора, наверное, в Ситке, — заметил Жан, — а именно туда нас и не пускают.

— Может, — глубокомысленно изрек Клу, — русские фараоны не откажутся проводить к губернатору одного из нас…

— Э! А ведь Клу прав! — воскликнул господин Каскабель. — Отличная мысль!

— Если только не глупая, — вставил, как обычно, Клу.

— Во всяком случае, это лучше, чем возвращаться назад, — сказал Жан, — и если хочешь, отец, я попробую…

— Нет, будет лучше, если пойду я, — ответил господин Каскабель. — Далеко ли отсюда до Ситки?

— Сотня лье, — сказал Жан.

— Что ж, за дюжину дней я обернусь туда и обратно. Завтра мы пустимся в новую авантюру!

Наутро, с первыми лучами солнца, господин Каскабель отправился на поиски пограничников. Дело оказалось нетрудным и недолгим, так как стражи были начеку.

— Опять вы? — окликнули его угрожающим тоном.

— Опять я! — как ни в чем не бывало, очаровательно улыбнулся Цезарь Каскабель.

И со всевозможной лестью по адресу мудрой русской администрации господин Каскабель выразил желание быть принятым его высокопревосходительством губернатором Аляски. Он предлагал также оплатить дорожные расходы «уважаемому господину исправнику», который согласится препроводить его в Ситку, и вполне допускал возможность «кругленькой благодарности наличными» этому великодушному и достойному человеку… и т. д. и т. п.

Новое предложение, как и предыдущие, не возымело успеха. Не подействовала и перспектива «кругленькой благодарности». Возможно, излишне усердные таможенники и тупоголовые пограничники нашли крайне подозрительным столь настойчивое стремление попасть в пределы Аляски. Урядник[92] приказал господину Каскабелю немедленно возвращаться, пригрозив:

— Ежели ты еще раз сунешься на священную русскую землю, мы проводим тебя не в Ситку, а в ближайшее не столь отдаленное место. А всяк, кто туда попадет, не знает, когда и как он оттуда выйдет!

И несчастного артиста не без пинков и тумаков вынудили немедля вернуться к «Прекрасной Колеснице», где по его кислой физиономии всем стало ясно, что миссия не увенчалась успехом.

Неужели семейному дому на колесах суждено превратиться в неподвижное жилище на сваях? Неужели бригантина[93] бродячего артиста сядет на мель канадско-аляскинской границы, словно судно, выброшенное отливом на голые рифы? По правде говоря, такая перспектива казалась уже вполне реальной.

Какими грустными и безысходными стали несколько следующих дней, пока труппа не отважилась принять хоть какое-нибудь решение!

К счастью, у них не ощущалось недостатка в съестных припасах; еще оставался небольшой запас консервов, который они, правда, рассчитывали пополнить в Ситке. К тому же окрестности изобиловали дикими животными. Главное — не пересекать границу, чтобы не подвергнуться штрафу в пользу царской казны и конфискации ружья.

Тем не менее тоска всерьез одолела господина Каскабеля и его домочадцев. Их настроение разделяли, казалось, даже животные. Жако болтал меньше обычного. Собаки, поджав хвосты, подолгу беспокойно скулили и беспричинно выли. Джон Булль особо не утруждал себя гримасами и ужимками. Только Вермута и Гладиатора как будто устраивал новый образ жизни, при котором ничего не оставалось, кроме как толстеть на сочной траве окрестных пастбищ.

— Нужно все-таки куда-нибудь подаваться! — повторял время от времени господин Каскабель, скрестив руки на груди.

Конечно, но куда? Куда? Вот что приводило в смущение почтенного артиста, так как, похоже, у него не осталось выбора: российская граница на замке, придется возвращаться. Конец столь решительно начатому западному пути! Неужели опять тащиться сквозь ненавистную Британскую Колумбию, затем через необозримые прерии Дальнего Запада, чтобы добраться до побережья Атлантики?! Ну а потом, что делать в Нью-Йорке? Рассчитывать на какие-нибудь милосердные души, которые помогут труппе вернуться на родину? Опуститься до подаяний — какое неслыханное унижение для славных артистов, всегда живших только своим собственным трудом, а не подачками! Ах! Если б не те мерзавцы, что ограбили честных артистов в ущельях Сьерра-Невады! Их повесят в Америке, удавят в Испании, гильотинируют во Франции или посадят на кол в Турции, то и дело повторял господин Каскабель, иначе нет в этом мире справедливости!

Наконец он принял решение.

— Завтра мы отправляемся в путь! — объявил он вечером четвертого июня. — Мы вернемся в Сакраменто, а затем…

Он не закончил фразу. В Сакраменто будет видно, что делать. Впрочем, все уже готовы к отъезду. Оставалось только запрячь лошадей и направить их на юг.

Последний вечер на границе вожделенной Аляски стал особенно грустным. Стихла обычная веселая болтовня, каждый замкнулся в себе. Наступила непроницаемо темная ночь. Жирные тучи застилали небо, словно нагромождение ледяных торосов, гонимое ветром к востоку. Взгляд не мог зацепиться ни за одну звезду, а месяц прятался позади высоких гор на горизонте.

Уже в девять часов вечера господин Каскабель дал отбой. На рассвете предстояло тронуться в путь по той же дороге, что «Прекрасная Колесница» уже прошла от Сакраменто, и теперь, пожалуй, нетрудно обойтись без проводников. Нужно дойти до Фрейзера, а там лишь спуститься по его долине до границ штата Вашингтон.

Клу хотел уже запереть наружную дверь фургона, не преминув пожелать спокойной ночи собачкам и лошадкам, как вдруг неподалеку раздался выстрел.

— Кажется, стреляют! — подскочил господин Каскабель.

— Да, кто-то выстрелил…— подтвердил Жан.

— Наверно, какой-нибудь охотник! — сказала Корнелия.

— Какой, к черту, охотник посреди ночи? — справедливо заметил Жан. — Это невозможно!

В этот момент прозвучал второй выстрел и послышались крики.



Глава X
КАЙЕТТА


Господин Каскабель, Жан, Сандр и Клу мгновенно выскочили из фургона.

— Это оттуда. — Жан указывал на опушку леса вдоль границы.

— Тише, послушаем еще! — предложил господин Каскабель. Бесполезно. Ни звука, ни крика, ни выстрела.

— Кто-то случайно пальнул, что ли? — спросил Сандр.

— Нет, не случайно, — возразил Жан, — несомненно, то были крики отчаяния, там кто-то в опасности…

— Надо идти на помощь! — отозвалась добродетельная Корнелия.

— Да! Вперед, ребятишки, — приказал господин Каскабель. — Только вооружимся как следует!

Вряд ли это несчастный случай. Видимо, какой-то путешественник стал жертвой разбойного нападения. А потому стоило принять меры не только для помощи, но и для самозащиты.

В одно мгновение господин Каскабель и Жан подхватили ружья, а Сандр и Клу — револьверы, и все двинулись прочь от «Прекрасной Колесницы», оставив ее под охраной Корнелии и собак.

В течение пяти или шести минут они шли по опушке леса и время от времени останавливались, настороженно прислушиваясь; но ничто не нарушало более лесной тишины. Тем не менее никто не сомневался, что крик раздался отсюда, где-то совсем недалеко.

— Может быть, мы стали жертвами коллективной галлюцинации? — подумал вслух господин Каскабель.

— Нет, отец, — ответил Жан, — это невозможно… Вот! Слышишь?

Они четко различили вопль, но теперь уже не мужской голос, как в первый раз, а зов женщины или ребенка.

Сумерки сгустились как никогда, и в лесу уже в трех-четырех метрах не было видно ни зги. Клу хотел сбегать к фургону за фонарем; но господин Каскабель остановил его, сославшись на то, что тогда они превратятся в прекрасную мишень.

Крик повторился достаточно ясно, чтобы придерживаться нужного направления. Скорее всего он доносился не из глубины леса.

В самом деле, пять минут спустя господин Каскабель, Жан, Сандр и Клу подошли к опушке небольшой поляны… Двое мужчин лежали на земле. Женщина, стоявшая на коленях, поддерживала руками голову одного из них.


Именно ее вопли разносились по округе. Господин Каскабель, уже несколько поднаторевший в шинукском наречии, разобрал наконец, что она кричала:

— Сюда! Сюда! Уби-или!

Жан подошел к растерянной женщине, обагренной кровью из пробитой груди несчастного. Она судорожно пыталась вернуть его к жизни.

— Этот еще дышит! — сказал Жан.

— А другой? — поинтересовался господин Каскабель.

— Другой… Не знаю… — ответил Сандр.

Господин Каскабель приложил ухо к груди и руку к губам второго бедняги, но сердце не билось, а легкие уже покинул последний вздох.

— Он явно мертв!

Да, несчастный был сражен наповал пулей в висок.

Но кто же эта незнакомка, говорившая на индейском наречии? В темноте и под капюшоном, ниспадавшим на лоб, невозможно разглядеть, какого она возраста. Позднее они все узнают; она расскажет, как попала сюда, а также как произошло двойное убийство. А сейчас необходимо немедля отнести раненого на стоянку «Прекрасной Колесницы» и оказать возможную помощь. Что касается тела второго несчастного, то назавтра они вернутся и похоронят его.

Господин Каскабель и Жан взяли раненого под руки, а Сандр и Клу — под ноги.

— Идите за нами! — обернулись они к женщине.

Она без возражений пошла рядом, прикладывая какую-то тряпицу к кровоточившей груди раненого.

Пришлось двигаться медленно и осторожно. Бедняга весил немало, и следовало оберегать его от толчков. Господин Каскабель хотел принести раненого в свой лагерь живым, а не мертвым.

Наконец через двадцать минут все благополучно прибыли на место, никого больше не повстречав.

Корнелия и малышка Наполеона, беспокоясь, что тоже могут стать жертвами нападения, ожидали их в великом нетерпении.

— Быстрей, Корнелия, — крикнул господин Каскабель, — воду, чистое белье и все, что нужно, чтобы остановить кровотечение, не то этот бедолага отдаст концы!

— Хорошо, хорошо! — ответила Корнелия. — Ты же знаешь, я все сумею, Цезарь! Поменьше разговоров, я займусь больным!

В самом деле она кое-что смыслила в медицине, ибо выходила не одного раненого за годы странствий в стране ковбоев и индейцев.

Клу расстелил матрас для пострадавшего в первом отсеке, слегка приподнял голову подушкой. Теперь при свете лампы они разглядели лицо, побледневшее в предсмертной тоске, а также индианку, вставшую на колени у его изголовья.

Девушка оказалась совсем юной, на вид ей не больше пятнадцати — шестнадцати лет.

— Откуда ты, дитя? — спросила Корнелия.

— Это ее крики мы слышали, — пояснил Жан, — она находилась рядом с раненым.

Последний был человеком примерно сорока пяти лет, с поседевшей бородой и шевелюрой, крепко сложенный, роста выше среднего, с симпатичным лицом, волевой характер которого обнаруживался, несмотря на мертвенную бледность и прикрытые веками глаза. Время от времени с его уст срывался стон; но он не мог, конечно, произнести и слова, что позволило бы определить его национальность.

Когда незнакомца раздели до пояса, Корнелия увидела, что его грудь пробита ударом кинжала между третьим и четвертым ребрами. Смертельна ли такая рана? Это мог определить только врач. Но, без сомнений, положение очень серьезно.

Поскольку в данный момент консультации врача не предвиделось, приходилось надеяться на опыт Корнелии и на лекарства из походной аптечки.

Необходимо срочно остановить кровотечение, которое грозило повлечь скорую смерть. Время покажет, можно ли перевезти раненого в ближайшее селение. И на этот раз господину Каскабелю абсолютно безразлично, англосаксонским оно окажется или нет.

Тщательно промыв рану чистой водой, Корнелия приложила компресс, пропитанный арникой[94]. Она надеялась такой перевязкой остановить кровь, раненый и так слишком много ее потерял.

— Ну что, Корнелия, — спросил господин Каскабель, — чем еще ему помочь?

— Надо положить горемыку на нашу кровать, а я буду присматривать за ним и менять компрессы по мере надобности.

— Мы будем дежурить по очереди! — предложил Жан. — К тому же надо быть настороже! Разве можно спать спокойно, если где-то рядом бродят убийцы?

Господин Каскабель, Жан и Клу перенесли человека в последний отсек.

Корнелия осталась у изголовья, тщетно пытаясь уловить хоть слово, а господин Каскабель переводил с шинукского языка историю, рассказанную индианкой.

Она была коренной жительницей Аляски. В этой стране к северу и югу от великой реки Юкон, прорезающей Аляску с запада на восток, живет множество кочевых и оседлых племен: коюколи, основная и, наверное, самая дикая народность, затем ньюикаргуты, танана, каучадины, а также, ближе к устью реки, пастодики, хейваки, примски, меломуты и индгелеты[95].

К последнему народу и принадлежала юная индианка, которую звали Кайетта.

Кайетта лишилась отца, матери и вообще всех родственников. Индейские племена, к сожалению, часто вымирают не просто семьями, а практически целиком, так, что от них не остается и следа на земле Аляски.

Это произошло, например, и со срединным народом, обитавшим ранее к северу от Юкона.

Кайетта, оставшись круглой сиротой, решила податься на юг, в хорошо знакомые края, где ей много раз приходилось кочевать с родным племенем. В Ситке она рассчитывала поступить на службу к русскому чиновнику. По всей видимости, план вполне мог осуществиться благодаря ее честному, наивному лицу и располагающей внешности. Она была очень красива: чуть-чуть смуглая кожа, черные глаза с длинными ресницами и густые черные волосы под меховым капюшоном, обтягивающим голову.


Среднего роста, Кайетта казалась грациозной и гибкой, несмотря на неуклюжие тяжелые одежды.

Как известно, дети индейцев Северной Америки обладают легким и отважным нравом и быстро взрослеют. Мальчишки десяти лет от роду ловко управляются с ружьем и томагавком. Девушек в пятнадцать лет отдают замуж, и даже в столь юном возрасте они становятся превосходными хозяйками. У Кайетты выработался не по годам суровый и волевой характер, и долгое путешествие в одиночку свидетельствовало о ее достоинствах. Уже в течение месяца она находилась в дороге, направляясь на юго-запад Аляски, и почти достигла побережья, когда на опушке леса всего в нескольких сотнях шагов услышала два выстрела, а затем крики боли и отчаяния.

Именно эти звуки долетели и до обитателей «Прекрасной Колесницы».

Не раздумывая, Кайетта бесстрашно бросилась к месту событий.

Без всякого сомнения, именно ее приближение спугнуло злодеев, так как девушка различила в темноте силуэты двоих удиравших сквозь заросли. Но, по всей видимости, грабители скоро поняли, что имеют дело с беззащитным ребенком; они скорее всего уже собирались вернуться на поляну и хорошенько обыскать свои жертвы, но появление господина Каскабеля с домочадцами спугнуло их окончательно.

Увидев двух человек, распростертых на земле, из которых один еще подавал признаки жизни, Кайетта начала звать на помощь. Таким образом, первые крики, услышанные господином Каскабелем, принадлежали жертвам ограбления, остальные — юной индианке.

Ночь прошла спокойно. Злоумышленники не решились, конечно, напасть на «Прекрасную Колесницу», а поторопились уйти подальше от места преступления.

Наутро Корнелия не обнаружила никаких изменений в состоянии раненого, оно оставалось весьма тревожным.

В этих обстоятельствах Кайетта оказалась очень кстати, она насобирала каких-то трав, обладавших, на ее взгляд, обеззараживающими свойствами.

Девушка заварила их по особым индейским рецептам, и к ране приложили новый компресс, смоченный этим настоем; после этого не просочилось ни единой капли крови.

С наступлением дня раненый стал дышать свободнее; но из его рта по-прежнему вырывалось только дыхание; он не произнес даже обрывка сколько-нибудь внятного слова.

Поэтому узнать, кто он такой, откуда и куда шел, что делал на границе Аляски, почему он и его спутник подверглись нападению, пока было невозможно.

Во всяком случае, коль скоро это дорожное ограбление, то злоумышленники, удравшие при приближении индианки, должно быть, кусали теперь локти от злости, поскольку упустили редкий шанс в такой нечасто посещаемой путешественниками стране.

Все сомнения рассеялись, когда господин Каскабель, сняв одежду с раненого, обнаружил в кожаном поясе на талии пострадавшего приличное количество золотых монет американского и русского происхождения. Сумма огромная — примерно пятнадцать тысяч франков. Господин Каскабель припрятал деньги, чтобы возвратить их владельцу, когда тот придет в себя. Документов же не имелось никаких, не считая записной книжки с несколькими пометками на русском и на французском языках. Ни одна из них не помогла установить личность неизвестного.

Утром, около девяти, Жан предложил:

— Отец, нужно исполнить последний долг перед убитым.

— Ты прав, Жан, пора. К тому же мы, возможно, найдем какой-нибудь документ. Пойдешь с нами, — обратился он к Клу, — возьми кирку и лопату.

Вооруженные еще и ружьями и револьверами, они направились вдоль опушки вчерашним маршрутом.

Через несколько минут все оказались на месте преступления.

Видимо, путешественники устроились здесь на ночлег. Об этом свидетельствовали многочисленные следы и остатки костра, угли которого еще теплились. Вокруг огромной сосны в две кучи была собрана трава, чтобы на ней могли растянуться двое, и вполне возможно, что путники в момент нападения спали.

Убитый уже окоченел.

По его одежде, лицу и натруженным рукам пришедшие догадались, что этот человек, которому едва ли перевалило за тридцать, скорее всего прежде прислуживал раненому.

Жан осмотрел его карманы. Никаких документов и тем более денег. На поясе только револьвер американского производства с шестью патронами; бедняга так и не успел воспользоваться оружием.

Скорее всего в результате внезапной и непредвиденной атаки оба путника пали один за другим.

В тот ранний час окрестности поляны были пустынны. После непродолжительной разведки Жан вернулся ни с чем. Ясно, что бандиты больше не возвращались, иначе они по меньшей мере забрали бы револьвер с пояса жертвы.

Тем временем Клу уже вырыл могилу, достаточно глубокую, чтобы ее не раскопали хищники. Когда земля закрыла тело покойного, Жан прочитал молитву.


Затем господин Каскабель, Жан и Клу вернулись в лагерь. Пока Кайетта дежурила у изголовья пострадавшего, Жан и его родители собрались на совет.

— Если мы пойдем обратно в Калифорнию, — рассуждал господин Каскабель, — раненый не выживет, придется преодолеть сотни и сотни лье. И для него, и для нас лучше бы доставить его в Ситку, куда можно добраться за три-четыре дня, если бы не запрет этих вонючих русских шпиков даже одной ногой ступить на их «священную землю»!

— И все-таки надо идти в Ситку, — решительно заявила Корнелия, — и именно туда мы сейчас и направимся!

— Но как? Мы не успеем пройти и одного лье, как нас остановят…

— Не важно, Цезарь! Мы пойдем, и пойдем немедленно! А встретив фараонов, мы расскажем им все, что произошло, и возможно, они не откажут этому несчастному в том, в чем отказали нам…

Господин Каскабель в сомнении покачал головой.

— Мама права, — сказал Жан. — Попробуем проникнуть в Ситку, не спрашивая у жандармов разрешения, которого они все равно не дадут. Мы только зря потеряем время. Скорее всего они решили, что мы отправились обратно в Сакраменто, и ушли. Уже двадцать четыре часа нет ни малейших признаков их присутствия. Они обратили бы внимание на вчерашние выстрелы…

— И правда, — задумался господин Каскабель. — Похоже, ушли…

— Если только… — Клу решил принять участие в разговоре.

— Да! Если только… По крайней мере… Короче, решено! — закрыл совещание господин Каскабель.

Замечание Жана было совершенно справедливым, и, вероятно, не оставалось ничего лучшего, как возобновить поход на Ситку.

Уже через четверть часа Вермут и Гладиатор в нетерпении рыли копытами землю. Вынужденный отдых на границе позволил им набраться сил, и теперь они за день способны преодолеть значительное расстояние. «Прекрасная Колесница» вновь покидала колумбийскую территорию, и господин Каскабель не скрывал своего удовольствия.

— Ребята, — предупредил он, — будьте бдительны, смотрите в оба! Жан, пусть твое ружье отдохнет! Вовсе не обязательно подавать сигнал о нашем отправлении… А кухня пусть бросит курить!

Местность к северу от Британской Колумбии, хотя и пересеченная, довольно легко проходима, даже если принять во внимание многочисленные водные преграды между соседними с материком островами. Никаких гор до самого горизонта. Изредка попадаются отдельные фермы, от которых труппа твердо решила держаться подальше. Хорошо изучив карту, Жан легко ориентировался и надеялся добраться до Ситки без проводников.

Но самое важное — не наткнуться на полицейских: ни на тех, что стояли на границе, ни на каких-либо других. Однако, к полной неожиданности господина Каскабеля, не знавшего, удивляться ему или радоваться, в свой первый день на земле Аляски «Прекрасная Колесница», казалось, могла направляться куда ей заблагорассудится.

Корнелия приписывала удачу Провидению, и ее муж склонялся к тому же мнению. Жан же объяснял изменения образа действий российской администрации скорее какими-то внешними обстоятельствами.

Шестого и седьмого июня все оставалось по-прежнему. Ситка была уже не за горами. «Прекрасная Колесница» двигалась бы быстрее, если бы не опасения госпожи Каскабель за раненого вследствие сильных толчков на неровной дороге. Корнелия и Кайетта продолжали выхаживать его, одна — как мать, другая — как дочь. Опасность, что больной умрет в дороге, еще не миновала. Его состояние не ухудшилось, но, к сожалению, и не улучшилось. Небогатые ресурсы походной аптечки и заботливый уход — вот и вся помощь, но достаточно ли этого при столь серьезном ранении, требующем вмешательства хирурга? К несчастью, самоотверженность не заменяет знаний, но никогда сестры милосердия не были столь преданны и усердны, а ум и трудолюбие юной индианки поразили всех без исключения. Казалось, она стала членом семьи Каскабель. Будто небо подарило Корнелии вторую дочь.


Седьмого числа «Прекрасная Колесница» всего в нескольких лье от Ситки перешла вброд Стикин-Ривер, небольшой водный поток, впадавший в один из узких проливов между материком и островом Баранова.

Тем же вечером раненый пробормотал:

— Мой отец… там… Увидеть его…

Он говорил по-русски, но господин Каскабель хорошо его понял.

Затем больной повторил несколько раз:

— Иван… Иван…

Не вызывало сомнений, что он звал беднягу слугу, убитого подле хозяина.

Похоже, оба были русского происхождения.

Поскольку раненый заговорил, то, возможно, вскоре к нему вернется память, и Каскабели наконец узнают его историю.

Теперь, чтобы попасть на остров Баранова и преодолеть пролив, предстояло обратиться к паромщикам, обслуживавшим местные многочисленные проливы.

Однако господин Каскабель не надеялся скрыть свою национальность во время переговоров с перевозчиками. Вполне вероятно, что вновь возникнет пресловутый вопрос: «Где ваши паспорта?»

— Что ж, — сказал он, — наш московит так или иначе доставлен в Ситку! Если полицейские и заставят нас вернуться, то по меньшей мере они должны будут сами позаботиться о своем соотечественнике, и уж если мы начали его спасать, то сам черт не помешает поставить его на ноги!

Разумное рассуждение, но беспокойство о том, как их примут, никого не отпускало. Теперь, когда они уже почти добрались до Ситки, было бы очень жестоко вновь развернуть их на Нью-Йорк.

Пока «Прекрасная Колесница» ожидала на берегу, Жан отправился к паромщикам, как раз занятым погрузкой.

В этот момент Кайетта сказала господину Каскабелю, что жена зовет его к постели раненого.

— Наш подопечный пришел в себя, — сообщила Корнелия. — Он заговорил. Цезарь, попытайся понять, чего он хочет!

В самом деле, русский открыл глаза и вопросительно смотрел на людей, которых видел впервые в жизни. Несколько бессвязных слов сорвалось с его сухих губ.

Затем слабым голосом, почти неслышно, он стал звать своего слугу Ивана.

— Господин, — обратился к нему по-французски глава семьи, — Ивана здесь нет, но мы к вашим услугам…

Услыхав это, раненый ответил на том же языке:

— Где я?

— У людей, которые позаботились о вас…

— Но в какой стране?

— В стране, где вы в безопасности, если вы русский…

— Да, конечно, русский…

— Так вот, мы находимся на земле Аляски, в нескольких лье от ее столицы…

— Аляска! — пробормотал раненый, и на минуту показалось, что в его глазах промелькнул ужас.

— Я на русской территории! — повторил он.

— Нет! — раздался голос только что вошедшего Жана. — На американской!

И через приоткрытое окошко «Прекрасной Колесницы» он показал на звездно-полосатый флаг, взвившийся над паромом.

Действительно, вот уже целых трое суток, как Аляска не принадлежала России. Три дня назад был подписан договор, по которому Аляска полностью отходила к Соединенным Штатам. А потому Каскабелям не стоило больше бояться русских жандармов… Они находились на американской земле!




Глава XI
СИТКА


Городок Ситка, или Ново-Архангельск, на острове Баранова посреди целого архипелага островов у западного берега Аляски являлся столицей не только этого острова, но столицей всей провинции, находившейся под началом федерального правительства. Во всем регионе больше не встречалось ни одного хоть сколь-нибудь значительного населенного пункта; здесь на большом расстоянии друг от друга изредка встречались лишь деревни. Точнее, не деревни, а просто посты или фактории. Большей частью они принадлежали американским компаниям, и всего несколько — английской Компании Гудзонова залива. Понятно, что сообщение между постами осуществлялось крайне затруднительно, особенно суровой зимой, когда разыгрывались аляскинские метели.

Всего несколько лет назад Ситка представляла собой редко посещаемую торговую точку, где Российско-Американская компания[96] хранила запасы мехов и пушнины. Но Аляска простирается далеко за Полярный круг, и благодаря этому открытию Ситка начала бурно развиваться и под новым управлением скоро превратилась в богатейший город — достойную столицу штата Федерации[97].

Уже тогда Ситка обладала всем набором зданий, необходимых для города. Здесь располагались лютеранская церковь, очень простая по стилю, но не лишенная величия; православная церковь с одним характерным куполом, столь неподходящим пасмурному небу, так непохожему на ярко-синее небо Востока; салун Клаб-Гарден, что-то вроде Тиволи[98], где местные жители и путешественники могли найти рестораны, кафе, бар и игры всякого рода; Клаб-Хаус, двери которого открывались только для холостяков; школа, больница и, наконец, дома, виллы, коттеджи, живописно разбросанные по окрестным холмам. Обширные леса с хвойными деревьями, похожие на вечнозеленую рамку, из-за которой выглядывала цепочка высоких гор с вершинами в дымке, окружали ансамбль строений. Самая высокая, гора Эджкем, находилась на острове Крузова, к северу от острова Баранова[99], ее пик вздымался на восемь тысяч футов над уровнем моря[100].

В целом, хотя климат острова Баранова, расположенного на пятьдесят шестой параллели, не очень суров и температура не опускается здесь ниже семи-восьми градусов мороза по Цельсию, Ситка вполне заслуживает названия «водного города». В самом деле, дождь здесь не идет только тогда, когда идет снег. Поэтому неудивительно, что после переправы через пролив «Прекрасная Колесница» въехала в Ситку под проливным дождем. Тем не менее господин Каскабель и не думал жаловаться, поскольку попал сюда как раз в тот день, когда не требовалось никаких паспортов.

— В жизни мне так не везло! — то и дело повторял он. — Мы стояли перед наглухо задраенной дверью, и вдруг она распахнулась настежь!

Да, это факт: передача Аляски состоялась весьма кстати, и «Прекрасная Колесница» без страха пересекла границу. И на земле, ставшей американской, не существовало больше ни несговорчивых чиновников, ни многочисленных формальностей, которыми славилась российская бюрократия!

Теперь следовало или отвезти раненого в городскую больницу, чтобы обеспечить соответствующий уход, или поместить его в гостиницу и пригласить туда врача. Но когда господин Каскабель высказал свои предложения, русский возразил:

— Я чувствую себя хорошо, мой друг, и, если я вас не стесняю…

— Нас? — воскликнула Корнелия. — С чего вы взяли?

— Можете считать, что вы у себя дома, — добавил ее муж, — но если вы думаете…

— Я думаю, что для меня лучше было бы не покидать тех, кому я обязан жизнью…

— Хорошо, месье, пойдет! И все-таки необходимо, чтобы вас осмотрел врач…

— Разве он не может прийти прямо сюда?

— Нет ничего проще; я сам отправлюсь на поиски лучшего из лучших.

«Прекрасная Колесница» остановилась на окраине Ситки, в конце бульвара, засаженного деревьями вплоть до самого леса. Сюда и привел господин Каскабель доктора Гарри.

Внимательно изучив рану, доктор объявил, что она не очень опасна — кинжал скользнул по ребру. Жизненно важные органы не задеты, и благодаря компрессам с чистой водой и соком трав, приготовленным юной индианкой, рана начала затягиваться, и скоро больной поднимется на ноги. Он чувствовал себя намного лучше и мог уже принимать пищу. Но, конечно, если бы ему не встретилась Кайетта, а госпожа Каскабель своими стараниями не остановила кровотечение, русский умер бы через несколько часов после нападения.

Доктор Гарри добавил, что, по его мнению, убийство совершено бандитами из шайки Карнова, а то и самим Карновым, чье присутствие уже не раз отмечали на востоке провинции. Карнов был злодеем русского или, точнее, сибирского происхождения; под его предводительством промышляла шайка беглых каторжников, каких много в русских владениях в Азии и Америке. Обещание награды за поимку шайки ни к чему не привело: злодеи, столь же опасные, сколь и осторожные, до сих пор ускользали от правосудия. Частые преступления, грабежи и убийства наводили ужас на всю южную часть Аляски. Никто не мог гарантировать безопасность путешественников, торговцев и служащих пушной компании, видимо, и это преступление следовало приписать сообщникам Карнова.

Доктор Гарри ушел, успокоив семью в отношении здоровья их гостя.

В Ситке господин Каскабель намеревался сначала всей труппой несколько дней отдохнуть после семисот лье пути от Сьерра-Невады. Затем он рассчитывал на два-три представления в городе, чтобы пополнить отощавшую кубышку.

— Дети, это не Англия, — объявил он, — это Америка, а для американцев можно и нужно поработать!

При этом господин Каскабель не сомневался, что слава его труппы достигла ушей жителей Аляски, и вся Ситка радуется: «К нам приехали Каскабели!»

Однако двумя днями позже между русским и господином Каскабелем состоялся разговор, после которого планы несколько изменились, за исключением отдыха после дорожных тягот. Русский, а Корнелия про себя считала, что он не иначе как княжеского рода, знал теперь, что славные люди, спасшие его, — бедные цирковые артисты, гастролировавшие по Америке. Все Каскабели, а также юная индианка, которой он был обязан жизнью, представились ему.

Как-то вечером, когда вся семья собралась в «гостиной», раненый поведал о себе. Он легко и правильно говорил по-французски, словно на родном языке. Исключение составляло раскатистое «р», придающее речи русских одновременно мягкий и энергичный акцент, имеющий особенное очарование для французского слуха.

Впрочем, его история оказалась крайне проста. Никаких приключений и тем более никакой романтики.

Его звали Сергей Васильевич, и отныне с его разрешения в семье Каскабель к нему обращались «господин Серж». Из всей родни у него остался только отец, живший в собственном поместье под Пермью. Господин Серж, в своем увлечении путешествиями и географическими открытиями, покинул Россию три года назад. Он посетил земли Гудзонова залива и хотел спуститься вниз по течению Юкона до Ледовитого океана, как вдруг подвергся нападению при следующих обстоятельствах.

Вечером четвертого июня Сергей Васильевич и его слуга встали на ночлег в приграничном лесу. Не успели они уснуть, как на них набросились двое. Они проснулись, стремясь подняться, чтобы защитить себя… Но поздно, и бедный Иван упал с простреленной головой.

— Мой верный, честный слуга! — вздохнул господин Серж. — Вот уже десять лет, как мы вместе. Крайне преданный мне человек, и я сожалею о нем как о друге!

Сергей Васильевич не скрывал своих чувств; каждый раз при воспоминании об Иване на его глаза наворачивались слезы, столь безмерна была его боль.

Раненый добавил, что, сраженный ударом кинжала, он потерял сознание и не ведал, что происходило вокруг до тех пор, пока, возвратившись к жизни, не понял, что находится у добрых людей, но не имел сил отблагодарить их за заботу.

Когда господин Каскабель сообщил, что разбойное нападение приписывают Карнову или его сообщникам, господин Серж ничуть не удивился; до него доходили слухи, что банда «опекала» границу.

— Как видите, — закончил он свой рассказ, — в моей истории нет ровно ничего любопытного; ваша, конечно, куда интереснее. Путешествие мое завершалось исследованием Аляски. Отсюда я рассчитывал вернуться на родину, повидать отца и больше никогда не покидать родительского дома. Теперь мне хотелось бы выслушать вас и прежде всего узнать, как и почему французы оказались в Америке, столь далеко от своей страны?

— Господин Серж, разве не повсюду встречаются бродячие артисты? — спросил господин Каскабель.

— Повсюду, но я крайне удивлен, что встретил вас на таком расстоянии от Франции!

— Жан, — обратился господин Каскабель к старшему сыну, — расскажи господину Сержу, почему мы здесь и каким образом хотим вернуться в Европу.

Жан поведал об испытаниях, которым подверглась труппа от самого Сакраменто, но, так как ему хотелось, чтобы и Кайетта все поняла, он говорил по-английски, а господин Серж пояснял его рассказ словечками из шинукского наречия. Юная индианка слушала с живейшим интересом. Таким образом она узнала, кто такие Каскабели, к которым она так крепко привязалась, как их ограбили при переходе через ущелья Сьерра-Невады, как из-за недостатка денег они изменили свои планы и, вместо того чтобы идти на восток, пошли на запад. Жан поведал, как они развернули тогда свой дом на колесах в сторону заходящего солнца, пересекли Калифорнию, Орегон, штат Вашингтон и Колумбию и добрались до границы Аляски. Здесь они встали как вкопанные из-за строгости русской администрации; но, в сущности, то был счастливый случай, поскольку благодаря этому препятствию они оказали помощь господину Сержу. В конце концов французские бродячие артисты (вернее даже нормандские — по главе труппы) все-таки оказались в Ситке, ибо присоединение Аляски к Соединенным Штатам распахнуло перед ними двери новых американских владений.

Сергей Васильевич слушал Жана с большим вниманием. Когда он понял, что господин Каскабель предполагает попасть в Европу через Сибирь, по его лицу пробежало искреннее изумление, значение которого, впрочем, тогда никто не понял.

— Итак, друзья, — спросил он, когда Жан завершил свою речь, — вы намереваетесь, покинув Ситку, направиться к Берингову проливу?

— Да, господин Серж, — ответил Жан, — а также пересечь пролив, как только он замерзнет.

— Путешествие, задуманное вами, господин Каскабель, будет очень продолжительным и трудным!

— Продолжительным? О да, господин Серж! И наверное, трудным. Но что делать? У нас нет выбора. К тому же бродячим артистам не привыкать к тяготам, мы умеем кочевать по земному шару!

— Насколько я понимаю, вы не рассчитываете дойти до России в этом году?

— Нет, — подтвердил Жан, — так как пролив покроется льдом не раньше первых дней октября.

— В любом случае это очень рискованный и смелый план…

— Возможно, — согласился господин Каскабель, — но так как у нас нет другого способа… Господин Серж, если бы вы знали, как мы скучаем по родине! Мы хотим вернуться во Францию, и мы вернемся туда! И поскольку мы пройдем через Пермь и Нижний в сезон ярмарок… Что ж, труппа Каскабелей не ударит в грязь лицом!

— Хорошо, а какими средствами вы располагаете?

— Выручка от нескольких сборов по дороге, а кроме того, мы дадим два или три представления в Ситке… Город как раз празднует присоединение к Америке, я надеюсь, публика валом повалит на представление труппы Каскабелей.

— Друзья, — удрученно произнес господин Серж, — я с великим удовольствием разделил бы с вами мой кошелек, если бы меня не обворовали…

— Что вы, что вы, господин Серж! — рассмеялась Корнелия.

— У вас не украли и полкопейки! — добавил Цезарь.

И он принес пояс с деньгами Сергея Васильевича.

— Тогда, друзья, вы согласитесь принять…

— Ни в коем случае, господин Серж! — возмутился господин Каскабель. — Не дело, желая вытянуть нас из затруднительного положения, самому угодить в него…

— Вы отказываетесь взять у меня деньги?

— Решительно!

— Ох уж эти французы! — И господин Серж протянул артисту руку.

— Да здравствует Россия! — крикнул Сандр.

— Да здравствует Франция! — подхватил господин Серж.

Несомненно, впервые такое двойное приветствие раздалось в этих дальних пределах Америки!

— А теперь хватит разговоров, господин Серж, — заключила Корнелия. — Доктор рекомендовал вам покой и отдых, а больные должны подчиняться своим докторам.

— Слушаюсь, госпожа Каскабель, — подчинился Сергей Васильевич. — Только есть у меня еще один вопрос или скорее просьба…

— К вашим услугам, господин Серж.

— Да, вы, я надеюсь, окажете мне услугу…

— Мы?

— Поскольку вы направляетесь к Берингову проливу, то позвольте мне составить вам компанию.

— Нам?

— Да! Это путешествие продолжит мои исследования западной Аляски.

— Наш ответ таков: с превеликой радостью, господин Серж! — воскликнул господин Каскабель.

— При одном условии, — добавила Корнелия.

— Каком же?

— Вы будете делать все необходимое для выздоровления… и без возражений!

— Хорошо, но тогда примите и мое условие. Раз я буду вас сопровождать, то приму участие в дорожных расходах!

— Как вам будет угодно, господин Серж! — согласился господин Каскабель.

Так они поладили к взаимному удовольствию. Тем не менее глава семьи вовсе не помышлял изменить свои намерения дать несколько представлений на главной площади Ситки, хотя бы ради славы и почестей. Вся провинция праздновала присоединение, и «Прекрасная Колесница» пришлась как нельзя кстати для увеселения публики.

Само собой разумеется, господин Каскабель заявил властям о нападении на Сергея Васильевича, и те отдали приказ усилить поиски банды Карнова в приграничном районе.

Семнадцатого июня в первый раз господин Серж смог выйти из фургона. Он чувствовал себя гораздо лучше, и благодаря лечению доктора Гарри рана его почти зарубцевалась.


Сергей Васильевич засвидетельствовал почтение всем остальным артистам — собакам, вежливо потершимся о ноги гостя, Жако, который приветствовал его словами: «Как дела, господин Сер-рж?» — и, конечно, Джону Буллю, выдавшему серию самых умилительных гримас. Старые коняги, Вермут и Гладиатор, радостно заржали от угощения — кусочка сахара каждому. Отныне господин Серж являлся членом семьи Каскабель так же, как и юная Кайетта. Он уже заметил серьезный характер, усердие и способности старшего сына. Сандр и Наполеона очаровали его живостью и гибкостью. Клу забавлял милыми дурачествами. Что касается господина и госпожи Каскабель, то он не мог не оценить их добропорядочность и житейскую мудрость. Поистине, судьба свела Сергея Васильевича с душевными людьми.

Все занимались активными приготовлениями к дальнейшему походу. Ничего нельзя забывать и учесть нужно решительно все для успеха путешествия на протяжении пятисот лье от Ситки до Берингова пролива. Эти почти не исследованные края, правда, не сулили больших опасностей ни со стороны хищников, ни со стороны кочевых и северных индейцев; вероятно, труппа сможет останавливаться и отдыхать в факториях, основанных служащими пушных компаний. Важно позаботиться обо всех мелочах, которые могут понадобиться в стране с весьма ограниченными ресурсами.

Все это семья обсудила с господином Сержем.

— Первым делом, — сказал господин Каскабель, — придется посчитаться с тем обстоятельством, что зимой мы передвигаться не сможем.

— Правильно, — согласился господин Серж, — так как зимы Аляски в районе Полярного круга очень и очень жестоки!

— Но теперь мы идем не вслепую, — заметил Жан. — Господин Серж, наверное, знаток географии…

— Ах! — ответил Сергей Васильевич. — В нехоженых краях ни один географ не отыщет правильный путь! Жан, друг мой, вы с вашими замечательными картами благополучно дошли до этих мест, теперь вдвоем нам будет значительно легче. Впрочем, у меня есть идея, которую я вам выскажу позже…

Раз у господина Сержа родилась идея, то она могла быть только прекрасной, и ему позволили вынашивать ее дальше, чтобы она полностью созрела.

Денег хватало, и господин Каскабель обновил запасы муки, сала, риса, табака и особенно чая, который на Аляске усиленно употребляется. Кроме того, он позаботился об окороках, солонине, галетах; не забыл приобрести и консервы из белой куропатки на складах Российско-Американской компании. По пути вдоль истоков Юкона в воде не будет недостатка; но еще лучше добавить в нее немного сахара и коньяка, а уж совсем превосходно — водки, почитаемой русскими за «живую воду». Потому господин Каскабель закупил достаточное количество и сахара и водки. Что касается топлива, то, хотя леса вполне способны обеспечить потребности экипажа «Прекрасной Колесницы», ее хозяин тем не менее приобрел еще великолепный ванкуверский уголь, около тонны, поскольку нельзя перегружать фургон сверх меры.

Тем временем второй отсек переоборудовали в дополнительную комнатушку для господина Сержа и туда поставили еще одну койку. Закупили также покрывала из заячьего меха, которыми так любят пользоваться индейцы во время холодов. Затем, на случай если понадобится что-то по дороге, господин Серж запасся дешевыми бусами, хлопчатобумажными тканями, ножами и ножницами в качестве разменной монеты между торговцами и аборигенами