Электронная библиотека
Форум - Здоровый образ жизни
Акупунктура, Аюрведа Ароматерапия и эфирные масла,
Консультации специалистов:
Рэйки; Гомеопатия; Народная медицина; Йога; Лекарственные травы; Нетрадиционная медицина; Дыхательные практики; Гороскоп; Правильное питание Эзотерика


Предисловие

Настоящий выпуск свода «Древнейшие источники по истории Восточной Европы» посвящен исландским королевским сагам и содержащимся в них сведениям о народах Восточной Прибалтики, Древней Руси и Русского Севера. Он представляет собой исправленное и расширенное переиздание в одной книге публиковавшихся ранее трех томов «Исландских королевских саг». Первая часть[1] включала в себя фрагменты саг, рисующих историю Норвегии с древнейших времен по 1000 г. (конец правления Олава Трюггвасона); вторая[2] – все варианты «Саги об Олаве Святом», норвежском конунге с 1014 по 1028 г. Олаве Харальдссоне; третья[3] – все остальные саги о норвежских конунгах, кончая «Сагой о Хаконе Хаконарсоне», излагающей события вплоть до второй половины XIII в.

Здесь материал организован в одиннадцать Глав, посвященных сагам, последовательно описывающим норвежскую историю (Глава 1 – «Сага об Инглингах», Глава 2 – «Сага о Харальде Прекрасноволосом»… Глава 11 – Стурла Тордарсон. «Сага о Хаконе Хаконарсоне»). Если сага (сюжет) сохранилась в нескольких вариантах, то тексты в Главе публикуются по хронологии редакций означенной саги (отчего возникает разбивка Глав на параграфы). Будучи включенными в своды, саги об отдельных конунгах претерпевают изменения, которые затрагивают и «восточные» (речь в них идет о землях и народах к востоку от Балтийского моря) фрагменты. Распределение материала по сюжетно-хронологическому принципу позволяет проследить такого рода трансформацию и выявить среди прочего комплекс представлений скандинавов XII–XIII вв. о Восточной Европе, сказавшийся на трактовке событий и персонажей[4]. Кроме того, открывается возможность тематической организации комментария[5].

Во Введении содержится общая характеристика исландских королевских саг; обсуждение целесообразности использования королевских саг как исторического источника вообще и как источника по истории Древней Руси; обзор существующих изданий фрагментов саг, относящихся к русской истории, неосуществленных проектов и переводов королевских саг на русский язык; совокупный анализ находящихся в сагах сведений по истории Восточной Европы; а также данные о тех сводах королевских саг и рукописях-компиляциях, тексты из которых представлены в данной книге.

Исследование имеет традиционную для выпусков свода структуру: публикация каждой саги состоит из вводной статьи, фрагментов текстов на языке оригинала, переводов их на русский язык и комментария. Всякая Глава открывается характеристикой публикуемой саги (или саг, как Глава 9): уточняются авторство, время возникновения, источники, сохранившиеся редакции. Помимо прочих сведений, здесь, в тех случаях, когда это необходимо, содержится краткий пересказ сюжета, позволяющий осмыслить приводимые ниже фрагменты в контексте всей саги. Особо оговариваются существующие рукописи, издания и переводы. Если параграф посвящен какой-либо саге в редакции одного из сводов королевских саг (например: ««Сага об Олаве Трюггвасоне» по «Кругу земному»»), то следует отсылка к общему Введению ко всему выпуску; если же отдельной саге (например: ««Сага об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда»), то в этом параграфе появляется дополнительное Введение.

При публикации оригинальных текстов используется в каждом случае последнее по времени, а если более раннее, то лучшее критическое издание той или иной саги. Везде сохраняется орфография цитируемого издания, однако разбивка текста на абзацы – моя. Из разночтений к текстам даются лишь те, которые изменяют смысл повествования либо содержат иные формы восточноевропейских топонимов и этнонимов, иные огласовки имен русских князей и пр. Если главы приводятся не полностью, то пропуски внутри текста оригинала обозначены многоточием в квадратных скобках. В переводе в квадратных скобках дается краткое их изложение.

Если специально не оговорено, перевод с древнеисландского языка на русский – мой. Установка на перевод такова: буквальный перевод, близкий к оригиналу настолько, насколько это позволяет современный русский язык. Знаки препинания, в том числе кавычки при прямой речи, и смысловая разбивка на абзацы – мои. Встречающиеся в оригинале сокращения даются при переводе полностью. Вопреки нормам русского языка, я считала необходимым сохранять в переводе чередование прошедшего и настоящего времен древнеисландского текста, поскольку оно, с одной стороны, отвечает жанровой специфике саг, а с другой – связано с членением повествования саг на эпизоды и используется для маркирования границ текстовых единиц, отличных от предложения[6]. В квадратных скобках в переводе, помимо пересказов пропущенных мною частей, заключены слова, отсутствующие в оригинале, но необходимые для понимания текста. При подготовке переводов я не могла не учитывать существующих переводов, и, несомненно, наиболее важны для меня были материалы Е. А. Рыдзевской[7].

Комментарий носит историко-филологический характер: в нем объясняются неясные места текста и раскрываются исторические реалии; проводится сопоставление информации саг с данными других письменных источников и с археологическими материалами. Здесь также предпринята попытка дать максимально полную сводку существующих точек зрения на то или иное сообщение источника и, где возможно, критическую их оценку. Поскольку саги в Главах 5, 6, 8 и 9 представлены несколькими редакциями, в которых много содержательных и лексических повторов, то тексты и переводы публикуются последовательно по хронологии редакций саги, но комментарий при этом – единый. «Восточная» информация в них распадается на некоторое количество сюжетных мотивов (их перечень всякий раз помещен во Введении к соответствующей главе). Каждый фрагмент текста (как в оригинале, так и в переводе) обозначен при публикации вынесенным на поля номером сюжетного мотива, а сводный комментарий ко всем редакциям этих саг строится по тематическому принципу в соответствии с выделенными мотивами.

В Приложениях помещены фрагменты древнескандинавских источников, не относящихся к разряду «саг о норвежских конунгах» (в узком значении этого термина), но близких по времени создания и сюжетике. Здесь две латиноязычные хроники (I–II); два жития и собрания чудес ев. Олава – на латинском (IV) и древнеисландском (V) языках; пять саг, относимых исследователями к жанру королевских, но описывающих историю не норвежских правителей, а датских, оркнейских и пр. (Ill, VI, VII, VIII, XI); одна «родовая сага» (IX); единственная дошедшая до нас шведская сага (X); «Обзор саг о датских конунгах» (XII); начальные и заключительные главы «Большой саги об О лаве Трюггвасоне» (XIII); «Прядь о Хауке Длинные Чулки» (XIV) и «Прядь о Хеминге Аслакссоне» (XV). Наконец, в отдельное приложение (XVI) вынесено генеалогическое древо конунгов династии Харальда Прекрасноволосого и перечень правителей Норвегии.

Этногеографический справочник представляет собой как бы составляющую Комментария и включает в себя развернутые статьи обо всех восточноевропейских топонимах и этнонимах, упоминающихся в публикуемых в книге источниках (в основном разделе и в Приложениях).

Книга снабжена Указателями (именным и этногеографическим), Списком сокращений и Библиографией.

Необходимо сказать несколько слов о принципах передачи исландских имен. Широко распространенный способ называния исландцев, не имеющих фамилий, лишь вторым именем равносилен называнию Добрыни Никитича – Никитичем. Мне бы хотелось этого избежать. В тех случаях, когда для любого другого автора будут приведены его фамилия и инициалы (Т. М. Андерссон), или, при повторном упоминании, возможно, только фамилия (Андерссон), исландские авторы будут названы именем и патронимом (Бьярни Адальбьярнарсон).

* * *

Считаю своим приятным долгом поблагодарить всех тех, кто на разных этапах работы над этой книгой оказывал мне содействие советами, консультациями и просто дружеским участием. Настоящее переиздание было подготовлено при финансовой поддержке Российского фонда содействия образованию и науке, которому я очень признательна. Сердечно благодарю также тех коллег, друзей, родных, кто помогал мне в работе над книгой: М. В. Бибикова, А. В. Бусыгина, Т. В. Гимона, Р. Зимека (ФРГ), Дж. Книрка (Норвегия), В. А. Кучкина, Е. А. Мельникову, А. В. Назаренко, X. О’Доноху (Великобритания), Олавура Эгильссона (Исландия), А. В. Смирнова, В. А. Смирнова, А. Сталсберг (Норвегия), К. Шира (ФРГ). Моя особая благодарность – А. В. Подосинову, выполнившему переводы всех латинских текстов в книге, и Г. В. Глазыриной, с которой я не только могла обсуждать возникавшие по ходу работы вопросы, но которая также взяла на себя нелегкий труд прочесть всю рукопись целиком.

Мною заново проверены и выправлены все переводы, так что все ошибки перевода теперь целиком и полностью на моей совести, а потому я не указываю в этой книге имен редакторов-консультантов трех предшествующих выпусков.

В заключение приведу слова из Пролога к одной из древнейших саг о норвежских конунгах – «Саги о Сверрире»[8]: «Может быть, эту книгу увидят люди, которые знают больше и сочтут, что о многом здесь рассказано слишком кратко и многое, достойное упоминания, опущено. Тогда пусть они велят написать об опущенном, если хотят»[9].


Москва, июнь 2011 г.

Введение

Исландские королевские саги

Древнеисландское слово saga (мн. ч. – s?gur; от глагола segja «говорить») означает как прозаический рассказ о каком-то событии (письменный или устный), так и само событие[10]. В научной литературе термин «сага» служит для обозначения особого жанра средневековой словесности, возникшего в пределах Скандинавии, и в первую очередь в Исландии, получившего там широкое развитие и завершившего на рубеже XIII–XIV вв. свое существование. Началом записи саг считается середина XII в. Саги создавались и записывались преимущественно во второй половине XII–XIII в., но сохранились в значительно более поздних рукописях.

Современные исследователи, основываясь на тематико-хронологическом принципе, выделяют konungas?gur – «королевские саги», или «саги о норвежских конунгах», посвященные истории Норвегии с древнейших времен до конца XIII в.; Islendingas?gur – «родовые саги», или «саги об исландцах», описывающие историю исландских родов с момента заселения Исландии в конце IX в.; fornaldars?gur – «саги о древних временах» (подразделяемые на «героические», «приключенческие» и «викингские») – повествования о событиях в Скандинавии до конца IX в.; biskupas?gur – «саги о епископах» – жизнеописания исландских епископов; комплекс саг о событиях в Исландии в XII–XIII вв., известный под названием «Sturlunga saga» («Сага о Стурлунгах»), и проч.[11]

Недостаток этого традиционного деления заключается в том, что далеко не всегда между названными видами саг можно провести четкую грань[12]. Так, не только саги об исландцах, но и саги о епископах и «Сага о Стурлунгах» повествуют об исландцах; конунги часто оказываются героями саг о древних временах, а не только королевских саг. «Сага об Инглингах», открывающая собой свод королевских саг «Круг земной», многими исследователями причисляется к сагам о древних временах, а четко классифицировать вставные рассказы (?oettir, букв, «пряди») в родовых и королевских сагах просто не представляется возможным. Королевские саги порой называют «историческими» и «достоверными», сравнивая их с сагами об исландцах и сагами о древних временах, а саги об исландцах и королевские саги считают «реалистическими», противопоставляя их сагам о древних временах, которые часто именуют «фантастическими». Но и эти характеристики не могут быть определением видовых категорий в строгом смысле, поскольку общепризнанным является наличие в королевских сагах фантастических элементов, в то время как саги о древних временах могут быть хотя бы отчасти «реалистическими» и построенными на исторических фактах[13].

Сигурдур Нордаль[14] предложил подразделять саги по хронологическому принципу, т. е. по тому, насколько описываемые события удалены от времени записи. В результате вычленяются следующие три группы: samtidssagaer – «саги о современности», относящиеся ко времени после 1100 г. (их авторы либо были современниками описываемого, либо имели возможность пользоваться письменными свидетельствами; в этот разряд попадают «Сага о Стурлунгах», саги о епископах, а также некоторые королевские саги); forntidssagaer – «саги о прошлом» (850-1100 гг.), т. е. все родовые саги и большая часть королевских саг; oldtidssagaer – «саги о древности» (до 850 г.) – все саги о древних временах и королевская «Сага об Инглингах». Данная схема, однако, не слишком распространена, и причина этого лежит в том, что не разделенные в ней виды саг (традиционной классификации) всё же самостоятельны, самобытны и имеют свои истоки. Так, родовые саги могут рассматриваться как логическое развитие интереса к семейным генеалогиям, зафиксированным во всех редакциях (самая старшая – 1130 г.) «Landn?mab?k» («Книги о занятии земли»), содержащей подробный рассказ о заселении Исландии[15]; вполне вероятно, что некоторые саги о древних временах генетически связаны с переводными рыцарскими романами[16]; королевские саги существуют только в рамках исландско-норвежской историографии XII–XIII вв.[17]

Учет видового деления саг в историческом исследовании необходим, ибо характер содержащихся в них сведений связан с типом источника.

Королевские саги (Konungas?gur)[18] – это термин, обозначающий разновидность саг, содержанием которых является история Норвегии, а точнее – история норвежских правителей (конунгов), причем каждая отдельная сага посвящена правлению одного конунга. Хронологически эти саги охватывают отрезок времени с IX по XIII в., но включают также легендарную предысторию норвежской правящей династии. Кроме того, к разряду королевских исследователи относят несколько саг из истории других североевропейских территорий. «Сага об оркнейцах» (компиляция, основанная на более ранней саге конца XII в.) и «Сага о фарерцах» (во многих отношениях приближающаяся к сагам об исландцах) примыкают к королевским сагам, поскольку речь в них идет об отношениях обитателей этих островов с норвежскими конунгами. Сохранилось также несколько саг из датской истории. «Сага о Иомсвикингах», близкая к сагам о древних временах, посвящена истории Дании X в. Еще более сходная по содержанию с этими последними, «Сага о Скьёльдунгах», известная преимущественно из латиноязычного переложения XVII в., представляла собой историю примерно двадцати поколений датских конунгов, от Скьёльда, их мифического предка, до Горма Старого (до X в.). «Сага о Кнютлингах», основанная, вероятно, на несохранившейся саге о Кнуте Святом, рисует историю датских конунгов с X до начала XIII в.[19] (Все эти саги представлены в Приложениях.) Саг о шведских правителях не существует, если не причислять к таковым «Сагу об Инглингах», в которой излагается история легендарных шведских конунгов – предков конунгов норвежских.

Понимая королевские саги расширительно, исследователи относят к ним не только саги, но и сочинения, выполненные в средневековой латинской исторической традиции. Для обозначения всей совокупности текстов, среди которых центральное место занимают саги о норвежских конунгах, используется термин «исландско-норвежская[20] (или западноскандинавская) историография XII–XIII вв.» (см. табл. 1).

Из всех существующих в литературе схем развития королевских саг (в расширительном значении) наиболее законченной и стройной мне представляется периодизация, предложенная Т. М. Андерссоном[21]. Исследователь выделяет шесть основных стадий развития королевской саги: 1) ранние несохранившиеся королевские перечни Сэмунда и Ари (начало XII в.); 2) так называемые «норвежские синоптики (краткие обзоры)» (ок. 1170–1190? гг.); 3) формирование собственно исландской королевской саги (ок. 1150–1200 гг.); 4) большие компендиумы о норвежских конунгах («Гнилая кожа», «Красивая кожа», «Круг земной») (1220–1230 гг.); 5) королевские саги второй половины XIII в.; 6) поздние компиляции[22].

Зарождение королевских саг легко датируется, ибо два сочинения (латиноязычное Сэмунда и на древнеисландском языке – Ари) должны были возникнуть до самого раннего дошедшего до нас сочинения – «Книги об исландцах» Ари Торгильссона, – написанной в 1122–1132 гг. (что следует из предисловия к этой последней)[23]. Итак, начало королевской саги – ок. 1120 г.


Таблица 1

Западноскандинавская историография



Ко второму поколению королевских саг (ок. 1170–1190? гг.) Андерссон относит норвежские краткие обзоры (Norwegian synoptics) – латиноязычные: анонимную «Историю Норвегии» и «Историю о древних норвежских королях» Теодорика Монаха, а также написанный на древненорвежском языке неизвестным автором «Обзор саг о норвежских конунгах». Дискуссия относительно их источников весьма существенна, поскольку результатом ее может оказаться признание (либо непризнание) существования в середине XII в. самостоятельной норвежской историографической школы, конкурировавшей с исландской школой, представленной Сэмундом и Ари.

На третьей стадии, в период, условно обозначенный 1150–1200 гг., были сочинены первые самостоятельные королевские саги: это «*Hryggjarstykki» («*Спинной хребет»?)[24], многочисленные саги об Олаве Трюггвасоне и Олаве Святом, «Сага о Сверрире», «Сага о Йомсвикингах», «Сага о фарерцах», «*Сага о Хладирских ярлах», «Гнилая кожа», а также, возможно, «Сага об оркнейцах» и «Сага о Скьёльдунгах».

Принципиально важным оказывается произведенный Й. Луис-Йенсен пересмотр двух из восьми (как было принято считать) сохранившихся фрагментов «Древнейшей саги об Олаве Святом»[25]. Оказалось, что два фрагмента в AM 325 IVa 4° не восходят к NRA 52 и не являются частью «Древнейшей саги», датировка которой (до 1180 г.) до этой работы основывалась именно на них. Датированная по-новому временем ок. 1200 г., «Древнейшая сага» занимает теперь свое законное место в группе саг, сочиненных «на большой вспышке литературной активности между 1190 и 1200 гг.»[26]. Но главное: если названные фрагменты не суть часть «Древнейшей саги» (что и доказала Луис-Йенсен), то в ином свете предстает развитие королевской саги. «Освобожденная» от двух последних фрагментов, «Древнейшая сага» «перестает быть» агиографическим сочинением, а развитие жанра королевской саги уже не выглядит следствием постепенного освобождения народного таланта от сковывающих церковных традиций[27]. Ведь большинство ранних саг («Сага об оркнейцах», «Сага о фарерцах», «Сага о Йомсвикингах», «Гнилая кожа») – носят не менее светский характер, чем «Круг земной» Снорри Стурлусона. В таком случае саги-жизнеописания Олава Трюггвасона, принадлежащие Одду и Гуннлаугу, – исключение. И если смотреть на них, как на исключение, то понятным становится обращение этих монахов к латыни, в то время как уже сформировалась исландскоязычная традиция (Ари Торгильссон, Эйрик Оддссон, Карл Йонссон).

Какими бы по духу ни были королевские саги, нельзя тем не менее отрицать того, что западноскандинавская историография зародилась и получила развитие в клерикальной среде, причем наиболее видную роль в этом процессе играли монахи бенедиктинского Тингейрарского монастыря на северо-западе Исландии, основанного в 1133 г., – первого монастыря в Исландии. По образному выражению X. Кута, ученые интересы, аристократические традиции и национальный инстинкт соединились в исландском духовенстве, чтобы сделать его двигателем развития исторической литературы, написанной на родном языке и оформленной в соответствии с выработанным в Исландии художественным каноном[28].

Самой ранней королевской сагой нередко называют «*Хрюггьярстюкки» Эйрика Оддссона – некий утерянный текст, записанный в середине XII в., упоминаемый и пересказываемый в «Гнилой коже» и «Круге земном». Текст этот трудно полностью реконструировать, но исследователи сходятся на том, что он был посвящен Сигурду Слембиру, сыну Магнуса Голоногого, и вряд ли представлял собой полноценную (так сказать, полноформатную) сагу. Претендентом на роль «первой саги» нередко выступает и «Сага о Сверрире», но, начатая Карлом Ионссоном в конце 1180-х гг., она была окончена значительно позднее. Таким образом, реальный выбор самой ранней королевской саги (из известных нам), по сути, может вестись между «Сагой об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда и «Древнейшей сагой об Олаве Святом». Пока предпочтение отдавалось последней из них, существовало некое молчаливое согласие, что начальный импульс написания королевских саг шел из Норвегии, где бытовали устные рассказы о святости конунга и где имелись краткие латиноязычные жизнеописания св. О лава. Карл Ионссон в таком случае писал свою сагу о Сверрире, находясь в Норвегии и следуя имеющимся там образцам, после чего вернулся в Исландию и передал искусство сагописания монаху Одду. Трудно, однако, не согласиться с доказательным утверждением Т. М. Андерссона, что первый кирпичик в основание жанра королевских саг положил монах Тингейрарского монастыря Одд Сноррасон. Карл Йонссон, в свою очередь, мог приехать в Норвегию, уже будучи знакомым с исландской традицией сагописания, каковую затем поддержал сам король Сверрир. Да и «Древнейшая сага об Олаве Святом», много почерпнувшая из сочинений исландских скальдов и из устной традиции, тоже могла быть связана с новообразовав-шейся биографической школой в Тингейрарском монастыре[29].

Тот факт, что большинство сочинений исландско-норвежской историографии (в эпоху полного и безраздельного господства латыни в Западной Европе) написано на народном (древнеисландском или древненорвежском) языке, объясняется целым рядом причин, как то: особым характером исландской церкви[30], задачами политической борьбы в Норвегии (необходимостью в доступной для народа форме обосновать права на власть, как в случае со Сверриром и его преемниками), а также развитостью и глубиной народной устной традиции в Исландии[31], выступавшей в ряде случаев чуть ли не единственным источником информации о норвежских конунгах и сохранившей, наряду с устными сагами о тех или иных конунгах, стихи исландских и норвежских скальдов IX–XI вв. – «историографов» бесписьменного времени.

1220–1230 гг. – четвертая стадия развития королевской саги – период больших компендиумов о норвежских конунгах, в терминологии Андерссона. К ним он причисляет «Гнилую кожу», «Красивую кожу» и «Круг земной», но в то же время, как можно было заметить, исследователь включает «Гнилую кожу» и в более раннюю группу королевских саг. Действительно, в историографии существует мнение, что «Гнилая кожа» – оригинальное сочинение[32], т. е. без «прядей» (вставных коротких повествований) и более поздних интерполяций в сохранившейся редакции она представляет собой самостоятельное произведение, основанное на устной традиции и стихах скальдов. В этом, видимо, и кроется ее, не исследованное в полной мере, отличие от «Красивой кожи» и «Круга земного».

На вопросе о роли устной традиции в формировании королевских саг следует остановиться особо. До недавнего времени в историографии молчаливо признавалось, что развитие жанра королевской саги от кратких перечней и обзоров XII в. до эпических полотен XIII в. представляло собой чисто литературный процесс совершенствования навыков сагописания. Однако, по мере обнаружения свидетельств того, что в XII в. существовали полноценные пространные устные саги[33], исследователи пришли к мысли о том, что появление саг письменных не было простой фиксацией саг устных. Вестейнн Оласон, со ссылкой на более раннее употребление этого термина П. Меуленгракт Сёренсеном[34], определил данный процесс как «имитацию»: «Нарративный стиль и техника саг демонстрируют все признаки того, что это была имитация, сознательная или бессознательная, устного рассказа»[35]. И хотя Вестейнн использует этот термин применительно к родовым сагам, Т. М. Андерссон, особенно в свете исследования, проведенного Т. Даниэльссоном[36], готов отнести его и к сагам королевским. Он даже подчеркивает, что материал королевских саг с большей наглядностью демонстрирует поступательность в развитии жанра: от суммированного изложения – через добавление деталей с целью достичь повествования, хотя бы по протяженности равного устным сагам, – до имитации повествовательного стиля устных рассказов[37].

Королевские саги второй половины XIII в. создавались с использованием богатых, хорошо организованных архивных материалов из королевской канцелярии и показаний современников-очевидцев. Уступая ранним сагам и сагам классического периода в стиле, они все же вписываются в рамки жанра. Небезынтересна мысль Арманна Якобссона, что исландцы прекратили создавать королевские саги, как только признали власть норвежского короля в 1262 г.[38]

На рубеже XIII–XIV вв. была написана «Большая сага об Олаве Трюггвасоне», выпадающая из общего ряда королевских саг по той причине, что почти не носит на себе следов индивидуального авторства, и предваряющая собой целый ряд рукописей XIV–XV вв. – компиляций более ранних саг[39][40].

Итак, королевские саги в узком понимании этого термина представлены отдельными сагами – жизнеописаниями того или иного конунга; сводами саг, рисующими историю Норвегии на большом отрезке времени, и рукописями XIV–XV вв. – компиляциями, сохранившими более ранние саги.

Сводов саг известно всего четыре. Это «Обзор саг о норвежских конунгах», «Гнилая кожа», «Красивая кожа» и «Круг земной». Они посвящены истории Норвегии с древнейших времен до 1177 г. (того года, с которого начинается изложение в написанной раньше сводов «Саге о Сверрире»), и в них четко выделяется (особенно в «Круге земном») 16 саг, точнее – 16 сюжетов, так как в указанных сводах эти сюжеты разрабатываются по-разному (см. табл. 2).

Особо следует оговориться, что даты правления конунгов в этой таблице не абсолютны: хронология истории Норвегии до 1000 г. приблизительна[41]. Тем не менее некие условные датировки (чаще – взятые из исландских анналов) фигурируют в изданиях саг и комментариях к ним, а потому, не забывая о том, что это лишь допущение, я все же считаю возможным использовать их в тех случаях, когда в этом нет принципиального значения для «восточного» материала.

Не существует отдельных саг о трех норвежских правителях: об Эйрике Кровавая Секира (928–933), о ярле Хаконе Сигурдарсоне (975–994) и о его сыне, ярле Эйрике (999 или 1000–1011).

Саги об Олавах, напротив, имели по несколько вариантов: «Сага об Олаве Трюггвасоне» – 1) латиноязычная сага монаха Одда (известны три редакции перевода), 2) не сохранившаяся латиноязычная сага монаха Гуннлауга, 3) «Большая сага» (две редакции); «Сага об Олаве Святом (Харальдссоне)» – 1) «Древнейшая сага», 2) «Легендарная сага», 3) «^Жизнеописание Олава Святого» Стюрмира Карасона, 4) «Отдельная сага» Снорри Стурлусона (в нескольких редакциях).


Таблица 2

Сюжетика сводов королевских саг, описывающих норвежскую историю с древнейших времен до 1177 г.*


* Сюжеты, не включающие в себя «восточной» информации, выделены курсивом.


Повтор и различная обработка сюжетов являются отличительной чертой королевских саг, поскольку интересы церкви и государственной власти требовали зачастую подачи уже известного материала в новом освещении[42]. Вероятно, объяснение другого отличительного признака королевских саг – а именно того, что известен ряд их авторов, – тоже следует искать в особых функциях королевских саг по сравнению с сагами родовыми или о древних временах: королевские саги не были просто рассказом о прошлом, решенным в значительной мере художественными средствами, – они писались во многих случаях по заказу и использовались в политической борьбе своего времени[43].

Четыре отдельные саги являются хронологическим продолжением названных выше сводов, охватывая историю Норвегии с 1177 по 1280 г., образуя тем самым еще четыре сюжета (см. табл. 3).

Таким образом, изложение истории Норвегии с древнейших времен по 1280 г. распадается в королевских сагах на 20 сюжетов, разработанных с разной степенью полноты.


Таблица 3

Сюжетика королевских саг, посвященных истории Норвегии с 1177 по 1280 г.*


* Сюжеты, не включающие в себя «восточной» информации, выделены курсивом. Сокращения: F – «Codex Frisianus» (AM 45 fol), E – «Eirspennill» (AM 47 fol), Flat – «FLateyjarb?k» (GKS 1005 fol), Skhb – «Sk?lholtsb?k yngsta» (AM 81 a fol), P. Clauss?n – датский перевод Педера Клауссёна Фрииса (опубл. в 1633 г.).


Если классификация Сигурдура Нордаля (см. выше) достаточно условна в качестве видового деления саг, а в особенности выдвинутый им рубеж между первой и второй группами (1100 г.), то для королевских саг в качестве внутривидового деления (с границей на 1177 годе) она является очень продуктивной[44]. Среди королевских саг четко выделяются все три группы по Сигурдуру Нордалю. Вполне очевидно, что они строились на разном материале и преследовали разные цели. К «сагам о современности» можно отнести все четыре саги о правителях рода Сверрира (сюжеты 1–4 в табл. 3), а также не дошедшую до нас «*Нryggjarstykki»; эти саги, называемые А. Холтсмарк «официальной историографией»[45], рассказывали об очень недалеком прошлом, они использовали показания свидетелей и архивные документы и стремились к обоснованию права на власть конунга-самозванца Сверрира и восходящей к нему династии. В число «саг о прошлом» попадают саги о событиях с IX в. по 1177 г. (сюжеты 2-16 в табл. 2); они тоже ни в коей мере не являлись беспристрастной записью исторических событий[46]: несмотря на то что не последнее место среди их источников занимала устная традиция – сложившиеся в дописьменное время саги о конунгах и стихи скальдов, – они все же были порождением XII-XIII вв. «Саги о древности» представлены «Сагой об Инглингах» (сюжет 1 в табл. 2), рисующей легендарную предысторию шведской и норвежской правящих династий и представляющей скандинавскую историю как часть истории мировой. Совершенно очевидно, что познавательная ценность всех трех групп королевских саг неодинакова: наибольшие трудности ждут исследователя при работе с «сагами о прошлом», самой большой группой, содержащей значительный объем информации как по скандинавской, так и по восточноевропейской истории. Здесь следует оговориться. Весь приведенный выше материал мог создать у читателя, не знакомого с жанром саги, впечатление, что перед ним исторические сочинения, подверженные в значительной мере влиянию современных им политических и религиозных тенденций. Акценты в изложении были смещены сознательно, ибо здесь преследовались две цели: 1) дать по возможности более полную и точную характеристику памятников исландско-норвежской историографии и 2) подчеркнуть специфику королевских саг как «историографического» жанра. Однако, если о «сагах о современности» и можно говорить как об относительно достоверных источниках, то королевские «саги о прошлом» – это в первую очередь «произведения искусства, сочетающие – подчас с большим мастерством – элементы вымысла с сообщениями о фактах действительности»[47]. Именно они и вызывают у исследователей самые противоречивые чувства и самое различное (от абсолютного доверия до полного отрицания) к себе отношение.

Королевские саги как исторический источник

Исландские королевские саги, рисующие, как видно из предшествующего раздела, историю Норвегии на огромном отрезке времени, с древнейших времен до 1280 г., естественно, не могли не привлечь внимания историков Норвегии. Пока усилия ученых были направлены на изложение хода политических событий, пока рассматривался процесс объединения Норвегии и укрепления в ней политической власти, их труды опирались преимущественно на анализ повествовательных памятников, и в частности королевских саг. Такие крупные норвежские исследователи, как П. А. Мунк, Р. Кейсер, Э. Саре, при создании многотомных обобщающих трудов по норвежской истории[48] верили сообщениям саг безоговорочно. Однако на рубеже XIX–XX вв., по мере возрастания интереса к вопросам социальной и экономической истории, в поле зрения историков попали другие источники: в центре внимания оказались актовый материал, данные археологии, нумизматики и топонимики, рунические надписи. Коренным образом изменился и взгляд на саги как исторические источники: в них стали видеть произведения литературы, в которых достоверную историческую основу, трансформированную как в многократной устной передаче, так и при письменной фиксации, вычленить в чистом виде практически не представлялось возможным. Доверие к сагам было подорвано трудами Г. Сторма[49] и других норвежских исследователей, а в особенности работами шведского историка Л. Вейбулля[50]. Основоположник так называемой лундской школы шведских историков, Л. Вейбулль выдвинул требование радикальной критики исторических источников, и среди прочего – исландских саг. Он подчеркнул, что саги – это литературно-художественные произведения и, главное, не современные описываемым в них событиям. Рассматривая сложившийся в историографии и основанный на сагах взгляд на ряд событий политической истории Скандинавских стран, Вейбулль развенчал многие общепринятые версии[51]. Проповедником аналогичных идей в норвежской историографии явился X. Кут: он не только обнаружил в сагах значительное число искажений и неточностей, но и выявил в трактовке материала сильное влияние политических взглядов времени записи саг[52]. И все же норвежские историки не оказались столь радикально настроенными по отношению к сагам, как Л. Вейбулль: убедившись на основании внутренней критики королевских саг, а также сопоставления с целым рядом иностранных источников в том, что саги содержат значительное число ошибок и анахронизмов, норвежские историки Г. Сторм, X. Кут, Э. Булль, Ф. Поске, Ю. Скрейнер[53] и другие заключили, что с внесением необходимых уточнений и поправок королевские саги могли быть использованы в качестве источников даже по политической, фактической истории.

С наибольшим доверием исследователи отнеслись к тем сообщениям саг, которые находили подтверждение в цитируемых в них песнях скальдов. Тщательному анализу был подвергнут характер «работы» авторов саг со своими источниками, и в частности со скальдическими стихами[54].

Проблема достоверности саг как источников по истории Норвегии получила в норвежской историографии двустороннее освещение. С одной стороны, рассматривался вопрос о неточностях и ошибках, связанных со спецификой жанра королевских саг, с другой стороны, широкую дискуссию породил поставленный X. Кутом вопрос о влиянии мировоззрения авторов саг на компоновку и освещение материала. Так, если X. Кут видел в сагах совершенно определенную политическую тенденцию и полагал, что Снорри Стурлусон, например, выразил в «Круге земном» партийные взгляды и историческую философию своего времени[55], а Г. Сандвик утверждал, что Снорри писал с позиции исландской аристократии своего времени и что в «Круге земном» отразились либо интересы королевской власти, либо взгляды могущественных исландских предводителей[56], то некоторые историки, напротив, отрицали наличие в королевских сагах какой бы то ни было тенденции[57]. Известные точки соприкосновения во взглядах историков на королевские саги как источник по истории Норвегии, однако, обнаружить можно. Так, историки сошлись в признании малой достоверности саг как источников по политической истории Скандинавских стран IX–XI вв. (о чем большей частью ведется рассказ в сагах), поскольку авторы саг рисовали этот период, исходя из представлений о социальной действительности времени записи саг, т. е. конца XII – начала XIII в., и руководствуясь хотя бы в какой-то мере политическими интересами своего времени[58].

С середины XX в. в исторической литературе начала обсуждаться возможность применения ретроспективного метода в исследовании истории права[59] и социально-экономических отношений в средневековой Норвегии[60]. Историки постепенно убеждались, что все же многое в королевских сагах заслуживает доверия[61], а потому «речь идет не о том, пользоваться сагами или нет, а о том, как ими пользоваться, чтобы не впасть в ошибку»[62]. Если суммировать главные методические посылки, позволяющие исследователям не отказываться от королевских саг как источников по истории Норвегии, то в основном они сведутся к следующим:

– Королевские саги представляют собой особую разновидность исландских саг; существует целый ряд параллельных королевских саг, основанных на общих либо взаимозависимых источниках. При использовании их в качестве исторического источника нельзя оставлять без внимания результаты внутренней критики саг.

– «Историческая традиция и искусство художественного повествования» выступают в королевских сагах «в своем первоначальном синтезе, и правильно оценить познавательную ценность» их как исторических источников «можно, только принимая в расчет эту их особенность»[63]. В частности, фрагменты саг не должны рассматриваться выборочно – их следует привлекать в максимально полном объеме, дабы увидеть их в контексте всего источника.

– Королевским сагам, записанным в XII–XIII вв., свойственна модернизация более ранней истории[64], при изучении которой наибольшего доверия заслуживают те данные саг, которые подтверждаются ссылками на скальдов IX–XI вв. Сопоставление известий саг с соответствующими им скальдическими стихами позволяет отбросить позднейшие наслоения, отражающие взгляды и представления авторов саг.

– Поздний характер королевских саг делает также необходимым сопоставление содержащихся в них сведений с данными других источников: с археологическими[65], нумизматическими и топонимическими материалами, с сообщениями иностранных письменных памятников[66].

Рассмотрение королевских саг как источников по норвежской истории имело ряд особенностей. Во-первых, оно было явлением неизбежным, ибо саги содержат колоссальный объем материала, «позволяют придать динамизм довольно статичной картине, рисуемой судебниками»[67], содержат дополнительные по сравнению с юридическими памятниками материалы. Во-вторых, оно теснейшим образом переплеталось с начавшимся значительно раньше исторического филологическим изучением саг, решавшим и для историков ряд насущных вопросов. В-третьих, в силу того что изучение этого источника было последовательным и постоянным (практически никто на протяжении двух с половиной веков не пытался воссоздавать норвежскую историю без их привлечения), то все те этапы, которые прошло источниковедческое саговедение, можно соотнести с общеевропейским развитием исторической науки в XIX–XXI вв.[68]

Королевские саги и русская история

Совсем иначе обстояло дело с изучением королевских саг в России. В русскую историческую науку саги вошли в самом начале деятельности учрежденной в 1724 г. Петербургской Академии наук. Однако по причине несистемного, спорадического обращения исследователей русской истории к сведениям саг (что явилось естественным следствием ограниченности содержащейся в сагах информации) саговедение никогда не выступало в качестве самостоятельной дисциплины. В отечественной историографии тем самым не сложилось традиции изучения саг как исторических источников, а до 1993–2000 гг. (когда увидели свет три переиздаваемых здесь выпуска свода «Древнейшие источники по истории Восточной Европы»[69]) не было должным образом осуществлено и издание текстов (или фрагментов) королевских саг, имеющих отношение к восточноевропейской истории, и их переводов (об этом – ниже). Более того, изучение саг на протяжении двух веков было тесно связано с общим состоянием так называемой «норманнской проблемы»[70], с принадлежностью каждого конкретного исследователя к тому или иному «лагерю»[71].

Проведенный анализ работ российских историков, обращавшихся к сагам[72], показывает, что далеко не всегда в отечественной исторической науке к сагам относились некритически, слепо доверяя их сообщениям и черпая из них иллюстративный материал для разного рода исторических построений. По работам русских историков рассыпаны отдельные замечания, в совокупности очень точно характеризующие сагу как источник и оценивающие содержащуюся в ней историческую информацию. Однако блестящие частные наблюдения отдельных ученых никогда не были суммированы и осмыслены в целом. Ближе всех к этому подошла Е. А. Рыдзевская, но ей не удалось довести начатую работу до логического завершения[73]. Сведенные воедино замечания русских и советских историков о сагах как источнике по отечественной истории фактически повторяют (и подтверждают лишний раз) основополагающие методические моменты, выработанные для саг как источников по истории Норвегии (ср. выше).

– Необходим учет видового деления саг, ибо характер содержащихся в них сведений связан с типом источника. Простого хронологического приурочения (по хронологии сюжетов) здесь явно недостаточно[74].

– Сагам свойственна литературная обработка бытовавшего в устной традиции текста[75]; в рассказе совершенно очевидны «общие места» (говоря современным языком, «штампы», «стереотипные формулы»), стремление рассказчиков разукрасить свои походы и возвеличить конунга, которому посвящена сага[76]. Тем самым значение части саги определимо лишь после того, как составлено впечатление о всей ее совокупности[77]. Необходимо изучать все соответствующие саги, вычленяя из них определенные комплексы преданий[78]. Перед исследователем стоит историко-литературная задача: постараться выявить первоисточник, очистив его от позднейших наслоений, от поэзии и баснословия[79].

– Описываемые в сагах события отделяет от момента записи саг значительная временна?я дистанция[80]. Как следствие этого в сагах мы находим отражение общественных отношений времени их записи. Детали тоже не все принадлежат той эпохе, к которой относится содержание саги[81]. Частности, как правило, неверны[82].

– Необходим параллельный анализ письменных памятников и данных археологии[83].

Кроме того, в рассмотренных работах отмечаются еще две особенности, сказывающиеся на характере содержащегося в сагах восточноевропейского материала.

– Это, прежде всего, «односторонняя ориентация интереса», когда «положительные данные» относились только к Скандинавским странам[84].

– И наконец, отсутствие шведских саг[85], при том, что на восток большей частью отправлялись шведские викинги.

Итак, восточноевропейская история в исландских королевских сагах затрагивается лишь походя, в связи с поездками скандинавов на восток[86]. Интересующие нас сведения включаются в общее повествование только в тех случаях, когда есть сюжетная или композиционная необходимость. Известия эти, отрывочные и крайне разрозненные, приходится собирать в сагах по крупицам. Сосредоточенные на создании скандинавской истории и весьма внимательные к географии Скандинавских стран, королевские саги не фиксируют своего внимания на географии соседних земель и нередко приурочивают место действия за пределами Скандинавии к ряду наиболее привычных, трафаретных областей или пунктов. К этому еще добавляется и то обстоятельство, что с Восточной Европой были связаны скорее шведы и датчане, нежели исландцы и норвежцы, о которых большей частью говорится в сагах.

Королевские саги не могут быть правильно поняты в изоляции – как одна от другой, так и от других видов саг и прочих разновидностей древнескандинавских письменных памятников[87]. Каждый отдельный фрагмент находит свое место и осмысляется исключительно в более широком контексте, каковым может служить полная выборка материала, скажем, по тематическому признаку. Только анализ совокупности сведений позволяет обнаружить тот факт, что многие единичные сообщения построены в соответствии с этикетными требованиями. Ведь, как и большинство традиционных жанров средневековой словесности, саги характеризуются иерархией стереотипов, которыми пронизано всё – от мировосприятия до языка. Именно с учетом мировоззренческого уровня объясняются конкретные ситуации и вычленяются языковые клише, используемые для их описания. Выявляя в сагах стереотипные формулы, можно обнаружить их историческую основу («рациональное зерно») как за фактом их существования, так и за отклонениями от стереотипной схемы. Обнаружение такого рода формул является важным условием работы историка с сагами[88].

Непременного учета требует разрыв во времени между событием и его фиксацией, проявляющийся среди прочего в том, что зачастую авторы саг переносят явления позднего времени в более ранний период, изображая, по формулировке X. Кута, людей более древней эпохи в костюмах и с оружием XII–XIII вв.[89] На восточноевропейском материале следует со всем вниманием фиксировать те случаи, когда какие-то явления, характерные для XIII в. или более позднего времени, «опрокидываются», по выражению А. Я. Гуревича, в прошлое[90]. Необходимо учитывать также нередкие в сагах случаи переноса формульных стереотипов, выработанных при описании скандинавского материала, на совсем иную почву (ярким примером такого рода может служить изображение в ряде саг русского кормления в формах многократно описанного сагами и типологически сходного с ним древнескандинавского института – норвежской вейцлы[91]).

Сага, как и любой нарративный источник, может быть неточна, тенденциозна, содержать ошибки и искаженную трактовку реальности. Сага не должна рассматриваться в «вакууме», т. е. в отрыве от исторической действительности. При изучении конкретного материала королевских саг необходима его тщательнейшая проверка посредством не только сопоставления саг между собой, но и сравнения сообщений саг с данными письменных источников нескандинавского происхождения и с археологическими материалами. Последний путь видится наиболее плодотворным по причине накопления к настоящему времени огромного археологического материала, характеризующего начальные этапы существования Древнерусского государства и русско-скандинавские отношения раннего средневековья[92]. Взаимопроверка источников разных жанров должна представлять собой сопоставление независимо полученных результатов, а не превращаться в своеобразный «замкнутый круг».

Существующие издания фрагментов саг, относящихся к русской истории, неосуществленные проекты и переводы королевских саг на русский язык

В 1833 г. «Королевское общество северных антиквариев» в Копенгагене издало очень незначительным тиражом (70 экз.) в древнеисландском оригинале и в латинском переводе «Прядь об Эймунде»[93], единственное древнескандинавское сочинение, детально описывающее деятельность скандинавских наемников на Руси, и разослало ее по различным научным центрам России. «Общество» при этом предложило «издать особое собрание всех таких Саг и разбросанных по другим сказаниям многочисленных сведений о Руси… с латинским переводом и критическими примечаниями»[94]. В 1834 г. в России вышло два перевода «Пряди об Эймунде»: первый – выполнен с латинского текста студентом Словесного отделения Московского университета Д. Лавдовским[95]; второй – непосредственно с древнеисландского оригинала – профессором Санкт-Петербургского университета О. И. Сенковским[96]. Последняя публикация породила длительную дискуссию и возродила в обществе интерес к сагам[97].

В 1840 г. появился выполненный протоиереем Стефаном Сабининым перевод «Большой саги об Олаве Трюггвасоне», с предисловием, примечаниями и параллельным древнеисландским текстом (по AM 61 fol – с издания Торгейра Гудмундссона, К. Равна и Р. Раска – Fms. 1825–1827. В. I–III). В кратком предисловии говорится, что, хотя «против Исландских саг восстают многие из просвещенных людей в нашем отечестве», переводчик решается предложить «занимающимся Историею и Древностями России» сагу, в которой «все очень вероятно», хотя этого и нет у Нестора[98].

Скандинавская сага, по образному выражению Д. М. Шарыпкина, была «участницей литературного процесса в России эпохи романтизма»[99]. Русские журналы печатали переводы саг и теоретико-литературных статей скандинавских саговедов, отечественные историки обращались за сведениями саг к трудам скандинавских историков, использовавших эти источники. Поэтому призыв, содержавшийся в статье Сенковского, открыть народную подписку и собрать «посредством добровольных приношений капитал… с тем, чтоб предложить Копенгагенскому обществу патриотическое… пособие на издержки издания» сведений скандинавских памятников по истории Руси[100] не остался незамеченным.

Предложение Сенковского заинтересовало министра народного просвещения графа С. С. Уварова, и в 1835 г. началась многолетняя переписка Министерства народного просвещения с датским «Королевским обществом северных антиквариев» по вопросам публикации древнескандинавских источников[101], а в 1843 г. при «Обществе» возникло Русское отделение и Комитет для изучения древнерусской истории[102]. Собранная по народной подписке необходимая сумма денег была передана в Копенгаген, и в начале 1850-х гг. под редакцией К. Равна увидело свет двухтомное издание «Русских древностей, содержащихся в исторических памятниках исландцев и древних скандинавов»[103]: фрагменты текстов саг (королевских, родовых, о древних временах), географических сочинений, анналов, поэтической и прозаической «Эдды» приводились в оригинале и в латинском переводе.

Интересно отметить, что в процессе подготовки названной публикации высказывались и резко отрицательные суждения по поводу ее целесообразности. Так, член Археографической комиссии Я. И. Бередников писал относительно ходатайства Копенгагенского «Общества северных антиквариев» следующее: «Саги, которые будут заключаться в этом издании, пользуются в ученом мире весьма сомнительным авторитетом. Как основанные исключительно на поэтических преданиях грубых Скандинавов, Саги не могут достоверным образом развить древнюю нашу историю, потому что, во-первых, сущность саг решительно баснословна; во-вторых, они не применяются ни к какой хронологии; в-третьих, хотя некоторые исторические очерки и имена, упоминаемые в наших летописях, изредка встречаются в сагах, но это или вовсе ничего не прибавляет к тому, что уже известно из наших хроник, или по сомнительному происхождению и характеру саг, не может исторически утвердить, или пояснить никакого факта, даже и в тех случаях, когда саги разнятся с нашими летописями, или говорят о том, чего в них нет; и в-четвертых, саги… суть позднейшего происхождения, не смотря на то, что касаются весьма отдаленной эпохи»[104]. Тем самым автор этих строк затронул вопросы, без которых обсуждение достоверности саг невозможно, а именно он отметил «сомнительное» происхождение саг и их баснословный характер, отсутствие в сагах хронологии, позднее происхождение саг (по отношению к описываемым в них событиям). К сожалению, эти вопросы нередко оставлялись исследователями без внимания.

По мнению русских историков, издание «Antiquit?s russes» оказалось весьма неудачным, поскольку отдельные примечания и легенды к текстам (на французском языке) не несли достаточной информации для определения характера содержащихся в этих текстах сведений. Главным же недостатком, выявленным многими специалистами, было полное отсутствие контекста, в который включен тот или иной фрагмент. Не случайно один из крупнейших русских скандинавистов, К. Ф. Тиандер, давая впоследствии оценку этому изданию, подчеркивал, что «можно ценить значение той или другой части саги только тогда, когда мы уже составим себе верное понятие о всей ее совокупности»[105]. Здесь же сведения саг оказались как бы «вырванными» из более широкого контекста, а потому их толкования в силу жанровой специфики саг не всегда могли быть бесспорными. Кроме того, как справедливо отметил А. А. Куник, использование публикации датских антиквариев было затруднено для русских историков отсутствием соответствующего введения, которое содержало бы данные о происхождении и характере публикуемых источников[106]. Тем не менее широта охвата скандинавского источникового материала, ранее не известного в русской исторической науке, привлекала к этой публикации не одно поколение отечественных историков.

Следующий период работы над переводами саг связан с именами Ф. А. Брауна и его ученицы Е. А. Рыдзевской. В начале XX в. Академия наук по почину А. А. Шахматова запланировала издание скандинавских саг, имеющих отношение к России (до XIII в. включительно). Эту работу взял на себя Ф. А. Браун[107], представивший в 1900 г. в Отделение русского языка и словесности Академии наук «Записку» о полезности такого рода начинания. Отличая саги «исторические» от «героических и мифологических», он видел в первых констатацию фактов, а во вторых – единство «историко-литературного материала, критика которого возможна в рамках цельного литературного памятника»[108]. В связи с этим исследователь планировал сделать сводку сведений, содержащихся в «исторических» сагах, а саги «мифологические» перевести полностью.

В 1905 г. на заседании Отделения русской и славянской археологии Русского археологического общества Ф. А. Браун прочитал доклад о русских князьях в исландских сагах, в котором он отметил, что исландские саги сохранили живые черты русской исторической действительности[109]. Однако в ходе работы исследователь убедился, что первоначальный план должен быть оставлен[110]. Критическое изучение источников привело его к выводу, что «кажущееся богатство саг по части сведений о России и востоке объясняется чисто литературной разработкой, уже на почве Исландии, очень немногих основных мотивов», и соответственно, перед исследователем стоит «чисто историко-литературная задача: определить путем детального изучения всех соответствующих саг их источники и взаимоотношения, проследить в них литературную эволюцию русско-византийских мотивов и, очистив последние от позднейших наслоений, выяснить их первоисточник – устное предание, непосредственно, более или менее точно, отражающее известные исторические факты и личности»[111].

После революции Ф. А. Браун вновь вернулся к идее издания саг. Рассмотрев представленную им «Записку», Отделение русского языка и словесности Академии наук в октябре 1919 г. «постановило внести в смету 1920 г. издание серии переводов исландских саг»[112]. Однако и этот замысел Ф. А. Брауна остался нереализованным: в 1920 г. он был командирован для работы в Лейпцигском университете. Ученый остался в Германии и итог своему многолетнему изучению саг подвел в 1924 г. в большой немецкоязычной статье[113].

В 1929 г. на заседании Отделения общественных наук АН СССР было «доложено мнение Археографической комиссии о желательности приступить к работе по подготовке к изданию памятников византийских, западноевропейских и арабских, имеющих отношение к истории древнейшего периода Руси»[114]. В этой связи к изучению скандинавских саг обратилась Е. А. Рыдзевская[115]. С 1933 по 1938 г., согласно описи Архива ИИМК, исследовательница работала над «Россикой» в исландских сагах[116]. Однако только в 1978 г. в числе прочих архивных материалов Е. А. Рыдзевской «Россика», содержащая известия саг о Руси, и перевод «Пряди об Эймунде» вошли в посмертное издание ее трудов[117]. Полная выборка фрагментов из «Саги о Хаконе Хаконарсоне» в русском переводе и с исчерпывающим комментарием, выполненная Е. А. Рыдзевской в 1940 г., была опубликована И. П. Шаскольским лишь в 1970 г.[118] К сожалению, «Россика» осталась незавершенной в том смысле, что фрагменты саг в ней не имеют ни легенды, ни комментария. Положительно отозвавшиеся в свое время о работе в целом Б. Д. Греков и М. К. Каргер указывали, что части саг как бы вырваны из контекста. Греков предлагал «снабжать такие отрывки кратким пересказом источника и таким образом ставить приводимый отрывок в связь с контекстом»[119]. Каргер советовал «пересмотреть выдержки в сторону некоторого расширения контекстов»[120].

Однако вряд ли можно думать, что Е. А. Рыдзевская повторила здесь ошибку, допущенную столетием раньше издателями «Antiquit?s russes», – скорее всего, недостатки можно отнести на счет незавершенности работы. Ведь исследовательница подошла к работе над переводами саг после продолжительного и тщательного их изучения и анализа. В своих опубликованных статьях Е. А. Рыдзевская настоятельно подчеркивала необходимость жанрового деления саг и определения, «к какой категории литературных произведений относятся те или иные древне-северные памятники»[121]. При всех недостатках этого издания было бы ошибкой недооценить его значение. Большая часть текстов ранее на русский язык не переводилась, а потому была, как правило, недоступна историкам-русистам. Г. И. Анохин справедливо увидел в «Россике» «тот материал, в котором всегда ощущали недостаток наши археологи и историки, специализирующиеся на изучении древней Руси»[122].

В 1950-е гг. начинается новый этап, связанный с деятельностью выдающегося ученого-скандинависта М. И. Стеблин-Каменского. Им, при его участии и под его редакцией осуществляются переводы саг об исландцах, «Старшей Эдды» и «Младшей Эдды», поэзии скальдов.

В 1980 г. в серии «Литературные памятники» под редакцией М. И. Стеблин-Каменского появился долгожданный перевод крупнейшего свода королевских саг – «Круга земного» Снорри Стурлусона, – выполненный А. Я. Гуревичем, Ю. К. Кузьменко, О. А. Смирницкой (поэтический перевод скальдических строф) и М. И. Стеблин-Каменским. Перевод сопровождался весьма информативными статьями, характеризующими «Круг земной» как литературный памятник и как источник по истории Норвегии.

В 1988 г. была опубликована последняя переводческая работа М. И. Стеблин-Каменского – начатый и не завершенный им перевод «Саги о Сверрире» подготовили к печати А. Я. Гуревич, Е. А. Гуревич и О. А. Смирницкая. Переводу сопутствуют краткие библиографические сведения, небольшие примечания и статья о конунге Сверрире в саге и в истории.

Настоящая публикация является частью еще одного большого начинания. В 1970-х годах в Институте истории СССР АН СССР по инициативе В. Т. Пашуто стал издаваться многотомный Свод «Древнейшие источники по истории народов СССР» (современное название – «Древнейшие источники по истории Восточной Европы», издается в ИВИ РАН), который мыслился ее основателем как очень важный вспомогательный материал для историков-профессионалов, специалистов по истории Древней Руси. На сегодня серия насчитывает двадцать шесть выпусков, включивших античные (5 томов), византийские (3), западноевропейские (5), западнославянские (2), арабские (3) и скандинавские (8) источники. В опубликованных скандинавских томах Свода выявлен комплекс скандинавских рунических надписей, в которых упоминались поездки скандинавов на Русь и в Византию[123]; сведены воедино скандинавские рунические надписи, найденные на территории Восточной Европы[124]; введены в научный оборот скандинавские географические сочинения, в которых значительное место уделялось Восточной Европе[125]. Подготовленные мною три выпуска исландских королевских саг[126], напротив, посвящены часто привлекаемому в исторических исследованиях и весьма информативному источнику. Моей задачей поэтому было не столько введение нового материала (хотя в них публикуются и не использовавшиеся ранее сведения саг, переводы хроник и анналов), сколько исследование исторической информации саг этого вида. Еще в двух томах переведены на русский язык и опубликованы три викингские саги (разновидность саг о древних временах), действие двух из которых происходит на Русском Севере[127], а третья повествует о пересекших в процессе своих странствий Русь Ингваре Путешественнике и его сыне Свейне[128]. Фрагменты саг также представлены в двух тематических публикациях[129] и в одном из пяти томов Хрестоматии «Древняя Русь в свете зарубежных источников»[130].

Восточноевропейские сюжеты и мотивы в королевских сагах

Тесные связи Руси и Скандинавии в Х-XIII вв. оставили свой след в разножанровых сочинениях древнескандинавской письменности, и в частности в исландских королевских сагах. Характер саговой информации о Восточной Европе весьма разнообразен: от «точечных» упоминаний до развернутых повествований. Нередки сообщения о походах скандинавских викингов на восток «в Аустрвег (по Восточному пути)»: они либо включаются в цепь военных приключений (как нападение Олава Харальдссона на Эйсюслу, представляющее собой лишь одно из его многочисленных сражений на Балтике), либо выступают в качестве элемента положительной характеристики конунга-викинга (типа «он был отважным воином и часто плавал в Аустрвег»). Наряду с этим, саги содержат сюжетно обусловленные рассказы о торговых поездках в Гардарики (на Русь) и в Бьярмаланд (Беломорье), о службе скандинавов в дружинах русских князей. Саги пространно повествуют о пребывании на Руси четырех норвежских конунгов, что подтверждается и сопутствующими скальдическими строфами[131].

Древнерусский материал королевских саг распределяется хронологически весьма неравномерно. Основная его часть соотносится с раннефеодальным периодом русской истории (с X по XII в.), точнее, с временем княжения Владимира Святославича (978-1015) – конунга Вальдамара исландских саг – и Ярослава Мудрого (1016–1054) – конунга Ярицлейва. Обращает на себя внимание тот факт, что саги, внимательные к генеалогиям, не знают предков «конунга Вальдамара» и величают его «Вальдамаром Старым» (ср.: «Один Старый» – прародитель скандинавских богов). К более раннему времени относятся сведения саг и скальдических стихов о походах дружин скандинавских викингов по Восточному пути в Восточную Прибалтику и на север в Беломорье. Небольшое количество известий приходится на период феодальной раздробленности, на конец XI – вторую половину XIII в. Большей частью это – включенные в генеалогии датских конунгов сведения о матримониальных связях русской княжеской династии со скандинавскими дворами в XI – первой половине XII в. и некоторые данные о времени правления великого князя Александра Невского (1250–1263 гг.).

В королевских сагах находят отражение русско-скандинавские политические, матримониальные, торговые и культурные связи; в них содержатся сведения о русско-прибалтийских отношениях, о колонизации Русского Севера, о древнерусских городах и проч.

Политические связи. Скальдические стихи и королевские саги сохранили уникальную информацию о пребывании на Руси четырех норвежских конунгов: Олава Трюггвасона в 977–986 гг.[132], Олава Харальдссона в 1029 г.[133], Магнуса Олавссона с 1029 по 1035 г.[134] и Харальда Сигурдарсона в начале 1030-х и в начале 1040-х гг.[135] Уникальность ее определяется тем, что русские источники, знающие скандинавов на Руси, не называют имен норвежских конунгов, находившихся здесь на службе, и не упоминают воспитывавшихся здесь сыновей конунгов.

По разным причинам оказываются эти четверо на Руси: согласно сагам, Олава Трюггвасона выкупает из плена девятилетним мальчиком его дядя по матери Сигурд, приехавший в Эйстланд собирать дань для русского князя, и привозит в Новгород ко двору князя Владимира Святославича; Олав Харальдссон бежит из Норвегии от своих политических противников к князю Ярославу Мудрому; решив вернуться на родину, он оставляет на воспитание князю Ярославу своего малолетнего сына Магнуса; Харальд Сигурдарсон бежит после битвы при Стикластадире на Русь, которая заменяет ему на время родину и является как бы отправным пунктом для всех его дальнейших странствий, – сюда на хранение к князю Ярославу отсылает он награбленные им в Африке и Византии богатства.

Хотя обстоятельства появления на Руси норвежских конунгов весьма различны, однако все они ищут здесь временного прибежища и обретают его. Все они хорошо приняты русским князем и окружены почетом и уважением. Олав Трюггвасон и Магнус Олавссон находятся некоторое время на воспитании у русского князя (у Владимира и Ярослава, соответственно). Олав Трюггвасон и Харальд Сигурдарсон возвышаются на военной службе на Руси. Все четыре конунга отправляются из Руси назад в свою страну с целью захватить (или, как в случае с Олавом Харальдссоном, вернуть себе) власть в Норвегии. Источники отразили внешнеполитическую активность Ярослава Мудрого, широко использующего не только дипломатические средства и военную поддержку норвежских конунгов, но даже шпионаж и подкуп влиятельных лиц в Норвегии.

Жизнь норвежских конунгов на Руси описывается в сагах предельно лаконично, одной-двумя общими фразами. Совершенно очевиден недостаток конкретной информации, равно как и тенденция авторов саг на преувеличение роли знатного скандинава на Руси. И все же факт их присутствия на Руси, вопреки молчанию русских источников, неоспорим. Основанием для такого утверждения служат скупые по содержанию, но несущие достоверную фактическую информацию стихи скальдов.

Матримониальные связи. В значительной мере уникальны сведения королевских саг о матримониальных связях русской княжеской династии со скандинавскими дворами в XI – первой половине XII в. Ни один из русско-скандинавских браков не упоминается в древнерусских источниках. Сведения о браках

1) Ярослава Мудрого (Ярицлейва саг) и Ингигерд, дочери Олава Шётконунга[136],

2) их дочери Елизаветы (Эллисив) и Харальда Сигурдарсона[137],

3) внука Ярослава Мудрого – Владимира Всеволодовича Мономаха и Гиды, дочери Харальда Английского,

4) сына Мономаха – Мстислава (по сагам – Харальда) и Кристин, дочери Инги Стейнкельссона, шведского конунга,

5-6) дочери Мстислава Маль(м)фрид и норвежского конунга Сигурда Крестоносца, а затем – датского конунга Эйрика Эймуни,

7) другой дочери Мстислава – Ингибьёрг (или Энгильборг) и датского конунга Кнута Лаварда,

8) их сына Вальдемара Датского и Софии, дочери минского князя Володаря Глебовича[138]содержатся (помимо «Гнилой кожи», «Красивой кожи», «Круга земного» Снорри Стурлусона, «Саги о Кнютлингах», прочих саг и исландских анналов) в «Деяниях архиепископов Гамбургской церкви» Адама Бременского и в нескольких средневековых датских источниках («Деяниях датчан» Саксона Грамматика, «Датских Бартолианских анналах» и др.)[139].

Наличие этого материала в источниках весьма показательно: если саги, направленные на возвеличесние скандинавских конунгов, ставят в один ряд с ними «конунгов» русских, значит, известность и влияние этих последних в Северной Европе были велики. Матримониальные династические связи русского княжеского рода с королевскими фамилиями Скандинавии свидетельствуют, с одной стороны, о широте внешнеполитических сношений Руси и ее активной внешней политике, а с другой стороны – о могуществе средневековой Руси, к союзу с которой стремились Скандинавские страны. Кроме того, этот материал указывает на то, что политические отношения Руси с рядом Скандинавских стран в XI–XII вв. были мирными, дружественными.

Варяги на службе у русских князей. Королевские саги сохранили сведения о вовлечении какой-то части скандинавов во внутреннюю жизнь древнерусского общества, и в первую очередь – в войско князя в качестве профессиональной военной силы. Своды королевских саг «Круг земной» и «Красивая кожа» повествуют о предводительстве Олава Трюггвасона и Харальда Сигурдарсона в войске князя (Владимира и Ярослава, соответственно), «которое он отправил охранять страну»[140]. В той же роли оказывается, согласно «Пряди об Эймунде», знатный норвежец Эймунд Хрингссон, поступающий на службу сначала к Ярославу Мудрому, а затем к его брату – полоцкому князю Брячиславу Изяславичу (Вартилаву саги)[141]. При том, что нет данных, способных подтвердить прямую информацию саг, т. е. тот факт, что именно названные норвежцы стояли во главе древнерусского войска, содержащаяся в этих известиях косвенная информация сомнения не вызывает, поскольку верифицируется русскими источниками. Из них мы знаем варягов в качестве наемников – норманнского корпуса, который некоторое время постоянно служил князьям. Мы видим варягов среди славянского войска в походе Олега на Византию[142]. Игорь, собирая войско, «посла по Варяги многи за море»[143]. Владимир Святославич, готовясь к борьбе с Ярополком, «бежа за море» и вернулся оттуда «с варяги»[144]. Ярослав, судя по летописи, чаще других князей обращался к помощи варяжских дружин: и в борьбе со своим отцом Владимиром[145], и готовясь к столкновению с Мстиславом Владимировичем[146]. Именно дружины викингов, а не отдельных искателей приключений нанимали к себе на службу русские князья вплоть до XI в. и заключали с их предводителями своего рода коллективный договор, на что указывают и летописи, и саги. Условия такого договора донесла до нас «Прядь об Эймунде»[147].

В рассказе королевских саг о женитьбе Ярослава Мудрого на дочери Олава Шётконунга Ингигерд сообщается, что Ингигерд получила от князя Ярослава в свадебный дар Ладогу и то ярлство (т. е. область), которое к ней относится, и дала их своему родственнику, норвежскому ярлу Рёгнвальду. После смерти Рёгнвальда это ярлство взял его сын, ярл Эйлив[148]. Передача Ладоги знатному скандинаву в начале XI в. не фиксируется никакими другими источниками, кроме «Саги об Олаве Святом» Снорри Стурлусона (во всех ее вариантах) и «Пряди об Эймунде». Тем не менее большинство исследователей признает достоверность присутствия в Ладоге в означенное время скандинавского правителя, однако характер княжеского владения в Ладоге (или Ладожской волости) оценивается весьма неоднозначно.

Итак, королевские саги говорят о двух формах использования скандинавов для охраны Древнерусского государства: с одной стороны, это варяги-наемники, с другой – скандинавы, охраняющие области, отданные им в держание.

Варяги-«находники». Информации о варягах-«находниках» на Русь в источниках почти нет. На конец VIII – начало XI в. приходятся по преимуществу повествования королевских саг о поездках скандинавских викингов в Восточную Прибалтику и о сезонных нападениях их разрозненных дружин с целью грабежа на земли эстов и куршей («Сага о Ньяле»). На XII–XIII вв. ложатся сообщения о пограничных конфликтах в Финнмарке («Сага об Этиле», «Сага о Хаконе Хаконарсоне»). Сообщений о военных походах непосредственно на Русь в королевских сагах и хрониках всего два: о датируемом 997 г. сожжении Ладоги ярлом Эйриком Хаконарсоном[149] и о походе ярла Свейна Хаконарсона (в 1015 г.) по Восточному пути в Карелию и на Русь[150]. Первое из них удивительным образом верифицируется археологическими материалами. Но с еще большим основанием можно говорить о достоверности саговой информации, поскольку она подкрепляется известиями скальда Эйольва Дадаскальда, современника событий. Напротив, известие о восточном походе ярла Свейна после битвы у Несьяра весной 1015 г. не поддается проверке по другим источникам. Развитие мотива от «Истории о древних норвежских королях» Теодорика, в которой говорится лишь о бегстве Свейна «в Русцию, где он и скончался», до развернутого рассказа «Круга земного» и «Большой саги об Олаве Трюггвасоне» могло основываться лишь на некоторых косвенных сведениях, которые и нашли отражение в этих рассказах.

Торговые связи. В королевских сагах находят отражение русско-скандинавские торговые контакты, которые предстают в основном как торговые связи Новгорода. Причина этого двояка: с одной стороны, именно с Новгородом связываются в сагах происходящие на Руси события, сюда приплывают почти все скандинавы, в том числе и скандинавские купцы; с другой стороны, изображение в сагах Новгорода крупным торговым городом не может не быть следствием известности средневекового Новгорода как центра трансконтинентальной торговли[151]. Представление о Новгороде как о «торговом городе» находит в источниках собственно лексическое выражение: если из норвежских городов это определение применяется к Конунгахелле, Сарпсборгу, Бергену, Нидаросу, Осло и Тёнсбергу, то из двенадцати древнерусских городов – только к Новгороду. Путешественники в Новгород называются в источниках Хольмгардсфари, но термин этот весьма конкретен: всегда имеются в виду торговые люди. Прозвище Гардский (gerzkr), образованное от наименования Руси Gar?ar «Гарды», носят в сагах купцы, плавающие на Русь[152]. Да и вообще купцы, отправляющиеся на Русь, нередки в сагах[153].

Королевские саги, «Житие ев. О лава», «Древненорвежская книга проповедей», содержат указание на существование в Новгороде церкви ев. Олава, о чем сообщает и руническая надпись конца XI в.[154] Существование скандинавского купеческого двора в Новгороде указывает на то, что к XII в. торговые связи Руси и Скандинавии носили в известной мере постоянный, регламентированный характер.

Религиозные контакты. В двух редакциях «Саги об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда и в «Большой саге об Олаве Трюггвасоне» встречается рассказ об участии конунга Олава в крещении конунга Вальдамара (князя Владимира Святославича) и всех людей в Гардарики (на Руси). Приписать Олаву обращение Руси и посредничество в этом отношении между нею (в лице Вальдамара) и Грецией понадобилось Одду для пущего возвеличения своего героя. И все же даже за этой вымышленной ситуацией усматривается реальная основа. Одд использовал, с одной стороны, исторические связи скандинавов с Византией и Русью, а с другой – предание о крещении Руси из Греции, которое было связано с именем Владимира и могло быть известно на скандинавском Севере[155]. Эти данные могли попасть в Исландию устным путем через скандинавов, участников военно-торговых сношений с Русью.

Древнерусские города. В королевских сагах содержатся упоминания пяти древнерусских городов – Новгорода (H?lmgar?r), Ладоги (Aldeigjuborg), Суздаля (^S?rdalar), Киева (Koenugar?r) и Полоцка (Pallteskia). Всего памятникам древнескандинавской письменности известно двенадцать городов. Число древнерусских городов в этих источниках выглядит весьма незначительным при сравнении с общим количеством собственно скандинавских городов, названных в тех же памятниках, равно как и с тем числом древнерусских городов IX–XIII вв. (более 400), которое известно по русским летописям и археологическим исследованиям. Эти данные тем не менее не являются свидетельством слабого знакомства скандинавов с Русью – обнаруженные археологами следы пребывания скандинавов на нашей территории говорят об обратном. В приведенных цифрах следует видеть отражение специфики скандинавских письменных памятников, не фиксирующих своего внимания на географии соседних земель и, может быть, приурочивающих место действия за пределами Скандинавии к ряду наиболее привычных, трафаретных областей или пунктов. И все же эти данные являются свидетельством непосредственного и длительного знакомства норманнов с магистральными путями и расположенными на них центрами.

Сведения о городах в источниках – разнохарактерные и весьма специфические: от точечных упоминаний имен и самых общих, типизированных, представлений – до конкретных деталей, верифицируемых другими источниками и порой просто уникальных. Наиболее известный (он встречается более 100 раз во всех видах древнескандинавских источников, за исключением скальдических вис) – H?lmgar?r. Прежде всего, он выступает в качестве столицы Гардарики (Руси), где находится и «главный стол конунга Гардов». Объяснение этого факта следует искать во временной (связанной с пространственной) последовательности возникновения древнескандинавской топонимии Древней Руси, которая сказалась в том, что топоним Koenugar?r не вошел (точнее сказать – не успел войти) в традицию королевских саг, где столицей Руси и центром всех происходящих на Руси событий стал несколько опередивший Киев в контактах с «находниками-варягами» Новгород. В целом же Новгород представлен в самом обобщенном виде: здесь находится двор конунга («Сага об Олаве Трюггвасоне») и специально построенные палаты для княгини Ингигерд («Гнилая кожа»), палаты для варягов, нанимающихся на службу к Ярославу (Поромонь двор?) («Прядь об Эймунде»), церковь ев. Олава («Сага об Олаве Святом»), торговая площадь («Сага об Олаве Трюггвасоне»), – т. е. перед нами как бы некий традиционный набор характеристик столичного города. Небезынтересно, что о Киеве (Koenugar?r) вообще нет конкретных сведений. Названный ок. десяти раз в поздних сагах и географических сочинениях, он всякий раз оказывается включенным в списки городов или (в форме множественного числа) земель в Гардарики. Информация о Ладоге (Aldeigja, Aldeigjuborg), напротив, весьма разнопланова. Ладога упоминается ок. сорока раз в скальдических стихах и сагах (ее не знают географические трактаты). Ладога предстает, в первую очередь, как промежуточный пункт на пути из Швеции в Новгород, где путешественники меняют корабли (морские на речные)[156]. Известия саг о Ладоге в значительной степени верифицируются данными археологии. Сведения о Полоцке (Pallteskia) многоплановы: источники содержат сведения о Полоцке и Полоцкой земле как составной части Древнерусского государства, данные об укрепленности города Полоцка, а также некоторые конкретные известия о Полоцке, относящиеся к XI в. Из королевских саг его знает только «Прядь об Эймунде»[157]. О Суздале и Суздальской земле говорится в «Саге о Хаконе Хаконарсоне»[158]. Первостепенный интерес представляют нашедшие здесь отражение связи Суздальской земли с Подвиньем, с одной стороны, и факт знакомства скандинавов с путем из Беломорья в центральные русские земли в первой трети XIII в. – с другой. В целом информация о древнерусских городах в памятниках древнескандинавской письменности дает возможность определить города и области, имевшие наиболее тесные северные связи.

Колонизация северных окраин Древней Руси. Королевские саги содержат большой объем сведений о Русском Севере, под которым принято понимать территории, лежащие в Восточной Европе севернее 57° с. ш. В скандинавских источниках эти земли обозначаются топонимом Бьярмаланд (Bjarmaland) – «Земля бьярмов». Вопрос о точной локализации этой области, равно как и об этнической принадлежности «бьярмов» остается на протяжении двух веков предметом острой научной дискуссии. В сагах содержатся указания на связь Бьярмаланда с древнерусскими землями («Сага о Хаконе Хаконарсоне», «Прядь о Хауке Длинные Чулки» и др.). Бьярмаланд предстает в сагах как сказочно богатая страна. Очевидно, что основой для создания такого мифа послужили пушные богатства этого края. Есть все основания полагать, что главной целью для поездок скандинавов и русских в Бьярмаланд было приобретение пушных богатств.

Сведения исландских королевских саг о Восточной Прибалтике, Руси и Русском Севере незначительны на фоне содержащейся в этих же источниках информации по истории Скандинавских стран, и особенно Исландии и Норвегии. Но все же приведенный выше материал свидетельствует об интенсивности и многообразии контактов Древней Руси со Скандинавскими странами. Ниже я предлагаю также краткий обзор восточноевропейских сюжетов в королевских сагах (см. табл. 4).


Таблица 4

Восточноевропейские сюжеты в сагах о норвежских конунгах



Характеристика сводов и рукописей-компиляций королевских саг, включенных в настоящее издание

В книге, которую читатель сейчас держит в руках, опубликованы (если не считать приложений) фрагменты шестнадцати саг. «Сага о Сверрире» и «Сага о Хаконе Хаконарсоне» не входят в своды королевских саг, но остальные саги сохранились именно в рамках сводов. Чтобы не повторять от раза к разу в преамбулах к сагам характеристику сводов, включающих их, я сочла целесообразным вынести ее во вводную статью. Итак, ниже пойдет речь о четырех сводах королевских саг: «Обзоре саг о норвежских конунгах», «Гнилой коже», «Красивой коже» и «Круге земном». Кроме того, здесь будут приведены сведения о рукописях-компиляциях «Книга с Плоского острова» и «Хульда», в составе которых также до нас дошли интересующие нас королевские саги.

«Обзор саг о норвежских конунгах»

«Обзор саг о норвежских конунгах» («?grip af Noregs konunga s?gum») сохранился в единственной рукописи, датируемой 1225 г. (AM 325 II 4°). Оригинальный текст старше: «Обзор» написан ок. 1190 г.[159], т. е. в годы правления конунга Сверрира. Хотя рукопись исландская, но использование автором норвежских (в особенности тронхеймских) устных повествований, а также наличие норвегизмов в его языке и неверная трактовка скальдических вис позволяют исследователям предположить, что «Обзор» был изначально записан норвежским священником (клириком) в Тронхейме (в Норвегии) на древненорвежском языке.

Список поврежден в начале и в конце и имеет два пропуска. В настоящее время «Обзор» представляет собой краткую историю норвежских конунгов от Харальда Прекрасноволосого (со второй половины IX в.) до 1150 г., однако есть основания считать, что это была история от Хальвдана Черного (827–858) до 1177 г.

Неоднократно отмечалось, что «Обзор» имеет текстуальные совпадения с другими краткими норвежскими обзорами[160] – «Историей о древних норвежских королях» Теодорика и анонимной «Историей Норвегии». Большинство исследователей сходится на том, что автор «Обзора» использовал работу Теод орика как непосредственный источник. Что касается соотношения «Обзора» и «Истории Норвегии», то исследователи предполагают наличие у них общего источника, но высказывают противоречивые суждения о его «национальной принадлежности». Детальное изучение этих сочинений Бьярни Адальбьярнарсоном[161] и С. Эллехёем[162] привело их к сходным выводам (см. схемы 1 и 2).


Схема 1

Соотношение кратких норвежских обзоров, по Бьярни Адальбьярнарсону*


Схема 2

Соотношение кратких норвежских обзоров, по С. Эллехёю*


* Обозначения в схемах 1 и 2: ?grip – «?grip af Noregs konunga sggum» («Обзор саг о норвежских конунгах»); *Ari – «*konunga aevi» («'Жизнеописание конунгов») Ари Мудрого; HN – «Historia Norwegiae» («История Норвегии»); Theodoricus – «Historia de antiquitate regum Norwagiensium» («История о древних норвежских королях») Теодорика Монаха; X – неизвестный источник.


Незначительное, на первый взгляд, различие между двумя точками зрения тем не менее весьма существенно. Если, как полагают Т. Бернтсен[163] и Бьярни Адальбьярнарсон[164], общим источником «Обзора» и «Истории Норвегии» была ныне утерянная латиноязычная норвежская история («X» схемы 1), то приходится признать существование самостоятельной норвежской историографической школы уже в середине XII в., конкурировавшей с исландской школой, представленной Сэмундом и Ари. Иного мнения придерживались Г. Сторм, А. Иессинг; наиболее развернуто его обосновал С. Эллехёй, объясняющий родство «Обзора» и «Истории Норвегии» использованием их авторами не дошедшего до нас «*Жизнеописания конунгов» («*konunga aevi») Ари Мудрого[165]. Кстати, среди источников «Обзора» Эллехёй называет еще два несохранившихся сочинения: труд Сэмунда Мудрого и «*Catalogus Regum Norwagiensium» (см. схему 3).


Схема 3

Источники «Обзора», по С. Эллехёю*


Схема 4

Соотношение кратких норвежских обзоров, по Т. М. Андерссону*


* Обозначения в схемах 3 и 4: Adam – «Gesta Hammaburgensis ecclesiae pontificum» («Деяния архиепископов Гамбургской церкви») Адама Бременского; ?grip – «?grip af Noregs konunga s?gum» («Обзор саг о норвежских конунгах»); ‘Ari – «'konunga aevi» («‘Жизнеописание конунгов») Ари Мудрого; ‘Catalogus – «'Catalogus Regum Norwagiensium»; HN – «Historia Norwegiae» («История Норвегии»); ‘Saemundr – несохранившийся перечень норвежских конунгов Сэмунда Мудрого; Theodoricus – «Historia de antiguitate regum Norwagiensium» («История о древних норвежских королях») Теодорика Монаха.


Т. М. Андерссон[166] обращает внимание на позицию Бьярни Гуднасона[167], вернувшегося к старому взгляду А. Йессинга и Финнура Йоунссона[168] и заключившего, что Теодорик был хорошо знаком с работами и Ари, и Сэмунда. Развивая мысль Бьярни Гуднасона, Андерссон полагает, что авторы всех трех кратких норвежских обзоров были знакомы с трудами Сэмунда и Ари (см. схему 4). Отвергая высказанное 3. Байшлагом[169] мнение, что у трех кратких норвежских обзоров нет общего письменного источника и они представляют собой независимые записи очень схожих устных рассказов, Андерссон все же настаивает на непременном наличии у них письменного источника, хотя (в результате последних пятидесяти лет изучения королевских саг) и не вполне ясно, какого.

Не менее спорным является вопрос об отношении к «Обзору» конунга Сверрира. Г. Индребё[170] и Ф. Поске[171] полагали, что «Обзор» возник без участия Сверрира. X. Кут[172], Сигурдур Нордаль[173], Финнур Йоунссон[174] считали, что «Обзор» благоприятен Сверриру и был, вероятно, создан по инициативе конунга. Стефан Эйнарссон[175] думал, что «Обзор» был написан для конунга Сверрира, чтобы служить введением к саге о нем. Я. де Фрис[176] не связывал «Обзор» со Сверриром, но полагал, что «Сага о Сверрире» могла послужить поводом к написанию норвежской истории предшествующего периода. Т. Тобиассен[177] не сомневался, что автор «Обзора» проводил враждебную Сверриру линию. Какой бы она ни была, политическая тенденциозность, естественно, не сильно повлияла на те восточноевропейские известия, которые содержатся в «Обзоре саг о норвежских конунгах».


Рукопись

AM 325 II 4°– 1225 г.


Издания[178]

Brudstykke af en gammel norsk Kongesaga / P. A. Munch // Samlinger til det Norske Folks Sprog og Historic. Christiania, 1834. В. II. S. 273–335.

Stutt ?grip af Noregs kon?nga s?gum / Finnur Magn?sson (Fms. В. X). 1835. Bis. 375–421.

?grip af Noregs konunga s?gum. Diplomatarisk udgave / V. Dahlerup (SUGNL. В. II). 1880.

?grip af Noregs konunga s?gum / Finnur J?nsson (ASB. Ht. 18). 1929.

?grip. Ei liti norsk kongesoge / G. Indrebo (Norrone bokverk. No. 32). Oslo, 1936; reprint– 1973.

?grip af N?regskonunga sggum / Bjarni Einarsson (?F. В. XXIX). 1984. Bis. 3-54.

?grip af N?regskonungasggum. A Twelfth-Century Synoptic History of the Kings of Norway / Ed. and trans. by M. J. Driscoll. L., 1995; 2nd ed. – 2008.

Фрагменты в: [C. C. Rafn, ed.] AR. 1852. T. 2. P. 85–91.


Переводы

Английский:

?grip af N?regskonungas?gum. A Twelfth-Century Synoptic History of the Kings of Norway / Ed. and trans. by M. J. Driscoll. L., 1995; 2nd ed. – 2008.


Датские:

В издании 1834 г. (Р. A Munch).

Kort Omrids af de norske Kongers Sagaer (OS. В. X). 1836. S. 329–371 (N. M. Petersen).


Латинский:

Epitome historiarum regum Norvegicorum / Shi. 1841. T. X. P. 350–392 (Sveinbj?rnis Egilsson).


Норвежский:

В издании 1936 г. (G. Indrebo).


Русский:

Фрагменты в: Рыдзевская 1978. С. 41–43


Литература

Storm 1871; Storm 1873. S. 21–28; Gjessing 1873; Bugge 1909; Koht 1913; Sigur?ur Nordal 1914. S. 29^48; Indrebo 1917. S. 34–43; Indrebo 1922. S. 18–65; Paasche 1922; Finnur J?nsson 1923. S. 611–620; Berntsen 1923. S. 32–52; Finnur J?nsson 1928; Bjarni A?albjamarson 1937. S. 1-54; Beyschlag 1950. S. 150–248; 252–256; Sigur?ur Nordal 1953. S. 205–206; Turville-Petre 1953. P. 171–174; Tobiassen 1956; Paasche 1957. S. 382–383; Ellehoj 1965. S. 197–276; de Vries 1967. S. 254–258; Schier 1970; Bjarni Gu?nason 1977; Ulset 1983; Bjarni Einarsson 1984. Bis. v-lix; Andersson 1985. P. 201–211; Simek, Hermann P?lsson 1987. S. 5; Lange 1989; Джаксон 1991a. C. 20–21; Джаксон 1993a. C. 9-43; Bjarni Einarsson 1993a; Whaley 1993c; Malmros 1993a; Driscoll 1995; ?rmann Jakobsson 2005. P. 390–392; Andersson 2011.

«Гнилая кожа»

«Morkinskinna» («Гнилая кожа») – название, данное исландским историком Тормодом Торфеем (1636–1719 гг.) рукописи, позднее получившей обозначение GKS 1009 fol в Королевской библиотеке Копенгагена. Имя «Morkinskinna» также относят к содержащемуся в этой рукописи своду королевских саг, описывающему события норвежской историии с 1030-х гг. до второй половины XII в.

Наиболее полный текст свода «Гнилая кожа» сохранился в одноименной рукописи (GKS 1009 fol), датируемой ок. 1275 г. (И. Луис-Иенсен обозначает ее MskMS). В ней есть ряд лакун и потерян конец. В настоящее время она состоит из 37 листов, а примерно треть начального текста отсутствует.

Фрагменты «Гнилой кожи» имеются также в поздней (добавленной во второй половине XV в.) части «Книги с Плоского острова» («Flateyjarb?k») (YFlb) и в двух фрагментах XIV в. – AM 325 IV Р 4° и AM 325 XI 3 4°, – вероятнее всего, остатках одной и той же рукописи. «Книга с Плоского острова» сохранилась без повреждений, но, тем не менее, она включает лишь сагу о Магнусе Добром и Харальде Суровом Правителе, т. е. примерно первую половину «Гнилой кожи». Таким образом, значительная лакуна в конце первого листа «Гнилой кожи» восстанавливается по «Книге с Плоского острова» и по AM 325 IV Р 4°. Аналогичной возможности восстановить конец «Гнилой кожи» нет, но существует предположение, что, как и «Красивая кожа» и «Круг земной», она оканчивалась описанием битвы при Ре (Рамнесе) в 1177 г.

В ее нынешнем виде «Гнилая кожа» представляет собой переработку более раннего сочинения, известного в литературе под названием «^Старшая Гнилая кожа» (*Msk2), отличавшегося от сохранившейся версии, как считалось до недавнего времени, тем, что в нем не было вставок из «Обзора саг о норвежских конунгах» и всех, или почти всех, прядей об исландцах (сейчас их около 30-ти), которые являются отличительной чертой «Гнилой кожи». Потерянный оригинал был написан до 1200 г., и «^Старшая Гнилая кожа» служила источником для автора «Красивой кожи» и для Снорри Стурлусона[179].

Вариант «Гнилой кожи», сохранившийся в рукописях «Хульда» и «Хроккинскинна» (Н и Hr) (см. о них ниже), хотя и подвергся значительным редакционным изменениям, тоже восходит к *Msk2, хотя и через ряд промежуточных текстов (ш и *Н). В саговедении сейчас принята стемма соотношения различных редакций «Гнилой кожи», предложенная Й. Луис-Йенсен[180](см. схему 5).

Автор «Гнилой кожи» неизвестен. Существует мнение, что записан был этот свод саг в Исландии. Но входящий в него рассказ о столкновении между сыновьями Магнуса Голоногого, Эйстейном и Сигурдом Крестоносцем, скорее всего, записан в Норвегии.


Схема 5

Соотношение различных редакций «Гнилой кожи»


Наиболее сложен вопрос об источниках «Гнилой кожи». Для части, посвященной Сигурду Слембиру, можно говорить об использовании «*Хрюггьярстюкки» Эйрика Оддссона. В распоряжении автора «Гнилой кожи» было также некое сочинение под названием «*Jarla spgur» («*Саги о ярлах»), не менее загадочная «*Saga Kn?ts konungs» («*Сага о конунге Кнуте») и, возможно, отдельная «?inga saga» («Сага о тингах»)[181]. Для основного текста письменных источников нет. Это привело исследователей к гипотезе, сформулированной Финнуром Иоунссоном в издании «Гнилой кожи» (1932 г.), что существовали созданные в период между 1150 (или 1160) и 1180 гг., но не дошедшие до нас отдельные саги о Магнусе Добром, Харальде Суровом Правителе и более поздних конунгах, каковыми и пользовался в качестве источника автор «Гнилой кожи».

Подчеркнув отсутствие свидетельств в пользу мнения о существовании старших саг, Г. Индребё[182] предположил, что «Гнилая кожа»– оригинальное сочинение. Если это верно, то «Гнилая кожа» (без прядей и более поздних интерполяций в сохранившейся редакции) – самостоятельное произведение, основанное на устной традиции и стихах скальдов. В этом ее (не исследованное в полной мере) отличие от «Красивой кожи» и «Круга земного». Не случайно поэтому Т. М. Андерссон, помещая «Гнилую кожу» в один ряд с другими «большими компендиумами о норвежских конунгах периода 1200–1230 гг.» (с «Красивой кожей» и «Кругом земным»), в то же время включает ее в целую группу оригинальных королевских саг, «сочиненных на большой вспышке литературной активности между 1190 и 1220 гг.» (наряду с «Древнейшей сагой об Олаве Святом», сагами Гуннлауга и Одда об Олаве Трюггвасоне, «Сагой о Сверрире», «Сагой о Иомсвикингах», «Сагой о фарерцах», а также, возможно, с «Сагой об оркнейцах» и «Сагой о Скьёльдунгах»)[183].

В более поздних по времени публикациях Андерссон четко сформулировал свое восприятие «Гнилой кожи» как целостного произведения, с самого начала включавшего в себя и значительную часть прядей[184]. Ср. противоположное мнение X. Гиммлера[185] и Т. Даниэльссона[186], частично совпадающее мнение Й. Луис-Йенсен[187] и тождественную позицию Арманна Якобссона[188]. Пряди, по Андерссону, могли существовать и раньше «Гнилой кожи», но были переработаны ее автором и вплетены в общее повествование. Основная тенденция этого свода саг, по мысли Андерссона, была отражением торговой войны между Исландией и Норвегией 1215–1220 гг. и выражалась в недоверии к норвежской внешней политике, в осознании нежелательности норвежского вмешательства в исландские дела, в симпатии по отношению к конунгам-строите-лям и законодателям в противовес конунгам-искателям приключений за пределами страны[189]. Арманн Якобссон видит в «Гнилой коже» не только историческое, но и нравоучительное сочинение, созданное в средневековой традиции воспитания примерами (docere verbo et exemplo), в качестве которых и выступали с самого начала включенные в развернутый саговый текст пряди[190].


Рукопись

GKS 1009 fol


Издания

Фрагменты в Fms. В. VII (1832).

Morkinskinna. Pergamentsbog fra forste Halvdel af det trettende Aarhundrede. Indeholdende en af de aeldste Optegnelser af norske Konge-sagaer / C. R. Unger. Christiania, 1867.

Morkinskinna / Finnur J?nsson (SUGNL. B. LIII). 1932.

Morkinskinna. MS. No. 1009 fol. in the Old Royal Collection of The Royal Library, Copenhagen / With an Introduction by J?n Helgason (CCI. B. 6). 1934.

Morkinskinna I–II / ?rmann Jakobsson og ??r?ur Ingi Gu?j?nsson (?F. B. XXIII–XXIV). 2011.


Переводы

Английский:

Morkinskinna: The Earliest Icelandic Chronicle of the Norwegian Kings (1030–1157) / Translated with Introduction and Notes by Th. M. Andersson and К. E. Gade (Islandica. LI). Cornell University Press, 2000.


Норвежский:

Morkinskinna. Norske kongesoger. 1030–1157 / Omsett av K. Flokenes. Stavanger, 2001.


Литература

Storm 1873. S. 28–31; Indrebo 1917; Indrebo 1922; Finnur J?nsson 1923. S. 625–630; Bull 1927; J?n Helgason 1934. S. 145–146; Bjarni A?albjarnarson 1937. S. 135–173; Indrebo 1938–1939; Sigur?ur Nordal 1953. S. 209; Paasche 1957. S. 383–385; Holtsmark 1964; H?dneb? 1966; Jakobsen 1968; Louis-Jensen 1969; Louis-Jensen 1970b; Holm-Olsen 1974. S. 123; Gimmler 1976; Louis-Jensen 1977. S. 62-108; Kalinke 1984; Andersson 1985. P. 216–219; Simek, Hermann P?lsson 1987. S. 250–251; Джаксон 1991а. С. 25–27; Джаксон 1993а. С. 9^3; Louis-Jensen 1993b; Whaley 1993с; Andersson 1994; Andersson 1997; ?rmann Jakobsson 1997a; ?rmann Jakobsson 1998; ?rmann Jakobsson 1999; Andersson, Gade 2000; ?rmann Jakobsson 2001; ?rmann Jakobsson 2002; Gade 2004; ?rmann Jakobsson 2005. P. 395–397.

«Красивая кожа»

«Красивая кожа», или «Красивый пергамен» («Fagrskinna») – свод саг о норвежских конунгах от Хальвдана Черного (827–858) по 1177 г. Об авторе ничего не известно. Предполагается, что «Красивая кожа» написана исландцем, но в Норвегии, видимо, в Тронхейме[191]. Название рукописи, за ее переплет и оформление, дал исландский историк Тормод Торфей в начале XVIII в. За краткость он назвал ее также «Compendium chronicorum». Других аналогичных рукописей он не знал. Исландец Арни Магнуссон (1663–1730 гг.) обнаружил сходную рукопись в Университетской библиотеке Осло; она называлась «Noregs konunga tal». Обе рукописи – норвежские. Первая из них (А) была написана в Восточной Норвегии в первой половине XIV в., вторая (В) – ок. 1250 г. в Тронхейме. Обе сгорели в Университетской библиотеке Копенгагена во время пожара 1728 г. За исключением одного листа рукописи В (в Норвежском государственном архиве, NRA 51), сохранились лишь восходящие к этим пергаменам бумажные копии.

По поводу времени написания «Красивой кожи» в науке существует несколько мнений. Так, Г. Сторм[192] полагал, что она возникла между 1220 и 1230 гг. и Снорри Стурлусон знал и использовал ее как источник в своем «Круге земном». Точку зрения Сторма разделили Сигурдур Нордаль[193], Ю. Скрейнер[194], Бьярни Адальбьярнарсон[195], К. Шир[196]. Временем ок. 1225 г. датировал возникновение «Красивой кожи» Г. Индребё[197]. Финнур Йоунссон[198] считал, что «Красивая кожа» была записана между 1230 и 1240 гг. и у «Круга земного» нет с ней прямой связи. Аналогично датировали «Красивую кожу» Халльдор Херманнссон[199], Т. Бернтсен[200] и Д. Сейп[201]. Э. Ф. Хальворсен в KLNM[202] свел воедино обе датировки: ок. 1220 г., но не раньше 1220 г. и не позднее 1240 г.

Похоже время возникновения этого свода определил Ф. Поске[203]: после 1225 г., но до 1240 г. К еще более позднему времени относил «Красивую кожу» Ион Торкельссон[204]: после 1263 г. Самая ранняя датировка, судя по аргументации, представляется наиболее верной.

Автор «Красивой кожи» в значительной степени опирался на существовавшие тогда письменные источники. Г. Индребё назвал среди этих источников «^Старшую Гнилую кожу»; «Обзор саг о норвежских конунгах»; «*Сагу о Хладирских ярлах»; «*Хрюггьярстюкки»; старшую (утерянную) редакцию «Саги о Иомсвикингах»; редакцию «Саги об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда, ближайшую к Стокгольмской рукописи; несколько версий «Саги об Олаве Святом», либо Стюрмира Карасона, либо «Древнейшую сагу», и, возможно, «*Сагу о Кнуте». Индребё полагал, что «Красивая кожа» была создана строго в рамках литературной традиции на основе письменных текстов и лишь отчасти обязана своим возникновением устной традиции. Этот тезис исследователя никем не был опровергнут. Скальдические стихи (некоторые сохранились только в данном сочинении) приводятся в «Красивой коже», но не так полно, как у Снорри (и тем не менее в этом своде саг сохранилась 271 скальдическая строфа, или полустрофа).

Соотношение «Красивой кожи» и «Круга земного» связано с вопросом датировки «Красивой кожи». Если принять, что этот свод записан ок. 1220 г., то ни о каком знакомстве его автора с «Кругом земным» не может быть и речи; с другой стороны, Снорри Стурлусон вполне мог знать «Красивую кожу». Индребё пришел к выводу, что Снорри получил в свое распоряжение «Красивую кожу» уже во время работы над «Кругом земным» и стал использовать ее, начиная с «Саги о Харальде Серая Шкура»[205]. Бьярни Адальбьярнарсон тоже склонен признать, что Снорри пользовался «Красивой кожей» в качестве источника[206]. А. Финли считает, что сходство двух сводов королевских саг может быть также объяснено наличием у них общих (не дошедших до нас) источников[207].

Как полагают исследователи, «Красивая кожа» была написана для (или даже по заказу) конунга Хакона Хаконарсона. Индребё показал, что автор принадлежал к сторонникам конунга Хакона и враждебно относился к ярлу Скули и его альянсу с датским конунгом Вальдемаром. Отсюда – ярко выраженная антидатская тенденция этого свода саг.


Рукописи

NRA 51 (.В, пергамен, один лист, ок. 1240–1263 гг.)

AM 52 fol (А, бум. копия Асгейра Йонссона, 1688–1705 гг.)

AM 301 4° (А, бум. копия Асгейра Йонссона)

AM 303 4° (А, бум. копия Асгейра Йонссона)

UB 371 fol (В, бум. копия Асгейра Йонссона)

AM 51 fol (В, бум. копия Эйольва Бьёрнссона, 1666–1746 гг.)

AM 302 4° (В, бум. копия Эйольва Бьёрнссона)


Издания

Fagrskinna. Kortfattet norsk konge-saga. Fra slutningen af det tolfte eller begyndelsen af det trettende aarhundrede / P. A. Munch, C. R. Unger. Christiania, 1847 (A + факсимиле листа рукописи В).

Fagrskinna. Noregs kononga tal / Finnur J?nsson (SUGNL. В. XXX). 1902–1903 (B no UB 371 fol + лакуны no A).

Fagrskinna – N?regs konunga tal / Bjarni Einarsson (?F. В. XXIX). 1984. Bis. 55-364

(B no UB 371 fol + лакуны no A).

Фрагменты в: AR. 1852. T. 2. P. 91–110.

Факсимиле листа рукописи В в: K?lund 1905. Nr. 23–24.


Переводы

Английский

Fagrskinna. A Catalogue of the Kings of Norway / A Translation with Introduction and Notes by A. Finlay. Leiden; Boston, 2004.


Норвежские:

Fagrskinna; en norsk kongesaga. Oslo, 1926 (J. Schreiner), reprint – 1972 (J. Schreiner, H. G. Sorensen).

Fagerskinna. Norges Kongers aettetavle. Stavanger, 2007 (E. Eikill).


Русский:

Фрагменты в: Рыдзевская 1978. С. 49–60.


Литература

J?n ?orkelsson 1853; Storm 1873. S. 21–28; Storm 1875; Gjessing 1876; Morgenstern 1890; Sigur?ur Nordal 1914. S. 29–48; Indrebo 1917; Finnur Jons son 1923. S. 623–633; Berntsen 1923. S. 97–99; Schreiner 1928. S. 85-105; Seip 1929; Krijn 1929; Jon Helga-son 1934. S. 146–147; Bjarni A?albjarnarson 1937. S. 173–236; Sigur?ur Nordal 1953. S. 211–212; Paasche 1957. S. 385–386; Halvorsen 1959; de Vries 1967. S. 282–285; Ja-kobsen 1968; Jakobsen 1970; Schier 1970. S. 14–16, 25–26; Jakobsen, Hagland 1980; Andersson 1985. P. 216 ff.; Bjarni Einarsson 1984. Bis. lxi-cxxxi; Simek, Hermann P?lsson 1987. S. 82; Джаксон 1991a. C. 27–28; Джаксон 1993a. C. 9^3; Bjarni Einarsson 1993b; Whaley 1993c; Finlay 2004; ?rmann Jakobsson 2005. P. 395–397.

Снорри Стурлусон. «Круг земной»

Имя Снорри Стурлусона (1179–1241 гг.), крупнейшего исландского хёвдинга, политического деятеля, историка, знатока скальдических стихов, не значится ни в одной из рукописей (или копий утраченных рукописей) «Круга земного» или «Отдельной саги об Олаве Святом», однако некоторые основания для того, чтобы считать его автором этих сочинений, есть. Так, норвежец Лауренц Ханссён, который в 1550/51 г. перевел на датский язык начальную часть «Круга земного», дважды (в заглавии и в конце предисловия) прямо указал, что работа принадлежит Снорри. Аналогично норвежский богослов Педер Клауссён Фриис, который в 1599 г. перевел на датский язык весь «Круг земной», тоже дважды назвал Снорри автором. В 1633 г. ученый датский антиквар Оле Ворм опубликовал перевод Педера Клауссёна под названием «Хроника норвежских королей Снорри Стурлусона». Изучение текстов Ханссёна и Клауссёна позволило Якобу Бенедиктссону[208] заключить, что оба переводчика использовали ныне утраченную рукопись. Разделяя эту точку зрения, И. Луис-Иенсен не увидела, однако, возможности доказать ее с полным основанием[209]. Й. Г. Йёргенсен отрицает использование переводчиками одной и той же рукописи (тем более что только у Педера Клауссёна имелся Пролог), но полагает, что Лауренц Ханссён почерпнул эту информацию у гуманистов в Бергене, а при участии законоговорителя Йона Симонссёна эти сведения дошли и до Педера Клауссёна; во всяком случае, в авторстве Снорри Йёргенсен не сомневается[210]. Впрочем, вопрос об авторстве Снорри был относительно недавно вновь поднят в трудах целого ряда исследователей[211].

«Круг земной» («Heimskringla») – свод саг о норвежских конунгах с древнейших времен по 1177 г. (битва при Ре). Он распадается на три части. Первая (Hkrl) состоит из Пролога, «Саги об Инглингах» и пяти саг, посвященных норвежским конунгам до Олава Святого. Центральную часть (HkrII) занимает «Сага об Олаве Святом», охватывающая лишь 1014–1030 гг. Третья часть (HkrIII), включающая в себя еще девять саг, повествует о конунгах между Олавом Святым и Сверриром.

По мнению П. А. Мунка и К. Р. Унгера, поддержанному затем Г. Стормом, Финнуром Йоунссоном и К. Маурером, автор (Снорри) сначала написал «Круг земной», а потом расширил его центральную сагу в «Отдельную сагу об Олаве Святом» (S?H). Сигурдур Нордаль подверг эту теорию критике[212] и продемонстрировал, что Снорри, напротив, сначала написал «Отдельную сагу», а лишь потом переработал и адаптировал ее для «Круга земного»[213]. Исследователи практически единодушно приняли такую трактовку[214]. Э. Вессен выявил следующую последовательность: сначала была написана «Отдельная сага», затем она была превращена в «Круг земной», к которому был добавлен Пролог и, наконец, Пролог «Круга земного» был переписан, с тем чтобы служить введением к «Отдельной саге»[215]. При этом ни Сигурдур Нордаль, ни Вессен, ни их последователи не рассматривали такой возможности, что «Отдельная сага» могла быть переработана для включения в «Круг земной» не самим Снорри (если его считать автором этого свода саг), а кем-то другим и в более позднее время. Оспорить мнение Сигурдура Нордаля рискнула И. Луис-Йенсен в конце XX в.[216] (см. ниже). Впрочем эта же исследовательница поставила под сомнение и авторство Снорри в «Отдельной саге об Олаве Святом»[217].

Развивая и уточняя мысли Й. Луис-Йенсен, Й. Г. Йёргенсен так формулирует свои выводы относительно истории сложения «Круга земного». Сначала автор (предположительно, Снорри Стурлусон) написал «Отдельную сагу об Олаве Святом». Далее тот же самый автор мог написать Hkrl и HkrIII. Эти части могли следовать одна за другой, возможно, с уточнением, как в «Codex Frisianus»: «Сюда должна быть вставлена сага о конунге Олаве Святом» («Her skal inn koma saga Olafs konvngs hins helga», написано красными чернилами между «Сагой об Олаве Трюггвасоне» и «Сагой о Магнусе Добром»). Имеются данные, говорящие за то, что Hkrl и HkrIII передавались независимо одна от другой. Несколько различных писцов затем переработали «Отдельную сагу», что нашло отражение в существовании ряда рукописей с одинаковой структурой (Hkrl + сокращенная SOH + HkrIII), при том что нет двух рукописей, содержащих одну и ту же редакцию «Круга земного»[218].

«Отдельную сагу об Олаве Святом» Снорри написал предположительно в 1220–1230 гг., после того как побывал в 1218–1220 гг. в Норвегии. Сага дошла до нас в нескольких редакциях – как в отдельных рукописях (Holm perg 2 4°; AM 75а fol; AM 325 VI 4°; Holm perg 4 4°; AM 235 fol и др.), так и в виде интерполяций в рукописях AM 61 fol, «Flateyarb?k» и др.

«Круг земной» был написан, как принято считать, после 1230 г. и, скорее всего, завершен к 1235 г. Он сохранился во многих рукописях XIII–XIV вв. Важнейшие из них – «Kringla», «J?fraskinna», «Codex Frisianus», AM 39 fol, «Eirspennill». В пожаре Копенгагена в 1728 г. сгорели три рукописи «Круга земного» – «Kringla» (К), «J?fraskinna» (J) и «Gullinskinna» (G). Они сохранились в выполненных в XVII–XVIII вв. бумажных списках. Еще две пропавшие рукописи «Круга земного» известны по переводам – шведскому переводу Йона Ругмана, опубликованному в 1670 г. (*DG3) и по упомянутому выше датскому переводу Педера Клауссёна, изданному в 1633 г. (*РС1). Три рукописи «Круга земного» хранятся сейчас в Арнамагнеанском собрании в Копенгагене: F – «Codex Frisianus» (AM 45 fol), E – «Eirspennill» (AM 47 fol) и 39 – AM 39 fol. Помимо перечисленных рукописей, следует отметить ряд родственных трудов, из которых наиболее важны «Hulda-Hrokkinskinna» (см. о них ниже) и «Bergsb?k» (Holm perg 1 fol, нач. XV в.).

Соотношение рукописей «Круга земного» было установлено Бьярни Адаль-бьярнарсоном[219], разделившим всю их совокупность на два класса – х и у (см. ниже составленную им стемму).



Основа этой схемы сейчас принята большинством исследователей, хотя она и была доработана Й. Луис-Йенсен[220] и Олавуром Халльдорссоном[221]. Суть нового подхода сводится к тому, что рассмотрение генеалогии «Круга земного» как единого памятника более не представляется продуктивным, поскольку отдельные его части (HkrI, HkrII и HkrIII) только до известного предела сосуществовали в дальнейшей передаче[222]. Распределение трех частей «Круга земного» по упомянутым выше рукописям см. в следующей таблице:



Таблица иллюстрирует тот факт, что в переработанном виде HkrII присутствовала только в рукописи «Kringla», написанной, согласно Стефану Карлссону[223], в период между 1250 и 1270 гг. под эгидой рода Стурлунгов. Очень велика вероятность того, что «Kringla» представляла собой соединение HkrI, переработанной «Отдельной саги» и HkrIII, произведенное ученым племянником Снорри Стурлусона – Олавом Халльдорссоном по прозвищу Белый Скальд (Ol?fr Halld?rsson hv?task?ld), умершим в 1259 г.[224] По общему мнению исследователей, «Kringla» лучше всего сохранила текст Снорри. Й. Луис-Йенссен пришла также к заключению, что «Сага об Олаве Святом» в рукописи «Kringla» является слегка сокращенным вариантом «Отдельной саги», сделанным ad hoc либо писцом рукописи «Kringla», либо посредником между х и «Kringla»[225].

Олавур Халльдорссон пересмотрел стемму для HkrI и, во-первых, установил влияние манускриптов класса у на «Codex Frisianus», а, во-вторых, высказал предположение, что «Большая сага об Олаве Трюггвасоне» (ОТМ) и датский перевод «Круга земного», выполненный Педером Клауссёном Фриисом, восходят к общему тексту класса у (см. ниже составленную им стемму)[226].



Первое издание оригинального текста (с переводом на шведский и латинский языки) было осуществлено шведским королевским антикваром Ю. Перингшёльдом в 1697 г. и называлось «Хеймскрингла, или норвежские королевские саги Снорри Стурлусона». Имя «Heimskringla» Перингшёльд позаимствовал из своего основного источника – выполненного в 1682 г. исландцем Ионом Эггертссоном списка рукописи «Kringla», хранившейся (до пожара 1728 г.) в Университетской библиотеке Копенгагена.

Источники «Круга земного» изучены в первую очередь Г. Стормом, а также Бьярни Адальбьярнарсоном в предисловиях к трем томам издания этого памятника. Дополнительную ясность в данный вопрос внесла И. Луис-Иенсен. Исходя из ошибок в тексте «Круга земного», Сторм заключил, что Снорри не знал английских хроник[227]; ничего, кроме саг, не знал о Шотландии и Ирландии; не знал французских и немецких хроник; не знал сочинения Адама Бременского и т. д. Не установлено, знал ли Снорри латынь[228]. Из письменных источников Снорри использовал только исландские саги – реально существующие или не сохранившиеся, но предполагаемые с большой долей вероятности («plausibly hypothesized»). Так, «Сага о Харальде Прекрасноволосом» и «Сага о Хаконе Добром» в Hkrl основываются, скорее всего, на более ранних сагах того же содержания; «Сага об Олаве Трюггвасоне» наряду с сагой монаха Одда использует предыдущую версию «Саги о Иомсвикингах» и утерянную «*Сагу о хладирских ярлах». Hkiil – «Сага об Олаве Святом» – тоже имеет предшественников: «*Жизнеописание Олава Святого» Стюрмира Карасона, вероятно, «Сагу о побратимах» и, вне сомнения, «Сагу о фарерцах» и какую-то версию «Саги об оркнейцах». HkrIII полностью восходит к «Гнилой коже» и, возможно, «Красивой коже». Но в конечном счете, как подчеркивает Т. М. Андерссон, в основе всех этих текстов лежит устная традиция[229].

Несомненно знакомство Снорри со старшей «^Книгой об исландцах» Ари, откуда он заимствовал не только конкретную информацию, но и форму подачи материала и обращения с источниками.

Из Пролога и отдельных разбросанных по тексту замечаний следует, что критериями достоверности источника для Снорри были авторитет мудрых людей прошлого, свидетельства очевидцев, правильно сложенный скальдический стих. Нередка, однако, в тексте «Круга земного» и «маскировка» под исторически точное свидетельство. Сигурдур Нордаль справедливо отметил, что саги Снорри далеки от того, чтобы быть достоверными в такой степени, как того можно ожидать на основании Пролога. Вопрос о том, присуща ли «Кругу земному» политическая тенденция (и какого рода тенденция), до сих пор остается открытым, хотя этому сочинению посвящены многочисленные исследования[230].


Рукописи

«Kringla» – между 1250 и 1270 гг. (вероятно, 1263/64 г.); сохранился только один лист середины XIII в. в Holm perg 9 I fol, а также бумажные списки AM 35, 36, 63 fol и др.

AM 39 fol – ок. 1300 г.; сохранилось сорок три листа

AM 45 fol («Codex Frisianus») – ок. 1300 или ок. 1325 г.

AM 47 fol («Eirspennill») – первая четверть XIV в.

«J?fraskinna» – ок. 1325 г.; сохранилось только четыре листа с текстом «Круга земного» в Holm perg 9 II fol, но имеются бумажные копии AM 37, 38 fol и др.

«Gullinskinna» – ок. 1400 г.; сохранился один лист в AM 325 VIII 5 с 4°, но с текстом не «Круга земного», а «Саги о Хаконе Хаконарсоне»; имеется бумажная копия AM 42 fol

*DG 3 – XIV в.; рукопись утрачена; содержание известно из перевода Йона Ругмана и из списка части «Саги об Олаве Святом» в R 686 в Университетской библиотеке Упсалы

Фрагменты в AM 1056 14° (ок. 1250–1300 гг.), AM 325 VIII1, IX 2 и XI1 4° (ок. 1300–1325 гг.) и др.


Издания

Heims kringla eller Snorre Sturlusons nordl?ndske konunga sagor sive Historiae regum Sep-tentrionalium… quas ex manuscriptis codicibus / ed. J. Peringski?ld. Stockholmiae, 1697. В. 1–2.

Heimskringla e?r Noregs Konunga-Sogor, af Snorra Styrlusyni. Snorre Sturles?ns Norske Kongers Historic. Historia Regum Norvegicorum / G. Sch?ning. B. 1–6. Havniae, 1777–1826 (b. 3–6 utg. av Sk.Th. Thorlacius, B. Thorlacius, E. C. Werlauff).

Snorri Sturluson. Heimskringla e?ur Noregs konunga sogur / M. Stephensen. 1804.

Konunga-Sogur af Snorra Sturlusyni. Holmiae, 1816, 1817, 1829. T. I–III.

Heimskringla eller Norges kongesagaer af Snorre Sturlasson / C. R. Unger. Christiania, 1868.

Noregs konunga s?gur / E. ?. Brim. Reykjavik, 1892–1893. В. I–II.

Heimskringla. Noregs konunga s?gur af Snorri Sturluson. I–IV / Finnur J?nsson (SUGNL. В. XXIII). 1893–1901.

Snorri Sturluson. Heimskringla. N?regs konunga spgur / Finnur J?nsson. K?benhavn, 1911; reprint– 1925; Oslo, 1966.

?l?fs saga ins helga fra Heimskringla. Nytt uendret opptrykk fra «Heimskringla / Finnur J?nsson. K?benhavn, 1911». Oslo, 1965 (reprint– 1972, 1979).

Snorri Sturluson. Heimskringla. I–III / Bjarni A?albjarnarson (?F. В. XXVI–XXVIII). 1941–1951.

Heimskringla Snorra Sturlusonar / P?ll Eggert ?lason. Reykjavik, 1946–1948. В. I–III.

Snorri Sturluson. Heimskringla / Berglj?t S. Kristj?nsd?ttir, Bragi Halld?rsson, J?n Torfason, ?rn?lfur Thorsson. Reykjavik, 1991–1992. В. I–III.

R. Kyrkjeb?. Heimskringla I etter Jpfraskinna. Karakteristikk av tekstvitna samt tekstkritisk utg?ve av Jens Nilss?ns avskrift i AM 37 folio. Avhandling til dr.art.-graden. Bergen, 2001. S. 163–402.

Фрагменты в: [C. C. Rafn, ed.] AR. 1850. T. 1. P. 427–471.


Переводы

Английские:

The Heimskringla; or, Chronicle of The Kings of Norway. London, 1844. Vol. I–III (S. Laing); reprint – 1889; 1906; 1915; 1930; 1961; 1963.

The Stories of the Kings of Norway called the Round of the World (Heimskringla) by Snorri Sturluson. London, 1893, 1894, 1895, 1905. Vol. I–IV. (W. Morris, Eir?kr Magn?sson).

[Отдельный перевод «Саги об Олаве Трюггвасоне»]: Olaf Tryggvessons Saga af Snorre Sturlasson (Fr. Winkel Horn). Kjobenhavn, 1900.

Heimskringla; or, The Lives of the Norse Kings, by Snorre Sturlason. Cambridge, 1932 (E. Monsen, A. H. Smith); reprint – Oslo, 1967; N. Y., 1990.

Heimskringla: History of the Kings of Norway by Snorri Sturluson. Austin, 1964 (L. M. Hollander).

Snorri Sturluson. Heimskringla. L., 2011. Vol. I: The Beginnings to ?l?fr Tryggvason (A. Finlay, A. Faulkes).


Датские:

Laurents Hanssons Sagaoversaettelse [1548–1551. – T. Д.] udgivet af Dr. Gustav Storm // Videnskabsselskabets skrifter. В. II. Historisk-filosofisk klasse. 1898. № 1. Christiania, 1899.

Norske Kongers Kr?nicke og Bedrift, indtil unge Kong Haagens Tid, som dode anno Domini 1263. K?benhavn, 1594 (M. Storsson).

Snorre Sturles?ns Norske Kongers Chronica. Ki?benhafn, 1633. В. I–III. (P. Clausson).

Snorre Sturles?ns Norske Kongers Chronica. Ki?benhafn, 1757 (P. Clausson с дополнениями A. H. Godiche).

В издании 1777–1783 гг. (G. Sch?ning).

Norges Konge-Kronike af Snorro Sturles?n. Kiobenhavn, 1818, 1819, 1822. Deel 1–3 (N. F. S. Grundtvig); reprint– 1865; 1879.

Snorre Sturles?ns norske Kongers Sagaer. Christiania, 1838–1839. В. I–III (J. Aall).

Snorre Sturles?ns Norske Kongehistorie. Christiania, 1838 (P. A. Munch).

Norges Konge-Sagaer fra de aeldste Tider indtil anden Halvdeel af det 13de Aarhundrede efter Christi Fodsel, forfattede af Snorre Sturlasson, Sturla Thordsson og Here. Christiania, 1856, 1871. B. I–II (P. A. Munch); reprint (В. I) – 1881.

Heimskringla eller Norges Konge-Sagaer af Snorre Sturlasson. Chicago, 1897. Vol. 1–2 (P. A. Munch, О. Rygh); reprint – 1907.

Snorre Sturlason. Heimskringla. Norges Kongesagaer. K?benhavn, 1948. В. I–III (J. V. Jensen, H. Kyrre).


Латинские:

В издании 1697 г. (J. Peringski?ld).

В издании 1777–1783 гг. (G. Sch?ning, Sk. Th. Thorlacius).


Немецкие:

Snorri Sturluson’s Weltkreis (Heimskringla). Leipzig, 1835–1836. В. I–II (F. Wachter). Heimskringla, Sagen der K?nige Norwegens von Snorre Sturlason. Stralsund, 1837 (G. Mohnike). Snorris K?nigsbuch (Heimskringla). Bd. I–III (Thule. Altnordische Dichtung und Prosa). Jena, 1922–1923. Bd. 14–16 (F. Niedner).


Норвежские:

Heimskringla elder Norigs Kongesogur fraa den aeldste Tid til Aare 1177, uppskrivne av Snorre Sturlason. Christiania, 1874–1879. B. I–IV (S. Schjott); reprint (В. I–II) – 1880, 1887; illustr. reprint– 1900; 1942.

Snorre Sturlason. Kongesagaer. Kristiania, 1899 (G. Storm); reprint– 1900.

Snorre Sturlasson. Kongesagaer. Oslo, 1930 (G. Storm, A. Bugge, D. A. Seip).

Snorres Kongesagaer. Oslo, 1934. В. I–II (A. Holtsmark, D. A. Seip); reprint – 1942, 1957, 1964, 1965, 1968, 1969, 1970, 1975, 1999.

Snorre Sturlasson. Kongesagaer. Oslo, 1930 (S. Schjott, R. Thesen, S. Moren); reprint– 1959. Snorre Sturlasson. Kongesagaer. Oslo, 1930. В. I–III (S. Schjott, О. H. Rue); reprint – 1963–1965.

Snorres Kongesagaer. Oslo, 1942 (A. Holtsmark, D. A. Seip); reprint– 1957; 1964; 1965; 1968; 1969; 1970; 1975.

In: Noregs konge soger. Oslo, 1979. В. 1 og 2. (S. Schjott, skaldeversa reviderte av H. Mageroj).

Snorre Sturlasons kongesagaer: «Stormutgaven». Oslo, 1985 (A. Holtsmark, D. A. Seip); reprint – 1989.

Norges kongesagaer. Jubileumsutgaven 1979 / Redaktorer: F. H?dneb? og H. Mageroy.

Oversettere: В. 1 og 2: A. Holtsmark og D. A. Seip. Oslo, 1979.

Noregs kongesoger. Jubileumsutg?va 1979 / Redaktorer: F. H?dneb? og H. Mageroy. Om-setjarar: В. 1 og 2: S. Schjott og H. Mageroy. Oslo, 1979.


Русские:

Фрагменты в: Хрестоматия по истории Средних веков / Н. П. Грацианский, С. Д. Сказкин. М., 1950. Т. 2. С. 327–329.

Фрагменты в: Хрестоматия по истории средних веков / С. Д. Сказкин. Т. I. М., 1961. С. 670–675.

Снорри Стурлусон. Сага об Инглингах (С. Д. Ковалевский) // СВ. 1973. Вып. 36. С. 238–264.

Фрагменты в: Рыдзевская 1978. С. 41–43.

Снорри Стурлусон. Круг Земной (А. Я. Гуревич, Ю. К. Кузьменко, О. А. Смирницкая, М. И. Стеблин-Каменский). М., 1980 (репринт—1995, 2002).

Фрагменты в: Древнерусские города. С. 64–85.

Фрагменты в: Кочкуркина, Спиридонов, Джаксон 1990. С. 105–107.

Фрагменты в: Джаксон 1993а, Джаксон 1994а, Джаксон 2000а.

Фрагменты в: Древняя Русь 2009.


Финский:

Snorre Sturluson. Kuningastarinoito. Helsinki, 1919 (T. Wallenius).


Французский:

Snorri Sturluson. Histoire des rois de Norv?ge. Heimskringla. Premi?re partie: Des origins mythiques de la dynastie ? la bataille de Svold. Paris, 2000 (F.-X. Dillmann)


Шведские:

Norlandz Chr?nika och Beskriffning. Wijsingzborg, 1670. В. I–II (J. Rugman).

В издании 1697 г. (G. ?lafsson).

Konunga-Sagor af Snorre Sturles?n. Stockholm, 1816, 1817, 1829. Del. 1–3 (G. Richert).

Konunga-boken eller Sagor om Ynglingarne och Norges Konungar intill ?r 1177. Af Snorre Sturles?n. ?rebro, 1869–1871. Del. 1–3 (H. О. H. Hildebrand); reprint– Stockholm, 1889.

Snorre Sturlasson. Norges Konungasagor. Lund, 1919, 1922, 1926. Del. 1–3 (E. Olsson).

Snorre Sturluson. Nordiska kungasagor. Stockholm, 1991–1993. Del. I–III (K. G. Johansson).

Литература

Storm 1873; Ker 1908–1909; Bugge 1909; Koht 1913; Sigur?ur Nordal 1914. S. 154–198; Johnsen 1915; Indrebo 1917. S. 34–43; Sigur?ur Nordal 1920; Paasche 1922; Finnur J?nsson 1923. S. 666–712; Berntsen 1923. S. 32–52; Braun 1924; Finnur J?nsson 1928; Schreiner 1928; Wess?n 1928; Koht 1931. P. 98–118; Bjami A?albjarnarson 1937. S. 1-54; Lie 1937; Bjarni A?albjarnarson 1941; Bjami A?albjarnarson 1945; Beyschlag 1950; Bjami A?albjamarson 1951; Hollander 1952; Sigur?ur Nordal 1953; Turville-Petre 1953. P. 222–223; Jakob Benediktsson 1955; Sandvik 1955; Koht 1956; Paasche 1957; Lie 1961; Hallberg 1962b; de Vries 1967. S. 285–295; Schier 1970. S. 12, 26; Gurevich 1971; Гуревич 1972; Madelung 1972; Madelung 1973; Ciklamini 1975a; Simon 1976; Martin 1976; Kuhn 1976; L?nnroth 1976; Louis-Jensen 1977; Stef?n Karlsson 1977; ?lafur Halld?rsson 1979; Стеблин-Каменский 1980; Гуревич 1980; Knirk 1981; Jackson 1984; Andersson 1985. P. 216 ff.; Simek, Hermann P?lsson 1987. S. 156–157; Weber 1987; Sverrir T?masson 1989; Джаксон 1991a. C. 28–31; Whaley 1991; Bagge 1991; Bagge 1992; Bandle 1993; Джаксон 1993a. C. 9-43; Faulkes 1993; Fidjestol 1993a; Knirk 1993a; Weber 1993; Whaley 1993a; Whaley 1993b; Whaley 1993c; Whaley 1993d; Wolf A. 1993; Sverrir T?masson 1994; Джаксон 1994a; Jorgensen 1995; Kyrkjeb? 1997; Louis-Jensen 1997; Kolbmn Haraldsd?ttir 1998; Джаксон 2000a; Berger 2001; ?lafur Hald?rsson 2001; Jorgensen 2007.

«Хульда-Хроккинскинна»

«Hulda-Hrokkinskinna» («Хульда-Хроккинскинна») – название, относимое к той версии королевских саг о событиях между 1035 и 1177 гг., которая содержится в двух средневековых исландских рукописях – «Hulda» («Сокрытый, тайный пергамен», AM 66 fol) и «Hrokkinskinna» («Морщинистый пергамен», GKS 1010 fol), ни одна из которых не является источником другой. «Hulda» и «Hrokkinskinna» – это родственные рукописи, восходящие прямо или опосредованно к одной общей рукописи-компиляции, *Н, основывавшейся преимущественно на третьей части «Круга земного» и «Гнилой коже». Компиляция была составлена на основании рукописей, которые сейчас утеряны, после 1268 г., скорее даже после 1280 г., a terminus ante quem ее создания – это весьма размыто определяемое время написания «Хульды» (между 1320 и 1380 гг., но, по мнению И. Луис-Иенсен, вероятнее всего – третья четверть XIV в.). Та же исследовательница склонна считать на основании целого ряда свидетельств, что *//была создана не многим позднее 1300 г.


Рукописи

«Hulda» – AM 66 fol, между 1320 и 1380 гг.

«Hrokkinskinna» – GKS 1010 fol, нач. XV в.


Издания

Fms. В. VI–VII (1831–1832).

Hulda: Sagas of the Kings of Norway 1035–1177 / J. Louis-Jensen (EIMF. Vol. VIII). 1968.


Литература

Louis-Jensen 1977; Louis-Jensen 1993 a.

«Книга с Плоского острова»

«Книга с Плоского острова» – «Flateyjarb?k» (GKS 1005 fol) – самая большая древнеисландская рукопись, состоящая из 225 листов большого формата. Написана в 1387–1394 гг. двумя исландскими священниками, Ионом Тордарсоном (J?n ??r?arson) и Магнусом Торхальссоном (Magn?s ??rhallsson), которых нередко в литературе называют писцами, а Э. А. Роу недавно представила как редакторов этого объемного труда. Заказчиком книги был знатный исландец Ион Хаконарсон (J?n H?konarson), в котором сейчас начинают видеть вдохновителя всей работы в целом. Ион Тордарсон с 1387 по лето 1388 г. записал (лл. 4v-134v) «Сагу об Эйреке Путешественнике», «Сагу об Олаве Трюггвасоне» и почти полностью «Сагу об Олаве Святом». После отъезда Йона в Норвегию работу продолжил Магнус Торхальссон, чей почерк прослеживается с последней строки первого столбца на странице 134v до конца книги (если не считать двадцати трех листов [fol. 188–210] с «Сагой о Магнусе Добром и Харальде Суровом Правителе» по «Гнилой коже», добавленных к рукописи во второй половине XV в. Торлейвом Бьёрнссоном). Закончив «Сагу об Олаве Святом», Магнус записал «Перечень норвежских конунгов», «Сагу о Сверрире», «Сагу о Хаконе Хаконарсоне», фрагменты из «*Жизнеописания Олава Святого» Стюрмира Карасона (1210–1225 гг.), еще несколько саг и анналы, составленные им самим («Flato-Ann?ll»). Магнус поместил три листа в начало рукописи, записав на них, среди прочего, поэму скальда Эйнара Скуласона «Солнечный луч», конспект фрагмента «Деяний архиепископов Гамбургской церкви» Адама Бременского, прозаический текст «Как заселялась Норвегия», генеалогии норвежских конунгов и краткое предисловие, в котором излагается содержание книги и уточняется разделение труда между ним и Ионом Тордарсоном. Магнус также украсил миниатюрами (инициалами) почти всю рукопись. Работа практически полностью была закончена к 1390 г., а анналы за 1391–1394 гг. дописывались порциями на протяжении этих лет. Название рукописи дал исландский историк Тормод Торфей по имени того места (Flatey) в Брейдафьорде, где в его время жил владелец рукописи Ион Финнссон.

«Книга с Плоского острова» включала в качестве основы четыре саги о норвежских конунгах – о двух Олавах («Большую сагу об Олаве Трюггвасоне» и «Отдельную сагу об Олаве Святом»), о Сверрире и о Хаконе Хаконарсоне. Кроме того, в текст были вплетены фрагменты саг о древних временах и родовых саг, а также многочисленные вставные рассказы («пряди»). Ни в какой другой редакции саги об Олавах не представлены в таком расширенном варианте, как в «Книге с Плоского острова». Среди дополнений – «Сага о Йомсвикингах», «Сага о фарерцах» (в редакции, которая, как кажется, была оригинальным текстом и которая нигде более не встречается), «Сага об оркнейцах» (включающая главы, отсутствующие в других версиях), «Сага о Халльфреде» (в частично независимой редакции), «Сага о гренландцах» (не сохранившаяся нигде более). Добавленные пряди – «Прядь о Торлейве Скальде Ярлов», «Прядь о Торстейне Бычья Нога», «Прядь об Орме Сторольвссоне», «Прядь об Эймунде» и др. – не встречаются нигде, кроме «Книги с Плоского острова». Вслед за «Сагой об Олаве Святом» помещена скальдическая поэма «Перечень норвежских конунгов» («N?regs konunga tal»), сохранившаяся только в «Книге с Плоского острова» и восходящая, вероятно, к записанной в начале XII в. «^Краткой истории норвежских конунгов» Сэму ид а Мудрого.

«Книга с Плоского острова» списана с более ранних рукописей, многие из которых до нас не дошли. Всего же писцами/составителями должно было быть использовано от сорока до пятидесяти различных рукописей. В связи с этим можно предположить, что в их распоряжении были материалы какого-то монастыря или епископской резиденции: возможно, Тингейрарского монастыря либо епископства в Холаре на севере Исландии. Не исключена вероятность того, что создание книги связано с норвежским династическим кризисом конца 80-х гг. XIV в.


Рукопись

GKS 1005 fol (Flateyjarb?k) – 1387–1394 гг.


Издания

Flateyjarb?k. En Samling af norske Konge-Sagaer med indskudte mindre Fortaellinger om Begivenheder i og udenfor Norge samt Annaler / Gu?brandr Vigfusson, C. R. Unger.

Christiania, I860,1862,1868. В. I–III.

Flateyjarb?k (Codex Flateyensis): MS. No. 1005 fol in the Old Royal Collection in the

Royal Library of Copenhagen / Finnur J?nsson (CCI. В. 1). 1930.

Flateyjarb?k / Sigur?ur Nordal, Vilhj?lmur Bjamar, Finnbogi Gu?mundsson. Akranes, 1944–1945. в. I–IV.


Литература

Finnur J?nsson 1927; Munksgaard 1930; Louis-Jensen 1969; Schier 1970. S. 6, 15, 18; Westerg?rd-Nielsen 1976; Simek, Hermann P?lsson 1987. S. 85–86; ?lafur Halld?rsson 1987a; ?lafur Halld?rsson 1987b; Джаксон 1991а. С. 40–42; Wiirth 1991; Kolbr?n Haraldsd?ttir 1993; Rowe 1998; Kolbr?n Haraldsd?ttir 2000; Rowe 2003; Rowe 2005; Kolbr?n Haraldsd?ttir 2010.

Глава 1
«Сага об Инглингах»

Введение

«Сага об Инглингах» («Ynglinga saga») – первая часть «Круга земного» Снорри Стурлусона. Большинство исследователей относит ее к разряду королевских саг[231], однако хронологический охват (описываемые в ней события можно примерно датировать V – серединой IX в.)[232] и легендарно-мифологическое содержание саги[233] позволили, например, К. Ширу заключить, что она ближе к сагам о древних временах[234], а Л. Эндрюс причислить ее к этим последним[235]. Сага известна лишь из составленного Снорри Стурлусоном свода королевских саг «Круг земной» («Heimskringla»). Она задумана и написана как первая сага этого грандиозного свода, дающая «мифические модели событий и человеческого поведения» для всего последующего изложения[236]. Тем самым при всей «неуверенности, с которой классифицируется эта сага»[237], рассмотрение ее вне королевских саг не представляется целесообразным. Исследователи сходятся на том, что, не будучи в полной мере структурирована, как сага, все же «Сага об Инглингах» имеет черты саг о древних временах, но служит введением к собранию саг королевских, а потому занимает свое особое место в их ряду[238].

Сага начинается с описания, в соответствии со средневековыми географическими представлениями, «земного круга»; затем следует оригинальное, не встречающееся в такой форме нигде более в древнеисландской литературе, изложение ученой легенды о заселении Скандинавии выходцами из Азии – языческими богами во главе с Одином; далее последовательно рассказывается обо всех правителях из династии Инглингов – Одине, Ньёрде[239], Фрейре (иначе называемом Ингви, от какового имени и пошло название династии)[240], Фьёльнире и т. д., о характере их правления и особенно подробно об обстоятельствах смерти каждого из них. Последним в этом ряду назван Рёгнвальд Достославный: «Рёгнвальд сын Олава был конунгом в Вестфольде после своего отца. Его прозвали Достославным. В его честь Тьодольв из Хвинира сложил Перечень Инглингов. Он говорит в нем так: «Но, по мне,/ Под синим небом/ Лучшего нет/ Прозвания князю,/ Нежели то,/ Которым Рёгнвальда/ Достославного/ Величают»»[241].

Двумя главами выше в саге упоминается брат Олава, отца Рёгнвальда, – Хальвдан. Он-то и является связующим звеном между легендарными Инглингами и норвежскими конунгами – потомками Харальда Прекрасноволосого. Во второй саге «Круга земного» – «Саге о Хальвдане Черном» («H?lfdanar saga svarta») – Снорри рассказывает о двух вещих снах, снившихся Хальвдану и его жене Рагнхильд и предсказывавших рождение их сына Харальда и дальнейшее могущество и процветание его рода. Сам же Рёгнвальд – лицо легендарное, известное из приведенного выше фрагмента «Саги об Инглингах», из Пролога к «Кругу земному» («Тьодольв Мудрый из Хвинира был скальдом конунга Харальда Прекрасноволосого. Он сочинил песнь о конунге Рёгнвальде Достославном. Эта песнь называется Перечень Инглингов. Рёгнвальд был сыном Олава Альва Гейрстадира, брата Хальвдана Черного. В этой песни названы тридцать предков Рёгнвальда и рассказано о смерти и месте погребения каждого из них»[242]), а также из «Пряди об упландских конунгах» («??ttr af Upplendinga konungum»: «…сыном его (Олава Альва Гейрстадира. – Т. Д.) был Рёгнвальд, которого прозвали Достославным; он был конунгом в

Гренландии после своего отца; о нем сложил Тьодольв из Хвинира Перечень Инглингов, и говорится там о тех конунгах, которые произошли от Ингви-Фрея в Свитьод, и по его имени стали называться Инглингами»[243]).

Действительно, «Перечень Инглингов» («Ynglingatal») является, по общему признанию исследователей, основным источником «Саги об Инглингах»[244]. Из 32-х скальдических строф, цитируемых в саге, 27 принадлежат Тьодольву. Однако время сочинения поэмы стало предметом длительной дискуссии[245]. И если согласно господствующей точке зрения «Перечень Инглингов» был сочинен Тьодольвом, придворным скальдом конунга Харальда Прекрасноволосого, в конце IX в., то не перестает обсуждаться вопрос о значительно более позднем происхождении этой поэмы. Так, К. Краг[246], разделяя мнение С. Эллехёя, что в основе древнескандинавской традиции об Инглингах лежит «*konunga aevi» («^Жизнеописание конунгов») Ари Мудрого[247], приходит к выводу, что «Перечень Инглингов» не только не предшествует «*konunga aevi» Ари[248], но, напротив, восходит к нему через группу текстов, включающих в себя «Прядь об упландских конунгах» (см. схему 6). Датировка «Перечня Инглингов», по Крагу, в таком случае не опускается ниже 1120 г. – предположительного времени создания «*konunga aevi» Ари[249].

Четыре висы, цитируемые Снорри, взяты им из поэмы того же жанра, что и «Перечень Инглингов», – из генеалогической хвалебной песни «Перечень Халейгов» («H?leygjatal») норвежского скальда конца X в. Эйвинда Погубителя Скальдов[250] (гл. 8 и 23), а одна – из «Драпы о Рагнаре» («Ragnarsdr?pa») – щитовой драпы норвежского скальда первой половины IX в. Браги Старого[251](гл. 5). К источникам «Саги об Инглингах» относят также «Сагу о Скьёльдунгах» («Skjgldunga saga»)[252], на которую имеется ссылка в гл. 29 саги[253], и «Прядь об упландских конунгах». Вероятно обращение Снорри к устным источникам[254].


Схема 6

Источники «Саги об Инглингах» по С. Эллехёю и К. Крагу


В отличие от большинства скальдических произведений, главные источники «Саги об Инглингах» – «Перечень Инглингов» и «Перечень Халейгов» – были сочинены (как бы их ни датировать) не непосредственно по следам событий их очевидцами или современниками, а несколькими веками позже, так что их достоверность и, соответственно, достоверность основанной на них саги вызывает некоторые сомнения.

Очевидно переплетение в саге мифологических, сказочно-легендарных и исторических сюжетов. В попытке выяснить историческую основу саги исследователями привлекались как другие письменные источники, так и археологические материалы. Хронологическая шкала, предложенная шведским археологом Б. Нерманом[255], хотя и оценивается как гипотетическая, все же приводится издателями «Саги об Инглингах»: «смерть Агни – начало V века; смерть Альрека и Эйрика, а также Ингви и Альва – первая половина V века; смерть Ёрунда – после середины V века; смерть Ауна – конец V века или не позднее 500 г.; смерть Эгиля – незадолго до 516 г.; смерть Оттара – около 525 г.; смерть Адильса – около 575 г.; смерть Эйстейна – конец VI века или не позднее 600 г.; смерть Ингвара – около 600 г. или в начале VII века; смерть Энунда – около 640 г.; смерть Ингьяльда – вскоре после 650 г.; смерть Олава Дровосека – конец VII века; смерть Хальвдана Белая Кость – до 750 г.; смерть Эйстейна – конец VIII века; смерть Хальвдана Щедрого – начало IX века; смерть Гудрёда – 821 г.; рождение Олава Альва из Гейрстадира – 801 г.; смерть Рёгнвальда Достославного – 855–865 гг.»[256].

За сообщениями «Саги об Инглингах» вряд ли можно видеть конкретные факты. И тем не менее в той своей части, которая касается Восточной Европы, сага дает некоторое представление о характере отношений скандинавов (до эпохи викингов) с народами юго-восточного побережья Балтийского моря. По справедливому суждению Т. Нунэна, существует некая золотая середина между некритическим восприятием саговой информации о скандинавской активности в Восточной Прибалтике в VII–VIII вв. и тенденцией все сообщаемое сагой занести в разряд вымысла. По его мнению, было бы наивным отнестись к рассказам об Ингваре Эстейнссоне и Иваре Широкие Объятия (см. ниже: гл. 32 и 41 «Саги об Инглингах» и комментарии к ним) как к полной правде, но в то же время присутствие скандинавов в Прибалтике в предвикингскую эпоху не вызывает сомнений[257]. Сага рассказывает о плаваниях как скандинавов, так и их восточных соседей через Балтийское море (что в целом не противоречит данным о раннем развитии мореплавания в этом регионе) с целью грабежа и о военных столкновениях между ними, дает представление о сезонности плаваний по Аустрвегу «Восточному пути». Восточноевропейская топонимия саги (Эйстланд с областью Адальсюсла, Аустрвег и Аустррики, название Руси Гардарики) – та же, что и во всем комплексе саг, представленных в настоящем издании.


Рукописи, издания, переводы «Саги об Инглингах»:

См. во Введении раздел «Круг земной».


Отдельные издания «Саги об Инглингах»:

Ynglinga saga. Saertryk af Heimskringla / Finnur J?nsson. K?benhavn, 1893.

Snorri Sturluson. Ynglingasaga / Finnur J?nsson. K?benhavn, 1912.

Ynglingasaga / E. Wess?n (Nordisk Filologi. Ser. A: Texter. B. 6). Stockholm; K?benhavn; Oslo, 1952; reprint – Oslo, 1976.

Ynglinga saga etter KRINGLA (AM 35 fol) / J. G. Jorgensen. Oslo, 2000.


Отдельные переводы «Саги об Инглингах»:

Испанский:

La saga de los Ynglingos. Snorri Sturluson. Valencia, 2002 (S. I. Lluch).

Немецкие:

Leipzig, 1826 (E. M. Amd).

Weimar, 1827 (D. G. von Ekendahl).

Шведский:

Snorre Sturles?ns Ynglinga-saga. Uppsala, 1854 (C. Save).

Русский:

Снорри Стурлусон. Сага об Инглингах // СВ. 1973. 36. С. 238–264 (С. Д. Ковалевский).


Литература

Heusler 1908; Schiick 1910; Nerman 1914; Finnur J?nsson 1934; ?kerlund 1939; Beyschlag 1950; Lie 1961; Dum?zil 1962; Ellehoj 1965; Schier 1970; Gurevich 1971; Ciklamini 1975b; Ross 1978; Turville-Petre 1982; Faulkes 1984; Noonan 1986; Whaley 1991; Krag 1991; Steinsland 1991; Sawyer 1992; Klingenberg 1992; Джаксон 1993a; Klingenberg 1993; Klingenberg 1994; McTurk 1994; Svanhildur ?skarsd?ttir 1994; Sundqvist 2002; Мельникова 2003; H?gerdal 2004; Orton 2005; Wiirth 2004; Смирницкая 2005; Faulkes 2005; J0rgensen 2007; Sundqvist 2009; McKinnell 2009; Jorgensen 2009; Mundal 2009; Mundal 2010; Гвоздецкая 2011.

Текст

Публикуется по изданию: Snorri Sturluson. Heimskringla. I / Bjarni A?albjamarson (?F. В. XXVI). 1941. Bis. 9-83.


I. kapituli

Kringla heimsins, s? er mannf?lkit byggvir, er mj?k v?gskorin. Ganga hgf st?r or ?tsj?num inn ? jgr?ina. Er ?at kunnigt, at haf gengr fr? Ngrvasundum ok allt ?t til J?rsalalands. Af hafinu gengr langr hafsbotn til landnor?rs, er heitir Svartahaf. S? skilr heims?ri?jungana. Heitir fyrir austan ?s??, en fyrir vestan kalla sumir Eur?p?, en sumir Ene?. En nor?an at Svartahafi gengr Sv??j?? in mikla e?a in kalda). Sv??j?? ina miklu kalla sumir menn eigi minni en Serkland it mikla, sumir jafna henni vi? Bl?land it mikla. Inn nor?ri hlutr Sv??j??ar liggr ?bygg?r af frosti ok kul?a, sv? sem inn sy?ri hlutr Bl?lands er au?r af s?larbruna. ? Sv??j?? eru st?rheru? mgrg. ?ar eru ok margs konar ?j??ir ok margar tungur. ?ar eru risar, ok ?ar eru dvergar, ?ar eru bl?menn, ok ?ar eru margs konar undarligar ?j??ir. ?ar eru ok d?r ok drekar fur?uli-ga st?rir. ?r nor?ri fr? fjgllum ?eim, er fyrir ?tan eru bygg? alia, fellr ? um Sv??j??, s? er at r?ttu heitir Tanais. Hon var for?um kgllu? Tanakv?sl еда Vanakvisl. Hon komr til sj?var inn i Svartahaf. ? Vanakv?slum var ?? kallat Vanaland e?a Vanaheimr. S? ? skilr heims?ri?jungana. Heitir fyrir austan ?s??, en fyrir vestan Eur?p?. (Bis. 9-10)

II. kapituli

Fyrir austan Tanakv?sl ? ?s?? var kallat ?saland e?a ?saheimr, en hQfu?borgin, er var ? landinu, k?llu?u ?eir ?sgar?. En i borginni var hgf?ingi s?, er ??inn var kalla?r. ?ar var bl?tsta?r mikill. ?ar var ?ar si?r, at t?lf hofgo?ar v?ru oeztir. Skyldu ?eir r??a fyrir bl?tum ok d?mum manna ? milli. ?at eru d?ar kalla?ir e?a dr?ttnar. ?eim skyldi ?j?nostu veita ok lotning allt folk. O?inn var herma?r mikill ok mj?k v??fprull ok eigna?isk mgrg r?ki. […] (Bls. 11)

V. kapituli

Fjallgar?r mikill gengr af landnor?ri til ?tsu?rs. S? skilr Sv??j?? ina miklu ok Qnnur r?ki. Fyrir sunnan ?jallit er eigi langt til Tyrklands. ?ar atti O?inn eignir st?rar. ? ?ann t?ma f?ru R?mverjah?f?ingjar v??a um heiminn ok brutu undir sik allar ?j??ir, en margir h?f?ingjar fl??u fyrir ?eim ?fri?i af s?num eignum. En fyrir ?v? at ??inn var forsp?r ok fjglkunnigr, ?? vissi hann, at hans afkvaemi myndi um nor?rh?lfu heimsins byggva. ?? setti hann broe?r s?na, V? ok V?li, yfir ?sgar?, en hann for ok d?ar allir me? honum ok mikit folk annat. For hann fyrst vestr ? Gar?ar?ki ok ?? su?r ? Saxland. Hann ?tti marga sonu. Hann eigna?isk r?ki v??a um Saxland ok setti ?ar sonu s?na til landsgaezlu. ?? for hann nor?r til sj?var ok t?k s?r b?sta? ? ey einni. ?ar heitir n? ??insey ? Fj?ni. […] (Bls. 14)

VIII. kapituli

??inn setti lgg ? landi s?nu, ?au er gengit h?f?u fyrr me? ?sum. […] ?essa Sv??j?? k?llu?u ?eir Mannheima, en ina miklu Sv??j?? k?llu?u ?eir Go?heima. ?r Go?heimum sgg?u ?eir mQrg t??endi. (Bls. 20, 22)

IX. kap?tuli

??inn var? s?ttdau?r ? Sv??j??. Ok er hann var at kominn dau?a, l?t hann marka sik geirsoddi ok eigna?i s?r alia v?pndau?a menn. Sag?i hann sik mundu fara ? Go?heim ok fagna ?ar vinum s?num. N? hug?u Sv?ar, at hann vaeri kominn ? inn forna ?sgar? ok myndi ?ar lifa at eil?fu. […] (Bls. 22)

XII. kap?tuli

Sveig?ir t?k r?ki eptir f??ur sinn. Hann streng?i ?ess heit at leita Go?heims ok ??ins ins gamla. Hann f?r me? t?lfta mann v??a um heiminn. Hann kom ?t ? Tyrk-land ok ? Sv??j?? ina miklu ok hitti ?ar marga fraendr s?na ok var ? ?eiri fgr fimm vetr. ?? kom hann aptr til Sv??j??ar. Dval?isk hann ?? enn heima um hr??. Hann haf?i fengit konu ??, er Vana h?t, ?t ? Vanaheimi. Var ?eira sonr Vanlandi.

Sveig?ir for enn at leita Go?heims. Ok ? austanver?ri Sv??j?? heitir boer mikill at Steini. ?ar er steinn sv? mikill sem st?rt h?s. […] (Bls. 27)

XXVII. kap?tuli

[…] Fr??i var herma?r mikill. ?at var ? einu sumri, at Fr??i f?r me? her sinn til Sv??j??ar, ger?i ?ar uppr?s ok herja?i, drap mart folk, en sumt hert?k hann. Hann fekk allmikit herfang. Hann brenndi ok v??a bygg?ina ok ger?i it mesta hervirki. Annat sumar f?r Fr??i konungr at herja ? Austrveg. ?at spur?i ?ttarr konungr, at Fr??i var eigi ? landinu. ?? st?gr hann ? herskip ok ferr ?t ? Danmgrk ok herjar ?ar ok faer enga m?tstg?u. […] (Bls. 54)

XXXI. kap?tuli

Sglvi h?t saekonungr, sonr Hggna ? Njar?ey, er ?? herja?i ? Austrveg. Hann ?tti r?ki ? J?tlandi. Hann helt li?i s?nu til Sv??j??ar. ?? var Eysteinn konungr ? veizlu ? hera?i ?v?, er L?fund heitir. ?ar kom Sglvi konungr ? ?vart um n?tt ok t?k h?s ? konungi ok brenndi hann inni me? hir? s?na alia. […] (Bls. 60)

XXXII. kap?tuli

Yngvarr h?t sonr Eysteins konungs, er ?? var konungr yfir Sv?aveldi. Hann var herma?r mikill ok var opt ? herskipum, ?v? at ?? var ??r Sv?ar?ki mj?k hersk?tt, bae?i af Dgnum ok Austrvegsmgnnum. Yngvarr konungr ger?i fri? vi? Dani, t?k ?? at herja um Austrvegu. ? einu sumri haf?i hann her ?ti ok for til Eistlands ok herja?i ?ar um sumarit, sem heitir at Steini. ?? k?mu Eistr ofan me? mikinn her, ok ?ttu ?eir orrostu. Var ?? landherrinn sv? drj?gr, at Sv?ar fengu eigi m?tstg?u. Fell ?? Yngvarr konungr, en li? hans fl??i. Hann er heyg?r ?ar vi? sj? sj?lfan. ?at er ? A?als?slu. F?ru Sv?ar heim eptir ?sigr ?enna. Sv? segir ?j???lfr:

?at stgkk upp,

at Yngvari

S?slu kind

of s?it haf?i

ok lj?shgmum

vi? lagar hjarta

herr eistneskr

at hilmi v?,

ok austmarr

j?fri f?llnum

Gymis lj??

at gamni kve?r. (Bls. 61–62)

XXXIII. kap?tuli

Qnundr h?t sonr Yngvars, er ?ar naest t?k konungd?m ? Sv??j??. Um hans daga var fri?r g??r ? Sv??j??, ok var? hann mj?k au?igr at lausaf?. Qnundr konungr f?r me? her sinn til Eistlands at hefna f??ur s?ns, gekk ?ar upp me? her sinn ok herja?i v??a um landit ok fekk herfang mikit, ferr aptr um haustit til Sv??j??ar. Um hans daga var ?r mikit ? Sv??j??u. Qnundr var allra konunga vinsaelstr. […] (Bls. 62)

XXXV. kap?tuli

[…] Faer konungr bana ok mart li? me? honum. Sv? segir ?j???lfr:

Var? Qnundr
J?nakrs bura
harmi heptr
und Himinfj?llum,
ok ofvaeg
Eistra dolgi
heipt hr?sungs
at hendi kom,
ok s? frgmu?r
foldar beinum
H?gna hr?rs
of horfinn vas. (Bls. 64–65)

XLI. kap?tuli

?varr v??fa?mi lag?i undir sik allt Sv?aveldi. Hann eigna?isk ok allt Danaveldi ok mikinn hlut Saxlands ok allt Austrr?ki ok inn fimmta hlut Englands. Af hans aett eru komnir Danakonungar ok Sv?akonungar, ?eir er ?ar hafa einvald haft. Eptir Ingjald illr??a hvarf Uppsalaveldi ?r aett Ynglinga, ?at er langfe?gum maetti telja. (Bls. 72–73)

Перевод

Глава 1

Круг земной1, где обитает род человеческий, сильно изрезан заливами. Большие моря вдаются в землю из окружающего [ее] океана2. Известно, что море тянется от Нёрвасунда3 и вплоть до Йорсалаланда4. От этого моря отходит на северо-восток длинный залив, который называется Свартахав5. Он разделяет6 трети света7. Восточная называется Азией, а западную некоторые называют Европой, а некоторые – Энеей8. А к северу от Свартахав простирается Свитьод Великая, или Холодная9. Некоторые считают, что Великая Свитьод не меньше Великого Серкланда10, некоторые сравнивают ее с Великим Блаландомii. Северная часть Свитьод12 не заселена из-за мороза и холода, подобно тому как южная часть Блаланда пустынна из-за солнечного зноя13. В Свитьод14 много больших округов. Там есть и много разных народов, и много языков.



Там есть великаны и там есть карлики, там есть черные люди и там есть много удивительных народов. Там есть также поразительно большие звери и драконы15. С севера, с гор, лежащих за пределами всех населенных мест16, течет через Свитьод река, правильное название которой Танаис17. Раньше она называлась Танаквислом, или Ванаквислом18. В море она впадает в Свартахав. [Область] по Ванаквислу звалась тогда Ваналандом, или Ванахеймом19. Эта река разделяет трети света20. Восточная называется Азией, а западная – Европой.

Глава 2

[Земля] в Азии к востоку от Танаквисла звалась Асаландом21, или Асахеймом22, а главный город, который был в той стране, называли они Асгардом23. И в том городе был хёвдинг24, который звался Одином25. Там было большое капище. Там существовал такой обычай, что верховных жрецов было двенадцать26. Они должны были совершать жертвоприношения и судить народ. Их называли днями27 и дроттинами28. Все люди должны были служить им и оказывать им почтение. Один был великим воином и много странствовал, и завладел многими государствами. [Дальше в этой главе – о вере людей в Одина.]

Глава 5

Большой горный хребет тянется с северо-востока на юго-запад29. Он отделяет Великую Свитьод от других стран. К югу от этих гор недалеко до Тюркланда30. Там у Одина были большие владения. В те времена римские хёвдинги ходили [походами] по всей земле и подчинили себе все народы, и многие хёвдинги бежали из-за этих войн из своих владений31. Но так как Один был провидцем и колдуном, он знал, что его потомство будет жить в северной части мира32. Тогда посадил он своих братьев Be и Вили [правителями] над Асгардом, а сам пустился в путь, и с ним все дии и много другого народа33. Он отправился сначала на запад в Гардарики34, а затем на юг в Саксланд35. У него было много сыновей. Он завладел землями во многих местах в Саксланде и поставил там правителями своих сыновей. Затем он отправился на север, к морю, и поселился на одном острове. Это место теперь называется Одинсей на Фюне36. [Рассказывается о том, как Один в конечном итоге поселился в Старой Сигтуне и как он расселил остальных богов.]

Глава 8

Один установил в своей стране те же законы, которые раньше были у асов. [Следует перечисление языческих обычаев и законов.] Эту Свитьод37 называли они Маннхеймами, а Великую Свитьод называли они Годхеймами38. О Годхеймах рассказывали они многое.

Глава 9

Один умер от болезни в Свитьод. И когда он был при смерти, он велел пометить себя острием копья и присвоил себе всех людей, умерших от оружия39. Он сказал, что отправится в Годхейм и возьмет туда своих друзей. Теперь свей верили, что он вернулся в древний Асгард40 и будет жить там вечно. [Далее о вере в Одина, о следующем правителе свеев – Ньёрде из Ноатуна.]

Глава 12

Свейгдир стал править после своего отца. Он дал обет найти Годхейм и Одина Старого. Он ездил с одиннадцатью людьми по всей земле. Он побывал в Тюркланде и в Великой Свитьод и встретил там многих своих родичей, и был [он] в этом путешествии пять лет. Затем он вернулся в Свитьод. Тогда он некоторое время жил дома. Он женился на женщине, которую звали Вана, из Ванахейма. Их сыном был Ванланди.

Свейгдир снова отправился на поиски Годхейма. А в восточной Свитьод41 [есть] большая усадьба, [которая] зовется У Камня42. Там есть камень такой огромный, как большой дом. \Следует рассказ о том, как карлик заманил Свейгдира внутрь камня.]

Глава 27

[Датский конунг43 Фроди Смелый безуспешно требует с конунга свеев Оттара дань, которую обещал ему Эгиль, отец Оттара, за военную помощь.] Фроди был великим воителем. Однажды летом Фроди отправился со своим войском в Свитьод, высадился там и воевал, убил много народа, а некоторых захватил в плен. Он взял очень большую добычу. Он также сжег многие поселения и произвел огромные опустошения. Другим летом конунг Фроди отправился войной в Аустрвег44. Конунг Оттар узнал о том, что Фроди уехал из [своей] страны. Тогда садится он на боевой корабль и отправляется в Данмарк, и воюет там, и не встречает никакого сопротивления. [На Оттара нападают ярлы45 Вётт и Фасти, оставленные конунгом Фроди защищать страну в его отсутствие; Оттар погибает.]

Глава 31

Сёльви звали морского конунга46, сына Хёгни с Ньярдей47, который тогда воевал в Аустрвеге48. Он правил на Йотланде. Он повел свое войско в Свитьод. Тогда конунг Эйстейн был на пиру в том округе, который называется Ловунд49. Туда нагрянул ночью конунг Сёльви и окружил конунга в его доме, и сжег его внутри [дома] со всей его дружиной. [Сёльви побеждает войско свеев и правит в Сигтуне, пока его не убивают восставшие свей.]

Глава 32

Ингваром звали сына конунга Эйстейна, который был тогда конунгом над Свиавельди. Он был великим воителем и часто находился на боевых кораблях, поскольку Свиарики уже долгое время подвергалось нападениям и данов, и людей с Аустрвега50. Конунг Ингвар заключил мир с данами [и] стал тогда воевать по Аустрвегам51. Однажды летом он собрал войско и отправился в Эйстланд52, и воевал летом в том [месте], которое зовется У Камня53. Туда к побережью подошли эйсты54 с большим войском55, и была у них битва.



Было сухопутное войско так велико, что свей не могли ему противостоять. Пал тогда конунг Ингвар56, а войско его бежало. Он похоронен там в кургане у самого моря57. Это в Адальсюсле58. После этого поражения отправились свей домой. Так говорит Тьодольв59: «Случилось так, что Ингвара род Сюслы60 принес в жертву; светлоликого61 в сердце волн62 войско эйстское в шлем сразило; и Аустмар63 убитому князю песнь Гюмира64 на радость поет»65.

Глава 33

Энундом звали сына Ингвара, который стал править после него в Свитьод. В его дни в Свитьод царил мир, и у него было очень много богатства66. Конунг Энунд отправился со своим войском в Эйстланд67, чтобы отомстить за своего отца68, пошел там со своим войском вглубь страны и грабил по всей стране, и захватил большую добычу, [и] поплыл осенью69 назад в Свитьод. В его дни в Свитьод были хорошие урожаи. Энунд был самым любимым из всех конунгов. [Объясняется прозвище конунга «Энунд-Дорога».]

Глава 35

[Рассказывается о гибели конунга Энунда10 в Химинхейде под лавиной камней.] Так говорит Тьодольв71: «Энунд был камнями остановлен под Химин-фьёллем72, и эйстов враг73 жертвой стал ненависти втайне рожденного сына74, и был убийца Хёгни75 погребен под камнями»76.

Глава 41

Ивар Широкие Объятия77 подчинил себе всю Свиавельди. Он завладел и всей Данавельди, и большей частью Саксланда, и всем Аустррики78, и пятой частью Энгланда. От его рода произошли конунги данов и конунги свеев, те, которые были единовластными правителями. После смерти Ингьяльда Коварного74 Уппсалавельди80 ушел из рук рода Инглингов, как видно из их родословной.

Комментарий

1 В рукописи «Kringla», открывающейся описанием «круга земного», находит отражение господствовавшая в средние века христианская космологическая концепция, полемизировавшая с накопленными в предшествующую эпоху представлениями как языческими и опровергавшая идею шарообразности Земли. Земля, согласно официальным христианским догматам, «снова стала» плоской, как на заре ионийской науки или в трудах отдельных римских писателей, чьи землеописания представляли собой географию земного диска, или, точнее, «круга земель» – orbis terrarum (см.: Ельницкий 1961. С. 15, 168–169; Исаченко 1971. С. 70–76). Исследователи затрудняются сказать, какое именно сочинение могло послужить источником для Снорри Стурлусона. Но вот что удивительно: в средневековой Исландии было хорошо известно, что земля имеет сферическую форму. Так, Э. Фолке приводит подтверждающие распространенность этого знания цитаты из древнеисландского перевода «Elucidarius» («Просветителя») Гонория Августодунского, из Второго астрономического трактата, из «Konungs skuggsj?» («Королевского зерцала»), дидактического сочинения, созданного в Норвегии в конце XIII в., и из ряда других сочинений (Faulkes 1984. Р. 111–112).

Словосочетание kringla heimsins построено по тому же принципу, что и orbis terrarum. Из него образовалось сложное слово heimskringla, зафиксированное в более поздних памятниках: в «Королевском зерцале», в «Описании Земли II» (географическом сочинении середины – второй половины XIV в.), в переводной «Саге о Тристраме» (ок. 1226 г., рукопись XVII в.). По начальным словам «Саги об Инглингах» все сочинение Снорри было названо в 1697 г. его первым издателем Ю. Перингшёльдом «Heimskringla» – «Круг земной». Впрочем, как указывает И. Г. Иёргенсен, словосочетание Kringla heimsins применительно к труду Снорри первым употребил Оле Ворм в 1633 г. в предисловии к изданию перевода Педера Клауссёна Фрииса (1599 г.): «Автором другой разновидности [королевских саг], прозываемой Kringla heimsins по двум первым словам в книге, считается Снорри Стурлусон, который некогда был законоговорителем в Исландии» (Jorgensen 2007. S. 12–13).

2 «Ученая праистория» (термин А. Хойслера – Heusler 1908) в «Саге об Инглингах» и в Прологе «Младшей Эдды» Снорри Стурлусона (1222–1225 гг.) открывается описанием «карты мира», построенным по принципу Т-0 карт. География Снорри находится под сильным влиянием современного ему энциклопедического знания (Klingenberg 1994). Земля, являющая собой плоскость, окружена, по христианской картине мира, океаном (Oceanus или таге Осеапит). См. в первой части «Младшей Эдды» – «Видение Гюльви», – построенной в виде беседы конунга Гюльви, скрывающегося под именем Ганглери, с тремя асами (об асах см. комм. 21): на вопрос Ганглери о том, «как же была устроена земля», один из асов, Высокий, отвечает: «Она снаружи округлая, а кругом нее лежит глубокий океан» (Младшая Эдда. С. 11). Латинское название, противопоставленное в качестве книжного местному, сохранилось в древнеисландском трактате «О рае» (вторая половина – конец XIII в., рукопись первой половины XIV в.): «…umsio, er ath bokmali heitir Oceanus» – «…мировое море, которое на книжном языке называется Океаном» (Мельникова 1986. С. 127, 128). Древнеисландских названий мирового океана два: umsj?r и ?tsj?r (?tsj?r, ?tsoer); смысловое различие образующих их приставок (ит– «вокруг» и ?t-«снаружи, вне») приводит к некоторой разнице оттенков значения. В. Бэтке переводит их соответственно как «окружающее землю море, океан» и «омывающий землю океан» (WAP. S. 676, 688). Снорри использует в «Круге земном» второе из них – ?tsj?r.

3Нёрвасунд (N?rvasund) – Гибралтарский пролив (WAP. S. 452). Р. Клизби и Гудбрандур Вигфуссон принимают чтение рукописи «Codex Frisianus» (niorva-) и переводят гидроним как «узкий пролив (?)», но считают его производным от мифологического имени собственного Nj?rvi (IED. Р. 456). В «Саге о Магнусе Голоногом» (по «Кругу земному») читаем: «Люди говорят, что Скофти был первым из норвежцев, проплывшим через пролив Нёрвасунд, и об этом их походе разнеслась слава» (КЗ. С. 477). Скофти Эгмундарсон жил при короле Магнусе Голоногом, годы правления которого – 1093 (1094)-1103, так что первое плавание норвежцев через Гибралтарский пролив было осуществлено, согласно саге, на рубеже XI–XII вв. Однако целый ряд источников указывает на присутствие норвежских викингов в Средиземноморье уже во второй половине IX в. (см.: Brondsted 1965. S. 55–63).

4Йорсалаланд (J?rsalaland) – производное от сущ. ми. ч. J?rsalir, означающего «Иерусалим» (IED. Р. 326–327). Как и топонимы J?rsalaheimr и J?rsalar?ki, используется для обозначения Палестины (WAP. S. 315). Море, тянущееся от Нёрвасунда до Йорсалаланда, – Средиземное море. Древнеисландские наименования его – Mi?-jar?ar-haf (IED. Р. 427), Mi?-jar?ar-sj?r (Ibidem; WAP. S. 418).

5Свартахав (Svartahaf) – Черное море (от svartr «черный» и haf «море»). Отталкиваясь не от скандинавского материала, а от карты ал-Идриси 1154 г., и, вероятно, учитывая сообщение Снорри (ниже в тексте саги), что в это море впадает Танаис (Дон), О. Прицак утверждает, что Свартахав выступает обозначением не только Черного, но и Азовского моря (Pritsak 1981. Р. 245).

6 Черное море в качестве границы между Европой и Азией (см. об этой границе комм. 20) не названо ни в одном другом древнеисландском сочинении.

7 В «Саге об Инглингах», в Прологе «Младшей Эдды», равно как и в зачинах географических сочинений (тексты см. в кн.: Мельникова 1986), Земля предстает в виде плоскости, окруженной Океаном и разделенной на три части. В Прологе «Младшей Эдды» Снорри называет все три части света (heims?ri?jungar) – Азию, Европу и Африку: «Весь мир разделялся на три части. Часть, которая лежит на юге, простираясь к западу и к Средиземному морю, зовется Африкой. […] Другая часть лежит на западе и тянется к северу и к океану, она зовется Европой или Эней. […] С севера на восток и до самого юга тянется часть, называемая Азией» (С. 11). В «Саге об Инглингах» Снорри не придерживается до конца традиции, разделяющей мир на три части, и называет лишь две из них: восточную – Азию и западную – Европу. Таким образом, в «Младшей Эдде» и географических трактатах Европа занимает северо-западную часть земного круга, а в «Саге об Инглингах» – всю западную.

Для христианской географии раннего средневековья деление всей известной в то время суши на три части (возникшее в древнеионийской науке и отразившееся затем в трудах римских географов) являлось не только развитием античного взгляда, но и иллюстрацией библейского учения, гласящего, что после потопа вся земля была разделена между тремя сыновьями Ноя (см.: Simek 1996. Р. 39–48). В древнеисландском трактате «О заселении земли сыновьями Ноя» говорится: «Потом Ной разделил мир на три части между своими сыновьями и дал названия каждой части в мире, которая до того не имела имени. Он назвал одну часть мира Азией, другую – Африкой, а третью – Европой» (Мельникова 1986. С. 135). Трехчленное деление ойкумены стало традиционным в латиноязычной средневековой космографии Европы. Ср. географические введения к ряду средневековых хроник: «Истории против язычников» Павла Орозия, V в. (Oros. I, 2); «Истории бриттов» Ненния, конец VIII в. (Nen. Hist. Brit. Р. 160 ff.); «Хронике» Оттона Фрейзингенского, XII в. (Ott. Fris. Chron. I, 1). В тех случаях, когда скандинавский автор основывал «ученое» вступление к своему труду на этой традиции, появлялась трехчленность земного круга.

«Вводная география» (термин Л. Б. Мортенсена: Mortensen 2006) в «Саге об Инглингах» Снорри Стурлусона – место действия переселенческой легенды (см. комм. 9): речь в ней идет об асах (см. комм. 21), которых Снорри по созвучию соединяет с Азией (асы для него люди из Азии), а потому в географическом введении он объясняет, что такое Азия, а также и другие трети земного круга. В начальных главах «Саги об Инглингах» географическое описание пространнее и включает в себя большое количество реальных топонимов, поскольку, в отличие от «Младшей Эдды», дальше на этом географическом фоне будут действовать не боги, а реальные люди (см.: Jakobsen 1988. S. 10–11). Ничего удивительного в том, что Африка оказалась «забытой» в «Саге об Инглингах», нет – ведь она не важна в этом контексте: движение асов происходит из Азии в Европу, на скандинавский Север. Впрочем, Снорри упоминает здесь же «Великий Блаланд» (Эфиопию или Северо-Западную Африку – см. ниже по тексту и комм. 11), сравнивая его с «Великой Свитьод» и даже отмечая невозможность жизни в южной части Блаланда из-за солнечного зноя.

X. Клингенберг полагает, что при написании «Саги об Инглингах» Снорри имел – либо непосредственно перед глазами, либо перед мысленным взором – более замысловатую карту мира (тарра mund?), чем при создании Пролога «Младшей Эдды», на что указывает целый ряд признаков в тексте саги: (а) замечание о том, что круг земной «сильно изрезан заливами»; (Ь) модифицированная Т-0 схема orbis tripartitus, в которой Т приближается к Y, а Черное море имеет северо-восточную протяженность; (с) более детально описанная граница между Европой и Азией – река Танаис, берущая начало на крайнем севере в Рифейских горах (см. ниже по тексту и комм. 16 и 17), Черное море, Средиземное море, Гибралтарский пролив; (d) четко очерченная область к западу и востоку от Танаиса между Черным морем и горами на крайнем севере – Великая или Холодная Свитьод (см. комм. 9); (e) сравнение размеров Великой Свитьод, Великого Серкланда (см. комм. 10) и Великого Блаланда (см. комм. 11) в пределах трехчастного населенного мира (Klingenberg 1994).

8 Топоним Энея (Епеа), видимо, образован от имени легендарного родоначальника Рима и римлян, одного из главных защитников Трои во время Троянской войны, Энея, которому посвящена «Энеида» Вергилия. Та же пара топонимов – в сочетании «Европа, или Энея» – встречается в «Младшей Эдде» Снорри Стурлусона (С. 11), но нигде больше, ни в исландских, ни в иностранных источниках, нет такого наименования Европы. А. Хойслер высказывает удивление по тому поводу, что, хотя речь в «Саге об Инглингах» и в Прологе «Младшей Эдды» не идет об Энее (герое) и троянском времени вообще, Снорри выводит из его имени название целой земной трети (при том, что даже в Италии ничто не названо его именем). По мнению Хойслера, здесь может крыться какая-то ошибка (Heusler 1908. S. 51). Бьярни Адальбьярнарсон, однако, полагает, что Европа в представлении Снорри, действительно, носит имя Энея, поскольку к нему возводили свой род европейские народы, римляне и бритты (?F. XXVI. 9, not 7). Небезынтересно в этой связи наблюдение М. Клунис Росс (Clunies Ross 1978), что Снорри Стурлусон был знаком с некоторыми сюжетами из «Энеиды» через посредство сочинения кельтского историка XII в. Гальфрида Монмутского «История бриттов» («Historia Regum Britanniae»). Действительно, следы «Энеиды» в Исландии обнаружить нелегко (см.: Mageroy 1998; Wiirth 1998. S. 38, 48, 56, 59, 71, 82; Andersson 2001. P. 282–283), однако, если «Саги о бриттах», включающие в себя пересказ «Энеиды», справедливо приписываются перу монаха Гуннлауга, то небезосновательным оказывается предположение, что в интеллектуальных кругах бенедиктинского Тингейрарского монастыря (первого монастыря в Исландии, основанного в 1133 г.) в конце XII в. (когда писал Гуннлауг, а также Одд Сноррасон) Вергилия знали (Andersson 2003. Р. 15).

X. Клингенберг (Klingenberg 1992) усматривает в использовании имени Энея интертекстуальную отсылку к «Энеиде» Вергилия – сочинению, которым восторгались на протяжении всех средних веков, которое широко читалось и использовалось в преподавании в средневековых школах. При этом он склонен считать, что нет необходимости любую цитату в труде Снорри объяснять его собственной эрудицией и что не стоит забывать о его интеллектуальном окружении, одним из ярких представителей какового был приор исландского монастыря Стюрмир Карасон Мудрый (inn fr??i), некоторое время исполнявший обязанности секретаря Снорри в Рейкхолте. Слова Европа, или Энея из «Младшей Эдды» Клингенберг считает ключевыми для «ученой праистории» Снорри, начинающейся с Трои, Приама и целого ряда эпизодов, в которых Троянско-Фракийский Тор явно превосходит Энея.

9Свитьод Великая, или Холодная (Sv??j?? in mikla e?a in kalda)) встречается в контексте излагаемой в начальных главах «Саги об Инглингах» эвгемеристической легенды о заселении Скандинавии выходцами из Азии, согласно которой предками шведских и норвежских конунгов оказываются языческие боги во главе с предводителем асов – Одином. Как следует из дальнейшего изложения Снорри (гл. 2 и 5), Великая Свитьод расположена одновременно в Европе и в Азии, так как через нее протекает Танаис, разделяющий Европу и Азию (см. комм. 17). Она включает в себя лежащую в Азии землю асов (см. комм. 21 и 40) с главным городом – Асгардом (см. комм. 23). Из Асаланда, а значит, из Великой Свитьод, отправляется Один на север и поселяется в конечном итоге в Старой Сигтуне. Снорри так строит свое повествование (гл. 9), будто скандинавская Свитьод (= Свеаланд, см. комм. 37) получает имя от Великой Свитьод (см. также комм. 38). Авторство этого ученого имени, да и всей легенды в целом, принадлежит не Снорри. Создателем переселенческой легенды А. Хойслер (Heusler 1908) считает основоположника исландской историографии Ари Мудрого (1067/68-1148 гг.), в чьей «Книге об исландцах» (1122–1132 гг.) свей приобретают азиатскую прародину (см. комм. 21 и 30). Самое же раннее упоминание Великой Свитьод в исландских источниках находим в «Саге о Скьёльдунгах» (см. Прилож. III), записанной не позднее 1220 г. (подробнее см. Джаксон 1991. С. 112–116). Вероятно, компонент Великая в этом сложном топониме можно понимать вслед за А. Соловьевым как «украшающий эпитет» (Соловьев 1947. С. 25–26). Второй эпитет – Холодная – можно связать, видимо, с тем, что «северная часть Свитьод не заселена из-за мороза и холода» (см. ниже в тексте саги и комм. 13). Трудно согласиться с утверждением О. Прицака, будто 1-я и 5-я главы «Саги об Инглингах» дают достаточно информации, чтобы понимать под Великой Свитьод «конкретную, поддающуюся локализации географическую территорию» (Pritsak 1981. Р. 244), поскольку его отнесение Великой Свитьод к «бассейну средней Волги и Оки» (Ibidem. Р. 245) основано на ложном толковании следующего текста саги: «Большой горный хребет тянется с северо-востока на юго-запад. Он отделяет Великую Свитьод от других стран» (см. ниже по тексту и комм. 29).

10Великий Серкланд (Serkland it mikla) обычно понимается как «Земля сарацин» – обозначение некоторых областей в Северной Африке и Передней Азии (WAP. S. 57; IED. Р. 523; Metzenthin 1941. S. 94–95). Е. А. Мельникова показала первоначальное приурочение топонима к областям Северного Прикаспия (Мельникова 1986. С. 90), при том что «уже к середине XII в. Серкланд твердо и достаточно последовательно помещается в Африке авторами самых различных произведений, хотя его точная локализация и вызывает у них затруднения» (Мельникова 19776. С. 207). Снорри Стурлусон отождествляет Серкланд с Африкой: «Пошел он (Харальд Суровый Правитель. – Т. Д.) тогда со своим войском на запад в Африку, которую вэринги называют Серкландом» (?F. XXVIII. 74). Похоже, что эпитет Великий прибавлен в данном контексте к топонимам Серкланд и Блаланд (см. ниже в тексте саги и комм. 11) для того, чтобы образовать названия, однотипные с Великой Свитьод, создать для нее своего рода топонимический ряд и тем самым еще более «заземлить» легендарное обиталище богов (см. комм. 9). Любопытно, что Великий Серкланд появляется в написанном не ранее середины XIII в. географическом трактате «Описание Земли II» рядом с Великой Свитьод в перечне областей Африки («Африкой называется другая треть земли: в этой части находится Серкланд Великий, Скифия, то есть ныне – Великая Свитьод, Пентаполис, Триполис…» – Мельникова 1986. С. 88, 86). Е. А. Мельникова полагает, что здесь «сказалось объединение различных и разновременных традиций», так что составитель трактата, «переместив Серкланд в Африку, механически перенес сюда и пограничную с ним Скифию» (Там же. С. 90). Мне представляется, что наличие эпитета Великий при топониме Серкланд и соединение двух названных топонимов в тексте «Описания Земли II» не случайно: начальные слова этого сочинения («В начале этой маленькой книжки анналов мы должны немного написать о земном круге (<afheimskringlunni)» – Там же. С. 87, 86) наводят на мысль о знакомстве его автора с «Кругом земным» Снорри Стурлусона (см. комм. 1 и начальные слова «Саги об Инглингах»).

iiВеликий Блаланд (Bl?land it mikla) используется для обозначения Эфиопии или различных частей Африки (WAP. S. 56; IED. Р. 67; Metzenthin 1941. S. 11–12; ONP. Vol. 2. Col. 407–408). Блаланд – буквально: «Черная земля». Великий Блаланд – искусственное образование Снорри Стурлусона, имеющее целью поставить этот топоним в один ряд с Великой Свитьод (см. комм. 100).

12 Т. е. Великой Свитьод.

13 В данном сообщении Снорри содержатся отголоски учения о широтной климатической и природной зональности, зародившегося в древней Греции и известного в средние века в форме схемы Макробия (см: Дитмар, Чернова 1967). Смысл учения сводится к тому, что выделяются пять зон, из которых три не пригодны для существования человека: это два холодных необитаемых полюса и жаркий необитаемый пояс, ограниченный тропиками. Соответственно, в представлении Снорри, Великая Свитьод так далеко простирается к северу от Черного моря, что выходит за северный полярный круг.

14 Т. е. Великой Свитьод.

15 Описание Великой Свитьод в этой части напоминает содержащееся в трактате «Какие земли лежат в мире» (вторая половина XIII – начало XIV в.) описание Индиаланда: «И есть там труднодоступные места, куда преграждают путь большие драконы и звери (drekar storer ос dyr), которые называются грифонами. И там обитает 12 народов (?io?er), и все они велики и опасны для человека. […] Там 44 больших округа (stor hero?)» (Мельникова 1986. С. 63, 60–61). В сообщении об опасных животных и удивительных народах отразились как античные представления, так и средневековая легенда о народах Гог и Магог (Там же. С. 66–67). Вместе с тем связь названного трактата с «Сагой об Инглингах» (особенно в выделенных мною частях) очевидна. Откуда проистекает эта связь, сказать, однако, трудно.

16 Согласно древнеионийской легендарной традиции, на дальнем севере, выше крайних пределов Скифии, лежат Рипейские горы, с которых берут начало многочисленные и большие реки (см.: Ельницкий 1961. С. 108).

17Танаис (Tanais) – древнее название Дона. Река у Снорри стекает с гор, лежащих на севере за пределами всех населенных мест, т. е., можно думать, с Рипейских гор (см. комм. 16), протекает через Свитьод (= Великую Свитьод) и впадает в Свартахав (Черное море), что не противоречит античному представлению, унаследованному средневековой географией. Г. Сторм справедливо подметил, что под «правильным названием» Снорри, скорее всего, имел в виду «латинское наименование» этой реки (Storm 1873. S. 105).

18Танаквисл (Tanakv?sl) и Ванаквисл (Vanakv?sl). Последнее означает «Устье ванов» (уапа – род. падеж мн. ч. от сущ. vanr, обычно употребляемого в форме мн. ч. vanir «ваны»; kv?sl «устье». См.: IED. Р. 365, 678). Ваны – группа богов плодородия в скандинавской мифологии (см.: Мелетинский 19806). Снорри строит свое изложение так, что из него можно заключить, будто путем следующего (невозможного в принципе) фонетического перехода латинское наименование Дона – Tanais – произошло от «Устья ванов»: Vanakv?sl > Tanakv?sl > Tanais, а значит, устье Дона издревле было местом обитания ванов (ср. ниже в тексте саги и комм. 19). По О. Прицаку, топоним выступает обозначением территории, по которой протекают Дон, его главный приток Северский Донец и пять притоков этого последнего (Pritsak 1981. Р. 245), однако из текста саги это никак не следует.

19Ваналанд (Vanaland) – «Земля ванов» и Ванахейм (Vanaheimr) – «Жилище, обиталище, мир ванов». Если land этимологически и семантически является географическим термином (см.: Krag 1971. S. 347–348), то heimr выступает отчасти в мифологическом смысле, поскольку каждый heimr населен каким-либо одним видом обитателей, будь то боги, люди или великаны (см.: IED. Р. 251). Определить место земного обитания ванов понадобилось Снорри, поскольку, наряду с переселенческой легендой, он излагает и миф о войне асов и ванов (войне, приводящей к консолидации общины богов), но асы, противники ванов в этой войне, согласно легенде о заселении Скандинавии, являются выходцами из Азии (см. комм. 9 и 21).

20 Танаис в качестве границы между Европой и Азией называется также в сочинении «Великие реки» и в норвежском переводе Библии (Мельникова 1986. С. 152, 153; см.: Дитмар 1958).

21Асаланд (?saland) – «Земля асов». Асы – основная группа богов в скандинавской мифологии, возглавляемая Одином (см. комм. 25). Асы противопоставляются ванам (см. комм. 18 и 19), но после войны асов и ванов ассимилируют этих последних (см.: Мелетинский 1980а). В рукописи «Codex Frisianus» вместо Asaland читаем Asialand. Видимо, писец усмотрел в этом топониме связь с «Азией», каковая, согласно Снорри, действительно, имеет место. Связь эта наметилась еще в сочинении Ари Мудрого, автора скандинавской переселенческой легенды (см. комм. 9). Выбор Азии А. Хойслер (Heusler 1908. S. 39) объясняет знакомством Ари с хроникой Фредегара «О деяниях франков» (перв. пол. VII в.), согласно которой выходцы из Трои, прежде чем попасть на Дунай, пересекают Азию. Ари, по мнению Хойслера, мог отождествить понятия ?ss и Asia и сделать из этого соответствующие выводы. Так, Ингви стал у Ари «конунгом тюрков» (см. комм. 30). У Снорри отождествление «асов» и «Азии» более конкретно: «[Земля] в Азии к востоку от Танаквисла звалась Асаландом, или Асахеймом». Впрочем генетической связи между «асами» и «Азией» нет. «Этимология слова «Асы» восходит, по-видимому, к мифологическим представлениям о каких-то духах или душах в теле (особенно в момент беспамятства и смерти) и о душах умерших» (Мелетинский 1980а. С. 120). Кроме «Саги об Инглингах», о происхождении асов из Азии рассказывает написанная Снорри Стурлусоном несколько раньше «Круга земного» «Младшая Эдда» (подробнее см. комм. 30).

22Асахейм (?saheimr) – «Жилище, обиталище, мир асов». Пара топонимов «Асаланд, или Асахейм» повторяет структурно пару «Ваналанд, или Ванахейм» (см. выше в тексте саги и комм. 19).

23Асгард (?sgar?r). Название «главного города» Асаланда входит, как указывают Р. Клизби и Гудбрандур Вигфуссон, в узкую группу топонимов мифического содержания, образованных при помощи корня gar?-, означающего здесь «крепость, твердыню, цитадель»: ?sgar?r – Асгард, место обитания богов, Mi?gar?r – «срединный мир», мир людей, Utgar?r – внешний мир, где живут великаны (IED. Р. 192; ср.: Мельникова 1977а. С. 199, примеч. 2). А. Я. Гуревич подчеркивает, что «схема мироустройства, рисовавшаяся сознанию германцев, представляет собой контраст обжитого и культурно организованного, огороженного пространства и окружающего его хаоса. Мир людей мыслится как жилище, дом, усадьба (heimr). Это «срединный двор» (mi?gar?r), и таков же, собственно, и мир асов (языческих богов скандинавов) – ?sgar?r. Этот «Срединный двор» со всех сторон обступает «мир за оградой» (?tgar?r), обиталище великанов и иных демонических сил» (Гуревич 1994. С. 148; ср.: Гуревич 1984. С. 60–61; Hastrup 1985. Р. 60, 147–151, 239). Если в mi?gar?r и ?tgar?r значение корня gar?- приближается в какой-то степени к значению корня heim- в топонимах, связанных с мифологическими представлениями древних скандинавов (типа Asaheimr, Vanaheimr – см. комм. 19), то в топониме Asgar?r можно увидеть и традиционную модель для обозначения городов Восточной Европы. Во-первых, только один Asgar?r из трех указанных топонимов является названием города. Во-вторых, модель X-gar?r относится к городам, лежащим далеко на востоке по отношению к Скандинавии, а потому по ней могло быть образовано и название еще более восточного города (лежащего в Азии, по «Саге об Инглингах», либо отождествляемого с Троей, а значит, находящегося в Малой Азии, по «Младшей Эдде»). В-третьих, по модели X-gar?r построены названия весьма крупных городов: Новгорода (H?lmgar?r) и Киева (Koenugar?r) – столиц Северной и Южной Руси, а также Константинополя (Miklagar?r) – столицы Византии. Вполне вероятно, что название «главного города» (h?fu?borg) Асаланда в «ученой праистории» тоже могло быть создано по этому образцу. «Противоречивость локализации Асгарда, который, согласно Снорри, оказывается то в районе Дона (Танаиса) или в середине мира, то на небе, отражает не только присущую мифологии географическую неопределенность, но также и результат столкновения двух религий с присущими им очень разными пространственными представлениями. Не следует забывать, что древнескандинавская мифология сохранилась лишь в записях, произведенных в XIII веке. Влияние христианства в этих записях несомненно, хотя можно спорить о том, в какой мере оно деформировало языческие верования скандинавов» (Гуревич 1984. С. 63–64).

24Хёвдинг (h?f?ingi) – 1) глава, предводитель, 2) властитель, могущественный человек (WAP. S. 295; IED. Р. 306). Термин «хёвдинг» использовался для обозначения представителей старой (родовой) знати – военных предводителей, возглавлявших ополчение своих фюльков (см.: История Норвегии. С. 94–95).

25Один (да. Wodan, двн. Wodan; в дисл. начальное w отпадает, откуда ??inn) – верховное божество древнескандинавского пантеона богов, предводитель асов. В «Видении Гюльви» («Младшая Эдда») об Одине говорится так: «Один знатнее и старше всех асов, он вершит всем в мире, и как ни могущественны другие боги, все они ему служат, как дети отцу» (С. 39). Один – источник мудрости, магии и пророчеств, добытчик священного меда поэзии и рун, основатель рода шведских и норвежских конунгов, покровитель битвы и победы (см.: Мелетинский, Гуревич 1980). В изложении Снорри, однако, Один представлен как правитель земной страны (Асаланда в Азии – в «Саге об Инглингах», см. комм. 21; Тюркланда – в Прологе «Младшей Эдды», см. комм. 30). Ср. отголоски этого в «Саге о Боси и Херрауде» – саге о древних временах, созданной в XIV в.: Один в ней – «конунг в Свитьод», который «вышел из Азии и от которого произошли самые знаменитые королевские роды здесь в Северных странах» (Fomaldars?gur. 1954. В. III. Bis. 283). В «Третьем грамматическом трактате» середины XIII в. к тому же снижен его социальный статус: в попытке представить исландско-норвежскую поэзию как часть классической литературы Греции и Рима автор трактата Олав Тордарсон (племянник Снорри Стурлусона) сообщает, что поэтический размер принесли в Северную часть мира «Один и другие люди из Азии» (TGT 1927. S. 39). Т. Уиллс усматривает здесь безусловное влияние переселенческой легенды, как она представлена у Снорри (Wills 2006. Р. 1054).

Небезынтересно наблюдение В. Бэтке (Baetke 1973. S. 216–224), что скандинавский эвгемеризм, составляющий часть ученой праистории, не имеет никакого отношения ни к религии, ни к мифологии; он и не является эвгемеризмом в полном смысле этого слова (об эвгемеризме см.: von See 1986; Weber 1994), поскольку не боги в данном случае очеловечиваются, а, напротив, реальные люди (конунги) возводятся к богам (ср.: Beck 2000). Может быть, дело здесь в том, что для христиан XIII в. «Один и другие асы уже не боги или, лучше сказать, не истинные боги», хотя языческая мифология и находит «живой отклик в общественном сознании» (Гуревич 1972. С. 75). И. П. Шёдт полагает, что развитию социума от его зарождения сопутствует процесс дифференциации. В языческой картине мира, по его мнению, боги не превосходили людей в той мере, в какой их превосходит христианский Бог, а все научные трактовки эвгемеризма невольно подвержены влиянию христианства – религии, в которой разница между Богом и людьми чрезвычайно важна. В свете этого умозаключения в известной мере теряет смысл затяжная дискуссия о сакральности королевской власти (Schjodt 2009).

Совершенно иначе смотрит на этот предмет Дж. Линдоу: он полагает, что Снорри изображает Одина не как языческого бога, а как некоего вождя, жившего за много веков до Снорри, владевшего магическими навыками, особенно теми, которые ассоциировались у его аудитории с известным в Норвегии и отразившимся, в частности в анонимной «Истории Норвегии», саамским шаманизмом. Эвгемеризм Снорри заключается, по Линдоу, в том, что тот представлял себе доисторический мир как мир, в котором не было шаманизма, а потому последователи Одина воспринимали его как божество, что и привело к возникновению скандинавского язычества (Lindow 2003).

26 Ср. в «Видении Гюльви»: «Тогда спросил Ганглери: «В каких же асов следует верить людям?» Высокий отвечает: «Есть двенадцать божественных асов»» (Младшая Эдда. С. 39).

27Дии (diar, ми. ч.) – слово кельтского происхождения (от dia «бог»). Сохранилось только в висе скальда Кормака и в «Саге об Инглингах». Снорри приводит вису Кормака в «Младшей Эдде», где толкует термин как наименование богов (С. 162). В «Саге об Инглингах» того же Снорри Стурлусона дии, однако, выступают в качестве обозначения языческих жрецов. Р. Клизби и Гудбрандур Вигфуссон считают более верным толкование «Саги об Инглингах», где дии, возможно, аналогичны исландским годи (godi «жрец», от god «бог») (IED. Р. 100).

28Дроттин (dr?ttinn). Древнеисландское слово полисемантично. Оно выступает в значении «хозяин, владелец», оно представляет собой древнее наименование конунга (см. комм. 43), оно является обозначением языческого жреца (как в настоящем случае) и христианского бога (IED. Р. 107).

29 И. А. Мунк полагал, что речь здесь идет об Урале (Munch 1874. S. 223–224), но большинство исследователей склонно видеть за этим описанием Кавказские горы (Storm 1873. S. 7; Heusler 1908. S. 53–54; Bjami A?albjarnarson – in: ?F. XXVI. 14, not 1; Hollander 1964. P. 8, eh. 5, note 1). Кавказские горы имеют направление с северо-запада на юго-восток, однако в ряде средневековых памятников указывается то же направление, что и у Снорри, – «с северо-востока на юго-запад». Ошибочное прочтение текста дает основание О. Прицаку (Pritsak 1981. Р. 245) говорить о том, что данный горный хребет состоит из двух частей – Приволжской возвышенности, протянувшейся с севера на восток (running north-east), и Среднерусской возвышенности, протянувшейся с юга на запад (running south-west).

30Тюркланд (Tyrkland) – «Земля тюрков». Топоним обозначает Малую Азию и близлежащие земли (Metzenthin 1941. S. 110–111). Кроме того, Тюркланд и тюрки занимают не последнее место в ученой легенде о заселении скандинавского Севера выходцами из Азии (как полагает X. Бек, на основе реального знания – через византийское посредство – о тюркском владычестве в Азии: Beck 1994). Для авторов саг конца XII – начала XIII в. одним из немногих реально существовавших источников по древнейшей скандинавской истории были генеалогические хвалебные песни IX–X вв., из которых следовало, что боги были древнескандинавскими конунгами. (Так, «Перечень Инглингов» называет 30 предков норвежского конунга Рёгнвальда Достославного вплоть до бога Фрейра; «Перечень Халейгов» – 27 предков хладирского ярла Хакона Могучего вплоть до бога Одина.) На долю «историографов» XII–XIII вв. «выпала задача» написать «ученую праисторию», т. е. найти доскандинавскую родину богов, сочинить своего рода переселенческую легенду по западноевропейскому образцу и подать тем самым свою историю как часть мировой истории. Вслед за Ари Мудрым (см. комм. 9 и 21), «сделавшим» Ингви «конунгом тюрков» («I. Yngvi Tyrkjakonungr. II. Njpr?r Sv?akonungr. III. Freyr…» – Islendingab?k. Bls. 27; cm.: Beck 1994), Снорри Стурлусон в Прологе «Младшей Эдды» называет прародиной богов именно Тюркланд: «Вблизи середины земли был построен град, снискавший величайшую славу. Он назывался тогда Троя, а теперь Страна Турков (Tyrkland)… Одину и жене его было пророчество, и оно открыло ему, что его имя превознесут в северной части света и будут чтить превыше имен всех конунгов. Поэтому он вознамерился отправиться в путь, оставив Страну Турков (Tyrkland)» (Младшая Эдда. С. 12, 13). Троя, с которой отождествляется Тюркланд, могла быть известна исландским писателям из франкских, саксонских, норманнских источников, а с начала XIII в. – и из исландской «Саги о троянцах», представлявшей собой прозаическое переложение утраченного ныне сочинения – широко известного в средневековой Европе латинского перевода (V или IV в. н. э.) греческого сочинения «De excidio Troiae historia» («Повести о гибели Трои», возможно, I в. и. э.), приписываемого Дарету Фригийскому. Однако в другой части «Младшей Эдды» – в «Видении Гюльви», где излагаются собственно скандинавские мифологические представления об устройстве мира, Троя соотносится уже не с Тюркландом, а с Асгардом: «Вслед за тем они (Один и его братья. – Т. Д.) построили себе град в середине мира и назвали его Асгард, а мы называем его Троя» (Там же. С. 26). В следующем сочинении Снорри (в «Круге земном», и в частности, в «Саге об Инглингах») сам Асгард и становится отправной точкой в путешествии Одина (см. гл. 2 и комм. 23), но и здесь есть отголоски начальной версии: «Там (в Тюркланде. – Т. Д.) у Одина были большие владения» (гл. 5), «Он (Свейгдир. – Т. Д.) побывал в Тюркланде и в Великой Свитьод и встретил там многих своих родичей» (гл. 12). А. Хойслер на основании несовпадения этих двух версий отказал Снорри Стурлусону в авторстве Пролога «Младшей Эдды», даже не предположив (как это сделал X. Клингенберг), что Снорри мог внести сознательные изменения в свою более позднюю работу («Сагу об Инглингах»), что его географические представления могли расшириться, что он мог сознательно добавить историзма в описание мифологической войны асов и ванов, которых он изобразил как реальных обитателей реального исторического пространства. Включение ванов в переселенческую легенду «Саги об Инглингах» имело, по мнению Клингенберга, существенные последствия: Один и его асы в результате оказались восточными соседями скифских ванов, проживавших на Ванаквисле-Доне (Klingenberg 1994).

31 А. Хойслер отмечает, что римляне появляются в двух франкских переселенческих легендах: в хронике Фредегара «О деяниях франков» и в «Liber Historiae Francorum». По первому впечатлению, источником данного замечания Снорри могла быть хроника Фредегара; но, продолжает Хойслер, Снорри Стурлусон не мог знать ее, так что, возможно, до него дошли какие-то отголоски версии «Liber Historiae Francorum» либо устные рассказы о древних римлянах (Heusler 1908. S. 52). Хойслер отрицает возможность заимствования этого сюжета из «Саги о римлянах» (Ibidem. S. 54), что, однако, вполне вероятно (Bjami A?albjarnarson // ?F. XXVI. 14, not 2), так как сага эта была переведена на исландский язык ок. 1200 г. (Schier 1970. S. 119). Бьярни Адальбьярнарсон отмечает, что, если исходить из хронологии «Перечня Инглингов», Один должен был править в Тюркланде (Малой Азии) где-то около 100 г. до и. э. (примерно за десять веков до Рёгнвальда Достославного), что соответствует тому времени, когда «римские хёвдинги… подчинили себе все народы». Эту точку зрения разделяет и Дж. Линдоу: он согласен, что данные хронологические расчеты соответствуют римской истории, как она была известна в Исландии из «Саги о римлянах» и «Всемирной саги». Более того, миграция асов из Азии в Швецию имела, по его мнению, параллель в миграции тысячелетием позже норвежцев из Норвегии в Исландию, опять же предпринятой – в соответствии с исландским культурным мифом – с целью избежать притеснений и возрастающих налогов: политика Харальда Прекрасноволосого не сильно отличалась от действий таких римских вождей, как Гией Помпей Великий, Марк Лициний Красе и Гай Юлий Цезарь, как она была известна в Исландии, да и во всей Западной Европе, во времена Снорри Стурлусона (Lindow 2003. Р. 97).

32Северная часть мира – Nor?rh?lfa. В этом термине находит отражение четырехчастное – по странам света – деление ойкумены. Источниками зафиксировано существование топонимов Austrh?lfa «Восточная часть», Vestr(h)?lfa «Западная часть», Su?r(h)?lfa «Южная часть» и Nor?r(h)?lfa «Северная часть» [Metzenthin 1941. S. 8–9, 76, 117; IED. Р. 35, 457, 603, 700]. Со странами света и членением по ним мира связаны также композиты на – vegr / vegir (vegar) «путь, дорога (в ед. и ми. ч.)» (Austrvegr, Vestrvegir, Su?rvegar, N?regr < *Nor?rvegr), на – Ignd «земли (ми. ч. от land «земля»)» (Austrlgnd, Vestrlgnd, Su?rlgnd и Nor?rlgnd), и на – r?ki «королевство, государство» (Austrr?ki и Su?rr?k?). См. подробнее: Джаксон 19946.

33 Время от времени в историографии предпринимались попытки доказать, что рассказ о переселении асов из Азии на скандинавский Север имеет под собой историческую основу. Одна из них была сделана Б. Салином в начале прошлого века (Salin 1904), но его идеи не были поддержаны другими исследователями (см., например: Lindow 1984), которые предпочли принять точку зрения Ж. Дюмезиля, согласно которой Снорри изначально помещает асов и ванов на побережье Черного моря и в устье Танаиса не на основании туманных воспоминаний о каком-то переселении, готском или каком-либо еще, и не на основании знания о большом торговом пути из Крыма в Скандинавию, а в силу звукового сходства слов ?ss и Asia (Dum?zil 1962. S. 26–27). Э. Фолке подчеркивает, что хотя та особенность искомой переселенческой легенды, что в ней боги выступают инициаторами переселения, и наводит на мысль, будто эта легенда содержит туманные воспоминания о какой-то реальной миграции, происходившей в доисторические времена, однако ощутимое в легенде воздействие на нее ученых континентальных традиций не позволяет рассматривать ее иначе, чем как очень необычную имитацию этих традиций (Faulkes 1984. Р. 123). Тем не менее в 2000 г. известный норвежский путешественник Тур Хейердал осуществил археологические раскопки в Азове, чтобы обосновать свое предположение, что Один был историческим конунгом, который мигрировал из района сегодняшнего Азова где-то в I в. до и. э. (Heyerdahl, Lilliestr?m 2001). Среди аргументов Хейердала присутствовал и такой, что обозначение скандинавского божества ?ss связано с корнем Os- в обозначении осетинцев (см. рецензию: Hovdhaugen, Keller, Mundal, Stalsberg, Steinsland 2002). Здесь стоит согласиться с А. Алемани (Alemany 2000) в том, что связь этнонима *as- и древнескандинавского ?ss весьма сомнительна, – скорее всего, их отождествление является результатом народно-этимологического построения Снорри Стурлусона. Более того, как следует из источников, ни у Великой Свитьод, ни у Асгарда никогда не было и не могло быть никакой постоянной локализации. Они представляют собой часть мифа, и все попытки локализовать Асгард (не говоря уже об основанной исключительно на звуковом совпадении «привязке» его к Азову, впервые упомянутому, согласно Максу Фасмеру, в XVII веке) обречены на полную неудачу. Попытку вновь обосновать «мотив северо-причерноморской прародины» скандинавов «памятью о миграциях на север некоторых восточногерманских племен после нашествия гуннов (возможно, какие-то части готов) и в ходе Великого переселения народов (Герулы)», а также тем, что он мог «актуализироваться в эпоху викингов многочисленными походами на Русь и в Византию», недавно предприняла Е. А. Мельникова (Мельникова 2008а). К сожалению, тезисность изложения не позволяет принять либо отвергнуть выводы исследовательницы. В то же время анализ древнескандинавских источников демонстрирует, что, несмотря на то, что в них встречаются упоминания Скифии / Великой Свитьод, эти упоминания вряд ли можно назвать эхом какого-то античного знания. Напротив, они представляют собой лишь заимствования из трудов античных и раннесредневековых авторов – Августина (354–430 гг.), Григория Великого (ок. 540–604 гг.), Исидора Севильского (ок. 560–636 гг.), Гонория Августодунского (перв. пол. XII в.), Петра Коместора (ф 1178 или 1198 г.), Винсента из Бове (1190–1264 гг.), – с одной стороны, и плод интеллектуальных усилий ученых исландцев – с другой.

34Гардарики (Gar?ar?ki) – древнескандинавское обозначение Древней Руси (см. Этногеографический справочник). Движение «на запад в Гардарики» из Асгарда, лежащего в Асаланде к востоку от Танаиса, в полной мере не отвечает реальному, соответствующему показаниям компаса, направлению. Однако это указание может быть связано с излагаемым Снорри выше (см. гл. 1 «Саги об Инглингах» и комм. 7) представлением о разделении всей суши на трети, из которых Азия является восточной, а Европа – западной.

Необходимо подчеркнуть уникальность представлений средневекового исландца об окружающем его мире. Как следует из анализа саг, термины, обозначающие страны света, не были в Исландии однозначны: их семантическое наполнение зависело от того контекста, в котором они использовались. Выраженные ими направления движения могли как соответствовать, так и не соответствовать компасу (т. е. термины могли употребляться в «правильном», точнее «приблизительно правильном», и в «неправильном» значении). В картине мира средневекового исландца соединено несколько различных ориентационных принципов: прежде всего, «ближний» (proximate), эгоцентрический, строящийся по странам света, «правильный»; затем «дальний» (ultimate), социоцентрический, определяемый в терминах цели движения, «неправильный» (термины Э. Хаугена: Haugen 1957). Кроме того, древнескандинавские тексты отражают период перехода от «хорографической» (или «годологической») ориентации в географическом пространстве, с линейными, двумерными координатами «карты пути», к (пока еще ментальной) «карте-обозрению», к «картографической» ориентации, каковую отличает несвязанность с конкретно-чувственной системой отсчета и большая степень абстрагирования от местных ориентиров при рассмотрении земной поверхности (подробнее см.: Подосинов 1978; ср.: Джаксон, Подосинов 2000. С. 114). Хотя перечисленные способы ориентации являют собой последовательные ступени в развитии географического сознания, все они наличествуют в сагах, взаимопересекаются и переплетаются. Так, путешествие из Асгарда (в Азии) на запад в Гардарики (на Русь) и далее на юг в Саксланд (Саксонию) невозможно в рамках одной ориентационной системы, но вполне объяснимо с учетом того, что первая его часть описана, так сказать, «картографически», а вторая – по принципам «дальней» ориентации, согласно которым Дания, Саксония и прочие центральноевропейские земли лежат к югу от Норвегии (подробнее см.: Джаксон 19946; Джаксон 1997а; ср.: комм. 37 к § 7.2 в Главе 7; комм. 5 к мотиву 1 в Главе 11; комм. 11 в Прилож. XIV).

35Саксланд (Saksland) – «Земля саксов». Земля древних саксов, Саксония, располагалась между низовьями Рейна и Эльбы. Саксы очень усилились к концу I тысячелетия и. э. и распространились далеко на восток, потеснив другие германские племена (см.: Народы зарубежной Европы. Т. I. С. 747).

36Одинсей (??insey) – букв. «Остров Одина» – искаженное ??insv? – «Святилище Одина». Совр. г. Оденсе на о. Фюн (Дания).

37Свитьод, противопоставленная в тексте Снорри Великой Свитьод, – территория в районе оз. Меларен (на Скандинавском полуострове), место проживания свеев – одного из двух основных племенных образований древней Швеции. В «Круге земном» встречаются три топонима, образованные от этнонима sv?ar «свей». 1) Sv??j?? (от sv?ar и ?j?? «народ») – Свитьод – возник как название Средней Швеции – Свеаланда, в противоположность Ёталанду – «Земле ётов», а позднее стал использоваться для обозначения всего шведского государства, наряду с другими топонимами (WAP. S 629; IED. Р. 613). 2) Sv?aveldi (Р. п. от sv?ar + veldi «империя, держава») – Свиавельди – «Держава свеев», включающая в себя Свеаланд, Ёталанд и острова Эланд и Готланд. Считается, что подчинение Ёталанда свейским королям произошло при Олаве Шётконунге (ок. 995-1022). Топоним возник по той же модели, что и Dana-veldi (Дания), Noregs-veldi (Норвегия), Skota-veldi (Шотландия) (IED. Р. 612, 692). См. гл. 32 и 41 «Саги об Инглингах». 3) Sv?ar?ld (Р. п. от sv?ar + r?ki «государство, империя, область») – Свиарики – «Государство свеев». Топоним близок по значению к Sv?aveldi. Снорри в «Круге земном» использует его лишь один раз (см. гл. 32 «Саги об Инглингах»). Из Sv?ar?ki образовалось соврем, шв. Sverige «Швеция».

38Маннхейм (Mannheimr) – «Жилище, обиталище, мир людей». Годхейм (Go?heimr) – «Жилище, обиталище, мир богов». Топонимы составлены по тому же принципу, что и Vanaheimr и Asaheimr (см. комм. 19 и 21). Go?heimr встречается только у Снорри; Mannheimr до Снорри использовали скальды (Metzenthin 1941. S. 35, 68). Пара топонимов Маннхейм – Годхейм лишний раз подчеркивает зависимость Свитьод от Великой Свитьод (выше – см. комм. 9 – шла речь о том, что Снорри так строит свое повествование, будто скандинавская Свитьод, т. е. Свеаланд, получает имя от Великой Свитьод).

39 Здесь Снорри дает свое объяснение того, почему люди поклонялись Одину как хозяину воинского «рая». Ср. в «Младшей Эдде» (при перечислении имен Одина): «И еще зовут его Отцом Павших, ибо все, кто пал в бою, – его приемные сыновья. Им отвел он Вальгаллу и Вингольв, и зовут их эйнхериями» (Младшая Эдда. С. 39–40). Вальгалла (дисл. Valh?ll) – «Чертог убитых» – жилище павших в бою храбрых воинов эйнхериев, принадлежащее Одину. Вингольв (дисл. Ving?lf) – «Обитель блаженства» – еще одно название Вальгаллы, поскольку попавшие туда воины пируют, пьют неиссякаемое медовое молоко козы Хейдрун и едят неиссякающее мясо вепря Сэхримнира (см.: Мелетинский, Гуревич 1980. С. 212).

40 Из этого рассказа Снорри следует, что Асгард находится в Годхейме (Один «сказал, что отправится в Годхейм», и свей решили, «что он вернулся в древний Асгард»), но Асгард – это главный город Асаланда, находящегося в Азии к востоку от Тана-квисла (см. гл. 2 и комм. 23), а Годхейм – то же, что Великая Свитьод (см. гл. 8 и комм. 38). Следовательно, согласно Снорри, Асгард находится в Великой Свитьод, а Великая Свитьод частично совпадает с Асаландом либо включает его в себя.

41В восточной Свитьод – т. е. в Великой Свитьод. Аналогичное толкование см.: Finnur J?nsson 1934. S. 185; Ковалевский С. Д. (СВ. 1973. Т. 36. С. 260, примеч. к гл. 12).

42У Камня (At Steini) – название усадьбы в Великой Свитьод. Снорри использует этот топоним также для обозначения двух пунктов в Норвегии (?F. XXVI. 93; IF. XXVII. 76) и местности в Эйстланде (см. гл. 32 саги и комм. 53). Видимо, отталкиваясь от этого последнего использования топонима, X. Р. Эллис Дэвидсон заключает, что события, описанные в гл. 12 «Саги об Инглингах» (гибель Свейгдира внутри камня), тоже происходят в Эйстланде (Ellis Davidson 1976. Р. 20).

43Конунг (konungr) – «король». Древнеисландское слово – общее для всех германских языков, кроме готского (да. су nig, англ, king; двн. kuning, нем. K?nig; дшв. konunger, kununger, шв. kung, konung; ддатск. kunung, konung, датск., норв. konge; финск. kuningas), – является патронимическим производным от копг «человек благородного или знатного происхождения» (IED. Р. 350–351; Вое 1964). Согласно «Саге об Инглингах», «первым из своих родичей назван конунгом» был Дюггви, сын Домара, сына Домальди, «а до этого они назывались «дроттины», а жены их – «дроттнинги»» («en ??r v?ru ?eir dr?ttnar kalla?ir, en konur ?eira dr?ttningar» – IF. XXVI. 34). Снорри пришел к такому заключению, скорее всего, потому, что в используемой им поэме Тьодольва Дюггви назван konungmann, а Домальди – dr?ttinn Sv?a. У существительного dr?ttinn, действительно, выделяется значение «король» (см. комм. 28). Более того, во всех скандинавских языках королева обозначается словом того же корня: дисл., совр. исл. dr?ttning, шв. drotning, датск., норв. dronning.

44Аустрвег (Austrvegr) – «Восточный путь». См. Этногеографический справочник.

45Ярл (jarl) – первоначально: высший представитель рядовой знати; впоследствии – высший из вассалов конунга в округе-фюльке (см.: Гуревич 1957).

46 См. гл. 30 «Саги об Инглингах»: «Многие из них были морскими конунгами – у них были большие дружины, а владений не было. Только тот мог с полным правом называться морским конунгом, кто никогда не спал под закопченной крышей и никогда не пировал у очага» (?F. XXVI. 60; перевод М. И. Стеблин-Каменского: КЗ. С. 28).

47Ньярдей – соврем, о. Нэрёй (Noeroy) к западу от побережья Норвегии.

48 Слова Снорри («…воевал в Аустрвеге… повел свое войско в Свитьод…») демонстрируют, что термин Austrvegr мог использоваться и для обозначения Швеции.

49Ловунд – название искажено, и не ясно, что имел в виду Снорри (см.: Bjarni A?albjarnarson // ?F. XXVI. 392).

50 Из данного утверждения Снорри следует, что перед нами – не просто вооруженное нападение скандинавов, а двусторонние военные действия, и поход Ингвара на Эйстланд – ответная акция, т. е., как можно понять, эсты не были просто страдающей стороной, а занимались разбоем наравне со скандинавами и совершали заморские рейды.

51 Объяснение причин похода Ингвара на восток является избыточным по сравнению с той информацией, которая заключена в висе Тьодольва, цитируемой в данном фрагменте (см.: Finnur J?nsson 1934. S. 191). Ингвар, согласно Снорри, кладет конец борьбе с датскими викингами в Швеции, и с него начинается восточная экспансия упсальских королей. Заключение мира с датчанами, по мнению автора саги, дает Ингвару возможность вести военные действия за пределами Скандинавии (см.: Beyschlag 1950. S. 76). Относительно формы мн. ч. топонима Austrvegr – Austrvegir (Аустрвегир) «Восточные пути» – см. Этногеографический справочник.

52Эйстланд (Eistland) – «Земля эйстов». См. Этногеографический справочник.

53 Видимо, в результате ошибочного толкования им кеннинга lagar hjarta (см. комм. 62) Снорри обозначил место битвы Ингвара с эстами через распространенный в Скандинавии топоним at Steini «У Камня» (см. комм. 42). По мнению В. Окерлунда, такой эстонский топоним невозможен (?kerlund 1939. S. 105). К. Ф. Тиандер полагал, что в главах 12 и 32 «Саги об Инглингах» речь идет об одной и той же «местности» «в Эстляндии», называемой at Steini (что из текста саги вовсе не следует). Он усматривал связь между этим топонимом и прежним русским названием г. Ревеля – «Колывань», – произошедшим «из финского Kalevan», генетически связанного с финским «kallio = «скала, гора»» (Тиандер 1906. С. 23).

54Эйсты (eistr, в рукописи «J?fraskinna»: oestr) – эсты. См. Этногеографический справочник.

55 В рукописи «J?fraskinna» уточнение «с большим войском» отсутствует.

56 По хронологии Б. Нермана, Ингвар умер ок. 600 г. или в начале VII в. (Nerman 1914.

S. 11). Знает этого конунга и латиноязычная «История Норвегии» (см. Прилож. I).

57 Попытки отыскать могилу Ингвара положительных результатов не дали (см.: Nerman 1929. S. 13).

58Адальсюсла (A?als?sla). См. Этногеографический справочник.

59Тьодольв из Хвинира, по мнению большинства исследователей, – норвежский скальд второй половины IX в. Кроме «Перечня Инглингов», сохранилась принадлежащая ему щитовая драпа с неясным названием «Хаустлёнг» (см.: Стеблин-Каменский 19796. С. 116, 117, 133, 134). В историографии, однако, имеется весьма спорное мнение, что «Перечень Инглингов» несет на себе следы христианской эпохи (подробнее об этом см.: Введение к настоящей Главе). Согласно Финнуру Иоунссону, Снорри Стурлусон цитирует здесь 25-ю строфу «Перечня Инглингов» (Skj AI. 12).

60Сюсла (S?sla) – сокращение от древнескандинавского имени о. Сааремаа Эйсюсла (Еуs?sla) (см. Этногеографический справочник). Тем не менее, по словам саги, Ингвар погиб и похоронен в Адальсюсле. Скорее всего, Снорри неверно понял использованный скальдом топоним Сюсла (см.: Finnur J?nsson 1934. S. 191). Ошибку Снорри принял за истину ряд исследователей, в числе которых был сначала и Финнур Йоунссон (см.: SUGNL. 1893–1901. XXIII. В. IV. S. 18). В «Истории Эстонской ССР» местом смерти Ингвара названа Ляэнемаа (Т. I. С. 137), т. е. тоже Адальсюсла. Словосочетание род Сюслы (S?slu kind), использованное в скальдической строфе, вероятно, выступает обозначением жителей о. Сааремаа, т. е. эстов.

61Светлоликого – т. е. Ингвара. В «Истории Норвегии» (см. Прилож. I) Ингвар назван canutus («седовласый»). Э. О. Брим (Brim 1895) считал, что вместо формы Ij?sh?mum (от Ij?shamr «светлокожий, светлоликий») в тексте висы должна была стоять форма Ij?sh?rum (от Ij?shoer?r «светловолосый»).

62Сердце волн (lagar hjarta) – кеннинг для обозначения «камня» или «острова». Снорри, по-видимому, предпочел первое значение – «камень» – и обозначил место гибели Ингвара через распространенный в Скандинавии топоним at Steini «У Камня» (см. комм. 42 и 53), в то время как скальд имел в виду, очевидно, «остров», т. е. все ту же Эйсюслу (см.: Schiick 1910. S. 144; ?kerlund 1939. S. 105; Finnur J?nsson // SUGNL. 1893–1901. XXIII. В. IV. S. 19).

63Аустмар (Austmarr) – «Восточное море». См. Этногеографический справочник.

64Гюмир – морской великан; песнь Гюмира – шум моря. Древнеисландское имя G?mir соответствует греческому’ Океav?c; (см.: IED. Р. 222).

65 Мной выполнен прозаический перевод скальдической висы. Переводы, опубликованные О. А. Смирницкой в издании «Круга земного», интересны тем, что в них делается попытка (и весьма успешная), при сохранении содержащейся в висе фактической информации, передать исторически неповторимые черты оригинала. Здесь и далее в комментариях я буду приводить ее стихотворные переводы:

И, говорят,
Ингвар конунг
Жертвой стал
Мужей Сюслы,
Эстов рать
Рядом с камнем
Разбила в бою
Ясноликого.
И океан
Мертвого князя
Песней Гюмира
Услаждает.

(КЗ. С. 29)


66 Термин lausaf? в тексте Снорри обозначает движимое имущество, но не скот и не земли (IED. Р. 375).

67 Не ясно, стоят ли за двумя описанными сагой плаваниями в Эйстланд действительные события. Однако мы не можем отрицать самой вероятности плаваний скандинавов в Восточную Прибалтику в начале VII в., тем более что отдельные скандинавские находки на территории современной Латвии относятся уже к бронзовому веку (Граудонис 1967), а археологический материал западноэстонских островов Сааремаа (Эйсюслы вис и саг) и Муху свидетельствует о том, что во II–I тысячелетиях до и. э. островитяне имели торговые связи с населением Скандинавии (Кустин 1965. С. 14). Свидетельством того, что мореплавание было известно жителям Скандинавского полуострова с очень давних времен, может служить тот факт, что среди наскальных изображений, относящихся к неолиту, бронзовому и раннему железному веку, неоднократно встречаются рисунки ладей. Самая древняя из найденных ладей – корабль из Нидама – относится к рубежу III и IV вв. (Shetelig 1930). Скандинавская активность на Балтике во время, близкое к описываемому в саге, подтверждается находками скандинавских захоронений VI в. на о. Тютерсаари в Финском заливе и о. Риеккала в Ладожском озере в виду Сортавалы (см.: Kivikoski 1967. Р. 89–90).

68 Любопытна приводимая Снорри мотивировка похода Энунда, поскольку большей частью, согласно сагам, скандинавы отправляются в Аустрвег (по Восточному пути) грабить (at herja – ?F. XXVI. 54, 214; XXVIII. 83; ? herna? – ?F. XXVI. 134, 287; XXVII. 71. 82; ? v?king – ?F. XXVI. 213; Fask. 370) и добывать себе имущество (f? s?r jj?r – ?F. XXVI. 287; XXVII. 50). Подробнее см.: Джаксон 1981. Здесь перед нами – не викингское предприятие с целью наживы, а месть отца за сына.

69 Описания грабительских поездок викингов на восток строятся по некоторой стереотипной модели, которая, впрочем, не является просто литературным клише, а представляет собой отражение реальной ситуации. Согласно «Королевскому зерцалу» (конец XIII в.), плавания из Норвегии считались небезопасными с начала октября по начало апреля (KS. 36–37). Поэтому в сагах рассказывается, что конунг, ярл или сын конунга снаряжал свое войско по весне (at vari – IF. XXVI. 338; er vara?i – IF. XXVII. 9), отправлялся в плавание летом (ит sumarit – IF. XXVI. 213–214, 228; XXVII. 71. 83–84) и, если все проходило для него благополучно, осенью (ит haustit – ?F. XXVI. 288) возвращался на родину (см.: Джаксон 1981). Надо подчеркнуть, что северо-восточная часть Балтийского моря на зимний период времени замерзает, и это приводило к сезонности плаваний и по нему.

70 Энунд, согласно Б. Нерману, умер ок. 640 г. (Nerman 1914. S. 15). Полагаю все же, что приведенные фрагменты «Саги об Инглингах» не дают возможности датировать начало скандинавской экспансии на восток 600 годом – предположительным временем похода Ингвара, отца Энунда (Nerman 1929. S. 15; Beyschlag 1950. S. 76), а лишь позволяют говорить о разрозненных и нерегулярных походах через Балтийское море, предпринимавшихся с целью грабежа как скандинавами, так и жителями Восточной Прибалтики (см. комм. 50), и начавшихся, по-видимому, с развитием мореплавания у этих народов. Такой вывод строится в первую очередь на археологических данных – источнике более объективном, хотя и довольно скудном для V – первой половины VIII в. (см. комм. 67). Более подробно о скандинавской активности в Восточной Прибалтике см. комм. 78.

71 Согласно Финнуру Йоунссону, Снорри цитирует здесь 26-ю строфу «Перечня Инглингов» скальда Тьодольва (Skj AI. 12–13).

72 Обращает на себя внимание тот факт, что Снорри называет место гибели Энунда не тем именем, которое использовано в висе (Химинфъёлль), а тем же (Himinhei?r), которым оно обозначено в «Истории Норвегии» (Himinheithy – см. Прилож. I).

73Эйстов враг (Eistra dolgi; в рукописях «Codex Frisianus» и «J?fraskinna» – Eistrar; должно быть – Eista) – Энунд. См. выше в тексте саги о мести Энунда эстам за своего отца.

74 В «Истории Норвегии» (см. Прилож. I) говорится, что Энунд был убит своим братом Сигурдом, который, возможно, и имеется в виду под hrisungr («втайне рожденный») висы Тьодольва.

75Убийца Хёгни – т. е. Энунд. Кто такой Хёгни – не ясно.

76 Поэтический перевод О. А. Смирницкой звучит так:

Знаю, стал
Преградой Энунду
Град камней
У Химинфьёлля,
И был в горах
В прах повержен
Эстов враг
Горем Сёрли.
И земных
Костей груда
Княжий труп
Тяжко давит.

(КЗ. С. 30)


77Ивар Широкие Объятия (ок. 650 – ок. 700? гг.) – сын Хальвдана, который, согласно древней родословной, включенной в «Книгу с Плоского острова», принадлежит к династии Скьёльдунгов (Flat. I. 26–27). Брат Хальвдана – Гудрёд, конунг из Сконе, муж Асы, дочери Ингьяльда Коварного. Аса была виновницей смерти братьев Гудрёда и Хальвдана, отца Ивара (см. гл. 39 и 40 «Саги об Инглингах» и комм. 79).

78Аустррики (Austrr?k?) – «Восточное государство» (см. Этногеографический справочник) – топоним широкого и неопределенного значения, и данный контекст его значения не проясняет. Исходя из того, что у Снорри топонимы с корнем aust-преимущественно выступают для обозначения восточноприбалтийских земель, можно предположить, что именно так понимал Снорри и Austrr?ki. «Сага о Хервёр и конунге Хейдреке» (ок. 1250 г.) сообщает, что владения Ивара включали в себя Свиавельди и Данавельди, а также «Курланд, Саксланд и Эйстланд и всё Аустррики вплоть до Гардарики. Он также правил западным Саксланд ом и завоевал часть Англии; ту, что называется Нортумбраланд» (Herv. 67). Во «Фрагменте о древних конунгах» сообщается, что Ивар пошел с огромным войском против Радбарда, конунга Гардарики: «он собирает то войско в Аустррики», приходит «на восток в Кирьялаботнар» (т. е. «Карельские заливы»), где «начиналось государство конунга Радбарда», и там погибает (S?gubrot af fomkommgum. S. 9-10). Как можно видеть, в этих двух сагах топоним Austrr?ki относится к восточноприбалтийским землям, он не совпадает и не пересекается с Gar?ar?ki – обозначением Руси. Вероятно, такое же значение топоним имеет и в «Саге об Инглингах».

Ряд исследователей отнесся к известиям саг о скандинавской активности в Восточной Прибалтике с полным доверием. Так, Т. Д. Кендрик утверждал, что Швеция собирала дань в землях куршей в VII в. и что Ивар Широкие Объятия правил во второй половине того же века всеми или частью восточноприбалтийских земель (Kendrick 1930. Р. 190). Аналогично Дж. Вернадский полагал, что правители Южной Швеции имели владения в землях куршей на протяжении VII в. и что Ливония и Эстония были частью владений Ивара в начале VIII в. (Vernadsky 1943. Р. 266; Vernadsky 1959. Р. 176). Наконец, Б. Нерман, заключивший, что экспансия шведов в Восточной Прибалтике началась около 600 г. (см. комм. 70), представлял Ивара и его внука Харальда Синезубого правителями в этом регионе на протяжении второй половины VII и первой половины VIII в. (Nerman 1929. S. 15). На волне скептического отношения к сагам, сменившего полное к ним доверие, Г. Джоунз в сообщениях саг о скандинавской активности в Прибалтике увидел достоверного «в лучшем случае… очень мало, а в худшем… почти ничего» (Jones 1968b. Р. 241–242). Он подчеркнул, что авторы «Саги о Скьёльдунгах» и «Саги об Инглингах» увенчали Ивара лаврами победителя точно так же, как Гальфрид Монмутский приписал бриттскому королю Артуру покорение Ирландии, Исландии, Готланда, Оркнейских островов, Норвегии и Дании (Гальфрид Монмутский. Гл. 153, 154), что подобные рассказы поражают воображение читателя, а вот Саксон Грамматик Ивара, как ни странно, не упоминает вовсе (Jones 1968b. Р. 52). Г. Джоунз справедливо отметил, что не стоит придавать большого значения источникам, рисующим скандинавское присутствие среди латышей, литовцев и славян Восточной Прибалтики: оно, конечно, имело место, но не было ни доминирующим, ни тем более господствующим, хотя и приносило шведам определенную выгоду (Ibidem. Р. 244). X. Р. Эллис Дэвидсон подчеркивает, что, хотя это сообщение «Саги об Инглингах» и вряд ли является достоверной исторической записью, оно все же показывает, что сохранились воспоминания о широкомасштабных завоеваниях в Восточной Прибалтике во времена конунга Ивара, но о завоеваниях недолговременных (Ellis Davidson 1976. Р. 20). Полностью разделяю точку зрения Т. Нунэна, сформулированную им следующим образом: «Хотя обширная восточная империя Ивара и кажется совершенно легендарной, археологические данные не оставляют сомнения, что скандинавы проявляли активность на восточных берегах Балтийского моря в то время, когда, предполагают, жил Ивар» (Noonan 1986. Р. 327).

79Ингьяльд Коварный и его дочь Аса, согласно «Саге об Инглингах», сожгли себя и всех своих людей в доме, опасаясь мести пришедшего с большим войском Ивара Широкие Объятия (см. гл. 39 и 40 «Саги об Инглингах» и комм. 77). По словам Снорри, Ингьяльд был последним конунгом в династии Инглингов (см. ниже в тексте и комм. 80). Ср. в «Саге о Хервёр и конунге Хейдреке»: «Ивар Широкие Объятия пришел со своим войском в Свиавельди, как говорится в королевских сагах, а конунг Ингьяльд Коварный испугался его войска и сжег себя в доме со всей своей дружиной на хуторе, который зовется в Рэнинге» (Негу. 67).

80Уппсалавельди (Uppsalaveldi) – вероятно, синоним Uppsalaau?r «Уппсальский удел», первый раз упоминается в гл. 10 «Саги об Инглингах», где говорится, что он возник при Фрейре. В гл. 77 «Саги об Олаве Святом» поясняется, что «так свей называют владения своего конунга» (?F. XXVII. 110). На основании изучения областных законов и более поздних источников С. Д. Ковалевский пришел к выводу, что «Уппсальский удел» представлял собой комплекс земель, разбросанных по всем областям Швеции, кроме Готланда, которые считались собственностью короны (королевским доменом). Не ясно, однако, когда и каким образом возник «Уппсальский удел». Ковалевский высказал предположение, что он образовался из земель, принадлежавших Упсальскому храму, к которым после введения христианства могли быть присоединены земельные владения языческих храмов в других областях Швеции (Ковалевский 1977. С. 111).

Глава 2
«Сага о Харальде Прекрасноволосом»

Введение

«Сага о Харальде Прекрасноволосом» («Haralds saga ins h?rfagra») – третья сага «Круга земного» Снорри Стурлусона. Посвящена времени правления норвежского конунга Харальда Прекрасноволосого. При ее написании Снорри использовал более ранние «*Сагу о Хальвдане Черном» и «*Сагу о Харальде Прекрасноволосом», равно как и «*Сагу о Хладирских ярлах», «Красивую кожу», «Сагу об оркнейцах» и «Обзор саг о норвежских конунгах». Кроме того, он обращался к скальдическим стихам – поэмам Торбьёрна Хорнклови «Речи ворона» и «Драпа шума битвы».

Вопрос о существовании ранних саг – весьма проблематичен[258], но об одной из них, по крайней мере, можно говорить с известной долей уверенности, и это «*Сага о Харальде Прекрасноволосом»: отдельная «Прядь о Харальде Прекрасноволосом» в «Книге с Плоского острова», восходящая к «Кругу земному», но полностью на нем не основанная, указывает на то, что сага об этом конунге существовала и до «Круга земного» и была использована Снорри Стурлусоном[259].

Сага начинается с того момента, когда 10-летний Харальд становится конунгом после гибели своего отца Хальвдана Черного. Посватавшись через несколько лет к Гюде, дочери конунга Эйрика из Хордаланна, и получив от нее отказ, Харальд дает обет не стричь и не расчесывать волос, пока не завладеет «всей Норвегией с налогами, податями и властью над ней»[260]. Последовавшая затем серия завоевательных походов приводит Харальда к единовластию; он женится на Гюде (сага называет их детей), стрижет волосы и получает то прозвище, под которым он широко известен, – Прекрасноволосый. «Изображение политики объединения страны в виде подвига ради получения руки девицы» и прочие сказочные мотивы придают королевской саге «дополнительную привлекательность и занимательность»[261].

Харальду Прекрасноволосому приписывает Снорри введение определенной системы управления Норвегией. «Всюду, где Харальд устанавливал свою власть, он вводил такой порядок: он присваивал себе все отчины и заставлял всех бондов платить ему подать, как богатых, так и бедных. Он сажал в каждом фюльке ярла, который должен был поддерживать закон и порядок и собирать взыски и подати. Ярл должен был брать треть налогов и податей на свое содержание и расходы. У каждого ярла были в подчинении четыре херсира или больше, и каждый херсир должен был получать двадцать марок на свое содержание. Каждый ярл должен был поставлять конунгу шестьдесят воинов, а каждый херсир – двадцать»[262]. Исследователи, однако, не склонны относиться к этому известию Снорри с большим доверием, поскольку «столь стройная, единообразная система ни в коей мере не соответствовала исторической действительности IX в.»[263]. Думаю, справедливо мнение А. Я. Гуревича, что сообщения саг о «присвоении всего одаля» конунгом Харальдом Прекрасноволосым в конце IX в. «имеют под собой фактическую основу» и отражают тот факт, что «феодальная собственность короля в это время уже сложилась, а превращение вейцлы и связанных с нею служб во всеобщую повинность и увеличение их ощущались населением как тяжелое бремя»[264].

К. Краг идет дальше многих в отрицании идиллической картины, нарисованной Снорри Стурлусоном, и утверждает, что такие норвежские конунги, как Олав Трюггвасон, Олав Харальдссон, Харальд Сигурдарсон и их потомки, вовсе не являются потомками Харальда Прекрасноволосого и что генеалогическая линия, идущая от этого легендарного правителя, есть лишь творение средневековых норвежских историков, стремившихся представить норвежское королевство как наследственное владение, и что «вся Норвегия» конунга Харальда не выходила территориально за пределы Западной Норвегии и практически прекратила свое существование со смертью его внука Харальда Серая Шкура ок. 975 г., что было связано с реставрацией могущества Датской монархии при короле Харальде Синезубом (ок. 945–986)[265]. Равным образом называют династическую линию, идущую от Харальда Прекрасноволосого, «фикцией» Б. и П. Сойеры[266]. Сверрир Якобссон[267] тоже утверждает, что ни один из современных Харальду Прекрасноволосому источников не проливает света на личность или деяния этого правителя[268], что сведения скальдических стихов туманны и ненадежны, а их интерпретация базируется на сопутствующей им прозе, и так же, как К. Краг, оценивает Харальда Прекрасноволосого как мифическую личность. По крайней мере, по мнению этого исследователя, реальный Харальд и саговый персонаж весьма далеки один от другого. Средневековая мифология сложения норвежского государства, скорее всего, формировалась в интересах короля-самозванца Сверрира (1184–1202) и его потомков[269].

Сага сообщает, что у конунга Харальда было много жен и детей (большинство из них названо в саге). «Все они рано стали зрелыми мужами», и «им не нравилось, что конунг не давал им власти»[270]. Они воевали с назначаемыми конунгом ярлами, ходили в военные походы. Земли к востоку от Балтийского моря упоминаются в саге в связи с походами сыновей Харальда.

Сага заканчивается тем, что Харальд передает «власть над всей страной»[271]своему сыну Эйрику Кровавая Секира, а через три года умирает. Последняя глава саги посвящена Эйрику.

Я не называла выше дат правления Харальда Прекрасноволосого, поскольку на этом вопросе надо остановиться особо. Абсолютных дат не существует, хронология истории Норвегии до 1000 г. приблизительна. Исландские анналы[272], выстраивавшие свою хронологию на основании саг, зачастую расходятся между собой. Основные вехи жизни конунга Харальда, согласно анналам, приведены в табл. 6.


Таблица 6

Харальд Прекрасноволосый в исландских анналах


Традиционно принятая датировка битвы в Хаврсфьорде, после которой Харальд, согласно Снорри Стурлусону, стал «единовластным правителем всей Норвегии»[273] (а это последнее событие анналы относят, как можно видеть, к 868 г.), – 872 год – является изобретением XIX века. Следуя сагам, сообщающим не точные даты, а количество зим, прошедших от одного события до другого, норвежский историк первой половины XIX в. Р. Кейсер по изложению Снорри Стурлусона отсчитал назад количество зим от битвы при Свёльде, в которой погиб Олав Трюггвасон (1000 г.), до битвы при Хаврсфьорде и получил 872 г. Его поддержал его ученик и продолжатель П. А. Мунк. В первой четверти XX в., используя тот же метод, что и Р. Кейсер, но гиперкритически относясь к сагам, X. Кут пришел к выводу, что Харальд родился между 865 и 870 гг., умер в 945 г., а битва в Хаврсфьорде произошла в 900 г.[274] Эта точка зрения продержалась полвека до появления работы Олавии Эйнарсдоттир, которая поместила битву между 870 и 875 гг.[275]Единодушия нет до сих пор, но, вероятнее всего, битва состоялась не позднее 900 г. и не ранее 885 г.[276]

Тем не менее датировки анналов часто фигурируют в изданиях саг и комментариях к ним. А потому, не забывая об условности этого допущения, я все же считаю возможным при комментировании саговых текстов следовать за учеными, принимающими датировки «Королевских анналов» («Annales Regii»), и обозначать годы правления конунга Харальда Прекрасноволосого как 858–928.

Отдельные главы о Харальде Прекрасноволосом есть в «Обзоре саг о норвежских конунгах», однако здесь нет «восточных» известий. В 8-й главе «Красивой кожи» упоминаются походы Эйрика Кровавая Секира, сына Харальда Прекрасноволосого, в Восточную Прибалтику (см. § 2.1). «Сага о Харальде Прекрасноволосом» в виде самостоятельной саги сохранилась только в «Круге земном» Снорри Стурлусона (см. § 2.2). В начальных главах «Большой саги об Олаве Трюггвасоне», служащих введением к собственно саге об О лаве, ведется рассказ о Харальде Прекрасноволосом и его сыновьях (см. Прилож. XIII), без сомнения, основанный на «Круге земном». В «Большой саге» по «Книге с Плоского острова» (о чем упоминалось выше) имеется отдельная «Прядь о Харальде Прекрасноволосом», в которой, в свою очередь, выделяется «Прядь о Хауке Длинные Чулки» (см. Прилож. XIV).


Литература

См. во Введении раздел «Круг земной», а также см.: Гуревич 1957; J?nas Kristj?nsson 1977; Berger 1980; Berman 1982; Simek, Hermann P?lsson 1987. S. 146–147; Krag 1989; Karras 1993b; Krag 2002; Sverrir Jakobsson 2002; Джаксон 2011a.

§ 2.1. «Красивая кожа»

Рукописи, издания, переводы:

См. во Введении раздел «Красивая кожа».

Текст

Публикуется по изданию: Fagrskinna – N?regs konunga tal / Bjami Einarsson (?F. B. XXIX). 1984. Bls. 55-373.

VIII. kap?tuli

[…] H?r segir ?at, at f?mm konungar fellu me? h?num ok sv? hvat milcill herma?r hann haf?i verit. Sv? segir ok Gl?mr Geirasonr ? s?nu kvae?i, at Eir?kr herja?i ??r en Haraldr konungr anda?isk su?r um Halland ok Sk?ni ok v??a um Danmgrk, ok allt for hann um K?rland ok Eistland, ok mgrg gnnur lgnd herja?i hann ? Austrvegum. Hann herja?i ok v??a um Sv??j?? ok Gautland. Hann f?r nor?r ? Finnmgrk ok allt til Bjarmalands me? hema?i. ? ?eiri fer? s? hann fyrsta sinn Gunnhildi. ?? var h?n ? f?stri ok at n?mi me? Mgttul Finnakonungi; s? var allra fjglkunnigastr. Ok s??an Eir?kr kom til Englands herja?i hann um q11 Vestrlgnd. Fyrir ?essa s?k var hann kalla?r Eir?kr bl???x. […] (Bls. 79)

Перевод

Глава 8

[После гибели Эйрика Гуннхильд велела сочинить в его честь песнь о том, как О?дин принял его с распростертыми объятиями в Вальгалле. Далее следуют висы, непосредственно вслед за которыми идет текст: ]

Здесь1 говорится так, что пять конунгов пали вместе с ним и каким великим воином он2 был. Так говорит и Глум Гейрасон3 в своей песни4, что Эйрик воевал, до того как умер конунг Харальд5, на юге в Халланде и Сконе, и во многих местах в Данмарке, и всюду ходил он в Курланде6 и в Эйстланде7, и во многих других землях воевал в Аустрвегах8. Вел войну он и во многих местах в Свитьод, и в Гаутланде9. Он ходил войной на север в Финнмарк10 и вплоть до Бьярмаландаii. В этой поездке он впервые увидел Гуннхильд. Тогда она находилась на воспитании и обучении у Мёттула, конунга финнов, который был всех искуснее в колдовстве12. А после того, как Эйрик приплыл в Энгланд, воевал он повсюду в Вестрлёнд13. По этой причине был он прозван Эйрик Кровавая Секира. […]14

Комментарий

1 Т. е. в висе, которая приводится выше в тексте саги, но не содержит интересующей нас информации.

2 Т. е. Эйрик, сын Харальд а Прекрасноволосого.

3 Глум Гейрасон – исландский скальд ок. 940–985 гг. Из его произведений сохранилась (почти полностью) поэма «Графельдардрапа» («Gr?feldardr?pa») – хвалебная песнь в честь конунга Харальда Серая Шкура, сочиненная ок. 970 г. Кроме того, известно, что Глум сочинял об отце конунга Харальда, Эйрике Кровавая Секира, но что конкретно он сочинил, остается под вопросом (см. комм. 4 к данному тексту).

4 Имеется в виду некая драпа об Эйрике Кровавая Секира, но висы в тексте нет, и не известно, сохранилось ли что-либо от упомянутой здесь поэмы. Финнур Иоунссон предположительно указал на несколько известных строф, которые могли бы принадлежать этой поэме (Skj AI. 75), но его мнение было оспорено Б. Фидьестёлем (Fidjestol 1982. S. 90–91). См.: Finlay 2004. Р. 59–60, note 66.

5 Дата смерти Харальда Прекрасноволосого, согласно анналам, – 931 (или 933) г. Разброс датировок в исследовательских работах весьма велик. Так, если Олавия Эйнарсдоттир полагает, что Харальд умер в 931 (932) г. (?lafia Einarsd?ttir 1964. S. 184–191), то, скажем, X. Кут датирует его смерть 945 г. (Koht 1930–1933).

6 О топониме Курланд (K?rland) см. Этногеографический справочник.

7 О топониме Эйстланд (Eistland) см. Этногеографический справочник.

8 Топоним Аустрвег (Austrvegr) (см. о нем Этногеографический справочник) имеет здесь форму множественного числа. В рассказе об Эйрике «Красивая кожа», в отличие от других текстов, несколько раскрывает понятие Аустрвег, уточняя, что, кроме Эйстланда и Курланда, Эйрик воевал «во многих других землях… в Аустрвегах». Об Эйрике в Аустрвеге/Аустрвегах сообщают, помимо «Красивой кожи», «Круг земной» и «Большая сага об Олаве Трюггвасоне» (см. Прилож. XIV).

9Гаутланд (Gautland) – обозначение Ёталанда. Свитьод (Средняя Швеция, Свеаланд) противопоставлена в текстах саг Ёталанду (земле ётов). Подчинение Ёталанда свейским королям произошло при Олаве Шётконунге (ок. 995-1022).

10Финнмарк (Finnmqrk) – обширная область на севере Скандинавского полуострова (см.: Blom 1959), территория расселения финнов (лопарей), входящая в пределы современной Норвегии. В средневековых текстах она выступает в качестве самой северной части Норвегии, а также в качестве ее северной пограничной территории (см.: Джаксон, Подосинов 2000). В «Саге об Олаве Святом» по «Кругу земному» говорится о границе Норвегии, которая идет «от озера Венир по реке Гаут-Эльв до моря. На севере она проходит по лесам Маркир к лесу Эйдаског и по Кьёлю до Финнмарка» (КЗ. С. 200). В той же саге читаем, что между Швецией и Норвегией «границей на востоке стал лес Эйдаског, а на севере до самого Финнмарка – хребет Кьёль» (Там же. С. 291). Финнмарк нередко упоминается, как в настоящем случае, на пути в Бьярмаланд. Еще одна группа упоминаний Финнмарка в сагах связана с рассказами о колдовстве (см. комм. 12 к этому тексту).

ii О топониме Бьярмаланд (Bjarmaland) см. Этногеографический справочник. Об Эйрике в Бьярмаланде сообщают, помимо «Красивой кожи», «Круг земной», «Большая сага об Олаве Трюггвасоне» (см. Прилож. XIV) и «Сага об Эгиле Скаллагримссоне» (см. Прилож. IX). По мнению К. Ф. Тиандера, поездка Эйрика в Бьярмаланд могла состояться между 920 и 930 гг. (Тиандер 1906. С. 392).

12 О «финнах» средневековых источников см.: Zachrisson 1991. Об именах «финнов» в сагах см.: Джаксон 1982. О колдовстве тех же «финнов» см.: Holmberg 1976. Бьярмаланд и Финнмарк представлялись северным царством языческого колдовства и магии не только авторам саг. Жителей северной Норвегии считал колдунами и Адам Бременский: «Все, кто живут в Норвегии, чрезвычайно преданы христианству, за исключением тех, кто обитает за северной областью вдали у океана. Эти последние, как говорят, до сих пор настолько сведущи в колдовских искусствах и заклинаниях, что, по их утверждению, знают, что делает каждый человек во всем мире. Громко выкрикивая какие-то слова, они выманивают на берег больших морских рыб, а также привыкли делать многое из того, что в Писании рассказывается о колдунах» (Adam. Lib. IV. Cap. XXXII).

13Вестрлёнд (Vestrlgnd) – «Западные земли». Частотный топоним, преимущественно использующийся для обозначения Британии, Ирландии и прилегающих островов (см.: Metzenthin 1941. S. 117). А. Финли переводит его даже как British Isles «Британские острова» (Fask / Finlay. Р. 60).

14 Продолжение этой главы «Красивой кожи» см. в настоящем издании, в Главе 3 «Сага о Харальде Добром».

§ 2.2. «Круг земной»
«Сага о Харальде Прекрасноволосом»

Рукописи, издания, переводы:

См. во Введении раздел «Круг земной».

Текст

Публикуется по изданию: Snorri Sturluson. Heimskringla. I / Bjarni A?albjarnarson

(?F. В. XXVI). 1941. Bis. 94-149.

XXIV. kap?tuli

R?gnvaldr Moerajarl var inn mesti ?stvinr Haralds konungs, ok konungr vir?i hann mikils. R?gnvaldr ?tti Hildi, d?ttur Hr?lfs nefju. Synir ?eira v?ru ?eir Hr?lfr ok ??rir. R?gnvaldr jarl ?tti ok frillusonu. H?t einn Halla?r, annarr Einarr, inn ?ri?i Hrollaugr. ?eir v?ru rosknir, ?? er inir sk?rbomu broe?r peira v?ru bgrn. Hr?lfr var v?kingr mikill. Hann var sv? mikill ma?r vexti, at engi hestr m?tti bera hann, ok gekk hann, hvargi sem hann for. Hann var kalla?r Ggngu-Hr?lfr. Hann herja?i mj?k ? Austrvegu. ? einu sumri, er hann kom ?r v?kingu austan ? V?kina, ?? hj? hann ?ar strandhggg. Haraldr konungr var ? V?kinni. Hann var? mj?k rei?r, ?? er hann spur?i ?etta, ?v? at hann haf?i mikit bann ? lagt at raena innan lands. Konungr l?sti ?v? ? ?ingi, at hann ger?i Hr?lf ?tlaga af N?regi. […] (Bls. 123)

XXXII. kap?tuli

Guthormr, sonr Haralds konungs, haf?i landvgm fyrir V?kinni, ok for hann me? herskipum it ?tra. En er hann l? ? Elfarkv?slum, ?? kom ?ar Sglvi klof? ok lag?i til bardaga vi? hann. ?ar fell Guthormr. H?lfdan svarti ok H?lfdan hv?ti l?gu ? v?king ok herju?u um Austrveg. ?eir ?ttu orrostu mikla ? Eistlandi. ?ar fell H?lfdan hv?ti. Eir?kr var at f?stri me? ??ri hersi Hr?aldssyni ? Fjgr?um. Honum unni Haraldr konungr mest sona sinna ok vir?i hann mest. ?? er Eir?kr var t?lf vetra gamall, gaf Haraldr konungr honum fimm langskip, ok for hann ? hema?, fyrst ? Austrveg ok ?? su?r um Danmgrk ok um Fr?sland ok Saxland, ok dval?isk ? ?eiri fer? fj?ra vetr. Eptir ?at for hann vestr um haf ok herja?i um Skotland ok Bretland, ?rlnad ok Val-land ok dval?isk ?ar a?ra fj?ra vetr. Eptir ?at for hann nor?r ? Finnmgrk ok allt til Bjarmalands, ok ?tti hann ?ar orrostu mikla ok haf?i sigr. […] (Bls. 134–135)

XXXIII. kap?tuli

[…] Hann gaf sonum s?num ? hverju ?essu fylki h?lfar tekjur vi? sik ok ?at me?, at ?eir skyldu sitja ? h?saeti, skgr haera en jarlar, en skgr laegra en sj?lfr hann. En ?at saeti eptir hans dag aetla?i s?r hverr sona hans, en hann sj?lfr aetla?i ?at Eir?ki, en ?roendir aetlu?u ?at H?lfdani svarta, en V?kverjar ok Upplendingar unnu ?eim bezt r?kis, er ?ar v?ru ?eim undir hendi. Af ?essu var? mikit sundr?ykki enn af n?ju milli ?eira broe?ra. En me? ?v? at ?eir ??ttusk hafa l?tit r?ki, ?? f?ru ?eir ? herna?, sv? sem sagt er, at Guthormr fell ? Elfarkv?slum fyrir Sglva klofa. Eptir ?at t?k ?l?fr vi? ?v? r?ki, er hann haf?i haft. H?lfdan hv?ti fell ? Eistlandi, H?lfdan h?leggr fell ? Orkneyjum. ?eim ?org?sli ok Fr??a gaf Haraldr konungr herskip, ok f?ru ?eir ? vestrv?king ok herju?u um Skotland ok Bretland ok ?rland. ?eir eignu?usk fyrst Nor?manna Dyflinni. Sv? er sagt, at Fr??a vaeri gefinn banadrykkr, en ?org?sl var lengi konungr yfir Dyflinni ok var svikinn af ?rum ok fell ?ar. (Bls. 137–138)

XXXV. kap?tuli

Bj?rn, sonr Haralds konungs, re? ?? fyrir Vestfold ok sat optast ? T?nsbergi, en var l?tt ? hema?i. Til T?nsbergs s?ttu rnjgk kaupskip bae?i ?ar um V?kina ok nor?an ?r landi ok sunnan ?r Danmgrk ok af Saxlandi. Bj?rn konungr ?tti ok kaupskip ? fer?um til annarra landa ok afla?i s?r sv? d?rgripa e?a annarra fanga, ?eira er harm ??ttisk hafa ?urfa. Broe?r hans k?llu?u harm farmann e?a kaupmann. Bj?rn var vitr ma?r ok stilltr vel ok ??tti vaenn til h?f?ingja. Hann fekk s?r gott kv?nfang ok makligt. Harm gat son, er Gu?r??r h?t. Eir?kr bl???x kom ?r Austrvegi me? herskip ok li? mikit. Hann beiddisk af Bimi, broe?r s?num, at taka vi? sk?ttum ok skyldum ?eim, er Haraldr konungr ?tti ? Vestfold, en hinn var ??r van?i, at Bj?rn foer?i sj?lfr konungi skatt e?a sendi menn me?. Vildi hann enn sv? ok vildi eigi af h?ndum grei?a. […] (Bls. 140)

Перевод

Глава 24

Рёгнвальд, ярл Мера1, был самым любимым другом конунга Харальда2, и конунг очень ценил его. Рёгнвальд был женат на Хильд, дочери Хрольва Носатого. Их сыновьями были Хрольв и Торир. Ярл Рёгнвальд имел сыновей также и от наложницы. Одного звали Халлад, другого – Эйнар, третьего – Хроллауг. Они были взрослыми, когда их законнорожденные братья были еще детьми. Хрольв был великим викингом3. Он был такого большого роста, что ни один конь не мог носить его, и ходил он пешком, куда бы ни направлялся. Его называли Хрольв Пешеход4. Он много воевал в Аустрвегах5. Однажды летом, когда он пришел из викингского похода6 с востока в Вик7, он убил много скота на морском побережье. Конунг Харальд был в Вике. Он был очень рассержен, когда узнал об этом, поскольку он наложил самый суровый запрет на грабежи внутри страны. Конунг оповестил поэтому на тинге8, что он объявляет Хрольва вне закона9 в Нореге. [Хильд, мать Хрольва, отправилась к конунгу просить за Хрольва, но ее просьбы оказались безуспешными.]10

Глава 32

Гутхорм, сын конунга Харальда, ведал обороной Вика, и плавал он на боевых кораблях вдоль побережья. И когда он стоял в устье Эльва, прибыл туда Сёльви Раскалыватель и вступил с ним в бой. Там пал Гутхорм. Хальвдан Черный и Хальвдан Белый отправились в викингский поход и воевали по всему Аустрвегуii. У них была большая битва в Эйстланде12. Там пал Хальвдан Белый13. Эйрик был на воспитании14 у херсира Торира Хроальдссона во Фьордах. Его конунг Харальд любил больше, чем остальных сыновей, и ценил его более всех. И когда Эйрику было двенадцать лет15, дал ему конунг Харальд пять боевых кораблей16, и отправился он в военный поход, сначала в Аустрвег, а затем на юг в Данмарк и во Фрисланд и Саксланд, и пробыл в этом походе четыре года. После этого отправился он на запад за море и воевал в Скотланде и Бретланде, Ирланде и Валланде, и провел там другие четыре года. После этого отправился он на север в Финнмарк17 и вплоть до Бьярмаланда18, и была у него там большая битва, и [он] победил19.

Глава 33

[Рассказывается о том, как Харальд поделил страну между своими сыновьями, дал каждому из них имя конунга и сделал законом, что каждый его потомок по мужской линии должен носить имя конунга, а если он происходит по женской линии,то имя ярла.] Он дал сыновьям своим в каждом из этих фюльков20 половину своих доходов, а вместе с тем право сидеть на престоле на ступеньку выше, чем ярлы, но на ступеньку ниже, чем он сам. И тот престол после его смерти желал себе каждый из его сыновей, а он сам предназначал его Эйрику, а тренды прочили его Хальвдану Черному, а жители Вика и Упплёнда больше любили ту власть, которая была к ним ближе. От этого произошло снова большое несогласие между теми братьями. И оттого что им казалось, что у них мало владений, отправлялись они в военные походы21. Как говорится, Гутхорм пал в устье Эльва от [руки] Сёльви Раскалывателя22. После этого О лав взял [себе] те владения, которые раньше принадлежали ему23. Хальвдан Белый пал в Эйстланде24, Хальвдан Высоконогий пал на Оркнейях. Торгислю и Фроди конунг Харальд дал боевые корабли25, и отправились они в викингский поход на запад,26 и вели войну в Скотланде и Бретланде, и Ирланде. Они первыми из норманнов завладели Дювлином. Так говорится, что Фроди было дано отравленное питье, а Торгисль был долго конунгом Дювлина, но был предан ирами и погиб там.

Глава 35

Бьёрн, сын конунга Харальда, правил тогда в Вестфольде и часто находился в Тунсберге, а в походах был мало. В Тунсберг приходило много торговых кораблей через Вик как с севера страны, так и с юга из Данмарка или из Саксланда. У конунга Бьёрна тоже были торговые корабли в плавании в других странах, и добывал он себе так драгоценности или другое добро, которое считал необходимым иметь. Братья его звали его Мореходом, или Купцом27. Бьёрн был мудрым человеком и степенным и считался подходящим, чтобы быть правителем28. Он хорошо выбрал жену и достойно. У него родился сын, которого звали Гудрёд. Эйрик Кровавая Секира пришел с Аустрвега с боевыми кораблями и большим войском29. Он потребовал, чтобы Бьёрн, его брат, отдал ему те подати и налоги, которые имел конунг Харальд в Вестфольде, но было в обычае, чтобы Бьёрн сам отвозил конунгу подати или посылал их с людьми. Он хотел [сделать] так и в этот раз и не хотел тотчас платить.

Комментарий

1 О Рёгнвальде в саге говорится так: «Рёгнвальд ярл Мёра, сын Эйстейна Грохота, сделался тем летом человеком Харальда конунга. Конунг посадил его управлять этими двумя фюльками – Северным Мёром и Раумсдалем. Он обеспечил ему поддержку со стороны как знатных людей, так и бондов, и дал ему корабли для защиты страны в случае войны. Его называли Рёгнвальдом Могучим и Рёгнвальдом Мудрым, и говорят, что он заслужил оба прозвания» (КЗ. С. 46).

2 Именно Рёгнвальд дал конунгу Харальду его прозвище. Об этом в «Саге о Харальде Прекрасноволосом» говорится так: «Конунг Харальд был однажды на пиру в Мёре у Рёнгвальда ярла. Он теперь подчинил себе всю страну. Он помылся в бане и велел причесать себя. Рёнгвальд ярл постриг ему волосы, а они были десять лет не стрижены и не чесаны. Его называли поэтому Харальд Косматый. А теперь Рёнгвальд дал ему другое прозвище и назвал его Харальдом Прекрасноволосым. И все, кто его видели, говорили, что он по праву носит это прозвище, ибо волосы у него были густые и красивые» (КЗ. С. 54).

3 Термин викинг (v?kingr, м. р.) остается не вполне ясным. В Скандинавии в средние века так называли пиратов и грабителей. См. у Адама Бременского о пиратах, которых датчане называют викингами (Adam. Lib. IV. Cap. VI), или в «Саге об Олаве Трюггвасоне» – о викингах-эстах, напавших на купеческий корабль, где находился юный Олав (Глава 5 настоящего издания). Самое распространенное объяснение термина – от дисл. слова v?k «бухта, залив»; «викинг» – тот, кто скрывается в бухте, заливе, фьорде (IED. Р. 716). Правда, в таком случае термин, скорее, должен был применяться к мирным купцам. Разновидностью этого толкования является соотнесение v?kingr с топонимом V?k (Вик), обозначающим область Норвегии, прилежащую к Осло-фьорду (Hellberg 1980, H?dneb? 1987). Однако этот топоним довольно поздний, да и жители Вика в средневековых источниках большей частью именуются vikverjar. Была также попытка производить термин v?kingr от да. wic, восходящего к лат. vicus и обозначающего укрепленный лагерь. Но и она была отвергнута, поскольку маловероятно, чтобы воинственные скандинавы получили имя от обозначения своих или чьих бы то ни было лагерей в Англии, хотя О. Грёнвик вернулся в 2004 г. к этому объяснению и даже несколько развил его (Gr?nvik 2004). Заметным стало толкование Ф. Аскеберга, производящего термин v?kingr от глагола v?kja «поворачивать, отклоняться» и понимающего «викинга» как человека, изменившего свой образ жизни, ушедшего из дома, покинувшего родину (Askeberg 1944; см. также: Гуревич 1966; Jones 1968b. Р. 75–77; История Норвегии. С. 100, примеч. 4). Однако уход из дома – не самое главное в характеристике викинга. Весьма интересно мнение Пера Торсона, возводящего дисл. v?kingr к прагерм. корню *wig со значением «битва, убийство», встречающемуся в существительных – дисл. v?g, да. wig и др. – ив родственных глаголах – дисл. vega «убивать», да. w?gan «бороться» (Per Thorson 1971). Долгое время оставалась незамеченной этимология Б. Дагфельдта, усматривавшего связь между словом v?kingr и единицей измерения расстояния при морском плавании vika (ж. р.), обозначавшей отрезок, который могло пройти гребное судно между сменами гребцов, и полагавшего, что «викингами» изначально называли «людей, гребущих посменно» (Dagfeldt 1983). Недавно Э. Хейде поддержал суть этого вывода, уточнив возможную цепочку фонетических переходов и время возникновения термина (Heide 2005).

4Хрольв Пешеход – это, вероятно, то же лицо, что и вождь скандинавских викингов Ролло (как его называли во Франции), который стал родоначальником нормандских герцогов (получив в 911 г. Нормандию в лен от французского короля) и английских королей (как результат завоевания Англии его потомком нормандским герцогом Вильгельмом в 1066 г.). Ср. в «Саге о Харальде Прекрасноволосом»: «Из рода Хрольва происходят ярлы в Нормандии. Сыном Хрольва Пешехода был Вильяльм, отец Рикарда. Его сыном был другой Рикард, отец Родберта Длинный Меч. А его сыном был Вильяльм Незаконнорожденный, конунг Англии. От него потом произошли все конунги Англии» (КЗ. С. 55). Отцом Хрольва саги называют то ярла Рёгнвальда, то Стурлауга Трудолюбивого, то Бычьего Торира; соответственно, и исследователи не пришли к единодушному мнению о его происхождении. Самостоятельная «Сага о Хрольве Пешеходе» относится к приключенческим сагам о древних временах (Schier 1970. S. 89; Simek, Hermann P?lsson 1987. S. 110–111; Пряди истории. С. 195–199). Она сохранилась 69-и рукописях XV–XIX вв. М. И. Стеблин-Каменский полагает, что «герой этой саги историчен только по своему имени» (Стеблин-Каменский 19786. С. 22). О Ролло см.: Douglas 1942.

5 О топониме Аустрвег (Austrvegr) см. Этногеографический справочник. Здесь топоним – в форме множественного числа. Указание на то, что Хрольв пришел с востока в Вик летом, следует понимать так, что он зимовал где-то «на Восточных путях». Как следует из саг, плавания через Балтийское море (как в ту, так и в другую сторону) обычно начинались по весне. Например, в гл. 25 «Саги об Олаве Трюггвасоне» читаем, что конунг провел зиму в Виндланде, а «ранней весной Олав снарядил свои корабли и вышел в море. Он поплыл к Сканей и высадился там» (КЗ. С. 112). Ср. комм. 69 в Главе 1.

6 Викингский поход обозначается в сагах специальным термином viking, ж. р. (IED. Р. 716). О термине того же корня – v?kingr– см. комм. 3 к этой саге. Ср.: Faulkes 2007.

7Вик – район современного Осло.

8Тинги – сходки населения, на которых осуществлялось самоуправление. К началу X в., наряду с тингами отдельных округов, сложились областные тинги. Конунги, способствовавшие их организации, посещали тинги, но судебная власть находилась в руках бондов. Влиятельный конунг мог добиться устраивающего его решения, но нормой было самоуправление бондов (Подробнее см.: История Норвегии. С. 131, 141; Гуревич 1977. С. 12).

9?tlagi – человек вне закона. В сагах часты аналогичные приведенному здесь рассказы об изгнании из страны (см.: IED. Р. 671). Объявление вне закона было обычной формой наказания в древней Скандинавии. Как следует из норвежских областных законов («Законов Гулатинга» и «Законов Фростатинга»), это наказание, в зависимости от тяжести преступления, могло быть двух типов: от которого можно было откупиться (платежами конунгу и родственникам убитого) и за которое никакое возмещение не принималось.

10 Следует виса. Далее в главе рассказывается о том, как Хрольв Пешеход поплыл на запад, на Южные острова, а потом в Валланд (во Францию), где он приобрел большую область и заселил ее норвежцами. Область эту стали называть Нормандией, а потомки Хрольва стали ярлами Нормандии (ср. комм. 4 к этому тексту). См. о Хрольве в «Красивой коже»: «Он завоевал то государство в Валланде (Франции. – Т. Д), которое позднее назвали Нордманди (Нормандией. – Т. Д.)»(Fask. Bis. 291).

ii Раскрывается грабительская сущность викингского похода: герои «отправились в викингский поход и воевали» (l?gu ? viking ok herju?u). О топониме Аустреег (Austrvegr) см. Этногеографический справочник.

12 О топониме Эйстланд (Eistland) см. Этногеографический справочник.

13 Известие о гибели Хальвдана Белого в Эйстланде повторится ниже в этой же саге, а также во вводных главах «Большой саги об Олаве Трюггвасоне» (см. Прилож. XIII) и «Отдельной саги об Олаве Святом» по Holm perg 2 4° (см. Главу 6, § 6.5.2).

14 Институт «кормильства» был широко распространен в раннесредневековой Европе (см.: Гарданов 1959, 1960; Щавелева 1986). Обычай отдавать на воспитание ребенка знатного рода (сына) с раннего детства в другую семью был широко распространен и в Скандинавии. Нередко об этом говорится в сагах и к тому же подчеркивается, что тот, кто брал на воспитание, считался менее знатным, нежели отец ребенка. В «Гнилой коже» Ингигерд, жена конунга Ярицлейва, обиженная своим мужем, предлагает ему условия мира: «Ты должен теперь, – говорит она, – послать корабль в Норег к конунгу О лаву, так как мне удалось узнать, что у него есть внебрачный сын, [совсем] юный. Пригласи его сюда, стань ему приемным отцом и воспитай его, потому что у вас считается, как говорят, что тот ниже, кто воспитывает ребенка другого» (Msk. 2; см. Главу 7, § 7.2). В «Саге о Харальде Прекрасноволосом» рассказывается, как посланники английского короля Этельстана (Адальстейна саг) вручают Харальду замечательный меч в качестве подарка, а затем объявляют Харальда подданным Адальстейна, ибо Харальд «принял от него меч». В ответ Харальд посылает в Англию своего дружинника Хаука Длинные Чулки с поручением посадить на колени английскому королю незаконнорожденного сына Харальда – Хакона, – что и было проделано к большому неудовольствию Адальстейна и к радости Харальда, «ибо люди говорят, что тот, кто воспитывает чужого ребенка, менее знатен, чем отец этого ребенка» (КЗ. С. 64–65). «Прядь о Хауке Длинные Чулки», повествующую о других поручениях, данных этому дружиннику конунгом Харальдом, см. в Прилож. XIV.

15 Не только Эйрик в двенадцать лет на пяти больших кораблях отправляется в военный поход. Все конунги, как их рисуют саги, проявляют себя в полной мере уже в раннем детстве. Харальд Прекрасноволосый, будучи десятилетним мальчиком, наследует своему отцу, становится конунгом и одного за другим уничтожает всех своих врагов. Сводный брат Эйрика, Хакон Добрый, возвращается на родину из Англии, где он находился на воспитании у короля Адальстейна, и становится конунгом Упплёнда; собрав огромное войско, он изгоняет из страны конунга Эйрика Кровавая Секира, а самому Хакону в это время – не более пятнадцати лет. О юношеских подвигах Олава Трюггвасона см. в саге о нем в этом издании в Главе 5. Олав Харальдссон (Святой) в двенадцатилетнем возрасте (!) одерживает подряд три победы, сражаясь в Шведских шхерах, в Эйстланде и в Финнланде (см. мотив 1 в Главе 6). Совсем в юном возрасте возвращается на родину Магнус Олавссон (Добрый) и становится вскоре конунгом не только в Норвегии, но и в Дании (см. в саге о нем в этом издании в Главе 7). Отчасти эти рассказы являются данью стереотипу и могут служить цели возвеличения скандинавского конунга, однако, безусловно, интересна заключенная в них историческая информация (см.: Джаксон 1978в).

16 Военный корабль обозначен в тексте саги термином langskip. Буквально langskip означает «длинный корабль», это тип большого военного корабля (ер. греч. vavq цакрсх, лат. longa navis). К классу langskip относится также skei? «скейд» – быстроходный военный корабль меньшего размера. Оба они отличаются от другой разновидности военных кораблей – dreki «дракон» (см. о нем комм. 10 к «Пряди о Хауке Длинные Чулки» в Прилож. XIV). Имеется также и обобщающий термин herskip «военный корабль» (см. выше в этой главе саги). Противопоставляется всем этим судам kn?rr «торговый корабль» (см.: IED. Р. 104, 259, 347, 542).

17 Итак, юный конунг, согласно саге, побывал и на востоке (в восточноприбалтийских землях), и на юге (на южном берегу Балтийского моря), и на западе (в Шотландии, Англии, Ирландии и Франции), и на севере. О Финнмарке см. в этой Главе комм. 10 к «Саге о Харальде Прекрасноволосом» по «Красивой коже».

18 О топониме Бьярмаланд (Bjarmaland) см. Этногеографический справочник. Об Эйрике в Бьярмаланде сообщают также «Красивая кожа» (см. § 2.1), «Большая сага об Олаве Трюггвасоне» (см. Прилож. XIII) и «Сага об Эгиле Скаллагримссоне». В этой последней саге рассказывается о битве Эйрика на берегу реки Вины (см. Прилож. IX).

К. Ф. Тиандер полагает, что поскольку «поездки в Биармаланд не принадлежали собственно к тем первостепенным историческим явлениям, изображать которые Снорри поставил себе целью», то Бьярмаланд возникает в его рассказе «только там, где поездка совершалась самим королем или касалась общегосударственной политики» (Тиандер 1906. С. 389–390). По мнению Ю. Скрейнера, плавание Эйрика в Бьярмаланд – не просто викингское предприятие, но попытка подчинить норвежской власти дополнительные территории и получить новые доходы (Schreiner 1929. S. 365–366). Г. А. Блом отмечает, что подобной точки зрения придерживался и X. Кут, считавший плавания Эйрика Кровавая Секира, Харальда Серая Шкура и Хакона Магнуссона (Воспитанника Торира) в Бьярмаланд сознательной демонстрацией суверенности Норвежского государства. Сомневаясь в этом выводе, она утверждает, что не только сроки правления этих конунгов были короткими, но и власть их над центральными районами Норвегии была слабой, а потому их плавания в Бьярмаланд следует, скорее, приравнивать к викингским рейдам, предпринимаемым с целью грабежа и захвата имущества для содержания своей вооруженной дружины (Blom 1984. Р. 386).

19 Когда Бьярмаланд упоминается «точечно» при перечислении военных подвигов того или иного правителя, создается впечатление, что поездка в эту далекую страну служит для автора саги элементом положительной характеристики его героя. Ср. плавания в Бьярмаланд и большие битвы Харальда Серая Шкура (в Главе 4 «Сага о Харальде Серая Шкура») и Хакона Воспитанника Торира (см. мотив 2 в Главе 9).

20Фюльк (fylki) – единица самоуправления в Норвегии. Фюльк делился на херады (h?ra?) – «округа». Фюльки были достаточно обширными объединениями. Херсиры или ярлы, возглавлявшие фюльки, были в первую очередь военными предводителями. Население фюльков, по крайней мере изначально, характеризовалось этнической общностью. Тинг фюлька решал дела, оставшиеся нерешенными на местных тингах (подробнее см.: Гуревич 1977. С. 84–88).

21 Эта попытка Снорри объяснить внешнюю экспансию скандинавов далеко не лишена смысла. Современные исследователи, наряду с недостатком в землях, пригодных для земледелия и скотоводства, с рано начавшимся развитием торговли, с жаждой обогащения, выдвигают и такую причину этой экспансии: «усиление власти конунга, ознаменовавшее начало политического объединения в скандинавских странах, вело к обострению борьбы в среде знати. Той ее части, которая не желала принять новые порядки и подчиниться конунгу, приходилось покинуть родину и отправиться на чужбину» (Гуревич 1966. С. 36, см. также с. 34–35).

22 О гибели Гутхорма говорится и в 13-й гл. «Красивой кожи» (см. Главу 4 настоящей публикации «Сага о Харальде Серая Шкура»), только там местом его гибели названы Аустрвеги (Austrvegir) – «Восточные пути», а не устье пограничной между Швецией и Норвегией реки Гаут-Эльв.

23 Т. е. его брату Гутхорму.

24 См. комм. 12 и 13 к этому тексту.

25 Здесь «боевой корабль» – herskip (см. комм. 16 к этому тексту).

26 Показательно, что для обозначения «викингского похода на запад» существовал специальный термин – vestrv?king, в то время как для аналогичного похода на восток специального термина не существовало.

27 Соединение прозвищ «Мореход» (farma?r) и «Купец» (каиртадг) указывает на торговую деятельность как одну из составляющих средневекового мореходства.

28 На основании анализа «Круга земного» А. Я. Гуревич пришел к выводу, что «в целом образы конунгов строятся по некоему трафарету, и собственно почти все без исключения государи оказываются достойными правителями, обладающими качествами, которые требуются и ожидаются от конунга». «Изображение государя не индивидуализировано, не схватывает его характера, оно «эмблематично» и отражает его политическое лицо и поведение» (Гуревич 1972. С. 99, 181).

29 Об Эйрике в Аустрвеге (см. о топониме Аустрвег – Austrvegr Этногеографический справочник) сообщают, помимо «Круга земного», «Красивая кожа» (см. § 2.1) и «Большая сага об Олаве Трюггвасоне» (см. Прилож. XIII). Как следует из текста «Круга земного», Эйрику Кровавая Секира не раз доводилось бывать в Аустрвеге.

Глава 3
«Сага о Хаконе Добром»

Введение

«Сага о Хаконе Добром» («H?konar saga g??a») – четвертая сага «Круга земного» Снорри Стурлусона. Она посвящена времени правления норвежского конунга Хакона Доброго, сына Харальда Прекрасноволосого. В качестве источников Снорри использовал более раннюю «*Сагу о Хаконе Добром», равно как и «Красивую кожу», «*Сагу о хладирских ярлах», «Сагу об оркнейцах» и «Обзор саг о норвежских конунгах». Кроме того, он обращался к скальдическим стихам, и в первую очередь к поэме Эйвинда Погубителя Скальдов «Речи Хакона» – поминальной песни о Хаконе Добром[277].

Вопрос о ранних сагах, как я отмечала выше, – весьма проблематичен[278]. О существовании «*Саги о Харальде Прекрасноволосом» можно говорить с известной долей уверенности[279]. Однако исследователи готовы признать существование и еще одной саги – «*Саги о Хаконе Добром». Г. Индребё[280] высказал предположение, что эта последняя была источником «Красивой кожи», поскольку посвященная Хакону часть «Красивой кожи» отличается от «Обзора саг о норвежских конунгах», будучи при этом более полной; кроме того, некая сага о Хаконе упоминается в «Саге об Эгиле»[281]. Бьярни Адальбьярнарсон поддержал данную точку зрения[282], хотя Г. Индребё к тому времени[283] уже от нее отказался. Возражения высказали Ю. Скрейнер[284] и 3. Байшлаг[285]. «*Сагу о Хаконе Добром» молчаливо признал А. Якобсен[286], а Б. Фидьестёль высказался о ее существовании с большой осторожностью[287]. Т. М. Андерссон полагает, что если прав Ионас Кристьянссон в том, что «Сага об Эгиле» моложе «Круга земного»[288], то ссылка в ней может относиться не к «*Саге о Хаконе Добром», а к труду Снорри Стурлусона[289]. Р. Зимек и Херманн Палссон называют «*Сагу о Хаконе Добром» среди источников этой саги в «Круге земном»[290].

Сага начинается с того, что Хакон Воспитанник Адальстейна[291] узнает о смерти своего отца Харальда Прекрасноволосого и отправляется назад в Норвегию с целью стать конунгом над ней вместо своего сводного брата Эйрика Кровавая Секира (напомню, что Хакон – незаконнорожденный сын Харальда). Жители Тронхейма объявили на тинге Хакона конунгом всей страны. «Ему было тогда пятнадцать лет», – сообщает Снорри. Вслед за тем, как Хакона признали конунгом в Упплёнде, Эйрик бежал из Норвегии, грабил на Оркнейских островах и на севере Англии, был некоторое время на службе у конунга Адальстейна, а после его смерти вновь воевал в Англии, где и погиб.

Земли к востоку от Балтийского моря упоминаются в саге в связи с походами воинственных сыновей Эйрика, которым в саге уделено много внимания. Именно в битве с ними и получает смертельное ранение конунг Хакон.

Сага заканчивается тем, что Хакон, не имевший сыновей, перед смертью призывает к себе сыновей Эйрика и передает им власть над всей страной.

Основные вехи жизни конунга Хакона Доброго, согласно анналам[292], приведены в табл. 7.


Таблица 7

Хакон Добрый в исландских анналах


По расчетам Бьярни Адальбьярнарсона, Хакон Воспитанник Адальстейна приплыл в Норвегию не в 933/935 гг., но в 946 г., а Эйрик Кровавая Секира бежал из Норвегии, соответственно, в 947 г.; двадцать пять лет правил не один Хакон, но вместе с сыновьями Эйрика, а сам Хакон был конунгом Норвегии на протяжении 15–18 лет[293]. Поскольку датировки анналов часто фигурируют в изданиях саг и комментариях к ним, я считаю возможным, не забывая, однако, об условности этого допущения, следовать за учеными, принимающими датировки «Королевских анналов» («Annales Regii»), и обозначать годы правления конунга Хакона Доброго как 933–960.

Отдельные главы о Хаконе Добром есть в «Обзоре саг о норвежских конунгах», однако здесь вновь нет «восточных» известий. В 8-й и 14-й гл. «Красивой кожи» упоминаются походы сыновей Эйрика Кровавая Секира, Гамли и Гутхорма, в Восточную Прибалтику (§ 3.1). «Сага о Хаконе Добром» в виде самостоятельной саги сохранилась только в «Круге земном» Снорри Стурлусона (§ 3.2). В начальных главах «Большой саги об Олаве Трюггвасоне», служащих введением к собственно саге об Олаве, тоже имеется рассказ о сыновьях Эйрика Кровавая Секира (см. Прилож. XIII), совершенно очевидно восходящий к «Кругу земному».


Литература

См. во Введении раздел «Круг земной».

§ 3.1. «Красивая кожа»

Рукописи, издания, переводы:

См. во Введении раздел «Красивая кожа».

Текст

Публикуется по изданию: Fagrskinna – N?regs konunga tal / Bjami Einarsson (?F. В. XXIX). 1984. Bis. 55-373.

VIII. kap?tuli

[…] Eptir fall Eir?ks konungs ?vingask J?tmundr konungr Gunnhildi ok sonum Eir?ks, finnr ?? s?k til, at Eir?kr herja?i innan lands ? r?ki konungs. F?r ?? Gunnhildr ? braut af Englandi me? sonum s?num til Danmarkar, faer ?ar fri?land af Haraldi Gormssyni. Hann t?k Harald son Eir?ks til f?strs ok kn?setti hann, ok var hann jaf-nan innan hir?ar, en Gamli ok Gu??ormr l?g?usk ? herna?, fyrst ? Austrveg ok s??an ? N?reg ok g?r?u allt ?at illt, er ?eir m?ttu ? r?ki H?konar konungs. (Bls. 79–80)

XIV. kap?tuli

[…] Haraldr konungr var ?eira broe?ra vaskligastr, milcill orrostuma?r ok ??r?ttarma?r mikill um marga hluti, ok var hann fyrir ?eim broe?rum s??an Gamli fell. Gu??ormr var fallinn ??r en ?eir Haraldr ok H?kon bgr?usk ? Fitjum, ok fell ? Austrvegum. […] (Bls. 102)

Перевод

Глава 8

[…]1 После гибели конунга Эйрика конунг Ятмунд2 проявил враждебность к Гуннхильд и сыновьям Эйрика, ссылаясь на то, что Эйрик грабил внутри страны во владениях конунга. Отправилась тогда Гуннхильд прочь из Энгланда вместе с сыновьями в Данмарк и получила там хороший прием3 от Харальда Гормссона4. Он взял на воспитание5 Харальда, сына Эйрика, и усыновил6 его, и был он постоянно среди дружины, а Гамли и Гутхорм7 отправились в военный поход, сначала в Аустрвег8, а затем в Норег, и творили все то зло, какое могли, в государстве конунга Хакона9.

Глава 14

[…] Конунг Харальд10 был самым мужественным из этих братьевii, великим воином и очень искусным во многих отношениях, и был он первым среди своих братьев, с тех пор как пал Гамли. Гутхорм пал раньше, чем Харальд и Хакон сразились в Фитьяре12, и пал [Гутхорм] в Аустрвегах13. […]

Комментарий

1 Начало гл. 8 «Красивой кожи» см. в настоящем издании, в Главе 2 «Сага о Харальде Прекрасноволосом».

2Конунг Ятмунд – англо-саксонский король Эдмунд (939–946), брат короля Этельстана (конунга Адальстейна), ставший правителем в Англии после смерти этого последнего.

3 То, что я перевела словами «хороший прием», в оригинале обозначено термином fri?land – «мирная земля, дружественная страна», нередко использовавшимся в договорах викингов с местными жителями: первые обещали не грабить, за что и получали fn?land – право жить и свободно торговать на некоторой территории (см.: IED.P. 173).

4 Харальд Гормссон по прозвищу Синезубый – датский конунг (ок. 940–986).

5 См. комм. 14 к «Саге о Харальде Прекрасноволосом» по «Кругу земному» (гл. 2, § 2.2).

6 Глагол kn?setja буквально значит «посадить на колени», но служит для обозначения своего рода усыновления; вероятно, происхождением своим обязан процедуре усыновления – посажения приемного сына на колени к его приемному отцу.

7 Гамли и Гутхорм – сыновья Эйрика. В «Круге земном» говорится так: «Детьми Эйрика и Гуннхильд были: Гамли, он был старшим, Гутхорм, Харальд, Рагнфрёд, Рагнхильд, Эрлинг, Гудрёд, Сигурд Слюна. Все дети Эйрика были красивыми и многообещающими» (КЗ. С. 67).

8 То, что военный поход Гамли и Гутхорма направлен сначала в Аустрвег (см. о топониме Аустрвег – Austrvegr Этногеографический справочник), а лишь затем в Норвегию, объяснимо целями этих походов. Если в Норвегии сыновья бежавшего из страны Эйрика, как могли, мстили занявшему его место Хакону, то поход на восток служил обогащению юных конунгов, изгнанных и из Норвегии, и из Англии. Об этом сообщает и «Круг земной» (см. ниже гл. 10 «Саги о Хаконе Добром»).

9 В «Саге о Хаконе Добром» по «Кругу земному» говорится о том, что Гуннхильд и ее сыновья приехали в Данию, узнав о немирье между Данией и Норвегией. Видимо, здесь одна из причин того, что Гамли и Гутхорм творили зло во владениях норвежского конунга Хакона. Другая – естественно, их месть за бежавшего из Норвегии от Хакона их отца, Эйрика Кровавая Секира.

10 Харальд Серая Шкура.

ii Братья – сыновья Эйрика и Гуннхильд.

12 Сражение при Фитьяре – решающая битва, в которой погиб конунг Хакон Добрый. Об этой битве рассказывается в «Круге земном», в гл. 28–32 «Саги о Хаконе Добром». В гл. 29 говорится: «Харальд сын Эйрика был теперь предводителем братьев после гибели Гамли» (КЗ. С. 83). О гибели Гамли (в битве против людей Хакона, которых вел Эгиль Шерстяная Рубашка) рассказывается в гл. 26, а выше, в гл. 19, читаем о гибели Гутхорма, сына Эйрика, после того как тот обменялся ударами с конунгом Хаконом.

13 Снорри Стурлусон иначе локализует место гибели Гутхорма, сына Эйрика. Если «Красивая кожа» говорит, что он пал в Аустрвегах (о топониме Аустрвег – Austrvegr см. Этногеографический справочник), то в «Круге земном» читаем, что он погиб в битве у Эгвальдснеса (КЗ. С. 78).

§ 3.2. «Круг земной». «Сага о Хаконе Добром»

Рукописи, издания, переводы:

См. во Введении раздел «Круг земной».

Текст

Публикуется по изданию: Snorri Sturluson. Heimskringla. I / Bjarni A?albjamarson

(?F. В. XXVI). 1941. Bis. 150–197.

X. kap?tuli

Haraldr konungr Gormsson r?? ?? fyrir Danm?rku. Honum l?ka?i st?rilla ?at, er H?kon konungr haf?i herjat ? land hans, ok f?ru ?au or? um, at Danakonungr myn-di hefnask vilja, en ?at var? ?? ekki sv? br??liga. En er ?etta spur?i Gunnhildr ok synir hennar, at ?fri?r var millum Danmerkr ok N?regs, ?? byrja ?au fer? s?na ves-tan. ?au giptu Ragnhildi, d?ttur Eir?ks, Amfinni, syni ?orfinns hausaklj?fs. Settisk ?? enn ?orfi?r jarl at Orkneyjum, en Eir?kssynir f?ru ? brot. Gamli Eir?ksson var ?? ngkkuru ellstr, ok var hann ?? eigi roskinn ma?r. En er Gunnhildr kom til Danmerkr me? sonu s?na, ?? f?r hon ? fund Haralds konungs ok fekk ?ar g??ar vi?tek-jur. Fekk Haraldr konungr ?eim veizlur ? r?ki s?nu sv? miklar, at ?au fengu vel hal-dit sik ok menn s?na. En hann t?k til f?strs Harald Eir?ksson ok kn?setti hann. Foeddisk hann ?ar upp ? hir? Danakonungs. Sumir Eir?kssynir f?ru ? hema?, ?egar er ?eir h?f?u aldr til, ok gflu?u s?r fj?r, herju?u um Austrveg. ?eir v?ru snimma menn fr??ir ok fyrr rosknir at afli ok atgorvi en at vetratali. ?ess getr Gl?mr Geira-son ? Gr?feldardr?pu:

Austrl?ndum f?rsk undir
allvaldr, s?s gaf sk?ldum,
hann fekk gagn at gunni,
gunnh?rga sl?g m?rgum.
Sl??rtungur l?t syngva
sver?leiks reginn. Fer?ir
sendi gramr at grundu
gullvarpa?ar snarpar.

Eir?kssynir sn?rusk ?? ok me? her sinn nor?r ? V?kina ok herju?u ?ar, en Tryggvi konungr haf?i her ?ti ok helt til m?ts vi? ??, ok ?ttu ?eir orrostur margar, ok h?f?u ?msir sigr. Herju?u Eir?kssynir stundum ? V?kina, en Tryggvi stundum um Halland ok Sj?land. (Bls. 161–163)

XXI. kap?tuli

Eir?kssynir v?ru mj?k ? herna?i ? Austrvegi, en stundum herju?u ?eir ? N?reg, sv? sem fyrr er ritat. En H?kon konungr r?? N?regi ok var inn vinsaelasti. Var ?? ok ?rfer? g?? ? landi ok g??r fri?r. (Bls. 176)

Перевод

Глава 10

Конунг Харальд Гормссон1 правил тогда Данмарком. Ему сильно не понравилось то, что конунг Хакон2 разорял его страну, и ходили слухи, что конунг данов может захотеть мстить, но это случилось не так скоро. И когда Гуннхильд и ее сыновья узнали о том, что немирье было между Данмарком и Норегом, они приготовились к отъезду с запада. Они выдали Рагнхильд, дочь Эйрика, за Арнфинна, сына Торфинна Раскалывателя Черепов. Торфинн тогда остался ярлом на Оркнейях, а сыновья Эйрика уехали прочь. Гамли, сын Эйрика, был тогда несколько старше [других], но и он не был еще зрелым мужем. И когда Гуннхильд приехала в Данмарк со своими сыновьями, отправилась она к конунгу Харальду и получила там хороший прием. Дал конунг Харальд им вейцлы3 в своем государстве такие большие, что они могли хорошо содержать себя и своих людей4. И взял он на воспитание Харальд а Эйрикссона и усыновил его5. Воспитывался он там при дворе конунга данов. Некоторые из сыновей Эйрика ходили в военные походы, как только они стали достаточно взрослыми, и добывали себе богатства, воевали по Аустрвегу6. Они рано стали мужами красивыми и скорее выдающимися по силе и доблести, чем по числу лет. Об этом говорит Глум Гейрасон7 в Графельд ар драпе8: «Всемогущий9, который дал оружие многим скальдам, покорил Аустрлёнд10; он одержал победу в битве. Владыка битвы заставил петь меч. Конунг поверг наряженных в золото храбрейших людей на землю»11.

Сыновья Эйрика отправились тогда со своим войском на север в Вик и воевали там, а конунг Трюггви вывел [свое] войско и пошел им навстречу, и было у них много битв, и побеждали то одни, то другой. Сыновья Эйрика иногда воевали в Вике, а Трюггви – по Халланду и Сьяланду.

Глава 21

Сыновья Эйрика много бывали в военных походах в Аустрвеге, а иногда воевали они в Нореге, как написано раньше12. А конунг Хакон правил в Нореге и был очень любим. Были тогда хорошие урожайные годы в стране и добрый мир.

Комментарий

1 Харальд Гормссон по прозвищу Синезубый – датский конунг (ок. 940–986).

2 Хакон Добрый.

3Вейцла (veizla) – букв, «пир, угощение». В дохристианскую эпоху это сакральный пир, устраиваемый бондами для прибывающего в ту или иную местность конунга и его свиты. С введением христианства отпадает необходимость присутствия конунга на пиру, и вейцла превращается в одну из разновидностей феодальной ренты. Право сбора припасов конунг мог передавать своим приближенным. Это были своего рода ленные пожалования, не имевшие, правда, наследственного характера и не предполагавшие перехода земли в собственность вейцламанов (подробнее см.: История Норвегии. С. 129–136; Гуревич 1967. С. 117–149).

4 Пожалование конунгом вейцлы должно было обеспечить получившего ее доходом, необходимым для содержания дружины. Об этом говорится в ряде саг с использованием той же стереотипной формулы, что и в настоящем тексте.

5 См. комм. 14 к «Саге о Харальде Прекрасноволосом» по «Кругу земному» (Глава 2, § 2.2) и комм. 6 к «Саге о Хаконе Добром» по «Красивой коже» (выше § 3.1).

6 Обращает на себя внимание замена используемого скальдом топонима Аустрлёнд (Austrlgnd) на более частый у Снорри топоним Аустрвег (Austrvegr) (см. Этногеографический справочник). Либо в представлении автора XIII в. они были синонимичны, либо первый топоним воспринимался во времена Снорри как некоторый архаизм и требовал замены.

7 О Глуме Гейрасоне, исландском скальде X в., и его поэме «Графельдардрапа» («Драпа о Харальде Серая Шкура») см. комм. 3 к «Саге о Харальде Прекрасноволосом» по «Красивой коже» (Глава 2, § 2.1). Здесь приводится 6-я строфа этой поэмы (Skj AI. 76). Рассказ скальда о подвигах Харальда явно не на месте, ибо перед поэтической вставкой речь у Снорри идет о других сыновьях Эйрика.

8 Драпа – основная форма скальдической песни. Судя по сохранившимся хвалебным песням, исландские скальды, начиная со второй половины X в., вытеснили в Норвегии местных скальдов.

9Всемогущий – т. е. конунг (имеется в виду Харальд).

10 Топонимы с корнем aust- (см. Этногеографический справочник), практически синонимичные в синхронном срезе, далеко не обязательно тождественны по значению в скальдической поэзии и в сочинении Снорри Стурлусона.

ii Поэтический перевод О. А. Смирницкой звучит так:

Покорил даривший
Скальдов ратной сталью
Князь победоносный,
Восточные земли.
По веленью вана
Ссоры стрел звенели
Жала ножен. Конунг
Сек одетых в злато.

(КЗ. С. 72)

Ван ссоры стрел – конунг; жала ножен – мечи.

12Как написано раньше – т. е. в гл. 10 «Саги о Хаконе Добром».

Глава 4
«Сага о Харальде Серая Шкура»

Введение

«Сага о Харальде Серая Шкура» («Haralds saga gr?feldar») – пятая сага «Круга земного» Снорри Стурлусона. Эта небольшая сага посвящена времени правления сыновей Эйрика и Гуннхильд, одним из которых был и центральный герой саги – норвежский конунг Харальд Серая Шкура. Речь идет о борьбе братьев друг с другом, об убийстве правившего в Тронхейме ярла Сигурда, о взаимоотношениях конунга Харальда с сыном Сигурда – ярлом Хаконом. Собственно говоря, об этом же говорится и в начальных главах «Саги об Олаве Трюггвасоне», в то время как отдельной саги о Хаконе Сигурдарсоне нет. В 14-й гл. «Саги об Олаве Трюггвасоне» рассказывается о том, как пал Харальд Серая Шкура в битве с Золотым Харальдом, сыном Кнута, племянником правителя Дании Харальда Гормссона, претендовавшим по наущению ярла Хакона на власть в Норвегии. Глава завершается такими словами: «Большая часть войска Харальда конунга погибла с ним. Аринбьёрн херсир тоже погиб там. С гибели Хакона Воспитанника Адальстейна тогда прошло пятнадцать лет, а с гибели Сигурда хладирского ярла – тринадцать. Священник Ари сын Торгильса говорит, что Хакон ярл правил своей отчиной в Трандхейме тринадцать лет, когда Харальд Серая Шкура погиб, но последние шесть лет жизни Харальда Серая Шкура, говорит Ари, сыновья Гуннхильд и Хакон воевали, и то он, то они бывали принуждены покинуть страну»[294].

Основные вехи жизни конунга Харальда Серая Шкура, согласно анналам[295], приведены в табл. 8.


Таблица 8

Харальд Серая Шкура в исландских анналах


Не забывая об условности этого допущения, я все же считаю возможным следовать за учеными, принимающими датировки «Королевских анналов» («Annales Regii»), и обозначать годы правления конунга Харальда Серая Шкура как 960–975.

При написании «Саги о Харальде Серая Шкура» Снорри Стурлусон использовал в качестве основного источника несохранившуюся «*Сагу о хладирских ярлах», равно как и «Сагу об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда, «Обзор саг о норвежских конунгах» и «Красивую кожу»[296]. Кроме того, он обращался к скальдическим стихам – поэмам Глума Гейрасона, Эйвинда Погубителя Скальдов и Эйнара Звон Весов.

Отдельные главы о Харальде Серая Шкура есть в «Обзоре саг о норвежских конунгах», однако здесь вновь нет «восточных» известий. В 14-й гл. «Красивой кожи» рассказывается о походах Харальда Серая Шкура, в том числе на север в Бьярмаланд. В гл. 15 и 22 сообщается о плаваниях на восток через Балтийское море ярлов Хакона Сигурдарсона и Эйрика Хаконарсона (§ 4.1). «Сага о Харальде Серая Шкура» в виде самостоятельной саги сохранилась только в «Круге земном» Снорри Стурлусона (§ 4.2). В начальных главах «Большой саги об Олаве Трюггвасоне», служащих введением к собственно саге об Олаве, ведется рассказ о Харальде Серая Шкура и о ярле Хаконе (см. Прилож. XIII), основанный, вне всякого сомнения, на «Круге земном».

Литература

См. во Введении разделы «Красивая кожа» и «Круг земной».

§ 4.1. «Красивая кожа»

Рукописи, издания, переводы:

См. во Введении раздел «Красивая кожа».

Текст

Публикуется по изданию: Fagrskinna – N?regs konunga tal / Bjami Einarsson (?F. В. XXIX). 1984. Bis. 55-373.

XIV. kap?tuli

[…] Haraldr konungr gr?feldr var ?ti jafnan ? skipum[297] me? her s?num til ?missa landa ok ?tti margar orrostur ok haf?i optast betr. Hann kom me? li?i s?nu su?r til Danmarkar ok bar?isk ?ar vi? Sk?ni ok haf?i sigr vi? v?kinga. Annat sinn heija?i hann vestr ? Skotlandi ok ? ?rlandi ok haf?i gagn hv?rttveggja (sinn). ?ri?ja sumar for hann me? her austr ? Gautland ok gor?i ?ar mikinn ?fri?. Fj?r?a sumar for hann me? her (sinn) nor?r ? Bjarmaland ok ?tti ?ar mikla orrostu ? V?nubakka ok drap ?ar mikit folk, fekk ?ar bae?i gull ok silfr ok mikit annat f? ok for aptr sama haust. […] (Bis. 103)


XV. kap?tuli

D?ttir Haralds ens h?rfagra var ?lof ?rb?t, er atti ??rir ?egjandi ? Moeri jarl. ?eira d?ttir var Berglj?t, er ?tti Sigur?r Hla?ajarl. ?eira sonr var H?kon, er missti f??ur s?ns ? ungum aldri, ok er <hann> spur?i fall f??ur s?ns, fekk hann s?r skip ok ?ar menn til ok bj? li? sitt vel at v?pnum, ok helt hann skipi s?nu austr ? V?k ok ?a?an ? Eystrasalt. T?k ?? at herja ok gor?isk ?tileguv?kingr. Hann herja?i um Sv?aveldi ok Gauta, Vin?a ok K?ra, allt austr um S?slu; haf?i fri?land um vetrum til Danmarkar ok vinga?isk me? f?gjgfum ok heims?knum vi? Harald konung Gormsson, en hvert sumar l? hann ?ti ? hema?i. […] (Bls. 103–104)

XXII. kap?tuli

[…] Eir?kr soekir austr ? Sv?ar?ki ? fund ?l?fs Sv?akonungs ok var ?ar ? g??u yfirlaeti langa hr?? ok herja?i v??a um Austrvegu, sem segir ??r?r Kolbeinssonr: […] (Bls. 139)

Перевод

Глава 14

[…] Конунг Харальд Серая Шкура всегда находился со своим войском на кораблях1 за пределами страны в различных землях, и было у него много битв, и, как правило, он побеждал2. Он пришел со своим войском на юг в Данмарк и сражался там при Сконе, и одержал победу над викингами3. В следующий раз воевал он на западе, в Скотланде и Ирланде, и всякий раз побеждал. На третье лето отправился он с войском на восток в Гаутланд и вел там большую войну. На четвертое лето отправился он со своим войском на север в Бьярмаланд4, и была у него там большая битва на берегу Вины5, и убил он там много народа, взял там и золота, и серебра6, и много другого богатства, и отправился назад той же осенью. [Описание и характеристика Харальда.]

Глава 15

Дочерью Харальда Прекрасноволосого была Алов Арбот, которая была женой Торира Молчаливого, ярла в Мере. Их дочерью была Бергльот, которая была женой Сигурда, ярла Хладира. Их сыном был Хакон7, который потерял отца в раннем возрасте, и когда он узнал о гибели своего отца, взял он себе корабль и людей на него и хорошо вооружил свое войско, и направил он свой корабль на восток в Вик, а оттуда в Эйстрасальт8. Стал он тогда воевать и сделался викингом вне закона9. Он воевал в Свиавельди и против гаутов10, виндовii и куров12 и всюду на востоке [вплоть] до Сюслы13; по зимам он имел приют14 в Данмарке и подружился, благодаря дарам и посещениям, с конунгом Харальдом Гормссоном, а каждое лето отправлялся он в военный поход. [Следует описание внешнего вида Хакона.]

Глава 22

[Ярл Хакон был безнравствен в отношении женщин. И собрались бонды, и решили этого так не оставлять. Они убили Хакона и его сына Эрленда, а другой его сын бежал из страны.] Эйрик15 отправляется на восток в Свиарики к Олаву, конунгу свеев, и был там в чести долгое время, и грабил во многих местах по Аустрвегу16, как говорит Торд Кольбейнссон17: [Следуют три висы из драпы об Эйрике, в которых нет упоминания поездок ярла Эйрика по Аустрвегу]18.

Комментарий

1 В редакции А – на кораблях; в редакции В – по летам.

2 В соответствии с присущим сагам стереотипом изображения скандинавских конунгов, все они за пределами своей страны – на порядок лучше, сильнее и удачливее всех своих соперников; удача сопутствует им в значительной части их походов (см.: Гуревич 1972; Джаксон 1978в).

3 О термине «викинг» см. комм. 3 к «Саге о Харальде Прекрасноволосом» по «Кругу земному» (Глава 2, § 2.2). О походах викингов см.: Гуревич 1966; Jones 1968b; Sawyer 1982; Sawyer 1997, а также обширную литературу, указанную в библиографии к двум последним работам. См. также: Roesdahl 1987; Roesdahl 1992; Haywood 2000.

4 О топониме Бьярмаланд см. Этногеографический справочник. X. Кут полагает, что поездка Харальда в Бьярмаланд была предпринята с целью утвердить норвежские права на меховую торговлю в этой земле (Koht 1930–1933). К. Ф. Тиандер подчеркивает, что Эйрик Кровавая Секира и Харальд Серая Шкура – единственные конунги Норвегии, «которые сами предпринимали поездки в Бьярмаланд», поскольку «в них еще кроется старый викинг», «они, если можно так выразиться, еще не созрели для занятия трона единовластного короля Норвегии» (Тиандер 1906. С. 395–396). Ср. точку зрения Г. А. Блом (В lorn 1984. Р. 386), изложенную в комм. 18 к «Саге о Харальде Прекрасноволосом» по «Кругу земному» (Глава 2, § 2.2). О Харальде Серая Шкура в Бьярмаланде см. также: Schreiner 1928. S. 92–93; Eggen 1953. См. также комм. 13 к «Саге о Харальде Серая Шкура» по «Кругу земному» (ниже § 4.2).

5 О гидрониме Вина (Vina) см. Этногеографический справочник. См. также комм. 19 к «Саге о Харальде Серая Шкура» по «Кругу земному» (ниже § 4.2).

6 Представление о сказочном богатстве Бьярмаланда является общим местом в сагах. Я склонна считать, что все то «золото и серебро», которыми якобы богат этот северный край, – это отразившаяся в сильно трансформированном виде информация о пушных богатствах северных районов Восточной Европы (см.: Джаксон 1991. С. 136–137).

7 Ярл Хакон – сын ярла Сигурда, правнук Харальда Прекрасноволосого по женской линии. Правитель Норвегии с 974 по 995 г. (даты – условные). Отдельной саги о нем нет.

8Эйстрасальт (Eystrasalt) – «Восточное море» – встречающееся в сагах и скальдических стихах обозначение Балтийского моря (см. Этногеографический справочник).

9 О викингах вне закона см. комм. 9 к «Саге о Харальде Прекрасноволосом» по «Кругу земному» (Глава 2, § 2.2).

10 Свей и ёты (в саге – гауты) – основные племенные объединения древней Швеции, известные, помимо раннесредневековых, и античным авторам. Область расселения свеев – Средняя Швеция, район оз. Меларен, а ётов (гаутов) – области озер Венерн и Веттерн. Ср. комм. 9 к «Саге о Харальде Прекрасноволосом» по «Красивой коже» (гл. 2, § 2.1) и комм. 37 к «Саге об Инглингах» (гл. 1).

iiВинды (Vin?ir или Vin?r) – балтийские славяне, известные еще античным авторам, венды. Vin?land – область расселения вендов на южном побережье Балтийского моря (Metzenthin 1941. S. 119–120). Заслуживает внимания наблюдение О. Прицака, что из этно– и топонимов Восточной Европы скальдами чаще всего употребляются Vin?r – «венды» и Gar?ar – «(Новгородская) Русь» (Pritsak 1981. Р. 298–299). Это указывает на то, что славянское Поморье и Северная Русь были наиболее притягательны для скандинавов в их плаваниях на восток в период освоения ими земель за Балтийским морем (ибо в силу известной консервативности скальдические стихи зафиксировали очень ранний пласт этногеографической номенклатуры).

12Куры (K?rir) – курши (см. Этногеографический справочник).

13Сюсла (S?sla) – характерное для скальдических стихов и саг сокращение от Эйсюсла (Eys?sla) – наименования острова Сааремаа (о последнем см. Этногеографический справочник). См. также комм. 60 к «Саге об Инглингах» (Глава 1).

14Приют – в оригинале fri?land – «мирная земля, дружественная страна». См. об этом термине комм. 3 к «Саге о Хаконе Добром» по «Красивой коже» (гл. 3, § 3.1).

15 Ярл Эйрик – сын ярла Хакона. Условно годы его правления: 1000–1011.

16 О топониме Аустрвег (Austrvegr) см. Этногеографический справочник.

17 Торд Кольбейнссон – исландский скальд, находившийся с 1007 г. в дружине норвежского ярла Эйрика. Годы жизни Торда – примерно 974-1024. В «Саге о Бьёрне» приводится ряд отдельных вис Торда, направленных против Бьёрна по прозвищу Богатырь с Хитреки. Торду принадлежат также драпы о ярле Эйрике и о Гуннлауге Змеиный Язык, от которых сохранились фрагменты. См. о нем и его поэтическом наследии подробнее: Fidjestol 1982. S. 115–116; Finlay 2004. Р. 102, note 241.

18 Е. А. Рыдзевская также отмечает это расхождение ссылки в прозаическом тексте и цитируемых тут же строф: «Торд говорит о том, что Эйрик искал помощи и совета у шведского конунга, но о его походах на восток не упоминает» (Рыдзевская 1945. С. 54). Висами Торда глава завершается.

§ 4.2. «Круг земной»
«Сага о Харальде Серая Шкура»

Рукописи, издания, переводы:

См. во Введении раздел «Круг земной».

Текст

Публикуется по изданию: Snorri Sturluson. Heimskringla. I / Bjami A?albjamarson (?F. В. XXVI). 1941. Bis. 198–224.

IX. kap?tuli

[…] En er v?ra?i, ?? l?sa ?eir Haraldr konungr ok Gu?r??r konungr, br??ir hans, at ?eir munu fara um sumarit ? v?king vestr um haf e?a ? Austrveg, sem ?eir v?ru vanir. ?? draga ?eir li? at s?r ok hrinda skipum ? vatn ok b?ask. […] Gu?r??r konungr sigldi ?j??lei? austr til V?kr ok sv? austr yf?r Foldina. ?? sendi hann Tryggva konungi or?, at hann skyldi koma til m?ts vi? hann ok foeri ?eir b??ir um sumarit ? Austrveg at herja. Tryggvi konungr t?k ?v? vel ok l?kliga. Hann spur?i, at Gu?r??r haf?i l?tit li?. F?r ?? Tryggvi konungr ? fund hans me? eina sk?tu. ?eir fundusk fyrir vestan S?tanes vi? Veggina. En er ?eir gengu ? m?lstefnu, ?? hlj?pu at menn Gu?ro?ar ok dr?pu Tryggva konung ok t?lf menn me? honum, ok liggr hann ?ar, sem n? er kallat Tryggvahreyrr. (Bls. 213–214)

XII. kap?tuli

Gunnhildarsynir bu?u ?t li?i miklu ?r V?kinni, fara sv? nor?r me? landi ok hafa li? ok skip ?r hverju fylki, gera ?at bert, at ?eir munu her ?eim stefna nor?r til ?r?ndheims ? hendr H?koni jarli. ?essi t??endi spyrr jarl ok samnar her saman ok rae?r til skipa. […] Ok er hann spur?i, at ?eir v?ru komnir ? Fjgr?u ok bi?u byrjar at sigla nor?r um Sta?, ?? sigldi H?kon jarl nor?an fyrir Sta? ok ?tlei?, sv? at ekki s? af landi segl hans, l?t sv? ganga haflei?is austr me? landi ok kom fram ? Danmgrk, sigldi ?? ? Austrveg ok herja?i ?ar um sumarit. […] (Bls. 216)

XIII. kap?tuli

H?kon jarl for um haustit til Helsingjalands ok setti ?ar upp skip s?n, f?r s??an landveg um Helsingjaland ok Jamtaland ok sv? austan um Kjpl, k?mu ofan ? ?r?ndheim. Dreif ?egar li? til hans, ok r?? hann til slcipa. En er ?at spyrja Gunnhildar-synir, ?? st?ga ?eir ? skip sin ok halda ?t eptir fir?i. En H?kon jarl ferr ?t ? Hla?ir ok sat ?ar um vetrinn, en Gunnhildarsynir s?tu ? Moeri, ok veittu hv?rir Q?rum ?r?sir ok dr?pusk menn fyrir. H?kon jarl helt r?ki s?nu ? ?r?ndheimi ok var ?ar op-tast ? vetrum, en f?r ? sumrum stundum austr ? Helsingj aland ok t?k ?ar skip sin ok for i Austrveg ok herja?i ?ar ? sumrum, en stundum sat hann ? ?r?ndheimi ok haf?i her ?ti, ok heldusk ?? Gunnhildarsynir ekki fyrir nor?an Sta?. (Bis. 217)

XIV. kapituli

Haraldr gr?feldr for ? einu sumri me? her sinn nor?r til Bjarmalands ok herja?i ?ar ok ?tti orrostu mikla vi? Bjarma ? V?nubakka. ?ar haf?i Haraldr konungr sigr ok drap mart folk, herja?i ?? v??a um landit ok fekk ?fa mikit f?. ?ess getr Gl?mr Geirason:

Austr rau? j?fra ?r?stir
or?rakkr fyr b? nor?an
brand, ?ars bjarmskar kindir,
brennanda, s?k renna.
G?tt hlaut gumna saettir,
geirve?r, ? f?r ?eiri,
??lingi fekksk ungum, or?,
? V?nu bor?i. […]

(Bls. 217)

Перевод

Глава 9

[…] И когда настала весна, объявили конунг Харальд и конунг Гудрёд, его брат, что они, наверное, отправятся летом1 в викингский поход на запад за море или в Аустрвег2, как это у них было принято3. Тогда собирают они к себе войско, спускают корабли на воду и снаряжаются. [Ссора между братьями на прощальном пиру. Каждый из братьев отправляется в путь сам по себе.\ Конунг Гудрёд поплыл по обычному пути на восток в Вик и дальше на восток через Фольд. Тогда послал он сказать конунгу Трюггви4, чтобы тот шел ему навстречу и что летом они оба отправятся в военный поход в Аустрвег. Конунг Трюггви принял это хорошо и благожелательно5. Он узнал, что у Гудрёда было мало войска. Отправился тогда конунг Трюггви навстречу ему на одной ладье6. Они встретились к западу от мыса Сотанес7 у Веггира. И когда они вступили в переговоры, набросились люди Гудрёда и убили конунга Трюггви и двенадцать людей вместе с ним, и лежит он там, где теперь называется Трюггвахрейр8.

Глава 12

Сыновья Гуннхильд собрали большое войско в Вике, плывут они дальше на север вдоль берега и собирают людей и корабли в каждом фюльке, и не скрывают, что поведут это войско на север в Трандхейм против ярла Хакона. Эти новости узнаёт ярл и собирает войско и корабли. [Грабя побережья Южного и Северного Мёра, а также Раумсдаля, ярл Хакон не забывал следить за продвижением войска сыновей Гуннхильд.] И когда он узнал, что они уже приплыли во Фьорды и ждут попутного ветра, чтобы плыть на север к [мысу] Стад, то поплыл ярл Хакон с севера мимо Стада открытым морем, так что никто с берега не видел его парусов; велел он таким образом плыть открытым морем за островами на восток вдоль берега и приплыл в Данмарк, поплыл затем в Аустрвег9 и воевал там летом. [А сыновья Гуннхильд отправились со своим войском на север в Трандхейм.]

Глава 13

Ярл Хакон отправился осенью в Хельсингьяланд и вытащил там свои корабли на берег, отправился затем по суше через Хельсингьяланд и Ямталанд и так с востока через Кьёль спустился вниз в Трандхейм10. Собралось тотчас к нему войско, и он тут же взошел на кораблиii. И когда об этом узнают сыновья Гуннхильд, садятся они на свои корабли и держат [путь] по фьорду в открытое море. А ярл Хакон отправился в Хладир и прожил там зиму, а сыновья Гуннхильд находились в Мёре, и совершали они набеги друг на друга, и были в результате убиты люди. Ярл Хакон правил в Трандхейме и чаще бывал там по зимам, а летом он иногда отправлялся на восток в Хельсингьяланд и брал там свои корабли, и плыл в Аустрвег, и грабил там летом12, а иногда оставался он в Трандхейме и имел войско наготове, и тогда не направляли сыновья Гуннхильд своих кораблей севернее [мыса] Стад.

Глава 14

Харальд Серая Шкура отправился однажды летом13 со своим войском на север в Бьярмаланд и воевал там, и была у него большая битва с бьярмами14 на берегу Вины. Там конунг Харальд одержал победу и убил много народа, вел он тогда войну по всей земле и взял великое множество богатства15. Об этом говорит Глум Гейрасон16: «Дерзкий на слово, побеждающий всех конунгов17, обагрил сверкающий меч на востоке перед северным селением, там, где я видел, как бегут племена бьярмов18. Примиритель мужей снискал себе добрую славу в этом походе: ему, молодому, выпало сразиться на берегу Вины19»20. [Повествование переходит далее к конунгу Сигурду Слюна.]

Комментарий

1 Здесь и ниже в тексте – указание на сезонность викингских походов (ср. ниже комм. 12).

2 О топониме Аустрвег (Austrvegr) см. Этногеографический справочник.

3 Показательно, что викингский поход в Аустрвег представлен здесь как альтернатива походу на запад за море и, более того, как нечто вполне обычное («как это у них было принято»).

4 Трюггви Олавссон, внук Харальда Прекрасноволосого, правитель восточных областей Норвегии.

5 Поход в Аустрвег принимается благожелательно, т. е. как нечто привычное и, можно думать, достаточно выгодное.

6Ладья – не слишком точный перевод термина sk?ta, но, думается, более отвечающий исторической эпохе, нежели предлагаемый словарями катер, яхта или даже шхуна (IED. Р. 561; Берков 1962. С. 643).

7 К западу от мыса Сотанес, т. е. в восточной части Осло-фьорда.

8Трюггвахрейр – «Могила Трюггви». Курган с таким названием есть на острове к западу от Сотанеса, однако это курган бронзового века (см.: Bjarni A?albjamarson 1941. Bis. 214, not 2).

9 Здесь сага выдвигает еще одну возможную причину викингского похода в Аустрвег, а именно – попытку скрыться от своих врагов в момент немирья дома.

10 В гл. 12 говорится о том, что летом ярл Хакон был в Аустрвеге, так что настоящий рассказ относится к его возвращению из Восточной Прибалтики через Швецию на север Норвегии, в Тронхейм.

ii Ярл Хакон был вынужден оставить свои корабли в Хельсингланде, так как плавание по Балтийскому морю зимой невозможно; напротив, едва он добрался до западного побережья, он тут же «взошел на корабли», поскольку море у берегов Норвегии не замерзает под влиянием Северо-Атлантического течения.

12 Вновь сага указывает на сезонность походов по Аустрвегу: скандинавы пускались в путь весной или в начале лета, а осенью возвращались назад (ер. комм. 1 к этому тексту).

13 Если в изложении Снорри Стурлусона плавание в Бьярмаланд (о топониме Бъярмаланд / Bjarmaland см. Этногеографический справочник) совершается «однажды летом», то в «Красивой коже», с целью охарактеризовать удачливость Харальда, говорится о серии его походов в различные земли (см. выше). К. Ф. Тиандер полагает, что Снорри, не зная, «к какому времени приурочить это событие», «весьма неловко, вне всякой связи» отнес его к концу своего повествования о Харальде, что позволило исследователям датировать плавание Харальда в Бьярмаланд 965 годом. Сам Тиандер, основываясь на словах скальда («…ему, молодому…»), хотя и понимая, что, возможно, «эпитет скальда лишь поэтическая прикраса», относит эту поездку «к первой половине X века» (Тиандер 1906. С. 394–395). См. также комм. 4 к «Саге о Харальде Серая Шкура» по «Красивой коже» (выше § 4.1).

14Бьярмы (bjarmar) – жители Бьярмаланда (см. Этногеографический справочник).

15 Снорри Стурлусон, более осторожный в обращении с материалом, нежели его предшественники, не решается говорить о «золоте и серебре» в Бьярмаланде (как в «Красивой коже»), ограничиваясь лишь «великим множеством богатства». См. комм. 6 к «Саге о Харальде Серая Шкура» по «Красивой коже» (выше § 4.1).

16 О скальде Глуме Гейрасоне см. комм. 3 к «Саге о Харальде Прекрасноволосом» по «Красивой коже» (Глава 2, § 2.1). Ниже приводится 5-я строфа его хвалебной песни в честь конунга Харальда Серая Шкура – «Gr?feldardr?pa» (Skj AT 76–77). Примечательно, что в «Красивой коже» (см. § 4.1) – аналогичный прозаический текст, но нет ни висы, ни ссылки на скальда.

17 Имеется в виду Харальд Серая Шкура.

18Племена бьярмов (Bjarmskar kindir) в висе Глума Гейрасона – единственное упоминание этого загадочного народа в скальдических стихах. В сагах бьярмы появляются значительно чаще.

19 Именно в висе скальда Глума Гейрасона впервые соединились Вина и племена бьярмов, что дало основание большому числу исследователей помещать страну бьярмов – Бьярмаланд – на реке Северная Двина – в соответствии с широко распространенным прочтением гидронима Вина (Vina) (см. о нем Этногеографический справочник).

20 Поэтический перевод висы выполнен О. А. Смирницкой:

Вождь наипервейший
Задал жару бьярмам,
В селенье на Вине
Княжья сталь сверкала.
Сей поход победный
Державному славу
Стяжал. Стойко княжич
В метели стрел дрался.

(КЗ. С. 95)

Глава 5
«Сага об Олаве Трюггвасоне»

Введение

«Сага об Олаве Трюггвасоне» («?l?fs saga Tryggvasonar») – это жизнеописание норвежского конунга Олава Трюггвасона, правнука Харальда Прекрасноволосого. Сага сохранилась в нескольких взаимозависимых редакциях. Отдельные главы об Олаве Трюггвасоне есть в «Обзоре саг о норвежских конунгах», ок. 1190 г. (§ 5.1). Самая старшая из сохранившихся саг о нем – латиноязычная «Сага об Олаве Трюггвасоне» монаха бенедиктинского Тингейрарского монастыря Одда Сноррасона (между 1180 и 1200 гг.), дошедшая до нас в трех списках (A, S, U) перевода на древнеисландский язык (§ 5.2). Примерно в то же время, что и сага Одда, было написано еще одно латиноязычное жизнеописание Олава Трюггвасона – тоже монахом Тингейрарского монастыря, Гуннлаугом Лейвссоном[298]. От этого текста не сохранилось ни оригинала, ни исландского перевода, однако Бьярни Адальбьярнарсону удалось реконструировать его значительный фрагмент в составе «Большой саги об Олаве Трюггвасоне»[299]. Работа Гуннлауга послужила источником для Снорри Стурлусона, а также для авторов «Саги о крещении» и «Саги о Иомсвикингах». Олаву Трюггвасону посвящено большое число глав свода королевских саг «Красивая кожа», ок. 1220 г. (§ 5.3). В «Круге земном» Снорри Стурлусона (ок. 1230 г.) «Сага об Олаве Трюггвасоне» – шестая по счету (§ 5.4). На рубеже XIII–XIV вв., вероятно, аббатом монастыря в Мункатвера Бергом Соккасоном была написана так называемая «Большая сага об Олаве Трюггвасоне» (§ 5.5).

«Сага об Олаве Трюггвасоне» естественным образом распадается на три больших рассказа: о детстве и юности Олава до того момента, как он становится конунгом (по «Кругу земному» – до гл. 50); о его миссионерской деятельности в Норвегии и Исландии (там же – гл. 53–59, 65–84, 95–96); о его последней битве (при Свёльде), где он сражается против объединенного войска, возглавляемого шведским и датским конунгами и норвежским ярлом, и, по всей вероятности, погибает (гл. 89–94, 97-113)[300]. Основные вехи жизни конунга Олава, согласно анналам[301], приведены в табл. 9.


Таблица 9

Олав Трюггвасон в исландских анналах


Не забывая об условности этого допущения, я все же считаю возможным следовать за учеными, принимающими датировки «Королевских анналов» («Annales Regii»), и обозначать годы правления конунга Олава Трюггвасона как 995-1000.

Поскольку «Сага об Олаве Трюггвасоне» представлена здесь семью редакциями («Обзор», три версии саги Одда, «Красивая кожа», «Круг земной», одна версия «Большой саги»), в которых много смысловых и лексических повторов, я сочла целесообразным построить эту главу иначе, чем четыре предшествующих. Тексты публикуются, как и выше, последовательно по редакциям, но комментарий при этом – единый. В содержательном плане «восточная» информация саги распадается на восемнадцать сюжетных мотивов (см. табл. 10). Каждый фрагмент (как в оригинале, так и в переводе) обозначен при публикации вынесенным на поля номером сюжетного мотива, а сводный комментарий ко всем редакциям саги строится по тематическому признаку в соответствии с этими восемнадцатью мотивами[302].


Литература

Morgenstern 1890, 1892; Bugge 1908; Bugge 1910; Braun 1924; Лященко 1926a; Finnur J?nsson 1930; Cross 1931a; Baumgarten 1931; Baumgarten 1932; Larsen 1932; Рыдзевская 1935; Bjarni A?albjamarson 1937; Gordon 1938; Bjarni A?albjamarson 1941; L?nnroth 1963; ?lafur Flalld?rsson 1967; Jones 1968а; Гуревич 1972; Baetke 1973b; Holtsmark 1974; Andersson 1977; Simek, Hermann P?lsson 1987; Sverrir T?masson 1988. Bis. 261–279; Джаксон 1991a; Pritsak 1992; Джаксон 1993a; ?lafur Halld?rsson 1993a; Jackson 1994; Джаксон 1994в; Джаксон 2000b; Andersson 2003; Sveinbj?m Rafnsson 2005; Bagge 2006. См. также во Введении литературу к разделам «Обзор саг о норвежских конунгах», «Красивая кожа», «Круг земной».


Таблица 10

Сюжетные мотивы в «Саге об Олаве Трюггвасоне»


*Для каждого мотива указывается номер главы по соответствующему изданию.

§ 5.1. «Обзор саг о норвежских конунгах»

Рукописи, издания, переводы:

См. во Введении раздел «Обзор саг о норвежских конунгах».

Текст

Публикуется по изданию: ?grip af N?regskonunga s?gum / Bjarni Einarsson (?F. B. XXIX). 1984. Bis. 1-54.

XVII. kap?tuli

2 En eptir fr?fall hans ?? fl??i ?str??(r), er Tryggvi haf?i fengit ? Upplgndum, braut til Orkneyja me? ?l?fi ?r?vetrum, syni s?num ok Tryggva, at for?ask bae?i fl?rae?i Gunnhildar ok sona hennar ok H?konar jarls, er gll kipp?usk ?? enn um N?reg, ?v? at eigi v?ru ?? enn synir Gunnhildar af l?fi teknir. Ok kom h?n til Orkneyja me? ?rimr skipsQgnum.

En me? ?v? at eigi m?tti leynask fer? hennar ok mart kunni til svika gerask, ?? sendi h?n bamit ? braut me? manni ?eim, er sumir kalla ??r?lf l?sarskegg, ok haf?i hann barnit ? launungu ? braut til N?regs ok flutti me? miklum ?tta til Sv??j??ar. Ok ?r Sv??j?? vildi hann fara til H?lmgar?s, ?v? at ?ar var ngkkvut aetterni hans. En ?? kv?mu Eistr at skipi ?v?, er hann var ?, ok var sumt drepit af, en sumt hertekit, f?stri hans drepinn, en hann hertekinn fyr ey ?eiri, er heitir Eys?sla, en s??an seldr ? nau?. (Bls. 19–20)

XVIII. kap?tuli

3 En gu?, er ?etta bam haf?i kosit til st?rra hluta, stillti h?num til lausnar me? ?eim haetti, at ma?r kom til Eistlands, sendima?r konungs af H?lmgar?i, er var sendr at taka skatt af landinu ok var fraendi bamsins ok leysti fraenda sinn ok haf?i til H?lmgar?s, ok var hann ?ar umb hr??, sv? at ekki var margra manna vitor? ? hans aettemi.

4 En ?? er hann var t?lf vetra gamall, ?? ger?isk sv? til, at um dag nekkvem ? torgi, ?? kenndi hann ? hendi manni oxi ??, er ??r?lfr haf?i haft, ok leita?i eptir atbur?um, hv? h?num hef?i s? ox komit, ok var? af hins andsvgmm sannfr??r, at ?at var bae?i ox f?stra hans ok sv? bani, ok t?k oxina ?r hendi h?num ok drap ?ann, er ?angat haf?i, ok hefndi sv? f?stra sins. En ?ar var mannhelgr mikil ok miklar vi?lggur vi? manns aftak, ok fekk hann ?at til r??s, at hann hlj?p ? hald dr?ttningarinnar, ok me? boen hennar ok af ?v?, at hvatligt ??tti vera verkit manni t?lf vetra ggmlum at vinna, ok af ?v? at sannlig ??tti hefndin vera, ?? ?? hann miskunn af konunginum, ok t?k s??an at vaxa vitor? of hann ok sv? metor? ok allt yfirlaeti.

6 En s??an er ? lei? ? stundina, ?? var h?num fengit li? ok skipast?ll, ok for hann bae?i ? eitt land ok gnnur lQnd ok herja?i, ok auku?u flokk hans br?tt Nor?menn ok Gautar ok Danir, ok vann n? st?rvirki ok afla?i s?r me? ?v? fraeg?ar ok g??s or?lags. (Bls. 20–21)

Перевод

Глава 17

2 И после его (Трюггви. – Т. Д.) смерти бежала Эстридi, которую Трюггви взял в жены в Упплёнде, на Оркнейи с трехлетним Олавомii, сыном своим и Трюггви, чтобы спастись от вероломства как Гуннхильд и ее сыновей, так и ярла Хакона, которые все тогда боролись друг с другом за Норег, потому что ни один из сыновей Гуннхильд тогда еще не был лишен жизни. И приплыла она на Оркнейи с тремя полными кораблями людей.

И поскольку нельзя было скрыть ее поездку и могло свершиться любое предательство, отослала она тогда своего ребенка с тем человеком, которого некоторые называют Торольвом Вшивобородым, и привез он ребенка тайно в Норег, и с большими предосторожностями переправил в Свитьод. А из Свитьод хотел он поехать в Хольмгард, так как там у него была какая-то родняv. И тогда напали эйстыviii на тот корабль, на котором он был, и были некоторые убиты, а некоторые взяты в плен. Воспитатель его был убит, а он был взят в плен близ того острова, который зовется Эйсюслаix, и затем продан в неволюх.

Глава 18

3 Но Бог, который избрал этого ребенка для лучшей участи, дал ему свободу таким образом: в Эйстланд приехал по поручению конунга из Хольмгарда человек, который был послан собрать подати с этой земли и был родичем этого ребенка, и освободил своего родича, и отвез в Хольмгард, и был он там некоторое время, так что немногим людям было известно о его происхождении.

4 И когда ему было 12 летi, случилось так, что однажды на торгуii он узнал вруке у человека тот топор, который был у Торольва, и начал расспрашивать, как к нему попал этот топор, и понял по ответам, что это были и топор его воспитателя, и его убийца, и взял тот топор у него из руки, и убил того, кто до этого им владел, и отомстил так за своего воспитателя. А там была большая неприкосновенность человека и большая плата за убийство человека, и принял он решение бежать к княгине под ее защиту. И по ее просьбе и поскольку это сочли делом энергичным для человека двенадцати лет от роду, и поскольку месть его сочли справедливой, помиловал тогда его конунг, и стала с тех пор расти его известность, а также уважение и всякий почет.

6 И после того как прошло некоторое время, ему дали дружину и корабли, и ходил он то в одну землю, то в другие земли и воевал, и быстро увеличивали в его отряд норманны, и гауты, и даны, и совершал он теперь подвиги, и добывал себе этим славу и хорошую известность.

§ 5.2. «Сага об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда

Введение

«Сага об Олаве Трюггвасоне» монаха бенедиктинского Тингейрарского монастыря на севере Исландии, Одда Сноррасона (ум. в 1200 г.), была написана на латинском языке. Оригинальный текст не сохранился за исключением латинской фразы Pro sustentacione racio assumunt (?TOdd A, k. 30), двух латинских вариантов имени корабля Олава Трюггвасона (Ormr hinn langi. Еп alatinu tungu heitir hann longus draco, еда serpens – ?TOdd A, k. 53; cp.: ?TOdd S, k. 41) и, наконец, одной строфы, приписываемой (в редакции S) исландскому скальду Стевниру Торгильссону, которая присутствует в тексте и на латинском, и на древнеисландском языках (?TOdd А, к. 65; ?TOdd S, к. 54). Скальдические стихи в целом, как полагает А. Холтсмарк, были добавлены в перевод самим переводчиком или позднейшим переписчиком.

Сага Одда датируется исследователями неоднозначно. Ее возникновение относили ко времени между 1160 и 1170 гг. (Ф. Магнуссен в издании 1835 г.), после 1170 г. (А. Холтсмарк в издании 1974 г. и в комментарии к Paasche 1957), не раньше 1180 г. (Г. Сторм), ок. 1180 г. (Л. Лённрот), ок. 1190 г. (Ф. Поске, К. Шир, Олавур Хальдорссон), между 1180 и 1200 гг. (Т. М. Андерссон). Соответственно, по-разному датируют исландский перевод саги: А. Холтсмарк считает, что он не старше 1190 г., Олавур Хальдорссон – что он выполнен ок. 1200 г., Л. Лённрот – в начале XIII в. Не исключена возможность длительного параллельного существования латинского и древнеисландского текстов, как в случае с «Сагой о Ионе Святом» (на что мне любезно указала Г. В. Глазырина): в описи бенедиктинского монастыря Мункатвера на севере Исландии от 1429 г. фиксируется наличие «саги святого епископа Иона на латинском языке и другой на древнескандинавском» («jons sagha holabiskups j latino, onnor i norraeno»[303]).

Среди источников, использованных Оддом, исследователи называют сочинения Сэмунда и Ари, «Историю о древних норвежских королях» Теодорика Монаха, до недавнего времени к ним относили и «Древнейшую сагу об Олаве Святом» (см. ниже). Считается, что отдельные вставки из «Обзора саг о норвежских конунгах» могли быть внесены в первоначальный исландский перевод саги. Впрочем, Т. М. Андерссон убежден, что наблюдаемые сходства в трудах Одда и Теод орика скорее можно объяснить наличием общего источника, нежели заимствованием[304]. Исследователь утверждает, что главы 1-41 у Одда основаны на источнике (или источниках), несомненно письменном, к которому обращался, в свою очередь, и Теодорик; в качестве дополнительного материала, особенно в повествовании о событиях в Швеции и на Руси, Одд использовал устную традицию, равно как и в других частях своей саги[305]. Т. М. Андерссон также подчеркивает, что в главах 1-25, где рассказывается о бегстве Олава из Норвегии, его эстонском плене и времени, проведенном им на Руси, монах Одд весьма приблизительно следует имеющимся в его распоряжении источникам («норвежским синоптикам»), значительно расширяя их содержание за счет сведений, полученных им от устных информантов[306]. Исследователь указывает, что «Сага об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда и «Древнейшая сага об Олаве Святом», хоть и являются полноценными по объему письменными сагами, составлены достаточно грубо, что выдает в них не запись устоявшегося устного нарратива, а попытку свести вместе на письме крупицы разрозненной информации[307]. Все более в литературе утверждается мнение, что биографические данные Олава Трюггвасона, сохранившиеся в письменных источниках, Одд Сноррасон расцветил сюжетами, почерпнутыми из устной традиции[308].

Основным литературным образцом для монаха Одда послужила, по мнению Л. Лённрота[309], так называемая «Хроника Псевдо-Турпина», более точно называемая «Historia Karoli Magni et Rotholandi», весьма популярная и красочная латиноязычная биография Карла Великого, написанная в первой половине XII в., переведенная на древнеисландский язык между 1190 и 1225 гг., а позднее включенная в «Сагу о Карле Великом».

Многие части саги Одда построены по образцу библейских и агиографических сказаний. Эпизод обращения Олава в христианство прорицателем на Сюллингах заимствован Оддом из «Диалогов» папы Григория Великого (593–594 гг.); сцена ожидания Олава его противниками перед битвой у острова Свёльд – из сочинения «О деяниях Карла Великого» («De gestis Caroli Magni») монаха Сен-Галленского монастыря (конец IX в.), где рассказывается, как король Дезидерий и его соратник Октер наблюдают со стен столицы лангобардов Павии за приближением франков.

Обсуждение жанровой принадлежности «Саги об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда порой приводило к тому, что из королевских саг она «превращалась» в агиографическое сочинение[310]. Весьма привлекательно выглядит характеристика, данная этой саге Т. М. Андерссоном: по его меткому выражению, сага имеет «биполярную композицию», что позволило представить Олава Трюггвасона как фигуру религиозную, с одной стороны, и политическую – с другой. Начальная часть саги, фокусирующая свое внимание на бегстве Олава, напоминающем бегство Святого Семейства в Египет от преследований Ирода, и на его последующем возвращении в Норвегию в качестве проповедника и крестителя, выглядит жизнеописанием святого. Однако заключительные главы, подводящие к битве при Свёльде, читаются как героическое повествование, близкое по стилю и композиции к более поздним героическим сагам. Ведь Одд создавал сагу для далеко не однородной аудитории: с одной стороны, он писал под влиянием агиографической литературы для своих собратьев монахов; с другой – под влиянием существующей в обществе традиции об Олаве Трюггвасоне – для носителей этой традиции и прочих мирян, привыкших почитать Олава как конунга и героя[311]. Тот факт, что труд Одда написан на латинском языке, наводит Л. Лённрота на мысль, что монах ориентировался не только на своих исландских коллег, но и на более широкую, международную аудиторию, стремясь к тому, чтобы его книга читалась во всей Северной Европе. Таким образом, его цель предстает целью церковного политика, пытающегося утвердить новое видение процесса христианизации Западной Скандинавии[312].

В вопросе о том, какую из королевских саг можно считать наиболее ранней (речь идет о пространном нарративе, а не о фрагментах типа «Hryggjarstykki» Эйрика Оддссона или начальной части «Саги о Сверрире»), сейчас в науке утверждается тезисно сформулированное Л. Лённротом и детально аргументированное Т. М. Андерссоном мнение, что пальму первенства следует отдать латиноязычной саге монаха Одда об Олаве Трюггвасоне (известной нам по древнеисландским переводам) и что, скорее всего, «Древнейшая сага об Олаве Святом» (о которой мы можем судить по «Легендарной саге об Олаве Святом») местами заимствовала из саги Одда, а местами была смоделирована по ее подобию. Данный вывод смещает акценты в истории возникновения королевской саги: «Сага об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда в таком случае выступает не как исландский ответ на норвежское прославление Олава Святого, а как отправная точка в развитии жанра[313].

Сохранилось три редакции (два полных списка и фрагмент третьего) перевода саги Одда.

А – норвежский список AM 310 4°. Финнур Иоунссон считал, что он был скопирован с исландского оригинала в середине или третьей четверти XIII в.

А. Холтсмарк на основании пелеографических данных пришла к выводу, что он был сделан в конце первой половины XIII в., между 1230 и 1250 гг. В отличие от двух других, этот список содержит более полный текст. В нем – 45 листов; 3 начальных листа, 2 серединных и 1 заключительный отсутствуют, т. е. изначально был 51 лист. Здесь больше следов латинского оригинала: имена нередко даются в латинской форме, присутствуют пояснения, которые в исландском тексте избыточны.

S – исландский список ок. 1300 г. или первой четверти XIV в. – Holmperg 18 4°. Существует мнение, что это не непосредственная обработка латинского текста и что оригинал перевода был выполнен ок. 1200 г.[314] Текст несколько сокращен по сравнению с текстом А, но в нем есть пролог и вводные главы, утерянные в AM 310.

U – фрагмент списка, выполненного в той же юго-западной области Норвегии, что и список А, в середине XIII в. (ок. 1250 г.) – DG 4–7 I fol. Ближе по содержанию к списку А, но тоже сокращен по сравнению с ним, как и S. Сохранившийся фрагмент списка содержит конец саги, и, в частности, явно вымышленный рассказ о конце жизни Олава Трюггвасона.

По мнению Холтсмарк, ни одна из трех версий не есть копия другой. Олавур Хальдорссон считает, что оба норвежских списка были сделаны с норвежских оригиналов. Может быть, небезосновательно мнение Финнура Иоунссона, что в основе всех трех списков лежит один перевод латинского текста Одда, а большие различия между тремя списками – результат переработки его в XIII в. Ср. мнение Свейнбьёрна Равнссона, который полагает, что работа Одда была переведена на исландский язык, затем расширена за счет материалов, почерпнутых из других источников, а затем этот переработанный перевод был еще более переработан и расширен в трех существующих на сегодняшний день исландскоязычных редакциях этой саги[315].


Издания:

Itt Stycke af Konvng Olaf Tryggjasons Saga, hwilken Oddur Munck p? Gammal G?tska Beskrifwit hafwer / O. Verelius. Upsala, 1665 [редакция U].

Saga от K. Oloff Tryggwaszon i Norrege… af Odde Mvnck / J. L Reenhielm. Upsalae, 1691 [А].

Saga ?lafs kon?ngs Tryggvasonar, ritu?, ? ?ndver?u, af Oddi m?nk / Finnur Magn?sson (Fms. В. X) [А].

Saga Olafs Konungs Tryggvasunar. Kong Olaf Tryggvesons Saga forfattet paa Latin he-nimod Slutningen af det tolfte Aarhundrede af Odd Snorreson, Munk i Thingeyre Klos-ter paa Island, og siden bearbeidet paa Norsk / P. A. Munch. Christiania, 1853 [S + лакуны no A; U].

Det Arnamagnaeanske Haandskrift 310 qvarto. Saga Olafs konungs Tryggvasonar er rita?i Oddr muncr. En gammel norsk bearbeidelse af Odd Snorresons paa latin skrevne Saga om Kong Olaf Tryggvason / P. Groth. Christiania, 1895 [А].

Saga ?l?fs Tryggvasonar af Oddr Snorrason munk / Finnur J?nsson. K?benhavn, 1932 [A; S; U].

Konunga s?gur. Reykjavik, 1957. В. I: ?l?fs saga Tryggvasonar efter Odd munk; Helgisa-ga ?l?fs Haraldssonar; Brot ?r Elztu s?gu / Gu?ni J?nsson [A + начало из S].

Olav Tryggvasons saga. Etter AM 310 qv. / A. Holtsmark (CCN. Quarto serie. Vol. V). 1974. [факсимиле списка А].

?l?fs saga Tryggvasonar eptir Oddr munk Snorrason / ?lafur Halld?rsson (?F. В. XXV).

2006. Bis. 123–374 [A;S;U].


Переводы:

Английский:

Oddr Snorrason. The saga of Olaf Tryggvason / Translated from the Icelandic with Introduction and Notes by Th. M. Andersson. Ithaca and L., 2003 [А].

Датский:

Kong Olaf Tryggvesons Saga, skreven, fra Begyndelsen af, af Odd Munk (OS. В. X). 1836. S. 174–328 (N. M. Petersen).

Латинские:

В издании 1691 г. (J. I. Reenhielm).

Historia de rege Olavo Tryggii filio, secundum Oddum monachum (Shi. T. X). 1841. S. 201–349 (Sveinbj?rn Egilsson).

Норвежский:

Soga om Olav Tryggvason. Etter Odd munk Snorreson / Omsett av M. Rindal (Norrone bokverk. 46). Oslo, 1977.

Шведский:

В издании 1691 г. (J. I. Reenhielm).

Русский:

Фрагменты в Рыдзевская 1978. С. 29–40.


Литература

Storm 1873; Finnur J?nsson 1932а; Bjarni A?albjamarson 1937; Gordon 1938; Paasche 1957; L?nnroth 1963; ?lafur Halld?rsson 1967; Schier 1970; Holtsmark 1974;

Andersson 1977; Andersson 1979; Hofmann 1981a; Andersson 1985; Holm-Olsen 1987;

Simek, Hermann P?lsson 1987; Andersson 1988; Lange 1989; Джаксон 1991; Джаксон

1993а; ?lafur Halld?rsson 1993а; Zemack 1998; L?nnroth 2000; Лённрот 2000;

Andersson 2003; Andersson 2004a; ?rmann Jakobsson 2005; Sveinbj?m Rafnsson 2005;

Andersson 2006; Phelpstead 2006; Bagge 2006; Глазырина 2009; Глазырина 2010.

§ 5.2.1. «Сага об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда – редакция А

Текст

Публикуется по изданию: Saga ?l?fs Tryggvasonar af Oddr Snorrason munk / Finnur J?nsson. K?benhavn, 1932.

6. Fra Gar?a konungi oc mo?ur hans

I ?enna tima re? firir Gar?a riki Valldamarr konungr me? miclum ueg. Sua er sagt at mo?ir hans var spakona oc er ?at callat ibokum phitons andi er hei?nir menn spa?u. ?at geck miok eptir er hon maelti. oc var hon ?a a orvasa alldri. ?at var si?r ?eira at iola aptan hinn fyrsta scylldi bera hana astoli firir hasaeti konungs. Oc a?r menn t?ki til dryckio ?a spyrr konungr mo?ur sina ef hon saei e?a vissi noc-quom hasca e?a ska?a yfir gnapa sinu riki. e?a nolgaz me? nocquorum ufri?i e?a otta. e?a a?rir agimtiz hans eigu. hon suarar. Eigi se ec ?at son minn er ec vita ?er horva meinsamliga e?a ?inu riki oc eigi oc ?at er skelfi ?ina hamingio. En ?o se ec micla syn oc agetliga Nu er borin a?essum ti?um еш konungs s. iNoregi ос a ?essu ?ri sa er her man up f??az i?essu landi. oc sia man ver?a agetligr ma?r. oc dyrlegr hof?ingi. oc eigi man hann sca?a gera ?inu riki. helldr man hann ?at margfalliga auca y?r til handa. oc si?an man hann aptr huerva til sins lanz ?a er hann er a ungum alldri. ос mun hann ?a o?laz riki sitt ?at er han er til borin. oc mun hann konungr vera oc skina me? mikilli birti. oc morgum mun hann hialpare vera inor?ral-fu haeimsins. En scamma stund mon hans riki standa yfir Noregs uelldi. beri mek nu abrot ?ui at ec man nu eigi framarr segia. oc ?rit sagt er nu. ?essi Valldamarr var fa?ir Iarizleifs konungs. (Bls. 20–21)

7. Fra Olafi T. s. oc Astri?i mo?ur hans

En er ?au Olafr oc Astri? haf?u verit ii uetr me? Hakoni g. ?a bio hann fer? ?ei-ra uegsamliga oc faer ?au ihendr kaupmonnum ?eim er fara aetlu?u i Gar?a austr. aetla?i hann at senda ?au til Sigur?ar bro?ur Astri?ar hann haf?i mikinn soma af Gar?a konungi. Hakon g. feck ?eim alia luti ?a er ?a/ ?urftu til ?essar fer?ar. oc skil?iz eigi fyrr vi? en ?au comu askip me? go?u foruneyti.

Oc si?an letu ?au ihaf. oc i?eire fer? comu at ?eim rans menn oc tocu feit allt. en drapu suma mennina. oc leidu ser huem brot ymsa uega. oc si?an ianau? oc ?rel-kan. Oc her skil?iz Olafr vi? mo?ur sina oc var hon si?an selld land af landi. Olafr var oc selldr mansali sem a?rir hertecnir menn oc ?ria drotna atti hann i?essi her-lei?ingu. Oc sa er fyrstr keypti hann. het Clerkon oc sia drap fostra hans f?rir au-gum honum. Oc litlu si?arr selldi hann Olaf ?eim manni er Clercr. h. oc toe f?rir hann hafr forkunnar go?an. oc var hann i?essa mannz valdi nocquora hri?.

En sa gu? er eigi uill leynaz lata dyr? oc ueg sinna vina. sua sem eigi ma liosit leynasc i myrcrinu. sua ger?i hann ?a mikin ueg ?essa hins unga mannz oc leysti hann af ?essu ufrelsi sem for?um leysti hann Iosep. Oc ?essi ma?r er nu haf?i valid yfir Olafi. selldi hann ?eim manni er Eres het oc tok sa firir hann dyrlect clae?i. ?at er ver collum uesl. e?a slagning. a vara tungu. Ос ?essi husbondi er nu hefir keyp-tan hann var f??ingi ihei?num londum kona hans het Rechon, en son ?eira h. Reas. hann keypti oc me? honum fostbro?ur hans er ?orgils h. son ?orolfs. hann var ellre en O. ?eir voro vi. vetr i?essu afelli. (Bls. 21–23)

8. Fra Olafi Tryggva s.

Oc nu i?enna tima ric?i Valdamarr yfir Gar?a riki hann atti ?a drotning er Allogia h. oc var hin vitrasta cona. Sigur?r bro?ir Astri?ar haf?i sua mikin metna? af konungi at hann eigna?iz af honum miclar eignir oc mikit l?n. oc setti hann yfir at skipa konungs malum, ос heimta saman scylldir konungs vi?a af heru?um. hans bo? scylldi oc yfir standa allu konungs rikinu.

?a var Olafr ix uetra gamall er ?essi atbur?r ger?iz at Sigur?r mo?urbro?ir Olafs com i?aenna sta? er Olafr uar firir. oc var bondinn farinn til acrs me? verkmonnum. Sigur?r rei? ?a i?orpit me? micla sueit manna ос s?milegt foruneyti. ?a var Olafr ileic me? a?rum sueinum. haf?i hann sua micla ast fengit af sinum herra at hann var ecki anau?igr e?a ?raell. helldr sua sem ?skilegr son oc let hann honum engra luta vannt ?eira er hann beiddiz. skemta?i hann ser ahueriom degi ?at er honum ?otti bezt.

Oc Olafr fagnar honum vel oc me? mikilli list. Oc Sigur?r tok uel oc bli?liga hans or?um. oc maelti sua. Se ec ?at go?r sueinn at ecki hefir ?u ?at brag? a?er sem herlendskir menn huarki me? yfirlitum e?a mali. Nu seg mer nafn ?itt oc aett oc fostr ior?. hann suarar. Olafr heiti ec. en Noregr er aettior? min. kyn mitt er konun-glict. Sigur?r maelti ?a Huert er nafn fa?ur ?ins. e?a mo?ur. hann suara?i Tryggui h. fa?ir min. en Astri?r mo?ir. Sigur?r maelti. huers d. var mo?ir ?in. hann suarar. hon var d. Eiriks af Oprusto?um riks mannz. Oc er Sigur?r heyr?i ?etta. steig hann af hestinum oc fagna?i honum uel oc minntiz vi? hann. oc segir honum at hann er mo?ur bro?ir hans. oc vist er ?etta fagna?ar d. er vi? hafum her fundiz Si?an spyrr S. at fer?um Olafs oc ?angat cornu hans. e?a huersu lengi hann haf?i ?at afelli ?olt Oc hann sag?i honum fer?ir sinar sua sem gengit haf?i.

Oc eptir ?at maelti Sigur?r. Villt ?u nu frendi at ec kaupa ?ek at lauar?i ?inum oc ser ?u eigi lengr i anau? hans e?a ?ionustu. Hann suarar Vel em ec nu cohi?n s. haN hia ?ui sem fyrr. en giama villda ec leystr ver?a he?an ef fostbro?ir min veri leystr af ?raeldomi oc fari hann me? mer ibrot. S. q. ?at giama gera vilia oc spara enga luti til.

Oc si?an com Heres bondi heim oc fagna?i uel S. ?uiat hann scylldi heimta landscylldir af ?eim heru?um oc af huerio husi. oc sia yfir at ?at greiddiz allt uel. Oc at lyctum vac?i Sigur?r til vi? bondaN ef hann vildi selia sueinana. ui? uer?i. man ec nu ?egar rei?a ver? firir. hann suarar. Selia man ec hinn ellra sueiniN. sem ocr semz en hinn yngri er mer ufalr ?ui at hann er bae?i vitrari oc ?o fri?ari oc honum aN ec oc myclu meira oc mikit ?ycki mer at lata hann. oc ecki sel ec hann пета vi? miclu ver?i. Oc er S. heyr?i ?etta. ?a spyrr hann huar coma scylldi. oc bon-diN for ?o ae undan. En S. leita?i ?o eptir ?ui frecara. En fra lyctum er at segia ?essar caupstefnu. at sueinn hinn ellri var firir mork gullz. en hinn yngri var f?rir ix merkr gullz. oc ?otti bonda ?o meira at lata hann en hinn sueinin.

4 Eptir ?at for S. a brot me? Olaf frenda s?n oc heim iGar?a riki. en ?at voro log ilandi ?ui. at eigi scylldi ?ar up f??a konungs s. af utlendu kyni ne fiarrlaegio riki at uvitanda sialfum konungi. Sigur?r haf?i Olaf heim me? ser til husa sinna. oc var?ueitti hann ?ar me? launungu oc fara manna vitor?i. oc ?o i go?u yfirlaeti. for ?a sua fram um ri?.

Sua bar til einn d. at Olafr geck fra herbergi sinu oc me? honum fostbro?ir hans. at uvitanda Sigur?i fraenda hans. ?eir foro ?o leyniliga oc gengu a eitt straeti. Oc ?ar kendi Olafr firir ser s?n uvin ?ann er drepit haf?i firir vi uetrom fostra hans firir augum honum en selldi si?an sialvan hann ianau? oc ?reldom oc er hann sa hann ?a ger?iz hann asyndar sem blo?. oc ?rutinn miok. oc bra honum mioc vi? vi? ?es-sa syn huarf hann ?a aptr scyndiliga oc heim til herbergia sinna.

Oc litlu si?arr com ?ar Sigur?r af torgi. oc er hann sa Olaf frenda sinn ?rutin af rei?i. ?a spur?i hann Olaf. huat honum veri. hann segir huer sok til var oc ba? hann ueita ser s?n styrk til hefna fostra sins, ?uilican harm sem sia ma?r ger?i mer oc margfallda scom. vil ec nu hefna fostrfo?ur mins. Sigur?r segir at hann uill ?etta ueita honum risa nu up ос ganga me? micla sueit manna oc var Olafr lei?soguma?r til torgsins. Oc er Olafr ser ?enna mann taca ?eir hann oc lei?a utan borgar. Oc si?an gengr fram ?essi hinn ungi sueinn Olafr. oc aetlar nu at hefna fostra sins, var honum ?a fengin ihond mikil brei? ?x. at hoggua ?enna mann. Olafr var ?a ix uetra gamall. Si?an rei?ir Olafr ?xina oc h?ggr a halsin oc af hofu?it. ос er ?etta callat mikit freg?ar hogg sua ungs mannz.

5 I ?enna tima voro iGar?a riki margir spamenn. ?eir er vissu firir marga luti. ?eir sag?u af sinum spadomi at comnar voro i?etta land, hamingior nocquors gafugs mannz oc ?o ungs. oc alldri fyrr hof?u ?eir set ne eins mannz fylgior biartare ne fegre oc sannu?u ?eir ?at me? morgum or?um en eigi mattu ?eir vita huar hann uar En sua sog?o ?eir mikils hattar vera hans hamingio at ?at lios er yfir henni skein at ?at dreif?iz um allt Gar?a riki oc vi?a um austr halfu heimsins.

En firir ?ui sem sagt var fyrr at Allogia drotning var allra kuinna vitrost ?a ?yckia henni slikir lutir mikils ver?ir. Bi?r hon nu konung me? fogrum or?um at hann lati stefna ?ing at menn comi ?angat af allum nalaegiom heru?um. segir hon at hon mon ?a til coma oc til skipan a hava slica sem mer likar. Nu gerir konungr sua. k?mr ?ar mikill fiol?i manna.

Nu by?r drotning at sla seal mannhringa af allum muginum oc skal huerr standa hia a?rum sua at ec mega lita huers mannz asionu. oc yfirbrag? oc einkanlega au-gun. oc vaentir mek at ec myna skynia huerr styrandi er ?essi hamingio ef ec fae liti? sialldr augna hans. oc eigi man ?a leynaz mega huerr ?essar naturu er. konungr lyddi nu hennar r??um.

Oc er ?etta hit fiolmenna ?ing sto? ii daga. En drotning geck firir huem mann oc hyggr at huers mannz yfir brag?i oc finnr engan ?ann mann er henni ?ycki liclegr til at styra sua matkum lutum Oc er sta?it haf?i ii daga ?ingit oc com hinn ?ri?i d. ?a var enn aukat ?ingit sottu ?a ?angat allir at hans bo?i. en elligar la sok a.

Var nu slegit allu folki i mannhringa. en ?essi hin ageta cona oc hin fraegia d. hug?i at huers mannz alitum oc yfirbrag?i. k?mr hon ?ar er alei? stundina sem fyrir henni sto? einn ungr sueinn me? vandum clae?um hann var ikufli oc lag?r hottrin aptr aher?ar honum. Hon leit augu hans. oc skil?i hon ?egar at hann var ?essar hin-nar haleitu giptu. oc lei?ir hann firir konung oc ger?i ?a bert firir allum at ?a man sa fundinn vera er hon haf?i lengi leita?.

Var nu ?essi sueinn ikonunglect valid tekinn Ger?i hann ?a kunnect konungi oc d. aett sina oc tign at hann var eigi praell. helldr birtiz nu at hann var pryddr konun-glegre aett. Si?an tok konungr oc d. at fostra Olaf astsamliga. me? mikilli bli?u. g?ddu ?au hann morgum farsaeligum lutum sem eiginlegan sinn son. ?essi sueinn uox up iGor?um snimma algerr at afli oc viti oc ?roa?iz langa ri? sem alldr visar til. sua at afam uetrum var hann lanct um fram sina iafn alldra. i allum lutum ?eim er pry?a ma go?an hof?ingia. Oc ?egar er hann toe at syna sek oc sina atgervi ?a var ?at abbrag?lict a marga uega. oc ascammre stundu haf?i hann numit allan rid-darligan hatt. oc orrostulega speki. sua sem ?eir menn er k?nstir voro oc hraustastir at fylla ?a syslu.

6 Nu feck hann af sliku micla s?m?. oc frama fyrst af konungi oc d. oc uti fra allum a?rum. rikum oc urikum. vox hann nu ?ar ос ?roa?iz huartueggia me? uizku oc vetra tali, ос allzsconar atgerfi er pry?a ma agetan hof?ingia Oc Valdamar konungr setti hann bratt hof?ingia innan hir?ar. oc at stiorna her monnum ?eim er vinna scyldu s?m? konungi. oc margscyns fraem?ar verk vann hann iGar?ariki. oc vi?a um austr halfu ?o at her se fatt talt.

En er hann var xii uetra gamall ?a spyrr hann konungin ef nocquorar borgir e?a heru? ?au er legit haf? undir hans konungdom oc hafi hei?nir menn tekit af hans rilci oc saeti ?a yvir hans eign oc soma. Konungr suarar. oc s. at vist voro nocquorar borgir ос. ?orp ?au er hann haf?i att. oc a?rir haf?u heriat af hans eign oc lagt nu vi? sitt riki. Olafr maelti ?a. Gef mer ?a nocquot li? til forrae?is oc skip oc vita ef ec mega aptr vinna ?at riki er latit er. ?ui at ec em fuss at heria oc beriaz vi? ?a er y?r hava hneyct vil ec ?ar til niota y?arrar giptu oc sialfs ?ins hamingio. Oc man vera annat huart at ec man fa drepit ?a. e?a ?eir mono abrot stockua firir minum styrk. konungr toe ?essu uel oc feck honum li? slict er hann beiddiz.

Nu syndiz ?at er fyrr var sagt huersu k?N hann var vi? allan riddarascap oc hers-capar bunat. kunni hann oc sua n?frliga fylkingum fara. sem hann haf?i i ?ui iafnan stafat. ferr hann nu me? ?essu li?i oc atti margar orrostur. oc vann mikin sigr a uvi-num sinum. Vann hann aptr allar borgir oc castala ?a er fyrr hof?u legit undir riki Gar?a konungs. Oc margar ?io?ir utlendar oca?i hann undir riki Ualdamars ko-nungs. En at hausti huarf hann aptr me? fagrligum sigri. oc fri?u herfangi. haf?i hann ?a margscyns gersimar igulli oc agetligum pellum. oc steinum dyrum. er hann f?r?i konungi oc d. oc var nu hans uegr aendr nyia?r. Oc fognu?u honum allir me? hinum mesta feginleik. slicu hellt hann fram ahuerio sumre. at hann heria?i. ос vann margs cyns fraeg?ar verk. en hann var a vetrum me? Valldamar konungi.

Oc er hann skein i?uilikri dyr?. ?a er sua sagt at eptir einn mikiN sigr sneri hann heim til Gar?a. ?eir sigldu ?a me? sua miclu drambi oc kurteisi. at ?eir haf?u seglin yfir skipum sinum af dyrum pellum. oc sua varu tiolldin ?eira oc. En af slicu ma mar-ca rikdom ?ann er hann haf?i fengit af stor virkiom ?eim er hann vann iAustrlondum. (Bls. 22–29)

9. Fra OLafi konungi

7 Sua segia vitrir menn oc fro?ir. at Olafr hafi alldrigi blotat scur?go?. ос hann setti iafnan hug s?n vi? ?ui. En ?o var hann vanr at fylgia konungi til hofsins optli-ga. en alldrigi com hann ?n. sto? hann ?a uti hia durum iafnnan. Oc eitt s?n r?ddi konungr ui? hann. oc ba? hann eigi ?at gera ?ui at ?at kaN vera at gu?in rei?iz ?er. oc tynir ?u bloma ?scu ?innar. Villda ec giama at ?u litillaettir ?ek vi? ?au ?ui at ec em raeddr um ?ek at ?au casti a ?ek akafre rei?i sua mikit sem ?u hefir ihaettu. Hann suarar. Alldrigi hrae?umk ec gu? ?au er huarki hava heym ne syn ne vit oc ec ma skilia at ?au hava enga grein oc af ?ui ma ec marca herra huerrar naturo ?au его at mer syniz ?u huert s?n me? ?eckilego yf?r brag?i at af tecnum ?eim stundum er ?u ert ?ar oc ?u f?rir ?eim fomir. en ?a liz mer ?u iafnan me? ugiptubrag?i er ?u ert ?ar. Oc af ?ui skil ec at gu? ?essi er ?u gofgar manu myrkrunum styra.

8 Oc ?at segia menn ?a er Olafr var i?uilikri s?m? at til ur?u nocquorir meN meirr ofundfullir en g?zku fullir oc r?g?u hann ui? konungin. oc var? hann f?rir ofund margra gofugra manna ос f?rir ?a sok for hann ibrot Ос haf?i ?a mikin her. hann heria?e ?a ahei?nar ?io?aer oc feck iafnan sigr. for hann vi?a um Austrueg oc braut undir sek folkit Oc er honom leiddiz ?essi i?n. ?a var comit at uetri. villdi hann ?a snua heim til Gar?a. Oc ?a com imoti ?eim ue?r be?i mikit oc gagnsta?lict oc hepti ?at fer? hans ?essu sinni. snyr hann ?a til Vin?lanz me? li?i sinu oc lag?i skipum sinum til l?gis. (Bls. 30)

12. Fra OLafi konungi

10 ?a er Olafir haf?i verit iij uetr i Vin?landi ger?uz ?au ti?endi. at d. faer bra?an bana. […] bio hann ?a li? sitt or landi. oc vaenti hann at ?a myndi hann skiotara af hyggia harmi ?eim er hann haf?i fengit aetla?i hann at fara iRusiam. En er hann com iDanmork ?a gengu ?eir af skipum sinum oc aland up. oc tocu strandhogg sem si?r er til oc tocu mikit fe. oc racu til strandar. landz menn somnu?uz saman oc sottu eptir ?eim me? miclu li?i. […] (Bls. 36)

13. Fra draum OLafs konungs

11 Eptir ?etta hellt Olafr brot skipum sinum oc austr iGar?a uelldi Oc tok konungr oc d. ui? honum ageta uel. oc dual?iz hann ?ar um uetrinn Oc eitt sinni bar ?a f?rir hann merkilega syn. honum syndiz einn mikill stein oc ?ottiz hann ganga lanct up eptir honum allt til ?ess er hann com at ovan ver?um. hanum ?otti ?a sem hann veri up hafi?r ilopti? yfir scyin. Oc er hann hof up augu sin ?a sa hann agetliga sta?i fagra oc biarta menn er byg?u i?eim sto?um. ?ar kendi hann ос s?tan hilm ос allzsconar fagra bloma. ос meiri dyr? ?otti honum ?ar vera en hann maetti hug sinum til coma fra at segia. ?a heyr?i hann rodd maela vi? sek. Heyr ?u efni go?s mannz. ?ui at alldrigi gofga?ir ?u gu?in oc ?nga ?ionustu ueittir ?u ?eim. Helldr suivirdir ?u ?a/ oc firir ?ui munu margfalldaz uerk ?in til go?ra luta. oc avaxtsam-legra. en ?o scortir ?ek enn mikit at ?u megir vera i?essum sto?um e?a ?u ser mac-legr at liva her at eilifu me? ?ui er ?u cannt eigi eN scapara ?in. oc ?u veizt eigi huerr sannr gu? er.

Oc er hann haf?i heyrt ?essa luti ?a hraeddiz hann acafliga oc maelti sua. Huerr ert ?u drottin at ec trua a. Roddin suarar. Far?u til Girclandz oc man ?er ?ar kunnict gert nafns drottins gu?s ?ins. Oc ef ?u var?ueitir hans bo?or?. ?a mannt ?u hava aeilift lif oc saelu Oc ?a er ?u truir retliga ?a mannt ?u marga a?ra snua fra villu oc til hialpar. ?ui at gu? hefir ?ek sett til at snua honum til handa margar ?io?ir.

Oc er hann haf?i ?essa luti heyr?a oc set. ?a aetla?i hann at stiga ni?r af steini-num. Oc er hann for ovan. ?a sa hann ogorliga sta?i fulla af logum oc quolum oc ?ar me? heyr?i hann aumligan grat. oc margsconar ogorliga luti. Oc ?ar ?ottiz hann kenna maenn marga ?a er truat hof?u ascur?gu? be?i vini oc hof?ingia. Oc ?at scil?i hann at sia quol bei? buin Valdamars konungs oc d. Honum feck ?a mikils sua at ?a er hann vacna?i flaut hann allr itarum. oc vacna?i me? miclum otta.

Eptir ?at ba? Olafr li? sitt buaz til brautfer?ar. Oc vil ec nu sigla til Girklannz. oc sua gerir hann. oc byriar honum vel. oc com hann til Girclandz. Ос hitti ?ar dyr-lega kenni maenn oc uel trua?a er honum kendu nafn drottins Iesu Cristz. var? hann nu laer?r me? ?eire tru sem fyrr var honum bo?at isuefni. Si?an hitti hann agetan byscup einn oc ba? hann ueita ser helga skirn ?a sem hann haf?i lengi til girnz oc maetti hann vera isamlagi cristinna manna, ос si?an var hann primsigna?r Oc si?an ba? hann byscup fara me? ser i Rusiam oc bo?a?i ?ar nafn gu?s hei?num ?io?um. Byscup q. heita myndu fer?inni ef hann vildi fara sialfr ?ui at ?a mun konungr sialfr si?r imote standa oc a?rir storhof?ingiar. helldr ueite hann til sinn styrk at avoxtr maetti at ver?a oc gu?s cristni magna?iz.

Si?an ferr Olafr ibrot oc aptr iRusiam oc var nu sem fyrr fagnat honum uel. du-elsc hann nu ?ar um ri?. hann r??ir opt firir konungi oc d. at ?au geri eptir ?ui sem ?eim h?fir oc miclu er fegri si?r at trua asannan gu? oc scapara sinn. er ger?i himin oc ior? oc alia luti er ?eim fylgir. hann segir oc huersu illa samir ?eim monnum er rikir eru at villasc isua miclum myrcrum at trua ?at gu? er enga hialp ma ueita. oc leggia a?at alia stund oc starf. megu ?er oc skilia af y?arri speki at ?etta er satt er ver bio?um. Oc alldri seal ec af lata at bo?a y?r sanna tru oc gu?s or?. at ?er metti? avoxt geva almatkum gu?i. En ?o at konungr st??i lengi vi? ос maelti imoti at lata si? s?n. oc atruna? gu?anna. ?a feck hann ?o skilit me? gu?s miscun at mikit skil?i si?inn ?ann er hann haf?i e?a sia er Olafr bo?a?i. Var hann oc opt fagrliga a minntr. at ?at var blot villa oc hindr vitni er ?eir hof?u a?r me? farit. en cristnir menn tru?u betr oc fagrlegarr. Oc me? heilsamlegum r??um drotningar er hon gaf til ?essa lutar at fultingiandi gu?s miscunn ?a iatti konungr oc allir menn hans at taca heilaga slcirn oc retta tru oc var? ?ar allt folc cristit.

Oc er ?etta var gort ?a bio Olafr fer? sina brot ?a?an oc geck nu mikil fraeg? af Olafi huar sem hann for. eigi at eins iGar?a ueldi helldr oc allt inor?ralfu heimsins. oc ?a com firaeg? Olafs allt nor?r iNoregs uelldi. oc agetlegt verk er hann vann ahu-eriom degi. (Bls. 39–43)

14. Fra Olafi konungi

12 […] Si?an gaf Olafr sinum monnum leyfi at ?eir f?ri ikaupfer?ir ?angat sem ?eir villdi. oc k?mi ?o til AEnglanz fyrr en hann f?ri ?a?an. Oc at gefnu ?essu leyfi foru ?eir ikaupfer?ir. en Olafr hellt ?a skipum sinum til Englandz. Oc er hann com ?ar ?a heyr?i hann sagt at jarl sa re? firir Nor?imbralandi er Sigur?r het. […] Iarlinn undra?iz miok ?eira uascleik oc spyrr ?enna hinn vir?ilega mann huerr hann se e?a hua?an hann veri comin. hann s. at hann het Ali hinn au?gi oc var hann caup ma?r. en uer erum comnir allir af Gar?ariki. […] (Bls. 45–46)

19. Fra suikrae?um Hakonar j. vi? Olaf T. s.

13 Nu er ?ar til at taca at Hakon j. heyrir micla freg? af morgum orrostum oc snill-dar brog?um Olafs T. s. er hann uann vi?a. […] ?orir het ma?r clacka vinr mikill iarlsins. hann callar hann til sin a?inginu oc segir at hann uill senda hann iGar?a austr me? ?eim ?rendum at hann seal segia andlat jarlsins oc ?at me? at landit liggi nu hof?ingialaust. […] Oc biogguz ?eir nu til fer?ar. Oc styr?i sinu skipi huerr ?eira foru si?an til Englandz oc er ?eir comu ?ar spur?u ?eir at Olafr var ?a farin austr iGar?a riki. Oc si?an sigldu ?eir austr ?angat oc er ?eir comu ?ar. fagna?i hann ?eim uel me? mikilli bli?u. oc ger?i frendum sinum fagra ueizlu. […] nu voro ?eir ?ar um uetrin En er vara?i bioz Olafr austan me? vi skipum. oc ?au um fram iij er ?eir haf?n austr haft. ?essi skip voro la?in morgum dyrligum gripum gulli oc gimsteinum oc agetligum pellum. oc allzscyns farmi er fasenn var iNor?londum. […] (Bls. 63–66)

25. Fra OLafi konungi T. s.

18a ?at finnz ifrasogn Ara hins fro?a oc eru ?eir fleire er ?at sanna at Olafr T. s hafi ij uetr haft oc xx ?a er hann com iland. oc tok riki en hann re? firir v. uetr. En ?o eru ?eir sumir menn fro?ir er sua vilia segia oc ?ui trua at sua se at hann hafi haft ij uetr oc xxx. vetra. er hann tok rikit. oc ?at seal nu sanna huersu ?eir telia.

?at segia ?eir ?a er Tryggui konungr fa?ir hans var uegiN at Olafr var ?a imo?ur qui?i oc var f?ddr ?at. oc var einn uetr me? mo?ur fe?r sinum oc mo?ur me? leynd. Oc si?an for hann austr iSui?io?. afund Hakonar gamla firir motgangi Hakonar j. oc Gunnhilldar. ос for ?a um ey?i merkr oc scoga. oc var ?ar ij uetr me? Hakoni gamla. oc er hann for brot ?a?an ?a var hann ?revetr.

Oc er hann for skipfer?um oc hann var hertekiN er hann aetla?i iGar?a ?a tocu hei?nir menn ?au oc haf?u isinu valldi oc var hann i?essi anau? vi uetr. En iGor?um austr oc austrholfunni veri hann xi ar. En i Vin?landi iij uetr. oc ?a for hann til Danmerkr oc til Irlandz. Oc tok ?ar helga skirn af abota. ?eim er fullr var af helgum anda. oc iUestrlondum var hann ix ?r.

Oc eptir ?at for hann af Englandi. oc haf?i ?a ij uetr hins fior?a tigar. Oc eptir ?at var sett uelrae?i af ?ori cloclcu um Olaf. oc foru ?eir ?a til Noregs sem sagt var. oc var ?a ?orir drepiN. eptir forspa finnzins. oc litlu si?arr Hakon j. Oc tok ?a О. T. s. rikit sem sagt var. En ?essir menn sam?yckia ?etta me? ?essum hetti Saemundr hinn fro?i oc Ari hinn fro?i huarstueggia sogn er trulig. at Hakon hafi styrt rikinu xxxiij. uetr. si?an er fell Haralldr grafelldr En ?at ?yckir ?a miok saman bera. oc ?essi fra sogn.

?at calla meN at Olafr T. s. hafi haft iij ti?ir. a sinum dagum. var su hin fyrsta er hann var imiclu ufrelsi oc a?ian oc uvir?ing. Annur ti? alldrs hans skein me? birti mikilli oc farsaelu. Hin ?ri?ia ti? me? tign oc fraeg? oc mikilli ahyggio. firir morgum at b?ta. En vera lcann ?at at Einarr ?ambarskelfir e?a Astri? systir Olafs er atti AErlingr aSola hafi ecki hugleitt ?a ?essi ix ar anau?ar hans er margir varu i?eire aetlan at hann veri dau?r. En si?an er sia hinn sami ma?r erfrendmir fundu oc vinir. sua sem endrreistan af dau?a. ?a fognu?u ?eir ?essum manne sua sem hann veri af dau?a reistr ос tol?u ?ui til alldrs honum vii ?r oc xx. En huarratueggia uitni synaz mer athuga ver? oc skynia ?at huat af ?yckir fellt at hava ?uilikum frasognum. (Bls. 88–91)

32. Fra Eiriki konungi iSui?io?

14 I ?ann tima er rik?i yfir Noregi Hakon j. var Eirikr konungr iSui?io?. […] Eirikr konungr atti Sigri?i hina storra?u oc var ?eira s. Olafr suaenski. ?at segia menn at konungrin villdi skilia vi? Sigri?i d. oc uilldi eigi hava ofsa hennar oc ofmetna?. oc setti hana drotningu yfir Gautlandi. En konungr atti si?an d. Hakonar j. Eptir hann tok riki s. hans Olafr.

En ?a ba?u Sigri?ar Vissivalldr Austruegs konungr ос Haralldr grenski. Uplen-dinga konungr. En henni ?otti ser litilrae?i i?ui er smakonungar ba?u hennar. en ?eim dirf? i er ?eir aetlu?u ser ?uilica drotningo. oc firir ?ui brendi hon ?a inni ba?a aeinni nott. oc ?ar let ос lif sitt gafugr ma?r er het ?orir fa?ir ?oris hundz er bar?iz vi? hinn helga Olaf konung aSticlasto?um oc eptir ?etta verk var hon collu? Sigri? hin storra?a. (Bls. 107–108)

82. Fra Olafi konungi

9 ?at sag?i Hallfro?r vandrae?a scalld at ?essi lond hafi Olafr konungr T. s. farithersdkilldi. bae?i isu?r uegum oc Uestrlondum. […]

Hilmir vann at holmi
hialmsco? ro?in blo?i
huat of dul?u ?ess hol?ar
hor? oc austr iGor?um.
rogs bra recka laegir
rikr Valkera liki
herstefnir let hrofnum
holld Flaemingia golldit. […]

(Bls. 247–248)

Перевод

6. О конунге Гардов и его матери

1 В то времяi правил в Гардарики конунг Вальдамарii с великой славой, i Рассказываетсяiv, что мать его была пророчицейv, и зовется это в книгах духом фитонаvi, когда пророчествовали язычники. Многое случалось так, как она говорила. И была она тогда в преклонном возрасте. Таков был их обычай, что в первый вечер йоляvii должны были приносить ее на кресле к высокому сиденью конунга. И раньше чем люди начали пить, спрашивает конунг свою мать, не видит или не знает ли она какой-либо угрозы или урона, нависших над его государством, или приближения какого-либо немирья или опасности, или покушения кого-либо на его владения. Она отвечает: «Не вижу я ничего такого, сын мой, что, я знала бы, могло принести вред тебе или твоему государству, а равно и такого, что спугнуло бы твое счастье. И все же вижу я видение великое и прекрасное. Родился в это время в этом году сын конунга в Норегеviii, и будет он воспитываться здесь в этой стране, и станет он знаменитым мужем и славным хёвдингом, и не причинит он никакого вреда твоему государству, а напротив, многократно его увеличит для Вас. А затем он вернется в свою страну, пока он еще в молодом возрасте, и тогда завладеет он своим государством, на которое он имеет право по рождению, и будет он конунгом, и будет сиять ярким светом, и многим он будет спасителем в северной части мираix. Но короткое время продержится его власть над Норегсвельди. Отнеси меня теперь прочь, поскольку я теперь не буду дальше говорить, и так уже довольно сказано». Этот Вальдамар был отцом конунга Ярицлейвах.

7. Об Олаве, сыне Трюггви, и Астрид, его матери

2 И когда Олав и Астридi пробыли 2 года у Хакона Старогоiii, собрал он их в путь с честью и передал их в руки тех купцовvii, которые собирались ехать на восток в Гарды. Он думал отправить их к Сигурду, брату Астрид, который имел большие почести от конунга ГардовА Хакон Старый дал им все, что им требовалось для этой поездки, и расстался с ними не раньше, чем они взошли на корабль с хорошими попутчиками.

Затем они вышли в море, и в этой поездке напали на них разбойникиviii и захватили все их добро, и убили некоторых, а остальных увезли в разных направлениях, и взяли их затем в неволю и рабство. Здесь Олав был разлучен со своей матерью, и ее затем продавали из страны в страну. Олав тоже был продан в рабствох, как другие пленники, и три хозяина было у него в этом плену. Того, кто первым купил его, звали Клеркон; и это он убил воспитателя Олава у него на глазах. А несколько позднее продал он Олава тому человеку, которого звали Клерк, и взял за него необычайно хорошего козла; и пробыл он во власти этого человека некоторое время.

Но Бог, который не хочет, чтобы скрывались честь и слава его друзей, как не должен свет скрываться во тьме, оказал этому молодому человеку великую честь и освободил его из этой неволи, как в былые времена освободил он Иосифа. И вот человек, который теперь имел власть над Олавом, продал его тому человеку, которого звали Эрес, и взял за него драгоценную одежду, которую мы на нашем языке называем плащ или накндкаxii. И этот хозяин, который теперь купил его, был родом из языческих земель; жену его звали Рекой, а сына их звали Реасxi. Он купил вместе с ним и его брата по воспитанию, сына Торольва, которого звали Торгильс; он был старше, чем Олав; они пробыли 6 лет в этой бедеxii.

8. Об Олаве Трюггвасоне

3 А в это время правил Вальдамар над Гардарики; у него была жена, которая звалась Аллогиейi, и была она умнейшей женщиной. Сигурдii, брат Астрид, имел такой большой почет от конунга, что получил он от него большие владения и большой лен, и поручено ему было вести дела конунга и собирать дань конунга по всем областям; а его повеления должны были иметь силу во всем государстве конунга.

Олаву было 9 летiii, когда случилось это событие, что Сигурд, брат матери Олава, приехал в то место, где находился Олав. А бонд ушел в поле со своими работниками. Сигурд въехал тогда в селение с многими воинами и достойными спутниками. Олав тогда играл с другими мальчиками. Его так сильно любил его хозяин, что не был он ни пленником, ни рабом, а скорее, был как желанный сын, и не позволял тот ему ни в чем нуждаться, о чем бы он ни попросил. Забавлялся он каждый день, как ему нравилось.

И Олав приветствовал его тепло и весьма изысканно. И Сигурд принял благосклонно его слова и сказал так: «Вижу я, хороший мальчик, что ты ничуть не похож на местных жителей, ни внешностью, ни речью. Теперь назови мне свое имя и род, и родину». Он отвечает: «Олавом зовусь я, и Норег – моя родина, а род мой – королевский». Сигурд сказал тогда: «Как зовут твоего отца или твою мать?» Он ответил: «Трюггви зовется мой отец, а Астрид – мать». Сигурд сказал: «Чьей дочерью была твоя мать?» Он отвечает: «Она была дочерью Эйрика из Опростадира, могущественного человека». И когда Сигурд услышал это, сошел он с коня и хорошо приветствовал его, и расцеловался с ним, и говорит ему, что он – брат его матери, «и определенно это радостный день, когда мы здесь встретились». Затем спросил Сигурд о поездке Олава и о том, как он попал туда, или как долго он терпел это несчастье. И он рассказал ему о своей поездке так, как все и происходило.

И после этого сказал Сигурд: «Хочешь ты теперь, родич, чтобы я купил тебя у твоего хозяина, и ты бы не был больше у него в неволе или в услужении?» Он отвечает: «Мне теперь стало хорошо, – говорит он, – по сравнению с тем, что было раньше, но я очень хотел бы быть освобожденным отсюда, если бы мой брат по воспитанию был освобожден из рабства и поехал отсюда вместе со мной». Сигурд сказал, что он очень хочет так сделать и ничего для этого не пожалеет.

И затем пришел бонд Эрес домой и хорошо приветствовал Сигурда, так как он должен был собрать дани с тех областей и с каждого дома и наблюдать, чтобы все это делалось хорошо. И наконец, Сигурд завел разговор с бондом, не хочет ли он продать мальчиков за любую цену, «я теперь тотчас заплачу за них». Тот отвечает: «Я продам старшего мальчика, как мы договоримся, а младший у меня не для продажи, потому что он умнее и даже красивее, и его я люблю много больше, и мне трудно расстаться с ним. И я не продам его, кроме как по большой цене». И когда Сигурд услышал это, то спросил он, какой могла бы быть цена, а бонд тем не менее все отказывался. Сигурд же настаивал на этом еще больше. И надо сказать о конце этой торговой сделки, что старший мальчик был выкуплен за марку золота, а младший – за 9 марок золота, и все-таки бонду было труднее расстаться с ним, чем с тем мальчиком.

4 После этого отправился Сигурд оттуда с Олавом, своим родичем, и вернулся домой в Гардарики. А такие были законы в той стране, что там не полагалось воспитывать сына конунга из иноземного рода или из далекого государства без ведома самого конунгаiii. Сигурд взял Олава к себе, в свой дом, и держал его там втайне и так, что об этом было известно немногим людям, и все же с большими почестями. И продолжалось так некоторое время.

Случилось так однажды, что Олав ушел из своей комнаты и с ним его брат по воспитанию, но без ведома Сигурда, своего родича. Тем не менее они ушли тайно и вышли на одну улицу. И там узнал Олав своего недруга, того, который убил 6 лет назад его воспитателя у него на глазах, а затем продал его самого в неволю и рабство. И когда он увидел его, стал он лицом, как кровь, и очень подавлен. И так сильно его взволновало увиденное, что повернул он тогда быстро назад и вернулся домой, в свою комнату.

А несколько позднее пришел туда Сигурд с торга, и когда он увидел Олава, своего родича, в гневе, то спросил его, что с ним. Олав говорит, какая тому была причина, и просил его оказать ему поддержку, чтобы отомстить за своего воспитателя: «Такое горе этот человек причинил мне и многократное бесчестье, что хочу я теперь отомстить за своего воспитателя». Сигурд говорит, что он готов оказать ему помощь. Вот поднимаются они и идут с большим отрядом людей, и вел Олав к торгуii. И когда Олав видит этого человека, берут они его и выводят за город. И затем выступает вперед этот юный мальчик Олав и собирается теперь отомстить за своего воспитателя. Дали ему тогда в руки большой широкий топор, чтобы зарубить этого человека. Олаву было тогда 9 летi. Затем замахивается Олав топором и ударяет человека по шее, и отрубает ему голову, и это считается очень славным ударом для такого юного человека.

5 В это время было в Гардарики много прорицателей, которые многое знали о том, что будет. Они говорили в своих пророчествах, что в эту страну пришли духи-хранители какого-то благородного человека, хотя и молодого. И никогда раньше они не видели ни у одного человека д?xoв более светлых либо более прекрасных, и доказывали они это многими словами, но они не знали, где он был. И таким, говорили они, замечательным был его дух, что тот свет, который сиял над ним, рассеивался по всему Гардарики и повсюду в восточной части мираi.

А поскольку – как ранее было сказано – княгиня Аллогия была умнейшей из всех женщин, посчитала она все это очень важным. Вот просит она конунга в красивых словах, чтобы он велел созвать тинг, чтобы люди пришли туда из всех близлежащих местностей; она говорит, что она придет туда и распорядится «так, как мне хочется». Вот делает конунг так; приходит туда огромное множество людей.

Вот приказывает княгиня, чтобы образовали людской круг из всей толпы, «и должен каждый стоять рядом с другим, так чтобы я могла видеть внешность каждого человека и выражение, и особенно глаза, и я надеюсь, что я смогу почувствовать, кто владеет этим духом, если я увижу зрачки его глаз, и никто тогда не сможет скрыть, если такова его природа». Послушался тогда конунг ее речей.

И длится этот многолюдный тинг два дня. А княгиня подходит к каждому человеку и осматривает внешность каждого человека, и не находит никого, кто показался бы ей похожим на человека, которому выпал такой великий жребий. И когда тинг продолжался два дня и настал третий день, то еще прибавилось людей на тинге. Шли тогда туда все по приказу конунга, а за неповиновение полагалось наказание.

Вот образовал весь народ круг, а эта славная женщина и знаменитая княгиня осмотрела внешний вид и выражение каждого человека. Подходит она через некоторое время туда, где перед ней стоял юный мальчик в плохой одежде; он был в широком плаще, а капюшон был откинут на плечи. Она посмотрела в его глаза и тотчас поняла, что это у него было такое большое счастье, и ведет она его к конунгу, и дала понять всем, что нашелся на этот раз тот человек, которого она долго искала.

Вот взял конунг этого мальчика под свою власть. Открыл он тогда конунгу и княгине свой род и достоинство и что он не был рабом. Напротив, открылось теперь, что он был украшен королевским происхождением. С тех пор стали конунг и княгиня воспитывать Олава любовно, с большой лаской. Одарили они его многими дорогими вещами, как своего собственного сына. Этот мальчик вырос в Гардах, рано достиг совершенства по силе и уму и развивался не по годам, так что через немного лет был он далеко впереди своих сверстников во всем том, что может украсить хорошего вождя. И как только он начал проявлять себя и свое физическое и духовное совершенство, его трудно было превзойти, и через короткое время научился он всем рыцарским обычаям и военной премудрости, как те люди, которые были самыми искусными и доблестными в этой профессии.

6 Теперь имел он очень большой почет и славу, в первую очередь от конунга и княгини, а также от всех прочих, знатных и незнатных. Рос он теперь там и развивался как по уму и числу лет, так и по всякого рода физическим и духовным совершенствам, которые могут украсить славного вождя. И конунг Вальдамар сделал его скоро хёвдингомi в дружине, и чтобы управлять теми воинами, которые должны были добывать честь конунгу, и много разных подвигов совершил он в Гардарики и во многих местах в восточной части мира, хотя здесь и мало рассказано.

А когда ему было 12 лет, то спрашивает он конунга, нет ли каких-нибудь городов или округов, тех, которые были под его властью и были отняты у него язычниками, присвоившими себе его владения и честьii. Конунг отвечает и говорит, что, конечно, были некоторые города и деревни, которые принадлежали ему, а другие отвоевали их от его владений и присоединили теперь к своему государству. Олав сказал тогда: «Дай мне тогда какой-нибудь отряд в распоряжение и корабли, и посмотрим, смогу ли я вернуть назад то государство, которое потеряно, потому что я очень хочу воевать и биться с теми, которые вас обесчестили; хочу я положиться в этом на ваше счастье и твою собственную удачуiii. И будет либо так, что я их убью, либо что они побегут от моей силы». Конунг принял это хорошо и дал ему такой отряд, какой он просил.

Тут обнаружилось то – о чем говорилось раньше, – каким искусным он был во всяком рыцарском деле и военном снаряжении; и мог он так умело вести строй, как будто он делал это всегда. Вот он отправляется с этим войском, и было у него много битв, и одержал он большую победу над своими недругами. Вернул он назад все города и крепости, которые раньше находились под властью конунга Гардов. И много иноземных народов подчинил он власти конунга Вальдамара. А осенью вернулся он назад со славной победой и прекрасной добычей; были у него там разного рода сокровища из золота и прекрасных дорогих материй, и драгоценных камней, которые он привез конунгу и княгине; и вот его слава обновилась. И принимали его все с величайшей радостью. Так повелось каждое лето, что он вел войны и совершал разного рода подвиги, а по зимам был он у конунга Вальдамара.

И когда он был в такой славе, говорят, после одной великой победы повернул он домой в Гарды; они плыли тогда с такой большой пышностью и великолепием, что паруса на их кораблях были из драгоценных материйiv, и такими же были их шатры. А из этого можно сделать заключение о том богатстве, которое он приобрел в результате тех подвигов, которые он совершил в Аустрлёнд.

9. О конунге Олаве

7 Так говорят мудрые и ученые люди, что О лав никогда не приносил жертв идолам, и всегда был против этого. Но все же у него было в обычае часто сопровождать конунга в храм, но он никогда не входил внутрь; стоял он в таком случае всегда снаружи у дверей. И однажды конунг говорил с ним и просил его так не делать, «потому что может так случиться, что боги разгневаются на тебя, и ты погубишь цвет своей молодости. Я бы очень хотел, чтобы ты смирился перед ними, потому что я боюсь, что они обрушат на тебя весьма сильный гнев, а ты многим рискуешь». Он отвечает: «Никогда не испугаюсь я тех богов, что не имеют ни слуха, ни зрения, ни разумаi, и я вижу, что у них нет никакого рассудка. И из того я могу сделать заключение, господин, какова их природа, что ты мне представляешься всякий раз с милым выражением, за исключением того времени, когда ты там и приносишь им жертвы; и тогда ты мне всегда кажешься несчастным, когда ты там. И из этого я заключаю, что те боги, которым ты поклоняешься, правят мраком».

8 И так говорят люди, что, когда Олав был в такой славе, сделались некоторые люди скорее полны зависти к нему, нежели доброты, и клеветали на него перед конунгом. И завидовали ему многие знатные люди, и по этой причине уехал он оттуда. И была у него тогда большая дружина, он воевал тогда с языческими народами и всегда побеждал, ездил он повсюду в Аустрвеге и подчинял там себе народ. А когда ему наскучило это занятие, то приближалась зима. Захотел он тогда вернуться домой в Гарды. И тогда подул им навстречу ветер, и сильный, и встречный, и помешало это его поездке в этот раз. Повернул он тогда к Виндланду со своим войском и поставил свои корабли на якорь.

12. О конунге Олаве

Когда Олав пробыл три года в Виндландеi, произошло такое событие, что королева внезапно умерла. [О скорби Олава.\ Приготовился он тогда со своим войском отправиться из страны, и надеялся, что сможет тогда скорее выбросить из головы ту печаль, которая у него была. Собрался он поехать в Русиюii.

И когда он приплыл в Данмарк, сошли они со своих кораблей на землю и совершили набег на побережье, как принято, и захватили много скота, и угнали его на берег. Местные жители собрались вместе и выступили против них с большим войском. [Олав и его люди спасаются благодаря чуду святого креста].

13. О сновидении конунга Олава

После этого направил Олав свои корабли оттуда и на восток в Гардавельдиi. И приняли конунг и княгиня его очень хорошо, и пробыл он там зиму. И однажды было ему в то время удивительное видениеii. Ему привиделся огромный камень, и казалось ему, что он взбирается по нему высоко вверх, пока он не достиг вершины. Ему показалось тогда, что он поднялся в небо выше облаков. И когда он поднял кверху глаза, ясно увидел он красивые места и светлых людей, которые жили в тех местах. Там почувствовал он сладкий аромат и увидел всевозможные красивые цветы, и ему показалось, что там большее великолепие, чем он мог предположить и выразить словами. Тогда услышал он голос, который говорил с ним: «Слушай ты, готовый стать Божьим человеком, поскольку ты никогда не поклонялся богам и не служил им. Скорее бесчестил ты их, и потому умножатся твои поступки для добрых дел и полезных; но все же недостает тебе многого, чтобы ты мог быть в этих местах, либо был достоин жить здесь вечно, поскольку ты не знаешь своего творца и тебе неизвестно, кто есть истинный Бог».

И когда он услышал это, то чрезвычайно испугался и сказал так: «Кто ты, господин, чтобы я поверил в тебя?» Голос отвечает: «Поезжай ты в Гиркландiii, и там тебе станет известно имя Господа Бога твоего. И если ты будешь следовать его заповеди, то будет тебе вечная жизнь и блаженство. И когда ты уверуешь истинно, тогда обратишь ты многих других от ереси к спасению, поскольку Бог избрал тебя для того, чтобы обратить к нему многие народы»iv.

И когда он услышал это и увидел, то вознамерился он спуститься вниз с камня. И когда он шел вниз, видел он страшные места, полные огня и мучений, и при этом слышал он жалобный плач и разного рода страшные вещи. И там казалось ему, что он узнаёт многих людей, которые верили в деревянных идолов, как друзей, так и правителей. И то различил он, что это мучение ждет конунга Вальдамара и княгиню. На него это так сильно подействовало, что, когда он проснулся, был он весь в слезах, и проснулся он с большим страхом.

После этого велел Олав своему войску собираться в путь оттуда. «И хочу я теперь плыть в Гиркланд». Так он и делает, и дует ему попутный ветер, и приплыл он в Гиркланд. И встретил там славных проповедников и хорошо верующих, которые открыли ему имя господа Иисуса Христа. Обучился он теперь той вере, которая была ему ранее возвещена во сне. Затем он встретил одного превосходного епископа и просил его дать ему святое крещение, которого он давно вожделел и которое позволило бы ему присоединиться к христианам, и было затем ему дано prima signatiov. И затем просил он епископа отправиться с ним в Русию и провозгласить там имя Божие языческим народам. Епископ дал обещание, что приедет, если он поедет сам, поскольку тогда сам конунг будет меньше противиться и другие знатные хёвдинги, но будет оказывать ему помощь, чтобы успех был достигнут и Божие христианство стало сильнее.

Затем уехал Олав оттуда и назад в Русию, и был он теперь, как и раньше, очень хорошо принят. Находится он теперь там некоторое время. Он часто говорит конунгу и княгине, чтобы они поступили в соответствии с тем, что им подобает, «и много прекраснее вера, когда веруешь в истинного Бога и творца своего, который сделал небо и землю, и все, что им сопутствует». Он говорит также, как мало приличествует тем людям, которые имеют власть, заблуждаться [и жить] в таком великом мраке, чтобы верить в тех богов, которые не могут оказать никакой помощиvi, и отдавать этому все время и силы. «Можете Вы также понять, благодаря Вашей мудрости, что то, что мы провозглашаем, – истинно. И я никогда не перестану проповедовать Вам истинную веру и слово Божие, чтобы Вы поддерживали истинного Бога».

И хотя конунг долго противился и возражал против того, чтобы оставить свою веру и тех идолов, но все же понял он благодаря Божьей милости, что многое отличало ту веру, которая была у него, от той, которую проповедовал Олав. Также ему часто прекрасно напоминали, что все то, во что они прежде верили, было языческим заблуждением и суеверием, а христиане веруют лучше и прекраснее. И с помощью благожелательных речей княгини, которые она произносила в этой связи в подтверждение милости Божьей, согласился тогда конунг и все его мужи принять святое крещение и правую веру, и был там крещен весь народ.

И когда это было сделано, собрался Олав в путь оттуда, и пошла тогда великая слава об Олаве повсюду, где он бывал, и не только в Гардавельди, но и по всей северной части мираix. И дошла тогда слава об Олаве и о превосходных делах, которые он совершал каждый день, до самого севера, до Норегсвельди.

14. О конунге Олаве

12 [Олав принимает крещение на островах Сюллингах, недалеко от Ирландии.] Вскоре Олав дал своим людям разрешение отправиться в торговые поездки, куда они хотят, но чтобы они пришли в Энгланд раньше, чем он уедет оттуда. И когда им было дано это разрешение, все они отправились в торговые поездки, а Олав направил свои корабли в Энгланд. И когда он пришел туда, услышал он, как говорят, что Нортимбраландом правит ярл, которого зовут Сигурд. [Олав встречается с ярлом Сигурдом.] Ярл сильно удивился их смелости и спрашивает этого достойного человека, кто он такой и откуда он пришел. Он отвечает, что его зовут Алиi Богатый, что он купец, «и пришли мы все из Гардарики». [Олав и Сигурд вступают в торговое товарищество и совершают вместе ряд походов.]

19. О предательских замыслах ярла Хакона против Олава Трюггвасона

Теперь следует рассказать о том, что ярл Хакон слышал о великой славе, повсюду завоеванной Олавом Трюггвасоном многими битвами и военным искусством. [Ярл Хакон созывает тинг. Он замышляет лишитъ Олава родной земли либо жизни.] Торир Клака звался человек, большой друг ярла. Он подзывает его к себе на тинге и говорит, что хочет послать его на восток в Гарды с поручением рассказать о смерти ярла и о том, что страна сейчас не имеет правителя. [Вместе с Ториром Хакон посылает, угрожая им, двух братьев матери Олава.]i И вот собрались они в путь. И каждый вел свой корабль. Отправились они вскоре в Энгланд, и когда они пришли туда, узнали они, что Олав уже уплыл на восток в Гардарики. И поплыли они затем оттуда на восток, и когда они пришли туда, он их хорошо принял, с большим дружелюбием, и устроил своим родичам прекрасный пир. [Торир передает Олаву то, что ему было поручено.] Вот провели они там зиму. И когда настала весна, собрался Олав с востока с шестью кораблями, и это помимо тех трех, на которых они приплыли на восток. Эти корабли были нагружены многими прекрасными вещами, золотом и драгоценными камнями, и дорогими тканями, и всякого рода товарами, которые редко удавалось видеть в Нордлёндii. […]

25. О конунге Олаве Трюггвасоне

18а Такое встречается в рассказе Ари Мудрого и есть еще многие, кто это подтверждает, что Олаву Трюггвасону было 22 года, когда он вернулся в страну и взял государство, которым он правил в течение 5 лет. Но все же есть некоторые мудрые люди, которые так говорят и так верят, что ему было 32 года, когда он взял властьi, и сейчас [мы] проверим, как они считают.

Они говорят, что, когда конунг Трюггви, его отец, был убит, Олав находился во чреве матери и был затем рожден, и провел один год тайно с отцом своей матери и с матерью. И затем отправился он на восток в Свитьод к Хакону Старому из-за вражды ярла Хакона и Гуннхильд, и проехал он тогда по пустынным местам и лесам, и провел 2 года у Хакона Старого. И когда он уехал оттуда, было ему три года.

И когда он плыл на корабле и был взят в плен по пути в Гарды, захватили их язычники и держали в своей власти, и провел он в этом рабстве 6 лет. А на востоке в Гардах и в восточной части мира провел он 11 лет. А в Виндланде 3 года, и тогда отправился он в Данмарк и в Ирланд. И там принял святое крещение от того аббата, что полон был святого духа. И в Вестрлёнд провел он 9 лет.

И после этого поплыл он из Энгланда, и было ему тогда 32 года. И после этого был замыслен обман Олава Ториром Клака, и отправились они тогда в Норег, как было сказано, и был тогда Торир убит по предсказанию финна, и несколько позднее был убит ярл Хакон. И взял Олав Трюггвасон власть, как было сказано. А Сэмунд Мудрый и Ари Мудрый, которым обоим можно доверять, соглашаются с теми расчетами, что Хакон правил страной 33 года после того, как пал Харальд Серая Шкура. И это, как кажется, хорошо согласуется с данным рассказомii.

Так говорят люди, что в жизни Олава Трюггвасона было три периода. Таков был первый, что он находился в большой неволе, и в угнетении, и в бесчестьи. Второй период его жизни сиял великим светом и процветанием. Третий был временем чести и славы и большого стремления многое исправить.

Но может статься, что Эйнар Брюхотряс или Астрид, сестра Олава, которая была замужем за Эрлингом из Соли, не учли те 9 лет его плена, когда многие думали, что он умер. А затем, когда его родственники и друзья обнаружили того же самого человека, словно воскресшего из мертвых, они приняли этого человека так, будто он только что воскрес из мертвых, и посчитали, что ему 27 лет. А мне кажется, что над свидетельствами обоих стоит подуматьiii и попытаться понять, что могло быть опущено в таких повествованиях.

32. О конунге Эйрике в Свитьод

14 В то время, когда Норегом правил ярл Хакон, Эйрик был конунгом в Свитьод. […] Конунг Эйрик взял в жены Сигрид Гордую, и был их сыном Олав Свенский. Так говорят люди, что конунг хотел расстаться с королевой Сигрид и не хотел выносить ее вспыльчивость и высокомерие, и сделал он ее королевой над Гаутландом. А конунг потом взял в жены дочь ярла Хаконаi. Ему наследовал его сын Олав.

А тут посватались к Сигрид Виссивальд, конунг из Аустрвега, и Харальд Гренландец, конунг Упплёнда. Но она посчитала себя униженной тем, что к ней посватались мелкие конунги, а их – самоуверенными, поскольку они посмели мечтать о такой королеве, и потому сожгла она тогда их обоих в доме одной ночью. Там же лишился жизни и благородный муж по имени Торир, отец Торира Собаки, который сражался с конунгом Олавом Святым при Стикластадире. И после этого поступка стали ее звать Сигрид Гордая.

82i. О конунге Олаве

Так сказал Халльфред Трудный Скальд, что эти земли опустошил конунг Олав Трюггвасон, как в Судрвегир, так и в Вестрлёнд: [Три строфы Халльфреда.\ «Конунг обагрил свой острый меч кровью на острове и на востоке в Гардах. Зачем же это утаивать? Распрю прекратил могучий победитель мужей; воин скормил воронам мясо Флемингов». [Две строфы, вновь не несущие «восточной» информации.]

§ 5.2.2. «Сага об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда – редакция S

Текст

Публикуется по изданию: Saga ?l?fs Tryggvasonar af Oddr Snorrason munk / Finnur J?nsson. K?benhavn, 1932.

5. Spasaga konungs m.

1 Nv a?essi ti? re? austr f?rir Gar?a rike Valldamarr konungr oc var hann agaetr ma?r. mo?ir hans var spakona ok sa hon marga luti firir oc geck ?at eptir er h?n melti. hon var a/rvasa. ok var ?at si?r hennar. at h?n var borin i ha/llina hvern iola aptan oc skylldi segia hvat ?a veri ti?enda vm heiminn. ok sat hon a stoli firir haseti konungs oc er men voro komnir isaeti sin oc bunir til drykio. ?a melti konungr. Hvat ser ?u mo?ir. e?a er nockot haskasamlikt mino rike. Hon melti ?at se ekki at eigi stande ?itt rike me? soma ok veg. Hit se ek at a?essi stvndv ti? er borinn iNorege konungs s. me? biortvm fylgiom ok hamingiom ok er mikit lios yfir honum. hann mvn her upp fozaz i ?esso lande oc sty?ia ?itt rike a marga lvnd ok mvn si?an aptr hverfa til sinna aettlanda. ok vera ?ar konungr agaetligr oc dyrligr. ok mvn skiot ?o missa ok er hann er kvaddr af heimi. ?a ligr fyrir honum miklo meiri dyr? en ek kvnna vm at tala oc berit mik nv a brad, oc mvn ek nv eigi segia framaR. ?esse ValldamaR var fa?er Iarizleifs f. Holta f. Valldamars f. Harallz f. Ingibiargar mo?ur Valldamars Dana konungs. (Bis. 20–21)

6. Fra ?vi er O. var seldr

2 Nu er ?au Astri?r h?f?o verit iii vetr me? Hakoni gamla. ?a melti hann. Nv ersva at er hafit her verit um ri? me? oss en kraptr minn ?verr miok en eptir leitonar Haconar er her orvena. Nv vil ek senda y?r a/str iGar?a rike afvnd Sigur?ar bro?ur ?ins Astri?r. er nv hefir mestan metna? bae?e af ser ok konunginvm. ok er ?at trvt tra/st oc ?at seger mer hugr vm at ?ar vaxi kraptr ?essa sveins. Si?an let hann fer? ?eira vel bva me? ?llo. ok aetlu?v til skips me? ka/p monnom er iGar?a a/str foro.

Ok skil?iz eigi fyr vi? en ?au komo askip oc skil?iz vel vi? ?av oc leto ?au ihaf. ос i?eir? fer? fengv ?av margfalldan haska oc harma ok komo at ?eim vikingar ok drapu fa/rona/ta ?eira en t?ko feit allt. ?at voro Eistr. voro svmir ?ia?ir ?eir er yngster voro ok beztt verk ferir. ?ar skil?iz Olafr vi? mo?vr sina. oc var hon selld land af lande ok Olafr var oc selldr mansali sem a?rir herteknir menn ok ?ria lanar drottna atti hann i?essi ana/?. Ok sa er fyrstr keypti hann het Klercon oc hann drap fostra hans fyrir a/gom honum ?orolf lusar skegg oc litlo si?aR selde hann ?eim manne er Klerkr het. oc t?k fyrir hann hafr go?an. oc var hann ?a me? honum vm ri?. Oc ?esse ma?r sellde hann ?eim manne er Eres het. oc tok fyrir hann g?tt vesl. kona hans hett Recon oc s?nr hans h?t Reas. ?esse ma?r var agetliga til hans oc ger?e hann at osk bami ser helldr en at ana/?gom manne. ?ar var me? honum ?or-gils f?stbro?er hans oc voro.vi. vetr ihei?nom l?ndom.

3 Ok ?a villdi gv? lata synaz fyrir monnvm ?at er a?r var leynt hans afreks verkaer sva miok voro aettlv? al?pt at кота sem tia? mvn ver?a i?esse fra s?gn. Vallda-marr konungr atti ?a kono er Avrlogia het ok var h?n ven ok forvitra. En Sigur?r Eiriks s. bro?ir Astri?ar var sva mikils mettin af konunge at hann skyllde setia konungs mal?m oc skipta hans mal?m ok domvm oc haf?e storlen oc hann heimti konung(s)ens landskylldar um ?ll hans skattla/nd oc ra?a hvat hverge skyllde giall-da. […] (Bls. 21–24)

8. Fra taknvm ens h. cross

10 Eptir ?esse ti?ende bio O. li? sit fra Vinlande ok villde ecke ?ar vera. ok vetti okat ?a myndi hann skiotast af hyG?a sinom harmi. oc villdi hann ?a fara iGar?a a/str me? skipvm sinvm. oc er hann kom i Dannmork. gengo ?eir aland oc tokv strand hoG eftir si?venio ok reka til strandar feit ok t?kv herfang mikit en lanz menn somnv?vz saman oc la/g?v epter ?eim me? miklo li?e. […] (Bls. 36–37)

9. Fra draum O. konungs

11 Eptir ?etta helldr O. bra/t skipum sinvm a/str iGar?a rike ok tok konungr okdrottning vel vi? honvm ok var hann ?ar vm vetrinn. Ok sa atbvr?r ger?iz. at fyr Olaf bar mikla syn. Honom syndiz steinn einn milcill ok ?ottiz hann ganga upp eptir honum allt a ofan ver?an ok ?ottiz vera ofri skyionvm ok sa fagra sta?e ok biarta menn er ?ar voro. ok kende S0tan lim ok fagra bloma ok meiri dyr? en hann kemi hvg a. hann heyr?e rodd fagra mela vi? sig. Heyr?v efni go?s mannz er alldrege blota?er gv?um oc vhreinom a/ndom. helldr svivir?er ?u ?av ok rek?er ok ?vi mvno ?in verk marg falldaz miok ok til go?ra lvta frofaz en ?o skortir ?ig en mikit at ?u megir ?essa sta?e byGva er ?v veizt eigi deili a skapara ?inom ok hverr sa?r gv? er.

Ok er hann heyr?e ?etta ?a hrediz hann oc melti. hverr ertu. drottinn. at ek trva a pig. Roddin melti. far ?u til Griklanz. ok mvn ?er ?ar kvnnigt gert nafn drottins. ok ef ?v var?veitir hans bo? mvntv hafa eilift lif. ok ef ?v trvir sanliga mvno margir eptir ?er hverfa til rettrar truar ?vi at gv? hefir ?ik til kosit at snva honum til handa morgvm ?io?vm.

En er harm haf?e lvti heyr?a ok saena. ?a aetla?e hann ofan at stiga af steininom. ok ?a sa harm marga ogvrliga sta?e fvlla af kva/lom eldi ok frosti ok ylingv ok a/mligan gratt. ok ?ottiz harm ?ar kenna marga sina vini hei?na menn ok ?at sa harm at sv kvol bei? konungs ok drottningar ok honum fekz sva mikils ?a er harm vakna?e. at hann flavtt allr itarom ok hogindin voro v?t vndir h?f?e honum ok bi?r li? sitt bvazt ok feR nv ibra/tt ok til Griklanz ok h?tti ?ar dyrliga kenne meN ok vel trva?a er honum kendv retta trv. ok gv?s bo? or?.

Si?an hitti hann dyrligan byskop. ok ba? hann veita ser skirn sem lenge haf?e hann bei?z. at geraz isamlagi cristinna manna, ok ?a var hann primsigna?r Si?an ba? hann byskop fara me? ser iGar?arike oc bo?a ?ar gu?z nafn hei?nom ?io?vm. Byskop het fer?ine ef hann tvlka?e fyrir honom. at eige sto?e h?f?ingiar imott helldr veitti ?eir honom sigr mark ok styrk til cristninar ok si?an feR Olafr ibra/t ok iGar?a rike. oc var honom ?ar vel fagna? ok dvelsk hann ?ar i go?v yfir laeti ok tal?e fyrir ?eim vm trvna ok sag?e hvat ?eim hef?e at ?av try?e asanan gu? er skop himin ok ior? ok alia luti. ok kva? ?at ofallit stiornar monnum at kvnna eigi deili askapara sinom er ?eim veitti allt g?tt. en at trva a skynla/s gv? ok vil ek alia stvnd ay?ra hialp leggia ok skilia mvno ?er af spec? y?aRe at ver bio?vm s?t ok ?ott ko-nungr sto?e lenge imott at lata si? sinn ok sinna forellra.

Ok me? ?vi at hann heyr?e fagrliga vm rott ok fekk skilt af gu?z miskunn ?etta sanlikt ok at eggian drottningar. ?a t?ku ?av skim ok slikv kom hann a lei? vm alia konungs vini ok h?f?ingia ok er ?etta var til lei?ar komit. ?a bioz hann ibra/t at fara ok i?av hero? er liggia vi? Irland ok haf?e ?a?an kenne mennn vel ler?a ok ?a kom Pall byskop af Griclande ok bo?a?e trv i tra/sti Olafs ok skir?e hann konung ok drottningo me? ollom her sinom ok ger?iz ?a mikil fireg? af О. vi?a vm a/str vego ok allt kom frett af honom iNoregs veldi ok hans dyr?ar verkvm. (Bis. 39–43)

10. Konungr tok skirn

12 […] Ok si?an gaf O. leyfe monnum sinom at ?eir fori ka/pfer?er til ymissa landa ok komi allir til hans fyr en ?eir fori af Englande. Ok hann sialfr for me?.iii. skipum til Englanz ok er hann kom ?ar. ?a heyr?e hann at iarl sa re? Nor?imbralandi er Sigur?r h?t ok vilde hann at ?eir ger?e sinn viinskap oc felag. […] hann kvaz heita Alen a/?ge ok vera forenge ka/p manna ok nv allir komnir af Gar?a rike. […] (Bis. 44–47)

13. Fra svikvm Hakonar i.

13 Hakon iarl heyr?e mikla freg? af Olafi ok orrostvm hans i Astr rike ok vestr l?ndvm. hans vegr var iafnan ?ntr fyrir iarlinom. H. iarl etlar at setia her vi? гад at eigi raeni hann hann rikinu еда sono hans. ok hyGr at setia fyrir hann verlo?e at hann metti rena hann bo?e lifi ok fe. Ok stefnir ?ing fiolment ok komo ?ar h?f?ingiar ok mikill mannfiol?i. ?orir het ma?r kalla?r klaka vinr iarlsins. hann kvaz vilia senda hann afvnd O. iGar?a a/str me? ?eim ti?endvm at segia andlat iarlsins en segia lan-dit h?f?ingia la/st oc kve?a allra vilia at taka Olaf til konungs oc ?at erendit at lei?a hann til fostr iar?ar sinnar. […] ok h?f?v iii. skip sit hverr ?eira. foro me? skarti ok komo til Englanz oc ?ar spvr?v ?eir at О. var a/str iGar?a rike oc helldv a/str oc afvnd O. hann t?k vel vi? ?eim oc ger?e mikla veizlv ok ?a sag?e ?orir erendit sitt. at hann sag?e da/?a Hakonar iarls ok kvat ?at vnder sinv aerendi at h?f?ingiar iN-orege villdv hann til konungs taka. […] Ok ?at vndra?iz hann er ?eir voro sva vkattir sva vel sem ?eir voro settir ok voro me? honum vm vetrinn ok er varazizk bioz hann a/stan me?.vi. skipvm oc h?f?v ?eir ?a ix. skip allz oc skipin voro hla?in me? fe mik-lo ok gersimvm ok var han wittande ?essar velar oc vetti enskis illz at frendvm sinvm ok sigldv go?a byri ok komo iNoreg ?ar sem heiter ?ialfa hellir. […] (Bls. 63–66)

16. OLafr var til konungs te.

18a […] ?at segir Ari enn firo?e ok margir sanna ?at at Olafr hafe.ii. v?tr ok.xxx. haft er hann kom i land ok t?k rikit oc re? landino fim vetr. Ok erv ?eir sumir riker menn oc fro?er er ?at segia at hann hef?e.ii. vetr ok.xx. er hann tok rikit ok ?at ma nv heyra hvernog ?eir telia. Ok ?at segia ?eir ?a er TryGvi konungr var veginn at Olafr veri ?a eige foddr ok veri hann enn fyrsta vetr me? Eirike mo?vR fe?r si-nom ok si?an feri hann i Svi?io? til Hakonar gamla ok var ?ar.ii. vetr ok for ?a?an iba/t.iii. vetr. oc ?a er hann var hertekin ok i ana/? selldr ok var hann i?eiri a nav?.vi. vetr. En iGa/r?um a/str var hann.ix. vetr oc iVinlande.iii. vetr ok ?a for hann til Irlanz ok t?k skim ok var hann lVestr l?ndvm.ix. ?r. ok eptir ?at feri hann af Englandi oc hef?e ?a.ii. vetr ens fior?a tigar. ok ?a er ?orir klakka var da/?r eptir sitt velre?i ok si?an H. iarl ok Olafr kom iNoreg oc tok rikit sem nv var sagt. ok ?essir menn sam?ykiaz Semvndr enn fro?e ok Aren fro?e ?orgils sonr. At Hacon hafe styrt rikeno ?ria vetr ens fior?atigar. si?an er Haralldr fell grafelldr ok ?at ?ycker saman кота ok ?esse fra sogn.

?at kalla menn at Olafr hafi.iii.ar ti?er haf?ar. Su en fyrsta er hann var ivfrelsi ok a?ian. ok a/nnor ti? alldrs hans var me? birti ok freg? ok en.iii. me? tign ok a hy-gio. er fyrir ma/rgum var at bera. Ok ?at та vera at Einar ?amba skelmir oc Astri?r syster hans e. Erlingr Skialgs sonr magr O. konungs. haf? ecke hvgleitt ?essi.ix. ?r e. tiv er hann var i ana/? er margir hug?u hann dav?an. Ok ?a er Olafr var fundin af frendvnom. var sem hann veri reistr af da/?a. ok fa/gno?u allir honom ok ta/l?u ?ui til alldrs honvm vi. ?r ok.xx. en hvartvegge vitni synaz oss merkilig ok hafe hverr slikt at ?vi sem syniz. (Bis. 88–91)

17. Sigvr?r iarl tok vi? trv

18б Ok ?at er sagt at ifyrstv er Haralldr en harfagri t?k rikit ok ?a stvnd er hann var konungr ok allt til O. konungs Tryggva s. var hei?ni halldin naer vm alia Noregs byg? ok vi?a mikil bl?tt En England haf?e lenge kristi? verit. ?a for Olafr konungr or landi er harm haf?e verit einn vetr i Noregi. harm for vestr til Englanz fim skipum ok sva sem fyr kom harm a/stan af Gar?a rike eptir velre?e Haconar iarls ok sva for harm asama svmri er harm haf?e verit einn vetr iNorege tvivegis til Englanz ok for aptr vm ha/sti?. ok var ?a ifa/r me? honum Ion byskup ok margir prestar. […] (Bls. 91–92)

Перевод

5. Пророчество матери конунга

1 А в это времяi правил на востоке в Гардарики конунг Вальдамарii, и был он знаменитым мужем. Мать его была пророчицейv, и предвидела она многие вещи, и случалось так, как она говорила. Она была дряхлой. И таков был ее обычай, что в каждый вечер йоляvii ее приносили в палату и она должна была говорить, какие там были новости в мире. И сидела она в кресле перед высоким сиденьем конунга, и когда люди сели на свои места и приготовились пить, то сказал конунг: «Что видишь ты, мать? Нет ли чего опасного для моего государства?». Она сказала, что не видит ничего, что не служило бы к чести и славе этого государства. «Вижу я то, что в это время родился в Нореге сын конунгаviii со светлыми ангелами-хранителями и счастливой судьбой, и над ним великий свет. Он будет здесь воспитываться в этой стране и во многом поддержит твое государство, а затем вернется к себе на родину и будет там конунгом знаменитым и славным, и все же скоро его не станет, и когда он будет призван из мира, тогда его ожидает много большая слава, чем я могла бы рассказать. А теперь отнесите меня прочь, и я теперь не буду больше говорить». Этот Вальдамар был отцом Ярицлейва, отца Хольти, отца Вальдамара, отца Харальда, отца Ингибьёрг, матери Вальдамара, конунга дановх.

6. Про то, как Олав был продан

2 Когда они с Астридi пробыли 3 года у Хакона Старогоiii, он сказал: «Теперь дела обстоят так, что вы пробыли здесь у нас некоторое время, но сила моя заметно убывает; а Хакон ищет вас, и потому здесь небезопасно. Теперь я хочу послать вас на восток в Гардарики к Сигурду, твоему брату, Астрид, который теперь имеет там большой почетvi как сам по себе, так и от того конунга, и это надежная защита; и я предчувствую, что там будет расти сила этого мальчика». Затем он велел хорошо обеспечить их поездку всем необходимым, и собрались они на корабль с купцамиvii, которые плыли на восток в Гарды. И расстался Хакон с ними не раньше, чем они сели на корабль, и расстался с ними хорошо, и вышли они в море. И в этой поездке было у них много разных опасностей и бед, и напали на них викинги, и убили их попутчиков, и взяли все добро. Это были эйстыviii. Некоторые из них были взяты в плен, кто были моложе и более пригодны для работы. Там разлучился Олав со своей матерью, и продавали ее из страны в страну. А Олав был тоже продан в рабствоx, как другие пленники, и три хозяина было у него в этой неволе. И того, кто первым купил его, звали Клеркон, и он убил его воспитателя у него на глазах, Торольва Вшивобородого. А несколько позднее продал он Олава тому человеку, которого звали Клерк, и взял за него хорошего козла. И пробыл он у него некоторое время. А этот человек продал его тому человеку, которого звали Эрес, и взял за него хороший плащ. Жену его звали Рекон, а сына его звали Реасxi. Этот человек был добр к нему, и сделал он из него скорее своего любимого ребенка, нежели порабощенного человека. Там был с ним Торгильс, его брат по воспитанию, и пробыли они 6 лет в языческих странахxiii.

3 И тогда захотел Бог дать проявить себя тому человеку, который раньше был скрыт, его геройским поступкам, которые были задуманы выйти наружу, как будет видно из этого рассказа. У конунга Вальдамара была тогда жена, которую звали Аурлогияi, и была она красивой и мудрой. А Сигурд Эйрикссонii, брат Астрид, был так высоко ценим конунгом, что он должен был улаживать дела конунга и вести его дела и суд, и был у него большой лен, и он собирал для конунга дани со всех его земель, обязанных данью, и решал, что каждая должна платить, (лакуна в 2 листа)

8. О чуде святого креста

10 После этого события собрался Олав со своим войском в путь из Винландаи не хотел там оставаться, и надеялся, что тогда сможет всего скорее выбросить из головы свою печаль, и хотел он тогда отправиться в Гардыii на восток на своих кораблях. И когда он приплыл в Данмарк, сошли они на землю и совершили набег на побережье, согласно обычаю, и угоняют на берег скот, и захватили большую добычу, а местные жители собрались вместе и выступили против них с большим войском. [Олав и его люди спасаются благодаря чуду святого креста.]

9. О сновидении конунга Олава

После этого направляет Олав прочь свои корабли и плывет на восток в Гардарикиi, и приняли конунг и княгиня его хорошо, и провел он там зиму. И случилось такое событие, что Олаву было великое видениеii. Ему привиделся камень огромный, и казалось ему, что он взбирается по нему вверх до самой вершины, и казалось, что он находится выше облаков и видит красивые места и светлых людей, которые там были, и почувствовал он сладкий аромат, и увидел красивые цветы, и большее великолепие, чем он мог себе представить. Он услышал красивый голос, который говорил с ним: «Слушай ты, готовый стать Божьим человеком, ты, который никогда не приносил жертвы богам и нечистым духам, а, скорее, бесчестил их и гнал, и потому твои поступки сильно умножатся и превратятся в добрые дела, но все же недостает тебе немного, чтобы ты мог жить в этом месте, поскольку ты не имеешь представления о своем творце и не знаешь, кто есть истинный Бог».

И когда он услышал это, то испугался и сказал: «Кто ты, господин, чтобы я поверил в тебя?» Голос сказал: «Поезжай ты в Грикландiii, и там тебе станет известно имя господа, и если ты будешь следовать его заповеди, будет тебе вечная жизнь. И если ты уверуешь истинно, многие повернут за тобой к правой вере, поскольку Бог избрал тебя для того, чтобы обратить к нему многие народы»iv.

И когда он услышал и увидел это, то вознамерился он спуститься вниз с камня, и тогда увидел он многие страшные места, полные мучений, огня и мороза, и воя, и жалобного плача, и казалось ему, что он узнаёт многих своих друзей язычников. И то увидел он, что это мучение ждет конунга и княгиню. И на него это так сильно подействовало, что, когда он проснулся, он был весь в слезах, и подушка у него под головой была мокрой. И велел он своему войску собираться, и уезжает он теперь в Грикланд, и встретил там славных проповедников и благочестивых, которые научили его правильной вере и Божьим заповедям.

Затем встретил он превосходного епископа и просил его дать ему крещение, как он того давно просил, чтобы присоединиться к христианам. И было тогда ему дано prima signatiov. Затем просил он епископа отправиться с ним в Гардарики и провозгласить там имя Божие языческим народам. Епископ обещал поехать, если он разъяснит до него, чтобы не противились хёвдинги, но подчинились емуvii и поддержали христианство. И уезжает затем О лав в Гардарики, и был он там очень хорошо принят, и находится он там в милости, и рассказывал им о вере, и сказал, что им надо, чтобы они верили в истинного Бога, который создал небо и землю, и все сущее, и говорил, что не годится правителям ничего не знать о своем Творце, который дал им все доброе, а верить в неразумных богов, «и я буду всегда оказывать Вам помощь, и Вы поймете, благодаря Вашей мудрости, что мы проповедуем истину». И все же конунг долго противился тому, чтобы оставить веру свою и своих предков.

И когда он услышал, как прекрасно об этом говорят, и понял по Божьей милости, что это истина, а также по побуждению княгини, приняли они тогда крещение, и того же достиг он со всеми друзьями конунга и хёвдингами. И когда это свершилось, собрался он отправиться в те земли, что лежат близ Ир л айда, и взял оттуда хорошо обученных священников. И тогда приехал епископ Паллviii из Грикланда и проповедовал веру при поддержке Олава. И крестил он конунга и княгиню вместе со всем их народомх. И пошла тогда великая слава об Олаве по всему Аустрвегуix, и весть о нем и его славных делах дошла до самого Норегсвельди.

10. Конунг принял крещение

12 [Олав принимает крещение на островах Сюллингах, недалеко от Ирландии.] И вскоре Олав дал разрешение своим людям отправиться в торговые поездки в любые страны, но чтобы они все вернулись к нему, раньше чем они уедут из Энгланда. А сам он отправился с тремя кораблями в Энгланд, и когда он туда приплыл, то услышал, что там в Нортимбраланде правит ярл, которого зовут Сигурд, и захотелось ему вступить с ним в дружбу и торговое товарищество. [Олав и Сигурд встречаются, и Сигурд спрашивает Олава, кто он такой.\ Он отвечает, что зовется Али1 Богатый, что он иностранный купец, «и пришли мы все из Гардарики». [Олав и Сигурд вступают в торговое товарищество и совершают вместе ряд походов.]

13. О предательстве ярла Хакона

Ярл Хакон слышал много замечательного об Олаве и о его сражениях в Аустррики и в Вестрлёнд. О его славе постоянно говорили ярлу. Ярл Хакон задумал сделать так, чтобы он не отнял власти ни у него, ни у его сына, и надумал устроить так, чтобы коварством лишить его и жизни, и богатства. И созывает он многолюдный тинг, и приходят туда хёвдинги и много людей. Торир звался один человек, по прозвищу Клака, друг ярла. Он сказал, что хочет послать его к Олаву на восток в Гарды, чтобы сообщить ему новости о смерти ярла и сказать, что страна не имеет правителя и что все хотят поставить Олава конунгом, и поручить ему привезти его назад на родину. [Вместе с Ториром отправляются под угрозой быть убитыми два брата матери Олава.]i И было у каждого из этих троих по кораблю, плыли они с пышностью и пришли в Энгланд, и там они узнали, что Олав на востоке в Гардарики, и повернули они на восток к Олаву. Он принял их хорошо, и устроил большой пир, и тогда рассказал Торир то, что ему было поручено, сказал о смерти ярла Хакона и сказал, что послан потому, что хёвдинги в Нореге хотят поставить его конунгом. [Братья матери Олава подтверждают слова Торира.\ И удивлялся он, почему они были так невеселы, если им было так хорошо, и пробыли они с ним зиму. И когда наступила весна, собирается он с востока с шестью кораблями, и всего у них было девять кораблей. И корабли были нагружены большим богатством и драгоценностями. И был он в неведении относительно этого обмана, и не ждал ничего злого от своих родичей, и плыли они с хорошим попутным ветром, и приплыли в Норег, туда где зовется Пещеры Тьяльвиiii. […]

16. Олава избрали конунгом

18a […] Так говорит Ари мудрый, и многие подтверждают это, что Олаву было 32 года, когда он вернулся в страну и стал конунгом, и правил он страной пять лет. А есть некоторые знатные люди и мудрые, которые говорят, что ему было 22 года, когда он взял властьi, и теперь можно услышать, каким образом они считают. И так говорят они, что, когда конунг Трюггви был убит, Олав еще не родился. И провел он 1 год у Эйрика, отца своей матери, а затем отправился в Свитьод к Хакону Старому, и был там 2 года, и покинул то место в трехлетием возрасте. И это тогда он был взят в плен и продан в рабство, и пробыл он в этом рабстве 6 лет. А в Гардах на востоке пробыл он 9 лет, и 3 года в Винланде. И тогда он отправился в Ирланд и принял крещение, и пробыл он в Вестрлёнд 9 лет. И после этого уехал он из Энгланда, и было ему тридцать два года. И когда Торир Клака умер после своего обмана, а затем и ярл Хакон, Олав вернулся в Норег и взял власть, как тут было сказано. А Сэмунд Мудрый и Ари Мудрый Торгильссон соглашаются, что Хакон правил страной тридцать три года после того, как пал Харальд Серая Шкура, и это, как кажется, согласуется с данным рассказомii.

Так говорят люди, что у Олава Трюггвасона было три периода в жизни. Таков первый, что он находился в неволе и в угнетении, а второй период его жизни был наполнен светом и славой, а третий – честью и заботой о многих.

Но может статься, что Эйнар Брюхотряс и Астрид, его сестра, или Эрлинг Скьяльгссон, зять конунга Олава, не учли те 9 лет, или десять, когда он был в плену, когда многие думали, что он умер. А затем, когда О лав был обнаружен родственниками, было так, словно он воскрес из мертвых, и приняли все его, и так посчитали его возраст, будто ему 26 лет. И каждое свидетельство кажется нам значимымiii, и в каждом [число лет] подсчитано так, как им представляется [правильным].

17. Ярл Сигурд принял веру

18б И так говорится, что с самого начала, когда Харальд Прекрасноволосый взял власть, и пока он был конунгом, и во все времена до конунга Олава Трюггвасона язычество было распространено во всех областях Норега и повсюду совершались большие жертвоприношения. А Энгланд уже давно был крещен. И вот конунг Олав, проведя одну зиму в Нореге, поплыл из страны. Он отправился на запад в Энгланд на пяти кораблях, и так же, как перед этим он вернулся с востока из Гардарики по обману ярла Хакона, поплыл он летом того же года, зиму которого он провел в Нореге, туда и обратно в Энгланд, а назад отправился уже осенью, и привез с собой епископа Иона и много священников. […]

§ 5.2.3. «Сага об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда – редакция U

Текст

Публикуется по изданию: Saga ?l?fs Tryggvasonar af Oddr Snorrason munk / Finnur J?nsson. K?benhavn, 1932.

78. Vm 0. konong

15 Sva sag?i aeinn vitr ma?r er het Soti scalld. at О. konongr for eftir ?enna bardaga til Vinlanz. me? Azstri?i drotning oc Dixin. oc var ?ar.ii. vetr. ?a?an foro ?au i Vellond. ?ar atti Azstri? bu oc iar?ir. ?ar voro ?au vel sua.ii. mana?i oc vissu menn ekki til huat manna hann var. nema ?au aein er honum fylg?u. Azstri? ba? O. ?ar vera ?ann vetr oc kuaz ?ui vallda myndo at Sigvalldi koemi aeigi ?ar a?aeirri stund. me? ?ui at konongr var ilia til hans. hann nitta?i ?ui. ?a bau? hon honum li? sua mikit sem hann villdi at fara til Noregs oc vinna aftr undir sic landit. hann kua? aeigi ?ess ?urfa. lezc verit hafa allar ?aer stundir iNoregi er gu? unni honum. ?a bau? hon at fa honum li? til Englanz. oc hann naeitta?i ?ui. ?a spyrr hon hueria kosti hann vill hafa ?a er hon hevir fong a. hann kuaz fysa at fara ut til Rums, eptir ?at foro ?au su?r til Rinar oc ?a villdi Azstri? aeigi fara lengra. oc fecc hon konongi haest aeinn klyfia?an me? brendo silfri. Nu huarf Azstri? aftr me?.v. mann. en O. for su?r til Rums me?.ix. mann. oc lez vera norraenn kaupma?r.

En er hann kom til Romaborgar ?a tok hann ser herbergi iiar?husi nokoro. oc gecc ?aeim aeinum sinnum ?a?an er hann lyddi ti?um e?a at o?rum nau?syniom. oc var ?ar aeinn vetr. En a hinu nesta sumri for hann iGar?a austr oc var i Alldaeigiu borg aeinn vetr ?a?an for hann til Iorsala ut oc var ?ar hinn.iii. vetr. ?ar ?ottuzt allir menn sia at hann var gofugr ma?r. oc miok um framm a?ra menn. oc bu?o honum ?ui rikis menn valid ос riki yvir.ii. borgum oc.iii. kastalom. me? ollum ?aeim tekiom sem til lago. En af boen ?aeirra maeirr en af soemdar fyst tok harm vi? ?esso riki oc for isvort klae?i oc re? oc fyrir munklivi ?ui er skamt var fra Iorsalaborg.ii. vetr.

En er.v. vetr varo gengnir si?an hann for or Noregi ?a komo Nor?men til borgarinnar oc konongr hitti ?a. oc fecc paeim i hendr bok ?a er ?essi saga var a rita?. ос ba? ?a foera A?alra?i konongi iEnglandi. oc harm haf?i si?an ?essa sogu at ti?endom. En eptir harms daga tok Eddvar?r konongr sogu ?essa. O. konongr sendi oc nor?r iNoreg bellti oc knif Einari ?ambaskelvi en harm kendi at ?essa gripu haf?i O. konongr ?a er hann bardiz aOrminom. hann sendi oc frngrgull Azstri?i systur sinni oc kuaz hon giorla kenna. oc hafa ?au ?essa luti si?an at vitni ?essarar sogu, oc vissu si?an allir vinir hans sannendi um hans hag.

Her lykr nu sogu O. konongs er at retto ma kallazt postoli Nor?manna. ?essa sogu rita?i oc setti Oddr munkr til dyr?ar ?essom hinom agaeta konongi oc til minnis ?aeim monnom er si?ar его oc til fro?laeiks ?aeim monnum er vita vilia slik stormaerki. ?o at aeigi se sagan saman sett me? mikilli malsnilld. (Bls. 259–261)

Перевод

78. О конунге Олаве

15 Так говорил один умный человек, которого звали скальд Сотиi, что конунг Олав отправился после этой битвыii в Винланд вместе с королевой Астридiii и Диксином и пробыл там два года. Оттуда отправились они в Веллёндiv. Там у Астрид были усадьба и земли. Там они хорошо провели два месяца, и не знали люди, кто он такой, за исключением тех, которые следовали за ним. Астрид предложила Олаву провести там зиму и сказала, что сумеет сделать так, чтобы Сигвальдиv там в это время не появился, поскольку конунг был зол на него. Он отказался от этого. Тогда предложила она ему войско такое большое, какое он захочет, чтобы поехать в Норег и вновь вернуть себе страну. Он сказал, что ему этого не требуется, ибо он провел в Нореге все те часы, что Бог дал ему. Тогда предложила она дать ему войско для похода в Энгланд, но он отказался от этого. Тогда спросила она, чего он хочет, поскольку у нее были для этого средства. Он сказал, что хочет поехать в Рум. После этого поехали они на юг до Рина, и не захотела тогда Астрид ехать дальше. И дала она конунгу лошадь, навьюченную чистым серебром. Тогда повернула Астрид назад с пятью людьми, а Олав отправился на юг в Рум с девятью людьми и говорил, что он норвежский купецvi.

И когда он приехал в Ромаборг, поселился он в подвале одного дома, и выходил оттуда, только чтобы послушать службу или когда было другое важное дело, и пробыл там одну зиму. А следующим летом отправился он на boctokvii в Гардыviii и провел одну зиму в Альдейгьюборгеix, оттуда отправился он в Иорсалир и провел там три зимы. Казалось там всем людям, что он был выдающимся человеком, превосходящим всех других людей. А потому предложили ему правители этой страны власть и управление над двумя городами и тремя замками, со всеми податями, которые там полагались. И больше по причине их просьб, нежели из тщеславия, принял он эту власть и надел черные одежды и два года был настоятелем того монастыря, который находился недалеко от Иорсалаборга.

И когда прошло пять лет с того времени, как он покинул Норег, пришли норманны в тот город, и конунг встретил их, и передал им ту книгу, в которой была записана эта сага, и просил их отвезти ее конунгу Адальраду в Энгланд, и была с тех пор эта сага у него как источник информации. А после его смерти эту сагу взял конунг Эадвард. Конунг Олав также послал на север в Норег Эйнару Брюхотрясу пояс и нож, и тот знал, что это – те ценные вещи, которые были у конунга Олава, когда он сражался на [Великом] Змее. Он послал также кольцо Астрид, своей сестре, и сказал, что она его точно узна?ет. И хранились эти предметы с того времени у них как подтверждение этого рассказа, и все его друзья знали с достоверностью о его судьбе.

На этом заканчивается сага о конунге Олаве, которого по праву можно назвать апостолом норманновх. Сагу эту сложил и записал монах Одд, чтобы превознести этого выдающегося конунга и в качестве напоминания тем людям, которые еще будут, и в поучение тем людям, которые хотят знать о таких великих деяниях, даже если сага и составлена без большого красноречия.

§ 5.3. «Красивая кожа»

Рукописи, издания, переводы:

См. во Введении раздел «Красивая кожа».

Текст

Публикуется по изданию: Fagrskinna – N?regs konunga tal / Bjami Einarsson (?F. В. XXIX). 1984. Bis. 55-373.

XXIII. kap?tuli

2 ?l?fr digrleggr, sonr Haralds ens h?rfagra, var fa?ir Tryggva konungs ?ess er ?tti ?str??i, d?ttur Eir?ks bi??askalla sunnan af OprostQ?um. ?eira sonr var ?l?fr, er ? bamsaldri f?r me? m??ur sinni ? ?kunn lgnd (fr?) h?num ok gllum hans aett

5 (mgnnum), nam f?str ok uppfoezlu austr ? H?lmgar?i me? Valdamari gamla, ?r?a?isk ok ?x hv?rttveggja me? afli ok vetratali ok ?? mest me? vizku ok atgervi allri, ?eiri er pr??a m? g??an h?f?ingja. Hann haf?i rnikinn metna?, sem vert var, af konungi ok gllum hans mgnnum.

6 Valdamarr konungr setti ?l?f h?f?ingja br?tt innan hir?ar ok at stj?ma hermgnnum ?eim, er vgr?u lgnd konungs ok miklu?u r?ki Gar?amanna. Ol?fr vann

9 margs konar fraeg? ? Gar?ar?ki ok v??a um Austrvegu, ? Su?rlgndum ok ? Vestrlgndum, sem segir Hallfro?r vandrae?ask?ld: […]

Hilmir vann at holmi
hjalmsk?? ro?in bl??i —
hvat of dyl?i ?ess h?l?ar?
– h?r? ok austr ? G?r?um.
R?gs br? rekka laegir
r?lcr Valkera l?ki.
Herstefnir l?t hrgfnum
hold Flaemingja goldit. […]

(Bls. 141–143)

XXVI. kap?tuli

17 Eir?kr lag?i ?? undir sik N?reg sv? sem ??r var sagt, ok ?eir tveir broe?r v?ru jarlar ok var Eir?kr r?kari. Hann ?tti Gy?u, d?ttur Sveins Danakonungs. ?eira sonr var H?kon. Eir?kr var herma?r mikill mikla aevi ok langa ok allra manna sigrsaelastr. Hann gor?i fraeg?arverk ?at, at hann drap T??enda-Skopta, er fyrr var ritat, ok annat sinni bar?isk hann austr ? Gautlandi ok herja?i ?ar v??a, drap mikit folk ok t?k sumt h?ndum ok l?t lei?a til skipa, ok var leyst ?t me? miklu f?. Et ?ri?ja sinni bar?isk hann vi? J?msv?kinga, et fj?r?a sinni ? Eyrarsundi, hrau? ?ar fj?rar skei?ar af Dgnum. Ena f?mmtu orrostu ?tti hann ? Stauri su?r v?? v?kinga, drap marga, en suma rak hann ? kaf. ?ar nest for hann austr ? Gar?ar?ki ? hendr Valdamari gamla ok her-ja?i v??a um hans r?ki. Hann braut Aldeigjuborg ok t?k ?ar mikit f?, ok enn lengra s?tti hann austr ? Gar?a, f?r allt me? hema?i, brenndi borgir ok kastala, en boendr runnu me? byr?ar ? markir. Enn t?k hann ? Eystrasalti ? hans r?ki ?rj?r skei?ar v?kin-ga, drap allt li?it ok t?k skipin ok allt f? ?eira. ?ar nest gekk hann uppa ? Eystra-Gautland ok brenndi ?ar mgrg ?orp, f?r ofan me? herfangi miklu. ?a?an for hann austr herskildi um allar S?slur1. ?ar naest atti hann orrostu vi? ?l?f Tryggvason. Eir?kr veitti uppggngu ? Sk?ni ok t?k ?ar mikit f?, ok ??r en hann koemi til skipa ?tti hann mikla orrostu vi? landsmenn ok haf?i sigr. ?ar naest t?k hann kngrru fj?ra fyrir Yggiustg?um af kaupmgnnum, hlj?pu sumir fyrir bor?, en sumir v?ru handteknir ok bundnir, me?an jarlinn ok hans menn skiptu klae?um ?eira. ?essar allar orrostur tal?i Eyj?lfr d??ask?ld, ?? er hann orti um Eir?k ?at kvae?i, er heitir Bandadr?pa.

? ?ann t?ma herja?i Eir?kr jarl mest um Gar?ar?ki ? veldi Valdamars konungs, er ?l?fr Tryggvasonr var konungr ? N?regi, ok gor?i hann ?at til hefndar ok ??okka vi? ?l?f konung ok fjandskapar eptir fall H?konar f??ur sins. […] (Bls. 164–165)


1 В – allar S?slur; A – A?als?slur.

Перевод

Глава 23

2 Олав Толстоногий, сын Харальда Прекрасноволосого, был отцом конунга Трюггви, того, который был женат на Астридi, дочери Эйрика Бьодаскалли с юга из Опростадира. Их сыном был Олав, который в детстве отправился со своей матерью в неизвестные земли от него и всех его родичей, получил воспитание на востоке в Хольмгардеii у Вальдамара Старогоiii.

5 Рос и развивался он как по силе, так и по числу лет, а особенно по разуму и по всякому физическому и духовному совершенству, которое может украсить хорошего хёвдинга. Он имел большой почет, как и следовало, от конунга и всех его людей.

6 Конунг Вальдамар скоро сделал Олава хёвдингом1 в дружине, и чтобы в управлять теми воинами, которые охраняли земли конунга и увеличивали государство гардских людей. Олав приобрел широкую известность в Гардарики и во многих местах по Аустрвегу, в Судрлёнд и в Вестрлёнд, как говорит Халльфред Трудный Скальд: [висы 99-101] «Конунг обагрил свой острый меч кровью на острове и на востоке в Гардах.

9 Зачем же это утаивать? Распрю прекратил могучий победитель мужей; воин скормил воронам мясо Флемингов». [Продолжение вис.]

Глава 26

17 Эйрик тогда покорил Норег, как уже говорилось, и были оба брата ярлами, но Эйрик был более могущественным. Он был женат на Гюде, дочери Свейна, конунга данов. Их сыном был Хакон. Эйрик был великим воином на протяжении своей долгой и славной жизни и самым удачливым в битвах из всех людей. Он совершил подвиг, убив Скофти Новости, как раньше было написано. А в другой раз сражался он на востоке, в Гаутланде, и воевал там во многих местах, убил много народа, а некоторых взял в плен и велел отвести на корабли, и был за них выплачен огромный выкуп. В третий раз сражался он с Иомсвикингами. Четвертый раз – в проливе Эйрарсунд, очистил он там четыре военных корабля от дановi. Пятая битва была у него с викингами на юге у Стаураii, убил он многих, а некоторых сбросил в воду. Вслед за этим отправился он на восток в Гардарики против Вальдамара Старогоiii и воевал во многих местах в его государстве. Он разрушил Альдейгьюборг и взял там много богатства, и еще дальше продвигался он [вперед] на восток в Гарды. Везде шел войной, жег города и крепости, а бонды бежали с имуществом в леса. Далее захватил он в Эйстрасальте осенью три военных корабля викингов, убил всю команду и взял корабли и все их богатство. Вслед за этим пошел он вглубь Эйстра-Гаутланда и сжег там много деревушек, отправился назад к побережью с большой добычей. Оттуда [поплыл] он на восток [и] опустошил все Сюслы. Вслед за этим у него была битва с Олавом Трюггвасоном. Эйрик разрешил [своим людям] совершить набег на побережье в Сконе и взял там много богатства, и, раньше чем он вернулся на корабли, была у него большая битва с местными жителями, и он победил. Вслед за этим захватил он четыре торговых корабля перед Иггьястадом. Выпрыгнули некоторые за борт, а некоторые были взяты в плен и связаны, в то время как ярл и его люди поделили их одежды. Все эти битвы описал Эйольв Дадаскальд, когда он сложил об Эйрике ту песнь, которая называется Бандадрапа.

В то время воевал ярл Эйрик более всего в Гардарики, в государстве конунга Вальдамара, когда Олав Трюггвасон был конунгом в Нореге. И делал он это из мести и неприязни к конунгу Олаву и вражды после гибели Хакона, своего отца. […]

§ 5.4. «Круг земной». «Сага об Олаве Трюггвасоне»

Рукописи, издания, переводы:

См. во Введении раздел «Круг земной».

Текст

Публикуется по изданию: Snorri Sturluson. Heimskringla. I / Bjami A?albjamarson

(?F. В. XXVI). 1941. Bis. 225–372.

VI. kap?tuli

2 Sigur?r h?t br??ir ?str??ar, sonr Eir?ks bj??askalla. Hann haf?i ?? lengi verit aflandi brot ok verit austr ? Gar?ar?ki me? Valdamar konungi. Haf?i Sigur?r ?ar met-na? mikinn. F?stisk ?str??r at fara ?annug til Sigur?ar, br??ur s?ns. Feklc H?kon gamli henni gott fgruneyti ok q11 g?? fgng. F?r hon me? kaupmgnnum ngkkurum.

?? haf?i hon verit tv? vetr me? H?koni gamla. ?l?fr var ?? ?revetr. En er ?au heldu austr ? hafit, ?? k?mu at ?eim v?kingar. ?at v?ru Eistr. Hert?ku ?eir bae?i menn ok f?, en dr?pu suma, en sumum skiptu ?eir me? s?r til ?nau?ar. ?ar skil?isk ?l?fr vi? m??ur s?na, ok t?k vi? honum Klerk?n, eistneskr ma?r, ok ?eim ??r?lfi ok ?org?sli. Klerk?ni ??tti ??r?lfr gamall til ?raels, ??tti ok ekki forverk ? honum ok drap hann, en haf?i sveinana me? s?r ok seldi ?eim manni, er Klerkr h?t, ok t?k fyrir hafr einn vel g??an. Inn ?ri?i ma?r keypti ?l?f ok gaf fyrir vesl gott e?a slagning. S? h?t R??s, en kona hans h?t R?k?n, en sonr ?eira R?k?ni. ?ar var ?l?fr lengi ok vel haldinn, ok unni b?andi honum mikit. Ol?fr var sex vetr ? Eistlandi ? ?essi ?tleg?. (Bls. 230)

VII. kap?tuli

3 Sigur?r Eir?ksson kom til Eistlands ? sendifer? Valdamars konungs afH?lmgar?i, ok skyldi hann heimta ?ar ? landi skatta konungs. F?r Sigur?r r?kuliga me? marga menn ok mikit f?. Hann s? ? torgi svein, fr??an mj?k, ok skil?i, at s? myndi ?ar ?tlendr, ok spyrr hann at nafni ok aett sinni. Hann nefndi sik ?l?f, en Tryggva ?l?fsson f??ur sinn, en m??ur s?na ?str??i, d?ttur Eir?ks bj??askalla. ?? kanna?isk Sigur?r vi?, at sveinninn var systursonr hans. ?? spur?i Sigur?r svei-ninn, hv? hann vaeri ?ar kominn. Ol?fr sag?i honum alia atbur?i um sitt m?l. Si-gur?r ba? hann fylgja s?r til R??s b?anda. En er hann kom ?ar, ?? keypti hann sveinana b??a, ?l?f ok ?org?sl, ok haf?i me? s?r til H?lmgar?s ok l?t eklci uppv?st um aett ?l?fs, en helt hann vel. (Bls. 230–231)

VIII. kap?tuli

4 ?l?fr Tryggvason var staddr einnn dag ? torgi. Var ?ar fjglmenni mikit. ?arkenndi hann Klerk?n, er drepit haf?i f?stra hans, ??r?lf l?sarskegg. ?l?fr haf?i litla oxi ? hendi ok setti ? hgfu? Klerk?ni, sv? at st?? ? heila ni?ri, t?k ?egar ? hlaup heim til herbergis ok sag?i Sigur?i, fraenda s?num, en Sigur?r kom ?l?fi ?egar ? herbergi dr?ttningar ok segir henni t??endi. Hon h?t All?g??. Sigur?r ba? hana hj?lpa sveininum. Hon svara?i ok leit ? sveininn, segir, at eigi m? drepa sv? fr??an svein, ba? kalla menn til s?n me? alvaepni.

? H?lmgar?i var sv? mikil fri?helgi, at ?at v?ru lgg, at drepa skyldi hvem, er mann drap ?doem?an. ?eystisk allr l??r eptir si? ?eira ok lQgum ok leita?i eptir sveininum, hvar hann var kominn. ?? var sagt, at hann var ? gar?i dr?ttningar ok ?ar herr manns alv?pna?r. Var ?? sagt konungi. Gekk hann ?? til me? s?nu li?i ok vildi eigi, at ?eir ber?isk. Kom hann ?? gri?um ? ok ?v? naest saettum. Doem?i konungr boetr, en dr?ttning helt upp gjgldum. S??an var ?l?fr me? dr?ttningu, ok var hon allkaer til hans.

?at v?ru lQg ? Gar?ar?ki, at ?ar skyldu ekki vera konungbomir menn nema at ko-nungs r??i. ?? segir Sigur?r dr?ttningu, hverrar aettar ?l?fr var ok fyrir hverja s?k hann var ?ar kominn, at hann m?tti elcki vera heima ? s?nu landi fyrir ?fri?i, ba? hana ?etta roe?a vi? konung. Hon ger?i sv?, ba? konung hj?lpa vi? konungssyni ?essum, sv? har?liga sem hann var leikinn, ok k?mu sv? fortglur hennar, at ko-nungr j?tti henni ?essu, t?k ?? ?l?f ? sitt vald ok helt hann vegliga, sv? sem konungssyni byrja?i at vera haldinn.

18 ?l?fr var n?u vetra, er hann kom ? Gar?ar?ki, en dval?isk ?ar me? Valdamar konungi a?ra n?u vetr. ?l?fr var allra manna fr??astr ok mestr, sterkastr ok um fram alia menn at ??r?ttum, ?? er fr? er sagt af Nor?mgnnum. (Bls. 231–232)

XXI. kap?tuli

6 ?l?fr Tryggvason var ?essar hr??ir allar ? Gar?ar?ki ok haf?i ?ar it mesta yfirl?t af Valdimar konungi ok kaerleik af dr?ttningu. Valdimarr konungr setti hann h?f?ingja yfir herli? ?at, er hann sendi til at verja land sitt. ?tti ?l?fr ?ar ngkkurar orrostur ok var? herstj?rnin vel ? hendi. Helt hann ?? sj?lfr sveit mikla hermanna me? s?num kostna?i, ?eim er konungr veitti honum. ?l?fr var grr ma?r vi? s?na menn. Var? hann af ?v? vinsaell. En var? ?at, sem optliga kann ver?a, ?ar er ?tlen-dir menn hefjask til r?kis e?a til sv? mikillar fraeg?ar, at ?at ver?i um fram innlenz-ka menn, at margir gfundu?u ?at, hversu lcaerr hann var konungi ok eigi s??r dr?ttningu. Maeltu menn ?at fyrir konungi, at hann skyldi varask at gera ?l?f eigi of st?ran – «fyrir ?v? at sl?ki ma?r er ??r haettastr, ef hann vill sik til ?ess lj? at gera y?r mein e?a y?ru r?ki, er sv? er b?inn at atgorvi ok vinsaeld. Vitum v?r ok eigi, hvat ?au dmttning tala jafnan.»

?at var si?r mikill inna riku konunga, at dmttning skyldi eiga h?lfa hir?ina ok halda me? s?num kostna?i ok hafa ?ar til skatta ok skyldir, sv? sem ?yrfti. Var ?ar ok sv? me? Valdimar konungi, at dmttning haf?i eigi minni hir? en konungr, ok kepp?usk ?au mj?k um ?gaetismenn. Vildi hv?rt tveggja til sin hafa.

N? ger?isk sv?, at konungr festi tr?na? ? sl?kar roe?ur, sem maelt var fyrir honum, ok ger?isk hann ngkkut far ok styggr til ?l?fs. En er ?l?fr fann ?at, ?? segir hann dmttningu ok ?at me?, at hann f?stisk at fara ? Nor?rlgnd, ok segir, at fraendr hans hafa ?ar fyrr riki haft ok honum ?ykkir likast, at ?ar myni ?roski hans mestr ver?a. Dmttning bi?r hann vel fara, segir, at hann myni ?ar ggfugr ?ykkja, sem hann vaeri.

8 S??an b?r ?l?fr fer? s?na ok gekk ? skip ok helt sv? ?t ? haf?t ? Eystrasalt. En er hann sigldi austan, ?? kom hann vi? Borgundarh?lm ok veitti ?ar uppr?s ok her-ja?i, en landsmenn s?ttu ofan ok heldu orrostu vi? hann, ok fekk ?l?fr sigr ok her-fang mikit. (Bls. 251–252)

XXII. kap?tuli

9 ?l?fr l? vi? Borgundarh?lm ok fengu ?ar ve?r hvasst ok storm sj?var, ok megu ?eir ?ar eigi vi? festask ok sigla ?a?an su?r undir Vin?land ok f? ?ar hgfn g??a, fara ?ar allt me? fri?i ok dvgl?usk ?ar um hr??. B?rizl?fr h?t konungr ? Vin?landi. Hans doetr v?ru ?aer Geira, Gunnhildr ok ?stri?r. Geira konungsd?ttir haf?i ?ar vald ok r?ki, sem ?eir ?l?fr k?mu at landi. […] Ger?isk harm ?ar ?? forr??ama?r ?ess r?kis me? henni. Hallfro?r vandrae?ask?ld getr ?ess ? dr?pu ?eiri, er harm orti um ?l?f konung:

Hilmir l?t at holmi
hraesk?? ro?in bl??i
– hvat of dyl?i ?ess h?l?ar? —
h?r? ok austr ? G?r?um.

(Bls. 252–253)

XXXI. kap?tuli

12 ?l?fr Tryggvason, ?? er harm l? ? Syllingum, spur?i harm, at ?ar ? eyjunni var sp?ma?r ngkkurr, s? er sag?i fyrir ?or?na hluti, ok ??tti mgrgum mgnnum ?at mj?k eptir ganga. Ger?isk ?l?fi forvitni ? at reyna sp?d?m manns ?ess. Harm sendi ?ann af mgnnum s?num, er fr??astr var ok mestr, ok bj? harm sem vegligast ok ba? harm segja, at harm vaeri konungr, ?v? at ?l?fr var ?? fraegr or?inn af ?v? um gll lgnd, at harm var fr??ari ok ggfugligri ok meiri en allir menn a?rir. En s??an er harm f?r ?r Gar?ar?ki, haf?i harm eigi meira af nafni s?nu en kalla?i sik ?la ok kvazk vera gerzkr. […] (Bls. 266–267)

XLIII. kap?tuli

14 Haraldr grenski var konungr ? Vestfold, sem fyrr er ritit. Hann fekk ?stu, d?ttur Gu?brands lc?lu. Eitt sumar, ?? er Haraldr grenski f?r ? Austrveg ? hema? at f? s?r fj?r, ?? kom harm ? Sv??j??. ?? var ?ar konungr ?l?fr soenski. Hann var sonr Eir?ks konungs ins sigrsaela ok Sigr??ar, d?ttur Skgglar-T?sta. Var Sigr??r ?? ekkja ok ?tti mgrg b? ok st?r ? Sv??j??. En er hon spur?i, at ?ar var kominn vi? land skammt ? brot Haraldr grenski, f?stbr??ir hennar, ?? sendi hon menn til hans ok bau? honum til veizlu. […] F?r ?? Haraldr um haustit aptr til N?regs, var heima um vetrinn ok heldr ?k?tr. Eptir um sumarit for hann ? Austrveg me? li?i s?nu ok helt ?? til Sv??j??ar ok sendi or? Sigr??i dr?ttningu, ?au at hann vill f?nna hana. Hon rei? ofan ? fund hans, ok talask ?au vi?. […] Hann bj?sk at r??a upp ? land ok enn ? fund Sigr??ar dr?ttningar. Margir hans menn lgttu hann ?ess, en eigi at s??r f?r hann me? mikla sveit manna ok kom til ?ess boejar, er dr?ttning r?? fyrir.

It sama kveld kom ?ar annarr konungr. S? h?t Vissavaldr austan ?r Gar?ar?ki. S? for at bi?ja hennar. ?eim var skipat konungum ? eina stofu mikla ok forna ok gllu li?i ?eira. Eptir ?v? var allr b?na?r stofunnar. En drykk skorti ?ar eigi um kveldit sv? ?fenginn, at allir v?ru fulldrukknir ok hgfu?ver?ir ok ?tver?ir sofnu?u. ?? l?t Sigr??r dr?ttning um n?ttina veita ?eim atggngu bae?i me? eldi ok v?pnum. Brann ?ar stofan ok ?eir menn, sem inni v?ru, en ?eir v?ru drepnir, er ?t k?musk. Sigr??r sag?i ?at, at sv? skyldi hon lei?a sm?konungum at fara af g?rum lgndum til ?ess at bi?ja hennar. S??an var hon kgllu? Sigr??r in st?rr??a. ?ann vetr ??r var J?msv?kingaorrosta. (Bls. 287–289)

XLVI. kap?tuli

13 H?kon jarl faer ngkkum pata af ?v?, at ma?r mun s? vera fyrir vestan haf, er ?li nefndisk, ok halda ?eir hann ?ar fyrir konung, en jarl gruna?i af fr?sggn ngkkurra manna, at vera myndi nQkkurr af konungaaett norroenni. Honum var sagt, at ?H kal-la?isk gerzkr at aett, en jarl haf?i ?at spurt, at Tryggvi ?l?fsson haf?i ?tt son ?ann, er farit haf?i austr ? Gar?ar?ki ok ?ar upp faezk me? Valdimar konungi, ok h?t s? ?l?fr. Haf?i jarl ok mj?k at spurningum leitt um ?ann mann ok gruna?i, at s? inn sami myndi n? vera kominn ?ar ? Vestrlgndum.

Ma?r er nefndr ??rir klakka, vinr mikill H?konar jarls ok var lgngum ? v?king, en stundum ? kaupfer?um ok var v??a kunnigt fyrir. ?enna mann sendi H?kon jarl vestr um haf, ba? hann fara kaupfer? til Dyflinnar, sem ?? var mgrgum t?tt, ok skynja ?at, hverr ma?r ?li ?essi vaeri, en ef hann spyrr ?at til sanns, at ?ar vaeri ?l?fr Tryggvason e?a ngkkurr annarr af konungsaett norroenni, ?? skyldi ??rir коша vi? hann svikrae?um ngkkurum, ef hann maetti. (Bls. 291)

Lll. kap?tuli

16 Lo?inn er ma?r nefndr, v?kverskr, au?igr ok aetta?r vel. Hann var optliga ? kaup-fer?um, en stundum ? herna?i. ?at var eitt sumar, at Lo?inn f?r kaupfer? ? Austrveg. ?tti hann einn skip ?at ok haf?i mikinn kaupeyri. Hann helt til Eistlands ok var ?ar ? kaupstefnu um sumarit. En ?? er marka?rinn st??, ?? var ?angat fluttr margs konar kaupskapr. ?ar kom man mart fait. ?ar s? Lo?inn konu ngkkura, er seld haf?i verit mansali. Ok er hann leit ? konuna, ?? kenndi hann, at ?ar var ?str??r Eir?ksd?ttir, er ?tt haf?i Tryggvi konungr, ok var ?? ?l?k ?v? sem fyrr, er hann s? hana. Hon var ?? fgl ok gmnnleit ok illa klaedd. Hann gekk til hennar ok spur?i, hvat r??s hennar var. Hon segir: «?ungt er fr? ?v? at segja. Ek em seld mansali, en hingat hgf? til sglu.» S??an kgnnu?usk ?au vi?, ok vissi ?str??r skyn ? ho-num. Ba? hon s??an, ef hann vildi kaupa hana ok hafa heim me? s?r til fraenda sinna. […] (Bls. 301–302)

XC. kap?tuli

17 Eir?kr jarl sigldi um haustit aptr til Sv??j??ar ok var ?ar vetr annan. En at v?ri bj? jarl her sinn ok sigldi s??an ? Austrveg. En ?? er hann kom ? r?ki Valdamars konungs, t?k hann at herja ok drepa mannf?lkit ok brenna allt ?ar, sem hann for, ok eyddi landit. Hann kom til Aldeigjuborgar ok settisk ?ar um, ?ar til er hann vann sta?inn, drap ?ar mart folk, en braut ok brenndi borgina alia, ok s??an for hann v??a herskildi um Gar?ar?ki. Sv? segir ? Bandadr?pu:

Oddhr??ar f?r ey?a,
?x hr?? at ?at s??an,
logf?gandi laegis
land Valdamars brandi.
Aldeigju brauzt, oegir,
oss numnask skil, gumna.
S? var? hildr me? h?l?um
h?r?. Komzk austr ? Gar?a.

Eir?kr jarl var ? ?essum hema?i gllum samt fimm sumur. En er hann kom ?r Gar?ar?ki, for hann herskildi um alia A?als?slu ok Eys?slu, ok ?ar t?k hann fj?rar v?kingaskei?r af Dgnum ok drap allt af. Sv? segir ? Bandadr?pu:

[…]

?ttu? hjaldr, ?ars h?l?ar,
hlunnviggs, ? b? runnu,
gaeti-Nj?r?r, vi? Gauta.
gunnbl??r, ok rae?r s??an.
Herskildi f?r hildar,
hann ?verr?i fri? mgnnum,
?ss of allar S?slur.
jarl go?v?r?u hjarli. […]

(Bls. 339–341)

Перевод

Глава 6

2 Сигурдом звали брата Астрид, сына Эйрика Бьодаскалли. Он долгое время тогда находился вне страны и был на востоке в Гардарики у конунга Вальдамара. Сигурд пользовался там большим почетом. Астрид захотела поехать туда к Сигурду, своему брату. Дал ей Хакон Старый хороших провожатых и неплохую провизию. Отправилась она с некими купцами. К тому времени она пробыла у Хакона Старого два года. Олаву было тогда три года. И когда они поплыли на восток в море, напали на них викинги. Это были эйсты. Они захватили и людей, и добро, и убили некоторых, а некоторых поделили между собой в качестве рабов. Там разлучился Олав со своей матерью, и взял его с собой Клеркон, эйст, а также взял он Торольва и Торгисля. Клеркон посчитал, что Торольв слишком стар для раба и непригоден для тяжелой работы, и убил его, а мальчиков взял с собой и продал их человеку, которого звали Клерк, и взял за них хорошего козла. Третий человек купил Олава и дал за него хороший плащ или накидку. Этого человека звали Реас, а жену его звали Рекой, а сына их Рекони. Там был Олав долго, и о нем хорошо заботились, и бонд очень его любил. Олав пробыл шесть лет в Эйстланде в этом изгнании.

Глава 7

3 Сигурд Эйрикссон приехал в Эйстланд по поручению Вальдамара, конунга Хольмгарда, и должен был собрать там в стране подати для конунга. Ехал Сигурд с большой пышностью, у него было с собой много людей и много добра. Он увидел на торгу мальчика, очень красивого, и понял, что тот, должно быть, чужеземец, и спросил его об имени и роде. Он назвал себя Олавом, а своим отцом – Трюггви Олавссона, а матерью своей – Астрид, дочь Эйрика Бьодаскалли. Тогда понял Сигурд, что мальчик был сыном его сестры. Тогда спросил Сигурд у мальчика, как он туда попал. Олав рассказал ему все, что с ним произошло. Сигурд попросил его пойти вместе с ним к бонду Реасу. И когда он пришел туда, купил он там обоих мальчиков, Олава и Торгисля, и взял с собой в Хольмгард, и никому не открыл происхождения Олава, и обращался с ним хорошо.

Глава 8

4 Олав Трюггвасон был однажды на торгу. Там было очень много народа. Там он узнал Клеркона, который убил его воспитателя Торольва Вшивобородого. У Олава был в руке маленький топор, и он ударил им Клеркона по голове так, что разрубил ему мозг; тотчас же он побежал домой и сказал Сигурду, своему родичу, а Сигурд сразу же отвел Олава в покои княгини и рассказывает ей новости. Ее звали Аллогия. Сигурд попросил ее помочь мальчику. Она отвечала, глядя на мальчика, что нельзя убивать такого красивого мальчика. Велела она позвать к себе людей в полном вооружении.

В Хольмгарде была такая великая неприкосновенность мира, что по закону следовало убить всякого, кто убьет неосужденного человека. Бросился весь народ, по обычаю своему и законам, и побежал за мальчиком, куда он скрылся. Говорили, что он во дворе княгини и что там отряд людей в полном вооружении^. Сказали об этом конунгу. Пошел он тогда со своим войском и не хотел, чтобы они бились. Устроил он тогда мир, а затем и соглашение. Назначил конунг выкуп, а княгиня заплатила. С тех пор был Олав у княгини, и она его очень любила.

Такие были законы в Гардарики, что там не могли находиться люди королевского рода, кроме как с разрешения конунга. Тогда говорит Сигурд княгине, какого рода был Олав и по какой причине он туда приехал, что он не мог жить дома в своей стране из-за немирья, он просил ее поговорить об этом с конунгом. Она сделала так, попросила конунга помочь этому сыну конунга, с которым так сурово обошлись, и привели к тому ее уговоры, что конунг обещал ей это, взял он тогда Олава под свое покровительство и обращался с ним прекрасно, как и положено было обращаться с сыном конунга.

18 Олаву было девять лет, когда он приехал в Гардарики, и пробыл он там у конунга Вальдамара еще девять лет. Олав был всех людей красивее и выше, сильнее и превосходил всех людей в искусствах, которыми славятся норвежцы.

Глава 21

6 Олав Трюггвасон находился все это время в Гардарики и был в высочайшей милости у конунга Вальдимара и любим княгиней. Конунг Вальдимар поставил его хёвдингом над тем войском, которое он отправил охранять свою страну. У Олава там было несколько сражений, и он умело управлял войском. Имел он и собственный большой отряд воинов на свои средства, те, что конунг давал ему. Олав был щедр со своими людьми. Был он ими любим. Но случилось так, как зачастую может случиться, если чужеземцы достигают могущества или большей славы, чем местные жители, что многие стали завидовать тому, что он был любим конунгом и не меньше – княгиней. Говорили люди конунгу, что он должен остерегаться слишком возвышать Олава, – «ибо такой человек для тебя всего опаснее, если он захочет посвятить себя тому, чтобы нанести вред Вам или Вашему государству, особенно поскольку он обладает такими физическими и духовными совершенствами и его так любят. И не знаем мы, о чем они с княгиней постоянно разговаривают».

Таков был обычай могущественных конунгов, что княгиня должна была владеть половиной дружины и содержать ее на собственные средства и для этого собирать дань и налоги, сколько требовалось. Было так и у конунга Вальдимара, что княгиня владела не меньшей дружиной, чем конунг, и они постоянно соперничали из-за родовитых людей. Каждый хотел заполучить их себе.

Вот случилось так, что конунг поверил таким советам, которые давались ему, и сделался он несколько сдержанным и раздражительным по отношению к Олаву. А когда Олав это заметил, то говорит он об этом княгине, а также о том, что он хочет отправиться в Нордрлёнд, и говорит, что его родичи владели там раньше государством, и ему кажется наиболее вероятным, что он там всего больше преуспеет. Княгиня желает ему счастливого пути, говорит, что он везде будет считаться достойным уважения, где бы он ни находился.

8 Вскоре собирается Олав в путь и взошел на корабль, и держал путь от берега в море, в Эйстрасальт. И когда он плыл с востока, подошел он к Боргун-дархольму и высадился там на берег, и грабил, а жители острова подошли к побережью и дали ему битву, и одержал Олав победу, и захватил много добра.

Глава 22

9 Олав стоял у Боргундархольма, и поднялся сильный ветер, и началась буря на море, и не могли они там больше оставаться, и поплыли оттуда на юг к берегам Виндланда, и нашли там хорошую гавань, и приплыли они туда с миром, и находились там некоторое время. Бурицлавом звали конунга в Виндланде. Его дочерьми были Гейра, Гуннхильд и Астрид. Гейра, дочь конунга, имела власть и государство там, где Олав и его люди сошли на землю. [Олав и его люди остались на зиму у королевы Гейры. Этой зимой Олав женился на Гейре.] Стал он тогда правителем того государства вместе с ней. Халльфред Трудный Скальд говорит об этом в той драпе, которую он сочинил о конунге О лаве: «Конунг обагрил свой острый меч кровью на острове и на востоке в Гардах. Зачем же это утаивать?»

Глава 31

12 Когда Олав Трюггвасон находился на Сюллингах, он узнал, что на одном из этих островов есть некий прорицатель, который предсказывает будущее, и многим людям казалось, что многое сбывается. Олаву захотелось проверить предсказания этого человека. Он послал того из своих людей, который был красивее и выше всех, и прекрасно одел его, и велел ему сказать, что он – конунг, потому что Олав был тогда известен во всех странах тем, что он был более красивым и благородным, и высоким, чем все другие люди. И с тех пор, как он уехал из Гардарики, не пользовался он более своим именем, а называл себя Оли и говорил, что он гардский. [Прорицатель узнаёт, что перед ним не сам Олав, а Олаву, когда тот к нему приходит, предсказывает многое, что вскоре начинает сбываться.]

Глава 43

Харальд Гренландец был конунгом в Вестфольде, как было написано раньше. Он был женат на Асте, дочери Гудбранда Шишки. Однажды летом, когда Харальд Гренландец отправился в Аустрвег в викингский поход добывать себе богатства, приплыл он в Свитьод. Конунгом там был тогда Олав Свенский. Он был сыном конунга Эйрика Победоносного и Сигрид, дочери Скёглар-Тости. Сигрид была тогда вдовой, и у нее было много больших поместий в Свитьод. И когда она узнала, что где-то неподалеку высадился на

берег Харальд Гренландец, ее брат по воспитанию, послала она людей к нему и пригласила его на пир. [Харальд приехал на пир к Сигрид.] Отправился тогда Харальд осенью назад в Норег, был зимой дома и был весьма мрачен. На следующее лето отправился он в Аустрвег со своим войском и держал тогда путь в Свитьод, и послал сказать королеве Сигрид, что хочет с ней встретиться. Она поехала к нему к побережью, и говорили они друг с другом. [Харальд предложил Сигрид пойти за него замуж. Она отказала ему и уехала.] Он собрался поехать верхом вглубь страны и еще раз встретиться с королевой Сигрид. Многие его люди отговаривали его от этого, но он тем не менее поехал со многими своими людьми и приехал в то поместье, которое принадлежало королеве.

В тот же вечер приехал туда другой конунг. Его звали Виссавальд, с востока из Гардарики. Он приехал свататься к ней. Конунгов и всех их воинов поместили в большой и старой зале. В соответствии с этим было все убранство залы. И вечером не было там недостатка в питье таком крепком, что все были сильно пьяны, и стражи внутри и снаружи дома заснули. Тогда велела королева Сигрид напасть на них в эту ночь с огнем и мечом. Сгорела там зала и те люди, которые находились внутри, а те, кто выбрался наружу, были убиты. Сигрид сказала, что так она отучит мелких конунгов приезжать из других стран для того, чтобы свататься к ней. С тех пор ее стали звать Сигрид Гордая. За год до этого была битва с Иомсвикингами.

Глава 46

13 До ярла Хакона дошли какие-то слухи о том, что за Западным морем есть человек, который называет себя Али, и они его там считают конунгом, и у ярла возникло подозрение из рассказов некоторых людей, что это, возможно, кто-то из рода норвежских конунгов. Ему сказали, что Али называл себя гардским по рождению, а ярл знал, что у Трюггви Олавссона был сын, который уехал на восток в Гардарики и воспитывался там у конунга Вальдимара, и звали его Олав. Ярл много расспрашивал об этом человеке и подозревал, что это тот самый человек приплыл сейчас в Вестрлёнд.

Человек зовется Торир Клакка, большой друг ярла Хакона. Он долго был в викингских походах, а иногда в торговых поездках, и был поэтому известен повсюду. Этого человека ярл Хакон послал на запад за море, велел ему ехать в торговую поездку в Дювлин, как делали тогда многие, и выяснить, что за человек этот Али, и если он узнает наверняка, что это Олав Трюггвасон или кто-либо иной из норвежского королевского рода, тогда должен Торир совершить предательство против него, если сумеет.

Глава 52

16 Лодином зовется человек, родом из Вика, богатый и родовитый. Он часто бывал в торговых поездках, а иногда – в военных походах. Однажды летом Лодин отправился в торговую поездку в Аустрвег. У него был один корабль и много товара. Он держал путь в Эйстланд и был там в торговом месте летом. И когда там устраивался рынок, туда привозили всякого рода товар. Там продавали много рабов. Там увидел Лодин одну женщину, которую продавали как рабыню. И когда он посмотрел на женщину, он понял, что это была Астрид Эйриксдоттир, на которой был женат конунг Трюггви, и была она не похожа на ту, какой он ее видел раньше. Она была худа, и бледна, и плохо одета. Он подошел к ней и спросил, как ей живется. Она отвечает: «Тяжело говорить об этом. Я продана в рабство и сюда привезена на продажу». Тогда узнали они друг друга, и Астрид поняла, кто он такой. Она тогда попросила, не сможет ли он купить ее и отвезти домой к ее родичам. [Лодин покупает Астрид с условием, что она выйдет за него замуж.]

Глава 90

17 Ярл Эйрик приплыл осенью назад в Свитьод и оставался там следующую зиму. А весной собрал ярл свое войско и поплыл вскоре в Аустрвег. И когда он пришел в государство конунга Вальдамара, стал он грабить и убивать людей, и жечь повсюду, где он проходил, и опустошил ту землю. Он подошел к Альдейгьюборгу и осаждал его, пока не взял города, убил там много народа, и разрушил и сжег всю крепость, а затем воевал во многих местах в Гардарики. Так говорится в Бандадрапе: «Богатый отправился опустошать землю Вальдамара огнем битвы. Из-за этого тотчас усилился бой. Ты, устрашающий людей, разрушил Альдейгью; мы удостоверились в этом. Эта битва мужей была жестокой. Тебе удалось добраться на восток в Гарды».

Всего ярл Эйрик провел в этом походе пять лет. И когда он уехал из Гардарики, разорил он всю Адальсюслу и Эйсюслу, и там захватил он у данов четыре викингских корабля и убил всех, кто на них был. В Бандадрапе говорится так: [Первая виса не имеет восточноевропейских топонимов.] «Я узнал, как воин давно сражался в проливе между островами. Щедрый на имущество воитель очистил от людей четыре корабля данов; нам это стало известно. У тебя была битва с гаутами, моряк, где люди бежали в убежища. Воин опустошил все Сюслы; он шел войной». [Ярл Эйрик отправляется в Данмарк.]

§ 5.5. «Большая сага об Олаве Трюггвасоне»

Введение

«Большая сага об Олаве Трюггвасоне» написана около или вскоре после 1300 г. Автор ее неизвестен, однако в рукописи Holmperg 1 fol им назван Берг Соккасон, исландец, аббат монастыря в Мункатвера.

Сага написана по образцу отдельной «Саги об Олаве Святом» Снорри Стурлусона, есть и заимствования из нее, особенно в начальной части. «Большая сага» – в значительной мере компиляция. В ней выявлены заимствования из Пролога к отдельной саге Снорри, из Снорриевых саг о Харальде Прекрасноволосом, Хаконе Добром и Харальде Серая Шкура. «Сага об Олаве Трюггвасоне» Снорри часто соединяется в «Большой саге» с сагой монаха Одда; нередко автор использует только сагу Одда, а также сагу монаха Гуннлауга; в «Большой саге» есть заимствования из «Книги о занятии земли», «Саги о Иомсвикингах», «Саги об оркнейцах», «Саги о людях из Лаксдаля», «Саги о фарерцах», «Саги о крещении», из какой-то саги о датской истории, – скорее всего, из «Саги о Скьёльдунгах». Целиком в нее входит «Сага о Халльфреде». Кроме того, «Большая сага» включает в себя пряди об исландцах. Материал расположен в хронологическом порядке.

Существует две редакции саги (см. ниже «Рукописи»), из которых – по причине их большого сходства, с одной стороны, и ограниченности объема настоящей публикации, с другой – здесь представлены фрагменты только одной – по рукописи AM 61 fol.


Рукописи

1) AM 61 fol; AM 53 fol; AM 54 fol; Holm perg 1 fol («Bergsb?k»).

2) AM 62 fol; GkS 1005 fol («Flateyjarb?k»).


Издания:

Saga ?ess Haloflega Herra Olafs Tryggvasonar Noregs Kongs / ??r?ur ?orl?ksson. Skal-hollt, 1689–1690. T. 1–2 [близко к Flat].

Saga ?lafs kon?ngs Tryggvasonar. Eptir g?mlum skinnb?kum / ?orgeir Gu?mundsson, C. C. Rafn, R. К. Rask (Fms. В. I–III). 1825–1827 [AM 61 fol].

Flateyjarb?k. En Samling af norske Konge-Sagaer med indskudte mindre Fortaellinger om Begivenheder i og udenfor Norge samt Annaler / Gu?brandr Vigfusson, C. R. Unger. Christiania, 1860, 1862, 1868. В. I–III.

Flateyjarb?k/ Sigur?ur Nordal et al. Akranes, 1944–1945. B. I–IV.

The Great Sagas of Olaf Tryggvason and Olaf the Saint: AM 61 fol. / ?lafur Halld?rsson (EIMF. Vol. XIV). 1982.

The Saga of King Olaf Tryggvason: AM 62 fol. / ?lafur Halld?rsson (EIMF. Vol. XX). 1993.

?l?fs saga Tryggvasonar en mesta. B. I–III / ?lafur Halld?rsson (EdAm. Ser. A. Vol. 1–3). 1958,1961, 2000.

Text by Snorri Sturluson in ?l?fs saga Tryggvasonar en mesta / ?lafur Halld?rsson. L., 2001.


Переводы:

Английский:

The Saga of King Olaf Tryggwason who Reigned over Norway A.D. 995 to A.D. 1000 (Northern Library. Vol. I). L., 1895 (J. Sephton) (reprint – 2009).

Датский:

Kong Olaf Tryggves?ns Saga (OS. B. I–III). 1826–1827 (С. C. Rafn).

Латинский:

Historia Olavi Tryggvii filii (Shi. B. I–III). 1841 (Sveinbj?rn Egilsson).

Русский:

Извлечение из Саги О лава, Сына Триггвиева, Короля Норвежского. Пребывание Олава Триггвиевича при Дворе Владимира Великого / Пер., предисл. и примеч. Ст. Сабинина // Русский исторический сборник, издаваемый Обществом истории и древностей Российских. М., 1840. Т. IV. Кн. 1. С. III–V, 1-116.

То же: Древне-северные саги и песни скальдов в переводах русских писателей. СПб., 1903. С. 1–31.

Фрагменты в Джаксон 1993а. С. 122–154.


Литература

?lafur Halld?rsson 1967; Simek, Hermann P?lsson 1987; Джаксон 1991а; Джаксон 1993а; ?lafur Halld?rsson 1993а; ?lafur Halld?rsson 2000а; ?lafiir Halld?rsson 2000b; ?lafur Halld?rsson 2001.

Текст

Публикуется по изданию: ?l?fs saga Tryggvasonar en mesta. В. I–III / ?lafur Halld?rsson. 1958, 1961,2000.

1 46. (J)?ann tima er Gunnhildar s(ynir) gengu til R?kis i Noregi. Re? sa konungr fyrir Gar?a Riki er ValldamaR het. kona hans het Allogia. hon var uitr ok go? giorn ?o at hei?in vaeri i?ann tima. Valldamar konungr atti mo?ur miok gamla ok ?ruasa sva at hun la ireckiu. en ?o var hun fram syn af f?tons anda sem margir hei?nir menn ?eir sem synduz segia fyrir v uor?na luti ok v uisa. En sa var ?ar sidr iafnan at iola kvelld hit fyrsta фа) er menn voro j saeti komnir i h?ll konungs. var kerlin-gin mo?ir konungs borin fyrir hasaeti hans. sag?i hun ?a ef n?ckurr haska samligr vfri?r uaeri nalaegr konunginum e(?r) hans Riki. ok sva arat ?at er hun var eptir spur?. Sva bar enn til einn uetr at kerling var inn komin ihallina eptir uana. ?a sp(ur?i) konungr ef hon saee n?ckura utlenda hof?ingia еда hermenn uilia aa gimaz Riki hans. hon suar(ar). eigi ueit ek son minn n?ckurn ska?samligan hernat e(?r) v hamingiu ?ik nalgaz e(?r) ?itt Riki. En ?o se ek mikla syn ok mikils ver?a. Nor?r j Noregi er faeddr fyrir litlu einn konungs s(on) sa er her man upp fae?az i Gar?a Riki ?ar til er hann uer?r aagiaetr hof?ingi. Eigi man hann ska?a gera ?inv Riki. helldr man hann ?at fri?a ok firelsa ok margfalldliga auka ?ina saem?. hann man koma aptr um sidir til sinar fostr iar?ar ?a er hann er ibloma alldrs sins ok o?laz Riki ?at er hann er til borinn. hann mann sk?na me? mikilli birti ok uegh. ok ver?a morgum ?io?um hialpari j nor?r halfu he?msins. En ?o mun hann skamma stund Riki hallda i Noregi. Berit mik nu i brott s(egir) hon ?o hefi ek helldzti margt ok satt talat af ?essum manni. var hun ?a brott borin.

2 Margir ungir menn ok rikra manna synir stucku or Noregi fyrir of Riki Gunnhilldars(ona). Sumir l?gduz ihemad til ymissa landa. Sumir leitadu ser saem?a til utlendra h?f?ingia sem a?r er s(agt) at Haralldr grenski var iSui?io? me? Sk?glar tosta.

Sigur?r het s(on) Eiriks aa Ofro st?dum bro?ir Astridar. hann var austr iGar?a Riki me? Valldamar konungi. ok haf?i af honum mikinn metnat ok ualld. fystiz Astri?r systir hans ?a at fara ?angat til hans. ?a haf?i hun uerit.ij. uetr iSuia uelldi me? Hakoni gamla. Var Olafr s(on) ?eira TryGva konungs ?a ?reuetr. Hakon gamli kom henni i foroneyti me? kaupm?nnum n?ckurum ok feck henni ok hennar m?nnum alia luti uel ok gnogliga ?a er ?au ?urftu at hafa. En er ?au helldu austr i hafit. komu at ?eim uikingar. ?at voro Eistr. toko uikingar at herfangi bae?i fei? ok mennina. drapu suma. en sumum skiptu ?eir me? ser til m nau?ar. ?ar skil?iz Olafr vi? mo?ur s?na. tok ?a vi? Olafi ok ?orolfi fostra hans ok ?orgilsi s(yni) ?orolfs sa ma?r er Klerkon het. Klerkoni ?otti ?orolfr of gamall til ?raelkanar ok ?otti ecki foruerk i honum. ?vi drap hann ?orolf. en haf?i sueinana me? ser til Eistlandz. ok selldi ?a ?eim manni er Klerkr het. ok tok fyrir hafr einn helldr godan. En ?ri?i ma?r keypti Olaf litlu si?aR ok gaf fyrir uesl gott e(?r) slagningh. Sa ma?r het Reas, en копа hans het Rekon. en s(on) ?eira Rekni. var Olafr ?ar me? ?eim hus-bonda lengi si?an uel halldin. ?viat Reas unni engum mun (minna) Olafi en sinum syni. Olafr var.vi. uetr i ?essi ut leg? aa Eist landi. Reas bondi haf?i ok keypt ?orgils s(on) ?orolfs lusa skeggs. hann var ?ia?r til uinnu sem a?rir mans menn.

3 ?a kom til Eist landz Sigur?r Eiriks s(on) mo?ur bro?ir Olafs. hann var sendr af Valldamar konungi af Holmgar?i at heimta ?ar i landi skatta konungs. for Sigur?r rikmannliga me? milclu fi?lmenni. ?at var einn d(ag) at Sigur?r rei? me? sitt foroney-ti fram at gar?i Reas, at sueinninn Olafr var aa leiki me? au?rum ung meNum. […] ?a keypti Sigur?r ?orgils fyrir m?rk gullz. en Olaf fyrir.ix. merkr gullz. flutti Sigur?r sue?nana ba?a me? ser til Holmgar?z. ok let ecki vpp uist fyrir m?nnum vm aett Olafs. en helt hann uel at ?llum lutum. ?a var Olafr.ix. uetra gamall. (B. /. S. 79–86)

4 47. (?)At var einn d(ag) at Olafr TryGva s(on) var uti staddr aa torgi. Var ?ar fiolmenni mikit. ?ar lcendi hann Klerkon er drepit haf?i fostra hans ?orolf lusa skegg. Olafr hafdi litla ?xi i hendi. hann gekk at Klerkoni ok setti ?xina i h?fud ho-num sva at sto? i heila. tok Olafr laup heim til herbergis ok sag?i S(igur?i) fraenda sinum. En Sigur?r kom honum ?egar iherbergi Allogie drotningar ok s(ag?i) henni ti?indin ok ba? hana hialpa sueininum. hun leit aa sueinin ok m(aelti). Eigi haefir at drepa sua fri?an suein. ba? hun ?a alia sina menn koma ?ar me? aluaepni.

J Holmgardi var sva milcil fri? helgi at drepa skylldi huem er maN v daem?an v?. Nu ?eystiz fram allr ly?r eptir si? ?eira ok l?gum. at leita eptir Olafi huar hann vaeri ni?r komin. Villdo ?eir hann af lifi taka sem l?g bu?u. ?a var s(agt) at hann var i gar?i drotningar ok ?ar herr mannz aluopna?r buinn at ueria hann. ?vi naest kom ?etta fyrir konung. Gekk hann til skiott me? sina hird ok uilldi eigi at ?eir ber?iz. kom hann ?a gri?um aa ok ?vi naest saettum. daem?i konungr baetr fyrir u?git en drotning helt giolldum upp. Si?an var Olafr me? drotningu. var hann henni miok elskuligr ok astu?igr ollu folki.

?ar voro l?g i Gar?a r?Ic? at ?ar skylldo ekki uera konung bornir menn nema at konungs ra?i. ?a s(ag?i) Sigur?r drotningu hverrar aettat Olafr var. ok sva fyrir hu-eria s?k hann var ?ar kominn. at hann matti ecki i sino landi uera fyrir vfri?i ok vm satum sinna v vina. ba? Sigur?r hana ?etta tala fyrir konungi. hun gerdi sva. ok ba? konung hialpa vi? konungs syni ?essum sva har?liga sem hann var vi? lcomin. kom hun sva me? sinum fortolum at konungr iata?i ?vi sem hon beiddi. tok hann ?a Olaf aa sitt ualld ok helt hann uegliga sem konungs syni byria?i at uera halldin. Dualdiz Olafr ?ar.ix. uetr i Gar?a R?ki me? Valldamar konungi. hann var allra manna fri?aztr. mestr ok styrkaztr. ok at i?rottum vm fram alia menn noraena ?a er s?gur ganga fra. (В. I. S. 86–88)

18в 53. […] ?ar fell Haralldr grafelldr. sua s(egir) Glvmr. […] ?ar fell flest li? Ha-ralldz. ?ar fell Ar?nbiom hersir. ?a voro li?nir fra falli Hakonar A?alsteins f(ostra). xv. uetr at s?gn Arra prestz ?orgils sonar, en fra falli Sigur?ar Hla?a j(arls). xiij. uetr. ?a var Olafr TryGva s(on). vij. uetra ok haf?i hann ?a.iiij. uetr uerit ? utleg? aa Eist landi. en tua i Sui?io? me? Hakoni gamla. Sva s(egir) Ari prestr at Hakon Si-gur?ar s(on) vaeri.xiij. uetr j(arl) у fir f??ur leifd sinni i ?randheimi a?r Haralldr grafelldr fell. […] (B. I. S. 95–96)

18 г 56. […] Eptir orrosto ?essa fly?i Ragnfro?r konungr or Noregi. En Hakon j(arl) fri?a?i land ok let aptr nor?r fara her ?ann er mikla er honum haf?i fylgt vm suma-rit. en hann dval?iz su?r ilandi vm haustid ok vm uetrin. A ?esesu sumri sem nu var fra s(agt) kom Olafr T(ryGva) s(on) austr i Gar?a Riki sem fyrr er ritat. ?a var hann.ix. vetra gamall. (В. I. S. 103)

5 57. (J) ?ann tima er Olafr kom i Gar?a R?ki voro i Holmgar?i margir ?eir menn er spaa?o fyrir marga о uor?na luti. ?eir s?g?o allir eitt af sinum vis domi. at fylgiur e?ns utlendz maNz vngs at alldri se komnar i landit sva hamingiusamligar at ?eir h?f?u engis mannz fylg?ur see? dyrdligri. En eigi uissu ?eir huerr e?a huadan hann var. ok ?o s?nnu?u ?eir ?at me? morgum ordum at ?at hit biarta lios er yfir honum skinn. dreifiz vm alt Garda R?ki ok vi?a vm austr halfu heims[ins]. En me? ?vi at drotningin Allogia var allra kueNa uitroz. ?a skil?i hun ?egar aa yfir brag?i Olafs sem hon leit hann fyrsta sinn at ?essi suinn mundi vera ?eirar haleitrar giptu sem for sparnar visa?u til. at hann mundi uinna mikla saem? Gar?a R?ki. ?ar fyrir fekk hann hit mesta yfir laeti af konungi ok drotningu. ok go?a vir?ing af uitrum m?nnum olc go? gi?mum. Vox Olafr ?ar upp i Gar?a R?ki. ok var? fyrr alg?rr at uiti ok afli ok ollum ?roslca en uetra tali. ValldamaR konungr elskadi Olaf sva sem hann uaeri hans eigin sonr. ok let laera hann aa v?gf?mi ok Riddara skap ok allz hattar i?rottir ok h?f?ingliga haefuersku. hann feck ok skiotari skilning. aa allri at genii en flestir menn a?rir.

7 En einn var sa lutr at konungi mislika?i vi? hann. at hann uilldi alldri dyr?ka hei?in skur? god. ok setti hug sinn miok j mot ollum blot skap. Jafinan for hann me? konungi til hofs en alldri geek hann inn. sto? hann uti hia hofs durum me?an konungr forn faer?i go?onum. konungr raeddi vm opt at hann skylldi eigi sva gera. at hann fengi rei?i gv?anna. ok tyndi ?ar fyrir bloma aesku siNar. ok ?vi bi? ek ?ik. s(egir) konungr. at ?u vegsamir gv?in ok mykir ?ik til ?eira me? litillaeti. ?viat ella er ek hraeddr vm at ?a/ steypi yfir ?ik n?ckurri ?gn siNar storm samligrar ognar ok grim?ar. sva mikit sem ?u ?tt i haettu. Olafr suar(ar). Alldri hrae?umz ek ?au gu? er ?u g?fgar. ?viat ?au hafa ecki mal. enga syn ne heyrn. ok ?au kunna enga skyn-semdar grein. En af ?vi ?ickiumz ek helldz mega skilia huerrar natturv ?av munu uera. at mer syniz iafnan ??n konunglig tign fostri minn ok aa sea me? bli?u ok bi?rtu yfir brag?i. vtan ?a er ?u ferr i hofit ok faerir fomir gv?unum. ?a syniz mer ?u me? d?cku yfir brag?i ok v hamingiu samligu. ok ?a?an af ueit ek at ?essi gu?in er ?u ?ionar manu eiga myrkrunum at styra. ok ?vi skal ek ?au alldri tigna. En ek geri ?eim fyrir ?at enga v saem?. at ek vil ?ik eigi styggua. (В. I. S. 104–107)

6 58. (S)Va segiz at ?a er Olafr TryGva s(on) var.xij. vetra beiddi hann fostra sinnfa ser herskip ok li?. konungr let ?at ?egar til rei?u. bio hann ?a skip sin ok her li?. ok a?r hann for brotto. sp(ur?i) hann konung ef n?ckurar vaeri ?aer borgir e?r herath er fyrr hefdi legit undir Gar?a konung. en nu vaeri undan horfnar hans Riki. konungr s(ag?i) at ?at voro m?rg ok stor Riki er l?ngv h?f?o legit undir Holm gar? en nu h?fdu a?rir h?f?ingiar ok her menn undir sik tekit me? ualdi ok herna?i. ?vi naest sem konungr haf?i sagt Olafi alia grein aa ?essu mali. helt Olafr fyrsta sinn herski-pum or G?r?um. hann haf?i fri?t li? ok ecki mikit. ?at var si?r uikinga ef konunga synir re?u fyrir her li?i. at ?eir voro kalla?ir konungar ?o at ?eir re?i eigi fyrir l?ndum. fyrir ?vi gafu li?s menn Olafi konungs nafn. syndiz ?a bratt huersu go?a stilling hann kunni ?egar aa her stiorninni. ?o at hann vaeri ungr at alldri. ?viat hann drap suma h?f?ingia en sumum st?kkti hann brottu. ?eim er me? rangindum ok viking skap h?f?o setz i skatt l?nd Valldamars konungs. atti hann ui?r ?a margar orrostor ok feck ? ollum sigr. ok vann aptr aa fyrsta sumri. ?ll ?au Riki ok skatt l?nd sem undan Valldamar konungi h?f?o gengit. kom hann aptr til Holmgar?z vm hausti?. ok haf?i margar ok fagiaetar gersimar. at faera konungi ok drotningu. i gulli ok g?msteinum. ok dyr?ligum klae?um. tok konungr ok drotningh ok ?ll al?y?a vi? honum me? gle?i ok fagnadi. lei? sva fram vm hri? at Olafr var i hernadi ?t su-mrum. ok var?i Gar?a Riki me? hreysti ok har?fengi fyrir vikingum er aa gengu. en uann vndir Ualldamar konung margar borgir ok heruth j Austr uegi. hann var optaz i Holmgar?i aa uetrum me? saem?ar yfir laeti af konungi ok kiaerleik af drotningu. helt hann ?a sealfr mikla sueit her manna me? sinum kostandi. ?eim er konungr ueitti honum. Olafr var auR af fe vi? sina menn. ?vi uar? hann vinsaell.

En ?a uar? ?at sem opt kann henda ?ar er vtlendir menn hefiaz miok til R?kis e(?r) sva til mikillar fraegdar at ?eir uer?i vm fram inn lendzka menn. at margir ?funda?u ?at. huersu Olafr var lciaeR konungi ok eigi si?r drotningu. Maeltu ?eir menn ?at fyrir konungi at hann skyllde (varaz at) gera Olaf eigi of storan fyrir ?vi s?g?o ?eir at slikr ma?r er (?er) haettaztr ef hann uill sik til ?ess hafa at gera ?er mein e(?r) ?inu Riki er sva er vm fram a?ra menn at i?rottum buinn. Vin saeld ok at gerui. Vitum ver ok eigi huat ?au drotning tala iafnan. ?at var si?r mikill eNa rikaz-tu konunga at drotning skylldi eiga halfa hir?ina ok hallda me? sinum kostna?i ok hafa ?ar til skatta ok skylldir sem ?urfti. Nv var ?ar sva me? Valldamar konungi. at drotning haf?i eigi minni hir? en konungr ok keptuz ?au miok vm aagaeta menn. villde huartueGia til sin hafa. Nu gor?iz sva at konungr festi trunat aa ?eira manna rae?um er raeg?u Olaf. Gi?r?iz konungr nackuat styggr ok faaR til hans. En er Olafr fann ?at. sag?i haN drotningv. ok ?at me? at hann fysiz at fara i Nor?r l?nd sag?i at fraendr hans h?f?o ?ar fyrr Riki haft. ?ickir mer ?at likaz s(egir) hann at ?ar uer?i ?roski minn mestr. drotning ba? hann uel fara. sag?i at ?ar mundi hann ?ickia g?fugr sem hann vaeri. ?essa getr i Rek stefiu er ort er vm Olaf TryGva s(on) at hann faeddizt vpp iG?rdum.

Veg milldr vi?rar folldar.
v?rdr ?a fostr i G?r?um.
vell bio?r visa da?ir.
vann sa er haerst gekk manna.
blik rau?r brig?a miklum.
bratt re? hann ?e?ms atti.
all pru?t ela ?rottar
Olafr skipa stoli.

8+9 Si?an bio Olafr skip sin ok li?. ok helt austan or G?r?um j Eystra salt. Skip in voro sk?rut skiolldum aa bae?i bor?. ?rskrei? ok t?ldu uel fyrir vindinum. En er Olafr konungr sigldi austan. kom hann vi? Borgundar holm, ueitti ?ar upp ras ok heria?i. en landz menn sottu ofan ok helldo orrosto vi? hann. feck Olafr konungr sigr ok mikit her fang. Sva segir Hallfrey?r vandrae?a skalld. i drapu ?eiri er hann orti vm Olaf konung.

Hilmir let at holmi.
hraesko? ro?in blo?i.
huat of dyl?i ?ess h?lda
h?r? ok austr i G?rdum.

Eptir orrostona la Olafr konungr me? li?i sino fyrir Borgundar holmi. fengu ?eir ?ar storm ue?rs ok storan sea. sva at ?eir mattu ?ar eigi vi? halldaz. sigldo ?eir ?a su?rundir V?ndland. […] (В. I. S. 107–111)

12 59. <?>At var einn dag at Dixin rae?is ma?r kom inn iherbergi til drotningar. u hun frettti ti?inda. hann suar(ar). Ek kann engi ti?indi at segia nema ?au er ?u he-fuir frett. at vkuN?r menn его her vi? land komnir me? m?rgum skipum. rae?r ?ar fyrir li?i einn agiaetr ma?r baedi at aett ok aa syndum er nefniz Oli en gir?zki ok kve?z uera einn kaup ma?r. […] (В. I. S. 111–112)

10 75. (?)A er Olafr konungr T(ryGva) s(on) haf?i uerit.iij. vetr ae V?nd landi.ger?uz ?au ti?indi er honum ok m?rgum au?rum ?ar ilandi fekk mikillar hrygdar at drottni[n]gin Geira kona hans tok sott ?a er hana leiddi til bana. Olafi konungi ?otti ?at sva mikill ska?i. at hann festi ecki yndi ? Vind landi si?an. Re? hann ser ?a til slcipa. ok sigldi fyrst til Danmerkr. ok aetla?i ?a?an austr j Gar?a. Ma ?at ok likligt ?ickia. at vi? sinn harm mundi hann ?angat fyrst venda sem hann haf?i a?r lengzt verit. ok sino ra?i bezt unat. En er ?eir lagu til byriar vi? Danm?rk. geek Olafr konungr aa land upp einn dag me? nockura menn ok toko strand h?gg sem her manna si?r er til. V[i?] ?at uur?u varir landz menn ok samna?uz sam[an]. ok sottu eptir ?eim me? miklu fiolmenni. […] (В. I. S. 150–151)

11 76. (E)ptir ?enna at bur? helt Olafr skipum sinum austr i Gar?a. fekk hann ?arall go?ar [vi?]tokur af Valldam[ar] konungi ok Allogie drottningv. var hann i Holm gar?i vm vetr[inn] me? sina menn. Eina nott bar fyrir hann i suefni mikla syn ok merkiliga. honum syndiz einn mikill ste?nstolpi standa i lopt vpp sva h?tt sem hann matti sea. ?essi steinn var vtan sem klappa?r vaeri gradum e?r pallum. hann ?ottiz ganga upp eptir ste?n?num sva langt at hann var kominn vpp vm sky. ?ar kendi hann sva saetan ilm. at hann haf?i alldri fyrr slik[an k]ent Hann lita?iz ?a vm. ok sa alia uega hia ser fagra sta?i blomga?a me? allri una?sem?. ?ar sa hann biarta menn skrydda hu?tum klae?um. ok prydda allri sk?nandi dyr?. fulla fagna?a. meiri en fra megi segia. ?vi naest heyr?i hann raudd yfir sik upp sva segiandi til sin. heyr?u Olafr ef[ni] go?s mannz. Margfalldaz munu verk ?in til go?ra luta. ok ae gaetliga aeuaxtaz gu?i til dyr?ar en ?er til saem[d]ar bae?i ibraa? ok lengdar. ?viat ?u tignadir alldri b?lvut skur? go? ok veittir ?eim enga hei?ingliga ?ionkan. ?vi man nafn ??tt vi?fraegiaz vm ver?lldina. en ?o skort[ir] ?ik enn mikit at ?u ser alg?orr [gu?s ?io-nostu ma?r] ?viat ?u hef[ir] en eigi fulla skynsem? e(?r) vissu af gu?ligum lutum. ok ?u ert eigi hreinsa?r iheilagri skirn. ?a hraeddiz Olafir ok maelti me? mikilli ae hyG?u. huerr ertu drottinn at ek megi ae ?ik trua. Rauddin svar(a?i) honum. Far ?u til Grick landz. ?ar mun ?er kunnigt gert nafn ok dyr? drottins gu?s ?ins. Ok ef ?u truir ae hann rettliga ok var?ueitir hans bo?or? dyggiliga. ?a mantu ?er ok m?rgum o?rum visa af dauckum villu u[e]gum hei?ins aatrunadar aa biartar g?tur heilag[rar truar] ?viat gud hefir ?ik til ?ess val?an at lei?a marga ly?i honum til handa. [ok] ?ar fyrir muntu o?laz eilifa saelu. ok meiri dyr? en ?u hef[ir] nu sie? her. Sem hann haf?i ?essa luti sie? ok heyrt. aetla?i hann at stiga ni?r af steininum. ?a sa hann ni?r fyrir sik marga hrae?iliga sta?i. fulla af logandi kuolum. ok heyr?i ylur ok ?r vilnan ok aumligan grat sal[na] ?eira er ?ar voro kualdar. ?ar ?ottiz hann kenna marga h?f?ingia ok vin[i] s?na. ?a er truat h?f?u aa hei?in go?. ok ?ar sa harm ogurliga ku?l fyrir buna Valldamar konungi. ok Allogie drotningv. Vi? ?essa s[yn] alia sa-man var? hann miok otta sleginn. ok sva feck honum mikils at hans augu voro full af tarum er hann vaknadi.

Ok hinn sama morgin er hann var klaeddr ba? hann li? sitt buaz i brott ?a?an. helt hann ?a sem skiotaz skipum sinum til Grick landz. ?ar fann hann marga aa giaeta kennimenn. ?a sem honum [ger?]u kunnigt nafn drottins Iesu Kristi, ok segiz at ?a vaeri Olafr primsigna?r. Si?an ba? hann biskup ?ann er Pall het. at hann faeri i Gar?[a Riki] ok bo?a?i ?ar gu?s kristni hei?num ?iodum. Pall biskup var mikill Gu?s vin. hann sag?i at hann mundi fara i Gar?a Riki ef Olafr faeri (fyrir) ok tulka?i hans erendi. sva at h?f?ingiar stae?i eigi imoti. at hann maetti ?ar grund valla Gu?s kristni. for Olafr konungr ?a aptr i Gar?a ok bo?a?i ?ar helga tru. fyrst e?nsliga konungi ok drotningu. sto? konungr i fyrstu fast imoti. en drottningh var alt aftaka minni. en ?o lcorn [sva vm s]i?ir me?r aa eggian drotningar at konungr let stefna fiolmennt ?ing.

En er ?ar var saman komit margt stormenni ok fiold? folks, ok ?ingit var sett, sto? Olafir upp ok sag?i sva. Ek vaenti herra konungr at ?er munit skilia me? vitro y?uarri at ?at sem ek hefi fyrir y?r nockut or?i aa komit. at y?r ok ?llum o?rum rikum ok urikum er m?rgum lutum betra at trua aa einn sannan gu? skapa[ra] sinn. ?ann er gerdi himin ok ior? ok alia luti syniliga ok vsyniliga ok ollum gefr eilifa saelu utan enda aa sik rettliga truandum ok ser truliga ?ionandum. helldr en villaz i sva miklum myrkrum at trua aa falsot skur? go?. ?au er ?vi si?r mega a?rum n?ckura hialp ueita at ?au sialf mega huargi hraeraz ?r sta? nema ?au se af a?rum borin e(?r) dregin. sva sem ek sag?a y?r laungu ?a er ek uissa ecki til gu?s. at mer syndizt alt at e?nu v vitrligt ?eim at ?iona. fyrir ?vi skal ek allan minn starfa ok aastundan til leggia. ok alldri af letta at bo?a y?r gu?s nafn fyrr en ek hefir y?r konungr ok allan ?enna ly? lei?t af ?eim dimma villu st?g sem ?er hafit allz of lengi gengit aa biarta v?nar g?tu eilifrar hialpar.

ValldamaR konungr svar(a?i) rae?u hans ok s(ag?i) sva. Af ?eim sm? geislum er sk?na af ?inum fagrligum for t?lum til minnar skynsemdar. hopar mer til vanar at si? fer?i kristinna manna se betra en vart. En langr vani forns aatrunadar helldr mer aptr sva at ek hugfesti litt ?at er ?ar til heyrir. ok ?at aNat at mitt hugskot segir varla haefa minni fat vitzku. at kasta ?eim aa trunadi. er minir fraendr ok lang fe?gar hafa halldit aefinliga alia sina daga. huerr eptir aNan. ?vi uil ek vm ?etta vanda mal heyra til l?gur. fyrst drotningar er miklu er vitrari en ek. si?an allra aNaRa h?f?ingia ok varra ra? giafa. Var? ?a mikill romr at mali konungs.

En er hlio? fekkz tok drotn?ngin sva til mals. ?essi ma?r Olafr kom til ??n ko-nungr ?a er hann var bam at alldri. ny kominn or utleg? ok mikilli aa nau?. tokt ?u hann vt lendan ok v kunnan aa ?inar nadir sva at ?u faeddir hann ok fostra?ir sva elskuliga sem ?inn eigin son. lcunni hann ser ?at sva i nyt at faera at hann efldi ok auka?i yduart Riki me? ollum go? uilia ?egar hann matti n?ckut at faeraz fyrir alldrs sakir ok ?roska. ?a?an af var? hann hug?eckr ollum godum m?nnum Nu var hann aa brotto vm hrid. ok ger?iz hollr ok heilra?r ?eim h?f?ingium er hann ?tti eigi iafn mikit go?s at ?mbuna sem y?r. syniz hann ok aa hyggiu samliga ok me? mikilli alv?ro fram flytia ?at aa heyriliga erendi er hann ferr me? er ollum vitrum m?nnum mun synaz heilsamligt. ?ar fyrir gefr min samvitzka mer val at skilia. at mo?ir y?ur konungr man ?enna mann hafa fyrir sieth for?um daga. ok margir a?rir spekingar ok visdoms menn ?essa rikis fyrir s?g?o. at einn ut lendr ma?r mundi her upp fae?az. sa er eigi at eins mundi pry?a ?etta Riki me? bi?rtu liosi sinnar vitro ok visdoms. helldr ok vi?a aNarsta?ar mundi hans go? leikr fagrliga blomgaz. sa ek ?etta laungu aa hans yfir brag?i. ok fannz mer ?a ?egar ok sva ae si?an fleira til hans en aNaRa ungra manna. Nu er ?etta sannara en ?at er vandir menn grunu?u at v dyg? mundi undir bua ockrum kiaer leikum. Lauk drottningh me? ?vi sinni t?lu at allir lofa?u hennar snilld ok uitr leik. lykta?iz me? ?vi ?ingit at me? Gu?s miskunn ok aa eggian drotningar hetu allir at taka retta tru. J ?ann t?ma kom Pali biskup af Grikk landi i trausti Olafs konungs ok skir?i Valldamar konung ok Allogiam drotningu ok allan ?eira ly? ok styrkti ?au i heilagri tru. […]

?essir lutir sem nu voro sag?ir vm kristni bo?an Olafs TryGva sonar i Gar?a R?ki его eigi v truanlighir ?viat e?n bok aagiaet ok sann fro? er heitir Ymago mundi kve?r skyrt aa at ?essar ?io?ir er sva he?ta. Rvsci. Polaui. Vngar?j. kristna?vz aa d?gum Ottonis ?ess er hinn.iij. var keisari me? ?vi nafni. Sumar baekr segia at Otto keisari hafi farit me? her sinn j Austr ueg ok brotit ?ar folk vi?a til kristni ok me? honum Olafr Tryggva s(on). (В. I. S. 152–158)

77. (?)Essu naest bio Olafr konungr skip sin ok li? austan or Gar?a Riki. hann sigl?i fyrst til Danmerkr. ok ?a?an uestr vm haf. Sva s(egir) Hallar stein.

Sen aull si?an runnu.
sneckiu bor? or G?r?um.
her morg haela t?rgut.
hilldings vnd gram milldum.
vestr l?nd vir?a kinder
ver fakum re? heriat.
aldyggr arfi Tryggva.
Olafr ok klauf stalum.

Olafr konungr helt fyrst til Englandz. ok heria?i ?ar vi?a landit. […] (В. /. S. 158–159)

12 78. […] En ecki haf?i hann meira af nafni sino. si?an hann for or Gar?a Riki hit fyrra sinn. en hann kalla?i sik Ola. ok sagdiz vera gir?zkr. […] (В. I. S. 161–162)

91. […] Vissi hann ok engra ?eira manna vanir iNoregi at honum mundi mega e(?r) vilia nockum styrk ue?ta ?viat fraendr hans ?eir er hann atti ?ar margir ok g?fgir mattu eigi vita huart hann var nu aa lifi e(?r) eigi ?o at hann faeri ?a?an uetr gamall. en ?eir h?f?o si?an hann for af Sui?io?o ?re uetr ecki til hans spurt vistli-ga. ?viat f?ir menn uissu alt hans nafn si?an hann for or Gor?um sem fyrr var s(agt). […] СВ. I S. 201–202)

16 92. (N)V skal segia ?ann atbur? er miklu var? fyrr. Ma?r er nefndr Lo?inn. hann var vikverskr. au?igr ok aetta?r uel. hann var optliga i kaup ferdum en stundum i hemadi. ?at var aa einu sumri er Lo?in for kaupfer? i Austr ueg. atti hann einn skip ?at er hann var aa ok mikinn kaup eyri. hann helt til Eistlandz ok var ?ar i kaupstef-nu vm sumarit. En me?an marka?rinn sto? var ?angat fluttr margskonar kaupskapr. ?ar kom mart man fait, ?ar sa Lo?inn konu n?ckura er selld haf?i uerit mansali. En er hann leit aa konu ?essa. kendi hann at ?ar var Astri?r Eirilcs d(ottir) er aatt haf?i TryGui konungr Olafs s(on). hun var ?a v lik ok fyrr ?a er hann haf?i seeth hana. ?viat nv var hun faul ok grvnn le?t ok illa klaedd. Lo?inn gekk til Astridar ok sp(ur?i) huat vaeri ra?s hennar hun svar(ar). ?ungt er fra ?vi at segia. Ek hefi uerit selld mansali. ok nu qn er ek higat flutt til ?ess at seliaz. Si?an kanna?uz ?au vi?. visi hun skyn aa honum olc aa aett hans. Ba? Astri?r ?a at hann mundi kaupa hana olc flytia hana heim til fraenda hennar. […] (В. I. S. 202–203)

13 93. […] Hakon j(arl) haf?i fengit af spraka n?kkurn. at sa ma?r mun vera fyrir vestan haf er OH nefniz. ok halldi menn hann ?ar fyrir konung. En j(arl) grunar af fras?gn aNaRa manna at vera muni n?ckuR af konunga aett noraenni. jarlinum var sagt at Oli kalla?iz girzkr at aett. en hann haf?i ?at spurt at TryGvi Olafs s(on) haf?i att son ?ann er farit haf?i austr iGar?a Riki ok ?ar upp fae?z me? Valldamar konun-gi ok het sa Olafr. haf?i j(arl) mi?k at spurningum lei?t vm ?ann maN. gruna?i hann at sa enn sami mundi nu vera komin iuestr l?nd. Vm varit eptir Iomsuikinga orrosto stefndi j(arl) til sin m?rgum h?f?ingium austr ilandi. […] (В. I S. 204–205)

18д 105. […] ?vi naerst ?a er ek var ?reuetr. forvm vit mo?ir min or Svi?io? skipfer?i ok aetla?um austr i Gar?a Riki aa fvnd Sigur?ar bro?ur hennar. ?a maettv ver vikin-gum ok vorum hertekin ok selld mansali. en svmt foroneyti ockart drepit. skil?i ?ar me? okkr mo?ur minni sva at ek sa hana alldri si?an. Ek var ?a selld vi? ver?i sem a?rir mans menn. var ek.vi. vetr i ?eiri aa nav? aa Eist landi. ?ar til er Sigur?r mo?ur bro?ir minn leysti mik ?a?an. ok flutti mik ?a?an me? ser austr iGar?a Riki. ?a var ek.ix. vetra. A?ra.ix. uetr var ek iG?r?um. enn i vtleg?. ?o at fyrir mann doms sakir go?ra hof?ingia vaera ek ?ar vel halldinn. ?ar naest var ek aa Vind landi.iiij. vetr. en.iij. fyrir vestan haf i hema?i. […] (В. I. S. 241–242)

18е 190. […] Si?an voro vit bae?i tekin af vikingum. ok skil?a ek ?a vi? mo?ur m?na sva at ek sa hana alldri si?an. Var ek ?a ?rysvar selldr man sali. var ek aa Eist landi me? ollum vkuNum til ?ess er ek var.ix. vetra. ?a komm ?ar einn minn fraendi sa er vi? kaNa?iz aett mina. leysti hann mik or aa nau? ok flvtti mik me? ser avstr i Gar?a. var ek ?ar a?ra.ix. uetr enn ?vtleg?. ?o at ek vaera ?a kalla?r fireals ma?r. feck ek ?ar ?roska n?ckum. ok ?a?an af meiri saemd ok vir?ingh af Valldadmar konungi en likligt mundi ?ickia vm einn utlendan maN. […] (В. II. S. 68)

17 243. […] A ?vi svmri for Eirikr j(arl) ok til Danmarkar aa fund Sueins t?vgv skeggs Dana konungs. ok ba? til handa ser Gy?u d(ottur) hans. (ok) var ?at ath ra?i gert. fekk Eirikr j(arl) Gy?u. Vetri si?aR attu ?au s(on) er Hakon het. ?a er Eirikr j(arl) haf?i fengit Gy?u ok uerit e?tt svmar i herna?i. sigldi hann um haustit aptr til Svi?iodar. ok var ?ar vetr ашп. En at vari bio hann her sinn ok sigldi si?an ?austr vegh. Ok ?a er harm kom i R?ki Vall?amars konungs. tok hann at heria. drap mann folkit en brendi bygdir ?ar sem hann for en eyddi landit. hann kom til Aldeigiv borgar ok settiz ?ar vm. ?ar til er hann vaN sta?inn. drap ?ar margt folk en braut ok brendi borg?na alia, for hann si?an vi?a her skilldi vm Gar?a Riki. Sva segir i Banda drapu.

Odd hri?ar for ey?a.
ox hri? af ?vi si?an.
log f?gandi laegis.
land Valldamars brandi.
Aldeig?v bravtz ?u aeghir
oss nvmnaz skil gvmna.
sv var hilldr me? haulldum.
h?r? komt austr j Gar?a.

Eirikr j(arl) var.v. svmur i ?essum herna?i ?llum samt. En aa vetrum var hann ? Danm?rku me? Sve?ni konungi t?vgu skegg m?gi sinum. en stundum i Sv?a velldi. […] (В. II S. 242–243)

Перевод

1 46. В то время, когда сыновья Гуннхильд пришли к власти в Нореге, правил в Гардарики тот конунг, которого звали Вальдамар. Жену его звали Аллогия. Она была умной и доброжелательной, хотя и была в то время язычницей. У конунга Вальдамара была мать, очень старая и дряхлая, так что она лежала в постели. И все же обладала она даром провидения от духа фитона, как многие те язычники, о которых говорили, что они предсказывают еще не наступившие и сомнительные события. И таков был там постоянно обычай, что в первый вечер йоля, когда люди сядут по местам в палате конунга, приносили старую мать конунга к его высокому сиденью. Говорила она тогда, не предстояло ли какого опасного немирья конунгу или его государству и о другом подобном, о чем ее спрашивали. Так случилось одной зимой, что, по обычаю, старая женщина была принесена в палату. Тогда спросил конунг, не видит ли она какого иностранного конунга или воина, который бы претендовал на его государство. Она отвечает: «Не знаю я, сын мой, ни о какой губительной войне, которая угрожала бы тебе или твоему государству. Однако вижу я видение большое и очень хорошее. На севере в Нореге родился некоторое время назад сын конунга, который будет воспитываться здесь в Гардарики, пока он не сделается знаменитым хёвдингом. Он не нанесет никакого урона твоему государству. Напротив, он и мир сохранит, и всячески увеличит твою честь. Наконец, он вернется в свое отечество, когда еще будет в расцвете лет, и завладеет тем государством, на которое имеет право по рождению. Он будет сиять ярким светом и достоинством, и многим народам станет он спасителем в северной части мира. Но недолго пробудет он конунгом в Нореге. Отнесите меня теперь прочь, – говорит она, – слишком много рассказала я об этом человеке, хотя и верно». Унесли ее тогда прочь.

2 Многие юноши, сыновья могущественных людей, бежали из Норега от тирании сыновей Гуннхильд. Некоторые пускались в военные походы то в одну страну, то в другую. Некоторые искали себе почета у иностранных хёвдин-гов, как Харальд Гренландец, который был в Свитьод у Скёглар-Тости, о чем уже было сказано.

Сигурдом звали сына Эйрика в Опростадире, брата Астрид. Он был на востоке в Гардарики у конунга Вальдамара и имел от него большой почет и властьА Захотела тогда Астрид, его сестра, поехать туда к нему. К тому времени она пробыла в Свиавельди у Хакона Старого два года. Олаву, сыну ее и конунга Трюггви, было тогда три года. Хакон Старый отправил ее в сопровождении неких купцови дал ей и ее людям в изобилии все, что им требовалось иметь. И когда они поплыли на восток в море, на них напали викинги. Это были эйсты. Захватили викинги в качестве добычи и добро, и тех людей; некоторых [они] убили, а некоторых поделили между собой в качестве рабов. Там разлучился Олав со своей матерью. Олава и его воспитателя Торольва и Торгильса, сына Торольва, взял тогда себе тот человек, которого звали Клеркон. Клеркон посчитал, что Торольв слишком стар для раба и непригоден для тяжелой работы. Поэтому он убил Торольва, а мальчиков взял с собой в Эйстланд и продал их тогда тому человеку, которого звали Клерк, и взял за них козла, но хорошего. Третий человек купил Олава несколько позднее и дал за него хороший плащ или накидку. Этого человека звали Реас, а жену его звали Рекой, а сына их Рекни. Был там Олав у этого хозяина долго с тех пор, и о нем хорошо заботились, поскольку Реас любил Олава не меньше, чем своего сына. Олав пробыл шесть лет в этом изгнании в Эйстланде. Бонд Реас купил также Торгильса, сына Торольва Вшивобородого; его заставляли работать, как других рабов.

3 Тогда приехал в Эйстланд Сигурд Эйрикссон, брат матери Олава. Он был послан Вальдамаром, конунгом Хольмгарда, чтобы собрать там в стране подати для конунга; ехал Сигурд с большой пышностью, у него было с собой очень много людей. Однажды Сигурд въехал со своими спутниками в усадьбу Реаса, когда мальчик Олав играл с другими молодыми людьми. [Сигурд узнаёт в Олаве сына своей сестры и договаривается с Реасом о цене за Олава и его сводного брата Торгильса.] Тогда купил Сигурд Торгильса за марку золота, а Олава за 9 марок золота. Привез Сигурд обоих мальчиков с собой в Хольмгард и никому из людей не открыл происхождения Олава, и обращался с ним хорошо во всех отношениях. Тогда было Олаву 9 лет.

4 47. Случилось однажды, что Олав Трюггвасон был на торгу. Там было очень много народа. Там он узнал Клеркона, который убил его воспитателя Торольва Вшивобородого. У Олава был в руке маленький топор, он подошел к Клеркону и ударил его топором по голове так, что топор вошел ему в мозг; тотчас же побежал Олав домой и сказал Сигурду, своему родичу. А Сигурд сразу же отвел его в покои княгини Аллогии и рассказал ей новости, и попросил ее помочь мальчику. Она поглядела на мальчика и сказала: «Не следует убивать такого красивого мальчика». Велела она тогда всем своим людям прийти туда в полном вооружении.

В Хольмгарде была такая великая неприкосновенность мира, что следовало убить всякого, кто убьет неосужденного человека. Вот бросился весь народ, по обычаю своему и законам, бежать за Олавом, куда он скрылся. Хотели они лишить его жизни, как требовал закон. Говорили, что он во дворе княгини и что там собрался отряд людей в полном вооружении, чтобы охранять его. Затем это дошло до конунга. Пошел он тогда быстро со своей дружиной и не хотел, чтобы они бились. Устроил он тогда мир, а затем и соглашение. Назначил конунг выкуп за убийство, а княгиня заплатила. С тех пор был Олав у княгини, он был очень любим ею, и весь народ был к нему очень привязан.

В Гардарики были законы, что там не могли находиться люди королевского рода, кроме как с разрешения конунга. Тогда сказал Сигурд княгине, какого рода был Олав, и о том, по какой причине он туда приехал, что он не мог жить в своей стране из-за немирья и вражды своих недругов; просил Сигурд ее поговорить об этом с конунгом. Она сделала так и попросила конунга помочь этому сыну конунга, с которым так сурово поступили; привели к тому ее уговоры, что конунг обещал ей то, о чем она просила; взял он тогда Олава под свое покровительство и обращался с ним прекрасно, как и положено было обращаться с сыном конунга. Пробыл Олав там девять лет в Гардарики у конунга Вальдамара. Он был всех людей красивее, выше и сильнее и превосходил в искусствах всех норвежцев, о которых рассказывается в сагах.

18в 53. […] Там пал Харальд Серая Шкура. Так говорит Глум. […] Там пала значительная часть войска Харальда. Там пал херсир Аринбьёрн. От гибели Хакона Воспитанника Адальстейна тогда прошло 15 лет, по словам священника Ари Торгильссона, а от гибели хладирского ярла Сигурда – 13 лет. Олаву Трюггвасону тогда было 7 лет, и он к тому времени уже пробыл 4 года в неволе в Эйстланде, а два года – в Свитьод у Хакона Старого. Так говорит священник Ари, что Хакон Сигурдарсон пробыл 13 лет ярлом в Трандхейме, вслед за своим отцом, к тому моменту, как погиб Харальд Серая Шкура. […]

18 г 56. […] После этой битвы бежал конунг Рагнфрёд из Норега. А ярл Хаконосвободил страну и разрешил отправиться назад на север тому огромному войску, которое было с ним летом, а сам оставался на юге страны осень и зиму. Тем летом, о котором только что было сказано, приплыл Олав Трюггвасон на восток в Гардарики, как раньше написано. Ему тогда было 9 лет.

5 57. В то время, когда Олав приехал в Гардарики, было в Хольмгарде многолюдей, которые предсказывали многие будущие события. Все они соглашались в своей мудрости, что в эту страну пришли духи-хранители одного чужестранца, молодого по возрасту, обещающие такое счастье, что ни у одного человека не видели они духов более прекрасных. Но не знали они, где или кто был тот человек, и все же утверждали они снова и снова, что тот ясный свет, который сиял над ним, рассеивался по всему Гардарики и повсюду в восточной части мира. А поскольку княгиня Аллогия была умнейшей из всех женщин, то поняла она тотчас по внешнему виду Олава, как только она взглянула на него в первый раз, что этот мальчик должен обладать тем возвышенным даром, на который перед этим указывали прорицания, и что он завоюет большую славу для Гардарики. Поэтому пользовался он наибольшим благорасположением конунга и княгини и имел большой почет от людей мудрых и благородных. Вырос Олав там в Гардарики и скорее развивался по уму, силе и зрелости, нежели по числу лет. Конунг Вальдамар любил Олава так, словно тот был его собственным сыном, и приказал обучить его хорошему владению оружием и рыцарскому делу, и всякого рода искусствам, и всему, необходимому для хёвдинга. И он быстрее, чем многие другие люди, приобретал физическое и духовное совершенство.

7 Но одно было в нем, чего конунг не любил: он никогда не хотел восхвалять языческих идолов и противился всяческому жертвоприношению. Постоянно ходил он с конунгом к храму, но никогда не входил внутрь, стоял он снаружи у дверей храма, в то время как конунг приносил жертвы богам. Конунг говорил часто о том, что ему не следует так поступать, что он вызовет гнев богов и погубит этим цвет своей молодости. «И о том прошу я тебя, – говорит конунг, – чтобы ты славил богов и относился к ним со смирением, поскольку в противном случае, я боюсь, они обрушат на тебя некий ужас своего бурного гнева и зла. Вот, чему ты себя подвергаешь». Олав отвечает: «Никогда не испугаюсь я богов, которым ты поклоняешься, потому что у них нет ни речи, ни зрения, ни слуха, и у них нет никакого разума. И потому, думается мне, я могу лучше различить, какова их природа, что мне всегда представляется твое конунгское достоинство, воспитатель мой, и твое лицо с милым и ясным выражением, кроме как когда ты ходишь в храм и приносишь жертвы богам. Тогда видишься ты мне с темным лицом и в то же время несчастным. Вот почему я знаю, что эти боги, которым ты служишь, правят мраком. И потому я никогда не буду им поклоняться. Но я не буду бесчестить их, так как я не хочу оскорбить тебя».

6 58. Так говорится, что, когда Олаву Трюггвасону было 12 лет, он попросил своего воспитателя дать ему боевые корабли и войско. Конунг тотчас выполнил его просьбу. Снарядил он тогда свои корабли и войско. И прежде чем он пустился в путь, спросил он у конунга, нет ли каких-нибудь городов или округов, которые прежде были бы под властью конунга Гардов, а теперь ушли из-под его власти. Конунг сказал, что были большие и сильные государства, которые долго находились под властью Хольмгарда, а теперь другие хёвдинги и воины покорили их силой и войной. Как только конунг разъяснил Олаву это дело, Олав в первый раз вывел свои боевые корабли из Гардов. У него было прекрасное войско, но небольшое. Таков был обычай викингов, что если сыновья конунга предводительствовали войском, то их называли конунгами, хотя они и не управляли землями. Поэтому воины дали Олаву имя конунга.

Обнаружилось тогда вскоре, как хорошо он умел управлять войском, хотя и был юным по возрасту, поскольку он убил некоторых хёвдингов, а некоторых изгнал прочь, из тех, что несправедливостью и пиратством утвердились в землях, обязанных данью конунгу Вальдамару. Вел он с ними большие битвы и во всех одержал победу. И вернул назад в первое лето все те государства и земли, обязанные данью, которые раньше принадлежали конунгу Вальдамару. Вернулся он назад в Хольмгард осенью, и были у него многие и редкие сокровища, которые он привез конунгу и княгине, из золота и драгоценных камней, и великолепные одежды. Приняли его конунг и княгиня и весь народ с радостью и весельем. Так длилось некоторое время, что Олав по летам был в военных походах и охранял Гардарики смело и стойко от викингов, которые на него нападали, и подчинил он конунгу Вальдамару многие города и округа в Аустрвеге. Он часто бывал по зимам в Хольмгарде и имел достойный прием от конунга и любовь княгини. Имел он тогда собственный большой отряд воинов на свои средства, те, что конунг давал ему. Олав был щедр на имущество со своими людьми, поэтому он был любим.

И тогда случилось так, как часто может произойти, если чужеземцы достигают большого могущества или большей славы, чем люди в этой стране, что многие стали завидовать тому, как Олав был любим конунгом и не меньше княгиней. Говорили эти люди конунгу, что он должен остерегаться слишком возвышать Олава, «ибо, – говорили они, – такой человек для тебя всего опаснее, если он захочет посвятить себя тому, чтобы нанести вред тебе или твоему государству, особенно поскольку он лучше других людей владеет искусствами, любим [многими], обладает физическими и духовными совершенствами. И не знаем мы, о чем они с княгиней постоянно разговаривают». Таков был обычай могущественнейших конунгов, что княгиня должна была владеть половиной дружины и содержать ее на собственные средства и для этого брать даней и налогов, сколько требуется. Так было и у конунга Вальдамара, что княгиня владела не меньшей дружиной, чем конунг, и они постоянно соперничали из-за родовитых людей. Каждый хотел заполучить их себе. Вот случилось так, что конунг поверил советам людей, которые оклеветали Олава. Сделался конунг несколько раздражительным и сдержанным по отношению к нему. А когда Олав заметил это, он сказал об этом княгине, а также и о том, что хочет отправиться в Нордрлёнд и что его родичи владели там раньше государством. «Мне кажется, – говорит он, – что там я всего больше преуспею». Княгиня пожелала ему счастливого пути, говоря, что он везде будет почитаем, где бы он ни находился. Так говорится в Рекстефье, сочиненной об Олаве Трюггвасоне, что он был воспитан в Гардах: «Благородный духом страж обширной страны был воспитан в Гардах; щедрый князь, который был самым лучшим из людей, совершал подвиги. Воин правил большим флотом, который он, Олав, великолепно оснастил».

8+9 Вскоре снарядил Олав свои корабли и войско и держал путь с востока из Гардов в Эйстрасальт. Корабли те были защищены щитами с обоих бортов, быстроходные и хорошо слушающиеся ветра. И когда конунг Олав плыл с востока, подошел он к Боргундархольму, высадился там на берег и грабил. А жители острова подошли к побережью и дали ему битву. Олав одержал победу и захватил много добра. Так говорит Халльфред Трудный Скальд в той драпе, которую он сочинил о конунге О лаве: «Конунг обагрил свой острый меч кровью на острове и на востоке в Гардах. Зачем же это утаивать?».

После битвы стоял конунг Олав со своим войском у Боргундархольма. Застала их там штормовая погода и сильное волнение на море, так что они не могли там больше оставаться. Поплыли они тогда на юг к берегам Виндланда. [Следует более подробный, чем в «Круге земном», рассказ о Гейре и о женитьбе на ней конунга Олава.]

12 59. Случилось однажды, что управляющий [королевы Гейры] Диксин пришел в покои королевы. Она спросила о новостях. Он отвечает: «Не могу я ничего нового сказать, кроме того, о чем ты уже слышала, что сюда в страну пришли неизвестные люди на многих кораблях, а во главе этого войска – муж, славный как своим родом, так и внешностью, который называет себя Оли Гардским и говорит, что он купец». […]

10 75. Когда Олав Трюггвасон провел три года в Виндланде, произошли некие события, которые опечалили его и многих других там в стране: королева Гейра, его жена, заболела такой болезнью, которая привела ее к смерти. Конунг Олав посчитал это столь большой потерей, что не чувствовал себя с тех пор хорошо в Виндланде. Отправился он тогда на корабли и поплыл сначала в Данмарк, а оттуда собирался он на восток в Гарды. Вполне можно думать, что с его горем мог он сперва повернуть туда, где он раньше долго был и образом жизни своим был более всего доволен. И когда они стояли у Данмарка в ожидании попутного ветра, сошел конунг Олав на землю однажды днем с некоторыми людьми, и совершили они набег на побережье, как принято у воинов. Об этом узнали местные жители и собрались вместе, и выступили против них с большим числом людей. [Олав и его люди спасаются благодаря чуду святого креста.]

11 76. После того события направил Олав свои корабли на восток в Гарды. Был он там прекрасно принят конунгом Вальдамаром и княгиней Аллогией. Провел он зиму в Хольмгарде со своими людьми. Однажды ночью было ему во сне великое и удивительное видение. Ему привиделось, что большой каменный столб поднимается высоко в небо, насколько он мог видеть. На этом камне были снаружи как бы пробиты углубления или ступеньки. Ему казалось, что идет он вверх по этому камню так далеко, что поднялся он выше облаков. Там почувствовал он такой сладкий аромат, какого он никогда раньше не знал. Огляделся он тогда вокруг и увидел повсюду возле себя красивые места, украшенные цветами со всем очарованием. Там увидел он светлых людей, облаченных в белые одеяния и украшенных всеми сияющими драгоценностями, полных радости, большей, чем можно выразить словами. Вслед за тем услышал он голос высоко над собой, говорящий ему: «Слушай ты, Олав, готовый стать Божьим человеком. Умножатся поступки твои для добрых дел и превосходно увеличатся на радость богам, а тебе к чести, отныне и навсегда. Поскольку ты никогда не чтил проклятых идолов и не оказывал им никакого языческого поклонения, твое имя стало широко известно в этом мире. Но все же недостает тебе одной важной вещи, чтобы ты стал достойным слугой Бога, так как нет у тебя еще полного знания или понимания Божественных деяний и ты еще не очистился священным крещением». Тогда испугался О лав и сказал с большим беспокойством: «Кто ты, господин, чтобы я мог в тебя поверить?» Голос ответил ему: «Поезжай ты в Грикланд, там тебе станет известно имя и великолепие господа Бога твоего. И если ты уверуешь в него истинно и будешь верно следовать его заповеди, тогда сможешь ты и многим другим открыть путь от заблуждений языческой веры к светлой дороге веры святой, поскольку Бог тебя избрал для того, чтобы вести многие народы к нему. И через это достигнешь ты вечного блаженства и большего великолепия, чем то, которое ты сейчас видел здесь». Когда он увидел и услышал это, вознамерился он спуститься вниз с камня. Тогда увидел он внизу перед собой много страшных мест, полных огненных мучений, и услышал вой и отчаянье, и жалобный плач душ тех, которые там были мучимы. Там, казалось ему, узнаёт он многих хёвдингов и друзей своих, тех, которые верили в языческих богов. И там увидел он страшное мучение, ожидающее конунга Вальдамара и княгиню Аллогию. Всем этим видением был он весьма устрашен, и так сильно это на него подействовало, что глаза его были полны слез, когда он проснулся.

И тем же утром, когда он был одет, повелел он своему войску собираться в путь оттуда. Повел он тогда свои корабли как можно скорее в Грикланд. Там отыскал он многих превосходных проповедников, которые открыли ему имя господа Иисуса Христа, и говорят, что тогда Олаву было дано prima signatio. Затем просил он епископа, того, что звали Палл, поехать в Гардарики и проповедовать там Божественное крещение языческим народам. Епископ Палл был великий друг Божий. Он сказал, что поедет в Гардарики, если Олав поедет вперед и разъяснит его дело, чтобы хёвдинги не противились тому, что он будет насаждать там Божественную христианскую веру. Отправился тогда конунг Олав назад в Гарды и проповедовал там святую веру, сначала тайно конунгу и княгине. Конунг поначалу сильно противился, а княгиня была менее непреклонной. Но вот наконец случилось так, что по побуждению княгини конунг велел созвать многолюдный тинг.

И когда там собралось много знатных людей и множество народа, и был начат тинг, встал Олав и сказал так: «Я надеюсь, господин конунг, что Вы можете понять с Вашей мудростью то, о чем я уже раньше говорил Вам: что Вам и всем прочим, знатным и незнатным, много лучше верить в единого истинного Бога, своего творца, того, который создал небо и землю и все видимое и невидимое и который всем истинно верующим и верно служащим Ему дает вечное блаженство, – нежели блуждать в таком большом мраке, чтобы верить в ложных идолов, тех, что еще менее могут другим какую-либо пользу приносить, поскольку сами не могут сдвинуться с места, если только их не несут или не тянут другие. Как я сказал Вам раньше, когда я еще не знал Бога, мне кажется все же безумным им поклоняться. Поэтому я положу на это весь мой труд и все старание, и никогда не перестану проповедовать Вам имя Божие, пока не сведу я Вас, конунг, и весь этот народ с темного пути заблуждения, по которому все вы давно идете, на путь светлой надежды вечного спасения».

Конунг Вальдамар ответил на его речь и сказал так: «Из тех малых лучей, которые сияют моему разуму из твоих прекрасных увещеваний, я думаю, что мораль христиан лучше нашей. Но долговременная привычка к прежней вере удерживает меня, так что я плохо понимаю, что к ней относится. И кроме того, мой разум говорит, что было бы безрассудством покинуть ту веру, которую мои родичи и предки сохраняли всегда во всю свою жизнь, один вслед за другим. Поэтому я хочу в этом трудном деле послушать сначала мнение княгини, которая гораздо умнее меня, а потом всех других хёвдингов и наших советников». Была тогда большая овация после речи конунга.

А когда наступила тишина, княгиня начала свою речь так: «Этот муж О лав пришел к тебе, конунг, тогда, когда он был ребенком по возрасту, когда он только что вернулся из изгнания и большой неволи; принял ты его, чужеземца и незнакомца, под свое покровительство, ты взрастил и воспитал его с такой любовью, как своего собственного сына. Он так сумел употребить это на пользу, что укрепил и увеличил твое государство со всем благорасположением, как только смог что-то предпринять по своему возрасту и силам; поэтому он был любим всеми добрыми людьми. Теперь он отсутствовал некоторое время и сделался другом и добрым советником тем хёвдингам, которым он не так должен был отплатить добром, как тебе. Кажется также, что он с великим усердием и большой серьезностью предлагает то приличествующее дело, о котором он печется и которое всякому разумному человеку покажется спасительным. Поэтому моя совесть дает мне понять, что твоя мать, конунг, предвидела некогда этого самого мужа и что многие другие предсказатели и мудрые люди этого государства предсказали, что один чужестранный человек будет здесь воспитан, тот, что не только украсит это государство ярким светом своей мудрости и знания, но чья благость прекрасно расцветет и повсюду в других местах. Я поняла это давно по его облику, и с тех пор он мне всегда был более приятен, нежели другие молодые люди. И это справедливее, чем то, что люди пытаются подозревать, будто нечто порочное может скрываться за нашей близостью». Княгиня окончила свою речь так, что все похвалили ее красноречие и мудрость. Тем завершился тинг, что все с Божьей помощью и при поощрении княгини обещали принять истинную веру. В это время прибыл из Грикланда епископ Палл по просьбе конунга Олава, и крестил конунга Вальдамара и княгиню Аллогию, и весь народ их, и укрепил их в святой вере. [Следует восхваление Олава, верного служителя Царя Небесного, проповедовавшего святую веру, прежде чем сам он был крещен.]

То, что было сейчас рассказано о христианской проповеди Олава Трюггвасона в Гардарики, не является невероятным, потому что одна превосходная и правдивая книга, которая зовется Ymago mund, говорит ясно, что те народы, которые зовутся руссы, полавы, унгарии, крестились во дни Оттона, того, который был третьим императором с этим именемхп. Некоторые книги говорят, что император Оттон ходил со своим войском в Аустрвег и повсюду там привел народ к христианству, а с ним был Олав Трюггвасон.

77. Вслед за тем снарядил конунг Олав свои корабли и войско с востока из Гардарики. Он поплыл сначала в Данмарк, а оттуда на запад за море. Так говорит Халлар-Стейн: «Все корабли князя, весьма многочисленные, полностью нагруженные вооружением, после этого сразу отправились с щедрым князем из Гардов. Олав, прекрасный наследник Трюггви, напал на Вестрлёнд со своими кораблями и порубил людей своими мечами».

Конунг Олав отправился сначала в Энгланд и воевал там во многих землях. [Следует рассказ о пребывании Олава в Вестрлёнд.]

12 78. [Олав посещает прорицателя на Сюллингах.] И не пользовался он более своим именем с тех пор, как уехал из Гардарики в первый раз, и называл он себя Оли и говорил, что он гардский. […]

91. [Олав, находящийся за Западным морем, собирается вернуться в Норвегию и размышляет о том, что у него мало войска и что друзья в Норвегии мало о нем знают.] Знал он также, что нечего надеяться, чтобы кто-либо из тех людей в Нореге, которых он помнил, мог или хотел бы оказать ему какую-либо поддержку, поскольку те его многочисленные и благородные родичи, что были там, не могли знать, жив он сейчас или нет: ведь он уехал оттуда в годовалом возрасте, и они о нем ничего с достоверностью не знали с того времени, как в три года он покинул Свитьод. Поэтому вряд ли вообще люди знали его имя с тех пор, как он уехал из Гардов, как раньше было сказано. [Олав полагает, что в такой ситуации ему нужна помощь Бога.]

16 92. Теперь нужно рассказать о том событии, которое произошло много раньше. Человека зовут Лодин. Он был родом из Вика, богатый и родовитый. Он часто бывал в торговых поездках, а иногда – в военных походах. Это случилось однажды летом, что Лодин отправился в торговую поездку по Аустрвегу. Он был владельцем того корабля, на котором плыл, и было у него много товара. Он держал путь в Эйстланд и был там в торговом месте летом. И в то время, когда был рынок, туда привозили всякого рода товар. Там продавали много рабов. Там увидел Лодин одну женщину, которая была продана в рабство. А когда он посмотрел на эту женщину, он понял, что это была Астрид Эйриксдоттир, которая была женой конунга Трюггви Олавссона. Она была не похожа на ту, какой он ее видел раньше, так как сейчас она была худа и бледна, и плохо одета. Лодин подошел к Астрид и спросил, как ей живется. Она отвечает: «Тяжело говорить об этом. Я была продана в рабство, и теперь вновь я приведена сюда для того, чтобы быть проданной». Тогда узнали они друг друга, она поняла, кто он такой и каков его род. Спросила тогда Астрид, не купит ли он ее и не отвезет ли домой к ее родичам. [Лодин покупает Астрид с условием, что она выйдет за него замуж.]

13 93. До ярла Хакона дошли некоторые слухи, что за Вестанхав есть человек, который называет себя Оли, и люди там считают его конунгом. И у ярла возникло подозрение на основании рассказов других людей, что это, возможно, кто-то из рода норвежских конунгов. Ярлу сказали, что Оли называл себя гардским по рождению^ а он знал, что у Трюггви Олавссона был сын, который уехал на восток в Гардарики и там был воспитан у конунга Вальдамара, и звали его Олав. Ярл много расспрашивал об этом человеке и подозревал, что это и есть тот самый человек, который приплыл сейчас в Вестр-лёнд. Весной после битвы с Иомсвикингами призвал к себе ярл своих многочисленных хёвдингов на восток страны. [Хакон рассказывает своим хёвдингам об Оли Гардском и дает поручение своему другу Ториру Клака отправиться в Дублин в Ирландии и разузнать, что это за Оли Гардский. В отличие от «Круга земного», которому следовал этот рассказ, Хакон поручает Ториру привезти Олава назад в Норвегию, либо убить. В следующей главе рассказывается, что Торир находит Оли Гардского в Дублине у конунга Олава Кварана.]

18д 105. [На тинге восьми фюльков в Тронхейме, собранном хёвдингами и другими знатными людьми после гибели ярла Хакона с целью избрать Олава Трюггвасона конунгом, Олав произносит речь, рассказывая о своем роде и о себе самом.] «Затем, когда мне было три года, отправились мы с моей матерью из Свитьод на корабле и направлялись на восток в Гардарики к Сигурду, ее брату. Тогда встретились мы с викингами и были взяты в плен, и проданы в рабство, а некоторые из спутников были убиты; расстались мы тогда с моей матерью, так что я ее никогда с тех пор не видел. Я был тогда продан за деньги, так же как и другие люди. Я провел 6 лет в этом рабстве в Эйстланде, пока Сигурд, брат моей матери, не выкупил меня оттуда, и не привез меня оттуда с собой на восток в Гардарики. Тогда было мне 9 лет. Другие 9 лет я провел в Гардах, всё еще в изгнании, хотя, благодаря человечности добрых правителей, обо мне там прекрасно заботились. Затем я провел 3 года в Виндланде и 4 года за Вестанхав в военном походе…».

18е 190. [Олав в Сунмёре встречается в доме одного богатого бонда с приплывшими с Фарерских островов Сигмундом Брестисоном и его родичем Ториром. Олав разговаривает с Сигмундом, сравнивает себя с ним, свою жизнь – с его жизнью, говорит, что им с матерью пришлось скрываться от врагов отца.] «Вскоре были мы оба схвачены викингами. И расстался я тогда со своей матерью, так что я ее никогда с тех пор не видел. Был я тогда трижды продан в рабство, пробыл я среди совсем чужих людей в Эйстланде, пока мне не исполнилось 9 лет. Тогда приехал туда один мой родственник, который узнал, какого я рода, выкупил он меня из рабства и взял меня с собой на восток в Гарды. Там я провел другие 9 лет, еще в изгнании, хотя меня и называли тогда свободным человеком. Там я возмужал и получил много больше почета и уважения от конунга Вальдамара, чем можно было бы представить по отношению к чужестранцу…».

17 243. […] Тем летом отправился ярл Эйрик в Данмарк к датскому конунгу Свейну Вилобородому и попросил себе в жены его дочь Гюду. И было его предложение принято; ярл Эйрик женился на Гюде. Следующей зимой у них родился сын, которого назвали Хакон. Когда ярл Эйрик взял в жены Гюду и провел лето в военном походе, то осенью приплыл он назад в Свитьод и оставался там следующую зиму. А весной собрал он свое войско и поплыл вскоре по Аустрвегу. И когда он пришел в государство конунга Вальдамара, стал он воевать, убивал людей и жег постройки там, где он проходил, и опустошил землю. Он подошел к Альдейгьюборгу и осаждал его, пока не взял города, убил там много народа и разрушил и сжег всю крепость, воевал он затем во многих местах в Гардарики. Так говорится в Бандадрапе: «Богатый отправился опустошать землю Вальдамара огнем битвы. Из-за этого тотчас усилился бой. Ты, устрашающий людей, разрушил Альдейгью; мы удостоверились в этом. Эта битва мужей была жестокой. Тебе удалось добраться на восток в Гарды».

Ярл Эйрик провел в этом походе всего пять лет. И по зимам был он в Данмарке у конунга Свейна Вилобородого, своего тестя, а иногда – в Свитьод. […]

Комментарий

Мотив 1

Княгиня-пророчица в Гардах


Источники:

?TOdd А (к. 6)

?TOdd S (к. 5)

?TM (к. 46)

Мотив пророчества старой матери конунга Вальдамара присутствует в саге Одда и восходящей к ней в этой части (Finnur J?nsson 1930. S. 127) «Большой саге». Как подсчитал Т. М. Андерссон (Andersson 1977), Снорри пожертвовал не менее чем 25-ю главами саги Одда, в том числе и этой, поскольку его сокращения были связаны с магией, пророчествами, видениями и чудесами. По мнению Г. Сторма, рассказ о пророчестве у Одда был обусловлен развитием сюжета и не был основан на фактах, а потому Снорри мог его спокойно опустить (Storm 1873. S. 135).

С одной стороны, пророчества можно рассматривать как общее место в сагах. Любопытно наблюдение К. Фелпстеда, что сны, видения и пророчества, которые в контексте Скандинавии могли показаться средневековому исландцу чем-то неправдоподобным, совершенно иначе воспринимались исландской аудиторией, если действие происходило за пределами Скандинавии (Phelpstead 2006. Р. 765–767). Так, в «Отдельной саге об О лаве Святом» Снорри Стурлусона по «Книге с Плоского острова» мы читаем о пророчице в Аустрвеге (на «Восточном пути»). Е. А. Рыдзевская отмечает, что «подобный же мотив пророчества мы встречаем в одной более поздней саге, совершенно иного, эпического характера, именно в «?smundar saga kappabana», составленной, как полагают, в конце XIII в. […]: здесь говорится о снах, предвещающих одной из героинь саги, отличающейся большой мудростью, прибытие в ту страну (Саксланд. – Т. Д.) славного мужа, который принесет ей много счастья, и т. д.» (Рыдзевская 1935. С. 11, примеч. 2).

С другой стороны, исследователи склонны находить в саге Одда заимствования из Библии и легендарной литературы. В работах Г. Индребё (Indrebo 1917. S. 160 ff.) и Э. Гордон (Gordon 1938) выбраны параллельные места в Библии и у Одда. В частности, источником пророческих слов матери конунга Вальдамара Гордон (Gordon 1938. S. 39) считает следующий текст: «Тут была также Анна пророчица, дочь Фануилова, от колена Асирова, достигшая глубокой старости… Вдова лет восьмидесяти четырех, которая не отходила от храма, постом и молитвою служа Богу день и ночь. И она в то время подошедши славила Господа и говорила о Нем всем, ожидавшим избавления в Иерусалиме… Младенец же возрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости; и благодать Божия была на Нем» (Лк 2, 36–40). Л. Лённрот (L?nnroth 1963. S. 68) и В. Бэтке (Baetke 1973b. S. 308–309) тоже полагают, что пророчества, предшествующие рождению Олава, напоминают пророчества перед рождением Христа.

{i} В то время (?TOdd А); А в это время (?TOdd S); В то время, когда сыновья Гуннхильд пришли к власти в Норвегии (?TM). Согласно исландским анналам, Харальд и его братья (сыновья Гуннхильд) взяли власть в Норвегии в 960/961 г.

{ii} правил…в Гардарики конунг Вальдамар (?TOdd А, ?TOdd S, ?TM). Вальдамар – великий князь киевский Владимир Святославич (978-1015). О топониме Гардарики см. Этногеографический справочник.

{iii} Жена его звалась Аллогия (?TM). Имя жены конунга Вальдамара встречается в четырех источниках: Аллогия (Allogia) – ?TOdd А, мотивы 3,5; ?THkr, мотив 4; ?TM, мотивы 1, 4, 5, 11; Аурлогия (Avrlogia) – ?TOdd S, мотив 3.

С. Кросс (Cross 1931а) подчеркивает, что отличительная черта этой княгини, согласно сагам, – мудрость. Он полагает, что ее можно отождествить с Ольгой-псковитянкой, женой князя Игоря и матерью Святослава. (Об Ольге-Аллогии см. также: П. А. Мунк в издании саги Одда 1853 г. С. 76; Гедеонов 1876. С. 209–211). Вслед за К. Равном (AR. Т. I. Р. 278) Кросс настаивает на широкой известности княгини Ольги. Он приводит настоящий фрагмент «Большой саги» (мотив 1) и подчеркивает, что княгиня Ольга действительно была жива (по ПВЛ, она умерла не раньше 969 г.), когда сыновья Гуннхильд пришли к власти (960 г.). Кроме того, имя Ольги связывалось на Руси с принятием христианства. Так, в ПВЛ бояре Владимира, обсуждая выбор веры, говорят: «Аще бы лихъ законъ гречьский, то не бы баба твоя прияла, Ольга, яже б? мудр?йши вс?х челов?кь» (ПВЛ. С. 49). Слабый отголосок этого содержится, по мнению Кросса, в «Большой саге» (мотив 11), где конунг Вальдамар хочет при решении вопроса о принятии христианства сначала услышать мнение княгини, поскольку она «гораздо умнее» его. Воспоминания о княгине Ольге прослеживаются, по Кроссу, и в образе безымянной матери конунга Вальдамара. В то же время, полагает исследователь, если исходить из хронологии, имя Аллогия могло быть перенесено на княгиню Рогнеду, дочь полоцкого князя Рогволода. Кросс находит этому и еще одно подтверждение. Он считает, что ничто в сагах об Олаве не заставляет нас считать, что убийство Клеркона (мотив 4) было совершено Олавом сразу по прибытии в Новгород (т. е., по его хронологии, в 977 г.). Это могло произойти и после 980 г., в Киеве. А в таком случае княгиня, названная в саге Алл огней, была никем кроме как Рогнедой, дочерью Рогволода Полоцкого. Эта юная своенравная княгиня, не желавшая становиться женой Владимира из-за его низкого происхождения, могла добросклонно отнестись к Олаву именно по причине его принадлежности к королевскому роду. Кросс понимает, что это не больше чем гипотеза, но она, по его мнению, многое объясняет (Cross 1931а. Р. 144).

Е. А. Рыдзевская на том основании, что в саге об Олаве обнаруживаются черты, близкие к летописной легенде о Рогнеде, склонна согласиться с Кроссом. По ее мнению, «догадка этого автора довольно правдоподобна; имя Рогнеды могло быть вытеснено в устной передаче именем другой, более знаменитой, русской княгини – Ольги, чье имя сага дает жене Владимира в своеобразной переделке – Allogia» (Рыдзевская 1978. С. 212, примеч. 190).

В историографии существует еще одно мнение о том, кто скрывается под именем Аллогия. Высказанное В. Н. Татищевым (Татищев 1963. Т. III. С. 225–226) и поддержанное Н. Баумгартеном (Baumgarten 1932. Р. 38–39), оно состоит в том, что в летописи Иоакима, епископа Новгородского, содержится упоминание о скандинавской жене князя Владимира по имени Олава, и именно с ней можно отождествить Аллогию исландских саг.

{iv} Рассказывается (Sua er sagt – ?TOdd А) – «Одна из нескольких формул в древнеисландских текстах, при помощи которых дается ссылка на общераспространенные знания, мнение, отношение и т. п., передававшиеся в устной традиции» (Глазырина 2008. С. 117; см. также: Andersson 1966; Глазырина 2011). Использование этой формулы в данном рассказе позволяет Г. В. Глазыриной заключить, что «рассказ был почерпнут Оддом из устной традиции о конунге Олаве Трюггвасоне, а восточноевропейская тематика действительно являлась составляющей частью тех сведений, которые передавались изустно» (Глазырина 2008. С. 119).

{v} Мать его была пророчицей (?TOdd A, ?TOdd S); обладала она даром провидения (ОТМ). Ф. А. Браун полагает, что безымянная мать конунга Вальдамара – это умершая в 969 г. княгиня Ольга, бабушка Владимира Святославича. По Брауну, в исландской традиции Ольга представлена в двух образах – мудрой старой матери Вальдамара и его жены Аллогии (Braun 1924. S. 177–178). С. Кросс тоже усматривает в образе матери конунга воспоминания о русской княгине Ольге (Cross 1931а. Р. 145). Е. А. Рыдзевская считает, что такое предположение весьма правдоподобно (Рыдзевская 1935. С. 13, примеч. 2). Разделяет эту точку зрения и Э. Гордон (Gordon 1938. S. 70, Anm. 18, 19). Т. М. Андерссон тоже полагает, что Ольга в какой-то степени могла быть прообразом Аллогии (Andersson 2003. Р. 138).

{vi} Дух фитона (phitons andi – ?TOdd A; fitons andi – ОТМ). А. Хольтсмарк полагает, что это – ошибочная передача латинского выражения spiritus pythonicus – «пророческий дар» (от Pythia – Пифия, жрица Аполлона, изрекавшая предсказания в Дельфийском храме), употреблявшегося в поздней латыни (у Тертуллиана и в Вульгате) для обозначения мудрости и колдовства (Holtsmark 1974. S. 12). По свидетельству Э. Гордон (Gordon 1938. S. 39, Anm. 1), дух фитона (phitons andi) упоминается и в других древнескандинавских памятниках. Т. М. Андерссон (Andersson 2003. Р. 138) параллель выражению spiritus pythonicus усматривает в Деян 16.16: «Случилось, что, когда мы шли в молитвенный дом, встретилась нам одна служанка, одержимая духом прорицательным, которая через прорицание доставляла большой доход господам своим». Соглашаясь с Андерссоном, К. Фелпстед подчеркивает, что во фразе «и зовется это в книгах духом фитона» (?TOdd А) упоминание никак не охарактеризованных «книг» действительно является отсылкой к авторитету Библии, что должно было, по мнению Одда, сделать этот рассказ более достоверным (Phelpstead 2006. Р. 765).

{vii} Йоль (?TOdd А, ?TOdd S, ?TM) – языческий зимний праздник. Его название стало обозначением христианского Рождества.

{viii} Родился в Норвегии… сын конунга (?TOdd А, ?TOdd S, ?TM). Хронологические вехи жизни Олава Трюггвасона см. во Введении к настоящей Главе и в комм, к мотиву 18.

{ix} в северной части мира (inor?ralfu hoeimsins – ?TOdd А, ОТМ) – См. комм. 32 к «Саге об Инглингах» в Главе 1.

{x} Этот Вальдамар был отцом конунга Ярицлейва (?TOdd А); Этот Вальдамар был отцом Ярицлейва, отца Хольти, отца Вальдамара, отца Харальда, отца Ингибъёрг, матери Вальдамара, конунга данов (?TOdd S). Редакция S саги монаха Одда – единственный древнескандинавский источник, в котором верно представлено генеалогическое древо Вальдамара Старого. В большинстве своем саги считают Владимира Мономаха сыном Ярослава Мудрого. При этом нигде более не раскрывается русское имя сына Ярицлейва Хольти. Только данная информация позволяет установить, что Хольти – это скандинавское имя Всеволода Ярославина, отца Владимира Мономаха. Подробнее см.: Джаксон 1991а. С. 159–163; ср. комм, {vi} к мотиву 7 в Главе 6. Любопытно наблюдение Г. В. Глазыриной, что эта генеалогическая справка создана до 1202 г. – до вступления на престол Вальдемара II (1202–1241) – и что «Одд Сноррасон (или автор списка S. – Т. Д) опирался на актуальные свидетельства, происходившие, видимо, из Дании», поскольку генеалогия доведена до датского короля Вальдемара I Великого (1157–1182) (Глазырина 2008. С. 114–115).

Мотив 2

Пленение юного Олава на пути в Гардарики


Источники:

HN (с. XVII. 1–6)

?grip (к. 17)

?TOdd А (к. 7)

?TOdd S (к. 6)

Fask (к. 23)

?THkr (к. 6)

?TM (к. 46)

Мотив о бегстве младенца Олава на Русь представлен с вариациями в семи источниках. В. Бэтке полагает, что, вероятно, в основе лежит тот исторический факт, что Олав воспитывался на Руси (Baetke 1973 в. S. 309). По мнению А. Бугге, о детстве и юности Олава Трюггвасона достоверно известно не больше, чем это формулирует «Красивая кожа»: «в детстве отправился со своей матерью в неизвестные земли» (Bugge 1910. S. 2). Т. М. Андерссон предполагает существование устных источников, общих для норвежских кратких обзоров («синоптиков» – см. о них во Введении), а также использованных монахом Оддом в рассказах о детстве Олава Трюггвасона, вплоть до его мести убийце своего воспитателя (мотивы 2–4) (Andersson 2003. Р. 13–14). Подробнее о мотиве преследования сыновей конунгов в исландских сагах см.: ?rmann Jakobsson 2004.

Г. Джоунз, рассматривая мотивы в «Саге об Олаве Трюггвасоне», достойные и не достойные доверия, заключает, что мы можем верить в то, что мать Олава и его родственники отправили его, из соображений безопасности, на Русь, поскольку «правящая династия там была шведского происхождения, и северные связи, хотя и ослабевшие, еще существовали» (Jones 1968а. Р. 17). Я тоже склонна признавать факт пребывания Олава Трюггвасона на Руси, но на другом основании. Дело в том, что существует источник, его подтверждающий, а именно виса Халльфреда Трудного Скальда из его поэмы об Олаве, сочиненной в 996 г., т. е. при жизни Олава. (См. мотив 9 и комм, к нему. Подробнее см.: Джаксон 1991а. С. 70–108.)

Наиболее подробно бегство Олава описано у Одда. В одном пункте у него имеется существенное отличие от «Истории Норвегии» и «Обзора»: только у Одда (но из его саги заимствует Снорри) Астрид сама отправляется вместе с Олавом. В этом, по мнению Бэтке (Baetke 1973b. S. 309), можно увидеть стремление Одда приблизить рассказ о бегстве Олава к библейскому рассказу о бегстве в Египет. Это широко распространенная точка зрения (ер.: Knirk 1981. Р. 172). Так, Э. Гордон приводит библейские параллели к саговым текстам (Gordon 1938. S. 40^41). В саге (?TOdd S, гл. 6) Хакон Старый говорит, отправляя на Русь Астрид с Олавом: «и я предчувствую, что там будет расти сила этого мальчика». См. о рождении Христа в Библии: «И ты, младенец, наречешься пророком Всевышнего, ибо предъидешь пред лицем Господа – приготовить пути Ему…» (Лк 1, 76). Говоря о пленении Олава эстами, автор сам проводит прямое сравнение с Библией (?TOdd А, гл. 7): «Но Бог, который не хочет, чтобы скрывались честь и слава его друзей, как не должен свет скрываться во тьме, сделал тогда великой славу этого молодого человека и освободил его из этой неволи, как в былые времена освободил он Иосифа». (Быт 39, 1: «Иосиф же отведен был в Египет; и купил его из рук Измаильтян, приведших его туда, Египтянин Потифар, царедворец Фараонов, начальник телохранителей».)

Утверждая, что рассказ о бегстве Олава связан с рассказом о бегстве в Египет (Baetke 1973b. S. 309), Бэтке полагает, что ярл Хакон играет в этой истории роль царя Ирода, преследователя младенца, для каковой роли Гуннхильд не годится. Снорри, по его мнению, устранил данную неловкость тем, что заменил ярла Хакона на какого-то другого человека с тем же именем: «предводителем их был могущественный муж, друг Гуннхильд, по имени Хакон» (КЗ. С. 98). Аналогично и

Т. М. Андерссон считает, что рождение Олава смоделировано Оддом по образу рождения Христа (Andersson 1978. Р. 145). Л. Лённрот, однако, утверждает, что (иностранные) легенды о святых (равно как и Библия) оказали влияние на сагу об Олаве Трюггвасоне еще до Одда (L?nnroth 1963. S. 72). В частности, он отмечает, что история о том, как Бог спас мальчика Олава из плена в Эйстланде, явно была известна автору «Обзора»: «Но Бог, который избрал этого ребенка для лучшей участи, дал ему свободу…» – начальные слова гл. 18 (мотив 3). Ср. две группы текстов, по С. Багге, содержащих несовпадающие сведения о раннем периоде жизни Олава: «История Норвегии» и «Обзор», восходящие к труду Ари Мудрого, с одной стороны, и «История» Теодорика и сага Одда, восходящие к сочинению Сэмунда Мудрого, – с другой. По мнению этого исследователя, существование общей версии, разделившейся позднее на две, крайне гипотетично, в то время как наличие двух близких, но различающихся версий одних и тех же событий указывает на длительное развитие традиции. Параллельное существование на раннем этапе становления письменности устных и письменных текстов об одном и том же лице или событии может служить объяснением переплетения в ранней истории Олава устной традиции и клерикального знания (Bagge 2006).

Весьма важен вывод Лённрота, что нельзя возвращаться к тезису Бугге (Bugge 1908; Bugge 1910) о том, что саги о юношеских годах Олава связаны с английским героическим сказанием о Хавелоке из Гримсби. Сходство еще не говорит об их связи. Одно очевидно – что рассказ о юности Олава состоит из саг, которые исходно к самому Олаву отношения не имеют. В частности, рассказ о пиратах построен по примеру византийских романов (L?nnroth 1963. S. 89). Того же мнения придерживается и Т. Д. Ульсен, утверждающий, что сходство имен двух Олавов позволило перенести исторические и легендарные черты из истории Олава Святого на Олава Трюггвасона, а рассказ о детстве этого последнего строится по схеме, характерной для «византийских романов путешествий и узнаваний» (Olsen 1965. S. 52–53). Лённрот находит также параллели между рассказами о детстве Олава и английского короля Эдуарда Исповедника, который со своей матерью Эммой бежал в Нормандию после датского нападения на владения его отца короля Этельреда (L?nnroth 1963. S. 80).

{i} Астрид / ?str??r (?TOdd А, ?TOdd S, Fask, ?THkr, ?TM); Эстрид / AEstr??r (Agrip). AEstr??r в «Обзоре» – это либо датская форма, в отличие от норвежско-исландской, либо описка писца; два других женских имени с тем же корнем в «Обзоре» начинаются c?st- (см.: Finnur J?nsson в издании 1929 г., примеч. на с. 19).

{ii} бежала Эстрид… на Оркнейи с трехлетним Олавом (Agrip). Оркнейские острова названы не только в «Обзоре», но и в «Истории Норвегии» (Оркады), но там бегство – до рождения Олава. Иная география в «Круге земном»: Астрид бежала «на одно озеро», где «на каком-то островке» родила Олава; там она «провела лето», а осенью перебралась со своими людьми в Опростадир к Эйрику, своему отцу; оттуда она отправилась в Швецию к Хакону Старому. Однако важнее детали хронологические, а не географические. Будущий норвежский конунг Олав Трюггвасон получает имя своего деда – Олава, сына Харальда Прекрасноволосого, отца конунга Трюггви. И это свидетельствует о том, что из всех источников (см. также комм, к мотиву 18) ближе к истине «Обзор» и «История» Теодорика (Agrip, к. 17; Theodoricus, с. IV), указывающие на рождение Олава до гибели конунга Трюггви, поскольку в Скандинавии ребенок, родившийся от умершего отца, непременно должен был получить его имя (см.: Storm 1893а. S. 214; Driscoll 1995. Р. 93, note 50).

(iii} пробыли 2 года у Хакона Старого (?TOdd А); пробыли 3 года у Хакона Старого (?TOdd S); К тому времени она пробыла… у Хакона Старого два года (?THkr, ?TM). «Три года» в этом месте редакции S перевода саги Одда, видимо, ошибка писца, поскольку ниже (в гл. 16) будут названы те же «два года», что и во всех прочих источниках. Хронологические вехи жизни Олава Трюггвасона см. во Введении к настоящей Главе и в комм, к мотиву 18.

{iv} Олаву… было тогда три года (?THkr, ?TM). Согласно анналам, Олав пленен в Эйстланде в 971 г. Хронологические вехи жизни Олава Трюггвасона см. во Введении к настоящей Главе и в комм, к мотиву 18.

{v} А из Свитьод хотел он поехать в Хольмгард, так как там у него была какая-то родня (Agrip). Из «Обзора» не ясно, чья это родня – Торольва или Олава (в «Истории Норвегии» речь о родне вообще не идет). Последующие авторы, вероятно, поняли так, что это родня Олава, и «отправили» на Русь Сигурда, брата матери Олава.

{vi} к Сигурду… который имел большие почести от конунга Гардов (?TOdd А); который теперь имеет там большой почет (?TOdd S); Сигурд пользовался там большим почетом (?THkr); имел… большой почет и власть (?TM). Сигурд Эйрикссон – брат Астрид, матери Олава, к которому, согласно этим четырем источникам, на Русь отправляется малолетний Олав со своими попутчиками. Более ранние источники («История Норвегии» и «Обзор») не называют имени «родича» Олава и ничего не говорят о почете, оказанном ему князем Владимиром. Об этом подробнее см. комм, к мотиву 3.

{vii} передал их в руки тех купцов (?TOdd А); с кущами (?TOdd S); с некими купцами (?THkr), в сопровождении неких купцов (ОТМ). Маленький дополнительный штрих к картине русско-скандинавских торговых связей XII–XIII вв.: люди, плывущие в Гардарики (на Русь) – «торговые люди» (подробнее о торговле Новгорода со Скандинавией см.: Джаксон 1989а; см. также о термине Хольмгардс-фари, используемом в сагах для обозначения купцов, плавающих на Русь, в комм. 12 к § 7.4.2 в Главе 7).

{viii} пираты (HN); эйсты (?grip); разбойники (?TOdd А); викинги. Это были эйсты (?TOdd S, ?THkr, ?TM). Об активной пиратской деятельности эстов в Балтийском море см., например, в «Хронике Ливонии» Генриха Латвийского (VII, 1). Об эйстах см. Этногеографический справочник.

{ix} Эйсюсла (HN, ?grip) – древнескандинавское обозначение о. Сааремаа (см. Этногеографический справочник). В целом информация «Обзора» близка к «Истории Норвегии». Небезынтересно наблюдение «Истории Норвегии» о маршруте: по пути из Швеции на Русь Олав «отклонился в Эйстрию». В нем можно видеть указание на путь из Швеции через Аландские шхеры в Финский залив.

{x} продан в неволю (seldr ? паид – ?grip); продан в рабство (selldr mansali – ?TOdd A, ?TOdd S); поделили между собой в качестве рабов (skiptu тед s?r til ?nau?ar – ?THkr, ОТМ). Это свидетельство рабовладения в Эйстланде – единственное (среди разного рода источников) столь подробное, а главное – столь раннее. Все прочие сведения о рабах еще более скудны и относятся к более позднему времени. Так, для XIII в. известно, что эсты и курши, привыкшие к набегам на Швецию и Данию, добывали в этих набегах рабов, причем сааремаасцы продавали шведских пленных куршам и другим язычникам (Гл. VII, 1; XIV, 1, 3–4; XXX, 1). Исследователи склонны видеть в этом известии «Саги об Олаве Трюггвасоне» не более чем назидательный рассказ (Jones 1968а. Р. 17). На мой взгляд, при всей назидательности рассказа о пленении и выкупе юного Олава мы можем усматривать здесь отголоски реальности, а именно отражение исторической ситуации на Балтике времени создания рассматриваемых нами источников, т. е. XII–XIII вв.

(xi} Клеркон; Клерку Эрес, Рекой (жена), Реас (сын) (?TOdd А, ?TOdd S); Клеркон; Клерк', Реас, Рекон (жена), Рек(о)ни (сын) (?THkr, ОТМ). В историографии принято, что это – эстонские имена. Уже Финнур Иоунссон в издании «Круга земного» (1893. В. I. Bis. 391, not) ссылается на К. Крона (К. Krohn), который, по его мнению, прояснил, что Reas и Rekon(i) – фактически эстонские имена. Л. Лённрот (L?nnroth 1963. S. 89) отмечает, что у этих имен греческие окончания: Клеркон, Рекон, Эрес, Реас. А. Хольтсмарк, выявляя в переводе саги Одда черты латинского оригинала, подчеркивает, что фантастические имена хозяев Олава «больше подходят к латинскому, чем к скандинавскому контексту» (Holtsmark 1974. S. 14). Проведенный литовским лингвистом С. Каралиунасом анализ имен эйстов этой саги позволил ему сделать вывод об их индо-европейском (а не финно-угорском) происхождении и бытовании в среде балтийских племен. Более того, исследователь склонен видеть в них обозначения определенного социального статуса их носителей, нежели имена собственные в прямом смысле слова (Karaliimas 1994).

(xii} И взял за него драгоценную одежду, которую мы на нашем языке называем плащ или накидка (?TOdd А). Как отмечает А. Хольтсмарк, Одд писал по-латыни, но он думал и говорил по-исландски. Это выражается в том, что порой он не находит нужного слова в латинском языке и тогда начинает вводить в текст скандинавские слова при помощи *quod dicitur. AM 310 передает это в переводе при помощи er v?r kgllum (Holtsmark 1974. S. 12). Один из самых ярких примеров – перед нами.

(xiii} Они пробыли 6 лет в этой беде (?TOdd А); и пробыли они 6 лет в языческих странах (?TOdd S); Олав пробыл шесть лет в Эйстланде в этом изгнании (?THkr, ОТМ). Хронологические вехи жизни Олава Трюггвасона см. во Введении к настоящей Главе и в комм, к мотиву 18.

Мотив 3

Сигурд, сборщик дани для конунга Гардарики, выкупает Олава из плена в Эйстланде


Источники:

HN (с. XVII. 7–8)

?grip (к. 18)

?TOdd А (к. 8)

?TOdd S (к. 6)

?THkr (к. 7)

ОТМ (к. 46)

Мотив о выкупе Олава из плена в Эйстланде с разной степенью полноты и красочности представлен в шести источниках. Самые ранние из них («История Норвегии» и «Обзор») лаконично сообщают, что Олав был выкуплен своим родичем, посланным королем Русции / конунгом из Хольмгарда в Эйстланд для сбора дани.

В латинском тексте дань обозначена термином tributum, в «Обзоре (а вслед за ним в «Круге земном» и «Большой саге») – тождественным ему skattr, в саге Одда речь идет о landsskylda – налоге с земли.

В исторической литературе утвердилось мнение, что Восточная Прибалтика издавна привлекала внимание Древнерусского государства, тем более что русский летописец начала XII в. среди народов, «иже дань дають Руси», называет земгалов, куршей, эстов и др. (Лавр. Стб. 11; Ипат. Стб. 8). Есть в русских источниках и свидетельства данничества в землях эстов в XI–XIII вв. (Ипат. Стб. 294; НИЛ. С. 22). Известие «Саги об Олаве Трюггвасоне», которое может быть датировано 977/978 г. (см. комм, к мотиву 18), хоть и представляет собой самое раннее известие о сборе дани для русского князя в Восточной Прибалтике, все же, как мне казалось, не нарушает общей картины (Джаксон 1991а. С. 127). Запоздалое знакомство с работой Т. Нунэна убедило меня в ошибочности моего мнения.

Т. Нунэн, в противовес сложившемуся в историографии взгляду, утверждает, что эстская чудь не была подвластна Руси в период с 850 по 1015 г. Анализ источников, проведенный им, показывает, что эсты поставляли вооруженные отряды в войско русского князя, но не платили этому князю дани. Известие «Круга земного» о сборе дани Сигурдом в Эйстланде Нунэн рассматривает в контексте происходивших в то время на Руси событий. Поскольку Снорри говорит о Новгороде, то Нунэн определяет возможные годы службы Сигурда у князя Владимира как 970 – ок. 977 (от того момента, когда Святослав посадил Владимира в Новгороде, до его изгнания его братом Ярополком) и какое-то время в 980 г., когда Владимир вернул себе Новгород, но еще не выступил против Полоцка и Киева и не стал великим князем киевским. Однако в эти годы, полагает Нунэн, все интересы Владимира были сосредоточены на борьбе с братьями и захвате Киева. Он не стал бы предпринимать попыток подчинения чуди, когда ему была нужна их военная помощь. Более того, русские источники, относящиеся к названным годам, даже не намекают на сбор эстской дани. Поэтому записанные в Исландии в XIII в. сведения о Руси X в. вряд ли могут служить основанием для серьезных обобщений. Информация саг о сборе эстской дани противоречит русским источникам и исторической логике. Пребывание Сигурда в Эйстланде Нунэн считает возможным рассматривать как попытку набрать там войска в помощь Владимиру (Noonan 1972. Р. 17–18).

Думаю, что этот анализ Нунэна достаточно убедителен. Хочу сделать лишь две оговорки. Первая. Не только Нунэн, но и многие исследователи строят свои комментарии к «Саге об Олаве Трюггвасоне» на том, что Олав попадает к Вальдамару в тот момент, когда тот сидит в Хольмгарде. Однако, как это представляю себе я, данное обстоятельство ничего не проясняет в хронологии отражаемых сагой событий. Дело в том, что поэтапность освоения скандинавами Восточной Европы, некая пространственная и временнйя очередность в этом процессе, привели к сложению в Скандинавии двух этногеографических традиций. В более раннюю из них вошло обозначение Новгорода, ставшего известным скандинавам раньше Киева. В королевских сагах тем самым закрепилось представление о Хольмгарде (Новгороде) как столице Гардарики (см.: Джаксон 19896; Jackson 1993; Джаксон 2001а).

Второе соображение касается вывода Т. Нунэна. Если исследователь считает, что поездку Сигурда в Эйстланд можно рассматривать как попытку набрать войска для Владимира, то у меня это вызывает известные сомнения. В таком случае в Исландии XIII в. должны были знать и помнить, что в X в. русский князь нуждался в эстском войске. На мой взгляд, в поездке Сигурда в Эйстланд мы должны все же, следуя саге, видеть сбор дани в пользу русского князя, только с той оговоркой, что в саге отразились события времени ее записи, т. е. конца XII–XIII в.

{i} Аллогия (?TOdd А) / Аурлогия (?TOdd S). О жене Вальдамара Аллогии см. комм, к мотиву 1.

{ii} Сигурд Эйрикссон (?TOdd А, ?TOdd S, ?THkr, ?TM) – брат Астрид, матери Олава Трюггвасона. Если «Круг земной» и «Большая сага» довольствуются указанием, что Сигурд имел большой почет от Вальдамара (см. мотив 2), то в саге Одда имеется ряд уточнений, опущенных Снорри. В частности, редакция А сообщает, что Сигурд получил от конунга «большие владения и большой лен», что ему поручено «вести дела конунга и собирать дань (scylldir) конунга по всем областям», а также что «его повеления должны были иметь силу во всем государстве конунга». Редакция S добавляет к этому, что Сигурд должен был вести суд конунга, а кроме того, при сборе дани с областей «решать, что каждая должна платить». Похоже, что объем власти, который имел Сигурд на Руси, преувеличен сагой. Место Сигурда при дворе русского князя и отношение к нему конунга изображены Оддом в соответствии со стереотипом, выявляемым в сагах при описании знатных норвежцев (конунгов, ярлов, хёвдингов) за пределами Скандинавии: как правило, в этих случаях повествование подчинено задаче возвеличения скандинавского вождя. (Подробнее см.: Джаксон 1991а. С. 70–79.)

(iii} Олаву было 9 лет (?TOdd А); Тогда было Олаву 9 лет (?TM). – Речь идет о возрасте Олава, когда Сигурд выкупил его и привез в Хольмгард / Гардарики (см. также: ?THkr, к. 8; ?TM, к. 56, 105, 190). Согласно анналам, Олав попал в Гардарики в 977/978 г. Хронологические вехи жизни Олава Трюггвасона см. во Введении к настоящей Главе и в комм, к мотиву 18.

Мотив 4

Убийство на торгу (Дружина княгини. Неприкосновенность мира в Хольмгарде. Закон в Гардарики)


Источники:

HN (с. XVII. 9-10)

?grip (к. 18)

?TOdd А (к. 8)

?THkr (к. 8)

?TM (к. 47)

Мотив об убийстве юным Олавом в Хольмгарде Клеркона неоднократно привлекался русскими историками к изучению развития права в Древней Руси.

В. О. Ключевский полагал, что при Владимире Святославиче действовало другое уголовное право, нежели при Ярославе Мудром, не похожее на Русскую Правду. «Если Владимир заменил виру за разбой казнью (т. е. денежным штрафом в пользу князя. – Т. Д), то надобно заключить отсюда, что при нем вира не была штрафом в пользу князя». До отмены права мести вирой «наказывалось убийство человека, за которого некому было мстить». Но этим сам собою, по мнению Ключевского, предполагался случай, о котором не говорит Русская Правда, но который «рассказан в скандинавской саге об Олафе, в которой несомненно уцелели иногда в искаженном виде действительные черты Владимирова времени», а именно – «за убийство человека, у которого не было кровных мстителей, требовало вознаграждения общество, к которому он принадлежал или в котором совершилось убийство, если убийца был известен» (Ключевский 1919. С. 528–529. Курсив здесь и ниже мой. – Г. Д. Ключевский использует «Большую сагу об Олаве Трюггвасоне» в переводе Ст. Сабинина).

А. А. Зимин заключил, что в саге «довольно точно передана» «картина древнерусских порядков»: «Наряду с обычаями уже существуют законы. По законам за кровь полагалась кровь, причем без всякого суда, т. е. в порядке внесудебной мести. Князья уже борются с институтом кровной мести. Так, Владимир отказался выдать Олафа и «присудил денежную пеню за убийство»». Из этого следует вывод о том, что «в годы правления князя Владимира сделано было несколько попыток реформ русского права». Не соглашаясь с заключением Ключевского, что «первоначально «вира» платилась в пользу частных лиц и только Владимир стал взыскивать ее в пользу князя», Зимин строит свои возражения, среди прочего, и на «Саге об Олаве»: «по Саге об Олафе штраф за убийство действительно платился не князю, а общине. Однако в данном случае платилась «головщина», а не «вира»» (Зимин 1965. С. 243. Зимин использует «Большую сагу об Олаве Трюггвасоне» в переводе Ст. Сабинина).

И. Я. Фроянов настаивает на том, что, «говоря о княжеском суде в X в., мы не должны забывать о значительной его условности, определявшейся большой самостоятельностью народных общин в отправлении судопроизводства». И вновь «ценной иллюстрацией здесь служит свидетельство, содержащееся в «Саге об Олаве Трюггвасоне»». Фроянову «любопытно, что люди «по обычаю и закону своему» разыскивают преступника, чтобы воздать ему должное. Не менее интересно и то, что княгиня платит виру, не имея, следовательно, никаких преимуществ перед лицом закона» (Фроянов 1980. С. 29–30. Фрагмент «Саги об Олаве» приводится в переводе Е. А. Рыдзевской по «Кругу земному»).

Н. Н. Гринев полагает, что «есть возможность сравнить» статью 1 Краткой Правды «с судебной практикой Новгорода конца X в., сведения о которой сохранились в скандинавской саге об Олаве, сыне Трюггви». Автор статьи признает «легендарный характер саги», но считает необходимым «отметить, что картина новгородского правопорядка изложена в ней очень подробно и убедительно». К сожалению, не уточняется, из чего вытекает такое заключение.

Гринев относит описанные сагой события «ко времени около 980 г.», поскольку тогда «Владимир держал в Новгороде значительный варяжский контингент, готовясь к походу на Киев». Согласно саге, убийца «оказывался вне закона и должен был быть убит, причем убить его мог каждый житель Новгорода… Право заменить смерть вирой принадлежало князю». Поскольку в статье 1 Русской Правды отражено совсем иное положение (а именно, что ««мужа-убийцу» имеет право убить не «весь народ», а ограниченный круг родственников убитого», да и «право заменить смерть денежным штрафом «за голову» принадлежит не князю, а самим родственникам»), то Гринев находит в этом подтверждение своему выводу об «установлении» Правды в начале XI в. (Гринев 1989. С. 20–42. «Сага об Олаве» – то в переводе М. И. Стеблин-Каменского по «Кругу земному», то в «пересказе», далеком от оригинала).

М. Б. Свердлов высказывает претензию в адрес Зимина, что последний «не учел недоброкачественности использованного перевода, вымышленности использованного эпизода в более позднем варианте саги в «Хеймскрингле» Снорри Стурлусона (1220–1230), тогда как в более древней саге об Олаве Трюггвасоне монаха Одда (1190) его нет, и наконец, особенностей саг как художественных произведений, в значительной мере искажавших фактическую основу, дополнявших ее вымышленными эпизодами и скандинавскими реалиями…» (Свердлов 1988. С. 78–79, примеч. 3). При том, что здесь – одна неточность на другой (у Зимина текст не из «Круга земного», а из «Большой саги об Олаве»; перевод Ст. Сабинина вполне соответствует оригиналу; «Круг земной» датируется не 1220–1230, а ок. 1230 г.; наконец, в саге монаха Одда есть аналогичный сюжет), основная мысль Свердлова абсолютно справедлива. Действительно, нельзя строить выводы такого рода без учета жанровой специфики саг и детального источниковедческого анализа каждого отдельно взятого их сообщения.

Согласно «Истории Норвегии», Олава представили королю, который его усыновил; по «Обзору», месть сочли справедливой, и конунг помиловал Олава; в саге Одда – юному О лаву дали отряд, сами пошли с ним и сочли удар его славным; а в «Круге земном» и «Большой саге» – конунг, чтобы избежать столкновения между народом, желающим мести по закону о неприкосновенности мира, и отрядом, вызванным княгиней, назначил виру, а княгиня заплатила.

В своде королевских саг «Гнилая кожа» содержится аналогичный рассказ из детства будущего норвежского конунга Магнуса Доброго. Действие вновь происходит в Гардарики, только относится к несколько более позднему времени. Согласно целому ряду источников, конунг Олав Харальдссон (Святой), покидая Гардарики, где он несколько месяцев пользовался гостеприимством конунга Ярицлейва (князя Ярослава Мудрого) и его жены Ингигерд, оставляет им на воспитание своего малолетнего сына Магнуса. Это известие датируется концом 1029 г., и Магнусу к этому времени – около шести лет (дата его рождения, согласно исландским анналам, – 1023 или 1024 г.). «Гнилая кожа» и «Хульда» (XIV в.), однако, содержат противоречащий всем остальным источникам (явно вымышленный, как полагает Е. А. Рыдзевская) рассказ о ссоре между Ярицлейвом и Ингигерд и о примирении, достигнутом лишь в результате приглашения для воспитания при дворе Ярицлейва («потому что… тот ниже, кто воспитывает ребенка другого,» – говорит Ингигерд) незаконного сына конунга Олава – Магнуса. Непосредственно за сообщением о том, что Магнус, с согласия его отца, был доставлен в Гардарики и был воспитан у конунга Ярицлейва среди дружины и с не меньшей любовью, чем их (Ярослава и Ингигерд) сыновья, следует в «Гнилой коже», равно как и в восходящей к ней «Хульде», рассказ о том, как юный Магнус, любивший забавляться в палатах конунга, как-то раз, желая отомстить обидевшему его дружиннику, нанес ему смертельный удар маленьким топориком и как конунг заплатил за него виру (см. Главу 7, § 7.2: текст Msk, 3–5; см. также: Джаксон 1994в).

Взаимозависимость рассказов об Олаве и о Магнусе совершенно очевидна. Перед нами типичный случай заимствования и переноса сюжета из одного произведения в другое. Можно лишь гадать, с каким из двух юных конунгов – Олавом или Магнусом – произошли (и произошли ли вообще?) описанные события. Э. Гордон, в целом сомневающаяся в том, что Олав Трюггвасон когда-либо был при русском дворе, рассматривает историю пребывания Олава в Гардарики как смешение с историей Магнуса, который до 11 лет должен был находиться на Руси. Монах Одд, полагает Гордон, перенес известные ему рассказы о Магнусе на историю Олава (Gordon 1938. S. 71–73). Не соглашаясь с точкой зрения, что «Гнилая кожа» возникла раньше «Саги об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда (а именно при этом условии автор «Гнилой кожи» мог заимствовать что-либо у Одда) и, более того, учитывая наличие версии «Истории Норвегии» (памятника более раннего и иного по жанру), я склонна в рассказах об Олаве видеть источник сообщения «Гнилой кожи» о юном Магнусе (неплохо вспомнить еще и о «литературном» характере начальной части «Гнилой кожи»), а не наоборот (Джаксон 1993а. С. 197–198; ср.: Andersson 2003. Р. 139).

Похожие сюжеты встречаются и в сагах об исландцах. Например, в «Саге об Эгиле» (1200–1230) рассказывается, как во время игры в мяч семилетнего Эгиля Скаллагримссона побил более взрослый мальчик Грим Хеггасон. Эгиль бросился к своему покровителю, Торду Гранасону, и рассказал тому, что произошло. Торд сказал: «Я пойду с тобой, и мы ему отомстим». Торд дал Эгилю топор, который держал в руках. (Примечателен следующий далее комментарий: «Этим оружием в то время охотно пользовались».) Торд и Эгиль пошли туда, где играли мальчики, Эгиль подбежал к Гриму и всадил ему топор в голову. Затем Эгиль и Торд ушли к своим. Позднее сторонники Эгиля и убитого мальчика Грима бились между собой, и были убитые и раненые (?F. II. 98-100). Сейчас считается практически доказанным, что автором «Саги об Эгиле» был Снорри Стурлусон (см. Прилож. IX). В таком случае не удивительно, как и из какого источника рассказ об убийстве, совершенном юным «героем», попал в «Сагу об Эгиле». Впрочем, если, как отмечал еще Г. Сторм, примитивному рассказу Одда об убийстве Клеркона (где Олав выступает просто в роли палача) Снорри в «Круге земном» предпочел, несколько изменив его, рассказ «Обзора саг о норвежских конунгах» (Storm 1873. S. 135), то в «Саге об Эгиде» Снорри очень близок именно к Одду.

Итак, материал источников красноречиво говорит сам за себя: на основании рассказа об убийстве юным конунгом на новгородском торгу своего обидчика (в какой бы редакции ни брался текст саги) нельзя делать выводов о нормах русского права на рубеже X–XI вв. Более того, есть еще два фактора (пространственный и временной), о которых не следует забывать. Первое – отдаленность Руси от Норвегии и тем более от Исландии, создававшая известные трудности в поступлении точных сведений о событиях на Руси на далекий Север. Вопрос о «поставщиках» в Исландию сведений о Руси так до конца и не решен. Второе – хронологический разрыв между описываемыми событиями (конец X в.) и временем фиксации всех выше поименованных источников (последняя треть XII в. – первая треть XIII в.), сказывающийся в том, что сведения, пусть даже без искажений донесенные до Исландии, не менее века бытовали в устной традиции и могли подвергнуться значительной трансформации. Направление, в котором могла идти эта трансформация, вполне очевидно: нормы чужого права, если сведения о таковых доходили до Скандинавии, могли и должны были, на мой взгляд, трансформироваться в процессе устной передачи в соответствии с нормами местными (в данном случае – и норвежскими, и исландскими).

Позволю себе привести лишь некоторые, лежащие на поверхности, параллели между рассматриваемыми текстами «Саги об Олаве Трюггвасоне» и материалом норвежских судебников XII–XIII вв. – «Законов Гулатинга» и «Законов Фростатинга» (см.: Гуревич 1977. С. 11–21). Погоня за Олавом, убившим Клеркона («бросился весь народ, по обычаю своему и законам, и побежал за мальчиком, куда он скрылся» – ?THkr, к. 8; то же – ОТМ, к. 47), находит соответствие в статье 152 «Законов Гулатинга» («если человек убит в толпе, то хорошо, если он будет отомщен. Но если он скрывается в лесу, то все должны пуститься в погоню, и никто не должен препятствовать [погоне]» – ENL. Р. 129). В законах отражена ситуация, близкая к той, когда Олав после неожиданной встречи с Клерконом пришел к своему родичу Сигурду «и просил его оказать ему поддержку, чтобы отомстить за своего воспитателя» (?TOdd А, к. 8). Так, статья 162 «Законов Гулатинга» предписывает пособникам убийцы («если человек просит группу людей присоединиться по какой-либо причине к нему против другого человека и если он убивает того человека, когда они приходят в его дом») заплатить конунгу определенный штраф за соучастие (ENL. Р. 133). Топор – каковым во всех версиях этого рассказа воспользовался юный Олав, будь то выхваченный из рук Клеркона топор его воспитателя Торольва (?grip, к. 18), или большой широкий топор Сигурда и его людей (?TOdd А, к. 8), или собственный маленький топорик Олава (?THkr, к. 8; ОТМ, к. 47), – нередко фигурирует в законах, вплоть до того, что, согласно статье 218 «Законов Гулатинга», после смерти убийцы на его наследника переходит «ответственность за топор» (ENL. Р. 150). Ср.: в «Ландслове» короля Магнуса (третья четверть XIII в.): «А если в бешенстве человек ударил другого в том месте, где нет установленного мира, топором, дубинкой или камнем, возместит королю маркой серебра за каждый удар» (Flom 1937. IV. 20 – перевод М. В. Панкратовой). Помиловать преступника (как Вальдамар помиловал Олава) может, согласно норвежским законам, только конунг. Так, статья 5 «Законов Фростатинга» гласит: «Может случиться, что конунг разрешит человеку вне закона остаться в стране, по просьбе важных людей или по какой другой причине» (ENL. Р. 214).

{i} Когда ему исполнилось около 12 лет… (HN). И когда ему было 12 лет… (Agrip). Олаву было тогда 9 лет (?TOdd А). Как мы видим, в редакции А саги монаха Одда убийство приписано еще более юному Олаву (ему здесь лишь 9 лет), однако типичный для саговой литературы возраст мужания сагой тоже отмечен. См. в гл. 8: «А когда ему было 12 лет, то спрашивает он конунга, нет ли каких-нибудь городов или округов, тех, которые были под его властью и были отняты у него язычниками». См. ниже комм, к мотиву 6; ер. также: Глава 2, § 2.2, комм. 15. Хронологические вехи жизни Олава Трюггвасона см. во Введении к настоящей Главе и в комм, к мотиву 18.

(ii} Торг (HN, ?grip, ?TOdd А, ?THkr, ОТМ). Во всех источниках фигурирует новгородский Торг. Однако если в латинском тексте «Истории Норвегии» используется термин forum «рыночная площадь, торжище, центральная площадь», то в сагах – слово, являющееся древнерусским лексическим заимствованием в скандинавских языках, принадлежащим эпохе викингов: torg «рынок, торг» < дрр. тьргъ (Мельникова 1984. С. 70), хотя в древнеисландском языке имелась и другая возможность для обозначения того же понятия: markadr < лат. mercatus.

(iii} А такие были законы в той стране, что там не полагалось воспитывать сына конунга из иноземного рода или из далекого государства без ведома самого конунга (?TOdd А); Такие были законы в Гардарики, что там не могли находиться люди королевского рода, кроме как с разрешения конунга (?THkr, ?TM). А. И. Лященко высказывает сомнение, что на Руси мог существовать такой закон, но при этом приводит аналогичные примеры из саг: Харальд Суровый Правитель меняет в Византии свое имя и называется Нордбриктом (см. мотив 4 в Главе 8); Олав Трюггвасон (см. мотивы 12, 13) на западе называет себя гардским купцом по имени Али/Оли (Лященко 1926а. С. 11–12).

{iv} во дворе княгини… отряд людей в полном вооружении (?THkr, ОТМ). Это не единственное указание на то, что княгиня имела свою дружину (ер. мотив 6). Исследователи, однако, не верят этому сообщению саги. Так, Э. Гордон (Gordon 1938. S. 71) повторяет мнение А. Бугге (Bugge 1908, 1910), что Аллогия не могла иметь свой двор и дружину, если, согласно Нестору, у князя Владимира было пять жен и сотни наложниц. Ср. также: Jones 1968а. Р. 17.

Мотив 5

Тинг Аллогии. Олав воспитывается в Гардарики


Источники:

?TOdd А (к. 8)

Fask (к. 23)

?TM (к. 57)

Мотив тинга (общенародного собрания) княгини Аллогии представлен только в саге монаха Одда. Здесь он весьма уместен как стилистически, так и сюжетно. Рассказ об убийстве Олавом своего обидчика (мотив 4) обрывается на моменте убийства. Понятным становится использование темы невозможности проживания в Гардарики чужестранцев королевского рода. Дальнейшее развитие получает тема язычников-прорицателей в Гардарики. Лишний раз подчеркивается мудрость княгини Аллогии.

Г. Сторм отмечает, что в изложении убийства на торгу (мотив 4) Снорри Стурлусон рассказу Одда об убийстве Клеркона предпочел версию «Обзора» (с незначительным изменением), в результате чего он выпустил рассказ Одда о еще одном предсказании, а именно – о тинге Аллогии (Storm 1873. S. 135).

В «Большой саге» мотив тинга трансформирован и приспособлен к ситуации. Поскольку в гл. 47 излагается (вслед за «Кругом земным»), как по просьбе княгини конунг взял Олава под свое покровительство (мотив 4), то в гл. 57, восходящей к Одду, тинг не упоминается, но духи-хранители и свет, сияющий над Олавом, поясняют, почему он был любим конунгом и княгиней.

В «Красивой коже» фраза о том, что Олав получил воспитание у Вальдамара, лексически близка к тексту Одда.

По мнению А. Бугге, рассказ о тинге – не более чем сказка (Bugge 1908. S. 251–252). Э. Гордон тоже разделяет взгляд Бугге, что рассказ о юных годах Олава напоминает то, что говорится в саге о Хавелоке: королевский сын в детстве вынужден покинуть родину, он воспитан в чужой стране, вернувшись назад, он становится правителем. Гордон, кроме того, полагает, что юные годы Олава были так похожи на юные годы других конунгов, что скальды не имели достаточно фактического материала, и потому они уделили юности Олава так мало внимания. Эти годы его жизни послужили в рассказах о нем целям церковной пропаганды (Gordon 1938. S. 68).

Гордон отмечает, что, когда читаешь в саге, как прорицатели в Гардарики говорили, что в страну пришли духи-хранители какого-то благородного человека, начинаешь думать о рождении Христа (см.: Мф 2–3) и об Ангеле Господнем, возвещающем великую радость (Лк 2, 8-13). А тинг Аллогии напоминает о том, как Ирод послал волхвов в Вифлеем разведать о Младенце (Мф 2, 9): «И се, звезда, которую видели они на востоке, шла перед ними, как наконец пришла и остановилась над местом, где был Младенец» (Gordon 1938. S. 41).

Л. Лённрот (L?nnroth 1963. S. 68) тоже видит в саге Одда заимствования из Библии: когда Олав появляется в Гардарики, возникает некий свет, как от вифлеемской звезды, осветившей восток.

Лённрот также полагает (Ibidem. S. 89), что некоторые мотивы близки к мотивам, использованным Саксоном Грамматиком: например, Сванхвита (Suanhuita), дочь датского короля Хадинга, узнает по глазам (ер.: Аллогия и Олав) королевское происхождение человека, называющего себя «королевским рабом», а в действительности – Регнера, сына шведского короля Хундинга (Saxo. Lib. II. Cap. 5).

{i} в восточной части мира (ит austr halfu heimsins – ?TOdd A, ?TM) – О четырехчастном делении ойкумены в древнескандинавской картине мира см.: комм. 32 к «Саге об Инглингах» в Главе 1.

{ii} в Хольмгарде (Fask). – Не могу не отметить неудачный комментарий к этому топониму в прекрасном высоко профессиональном переводе «Красивой кожи» на английский язык. Переводчица и комментатор А. Финли утверждает в начале XXI в. (словно за последние полтора века не было написано сотен работ на эту тему), что «русь, скандинавские правители Руси, основали эту базу на острове на Волхове» («the Rus, The Scandinavian rulers of Russia, had established this base on an island in the Volkhov» – Finlay 2004. P. 112, note 277).

(iii} у Вальдамара Старого (Fask). – Автор «Красивой кожи» называет Вальдамара «Старым» (прозвище, нередко применимое к прародителю, основателю династии; ер.: Один Старый) и говорит, что Олав получил воспитание в Хольмгарде, хотя из висы, на которой основана данная глава, это не следует. Скорее всего, на востоке в Хольмгарде (вариант: Гардарики) у Вальдамара Старого (ер. ?THkr, к. 26) было чем-то вроде стереотипной формулы в сознании авторов саг и их аудитории.

Мотив 6

Олав на военной службе у Вальдамара. Дружина княгини


Источники:

?grip (к. 18)

?TOdd А (к. 8)

Fask (к. 23)

?THkr (к. 21)

?TM (к. 58)

Мотив службы Олава у конунга Вальдамара дает прекрасную возможность увидеть авторскую работу Одда Сноррасона, автора «Обзора», Снорри Стурлусона и составителя «Большой саги».

Самая ранняя информация, содержащаяся в «Обзоре», предельно лаконична: Олаву дали дружину, он ходил в разные земли, воевал, совершал подвиги, приобретал славу; его отряд пополняли норманны, гауты и даны. Этот перечень воинов Олава близок к тексту «Истории Норвегии», где говорится о том, как Олав занялся пиратством, оплывая берега Балтии, а «его флот усиливался за счет норвегов и данов, гаутонов и склавов» (см. мотив 8).

Информация о службе Олава у Вальдамара никакими другими данными не подкрепляется, но вероятность ее весьма велика. Г. Джоунз полагает, что мы можем верить в то, что, находясь на Руси, Олав не сидел без дела. Благодаря своему темпераменту, воспитанию и стремлению к славе он должен был участвовать в многочисленных войнах Владимира против славян, поляков, булгар и печенегов (Jones 1968а. Р. 17–18). Это с одной стороны. С другой, из русских источников мы знаем варягов именно в качестве наемников – норманнского корпуса, который некоторое время постоянно служил князьям (Подробнее см.: Джаксон 1991а. С. 155–158.) В частности, и Владимир Святославич, готовясь к борьбе с Ярополком, «бкжа за море» и вернулся оттуда «съ Варлги» (Лавр. Стб. 75).

У Одда этот мотив вырастает в цветистый рассказ, наполненный дополнительными деталями и подробностями и, вне всякого сомнения, направленный на возвеличение юного конунга (о стереотипе изображения скандинавского конунга на Руси см.: Джаксон 19786). Здесь и почет и слава от князя и княгини; и предводительство в дружине, добывающей честь конунгу; и победа над недругами; и возвращение конунгу отвоеванных у него ранее земель; и покорение иноземных народов; и сокровища в качестве военной добычи. И все это относится к двенадцатилетнему мальчику.

Э. Гордон считает, что Олав в 12 лет вполне мог предпринять викингский поход, ибо так поступали, согласно сагам, и другие юные конунги (Gordon 1938. S. 90). Я, напротив, склонна видеть в этом рассказе следование стереотипу. А. Бугге, на которого здесь ссылается Гордон, тоже не отрицает того, что двенадцатилетний конунг мог возглавлять дружину князя, но полагает, что снарядить корабль в таком юном возрасте Олав мог только с помощью князя (Bugge 1910. S. 6). Уверенность Бугге зиждется на строфе скальда Халльфреда об Олаве, но не той, которая составляет мотив 9, а другой – о которой речь пойдет несколько ниже в этом комментарии.

Автор «Красивой кожи» в двух фразах сообщает, что Вальдамар сделал Олава хёвдингом над теми воинами, которые охраняли земли конунга, и что Олав увеличил государство гардских людей.

Снорри, вслед за «Красивой кожей», говорит о возглавляемом Олавом отряде, который должен был охранять страну (а не приносить честь конунгу, как у Одда), но не решается повторить, что стараниями Олава увеличилось государство Вальдамара. У Одда Снорри заимствует лишь собственный отряд Олава, который тот содержал на средства, выплачиваемые Вальдамаром. Из всех воинских подвигов Олава Снорри отмечает лишь то, что у того было несколько сражений и он умело управлял войском.

Из другой главы Одда (?TOdd А, к. 9) заимствует Снорри дополнительную тему – зависть людей к О лаву и попытку настроить конунга против него. (Отсюда логически вытекает отъезд Олава из Гардарики – мотив 8.) Наговаривая на Олава, согласно Снорри, люди обращали внимание конунга на отношения Олава с княгиней: «И не знаем мы, о чем они с княгиней постоянно разговаривают». Тут-то и следует у Снорри, видимо, долженствующий объяснить отношения княгини с Олавом текст о собственной дружине княгини. Здесь мы имеем пересечение с мотивом 4, где уже фигурировал находящийся во дворе у княгини отряд людей в полном вооружении (подробнее см. комм, к мотиву 4). Г. Джоунз предупреждает, что мы не должны верить в особые отношения Олава с иностранной королевой – это общее место в сагах (Jones 1968а. Р. 17).

В «Большой саге» контаминированы версии Одда и Снорри: превозносится двенадцатилетний конунг и сообщается о дружине княгини. Е. А. Рыдзевская отмечает, что «все это описано в весьма общих и неопределенных выражениях, безо всяких конкретных данных», каковых, по-видимому, в древнескандинавской литературе относительно жизни Олава на Руси и не имелось (Архив ИИМК. Ф. 39. № 19. Л. 16).

{i} H?f?ingi (хёвдинг) – предводитель. Таким же предводителем над дружиной князя оказывается, согласно «Кругу земному», Харальд Сигурдарсон при конунге Ярицлейве (Ярославе Мудром). Чаще, однако, источники (и саги, и летописи) говорят о том, что вплоть до XI в. русские князья нанимали к себе на службу дружины викингов, заключая с их предводителями «своего рода коллективный договор» (Мельникова, Петрухин, Пушкина 1984. С. 62).

{ii} Аналогичную услугу и в сходных выражениях О лав позднее предложит королеве Гейре (?TOdd А, к. 11).

(in} хочу я положиться в этом на ваше счастье и твою собственную удачу (?TOdd А). – Две различные формы обращения к конунгу в этих словах Олава – на «Вы» и на «ты» – привели к расхождениям в переводах. Так же, как здесь, переведена эта фраза на английский язык Т. М. Андерссоном (2003. Р. 48). М. Риндал при переводе саги на норвежский язык принимает ??ns за ошибку писца и предлагает свою конъектуру: mins; в результате получается, что Олав готов положиться на счастье конунга, но на свою собственную удачу (1977. S. 36).

{iv} паруса на их кораблях были из драгоценных материй (?TOdd А). – Т. М. Андерссон (Andersson 2003. Р. 139) отмечает, что драгоценные паруса фигурируют, например, в описании корабля Харальда Сурового Правителя, на котором он возвращался в Норвегию из Константинополя через Русь (Msk 55), либо в рассказе о плавании Сигурда Крестоносца из Палестины в Константинополь (Codex Frisianus. Bis. 286).

(v} В этом месте в рукописях AM45fol («Codex Frisianus», ок. 1300 или ок. 1325 г.) и AM 761 b 4°х (ок. 1700 г.) в текст «Саги об Олаве Трюггвасоне» по «Кругу земному» вставлена следующая строфа (см.: Codex Frisianus. Bis. 109; цитирую по:

http://www.skaldic.arts.usyd.edu.au/db.php?if=default&table=verses&id=3148&val= просмотрено 08.11.09):

Tolf vas elds at aldri
?setrs hati vetra,
hraustr ??s herskip glaesti
Hor?a vinr ?r G?r?um;
hl??u Ham?is klae?um
hj?rva gn?s ok sk?jum
hilmis menn sem hj?lmum
hl?rvigg, en m?l st?ri.

«Щедрому хёвдингу было двенадцать лет, когда он, отважный друг хордов, снарядил великолепный боевой корабль из Гардов. Люди конунга нагрузили корабль кольчугами, и щитами, и шлемами; и вращались штурвалы». Прозаический и поэтический текст находятся в явном несоответствии: если в саге идет речь об участии Олава Трюггвасона в защите владений конунга Вальдимара, то в висе – об отъезде с Руси некоего «отважного друга хордов». Скальдический текст противоречит не только своему ближайшему контексту, но и в целом истории Олава Трюггвасона, как она известна из целого ряда скандинавских источников, включая стихи скальдов – современников этого конунга. Дело в том, что 12-летний Олав не покидал Руси (он сделал это значительно позже); напротив, другой конунг – Магнус, сын Олава Святого, – отправился на родину приблизительно в том же юном возрасте, и Арнор Скальд Ярлов, описавший это событие, назвал Магнуса «отважным другом хордов»: «Vasat ellifu allra / ormsetrs hati vetra, / hraustr ??s herskip glaesti/ Hgr?a vinr ?r G?r?um» (цит. no: Whaley 2009. Р. 207; см. полный текст и перевод в Главе 7, § 7.2, комм. 58–61).

Текст висы вводится словами: «Так говорит Халларстейн». Халлар-Стейн – это исландский скальд XII в. (Skj AI. 543–553; ВТ 525–535). Вопреки источнику, Финнур Йоунссон приписал эту вису Халльфреду Трудному Скальду (Ibidem. АТ 156; ВТ 148), современнику конунга Олава, сочинившему в 996 г. «Драпу об Олаве» (см. об этом скальде и его драпе ниже в комм, к мотиву 9). Вслед за Финнуром это повторили Я. де Фрис (de Vries 1964. S. 165) и О. Прицак (Pritsak 1981. Р. 272; Pritsak 1992. Р. 17–18). Полагаю, что данное мнение всё же ошибочно (см.: Джаксон 1991а. С. 103–104), в первую очередь, по причине противоречивости содержащейся в этой строфе информации, что заставляет думать, будто приведенная выше строфа принадлежит скальду, лишь понаслышке знавшему историю Олава Трюггвасона. Первое полустишие этой висы почти дословно совпадает (как можно видеть выше) с заключительным полустишием первой строфы поэмы Арнора Скальда Ярлов (исландского скальда, родившегося ок. 1012 г.), сочиненной им в 1047 г. на смерть конунга Магнуса Доброго (см. в Главе 7: § 7.2 и комм. 61), и вполне вероятно, что эти строки могли быть заимствованы Халлар-Стейном из поэмы Арнора, а не Арнором из поэмы Халльфреда. Халлар-Стейн известен обращением к чужим стихам: «Предполагается, что Халлар-Стейн заимствовал… структуру расщепленного стева у своего тезки, Стейна Хердисарсона, которому, как обычно считают, он в немалой степени мог быть обязан также содержанием созданного им стева» (Гуревич, Матюшина 2000. С. 380). Показательно также, что Снорри, цитирующий в «Круге земном» двадцать одну строфу Халльфреда и двадцать две строфы Арнора, ни разу не обращается к творчеству Халлар-Стейна (см. две его строфы в «Большой саге об Олаве Трюггвасоне» – в этой Главе, в § 5.5).

Б. Фидьестёль видел здесь перенос традиции, связанной с Магнусом Добрым, в рассказ об Олаве Трюггвасоне (Fidjestol 1982. S. 107). Д. Уэйли находит весомые аргументы в защиту первенства Арнора Скальда Ярлов в сочинении указанных строк, а значит, тем, кто их позаимствовал, не мог быть умерший за пять лет до рождения Арнора Халльфред и вполне мог быть, согласно указанию источника, Халлар-Стейн (Whaley 1998. Р. 183–184; Whaley 2009. Р. 208–209). Итак, я полагаю, что внесенная лишь в одну редакцию «Круга земного» ее переписчиком скальдическая строфа принадлежит Халлар-Стейну и исторической ценности как источник, подтверждающий пребывание Олава Трюггвасона на Руси, не представляет.

{vi} Так говорится в Рекстефъе… (ОТМ) – с этого места в «Большой саге» идет текст, отличный от «Круга земного». Автор добавляет строфу из «Рекстефьи» («Rekstefja») – поэмы исландского скальда XII в. Халлар-Стейна (см. о нем выше в (v}). Сочиненная больше чем через век после гибели Олава Трюггвасона, эта поэма не представляет исторической ценности, не служит подтверждением историчности информации тех фрагментов саг, в которых она до нас дошла (см. еще одну строфу в мотиве 11). Вероятно, сведения об Олаве почерпнуты скальдом XII в. из саг (устных, а возможно, и письменных) об этом конунге.

Мотив 7

Разговор Олава и Вальдамара о религиях


Источники:

?TOdd А (к. 9)

?TM (к. 57)

Мотив разговора Олава и Вальдамара о языческих богах самостоятельной ценности не представляет. Он подготавливает нас к тому, о чем речь пойдет ниже (см. мотив 11).

Е. А. Рыдзевская высказывает предположение, что возможным образцом для Одда послужили некоторые англо-саксонские предания из «Церковной истории народа англов» Беды Достопочтенного (VII в.), «где христианизация тех или иных отдельных областей Англии связывается с влиянием одного короля, христианина, на другого, язычника… Речи Осви о христианской и языческой вере и богах и Олафа – на ту же тему у Одда в редакции А его саги весьма сходны по содержанию, но сопоставление именно этих текстов, как таковых, сравнительно мало убедительно, так как они носят слишком явно характер общих мест, встречающихся очень часто, и совершенно независимо друг от друга, в литературе соответственного характера, как на Западе, так и на Востоке» (Рыдзевская 1935. С. 14–15). Боюсь, что гипотезу Рыдзевской принять трудно, ибо, как она отмечает сама, нет свидетельств знакомства Одда с сочинением Беды. Полагаю, что исследовательница справедливо указала на типологическое сходство общих мест в литературе соответствующего жанра, вне зависимости от места и времени ее создания.

{i} Никогда не испугаюсь я тех богов, что не имеют ни слуха, ни зрения, ни разума (?TOdd А); Никогда не испугаюсь я богов, которым ты поклоняешься, потому что у них нет ни речи, ни зрения, ни слуха, и у них нет никакого разума (?TM). – Очевидная библейская аллюзия (ср.: 1 Цар 12:21; 1 Пар 16:26; Пс 95:5; Нс 44:9-18; Иер 2:28, 10:5, 16:20; Mux 5:13; 1 Кор 8:4), нашедшая отражение в целом ряде древнескандинавских агиографических сочинений (см.: Andersson 1988. Р. 276). Ср.: мотив 11, комм. {vi}.

Мотив 8

Отъезд Олава из Гардарики


Источники:

HN (с. XVII. 11–14)

?TOdd А (к. 9)

?THkr(к. 21)

?TM (к. 58)

В «Истории Норвегии» специального акцента на отъезде Олава из Русции не делается: просто рассказывается о его пиратской деятельности на Балтике и в Британии.

Отъезд Олава из Гардарики представлен в саге Одда как случайность: когда он, проведя лето в Аустрвеге, замыслил вернуться домой в Гарды, ему помешал сильный встречный ветер, и потому он повернул к Виндланду.

Как отметил Г. Сторм, Снорри позаимствовал у Одда рассказ о том, что к Олаву стали плохо относиться (см. мотив 6) и потому он не захотел дольше оставаться на Руси (Storm 1873. S. 136). Согласно «Кругу земному», Олав сознательно отправляется в Эйстрасальт (Балтийское море) и к Боргундархольму (о. Борнхольм).

«Большая сага» следует за Снорри, добавляя в повествование одну деталь – описание кораблей Олава.

Мотив 9

Виса Халльфреда об Олаве в Гардах


Источники:

?TOdd А (к. 82)

Fask (к. 23)

?THkr (к. 22)

?TM (к. 58)

Халльфред Оттарссон Трудный Скальд (Hallfre?r vandroe?ask?ld ?ttarsson) – исландский скальд (ок. 967-1007 гг.), о котором существует отдельная сага. О том, как скальд получил свое прозвище, известно из гл. 40 «Красивой кожи». О том же говорит и Снорри Стурлусон в гл. 83 «Саги об Олаве Трюггвасоне» и завершает главу такими словами: «Из стихов Халльфреда мы берем то верное и правдивое, что в них есть о конунге Олаве сыне Трюггви» (КЗ. С. 149). Сохранилось много стихов Халльфреда (отдельные строфы и фрагменты драп). «Драпа об Олаве» («?l?fsdr?pa») сочинена в 996 г. Любопытно, что Халльфред знаменит своим прославлением конунга Олава, но вместе с тем он сочинял стихи и о его противниках – норвежских ярлах Хаконе и Эйрике (см.: Finlay 2004. Р. 112, note 278).

Э. Гордон отмечает, что строфы скальда Халльфреда об Олаве – единственный источник, восходящий ко времени жизни Олава (Gordon 1938. S. 94). Строфа из этой драпы, упоминающая Гарды, – единственное основание для того, чтобы не ставить под сомнение факт пребывания Олава на Руси. В то же время подробности русских лет Олава по праву принимаются исследователями лишь после тщательной проверки источникового материала.

В AM 310 4° строфы Халльфреда приводятся в одной из дополнительных глав; все шесть строф «вплетены» в повествование фразой о землях на юге и на западе, опустошенных Олавом Трюггвасоном. В «Красивой коже», напротив, висы следуют за очень лаконичным рассказом о детстве и юности Олава на Руси, завершающимся словами о том, что Олав приобрел известность и на востоке, и на юге, и на западе. Здесь они выглядят вполне уместно, чего нельзя сказать о «Круге земном». В нем приведена лишь одна строфа, но, как справедливо отметил Л. М. Холландер, «эти строки вряд ли относятся к содержанию главы» (Hollander 1964. Р. 163. Ch. 22, note 4), поскольку о военных действиях на Борнхольме (Остров – H?lmr – принятое в древнескандинавских источниках сокращение от Borgundarh?lmr) речь идет в предыдущей главе, а о пребывании Олава на Руси – еще раньше. В «Большой саге» виса непосредственно следует за рассказом об отъезде с Руси и о битве на Борнхольме.

{i} В рукописи AM 310 4° после заключительной (по содержанию) 78-й главы саги Одда помещены еще четыре дополнительные главы (79–82), в последней из которых и приводится виса Халльфреда об Олаве в Гардах. Исследователи склонны считать, что эти главы не принадлежат тексту Одда (Finnur J?nsson 1932а. S. xvii-xviii; Bjarni A?albjarnarson 1937. S. 55; Andersson 2003. P. 26).

(ii} Бурицлавом звали конунга в Виндланде (?THkr). Имя Бурицлав (Бурицлейв) встречается в ряде древнескандинавских источников. Оно происходит от славянского Болеслав. Но с 964 по 992, т. е. именно в те годы, когда там мог появиться Олав, польским князем, который правил в стране вендов (виндов саг), был Мешко L Вероятно, автор саги имел в виду его сына Болеслава или Болеслава Кривоустого. Бурислейв и три его дочери упоминаются в «Саге о Иомсвикингах» (гл. 15, 25).

{iii} Женитьба Олава на Гейре не зафиксирована ранней поэзией, а потому к этому известию следует относиться с сомнением (Turville-Petre 1951. Р. 133).

Мотив 10

Олав из Виндланда возвращается на Русь

Источники:

?TOdd А (к. 12)

?TOdd S (к. 8)

?TM (к. 75)

Мотив вторичного пребывания Олава на Руси, как принято считать, «лишен всякого исторического основания, стоит вне всякой определенной хронологии, заключает в себе ряд противоречий и совершенно не увязывается с общим ходом изложения ни у самого Одда, ни в распространенной редакции» (Рыдзевская 1935. С. 11).

С. Кросс называет повторное пребывание Олава на Руси «романтической контаминацией» (Cross 1931а. Р. 146).

У Снорри вместо возвращения на Русь из Виндланда (как у Одда) Олав отправляется на запад. Деятельность Олава на Британских островах лучше описана источниками, чем его пребывание на Балтике, – Халльфред Трудный Скальд говорит об этом периоде жизни Олава подробнее. Кроме того, в «Англо-Саксонской хронике» во главе викингского отряда во время битвы при Мэлдоне выступает Унлав (Unlaf), т. е., с большой вероятностью, Олав Трюггвасон (ASC, As. а. 993[991]; Е, F s. а. 994). Согласно английскому хронисту Флоренсу Вустерскому (ф 1118), Олав отправился назад на родину весной 995 г., и это вполне согласуется со сведениями скандинавских источников (см.: Turville-Petre 1951. Р. 133).

(i} Когда Олав Трюггвасон пробыл три года в Виндланде… (?TOdd А; ОТМ). Хронологические вехи жизни Олава Трюггвасона см. во Введении к настоящей Главе и в комм, к мотиву 18.

(ii} в Русию – iRusiam (?TOdd А); в Гарды – iGar?a (?TOdd S). А. Хольтсмарк отмечает, что в редакции А больше заметны следы латинского оригинала, и один из показателей – наличие в ней латинских имен, к тому же и склоняемых в соответствии с нормами латинского языка. Яркий пример – асе. sing. Rusiam (см.: Holtsmark 1974. S. 13–14).

Мотив 11

О сновидении конунга Олава. Крещение Руси


Источники:

?TOdd А (к. 13)

?TOdd S (к. 9)

?TM (к. 76, 77)

Создание мотива крещения Руси принадлежит монаху Одду. Автор «Большой саги» следует за Оддом, несколько дополняя его (в частности, вводя рассказ о тинге в Гардах по вопросу принятия христианства). Объективизирующая тенденция Снорри имеет своим следствием то, что наиболее невероятные детали крещения по Одду у Снорри опущены, как то: рассказы о prima signatio Олава в Греции, о его участии в крещении Руси, о его путешествии в Грецию или Сирию после битвы при Свёльде (Andersson 1977. Р. 146). Вместо истории Одда о поездке Олава в Грецию и о его возвращении с епископом Павлом на Русь Снорри сперва повествует о том, как Олав крестился сам, а затем сообщает, что скальды или письменные источники рассказывают о его великих делах, и при этом называет те земли, которые крестил Олав, – Руси среди них нет (Storm 1873. S. 137).

Отношение к этому известию саги Одда в историографии было самым различным. Так, скажем, Н. Баумгартен принимает, с оговорками, версию саги. Он не отрицает участия Олава в крещении Владимира, но и не находит данных для определения степени этого участия (Baumgarten 1931. Р. 33; Baumgarten 1932. 65–67). Его точку зрения разделяет М. Таубе (Taube 1947. Р. 49). А. Бугге полагает, что Олав не мог привезти из Греции епископа Павла и участвовать в крещении Руси, поскольку Владимир крестился в 988 г., когда Олав уже покинул Русь. Сновидение Олава Бугге считает легендой и сравнивает его с видением Иакова (Bugge 1910. S. 7). Е. А. Рыдзевская рассматривает вторую поездку Олава на Русь и его участие в крещении Руси как нечто совершенно апокрифическое (Рыдзевская 1978. С. 212, примеч. 190). И. П. Шаскольский считает, что версия саги, принятая некоторыми историками, «не выдерживает серьезной критики» (Шаскольский 1965. С. 45). Ее отвергают также А. Стендер-Петерсен (Stender-Petersen 1953. Р. 144–145), X. Пашкевич (Paszkiewicz 1954. Р. 44), Ф. Дворник (Dvomik 1956. Р. 206), Б. Я. Рамм (Рамм 1959. С. 41^42).

Совершенно справедливо Е. А. Рыдзевская считает возможным согласиться с выводом А. И. Лященко: с точки зрения крещения Руси этот мотив значения не имеет (Рыдзевская 1935. С. 20). Одд сделал Олава участником обращения Руси и посредником между Русью и Грецией в целях возвеличения своего героя. Описанное в саге участие Олава Трюггвасона в крещении Руси выглядит не более чем вымыслом монаха Одда, но вымыслом, вполне оправданным в свете той роли крестителя северной части мира (см.: Fidjestol 1993b; Fidjestol 1997. Р. 201–227), которая приписывается ему традицией (ср. комм, к мотиву 15).

Впрочем, в этом рассказе Одда содержится некоторая достойная внимания косвенная информация (см.: Jackson 1994). Прежде всего, из него следует, что Византия была известна в Скандинавии как центр восточного христианства и как исходная точка его распространения на Руси. Далее, как мы видим, принятие Русью христианства было связано в сознании автора саги, а значит и его аудитории, со временем Владимира Святославича. Кроме того, сага отмечает вполне определенную роль, которую в этом процессе играли скандинавы, что в целом неслучайно. «Варяги, несомненно, могли при случае принимать христианство в Византии и даже иметь в этом отношении некоторое влияние на тот слой древне-русского общества, с которым они были теснее всего связаны, т. е. на княжескую и военноторговую среду, но это влияние, по всей вероятности, было лишь второстепенным сопутствующим явлением в области связывавших их с Византией и Русью интересов, значительно более актуальных для них, чем вопросы религии» (Рыдзевская 1935. С. 20; ср.: Мельникова 1987). Наконец, совершенно очевидно, что «разница в религии скандинавов и народов Аустрвега представлялась средневековым исландцам незначительной» (Сверрир Якобссон 2010. С. 143; см. также: Sverrir Jakobsson 2005; Sverrir Jakobsson 2008).

Несмотря на то, что именно Одду принадлежит авторство мотива о крещении Олавом Руси и, значит, он мысленно причислял Русь к странам, крещенным Олавом, Русь отсутствует у Одда в перечне стран, обязанных Олаву своим крещением. В гл. 52 редакции А читаем: «И так говорится, что Олав крестил пять стран». Но ниже по тексту перечисляются шесть стран: «А вот названия тех стран, которые он крестил: Норвегия, Шетландские острова, Оркнейские острова, Фарерские острова, Исландия, Гренландия» (?TOdd. Bis. 154–155). О пяти странах также говорится (без именования их) в поэме XII в. «Перечень норвежских королей», восходящей к труду Сэмунда Мудрого (Skj BI. 578); у двух исландских скальдов второй половины XII в. – в поэме «Рекстефья» Халлар-Стейна (Skj BI. 527–528) и в анонимной «Драпе об Олаве», приписанной позднее Халльфреду Трудному Скальду (Skj BI. 570), – и это Исландия, Гренландия, Оркнейские острова, Шетландские острова и Норвегия; а также в «Обзоре саг о норвежских конунгах», известном, как полагают исследователи, переводчику Одда: «… крестил он пять стран: Норвегию и Исландию, и Шетландские острова, Оркнейские острова и пятыми – Фарерские острова…» (Agrip. Bis. 22). Как видим, пять стран, названных скальдами (Норвегия, Исландия, Шетландские острова, Оркнейские острова и Гренландия), отличаются на одну страну от тех пяти стран, которые названы в «Обзоре» (Норвегия, Исландия, Шетландские, Оркнейские и Фарерские острова), но в совокупности скальды и «Обзор» дают все те шесть наименований, которые мы находим у Одда. Мне представляется вероятным, что переводчик Одда соединил две дошедшие до него традиции (может быть, даже не утрудив себя пересчетом поименованных стран).

Вслед за Оддом шесть стран назвал автор «Красивой кожи»: речь здесь идет обо «всей Норвежской державе» (allt N?regsveldi) и пяти странах в придачу (Fask. Bis. 145). В «Саге об Олаве Трюггвасоне» по «Кругу земному» Снорри Стурлусон подробно рассказывает о крещении Олавом Норвегии, а также Исландии и Гренландии; а в его «Саге об Олаве Святом» мы читаем, как Олав Харальдссон расспрашивал знающих людей о соблюдении введенного до него христианства на Оркнейских, Шетландских и Фарерских островах (?F. XXVII. Bis. 74); т. е. «список» Снорри включает те же шесть стран (подробнее см.: Джаксон 2000в).

{i} Гардавельди (?TOdd А); Гардарики (?TOdd S); Гарды (?TM) – о соотношении этих обозначений Руси см. Этногеографический справочник.

(ii} Видению Олава, как и многим мотивам «Саги об Олаве Трюггвасоне», исследователями обнаружены разнообразные параллели. Так, Э. Гордон находит почти такое же видение в Библии – это явление Господа Савлу по пути в Дамаск (Деян 9, 3–7): «внезапно осиял его свет с неба; Он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: Савл, Савл! что ты гонишь Меня? Он сказал: кто Ты, Господи? […] И Господь сказал ему: встань и иди в город, и сказано будет тебе, что тебе надобно делать» (Gordon 1938. S. 42). Л. Лённрот полагает, что слова Господа, адресованные Олаву, имеют параллель в словах Г оспода, звучащих в биографии Карла Великого, принадлежащей Псевдо-Турпину (L?nnroth 1963. S. 86).

(iii} Гиркланд (?TOdd А); Грикланд (?TOdd S; ?TM) – Греция (Византия).

{iv} Бог избрал тебя для того, чтобы обратить к нему многие народы (?TOdd А; ?TOdd S); Бог тебя избрал для того, чтобы вести многие народы к нему (ОТМ). – В этих словах саги сформулировано отношение ее автора к Олаву Трюггвасону и та идея, которую монах Одд поставил своей целью донести до своего читателя, – идея богоизбранности Олава. Вот как начинается Пролог саги Одда: «Послушайте, христовы братья и отцы, как я заявляю перед Богом и всеми святыми, что я счастлив работать во славу самого благодетельного короля Олава Трюггвасона; истинно хотел бы я восславить его своими речами. Пусть вам также будет восславлен король Олав, который является источником вашего спасения и вашего крещения, и всей вашей дальнейшей жизни, – тезка святого короля Олава Харальдссона, который тогда создал и украсил христианство». Как справедливо отметил Л. Лённрот, перед монахом Оддом стояла нелегкая задача – ему требовалось объяснить тот факт, что самые ранние латинские источники (включая официальную церковную легенду о ев. Олаве) представляли Олава Харальдссона как единственного «апостола Севера», не оставляя места для Олава Трюггвасона. При этом исландцы были твердо убеждены, особенно после того как была написана знаменитая «Книга об исландцах» Ари Торгильссона, что их страна была обращена в христианство в 1000 году, т. е. во время правления Олава Трюггвасона, а не его знаменитого тезки. Одд так строит свое повествование, что у его читателей создается впечатление, что не только младший Олав, но и старший заслуживает почетного места в официальной истории скандинавского христианства. Очевидно, что это основная побудительная причина написания им книги, и тот факт, что он пишет на латыни, позволяет думать, что он пишет не только для исландской, но и для более широкой, международной аудитории. «Найденное Оддом решение этой проблемы блистательно… Олав Трюггвасон представлен предтечей, провозвестником младшего Олава – вторым Иоанном Крестителем» (Лённрот 2000. С. 211–215; см. также: L?nnroth 1963, Zernach 1998; Bagge 2006).

(v} prima signatio (?TOdd A; ?TOdd S; ?TM). – Об обряде оглашения, или «неполном крещении», см.: Sandholm 1965; Molland 1968; Арранц 1988; Мусин 1997; Успенский 2002, passim. В древнеисландском тексте используется конструкция с глаголом pr?msigna – «оглашать, принимать в разряд оглашенных»: «ос si?an var hann primsigna?r». Обратим внимание на указание А. В. Бусыгина, что исландский глагол восходит не к использованному нами в переводе латинскому выражению prima signatio (о чем говорит тот факт, что оно не зафиксировано в словарях средневековой латыни), а к старофранцузскому prinsegnier, prisegnier – «подать первое благословение», «крестить» (Бусыгин 2011. С. 64).

{vi} верить в тех богов, которые не могут оказать никакой помощи (?TOdd А); верить в ложных идолов, тех, что еще менее могут другим какую-либо пользу приносить (ОТМ). – О «беспомощных» языческих богах см.: L?nnroth 1963. S. 71; Andersson 1988. Р. 269–276.

{vii} подчинились ему (?TOdd S) – букв.: «дали ему знак победы».

{viii} епископ Палл (?TOdd S; ?TM). – Личность епископа не раз обсуждалась в литературе. Так, Н. М. Карамзин готов был «сию повесть» «отчасти согласить и с Несторовою, ежели под именем Павла будем разуметь того Греческого Философа, который, по известию нашего Летописца, изъяснял Владимиру Веру Христианскую» (Карамзин. Примеч. к т. I, гл. IX). А. И. Лященко принял мнение П. П. Вяземского (Вяземский 1893. С. 141), что Гуннлауг (а именно он тогда считался автором «Большой саги») знал русские летописи, но принял «учителя Павла» (т. е. апостола Павла) за епископа Павла (Лященко 1926а. С. 21).

{ix} пошла тогда великая слава об Олаве… не только в Гардавельди, но и по всей северной части мира (?TOdd А); пошла тогда великая слава об Олаве по всему Аустрвегу (?TOdd S). – Обе эти фразы (в редакциях А и S) следуют за рассказом о том, как Олав участвовал в крещении Руси, а заканчиваются утверждением, что слава об Олаве дошла до Норегсвельди. Упоминание северной части мира в редакции А выглядит избыточным добавлением переводчика. Об использовании топонима Аустрвег в ранних королевских сагах (и в частности в саге Одда) в качестве обозначения Руси (= Гардавельди) см. в Этногеографическом справочнике. О северной и восточной частях мира см. комм. 32 к «Саге об Инглингах» (Глава 1).

{x} Рассказ редакции S отличается полным отсутствием логики и повторами. Сначала, получив в Греции prima signatio, Олав договаривается с неким епископом, что тот отправится в Гардарики, дабы провозгласить там имя Божие, но приедет туда не раньше, чем Олав уговорит конунга и его людей не противиться крещению. Уговоры Олава, не являющегося еще полноценным христианином, приводят к тому, что конунг принимает крещение, а с ним и его друзья и хёвдинги. После этого Олав отправляется в Ирландию за хорошо обученными священниками, а из Греции приезжает, наконец, епископ Палл, который вновь крестит конунга и княгиню вместе со всем их народом.

(xi} Ymago mundi (ОТМ) – труд Гонория Августодунского «Образ мира» («Imago mundi», написан между 1110 и 1139 гг., вероятно, в Регенсбурге). Считается, что наряду с «Деяниями архиепископов Гамбургской церкви» Адама Бременского он мог служить моделью для анонимного автора «Истории Норвегии» (Mortensen 2003. Р. 17–20). Сочинение Гонория нередко цитировалось в памятниках древнескандинавской литературы: в норвежском переводе Библии «Stj?m», в «Саге о Кирьялаксе», «Саге об Эйреке Путешественнике» и «Саге о побратимах». Текст «Большой саги» в данном месте, однако, существенно отличается от текста названного в ней источника (см.: Springborg 1988).

(xii} во дни Оттона, того, который был третьим императором с этим именем (ОТМ). – Оттон III – немецкий король и император Священной Римской империи из рода Людольфингов, правивший в 983-1002 гг. Родился в 980 г. и наследовал своему отцу, Оттону II, в возрасте трех лет.

(xiii} Некоторые книги говорят, что император Оттон ходил со своим войском в Аустрвег и повсюду там привел народ к христианству, а с ним был Олав Трюггвасон (?TM). – Союз императора Оттона III и норвежского конунга Олава Трюггвасона «сложился» в рамках древнескандинавской литературы. Данное сообщение «Большой саги» о походе Оттона III, сопровождаемого Олавом Трюггвасоном, по Аустрвегу (т. е. по восточно-прибалтийским землям) с целью обращения язычников в христианство, нигде более не дублируется. Оно создано автором «Большой саги» и помещено рядом с четырьмя примерами из церковной истории, доказывающими, что Бог мог использовать некрещеных людей для проповеди христианства, чтобы – по меткому наблюдению Б. Фидьестёля (Fidjestol 1993b. S. 138; Fidjestol 1997. P. 206–207) – отмести два возможных возражения на невероятное утверждение Одда (репродуцированное и «Большой сагой»), будто Олав был «апостолом русских»: одно – хронологическое, второе – связанное с тем, что Олав в рассматриваемый момент сам не имел полного крещения (только prima signatio).

Помимо этого, в целом ряде саг присутствует – изрядно трансформированная по сравнению с источниками континентальными и датскими – история крещения Дании. Как следует из саг, в то время, когда в Дании конунгом был Харальд Гормссон (ок. 940–986), а Норвегией управлял его наместник ярл Хакон (975–994), в Саксланде (Германии) правил кейсар (император) Отто / Отта (Оттон), задумавший обратить данов в христианство. В сагах, в отличие от Адама Бременского, Хельмольда, Саксона Грамматика, «Последовательности и краткой истории королей Дании», «Лундских анналов» и «Рипских анналов», где поход Оттона представлен как месть за убийство его послов, это – крестовый поход и цель его – обращение данов. Однако не только цель похода Оттона меняется в изложении западноскандинавских источников, но и император Оттон, фигурирующий в них, это – совсем другой исторический персонаж.

От Видукинда до Саксона речь в источниках идет об Оттоне I (936–973). У Теодорика (Theodoricus) – об Оттоне по прозвищу Rufus («Красный»), сыне Оттона, прозываемого Pius («Благочестивый»), т. е. об Оттоне II (973–983). Часть саг тоже называет Оттона Красным (?tta hinn rau?i в саге монаха Одда и в «Саге о Иомсвикингах»; Ott? hinn rau?i в «Саге о Кнютлингах»). Согласно этим сагам, Оттон Красный был обязан своей победой над Харальдом Гормссоном участию в сражении Олава Трюггвасона, годы жизни которого ок. 965 – ок. 1000, так что подразумевается в сагах с большей вероятностью Оттон III (с меньшей – Оттон II), но никак не Оттон I.

«Красивая кожа» и «Круг земной» не упоминают прозвища императора, однако несложные арифметические подсчеты, основанные на том, что в войске Оттона находился Олав Трюггвасон, зять конунга Бурицлава из Виндланда, каковым он стал, согласно сагам, ок. 986 г., позволяют думать, что Снорри Стурлусон видел в кейсаре Отта Оттона III. «Большая сага» говорит, что это был (правивший 10 лет) Оттон Младший, сын Оттона Красного (правившего 9 лет), сына Оттона Великого (правившего 38 лет), сына Хенрика (правившего 17 лет), т. е. опять же Оттон III.

Итак, в исландско-норвежских источниках место Оттона I занимает Оттон II или Оттон III, что в общем для авторов саг не так уж и важно. Главная характеристика этого Оттона – то, что он современник Олава Трюггвасона: победу он завоевывает по совету Олава Трюггвасона и с Божьей помощью (подробнее см.: Джаксон 2003а).

(xiv} Включенная в «Большую сагу» виса Халларстейна исторической ценности не представляет (см. комм, к мотиву 6).

Мотив 12

Олав на Западе под именем гарде ко го купца


Источники:

?TOdd А (к. 14)

?TOdd S (к. 10)

?THkr(k. 31)

?TM (к. 59, 78,91)

В «Обзоре» (гл. 7), «Круге земном» и «Большой саге» (гл. 78) известие о том, что после отъезда из Руси Олав не называл себя более своим именем, а звался Оли, включено в рассказ о его крещении на островах Сюллингах недалеко от побережья Англии. Это весьма примечательный рассказ. Он напоминает рассказ «Легендарной саги об Олаве Святом» о посещении Олавом отшельника в Англии, но оба они, что признано всеми исследователями, восходят к «Диалогам» папы Григория Великого, где рассказывается о том, как Тотила, король готов в Италии (ум. в 552 г.), проверял способности Святого Бенедикта, тоже послав сначала вместо себя другого человека. Важно отметить, что «Диалоги» были в числе первой иностранной литературы, переведенной на исландский язык, и сохранились в рукописи, восходящей к началу XIII в. Между рассказами о Тотиле и двух Олавах обнаруживаются большие лексические сходства (см.: Turville-Petre 1951. Р. 134–136; Jones 1968а. Р. 19).

М. Бережков (Бережков 1879. С. 52) написал, что Олав представился как купец из Новгорода «в земле вендов». За ним это повторили В. Т. Пашуто (Новосельцев, Пашуто 1967. С. 88), В. М. Потин (Потин 1968. С. 77) и Ф. Б. Успенский (Успенский 2002. С. 361–362), полагая на этом основании, что «новгородский купец не был редким явлением в Вендской земле» (Бережков 1879. С. 52). В саге этого буквального утверждения нет; лишь в «Большой саге» (гл. 59) Олав, стремясь скрыть свое настоящее имя, называет себя «Оли гардским» (ОН еп gir?zki; варианты: gerzski, girzki, girzski) и говорит, «что он купец», но о новгородской торговле речь все же не идет.

{i} ?li (?TOdd А, ?TOdd S). Как полагает Л. Лённрот, псевдоним АН, используемый Олавом, вероятно образован от кеннинга Ala ?l, обозначающего битву, сражение, где ?H – имя морского конунга (L?nnroth 1963. S. 89).

{ii} gerzkr – «гардский». Прозвище образовано от наименования Руси Gar?ar – «Гарды». В гл. 66 «Саги об Олаве Святом» по «Кругу земному» фигурирует некий Гудлейк, который «часто плавал на восток в Гардарики и был по этой причине прозван Гудлейк Гардский» (см. Главу 6, § 6.5); в «Саге о людях из Лососьей Долины» встречается Гилли Гардский, которого «называли самым богатым из торговых людей» (Исландские саги 1956. С. 269). Ф. Б. Успенский (2002. С. 306) цитирует любопытное наблюдение А. В. Назаренко: «Употребление этнонима в качестве terminus technicus для обозначения купцов, торгующих в той или иной стране, обычно во все времена и у всех народов. В одном кельнском памятнике XVI в. прямо сказано, что «купцы и наемные солдаты» получают прозвища согласно названиям обитателей «тех мест и стран, где они чаще всего торгуют и бывают»» (Назаренко 19846. С. 96).

Мотив 13

О предательстве ярла Хакона


Источники:

Theodoricus (с. VII)

?TOdd А (к. 19)

?TOdd S (к. 13)

?THkr (к. 46)

?TM (к. 93)

Коварство правителя Норвегии ярла Хакона (975–994) заключается в том, что он хочет заманить Олава Трюггвасона в Норвегию ложным известием о своей собственной смерти и, вероятно, затем убить его. У А. Бугге вероятность такого замысла и его целесообразность вызвали серьезные сомнения (Bugge 1910. S. 16). П. А Мунк обратил внимание на то, что, согласно Одду, Торир был послан на восток в Гарды, хотя до этого никакого упоминания в саге о возвращении Олава на Русь нет (Munch 1853. S. 87). Отметив то же место в саге, С. Ларсен высказал удивление по тому поводу, что, будучи посланным в Гарды, Олав плывет со своими спутниками первоначально в Энгланд и лишь оттуда, узнав, что Олав отправился в Гардарики, плывет вслед за ним (Larsen 1932. S. 34–35). Ясно, что Одд сам до конца не разобрался в описываемой им ситуации. Снорри Стурлусон в «Круге земном» исправляет Одда: согласно скальдам, Олав вернулся с запада, и Снорри заменяет Гардарики на Ирланд, со всеми вытекающими отсюда изменениями (см.: Storm 1873. S. 141). Кстати, и Теодорик Монах, рассказывая о коварном замысле ярла Хакона, сообщает, что ярлу стало известно, что «в Англии находился Олав, сын Трюггви…» (Theodoricus, с. VII).

Вероятно, сага Одда имеется в виду, когда в «Саге о крещении» (вторая половина XIII в.) говорится: «Конунг Олав отправился из Ирланд а и на восток в Хольмгард, а из Хольмгарда – в Норег, как написано в саге о нем…» (Kristni. s. 16).

{i} Т. М. Андерссон полагает, что этот фрагмент, как и еще ряд мест, напоминает историю Магнуса Доброго, – Магнус тоже был возвращен на родину из Руси, чтобы затем занять норвежский трон (Andersson 2003. Р. 141). Впрочем, стоит подчеркнуть, что за Магнусом едут лендрманны Трёндалёга, недовольные датским правлением и к тому же раскаивающиеся в том, что предали его отца – Олава Харальдссона (см. гл. 7), а люди, отправленные к Олаву Трюггвасону, разыскивают его в связи с предательским замыслом правителя Норвегии ярла Хакона.

{ii} в Нордлёнд (?TOdd А) – «в северных землях» – то же, что в северной части мира. См. комм. 32 к «Саге об Инглингах» (Глава 1).

(iii} Пещеры Тъяльви – М. Риндал отмечает (1977. S. 158), что раскрывает этот топоним только Теодорик Монах, помещающий эти пещеры рядом с мысом Агданес.

{iv} В «Круге земном» упомянут псевдоним Олава АН (см. о нем {i} в комм, к мотиву 12), а в «Большой саге» – сокращение от имени Ol?fr – ОН (ср. выше: комм, к мотиву 12).

{v} Али называл себя сардским по рождению (?THkr); Оли называл себя сардским по рождению (ОТМ). Объяснение того, почему Олав, назвавшись псевдонимом Оли / Али, также выдавал себя за выходца из Древней Руси, дал еще Снорри, за которым это дословно повторил составитель «Большой саги». Согласно Снорри, для противника О лава, ярла Хакона, такой «маскарад» не стал загадкой: «ярл знал, что у Трюггви Олавссона был сын, который уехал на восток в Гардарики и воспитывался там у конунга Вальдимара, и звали его Олав». Боюсь, что современный «уровень прочтения, в соответствии с которым за этнической самоидентификацией Оли скрывается недоступное для ярла Хакона указание на факт обращения (Олава. – Т. Д.) в Византии, а псевдокупеческое прозвище Олава как бы дополнительно свидетельствует о его проповеднической деятельности на Руси» (Успенский 2002. С. 317), неоправданно усложнен.

Мотив 14

Висивальд, конунг из Аустрвега


Источники:

?TOdd А (к. 32)

?THkr (к. 43)

?HLeg (к. 5)

?Hperg2 (к. 16)

?HFlat (II. 4–5)

Мотив о Висивальде, конунге из Аустрвега / Аустрвегов, сожженном Сигрид Гордой одновременно с Харальдом Гренландцем (убитым, согласно исландским анналам, в 994/995 г.), встречается не только в «Саге об Олаве Трюггвасоне» у монаха Одда и по «Кругу земному». Аналогичное известие находим в «Легендарной саге об Олаве Святом» (см. Главу 6, § 6.3) и в «Отдельной саге об Олаве Святом» по Holm perg 2 4° (§ 6.5.2) и по «Книге с Плоского острова» (§ 6.6). Пытаясь выяснить, какая из ранних королевских саг может считаться первой «полноформатной» («in the generally accepted sense of a long narrative») сагой – «Сага об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда либо «Древнейшая / Легендарная сага об Олаве Святом», – Т. М. Андерссон анализирует в качестве одного из основных свидетельств эпизод расправы Сигрид Гордой над своими незадачливыми женихами и отдает пальму первенства саге монаха Одда: по его мнению, автор «Древнейшей саги» имел в своем распоряжении исландский перевод саги монаха Одда (Andersson 2004а).

Имя Вис(с)ивальд / Вис(с)авальд восходит к русскому Всеволод (Bjami A?albjarnarson 1941. Bis. 288, not 1). Исследователи не пришли к общему мнению относительно того, какой русский князь скрывается под этим именем. А. Е. Пресняков принимает версию, предложенную Ф. А. Брауном в докладе на заседании Археологического общества, что в Виссивальде, погибшем на скандинавском севере в 995 г., следует видеть сидевшего во Владимире Волынском Всеволода: возможно, «что и он ушел за море в Варягы вследствие разрыва с отцом» (Пресняков 1909. С. 31). Впрочем, в более поздней работе (Braun 1924. S. 160–161) Браун оговаривается, что отождествление Висивальд а с Всеволодом Владимировичем противоречит хронологии саг, поскольку, согласно летописи, этот последний мог родиться ок. 980 г., а в 995, в соответствии с устанавливаемой для саг хронологией, он, приехав в качестве жениха, уже сожжен заносчивой шведской королевой.

Если верны подсчеты Н. М. Карамзина, то ситуация со сватовством Всеволода к Сигрид еще более осложняется. Карамзин пишет: «Далин считает сего князя Всеволодом, сыном Владимира, изгнанным из России войною междоусобною, и без всякого хронологического соображения пишет, что жестокая Сигрида не хотела ни в чем уступить славной Ольге, которая управляла тогда Россиею. Ежели Сигрида в 981 вышла замуж, как он говорит, то по смерти Владимировой – то есть, когда Всеволод мог приехать в Швецию – сей красавице было по крайней мере лет 50» (Карамзин 1842. Примеч. 32 к т. II, гл. II).

Е. А. Рыдзевская, принимая эти хронологические оговорки, соглашается, что «очень возможно, что это и не сын Владимира, а какой-то одноименный с ним русский князь, оставшийся неизвестным в летописи». По мнению исследовательницы, здесь важно то, что этот неидентифицируемый русский князь представляет некий «русский элемент в рассказе саги» и тем самым «устанавливает связь между этим рассказом и сходным летописным преданием об Ольге в смысле возможного занесения этого последнего в Швецию» (Рыдзевская 1978. С. 198–199). На известное сходство между этим мотивом в саге и летописным преданием о древлянских послах, сватах князя Мала, указывал и А. И. Лященко (Лященко 1926а. С. 21). Я бы не стала настаивать на занесении русского предания в Швецию. Скорее, здесь следует видеть (отмечаемую самой Рыдзевской) общность сказаний и легенд, возникшую вследствие общего стадиального развития славян и скандинавов эпохи викингов.

{i} А конунг [Эйрик Победоносный] потом взял в жены дочь ярла Хакона. – Т. М. Андерссон (Andersson 2003. Р. 143) подчеркивает, что об этом браке говорится также во вводной части «Саги об Ингваре Путешественнике», которая, с большой вероятностью, принадлежит перу того же монаха Одда (см.: Hofmann 1981; Hofmann 1984; ср. сомнения в авторстве Одда: Глазырина 2002. С. 41).

(ii} Харальд Гренландец – сын Гудрёда, сына Бьёрна Купца, сына Харальда Прекрасноволосого, прозванный Гренландцем, поскольку воспитывался у лендрманна Хрои Белого в Гренланде (см.: КЗ. С. 94), отец Олава Святого.

{iii} О топониме Аустрвег (Austrvegr) см. Этногеографический справочник. Здесь топоним используется применительно к Швеции, а не к восточным (по отношению к Скандинавии) землям за Балтийским морем.

{iv} Число претендентов на руку королевы Сигрид в «Пряди о Харальде Гренландце» значительно больше, чем во всех остальных версиях этой истории.

{v} В «Пряди о Харальде Гренландце» Висивальд назван «конунгом Гардов» (Gardakonungr).

Мотив 15

Олав после битвы при Свёльде зимует в Альдейгьюборге


Источник:

?TOdd U (к. 78)

Мотив посещения Олавом Альдейгьюборга после битвы при Свёльде присутствует только в редакции U саги монаха Одда. Две другие редакции саги (?TOdd А, к. 78; ?TOdd S, к. 65) также повествуют о жизни Олава Трюггвасона после битвы при Свёльде, но поездка на Русь и в Ладогу им неизвестна. Вероятно, детали этого рассказа о странствиях Олава принадлежат создателю редакции U.

Описанные здесь события – что совершенно очевидно – не относятся к числу исторических фактов. Перед нами «вариант довольно распространенной средневековой легенды о герое, который не умер и не погиб в роковом для него бою, а скрылся или спасся; его с тех пор видели, и он рано или поздно вернется» (Рыдзевская 1945. С. 57). Однако, хотя описываемые в легендах события «относятся к области фантазии, сам по себе рассказ – реальное событие, он возник в определенный исторический момент и является продуктом определенной социальной и политической, культурно– или духовно-исторической обстановки, другими словами, его следует рассматривать как исторический факт, а возможно даже и как исторически действенный фактор» (Мюллер 1974. С. 48). Впрочем, реальностью дошедшего до нас текста как явления своего времени не исчерпывается его значение: в любом, даже самом фантастическом материале, может быть выявлена косвенная информация, оказывающаяся неосознанным отражением существующих в обществе фоновых знаний или представлений.

Слухи о том, что Олав не погиб, а спасся, начали циркулировать сразу после битвы при Свёльде (1000 г.) и нашли отражение в «Поминальной драпе об Олаве Трюггвасоне» Халльфреда Трудного Скальда, датируемой 1001 годом (Skj AI. 159), хотя скальд и высказал свое недоверие к этим слухам (см. ниже). В конце XII в., раньше чем возникла сага монаха Одда, этого сюжета коснулись Теодорик, утверждавший, что «некоторые говорят, будто король спасся тогда на лодке и объехал чужеземные страны (exteras regiones) ради спасения своей души» (Theodoricus, с. XIV), и автор «Обзора саг о норвежских конунгах», заканчивающий рассказ о битве при Свёльде ссылкой на существующее мнение, что Олав не погиб, а ушел в монастырь ? J?rsalalandi «в Палестине» (Agrip, к. 20). Рассказ о жизни Олава после битвы при Свёльде начинается в редакциях А и S саги монаха Одда с признания того факта, что некоторые люди считают эту историю сомнительной, «но я тем не менее уверен, – пишет Одд, – что это правда, что он остался в живых после битвы и посвятил себя Богу» (?TOdd. Bis. 242). Автор редакции U в качестве гаранта достоверности своего рассказа упоминает «скальда Соти» (см. ниже). Снорри Стурлусон, в отличие от Одда, проявляет обычную для себя осторожность в формулировках: «Как бы там ни было, конунг Олав сын Трюггви так и не вернулся к власти в Норвегии», – а также ссылается на мнение Халльфреда Трудного Скальда, приводя тут же строфу из его «Поминальной драпы»: «Дуб побоищ добрый / Твердил, будто родич / Трюггви смог от смерти / Уйти, всевластитель. / Только я не внемлю / Той молве, что Олав / Жив еще и тщетной / Не тешусь надеждой» (КЗ. С. 166).

Маршрут Олава, описанный в редакции U исландского перевода саги монаха Одда – пеший переход от Рейна в Рим, а далее в Ладогу и Иерусалим, – представляется по меньшей мере странным. Е. А. Рыдзевская, однако, считает упоминание Ладоги чертой исторической действительности. По ее мнению, «тот, кто это сделал, во всяком случае, отдавал себе отчет в значении Ладоги на великом водном пути, который вел на юг. Что это вставлено в рассказ о паломничестве Олафа в Палестину, легко объясняется тем, что скандинавы долго ездили туда через Русь и Византию, днепровско-черноморским путем, добираясь до Днепра по Волхову и Ловати или по Западной Двине. Летняя поездка на Русь с остановкой в Ладоге сильно отзывается историчностью, подлинной обстановкой поездок эпохи викингов» (Рыдзевская 1945. С. 58).

Анализ отразившейся в сагах и географических сочинениях скандинавской картины мира (Джаксон 2007а. С. 337–353) демонстрирует, что для XII века в ней на равных правах присутствуют три основных маршрута из Скандинавии в Рим, Константинополь и Иерусалим – «Западный» морской путь, различные варианты сухопутного центральноевропейского маршрута и «Восточный» путь по рекам Восточной Европы, – в то время как для XI века зафиксирован только последний из них (речной), а для XIII века, напротив, только континентальный (сухопутный).

Нередко, в рассказах о более раннем времени, но при отсутствии более ранних свидетельств, авторы XII и XIII веков сами конструируют маршрут, скорее всего, руководствуясь господствующими в обществе представлениями.

Яркую параллель скандинавскому материалу мы находим во включенном в «Повесть временных лет» «Хождении апостола Андрея». Его «кольцевой» маршрут от Синопа до Синопа Л. Мюллер весьма удачно объясняет «географическими представлениями о двух путях в Рим». Он подчеркивает, что в Киевской Руси знали, «что имелось два пути, по которым из Киева можно было водным путем добраться до Рима: вниз по Днепру через Черное море и Константинополь и вверх по Днепру до Волхова с преодолением небольшого участка пути волоком и далее по Балтийскому морю. При описании этих двух путей в Рим летописец и вставляет в свое повествование Сказание об Андрее, как бы в подтверждение того, что некогда кто-то воспользовался этим длинным северным путем». Еще один важный момент, отмечаемый исследователем, тот, что «представления о расстояниях были довольно смутные». Киевлянину, решившему «отправить» Андрея в Рим и «знавшему о двух путях в Рим, но имевшему туманное представление об истинных расстояниях, могло показаться возможным, что апостол изберет северный путь, который так подробно был описан летописцем (имевшим, очевидно, также смутное представление о расстояниях)» (Мюллер 1974. С. 59–60). Так же обстоит дело и с «Сагой об Олаве Трюггвасоне» монаха Одда: пытаясь объяснить присутствие Ладоги в передвижениях конунга после битвы при Свёльде, мы можем утверждать, что имеем дело с отразившейся здесь скандинавской картиной мира XII века, в которой, при недостаточном знакомстве с реальными расстояниями, были зафиксированы представления о наличии многочисленных и разнообразных путей в Рим, Константинополь и Святую Землю. Один из этих путей, – речной – был, вне всякого сомнения, связан с Ладогой.

{i} Скальд Соти. – Только в редакции U упоминается скальд Соти (?TOdd. Bis. 256, 259). С. Ларсен предположил, что немногим раньше 1050 г. скальд Соти сочинил сагу об Олаве (Larsen 1932. S. 22). Он считает, что, упоминая «скальда Соти», Одд называет истинного автора саги. У него не вызывает сомнения, что «скальд Соти» – это псевдоним, а под еще одним псевдонимом – «священник Руфус» (?TOdd. Bis. 144) – скрывается автор еще одного жизнеописания Олава Трюггвасона, и именно к их двум сагам, полагает Ларсен, восходит сага Одда (Larsen 1932. 38–39). См. об этой гипотезе: Bjami A?albjarnarson 1937. S. 84, n. 1. Бьярни Адальбьярнарсон подчеркнул, что ни один источник не упоминает в Исландии священника по имени Руфус и что, скорее всего, его появление – результат ошибки перевода: вероятно, за этим именем стоит латинское слово ruphus – «красный, рыжий» (Ibidem. S. 68). Л. Лённрот тоже склонен считать, что у Одда было больше авторитетов, чем только Халльфред (а он назван во всех трех списках), и не важно, носил ли он имя Соти (L?nnroth 1963. S. 82). Кстати, как отметил издатель саги Финнур Йоунссон (Finnur J?nsson 1932а. S. XIX), такой скальд неизвестен. Дж. Книрк не без основания, на мой взгляд, назвал трактовку саги Ларсеном причудливой и эксцентричной (Knirk 1981. Р. 173, note 4).

(ii} после этой битвы… – Имеется в виду битва при Свёльде. В источниках единодушия относительно локализации топонима Svgldr нет. Если Адам Бременский (Adam. Lib. II. Cap. XL), «История Норвегии» (HN. XVII.39) и «Обзор» (Agrip, k. 20) помещают этот остров в проливе Эресунн, то Одд Сноррасон (?TOdd А, к. 65; ?TOdd S, к. 55), «Красивая кожа» (Fask, к. 24) и Снорри (?THkr, к. 99) – у вендских берегов, недалеко от Рюгена. Более того, в «Саге о Кнютлингах» это вообще не остров, а река (Knytl, к. 122), чему подтверждением может служить также виса Скули Торстейнссона (Skj AL 306). По мнению Бьярни Адальбьярнарсона, река была «превращена» в остров исландцами, не знакомыми с реальной топографией (Bjami A?albjarnarson 1941. Bis. cxxxv; подробнее см.: McDougall 1998. Р. 74–75; Andersson 2003. Р. 147).

(iii} Астрид – сестра королевы Гейры, жена ярла Сигвальди. «Астрид, жена ярла, была в большой дружбе с конунгом Олавом, по причине их прежнего свойствй, когда Олав конунг был женат на Гейре, ее сестре» (КЗ. С. 158).

{iv} Веллёнд (Vellgnd). – Т. М. Андерссон определяет этот загадочный топоним как «Валланд (Франция)?» (Andersson 2003. Р. 149: «Vellond [= Valland (France)?]»). Олавур Хальдорссон (?F. 2006. XXV. Bis. 365–374) отождествляет его с топонимом Вилыпиналанд (Villcinaland) «Саги о Тидреке Бернском», обозначающим славянские земли между Ростоком и Стральзундом (Paff 1959. Р. 216–221).

{v} Сигвальди – ярл Йомсборга, муж Астрид. В период подготовки Олава Трюггвасона к решающей битве и во время битвы при Свёльде ярл вел двойную игру (см.: КЗ. С. 158–165; см. о предательстве ярла Сигвальди в саге Одда: ?TOdd А, к. 65). В. Бэтке полагал, что образ ярла Сигвальди выстроен монахом Оддом по образу Иуды (Baetke 1973b), но есть вероятность, что раньше Одда это сделал скальд Стевнир, чью вису Одд приводит в своей саге (Andersson 2003. Р. 147). Л. Лённрот сравнил Сигвальди с центральным персонажем французской эпической поэмы «Песнь о Роланде» Ганелоном, предавшим своего пасынка (L?nnroth 1975b. Р. 43).

{vi} и говорил, что он норвежский купец. – Ср. мотив 12, где Олав Трюггвасон называет себя гардским купцом и скрывается под именм Али/Оли.

{vii} на восток. – Наречие austr «на восток» не является, что вполне очевидно, обозначением реального направления движения из Рима на Русь, в Ладогу. Оно может быть частью ставшего стереотипным еще в скальдических стихах сочетания austr i Gar да / austr ? G?r?um («на восток в Гарды» / «на востоке в Гардах»). Вероятнее, однако, что движение на Русь здесь изображено в характерных для древнескандинавской письменности принципах «дальней ориентации», не соответствующей показаниям компаса, а рассматривающей все земли и географические объекты к востоку от Норвегии как лежащие в восточной части мира и описывающей перемещения между ними как движение на восток (см.: Джаксон 19946; ср.: комм. 32 и 34 к «Саге об Инглингах» в Главе 1; комм. 37 к § 7.2 в Главе 7; комм. 5 к мотиву 1 в Главе 11; комм. 11 в Прилож. XIV).

{viii} Гарды (Gar?ar) – древнескандинавское обозначение Древней Руси. См. Этногеографический справочник.

{ix} Альдейгьюборг (Aldeigjuborg) – древнескандинавское обозначение (Старой) Ладоги. См. Этногеографический справочник.

{x} о конунге Олаве, которого по праву можно назвать апостолом норманнов. – Ф. Б. Успенский высказал предположение, что формула «апостол норманнов» «в саге Одда первоначально включала и русских», а Олав мог быть так назван «в том числе и благодаря успеху своего миссионерского предприятия при дворе князя Владимира» (Успенский 1999. С. 161). Последнее утверждение допустимо только в рамках текста «Саги об Олаве Трюггвасоне» (см. мотив 11 в настоящей Главе); за рамками этого текста оно, по меньшей мере, некорректно, ибо Русь, как известно, не принимала христианства по инициативе норвежского конунга (подробнее см.: Джаксон 2000в).

Т. М. Андерссон переводит Nor?menn как «норвежцы» (Andersson 2003. Р. 149), что у меня вызывает известные сомнения. Если обратиться к скандинавской латиноязычной традиции, и в частности к труду Теодорика Монаха, послужившему Одду одним из источников, можно обнаружить, что там этноним Northmanni – «норманны» употребляется в контексте, свидетельствующем о заимствовании из континентальной латиноязычной литературы: «Хуго, доброй памяти каноник Сен-Виктора в Париже, муж всесторонне образованный, так упоминает наш народ в своей хронике: Норманны (Northmanni), – говорит, – выйдя из Нижней Скифии (под ней он несомненно понимал Верхнюю, которую мы называем Швецией), приплыв на кораблях в Галлию и войдя по реке Сене, огнем и мечом все разорили. И Сигеберт, монах из Жамблу, в хронике своей так пишет: Норманны (Northmanni), – говорит, – свирепейший северный народ, приплыв в Галлию на боевых кораблях, вошли в реку Луару и дошли до Тура, опустошая все [на своем пути]. Таким образом, о наилучший из мужей, из этих [сообщений] очевидно, что и до времен Харальда (Прекрасноволосого. – Т. Д.) были в этой стране (т. е. в Норвегии. – Т. Д.) мужи, сильные в воинских делах…» (Theodoricus, prologus – перевод А. В. Подосинова). Приведенный текст с очевидностью указывает на то, что Northmanni Теодорика – это собирательное обозначение скандинавов, по крайней мере, норвежцев и шведов. Кстати сказать, применительно к датчанам и шведам Nordmanni выступают у Эйнхарда (перв. пол. IX в.), труд которого, в свою очередь, послужил Теодорику в качестве одного из основных источников (Einhard. XII, 3; XIV, 1). Ср. у Адама Бременского (около 1070 г.): «Эйнхард пишет: «Северный берег и все острова его (Балтийского моря. – Т. Д.) населяют даны и свеоны, которых у нас называют нортманнами»» (Adam. Eib. II. Cap. XIX).

Мотив 16

Торговая поездка Лодина в Эйстланд


Источники:

?THkr (к. 52)

?TM (к. 92)

Мотив торговой поездки Лодина в Эйстланд разработан Снорри Стурлусоном и почти дословно позаимствован у него составителем «Большой саги». В связи с общей недостоверностью рассказа о детстве Олава Трюггвасона, о его пленении викингами-эстами и пр., невелика и достоверность известия о нахождении королевы Астрид в эстонском плену и о выкупе ее Лодином. Интерес здесь представляют косвенные данные: соединение военного набега и мирной торговли (богатый и знатный норвежец увеличивает свои богатства то в торговых поездках, то в военных походах); присутствие на рынках Эйстланда норвежских купцов; сезонность рынка в Эйстланде; торговля рабами. Необходимость выяснения хронологии этих косвенных данных обсуждалась в литературе неоднократно. Отнесение событий и явлений ко времени, описываемому сагой, без предварительной проверки этого материала невозможно. В частности, информация о рабовладении в Эйстланде относится, скорее, к XIII, нежели к X в. (см. комм, к мотиву 2).

Мотив 17

Яр л Эйрик сжигает Альдейгьюборг


Источники:

Fask (к. 26)

?THkr (к. 90)

?TM (к. 243)

Эйрик, сын хладирского ярла Хакона, родился ок. 964 г. После гибели Хакона в битве с Олавом Трюггвасоном в 995 г. Эйрик вместе со Свейном, своим младшим братом, и другими родичами бежал в Швецию. Он входил в ту коалицию, которой в 1000 г. удалось победить Олава, а сам вернулся в Норвегию только после гибели этого последнего.

Н. М. Карамзин заключил, что Эйрик «четыре года воевал с Владимиром; наконец, уступив превосходству сил его, вышел из России» (Карамзин 1842. Т. I, гл. IX. Стб. 139).

Е. А. Рыдзевская, считавшая нападение ярла Эйрика на Приладожье очередным направленным на восток предприятием викинга, справедливо отметила неправдоподобие мотивировки «Красивой кожи», ибо «нет никаких оснований думать, что Эйрик мог видеть в русском князе союзника Олафа и тем самым – своего личного врага» (Рыдзевская 1945. С. 54). Исследовательница увидела в этом походе, как и в походе ярла Свейна, датируемом 1016 г., жажду добычи, «которая была нужна им для того, чтобы прокормиться с дружиной, пока они были на положении беглецов со своей родины» (Там же. С. 56).

Она совершенно справедливо подчеркнула, что рассказ «Красивой кожи» о нападении Эйрика на Альдейгьюборг недостаточно информативен, поскольку «термины, которыми обозначены места, подвергшиеся нападению, – borg, город, в значении укрепленного города, и kastali, от лат. castellum, отдельное укрепление, крепость, замок – довольно обычны в сагах, независимо от страны, где происходит действие» (Там же. С. 54). В рассказе «Круга земного» о Ладоге «различается обитаемая часть ее, обозначаемая термином sta?r, и крепость – borg, судя по сообщению о сожжении ее – деревянная. Как и где было расположено и то и другое, остается, к сожалению, неясным» (Там же. С. 55).

Если еще в 1941 г. Е. А. Рыдзевская была вынуждена констатировать, что раскопками «земляного городища в Старой Ладоге никаких следов пожара, которые можно было бы отнести за счет набега 997 г.», обнаружено не было (Там же. С. 55), то данные, полученные за последние десятилетия, говорят об обратном.

Так, раскопками на Варяжской улице (на левом берегу р. Ладожки) установлено, что «все постройки II основного горизонта» и многие из построек III «обнаруживают следы гибели в огне». Уточню, что порубочные даты бревен, использованных в постройках III горизонта, приходятся на 951–995 гг.; перекрывающий его II основной горизонт тоже сложился в пределах X в. По мнению В. П. Петренко, «одно из этих бедствий связано с набегом норвежского ярла Эйрика» (Петренко 1985. С. 91, 92, 115).

Та же картина наблюдается и на Земляном городище Ладоги, где «плохо сохранившийся ярус XI» (после 980 г.) «гибнет в пожаре», связываемом исследователями (предложившими новую стратиграфическую колонку Земляного городища Ладоги) «с набегом на Ладогу ярла Эйрика в 997 г.» (Мачинский, Кузьмин, Мачинская 1986. С. 166).

Мотив о ярле Эйрике строится с учетом поэмы скальда Эйольва. Эйольв Дадаскальд (d??ask?ld– букв.: «скальд подвигов, т. е. скальд, воспевающий подвиги») – исландец, скальд ярла Эйрика (годы правления 1000–1011), находившийся в его дружине, как полагают исследователи, не ранее чем с 1000 г. Поэма «Bandadr?pa» («Драпа богов») сочинена в честь ярла Эйрика ок. 1010 г. Сохранилось 9 строф этого произведения. Тем с большим основанием мы можем говорить о достоверности саговой информации о нападении ярла на Ладогу, что она подкрепляется известиями скальда, современника событий.

Кеннинги в висах. Богатый – «хёвдинг, правитель» (имеется в виду ярл Эйрик). Огонь битвы – «меч». Устрашающий людей – обращение к ярлу Эйрику. Щедрый на имущество воитель – ярл Эйрик. Все Сюслы – Адальсюсла и Эйсюсла (см. Этногеографический справочник).

В моем тексте – прозаический перевод скальдической висы. Блестящий образец поэтического перевода той же строфы, сохраняющего формальные особенности скальдического стиха, дала О. А. Смирницкая:

Прошел мечом землю
Вальдамара, смерти
Врагов обрекая
В побоищах, воин.
Твердо знаю, в Гардах
Повергатель ратей
Альдейгье погибель
Уготовил, стойкий

(КЗ. С. 153).

{i} в проливе Эйрарсунд, очистил он там четыре военных корабля от данов (Fask); разорил он всю Адальсюслу и Эйсюслу, и там захватил он у данов четыре викингских корабля (Hkr); очистил от людей четыре корабля данов (Hkr: Eyj?lfr d??ask?ld. «Bandadr?pa»). – При том, что оба прозаических рассказа о военных подвигах ярла Эйрика (в «Красивой коже» и в «Круге земном») основываются на поэме скальда Эйольва, победа Эйрика над четырьмя датскими кораблями приурочивается в них к различным территориям и к разному времени: в «Красивой коже» она предшествует сожжению Ладоги, и происходит битва в проливе Эресунн, в то время как, согласно Снорри, Эйрик отправляется после сожжения Ладоги в эстонские земли и в районе острова Сааремаа захватывает четыре датских корабля. На основании этих расхождений исследователи по-разному реконструируют тот порядок, в котором исходно располагались строфы в поэме скальда Эйольва. Б. Фидьестёль подчеркивает, что в своем нынешнем виде поэма «Bandadr?pa» имеет ряд лакун. Исследователь предполагает иной, нежели у Финнура Иоунссона, порядок строф, опираясь на изложение «Красивой кожи» (Fidjestol 1982. S. 1 Тб-177, 273). Надо подчеркнуть, что в скальдической строфе битва локализуется ? eyja sundi («в проливе»), т. е., надо понимать, в Эйрарсунде (Эресунне), как и сообщает автор «Красивой кожи» (см.: Zilmer 2010. С. 110).

{ii} Стаур (Staurr) – либо о. Фемарн (см.: Zilmer 2010. С. 109–110), либо местечко Ставер на этом острове (Jesch 2001. Р. 207; Finlay 2004. Р. 131, note 363).

(iii} на восток в Гардарики против Вальдамара Старого (?THkr). – То же прозвище у Вальдамара в «Красивой коже» (гл. 23, мотив 5)

Мотив 18

Хронологический обзор жизни Олава


Источники:

?TOdd А (к. 25)

?TOdd S (к. 16, 17)

?TM (к. 53, 56, 105, 190)

Мотив, связанный с хронологическими вехами жизни Олава Трюггвасона, представлен одним текстом в редакции А саги Одда, двумя текстами в редакции S и четырьмя фрагментами в «Большой саге». Ремарки хронологического содержания рассредоточены также по текстам «Истории Норвегии», «Обзора» и «Круга земного». Основные моменты жизни Олава можно свести к следующим:

1. Олав был рожден

– после убийства его отца (?TOddA, к. 25; ?TOdd S, к. 16; ?THkr, к. 1; ?TM, к. 105)

– за 3 года до убийства его отца (?grip, к. 17; Theodoricus, с. IV)

2. Олав провел у отца своей матери

– 1 год (?TOdd А, к. 25; ?TOdd S, к. 16; ?THkr, к. 1)

3. Олав провел у Хакона Старого

– 2 года (?TOdd А, к. 7, 25; ?TOdd S, к. 16; ?THkr, к. 6; ?TM, к. 46, 53) – Згода (?TOdd S, к. 6)

4. Когда Олав уехал от Хакона Старого,

– ему было 3 года (?TOdd А, к. 25; ?TOdd S, к. 16; ?THkr, к. 6; ?TM, к. 46, 53, 105)

5. Олав провел в эстонском плену

– 6 лет (?TOdd А, к. 7, 25; ?TOdd S, к. 6, 16; ?THkr, к. 6; ?TM, к. 46, 105)

6. Когда Сигурд выкупил Олава и привез его в Хольмгард / Гардарики,

– Олаву было 9 лет (?TOdd А, к. 8; ?THkr, к. 8; ?TM, к. 46, 56, 105, 190)

7. Олав в Хольмгарде убил своего обидчика,

– когда ему было 12 лет (HN, с. XVII, 9; ?grip, к. 18)

– когда ему было 9 лет (?TOdd А, к. 8)

8. Олав провел на востоке в Гардах

– 11 лет (?TOdd А, к. 25)

– 9 лет (?TOdd S, к. 16; ?THkr, к. 8; ?TM, к. 47, 105, 190)

9. Олав провел в Виндланде

– 3 года (?TOdd А, к. 25; ?TOdd S, к. 16; ?THkr, к. 29; ?TM, к. 75, 105)

10. Олав провел в Вестрлёнд

– 9 лет (?TOdd А, к. 25; ?TOdd S, к. 16)

– 4 года (?THkr, к. 30; ?TM, к. 105)

11. Когда Олав вернулся в Норвегию,

– ему было 22 года (по словам Ари – ?TOdd А, к. 25; по словам мудрых людей – ?TOdd S, к. 16)

– ему было 32 года (по словам мудрых людей – ?TOdd А, к. 25; по словам Ари – ?TOdd S, к. 16)


Как можно видеть, хронологическая сетка жизни Олава Трюггвасона не абсолютна для разных источников, да и внутри одного источника можно встретить противоречивые высказывания (см. пункт 3). Основные расхождения между источниками касаются времени рождения Олава (до убийства его отца либо после) и его жизни после отъезда из Виндланда. Большая часть источников утверждает, что Олав был рожден уже после гибели своего отца, конунга Трюггви Олавссона. Но в таком случае он должен был бы непременно получить имя своего отца (а не деда) и зваться Трюггви Трюггвасон (см. о наречении в честь умершего отца: Storm 1893а.

S. 214; Driscoll 1995. P. 93, note 50); cp.: мотив 2, комм. {ii}). Соответственно, из всех источников в этом месте мы можем доверять лишь Теодорику Монаху и автору «Обзора», указывающим на рождение Олава до гибели своего отца, конунга Трюггви (Theodoricus, с. IV; ?grip, к. 17).

Многочисленные исследователи пытались восстановить хронологию жизни Олава, но их данные расходились, как и показания источников. Так, О. Прицак в работе, посвященной этому сюжету, приводит дату рождения Олава, как она видится различным ученым: 950–952 г. (Лященко 1926а. С. 14–15), 963 г. (Bugge 1910. S. 5), ок. 965 г. (Gordon 1938. S. 86–87), 968 г. (Maurer 1856. S. 523–524), 968/969 г. (Bjami A?albjamarson 1941. Bis. cxxxvi), между 963 и 968 гг. (Labuda 1968. S. 471). Сам же Прицак путем не слишком корректных сопоставлений («синхронизации», в его терминах) некоторых хронологических данных из жизни Олава Трюггвасона и Владимира Святославича, взятых им из саг и летописей, соответственно, а иногда и просто домысленных, выводит дату рождения Олава – 956 г. (Pritsak 1992).

Что касается пребывания Олава Трюггвасона в Гардарики (на Руси), то, согласно «Королевским анналам» («Annales Regii»), он находился там с 977 по 986 г. По Ф. Брауну, Олав был на Руси с 978 по 987 г. (Braun 1924. S. 150–196). Е. А. Рыдзевская полагает, что «время, проведенное Олавом на Руси, по сагам – в Хольмгарде, т. е. в Новгороде, не поддается точной датировке», и определяет его как 972–983 или 978–987 гг. (Рыдзевская 1978. С. 212, примеч. 190).

{i} Об употреблении в сагах формулы «sumir… sumir…», соединяющей собою противоречивые точки зрения, см.: Глазырина 2009. Структура рассказа о том, в каком возрасте Олав Трюггвасон вернулся в Норвегию и взял власть, в ?TOdd А, к. 25 и ?TOdd S, к. 16 одна и та же – не совпадают лишь хронологические выкладки. Начинается изложение с «формулы-референции», но не в обезличенном ее варианте («одни… – другие…»), а непосредственно со ссылки на главный авторитет исландско-норвежской хронологии – Ари Мудрого: «Такое встречается в рассказе Ари Мудрого и есть еще многие, кто это подтверждает…» в редакции А; «Так говорит Ари Мудрый, и многие подтверждают…» в редакции S. Заметим, что – в отличие от традиционной структуры такой формулы, когда ссылка на авторитет, равный Ари, дается во второй части (Глазырина 2009. С. 78), – здесь сведения Ари служат отправной точкой. Видимо, это связано с тем, что во второй части – как допускает структура формулы (Там же) – Одд излагает свою собственную точку зрения.

Однако, если в А, согласно Ари, Олав вернулся в Норвегию, в 22 года, а, по другому мнению (предположительно, мнению самого Одда), – в 32, то в S – наоборот: по Ари – в 32, а по другому мнению – в 22 года. И в той и в другой редакции тут же следует предложение проверить, как получается этот названный последним возраст, однако оба подсчета (Олав родился после гибели своего отца, провел 1 год у Эйрика, отца своей матери, 2 года у Хакона Старого, 6 лет в эстонском плену, 11 лет на Руси, 3 года в землях вендов и 9 лет в Западных странах) приводят к заявлению, что Олав взял власть в Норвегии, когда ему было 32 года (1+2+6+11+3+9=32). Более последовательным и логичным поэтому выглядит изложение редакции А, а в редакции S, скорее всего, 32 и 22 года начального утверждения поменялись местами. Кроме того, в S имеется еще одна ошибка: время, проведенное Олавом на Руси, обозначено как 9 (а не 11) лет, и, соответственно, результат сложения имеющихся там чисел не приводит к декларируемому результату в 32 года (1+2+6+9+3+9=30).

Итак, исследователи приняли как соответствующий латинскому оригиналу вариант редакции А. Но их смущало то, что Олаву, к моменту его возвращения в Норвегию, никак не могло быть лишь 22 года. По-разному оценивая значение редакций А и S, П. А. Мунк (1853. S. 91)и Бьярни Адальбьярнарсон (Bjami A?albjamarson 1937. S. 43) предложили одну и ту же эмендацию – чтение «.vij. vetr ok.хх.» вместо стоящих в тексте «.ij. vetr ok.хх.», – предположив, что всё дело заключается в ошибке писца (элементарном пропуске им одного значка «v»), и заменив тем самым «22 года» на «27 лет». Эту поправку принял целый ряд исследователей (Ellehoj 1965. S. 72; Pritsak 1992. Р. 10–11).

Дополнительным подтверждением правильности этого суждения выступает сообщение «Обзора саг о норвежских конунгах», источника близкого по времени к Одду и тоже знакомого с *konunga oevi Ари, что «ему (Олаву. – Т. Д.) было 27 лет (».vij. vetr ok.хх.»), когда он пришел в Норвегию» (?grip, к. 19).

Появление «.ij. vetr ok.хх.» вместо «.vij. vetr ok.хх.» в обеих редакциях перевода подтверждает мнение о существовании некогда единого перевода латинского текста Одда, легшего затем в основу всех списков. Скорее всего, из текста Ари следовало (или в нем было декларировано), что Олав стал конунгом Норвегии в 27 лет. Одд, основываясь на какой-то дошедшей до него информации, полагал, что Олаву было 32 года, о чем он и сообщил в противовес мнению Ари. Кстати разница в 5 лет (32–27=5) соответствует разнице в показаниях источников относительно продолжительности пребывания Олава в Вестрлёнд («Западных землях»): по ?TOdd А, к. 25 и ?TOdd S, к. 16 – 9 лет; по ?THkr, к. 30 и ?TM, к. 105 – 4 года (9–4=5).

Данные Ари, выступавшие альтернативой мнению Одда, еще легли и в основу расчетов в исландских анналах, согласно которым, Олаву было 32 года к моменту его гибели (968/969 – 999/1000 гг.) и 27 лет ко времени его возвращения в Норвегию (напомню, что согласно анналам, Олав правил в Норвегии с 995 по 999/1000 г.).

Самое удивительное в противостоянии Ари и Одда в рамках «формулы-референции» заключается в том, что Одда, вероятно (и здесь мы можем только гадать!), смущал тот факт, что в расчеты Ари Мудрого – отца западно-скандинавской хронологии и крупнейшего авторитета в этих вопросах – вкралась ошибка в определении возраста Олава Трюггвасона. Поэтому ниже в той же главе Одд обсуждает, как и почему возникло число лет «27». Этот фрагмент дополнительно подтверждает мнение Бьярни Адальбьярнарсона, что в начале главы следует читать «27», а не «22». Арифметически объяснение беспомощно, поскольку, чтобы из 32 получить 27, следует вычесть 5, и соответственно ни ошибочно названные здесь 9 лет плена, ни обозначенные выше 6 лет не проясняют ситуации. Однако благодаря этому фрагменту можно сделать ряд наблюдений. Во-первых, нам открывается тот факт, что Одду небезразлично его расхождение в данном вопросе с Ари Мудрым, и он пытается понять его причину. Во-вторых, мы проникаем в творческую лабораторию Одда-историка и видим, как именно Одд соединяет показания различных – устных и письменных – источников. В-третьих, мы можем заключить, что Эйнар Брюхотряс и сестра Олава Астрид, представленные в гл. 78 редакции U в качестве гарантов достоверности рассказа о конце жизни Олава (см. мотив 15), а в редакциях А и S – как возможный источник «неверного» счета лет, воспринимались Оддом как информанты Ари Мудрого, как люди, на чьих рассказах основывалась устная традиция, использованная Ари в той не дошедшей до нас ранней редакции его «Книги об исландцах», которая включала в себя также и *konunga oevi.

(ii} А Сэмунд Мудрый и Ари Мудрый, которым обоим можно доверять, соглашаются с теми расчетами, что Хакон правил страной 33 года после того, как пал Харальд Серая Шкура. – Здесь ошибка, поскольку Харальд пал в 975 г., и соответственно, ярл Хакон Сигурдарсон (975–994) правил не 33 года, а 19 лет.

{iii} Но может статься, что Эйнар Брюхотряс или Астрид, сестра Олава, которая была замужем за Эрлингом из Соли, не учли те 9 лет его плена <…> и посчитали, что ему 27 лет. А мне кажется, что над свидетельствами обоих стоит подумать… (?TOdd А); Но может статься, что Эйнар Брюхотряс и Астрид, его сестра, или Эрлинг Скьяльгссон, зять конунга Олава, не учли те 9 лет, или десять, когда он был в плену <…> и так посчитали его возраст, будто ему 26 лет. И каждое свидетельство кажется нам значимым… (?TOdd S). – Отличия S от А небезынтересны. Искажено прозвище Эйнара, сына Эйндриди: Einarr ?amba skelmir вместо Einarr ?ambarskelfir, как в А и во всех прочих источниках (если «skelfir не что иное, как nomen agentis от глагола skelfa со значением «трясти, потрясать, ужасать»» [Успенский 2007], то skelmir – существительное м. р. «1) мошенник, плут, жулик; 2) проказник» [Берков 1962. С. 616]); прибавлен возможный лишний «информант»: не просто Астрид, жена Эрлинга, а Астрид, или Эрлинг; явно добавлено другое число лет плена: не просто 9 лет, а 9 лет, или десять, – и не цифрой добавлено, а словом; иначе обозначен возраст Олава: не 27 лет, а 26 лет (впрочем, может быть, писец S, лучше умея считать, вычел 6 из 32-х, чтобы получить свои 26 лет, хотя он тоже в этом месте говорит о 9-ти годах плена, или 10-ти, а не о 6-ти, как выше в тексте).

Глава 6
«Сага об Олаве Святом»

Введение

1. Древнескандинавская литература об Олаве Святом

«Сага об Олаве Святом» / «Сага об Олаве Харальдссоне» («?l?fs saga ins helga» / «Ol?fs saga Haraldssonar») – это жизнеописание норвежского конунга Олава Харальдссона, праправнука по мужской линии основателя династии норвежских конунгов Харальда Прекрасноволосого, троюродного племянника своего тезки Олава Трюггвасона (см. схему в Прилож. XVI).

Олав Харальдссон – норвежский конунг с 1014 по 1028 г.[316], объединитель и христианизатор Норвегии. Проводимые им более решительно и последовательно, чем его предшественниками (особенно Олавом Трюггвасоном), борьба с язычеством, сокращение традиционных «свобод» с целью усиления королевской власти, изменения в системе вейцл (кормлений и сбора податей) и пр. привели к разрыву между ним и большой частью старой знати, а также присоединившимися к знати бондами. Противники Олава внутри страны встали на сторону претендовавшего на власть в Норвегии короля Англии и Дании Кнута Могучего (ум. 1035 г.). Поражение в войне против Дании вынудило Олава покинуть Норвегию, бежать в Швецию и дальше на Русь. Попытка вернуть себе власть в Норвегии окончилась для Олава Харальдссона гибелью в битве при Стикластадире 29 июля 1030 г. Конунгом Норвегии стал Кнут Могучий, поставивший «наместником» своего сына от наложницы Альвивы Свейна[317].

Преимущества отечественной королевской власти стали очевидны сразу же после гибели Олава, с начавшимся датским засильем и угнетением норвежцев чужеземными правителями. По словам Снорри Стурлусона в «Круге земном», «вскоре все стали роптать на Свейна конунга, но больше всего на Альвиву, которой приписывали все, что было норвежцам не по душе. Многие тогда смогли говорить правду об Олаве конунге. В ту зиму многие в Трандхейме стали говорить, что Олав конунг был святым, и рассказывали о многочисленных свидетельствах его святости»[318]. Итак, уже Снорри улавливал связь между стихийно возникшим культом О лава и политической обстановкой в Норвегии[319].

Понятно, что процесс превращения Олава Харальдссона из конунга в святого начался практически сразу после его гибели, но с источниками дело обстоит не лучшим образом. Как отмечает Хаки Антонссон, «источников, освещающих возникновение культа короля Олава Харальдссона (ум. 1030), явно недостаточно. По сути дела, мы можем опираться на два типа источников при реконструкции исторических предпосылок translatio, или местной канонизации, Олава в 1031 г. и развития его культа в XI в.: 1) на стихи его современников-скальдов, с одной стороны, и 2) на норвежские и исландские сочинения конца XII – начала XIII в., с другой»[320].

Через год после смерти Олава, точнее – 3 августа 1031 г.[321], епископ Гримкель «с согласия конунга [Свейна] и по решению всего народа объявил, что Олав конунг – святой»[322], и перенес его останки в церковь св. Климента, основанную еще самим Олавом в Нидаросе (Тронхейме). Олав стал восприниматься как святой покровитель Норвегии[323] и как perpetuus rex Norwegioe[324].

Насколько можно судить по сохранившимся письменным текстам, и литургический и историографический интерес к св. Олаву возникли первоначально за пределами Норвегии. Самые ранние следы культа Олава, связанные, как кажется, с епископом Гримкелем, обнаруживаются в Англии[325].

Сын Олава Магнус, возведенный на престол в 1035 г., ввел празднование 29 июля дня св. Олава (Olsok), упрочив официальный статус культа как государственного. Так пишет Снорри: «Был принят закон для всей Норвегии праздновать день Олава конунга. И с тех пор этот день почитали как величайший праздник. Об этом говорит скальд Сигват:

Олавов – он силой
Божьей полн – нам должно
праздновать отныне
день, отринув злобу.
Свято чтить я стану
праздник князя – скорби
не смирить – он руки
унизал мне златом»[326].

Приводимая здесь Снорри строфа из «Поминальной драпы» («Erfidr?pa») – скальдической поэмы на смерть Олава Святого, сочиненной ок. 1040 г. исландским скальдом Сигватом Тордарсоном (ок. 995-1045 гг.), – указывает на празднование дня св. Олава по крайней мере не позднее этого времени.

Согласно Адаму Бременскому («Деяния архиепископов Гамбургской церкви», ок. 1070 г.), культ Олава распространился по всей Скандинавии:

Празднование его [страстей] происходит в 4-е календы августа; вечное почитание его принято у всех народов северного океана – нортманнов, свеонов, готов, [сембов], данов и склавов[327].

Учреждение культа св. Олава повлекло за собой не только создание местных литургических текстов (от XI в. до нас не дошло никаких книг или отдельных текстов, однако исследователи склонны считать, что литургические книги производились в Норвегии, начиная с 1070-х гг.[328]), но и возникновение жития (vita) св. Олава, а также собрания его чудес (miracula)[329].

Чудеса, совершенные Олавом, упоминаются уже в скальдических стихах, созданных вскоре после его смерти. Это – поэма Торарина Славослова «Песнь спокойного моря» («Glaelognskvi?a»), сочиненная им между 1031 и 1035 гг. в честь Свейна, сына Кнута Могучего[330], а также созданные в начале 1040-х гг. «Драпа креста» («R??udr?pa») Торда Сэрекссона и процитироаван-ная выше «Поминальная драпа» Сигвата Тордарсона, придворного скальда конунга Олава Харальдссона, а затем его сына Магнуса. Дж. Линдоу, вероятно, прав в том, что «чудо, описанное языком скальдического стиха, было для многих слушателей более впечатляющим, чем чудо, представленное в прозе, а тем более на языке церкви»[331]. И всё же чудеса, упомянутые скальдами, не были частью письменной культуры, а потому о возникновении собрания чудес (miracula) св. Олава можно говорить лишь через век после гибели конунга. Целый ряд чудес, совершенных Олавом, описывается в поэме «Солнечный луч» («Geisli») исландского священника Эйнара Скуласона, которую тот декламировал в Церкви Христа зимой 1152/53 г. на церемонии учреждения архиепископской кафедры в Нидаросе[332]. Вместе с другим Источниковым материалом эта поэма подтверждает, что к тому времени уже сложилась группа «базовых чудес» (kernemirakler, 1-10). Л. Б. Мортенсен склонен думать, что эти чудеса «были записаны в 1140-х гг. или даже несколько раньше»[333]. Л. Жирушкова датирует их немного осторожнее. Она утверждает следующее: «во-первых, серию чудес №№ 1–9 (с или без № 10) обычно связывают с сочиненной для празднований в честь учреждения архиепископии в 1153 г. древненорвежской поэмой «Geisli», в которой чудеса (кроме №№ 8 и 10) излагаются в поэтическом переложении. Во-вторых, именно эта группа чудес присутствует во всех рукописях [«Passio Olavi»], полностью или частично… Terminus ante quem этой группы чудес – год 1153»[334].

В Норвегии XII в. имелось, как полагают исследователи, латиноязычное сочинение «*Translatio sancti Olavi» («^Перенесение мощей святого Олава»), упоминаемое в позднейшей литературе – в поэме Эйнара Скуласона «Солнечный луч», а также в «Истории о древних норвежских королях» («Historia de antiquitate regum Norwagiensium») Теодорика Монаха. Г. Тёрвиль-Питре считает, что частично «*Translatio» было написано церковниками Нидароса вскоре после смерти Олава[335]. «*Translatio» не дошло до нас, но оно оставило свой след в более поздней литературе. А. Хайнрикс и Дж. Книрк предполагают[336], что житие Олава и собрание его чудес, существовавшие в середине XII в., были, наряду с «*Translatio», во-первых, использованы Эйнаром Скуласоном, во-вторых, переведены с латинского языка и вошли в состав «Древненорвежской книги проповедей»[337], а в-третьих, послужили источником архиепископу Эйстейну Эрлендссону (Eysteinn Erlendsson, 1161–1188), который в 1179–1182 гг. переработал их в латиноязычное житие святого («Passio Olavi»[338]). Есть, однако, и несколько иной взгляд на соотношение «Древненорвежской книги проповедей» и написанного Эйстейном жития. Так, А. Холтсмарк полагает, что Эйстейн и автор норвежского варианта использовали общий источник при описании жизни Олава, но разные источники – при описании его чудес[339].

В нашей историографии бытует мнение, что по мере формирования агиографической традиции «происходит постепенная «канонизация» чудес: Эйстейн отбирает 20 сюжетов»[340]. Современные западные исследователи представляют этот процесс идущим в обратном направлении – не отбор «канонических сюжетов» из большого числа, а, напротив, постепенное нарастание числа чудес – от первых 10-ти до 50-ти. По их мнению, собрание «базовых чудес» претерпело серьезные изменения, и к тому моменту, когда архиепископ Эйстейн в конце 1170-х или в начале 1180-х гг. расширил и житие и собрание чудес Олава, число их достигло сорока девяти (пятидесяти). Многие из этих чудес содержатся также в «Древненорвежской книге проповедей» (включающей краткий вариант жития и двадцать одно чудо), в «Легендарной саге об Олаве Святом», у Снорри Стурлусона в «Отдельной саге об Олаве Святом» и в «Круге земном».

Одновременно с церковной, отчасти независимо, отчасти переплетаясь с ней, складывалась светская история Олава Харальдссона[341]. Первыми в этом ряду следует назвать сочинения основоположников исландско-норвежской историографии Сэмунда Сигфуссона (1056–1133 гг.) и Ари Торгильссона (1067/68-1148 гг.), более известных как Сэмунд Мудрый и Ари Мудрый. Написанная в начале XII в., видимо, по-латыни «*Краткая история (перечень) норвежских конунгов» Сэмунда содержала краткие записи о правлении конунгов Норвегии. Книга не сохранилась. Также не дошла до нас написанная по-исландски ок. 1120 г. или раньше первая редакция «Книги об исландцах» Ари, включавшая в себя «^Жизнеописание конунгов» («*konunga aevi»), послужившее общим источником для значительного числа произведений западноскандинавской историографии конца XII – начала XIII в.[342] В частности, к сочинениям Сэмунда и/или Ари восходят две латиноязычные хроники – анонимная «История Норвегии» («Historia Norwegiae»)[343] и «История о древних норвежских королях» Теодорика[344], равно как и написанный по-исландски «Обзор саг о норвежских конунгах».

Ион Хельгасон отметил, что на основе скальдических стихов, устной традиции и работ Сэмунда и Ари в конце XII и начале XIII в. появилось два типа саг об Олаве Святом: первые представляли историю конунга Олава как одно из звеньев норвежской истории («История о древних норвежских королях», «Обзор саг о норвежских конунгах», «Красивая кожа», «Круг земной»); вторые – как нечто совершенно независимое («Древнейшая сага об Олаве Святом», «Легендарная сага», «^Жизнеописание Олава Святого» Стюрмира Карасона, «Отдельная сага об Олаве Святом»). Хотя у них много общего, они тем не менее столь различны, что являют собой две отдельные группы текстов[345].

В историографии до недавнего времени широкое признание имело мнение Сигурдура Нордаля[346], что ок. 1160 г. в Исландии была записана «Древнейшая сага об Олаве Святом», и основанная на этом мнении схема соотношения отдельных редакций «Саги об Олаве Святом». Согласно Сигурдуру Нордалю, немногим позднее рубежа XII–XIII вв. на основе «Древнейшей саги» была создана так называемая «*Средняя сага», не дошедшая до нас, но послужившая промежуточным звеном между начальной и двумя последующими сагами об Олаве: «Легендарной сагой» (нач. XIII в.) и «^Жизнеописанием Олава Святого», составленным в 1210–1225 гг. исландским священником Стюрмиром Карасоном (Мудрым).

В исследованиях Й. Луис-Йенсен и Йонаса Кристьянссона[347] схема Сигурдура Нордаля была подвергнута убедительной критике. Согласно единодушно принятому в настоящее время мнению[348], «Древнейшая сага об Олаве Святом»[349] была записана между 1190 и 1210 гг., но, всего вероятнее, – ок. 1200 г.[350]Автор ее неизвестен; предположительно, он был монахом Тингейрарского монастыря в Исландии[351]. В своем труде он исходит из хронологии сочинения Сэмунда Мудрого и «*konunga aevi» Ари Мудрого. Так называемая «Легендарная сага об Олаве Святом»[352] была создана в самом начале XIII в. (но после 1210 г.). Она представляет собой сокращенную, хотя и несколько переработанную версию «Древнейшей саги», к которой добавлены обзор миссионерской деятельности Олава и собрание его чудес, помещенное в конце саги, почти в той же форме, что и в «Древненорвежской книге проповедей»[353], хотя и с некоторыми отличиями[354]. «^Жизнеописание Олава Святого» Стюрмира Карасона, восходящее к «Древнейшей саге» и известное, в свою очередь, автору «Саги о побратимах», сохранилось лишь в виде нескольких фрагментов в составе «Книги с Плоского острова»[355].

Если среди источников «Древнейшей саги» (и это совершенно очевидно) был «Обзор саг о норвежских конунгах»[356], то более поздние сочинения использовали, наряду с «Обзором», и практически не дошедшую до нас сагу Стюрмира. Под более поздними я имею в виду «Красивую кожу», свод саг о норвежских конунгах, записанный, вероятнее всего, ок. 1220 г.[357], и историографические труды Снорри Стурлусона – его «Отдельную сагу об Олаве Святом» (1220–1230 гг.) и свод саг о норвежских конунгах «Круг земной» (ок. 1230 г.)[358].

Среди источников информации об Олаве Харальдссоне в «Красивой коже» исследователи называют «Обзор», более ранние саги об Олаве и, в частности, сагу Стюрмира, скальдические стихи; среди источников Снорри – те же, что и для «Красивой кожи», причем наряду с сагой Стюрмира выделяют и «Легендарную сагу», а также «*konunga aevi» Ари Мудрого и, с большой степенью вероятности, «Красивую кожу». Отдельные сведения об Олаве Святом содержит составленная около или вскоре после 1300 г. «Большая сага об Олаве Трюггвасоне»[359].

Приводимая ниже стемма отражает взаимозависимость сочинений исландско-норвежской историографии XII–XIII вв. (в той ее части, в которой содержится история Олава Харальдссона), их связь с житийной литературой об Олаве Святом, их хронологию (см. схему 7).


Схема 7

Древнескандинавская литература XII–XIII вв. об Олаве Святом*


* Обозначения в схеме: 'Ari – «'Жизнеописание конунгов» Ари Мудрого; ?grip – «Обзор саг о норвежских конунгах»; Fask – «Красивая кожа»; HN – «История Норвегии»; Homil. – «Древненорвежская книга проповедей»; ?HLeg – «Легендарная сага об Олаве Святом»; ?HAEldste – «Древнейшая сага об Олаве Святом»; 'miracula – собрание чудес св. Олава; Passio – Житие св. Олава архиепископа Эйстейна; Snorri – труды Снорри Стурлусона; 'Styrmir – ««Жизнеописание Олава Святого» Стюрмира Карасона; *Saemundr – несохранившийся перечень норвежских конунгов Сэмунда Мудрого; Theodoricus – «История о древних норвежских королях» Теодорика; ‘Translatio – «'Translatio sancti Olavi»; 'vita – жизнеописание св. Олава.


В настоящей Главе публикуются фрагменты «Обзора саг о норвежских конунгах», ок. 1190 г. (§ 6.1); «Древнейшей саги об Олаве Святом», ок. 1200 г. (§ 6.2); «Легендарной саги», ок. 1210 г. (§ 6.3); свода королевских саг «Красивая кожа», ок. 1220 г. (§ 6.4); трудов Снорри Стурлусона – «Отдельной саги об Олаве Святом», 1220–1230 гг. и «Круга земного», ок. 1230 г. (§ 6.5); а также «Саги об Олаве Святом» по «Книге с Плоского острова» (§§ 6.6 и 6.7).

2. Хронология «Саги об Олаве Святом»

История Олава Харальдссона излагается мной здесь по «Кругу земному» Снорри Стурлусона, где она представлена наиболее полно[360], с учетом данных исландских анналов. Анналы начали записываться в Исландии с конца XIII в., однако практически все дошедшие до нас тексты не старше 1300 г. Тем не менее все они восходят к одной общей редакции, значительная часть информации которой так или иначе воспроизводится в каждом тексте[361]. Они имеют единую хронологическую систему и общие источники. Основным источником сведений по ранней истории Норвегии послужил для анналов именно «Круг земной», так что датировки должны, как правило, совпадать, хотя ниже и будут указаны отдельные расхождения.

Олав родился в 995 г.[362], в тот год, когда его отец, Харальд Гренландец, конунг в Вестфолле, был сожжен (вместе с неким конунгом Висивальдом из Аустрвега) шведской королевой Сигрид Гордой[363]. Мать Олава, Аста Гудбрандсдоттир, вскоре после гибели Харальда Гренландца вышла замуж за его троюродного брата, Сигурда Свинью, конунга в Рингерики, который и воспитал ее сына. По рассказу Снорри Стурлусона, Олав Трюггвасон «приехал в Хрингарики, чтобы насаждать там христианство». Тогда был крещен и Олав Харальдссон. Олав Трюггвасон был его крестным отцом. Младшему Олаву «было тогда три года», а старший «был тогда третий год конунгом Норвегии»[364], т. е. Олав Харальдссон был крещен, по хронологии «Круга земного», в 998 г.

«Олаву было двенадцать лет, когда он впервые отправился в поход»[365], т. е. в 1007 г., что отмечается и в исландских анналах[366]. Летом (1007 г.) Олав приплыл в Данию; когда наступила осень, он воевал в Швеции; весной отправился на восток на Эйсюслу[367] (о. Сааремаа)[368], т. е. поход Олава в Восточную Прибалтику состоялся в 1008 г.

После серии сражений в землях финнов и на Ютландии, трех лет в Англии у «конунга Адальрада» (вплоть до его смерти)[369] и нескольких битв в Испании Олав проводит «в викингском походе в Валланде (во Франции. – Т. Д.) два лета и одну зиму. К тому времени прошло тринадцать лет после гибели конунга Олава сына Трюггви»[370], т. е. это был 1013 г. Олав и приплывшие к своим родичам во Францию сыновья Этельреда зимуют в Нормандии[371], а весной (1014 г.) «подошли к Англии»[372]. Олав «поплыл на север вдоль берега Англии до самого Нортимбраланда», там он заменил свои боевые корабли на два торговых «и осенью вышел в море»[373]. Итак, согласно Снорри, поздней осенью 1014 г. Олав в Норвегии[374]. Анналы датируют возвращение Олава в Норвегию 1014 и 1015 гг. [375]

Вернувшись, Олав изгоняет из страны ярла Хакона Эйрикссона. Той же осенью он сообщает Сигурду Свинье о желании отвоевать у иноземных правителей свою отчину. Мелкие конунги из рода Харальда Прекрасноволосого соглашаются признать его конунгом Норвегии и оказать ему помощь. Бонды на тинге провозглашают его конунгом[376]. Наделенный властью по законам Упплёнда, Олав едет по стране. Он ездит по пирам всю зиму, а весной отправляется в Вик, где у ярла Свейна собиралось огромное войско уже с самого йоля. Олав вошел в Вик «в конце великого поста». Противники увидели друг друга «в субботу перед Вербным воскресеньем» 1015 г.[377] Битва у Несьяра анналами приурочивается к 1015 и 1016 гг. (в соответствии с приведенной выше датировкой возвращения Олава в Норвегию[378]). Проиграв битву, ярл Свейн бежит в Швецию, а летом того же года – по Аустрвегу[379] (Восточному пути). Осенью (1015 г.) он умирает. В анналах дата его смерти совпадает с годом битвы у Несьяра. Олав к осени 1015 г. «приплыл в Трандхейм, против него никто не выступил, и он был провозглашен конунгом на тингах»[380]. Таким образом, по хронологии Снорри Стурлусона, Олав с 1015 г. – единовластный правитель Норвегии.

Значительное место в государственной деятельности конунга Олава занимает борьба с Олавом Шётконунгом[381] за установление границы между Норвегией и Швецией[382]. В контекст этой борьбы вплетена история Гудлейка Гардского, посланного Олавом Норвежским в Гардарики[383] (на Русь) за драгоценностями и убитого людьми шведского конунга, решившими отдать все ценности своему конунгу как часть той подати, которую он должен получать с Норвегии. Эйвинд Турий Рог возвращает ценности Олаву Харальдссону. «К тому времени О лав конунг уже три зимы был конунгом Норвегии»[384], т. е. поездка Гудлейка на Русь происходила летом 1017 г., по хронологии Снорри.

Осенью того же года Олав Норвежский посылает Бьёрна Окольничего на восток с поручением к конунгу Олаву Шведскому. Бьёрн останавливается на какое-то время у ёталандского ярла Рёгнвальда, а затем они вместе «сразу же после йоля» едут в Швецию. Они предлагают Ингигерд, дочери О лава Шведского, вступить в брак с Олавом Норвежским, в результате чего могли бы быть решены все пограничные конфликты. Ингигерд соглашается, а уговорить Олава Шведского берется старый лагман (законоговоритель) Торгнир, который собирается поехать вскоре на тинг в Упсалу[385]. По свидетельству Снорри, после принятия христианства тинги в Швеции были перенесены с «месяца гои» (середина февраля – середина марта) «на сретенье» (15 февраля)[386]. Итак, тинг в Упсале, о котором рассказывает сага, состоялся 15 февраля 1018 г. На этом тинге «было решено, что Ингигерд, дочь конунга Олава, будет выдана замуж за Олава конунга сына Харальда»[387]. Анналы сообщают о том, что Ингигерд обещана Олаву Харальдссону, тоже под 1018 г.[388]

«Свадьба должна была состояться осенью у границы на восточном берегу реки Эльв»[389]. Когда Олав и сопровождающие его знатные норвежцы прибыли на условленное место, «от конунга шведов не было никаких вестей, и никто туда от него не приехал»[390]. Олав Шведский не сдержал своего слова. «Ранней зимой» скальд Сигват отправился из Норвегии к ярлу Рёгнвальду, и там он узнал из письма Ингигерд к Рёгнвальду, что к Олаву Шведскому прибыли послы конунга Ярицлейва (Ярослава Мудрого) просить руки Ингигерд[391]. Таким образом, послы русского князя появились в Швеции, согласно Снорри, не позднее конца осени 1018 г.

Одновременно со скальдом Сигватом к ярлу Рёгнвальду приехала вторая дочь Олава Шведского – Астрид. Было решено устроить ее свадьбу с Олавом Норвежским без ведома конунга Швеции. Астрид была согласна. «Сигват и его люди отправились обратно и приехали к Олаву в Борг незадолго до йоля»; Олав тоже согласился на этот брак. После йоля племянник Сигвата отправился в Ёталанд за невестой, и они вернулись в Норвегию «к сретенью». Тут и сыграли свадьбу[392], т. е. это произошло во второй половине февраля 1019 г.

А к Олаву Шведскому весной (1019 г.) приехали послы Ярицлейва, чтобы выяснить, собирается ли он «сдержать обещание, данное предыдущим летом», т. е. в 1018 г. Договор о браке был заключен. «Тем же летом» (1019 г.) Ингигерд, ярл Рёгнвальд и др. «отправились на восток в Гардарики. Ингигерд вышла замуж за Ярицлейва конунга»[393]. Анналы сообщают об этих браках двух дочерей Олава Шведского тоже под 1019 г.[394]

Снорри подробно рассказывает о проведении Олавом христианизации Норвегии, о подчинении Оркнейских островов, об отношениях с Исландией, Гренландией и Фарерскими островами. Он фиксирует перемещения конунга Олава по стране; время («осенью», «в начале зимы», «весной») и место пиров, тингов и пр.; остановки на зиму. В ряде случаев Снорри сообщает, в какой год (или зиму) с начала правления Олава произошло то или иное событие. Тем самым, даже при отсутствии привычных современному читателю ссылок на летосчисление, история Олава Харальдссона очень строго выдержана с хронологической точки зрения, что можно видеть из дальнейшего краткого пересказа саги.

Осенью того же года (1019), когда он женился на Астрид, Олав заключил мир со своим тестем Олавом Шведским. Олав тогда был конунгом Норвегии пять лет. Зиму он провел в Нидаросе, а весной (1020 г.) отправился на север. Следующую зиму он снова провел в Нидаросе. На Пасху (1021 г.) он устроил большой пир. К тому времени Олав был конунгом семь лет. В ту зиму (1021/22 г.) умер Олав Шведский. Весной (1022 г.) Олав отправился в Тёнсберг. Конунг провел осень и начало зимы в Борге. Весной Олав отправился по пирам по Хордаланну, а осенью – в Вальдрес. Зиму (1023/24 г.) он провел в Нидаросе – это была десятая зима с тех пор, как он стал конунгом Норвегии. (Как можно видеть, хронологических сбоев нет: действительно, Олав вернулся в Норвегию осенью 1014 г., и зима 1023/24 г. для него – десятая.) Весной (1024 г.) у Олава родился сын, которого назвали Магнусом. Летом Олав поплыл на юг вдоль берега, осень провел в Вике, зиму – в Упплёнде. «Весной он отправился в Тунсберг и долго там пробыл»[395]. Так Снорри подвел нас к весне 1025 г., когда Кнут Могучий, в то время конунг Англии и Дании, высказал свои претензии на Норвегию. «Посланцы везли с собой письмо с печатью Кнута конунга англов. Той же весной они приплыли в Тунсберг к конунгу Норвегии Олаву, сыну Харальда»[396]. Анналы, в свою очередь, датируют это событие 1025 г.[397]

Олав провел лето в Вике, осенью он через гонцов сносился с Энундом, шведским конунгом, предлагая ему заключить союз против Кнута. Зиму (1025/26 г.) Олав провел в Сарпсборге. Зимой он вступил в товарищество с Карли Халогаландцем для поездки на север в Бьярмаланд, куда Карли и отплыл ранней весной (1026 г.). На обратном пути Карли был убит Ториром Собакой[398]. Анналы сообщают об убийстве Карли под 1026 г.[399]

После зимы, проведенной в Сарпсборге, конунг Олав отправился весной (1026 г.) в Конунгахеллу и встретился там с шведским конунгом Энундом. Зиму Олав провел в Нидаросе, и «это была тринадцатая зима с тех пор, как Олав конунг стал конунгом Норвегии» (1026/27 г.)[400]. Весной (1027 г.) конунг Олав пустился из Нидароса собирать ополчение по стране. С большим отборным войском Олав двинулся в Данию. Там он встретился с Энундом, конунгом шведов. Узнав об этом, Кнут Могучий с огромным войском отправился из Англии на восток. Олав и Энунд повернули в Сканей. Битва шведского и норвежского конунгов с Кнутом Могучим произошла на реке Хельге[401]. Анналами эта битва приурочена к 1027 г.[402]

Кнут был с большим войском в Эйрарсунде, шведы отправились по домам, а конунг Олав пустился в путь в Норвегию по суше через Ёталанд и провел зиму (1027/28 г.) в Сарпсборге. Когда Олав приехал в Тёнсберг, он «потребовал, чтобы ему поставили людей и корабли», но делалось это не слишком охотно. «Становилось ясно, что народ в стране больше не был верен своему конунгу». Кнут Могучий, собрав войско (1028 г.), приплыл в Норвегию; он созывал тинги, и его провозглашали конунгом. Он давал земли в лен и деньги. «Кнут конунг подчинил себе всю Норвегию»[403]. Анналы сообщают об этом под 1028 и 1029 гг.[404]

Когда Олав узнал, что Кнут уплыл в Данию, он вернулся в Тёнсберг. Начиналась зима. Перед йолем он вышел в море и сразился с Эрлингом Скьяльгссоном, в результате чего Эрлинг был убит. Сыновья Эрлинга стали собирать войско; ярл Хакон с большим войском поджидал Олава в Тронхейме. Олав пристал к берегу в Валлдале, сошел на берег и двинулся по суше через каменный завал в Лесьяр[405]. «К тому времени Олав пробыл конунгом Норвегии пятнадцать лет, считая тот год, когда он правил страной вместе со Свейном ярлом, и тот год, о котором только что рассказывалось и который кончился после йоля, когда конунг оставил свои корабли и сошел на берег, как уже было сказано. Об этих годах его правления первым написал священник Ари Мудрый, сын Торгильса»[406]. Итак, к концу 1028 г. Олав Харальдссон пробыл конунгом Норвегии пятнадцать лет (1014–1028), а единоличным правителем – четырнадцать лет (1015–1028).

Конунг Олав по суше пришел в Швецию, там провел весну, а «когда наступило лето, конунг стал собираться в дорогу». Он поплыл в Гардарики (на Русь) и был там, соответственно, летом или осенью 1029 г. Тем же летом в Англию за своей невестой отправился из Норвегии ярл Хакон, ставший после Олава правителем страны. В обратный путь Хакон собрался «только поздней осенью», и корабль его затонул. Узнав об этом, Бьёрн Окольничий отправился на Русь за конунгом Олавом и приехал туда «зимой на самый йоль» (декабрь 1029 г.). Конунг стал собираться в путь, зимой на лошадях добрался до моря, а весной (1030 г.) отплыл в Швецию[407]. Под 1029 г. анналы сообщают о том, что Олав прибыл на восток в Гарды, а ярл Хакон утонул[408].

Олав погиб в битве против войска лендрманнов и бондов при Стикластадире «в среду в четвертые календы августа месяца» (т. е. 29 июля.) 1030 г.[409]Известие о битве и гибели Олава есть и в анналах[410]. Недовольные правлением конунга Свейна, сына Кнута Могучего, и его матери Альвивы «в ту зиму (1030/31 г. – Т. Д.) многие в Трандхейме стали говорить, что Олав конунг был святым». Летом (1031 г.) послали за епископом Гримкелем, который, приехав, получил разрешение Свейна выкопать тело Олава. «А когда со дня кончины Олава конунга прошло двенадцать месяцев и пять дней, гроб с его святыми останками открыли». «С согласия конунга и по решению всего народа» епископ Гримкель объявил, что конунг Олав – святой (1031 г.)[411] Анналы под 1031 г. сообщают о переносе тела Олава и о том, что «открылась святость» конунга Олава[412].

3. Сведения о Восточной Европе в «Саге об Олаве Святом»

Известия о Восточной Европе в «Саге об Олаве» тесно связаны с общим ходом повествования и органично вплетаются в узловые моменты истории конунга Олава: 1007–1014 гг. – военные подвиги юного Олава за пределами своей страны; 1015 г. – изгнание ярла Свейна; 1017–1019 гг. – борьба Олава Норвежского с Олавом Шведским за пограничные территории; 1029-ЮЗО гг. – бегство Олава из Норвегии и возвращение на родину с целью вернуть себе власть; 1031 г. – провозглашение святости Олава Харальдссона. В содержательном плане «восточная» информация саги распадается на шестнадцать сюжетных мотивов[413] (см. табл. 11). Тексты в Главе 6 публикуются последовательно по редакциям, каждый фрагмент (как в оригинале, так и в переводе) обозначен при публикации вынесенным на поля номером сюжетного мотива, но комментарий при этом – единый: он строится по тематическому признаку в соответствии с этими шестнадцатью мотивами.


Таблица 11

Сюжетные мотивы в «Саге об Олаве Святом»*



*Обозначения в таблице: I – «История Норвегии»; II – «История о древних норвежских королях» Теодорика Монаха; III – Житие св. Олава архиепископа Эйстейна; IV – «Обзор саго норвежских конунгах»; V – «Древненорвежская книга проповедей»; VI – «Древнейшая сага об Олаве Святом»; VII – «Легендарная сага об Олаве Святом»; VIII – «Красивая кожа»; IX – «Отдельная сага об Олаве Святом» по Holm perg 2 4°; X – «Круг земной»; XI – «Отдельная сага об Олаве Святом» по AM 235 fol; XII – «Отдельная сага об Олаве Святом» по AM 61 fol; XIII – «Отдельная сага об Олаве Святом» по «Книге с Плоского острова». Для I, II, IV, VII, VIII, IX, X, XI и XII указаны номера глав; для III, V, VI и XIII – номера страниц по соответствующему изданию.


Литература

Sigur?ur Nordal 1914; Brynildsen 1916; Johnsen 1916a; Paasche 1916; Johnsen 1917; Schreiner 1927; Schreiner 1929; Bull 1930; Metzler 1936; J?n Helgason 1942; Bjami A?albjarnarson 1945; Dickins 1945; B0 1955; Holtsmark 1967; Gjerlow 1967; Schier 1970; Louis-Jensen 1970a; J?nas Kristj?nsson 1972; Andersen 1976; J?nas Kristj?nsson 1976; L?nnroth 1976; Heinrichs 1976b; Hallberg 1978; Blom 1981; Friedland 1981; Hoffmann 1981; L?nnroth 1981; Svahnstr?m 198lb; Fell 1981; Farmer 1982; Andersson 1985; Henriksen 1985; Simek, Hermann P?lsson 1987; Fidjestol 1990; Джаксон 1991а; Sverrir T?masson 1992; Ast?s 1993; Heinrichs 1993; Knirk 1993b; Widding 1993; Sverrir T?masson 1994; Джаксон 1994а; Kr?tzl 1994; Sverrir T?masson 1998; Джаксон 20006; Iversen 2000; L?nnroth 2000; Mortensen 2000c; 0strem 2001; Mortensen 2002; Mortensen, Mundal 2003; Krag 2003; Andersson 2004a; Andersson 2006; Mortensen 2006; Phelpstead 2007; Lindow 2008; Garipzanov 2010; Jackson 2010; Jirouskov? 2010; Mortensen 2010. Bagge 2010a. См. также во Введении литературу к разделам «Обзор саг о норвежских конунгах», «Красивая кожа», «Круг земной».

§ 6.1. «Обзор саг о норвежских конунгах»

История Олава Харальдссона изложена в «Обзоре» в гл. 22–31. В цитируемых ниже фрагментах упоминается бегство ярла Свейна на Русь после битвы у Несьяра (гл. 24), женитьба Ярослава Мудрого на невесте Олава Ингигерд (гл. 25) и бегство Олава с юным Магнусом на Русь (гл. 26). В качестве обозначений Руси здесь фигурируют Гарды и Аустрвег.


Рукописи, издания, переводы:

См. во Введении раздел «Обзор саг о норвежских конунгах».

Текст

Публикуется по изданию: Agrip af N?regskonunga s?gum / Bjarni Einarsson (?F.

В. XXIX). 1984. Bis. 1-54.

XXIV. kap?tuli

[…] Einarr ?ambaskelmir kasta?i akkeri ? skip Sveins ok sigldi me? hann 3 nau?gan ? braut til Danmarkar. S??an f?r Sveinn austr ? Gar?a ok kom aldregi aptr. (Bls. 26)

XXV. kap?tuli

S??an ba? ?l?fr d?ttur ?l?fs soenska, ?str??ar, systur Ingiger?ar, er fyrr var hei– 7 tin h?num, ok br? fa?ir hennar heitum ?eim fyr rei?i sakar ok gipti Jarizl?fi Austrvegs konungi; ok gat ?l?fr digri me? henni bgm, en ?eira omefni e?a orfer?ir vitum v?r eigi, nema um Gunnhildi d?ttur ?eira, er t?k Ott? hertogi ? Saxlandi. […] (Bls. 26)

XXVI. kap?tuli

[…] En ?? var? hann varr af ?eim mgnnum, er ?ar t?k hann, at allir stoerstu menn 1(? landinu v?ru ? svikum vi? hann. Ok snorisk hann ?? nor?r ? fjgr? ?ann, er heitir Sleygsarfjgr?r inn fr? Borgund, ok gekk ?ar af skipum ok upp at dal ?eim, er heitir

Valdalr, ok helt s??an ?r landi ? fjggrt?nda vetri s?z hann kom ? land ok ?v? naest ? Austrvega ok haf?i son sinn me? s?r, Magn?s g??a. (Bls. 27)

Перевод

Глава 24

[Говорится о битве у Несъяра, в которой ярл Свейн терпит поражение от Олава Харальдссона.] Эйнар Брюхотряс забросил якорь на корабль Свейна, и тот был вынужден плыть с ним прочь в Данмарк. Вскоре отправился Свейн на восток в Гарды и никогда больше не возвращался назад.

Глава 25

Вскоре посватался Олав к дочери Олава Свенского, Астридi, сестре Ингигерд, которая была раньше обещана ему, и нарушил ее отец те обещания по причине гнева и выдал ее за Ярицлава, конунга Аустрвега; и имел Олав Толстый от нее детей, но их имена или судьбы нам не известны, за исключением Гуннхильдii, их дочери, которую взял в жены Оттон, герцог в Саксланде. [Описание внешности Олава.]

Глава 26

[Борьба Олава с Эрлингом Скьяльгссоном. Аслак Фитъяскалли убивает Эрлинга. Знатные люди в Норвегии изменяют Олаву.] И повернул он тогда на север в тот фьорд, который зовется Слейгсарфьорд, вглубь [материка] против [острова] Боргунд, и там сошел с кораблей, и [отправился] от побережья в ту долину, которая зовется Валльдаль, и держал вскоре путь из страны, в четырнадцатую зиму с тех пор, как он пришел в страну, и затем – в Аустрвег, и взял с собой своего сына, Магнуса Доброго.

§ 6.2. «Древнейшая сага об Олаве Святом»

Так называемая «Древнейшая сага об Олаве Святом» сохранилась лишь в отдельных фрагментах: шесть фрагментов исландской рукописи ок. 1225 г. в Норвежском государственном архиве (NRA 52) и, как предположил их издатель Г. Сторм и как считалось долгое время, два фрагмента более поздней, тоже исландской, рукописи, ок. 1250 г., в Арнамагнеанском институте (AM 325 IV а 4°). Г. Сторм датировал «Древнейшую сагу» временем между 1155 и 1180 гг., но утверждал, что есть основания относить ее, скорее, к середине XII в., нежели к его концу. Финнур Иоунссон полагал, что сага была записана примерно в то же время, что и «Hryggjarstykki» Эйрика Оддссона, т. е. ок. 1150 г. Остальные исследователи сходились во мнении, что сага была написана до 1180 г. Предпринятое И. Луис-Иенсен переиздание седьмого и восьмого фрагментов[414] привело ее – на основе тщательного палеографического анализа – к заключению, что фрагменты AM 325 IV а 4° не являются копией с рукописи NRA 52. Более того, исследовательница установила, что восьмой фрагмент не мог быть составной частью «Древнейшей саги», а принадлежал к собранию чудес ев. О лава. Относительно седьмого фрагмента (на котором преимущественно и основывалась раньше датировка всей саги) она оставила вопрос открытым. Вывод Луис-Иенсен поддержал Ионас Кристянссон[415], заключивший также, что и седьмой фрагмент не являлся частью «Древнейшей саги». По его мнению, сага была записана между 1190 и 1210 гг., но, всего вероятнее, – ок. 1200 г.[416]

Автор «Древнейшей саги» неизвестен. Есть предположение, что оригинал был записан в Тингейрарском монастыре в Исландии, видимо, монахом этого монастыря[417]. Автор исходит из хронологии сочинения Сэмунда Мудрого и «^Жизнеописания конунгов» («*konunga aevi») Ари Мудрого. Совершенно очевидно, что среди источников «Древнейшей саги» был «Обзор саг о норвежских конунгах»[418].

Шесть сохранившихся фрагментов саги описывают события, относящиеся ко времени правления Олава, включая его бегство на Русь. Но, вероятно, сага содержала также рассказы о его детстве, о битве при Стикластадире, о случаях, подтверждающих его святость[419].


Рукопись

NRA 52 (6 фрагментов) – ок. 1225 г.


Издания

Olafs saga hins helga. En kort saga om kong Olaf den hellige fra den anden halvdeel af det tolfte aarhundrede. Efter et gammelt pergaments-haandskrift i universitets-bibliotheket i Upsala, tilligemed et anhang, indeholdende brudstykker af et endnu aeldre haandskrift af samme konges saga i det norske rigsarkiv, samt anmaerkninger, ord– og navne-register / R. Keyser, C. R. Unger. Christiania, 1849.

Otte brudstykker af Den aeldste saga om Olav den hellige. Med Facsimiler / G. Storm. Christiania, 1893.

Brot ?r elztu s?gu ?l?fs helga / Gu?ni J?nsson // Konunga s?gur. Reykjavik, 1957. В. I. Bis. 401–426.


Литература

Sigur?ur Nordal 1914. S. 48-132; Finnur J?nsson 1923. S. 612–618, 667–672; Seip 1929; Sigur?ur Nordal 1953. S. 200–202, 210; Turville-Petre 1953. P. 175–190; Paasche 1957. S. 379–380; Holtsmark 1961b; Olsen 1965. S. 45–47; de Vries 1967. S. 239–241, 277–279; Holtsmark 1967; Schier 1970. S. 12, 13, 17, 23, 24; Louis-Jensen 1970a; J?nas Kristj?nsson 1972; J?nas Kristj?nsson 1976; Andersson 1985. P. 212–213; Simek, Hermann P?lsson 1987. S. 268; Джаксон 1991a. C. 23–25; Heinrichs 1993; Andersson 2004a; Andersson 2009.

Текст

Публикуется по изданию: Otte bmdstykker af Den aeldste saga om Olav den hellige. Med Facsimiler / G. Storm. Christiania, 1893.

[Фрагмент 1]

[…] ??rir hvn[dr var oc r?kr ma?r. hann haf?i farit til Biarma la]ndz. oc drepit ?ar g??an [mann ?ann er Karli h?t. konvngr sendi menn til ??ri]s. oc fek hann n?/?a saett. fir [illvirki sitt. for s??an ?r landi oc margir a]?rir lendir menn. oc gor?osc [?trvir konvngi af r??om sinom oc ihuga.] […] (Bis. 2)

[Фрагмент 6]

[…] ?essir v?ro ? fer? me? olafi konvngi. ?e?ra manna er v?r cvnnom ngfinom merkia. sem nv mvn ec telia. Astr??r dr?tning. Go?ro?r. H?lfdanr. Rognvaldr. Dagr. Hringr. ?orle?fr tveggia hv?rr. Asl?cr. Helgi. ??r?r. E?narr. Fi?r haerecs sonr. ??r?r. Fi?r ama sonr. ?orbergr. Arni. Kolbiom. ?ormo?r sc?ld. Tofi. Egill. ?essir allir f?ro ?r landi me? konvnginom. oc fara n? ?/str of E??a sc?g. oc i svia veldi. oc dval?isc ?ar mioc lengi. me? sigtryggvi fae?r ivars. fae?or sona. fae?or karls. ?a?an for hann of v?rit. ?/str igar?a r?ki. oc er hann annan vetr. ih?lmgar?i. me? iaritzle?fi konvngi. ос ingiger?i d?ttor olafs ens s0nsca. systor astr??ar. er olafir konvngr ?tti ??. En knvtr konvngr. er hann com […] (Bls. 11–12)

Перевод

[Фрагмент 1]

[Многие знатные люди в Норвегии были недовольны правлением Олава Харальдссона. Самым богатым человеком в Норвегии был Эрлинг Скьяльгссон.] Торир Собака был также богатым человеком. Он ездил [до этого] в Бьярмаланд и убил там того доброго человека, которого звали Карли. Конунг послал людей к Ториру. И попал Торир в беду по причине своего злодеяния. Уехал он вскоре из страны и [с ним] много других лендрманнов, и сделались они неверны конунгу по желанию своему и разумению. [Следует рассказ об Эрлинге Скьяльгссоне.]

[Фрагмент 6]

[Олав Харальдссон отправляется на Русь.] Эти были в поездке вместе с конунгом Олавом – те люди, которых мы можем назвать по именам, как я сейчас перечислю. Королева Астрид, Гудрёд, Хальвдан, Рёгнвальд, Да г, Хринг, оба Торлейва, Аслак, Хельги, Торд, Эйнар, Фид Харекссон, Торд, Фид Арнасон, Торберг, Арни, Кольбьёрн, Скальд Тормод, Тови, Эгиль. Все они отправились из страны с конунгом, и едут теперь на восток через Эйдаског и в Свиавельди. И пробыл [конунг] там долго у Сигтрюгга, отца Ивара, отца Сони, отца Карла. Оттуда отправился он весной на восток в Гардарики, и следующую зиму проводит он в Хольмгарде у конунга Яритцлейва и Ингигерд, дочери Олава Свенского, сестры Астрид, на которой тогда был женат конунг Олав. А конунг Кнут, когда он прибыл… [На этом фрагмент обрывается.]

§ 6.3. «Легендарная сага об Олаве Святом»

Так называемая «Легендарная сага об Олаве Святом» представлена единственной рукописью, которая хранится в Университетской библиотеке Упсалы – DG 8 II 4°. Рукопись – норвежская и была написана ок. 1250 г. в Трённелаге.

Первые издатели «Легендарной саги», Р. Кейсер и К. Р. Унгер, датировали ее 1160–1180 гг. Г. Сторм отнес ее к середине XIII в.[420] Но в дальнейшем исследователи обходили молчанием вопрос о времени возникновения этой саги[421]. Лишь А. Холтсмарк – в предисловии к факсимильному изданию – попыталась доказать, что дошедшая до нас рукопись является копией норвежской рукописи, созданной ок. 1200 г.[422] По мнению Сигурдура Нордаля, «Легендарная сага» основана на несохранившейся «*Средней саге об Олаве Святом», возникшей немногим позднее рубежа XII–XIII вв. и послужившей промежуточным звеном между ней и «Древнейшей сагой об Олаве Святом». Ионас Кристьянссон убедительно доказал, что «*Средняя сага» никогда не существовала[423], а «Легендарная сага», созданная в самом начале XIII в. (но после 1210 г.), восходит непосредственно к «Древнейшей саге».

«Легендарная сага» сильно сокращена по сравнению с «Древнейшей сагой». В ней несколько изменен порядок эпизодов. Однако есть в ней и дополнения – рассказ о миссионерской деятельности Олава Харальдссона (так называемый «*Kristni ??ttr») и собрание его чудес, помещенное в конце саги, почти в той же форме, что и в «Древненорвежской книге проповедей»[424], хотя и с некоторыми отличиями.

Сигурдур Нордаль полагал, что, помимо «*Средней саги», автор «Легендарной саги» использовал четыре письменных источника: только что названные «*Kristni ??ttr» и собрание чудес ев. Олава, а также «Обзор саг о норвежских конунгах» и «Сагу о побратимах». Как доказал Ионас Кристьянссон, «Обзор» был не непосредственным источником «Легендарной саги», но опосредованным, ибо лежал в основе «Древнейшей саги»[425]. Что касается «Саги о побратимах», то, вопреки мнению К. Маурера и Сигурдура Нордаля, Йонас Кристьянссон установил ее позднее происхождение – конец XIII в.[426] Итак, «Легендарная сага об Олаве Святом» – это сокращенная, хотя и несколько переработанная версия «Древнейшей саги», к которой добавлены обзор миссионерской деятельности Олава и собрание его чудес[427].

В гл. 5 рассказывается о том, как Сигрид Гордая сжигает в числе своих женихов некоего конунга Висавальда из Аустрвегов (см. комментарий в Главе 5, мотив 14 «Саги об Олаве Трюггвасоне»). В гл. 9, 27, 45, 46, 48, 75, 78, 80 и 86 упоминаются восточноприбалтийские земли и Русь в связи с историей жизни и правления Олава Харальдссона; в гл. 79, 117 и 124 описываются «русские» чудеса св. Олава. В гл. 102 повествуется о поездке знатных норвежцев на Русь за юным Магнусом (см. комментарий в Главе 7; см. также Прилож. II, VIII и XIII).


Рукопись

DG 8 II 4° – ок. 1250 г.


Издания

1. Olafs saga hins helga. En kort saga om kong Olaf den hellige fra den anden halvdeel af det tolfte aarhundrede. Efter et gammelt pergaments-haandskrift i universitets-bibliotheket i Upsala, tilligemed et anhang, indeholdende brudstykker af et endnu aeldre haandskrift af samme konges saga i det norske rigsarkiv, samt anmaerkninger, ord– og navne-register / R. Keyser, C. R. Unger. Christiania, 1849.

2. Olafs saga hins helga. Efter pergamenthaandskrift i Uppsala Universitetsbibliotek, Delagardieske samling nr. 8n / O. A. Johnsen. Kristiania, 1922.

3. Legendarisk Olavssaga. Etter Uppsala Universitetsbiblioteks Delagardieska samlingen Nr. 8n / D. A. Seip. Med en innledning av A. Holtsmark (CCN. Quarto serie. Vol. II). 1956.

4. Helgisaga ?l?fs konungs Haraldssonar / Gu?ni J?nsson // Konunga s?gur. Reykjavik, 1957. В. I. Bis. 201–400.

5. Olafs saga hins helga. Die «Legendarische Saga» iiber Olaf den Heiligen (Hs. Delagard. saml. nr. 8n) / A. Heinrichs, D. Janshen, E. Radicke, H. R?hn. Heidelberg, 1982.

6. Фрагменты в: [C. C. Rafn, ed.] AR. 1850. T. 1. P. 472–477.

7. Фрагменты в: MGH. Script. 1892. T. XXIX. P. 394–395.


Переводы

Немецкий:

Olafs saga hins helga. Die «Legendarische Saga» iiber Olaf den Heiligen (Hs. Delagard. saml. nr. 8n) / A. Heinrichs, D. Janshen, E. Radicke, H. R?hn. Heidelberg, 1982.

Норвежский:

Den legendariske Olavssaga / Omsett av K. Flokenes. Stavanger, 2000.


Литература

Sigur?ur Nordal 1914. S. 48-132; Finnur J?nsson 1923. S. 612–618, 667–672; Seip 1929; Sigur?ur Nordal 1953. S. 200–202, 210; Turville-Petre 1953. P. 175–190; Holtsmark 1956b; Paasche 1957. S. 379–380; Holtsmark 1961b; Olsen 1965. S. 45^17; de Vries 1967. S. 239–241, 277–279; Holtsmark 1967; Schier 1970. S. 12, 13, 17, 23, 24; J?nas Kristj?nsson 1972; Louis-Jensen 1970a; J?nas Kristj?nsson 1976; Heinrichs 1976a; Heinrichs 1976b; Hallberg 1978; Andersson 1985. P. 212–213; Heinrichs 1985; Simek, Hermann P?lsson 1987. S. 268; Andersson 1988; Джаксон 1991a. C. 23–25; Heinrichs 1993; Knirk 1993a. S. 364; Джаксон 1994a. C. 38^15; Heinrichs 1999; Andersson 2004a; Andersson 2009.

Текст

Публикуется по изданию: Olafs saga hins helga. Efter pergamenthaandskrift i Uppsala Universitetsbibliotek, Delagardieske samling nr. 8n / O. A. Johnsen. Kristiania, 1922.

[5.] […] ?ar koemr ос annar konongr af austrvegom sa het visavall?r. hann bi?r ос Sigri?ar. […] Ос braenna ?aeir nu ?ar inni. Saegizt hon slculu sva sma konongom laei?a at bi?ia sin. (Bls. 5)

[9.] En aeftir ?at er Olafr haf?e barezt vi? sota viking, ?a lag?e Olafr skipum si-num til ae?stra sallz oc bar?ezc austr naest i ae?s?slu. Oc atto ?ar boenndr fotom fior at lae?ua. Oc var hann ?ar marga daga Oc vann ?ar morg stor vaerk. Oc fecc mikla soemd. ?ri?ia sinni bar?ezt hann a finnlande austr oc haf?e baetr: ?a?an hellt hann til basagauzsi?u a siolande oc haeria?e ?ar. […] (Bls. 8)

[27.] […] Nu siglir Svaeinn Jarl ivir folldena. Oc sva su?r me? lande oc faer nu me? li?i s?nu til danmarkar. oc austr i giaegnum e?ra sund. oc sva til svi??io?ar afund s?ia konongs. saegir hanum ?aesse ti?aendi. Nu b??r s?ia konongr Jarlenom me? ser at vera. En Jarlen kvazc haeria vilia um sumaret um austrvego. Nu gerer hann sva. Oc um haustet var hann komenn austr i kaeriala land, for ?ar upp i gar?ariki me? haerskilldi. Toc ?ar sott oc anda?ezc ?ar um haustet. let ?ar svaeinn Jarl lif sitt. En aeinar for aftr til svi??io?ar. Oc var ?ar marga vaetr i s?ia konongs vaelldi oc nor?r i haelsinga land ос stundum i danmork. (Bls. 26)

[45.] […] Si?an foro saendibo? millum ?aeira gar?a konongs ос S?ia konongs ос l?kr sva me? ?aeim at Olafr gipt?r hanum Jngigiaer?i dottor sina vi? miklu fe. Hann het Jarizlaeifr. […] (Bls. 40)

[46.] […] En ?au atto dottor Olafr konongr ос astri? en hon var kalla? ulvilldr. Hon var geven. Haertoga ?aeim i saxlande er otta het. ?au atto sun ?ann er Magnus het. Hann var si?an haertoge i saxlande. hann var allra manna vaenstr. Наг hans var a?rummaegin raeikar blaeict en a?rumaegin rautt. Olafr konongr harallz son atte oc son ?ann er Magnus het. er kalla?r var magnus hinn go?e vi? kono ?aeiri er alvilldr het. Hon var ?uatt kona astri?ar. En varla var hon giaevo laus. Olafr enn svaenske atte oc kono ?a er astri? het. hon var vindvaersc. ?aeira sun var anundr er a?ru namne het Jacob. Oc ?aeirra dotter var Jngigiaer?r er Olave kononge var faest oc iarizlaeifr konongr fecc si?an i gar?um austR. (Bls. 41–42)

[48.] […] ?orer hundr var oc rikr ma?r. hann haf?e faret til biarma lanz. Oc dre-pet ?ar go?an mann ?ann er karle het. Konongr saendi menn til. Oc fecc ?orer nau?ulega saett firir illvirki sitt. For si?an or lande oc marger laender menn a?rer oc ger?ozc otruir kononge af ra?om sinum oc ihuga. […] (Bls. 44)

[75.] […] ?esser menn foro me? konongenom Aztri? drotneng. Gu?r??r oc half-dan. Rognvalldr oc dagr. Ringr oc ?orlaeifr Aslacr oc haelgi ?or?r oc AE?nar f??r Arna sun. ?orbergr oc Arne ?orbiorn oc ?ormo?r skalld. konongrenn faer nu austr um aei?a skog oc allt i svi??io? austr Ос dval?ezc ?ar miok laengi me? S?ktr?gg. ?a?an for hann austr i gar?a riki. Oc var annan vaetr i holmgar?e. me? Iarizlaeifi kononge. er faengit haf?e Ingigiaer?ar dottor Olafs konongs svaensca. S?stur az-tri?ar er Olafr konongr atte. (Bls. 71)

[78.] Jarizlaeifr konongr tok vael vi? Olave kononge oc sva vi? aztri?i drotningu oc allum ?aeirra fararnautum Olafr konongr sag?e nu konongenom ifra oc Jngigaer?i drotning sifkono sinni hvesso mikil ohoegende er hann haf?e her vi? at skipta i landeno. En ?au hugga?u hann bae?e. Oc ba?o hann hava slict af sinu riki sem hann villdi. Olafr konongr let vael ivir ?aeirra bo?e oc vi?vaere. Oc var ?ar an-nan vaetr me? ?aeim i go?o ivirlaete oc mikilli vir?ing sem vaert var.

En er a laei? a stundena ?a sag?e Olafr konongr ?aeim at hann mindi haeim vaer?a fara til noreks. Oc ?aeim lanzmanunum var a ?ui aeinu hugr er i for varo me? ha-num oc sva sialuum hanum at vitia aeigna sinna oc lannz. Oc aelcci villdi konon-grenn annat raunar en hvaerva aftr. ?au Jarizlaeifr oc Jngigiaer?r ba?o hann at hann skilldi aeigi a braut fara. Nu var? hann varr vi? ?at at hann mindi varla na braut at fara. F?rr en hann sag?e ?aeim at su tilvising haevir firir hann komet at hann skilldi haeim fara til noreks. En er ?au ur?u ?ess vis af hanum ?a ur?u ?au sva faegin konongr oc drotning at ?au faelldu taR. (Bis. 73–74)

[79.] ?etta var ?ar enn i gar?um austr sem margtit er. At aekcia aein atte sun ?ann er haf?e kvaerkasull. Mo?er svaeinsens roe?er f?rir ingigiaer?r drotning ос bi?r hana haeilla ra?a. Gac ?u kva? hon firir Olaf konong. Oc bi? hann nokcora hialprae?a. En hann man aeigi laecner kallazc. En ?u skallt ?at saegia at ?u haevir ?at hae?rt Ef konongrenn laeg?i brau? i munn manne at ?a man batna. En hon ger?e sva konongrenn br?tr af brau?inu oc laeggr i munn svaeininum. Oc kalla?e ?egar i sta?enom ia. (Bls. 74)

[80.] Nu er fra ?ui at saegia at hof?ingia laust var um vaetrenn i norege ?ui at hakon Jarl var ifra fallenn. ?a saendu vinir Olafs konongs menn austr i gar?a at saegia hanum at landet var haf?ingia laust.

Olafr konongr bio faer? sina um vaetrenn aeftir iol. Oc saetr ?ar aeftir sun sinn til fostrs me? Jarizlaeivi kononge. Olafr konongr for austan at fiarum til haffens. En um varet for hann ivir hafet. Oc sva til svi??io?ar oc samna?ez hanum ?a nokot af li?i. Oc for ?a?an til haelsingia lannz. […] (Bls. 74)

[86.] […] Dagr ringsson for me? Olave kononge or gar?um austan i svi??io? ?a var hann ?ar aeftir er Olafr konongr for i braut ос samna?e saman li?i oc aetla?e aeftir Olave kononge. […] (Bls. 78)

[102.] […] Vaeliazt nu til eno baeztu menn oc fara or lande oc austr i gar?a Oc bi?ia iarizlaeif konong at hann fenge ?aeim Magnus son hins haelga Olafs konongs. Vilia nu menn boeta a soene hans ?at er ?aeir ger?o vi? fa?ur hans. konongrenn sva-rar at hann rae?est at ?aeir sviki hann firir ?ui at ver hauum aeigi f?rr hae?rt ?etta bo? ?aeirra En ?aeir svara?u at baeztir menn varo i ?essom ra?om. AEinar oc svaeinn br?ggiu fotr kalfr Ama sun. En ?ui naest kom hann i land a fiorom vaetrum aeftir fall fa?ur sins, koemr hann nu i land me? miklum veg En Svaeinn stock or. Rae?r nu Magnus aeinn f?rir rikinu. (Bls. 91–92)

[117.] Sva bar at aeitt sinni i gar?um austr at aelldr kom i kaup boe ?ann er holm gar?r hae?tir. Oc sto? aeigi til minna gaeigs en borgen oil mindi upp ganga. Nu ur?u aller menn flaems fullir. Oc vaendu til kaenni mannz aeins ?ess er Stephan var naemdr. En hann ?iona?e ?ar kirkiu hins haelga Olafs konongs. En ?egar prestrenn hae?r?i ?aeirra boenar or? ?a gripr hann i fang ser licnaeskiu ?ess hins agiaeta hof?ingia oc saetr i mote aelldinum. Si?an ?oka?e aelldren alldrigin framar en a?r var. Oc var? ?a sva borget hinum mesta lut af borgenne. (Bls. 103)

[124.] Vaeringr aeinn i gar?um austr kae?pti ser ?rael aeinn ungan. Oc var dumbi matte aekci maela. Oc ?o h?gginn oc noefr um marga luti. Nu vissi aengi ma?r hvaerrar aettar er hann var. f?rir ?ui at hann fecc aekci i fra sact ?o at hann vaere at spur?r. ?ess gato ?o marger menn at hann minndi norroen vera. firir ?ui at hann ger?e vapn ?au iamnan oc bio. er vaeringiar aeinir n?ta. Nu haf?e sa aumi ma?r vi? sinni vanhaeilsu margan drotten lcannat. Oc i?ulega me? vaer?i veret faelldr allt til ?ess er kaup ma?r aeinn lae?sti hann til. Oc gaf hanum fraelsi firir miscunnar saker. Si?an for hann i sialfrae?e oc kom til borgar ?aeirrar er holm gar?r hae?tir. Oc vae?tti hanum haerbirgi kona aein go?. Oc dvaldezk hann ?ar miok marga daga. En kona su go?a sotte iamnan ti?ir allar til Olafs konongs Oc dy’rka?e hon ?ann mikla oc mill-da konong. Me? mikilli ast oc truna?e. Nu um nott aeina er hon var i soemn komen ?a s?ndizk haenni Olafr h?nn haelgi oc maellte ?at vi? hana. at sa hinn ungi svaeinn skilldi f?lgia haenni til otto songs um morgonenn. Sva ger?e hon sem hann bau?. haf?e hann me? ser til ti?a i kirkiuna. En ?egar er hann var i kirkiuna komenn ?a tok hanum at ??ngiazt ос lag?ezt [ni?r ос] somna?e me?an kaeni menn vaeittu ti?ir. ?ui naest sa hann ?ann sama mann i soemnenom oc geek til hans me? slicum klae?a buna?e ос a litum i anlete sem kononne haf?e a?r s?nnzt um nottena. Oc gaf hanum mal oc haeilsu me? sinni milldi oc miscunn allzvalldande gu? me? fulltingi hins haelga olafs konongs. (Bls. 107–108)

Перевод

[5.] [К Сигрид Гордой приезжает свататься Харальд Гренландец.] Туда приезжает и другой конунг из Аустрвегов, которого зовут Висавальд. Он тоже просит руки Сигрид. [Напоив своих гостей – Харальда и Висавальда,Сигрид приказывает поджечь палаты, в которых они находятся.] И сгорают они внутри [тех палат]. Говорит она, что должно надоесть таким мелким конунгам просить ее руки.

[9.] И после того, как О лав сразился с викингами Соти, повернул О лав свои корабли в Эйстрасальт и сражался затем на востоке на Эйсюсле. И жизнью бонды были обязаны своим ногам. И провел он там много дней. И совершил он там много подвигов. И получил большой почет. Третий раз сражался он на востоке в Финнланде и победил: оттуда отправился он к Балагардссиде в Сьоланде и воевал там. [Рассказывается о дальнейших военных подвигах юного Олава.]

[27.] [Олав Харальдссон побеждает ярла Свейна в битве у Несъяра.] Теперь плывет ярл Свейн через Фольд. И так на юг вдоль земли, и приплывает теперь со своим войском на юг в Данмарк, и на восток через Эйрасунд, и так в Свитьод к конунгу свеев, рассказывает ему эти новости. Теперь предлагает конунг свеев ярлу остаться у него. А ярл говорит, что хочет воевать летом в Аустрвегах. Вот он так и поступает. И осенью он уже был на востоке в Кирьялаланде, отправился тогда вверх в Гардарики, опустошая страну. Заболел он там и умер там осенью. Лишился тогда ярл Свейн жизни. А Эйнар отправился назад в Свитьод. И много лет был он там в державе конунга свеев и на севере в Хельсингаланде, а иногда в Данмарке.

[45.] \Олав Шведский говорит своей дочери Ингигерд, что ей не бывать женой Олава Харальдссона.] Вскоре полетели послания между конунгом Гардов и конунгом свеев, и тем кончается у них, что Олав отдает ему в жены Ингигерд, свою дочь, с большим богатством. Его звали Ярицлейв. [Эти новости достигли Олава Харальдссона.]

[46.] [Конунг Олав Харальдссон женится на Астридi, сестре Ингигерд.] И была у конунга Олава и Астрид дочь, и называли ее Ульвильдii. Она была выдана замуж за герцога в Саксланде, которого звали Оттонiii. У них был сын, которого звали Магнус. Он стал потом герцогом в Саксланде, он был красивее всех людей. Волосы его были с одной стороны от пробора светло-желтые, а с другой – рыжие. У конунга Олава Харальдссона также был сын, которого звали Магнус, которого называли Магнус Добрый, от женщины, которую звали Альвильд. Она была прачкой [королевы] Астрид, и едва ли она была свободной. Олав Свенский тоже был женат на женщине, которую звали Астрид, она была вендкой. Их сыном был Анунд, чье второе имя было Якоб. А их дочерью была Ингигерд, которая была обещана конунгу Олаву, но которую затем взял в жены конунг Ярицлейв на востоке в Гардах.

[48.] [Многие знатные люди в Норвегии были недовольны правлением Олава Харальдссона. Самым богатым человеком в Норвегии был Эрлинг Скьяльгссон.] Торир Собака тоже был богатым человеком. Он ездил [до этого] в Бьярмаланд и убил там доброго человека, которого звали Карли. Конунг послал людей к [Ториру]. И попал Торир в беду по причине своего злодеяния. Уехал он вскоре из страны и [с ним] много других лендрманнов, и сделались они неверны конунгу по желанию своему и разумению. [Следует рассказ об Эрлинге Скьяльгссоне.]

[75.] [Конунг Олав отправляется на Русь.] Эти люди поехали вместе с конунгом: королева Астрид, Гудрёд и Хальвдан, Рёгнвальд и Да г, Ринг и Торлейв, Аслак и Хельги, Торд и Эйнар, Фид Арнасон, Торберг и Арни, Торбьёрн и скальд Тормод. Конунг направляется теперь на восток через Эйдаског и дальше на восток в Свитьод. И пробыл там долго у Сигтрюгга, оттуда поплыл он на восток в Гардарики. И был следующей зимой в Хольмгарде, у конунга Ярицлейва, который был женат на Ингигерд, дочери конунга Олава Свенского, сестре Астрид, на которой был женат конунг Олав.

[78.] Конунг Ярицлейв хорошо принял конунга Олава, а также королеву Астрид и всех их попутчиков. Конунг Олав рассказал тому конунгу и княгине Ингигерд, своей свояченице, о тех больших неприятностях, которые случились в его стране. И они оба утешали его. И просили его взять такую часть их государства, какую он хочет. Конунг Олав хорошо отнесся к их предложению и к средствам к существованию. И был там с ними следующей зимой в доброй милости и большом почете, как и должно было быть.

А когда прошло некоторое время, сказал им конунг Олав, что он собирается отправиться домой в Норег. И у тех норвежцев, которые были в поездке вместе с ним, а также и у него самого, было при этом одно желание – посетить свои владения и земли. И не хотел конунг другой доли, кроме как вернуться назад. Ярицлейв и Ингигерд просили его, чтобы он не уезжал прочь.

Теперь ему стало очевидно, что ему вряд ли позволят уехать прочь, пока он не сказал им, что ему было такое знамение, что он должен поехать домой в Норег. И когда они это от него услышали, они так возрадовались, конунг и княгиня, что у них выступили слезы.

[79.] Однажды на востоке в Гардах произошло то, что нередко случается. Уодной вдовы был сын, у которого был нарыв в горле. Мать мальчика обращается к княгине Ингигерд и просит у нее доброго совета. «Иди ты, – сказала она, – к конунгу Олаву. И проси у него полезного совета. Но люди не зовут его лекарем. А ты должна сказать, что ты это слышала. Если бы конунг положил хлеб в рот человеку, то тому человеку стало бы лучше». И она сделала так. Конунг отламывает [кусочек] хлеба и кладет в рот мальчику. И назвали [его] тотчас в городе так.

[80.] Теперь нужно рассказать о том, что зимой в Нореге не было правителя, потому что ярл Хакон погиб. Тогда послали друзья конунга Олава людей на восток в Гарды сказать ему, что в стране нет правителя.

Конунг Олав пустился в путь зимой после йоля. И оставил там своего сынана воспитании у конунга Ярицлейва. Конунг Олав приехал с востока к самому берегу моря. А весной отправился он за море. И приплыл в Свитьод, и собралась к нему некоторая часть войска. И отправился он оттуда в Хельсингьяланд. [Шведский конунг Энунд помогает Олаву с войском.]

[86.] [Пришел к Олаву со своим отрядом и его родич Харальд Сигурдарсон.] Даг [Х]рингссон отправился вместе с конунгом Олавом с востока из Гардов в Свитьод; он остался там после того, как конунг Олав уехал прочь, и собрал войско, и решил последовать за конунгом Олавом. [Олав со своими людьми отправился в Норвегию по суше.]

[102.] Собираются теперь лучшие люди и едут из страны на восток в Гардыи просят конунга Ярицлейва, чтобы он отдал им Магнуса, сына святого конунга Олава. Хотят сейчас люди воздать его сыну за то, что они сделали с его отцом. Конунг отвечает, что он боится, что они предадут его, «потому что мы никогда раньше не слышали этого их предложения». Но они отвечали, что это спланировали лучшие люди: Эйнар и Свейн Бык, и Кальв Арнасон. И вот он пришел в свою страну на четвертую зиму после смерти своего отца. Приходит он в страну с большим триумфом. А Свейн бежал прочь. Правит теперь Магнус один государством.

[117.] Так случилось, что однажды на востоке в Гардах начался пожар в том торговом городе, который зовется Хольмгард. И не уменьшалась опасность, а город весь мог сгореть. И исполнились все люди страха. И понадеялись на одного проповедника, которого звали Стефан. А он служил там в церкви святого конунга Олава. И как только этот священник услышал слова их молитвы, хватает он тотчас образ того превосходного хёвдинга и ставит против огня. После этого огонь не пошел дальше [того места], где он к тому времени был. И так была спасена большая часть того города.

[124.] Один варяг на востоке в Гардах купил себе молодого раба. Был тот немой и не мог говорить, однако был он разумный и искусный во многих вещах. И не знал ни один человек, какого он рода, потому что он не мог сказать этого, даже если его об этом спрашивали. Все же многие люди предполагали, что он норвежец, потому что он изготовлял оружие, как они, и украшал его, как делали одни варяги. И вот этот несчастный человек со своим слабым здоровьем повидал многих господ. И как всегда может случиться, это привело к тому, что некий купец освободил его и дал ему свободу по причине мягкосердечия. Тогда отправился он по своей воле и прибыл в тот город, который зовется Хольмгард. И дала ему приют одна хорошая женщина. И прожил он там много дней. А эта хорошая женщина всегда посещала все богослужения, [обращенные] к конунгу Олаву. И почитала она этого великого и милосердного конунга с великой любовью и верой. И вот однажды ночью, когда она заснула, явился ей Олав Святой и так сказал ей, что тот юноша должен последовать за ней на следующий день к заутрене. Она сделала так, как он повелел, привела его с собой на службу в церковь. И как только он пришел в церковь, стал его клонить сон, и лег он и заснул, пока священники служили службу. Вслед за тем он увидел во сне того самого человека, и подошел тот к нему в той же самой одежде и в том же обличье, в котором являлся прошлой ночью той женщине. И дал ему речь и исцеление своей милостью и милосердием всемогущего Бога при помощи святого конунга Олава.

§ 6.4. «Красивая кожа»

История Олава Харальдссона изложена в «Красивой коже» в гл. 27–34. В гл. 27, в рассказе о юности Олава и его успешных военных походах, говорится о битве Олава на Эйсюсле (о. Сааремаа); в гл. 29, при описании борьбы конунга Олава с ярлом Свейном, упоминается «восточный» поход этого последнего; в гл. 30, повествующей о сватовстве Олава к Ингигерд и характере его отношений с ее отцом, Олавом Шведским, сообщается, что Ингигерд стала женой конунга Ярицлейва из Хольмгарда – князя Ярослава Мудрого; в гл. 31 упоминается поездка Торира Собаки в Бьярмаланд; в гл. 34 рассказывается о борьбе Олава с Кнутом Могучим, Эрлингом Скьяльгссоном и ярлом Хаконом, приведшей к бегству Олава в Швецию, а оттуда в Гардарики (на Русь); о возвращении Олава в Норвегию и о его гибели.


Рукописи, издания, переводы:

См. во Введении раздел «Красивая кожа».

Текст

Публикуется по изданию: Fagrskinna – N?regs konunga tal / Bjami Einarsson (?F. B. XXIX). 1984. Bls. 55-364.

XXVII. kap?tuli

Sonr Haralds ens h?rfagra var Bjgrn fa?ir Gu?ro?ar, f??ur Haralds grenska, ?ess er ?tti ?stu, d?ttur Gu?brands k?lu. ?eira sonr var ?l?fr digri, er f?r ?r landi ? oesku aldri ok me? h?num Hrani, f?strfa?ir hans. ?l?fr bar?isk fyrsta sinni austr vi? S?tasker, en s??an f?r hann ? Eystrasalt ok bar?isk austr ? Eys?slu ok haf?i ?ar gagn. ?ri?ja sinni bar?isk hann ? Finnlandi austr ok haf?i betr. Fj?r?a sinni bar?isk hann ? Su?rv?k ? Danmgrk ok fekk gagn, fimmta sinni ? Kinnlimafir?i vi? riddaraher ok haf?i ?ar sigr. ?v? naest for hann vestr til Englands ok bar?isk vi? Lund?nabryggjur vi? Dani, er ?? herju?u ok g?r?usk v?kingar, sem segir Sighvatr skald: […] (Bls. 167)


* В – i OEysilo; А – ? Eys?slu

XXIX. kap?tuli

[…] Sveinn jarl f?r su?r til Danmarkar ok ?a?an austr til Sv??j??ar ? fund ?l?fs 3 Sv?akonungs ok sag?i h?num ?essi t??endi. ?l?fr konungr t?k vel vi? jarlinum ok bau? h?num at vera me? s?r ? Sv??j??u, en hann vildi herja um sumarit ? Austrr?ki, ok sv? gor?i hann. Ok er hausta t?k var hann kominn austr ? Kirj?laland, f?r ?a?an upp ? Gar?a* me? herskildi, t?k ?ar s?tt ok anda?isk.

Einarr ?ambarskelf?r for aptr til Sv??j??ar ok var ?ar marga vetr ? Sv?akonungs r?ki e?a ? Nor?helsingjalandi olc stundum ? DanmQrk.

?l?fr konungr enn digri lag?i ?? undir sik allan N?reg austan fr? Elfi ok nor?r til Gandv?kr. […] (Bls. 177–178)


* В – Gar?ar; А – Gar?ar?ki

XXX. kap?tuli

[…] Me? r??i vina sinna gor?i ?l?fir konungr saett vi? Sv?akonung, f?kk ?str??ar d?ttur hans, ok var ?eira d?ttir ?lfhildr, er gipt var ?tta (hertoga ? Br?nsv?k, ?a?an var ?tta keisari kominn, sonr Heinreks hertoga). ?l?fr svenski gipti s??an Ingiger?i d?ttur s?na Jarizleifi konungi, syni Valdamars konungs ? H?lmgar?i, ok sen-dusk ?au ?l?fr konungr ? N?regi ok Ingiger?r margar gersimar s?n ? millum ok tr?na?armenn.

?? var R?gnvaldr jarl ?lfssonr ? Gar?ar?ki, fraendi Ingiger?ar dr?ttningar. Hann var enn mesti vinr ?l?fs konungs, sem sag?i Sighvatr, ?? er hann var aptr kominn ?r sendifer?, er ?l?fr konungr haf?i sent hann austr ? Gar?ar?ki****:

Fast skaltu, r?kr, vi? r?kan
Rggnvald, konungr, halda,
hann es ???r at ?inni
??grf n?tt ok dag, sgttum.
En hverrs austr vill sinna
– jafnmaelt es ?at – stafni,
?engill, ?inna drengja
?ar ? hald und Rggnvaldi.

(Bls. 179–180)


– Jariz-; А – Uris-

** B-l, B-2 — Valda-; А, В — Valdi-

***B – ?;A — af

**** В – austr ? Gar?ar?ki; А – til H?lmgar?s


XXXI. kap?tuli

[…] ??rir hundr var ok r?kr ma?r, hann haf?i farit til Bjarmalands ok drepit ?ar r?ks manns son, er Karli h?t, er farit haf?i me? h?num. ?l?fr konungr sendi menn at taka ??ri, ok fekk hann nau?uliga gri? fyrir illvirkit ok f?r ?r landi. Margir a?rir lendir menn g?r?usk konungi ?tr?ir ? r??um s?num. […] (Bls. 182)

XXXIV. kap?tuli

?? er ?rett?n vetr v?ru li?nir fr? Nesjaorrostu, f?r ?l?fr konungr ?r landi. Hann Ю.2 var austr ? Ner?ki ok dval?isk ?ar um hr?? me? Sigtryggi, f??ur ?vars, f??ur S?na, f??ur Karls jarls, ok ?? er v?ra t?k ok ?sa leysti, f?r ?l?fir konungr ?t ? Sv??j?? ? fund Qnundar konungs, m?gs sins. Hann gaf ?l?fi konungi skip, ok for hann s??an austr ? Gar?ar?ki ? fund Jarizleifs* konungs ok fekk ?ar g??ar vi?tgkur; var ?ar an-nan vetr ok haf?i ?ar Magn?s son sinn me? s?r. Hans m??ir h?t Alfhildr.

? ?eiri stundu, er ?l?fir konungr dval?isk ? Gar?ar?ki, [f?ru margir vinir hans ep-tir h?num nor?an ?r N?regi, ok spur?i hann gll t??endi, ?au er g?r?usk ? landinu. ?at sumar, er ?l?fr konungr f?r ? Austrr?ki,] ?? f?r H?kon jarl vestr til Englands eptir festarmey sinni, en ?? er hann f?r vestan me? langskipi, kom at h?num stormr ve?rs, ok t?ndisk jarlinn ok gll skips?knin, ok k?mu ?essi t??endi um haustit til N?regs, ok sama haust eptir k?mu ?au aptr til Englands. […]

Eptir ?etta sendu vinir ?l?fs konungs h?num or?, at ?? var landit h?f?ingjalaust ok b??u hann aptr fara til r?kis sins. ?l?fr konungr skipa?isk vi? or?sending ?eira ok gor?i fer? s?na eptir j?l, setti ?ar eptir Magn?s son sinn til f?strs me? Jarizleifi konungi, en hann sj?lfr ok li? hans for austan at ?sum um vetrinn allt til hafs, en ?? er v?ra t?k, for hann yfir hafit ok sv? til Sv??j??ar til Qnundar konungs, m?gs sins, ok fekk hann h?num li?, ok ???an for hann til Helsingjalands. […] (Bls. 197–199)


– Jaruz-; A – Jariz-

** [f?ru… Austrriki] отсутствует в В

*** В – um; А – me?an hest

Перевод

Глава 27

Сыном Харальда Прекрасноволосого был Бьёрн, отец Гудрёда, отца Харальда Гренландца, того, который был женат на Асте, дочери Гудбранда Шишки. Их сыном был Олав Толстый, который уехал из страны в юности, и вместе с ним – Храни, его воспитатель. Олав сражался первый раз на востоке у Шхеры Соти, а затем отправился он в Эйстрасальт и сражался на востоке на Эйсюсле, и одержал там победу. Третий раз сражался он на востоке в Финнланде и имел успех. Четвертый раз сражался он в Судрвике в Данмарке и одержал победу. Пятый раз – [на берегу] Киннлимафьорда с конным войском и победил. Затем он отправился на запад в Энгланд и сражался у мостов Лундуна с данами, которые грабили там и становились викингами, как говорит скальд Сигват: [следуют висы, не содержащие упоминания Эйсюслы.]

Глава 29

[Олав Харальдссон побеждает ярла Свейна в битве у Несъяра.] Ярл Свейнотправился на юг в Данмарк, а оттуда на восток в Свитьод к Олаву, конунгу свеев, и рассказал ему эти новости. Конунг Олав хорошо принял ярла и просил его остаться у него в Свитьод, но он хотел воевать летом в Аустррики, и так он и сделал. И когда наступила осень, он уже был на востоке в Кирьялаланде, отправился оттуда вверх в Гарды, опустошая страну, заболел там и умер.

Эйнар Брюхотряс отправился назад в Свитьод и был там много зим в государстве конунга свеев или в Нордхельсингьяланде, а иногда в Данмарке.

Конунг Олав Толстый подчинил тогда себе весь Норег с востока от Эльва и на север до Гандвика. [Рассказывается о том, как Олав насаждал христианство.]

Глава 30

[Олав Шведский говорит своей дочери Ингигерд, что ей не бывать женойОлава Харальдссона. Послам Олава Харальдссона он заявляет, что Олав мог бы жениться на его дочери от рабыни – Астрид.] По совету своих друзей конунг Олав заключил договор с конунгом свеев, взял в жены его дочь Астридi, и была их дочерью Ульвхильдii, которая была выдана за Оттона, герцога в Брунсвике; из их рода происходит император Оттон, сын герцога Хейнрекаiii. Олав Свенский выдал вскоре свою дочь Ингигерд за конунга Ярицлейва, сына конунга Вальдамара в Хольмгарде. А конунг Олав в Нореге и Ингигерд посылали друг другу много драгоценностей и верных людей.

Тогда находился в Гардарики ярл Рёгнвальд Ульвссон, родственник княгини Ингигерд. Он был лучшим другом конунга Олава, как говорил Сигват, когда он вернулся из поездки на восток в Гардарикиi, в которую его отправил конунг Олав: «Крепко должен ты, могущественный конунг, держаться вместе с могущественным Рёгнвальдом; он заботится о твоих интересах денно и нощно. И все твои люди, которые хотят поехать на восток, конунг, получат приют у Рёгнвальд а, это очевидно».

Глава 31

[Многие знатные люди в Норвегии были недовольны правлением Олава Харальдссона. Самым богатым из лендрманнов был Эрлинг Скъяльгссон.] Торир Собака был тоже богатым человеком, он ездил [до этого] в Бьярмаланд и убил там сына богатого человека, которого звали Карли, который ездил туда вместе с ним. Конунг Олав послал людей схватить Торира, и попал он в беду по причине злодеяния, и бежал из страны. Многие другие лендрманны сделались неверны конунгу в своих планах. [Вскоре умер Олав Шведский. После него стал править его сын Энунд, который был большим другом Олава Харальдссона.]

Глава 34

Когда прошло тринадцать зим после битвы у Несьяра, конунг Олав уехал из страны. Он был на востоке в Нерики и оставался там некоторое время у Сигтрюгга, отца Ивара, отца Сони, отца ярла Карла, и когда настала весна и сошел лед, отправился конунг Олав дальше на восток в пределах Свитьод к Энунду, своему свояку. Тот дал конунгу Олаву корабль, и отправился он затем на восток в Гардарики к конунгу Ярицлейву, и имел там хороший прием; провел он там следующую зиму, и был там с ним Магнус, его сын. Его мать звалась Альвхильд.

В то время, когда конунг Олав жил в Гардарики, [поехали за ним многие его друзья с севера из Норега, и он узнал все новости о том, что произошло в той стране. Тем летом, когда конунг Олав отправился в Аустррики,] ярл Хакон отправился на запад в Энгланд за своей невестой, и когда он плыл с запада на боевом корабле, попал он в большую бурю, и погибли ярл и все, кто был на корабле, и достигли эти новости осенью Норега, а позднее той же осенью пришли они назад в Энгланд. [Кнут посылает в Энгланд Кальва из Эгга.]

После этого друзья конунга Олава послали ему слово, что в стране нет правителя, и просили его вернуться назад в свое государство. Конунг Олав поддался их уговорам и собрался в путь после йоля, он оставил там Магнуса, своего сына, на воспитании у конунга Ярицлейва, а сам он и его войско пустились с востока той зимой до самого моря по льду, а когда настала весна, поплыл он через море и так в Свитьод к конунгу Энунду, своему свояку, и дал тот ему войско, и отправился он оттуда в Хельсингьяланд. [Олав, собрав войско в Свитьод, приходит в Стикластадир, где погибает в большой битве.]


*[поехали… Аустррики] отсутствует в рукописи В.

§ 6.5. Снорри Стурлусон. «Отдельная сага об Олаве Святом» и «Сага об Олаве Святом» по «Кругу земному»

«Сага об Олаве Святом» в «Круге земном» практически тождественна центральной части (гл. 18-251) «Отдельной саги» Снорри, в частности, по рукописи Holm perg 2 4° (или AM 61 fol). Начинается «Отдельная сага» с Пролога, как и «Круг земной», но эти два сочинения существенно отличаются друг от друга. Первые семнадцать глав «Отдельной саги» (1-17) кратко обрисовывают историю королей Норвегии от Харальда Прекрасноволосого до Олава Трюггвасона, а ее заключительные главы (252–278) – историю правителей после Олава Святого, вплоть до сыновей Харальда Гилли. Тот вариант саги, который интерполирован в рукопись «Flateyjarb?k», – значительно шире. Мне представляется целесообразным привести в § 6.5.1 основной текст саги по «Кругу земному» (оговорив в комментариях наличие тех же мотивов в «Отдельной саге»), дать в § 6.5.2 фрагменты начальной части «Отдельной саги» по рукописи Holm perg 2 4°, а, кроме того, в особом параграфе (§ 6.6) собрать все дополнения, содержащиеся во «Flateyjarb?k» и, что очевидно, не связанные с именем Снорри Стурлусона.

Подробнее о «Круге земном» и о соотношении его центральной части с «Отдельной сагой об Олаве Святом» см. во Введении.

«Отдельная сага» написана предположительно в 1220–1230 гг. Она сохранилась в нескольких редакциях – как в отдельных рукописях (Holm perg 2 4°; AM 75а fol; AM 325 VI 4°; Holm perg 4 4°; AM 235 fol и др.), так и в виде интерполяций в рукописях AM 61 fol, «Flateyjarb?k» и др. Источниками «Отдельной саги» были «^Жизнеописание Олава Святого» Стюрмира Карасона, вероятно, «Сага о побратимах» и, вне сомнения, «Сага о фарерцах» и какая-то версия «Саги об оркнейцах», а кроме того, старшая «*Книга об исландцах» Ари Мудрого. Важным источником являлись и скальдические стихи, из которых Снорри почерпнул больше, чем кто-либо из его предшественников.


Рукописи, издания, переводы «Круга земного»:

См. во Введении раздел «Круг земной».

Рукописи «Отдельной саги об Олаве Святом»

Holm perg 2 4° – в основном 1250–1300 гг., с более поздними дополнениями AM 75а fol – ок. 1300 г.

Holm perg 4 4° – ок. 1320–1340 гг.

AM 325 VI4° – ок. 1350–1400 гг.

AM 235 fol – ок. 1400 г.

AM 61 fol – 1350–1375 гг., последняя четверть рукописи – 1400–1450 гг.

GKS 1005 fol («Flateyjarb?k») – 1387–1394 гг.

Издания «Отдельной саги об Олаве Святом»

Holm perg 2 fol:

Saga Olafs Konungs ens Helga. Udf?rligere Saga om Kong Olaf den Hellige efter det aeldste fuldstaendige pergaments haandskrift i det store kongelige Bibliothek i Stockholm / Udgi-vet efter foranstaltning af det akademiske collegium ved det kongelige norske Frederiks Universitet ved P. A. Munch, C. R. Unger. Christiania, 1853.

Saga ?l?fs konungs hins helga. Den store saga om Olav den Hellige. Efter perga-menth?ndskrift i kungliga biblioteket i Stockholm nr. 2 4to med varianter fra andre h?ndskrifter. Utgitt for Kjeldeskriftfondet av O. A. Johnsen og J?n Helgason. Oslo, 1941. B. 1–2.

?l?fs saga ens helga. MS Perg. 4to № 2 in the Royal Library of Stockholm / With an introduction of J?n Helgason / E. Munksgaard (CCI. Vol. XV). 1942.

?r ?l?fs s?gu ins helga inni s?rst?ku eptir Snorra Sturluson / Bjarni A?albjarnarson (?F. В. XXVII). 1945. Bis. 419–451.

AM 61 fol:

Saga ?lafs kon?ngs hins helga. Eptir g?mlum skinnb?kum ?tgefin ad tilhlutun hins kogn?ngliga Norraena fornfrae?a f?lags / ?orgeir Gu?mundsson, С. C. Rafn, ?orsteinn Helgason. D. I.-II. (Fms. B. IV–V). 1829–1830.

The Great Sagas of Olaf Tryggvason and Olaf the Saint. AM 61 fol / ?lafur Halld?rsson (EIMF. Vol. XIV). 1982.

AM 235 fol:

Olafs saga hins helga (Cd. 235 folio) / C. R. Unger (Heilagra manna s?gur. В. II). Christiania, 1877. S. 159–182.

Переводы «Отдельной саги об Олаве Святом»

Английский:

Saga of King Olaf the Saint // Snorri Sturluson. Heimskringla. The Olaf Sagas. London and Toronto, 1914 (S. Laing); reprint– 1930; 1964 (revised by J. Simpson); 1978.

Датские:

Kong Olav Helliges Saga (OS. B. IV–V). 1831 (N. M. Petersen – проза; Finnur Magn?sson, С. C. Rafn – скальдические строфы).

Snorre Sturlasons Olav den helliges Saga. K?benhavn, 1906 (G. Storm).

Немецкий:

Das Leben K?nig Olafs des Heiligen. Nach Snorri Sturlusons Bericht. Graz, 1895 (F. Khull).

Литература

См. во Введении раздел «Круг земной».

§ 6.5.1. «Сага об Олаве Святом» по «Кругу земному»

Текст

Публикуется по изданию: Snorri Sturluson. Heimskringla. II / Bjarni A?albjarnarson (?F. В. XXVII). 1945.

VII. kap?tuli

[…] ?l?fr konungr sigldi um haustit til Gotlands ok bj?sk ?ar at herja. En Gotar h?f?u ?ar samna? ok ger?u menn til konungs ok bu?u honum gjald af landinu. ?at ?ekk?isk konungr ok tekr gjald af landinu ok sat ?ar um vetrinn. Sv? segir ?ttar:

Gildir, komtu at gjaldi
gotneskum her, flotna.
?or?ut ??r at var?a,
?j??l?nd firar r?ndu.
Rann, en ma?r of minna
margr b?r of ?rek, varga
hungr fr?k austr, an yngvi,
Eys?slu li?, ?eyja.

(Bls. 9)


VIII. kap?tuli

H?r segir sv?, at ?l?fr konungr f?r, er vara?i, austr til Eys?slu ok herja?i, veitti ?ar landggngu, en Eys?slir k?mu ofan ok heldu orrostu vi? hann. ?ar haf?i ?l?fr konungr sigr, rak fl?tta, herja?i ok eyddi landit. Sv? er sagt, at fyrst, er ?eir ?l?fr konungr k?mu ? Eys?slu, ?? bu?u boendr honum gjald. En er gjaldit kom ofan, ?? gekk hann ? m?ti me? li?i alv?pnu?u, ok var? ?? annan veg en boendr aetlu?u, ?v? at ?eir f?ru ofan me? ekki gjald, heldr me? herv?pnum ok bpr?usk vi? konung, sem fyrr var sagt. Sv? segir Sigvatr sk?ld:

?ar vas enn, es gnnur
?leifr, n? svik f?lusk,
odda ?ing ? eyddri
Eys?slu gekk heyja.
Sitt ?ttu fjgr f?tum,
f?r bei? ?r sta? s?ra,
enn, ?eirs undan runnu,
allvaldr, b?endr gjalda.

(Bls. 9–10)


LIV. kap?tuli

Sveinn jarl for fyrst til Sv??j??ar ? fund ?l?fs Sv?akonungs, m?gs s?ns, ok segirhonum allt fr? vi?rskiptum ?eira ?l?fs digra ok leita?i ?? r??a af Sv?akonungi, hvat hann skal upp taka. Konungr segir, at jarl skal vera me? honum, ef hann vill ?at, ok hafa ?ar riki til forr??a, ?at er honum ?ykki soemiligt – «ok at p?rum kosti,» segir hann, «skal ek f? ??r gn?gan li?safla at soekja landit af ?l?fi.» Jarl kaus ?at, ?v? at ?ess f?stu allir hans menn, ?eir er ?ttu eignir st?rar ? N?regi margir, er ?ar v?ru me? honum. En er ?eir s?tu yfir ?essari r??agor?, ?? kom ?at ?samt, at ?eir skyldu eptir um vetrinn r??a til at fara landveg um Helsingjaland ok Jamtaland ok sv? ofan ? ?r?ndheim, ?v? at jarl treystisk Inn?roendum bezt vi? sik um traustit ok li?veizlu, ef hann kvaemi ?ar. En ?? gera ?eir ?at r?? at fara um sumarit fyrst ? Austrveg ? hema? ok f? s?r fj?r. (Bls. 71)

LV. kap?tuli

Sveinn jarl f?r me? li? sitt austr ? Gar?ar?ki ok herja?i ?ar. Dval?isk hann ?ar um sumarit, en er hausta?i, snori hann aptr li?i s?nu til Sv??j??ar. ?? fekk hann s?tt ??, er hann leiddi til bana. Eptir andl?t jarls f?r li? ?at, er honum haf?i fylgt, aptr til Sv??j??ar, en sumir snoru til Helsingjalands ok ?a?an til Jamtalands ok ?? austan um Kjgl til ?r?ndheims, ok segja ?eir ?au t??endi, er ggrzk h?f?u ? fer? ?eira. Var ?? sannspurt andl?t Sveins jarls. (Bls. 71)

LXII. kap?tuli

Ma?r er nefndr Eyvindr ?rarhom, aetzka?r af Austr-Qg?um. Hann var mikillma?r ok kynst?rr, f?r hvert sumar ? herna?, stundum vestr um haf, stundum ? Austrveg e?a su?r til Fr?slands. Hann haf?i tv?togsessu, snekkju ok vel skipa?a. Hann haf?i verit fyrir Nesjum ok veitt ?l?fi konungi li?. Olc er ?eir skil?usk ?ar, ?? h?t konungr honum vin?ttu sinni, en Eyvindr konungi li?sem? sinni, hvar sem hann vildi kraft hafa. […] (Bls. 82)

LXV. kap?tuli

Um v?rit sendi ?l?fr konungr or?, at Eyvindr skyldi кота til hans. ?eir tglu?u lengi einmaeli. Eptir ?at br?tt bj?sk Eyvindr ? viking. Hann sigldi su?r eptir V?kinni ok lag?i at ? Eikreyjum ?t fr? H?sing. ?ar spur?i hann, at Hr?i skj?lgi haf?i farit nor?r ? Or?ost ok haf?i ?ar saman dregit lei?angr ok landskyldir, ok var hans ?? nor?an v?n. ?? rori Eyvindr inn til Haugasunda, en Hr?i rori ?? nor?an, ok hittusk ?ar ? sun-dinu ok bgr?usk. ?ar fell Hr?i ok naer ?rimr tigum manna, en Eyvindr t?k allt f?, ?at er Hr?i haf?i haft. For Eyvindr ?? ? Austrveg ok var ?ar ? v?king um sumarit. (Bls. 83)

LXVI. kap?tuli

Ma?r h?t Gu?leikr gerzki. Hann var aetzka?r af Qg?um. Hann var farma?r ok kaupma?r mikill, au?igr ok rak kaupfer?ir til ?missa landa. Hann f?r austr ? Gar?ar?ki optliga, ok var hann fyrir ?? s?k kalla?r Gu?leikr gerzki. ?at v?r bj? Gu?leikr skip sitt ok aetla?i at fara um sumarit til Gar?a austr. ?l?fr konungr sendi honum or?, at hann vill hitta hann. En er Gu?leikr kom til hans, segir konungr ho-num, at hann vill gera f?lag vi? hann, ba? hann kaupa s?r d?rgripi ??, er torugaetir eru ?ar ? landi. Gu?leikr segir ?at ? konungs forr??i vera skulu. ?? laetr konungr grei?a ? hendr honum f?, sl?kt sem honum s?ndisk. F?r Gu?leikr um sumarit ? Austrveg. ?eir l?gu ngkkura hr?? vi? Gotland. Var ?? sem opt kann ver?a, at eigi v?ru allir haldinor?ir, ok ur?u landsmenn varir vi?, at ? ?v? skipi var f?lagi ?l?fs digra. Gu?leikr for um sumarit ? Austrveg til H?lmgar?s ok keypti ?ar pell ?gaetlig, er hann aetla?i konungi til t?gnarklae?a s?r, ok ?ar me? skinn d?r ok enn bor?b?na? forkunnligan. Um haustit, er Gu?leikr f?r austan, ?? fekk hann andvi?ri, ok l?gu ?eir mj?k lengi vi? Eyland. […] (Bls. 83–84)

LXXII. kap?tuli

[…] Ingiger?r konungsd?ttir var ? tali vi? f??ur sinn einn hvem dag, en er hon fann, at konungi var skapl?tt, ?? maelti hon: «Hverja aetlan hefir ?? ? um deilu ykkra ?l?fs digra? Margir menn kaera n? ?at vendrae?i. Kallask sumir hafa l?tit f?, sumir fraendr fyrir Nor?mgnnum ok engum y?rum manni kvaemt ? N?reg at sv? b?nu. Var ?at mj?k ?synju, er ??r k?llu?u? til r?kis ? N?regi. Er land ?at f?toekt ok illt yfirfarar ok folk ?tryggt. Vilja menn ?ar ? landi hvem annan heldr at konungi en ?ik. N? ef ek skylda r??a, myndir ?? l?ta vera kyrrt at kalla til N?regs, en brj?task heldr ? Austrveg til r?kis ?ess, er ?tt h?f?u inir fyrri Sv?akonungar ok n? fyrir skgmmu lag?i undir sik StyrbjQm, fraendi v?rr, en l?ta ?l?f digra hafa fraendleif? s?na ok gera saett vi? hann.» Konungr segir rei?uliga: «?at er ?itt r??, Ingiger?r, at ek l?ta af r?ki ? N?regi, en gipta ?ik ?l?fi digra. Nei,» segir hann, «annat skal fyrr. Heldr mun hitt, at ? vetr ? Uppsala?ingi skal ek gera bert fyrir gllum Sv?um, at almenningr skal ?ti at li?i, ??r en ?sa taki af vgtnum. Skal ek fara ? N?reg ok ey?a ?at land oddi ok eggju ok brenna allt ok gjalda ?eim sv? ?tr?leik sinn.» […] (Bls. 98–99)

LXXX. kap?tuli

[…] ?? st?? upp ?orgn?r. En er hann st?? upp, ?? st??u upp allir boendr, ?eir er ??r h?f?u setit, olc ?ustu at allir ?eir, er ? g?rum stg?um h?f?u verit, ok vildu hl??a til, hvat ?orgn?r maelti. Var ?? fyrst gn?r mikill af fjglmenni ok v?pnum. En er hlj?? fekksk, ?? maelti ?orgn?r: «Annan veg er n? skaplyndi Sv?akonunga en fyrr hefir verit. ?orgn?r, f??urfa?ir minn, mun?i Eir?k Uppsalakonung Emundarson ok sag?i ?at fir? honum, at me?an hann var ? l?ttasta aldri, at hann haf?i hvert sumar lei?angr ?ti ok for til ?missa landa ok lag?i undir sik Finnland ok Kirj?laland, Eis-tland ok K?rland ok v??a um Austrlpnd. Ok mun enn sj? ?aer jar?borgir ok gnnur st?rvirki, ?au er hann ger?i, ok var hann ekki sv? mikill?tr, at eigi hl?ddi hann mgnnum, ef skylt ?ttu vi? hann at roe?a. ?orgn?r, fa?ir minn, var me? Bimi konun-gi langa aevi. Var honum hans si?r kunnigr. St?? um aevi Bjarnar hans r?ki me? styrk miklum, en engum ?urr?. Var hann daell s?num vinum. Ek m? muna Eir?k konung inn sigrsaela, ok var ek me? honum ? mgrgum herfgrum. J?k hann r?ki Sv?a, en var?i har?fengliga. Var oss gott vi? hann r??um at коша. En konungr ?essi, er n? er, laetr engi mann ?ora at maela vi? sik nema ?at einu, er hann vill vera l?ta, ok hefir hann ?ar vi? allt kapp, en laetr skattlQnd s?n undan s?r ganga af eljanleysi ok ?rekleysi. Hann gimisk ?ess at halda N?regsveldi undir sik, er engi Sv?akonungr hefir ?at fyrr ?girnzk, ok gerir ?at mgrgum manni ?r?. N? er ?at vili v?rr b?andan-na, at ?? gerir saett vi? ?l?f digra N?regskonung ok giptir honum d?ttur ??na, Ingi-ger?i. En ef ?? vill vinna aptr undir ?ik r?ki ?au ? Austrvegi, er fraendr ??nir ok fo-rellri hafa ?ar ?tt, ?? viljum v?r allir fylgja ??r ?ar til.» […] (Bls. 115–116)

XCI. kap?tuli

[…] Sigvatr sk?ld kom til Rggnvalds jarls ok var ?ar ? g??um fagna?i langa hr??. ?? spur?i hann ?at af ritsendingum Ingiger?ar konungsd?ttur, at til ?l?fs Sv?ako-nungs hpf?u komit sendimenn Jarizleifs konungs austan ?r H?lmgar?i at bi?ja In-giger?ar, d?ttur ?l?fs Sv?akonungs, til handa Jarizleifi, ok ?at me?, at ?l?fr konungr t?k ?essu allvaent. […] ?l?fr konungr ok Sigvatr sk?ld tglu?u opt um ?etta m?l. Konungr spur?i Sigvat vandliga at, hvat hann kanna?i af um Rpgnvald jarl – «hverr vinr hann er v?rr,» segir hann. Sigvatr segir sv?, at jarl vaeri inn mesti vinr ?l?fs konungs. Sigvatr kva? ??:

Fast skaltu, r?kr, vi? r?kan
R?gnvald, konungr, halda,
hann es ???r at ?inni
??rf ngtt ok dag, s?ttum.
?ann veitk, ?inga kennir,
?ik baztan vin miklu
? austrvega eiga
allt me? groenu salti. […]

(Bls. 144–145)


XCIII. kap?tuli

Eptir um v?rit k?mu til Sv??j??ar sendimenn Jarizleifs konungs austan orH?lmgar?i ok f?ru at vitja m?la ?eira, er ?l?fr konungr haf?i ??r um sumarit heitit at gipta Ingiger?i, d?ttur sina, Jarizleifi konungi. ?l?fr konungr roeddi ?etta m?l vi? Ingiger?i ok segir, at ?etta var hans vili, at hon giptisk Jarizleifi konungi. Hon sva-rar: «Ef ek skal giptask Jarizleifi konungi, ?? vil ek,» segir hon, «i tilgjgf mina Al-deigjuborg ok jarlsr?ki ?at, er ?ar liggr til.» En sendimenn inir gerzku j?tu?u ?essu af hendi konungs sins. ?? maelti Ingiger?r: «Ef ek skal fara austr ? Gar?ar?ki, ?? vil ek kj?sa mann ?r Sv?aveldi, er m?r ?ykkir bazt til fallinn, at fara me? m?r. Vil ek ok ?at til skilja, at hann hafi austr ?ar eigi minni nafnb?t en h?r ok ? engan sta? ver-ra r?tt e?a minna e?a metor? en hann hefir h?r.» ?essu j?ta?i konungr ok slikt it sama sendimenn. Seldi konungr tm sina ok sv? sendimenn til ?essa m?ls. ?? spur?i konungr Ingiger?i, hverr s? ma?r er ? hans r?lci, er hon vill kj?sa til fylg?ar vi? sik.

Hon svarar: «S? ma?r er R?gnvaldr jarl ?lfsson, fraendi minn.» Konungr svarar: «Annan veg hefi ek hugat at launa Rggnvaldi jarli dr?ttinsvikin, ?au er hann for til N?regs me? d?ttur mina ok seldi hana ?ar til frillu ?eim inum digra manni ok ?eim, er hann vissi v?rn ?vin mestan, ok skal hann fyrir ?? s?k ?etta sumar uppi hanga.» Ingiger?r ba? ?Q?ur sinn ?? at halda tr? sina, er hann haf?i selt henni, ok kom sv? af boen hennar, at konungr segir, at R?gnvaldr skyldi fara ? gr??um ? brot or Svia-veldi ok koma eigi ? augs?n konungi ok eigi til Sv??j??ar, me?an ?l?fr vaeri konungr. Ingiger?r sendi ?? menn ? fund jarls ok l?t segja honum ?essi t??endi ok ger?i honum stefnulag, hvar ?au skyldu hittask. En jarl bj?sk ?egar til fer?ar ok rei? upp ? Eystra-Gautland ok fekk s?r ?ar skip ok helt ?? li?i s?nu til fundar vi? Ingiger?i konungsd?ttur. F?ru ?au gll saman um sumarit austr ? Gar?ar?ki. ?? gip-tisk Ingiger?r Jarizleifi konungi. V?ru ?eira synir Valdamarr, Vissivaldr, Holti inn firoekni. Ingiger?r dr?ttning gaf Rggnvaldi jarli Aldeigjuborg ok ?at jarlsr?ki, er ?ar fylg?i. Var R?gnvaldr jarl ?ar lengi ok var ?gaetr ma?r. Synir Rggnvalds jarls ok Ingibjargar v?ru ?eir ?lfr jarl ok Eil?fr jarl. (Bls. 147–148)

CXXXIII. kap?tuli

Vetr ?ann sat ?l?fr konungr ? Sarpsborg ok haf?i fjglmenni mikit. ?? sendi hann Karla inn h?leyska nor?r ? land me? orendum s?num. For Karli fyrst til Upplanda, s??an nor?r um fjall, kom fram ? Ni?ar?si, t?k ?ar f? konungs, sv? mikit sem hann haf?i or? til send, ok skip gott, ?at er honum ??tti vel til fallit fer?ar ?eirar, er konungr haf?i fyrir aetlat, en ?at var at fara til Bjarmalands nor?r. Var sv? aetlat, at Karli skyldi hafa f?lag konungs ok eiga h?lft f? hv?rr vi? annan. Karli helt skipinu nor?r ? H?logaland snimma um v?rit. R?zk ?? til fer?ar me? honum Gunnsteinn, br??ir hans, ok haf?i hann s?r kaupeyri. ?eir v?ru naer h?lfum ?ri?ja tigi manna ? skipi ?v?, f?ru ?egar um v?rit snimmendis nor?r ? Mgrkina.

??rir hundr spur?i ?etta. ?? ger?i hann menn ok or?sending til ?eira broe?ra ok ?at me?, at hann aetlar at fara um sumarit til Bjarmalands, vill hann, at ?eir hafi samflot ok hafi at jafna?i ?at, er til fengjar ver?r. ?eir Karli senda ?au or? at m?ti, at ??rir skyli hafa h?lfan ?ri?ja tog manna, sv? sem ?eir h?f?u. Vilja ?eir ??, at af f? ?v?, er faesk, s? skipt at jafna?i milli skipanna, fyrir ?tan kaupeyri ?ann, er menn h?f?u. En er sendimenn ??ris k?mu aptr, ?? haf?i hann fram l?tit setja langskipsb?zu mikla, er hann ?tti, ok l?tit b?a. Hann haf?i til skips ?ess h?skarla s?na, ok v?ru ? skipinu naer ?tta tigum manna. Haf?i ??rir einn forr?? li?s ?ess ok sv? aflan ?? alia, er fengisk ? fer?inni. En er ??rir var b?inn, helt hann skipi s?nu nor?r me? landi ok hitti ?? Karla nor?r ? Sandveri. S??an f?ru ?eir allir saman, ok byrja?i vel. […]

F?ru ?eir um sumarit optast ?annug sem skipin gengu til. ?? er byrl?tt var, gekk meira skipit ?eira Karla, sigldu ?eir ?? undan, en ?? er hvassara var, s?ttu ?eir ??rir ?? eptir. V?ru ?eir sjaldan allir saman, en vissusk ?? til jafnan. En er ?eir k?mu til Bjarmalands, ?? lgg?u ?eir til kaupsta?ar. T?ksk ?ar kaupstefna. Fengu ?eir menn allir fullrae?i ij?r, er f? h?f?u til at verja. ??rir fekk ?f gr?vgru ok bj?r ok safala. Karli haf?i ok allmikit f?, ?at er hann keypti skinnavgru marga.

En er ?ar var lokit kaupstefnu, ?? heldu ?eir ?t eptir ?nni V?nu. Var ?? sundr sagt fri?i vi? landsmenn. En er ?eir koma til hafs ?t, ?? eigu ?eir skiparastefnu. Spyrr ??rir, ef mgnnum s? ngkkurr hugr ? at ganga upp ? land ok f? s?r fj?r. Menn svgru?u, at ?ess v?ru f?sir, ef f?fgng laegi br?n vi?. ??rir segir, at f? myndi f?sk, ef fer? s? toekisk vel – «en eigi ?vaent, at mannhaetta gerisk ? fgrinni.» Allir sgg?u, at til vildu r??a, ef fj?rv?n vaeri. ??rir segir, at ?annug vaeri h?ttat, ?? er au?gir menn gndu?usk, at lausaf? skyldi skipta me? inum dau?a ok grfum hans. Skyldi hann hafa h?lft e?a ?ri?jung, en stundum minna. ?at f? skyldi bera ?t ? sk?ga, stundum ? hauga, ok ausa vi? moldu. Stundum v?ru h?s at ggr. Hann segir, at ?eir skyldi b?ask til fer?arinnar at kveldi dags. Sv? var maelt, at engi skyldi renna fr? g?rum, engi skyldi ok eptir vera, ?? er st?rimenn seg?i, at ? brot skyldi.

?eir l?tu menn eptir at gaeta skipa, en ?eir gengu ? land upp. V?ru fyrst vellir sl?ttir, en ?ar naest mgrk mikil. ??rir gekk fyrr en ?eir broe?r, Karli ok Gunnsteinn. ??rir ba? menn fara hlj??samliga – «ok hleypi? af trj?num berki, sv? at hvert tr? s? fr? g?ru.» ?eir k?mu fram ? rj??r eitt mikit, en ? rj??rinu var sk??gar?r h?r, hur? fyrir ok laest. Sex menn af landsmgnnum skyldu vaka yf?r sk??gar?inum hverja n?tt, sinn ?ri?jung hverir tveir.

?? er ?eir ??rir k?mu til sk??gar?sins, v?ru vgkumenn heim gengir, en ?eir, er ?ar naest skyldu vaka, v?ru eigi komnir ? vgr?inn. ??rir gekk at sk??gar?inum ok kroek?i upp ? oxinni, las sik upp eptir, f?r sv? inn um gar?inn g?rum megin hli?sins. Haf?i Karli ?? ok komizk yfir gar?inn g?rum megin hli?sins. K?mu ?eir jafnsnim-ma til hur?arinnar, t?ku ?? fr? slagbranda ok luku upp hur?ina. Gengu menn ?? inn ? gar?inn. Maelti ??rir: «? gar?i ?essum er haugr, hroert allt saman gull ok silfr ok mold. Skulu menn ?ar til r??a. En ? gar?inum stendr go? Bjarma, er heitir J?mali. Ver?i engi sv? djarfr, at hann raeni.» S??an ganga ?eir ? hauginn ok t?ku f?, sem mest m?ttu ?eir, ok b?ru ? klae?i s?n. Fylg?i ?ar mold mikil, sem v?n var. S??an maelti ??rir, at menn skyldi ? brot fara. Segir hann sv?: «N? skulu? ?it broe?r, Karli ok Gunnsteinn, fyrstir fara, en ek mun s??ast.» Snoru ?eir ?? allir ?t til hli?sins. ??rir veik aptr til Jornala ok t?k silfrbolla, er st?? ? knj?m honum. Hann var fullr af silfrpenningum. Steyp?i hann silfrinu i kilting sina, en dm ? hgnd s?r hgddu, er yfir var bollanum, gekk ?? ?t til hli?sins. ?eir fgrunautar v?ru ?? komnir allir ?t ?r sk??gar?inum, ur?u ?? varir vi?, at ??rir haf?i eptir dvalizk. Karli hvarf aptr at leita hans, ok hittusk ?eir fyrir innan hli?it. S? Karli, at ??rir haf?i ?ar silfrbollann. S??an rann Karli at J?malanum. Hann s?, at digrt men var ? h?lsi honum. Karli reiddi til oxina ok hj? ? sundr tygilinn aptan ? h?lsinum, er menit var fest vi?. Var? hggg ?at sv? mikit, at hgfu?it hraut af J?mala. Var? ?? brestr sv? mikill, at gllum ?eim ??tti undr at. T?k Karli menit. F?ru ?eir ?? ? brot. En jafnskj?tt sem brestrinn haf?i or?it, k?mu fram ? rj??rit var?menninir ok bl?su ?egar ? hom s?n. ?v? naest heyr?u ?eir l??ragang alia vega fr? s?r. S?ttu ?eir ?? fram at sk?ginum ok ? sk?ginn, en heyr?u til rj??rsins aptr ?p ok kall. V?ru ?ar Bjarmar komnir.

??rir hundr gekk s??ast allra manna li?s sins. Tveir menn gengu fyrir honum ok b?ru fyrir honum sekk. ?ar var ? ?v? likast sem aska. ?ar t?k ??rir i hendi sinni ok sori ?v? eptir ? sl??ina, stundum kasta?i hann ?v? fram yfir li?it, f?ru sv? fram or sk?ginum ? vglluna. ?eir heyr?u, at herr Bjarma for eptir ?eim me? kalli ok gaulun illiligri. ?ustu ?eir ?? fram ?r sk?ginum eptir ?eim ok sv? ? tvaer hli?ar ?eim, en hvergi k?mu Bjarmar sv? naer ?eim e?a v?pn ?eira, at mein yr?i at. En ?at kgnnu?u ?eir af, at Bjarmar saei ?? eigi.

En er ?eir k?mu til skipanna, ?? gengu ?eir Karli fyrstir ? skip, ?v? at ?eir v?ru fremstir ??r, en ??rir var lengst ? landinu. ?egar er ?eir Karli k?musk ? skip sitt, kgstu?u ?eir tjgldum af s?r ok sl?gu festum. S??an dr?gu ?eir segl sitt upp. Gekk skip it br?tt ?t ? hafit. En ?eim ??ri t?ksk allt seinna. Var skip ?eira ?au?r??nara. En er ?eir t?ku til segls, ?? v?ru ?eir Karli komnir langt undan landi. Sigldu ?? hv?rirtveggju yfir Gandv?k. N?tt var ?? enn lj?s. Sigldu ?eir ?? bae?i naetr ok daga, allt til ?ess er ?eir Karli lgg?u aptan dags at eyjum ngkkurum, lgg?u ?ar segl ok kgstu?u akkerum ok bi?u ?ar straumfalls, ?v? at rgst mikil var fyrir ?eim. ?? koma ?eir ??rir eptir. Leggjask ?eir ok um akkeri. […] S??an draga ?eir upp strengi s?na. En er ??rir s? ?at, f?r hann ofan ? b?tinn. Roru ?eir til skips sins. ?eir Karli h?f?u ?? dregit segl sitt ok v?ru langt komnir, ??r ?eir ??rir hef?i upp komit s?nu segli. F?ru ?eir ?? sv?, at ?eir Karli sigldu ?vallt fremri, ok h?f?u vi? hv?rirtveggju allt sl?kt, er m?ttu. ?eir f?ru sv? til ?ess, er ?eir k?mu ? Geirsver. ?ar er bryggjulaegi fyrst, er nor?an ferr. […]

En ?? dr?gu ?eir ??rir eptir, sv? at ??, er ?eir Gunnsteinn k?mu fyrir Lengjuv?k, ?? sn?a ?eir ?ar at landi ok hlj?pu af skipinu ok ? land upp, en litlu s??ar koma ?eir ??rir ?ar ok hlaupa upp eptir ?eim ok elta ??. Kona ein gat h?lpit Gunnsteini ok f?lgit hann, ok er sv? sagt, at s? vaeri fjglkunnig mj?k. Ok f?ru ?eir ??rir aptr til skips, t?ku f? ?at allt, er ? var skipinu Gunnsteins, en b?ru grj?t ? sta?inn, fluttu skip it ?t ? fjgr?inn, hjoggu ? raufar ok sokk?u ni?r. S??an f?ru ?eir ??rir heim til Bjarkeyjar.

?eir Gunnsteinn f?ru fyrst mj?k hul?u hgf?i, fluttusk ? sm?b?tum, f?ru um naetr, en l?gu um daga, f?ru sv? til ?ess, er ?eir k?mu fram um Bjarkey, ok allt til ?ess, er ?eir k?mu ?r s?slu ??ris. For Gunnsteinn fyrst heim i Langey ok dval?isk ?ar skamma hr??. For hann ?? ?egar su?r ? lei?. F?tti hann eigi, fyrr en hann kom su?r ? ?r?ndheim ok hitti ?ar Ol?f konung, ok segir honum t??endi sl?k sem or?in v?ru ? Bjarmalandsfer?inni. Konungr l?t illa yfir ?eira fer?, en bau? Gunnsteini me? s?r at vera ok segir ?at, at hann skyldi lei?r?tta m?l Gunnsteins, ?? er hann maetti vi? komask. Gunnsteinn ?ekk?isk ?at bo?, ok dval?isk hann me? ?l?fi ko-nungi. (Bls. 227–234)

CXXXIX. kap?tuli

[…] ?at er at segja fr? fgr Finns, at hann haf?i sk?tu ok ? naer ?rimr tigum manna, en er hann var b?inn, for hann fer?ar sinnar, til ?ess er hann kom ? H?logaland. ?? stefndi hann ?ing vi? b?endr, bar ?? upp orendi sitt ok kraf?i lei?angrs. Boendr ?ttu ? hera?i skip st?r lei?angrsfoer. Skipu?usk ?eir vi? or?sending konungs ok bjoggu skip sin. En er Finnr s?tti nor?r ? H?logaland, ?? ?tti hann ?ing, en sendi menn s?na ngkkura at krefja ?tbo?sins, ?ar er honum s?ndisk. Finnr sendi menn ? Bjarkey til ??ris hunds, l?t ?ar krefja lei?angrs sem annars sta?ar. En er ??ri k?mu bo? konungs, ?? bj?slc hann til fer?ar ok skipa?i af h?skgrlum s?num skip ?at, er hann haf?i haft ??r um sumarit til Bjarmalands, bj? ?at me? s?num eins kostna?i.

Finnr stefndi saman H?leygjum ? V?gum, gllum ?eim er nor?r v?ru ?a?an. Kom ?ar saman um v?rit li? mikit, ok bi?u allir til ?ess, er Finnr kom nor?an. Var ?ar ?? ok kominn ??rir hundr. En er Finnr kom, ?? l?t hann ?egar bl?sa til h?s?ings lei?angrsli?i gllu. En ? ?ingi ?v? s?ndu menn v?pn s?n, sv? var ?? ok rannsakat ?tbo?it ? hverri skiprei?u. En er ?at var greitt, ?? maelti Finnr: «?ik vil ek at ?essu kve?ja, ??rir hundr. Hver bo? viltu bj??a ?l?fi konungi fyrir aftgku Karla, hir?manns hans, e?a fyrir r?n ?at, er ?? t?kt f? konungs nor?r ? Lengjuv?k? N? hefi ek umbo? konungs til ?essa m?ls, en ek vil n? vita svgr ??n.» […]

?? gekk Finnr til skips sins ok sigldi fram eptir li?i s?nu. ??rir ver?r seint b?inn ?r hgfninni. En er segl ?eira kom upp, ?? heldu ?eir ?t um Vestfjgr? ok s??an ? haf ?t ok sv? su?r me? landi, at saer var ? mi?jum hl??um e?a stundum vatna?i land, l?t sv? ganga su?r, allt ?ar til er hann sigldi ? Englandshaf, ok kom fram ? Englandi, f?r s??an ? fund Kn?ts konungs, ok t?k hann vel vi? honum. Kom ?? ?at upp, at ??rir haf?i ?ar ?f lausafj?r, haf?i ?ar ?at f? allt, er ?eir h?f?u tekit ? Bjarmalandi hv?rirtveggju ok Karli. En ? tunnum ?eim inum miklum ?? var botn skammt fr? hinum botni, ok var ?ar ? millum drykkr, en tunnan sj?lf hv?rtveggi var full af gr?m skinnum ok bj?r ok safala. Var ??rir ?? me? Kn?ti konungi. […] (Bls. 250–253)

CLXXXI. kap?tuli

?at er at segja fr? fer? ?l?fs konungs, at hann for fyrst ?r N?regi austr umEi?ask?g til Vermalands ok ?? ?t ? Vatsb? ok ?a?an у fir sk?g ?ann, sem lei? liggr, ok kom fram ? Naer?ki. ?ar var fyrir r?kr ma?r ok au?igr, er h?t Sigtryggr. ?varr h?t sonr hans, er s??an var? ggfugr ma?r. ?ar dval?isk ?l?fr konungr um v?rit me? Sigtryggvi. En er sumra?i, ?? bj? konungr fer? s?na ok fekk s?r skip. For hann um sumarit ok l?tti eigi, fyrr en hann kom austr ? Gar?ar?ki ? fund Jarizleifs konungs ok ?eira Ingiger?ar dr?ttningar. ?str??r dr?ttning ok ?lfhildr konungsd?ttir v?ru eptir ? Sv??j??, en konungr haf?i austr me? s?r Magn?s, son sinn.

Jarizleifr konungr fagna?i vel ?l?fi konungi ok bau? honum me? s?r at vera okhafa ?ar land til sl?ks kostna?ar sem hann ?urfti at halda li? sitt me?. ?at ?ekk?isk ?l?fr konungr ok dval?isk ?ar. […] (Bls. 328)

CLXXXIII. kap?tuli

[…] En ?egar er v?ra?i, bj? K?lfr skip, er hann ?tti, ok ?egar er hann var b?inn,?? sigldi hann ? haf ok helt skipi ?v? vestr til Englands, ?v? at hann spur?i ?at til Kn?ts konungs, at hann sigldi snimma um v?rit or Danm?rku vestr til Englands. ?? haf?i Kn?tr konungr gefit jarld?m i Danm?rku Haraldi, syni ?orkels h?va. K?lfr ?rnason f?r ? fund Kn?ts konungs, ?egar er hann kom til Englands. Sv? segir Bjarni Gullbr?rsk?ld:

Austr r?? allvaldr r?sta
?t?la haf st?li.
Var? at vitja Gar?a
v?gm??r Haralds br??ir.
En of ??nir manna
emkak tamr at samna
skr?kvi: At skilna? ykkarn
skj?tt l?ztu Kn?t of s?ttan. […]

(Bls. 333–334)


CLXXXVI. kapituli

Bjgrn stallari spur?i t??endi ?au, er sagt var, at H?kon jarl vaeri t?ndr. ?? snori skaplyndi hans, i?ra?isk hann ?ess, er hann haf?i brug?it tr? sinni vi? ?l?f коnung. ??ttisk hann ?? lauss vera ?eira einkam?la, er hann haf?i veitt til hl??ni H?koni jarli. ??tti Birni ?? gerask ngkkur v?n til uppreistar um r?ki ?l?fs konungs, ef hann kvaemi til N?regs, at ?? vaeri ?ar h?f?ingjalaust fyrir. Bjgrn b?r ?? fer? s?na skyndiliga ok haf?i ngkkura menn me? s?r, f?r s??an dag og n?tt fer?ar sinnar, ?at ? hestum, er sv? m?tti, ?at ? skipum, er ?at bar til, l?tti eigi fer? ?eiri, fyrr en hann kom um vetrinn at j?lum austr ? Gar?ar?ki ok ? fund ?l?fs konungs, ok var? konungr allfeginn, er Bjgrn hitti hann. Spur?i ?? konungr margra t??enda nor?an ?r N?regi. Bjgrn segir, at jarl var t?ndr ok land var ?? h?f?ingjalaust. ?eim t??endum ur?u menn fegnir, ?eir er ?l?fi konungi h?f?u fylgt ?r N?regi ok ?ar h?f?u ?tt eigur ok firaendr ok vini ok l?ku miklir landmunir til heimfer?ar. Mgrg gnnur t??endi sag?i Bjgrn konungi ?r N?regi, ?au er honum var forvitni ? at vita. […] (Bis. 338)


CLXXXVII. kap?tuli

S??an er ?l?fr konungr var kominn ? Gar?ar?ki, haf?i hann st?rar ?hyggjur ok hugsa?i, hvert r?? hann skyldi upp taka. Jarizleifr konungr ok Ingiger?r dr?ttning bu?u ?l?fi konungi at dveljask me? s?r ok taka upp r?ki ?at, er heitir V?lg?r??, ok er ?at einn hlutr af Gar?ar?ki, ok var ?at folk hei?it ? ?v? landi. ?l?fr konungr hug-sa?i fyrir s?r um ?etta bo?, en er hann bar ?at fyrir menn s?na, ?? lgttu allir at sta?festask ?ar ok eggju?u konung at r??a nor?r til N?regs til r?lcis sins. Konungr haf?i ?at enn ? r??agor? sinni at leggja ni?r konungst?gn ok fara ?t ? heim til J?rsala e?a ? a?ra helga sta?i ok ganga undir r?g?lu. ?at tal?isk lengstum ? huginn at hugsa, ef ngkkur fgng myndi til ver?a, at hann nae?i r?ki s?nu ? N?regi. […] (Bls. 339)

CLXXXIX. kap?tuli

Sv? er sagt, at s? atbur?r var? ? Gar?ar?ki, ?? er ?l?fr konungr var ?ar, at sonr einnar ggfugrar ekkju fekk kverkasull ok s?tti sv? mj?k, at sveinninn m?tti engum mat ni?r korna, ok ??tti hann banvaenn. M??ir sveinsins gekk til Ingiger?ar dr?ttningar, ?v? at hon var kunnkona hennar, ok s?ndi henni sveininn. Dr?ttning segir, at hon kunni engar laekningar til at leggja. «Gakk ??,» segir hon, «til ?l?fs konungs – hann er h?r laeknir beztr – ok bi? hann fara h?ndum um mein sveinsins ok ber til or? min, ef hann vill eigi elligar.» Hon ger?i sv? sem dr?ttning maelti. En er hon fann konung, ?? segir hon, at sonr hennar var banvaenn af kverka-sulli, ok ba? hann fara h?ndum um sullinn. Konungr segir henni, at hann var engi laeknir, ba? hana ?angat fara, sem laeknar v?ru. Hon segir, at dr?ttning haf?i henni ?angat visat – «ok hon ba? mik sin or? til bera, at ??r leg?i? laekning til, sem ??r kynni?, ok sag?i hon m?r, at ?? vaerir beztr laeknir h?r ? sta?inum.» ?? t?k konungr til ok for h?ndum um kverkr sveininum ok ?ukla?i sullinum mj?k lengi, til ?ess er sveinninn hroer?i munninn. ?? t?k konungr brau? ok braut ok lag?i ? kross ? l?fa s?r, s??an lag?i hann ?at ? munn sveininum, en hann svalg ni?r. En ?a?an af t?k verk allan ?r kverkunum. Var hann ? f?m dggum alheill. M??ir hans var? fegin mjglc ok a?rir fraendr ok kunnmenn sveinsins. Var ?? fyrst ? ?annug virt sem Ol?fr konungr hef?i sv? miklar laeknishendr sem maelt er um ?? menn, sem mj?k er s? ??r?tt lgg?, at ?eir hafi hendr g??ar, en s??an er jartegnagor? hans var? alkunnig, ?? var ?at tekit fyrir sanna jartegn. (Bls. 341–342)

CXCI. kap?tuli

S??an er ?l?fr konungr haf?i r??it fyrir s?r, at hann vildi sn?ask til heimfer?ar,?? bar hann ?at upp fyrir Jarizleif konung ok Ingiger?i dr?ttning. ?au lgttu hann ?eirar fer?ar, segja ?at, at hann skyldi hafa ? ?eira r?ki ?at veldi, er honum ?oetti s?r soemiligt, en b??u hann eigi fara ? vald fj?ndmanna sinna me? sv? l?tinn li?skost sem hann haf?i ?ar. ?? segir ?l?fr konungr ?eim drauma s?na ok ?at me?, at hann kvazk hyggja, at ?at vaeri gu?s forsj?. En er ?au fundu, at konungr haf?i r??it fyrir s?r at fara aptr til N?regs, ?? bj??a ?au honum allan ?ann fararbeina, er hann vildi af ?eim ?iggja. Konungr ?akkar ?eim fggrum or?um sinn g??vilja, segir, at hann vill f?sliga ?iggja af ?eim ?at, er hann ?arf til fer?ar sinnar. (Bls. 343)

CXCII. kap?tuli

?egar ? bak j?lum helt ?l?fr konungr ? b?na?i. Hann haf?i ?ar naer tveimr hundru?um sinna manna. Fekk Jarizleifr konungr gllum ?eim eyki ok ?ar rei?a me?, sv? sem ?urfti. En er hann var b?inn, ?? for hann. Leiddi Jarizleifr konungr hann ok Ingiger?r dr?ttning vegsamliga af hendi. En Magn?s, son sinn, l?t hann ?ar eptir me? konungi. ?? for ?l?fir konungr austan, fyrst at frorum allt til hafsins. En er v?ra?i ok ?sa leysti, ?? bjoggu ?eir skip sin, en er ?eir v?ru b?nir ok byrr kom, ?? sigla ?eir, ok greiddisk fer? s? vel. Kom ?l?fr konungr skipum s?num vi? Gotland, spur?i ?ar t??endi bae?i af Sv?aveldi ok Danm?rku ok allt ?r N?regi. Var ?? spurt til sanns, at H?kon jarl var t?ndr, en land ? N?regi var h?f?ingjalaust. ??tti konungi og hans mgnnum ?? vaent um s?na fer?, sigldu ?a?an, ?? er byr gaf, ok heldu til Sv??j??ar. […] (Bis. 343–344)

CXCV. kapituli

Hgf?ingjar ? N?regi heldu nj?snum austr til Sv??j??ar ok su?r til Danmerkr, ef ?l?fir konungr kvaemi austan ?r Gar?ar?ki. Fengu ?eir ?egar spurt, sv? sem menn fengu skj?tast farit, er ?l?fir konungr var kominn til Sv??j??ar. En ?egar er ?at var sannspurt, ?? for herbo? um land allt. […] (Bis. 346)

CCXVI. kapituli

Fr? ?v? er n? at segja, er ??r var fr? horfit, at lendir menn ok boendr h?f?u saman 12 6 dregit her ?v?gjan, ?egar er ?eir spur?u, at konungr var austan farinn ?r Gar?ar?ki ok hann var kominn til Sv??j??ar. En er ?eir spur?u, at konungr var austan kominn til Jamtalands ok hann aetla?i at fara austan um Kjgl til Veradals, ?? stefndu ?eir herinum inn ? ?r?ndheim ok sgmnu?u ?? saman ?ar allri al???u, ?egn ok ?rael, ok f?ru sv? inn til Veradals ok h?f?u ?ar sv? mikit li?, at engi ma?r var s? ?ar, er ? N?regi hef?i s?t jafnmikinn her saman кота. […] (Bis. 370)

CCXLMI. kapituli

Eptir um sumarit ger?isk mikil roe?a um helgi ?l?fs konungs, ok snori gllum 104 or?r?m um konunginn. […] S??an ger?u ?roendir menn ok or?sendingar til Upplanda. at Grimkell byskup skyldi кота nor?r til ?r?ndheims. Ol?fr konungr haf?i sent Grimkel byskup aptr til N?regs, ?? er konungr for austr ? Gar?ar?ki. Haf?i Grimkell byskup s??an verit ? Upplgndum. En er ?essi or?sending kom til byskups, ?? bj?sk hann ?egar til ?eirar farar. Bar ?at ok mj?k til, er hann for, at byskup tr??i, at ?at myndi me? sannendum, er sagt var fr? jartegnagor? ok helgi ?l?fs konungs. (Bis. 402–403)

CCXLV. kap?tuli

[…] Byskup var?veitti helgan d?m ?l?fs konungs, skar h?r hans ok negl, ?v? at hv?rt tveggja ?x sv? sem ??, at hann vaeri lifandi ma?r ? ?essum heimi. Sv? segir Sigvatr sk?ld:

L?gk, nema ?leifr eigi
?s sem kykvir t?var,
goe?ik helzt ? hr??ri,
h?rvgxt, konungs ?ru.
Enn helzk, ?eims s?n seldi,
svgr?r, ?anns ?x, ? G?r?um
hann fekk laes, af lj?sum,
lausn Valdamar, hausi. […]

(Bls. 405–406)

Перевод

Глава 7

[В гл. 4 Снорри сообщает, что Олаву Харальдссону было двенадцать лет, когда он впервые отправился в поход. Далее следует рассказ о военных действиях Олава в Дании и в Швеции.] Конунг Олав поплыл осенью на Готланд и начал там воевать. А готы собрались там и послали людей к конунгу и предложили ему дань с той земли. Конунг согласился на это и берет дань с земли, и остался там на зиму. Так говорит Оттар: «Предводитель людей, ты вынудил готландцев платить тебе дань. Люди не хотели отстаивать свою землю в битве против тебя. Войско Эйсюслы бежало, и многие люди уступили силе конунга; как я слышал, волки утолили свой голод на востоке».

Глава 8

Здесь говорится так, что конунг Олав отправился, когда настала весна, на восток к Эйсюсле и воевал, высадился на берег, а жители Эйсюслы подошли к побережью и дали ему бой. Там победил конунг Олав, преследовал бегущих, грабил и опустошал ту страну. Так говорят, что сначала, когда конунг Олав со своими людьми пришел на Эйсюслу, бонды предложили ему выкуп. И когда выкуп доставили, пошел он навстречу [бондам] с войском в полном вооружении; и вышло иначе, чем задумали бонды, так как они пришли к побережью не с выкупом, а с боевым оружием, и бились с конунгом, как было сказано раньше. Так говорит скальд Сигват: «Случилось там далее, что у конунга Олава была вторая большая битва на опустошенной Эйсюсле; не был сокрыт обман. Бонды, те, которые бежали, жизнью обязаны были своим ногам, конунг; никто не ждал ран там, где он находился».

Глава 54

Ярл Свейн отправился сначала в Свитьод к Олаву, конунгу свеев, своему тестюi, и говорит ему всё об их отношениях с Олавом Толстым, и попросил затем совета у конунга свеев, что ему предпринять. Конунг говорит, что ярлу следует остаться с ним, если он того хочет, и взять там в управление то ярлство, которое ему кажется подобающим, – «а в противном случае, – говорит он, – я дам тебе достаточно войска, чтобы отвоевать страну у Олава». Это [и] выбрал ярл, поскольку того хотели все его люди, те, что имели большие владения в Нореге, а сейчас были с ним. И когда они стали держать совет, то пришли к такому решению, что им нужно отправиться следующей зимой по суше в Хельсингьяланд и Ямталанд, и так вниз в Трандхейм, так как ярл больше всего рассчитывал на верность и военную помощь жителей Внутреннего Трёндалёга, в случае если он придет туда. И все же решают они отправиться летом сначала в военный поход в Аустрвег и добыть себе добра.

Глава 55

Ярл Свейн отправился со своим войском на восток в Гардарики и воевал там. Оставался он там летом, а когда настала осень, повернул он свое войско назад в Свитьод. Тогда заболел он той болезнью, которая привела его к смерти. После смерти ярла отправилось то войско, что следовало за ним, назад в Свитьод, а некоторые повернули в Хельсингьяланд, а оттуда в Ямталанд и затем с востока через Кьёль в Трандхейм, и рассказывают они о том, что произошло во время их путешествия. Стало тогда достоверно известно о смерти ярла Свейна.

Глава 62

Одного человека зовут Эйвинд Турий Рог, родом из Восточного Агдира. Он был могущественным человеком и знатного рода. Каждое лето он отправлялся в военный поход, иногда на запад за море, иногда в Аустрвег или на юг во Фрисланд. У него был корабль на двадцать гребцов, быстроходный и с хорошей командой. Он был [в битве] у Несьяра и помогал конунгу Олаву. А когда они расставались там, то обещал конунг ему свою дружбу, а Эйвинд конунгу – свою помощь, где бы она конунгу ни понадобилась. [Рождество Эйвинд провел с конунгом Олавом.]

Глава 65

Весной конунг Олав послал сказать Эйвинду, что тот должен приехать к нему. Они долго разговаривали наедине. Вскоре после этого собрался Эйвинд в викингский поход. Он поплыл на юг по Вику и пристал к берегу на Эйкрэйяр, по другую сторону [острова] Хисинг. Там он узнал, что Хрои Кривой уехал на север в Ордост и собрал там подати и налоги, и его уже ждали с севера. Тогда Эйвинд поплыл на веслах в Хаугасунд, а Хрои плыл тогда с севера, и встретились они там в проливе, и сразились. Там пал Хрои и [еще] около трех десятков человек, а Эйвинд захватил все то добро, которое было у Хрои. Отправился тогда Эйвинд в Аустрвег и был там в викингском походе все лето.

Глава 66

Одного человека звали Гудлейк Гардский. Он был родом из Агдира. Он 5 был великим мореходом и купцом, богатым человеком, и совершал торговые поездки в разные страны. Он часто плавал на восток в Гардарики, и был он по этой причине прозван Гудлейк Гардский. В ту весну Гудлейк снарядил свой корабль и собрался отправиться летом на восток в Гарды. Конунг Олав послал ему слово, что он хочет встретиться с ним. И когда Гудлейк приехал к нему, говорит ему конунг, что он хочет вступить с ним в товарищество, попросил его купить себе те ценные вещи, которые трудно достать там в стране. Гудлейк говорит, что все будет так, как прикажет конунг. Тогда велит конунг дать ему столько денег, сколько ему нужно. Отправился Гудлейк летом в Аустрвег. Они стояли некоторое время у Готланда. Случилось тогда то, что часто может случиться, что не все были скрытны, и стало местным жителям известно, что на том корабле был сотоварищ Олава Толстого. Гудлейк отправился летом по Аустрвегу в Хольмгард и купил там драгоценные ткани, которые, он думал, пойдут конунгу на торжественные одежды, а также дорогие меха и роскошную столовую утварь. Осенью, когда Гудлейк плыл с востока, был встречный ветер, и они очень долго стояли у Эйланда. [Посланец Олава, конунга свеев, Торгаут Заячья Губа, узнал о том, что вез Гудлейк, напал на его корабль и убил Гудлейка и многих его людей. Добыча была поделена между людьми Торгаута, но драгоценности, предназначенные для Олава Норвежского, Торгаут повез Олаву Шведскому. Торгаута догнал в Шведских Шхерах и убил Эйвинд Турий Рог, доставивший затем драгоценности из Гардарики Олаву Норвежскому.]

Глава 72

[Исландец Хьяльти Скеггъясонi, приехавший в Швецию с Бьёрном Окольничим по поручению Олава Норвежского, предложил Олаву Шведскому мир и просил руки его дочери Ингигерд для норвежского конунга. Хьяльти получил решительный отказ.] Ингигерд, дочь конунгаii, однажды беседовала со своим отцом, и когда она обнаружила, что конунг был в хорошем настроении, то сказала она: «Какие у тебя мысли относительно вашей ссоры с Олавом Толстым? Многие люди жалуются сейчас на это бедствие. Одни говорят, что они потеряли имущество из-за норвежцев, другие – родичей, и никто из ваших людей при таких обстоятельствах не может свободно приехать в Норег. Это было вовсе неоправданно, когда ты заявил свои права на владение Норегом. Страна эта – бедная и труднопроходимая, и народ в ней ненадежный. Люди там в стране хотят в конунги кого угодно, только не тебя. Теперь, если бы я могла советовать, тебе следовало бы оставить свои претензии на Норег, но сражаться лучше в Аустрвеге за то государство, которым владели раньше конунги свеев и которое недавно подчинил себе Стюрбьёрнiii, наш родич, а Олаву Толстому позволить владеть своей отчиной и заключить с ним мир». Конунг гневно отвечает: «Таков твой совет, Ингигерд, чтобы я отказался от власти в Нореге, а тебя отдал в жены Олаву Толстому. Нет, – говорит он, – этому не бывать. Напротив, зимой на тинге в Уппсале я объявлю всем свеям, что народ должен собраться в войско, раньше чем вскроется лед. Я отправлюсь в Норег и предам эту землю огню и мечу, и так отплачу им за их неверность». [Разговор Ингигерд с конунгом на этом заканчивается. Хьяльти договаривается с Ингигерд, что по его совету ОлавХаральдссон пришлет к ней сватов.]

Глава 80

[На тинге в Уппсале Бьёрн Окольничий, присланный Олавом Харальдссоном, предлагает Олаву, конунгу свеев, заключить мир и восстановить старую границу между Швецией и Норвегией. С теми же словами обращается к конунгу ярл Рёгнвальд; он также добавляет, что Олав Харальдссон хочет посвататься к дочери Олава, конунга свеев. На это следует гневный ответ конунга.] Тогда встал Торгнир. И когда он встал, встали все те бонды, что до этого сидели, и подались вперед все те, кто стояли в других местах, и хотели слышать, что скажет Торгнир. Сначала был большой шум от множества людей и [бряцания] оружия. А когда стало тихо, Торгнир сказал: «Другие помыслы теперь у конунгов свеев, нежели были раньше. Торгнир, мой дед по отцу, помнил Эйрика Эмундарсона, конунга Уппсалы, и говорил о нем, что пока он мог, он каждое лето предпринимал поход из своей страны и ходил в различные страны, и покорил Финнланд и Кирьялаланд, Эйстланд и Курланд и много [земель] в Аустрлёнд. И можно видеть те земляные укрепления и другие великие постройки, которые он возвел, и не был он настолько высокомерен, чтобы не слушать людей, если у них была необходимость с ним поговорить. Торгнир, мой отец, долгое время находился у конунга Бьёрна. Ему был известен его обычай. При жизни Бьёрна государство его было очень сильным и не уменьшалось. Он был терпим к своим друзьям. А я помню конунга Эйрика Победоносного, и был я с ним во многих походах. Увеличил он государство свеев и смело защищал его. Нам было хорошо с ним держать совет. А конунг, который сейчас правит, не позволяет ни одному человеку осмелиться говорить с собой, кроме как о том, что он хочет чтобы произошло, и к этому он прилагает все силы, а свои земли, обязанные данью, теряет из-за отсутствия энергии и мужества. Он желает удержать под своей властью Норегсвельди, к чему раньше не стремился ни один из конунгов свеев, и делает тем недоброе многим людям. Таково теперь желание наше, бондов, чтобы ты заключил мир с Олавом Толстым, конунгом Норега, и отдал ему в жены свою дочь Ингигерд. А если ты хочешь вернуть под свою власть те государства в Аустрвеге, которыми там владели твои родичи и предки, тогда все мы последуем в этом за тобой». [Речь Торгнира заканчивается угрозой убить конунга, если он не поступит так, как того хотят бонды. В результате конунг соглашается заключить мир с Норвегией на предложенных условиях и выдать дочь замуж за Олава Харальдссона.]

Глава 91

[Скальд Сигват предлагает Олаву Харальдссону, что он отправится вЁталанд к ярлу Рёгнвальду Ульвссону и разузнает об Ингигерд, дочери Олава Шведского. Рассказывается о путешествии Сигвата. Цитируются его «Висы о путешествии на восток».] Скальд Сигват приехал к ярлу Рёгнвальду и, принятый с распростертыми объятиями, жил там долгое время. Там он узнал из письма Ингигерд, дочери конунга, что к Олаву, конунгу свеев, приезжали послы конунга Ярицлейва с востока из Хольмгарда просить руки Ингигерд, дочери Олава, конунга свеев, для Ярицлейва, а также, что конунг Олав принял это очень хорошо. [Олав Харальдссон, после того как ему было отказано в руке Ингигерд, решил взять в жены ее сестру Астрид без согласия конунга шведов. Способствовать ему в этом вызвался ярл Рёгнвальд. Сигват же вернулся в Норвегию.] Конунг Олав и скальд Сигват часто беседовали об этом деле. Конунг подробно расспрашивал Сигвата, что тот знал о ярле Рёгнвальде, – «какой он нам друг», – говорит он. Сигват отвечает, что ярл был самым большим другом конунга Олава. Сигват сказал тогда: «Крепко должен ты, могущественный конунг, держаться вместе с могущественным Рёгнвальдом; он заботится о твоих интересах денно и нощно. Я знаю, конунг, что здесь ты имеешь очень большого друга в Аустрвегах по всему зеленому морю». IПосле йоля посланцы Олава Харальдссона едут к ярлу Рёгнвальду и возвращаются в Норвегию вместе с ним и дочерью Олава Шведского Астрид.]

Глава 93

Следующей весной приехали в Свитьод послы конунга Ярицлейва с востока из Хольмгарда, и ехали они, чтобы проверить то обещание, которое конунг Олав дал предыдущим летом: отдать Ингигерд, свою дочь, за конунга Ярицлейва. Конунг Олав повел этот разговор с Ингигерд и говорит, что таково его желание, чтобы она вышла замуж за конунга Ярицлейва. Она отвечает: «Если я выйду замуж за конунга Ярицлейва, то хочу я, – говорит она, – в свадебный дар себе Альдейгьюборг и то ярлство, которое к нему относится». И гардские послы согласились на это от имени своего конунга. Тогда сказала Ингигерд: «Если я поеду на восток в Гардарики, тогда я хочу выбрать в Свиавельди того человека, который, как мне думается, всего больше подходит для того, чтобы поехать со мной. Я также хочу поставить условием, чтобы он там на востоке имел не ниже титул, чем здесь, и ничуть не меньше прав и почета, чем он имеет здесь». На это согласился конунг, и точно так же согласились послы. Конунг и послы скрепили этот договор клятвами. Тогда конунг спросил Ингигерд, кто тот человек в его государстве, которого она хочет выбрать, чтобы тот последовал за ней. Она отвечает: «Этот человек – ярл Рёгнвальд Ульвссон, мой родичiv». Конунг отвечает: «Иначе я собирался отплатить ярлу Рёгнвальду за измену своему конунгу, за то, что он уехал в Норег с моей дочерью и отдал ее там в наложницы тому толстому человекуv, о котором он знал, что это наш самый большой недруг; и за это нынешним летом он должен быть повешен». Ингигерд просила своего отца не нарушать слова, которое он ей дал, и к тому привели ее просьбы, что конунг говорит, что Рёгнвальд может свободно покинуть Свиавельди, но больше не попадаться конунгу на глаза и не возвращаться в Свитьод, пока Олав будет [там] конунгом. Ингигерд послала тогда людей к ярлу и велела рассказать ему эти новости, и назначила ему место, где они должны будут встретиться. А ярл тотчас собрался в путь и поскакал в Эйстра-Гаутланд, и добыл там себе корабли, и отправился со своим войском на встречу с Ингигерд, дочерью конунга. Поплыли они все вместе летом на восток в Гардарики. Тогда вышла Ингигерд замуж за конунга Ярицлейва. Их сыновьями были Вальдамар, Виссивальд, Хольти Смелыйvi. Княгиня Ингигерд дала ярлу Рёгнвальду Альдей-гьюборг и то ярлство, которое к нему принадлежало. Рёгнвальд был там ярлом долго, и был он известным человеком. Сыновьями ярла Рёгнвальда и Ингибьёрг были ярл Ульв и ярл Эйлнвvii.

Глава 133

Той зимой конунг Олав сидел в Сарпсборге, и с ним было много людей. Тогда послал он Кар ли Халогаландца на север страны со своим поручением. Отправился Карли сначала в Упплёнд, затем на север через горы, добрался до Нидароса, взял там имущество конунга, столько, сколько ему было велено, и корабль хороший, который, как ему казалось, будет подходящим для той их поездки, которую задумал конунг, и была это поездка на север в Бьярмаланд. Было так задумано, что Карли вступит в товарищество с конунгом, и каждый будет владеть половиной имущества. Ранней весной Карли повел корабль на север в Халогаланд. Собрался тогда в поход вместе с ним Гуннстейн, его брат, и были у него свои товары. Их было около двух с половиной десятков человек на том корабле, отправились они тотчас той же весной на север в Финнмарк.

Об этом узнал Торир Собака. Тогда послал он людей к тем братьям с поручением передать, что он собирается отправиться летом в Бьярмаланд, что он хочет плыть вместе и разделить поровну то, что им удастся добыть. Карли и его люди просят передать Ториру в ответ, что у него должно быть два с половиной десятка людей, как и у них. Хотят они при этом, чтобы все то имущество, которое у них образуется, было поделено поровну между кораблями, за исключением тех товаров, которые были у людей. И когда посланцы Торира вернулись, он уже велел спустить на воду большой боевой корабль, которым он владел, и приказал снаряжать его. Он взял с собой на корабль своих работников, и было на корабле у него около восьми десятков человек. Торир один распоряжался этими людьми, а значит, и всей той добычей, которая могла быть захвачена в этом походе. И когда Торир собрался, повел он свой корабль на север вдоль берега и встретился тогда с Карли на севере у Сандвера. Затем поплыли они все вместе, и был им попутный ветер. [Братья спрашивают Торира, почему у него больше людей, чем было условлено, но тот отвечает, что в таком опасном походе никто не будет лишним.]

Плыли они летом чаще всего так, как позволяли их корабли. Когда был легкий ветер, быстрее шел корабль Карли и его людей, плыли они тогда впереди, а когда был сильный ветер, Торир и его люди догоняли их. Они редко были все вместе, но тем не менее постоянно знали друг о друге. И когда они приплыли в Бьярмаланд, то остановились они в торговом месте. Началась там торговля. Все те люди, у кого было чем платить, приобрели там огромное богатство. Торир приобрел много беличьего меха и бобрового, и собольего. И у Карли было огромное богатство, так что он купил много мехов.

А когда там закончилась торговля, поплыли они прочь по реке Вине. Было тогда объявлено, что мир с местными жителями закончился. И когда они вышли в море, стали они держать совет. Торир спросил, не хотят ли люди сойти на берег и добыть себе добра. Люди ответили, что это было бы желательно, если бы только добыча была легкой. Торир говорит, что добра можно будет добыть, если путешествие пройдет удачно, – «но вполне возможно, что поездка окажется опасной для жизни». Все сказали, что хотели бы присоединиться, если бы была надежда на богатую добычу. Торир говорит, что таков обычай, что, когда умирает богатый человек, [его] имущество должно быть поделено между умершим и его наследниками. Он должен получить половину или треть, а иногда – меньше. То имущество должно быть вынесено в лес, иногда – в курган, и присыпано землей. Иногда строятся домики. Он говорит, что к вечеру все должны быть готовы к этому путешествию. Так было условлено, что все должны держаться вместе, никто не должен оставаться, когда предводители скажут, что пора уходить.

Они оставили людей охранять корабли и сошли на берег. Сначала были ровные долины, а затем – большие леса. Торир шел впереди тех братьев, Карли и Гуннстейна. Торир попросил людей идти бесшумно – «и сдирая с деревьев кору, так, чтобы одно такое дерево было видно от другого». Они вышли на большую поляну, и на той поляне был высокий деревянный частокол, с воротами в нем, которые были заперты. Шесть человек местных жителей должны были охранять каждую ночь это огороженное место, по два человека каждую треть ночи.

Когда Торир и его люди подошли к забору, стражи уже ушли домой, а те, кто должны были бодрствовать вслед за ними, не пришли на свое дежурство. Торир подошел к забору и зацепился топором за его верх, подтянулся затем сам и так оказался внутри двора, перебравшись через забор. К тому времени и Карли перебрался через забор и попал во двор. Они одновременно подошли к воротам, вынули засов и открыли ворота. Люди тогда вошли во двор. Торир сказал: «В этом дворе есть курган, в нем перемешаны золото, серебро и земля. Надо нам туда отправиться. А еще внутри ограды стоит бог бьярмов, который зовется Иомали. Но пусть только кто-нибудь осмелится его ограбить!». Затем идут они на курган и набрали столько богатств, сколько сумели, и понесли, сложив в свои одежды. Много налипло земли, как можно было ожидать. Затем Торир сказал, что пора уходить. Он говорит так: «Теперь вам, братья, Карли и Гуннстейн, следует идти первыми, а я пойду последним». Пошли они тогда все к воротам. Торир вернулся к Иомали и взял серебряную чашу, что стояла у него на коленях. Она была полна серебряных монет. Он ссыпал серебро себе за пазуху, а чашу за ручку повесил себе на руку и пошел затем в сторону ворот. Его попутчики уже все вышли за ограду, когда обнаружилось, что Торир отстал. Карли бросился назад, чтобы разыскать его, и столкнулись они в воротах. Карли увидел у Торира серебряную чашу. Тогда побежал Карли к Иомали. Он увидел, что у того на шее было драгоценное ожерелье. Карли схватил топор и разрубил сзади на шее ремешок, на котором крепилось ожерелье. Удар тот был столь силен, что у Иомали слетела голова. Шум был такой сильный, что все они только подивились. Карли взял ожерелье. Отправились они тогда прочь. Но как только раздался этот шум, пришли на поляну стражи и тотчас затрубили в рога. Вслед за тем они услышали звуки труб со всех сторон от себя. Они бросились в направлении леса и углубились в лес, и услышали с поляны позади себя шум и крик. Это пришли бьярмы.

Торир Собака шел последним из всех людей своего отряда. Два человека шли впереди него и несли перед ним мешок. В нем было что-то похожее на пепел. Торир брал это руками и посыпал этим следы, иногда он бросал это на свой отряд. Так они вышли из леса в долину. Они слышали, что войско бьярмов преследует их с криками и злобным воем. Выбежали тогда бьярмы из леса с двух сторон от них, но нигде ни самим бьярмам, ни оружию бьярмов не удалось приблизиться к ним настолько, чтобы причинить им вред. И тогда они поняли, что бьярмы их не видят.

А когда они подошли к кораблям, Карли с людьми первыми взошли на корабль, потому что они шли впереди других, а Торир был далеко сзади на берегу. Как только Карли и его люди взошли на свой корабль, они сняли шатры и отбросили швартовы. Затем они подняли парус. Корабль быстро вышел в открытое море. А Торир и его люди сильно отстали. Их кораблем было труднее управлять. И когда они подняли парус, Карли и его люди были уже далеко от берега. Поплыли тогда и те, и другие по Гандвику. Ночи были тогда еще светлыми. Плыли они поэтому ночь и день, пока Карли и его люди не пристали однажды вечером к какому-то острову. Они спустили там парус, бросили якоря и стали ждать там отлива, поскольку впереди них в море было сильное течение. Тогда Торир и его люди нагнали их. Они тоже встали на якорь. [Торир подплывает на лодке к кораблю братьев и требует, чтобы Карли отдал ему ожерелье и все сокровища. Гуннстейн замечает, что начинается прилив и пора плыть дальше.] Тут они поднимают якоря. И когда Торир увидел это, спустился он в лодку. Они погребли к своему кораблю. Карли и его люди подняли парус и были уже далеко, когда Ториру и его людям удалось поставить парус. Поплыли они тогда так, что Карли и его люди были все время впереди, и каждый из них старался плыть как можно быстрее. Так они плыли, пока не достигли Гейрсвера. Это – первая стоянка для кораблей, плывущих с севера. [Здесь Торир Собака убивает Карли, а Гуннстейн, забрав тело брата, бежит со своими людьми на корабле от преследования Торира.]

И все же Ториру и его людям удалось приблизиться [к кораблю Гуннстейна], так что, когда Гуннстейн приплыл в Ленгьювик, причалили они к берегу и, покинув корабли, бросились на берег, а чуть позже Торир и его люди подплыли к берегу и бросаются за ними и преследуют их. Одна женщина оказала помощь Гуннстейну и спрятала его, и говорят, что она была очень сведуща в колдовстве. И отправились Торир и его люди назад к кораблю, и взяли все то богатство, которое было на корабле Гуннстейна, а вместо того нагрузили камней, вывели корабль во фьорд, прорубили в нем дыры и потопили его. Затем Торир и его люди уплыли домой на Бьяркэйар.

Гуннстейн и его люди сначала ехали с большими предосторожностями, плыли на маленьких лодках, передвигались ночью, а днем прятались, ехали так до тех пор, пока не миновали Бьяркей, и вплоть до того, как выбрались из владений Торира. Гуннстейн сначала отправился домой на Лангей, но оставался там недолго. Он тотчас пустился в путь на юг. Он не останавливался, пока не приплыл на юг в Трандхейм и не встретился там с конунгом Олавом, и рассказывает ему новости так, как случилось в поездке в Бьярмаланд. Конунг был очень недоволен их поездкой, но предложил Гуннстейну остаться у него и говорит, что займется делом Гуннстейна, когда ему представится такая возможность. Гуннстейн принял это предложение и остался у конунга Олава.

Глава 139

[Конунг Олав, собираясь весной выступить против Кнута Могучего, посылает Финна Арнасона на север страны собирать ополчение.] О поездке Финна надо сказать, что у него был быстроходный корабль и на нем около трех десятков человек, и когда он собрался, пустился он в путь и плыл, пока не добрался до Халогаланда. Тогда устроил он тинг с бондами, сообщил свои новости и стал собирать лейдунг. У бондов в этой части страны были большие корабли, годные для лейдунга. Они подчинились приказу конунга и снарядили свои корабли. А когда Финн добрался до северной части Халогаланда, он стал созывать тинги и посылать некоторых своих людей для сбора ополчения туда, куда ему казалось необходимым. Финн послал своих людей на Бьяркей к Ториру Собаке и велел собирать там ополчение, как и в других местах. И когда до Торира дошел приказ конунга, он собрался в путь на том корабле, который был у него предыдущим летом в Бьярмаланде, взял в качестве гребцов своих работников и снарядился за свой счет.

Финн велел собраться в Вагаре тем халогаландцам, что жили к северу оттуда. Там собралось весной большое войско, и все ждали, когда Финн вернется с севера. Там был тогда и Торир Собака. И когда Финн приплыл, он велел тотчас трубить, собирая все войско на тинг. А на том тинге показывали люди свое оружие, так тогда и проверялось представительство от каждого корабельного округа. И когда это было сделано, Финн сказал: «Вот о чем я хочу спросить тебя, Торир Собака. Какую виру собираешься ты заплатить конунгу Олаву за убийство Карли, его дружинника, или за то, что ты захватил добро конунга в Ленгьювике? Есть у меня поручение конунга по этому делу, и хочу я сейчас услышать твой ответ». [Торир обещает выполнить условия конунга. Финн назначает размер платежа, но Торир не торопится платить, ссылаясь на отсутствие денег. Он угощает людей Финна пивом из больших бочек. В итоге Торир выплачивает только треть, а остальное, согласно договору, он должен отдать самому конунгу.]

Тогда пошел Финн к своему кораблю и уплыл вслед за своим войском. Торир медленно собирается покинуть гавань. Но когда его парус был поднят, поплыли они прочь оттуда по Вестфьорду и затем в море, и так на юг вдоль берега [на таком расстоянии], что горы видны были только до середины, а иногда море скрывало землю; так они плыли на юг, до тех пор пока он не приплыл в Энгландсхав и не достиг Энгланда; отправился он затем к конунгу Кнуту, и тот принял его хорошо. Тогда стало известно, что у Торира было огромное богатство, было у него все то добро, которое они оба взяли в Бьярмаланде, он и Карли. А в тех больших бочках было второе дно, и было там внутри пиво, а в основном обе бочки были заполнены беличьими, бобровыми и собольими шкурами. Торир тогда остался с конунгом Кнутом. [Финн приплыл к конунгу Олаву и сказал ему, что, вероятно, Торир отправился к Кнуту и что от него еще будет много зла.]

Глава 181

О поездке конунга Олава следует сказать, что сначала он отправился изНорега на восток через Эйдаског до Вермаланда и далее в Ватсбю, и оттуда через лес, лежащий на пути, и добрался до Нерики. Там жил богатый и могущественный человек, которого звали Сигтрюгг. Иваром звался его сын, который позднее стал достойным человеком. Там, у Сигтрюгга, конунг Олав провел весну. А когда настало лето, собрался конунг в дорогу и взял себе корабль. Отправился он летом в путь и не останавливался, пока не приплыл на восток в Гардарики к конунгу Ярицлейву и княгине Ингигерд. Королева Астрид и принцесса Ульвхильд остались в Свитьод, а с собой на восток конунг взял Магнуса, своего сына.

Конунг Ярицлейв хорошо встретил конунга Олава и предложил ему ос– 102 таться у него и взять столько земли, сколько ему нужно, чтобы содержать свое войско. Конунг Олав охотно согласился на это и остался там. [Следует характеристика правления конунга Олава и объяснение причин недовольства жителей Норвегии своим конунгом.]

Глава 183

[Кальв Арнасон соглашается стать человеком правителя Норвегии ярлаХакона и получает от него в лен большие владения.] И как только наступила весна, стал Кальв снаряжать корабль, который у него был, и как только корабль был готов, он вышел в море и направил свой корабль на запад в Энгланд, так как он узнал о конунге Кнуте, что тот уплыл ранней весной из Данмарка на запад в Энгланд. Тогда Кнут сделал ярлом Данмарка Харальда, сына Торкеля Высокого. Кальв Арнасон отправился к конунгу Кнуту, как только приплыл в Энгланд. Так говорит Бьярни Скальд Золотых Ресниц: «Конунг направил без колебаний свой корабль на восток за море. Рьяному в битве брату Харальда пришлось посетить Гарды. И мне совсем непривычно собирать небылицы о поступках людей: по вашем расставании ты вскоре свиделся с Кнутом». [Кнут потребовал от Кальва, чтобы, в случае возвращения в Норвегию Олава Харальдссона, Кальв выступил против него, и пообещал Кальву звание ярла.]

Глава 186

Бьёрн Окольничий узнал те новости, о которых уже говорилось, что ярл Хакон утонул. Тогда он изменил свое мнение; он раскаялся в том, что нарушил верность конунгу Олаву. Он посчитал себя свободным от той клятвы верности, которую он дал ярлу Хакону. Бьёрну подумалось, что теперь появляется надежда, что к власти вновь придет конунг Олав, если тот вернется в Норег, поскольку там тогда не было правителя. Бьёрн быстро собрался в путь и взял с собой несколько человек; ехал он день и ночь, то на лошадях, когда это было возможно, то на корабле, если это было необходимо; [и] не останавливались они в своей поездке, пока не прибыли зимой на йоль в Гардарики к конунгу Олаву, и был конунг очень рад, когда они с Бьёрном встретились. Конунг тогда узнал многие новости с севера из Норега. Бьёрн говорит, что ярл утонул и в стране не было правителя. Эти новости обрадовали всех тех, кто последовал за конунгом Олавом из Норега и у кого там были владения, родичи и друзья, и кто, в тоске по дому, стремился вернуться домой. Бьёрн рассказал конунгу и многие другие новости из Норега, о которых тому любопытно было узнать. [Бьёрн рассказал конунгу о тех, кто ему изменил, а также признался в своей неверности.]

Глава 187

С тех пор как конунг Олав приехал в Гардарики, он был сильно озабочен и много размышлял о том, какое решение ему принять. Конунг Ярицлейв и княгиня Ингигерд просили конунга Олава остаться у них и взять то государство, которое зовется Вулгариа, и это часть Гардарики, и был народ в той стране языческий. Конунг Олав раздумывал над этим предложением, и когда он рассказал о нем своим людям, все они стали отговаривать его оставаться там и убеждали его отправиться на север в Норег, в свое государство. У конунга также был план сложить с себя звание конунга и отправиться далеко в Иорсалир или в другие святые места и принять обет послушания. [Но] чаще всего он думал о том, нет ли какой возможности, чтобы вернуть свое государство в Нореге. [Он часто думал об этом и обращал свои мысли к Богу, чтобы Бог указал ему путь.]

Глава 189

Так говорится, что в Гардарики был такой случай, когда там был конунг Олав, что у сына одной знатной вдовы образовалась опухоль в горле и мучила она [его] так сильно, что мальчик не мог глотать пищу, и считали его смертельно больным. Мать мальчика пошла к княгине Ингигерд, поскольку она была с ней знакома, и показала ей мальчика. Княгиня говорит, что она не знает никакого лечения, чтобы помогло. «Пойди, – говорит она, – к конунгу Олаву – он здесь лучший лекарь – и попроси его провести руками по больному месту у мальчика, и сошлись на мои слова, если он не будет соглашаться».

Она сделала так, как сказала княгиня. И когда она пришла к конунгу, тогда говорит она, что сын ее смертельно болен, что у него опухоль в горле, и попросила она провести по опухоли руками. Конунг говорит ей, что он не лекарь, попросил ее пойти туда, где есть лекарь. Она говорит, что ее сюда прислала княгиня, – «и она просила меня передать ее слова, чтобы ты лечил так, как ты умеешь, и сказала она мне, что ты здесь, в этом месте, – лучший лекарь». Тогда конунг согласился и провел руками по горлу мальчика и долго ощупывал опухоль, до тех пор пока мальчик не открыл рот. Тогда конунг взял хлеб и отломил [немного], и положил крестом у себя на ладони, затем положил он это в рот мальчику, и тот проглотил. И с этого момента прошла вся боль в горле. Через несколько дней он был совсем здоров. Его мать была очень счастлива, а также другие родичи и знакомые мальчика. Тогда из-за этого стали поначалу думать, что у конунга Олава такие способные к лечению руки, как у тех людей, которые владеют этим искусством и о которых говорят, что у них хорошие руки, но позднее, когда всем стало известно о его чудесах, это было воспринято как настоящее чудо.

Глава 191

После того как конунг Олав решил для себя, что он хочет отправиться домой, он сообщил об этом конунгу Ярицлейву и княгине Ингигерд. Они отговаривали его от этой поездки, говоря, что в их государстве он может иметь такую власть, которая кажется ему наиболее подобающей, и просили его не ехать во владения своих врагов с таким малым войском, которое у него было. Тогда конунг Олав рассказывает им свой сон и говорит при этом, что, как он думает, это было знамение Божье. И когда они поняли, что конунг решил отправиться назад в Норег, они предложили ему всю ту помощь в подготовке к поездке, какую он хотел бы от них получить. Конунг благодарит их прекрасными словами за их участие, говорит, что он охотно примет от них то, что ему нужно для поездки.

Глава 192

Сразу после йоля конунг Олав стал собираться в дорогу. У него там было около двух сотен своих людей. Конунг Ярицлейв дал им всем вьючных животных и то снаряжение, в котором они нуждались. И когда Олав был готов, он отправился в путь. Конунг Ярицлейв и княгиня Ингигерд проводили его с почестями. А Магнуса, своего сына, он оставил там у конунга. Тогда поехал конунг Олав с востока, сначала по льду вплоть до моря. А когда настала весна и сошел лед, стали они снаряжать свои корабли, а когда они собрались и подул попутный ветер, поплыли они, и плавание его прошло очень хорошо. Конунг Олав привел свои корабли на Готланд, узнал там новости и из Свиавельди, и из Данмарка, и со всего Норега. Тогда стало точно известно, что ярл Хакон утонул, а в Нореге не было правителя. Конунг и его люди тогда подумали, что их поездка будет удачной, поплыли они оттуда, когда подул попутный ветер, и держали путь в Свитьод. [Олав приплывает к шведскому конунгу Энунду, своему свояку.]

Глава 195

Правители в Нореге держали разведчиков на востоке в Свитьод и на юге в Данмарке, [на случай] если конунг Олав вернется с востока из Гардарики. Им тотчас стало известно, как только их люди смогли до них доехать, что конунг Олав приплыл в Свитьод. И как только это стало доподлинно известно, по всей стране начали собирать войско. [Было собрано ополчение. Перечисляются те, кто поклялся Кнуту убить конунга Олава.]

Глава 216

Теперь следует рассказать о том, с чего раньше рассказ отклонился в сторону, что лендрманны и бонды собрали огромное войско, как только они узнали, что конунг уехал с востока из Гардарики и что он приплыл в Свитьод. И когда они узнали, что конунг вернулся с востока в Ямталанд и что он собирается поехать с востока через Кьёль в Верадаль, они направили свое войско в Трандхейм и собрали там вместе весь народ, свободных и рабов, и так отправились в Верадаль, и было у них такое большое войско, что ни один человек не видел, чтобы когда-либо в Нореге собиралось войско, равное ему по величине. [Особенно были настроены против конунга Олава люди из Тронхейма.]

Глава 243

Следующим летом много стало говориться о святости конунга Олава, и все речи о конунге стали иными. [Даже бывшие противники конунга Олава поверили в его святость. Епископ Сигурд, обвиняемый в большой ненависти к Олаву, был вынужден уехать в Англию к Кнуту Могучему.] Затем отправили тренды людей в Упплёнд, чтобы передать, что епископа Гримкеля просят приехать на север в Трандхейм. Конунг Олав отослал епископа Гримкеля назад в Норег, когда сам он отправился [из Свитьод] на восток в Гардарики. С тех пор епископ Гримкель находился в Упплёнде. И когда это известие достигло епископа, он стал тотчас собираться в поездку. Тому, что он поехал, во многом способствовало то, что епископ верил в истинность того, что говорилось о чудесных деяниях и святости конунга Олава.

Глава 245

[После перенесения тела конунга Олава в церковь Клемента в Нидаросе и объявления Олава святым произошло много чудес.] Епископ оберегал святость конунга Олава, обрезал его волосы и ногти, так как они росли, как бывало и тогда, когда он жил в этом мире. Так говорит скальд Сигват: «Я не солгу, если скажу, что у Олава выросли волосы, как у живого человека; охотнее всего превозношу я людей конунга в моей песни; в Гардах избавил он (= конунг, т. е. Олав) от болезни Вальдамара; до сих пор сохраняются волосы, что росли из светлой головы у того, кто подарил зрение». [Далее следует несколько строф из «Песни спокойного моря» скальда Торарина Славослова, где говорится о чудесах св. Олава и, среди прочего, о росте его ногтей и волос и об исцелении им незрячих.]

§ 6.5.2. «Отдельная сага об Олаве святом» по Holm perg 2 4°

Текст

Публикуется по изданию: Saga Ol?fs konimgs hins helga. Den store saga om Olav den Hellige. Efter pergamenthandskrift i kungliga biblioteket i Stockholm nr. 2 4to med varianter fra andre h?ndskrifter / Utgitt for Kjeldeskriftfondet av O. A. Johnsen og J?n Helgason. Oslo, 1941. В. 1.

Upphaf rikis Nor?manna

1. […] Enn me? ?vi at ?eir ?ottuz hava liti? rici til йжада ?a foro ?eir i hema? sva sem saugur его til. at Halfdan hviti fell a Estlandi. Halfdan haleGr fell i Orc-neyiom. […] (Bis. 9)

Drap Biarnar

2. […] Eiricr blo?eyx com or Austrvegi me? herscip oc li? mikit […] (Bls. 10)

Drap Sigur?ar HLa?aiarLs

11. […] Hacon iarl for nockor sumor i Austrveg at heria. ?a drap harm Griotgar?. oc.ii. a?ra iarls sono oc marga a?ra ?a menn er verit hof?v at aftoco Sigur?ar iarls fo?urhans. […] (Bls. 21)

Fra Haralldi grenska

13. […] Hacon iarl sat i ?randheimi me? trausti ?r^nda. en stundum sv?r i Danmorc me? Haralldi Gorms syni. En stundum heria?i harm i Austrveg. ?ar hittvz ?eir Haralldr grensci. oc foro um haustit ba?ir til Danmarcar oc voro um vetrin me? Danakonungi. […] (Bls. 24)

Fra Haralldi gr?nska

16. Eitt sumar ?a er Haralldr grensci for i Austrveg i hema? at fa ser f?ar. ?a com hann i Svi?io?. […] For ?a Haralldr konungr um hausti? aptr til NoRegs. oc var heima um vetrinn. oc var helldr vkatr. eptir um sumarit for hann ? Austrveg me? li?i sino. oc helt ?a til Svi?io?ar. oc sendi or? Sigri?i drotning ?av at hann vill Anna hana. […] En eigi at si?r for hann me? micla sveit manna, oc com til ?ess byiar er drotning re?. et sama kvelld kom ?ar annaR konungr sa het Visivalldr austan or Gar?arici. […] (Bls. 27–29)

Перевод

Начало норвежского государства

1. […] И поскольку им казалось, что у них мало владений для управления, то отправились они в военный поход, как говорится в сагах, что Хальвдан Белый пал в Эстланде1, Хальвдан Высоконогий пал на Оркнейских островах. […]

Убийство Бьярни

2. […] Эйрик Кровавая Секира пришел с Аустрвега с боевыми кораблями и с большим войском2. […]

Убийство Сигурда, хладирского ярла

11. […] Ярл Хакон отправился однажды летом в Аустрвег воевать. Тогда убил он Грьотгарда и двух других сыновей ярла, и много других людей [из числа] тех, кто участвовал в убийстве ярла Сигурда, его отца3. […].

О Харальде Гренландце

13. […] Ярл Хакон находился в Трандхейме под защитой трендов, а иногда на юге в Данмарке у Харальда Гормссона. А иногда он воевал в Аустрвеге4. Там они встретились с Харальдом Гренландцем и вместе отправились осенью в Данмарк, и провели зиму у конунга данов […].

О Харальде Гренландце

16. Однажды летом, когда Харальд Гренландец отправился в военный поход в Аустрвег с целью захватить добро, то пришел он в Свитьод. [Харальд встретился с королевой Сигрид, вдовой Эйрика Победоносного.] Отправился тогда конунг Харальд осенью назад в Норег и провел зиму дома, и все время был в плохом настроении. Затем летом отправился он в Аустрвег со своим войском и держал [путь] в Свитьод, и послал сказать королеве Сигрид, что он хочет с ней встретиться […] И вскоре отправился он со многими людьми и прибыл в то поместье, где правительницей была королева [Сигрид]. В тот же вечер прибыл туда другой конунг, которого звали Висивальд, с востока из Гардарики. [Сигрид сжигает ночью обоих конунгов в доме с целью отучить мелких конунгов приезжать из других стран свататься к ней.]5

Примечания

1 О гибели Хальвдана Белого в Эйстланде см. в гл. 32 и 33 «Саги о Харальде Прекрасноволосом» (Глава 2, § 2.2, комм. 13).

2 Тождественное известие об Эйрике Кровавая Секира см. в гл. 35 «Саги о Харальде Прекрасноволосом» (Глава 2, § 2.2).

3 В гл. 15 «Саги о Харальде Серая Шкура» по «Кругу земному» Хакон убивает Грьотгарда не в Аустрвеге, а в Мере, на юге Норвегии (КЗ. С. 96). О походах ярла Хакона по Аустрвегу см. в гл. 12 и 13 этой саги (Глава 4, § 4.2).

4 Ср. с гл. 13 «Саги о Харальде Серая Шкура» по «Кругу земному» (Глава 4, § 4.2).

5 Висивальд здесь назван конунгом «с востока из Гардарики» (austan or Gar?arici). Подробнее см. комментарий в Главе 5, мотив 14 «Саги об Олаве Трюггвасоне».

§ 6.6. «Сага об Олаве Святом» по «Книге с Плоского острова»

«Сага об Олаве Святом» по «Книге с Плоского острова» содержит семь дополнительных (по сравнению с «Кругом земным») восточноевропейских мотивов (мотив 14 «Саги об Олаве Трюггвасоне» и мотивы 2, 6, 8, 10.5, 13, 15 «Саги об Олаве Святом»), из которых лишь один (10.5) встречается также и в других редакциях «Отдельной саги» Снорри Стурлусона. Мотив 8 – «Прядь об Эймунде Хрингссоне» – целесообразно выделить в самостоятельный раздел (§ 6.7). В настоящем параграфе приводятся остальные шесть добавлений к тексту «Круга земного».


Рукописи, издания, переводы:

См. во Введении раздел «Книга с Плоского острова».

Текст

Публикуется по изданию: Flateyjarb?k / Gu?brandr Vigfusson, С. R. Unger. Christiania, 1862. В. II.

Paattr HaraUz graenska

3. Eitt sumar er Haralldr grenski for i Austrveg j hernat at fa ser fiar ?a kom hann j Sui?iod. […] For Haralldr konungr vm haustit aftr j Grenlandz fylki ok var heima vm uetrinn ok helldr vkatr. en vm sumarit eftir for hann j Austrueg med lide sinu ok hellt ?a til Sui?iodar ok sende ord Sigride drotningu at hann uillde finna hana. […] hann biozt at rida upp a land enn a fund Sigridar drotningar. margir menn lottu ?ess. en aeigi at sidr for hann vid mykla suaeit manna ok kom til ?ess baeiar er Sigridr drotning red fyrir. ?at sama kuelld voru ?ar komnir sex konungar adrir er allir badu Sigridar drotningar. hon georir nu ueitzslu moti bidlum sinum ollum ok byr ?eim eina holl. ?ar skillde vera.vij. daga uaeitzsla. sinn dag skyllde huerr ?eirra tala vid hana. skillde hon svo reyna malsnilld ?eirra. hon let adra holl bua astuinum sinum. Visiualldr Gardakonungr uar j ?essu lide. […] ?a natt let Sigridr ueita ?eim atgaungu med elide ok uopnum. brann ?ar stofan ok ?eir seau konungar med sinum monnum er inne voru. en ?eir voru drepnir er vt kuomuzst. Sigridr kuezst suo skylldu leida smakonungum ath fara til ?ess ?r audrum londum at bidea sin. (Bls. 4–5)

25. […] ?adan for Olafr konungr til Einglandz ok ?tti hinn.xvj. bardaga j Au-dafurdu ok hafde sigr. Hina xvij. orrostu atti hann uestarliga a landinu j ?eim stad er a Uallande heitir. ?adann for Olafr konungr j Austerueg ok hafde markad vid haeidit land, ?ar var a ?ui lande spakona su er sagde firir orlog manna ok lif. […] (Bis. 28)

Her hefr vpp ?aat Styrbiarnar Suiakappa er hann bardiz vid Eirek Suiakonung

60. […] for Beornn j Austrriki ok heriade ?ar ok skylldade menn vida til herfarar med ser. A ?riggja uetra fresti nade hann Jomsborg a Uinlande ok uard ?ar yfir hofdinge. […] hann for nu j uestruiking. j Danmork gerde hann ufrid mikinn. ?a for hann til Uindlandz til Jomsborgar af ?ui at ?ar var kominn fiolde lids or austrlon-dum til motz vid hann ok namuzst forina ef hann k$mi aeigi. en med lide ?ui ?llu for hann aftr til Danmerkr ok hafde hann pa.x. hundrat herskipa. […] Sidan foru ?eir Styrbeornn med oil ?essi herskip til Sui?iodar. (Bis. 70–71)

272. ?ad hafdi verit aeitt sinn er Olafr konungr var j Gardariki at Jngigerdr drotning for or lande laeidar sinnar. sa Olafr konungr a for hennar ok kuat visu.

Fagr stod er bar brude
blackr syndizst mer spracki
oss let yndiss missa
augf?gr kona a hauge.
keyrde gerdr or Gaurdum
godlat uala slodar
aeik en aein gl?p saekir
jall huernn konur allar.

Ok enn kuat hann.

Ar stod ok enn dyra
jalla doms med blomi
hardla graen sem Haurdar
huatt missari vissu.
nu hefir beckiar tre bliknnat
bratt Mardallar grati
lind hefir laufui bundit
limuord j Gaurdum.

Ma ?at a ?essum augsynazst at honum hefir vit Jngigerde verit betr en flestar konur adrar. er ?at nu Host uordit, at henni hefir ?at verit hin mesta hofutgaefa ok huerium ?drum er uit hann hafua j vinattu verit. (BIs. 341)

301. […] Sighuatr skalld hafde ?egit haeimfarar leyfui ?a er Olafr konungr for austr j Gardariki en annat sumar for Sighuatr or lande ok sudr til Roms ok med honum Besse Skalldtorfuson. […] (Bls. 371)

323. Sua bar at aeitt sinn j G?rdum austr at elldr kom j kaupbae ?ann er Holmgardr haeitir ok stod aeigi til minna voda en borgin 511 munde brenna upp. nu flydu aller menn ok urdu felmsfuller ok kuomu til klerks eins ok kennimannz er Stephan het en hann ?jonade ?ar hinne helgu Olafskirkiu ok uilldu freista j suo mikille naudsyn styrktar ok velldis hins helga Olafs konungs ok raeyna suo til sannz s?gur annarra manna, en ?egar er prestrinn heyrde ?eirra vilea ok baenarord ?a tekr hann j fang ser likneski ?ess hins goda lauardz ok setti a mot elldinum. sidan ?okade elldrinn huergi um ?at fram er hann var ?a kominn ok uard suo borgit hinum mesta hlut borgarinnar. (Bls. 390)

Перевод

Прядь о Харальде Гренландце

3. Однажды летом, когда Харальд Гренландецii отправился в военный поход в Аустрвегiii с целью захватить добро, он пришел в Свитьод. [Харальд встретился с королевой Сигрид, вдовой Эйрика Победоносного.] Отправился конунг Харальд осенью назад в Гренландский фюльк и провел зиму дома, и все время был в плохом настроении. А следующим летом отправился он в Аустрвег со своим войском и держал путь в Свитьод, и послал сказать королеве Сигрид, что хочет с ней встретиться. […] Он собрался поехать вглубь страны, чтобы еще раз встретиться с королевой Сигрид. Многие люди отговаривали его от этого, но он тем не менее поехал со многими своими людьми и приехал в то поместье, где правительницей была королева Сигрид. В тот же вечер приехали туда шесть других конунгов, и все они просили руки королевы Сигридiv. Устраивает тут она пир всем просителям своей руки и помещает всех в одни палаты. Там должен был быть семидневный пир. Каждый день один из них должен был говорить с ней. Так она должна была испытать их красноречие. Велела она [и] другой дворец приготовить для искателей своей любви. Висивальд, конунг Гардовv, был в их числе. [Начался пир.] Той ночью велела Сигрид напасть на них с огнем и мечом. Сгорел там дом и те семь конунгов со своими людьми – все кто находился внутри, а те, кому удалось выбраться, были убиты. Сигрид сказала, что так она отучит мелких конунгов от того, чтобы приезжать из других стран свататься к ней.

25. [Рассказывается о походах и битвах юного конунга Олава. Его пятнадцатая битва была в Пейтуланде, во Франции.] Оттуда конунг Олав отправился в Энгланд, и была у него шестнадцатая битва в Аударфьорде, и он победил. Семнадцатая битва была у него на западе, на суше, в том месте, которое зовется в Валланде. Оттуда отправился конунг Олав в Аустрвег и торговал в языческой стране. В этой стране была пророчица, которая предсказывала людям их судьбу и жизнь. [Попутчики конунга Олава узнают у пророчицы о судьбе своего конунга.]

Здесь начинается прядь о Стюрбьёрнеiii, шведском герое, о том, как он сражался против Эйрека, конунга свеев

60. [Шведский конунг Эйрек, сын Бьёрна Старого, дает своему племяннику Бьёрну, прозванному им Стюрбъёрном, шесть десятков хорошо оснащенных кораблей, чтобы тот на три года покинул страну.] Отправился Бьёрн в Аустррики и воевал там, и вменял людям повсюду в обязанность участвовать в его военных действиях. На третью зиму он нарушает мир в Иомсборгеiv в Винланде и становится хёвдингом над ним. […] Затем он отправился в викингский поход на запад. В Данмарке учинил он большое немирье. […] Затем он отправился в Виндланд, в Иомсборг, так как туда к нему пришло огромное войско из Аустрлёнд и отказывалось двигаться [дальше], если он не появится. И со всем тем войском он отправился назад в Данмарк, и было у него тогда десять сотен боевых кораблейv. […] Вскоре отправились Стюрбьёрн и его люди со всеми этими кораблями в Свитьод.

272. Так случилось однажды, когда конунг Олав был в Гардарики, что княгиня Ингигерд отправилась из страны по своим делам. Посмотрел конунг Олав на ее отъезд и сказал вису: «Я, красивый, стоял на кургане и смотрел на женщину, как ее нес на себе конь; прекрасноокая женщина лишила меня моей радости; приветливая, проворная женщина вывела своего коня со двора, и всякий ярл поражен ошибкой».

И еще он сказал: «Прежде стояло дерево дорогое в вотчине ярла, в цвету совершенно зеленым (в роскоши) – как это знали в любое время года жители Хордаланда. Теперь вдруг все дерево скамьи (= женщина), украшенное листвой, поблекло от слез Фрейн (= золота). У липы головного убора (= женщины) есть земля в Гардах (= на Руси) (или: Властитель в Гардах связал липу льна [= женщину] золотым листом)»*.

Можно из этого заключить, что ему было с Ингигерд лучше, чем со многими другими женщинами. Теперь ясно сказано, что ей выпало огромное счастье и всем другим, кто находился с ним в дружбе.


* Перевод второй строфы – И. Г. Матюшиной (Цит. по: Гуревич, Матюшина 2000. С. 539).


301. [Рассказывается о том, что произошло с людьми конунга Олава.] Скальд Сигват был отпущен домой тогда, когда конунг Олав отправился на восток в Гардарики, а на следующее лето отправился Сигват из страны, и на юг в Ром, и вместе с ним Верен Скальд-Торвусон. [Только в Риме они узнают о гибели конунга Олава.]

323. Так случилось, что однажды на востоке в Гардах начался пожар в том торговом городе, который зовется Хольмгард, и не уменьшалась опасность, а город весь мог сгореть. Вот побежали все люди и преисполнились страха, и пришли к одному священнику и проповеднику, которого звали Стефан. А он был пастором там в церкви Святого Олава, и хотели они испробовать в такой большой нужде силу и могущество святого конунга Олава и так испытать правдивость рассказов других людей. И как только священник услышал их желание и слова их молитвы, тогда берет он в руки изображение того доброго господина и поставил против огня. После этого огонь не пошел никуда дальше [того места], до которого он тогда дошел, и так была спасена большая часть того города.

§ 6.7. «Прядь об Эймунде Хрингссоне»

Введение

«Прядь об Эймунде», чаще называемая «Сагой об Эймунде», сохранилась в составе «Саги об Олаве Святом» по «Книге с Плоского острова». Исследователи относят «Прядь» к королевским сагам. «Прядь об Эймунде» уникальна тем, что практически всё ее действие происходит в Гардарики (на Руси), а не в Скандинавии. В ней подробно описывается деятельность скандинавских наемников на Руси во времена князя Ярослава Мудрого (конунга Ярицлейва). Рассказ «Пряди» совпадает в известных деталях с описанием в летописи событий после смерти Владимира Святославича в 1015 г., однако расхождения весьма значительны. Как справедливо замечает Р. Кук, «такого рода расхождений, естественно, следует ожидать, когда монастырская летопись XII века (сама по себе не во всем достоверная) и исландское светское сочинение XIV века отражают одни и те же события XI века. Одни лишь расстояния во времени и пространстве неминуемо должны были послужить причиной искажения фактов, но в придачу к ним на характере искажений сказывается и то обстоятельство, что исландское сочинение очень последовательно… подменяет историю повествованием определенного типа»[428].

В тексте «Пряди» говорится, что рассказ был составлен со слов участников похода Эймунда[429], состоявшегося в начале XI в. Столь детальное знакомство саги с событиями на Руси, естественно, возможно было только на основе устных рассказов непосредственных участников событий. История устного бытования этого повествования реконструирована Р. Куком[430]. Исходя из того, что рассказы об усобице между сыновьями Владимира Святославича, равно как и условия договора между русским князем и скандинавскими наемниками не были широко известны на скандинавском Севере и в массе своей не нашли отражения в других древнескандинавских памятниках, Г. В. Глазырина заключает, что ««Прядь об Эймунде» достигла Скандинавии в виде уже оформившегося рассказа», воспроизводившегося вновь и вновь «в среде скандинавских наемников при русском дворе»[431]. Время записи «Пряди» установить сложно. Целым рядом исследователей было принято предположение Я. де Фриса, что «Прядь» была написана в конце XIII в.[432] Е. А. Мельникова готова принять датировку «Пряди» даже «третьей четвертью XIV в.», поскольку она «исходит из времени составления компиляции», но категорически отвергает отнесение ее к концу XIII в., ибо оно «сугубо произвольно»;

при этом сама исследовательница утверждает, что рассказы об Эймунде передавались изустно на протяжении как минимум двух с половиной столетий, что отодвигает запись «Пряди» к последней трети (или даже четверти) XIII в.[433] Основываясь на анализе внетекстовых данных, и в частности на общей картине развития интереса к историческим сюжетам, связанным с Русью, в определенных жанрах древнеисландской письменности, Г. В. Глазырина относит «Прядь» ко времени не позднее середины XIII в.[434] Наиболее осторожен (и, вероятно, прав) был в 2005 г. С. М. Михеев, когда он писал: «Между тем необходимо отметить, что твердые основания для сколько-нибудь точных датировок создания этого памятника отсутствуют. Его первая письменная фиксация могла состояться и в XII, и в XIV в. При этом текст источника мог претерпеть значительные изменения уже в ходе переписывания и при помещении в контекст «Саги об Олаве Святом» «Книги с Плоского острова»»[435]. Увы, со временем позиция автора несколько изменилась: «Сага о подвигах Эймунда долгое время передавалась изустно в Исландии и была записана лишь в XIII или даже XIV веке»[436]. Важные наблюдения сделаны в последние годы над структурой текста «Пряди», что позволило выделить в ней как минимум два слоя и показать поздний характер ее пролога и эпилога[437]. К сожалению, пока не был проведен сопоставительный анализ языка выделяемых слоев текста «Пряди», что дало бы возможность перейти от экстралингвистических предположений к основательно фундированным заключениям, строящимся на выявлении интертекстовых связей.

* * *

История знакомства русских исследователей с «Прядью об Эймунде» весьма примечательна. В 1833 г. «Королевское общество северных антиквариев» в Копенгагене издало «Прядь» тиражом в семьдесят экземпляров (в оригинале и латинском переводе) и разослало ее по научным центрам России. В кратчайший срок, а именно уже к 1834 г., в России вышло два перевода «Пряди». Один из них был выполнен с латинского текста студентом Словесного отделения Московского университета Д. Лавдовским и сопровождался статьей М. П. Погодина[438], отметившего, что история Эймунда «хронологически верна» и «доставляет немаловажное дополнение к Русской Истории»[439].

Второй перевод «Пряди об Эймунде», и уже непосредственно с исландского оригинала, был выполнен профессором Санкт-Петербургского университета, историком и филологом, издателем журнала «Библиотека для чтения»

О. И. Сенковским. Предваряющая перевод статья Сенковского о сагах была написана (вопреки устоявшемуся к тому времени мнению) с позиции полного и безоговорочного доверия к скандинавскому источнику. Автор ставил свидетельства «Пряди об Эймунде» выше данных русских летописей, полагая, что летописец создал «значительную часть своей книги» из варяжских саг, приведя их в соответствие с хронологией византийских авторов, писавших о Руси[440]. Анализируя «Прядь об Эймунде», которая, по его словам, «непосредственно относится к Русской Истории»[441], Сенковский объяснял расхождения этой саги с русской летописью либо сокращениями, которым якобы подверглась сага[442], либо незнанием и ошибками Нестора.

Подобная трактовка летописи и саг, естественно, вызвала немедленную реакцию: статья подверглась язвительной критике С. В. Руссова[443], защищавшего от нападок оппонента творение Нестора – «драгоценный памятник Русской письменности и основание нашей Истории»[444], и С. М. Строева (псевдоним – С. Скромненко), который объяснял расхождение саг с летописью или отсутствие в летописи каких-либо фактов (например, имени Эймунда, главного действующего лица исландской саги) недостоверностью известий саг в целом[445]. М. П. Погодин, напротив, высоко оценил статью Сенковского[446], а Строева обвинил в формальном подходе к саге. Он полагал, что, несмотря на недостоверность отдельных деталей («Нечего искать в сагах подробностей, обстоятельности сообщаемых событий»), сохраненные в сагах общие черты русской действительности важны для истории.

«Прядь об Эймунде» неоднократно оказывалась в центре внимания исследователей в течение двух последних столетий, что будет видно из комментария к тексту (Мотив 8). Из русских работ следует в первую очередь отметить статьи

А. И. Лященко, Е. А. Рыдзевской, Е. А. Мельниковой, из западных – К. Сельнеса и Р. Кука, в которых «Прядь об Эймунде» рассматривается как источник по русской истории. Важно отметить, что филологически «Прядь» почти не изучена; более того, она даже не упоминается в таких справочниках, как Schier К. Sagaliteratur (Stuttgart, 1970) и Medieval Scandinavia: An Encyclopedia (N. Y.,L., 1993).

Перевод «Пряди об Эймунде», который публикуется здесь, выполнен Е. А. Рыдзевской[447]. Мною сделаны лишь незначительные изменения, преимущественно связанные с русской передачей древнеисландских имен собственных. Прядь выделена мною в качестве отдельного сюжетного мотива (Мотив 8). Комментарий строится по пунктам, нумерация которых дана в тексте перевода.


Рукопись

GKS 1005 fol (Flateyjarb?k) – 1387–1394 гг.

Издания

1. Eymundar saga. Eymundi et Ragnaris, Norvegicorum principum, tandem Polteskae vel Polociaein Russia dynastarum, vitae et gesta. In originali Islandico e membrana Bibliothecae Daniae Regis unacum Latina versione et brevi introductione edidit Societas regia antiquariorum Septentrionalium. Hafniae, 1833.

2. ??tt (sicl – T. Д.) Eymundar ok Olafs kon?ngs / С. C. Rafn, ?orgeir Gu?mundsson, ?orsteinn Helgason (Fms. В. V). 1830. Bls. 267–298.

3. Eymundarsaga / С. C. Rafn // AR. 1852. T. 2. P. 170–211.

4. См. издания Flateyjarb?k во Введении, в разделе «Книга с Плоского острова».

Переводы

Английский:

Eymund’s Saga // Vikings in Russia. Yngvar’s Saga and Eymund’s Saga / Translated and Introduced by Hermann P?lsson and P. Edwards. Edinburgh, 1989. P. 69–89.

Датский:

Fortaelling om Emund og Kong Olaf (OS. В. V). 1831. S. 239–269 (N. M. Petersen).

Латинские:

В издании 1833 г. (Sveinbj?rn Egilsson).

De Eymundo et rege Olavo (Shi. T. V). 1833. P. 257–282 (Sveinbj?m Egilsson). Eymundarsaga // AR. 1852. T. 2. Р. 170–211 (Sveinbj?rn Egilsson).

Русские:

Эймундова сага / Пер. с лат. Д. Лавдовского // Учен. зап. ими. Московск. ун-та. 1834.

Ч. III. № 8. С. 386–401; № 9. С. 576–596.

Eymundar Saga. Эймундова сага / [О. И. Сенковский] // Библиотека для чтения. СПб., 1834. Т. 2, отд. III. С. 1–46 (перевод и исландский текст в нижней части страниц). С. 47–71 (примечания).

Eymundar Saga. Эймундова сага. Сказание об Эймунде Ринговиче и Рагнаре Агнаровиче, скандинавских витязях, поселившихся в России в начале XI века / Перевел с исландского и критически объяснил О. Сенковский. СПб., 1834.

Эймундова сага. Сказание об Эймунде Ринговиче и Рагнаре Агнаровиче, скандинавских витязях, поселившихся в России в начале XI века. // [О. И. Сенковский] (Барон Брамбеус). Собрание сочинений. СПб., 1858. Т. V. С. 511–573 (перевод с комментариями).

Эймундова сага. Жизнь и деяния Эймунда и Рагнара, норвежских конунгов, потом полоцких в России владельцев / Пер. О. И. Сенковского // Русская классная библиотека, издаваемая под редакцией А. Н. Чудинова. Сер. 2. СПб., 1903. Вып. XXV: Древне-северные саги и песни скальдов в переводах русских писателей. С. 31–61 (перевод и подстрочные примечания).

Повесть об Эймунде и Рагнаре, норвежских конунгах, о их жизни и приключениях на службе у русского князя Ярослава, об убийстве князя Святополка, записанная со слов пяти воинов из дружины Эймунда: Из скандинавских саг / Изложил Ник. Асеев. М., 1915.

Сага об Эймунде // Рыдзевская 1978. С. 89–104.

Прядь об Эймунде / Пер. Е. А. Рыдзевской // Джаксон 1994а. С. 104–119.

Фрагменты в: Мельникова 19786.

Фрагменты в: Древнерусские города 1987. С. 106–119.

Фрагменты в: Древняя Русь 2009. С. 121–138.

Украинские:

Грушевський М. С. Виiмки з джерел до icтopii Украiни-Pyci до половини XI века. Львiв, 1895. С. 109–122.

Прщак О. Походження Pyci. Стародавнi скандинавськi саги i Стара Скандинавьi. Киiв, 2003. Т. II. С. 166–188.

Французский:

Eymundarsaga // AR. 1852. Т. 2. Р. 170–211.

Литература

Сенковский 1834; Скромненко 1834; Руссов 1834; Погодин 1834; Погодин 1846; Finnur J?nsson 1923.; Лященко 1926; Belaiew 1934; Рыдзевская 1940; Seines 1965; de Vries 1967. S. 303–304; Мельникова 19786; Cook 1986; Simek, Hermann P?lsson

1987. S. 78; Hermann P?lsson, Edwards 1989; Джаксон 1988в; Джаксон 1994a; Джаксон 1994 г; Глазырина 2001; Глазырина 2002. С. 62–68; Гуревич 2004; Rowe, Harris 2005; Мельникова 2008в; Михеев 2009.

Текст

Публикуется по изданию: Flateyjarb?k / Gu?brandr Vigfiisson, С. R. Unger. Christiania, 1862. В. II. S. 118–134.


HER HEFR VPP PAATT EYMUNDAR OK OLAFS KONUNGS

copitulum

Hringr hefir konungr haeitit er red firir Upplondum j Noregi. ?at fylki uar lcallat Hringariki er hann uar konungr yfir. hann uar uitr ok vinsaell godgiarnn ok uellau-digr. hann uar Dagsson Hringssonar Haralldzsonar hins harfagra ok ?otti su aett bezst ok gofguzst j Noregi at aeiga til hans at telia. Hringr atti.iij. sonu ok voru allir konungar. aeinn het Hraerekr hann uar ?aeirra elzstr annar het Eymundr ?ride Dagr. ?aeir voru allir hardfaeingir menn ok voru j vtgerdum firir f?dur sinum ok j uikingu ok ofludu ser suo metorda. ?etta uar j ?ann tima er Sigurdr konungr syrr red firir Upplondum. hann atti Astu Gudbrannzdottur modur Olafs konungs hins helga. ?omy het systir hennar modir Halluardz hins helga en ?nnur Jsridr modur-modir Staeigar-?oris. ?aeir voru fostbraedr er ?aeir oxu upp Olafr Haralldzson ok Eymundr Hringsson. ?aeir voru ok miog iafnnalldra. ?aeir vonduzst vid i?rottir allar ?aer er kallmann baetti ok voru ymizst med Sigurde konungi edr med Hringi konun-gi f?dur Eymundar. En ?a er Olafr konungr for til AEinglandz ?a for Eymundr med honum. ?ar var ok med ?aeim Ragnnarr Agnnarsson Ragnnarssonar ryckils Haralldzsonar harfagra ok mart annarra rikra manna, voru ?aeir ?ui agaetare ok vijdfraegre sem ?aeir foru vidara. sem nu hefir raun a uordit vm Olaf konung hinn helga at hans nafn er kunnikt uordit um alia Nordrhalfuna. ok ?a er hann fekk ualld yfir Noregi lagde hann undir sig allt land ok eyddi ollum fylkiskonungum sem se-gir j s?gu hans med ymsum atburdum sem frodir menn hafua ritat. ?uiat ?at er iaf-nan sagt at hann tok riki af fim konungum a aeinum mornne en allz taeki hann af.xi. konungum ?ar innanlandz eftir s?gn Styrmis hins froda. let hann drepa suma en suma maeida suma rak hann ?r lande. J ?essu flode urdu ?eir Hringr ok Hraerekr ok Dagr. en Eymundr ok Ragnarr jarll Agnnarsson voru ?a j vikingu er ?essi tidendi gerduzst. foru ?eir ?r lande Hringr ok Dagr ok voru lengi j hemade. sidan foru ?eir austr j Gautland ok redu ?eir ?ar lenge sidan. en Hraerekr konungr uar blindadr ok uar med Olafi konungi ?ar til er hann suaeik hann ok raegde saman hirdmenn hans suo at ?eir drapuzst. en hann uaeitti Olafi konungi tilraede uppstigningardag j k?mum j Kristkirkiu ok skaruzst pellzklaedin er konungrinn uar j. en gud barg er konungrinn uard ecki sarr. en sidan uard Olafr konungr honum raeidr ok sende hann til [119] Graenlandz ef byri gaefui med ?orarnne Nefulfssyne en ?eir komu til Jslandz ok uar hann med Gudmunde rika a M?druu?llum j Eyiafirde ok do hann a Kalfskinne.

Fra Eymunde ok Ragnari

Nv er ?at fyrst at segia at ?eir Eymundr ok Ragnnarr komu til Noregs litlu sidar med morgum skipum. ?a var Olafr konungr huerge naerr. ?eir spyria nu ?essi ti-dende er fyrr uar fra sagt. Eymundr stefnir ?ing vid landzmenn ok talar a ?essa lund. her hafa ordit mikil tidende j lande sidan. uer forum j brott h?fum mist fraendr vora en sumir ?r lande reknir med harmkuaelum. hofum uer baede skom ok skada eftir uora g?fga fraendr ok aettstora. er nu aeinn konungr yfir Noregi ?ar er adr uoru mar-gir. aetla ek ?at riki uel komit er Olafr konungr fostbrodir minn styrir ?oat ?at ?iki nu nockut med ofsa ganga um hans riki. uaenti ek mer af honum godrar saemdar vtan konungs nafn. Nu l?gdu til vinir huorratueggju at hann skylde hitta Olaf konung ok reyna ef hann villde gefua honum konungsnafnn. Eymundr suarar. aeigi mun ek bera herskiolld j moti Olafi konungi ok aeigi uera j andskota flocki j moti honum en aeigi nenni ek af ?essum sokum hinum myklum er nu его uordnar uor j medal at ganga nu a hans miskunn ok leggia nidr mitt tignarnafnn. en huat aetli ?er ?a firir liggia ef ver uilium aeigi til saetta leggia nema koma ecki a hans fund, uaeit ek at hann mun mer mykla saemd vaeita ef vit finnumzst ?uiat aeigi mun ek ganga a riki hans. en hitt ?iki mer osynna at ?er standizst iafnnuel er minir menn erut ef ?er siait fraendr ydra sui-uirda miog. en ef ?er eggith mig fram ?a ?iki mer ?at skapraun ?uiat ver mundum adr verda eida at sueria ok haefir oss ?a uel at halda. ?a maelltu lidsmenn Eymundar. huat hyggr ?u ef aeigi skal til saetta ganga nema koma ecki a konungs fund ok fara vtlaegr af aeignum sinum enda koma ecki j andskota flok konungs. Ragnnarr maellti. miog hefir Eymundr talat eftir ?ui sem mer er j skapi ok aeigi treysti ek uorri hamin-giu j moti giftu Olafs konungs. en suo ?iki mer ver verda firir at sea ef ver skulum flyia iardir uorar at ver ?ikim ?a vera maeiri en adrir kaupmenn. Eymundr maellti. ef ?er uilit ?at rad upp taka sem mer er j skapi ok mun ek segia ydr mina aetlan ef ?er uilit ?at. ek hefui frett andlat Ualldamars konungs austan or Gardariki ok hafa nu ?at riki synir hans ?rir hinir agaetazstu menn. en hann skipti med ?eim rikinu ualla at iafnnade ?uiat nu hefir aeinn maeira riki en hinir.ij. ok haeitir aeinn Burizlafr er mest hefir af f?durleifdinne ok er [120] hann ?eirra ellzstr. annarr haeitir Jarizleifr. hinn ?ride Uartilaf. Burizlafr hef?r Kaenugard ok er hann bezst riki j ?llu Gardariki. Jariz-leifr hefir Holmgard en hinn ?ride Pallteskiu ok ?at riki allt er ?ar liggr til. en ?eir verda nu aeigi asattir vm rikin sin a mille ok unir sa nu sizst sinum hlut er mest hefir ok bezst haft ?r skiptum ok ?ikir honum ?at minka sitt riki er hann hefir minna en fadir hans ok ?ikizst hann af ?ui minne sinum forelldrum. nu kemr mer ?at j hug ef ydr synizst suo at saekia ?angat ok vitia ?essa konunga ok vera med odrumhuorum ok helldr med ?eim er sinu riki vilea hallda ok una ?ui er fadir ?eirra hefir skipt medal ?eirra. man oss ?at verda gott baede til fiar ok virdingar. nu skal ek festa ?etta rad med oss. Ok er ?etta allra ?eirra uile. uoru ?ar margir ?eir menn er ser uilldu fiar afla en attu at reka harma sinna j Noregi. uilldu ?eir helldr ryma land en eftir sitia ok saeta afarkostum af konungi ok vvinum sinum. radazst nu a brott med Eymunde ok Ragnari ok sigla a brott med myklu lide ok u?ldu at hreysti ok hardfaeingi ok helldu j Austrueg. ok ?etta fretti Olafr konungr aeigi fyrri en ?eir voru j brottu ok hann kuat ?at illa vera er ?eir Eymundr hofdu eigi fimdizst ?uiat (vit) skilldum betri vinir ski-lizst hafa ok er ?at sem uon er at hann hafui grimdarhug a oss. en ?ar er sa madr farinn or lande er uer mundum mestar s?mdir uaeitt hafa j Noregi uta(n) konungs nafn. Sagt hafde verit Olafi konungi huat Eymundr hafde sagt a ?inginu ok sagde konungr at hann var likligr til ?ess at taka gott ?rraede. ok er nu ecki fleira her fra at segia. vikr nu s?gunne aftr til Eymundar ok Ragnars ialls.

Eymundr kom j Gardariki

?eir Eymundr letta nu aeigi fyrr sinne ferd en ?eir кота austr j Holmgard til Jariz-leifs konungs. saekia ?eir nu fyst a fund Jarizleifs konungs eftir ?ui sem Ragnarr beidde Jarizleifr konungr uar maegdr vid Olaf Suiakonung. hann atti dottur hans Jngigerde. ok er konungr spyrr kuomu ?eirra ?angat j land sendir hann menn (til) ?eirra ?ess eyrendis at bioda ?eim fridland ok a konungs fund til fridrar uaeitzslu. ok ?at ?eckiazst ?eir uel. Ok er ?eir sitia at uaeitzslunne spyria ?au konungr ok drotning uandliga tidenda or Noregi fra Olafi konungi Haralldzsyne. en Eymundr quat ?ar mart gott fra honum at segia ok hans hattum sagde ?a lenge hafua verit fostbraedr ok felaga en Eymundr uillde ecki tala ?at er honum mislikade vm ?au tilfelli er fyrr var getit. Nu uirdizst ?eim Eymunde ok Ragnari uel allt til konungs en aeigi uerr til drotningar ?uiat hon uar hinn mesti skorungr [121] ok milld af fe en Jarizleifr konungr uar ecki kalladr milldr af fe sinu en uar stiomnsamr konungr ok riklundadr.

Skildagi Eymundar vid Jarizleif konung

Nv spyrr konungr huert ?eir aetla sina ferd edr farleingd at stofna. en ?eir segia svo. uer hofum ?at spurt herra at ?er uerdit at minka nockut yduart riki firir braedrum ydrum. en uer erum flaemdir or landi ok hofum sott austr hingat j Gardariki a yduarnn fund ?riggia braedra. aetlum uer ?ann yduarn at at hyllazst er mestan gerir uornn soma at ueg ok uirdingu ?uiat uer uilium afla oss fiar ok fraegdar ok ?iggia saemd ok soma af ydr. kom oss ?at j hug at ?er mundit uilea hafa med ydr uaska menn ef um s?md ydra er setit af fraendum ydrum ?eim hinum s?mum er nu gerazst ydr at fiandmonnum. nu biodumzst uer til at gerazst uarnarmenn rikis ?essa ok ganga her a mala ok taka af ydr gull ok silfr ok god klaede. en ef ydr synizst aeigi ?etta rad med skiotu atkuaede ?a t?kum uer ?enna sama hlut med ?drum konungi ef ?er uisit oss fra. Jarizleifr konungr suarar. miog ?urfum uer yduars lidsinnis ok ra-dagerda ?uiat ?er erut uitrir menn ok hardfaeingir Nordmenn. en mer er ukunnikt huers ?er beidizst af voru fe j ydra ?jonustu. Eymundr suarar. ?at er fyst at ?u skallt fa oss aeina h?ll ok lide uoru ?llu ok lata oss ?ngan hlut skorta af hinum beztum tilf?ngum ydrum ?ann er ver ?urfum at hafa. ?ann kost uil ek segir konungr. Eymundr maellti. ?a er haeimillt ?etta lid til forystu ?er ok framgongu firir lide ?inu ok riki. her med skalltu graeida huerium lidsmanni uorum eyre ueginn silfrs en skips-tiornarmanni huerium ofan a halfan eyre. Konungr suarar. ?at megum uer aeigi. Eymundr maellti. ?at megi ?er herra ?uiat uer skulum taka j ?etta fe bior ok safala ok ?a hluti adra er her eru audfaeingir j ydru landi ok skulu uer ?at meta en aeigi lidsmenn uorir. ok ef herfang uerdr nockut ?a mattu oss upp graeida f?t en ef uer sitium kyrrir ?a skal minlca uomn hlut. Ok nu jattar konungr ?essu ok skal ?essi mali standa.xij. manade.

Eymundr feck sigr j Gardariki

Nu setia ?eir Eymundr upp skip sin ok bua uel um. en Jarizleifr konungr laetr ?eim bua aeina staeinh?ll ok let hana uel tiallda med guduefiarpelli. en ?eim uar faeingit ?at er ?eir ?urftu at hafa med hinum bezstum f?ngum. voru ?eir nu huemn dag j mikille glede ok skemtan med konungi ok drotningu. En er ?eir hofdu ?ar aeigi lenge verit j godu yfirlaeti komu bref fra Burizlafi konungi til Jarizleifs [122] konungs ok segia suo. at hann baeiddizst nockurra herada ok kauptuna af konungi er naest liggia riki hans ok quat ser ?at uel falla til aftekta. Jarizleifr konungr sagde nu Eymundi konungi huers brodir hans beidde hann. Hann suarar. f?tt kann ek til ?ess at leggia en haeimol er ydr uor fylgd ef ?er uilit ?at upp taka, en naudsyn bentil at uaegia uit brodur ?inn ef uit godu gengr. en ef hitt er sem mig grunar at hann mun baeida meira er ?etta er til latit ?a attu uid ?ig kiorit huort ?u uill af leggia edr eigi riki ?itt edr uilltu halda ?ui med dreingskap ok lata suerfa til stals med yckr braedrum ef ?u serr at ?u getr halldit ?ig sidan. er ?at ohaskasamara at lata iafnan uppi er hann baeidir en morgum mun ?at ?ikia litilmannligt ok okonungligt ?o at ?u takir ?ann upp. uaeit ek ok aeigi til huors ?u helldr her utlendan her ef ?u skallt ecki a oss treysta. skalltu nu aeiga vid ?ig kiorin. Jarizleifr konungr kuetzst aeigi nenna at vreyndu upp at gefa riki sitt. Eymundr maellti ?a. skalltu suo segia sendimonnum brodur ?ins ath ?u uill ueria riki ?itt. gef honum ok ecki langa tomstund at safnna lide moti ?er ?uiat ?at hafa uitrir maellt at hamingiusamligra vaeri at beriazst a sinne iordu en a annara. Foru nu sendimenn aftr ok sogdu konungi sinum allt sem farit hafde at Jarizleifr konungr uillde ?ngan hlut midla af rilcinu uid brodur sinn en uera buinn at beriazst ef hann uill a riki hans ganga. Konungr maellti. lids ok traustz mun hann ?ikiazst uonir aeiga ef hann aetlar ser at keppa vid oss. edr komu n?kkurir utlendir menn til hans ?eir er honum gaefui rad at styrkia riki hans. Sendimenn s?gdu at ?eir hefde heyrt ?at at ?ar uaeri Nordmanna konungr vit.vj. hundrat Nordmanna. Burizlafr konungr maellti. ?eir munu honum ?etta radit hafa. Hann stefnir nu lide at ser.

Jarizleifr konungr laetr fara her?r um allt riki sitt ok boda nu konungar ut lide si-nu. for ?at nu sem Eymundr aetlade at Burizlafr konungr for or riki sinu moti brodur sinum. ok er ?eir hittuzst uar ?ar skogr mikill vid modu aeina ok settu sinar tialldbudir huorir suo at ?in uar j mille ok var ok aeigi mikill lidsmunr ?eirra. Ey-mundr konungr ok alter Nordmenn hofdu aeinir ser tiolld ok satu suo fiorar naetr kyrrir at huorigir redu til bardaga vid adra. ?a maellti Ragnarr. huers bidum uer edr huat merkir seta sea. Eymundr konungr suarar. konungi uorum ?ikir oflitill flockr vvina sinna ok eru litils verd rad hans. Eftir ?at hitta ?eir Jarizleif konung ok spyria huort hann aetlar ecki til bardaga at rada. Konungr suarar. mer synizst sem uer ha-f?m godan lidskost ok aeigim uer mikinn lidskost ok traust. Eymundr konungr suarar. annan ueg lizst mer ?at herra. j fystu er [123] ver komum hingat ?otti mer sem vera munde litit herlid j hueriu tiallde ok maeir geruar herbudir til fioganar en ?ar munde mart lid j vera. en nu mun annat vera at ?eir verda at auka tialldbudir sinar edr byggia utan buda ella. en mikill herr hefir fra ydr hlaupit heim j berat ok mun ?er otraustr vera herrinn. Konungr spurde. huat er nu til rada. Eymundr suarar. allt er nu ohaegra en fyrr var ok hofum uaer setit ?r hende oss sigrinn ?enna. en at h?fu uaer nockut hafzst Nordmenn. skip uor oil hofum ver flutt upp eftir modunne ok a herkl^de. munu uaer ?angat fara med uoru lide ok koma a bak a ?eim en tiolldin skulu standa aud eftir. en ?er skiotit a fylking sem huatligazst med ydru lide. Nu uar suo gort ok uar blasinn herblastr ok merki uppsett ok skiputhu huorirtueggiu til orrostu. gengu nu saman fylkingar ok tekzst ?ar hin snarpazsta soknn ok var bratt mikit mannfall. ?eir Eymundr konungr ok Ragnarr uaeittu ?eim Burizlafi konungi hart ahlaup ok komu honum j opna skioldu. uard ?ar hin snarpazsta orrosta ok mikit manntion ok eptir ?at raufzst fylking Burizlafs konungs ok tok lid hans at flyia. en Eymundr konungr gek j gegnum lid hans ok fellde suo margan mann at langt er at skra nofn ?eirra allra. ok nu brestr flotti j lidenu suo at ecki uard vitnam ok flyia a merkr ok skoga ?eir er undan komuzst ok ?agu suo lifit. en j ?essi suipan var ?at sagt at Burizlafr konungr vaeri fallinn. Tok Jarizleifr konungr nu mikit herfang eftir ?enna bardaga. aeigna flestir Eymunde konungi sigrinn ok Nordmonnum. hofdu (?eir) her af mikinn metnat ok gek ?at eftir malaefnum ?uiat gud drottinn Jesus Kristr uar rettd^mr um ?etta sem um allt annat. foru ?eir nu heim j riki sitt ok hafde Jarizleifr konungr nu baede riki sitt ok herfang ?at er hann fek j ?essi orrostu.

Rad Eymundar

Eftir um sumarit ok um uetrinn uar kyrt ok tidendalaust ok styrde Jarizleifr konungr badum rikiunum med radum ok umsia Eymundar konungs. voru Nordmenn nu j myklum soma ok virding ok eru nu hlifskiolldr firir konungi at radum ok herfangi. en firirforuzst malagioldin af konungi ok aetlar hann ser nu minne lids??rf er konungrinn uar fallinn ok ?ikir nu friduaenligt um allt sitt riki. Ok er aeindagi kom malagialldzsins ?a gek Eymundr konungr a fund Jarizleifs konungs ok maellti suo. her hofum uer verit herra j ydru riki um hrid. kiosit nu huort kaup uort skal standa leingr edr uilltu nu at skili med oss uort felag. ok laeitum ver annars h?fdingia ?uiat tregt hefir fet ut graeitzst. Konungr suarar. ek aetla nu aeigi iafnmyk-la naudsyn til [124] bera sem fyrr til yduars lidsinnis. verdr oss ?at mikil fiaraudn at gefa ydr suo mikinn mala sem ?er kuedit a. Suo er herra segir Eymundr konungr ?uiat nu skal graeida eyri gullz huerium manni en halfa mork gullz huerium skipsti-omnarmanni. Konungr maellti. ?a kys ek laust kaup uort. ?at skal a ?inu uallde segir Eymundr konungr en viti ?er vist at Burizlafr er daudr. ?at hygg ek satt uera segir konungr. Eymundr spurde. uegliga mun leide hans buit edr huar er gr?ftr hans. Konungr suarar. aeigi uitum uer ?at gl?gt. Eymundr maellti. ?at byriar herra yduarre tign at uita um iafngofgan brodur yduarn huar leg hans er. en hitt grunar mig at lidsmenn ydrir mune uilhallt sagt hafa ok eigi uaeri enn sannyndi uitoth ?es-sa mals. (Konungr maellti.) huat uiti ?er sannara af at segia ?at at uer megim ?ui helldr trua. Eymundr suarar. suo er mer sagt at Burizlafr konungr lifui j Biarmalan-di j uetr ok ?at hofum uer spurt med sannyndum at hann eflir her a hendr ?er med myklu fiolmenni ok mun ?etta uera sannara. Konungr maellti. naerr mun hann her коша j uort riki. Eymundr suarar. suo er mer sagt at hann muni her koma a ?riggia uiknna fresti. Ok nu uill Jarizleifr konungr aeigi missa ?eirra lidsinnis. kaupa ?eir nu enn saman um.xij. manudr. ?a spurde konungr. huat liggr nu firir huort skulu ver lide safnna ok beriazst vid ?a. Eymundr suarar. ?at er mitt rad ef ?er uilit hallda Gardariki firir Burizlafi konungi. Jarizleifr spurde. huort slcal hingat stefnna lidinu edr j moti ?eim. Eymundr suarar. hingat skal ollu stefnna ?ui sem maa komazst til borgarinnar. ok er lidit kemr ?a munu ver enn leggia til nockur rad ?au er oss ?ikia uaenst at dugi.

Bardagi ?eirra braedra. capitulum

?essu naest laetr Jarizleifr konungr senda herbod um allt sitt riki ok kemr nu til hans mikill bonda herr. Eftir ?etta sendir Eymundr konungr menn sina a m?rkina ok l$tr fella vidu ok faera heim at borginne ok setia upp a borgararmana. hann laetr snua liminu huers tres vt af borginne at aeigi maetti skiota upp j borgina. mikit diki let hann ok grafa firir vtan borgina ok faera brott molldina ok vaeita uatni j eftir. sidan let hann leggia ofan yfir vidu ok bua suo vm at ecki maetti a sia ok sem haeil uaeri iordin. En er ?essi syslu uar lokit ?a spurdu ?eir til Burizlafs konungs at hann uar kominn j Gardariki ok stefnnde ?angat til borgarinnar sem ?eir uoru firir ko-nungarnir. ?eir Eymundr konungr hofdu ok bua latit sterkliga vm.ij. borgarhlid ok aetludu ?ar at veria ok suo til brottgongu ef ?yrfti. Ok um kuelldit [125] ?a er her-sins uar uon um morgininn eftir bad Eymundr konungr konur ganga vt a borgararmana med alia dyrgripe sina ok buazst vm sem bezst kynne ?aer ok festa digra gullhringa upp a stangir ath ?eim maetti sem mest um finnazst. uaentir ek segir hann at ?eir Biarmar mune gearnir til gersimanna. munu ?eir rida huatt ok uuarliga at borginne er solin skinn a gullit ok a guduefuina hina gullofnnu. Nu uar suo gert sem hann sagde firir. Burizlafr kemr nu at borginne med her sin or morkinne fram ok sea ?eir nu fegurd til borgarinna(r) ok hyggia nu gott til at eingi niosn mune firir ?eim hafa farit. rida nu at hart ok hermannliga ok fa aeigi til gaett. fellr fiolde mannz j dikit ok farazst ?ar. en Burizlafr konungr var sidar j fylkingu ok uerdr hann nu uarr vid ?essar ofarar. Hann maellti suo. vera ma at aeigi verde her iafnnaudsott sem ver hugdum til ok eru ?essir radagerdamenn myklir Nordmennirnir. Hyggr hann nu at huar bezst mun at at saekia ok var nu j brottu oil fegurdin su er synd uar. ser hann nu at oil borgarhlid eru aftr lokin nema tu? aein ok er ?ar ecki auduelligt inn ath komazst ?uiat skortir aeigi storan vidbuning ok fiolmenni.

?ui naest uar slegit upp heropi ok eru borgarmenn bunir til bardaga. vid sitt borgarhlid var huorr ?eirra konunganna Jarizleifr ok Eymundr. tokzst nu hardr bardagi ok fell mart folk af huorumtueggium. ?ar uar nu suo mikil atsoknn er firir uar Jariz-leifr konungr at ?ar var uppganga vaeitt j ?ui borgarhlide er hann uarde en konungr vard saerdr a faeti miog. uard ?ar mikit mannspell adr en sott uar borgarhlidit. ?a maellti Eymundr konungr. nu ferr j ouaent efni er konungr uorr er sarr uordinn. en ?eir hafa drepit marga menn firir oss ok komazst nu upp j borgina. geor nu huort er ?u uill Ragnarr segir hann. uer ?etta borgarhlid edr far til med konungi uorum ok uaeit honum lid. Ragnarr suarar. her mun ek vid hafazst en ?u far til konungs ?uiat ?ar mun rada vid ?urfa. For Eymundr nu ?angat med mikit lid ok sa at Biarmar voru nu komnir inn j borgina. hann uaeitti ?eim ?egar mikit slag ok illt. drapu ?eir ?egar mikit lid af Burizlafi konungi. s$kir Eymundr konungr at fast med myklu kappe ok eggiar miog sina menn ok eigi hefir verit hardari sokn iafnl?ng en ?essi. ok nu flyia Biarmar or borginne allir ?eir er upp stodu ok nu Ayr Burizlafr konungr med mikilli manntion. en Eymundr konungr ok hans menn relca flottann til skogar ok drapu merkismann konungs ok er nu enn ?at sagt at konungrinn mune fallinn vera ok er nu myklum sigri at hrosa. hefir Eymundr konungr nu framit sig miog j ?essi orrostu ok [126] er nu kyrt at sinne. sitia ?eir nu j myklum soma med konungi ok uirdazst ?eir huerium manni uel innanlandz en malagioldin verda enn sein af konungi ok torsott suo at ?au greidduzst ecki eftir skild?gum.

Fra Eymunde

Sua bar til enn aeinhuem tima at Eymundr konungr talar til konungs at hann sku-li greida af hendi mala ?eirra suo sem rikum konungi somde. kuezst ok hyggia at ?eir hafui honum meira fe j hendr unnit en malinn atti at vera. ok kollum ver ?etta yduart missyne. ok aeigi munu ?er nu ?urfa uors gengis edr lidsinnis. Konungr maellti. vera kann nu ?o at uel hlyde ?o at ?er gefit aeigi yduart fullting til ok hafui ?er ?o oss mikit lid vaeitt. en ?at er mer sagt at lid yduart se uant at ?llum hlutum. Eymundr suarar. huat er nu undir ?ui herra er ?er skulit aeinir vm allt d?ma. ?ikiazst nu ok margir minir menn mikils mist hafua sumir fota edr handa edr nockurra lima edr faeingit skada a heruopnum sinum ok uerdr mikill kostnadr uorr. ok enn mattu ?at baeta ok kios oss nu annathuort til edr fra. Konungr maellti. aeigi kys ek ydr j brott en ecki gefum ver ydr iafnnmikit fe ?egar uer uitum aeigi uon ofridarins. Eymundr suarar. fe ?urfum uaer ok aeigi uil(i)a minir menn vinna til matar aeins. ok helldr munu ver fara j annarra konunga riki ok laeita ?ar eftir uorri saemd. en likligt er ?at at aeigi muni nu gerazst vfridr her j lande edr uaeizstu nu uist at konungrinn er drepinn. ?at hyggium ver satt segir konungr firir ?ui at ver hofum merki hans. Eymundr spyrr. ueitzstu nu ?a gr?ft hans. Naei segir konungr. Eymundr maellti. ?at er ovitrligt at uita ?at aeigi. Konungr suarar. huat uaeitzstu ?at georr en adrir menn ?eir er sannan visdom bera a ?etta. Eymundr suarar. minna ?otti honum at lata merkit en lifit ok hygg ek hann undan komizst hafua ok verit j Tyrklande j uetr ok aetlar en at heria a hendr ydr ok hefir hann med ser oflyianda her ok eru ?at Tyrkir ok Bl?kumenn ok m?rg ?nnur ill ?iod. ok ?at hefui ek heyrt at ?at se likligra at hann gangi af kristninne ok hann aetlar at skipa ?essi hinne illu ?iod rikin ef hann faerr unnit Gardariki undan ydr. en ef suo verdr sem hann aetlar ?a er ?at vaenst at alia ydra fraendr reki hann or lande med suiuirdingu. Konungr spyrr. huersu skiott man hann her koma med ?at hit ilia lid. Eymundr suarar. a halfs manadar fresti. Huat er nu til rads sagde konungr ?uiat nu megum uer aeigi missa yduarrar forsio. Ragnarr sagde at hann uillde at ?eir faeri ?a j brott ok bad konung hafa sin rad. Eymundr maellti. amaelis aflar ?at ef ver skilium suo vid konung [127] j ?uilikum haska ?uiat konungr var ?a j fride er ver komum til hans. nu uil ek aeigi suo vid hann skilia at hann siti aeigi j fride eftir ok munum ver enn helldr kaupa vid hann ?essa.xij. manudr ok baeti hann mala uomn sem skilt var med oss. er nu at hyggia at radagerdum huort lide skal safnna edr vili ?er herra at ver uerim aeinir landit Nordmenn en ?u sitir kyrr hea vorum vidskiptum ok takir ?a (til) lids ?ins er ver erum yfirkomnir. ?at uil ek segir konungr. Eymundr maellti. ger aeigi suo bradlitit a ?etta herra. hinn er til annarr at hallda saman herlidinu ok ?at litzst mer somasamligra ok aeigi skulum uaer fyrstir renna Nordmenn. en uaeit ek at margr mun nu ?ess albuinn verda ?eir sem firir spiotzoddum eru hafdir. en hitt uaeit ek aeigi huersu ?eir munu j rau-ninne gefazst sem nu eggia ?essa mest. en huersu slcal ?at vera herra ef ver ko-mumzst j faeri uit konunginn huort skulum ver drepa konunginn edr aeigi. ?uiat alldri verdr endir a ?essum vfride medan ?it lifit badir. Konungr suarar. aeigi man ek huorttueggia gera at eggia menn til bardaga vit Burizlaf konung enda gefa sok a ef hann er drepinn. Nu fara huorir heim til hallar sinnar ok letu ecki safnna lide ok ?ngan vidrbuning vaeittu ?eir. ok ?etta ?ikir ollum monnum undarligt er nu er sizst vid buizst er mest ogn ferr at hende. Ok litlu sidarr fretta ?eir til Burizlafs konungs at hann uar kominn j Gardariki med mikinn her ok marga ilia ?iod. Suo let Eymundr konungr sem hann visse aeigi huat vm var ok hann hefde ecki spurt. Margir menn maelltu ?at at hann munde aeigi ?ora at beriazst vid Burizlaf.

Eymundr drap BurizLaf konung

Einn morgin aria kuedr Eymundr med ser Ragnar fraenda sinn ok.x. menn adra. hann let sodla ?eim hesta rida nu.xij. saman vt af borginne en aeigi fleire. en allt lid annat uar eftir. Biomn het islenzskr madr er for med ?eim ok Gardaketill ok Astkell het madr ok ?ordar.ij. ?eir Eymundr hofdu med ser lausan hest ok voru ?ar a herklaede ?eirra ok vist. nu rida ?eir allir j brott j kaupmannz gerui ok vissu menn aeigi huat er undir bio ?essi ferd edr huat ?eir mundu firiraetlazst j brogdum. ?eir rida nu j skog einn ok fara allan ?ann dag ?ar til er kom at nott. ?a кота ?eir or skoginum fram ok at aeinne mikille aeik ?ar uar hea uollr fagr ok vida slettr. ?a maellti Eymundr konungr. her munum ver stad пета, ?at hefui ek spurt at Burizlafr konungr mun her nattstad hafa ok tialldstad j natt. ?eir ganga nu umhuerfis tred ok med riodrinu ok hugdu at huar beztr [128] munde uera tialldstadrinn. ?a maellti Eymundr konungr. her mun Burizlafr konungr lata setia herbuder sinar. mer er sagt at hann tiallde iafnan naerr skogi ef ?ui та uit кота ok aeiga ?ar ?a undanbragd ef hann ?arf til at taka. Eymundr konungr tok ?a aeinn straeing edr kadal ok bad ?a ganga j riodrit her at ?es-su trenu. hann maellti at aeinnhuerr madr skillde fara upp j limamar ok bera ?ar aa straeinginn ok suo uar gert. sidan suaeigdu ?eir tr?ed allt til ?ess er limamarr voru komnar allt at jordu nidr ok undu suo tred allt ath rotinne. ?a maellti Eymundr konungr. ?etta likar mer nu uel ok та oss ?etta кота at godu gagnni. Eftir ?at bera ?eir streinginn ok festa endana. ok er lokit var ?essu starfui ?a uar midr aftan.

Nu heyra ?eir til lids konungsins huar ?at for. ganga ?eir nu j skoginn til hesta sinna. ?eir sea nu lid mikit ok aeinn dyrligann vagnn ok fylgia ?ar margir menn ok ?ar var merki firir borit. ?eir snua at skoginum ok j riodrit ok at ?angat er bezstr var tialldstadrinn sem Eymundr konungr gat til. raeisa ?eir ?ar landtialldit ok suo allt herlidit vt j fra med skoginum. gek ?ui allt til myrkrs. Konungstialdit uar hardla dyrligt ok uel gert. ?ar voru fiorar stukur af ok staung mikil upp ?r ok knappr a ?r guile ok uedruite med. ?eir sa ?ll tidende or skoginum til herlidsins ok letu hliott yfir ser. ok er myrkt uar ordit ?a uoru log kueigt j tiolldunum ok vita ?eir at nu mun til matar buizst j tiolldunum. ?a maellti Eymundr konungr. uer hofum litlar uistir ok haefir oss ?at aeigi ok mun ek rada til budaruardar ok fara til herbuda ?eirra. Eymundr tekr nu stafkarlls buning bindr ser gaeitarskegg ok gengr vid.ij. stafui. hann ferr j konungstialldit ok bidr ser matar ok gengr firir huemn mann. hann for ok j hinu naestu tiolld ok uard gott til faeingiar ok ?ackade uel godann baeina. ferr hann nu j brott fra tiolldunum ok skortir nu aeigi uistir. en er menn hofdu druckit ok etit sem menn uilldu ?a uar hliott eftir ?at.

Eymundr konungr skiftir nu lidinu sinu j tuo stade. let uera eftir.vj. menn j m?rkinne at gaeta hesta sinna ok lata buna vera ef skiott skal til taka. Nu ganga ?eir Eymundr j riodrit.vj. saman til herbudanna ok lata sem ecki se at uandraedum. ?a maellti Eymundr. R?gnnualldr ok Beornn ok ?eir hinir islenzsku menn skulu ganga til tressins ?ar sem uer hofum ?at nidr suaeigt. Hann selr sina bol?xi j hendr hu-erium ?eirra. ?er erut menn storh?ggir ok neytit nu uel ?ess j ?orf. ?eir ganga ?a ?ar til sem limamar voru nidr suaeigdar. ok enn maellti Eymundr konungr. her skal hinn ?ridi madr standa a laeidinne til riodrsins. sa skal ecki gera nema hafa strein-ginn j [129] hende ser ok lata ganga sem ver haeimtum er ver h?fum annan enda. ok er uaer h?fum um buizst sem ver uilium ?a skal sa drepa ?xarskapti a snaerit er ek hefir til aetlat. en sa skal uita er a straeingnum helldr huort hann skelfr af ?ui er ver hraerum hann edr af hogginu. ok ?a er uaer hofum gert ?essa bending er fram skal koma ok oss liggr vid ef hamingian uaeitir oss ?a skal sa segia er straeinginn hefir ok skal ?a hoggua limar tressins ok mun ?at ?a hart ok skiott upp spretta. Nu gera ?eir sem ?eim uar firir sagt. Biomn ferr med ?eim Eymundi konungi ok Ragnari ok ganga nu at tialldinu ok gera rumsn?ru a streinginn ok hafua vid spiotskoftin ok faera a uedruitann er upp uar af st?nginne a landtialldi konungsins ok rann hon upp at knappinum ok var kyrrt at farit. en menn suofu fast j ollum tiolldum er ?eir voru farmodir ok mi?g drucknir. En er ?etta var gert ?a haeimta ?eir endana ok stytta suo straeinginn ok gera rad sin. gengr Eymundr konungr nu naer tiallde konungsins ok uill vera aeigi fiarri er kift er tialldinu. er nu drepit a snaerit ok kennir ?a ?ess sa er a hellt at skalf straeingrinn. segir sa ?eim er hoggua skulu. nu hoggua ?eir tred ok sprettr ?at hart ok hatt upp ok kippir upp ollu landtialldi konungsins ok langt a skog a burt. login slocknudu oil j ?essu.

Eymundr konungr hafde glogt midat a um kuelldit huar konungrinn huilde j tialldinu. snyrr hann nu ?angat ok uaeitir konunginum bradann bana ok suo mor-gum odrum. hann hefir nu med ser h?fud Burizlafs konungs. hleypr hann nu j sko-ginn ok menn hans ok verda aeigi fundnir. ?eir uerda nu ottafullir er eftir eru af monnum Burizlafs konungs af ?essum tidendum hinum myklum. en ?eir Eymundr konungr rida nu j brott ?ar til er ?eir koma nu heim snemma m?rgins. ok ferr nu a fund Jarizleifs konungs ok segir honum sannliga fall Burizlafs konungs. ok lit nu a herra a hofudit ef ?er megit kenna. Konungr rodnar er hann sa h?fudit. Eymundr maellti. ?essu uolldu uaer Nordmenn hinu mykla ?rekuirke herra ok buit nu til graf-trar likama brodur yduars uel ok saemiliga. Jarizleifr konungr suarar. bradradin ti-dendi hafui ?er gert ok oss nalaeg en ?er slculut groftr hans bua edr huert rad munu ?eir taka nu er honum hafa fylgt. Eymundr suarar. ?ess get ek at ?eir aeigi ?ing ok mun huerr ?eirra annan gruna um ?etta verk ?uiat ?eir urdu ecki vit oss uarir ok munu ?eir skiliazst med sundr?ycki ok mun aeinge odrum trua ok fara saman suaei-tum ok ?ess uaentir mig at fatt af ?eirra monnum uaeiti umbuning konungi sinum. Nu fara Nordmenn ?r borginne ok rida hinn sama ueg um m?rkina ok ?ar til er ?eir koma til herbudanna. ok gek eftir ?ui [130] sem Eymundr konungr gat til at lid Burizlafs konungs uar allt j brottu ok skildizst med sundr?ycke. ferr Eymundr konungr nu j riodrit ok la ?ar lik konungsins ok ?ngir menn hia. bua ?eir nu um lik hans ok setia ?eir nu hofudit vid bolinn ok foru haeim med. uar hans groftr ?a a margra manna uitorde. Gek nu allt landzfolk a h?nd Jarizleifi konungi med suor-dum aeidum ok er hann nu konungr yf?r ?ui riki sem ?eir h?fdu adr badir haft.

Eymundr konungr for fra Jarizlafuo ok til brodur hans

Nu lidr sumarit ok uetrinn ok uerdr ecki til tidenda ok verdr enn ecki greiddr ma-linn. ?at var ok firir konunginum tiad af sumum monnum at mikils uar at minnazst um brodurdrapit ok sogdu suo at ?eir ?aettizst nu konungi aedri uera Nordmennirnir. Ok nu kemr sa dagr er malinn skylde greidazst ?a ganga ?eir til konungs herbergia. hann fagnar ?eim uel ok spyrr huat ?eir vilia suo snemma morgins. Eymundr konungr suarar. ?at kann vera herra at ?er ?urfit ecki uors lids lengr ok greide ?er nu uel af hende ?ann mala er uaer aeigum at hafa. Konungr maellti. mikit hefir af gerst yduarre hegatkuomu. Satt er ?at herra segir Eymundr ?ui at firir longu uerir ?u af riki rekinn ef aeigi nytir ?u uor vid. en vm frafall brodur ?ins er nu sem ?a er ?u gaft ?at kuijtt. Konungr maellti. huert rad taki ?er nu upp. Eymundr suarar. huert mundir ?u sizst uilea. AEigi uaeit ek ?at segir konungr. Eymundr suarar. ek uaeit ?o gerlla. sizst uilldir ?u at ver faerim til Uartilavi konungs brodur ?ins en uer munum nu ?o ?angat fara ok vaeita honum allt ?at er uer megum ok sit nu haeill herra. Ganga ?eir nu vt skiott ok til skipa sinna er ?a voru albuin. Jarizleifr konungr maellti. slciott foru ?eir nu j brott ok aeigi ath uorum uilia. Drotning suarar. suo mun fara ef ?it Eymundr konungr aeigit radum at skifta at hann mun uerda ydr ?ungr j skaute. Konungr maellti. ?at vaeri gott rad ef ?eir yrde afradnir. Drotning suarar. fyr mun hitt at hendi koma at ?er munut fa af ?eim nockura sneypu.

Sidan for hon til skipa ok R?gnnualdr j aril Ulfsson vid nockura menn ?ar er ?eir Eymundr lagu vid land ok var ?eim sagt at drotning uill finna Eymund konung. (Hann) maellti. truum henni ecki ?uiat hon er konungi vitrari en aeigi uil ok uama henni uittals. ?a uil ek fylgia ?er segir Ragnarr. Naei segir Eymundr ecki er ?etta vfridarf?r enda er ecki ofrefli lids til komit. Eymundr hafde tuglamottul ok suerd j hende. ?au settuzst nidr a backa aeinum ?ar sem leira uar undir nidri. ?au settuzst naerr [131] honum drotning ok R?gnualldr iarl ok naliga a klaede hans. Drotting maellti. ?at er ilia er ?it konungar skulut suo skilia. uillda ek giamna hlut j aeiga at betr faeri med yckr en uerr. ?a hafde huorki ?eirra hendr sinar kyrrar. hann leysti mottulbond sin en hon dro af ser glofann ok bra upp yfir h?fut ser. hann ser nu at aeigi er suikalaust ok ?at uar raunar at hon hafde sett menn til at drepa hann ok hafua ?at at marki er hon brygde upp glofanum. ok ?egar hlaupa ?eir menn fram. Ey-mundr sa ?a fyrre en ?eir komu at honum. sprettr hann ?a upp skiott ok fyrr en ?eir hugdu uard mottullinn eftir. attu ?eir hans ?a ecki kosti. Ragnarr sa ?etta ok hliop a land af skipunum ok suo huerr at ?drum ok uilldu drepa menn drotningar. en Ey-mundr quat aeigi skylldu suo uera. hrundu ?eir ?eim ofan f?rir laeirbackann ok hofdu a ?eim hendr. Ragnarr maellti. nu munu ver aeigi meta vid ?ig Eymundr radin. skulu uaer nu flytia ?au j burt med oss. Eymundr suarar. aeigi byriar oss ?at ok skulu ?au heim fara j fride ?uiat aeigi uil ek suo slita vinattu vid drotningu.

Ferr hon nu heim ok aeigi eyrende fegin. en ?eir sigla j burt ok letta aeigi fyrr en ?eir koma j riki Uartilaui konungs ok saekia a hans fund, en hann tekr uit ?eim uel ok spurde ?a tidenda. en Eymundr sagde allt sem gengit hafde baede upphaf ok skilnat ?eirra Jarizleifs konungs. Huat aetlizst ?er nu firir segir konungr. Eymundr suarar. ?ui het ek Jarizleifi konungi at ver mundim hingat leita til yduar ?uiat mig grunar at hann типе minka vilea riki ?itt sem brodir hans gerde vid hann. ok siai ?er nu rad yduart herra huort ?er kiosit oss til yduar edr fra edr huort ?u ?ikizst nockut ?urfua uors gengis. Ja segir konungr fusir vaerim uer til yduars fylgis edr til huers maeli ?er. Eymundr suarar. hinn sama kost uilium ver hafa sem ver hofdum med brodur ?inum. Konungr maellti. gef mer stund til at radazst um vid mina menn ?uiat ?eir leggia fet fram ?o at ek greida af hende. ?essu iatar Eymundr konungr. Vartilafr konungr stefnir ?ing vit menn sina ok segir ?eim huer frett komin uar af Jarizleifi konungi brodur hans at hann sitr um riki hans ok segir at Eymundr konungr er ?ar kominn ok bydr ?eim sitt traust ok forst?du. ?eir fysa konung miog at taka vid ?eim. ok vid ?etta kaupa ?eir saman ok skilr konungr ser radagerdir hans. ?uiat ek er minne radagerdamadr en Jarizleifr konungr brodir minn ok uard yduar ?o j mille gengit. uilium ver oft aeiga raedur vid ydur en giallda ydr allt eftir skild?gum. Nu eru ?eir ?ar j myklum soma ok godu yfirlaeti af konungi. [132]

Saett ?eirra braedra Jarizleifs ok Vartilafs

Sa atburdr vard at sendimenn komu fra Jarizleifi konungi at baeida ?orpa ok borga er lagu vid riki hans af Vartilaf konungi. hann berr nu upp ?etta firir Eymundi konungi en hann suarar suo. ?er aeigit ?essa rad herra. Konungr maellti. nu er til ?ess at taka er skilit var at ?er leggit radin til med oss. Eymundr suarar. suo litz mer herra sem vera типе fangs uon at firekum ulfi. heimt тип bratt hit maeira ef ?etta er til latit. ok fari sendimenn aftr j fride segir hann sea munu ?au ?ickiaszt u?r rad edr huersu lengi ?arftu lide at safinna. Halfan manut segir konungr. Eymundr maellti. kued nu a herra huar ?er skulut finnazst til orrostu ok seg sendimonnum at ?eir megi segia konungi sinum. Ok uar nu suo gert ok fara sendimenn haeim. Byzst nu huorrtueggi herrinn til orrostu ok кота saman j akuednum stad at landamaeri. setia ?eir nu herbudir sinar ok eru ?ar nockurar naetr. Vartilafr konungr maellti. huat sku-lum ver her sitia til aeinskis. hofum aeigi sigrinn or hendi oss. Eymundr maellti. lat mig firir rada ?uiat frest eru illz bezst ok er aeigi enn komin Ingigerdr drotning er rad hefir firir ?eim ?ll ?o at konungr se foringe lids ?eirra ok skal ek nu vord hallda herra. Konungr suarar. suo sem ?er vilit.

?eir sitea nu ?ar.vij. naetr med herinn. ok aeina nott var uedr illt ok myrkt miog ?a huarf Eymundr konungr fra lide sinu ok Ragnarr. ?eir foru j skog ok a bak her-budum Jarizleifs konungs ok setiazst nidr hea g?tu aeinne. ?a maellti Eymundr konungr. ?essi gata mun vera ridin af monnum Jarizleifs konungs ok ef ek uillda ley-nazst ?a munda ek nu fara ok verum nu her fyrst. Ok er ?eir h?fdu setit um stund ?a maellti Eymundr konungr. ouitrliga sitium ver. ?ui naest heyra ?eir at ridit var ok suo ?at at копа var j ferdinne. urdu ?eir ?ess uarir at madr raeid f?rir konunne en annar for sidar. ?a maellti Eymundr konungr. ?ar mun drotning fara ok skipumzst uer nu tuaeim megin gotunnar ok er ?eir кота at oss ?a saeri ?er hestinn undir henni en ?u Ragnarr tak vid henni. Ok er ?essir rida fram hea finna ?eir aeigi fyrr en he-strinn fell nidr daudr en drotning oil j brottu. annar segir at hann sa suipinn mannzsins er st?ck yfir g?tuna ok ?ordu aeigi at hitta konunginn ?uiat ?eir vissu aeigi huort ?essu olli menn edr tr?ll. leynduzst nu heim at fara ok gera aeigi vart vid sig. Drotning maellte vid ?a fostbraedr. saeint letti ?er Nordmenn suiuirding vid mig. Eymundr maellti. vel skulum uaer vid ydr gera drotning. en aeigi uaeit ek huort ?u kyssir nu fyst konunginn at sinne.

Fara ?eir nu til herbuda Vartilafs konungs ok segia honum at drotning er ?ar ko-min. hann fagnar ?ui ok uakir [133] sealfr yfir henni. En um morguninn bidr hon Eymund konung кота til sin. ok er ?au hittuzst ?a maellti drotning. ?at er bezst rad at ver saettimzst ok uil ek biodazst til at gera a mille yduar. uil ek ?ui lysa adr at ek mun Jarizleif konung mest meta. Eymundr konungr suarar. konungr a her ualld yfir. Drotning suarar. ?in rad munu ?o mest h?fd. Eftir ?at hitti Eymundr Vartilauum konung ok spyrr ef hann uill at drotning geri ?eirra a mille. Konungr suarar. aeigi kalla ek ?at radligt er hon hefir ?o ?ui haeitit at minka vomn hlut. Eymundr maellti. muntu vna ?ui at hafa ?at er ?u hefir adr. Ja segir konungr. Eymundr maellti. ecki kalla ek ?at gerd ef aeigi er aukinn ?inn hlutr ?uiat iafnnt attu at taka arf eftir brodur ?inn sem hann. Konungr suarar. ?ess ertu fusari at ek kiosa hennar gerd a ok se ?at ?a. Eymundr konungr segir nu drotningu at ?ui er jattat at hon skal gera saett mille konunganna. ?at тип ?a ?in rad segir hon ok muntu sea a huerium minnzst maein eru edr huer gerd uera skal. Eymundr konungr maellti. ecki latta ek at yduarr somi uaeri gerr.

?a uar blasit til motz ok sagt at Jngigerdr drotning uill tala vid konunga ok lids-menn ?eirra. ok er lidit kom saman ?a sia menn at Jngigerdr drotning er j flocki ?eirra Eymundar konungs ok Nordmanna. er nu bodit af hende Uartilafs konungs at drotning skule gera. Hon segir Jarizleifi konungi at hann skal hafua hinn aezsta hlut Gardarikis en ?at er Holmgard. en Uartilafr skal hafa Kaenugard ?at er annat bezst riki med skottum ok skylldum ?at er halfu maeira riki en hann hefir adr haft, en Pall-teskiu ok ?at riki er ?ar liggr til skal hafua Eymundr konungr ok vera ?ar konungr yfir ok hafua allar landskylldir vskerdar ?aer er ?ar liggia til ?uiat ver uilium hann aeigi j brott or Gardariki. ef Eymundr konungr a erfingea eftir sig ?a se ?eir erfingiar eftir hann at ?ui riki. en ef hann a ongan son eftir sig ?a skal huerfa aftr til ?eirra braedra. Eymundr konungr skal ok hafua landuomn firir ?eim braedrum ok ollu Gardariki en ?eir skulu efla hann at lide ok sinum styrk. Jarizleifr konungr skal vera yfir Gardariki. Rognnualdr j aril skal hafa Aldaeigiuborg eftir ?ui sem hann hefir adr haft.

Uar ?essi saett ok rikia skifti sam?ykt ok stadfest af ollum landzlyd. skylldu ?au Eymundr konungr ok Jngigerdr drotning gera um oil uandamal. For nu huerr haeim til sins rikis. Vartilafr konungr lifde aeigi lengr en.iij. uetr. tok hann ?a sott ok an-dadizst ok uar hinn uinsaelazsti konungr. Eftir hann tok riki Jarizleifr konungr ok styrde nu aeinn badum rikiunum en Eymundr konungr red firir sinu riki ok uard aeigi gamall. hann andadizst erfingialaus ok [134] uard sottdaudr ok ?otti ?at hinn mesti mannskade ollu landzfolki ?uiat aeigi hefir verit maeire spekingr utlendr j Gardariki en Eymundr konungr ok aeigi uard herskatt j Gardariki medan hann hafde landuomn firir Jarizleifi konungi. En j sott Eymundar konungs ?a gaf hann riki sitt Ragnari fostbrodur sinum ?uiat hann unne honum bezst at niota. uar ?at j leyfui Jarizleifs konungs ok Jngigerdar drottningar. Rognualldr Ulfsson uar jarll yfir Aldaeigiuborg ?au uoru systrabornn ok Jngigerdr drotning. hann uar hofdinge mi-kill ok uar skattgilldr undir Jarizleif konung ok uard gamall. ok ?a er hinn haeilagi Olafr Haralldzson uar j Gardariki ?a uar hann med R?gnualldi Ulfssyni ok uar ?eir-ra vinatta hin mesta. ?uiat allir gofgir menn uirdu Olaf konung mikils medan hann uar ?ar en ?o ?ngir maeira en ?au Rognualldr jarll ok Jngigerdr drotning ?uiat huort ?eirra unne ?dru med leyndri ast. (Bis. 118–134)

Перевод[448]

ЗДЕСЬ НАЧИНАЕТСЯ ПОВЕСТЬ ОБ ЭЙМУНДЕ И ОЛАВЕ КОНУНГЕ

Глава

Хринг звался конунг, который правил в Упплёнде в Нореге. Хрингарики называлась та область, над которой он был конунгом. Был он мудр и любим, добр и богат. Он был сыном Дага, сына Хринга, сына Харальда Прекрасноволосого; вести свой род от него считалось в Нореге самым лучшим и почетным. У Хринга было три сына, и все они были конунгами. Старшего звали Хрёрек, второго – Эймунд1, третьего – Даг. Все они были храбры, защищали владения отца, бывали в морских походах и так добывали себе почет и уважение. Это было в то время, когда конунг Сигурд Свинья правил в Упплёнде; он был женат на Асте Гудбрандсдоттир, матери О лава конунга Святого. Торни звалась сестра ее, мать Халльварда Святого, а другая – Исрид, бабушка Стейгар-Торира. Они были побратимами, когда росли, Олав Харальдссон и Эймунд Хрингссон; они были к тому же почти одних лет. Они занимались всеми физическими упражнениями, какие подобают мужественному человеку, и жили то у Сигурда конунга, то у Хринга конунга, отца Эймунда. Когда Олав конунг поехал в Энгланд2, поехал с ним и Эймунд; еще был с ними Рагнар, сын Агнара, сына Рагнара Рюкиль, сына Харальда Прекрасноволосого3, и много других знатных мужей. Чем дальше они ехали, тем больше становилась их слава и известность. О конунге Олаве Святом теперь уже известно, что имя его знает вся северная половина [мира]4. И когда он овладел Норегом, он покорил себе всю страну и истребил в ней всех областных конунгов, как говорится в саге о нем5, наряду с различными событиями, описанными мудрыми людьми6; всюду говорится, что он в одно утро отнял власть у пяти конунгов, а всего – у одиннадцати внутри страны, как о том говорит Стюрмир Мудрый7. Одних он велел убить или искалечить, а других изгнал из страны. В эту беду попали Хринг, Хрёрек и Даг, а Эймунд и ярл Рагнар Агнарссон были в морских походах, когда все это случилось. Ушли они из страны, Хринг и Даг, и долго были в походах, а после отправились на восток в Ёталанд, и долго правили там. А Хрёрек был ослеплен и жил у Олава конунга, пока не стал умышлять против него и перессорил его гридей между собой так, что они стали убивать друг друга. И напал он на Олава конунга в день вознесения на клиросе в церкви Христа, и порезал парчовую одежду на конунге, но Бог сохранил конунга, и он не был ранен. И Олав конунг тогда разгневался на него и послал его в Гренланд, если будет попутный ветер, с Торарином Невьольвссоном, но они прибыли в Исланд, и жил он у Гудмунда Богатого в Мёдрувеллир, в Эйяфьорде, и умер он в Кальвскинн.

Об Эймунде и Рагнаре

Прежде всего надо сказать, что Эймунд и Рагнар пришли в Норег немного спустя8 со многими кораблями. Олава конунга тогда нигде поблизости не было. Тут они узнали о тех событиях, о которых уже было сказано. Эймунд собирает тинг с местными людьми и говорит так: «С тех пор, как мы уехали, в стране были великие события; мы потеряли наших родичей, а некоторые из них изгнаны и претерпели много мучений. Нам жаль наших славных и знатных родичей и обидно за них9. Теперь один конунг в Нореге, где раньше их было много. Думаю, что хорошо будет стране, которой правит Олав конунг, мой побратим, хоть и нелегка его власть. Для себя я от него жду доброго почета, но не имени конунга». Друзья их обоих стали настаивать, чтобы он повидался с Олавом конунгом и попытал, не даст ли он ему имя конунга. Эймунд ответил: «Не подниму я боевого щита против Олава конунга и не буду во враждебной ему рати, но при тех великих обидах, что случились между нами, не хочу и отдаваться на его милость, и сложить с себя свое высокое достоинство. Раз мы не хотим идти на мир с ним, не думаете ли вы, что нам остается лишь не встречаться с ним? Если бы мы встретились, знаю, он воздал бы мне великую честь, потому что я не пойду на него, но не думаю, чтобы вы все, мои люди, также стерпели, видя великое унижение своих родичей. Вы теперь побуждаете меня [мириться с ним], а по мне это тяжело, потому что нам пришлось бы сначала дать клятву, которую нам подобало бы сдержать». Тогда сказали воины Эймунда: «Если не идти на мир с конунгом, но и не быть во враждебной ему рати, то, значит, остается, по-твоему, не встречаться с конунгом и уйти изгнанником из своих владений?». Рагнар сказал: «Эймунд говорил много такого, что я и сам думаю; не верю я в нашу удачу против счастья Олава конунга, но думается мне, что если мы покинем в бегстве наши земли, то надо нам позаботиться о том, чтобы в нас видели больших людей, чем другие купцы». Эймунд сказал: «Если вы хотите поступить по-моему, то я скажу вам, если хотите, что я задумал. Я слышал о смерти Вальдамара конунга10 с востока из Гардарики11, и эти владения держат теперь трое сыновей его12, славнейшие мужи. Он наделил их не совсем поровну – одному теперь досталось больше, чем тем двум. И зовется Бурицлав13 тот, который получил большую долю отцовского наследия, и он – старший из них. Другого зовут Ярицлейв14, а третьего Вартилав15. Бурицлав держит Кэнугард16, а это – лучшее княжество17 во всем Гардарики. Ярицлейв держит Хольмгард18, а третий – Палтескью19 и всю область, что сюда принадлежит20. Теперь у них разлад из-за владений, и всех более недоволен тот, чья доля по разделу больше и лучше: он видит урон своей власти в том, что его владения меньше отцовских, и считает, что он потому ниже своих предков. И пришло мне теперь на мысль, если вы согласны, отправиться туда и побывать у каждого из этих конунгов, а больше у тех, которые хотят держать свои владения и довольствоваться тем, чем наделил их отец. Для нас это будет хорошо – добудем и богатство, и почесть. Я на этом решу с вами». Все они согласны. Было там много людей, которым хотелось добыть богатства и отомстить за свои обиды в Нореге. Они были готовы покинуть страну, только бы не оставаться и не терпеть притеснений от конунга и своих недругов. Собираются они в путь с Эймундом и Рагнаром и отплывают с большой дружиной, избранной по храбрости и мужеству, и стали держать путь в Аустрвег21. И узнал об этом Олав конунг, когда их уже не было, и сказал он, что это худо, что он не встретился с Эймундом, «потому что мы должны были бы расстаться лучшими [чем до того] друзьями; так и можно было ожидать, что у него гнев на нас, но теперь уехал из страны муж, которому мы оказали бы величайшие почести в Нореге, кроме имени конунга». Олаву конунгу было сказано, что говорил Эймунд на тинге, и сказал конунг, что это на него похоже – найти хороший исход. И больше об этом нечего сказать, и сага возвращается к Эймунду и ярлу Рагнару.

Эймунд прибыл в Гардарики

Эймунд и его спутники не останавливаются в пути, пока не прибыли на восток в Хольмгард к Ярицлейву конунгу. Идут они сначала к конунгу Ярицлейву, как того попросил Рагнар. Ярицлейв конунг был в свойствё с Олавом, конунгом свеев. Он был женат на дочери его, Ингигерд22. И когда конунг узнаёт об их прибытии в страну, он посылает мужей к ним с поручением дать им мир в стране23 и позвать их к конунгу на хороший пир24. Они охотно соглашаются. И когда они сидят на пиру, конунг и княгиня много расспрашивают их об известиях из Норега25, о конунге Олаве Харальдссоне. И Эймунд говорил, что может сказать много хорошего о нем и о его обычае; он сказал, что они долго были побратимами и товарищами, но Эймунд не хотел говорить о том, что ему было не по душе, – о тех событиях, о которых было уже сказано. Эймунда и Рагнара очень уважал конунг, и княгиня не меньше, потому что она была как нельзя более великодушна и щедра на деньги, а Ярицлейв конунг не слыл щедрым, но был хорошим правителем и властным26.

Договор Эймунда с Ярицлейвом конунгом

Спрашивает конунг, куда они думают держать путь, и они говорят так: «Мы узнали, господин, что у вас могут уменьшиться владения из-за ваших братьев, а мы позорно изгнаны из [нашей] страны и пришли сюда на восток в Гардарики к вам, трем братьям. Собираемся мы служить тому из вас, кто окажет нам больше почета и уважения, потому что мы хотим добыть себе богатства и славы и получить честь от вас. Пришло нам на мысль, что вы, может быть, захотите иметь у себя храбрых мужей, если чести вашей угрожают ваши родичи, те самые, что стали теперь вашими врагами. Мы теперь предлагаем стать защитниками этого княжества и пойти к вам на службу, и получать от вас золото и серебро и хорошую одежду27. Если вам это не нравится и вы не решите это дело скоро, то мы пойдем на то же с другими конунгами, если вы отошлете нас от себя». Ярицлейв конунг отвечает: «Нам очень нужна от вас помощь и совет, потому что вы, норманны, – мудрые мужи и храбрые. Но я не знаю, сколько вы просите наших денег за вашу службу». Эймунд отвечает: «Прежде всего ты должен дать нам дом и всей нашей дружине, и сделать так, чтобы у нас не было недостатка ни в каких ваших лучших припасах, какие нам нужны». «На это условие я согласен», – говорит конунг. Эймунд сказал: «Тогда ты будешь иметь право на эту дружину, чтобы быть вождем ее и чтобы она была впереди в твоем войске и княжестве. С этим ты должен платить каждому нашему воину28 эйрир серебра, а каждому рулевому на корабле – еще, кроме того, половину эйрира29». Конунг отвечает: «Этого мы не можем». Эймунд сказал: «Можете, господин, потому что мы будем брать это бобрами и соболями30 и другими вещами, которые легко добыть в вашей стране, и будем мерить это мы, а не наши воины. И если будет какая-нибудь военная добыча, вы нам выплатите эти деньги, а если мы будем сидеть спокойно, то наша доля станет меньше». И тогда соглашается конунг на это, и такой договор должен стоять двенадцать месяцев31.

Эймунд победил в Гардарики

Эймунд и его товарищи вытаскивают тогда свои корабли на сушу и хорошо устраивают их. А Ярицлейв конунг велел выстроить им каменный дом и хорошо убрать драгоценной тканью32. И было им дано все, что надо, из самых лучших припасов. Были они тогда каждый день в великой радости и веселы с конунгом и княгиней. После того как они там пробыли недолго в доброй чести, пришли письма от Бурицлава конунга к Ярицлейву конунгу33, и говорится в них, что он просит несколько волостей и торговых городов у конунга, которые ближе всего к его княжеству, и говорил он, что они ему пригодятся для поборов34. Ярицлейв конунг сказал тогда Эймунду конунгу, чего просит у него брат. Он отвечает: «Немного могу я сказать на это, но у вас есть право на нашу помощь, если вы хотите за это взяться. Но надо уступить твоему брату, если он поступает по-хорошему. Но если, как я подозреваю, он попросит больше, то, когда это ему уступят, тебе придется выбирать – хочешь ли отказаться от своего княжества или нет, и держать его мужественно и чтобы между вами, братьями, была борьба до конца, если ты увидишь, что можешь держаться. Всегда уступать ему все, чего он просит, не так опасно, но многим может показаться малодушным и недостойным конунга, если ты будешь так поступать. Не знаю также, зачем ты держишь здесь иноземное войско, если ты не полагаешься на нас35. Теперь ты должен сам выбирать». Ярицлейв конунг говорит, что ему не хочется уступать свое княжество безо всякой попытки [борьбы]. Тогда сказал Эймунд: «Скажи послам твоего брата, что ты будешь защищать свои владения. Не давай им только долгого срока, чтобы собрать войско против тебя, потому-то мудрые сказали, что лучше воевать на своей земле, чем на чужой». Поехали послы обратно и сказали своему конунгу, как все было и что Ярицлейв конунг не хочет отдавать своему брату нисколько от своих владений и готов воевать, если он нападет на них. Конунг сказал: «Он, верно, надеется на помощь и защиту, если думает бороться с нами. Или к нему пришли какие-нибудь иноземцы и посоветовали ему держать крепко свое княжество?». Послы сказали, что слышали, что там норманнский конунг и шестьсот норманнов. Бурицлав конунг сказал: «Они, верно, и посоветовали ему так». Он стал тогда собирать к себе войско.

Ярицлейв конунг послал боевую стрелу36 по всему своему княжеству, и созывают конунги всю рать. Дело пошло так, как думал Эймунд, – Бурицлав выступил из своих владений против своего брата37, и сошлись они там, где большой лес у реки, и поставили шатры, так что река была посередине; разница по силам была между ними невелика. У Эймунда и всех норманнов были свои шатры; четыре ночи они сидели спокойно – ни те, ни другие не готовились к бою. Тогда сказал Рагнар: «Чего мы ждем и что это значит, что мы сидим спокойно?». Эймунд конунг отвечает: «Нашему конунгу рать наших недругов кажется слишком мала; его замыслы мало чего стоят». После этого идут они к Ярицлейву конунгу и спрашивают, не собирается ли он начать бой. Конунг отвечает: «Мне кажется, войско у нас подобрано хорошее и большая сила и защита». Эймунд конунг отвечает: «А мне кажется иначе, господин: когда мы пришли сюда, мне сначала казалось, что мало воинов в каждом шатре и стан только для виду устроен большой, а теперь уже не то – им приходится ставить еще шатры или жить снаружи, а у вас много войска разошлось домой по волостям, и ненадежно оно, господин». Конунг спросил: «Что же теперь делать?». Эймунд отвечает: «Теперь все гораздо хуже, чем раньше было; сидя здесь, мы упустили победу из рук, но мы, норманны, дело делали: мы отвели вверх по реке все наши корабли с боевым снаряжением. Мы пойдем отсюда с нашей дружиной и зайдем им в тыл, а шатры пусть стоят пустыми, вы же с вашей дружиной как можно скорее готовьтесь к бою». Так и было сделано; затрубили к бою, подняли знамена, и обе стороны стали готовиться к битве. Полки сошлись, и начался самый жестокий бой, и вскоре пало много людей. Эймунд и Рагнар предприняли сильный натиск на Бурицлава и напали на него в открытый щит. Был тогда жесточайший бой, и много людей погибло, и после этого был прорван строй Бурицлава, и люди его побежали. А Эймунд конунг прошел сквозь его рать и убил так много людей, что было бы долго писать все их имена. И бросилось войско бежать, так что не было сопротивления, и те, кто спаслись, бежали в леса и так остались в живых. Говорили, что Бурицлав погиб в том бою. Взял Ярицлейв конунг тогда большую добычу после этой битвы. Большинство приписывает победу Эймунду и норманнам. Получили они за это большую честь, и все было по договору, потому что господь Бог, Иисус Христос, был в этом справедлив, как и во всем другом. Отправились они домой в свое княжество, и достались Ярицлейву конунгу и его владения, и боевая добыча, которую он взял в этом бою38.

Совет Эймунда

После этого летом и зимой было мирно, и ничего не случилось, и правил Ярицлейв обоими княжествами по советам и разуму Эймунда конунга. Норманны были в большой чести и уважении, и были конунгу защитой в том, что касалось советов и боевой добычи. Но не стало жалованья от конунга, и думает он, что ему теперь дружина не так нужна, раз тот конунг пал и во всей его земле казалось мирно. И когда настал срок уплаты жалованья, пошел Эймунд конунг к Ярицлейву конунгу и сказал так: «Вот мы пробыли некоторое время в вашем княжестве, господин, а теперь выбирайте – оставаться ли нашему договору или ты хочешь, чтобы наше с тобой товарищество кончилось и мы стали искать другого вождя, потому что деньги выплачивались плохо»39. Конунг отвечает: «Я думаю, что ваша помощь теперь не так нужна, как раньше, а для нас – большое разорение давать вам такое большое жалованье, какое вы назначили». «Так оно и есть, господин, – говорит Эймунд, – потому что теперь надо будет платить эйрир золота каждому мужу и половину марки золота каждому рулевому на корабле». Конунг сказал: «По мне лучше тогда порвать наш договор». «Это в твоей власти, – говорит Эймунд конунг, – но знаете ли вы, наверное, что Бурицлав умер?». «Думаю, что это правда», – говорит конунг. Эймунд спросил: «Его, верно, похоронили с пышностью, но где его могила?». Конунг отвечал: «Этого мы наверное не знаем». Эймунд сказал: «Подобает, господин, вашему высокому достоинству знать о вашем брате, таком же знатном, как вы, – где он положен. Но я подозреваю, что ваши воины неверно сказали, и нет еще верных вестей об этом деле». Конунг сказал: «Что же такое вы знаете, что было бы вернее и чему мы могли бы больше поверить?». Эймунд отвечает: «Мне говорили, что Бурицлав конунг жил в Бьярмаланде40 зимой, и узнали мы наверное, что он собирает против тебя великое множество людей, и это вернее». Конунг сказал: «Когда же он придет в наше княжество?». Эймунд отвечает: «Мне говорили, что он придет сюда через три недели». Тогда Ярицлейв конунг не захотел лишаться их помощи. Заключают они договор еще на двенадцать месяцев. И спросил конунг: «Что же теперь делать – собирать ли нам войско и бороться с ними?». Эймунд отвечает: «Это мой совет, если вы хотите держать Гардарики против Бурицлава конунга». Ярицлейв спросил: «Сюда ли собирать войско, или против них?». Эймунд отвечает: «Сюда надо собрать все, что только может войти в город, а когда рать соберется, мы еще будем решать, что лучше всего сделать».

Бой между братьями

Сразу же после этого Ярицлейв послал зов на войну по всей своей земле, и приходит к нему большая рать бондов. После этого Эймунд конунг посылает своих людей в лес и велит рубить деревья и везти в город, и поставить по стенам его. Он велел повернуть ветви каждого дерева от города так, чтобы нельзя было стрелять вверх в город. Еще велел он выкопать большой ров возле города и ввести в него воду, а после того – наложить сверху деревья и устроить так, чтобы не было видно и будто земля цела. А когда эта работа была кончена, узнали они о Бурицлаве конунге, что он пришел в Гардарики и направляется туда, к городу, где стояли конунги. Эймунд конунг и его товарищи также сильно укрепили двое городских ворот и собирались там защищать [город], а также и уйти, если бы пришлось. И вечером, когда наутро ждали рать [Бурицлава], велел Эймунд конунг женщинам выйти на городские стены со всеми своими драгоценностями и насадить на шесты толстые золотые кольца, чтобы их как нельзя лучше было видно. «Думаю я, – говорит он, – что бьярмы жадны до драгоценностей и поедут быстро и смело к городу, когда солнце будет светить на золото и на парчу, тканую золотом». Сделали так, как он велел41. Бурицлав выступил из лесу со своей ратью и подошел к городу, и видят они всю красоту в нем, и думают, что хорошо, что не шло перед ними никаких слухов. Подъезжают они быстро и храбро и не замечают [рва]. Много людей упало в ров и погибло там. А Бурицлав конунг был дальше в войске, и увидел он тогда эту беду. Он сказал так: «Может быть, нам здесь так же трудно нападать, как мы и думали; это норманны такие ловкие и находчивые». Стал он думать – где лучше нападать, и уже исчезла вся красота, что была показана. Увидел он тогда, что все городские ворота заперты, кроме двух, но и в них войти нелегко, потому что они хорошо укреплены и там много людей.

Сразу же раздался боевой клич, и городские люди были готовы к бою. Каждый из конунгов, Ярицлейв и Эймунд, был у своих городских ворот. Начался жестокий бой, и с обеих сторон пало много народу. Там, где стоял Ярицлейв конунг, был такой сильный натиск, что [враги] вошли в те ворота, которые он защищал, и конунг был тяжело ранен в ногу42. Много там погибло людей, раньше чем были захвачены городские ворота. Тогда сказал Эймунд конунг: «Плохо наше дело, раз конунг наш ранен. Они убили у нас много людей и вошли в город. Делай теперь, как хочешь, Рагнар, – сказал он, – защищай эти ворота или иди вместе с нашим конунгом и помоги ему». Рагнар отвечает: «Я останусь здесь, а ты иди к конунгу, потому что там нужен совет». Пошел Эймунд тогда с большим отрядом и увидел, что бьярмы уже вошли в город. Он сразу же сильно ударил на них, и им пришлось плохо. Убили они тут много людей у Бурицлава конунга. Эймунд храбро бросается на них и ободряет своих людей, и никогда еще такой жестокий бой не длился так долго. И побежали из города все бьярмы, которые еще уцелели, и бежит теперь Бурицлав конунг с большой потерей людей. А Эймунд и его люди гнались за беглецами до леса и убили знаменщика конунга, и снова был слух, что конунг пал, и можно теперь было хвалиться великой победой. Эймунд конунг очень прославился в этом бою, и стало теперь мирно. Были они в великой чести у конунга, и ценил их всякий в той стране, но жалование шло плохо, и трудно было его получить, так что оно не уплачивалось по договору.

Об Эймунде

Случилось однажды, что Эймунд конунг говорит конунгу, что он должен выплатить им жалование, как подобает великому конунгу. Говорит он также, что думает, что они добыли ему в руки больше денег, чем он им должен был жалованья. «И мы говорим, что это у вас неправильно, и не нужна вам теперь наша помощь и поддержка». Конунг сказал: «Может быть, теперь будет хорошо, даже если вы не будете нам помогать; все-таки вы нам очень помогли. Мне говорили, что ваша помощь нужна во всех делах». Эймунд отвечает: «Что же это значит, господин, что вы хотите один судить обо всем? Мне кажется, многие мои люди немало потеряли, иные – ноги или руки, или какие-нибудь члены, или у них попорчено боевое оружие; многое мы потратили, но ты можешь нам это возместить: ты выбирай – или да, или нет». Конунг сказал: «Не хочу я выбирать, чтобы вы ушли, но не дадим мы вам такого же большого жалованья, раз мы не ждем войны». Эймунд отвечает: «Нам денег надо, и не хотят мои люди трудиться за одну только пищу. Лучше мы уйдем во владения других конунгов и будем там искать себе чести. Похоже на то, что не будет теперь войны в этой стране, но знаешь ли ты наверное, что конунг убит?». «Думаю, что это правда, – говорит конунг, – потому что его знамя у нас». Эймунд спрашивает: «Знаешь ли ты его могилу?». «Нет», – говорит конунг. Эймунд сказал: «Неразумно не знать этого». Конунг отвечает: «Или ты это знаешь вернее, чем другие люди, у которых есть об этом верные вести?». Эймунд отвечает: «Не так жаль ему было оставить знамя, как жизнь, и думаю я, что он опасен и был в Тюркланде зимой, и намерен еще идти войной на вас, и у него с собой несметная рать43, и это – тюрки и блёкумен44, и многие другие злые народы. И слышал я, что похоже на то, что он отступится от христианства, и собирается он поделить страну между этими злыми народами, если ему удастся отнять у вас Гардарики. А если будет так, как он задумал, то, скорее всего, можно ждать, что он с позором выгонит из страны всех ваших родичей». Конунг спрашивает: «Скоро ли он придет сюда с этой злой ратью?». Эймунд отвечает: «Через полмесяца». «Что же теперь делать? – сказал конунг. – Мы ведь теперь не можем обойтись без вашего разумения». Рагнар сказал, что он хотел бы, чтобы они уехали, а конунгу предложил решать самому. Эймунд сказал: «Худая нам будет слава, если мы расстанемся с конунгом [когда он] в такой опасности, потому что у него был мир, когда мы пришли к нему. Не хочу я теперь так расставаться с ним, чтобы он остался, когда у него немирно; лучше мы договоримся с ним на эти двенадцать месяцев, и пусть он выплатит нам наше жалованье, как у нас было условлено. Теперь надо подумать и решить – собирать ли войско, или вы хотите, господин, чтобы мы, норманны, одни защищали страну, а ты будешь сидеть спокойно, пока мы будем иметь дело с ними, и обратишься к своему войску, когда мы ослабеем?». «Так и я хочу», – говорит конунг. Эймунд сказал: «Не спеши с этим, господин. Можно еще сделать по-иному и держать войско вместе; по-моему, это нам больше подобает, и мы, норманны, не побежим первыми, но знаю я, что многие на это готовы из тех, кто побывал перед остриями копий. Не знаю, каковы окажутся на деле те, которые теперь больше всего к этому побуждают. Но как же быть, господин, если мы доберемся до конунга, – убить его или нет? Ведь никогда не будет конца раздорам, пока вы оба живы». Конунг отвечает: «Не стану я ни побуждать людей к бою с Бурицлавом конунгом, ни винить, если он будет убит». Разошлись они все по своим домам, и не собирали войска, и не готовили снаряжения. И всем людям казалось странным, что меньше всего готовятся, когда надвигается такая опасность. А немного спустя узнают они о Бурицлаве, что он пришел в Гардарики с большой ратью и многими злыми народами. Эймунд делал вид, будто не знает, как обстоит дело, и не узнавал. Многие говорили, что он не решится бороться с Бурицлавом.

Эймунд убил Бурицлава конунга

Однажды рано утром Эймунд позвал к себе Рагнара, родича своего, десять других мужей, велел оседлать коней, и выехали они из города двенадцать вместе, и больше ничего с ними не было. Все другие остались. Бьёрн звался исландец, который поехал с ними45, и Гарда-Кетиль46, и муж, который звался Аскель, и двое Тордов. Эймунд и его товарищи взяли с собой еще одного коня и на нем везли свое боевое снаряжение и припасы. Выехали они, снарядившись, как купцы, и не знали люди, что значит эта поездка и какую они задумали хитрость. Они въехали в лес и ехали весь тот день, пока не стала близка ночь. Тогда они выехали из лесу и подъехали к большому дубу; кругом было прекрасное поле и широкое открытое место. Тогда сказал Эймунд конунг: «Здесь мы остановимся. Я узнал, что здесь будет ночлег у Бурицлава конунга и будут поставлены на ночь шатры». Они обошли вокруг дерева и пошли по просеке и обдумывали – где лучшее место для шатра. Тогда сказал Эймунд конунг: «Здесь Бурицлав конунг поставит свой стан. Мне говорили, что он всегда становится поближе к лесу, когда можно, чтобы там скрыться, если понадобится». Эймунд конунг взял веревку или канат и велел им выйти на просеку возле того дерева, и сказал, чтобы кто-нибудь влез на ветки и прикрепил к ним веревку, и так было сделано. После этого они нагнули дерево так, что ветви опустились до земли, и так согнули дерево до самого корня. Тогда сказал Эймунд конунг: «Теперь, по-моему, хорошо, и нам это будет очень кстати». После того они натянули веревку и закрепили концы. А когда эта работа была кончена, была уже середина вечера.

Тут слышат они, что идет войско конунга, и уходят в лес к своим коням. Видят они большое войско и прекрасную повозку; за нею идет много людей, а впереди несут знамя. Они повернули к лесу и [пошли] по просеке туда, где было лучшее место для шатра, как догадался Эймунд конунг. Там они ставят шатер, и вся рать также, возле леса. Уже совсем стемнело. Шатер у конунга был роскошный и хорошо устроен: было в нем четыре части и высокий шест сверху, а на нем – золотой шар с флюгером. Они видели из лесу все, что делалось в стане, и держались тихо. Когда стемнело, в шатрах зажглись огни, и они поняли, что там теперь готовят пищу. Тогда сказал Эймунд конунг: «У нас мало припасов – это не годится; я добуду пищу и пойду в их стан». Эймунд оделся нищим, привязал себе козлиную бороду и идет с двумя посохами к шатру конунга47, и просит пищи, и подходит к каждому человеку. Пошел он и в соседний шатер и много получил там, и хорошо благодарил за добрый прием. Пошел он от шатров обратно, и припасов было довольно. Они пили и ели, сколько хотели; после этого было тихо.

Эймунд конунг разделил своих мужей; шесть человек оставил в лесу, чтобы они стерегли коней и были готовы, если скоро понадобится выступить. Пошел тогда Эймунд с товарищами, всего шесть человек, по просеке к шатрам, и казалось им, что трудностей нет. Тогда сказал Эймунд: «Рёгнвальд и Бьёрн, и исландцы пусть идут к дереву, которое мы согнули». Он дает каждому в руки боевой топор. «Вы – мужи, которые умеют наносить тяжелые удары, хорошо пользуйтесь этим теперь, когда это нужно». Они идут туда, где ветви были согнуты вниз, и еще сказал Эймунд конунг: «Здесь пусть стоит третий, на пути к просеке, и делает только одно – держит веревку в руке и отпустит ее, когда мы потянем ее за другой конец. И когда мы устроим все так, как хотим, пусть он ударит топорищем по веревке, как я назначил. А тот, кто держит веревку, узнает, дрогнула ли она от того, что мы ее двинули, или от удара. Мы подадим тот знак, какой надо, – от него все зависит, если счастье нам поможет, и тогда пусть тот скажет, кто держит веревку, и рубит ветви дерева, и оно быстро и сильно выпрямится». Сделали они так, как им было сказано. Бьёрн идет с Эймундом конунгом и Рагнаром, и подходят они к шатру, и завязывают петлю на веревке, и надевают на древко копья, и накидывают на флюгер, который был наверху на шесте в шатре конунга, и поднялась она до шара, и было все сделано тихо. А люди крепко спали во всех шатрах, потому что они устали от похода и были сильно пьяны. И когда это было сделано, они тянут за концы и укорачивают тем самым веревку, и стали советоваться. Эймунд конунг подходит поближе к шатру конунга и не хочет быть вдали, когда шатер будет сорван. По веревке был дан удар, и замечает тот, кто ее держит, что она дрогнула. Говорит об этом тем, кто должен был рубить, и стали они рубить [веревку, держащую] дерево, и оно быстро выпрямляется и срывает весь шатер конунга далеко в лес. Все огни сразу погасли48.

Эймунд конунг хорошо заметил вечером, где лежит в шатре конунг, идет он сразу туда и сразу же убивает конунга и многих других49. Он взял с собой голову Бурицлава конунга. Бежит он в лес и его мужи, и их не нашли. Стало страшно тем, кто остался из мужей Бурицлава конунга при этом великом событии, а Эймунд конунг и его товарищи уехали, и вернулись они домой рано утром50. И идет Эймунд к Ярицлейву конунгу и рассказывает ему всю правду о гибели Бурицлава. «Теперь посмотрите на голову, господин, – узнаёте ли ее?» Конунг краснеет, увидев голову51. Эймунд сказал: «Это мы, норманны, сделали это смелое дело, господин; позаботьтесь теперь о том, чтобы тело вашего брата было хорошо, с почетом, похоронено». Ярицлейв конунг отвечает: «Вы поспешно решили и сделали это дело, близкое нам: вы должны позаботиться о его погребении. А что будут делать те, кто шли с ним?». Эймунд отвечает: «Думаю, что они соберут тинг и будут подозревать друг друга в этом деле, потому что они не видели нас, и разойдутся они в несогласии, и ни один не станет верить другому и не пойдет с ним вместе, и думаю я, что не многие из этих людей станут обряжать своего конунга». Выехали норманны из города и ехали тем же путем по лесу, пока не прибыли к стану. И было так, как думал Эймунд конунг, – все войско Бурицлава конунга ушло и разошлось в несогласии. И едет Эймунд конунг на просеку, а там лежало тело конунга, и никого возле него не было. Они обрядили его и приложили голову к телу, и повезли домой. О погребении его знали многие. Весь народ в стране пошел под руку Ярицлейва конунга и поклялся клятвами, и стал он конунгом над тем княжеством, которое они раньше держали вдвоем52.

Эймунд конунг ушел от Ярицлейва к его брату

Прошли лето и зима, ничего не случилось53, и опять не выплачивалось жалованье. Некоторые открыто говорили конунгу, что много можно вспомнить о братоубийстве, и говорили, что норманны теперь кажутся выше конунга. И настал день, когда должно было выплатить жалованье, и идут они в дом конунга. Он хорошо приветствует их и спрашивает, чего они хотят так рано утром. Эймунд конунг отвечает: «Может быть, вам, господин, больше не нужна наша помощь, уплатите теперь сполна то жалованье, которое нам полагается». Конунг сказал: «Многое сделалось от того, что вы сюда пришли». «Это правда, господин, – говорит Эймунд, – потому что ты давно был бы изгнан и лишился власти, если бы не воспользовался нами. А что до гибели брата твоего, то дело обстоит теперь так же, как тогда, когда ты согласился на это». Конунг сказал: «На чем же вы теперь порешите?». Эймунд отвечает: «На том, чего тебе менее всего хочется». «Этого я не знаю», – говорит конунг. Эймунд отвечает: «А я знаю наверное – менее всего тебе хочется, чтобы мы ушли к Вартилаву конунгу, брату твоему, но мы все же поедем туда и сделаем для него все, что можем, а теперь будь здоров, господин». Они быстро уходят к своим кораблям, которые были уже совсем готовы. Ярицлейв конунг сказал: «Быстро они ушли и не по нашей воле». Княгиня отвечает: «Если вы с Эймундом конунгом будете делить все дела, то это пойдет к тому, что вам с ним будет тяжело». Конунг сказал: «Хорошее было бы дело, если бы их убрать». Княгиня отвечает: «До того еще будет вам от них какое-нибудь бесчестие».

После того отправилась она к кораблям, и ярл Рёгнвальд Ульвссон с несколькими мужами, туда, где стояли у берега Эймунд и его товарищи, и было им сказано, что она хочет повидать Эймунда конунга. Он сказал: «Не будем ей верить, потому что она умнее конунга, но не хочу я ей отказывать в разговоре». «Тогда я пойду с тобой», – сказал Рагнар. «Нет, – сказал Эймунд, – это не военный поход и не пришла неравная нам сила». На Эймунде был плащ с ремешком, а в руках – меч. Они сели на холме, а внизу была глина. Княгиня и Рёгнвальд сели близко к нему, почти на его одежду. Княгиня сказала: «Нехорошо, что вы с конунгом так расстаетесь. Я бы очень хотела сделать что-нибудь для того, чтобы между вами было лучше, а не хуже». Ни у того, ни у другого из них руки не оставались в покое. Он расстегнул ремешок плаща, а она сняла с себя перчатку и взмахнула ею над головой. Он видит тогда, что тут дело не без обмана и что она поставила людей, чтобы убить его по знаку, когда она взмахнет перчаткой. И сразу же выбегают люди [из засады]. Эймунд увидал их раньше, чем они добежали до него, быстро вскакивает, и раньше, чем они опомнились, остался [только] плащ, а [сам] он им не достался54. Рагнар увидел это и прибежал с корабля на берег, и так один за другим, и хотели они убить людей княгини. Но Эймунд сказал, что не должно этого быть. Они столкнули их с глинистого холма и схватили. Рагнар сказал: «Теперь мы не дадим тебе решать, Эймунд, и увезем их с собой». Эймунд отвечает: «Это нам не годится, пусть они вернутся домой с миром, потому что я не хочу так порвать дружбу с княгиней».

Поехала она домой и не радовалась затеянному ею делу. А они отплывают и не останавливаются, пока не прибыли в княжество Вартилава конунга, и идут к нему55, а он принимает их хорошо и спросил – что нового. И Эймунд рассказал все, что случилось, – как началось у них с Ярицлейвом конунгом и как они расстались. «Что же вы теперь думаете делать?» – говорит конунг. Эймунд отвечает: «Сказал я Ярицлейву конунгу, что мы сюда, к вам, поедем, потому что я подозреваю, что он хочет уменьшить твои владения, как брат его сделал с ним, и решайте теперь сами, господин, – хотите ли вы, чтобы мы были с вами или ушли, и думаете ли вы, что вам нужна наша помощь». «Да, – говорит конунг, – хотелось бы нам вашей помощи, но чего вы хотите за это?» Эймунд отвечает: «Того же самого, что было у нас у брата твоего». Конунг сказал: «Дайте мне срок посоветоваться с моими мужами, потому что они дают деньги, хотя выплачиваю их я»56. Эймунд конунг соглашается на это. Вартилав конунг собирает тинг со своими мужами57 и говорит им, какой слух прошел о Ярицлейве конунге, брате его, – что он замышляет отнять его владения, и говорит, что пришел сюда Эймунд конунг и предлагает им свою помощь и поддержку. Они очень уговаривают конунга принять их. И тут заключают они договор, и оставляет конунг для себя его советы, «потому что я не так находчив, как Ярицлейв конунг, брат мой, и все-таки между нами понадобилось посредничество. Мы будем часто беседовать с вами и платить вам все по условию». И вот они в великом почете и уважении у конунга.

Мир между братьями Ярицлейвом и Вартилавом

Случилось, что пришли послы от Ярицлейва конунга просить деревень и городов, которые лежат возле его владений, у Вартилава конунга58. Он говорит об этом Эймунду конунгу, а тот отвечает так: «Это вы должны решать, господин». Конунг сказал: «Теперь надо сделать так, как было условлено, – что вы будете давать нам советы». Эймунд отвечает: «По мне, господин, похоже на то, что надо ждать схватки с жадным волком. Будет взято еще больше, если это уступить. Пусть послы едут обратно с миром, – говорит он, – они узшют о нашем решении». «А сколько времени тебе надо, чтобы собрать войско?» «Полмесяца», – говорит конунг. Эймунд сказал: «Назначь, господин, где встретиться для боя, и скажи послам, чтобы они сказали своему конунгу». И было так сделано, и поехали послы домой. С обеих сторон войско стало готовиться к бою, и сошлись они в назначенном месте на границе, поставили стан и пробыли там несколько ночей. Вартилав конунг сказал: «Что же мы будем здесь сидеть без дела? Не станем упускать победу из рук». Эймунд сказал: «Дай мне распорядиться самому, потому что отсрочка – лучше всего, когда дело плохо, и еще нет Ингигерд княгини, которая решает за них всех, хотя конунг – вождь этой рати; я буду держать стражу, господин». Конунг отвечает: «Как вы хотите».

Сидят они так семь ночей с войском. И однажды ночью было ненастно и очень темно. Тогда Эймунд ушел от своей дружины и Рагнар. Они пошли в лес и позади стана Ярицлейва сели у дороги. Тогда сказал Эймунд конунг: «Этой дорогой поедут мужи Ярицлейва конунга, и, если я хочу скрыться, мне надо было бы уйти, но побудем сначала здесь». После того как они посидели немного, сказал Эймунд конунг: «Неразумно мы сидим». И тут же слышат они, что едут и что там женщина. Увидели они, что перед нею едет один человек, а за нею другой. Тогда сказал Эймунд конунг: «Это, верно, едет княгиня; станем по обе стороны дороги, а когда они подъедут к нам, раньте ее коня, а ты, Рагнар, схвати ее». И когда те проезжали мимо, они ничего не успели увидеть, как конь уже пал мертвым, а княгиня вовсе исчезла. Один говорит, что видел, как мелькнул человек, бежавший по дороге, и не смели они встретиться с конунгом, потому что не знали, кто это сделал – люди или тролли. Поехали они тайком домой и [больше] не показывались. Княгиня сказала побратимам: «Вы, норманны, не спешите перестать оскорблять меня». Эймунд сказал: «Мы с вами хорошо поступим, княгиня, но не знаю, придется ли тебе сразу же целовать конунга».

Вернулись они в стан Вартилава конунга и говорят ему, что княгиня здесь. Он обрадовался, и сам стал сторожить ее. Наутро она позвала к себе Эймунда конунга, и когда он пришел к ней, сказала княгиня: «Лучше всего было бы нам помириться, и я предлагаю сделать это между вами. Хочу сначала объявить, что выше всего буду ставить Ярицлейва конунга». Эймунд конунг отвечает: «Это во власти конунга». Княгиня отвечает: «Но твои советы ведь больше всего значат». После этого идет Эймунд к Вартилаву конунгу и спрашивает его, хочет ли он, чтобы княгиня устроила мир между ними. Конунг отвечает: «Не скажу, чтобы это можно было посоветовать, – ведь она уже хотела уменьшить нашу долю». Эймунд сказал: «Ты будешь доволен тем, что у тебя было до сих пор?». «Да», – говорит конунг. Эймунд сказал: «Не скажу, чтобы это было [правильное] решение, – чтобы твоя доля не увеличилась, потому что ты должен получить наследство после брата твоего наравне с ним». Конунг отвечает: «Тебе больше хочется, чтобы я выбрал ее решение, – пусть так и будет». Эймунд конунг говорит княгине, что есть согласие на то, чтобы она устроила мир между конунгами. «Это, верно, твой совет, – говорит она, – и ты увидишь, в чем меньше зла и какому быть решению». Эймунд конунг сказал: «Я не мешал тому, чтобы вам была оказана честь».

Затрубили тогда, сзывая на собрание, и было сказано, что Ингигерд княгиня хочет говорить с конунгами и их дружинниками. И когда собрались, увидели все, что Ингигерд княгиня – в дружине Эймунда конунга и норманнов. Было объявлено от имени Вартилава конунга, что княгиня будет устраивать мир. Она сказала Ярицлейву конунгу, что он будет держать лучшую часть Гардарики – это Хольмгард, а Вартилав – Кэнугард, другое лучшее княжество с данями и поборами59; это – наполовину больше, чем у него было до сих пор. А Палтескью и область, которая сюда принадлежит, получит Эймунд конунг и будет над нею конунгом60, и получит все земские поборы целиком, которые сюда принадлежат, «потому что мы не хотим, чтобы он ушел из Гардарики». Если Эймунд конунг оставит после себя наследников, то будут они после него в том княжестве. Если же он не оставит после себя сына, то [оно] вернется к тем братьям. Эймунд конунг будет также держать у них оборону страны и во всем Гардарики61, а они должны помогать ему военной силой и поддерживать его. Ярицлейв конунг будет над Гардарики62. Рёгнвальд ярл будет держать Альдейгьюборг63 так, как держал до сих пор64.

На такой договор и раздел княжеств согласился весь народ в стране и подтвердил его65. Эймунд конунг и Ингигерд должны были решать все трудные дела66. И все поехали домой по своим княжествам. Вартилав конунг прожил не дольше трех зим, заболел и умер67; это был конунг, которого любили как нельзя больше. После него принял власть Ярицлейв и правил с тех пор один обоими княжествами68. А Эймунд конунг правил своими и не дожил до старости. Он умер без наследников и умер от болезни, и это была большая потеря для всего народа в стране, потому что не бывало в Гардарики иноземца более мудрого, чем Эймунд конунг, и пока он держал оборону страны у Ярицлейва конунга, не было нападений на Гардарики. Когда Эймунд конунг заболел, он отдал свое княжество Рагнару, побратиму своему, потому что ему больше всего хотелось, чтобы он им пользовался. Это было по разрешению Ярицлейва конунга и Ингигерд. Рёгнвальд Ульвссон был ярлом над Альдей-гьюборгом; они с Ингигерд княгиней были детьми сестер. Он был великий вождь и обязан данью Ярицлейву конунгу, и дожил до старости. И когда Олав Святой Харальдссон был в Гардарики69, был он у Рёгнвальда Ульвссона и между ними была самая большая дружба, потому что все знатные и славные люди очень ценили Олава конунга, когда он был там, но всех больше Рёгнвальд ярл и Ингигерд княгиня, потому что они любили друг друга тайной любовью70.

Комментарий

Мотив 1

Нападение Олава Харальдссона на Эйсюслу (о. Сааремаа)


Источники:

«Викингские висы» Сигвата Тордарсона (?F. XXVII. 9-10)

«Выкуп головы» Оттара Черного (?F. XXVII. 9)

HN (с. XVIII. 1–7)

?HLeg. (к. 9)

Fask (к. 27)

?HHkr (к. 7–8)

?Hperg2 (к. 22)

?H61 (к. 27)

?HFlat (к. 17)

Мотив, известный по «Истории Норвегии», «Легендарной саге», «Красивой коже» и нескольким редакциям «Саги об Олаве Святом» Снорри Стурлусона, восходит к поэмам скальдов Сигвата Тордарсона и Оттара Черного.

Сигват Тордарсон – исландский скальд первой половины XI в. (годы его жизни: приблизительно 995-1045) – был сначала скальдом норвежского конунга Олава Харальдссона, а затем его сына Магнуса Доброго (см. о Сигвате: Hollander 1940; Fidjestol 1982. S. 117–123; Poole 1993; Clunies Ross 1999. P. 55–72). Стихотворное наследие Сигвата велико (ср. комм, к мотивам 7.1, 10.5 и 14). «Викингские висы», рассказывающие о юношеских годах Олава, датируются 1014–1015 гг.; 2-я строфа этих вис (Skj AI. 223) сообщает о битве конунга Олава на Эйсюсле – о. Сааремаа (см. Этногеографический справочник).

Оттар Черный – исландский скальд XI в. Песнь «Выкуп головы» была сочинена им ок. 1023 г. Ее 6-я строфа (Skj AI. 291) также содержит упоминание Эйсюслы.

Совершенно очевидно, что строфа скальда Сигвата послужила источником для всех исландских вариантов этого мотива. Так, в «Легендарной саге» скальд не упоминается, но содержащаяся в тексте формулировка «и жизнью бонды были обязаны своим ногам» практически дословно (при помощи синонимов, которые в русском переводе передаются одинаково) воспроизводит текст висы: «бонды, те, которые бежали, жизнью обязаны были своим ногам, конунг». В «Красивой коже» перечисление подвигов Олава у Шхеры Соти, на Эйсюсле, в Финнланде, в Судрвике в Дании, на берегу Киннлимафьорда, в Англии у Лондонского моста завершается ссылкой на скальда («как говорит скальд Сигват»), но приводится лишь одна строфа его поэмы о битве у Лондонского моста. Снорри, вообще более обильно, чем его предшественники, цитирующий скальдов, приводит вису Сигвата, равно как и строфу из поэмы Оттара Черного. Именно информации Оттара Снорри обязан более подробным рассказом о битве на Эйсюсле. Во всех редакциях «Отдельной саги об Олаве Святом» Снорри текст тождествен приведенному выше тексту по «Кругу земному». Латиноязычная «История Норвегии» восходит в этой части, по мнению Г. Сторма (см. издание 1880 г.), к песни скальда Оттара.

Степень достоверности известий, основанных на показаниях скальдов, принимается исследователями как достаточно высокая (подробнее см.: Джаксон 1991а. С. 79–108). Поскольку речь об интересующих нас событиях идет в скальдических стихах, источнике, более надежном, нежели саги, и максимально приближенном по времени к описываемым событиям, сам факт нападения скандинавских дружин на о. Сааремаа в начале XI в. не вызывает сомнения; более того, вполне вероятным представляется и участие Олава Харальдссона в этих военных действиях. Однако необходимо оговориться, что «Викингские висы» Сигвата посвящены тому отрезку жизни Олава, когда скальд не находился при нем и даже не был с ним знаком. Нередко в своих стихах скальду Сигвату приходилось отображать те события, при которых он не присутствовал (ср. в комментарии к мотиву 14). В «Викингских висах» скальд не только не скрывает того, что использует сведения с чужих слов, но педантично это подчеркивает на протяжении поэмы (см.: Jesch 2010. Р. 107–108). И хотя его источник – «воспоминания людей» (стр. 1) и даже еще более неопределенное «они» (стр. 4), тем не менее рисуемые им картины получились весьма яркими и образными (см.: не просто «Эйсюсла», а «опустошенная Эйсюсла», и проч.), что заставляет исследователей предполагать наличие у него особого источника. Дж. Джеш высказывает весьма правдоподобное предположение, что информацию о юности Олава Сигват мог получить от своего отца, Тор да по прозвищу Скальд Сигвальди, который был очевидцем этих событий (см. в «Lausav?sur», 18 Сигвата: «.. fa?ir minn vas ?ar ?enna / ?orro?r…» – «.. был с ним и Торрёд, мой отец», или в «Саге о Магнусе Добром» у Снорри: «Он встретился с Олавом конунгом, когда тот ходил в викингский поход на запад» – КЗ. С. 382, 188), хотя и не видит возможности доказать его со всей строгостью (Jesch 2010. Р. 108).

Очевидно, что рассказанная источниками история военных подвигов юного (от 12-ти до 19-ти лет) Олава Харальдссона грешит преувеличениями. На основании саг и стихов скальдов создается впечатление, что Олав был вождем большого войска викингов и предводительствовал в немалом числе выигранных сражений. Но, как справедливо замечает Г. Тёрвиль-Питре, будучи сыном мелкого норвежского конунга, Олав мог лишь служить младшим военачальником (minor officer) в огромной армии датчан (Turville-Petre 1953. Р. 184–189).

Равно искажена висами и сагами хронология событий: согласно английским источникам, английский король Этельред II бежал во Францию в 1013 г.; если Олав и помогал ему, то это могло произойти лишь в 1014 г., а не в 1009 г., как следует из хронологии саг. Соответственно, рассказ о нападении Олава на Эйсюслу (о. Сааремаа) в 1008 г. (см. Введение к настоящей Главе) нельзя воспринимать как буквальное свидетельство о реальном, конкретном и в указанное время имевшем место событии.

Археологические материалы подтверждают факт частого нападения скандинавов в начале второго тысячелетия и. э. на побережье и острова Эстонии, в частности, Сааремаа и Муху (Кустин 1968. С. 169–172). Среди находок скандинавского происхождения в сааремааских древностях IX–XI вв. весьма велик процент предметов вооружения: это наконечники копий разных типов, мечи, поясные пряжки, бляшки и кольца, ножны мечей (Труммал 1979. С. 176–179).

Описанный в приводимых Снорри висах и в тексте саги обычай откупа от ограбления не являлся в средние века чем-то исключительным, а был, напротив, весьма распространен в эпоху викингов. Оттар говорит об откупе готландцев, не хотевших «отстаивать свою землю в битве против» Олава. А рассказ Снорри о предложенном (но не выплаченном и вылившемся в сражение) откупе жителей Эйсюслы, видимо, является расшифровкой слов скальда Сигвата: «не был сокрыт обман». Нападение Олава на эйстов, с которыми он договорился, по саге, о выкупе, можно объяснить тем, что он либо ждал обмана с их стороны, либо надеялся захватить в плен местных жителей. Последнее предположение подтверждается и словами саги, где о походе Олава и его людей в Финнланд (вслед за битвой на Эйсюсле) говорится, что они «взяли там мало добра и совсем не взяли людей» (?F. XXVII. 10).

Употребляемый Снорри применительно к эйстам термин boendir (ми. ч. от b?ndi «бонд, свободный общинник, крестьянин, хуторянин») не позволяет определить, кто перед нами, поскольку этим термином саги называют, помимо эйстов, и свободных исландских бондов, и русских крестьян XI в. Сагам в целом свойственна неразвитость социальной терминологии, особенно применительно к другим народам; ср: «конунг бьярмов» (Fms. IX. 319), «конунг финнов» (Fask. 106), «Вальда-мар, конунг из Хольмгарда» (?F. XXVI. 230).

Сообщение «Истории Норвегии» разительно отличается от исландских текстов. Прежде всего, известие о том, что О лав зимовал «в том городе, который мы называем Хольмгардией» (т. е. в Новгороде), «вместе со своим многочисленным флотом», не соответствует реальному местоположению Новгорода, лежащего в верховьях Волхова, изобиловавшего труднопроходимыми порогами, требовавшими перегрузки с морских судов на речные плоскодонные суда (см.: Кирпичников 1979. С. 95). Саги нередко говорят о том, что, возвращаясь из Новгорода в Скандинавию, путешественники останавливаются в Ладоге, садятся на корабли. На основании этих известий Е. А. Рыдзевская заключила, что суда, ходившие по Балтийскому морю и по Волхову от Ладоги до Новгорода, были разных типов и смена их происходила в Ладоге (Рыдзевская 1945. С. 63; ср.: Джаксон 1999а). Анализ письменных и археологических источников подтвердил, что с середины VIII до середины XI в. Ладога служила портом для больших морских судов (Сорокин 1993). Сомнительно, чтобы Олав мог находиться в Новгороде со своим боевым флотом. Вероятнее всего, в этом известии отразилось народно-этимологическое осмысление топонима H?lmgar?r (возникшего из славянского *Хълмъ-городъ – см. Этногеографический справочник) как «города на острове». (Явление того же порядка – рассказ «Саги о фарерцах» о военных действиях «на островах и мысах» Хольмгарда – см. Прилож. VII.) Однако возможность зимовок Олава на Руси в начале его пиратской деятельности не отрицается исследователями. X. Кут полагает, что как раз в этом известии «Истории Норвегии» и заключено объяснение того, почему в конце своей жизни, в критической ситуации, сложившейся у него на родине, Олав отправился именно на Русь (Koht 1921. S. 125).

В «Истории Норвегии» содержится нигде более в скандинавских источниках не встречающаяся характеристика острова Эйсюсла (Сааремаа) как «весьма обширного и густо населенного»; вновь говорится о данях, выплачиваемых Олаву жителями Готланда, но также и Эланда; кроме того, сообщается (чего опять же в древнеисландских источниках нет) о «немалых поражениях», нанесенных Олавом куршам. (О топониме Курланд см. Этногеографический справочник.)

См. стихотворные переводы скальдических строф, выполненные О. А. Смирницкой для издания «Круга Земного»:

Столп дружин! Склонился
Люд готландский к дани,
Не дерзая землю
Отстаивать сталью.
Рать Эйсюслы, силы
Истощив, бежала,
Вволю поживились
На востоке волки.

(КЗ. С. 169)

Срок минул, и Олав
Вдругорядь шел ратью
– Князь их козни сразу
Узрел – на Эйсюслу.
Люди не искали
Смерти в рети. Многим
В бегстве только ноги
Жизнь спасали, княже.

(КЗ. С. 170)

Мотив 2

Пророчица в Аустрвеге (на Восточном пути)


Источник:

?HFlat (к. 25)

Рассказ «Саги об Олаве Святом» по «Книге с Плоского острова» о вторичном за годы юношеских странствий пребывании Олава в Аустрвеге (о топониме см.: Этногеографический справочник) совершенно очевидно является поздней вставкой. Он не встречается ни в одном другом источнике, а кроме того, явно нарушает стройную логику перемещений Олава: из Франции, как сообщают другие источники, он плывет в Англию, далее – на север вдоль берегов Англии до Нортумбрии, а оттуда – в Норвегию. Более того, вся ранняя история Олава, с того момента как в 12 лет он ступил на боевой корабль, – это цепь сражений, п